Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

53 страниц V  « < 51 52 53  
Ответить в данную темуНачать новую тему
> "Сейчас", моё первое творение
Рейтинг 4 V
Ариша
сообщение 22 Январь 2017, 21:39
Сообщение #781



Иконка группы

Группа: Бывалый
Сообщений: 1291
Регистрация: 8 Май 2011
Из: Челябинск
Пользователь №: 8905



8 глава.

- Это признание Вас правителем, Милорд, - констатировал факт чисс. Так сухо и бесцветно произносить слова мог только Траун.
Повелитель Тьмы сложил руки на подлокотники своего рабочего кресла, продолжал читать прошение народ Инчорр. Лет пятнадцать назад, а лучше двадцать пять лет назад, он бы счёл это своим триумфом, но сейчас это вызывало только смешанные чувства негодования и пренебрежения. Три тысячи участников неудавшегося государственного переворота по приказу Лорда Вейдера были приговорены к смертной казни. Основные обвинения преступникам были предъявлены не за попытку свержения правящего правителя, а за преднамеренную организацию незаконного вмешательства сторонних военных сил. Что в свою очередь приравнивалось к измене и каралось смертной казнью. Остальные судебные разбирательства после этого высшее руководство не касались. В числе этих трёх тысяч оказались деятели культуры, науки, политики и других общественных организаций, которые большое значение имели для звёздной системы. На столько большое, что после обнародования списков признанных виновных, было создано прошение от лица всего Инчорр, в котором народ «молит правителя о прощении и амнистии» для ста восемнадцати граждан, которые «внесли неоценимый вклад в историю, жизнь и развития всего народа Инчорр». Небольшая звёздная система на границе с Новой Республикой признавала власть Главнокомандующего,не сопротивляясь его воли, не бунтовала, не требовала и не спорила с его решением, она просила прощения для своих граждан.
- Предателей нельзя прощать,- прокомментировала документ Мара, которая по этическим соображениям считала, что Лорд должен был его увидеть.
- Сто восемнадцать граждан на столько важны для Инчорр, что народ решился просить за них помилования у Повелителя Тьмы, – Гранд-адмирал сплёл пальцы между собой, положив локти на стол. Его забавляла данная ситуация, хотя такое состояние у чиссов называлось ситуативным анализом. Трауну было интересно, как Вейдер будет выходить из данной ситуации. И, по мнению Джейд, он специально стал её оппонентом, увеличивая сомнения ситха. Хотя бы пока им разрешено было говорить. – Это покорное признание протектората флота и Лорда Вейдера как верховной инстанции своего мира.
- Но создание прецедента приведёт к размягчению…
- Народ верит в Главнокомандующего – это надо поощрять.
- Предательство необходимо рубить на корню, - стояла на своём статс-секретарь, - в противном случае мы погрязнем во внутренних междоусобицах.
… к основному прошению были прикреплены личные дела тех, для кого просят амнистии, со всеми наградами и званиями. Бегло пролистывая списки, Вейдер вполуха слушал своих советников. Он был вынужден признать, что Великая Сила, единственный источник, который он готов был слушать, была молчалива в такие минуты, и ему ничего не оставалось, кроме как допускать к таким дебатам своих приближенных.К его благу и помощи, советники никогда не сходились во мнениях, но учитывая опыт Республики, он не искал компромисс, это было бесполезно. На двух мостах долго не устоишь, и пример Амидалы был тому подтверждением, а у неё опыта было много больше, чем у него.
- Вера в правителя… - монотонно гнул своё Траун, его красные глаза напоминали эфир: такие же необъяснимые и почти не возможные для восприятия. Но Мара старалась не смотреть в них, стремясь сохранять максимум холодности и спокойствия:
- Эти существа вынесли внутренний конфликт за наши границы, привлекли в наши дела Республику и чуть не развязали очередную войну.
- Новая Республику наш союзник.
- На тот момент «Союз» был не подписан.
- Они не были осведомлены об этом.
Откинувшись на спинку кресла, Лорд пустил слабый импульс в Силе, желая, чтобы все замолчали. Статс-секретарь лучше и чётче других чувствовала такие приказы, тут же реагируя на них, остальные же, ощущали их, но с меньшей остротой, поэтому старались ориентироваться именно на поведение Джейд. Траун эмоции и желания ситха чувствовал меньше остальных, но больше остальных отличался внимательностью и проницательностью.
- Амнистию согласовать, - пробасил молодой правитель, который чувствовал себя ужасно старым, - всех, кто в этом списке, отпустить…
- Милорд… - почти шёпотом, с долей разочарования произнесла не согласная с таким решением Мара. Но Лорд продолжил:
- Судебные дела прекратить,– сиплое дыхание Вейдера разносилось по всему кабинету, механический бас был спокоен и холоден. «Как обычно», - отметила про себя Мара, готовясь зарегистрировать приказ. – Со всех должностей и постов снять, наложить запрет на занятия деятельностью, которыми были задействованы граждане в момент совершения преступлениями. Вето до конца жизни.
Таких условий не ожидал даже Траун:
- Милорд, в списке профессора, академики и деятели культуры.
- Есть вещи пострашнее смерти, - философски ответил ситх.– За предательство надо платить. И их цена – дело всей жизни.
Мара осторожно посмотрела на Лорда, и аккуратно произнесла:
- Среди них есть и профессора, чьи научные труды наверняка могут быть нам полезны. А так же эксперты в других прикладных областях. Вы хотите оставить без работы сто лучших граждан Инчорр. Возможно, мы бы смогли их задействовать в своих интересах?
Вербовка и дальнейшая работа на флот стала систематичной в последние годы. Иногда Милорд и его подчиненные считали, что выгодней использовать, чем уничтожать. Мара считала, что изменников надо уничтожать, но раз главком решил сохранить им жизнь, она хотела по максимуму выжать из этих жизней.
- От некоторых существ польза -это способность не вредить, - спокойно ответил Вейдер, заготовив ещё одно условие амнистии.-И гарант этой «пользы» будет встречная ответственность помилованных граждан перед просящими. В случае нарушения моего приказа хоть одним амнистированным,смертная казнь грозит и тем, кто просил за него.
В справедливости такого решения вслух сомневаться никто не стал. Просить милосердия у Повелителя Тьмы изначально было плохой идеей, и даже его советники не могли предположить, что ситх всё так вывернет. Он создал прецедент, который навряд ли кто-либо ещё решит повторить.
- Жёсткое решение, - прокомментировал Траун.
- И мудрое, - с долей восхищения Мара уже забивала в коммутатор распоряжения.
Под непроницаемой маской Вейдер самодовольно ухмыльнулся, подавая знак, что все могут быть свободны. Чувство усталости постоянно накатывало с новой силой, он хотел побыть один, разгрузить голову от своры мыслей и просто посмотреть на звёзды. Джейд отчётливо чувствовала его накатившую меланхолию, быстро свернула документы и вышла. Чисса же мало интересовали его желания, особенно те, которые он не произносил вслух.
- Вы – дивергент своего вида, Лорд Главнокомандующий,– без единой интонации в голосе начал Траун:- как и своей религии в целом.
Лорд уже практически привык к своеобразной без эмоциональной манере речи чисса,и к темам, которые он задевал. Вейдер не любил тратить время впустую,не нуждался и в оценочном мнении, но чисс вынуждал его выходить на диалог:
- Не думаю, что Вы обладаете достаточной информацией для подобных выводов.
-Касательно религии или вашего вида? – уточнил синекожий.
- Я допускаю, что Вы знакомы с человеческой природой в достаточно мере для заключения таких выводов, - поддержал разговор ситх, - но вот о Силе вы знаете меньше, чем полагалось бы.
- Ваши верования меня мало интересуют. Они субъективны и абстрактны. Метаморфозные проявления её не несут конструктивного отличия вашей религии от прочих.
Если бы он мог обречённо вздохнуть, то он бы сделал именно так. Но Великая Сила лишила его этого маленького удовольствия,взамен дав гораздо больше, чем он мог ожидать. Но сейчас в глубине душе он старательно пытался замять своё уже хроническое раздражение по поводу суждений существ, которые никогда не касались и не имеют ни малейшего понятия о Великой Силе, но которые так же резко и решительно судили её, отношение к ней и её использование. Мира с чиссом просила именно сама Великая, и он должен был признать, что ему давно не хватало именно такого критичного, независимого и конструктивного собеседника, который на всё смотрит под другим углом. Первичные ощущения его не подводили: поводов для разговора с чиссом было гораздо больше, чем для войны. Траун так же это осознавал, и Вейдеру хотелось верить, что и он так же это ценит. Многолетний опыт нахождения при дворе Палпатина научил обоих, что нельзя никому верить, и что только личные выгоды способны удержать разумное существо от предательства или удара в спину. Беря в расчёт амбиции Гранд-адмирала, Вейдер решил, что держать его поближе к себе будет самым разумным. К тому же, тот пост, который предложил ему Главнокомандующий в новом государстве даёт гораздо больше возможностей и влияния, чем мог получить сам чисс, вступи он в одиночную борьбу против Вейдера и Новой Республики. По завершению их работы в Чисском секторе, Траун накрепко будет связан с интересами флота ситха и в нём самом во главе флота. И как следствие: не опасен для его власти.
- Не повторяйте человеческой ошибки, Гранд-адмирал: Не судите то, с чем мало знакомы.
- Рассматривая вопрос конструктивно, то можно утверждать, что мы с окружающей и населяющей средой практически не знакомы.
- Именно.
- Именно исследования, наблюдения и анализ полученных данных может дать нам долю процента информации об изучаемом объекте.
- Что Вы хотите сказать, Гранд-адмирал? – устало задал прямой вопрос ситх.
- Что Ваша религиозность должна Вас сковывать, ограничивать догматами, сводить Ваши суждения на примитивные слоганы без концептуального решения…
- На всё воля Силы… – не удержал язык Вейдер.
- При всей совокупности именующихся фанатичных признаков, Вы показываете стабильный выход за рамки религиозных суждений, ища новые методы решения поставленных перед вами задач.
- На всё веления Силы, - уже с сарказмом повторил Вейдер, осознавая, что чисс не поймёт его иголок.
-Такое же не характерное поведение вы показываете и при взаимодействии с Дармин Арти, - решился пройтись по самому сложному, чисс откинулся на спинку стула, ожидая реакции. Но Вейдер заметил его размеренное движение корпусом, и предпочёл остаться неподвижно, позволив себе под маской закрыть глаза. Приглашая Трауна лично на переговоры с Арти, он предполагал, что проницательный чисс уже вычислил их сложные взаимоотношения, имея разведданные о случившемся при захвате «Лусанкии».Плачевный опыт Айсард был всем уроком – Арти не та женщина, которую стоит брать в плен. – Демонстрируя не свойственную мягкость, Вы эффективно и жёстко выходите из ситуаций, в которые она Вас загоняет.
- Решение по «Лусанкии» было вынужденной мерой, - недовольно комментировал Вейдер, желая уйти со скользкой темы: меньше всего он хотел, что бы его подчиненные считали, что Арти имеет на него такое влияние, которое она имеет на самом деле.
- Отправить корабль на Дальние Рубежи просто,- не согласился с ним Гранд-адмирал, - а вот вернуть его задача посложнее. Пять лет достаточный срок, чтобы оставить «Лусанкию» на значительно более длительное время.
- Надеюсь, что Вы правы.
- «Сверхдальний перелёт» тому яркое подтверждение.
Развернувшись, Вейдер прямо посмотрел на чисса, заглядывая в его красные глаза:
- Наша экспедиция должна быть успешнее «перелёта» и результативнее, – тоном приказа отчеканил он.
- Приложим все необходимые усилия.

***

Вспышку её раздражения с примесью злости он почувствовал даже через сон, Люк тут же проснулся, переворачиваясь на другой бок, где сидя на кровати Мара что-то читала на датападе.
- Что случилось? – прочистил он горло, пододвигаясь к ней поближе.
-Ничего особенного, - хрипло и холодно ответила Мара, погладив его по голове, считая, что лёгкий жест снимет его обеспокоенность, и он снова уснёт. Не уснул.
- Если ты не научишься отключаться и отдыхать, - Скайуокер протянул руки, обнимая, и притянул к себе, - то и работать полноценно не сможешь.
Сжав целюсь от раздражения, она опустила руки, позволяя себя уложить, не отпуская датапад. Люк пошебуршился, укладываясь, обнимая её, и притих.
«Три, два, один» - просчитала про себя Мара, и, услышав характерное сопение, снова открыла отчёты разведки. Длительное расследование и поиск принесли немного плодов, но она хотя бы знала, что на этот разимеется дело с мужчиной: Шейван. Именно такое имя дал ему Палпатин. Под каким он сейчас работал, пока было не известно. Специализировался Шейванна диверсиях взрывного характера, пиротехнике и прочих крупномасштабных разрушениях.У неё даже родилось предположение, что теракт на «Исполнителе» воплощала не Бри, а именно Шейван. По крайне мере его следы, как ей казалось, шли именно с тех времён. Император предполагал провал своих рук и использовал всех сразу. Результат был бы много эффективней, работая они все в единой команде.
- Ты спишь меньше шести часов в сутки, - пробормотал опять проснувшейся Люк.
- Да, – ответила она, даже не замечая отсутствия вопроса в голосе.
- Ты почти не медитируешь.
- Мне некогда.
- Тебе нужен отдых.
- На том свете отдохну.
- Мара…
- Отстань. Спи, давай.
Прижав её сильнее к себе, он снова уснул. Его сон стал плотнее, тугим и мягким одеялом повис над ней, маня безмятежным спокойствием и нежным теплом.Медленно сантиметр за сантиметр он накрывал, согревая, успокаивая. Как капризное дитя, он заботливо укутывал её, убаюкивая Силой. Глаза стали слипаться.
- Ситхов сын – выругалась рыжая сквозь зубы, и выключила датапад, обещая себе, что завтра устроит ему выволочку.

***

Белые металлические коридоры больше ничем не напоминали мрачные ободранные переходы тюрьмы СИБ с надзирателями, камерами дознания и с тёмной безысходностью. Светлые помещения, меддройды, сканеры и медперсонал обновлённой «Лусанкией» жили своей размеренной и активной жизнью, направляя все силы на исцеление тел, а иногда и душ.
Это очень радовало Падме и отпускать корабль на пять лет она не хотела. Это сулило много опасности, не просчитываемых и непредсказуемых последствий, а так же оторванность от Центральных систем приведёт к устареванию профподготовки специалистов, которых она так тщательно выбирала. Ей всегда доставляли удовольствия отчёты главного врача и капитана флагмана. Хотя руководящий состав корабля не был в восторге от перевода под командование Лорда Главнокомандующего, новость они приняли спокойно.Доктор Ален Дэшен развеял её опасения, заверив, что «Лусанкия» как и прежде будет заниматься практикой и научно-исследовательской деятельностью, а дополнительные ресурсы и изучение тех же чиссов будут способствовать дальнейшему развитию медицины.
Будучи уверенной в должном обеспечении, Арти заботилась о сохранности своих надёжных и проверенных кадров.
Шагая по обновлённому кораблю, в который она столько вложила своих сил, времени, а самое главное – свои мечты и желания, этот корабль, она снова должна отдать ему. И от этой мысли ей становилось не по себе, а грудь сжимала тоска. Всё было честно, по разуму и по совести, но не по её сердцу, которое вновь рвалось на части. Со времён уничтожения Республики, «Лусанкия» стала её первой отдушиной, это был проект, которым она занималась для себя. Каркас, несущие основы, отсеки и палубы, всё в этом корабле она восстанавливала, как саму себя. Вкладывая в это больше, чем душу. Этот корабль, должен был стать её собственным отражением. Её. Но судьба и Сила распорядились иначе. Эта восстановление спонсировал Вейдер, и он по праву хотел его использовать для своих целей.
Она честно продала своё творение за общее благо.
Опять.
И снова ему.
Оглядев новую посадочную палубу, на которую садился шаттл с доктором Нерарсом на борту, щемящая тяжесть внутри стала уходить. Накатившиеся эмоции отступили, выпуская давно затаившееся внутреннее доверие. Не смотря, на всю жестокость, предательства и измены, Вейдер смог уберечь Люка и Лею, сумел заполучить их доверие с любовью, не смотря ни на что. А уж этот корабль он убережёт, как и её саму.
- Рада Вас приветствовать, доктор, -лучезарно улыбнулась она, встречая седого мужчину, - позвольте сопровождать Вас сегодня.
- Я тоже рад Вас видеть, любезнейшая! Премного благодарен за оказанную Вами честь, - Нерарс поклонился и поцеловал руку.Главный врач «Исполнителя» относился к очень редкому и ценному типу врачей, которые мало того, что имели огромный талант к своему делу, невероятное упрямство и любовь к медицине, так ещё и совмещали великолепные административные способности. Не говоря уже об огромном опыте и бескрайней преданности доктора к самому Лорду. Одно время Падме даже думала переманить Нерарса к себе, но наведя справки и собрав необходимую информацию, решила отказаться от этой идеи. Напрасная трата бесценного времени.
По словам главного врача «Лусанкии» АленfДэшен«опыт доктора Нерарса в организации работы медцентра во время военных действий» был уникальным, и Дэшен с энтузиазмом воспринял возможность поработать с ним.
- Ваша работа в битве приУр вызвала моё искреннее восхищение,– произнесла Арти, провожая доктора по палубе, решив, что личное знакомство с этим весьма независимым человеком, лишним не будет. - Надеюсь, что Ваше сотрудничество с доктором Дэшен поможет структурировать работу нашего мед.пункта до такого же совершенства.
- Под моим началом было гораздо меньше сил и средств, чем есть на «Лускании», - нехотя вступил в разговор доктор, равнодушно осматривая всё вокруг, -так что вряд ли мои скромные познания окажутся сколько-нибудь полезными для Вас. Тем более, что условия битвы и относительно мирного использования - несколько различаются в плане организации медицинского обеспечения.
- Именно по этой причине, Ваше вмешательство в работу «Лусанкии» будут необходимы, перед её многолетней миссией. «Лусанкия» отчасти является исследовательским центром, а в боевых действиях была несравнимо меньше, чем «Исполнитель».
- Я посмотрю, миледи,что в моих силах. И что мне будет позволено сделать на Вашем судне.
Нежелание выходить доктора на открытый диалог, было вызвано предполагаемым в будущем назначением Сержа Нерарса. Доктор был первоклассным специалистом в своей сфере и на своём месте, и имел достаточный уровень доверия Лорда Вейдера, чтобы тот решил вывести его на большую политическую арену. Самого доктора о желании, разумеется, никто не спрашивал. Официальный визит на «Лусанкию» был только началом.

***

Приказ об общем совещании главного командования пришёл ранним утром, ровно за три минуты до начала рабочей смены Град-адмирала Пиетта. Ознакомившись со списком приглашённых, Фирмус быстро переодел мундир на более торжественный.
Адмирал Даала и Траун присутствовали на флагмане лично, что ставило их в первый круг доверенных Лорда. Правая рука Главнокомандующего уже был ознакомлен с предстоящими назначениями, и понимал, что экс-имперцы высшего порядка, такие как Гранд-адмирал Гранджер, Питт и Макати не могли не занять места советников при ситхе. Где-то глубоко внутри он ещё надеялся, и боялся одновременно, что Лорд и его задвинет в пользу молодого Нерха, но Вейдер лично опроверг его опасения, а потом поставил ряд первостепенных задач, после которых, адмирал честно захотел подать в отставку.
- Вы пессимист, адмирал, и недооцениваете себя, - злобно усмехнулся Лорд, замечая, как побледнел его помощник.
- Да, милорд, мне об этом часто говорят. Приложу все усилия для выполнения.
На предстоящем совещании обязаны были присутствовать десять адмиралов высшего чина для обсуждения общих вопросов. В этот список входили и официальные представления Гранд-адмирала Трауна, как советника по внешним политическим вопросам и Гранд-адмирала Даалы, как советника по внутренним делам. Макати в своё время просил Пиетта поспособствовать, чтобы он не соприкасался с чиссом, Фирмус сделал всё что смог, и теперь, работа Афшина будет больше связанна с единственной женщиной-адмиралом в истории, с НатасиДаалой. Астабильная работа с чиссом ждала Заарину, Терра, Гратора,Питта и Гранджера, которые, как и прежде, будут следить за границами. Ему же в помощь достался всё тот же молодой и амбициозный Нерх. Он даже пообещал Катиси, что преодолеет свою паранойю и сработается с ним.

***

Запланированную медитацию он отодвигал уже в четвёртый раз, не говоря уже о сне. Собрания, совещания, переговоры, отчёты, доклады, приказы и колея решений.Когда-то он в молодости мечтал стать Императором. Глупец! Подавив в себе желание глубоко вздохнуть, потянувшись к Силе за спокойствием и энергией, он активировал список, концентрируясь на предстоящей встрече. Точнее со связью с Корусантом. При всей глупости и нежелании этого занятия, ему нужно было переговорить с действующим канцлером Новой Республики.
Имея взаимную неприязнь, канцлер появилась в голоизображения сидя, Вейдер так же не стал подниматься. Подписанный «Союз», предписывал ежемесячную встречу и длительный разговор с этой дамой ещё на пять лет.
- Рада Вас приветствовать, Лорд.
- Давайте без лишних любезностей, канцлер, - обрезал ситх, - на наших территориях были замечены Ваши корабли, без обозначающего сигнала «Союза» и без дополнительного разрешения.
Этот разговор он бы с удовольствием свалил на Амидалу, но она была занята передачей «Лусанкии».
- Представьте доказательства Ваших слов, Милорд.
- Они уже были отправлены в Ваши ведомства, канцлер. Я Вас предупреждаю, не испытывайте моё терпения, его и так мало.
- Я прикажу разобраться с инцидентом, если он будет подтвержден. Скопление Ваших сил в системе Нургун настораживает нас.
- Это наша территория. Вас это не должно касаться.
- Безопасность и спокойствие всей Галактики – эта наша общая забота, Главнокомандующий.
- И с каких это пор Вас волнуют Внешние рубежи?
- С самого начала, Милорд, и Вы не ответили на мой вопрос.
- Отвечать на Ваши вопросы, канцлер, или нет, я буду решать сам. Вы лучше за своими людьми следите, Соло не сможет постоянно Вас спасать.
- Это угроза?
- Это предупреждение.
«Пустая трата времени», - подтвердил для себя Вейдер, потратив драгоценных тридцать минут на препирательство с Мотмой. Возможно, по возвращении Леи в столицу, взаимодействие Новой Республики и работы «Союза» прекратят отнимать у него столько времени.
Лея… дочь уже пару месяцев как была на Хейпанских территориях. Её яркое и размеренное сияние отчётливо отдавалось в Силе, распуская около себя мягкое свечение. Ей там было хорошо, безопасно, но ему было неспокойно за неё. Он не мог понять, с чем это связано и как. Она часто являлась в его сны, спокойная, сдержанная, и, как полагалось ей по статусу, – величественная, но с грустными, несчастными глазами. Ни смерти, ни опасности, ни горячего адреналина, которые так часто яркими вспышками мерцали около обоих детей.Он видел её живой и целой, но с пустыми глазами, с такими, которые он боялся сильнее смерти. Рядом с ней была Сила, защищая монолитным куполом от грядущих опасностей, но это не спрячет её от чего-то очень важного…
Иногда, перед редким сном, он отправлял слабый импульс дочери, не с вопросом, не с убеждением или беспокойством, он был простым потоком и странным желанием убедиться, что с ней всё в порядке. Она так же нейтрально отвечала, даря сдержанную улыбку, и после этого он засыпал, падая в объятья Силы.

***

Тонкое серебряное плетение скользило между пальцами. Тонкая и изящная, не стандартно длинная цепочка, могла подойти только под один кулон.
- Память надо уметь носить, - улыбнулась племянница, улыбкой своей матери. – Она сказала, что ты знаешь для чего она.
Падме улыбнулась, но к глазам подкатились слёзы. Сквозь парсеки сестра чувствовала её сомнения, и по возможности передавала такие маленькие и приятные советы. Тётя обняла Пуджу, хотя это бывало крайне редко.
Цепочка… Великая Сила, Сола помнила о кулоне из дерева, которое до сих пор оставалось серебряным, и который до сих пор она носила с собой.Подарок, подаренный тридцать пять лет назад, как и прежде хранил её, и, наверное, всё же приносил удачу.
- Знаю, - прошептала Падме.
Серебряная нить окончательно развеяла её сомнения, и, вздохнув полной грудью, она сосредоточилась на вопросах представителя Набу. Сенатор Наббери прилетела с официальным визитом по вопросам «Союза».Времени у них было не так много, сенатора ждали дома, с определёнными ответами, а Падме твёрдо настроилась поговорить с сыном.
Нереальная мысль зародилась в ней давно, она стоически отгоняла её от себя, убеждая в нереальности её воплощения, но чем дальше она улетала от Корусанта, тем большее надежды в ней зарождалось. За последние годы много случилось того, чего быть не могло. И она позволила себе помечтать. С внутренним разрешением пришли и возможные методы воплощения этого желания. Но сомнения и страх неудачи сковывали её, раньше, а сейчас она готова была рискнуть.
- Насколько можно верить этой информации? – сын напрягся всем телом, всматриваясь в записи. Скептицизм был оправдан, она сама не верила своим глазам:
- Настолько, что я намерена слетать лично и всё перепроверить.
- Я лечу с тобой.

***

Поправив потёртую куртку, Хэн пошаркал гладкий подбородок. Сегодня он даже побрился. Он оглядел пустую площадку в лёгком волнении, хотя причин для этого не было. Его принцесса предпочла вернуться в столицу по-тихому, сообщив о прилёте только ему. А это значит, что его ждут тёплые объятья, сладкий поцелуй и весь оставшийся день прекрасного времяпровождения. Как он этого ждал! Хотя его последние разногласия с Мадиной могут всё испортить, Лея ещё никак не откомментировала его замечания в адрес генерала. Хотя, не замечания, а прямые обвинения и в целом, эта история может надолго затянуться.
Передёрнул он плечами, когда увидел в небе странной формы, расписной, отливающий золотом хейпанский шаттл. Правая бровь скептически поползла вверх: у Республики для своих принцесс транспорт кончился? Что это?
Сказала бы, так он её и с этого их дракона на «Соколе» забрал!
Но все недовольно-возмутительные мысли пропали, когда трап опустился и лёгкой, почти летящей походкой к нему сошла Лея. Его Лея -величественная, в воинствующем бордовом камзоле, с длинными косами, и вместе с тем же – безумно хрупкая и изящно точёная. Она счастливо улыбалась, обхватывая его шею руками:
- Как Ваши дела, генерал?
- Теперь отлично, Ваша Лучезарность! - поцелуй был долги и сладкий. – Может мы с Вами сразу…
- Отличная идея, генерал, но сперва, мне нужно отправить одно сообщение принцу Изольдеру.
Спина стала каменной, а довольная улыбка исказилась в гримасу.
- Так… - сильней прижал её к себе кореллианин, - ты с этим принцем итак была три месяца, я думал, что ты вернёшься, и я больше о нём не услышу.
- Хэн, это деловые отношения, - не отпуская его, Лея мягко хотела успокоить ревнивого генерала, - я и была там так долго, чтобы наладить уверенные и надёжные отношения с хейпанцами. По возвращению нужно будет их поддерживать. Мне нужно отправить всего одно сообщение, и чем быстрее я его отправлю, тем быстрее ты перестанешь дуться на меня.
Спорить с ней было бесполезно, и обречённо вздохнув, Хэн уступил. Слушая о прекрасном мире хейпанов, а так же про их столицу, богатство, процветания и прочие прелести закрытой жизни, Соло даже стало как то неуютно в его скромной потёртой куртке, не говоря о том, что завтра он планировал увести принцессу на своём потёртом «Соколе» куда-нибудь подальше от столицы.
- Прости, капитан, но завтра я должна буду предоставить отчёт канцлеру, - извиняюще, сообщила Лея, -и у меня назначена пара совещаний по этому поводу, а так же нужно будет представить матьТа'а Чуме. Хэн… Ты не представляешь себе, какая она красивая… - с восхищенным придыханием, не свойственной критической принцессе, проговорила Лея.
- Не грациозней и прекрасней тебя…. – и нежно поцеловал.

***

Бесшумной тенью Джейд появилась в зале во время совещания, материализовалась около него, положив на стол деку. Одарённость статс-секретаря всегда шла на пользу их работе, обученная на исполнении чужой воли, Джейд неосознанно подстраивалась, и точно знала, когда нужно появиться, когда уйти, что от неё требуется. Многие присутствующие не замечали сам факт её появления, когда совещание нельзя было прерывать, даже он не всегда фиксировал её, когда нельзя было отвлекаться. Но сейчас, что-то в ней изменилось, его внимание невольно сконцентрировалось на ней, против его желания. Одарённая удивлённо посмотрела на него, и извиняюще, так же растворилась, покинув кабинет. Что-то дернулось, на краю самой Вселенной, время остановилось, и его внимание сконцентрировалось на девушке, спешащей по коридору.
«Вернись», - коротко приказал он и Джейд на пятках развернулась. Меньше минуты спустя, она оказалась в кабинете, в котором продолжалось совещание, где ни в чём не подозревающие дипломаты и консулы, продолжали деловой разговор. Мара прошла за их спинами, и села по правую руку от него.
«Что случилось, милорд?»
Этого он не знал. Но знала Сила, к которой он прислушался, закрыв глаза. Общий шум, поток мыслей, выводов и решений, их, своих, чужих, всё это отошло на задний план. Умолкло, затихло, лишь витиеватый сложный рисунок рядом.
«Что случилось?» - повторил он вопрос Великой и Всезнающей Силе. А она ответила ему лишь призрачным двойным ударом сердца.
«Нерарс вернулся?»
«Час назад».
«К нему. Немедленно».
Вопрос «зачем» остался лишь шлейфом в Силе, после статс-секретаря, которая снова растворилась незамеченной никем, кроме главкома.
Его искусственные легкие сами раскрывались и сжимались, а сердце пропустило удар, когда пальцы отбивали приказ. Вопросы, которые пару минут назад были первостепенными и занимали весь его разум, теперь растворились пылью в бескрайнем космосе. Он встал, под обеспокоенные взгляды присутствующих, и подошёл к иллюминатору, ища спокойствия и ответов у звёзд.
- Милорд? – осмелился привлечь его внимание Лорул Труш, присутствующий по голосвязи.
- Продолжайте, - отстранёно произнёс ситх, обозначая, что он их слушает, хотя это было не так. Вселенная дышала своим размеренным спокойствием, протекая Силой, как водой, пряча динамичную и жестокую жизнь под гладью спокойных и равнодушных светил. Занятый делами флота и политики, у него не осталось времени на созерцание Вселенной,на прислушивание к изменениям Силы. Ему показалось, что если сейчас где-то на краю Галактики появится новый ситх или джедай, образуется новый квазар или чёрная дыра, то он не сможет почувствовать это. Не сможет обнаружить. В этом и заключалась основная причина краха Ордена Джедаев и провала Палпатина. Несмотря на свою одарённость, знания, опыт, мудрость и умения, они слишком погрязли в общегалактических делах, чтобы слышат Силу, чтобы чувствовать её веления. Сосредоточившись на этой мысли, он окунулся в Силу, ища ответ…
Спустя двадцать минут, он обернулся, клином встревая в разговор, запрашивая дополнительные данные, перенося заседание на другой день.
Проходя серые коридоры «Исполнителя», он ни о чём не думал, он уже знал, заходя в кабинет Нерарса. Доктор, затаив дыхание, с опаской протянул ему деку. Не естественная бледнота и разводы страха с примесью мольбы отражались в Силе и в его глазах, ситх молча обошёл врача, зашёл в отдельную смотровую.
Вцепившись руками в кушетку, девочка дрожала. Её паническое сияние стальной стружкой разлеталось во все стороны, грозясь или ударить или разорвать себя саму. По щекам текли слёзы, в пространстве эхом раздавались её истерические мысли. Механическое дыхание вызвало новый приступ истерики, и слёзы потекли с новой силой. Она подняла на него испуганные глаза, и попыталась успокоиться:
- Я… я… не знаю, как так получилось, - сипло, не осмыслено и глупо, со звенящим страхом произнесла она. Наверное, ничего в этом мире не могло довести его секретаря до такого состояния, - я… делала всё необходимое…
Очень давно, в другой жизни, он уже слышал этот тон, эта непонимание, но тогда, в том женском голосе за страхом пряталась надежда, скрытая радость. Сейчас же был один страх.
Не спеша, Лорд подошёл к ней, касаясь дрожащего плеча:
- На всё веление Великой Силы, - постарался он успокоить её, когда девушка ещё сильнее сжалась под его рукой. Выпустив тепло, которое образовалось внутри его заполненной искусственными лёгкими, груди, он отпустил Силу, укрывая хрупкое создание.
Об её отношения с сыном знал уже весь флот, а он уже давно видел их в своих снах. Джейд надежной тенью встала за спиной сына в этих видениях, даря спокойствие и ощущение надёжности за его будущее. А мальчик слишком часто в своём молчании во время их разговоров думал о ней, и так же долго провожал рыжую взглядом. Но Вейдер не ожидал такого результата от этого союза, вернее, такого быстрого результата.
«На всё веление Силы»- повторил он себе.
- Люк в гиперпространстве, как только он будет на связи, я вызову его обратно,– произнёс он вслух, - ты пока останешься здесь, под присмотром доктора Нерарса. Никто больше не должен знать. Тебе нужен покой и безопасность, – подумав, он добавил:-По прибытию Люка, вы сами решите, какая судьба ждёт… малыша.
Услышав это, она отцепила руки с кушетки, и обняла себя, осознавая, что ей ничего не грозит. Истерика и паника стали отпускать, и Мара попыталась собраться с мыслями.
- Милорд, - прочистила она голос, когда Вейдер уже направился к выходу, - срок ещё очень маленький. Я могу закончить свою работу, до прилёта Люка.
- В этом нет необходимости, – от его резкости, она снова вздрогнула, и Лорд заставил себя смягчиться. - Поиском агента займётся разведка. Теперь тебе нужно заботиться в первую очередь о себе.
- Мне не нужен отдых, Лорд, мне осталось совсем не много, позвольте доделать начатое. Это моё дело, я уверена, что нашла его.
- Это опасно, и теперь не только для тебя.
- Я всё сделаю, милорд. Тихо, аккуратно, никто ни о чём не узнает. До возвращения Люка.
Она упрямо смотрела яркими зелёными глазами, несмотря на растерянность, она была полна решимости закончить задание, завершить свою вендетту. Это было неразумно, но он понимал её, ценил рабочее упрямство и целеустремлённость. Он помнил те слабые искры в её практически погасшем рисунке, когда он выносил её из пещеры, после драки с Бри, он помнил её упрямое желание жить и бороться, бороться за свою жизнь, за цель, за своё право. Именно это он ценил в ней больше всего. К тому же природное иррациональное желание потакать беременным подло подкралось в его суждения и решения:
- Сегодня ты здесь, пройдёшь полное обследование,- уступил ситх, - если здоровье в идеальном состоянии – действуй, до прилёта Люка.
- Спасибо, милорд, – ей заметно полегчало, и окинув её взглядом, Лорд вышел.
Это было правильно, успокаивал он себя. Она выбита из колеи, и чем спокойней и уверенней она будет, тем лучше для ребёнка. Если они решат его оставить. Мысль пришла сама, и неприятно свернулась в груди. Но разум говорил, что появление младенца, сейчас, крайне опасно. Слишком слабое место, слишком сильный рычаг управления на слишком большое количество важных людей. Сам Люк, Лея, он, Падме… Этот ребёнок будет слабым местом всей их семьи, в столь шаткое время.
Но дети сами выбирают время, когда им появиться. По велению и суждению самой Силы. Люк и Лея родились в более шаткое и опасное время, и их рождение знаменовало крушение старого мира, и становления нового. Возможно, такая судьба ждёт и его внука? Но сейчас он хотя бы сможет обеспечить безопасность младенцу.

***

Главком ушёл, его тёмное тепло осталось. Сжавшись калачиком, она легла на бок. Слёзы сами собой текли, обжигая щёки, выливая из неё истерику и страх, который нервными волнами расходился по телу. В голове метались панические мысли:
«Как?! Когда?! Как такое могло произойти?! Как ты пропустила?! Как?..»
«На всё воля Силы», - эхом в груди отдавался механический бас.
«Успокойся» - велела она себе, глубоко вздыхая, но грудь как будто в тиски сжали.
«Вы сами решите, какая судьба ждёт… малыша».
Что они могут решить? Почему они? Она сама всё решит! Это её тело, это её организм, она сама решит… что решит? Оставлять или… Или что? Тело сжалось в судороге, из горла раздались всхлипы. Она не хотела этого… нет, она не думала об этом, и даже не предполагала… в её Вселенной никогда не было детей. Такие как она не становятся… материями… Они умирают от выстрела, от взрыва, от удара в спину, или от удушья.
«Я вызову Люка…»- от этой мысли ей и полегчало и стало снова страшно, но вся какофония необъяснимых эмоций сменилась привычной злостью. Да, она ему многое расскажет и в челюсть даст за такое.
Беременна… Весь мир сузился до маленького тёплого шарика внутри неё. Хотя она точно знала, что это только фантазия, что там ещё ничего нет, а что ситх увидел такое тонкое сияние, это лишь то, что из этого может зародиться… Стоп. Она не будет об этом думать. Не сейчас. И ситх прав: не одна. Эта оплошность Скайуокера, пускай и решает, твёрдо, решила она, пытаясь успокоить слёзы.
- Полно, тебе милочка, расстраиваться, - заботливо подошёл доктор Нерарс, ставя стакан с водой на тумбочку, - дело житейское. Не на наших постах, конечно, но ничего. Дети – это конечно всегда ужасно, но сам процесс создания, порою бывает ничего так. Результат конечно всегда такой. Ты не расстраивайся…Пару тысяч агрессивных аглоедов содержим, и одного мелкого поднимем. Вытирай слёзы, и пошли, посмотрим, до какой степени ты себя запустила.
- Почему порою бывает «ничего так»? – вздохнув, отметая лишнии эмоции, удивилась Мара. - По-моему, всегда всё хорошо…
- Ну, вот и отлично, душенька. Будет что вспомнить.

***

Оторвавшись от деки, Люк посмотрел в иллюминатор, но его взгляд смотрел куда-то глубже, дальше размытых потоков гиперпространства.
- Что-то случилось? – забеспокоилась Падме, которая сидела напротив, так же изучая данные.
- Рано я улетел, - нахмурился он, прислушиваюсь к ощущениям,- поспешил…

***

Результат был отличным. К её спокойствию она была полностью здорова и, несмотря на всю придирчивость и нежелание Лорда отпускать её, Мара получила разрешение на вылет. Плавно нырнув в истребитель, она пристегнула ремни безопасности, прислушиваясь к себе. Внезапно стало страшно, необъяснимо и неразумно, опасения отдались в спине и мнимым волнением в районе живота. Ну, вот… теперь, чуть что и сразу будет беспокоить живот! Глубоко вздохнув, Мара приказала себе забыть об этом. Возможно, это и не последняя её миссия, но точно последний шанс доделать всё до конца. После, вероятнее всего, Скайуокеры… Нет. Об этом она подумает после. Не сейчас. Сейчас у неё есть задача и она знает что делать.
Плавно подняв истребитель, она уверена покинула док и ушла в гиперпрыжок. Она вернётся до возвращения Люка. Разумеется, надо было бы ещё выждать, понаблюдать, посмотреть, но она уже точно знала, где находится Шейван и его внезапный арест должен сыграть ей на руку. К тому у неё стоит задача обезвредить и уничтожить. Церемониться, как с Бри, в этот раз она не будет.

***

Квартира в Сенаторском корпусе находилась слишком высоко, чтобы спокойно доехать до нужного этажа, и слишком низко, чтобы…
- Хэн… - сладко выдохнула принцесса, упираясь руками в грудь, - подожди… не здесь же…
- А почему бы и нет? – усмехнулся Соло, продолжая целовать в шею, но не в подходящий момент, двери открылись. Отпускать её он не собирался, продолжая целовать в коридоре.
- Соло… - недовольно запротестовала Лея, хотя знала, что все записи охраны буду стёрты, - подожди…
- Я уже не могу ждать… - они упёрлись спиной в дверь, нужно было только активировать код, но принцесса была какой-то напряжённой, не отвечала на ласки, и пытаясь остановить:
- Генерал... – поцелуй в губы перебил её. Хэн на автомате ввёл код, заходя в уже тёмную квартиру.
- Прекрати! – взвизгнула рассерженная Лея, ударяя по плечам. Его ответом был недовольный рык, он резко развернулся и ударил кулаком по стене.
- В смысле прекрати?!
Лея тяжело дышала, пытаясь прийти в себя:
- Что-то не так.
- Да, не так! – Соло резко развернулся и махнул рукой: - Свет.
- Нет!
Защитный щит у окна вспыхнул, квартиру осветила серия взрывов.
Уши заложило, перед глазами заискрились вспышки, Хэн рефлекторно схватил бластер одной рукой, но Лея успела толкнуть его на пол, за секунду до очередного взрыва, после которого защитный щит квартиры не выдержал и осколки сверхпрочного стекла полетели внутрь. Сознание помутнело,на ощупь Хэн попытался прижать к себе Лею, но её не было рядом. Резкий страх не позволил сознанию уйти окончательно, заставив открыть глаза. Она стояла на коленях над ним, вскинув руки. По квартире разносились выстрелы с глухим эхом, разнося мебель и стены.
«Крупный калибр. Не плазма. Разрывные?» – попытался определить опасность он, приходя в себя.
- Что?! – проморгался он, поднимаясь и желая задвинуть за спину Лею, но вокруг неё образовалось нечто, что держало каких-то тварей со щупальцами, размером в пару сантиметров.
- Они живые, - сдавлено проговорила Лея.
- Отлично,- поднялся генерал, точными выстрелами отстреливая висящих в воздухе тварей, - Надо отсюда выбираться! Где безопасники?
Оглядевшись, Соло выругался на хаттесе: мерзкие создания со всей квартиры медленно сползались к ним, вытаскивая какие-то иглы. Возможно, ядовитые. Поморщившись, Хэн продолжал отстреливать, пытаясь найти выход, но они были прижаты к стене, в паре метре от двери, а замок мигал сигналом повреждения. Ситх!
Включился аварийный свет, в красных огнях отчётливей стало видно, как Лея из последних сил держала какой-то защитный купол, не позволяя мелким убийцам добраться до них.
- Лея, ты сможешь двигаться?
- Нет.
- Чуи! -левой рукой нащупав приёмник, он попытался вызвать помощника…
Справа от двери засверкало, и мелкие убийцы развернулись в сторону открывающие двери. Служба безопасности не была готова к агрессорам: как только двери открылись сотни созданий кинулись на входящих, втыкая в них острые иглы. Мужчины в форме стали падать в застывших позах.
- Дело дрянь, - спохватился Хэн, продолжая отстреливаться. - Чуи не приближайся к этажу! Они опасны! Заблокируй этаж!
Принцесса, которая стояла на коленях, закрывая его, сжалась, глубоко вздохнула…
- Лея? Лея?! – он бросил приёмник, схватив её за плечо.
С гортанным криком она выпрямила руки, выпуская ударную волну, которая расщепила мелких убийц, на глазах ещё живых охранников Сенаторского корпуса.

***

Мир переливался различными красками и плетениями, пронизывал её, даря физические ощущения пространства. Невероятная красота, ни с чем несравнимая… Люк рассказывал ей, как это… восхитительно и как просто в этом потеряться. Возможно, впервые в жизни она так глубоко окунулась в Силу, чувствуя её. Лея тяжело входила в состояние покоя и единения с Силой, и так же тяжело из него выходила. Хотя её уже морозило, и хотелось поджать ноги и обнять себя. Но она вынуждена была сидеть, как полагается принцессе в кресле и наблюдать за откровенной руганью мужчин.
- Вы тут совсем офигели?! – в голос орал Солона начальника безопасности. – Жопы наели! Брюхо скоро в форму влезать не будет! – весь свой адреналин и страх кореллианин преобразовывал в ярость.
- Генерал, это сверхнеординарное нападение… Мы ведём расследование.
- Сверхнеординарное? Вас не было практически семь минут!
- Генерал, эта была внештатная ситуация.
- Безопасность нашего дома – эта ваша работа!
- Генерал…
- И к чему привело Ваше расследование?
В кабинет зашёл Крис Мадина, с прохода отвечая на вопрос кореллианина:
- Соло, Вы прекрасно знаете, что такое расследование так быстро не даёт результатов, - мужчина встал около начальника безопасности, намереваясь взять огонь генерала на себя, - и на Вашем месте, я бы обернулся в сторону Вашего ситха…
- Что? – выражение лица генерала Союза была не передать. - Крис тебе уже давно к врачу обратиться надо… паранойя – это конечно часть твоей профессии, но не в таком же виде!
Разборки Мадины с Соло в последнее время перешли в довольно фамильярный вид. Во время Альянса, Хэн бывало выпивал с Крисом,Лее даже казалось, что они с дружились, но это была лишь тонкая политическая игра. А после инцидента на Инчорр, мужчины начали практически откровенную вражду.
- Прошу сменить Ваш тон, Соло, - сжал целюсь Мадина, но их перепалку перебили входящий канцлер Мон Мотма и генерал разведки:
- Беспокойной ночи, господа, - Кракен, приветственно кивнул, и занял своё место по левую руку от канцлера. - Ваше величество, рад, что с Вами всё в порядке. На данный момент нам удалось постановить, что нападавшие использовали ранее не известные нам биологические организмы из Хейпанского сектора,– генерал сложил худощавые руки, обводя присутствующих взглядом бесцветных глаз. - Мы уже связались с представителями консульства Хейпанов с просьбой помочь нашему расследованию.
- Отлично, - вскинул руки Соло и с победоносной ухмылкой посмотрела на Криса, – мы с ними мир строим, а они на нас покушения утраивают.
Канцлер прочистила горло:
- Возможно, это показатель того, что наши отношения налаживаются, и со стороны хейпанского народа есть недовольные этим фактом.
- А может кто-то хочет нас рассорить с ними, - выступил Мадина.
Новый шквал возмущения посыпался от Хэна, которого поддержал Риекан, и как ни странно Борск. Лея уже абстрагировалась от этого шума, её внимание заострилось на канцлере: Мон внимательно рассматривала её, сидя прямо на противоположном конце стола.
- Лея, я очень рада, что твои способности помогли вам спастись в такой непредсказуемой ситуации, - мягко, с долей заботы и ласки проговорила женщина, заставляя мужчин остынуть и перевести внимание на другой аспект произошедшей ситуации, - и жаль, что ты не знала о них раньше.
В голубых прозрачных глазах чандрилианки хранился маленький сундучок весь расписанный эмоциями. Лея прямо так его и видела, и основным узором этого была серебряная нить разочарования, что она всё же жива. Сейчас её смерть была бы вполне вовремя, особенно когда Арти ушла. Но с тем же, она и…
- От чего же? – вскинула бровь принцесса. - Знала… Наш личностный конфликт с Дартом Вейдером был вызван именно моей одаренностью.
Смелое заявление внутри высшего совета Новой Республики, где все считали, что всё знаю друг про друга. Нет, не всё. И не все.
- Вы одаренная, как Скайуокер? – уточнил Риекан.
- Не на столько, генерал. Люк всё же выдающийся, даже среди одарённых. Мне никогда не дорасти до его мощи. – В провокациях было много пользы, если ты умеешь читать чужие мысли и чувства. Пользуясь даром Силы, она внимательно следила за каждым шевелением и проявлением присутствующих, это наводило её на ряд размышлений.

***

Вспомогательная платформа номер 6, на которой её прилёта уже ожидало три группы захвата под видом новой инспекции. Лорд хотел отправить с ней взвод пятьсот первого легиона, но она решила, что это перебор. Внезапная забота ситха сильно льстила, но пока только мешало делу.
Инспектора от ситха встретили в посадочном доке. Мара поприветствовала руководство платформы, сразу же почувствовав свою цель. Волоски встали на коже, а спина застыла, Сила мутной тиной туго затягивалась около неё, отчётливо отдавая привкусом гнили… знакомой гнили. Слушая приветственную болтовню технических директоров, она искала Шейвана.
Звучание его имени, раздвинула тину, и на подвесной лестнице она заметила ремонтника, в сером комбинезоне, с наголо бритой головой и с пронзительным холодным взглядом.
Это был провал…
Встретившись с ним взглядом… слишком прямым, слишком осознанным, она услышала Силу, как звон рвущихся струн…
За спиной прозвучал взрыв, поток энергии, несущийся с невероятной мощью,ещё не достиг её, и, срываясь в прыжке, она вскинула руку, стягивая около себя щит Силы, концентрируясь на гортани мужчины. Ударная волна ударила в спину,подкидывая, в мгновение осознание наполнило её, открываясь Силе полностью.
Это был конец.
Её.
Их.
Душа взвыла болью, и ярость вышла тугой удавкой Силы на шее мужчины, которую она затянула, падая на бетонный пол палубы.
Тело лежало сломанной куклой, а глаза уже закрылись, в её Вселенной большее не было ничего. Но она сжимала что-то, ожидая чужой смерти. В вакуумной тишине раздался хруст гортани.
Державшая её всё это время жажда мести отпустила, и алой кровью растеклось по серому бетону.
Она закончила.

***

Её передернуло, и внутри, где-то глубоко-глубоко, что-то лопнуло, как струна, и ей захотелось плакать. Лея не произвольно посмотрела на Хэна, вальяжно сидящего в кресле на совещании, импульсивно потянулась к брату, который был очень далеко, но он тут же ответил, таким же обеспокоенным сигналом. Они с мамой в безопасности. Отец отозвался нехотя, наотмашь.
«Что это?» - настояла она на своём, не желая разрывать контакт с отцом, но Повелитель Тьмы молчал, и в его молчании была бездна.
Лея вышла из кабинета, прошла небольшой коридор, и встала у окна, обняв себя. По щекам потекли слёзы, плохо было и отцу, и брату, но только она одна знала, что такую боль можно убрать слезами.
- Лея, что случилось? – за спиной оказался Хэн, всегда надёжный, и всегда любимый.
- Не спрашивай, обними меня.
Он обнял, где то далеко Люка обняла мама, только отец стоял среди своих холодных звёзд. Она потянулась к нему, в искреннем желании поделиться капелькой своего тепла. Но согревать Повелителя Тьмы было сравнимо с желанием растопить Хот. Но ему стало легче.

***

Новая надежда оборвалась, не успев зародиться. Нет, отдернул себя ситх - успев. То, что творилось у него внутри, успокоилось только прикосновением дочери. Её мягкая рука чувствовалась через Силу, им было больно всем, но они были вместе. Он не понимал, зачем Сила дала и тут же забрала маленький хрупкий комочек света, который мог стать… Мог, но никогда не станет. Зачем он дал своё разрешение на эту операцию? Почему пошёл на поводу у эмоций? Как допустил? Почему не предвидел?
На всё веление Силы, повторил он себе, не зная, как объяснить или оправдать.
На всё веление Силы и пути её неисповедимы. Она вела его, указывая именно на эту девчонку, на одну из четырёх агентов Палпатина, и он никогда не жалел о своём выборе. По велению Великой Силы ей был дарован второй шанс, и его сын выбрал именно её, и именно сейчас она могла стать матерью его внука. Но Сила отобрала то, что дала. Он закрыл глаза, прислушиваясь к ней, ощущая звучание мелодичной и спокойно мелодии, в которой проскальзывала непонятная боль, зудящая на одной ноте, пронзая всю Вселенную.
Что он должен понять из этого? А что вынести? А он ли?
На всё веление Силы.
Над последствиями взрыва уже работали специалисты, устранение разрушений займёт пару недель. Из сорока семи присутствующих рабочих и солдат, сорок две жертвы, пять человек в особо тяжком состоянии. Труп Шейвана опознан и доставлен, а Мара, как и прежде, боролась за свою жизнь. В крайне тяжёлом состоянии, с переломами и повреждениями, её доставили в медкапсуле на «Исполнитель», где Серж Нерарс уже приступил к операции. И ни на одну секунду Лорд не беспокоился за её жизнь. Он коснулся слабого и разорванного рисунка в Силе, расслабляясь и сосредотачиваясь, смотря дальше, чем сквозь время. Его не интересовали сроки, его интересовал результат. Её путь был пронизан Силой, и она шла по нему, она рождена бойцом и будет бороться, пока не победит,и однажды она победит. Нерарс соберет упрямую девчонку, и она будет жить. Жить упрямо и наперекор.

***

Покушение на принцессу вызвало большой ажиотаж со стороны хейпанской стороны. Их Мать,как её зовут, Хэн не помнил, была крайне взволнованна этим фактом, заявила, что они найдут виновника и накажу по всей строгости их суровых законов. Соло скептически вскинул бровь: «И вот этой дамочкой так восхищалась Лея?»
- Что-то мне не нравиться вся эта история, - признался он принцессе, притягивая её к себе. После покушения, Хэн окончательно разругался со всеми ведомствами систем безопасности Сенаторского корпуса и перевёз Лею на «Сокол». Принцесса спорить не стала: когда кореллианин хочет проявить заботу, ему лучше не мешать. Последствия могут быть катастрофическими.
- Мне тоже, - прижалась к нему, как маленькая девочка.
- Ты разобралась, что это было днём?
- Нет, - рассеяно ответила она, - спросила у отца, но он молчит. Люк в гипрепрыжке с мамой… где-то далеко…
- Куда их нелёгкая понесла?
- Не знаю…. Куда-то очень далеко.
- Лея, солнце моё, - он посмотрел ей в глаза, пытаясь поймать её рассеянный взгляд, - а давай тоже улетим! Далеко-далеко! – для красочности он развёл руками в воздух.
Она улыбнулась, обнимая его сильней:
- Улетим, мой генерал, но потом… попозже… Мне сейчас надо быть здесь.
- Зачем? Разобраться с этим расследованием? – Хэн недовольно сдвинул брови. – Это работа разведки и безопасников. Они у нас совсем обленились. Слышала, что говорят: чуть что во всём у них Вейдер виноват…
- Отец тут не причём,– сказала она и так очевидную для них истину. Потом подумала и добавила: - Хейпаны тоже.
Эта мысль заставила Соло напрячься:
- В смысле хейпаны не причём?
Опустив его из тёплых объятий, Лея прошла по каюте и уселась на любимое кресло. После покушения он уже не упирался и противился факту Силе и того, что она вокруг них. Его даже радовало, что Лея умеет ей управлять теперь. И даже в обмороки не падать.
- Мон…- как-то робко произнесла она,– на собрании сразу после покушения… она была разочарована, что я ещё жива.
Услышать это от Леи, он не ожидал. Хэн медленно уселся на пол, приходя в себя. Такой расклад событий он просчитывал давно, у него даже был план на такой случай, но где-то в глубине души он ещё надеялся, что этого делать не придётся.
- И что ты думаешь с этим делать?- аккуратно поинтересовался он.
- Одного разочарования для столь серьезного обвинения мало, -сползая с кресла, она потянулась к нему руками, а обняв, села рядом, - и я не уверена в этом. Но даже если это так… То я не собираюсь никуда бежать и бросать свою работу. Я останусь бороться до конца. Вы со мной, генерал?
- Всегда, – слова прозвучали как клятвой, и были закреплены долгим поцелуем.
Удовлетворённо улыбнувшись, она провела пальцами по его скулам, губам, носу… в его лице она разглядывала… что-то, что сама не могла определить. Новые ощущения, понимание, которые приходили не сразу, постепенно… она уже знала, но не понимала…
Её медитации и самостоятельные тренировки по методикам отца и брата наконец-то дали результаты. Она не преследовала каких-то целей, не стремилась познать Силу или стать джедаем. Она хотела совладать с собой. Отец говорил, что её Сила иная, что лежит она глубже и мощь её не предсказуема. Ночные кошмары, неописуемые предчувствия и резкие решения… она смогла всё это взять под контроль, перестала бояться и всматриваться в тени. Теперь она почувствовала Силу, и её движения стали заметны, а перечить желаниям практически невозможно. И сейчас, она знала, что перед ней стоит сложный выбор, а впереди решение будет ещё сложнее, но Хэн должен быть в другом месте.
- Ты нужен Люку…
Капитан удивлённо сдвинул брови:
- Малыш сам может о себе позаботься.

***

Она пришла в себя, не чувствуя тела. Вокруг всё белое и пищала аппаратура.
- Мара? – раздался женский голос. Ей он был знаком. Блондинка в белом халате. Катисси. – Ты меня слышишь?
Она просто качнула головой.
- Ты на «Исполнителе», - это она уже поняла, - в безопасности. Твоей жизни ничего не угрожает. Ты уже была пару часов в бакта-камере. Минут через тридцать мы ещё раз тебя туда погрузим. У тебя много переломов.
Её это не интересовало. На все вопросы доктора, которой здесь быть не должно, она просто кивала. Она уже знала самое главное, и не поняла, почему её откачали. Зачем она выжила? Она уже сделала, что хотела. И она… руки сами потянулись, но она не смогла ими пошевелить. Мышцы в конвульсиях сжались, она хотела дотронуться до своего живота, до туда, где была огромная дыра, туда где должен был гореть маленький огонёк… На глазах навернулась влага, и вода потекла по вискам.
- Мара, тебе больно? – насторожено спросила Катисси, проверяя показатели приборов.
Она показала головой. Ей не больно. В ней просто нет… в ней просто огромная дыра.
Катисси внимательно осмотрела пациентку, и поддерживающее погладила по плечу:
- Скоро это всё закончится. Пару часов в бакте и будешь как новенькой.
Она закивала головой, даже хотела улыбнуться. Доктор явно ничего не знала, Нерарс под смертельной пыткой никому не чего не расскажет.
Катисси тут по собственному желанию? По поручению Пиетта? По приказу Нерарса?
Не важно. Это уже всё не важно.
Мара закрыла глаза.
Пару часов и она будет как новенькая.

***

- Я полечу на крестокрыле, с Р2 будет быстрее.
Сигнал от Вейдера она получила сразу же по выходу из гиперпрыжка. Она не хотела отпускать сына, но и удерживать не стала. На истребителе это слишком длинный перелёт, но Люка это не волновало, он бледный, взволнованный, застёгивал комбинезон.
- Прости, что оставляю тебя… но что-то случилось… что-то важное…
-Лети, - поцеловав его в щёку, сказала она, - сейчас ты там нужней. Как всё разузнаю, я напишу тебе.
Он крепко обнял её:
- Я надеюсь, что всё это правда.

***

У неё уже ничего не болело и всё работало. Нерарс,бакта,достаточное количество времени и отсутствия сопротивления со стороны пациенты творили чудеса. Пару суток, и Мара в действительности была как новенькая. Почти. Она много часов провела тупо смотря в потолок, спрашивая себя, размышляя, рассуждая. Её больше ничего не интересовало: ни флот, ни «Союз», ни повреждения и восстановление платформы, ни жертвы – ничего связанного с работой. Она отмеряла своё время, время, когда прилетит Люк. Но его видеть она больше не хотела. И эта мысль не вызывала в ней каких то эмоций или шевелений. Она хотела улететь отсюда. Подальше.
Ситх принял её в своём кабинете, не вставая и не приветствуя.
- Я отклонил твоё прошение.
- Это не прошение, - глухо отозвалась она, чувствуя внимание этого человека с того момента как пришла в себя. Он ни разу не пришёл в медблок, но и ни одного доклада об её состоянии не пропустил. Она думала, что он обвинит её в гибели плода, но в его ауре и близко не было этого. Он… она не знала, что думал и чем руководствовался этот человек. - Милорд, это рапорт на увольнение. У нас с Вами был договор.
- Тебе нужен отдых, – сказал механический бас, с несвойственной терпеливостью, но с холодной отчужденностью. -На пару недель я тебя отпускаю.
Мара прямо смотрела на безжизненную маску, стоя напротив:
- Милорд,я больше не хочу работать на Вас в частности и в этой структуре в целом.
- Я думаю, ты знакома с посттравматическим психозом,- констатировал он, не реагируя на её эмоции, - по заключению врачей, у тебя именно он. Тебе нужен отдых, смена обстановки и прочее. Помоим расчётам Люк будет здесь через…
- Его это не касается, - резко перебила Мара, напрягаясь ещё сильней.
- Он был отцом ребёнка…
- Плода, – холодно поправила она. – Ребёнок – это рождённое существо, а плод, это что было у меня, но умерло во время взрыва.
- Термины в данном вопросе не важны, - терпеливо продолжал Лорд, пряча своё раздражение. Слишком много не конструктивных действий и эмоций было за последнюю неделю.
Она покачала головой, истерика подкатывала к горлу, а на глазах наворачивались… нет.Она взяла себя в руки:
- Милорд, я Вас прошу, не распространяться о случившемся. Особенно Люку.
- Он имеет право знать.
- Имел бы! – еле сдерживалась Мара, стараясь быть максимально логичной. -Если бы ребёнок родился! – маска собеседника была глуха, как бескрайний космос вокруг корабля. Но она попытается достучаться до него: -Милорд, Ваш сын, великолепный человек, он стал великим, и впереди его ещё многое ждёт, и Вы, как никто другой знаете, какую цену он платит за это! Неужели ему мало горя? Неужели ему не хватит и без этого? – ситх был последней сволочью, но заботливым отцом, и Джейд знала, на что давила. -Он не причём, он ничего не мог поделать, не надо ему говорить. Не зачем ему знать об этом! Проявите милосердие, хотя бы по отношение к нему!
Ситх молчал, но она чувствовала, как он закрыл глаза, принимая её правоту. Чувствовала, как в его холодном дыхании ослабевают сомнения, как выходят остатки боли.
- Подпишите отставку.
- Твоё место здесь.
- Вы этого не знаете.
- Знаю.
Глубоко вздохнув, она собралась с силами для очередной тирады заранее подготовленных аргументов:
- Всё это время Вы учили меня принимать решения, брать ответственность и слушать себя, – упёрлась руками об стол Мара, готовая идти до конца. - Вы говорили о выборе и давали его. У нас был уговор: я помогаю Вам убить Палпатина, захватить столицу и уничтожить всех его агентов. И теперь я могу сама выбирать, что мне делать и как мне жить. И требую расчёта и увольнения.
Блики маски изменились, меняя его выражение:
- И что ты хочешь делать? При твоих талантах и способностях?
- Жить, – само слово дало ей облегчение. Поняв руки со стола, она пожала плечами. -Просто жить, как все обычные люди. Вставать утром, идти на работу, не думая, что тебя сегодня могут убить, или то, что тебе придётся кого-то убивать. Не кидаться в перестрелки, не в ввязываться в космические бои. Не бояться, что от твоего решения могут погибнуть тысячи, не решать сверхгалактические задачи.
Перед ним стояла девочка, измученная, уставшая, которая не понимала ни себя, ни Силу, ни мир. Но в ней горел огонь, мощью граничащий с мощью небольшого солнца.
- Ты можешь их решать. Твоих умений, моральных устоев и нервной системы для этого предостаточно.
- Я не хочу этого, я хочу спокойно пожить.
- Это скучно.
- Милорд, где Вы родились?
- Это не важно.
- Важно! Вы родились среди простых людей, на самом низу, там, где никто ничего не решал. Вы сами выбрали и решили свою судьбу. Вы сами выбрали этот путь, как и все на этом борту. Все кроме меня. Я не знаю, где я родилась, я не выбирала жизнь агента, я не выбирала флот и не хотела работать на Вас. Я всю жизнь жила по чужой воле. Хватит.
Если бы он мог вздохнуть… если бы мог…
У Силы на всё свои планы, и он уже давно понял это.
Девочка умна, талантлива и способна. Её путь пронизан Силой, и если она отрицает это, то пускай. Посмотрим, насколько её хватит.

***

Время,отведённого ей обстоятельствами, не хватило, чтобы она смогла почувствовать невыносимое ожидание. Возможно, из-за её отстраненного состояния получилось максимально в кратчайшие сроки передать дела, но в течение долгих дней, она каждый раз думала, как начнёт этот разговор. Как вздохнёт перед прыжком и сделает то, что очень давно нужно было сделать. С самого начала, Мара знала, что так и будет. Знала, что разобьёт его сердце. Чувствовала себя и лицемеркой и стервой, которая играет на чужих эмоциях. Хотя её учили именно этому и раньше муки совести не терзали её. Хотя, какая к ситхам мораль, когда тебе так хорошо. Ей было хорошо, весело, приятно, интересно… а ещё надёжно и спокойно. Она никогда не чувствовала такое спокойствие, которое дарил ей Люк, обнимая, закрывая от всей Вселенной. И вероятнее всего никогда больше не почувствует. Хотя…
На всё веление Великой Силы… - она усмехнулась. Эту фразу она не забудет.
Ситх сдержал слово: он закрыл в её сознание только ту память, которая была связана с работой. Процедура была не самой приятной, Вейдер никогда не был мастером ментального воздействия, но у неё выбора не была. Мара понимала, что с её знаниями системы и устройства флота, её никто и не куда не отпустит. Поэтому пришлось впустить ситха в своё сознание настолько глубоко, чтобы он смог разделить рабочую информацию от личной памяти и закрыть нужное. Именно закрыть, потому что стирание привело бы к повреждению сознания. Мара помнила тех, кто подвергался воздействию Вейдера, и не хотела стать «овощем». Она пролежала больше суток с головной болью, а потом трепетно ковырялась в своей памяти, проверяя. Она хорошо помнила знакомство с Пиеттом, но уже не могла вспомнить, кто его заместитель, помнила Катисси, и как искала её, но на вопрос: зачем? Ответа уже не было.
Самым чётким в её памяти остался день, когда она попала во флот, первый разговор с ситхом. Причины, по которым она осталась, и почему сейчас уходит. Удобно…
Так же удобной была и крутая жёлтая куртка, которую она крутила в руках уже непонятно сколько времени, размышляя забрать её или всё же оставить.
Все свои вещи она уже упаковала и унесла на корабль. Каюта была идеально прибрана и пуста.Люк уже был на борту… она знала это… у неё осталось совсем немного времени, чтобы собраться с силами, решить, что делать с солнечной курткой и начать разговор, которому так долго готовилась.
Остатки головной боли, помогали отстраниться от внутренних терзаний.
Чтобы он не сказал, она уже приняла решение.
Вот двери открылись, и Люк влетел в каюту, замерев напротив неё. В оранжевом лётном комбинезоне, взлохмаченный и взволнованный.
- Мара… - выдохнул он, казалось с облегчением, но заглянув в её глаза, напрягся с новой силой.
Горько сглотнув, она приподняла руки с курткой:
- Вот думаю оставить её себе или всё же вернуть.
- Это правда? – он уже знал ответ, но хотел услышать это от неё.
- Да.
- Что случилось?
От его взыскивающего взгляда,стали наворачиваться слёзы, но она сковано улыбнулась, запрещая себе реветь:
- Я закончила то, что обещала. И хочу пожить спокойно жизнью.
Он сделал шаг вперёд, желая обнять её, но Мара не могла это стерпеть,и отступила назад.
- Почему это должно влиять на нас? – задал он странный вопрос,который вызвал у неё горькую усмешку. – Почему ты прощаешься со мной?
- Люк… - до этого, она не могла посмотреть ему в глаза, а сейчас заглянула в самые чистые и светлые глаза, которые отражали душу этого человека. – Возможно, отношения с тобой, и ты сам, были самым прекрасным, что было в моей жизни. Но я…- горечь сдавливала горло, заставляя прилагать усилия для того, чтобы просто говорить, - хочу уйти. Пожить спокойно. Возможно, найти своё место.
Упрямый Скайуокер приобнял её за руки, не сокращая расстояния, оставляя ей пространство для воздуха.
- Мара, твоё место здесь. Ты же это чувствуешь.
- Нет… не чувствую,– от его уверенности ей стало легче. Он, такой же, как и его отец – считал, что лучше других знает, где и чьё место. Возможно, Сила и давала им преимущество перед другими одарёнными создания и не чувствительными, но ей проще отстаивать своё мнение, когда чувствуешь давление. – Люк, ты сам выбрал свой путь джедая. Несмотря на Императора, на смерть наставников, на убийства отца, ты веришь в Силу ив добро, в то, что ты делаешь, и ты готов идти до конца. Ты на своём месте, как бы сложно и трудно это было. Ты этим живёшь и дышишь. В тебе Сила и ты готов отдать жизнь за это. У тебя великое будущее, и то, что ты даёшь галактике – бесценно! И прошу, пойми меня:я не могу тут больше находиться. Как и ты, я хочу найти свой путь! Понять, что моя жизнь принадлежит мне, и самой решать, как жить и что делать.
Он терпеливо слушал её монолог, крепко держа её ладонями за локти, желая обнять, прижать к себе, но понимая, что ей сейчас это не нужно. Или нужно…
- Куда ты летишь?
- Ещё не решила…
- Я прилечу к тебе хоть на край Галактики!
- Люк…
- Мара,- он позволил ей высказаться, и просил теперь выслушать его. И просьба его была как всегда выразительной и молчаливой. - Я люблю тебя. И понимаю, что твоя жизнь с рождения не принадлежала тебе, понимаю твоё увольнение и желание улететь, и это не проблема. Я смогу к тебе летать. Нет ничего страшного в отношениях на расстоянии.
- Нет, ничего страшного, - повторила она, грустно улыбаясь, чтобы не зареветь, - но ты часть этого мира. Эта твоя жизнь. Здесь! Но не моя… Ты всегда будешь стремиться вернуть меня сюда. К тому же, при всём моём уважении, несмотря на то, что мне было с тобой хорошо, я не могу сказать, что люблю тебя. Я вообще не уверена, что могу испытывать такое чувство. Меня этому не учили, - она скованно пожала плечами. – Не мучай себя и меня, Скайуокер. Наши пути расходятся, и мы расстаёмся. Так будет лучше. Обоим.
- Мара, - упирался Люк, уже желая её удержать физически, - это не так. Возможно, ты сейчас не принимаешь этого, но мы должны быть вместе… я тебя не отпускаю… мы можем что-то придумать…
- Люк, не надо, – она хотела сказать это максимально серьёзно, но вышло сдавлено и несчастно. Он прижал её к себе, крепко и несвойственно властно, наконец-то целуя, выпуская свою силу, закрывая её от всего мира. Снова. Пряча. Желая удержать. По её щекам потекли слёзы, она быстро вытерла их, стараясь оттолкнуть мужчину, но не получилось. Она не хотела применять силу, не хотела драки, а его поцелуи, которые покрывали лицо и шею были предательски горячими.
- Скайуокер…
- Я тебя никому не отдам… - он перехватил её, поднимая, и понёс в комнату. Его желание затопляло всё пространство, стирало все мысли. Он скучал, и ждал их встречи, его тоска передавалась в каждом поцелуе, в каждом движение, перекрывала даже её боль. Раньше, она никогда не была с тем, кто её по настоящему любил, с тем, кто об её эмоциях и удовольствии беспокоился больше, чем за свои.
И возможно, этого больше никогда и не случиться.

***

Темнота медкапсулы привычно ограждала, в его собственном уже родном мирке была лишь Сила, которая лечебным воздухом заполняла всё пространство. Успокаивающее ощущение проникало через всё тело. Внешний мир, там за пределами медкапсулы ждал его, но его взор был направлен внутрь.Механические руки чуть подрагивали, отражая адреналин, который сдавливал и так рассечённую грудь.Такое бесконтрольное чувство волнения он не испытывал очень давно. Не конструктивное, без цельное, не разумное эмоционирование всегда было пустой тратой времени. Но сейчас он в этом нуждался. Ещё немного, ещё чуть-чуть. Пара вдохов, и ещё пара таких же болезненных выдохов. Сжав руки, он окунулся в Силу, в её бескрайнюю паутину с тысячами переплетений и узорами, необъяснимую и неповторимо прекрасную. Узоры лежали в идеальном порядке, объёмное прекрасное полотно, с переливами и гармоничными сияниями. Потянувшись к ним, он без труда разобрал переплетения чужих мыслей и ощущений. Все замерли в ожидании его, и они ещё чуть-чуть подождут. Ему нужно ещё время, ещё Силы, чтобы собраться и шагнуть. Он очень долго ждал, яростно боролся и мудро отступал, аккуратно и даже робко строя. Но Тьма не умеет строить, напомнил он себе, отчётливо ощущая, как она, сейчас, тугой стеной стояла перед ним. Но она его не остановит, он уже всё решил, и практически всё сделал. Его уже ничего не остановит.
Дыхательная маска с шипением легла на лицо, громкое механическое дыхание заполнило комнату, разогнав саму Тьму, открывая защитный купол.
Смежные двери открылись,присутствующие двенадцать адмиралов, в момент, когда Лорд зашёл в помещение, встали. Он прошёл по кабинету, остановившись во главе стола.
- Господа, дамы,- обжог холодом механический бас тоном, который навсегда запечатлится в памяти присутствующих. Все выпрямились по стойке «смирно». - С этого момента и до конца, по велению Великой Силы, провозглашаю новое государство – «Серый флот». – Последние слова ощутимой волной прошли сквозь присутствующих, оставляя благоговейный трепет. -Вам же вверяю управление, защиту и развитие его. Наши цели останутся прежними: боевая готовность, стабильность, безопасность наших граждан и развитие. Я, Лорд Главнокомандующий, Дарт Вейдер, беру правление Серым флотом на себя. Клянусь Великой Силой, Светлой и Тёмной её стороной, следовать и защищать цели Флота, следить за справедливостью и безопасностью в нём. Уничтожать любую опасность и каждого, кто осмелиться напасть на «Серый Флот» или предать его интересы.


--------------------
"Ели у вас нет ног - бегите...
Если у вас нет надежды - творите..."
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Catherine
сообщение 6 Февраль 2017, 21:16
Сообщение #782





Группа: Заглянувший
Сообщений: 2
Регистрация: 4 Февраль 2017
Пользователь №: 9889



Ариша, спасибо вам за чудесный фанфик! Второй раз читаю с огромным удовольствием! У меня уже путается канонный вариант и ваш, ваш во многом нравится больше. Ибо семейка Скайуокеров в полном составе очень радует smile.gif
И, ждем продолжения, как всегда )
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Ариша
сообщение 2 Апрель 2017, 19:17
Сообщение #783



Иконка группы

Группа: Бывалый
Сообщений: 1291
Регистрация: 8 Май 2011
Из: Челябинск
Пользователь №: 8905



9 глава (1 часть)
Острый и холодный пейзаж города не внушал ей ни уверенности, ни спокойствия. Она помнила последний раз, когда была в этом здании, когда ещё во времена Империи она прилетала сюда с отцом… с Бейлом Органой. Он бы не одобрил её методы проверки союзников, тем более употребления такого количества алкоголя. Он бы многое не одобрил в её действиях. И в ней самой. Раскладывая все выводы и наблюдения по полочкам, она была вынуждена признать, что её приёмный отец был не таким уж праведным, каким она его помнила. И те методы, которые он пытался в неё заложить, в данной ситуации, были бесполезны. Стоя одна посредине серого и враждебного города, она черпала силы не из веры и уверенности в своём правом деле, она брала их из себя самой. Закрыв глаза и расслабленно выдохнув, она расправила плечи, скидывая с них всю тяжесть. В ней были сомнения, она верила и не верила в измену Мон Мотмы, она чувствовала скрытую возню за своей спиной, но спокойствие внутри позволяло сохранять разум холодным.
Лея долгое время судила и выбирала союзников, опираясь на мнение матери, но нынешние отношения Мон и Арти настораживали всех, а скрытое и потайное желание чандрилианки избавиться и от неё, вдвойне ставили под сомнения не прекословное слово матери.
«Ты почувствуешь свою истинную Силу только после того, как примешь себя», - когда-то, сказал ей кровный отец. И, осознав эти слова, она приветственно улыбнулась своему отражению в окне.
Лея была вынуждена согласиться со своими мужчинами: Корусант – отвратительное место, которое заставляет разумных существ творить Сила знает что.
Отправить Хэна ей дорого стоило. Упрямый кореллианин спорил до последнего, потом ругался и даже стучал кулаками по железным стенам «Сокола», но всё же улетел. Несмотря на свои страхи и подозрения к окружающим, её сердце рвалось беспокойством за брата. Люку нужна дружеская поддержка, она ещё не знала, что случилось, но чувствовала его боль. После покушения Хэн спокойнее стал воспринимать доводы: «я чувствую», но велел готовить корабль, только после того, как получил от Риекана чуть ли не кровную клятву охранять её, а Лею в свою очередь «не делать глупостей». Что это конкретно означало – было не ясно, но Лея пообещала.
Альдераанин так же был обеспокоен случившимся, поэтому с энтузиазмом взялся за её охрану, и Лея переехала жить в альдераанский корпус, получив самого генерала фактически в телохранители.
– При всём моём уважении, принцесса Лея, Ваша безопасность…
После этих слов и тёплого, заботливого взгляда генерала, она почувствовала себя пятнадцатилетней девочкой, которая вновь вышла из-под защиты отца, но которую тут же взял под опеку его проверенный генерал.
Но ей уже давно не пятнадцать и нет той наивности и святой веры окружающим. Благодарно улыбнувшись, уже не малолетняя принцесса пригласила генерала и Айрена Кракена на дружескую беседу в свои временные апартаменты, чтобы обсудить сложившуюся ситуацию, и пользуясь, своим положением, как учил контрабандист, превратила беседу в знатную посиделку с алкоголем и громким смехом.
«Прощупать обстановку, посмотреть на прозрачность…»- с тонкими плутовскими нотками комментировал планирование подобных мероприятий проверенный контрабандист.
Споить Кракена невозможно, Риекан, как бывалый вояка, тоже пил, как не в себя, но у Леи была другая задача. Под крепкий алкоголь и дружескую беседу, она расслабилась, дала волю Силе, и успокоила свою паранойю. Генералы были не причастны к покушению на неё и, как и прежде, искренне верили в их правое дело.
Наутро, Лея отругала себя за излишнее недоверие и параноидальное подозрение к окружающим.
Разумеется, Карлисту не хватило посиделки у принцессы, и, вместе с Айроном, они продолжили вечер в баре. Бывалый генерал должен был признать, что он давно так душевно не проводил время, но утро было не таким приятным.
– Доброе утро, генерал, – приветливо улыбнулась принцесса, которая была прекрасна, как всегда.
– Доброе, Ваше Высочество, – попытался ответить ей так же радушно генерал, но его радушие значительно увеличилось, после того, как Лея протянула ему один из закрытых стаканов с кафом. – Благодарю за заботу.
– Следователь хапанского представительства уже ждёт нас, – как всегда собрано, и бесцветно отчеканил Кракен, который появился в точно назначенное время и выглядел так, словно не он вчера до шести утра пил с альдераанином. – Доброе утро, коллеги. Принцесса, выглядите великолепно.
– Спасибо, генерал,– Лея учтиво кивнула головой, и протянула ему третий стакан, – у Вас уже есть сведения…
Они шли по длинным коридорам сенаторского корпуса, обсуждая расследование и новые данные о нападения. Риекану стало значительно легче после того, как он допил явно не каф, а вот разведчик хоть и держал стакан в руке, к нему даже не прикоснулся.
– Может он капельницу поставил на время сна? – предположила Лея, с мягким дружеским смешком, когда один из подчинённых отвлёк Кракена срочным донесением.
–Хорошая мысль,– потёр лоб генерал, – но мне этого времени не хватило.
Королевская особа ещё больше улыбнулась и предложила ещё принести жидкости. Генерал согласился, так же по-дружески забавляясь над ситуацией, желая разузнать секрет Кракена.
–Ковачеги – искусственно выведенные насекомые. Яд смертелен. На данный момент является оружием массового поражения, координации или нейтрализаци и не подлежит или методы нам не известны, –продолжал отчёт разведчик.–При заморозке впадают в анабиоз. Ни тепловой, ни какой-либо другой активности не проявляют. Способ размножения не установлен,– от воспоминаний об этих тварях, Лею передернуло. –В реестре Новой Республики, как опасные или запрещённые организмы, не зарегистрированы. Я уже подписал распоряжение о занесении.По только что поступившим данным от хапанского посла: ковачеги выведены в Хапанском секторе. Официально запрещены. Используются различными террористическими группировками.
–То есть, они подписываются под тем, что угроза принцессе исходит именно с их территорий? – прямо спросил Риекан. – И именно они пропустили преступников с границы?
– Да, – потвердил Кракен, –и они хотят взять расследование в свои руки,–в равнодушном и спокойном тоне генерала разведки ничего не прозвучало,он остановился, залпом опустошил стакан, будто зная о содержимом, окинул взглядом коллег:–Их следователь… эта дама очень амбициозна, –и верхняя губа разведчика на долю секунды выгнулась, демонстрируя его неприязнь. На работе вывести Кракена на эмоции было практически невозможно, но хапанскому следователю это удалось.
– Генерал, если Вы позволите, я могу попытаться усмирить напор хапанцев, – предложила принцесса, зная о менталитете этой расы.
– Буду признателен.

***

Выделенный кабинет заливал свет из всех источников, включённых на максимум. Мужчины поморщились, когда зашли в комнату, Лея значительным усилием сохранила приветственную улыбку, зная, что хапанцы плохо видят в сумерках, и на их планетах светила освещают много больше, чем в основной Галактике. Будучи в гостях она практически привыкла к ослепительному сиянию, что позволило ей быстрее остальных адаптироваться в помещении.
В строгих кабинетах Сената, хапанские представительницы смотрелись… мягко говоря вызывающе. Вся прежняя мебель помещения была составлена в один угол, а посередине зала следователи расположили свои столы с рабочими коммутаторами. Три яркие особы приветственно поднялись. Лея бы никогда не осмелилась одеть подобного рода одежду для деловой встречи, тем более такого значения. Но хапанских женщин этика всей Галактики не интересовала, они не скрывали свою красоту, открыто демонстрируя самые привлекательные части тела. Не удосужившись даже проявить уважение к культуре другого мира. На фоне серого пейзажа Корусанта и сдержанного Сената стиль хапанцев выглядел не к месту и вульгарно. Будучи в гостях, принцесса сразу подчеркнула своеобразное отношение женщин Хапанского сектора к одежде. В их естественных условиях, среди особого стиля, они не выглядели столь броско и несуразно.
Первая из-за стола вышла, по всей видимости, старший следователь: худощавая брюнетка средних лет, с волосами по плечи и красными вызывающими губами. Кожаная жилетка с воротником стоечкой и с тонким разрезом воротника практически до середины солнечного сплетения, обтягивающая мини юбка из схожего материала, и вульгарно высокие сапоги. Её красота шла от осознания собственной силы и власти, она гордо держала голову, пренебрежительно осматривая гостей. Лея почувствовала, какими выразительными взглядами обменялись мужчины за её спиной, и должна была признать, что внешний вид представительниц хапанов поразили даже её.
– Ваше Величество, – поклонилась следователь, узнавая принцессу, подчеркнуто, какое-то время, оставаясь в поклоне, - Кианн Биофан, старший следователь по вашему делу. – Представилась она, оставляя безымянными своих коллег: высокую, фигуристую девушку с русо-рыжими волосами, лисьим взглядом, которая так же была одета в вызывающую жилетку с глубоким вырезом, но нежно голубого цвета с длинную юбку в пол и точёную брюнетку с выразительными скулами, острым подбородком, одетую в тёмно-синий кардиган без рукавов и в обтягивающих штанах.
Принцесса ответно кивнула головой, демонстрирую уважение, как было принято у следователя на родине:
– Рада знакомству, жаль, что по такому делу, – взяла в свои руки разговор Лея, – позвольте представить – Айрен Кракен – генерал Новой Республики и директор разведывательного управления. Карлист Риекан – генерал Новой Республики и «Союза», советник верховного канцлера по вопросам безопасности.
Несмотря на свои громкие звания и серьезные посты, Кианн Биофан уделила им всего один пренебрежительный взгляд, по одному на каждого. Всем своим видом выражая всю глубину возмущения хапанского женского общества по отношению к мужчинам, которые занимали столь высокие посты.
С точки зрения правительниц – мужчины существуют только для удовольствия. Разумеется, им, мудрым женщинам, нашли ещё целый ряд практических применений, а также признавали некоторые выдающееся достижения мужчин, но всё же им не сравнится с женщинами.
«Женская природа в создании и сохранения жизни, в заботе, уюте и комфорте, природа же мужчин ведёт их лишь к разрушению», - так ей говорила мать Хапана, на их личной встречи. И Лея была вынуждена с ней согласиться, что в основной массе, они всё же правы.
– Внимательно изучив поступившие данные, – начала Кианна, стремясь продемонстрировать своё доминирующее положение. Театрально повернув голову в сторону соседнего кабинета, она кого-то нашла взглядом и слегка качнула головой. Из соседнего помещения принесли кресло. Одно кресло для принцессы Леи Органы, оставляя двоих мужчин за её спиной стоять. Встреча будет долгой, знали все присутствующие, и демонстративно перебив следователя, Лея произнесла:
– Прежде, чем я начну отвечать на ваши вопросы, необходимо обеспечить рабочим местом моих коллег, – тон был приказной, а взгляд не терпел пререканий. Следователь покорно кивнула головой, демонстративно слегка наклонившись, и опустив глаза, хотя в них Лея увидела вспышку недовольства и возмущения.
– Мне нужен только стул, – как всегда размеренно и спокойно, сказал Кракен.
– Я сам за всем необходимым схожу, – с иронией и ухмылкой, произнёс альдераанин, и подошёл к углу, в которой стояла прежняя мебель, выбрал рабочее кресло.
Биофан, попытавшаяся продолжить расспросы, была прервана Леей, резко вскинувшей бровь, безмолвно спрашивающей «мои условия были выполнены?», резко замолчала под её взглядом, и снова поклонилась, дожидаясь пока мужчины рассядутся. На этот раз она уже ждала разрешения Леи продолжить.

***

Официальное объявление о новом государстве обрушило лавину с политической горы. И Вейдер с отдельным наслаждением наблюдал за результатом своей деятельности. Тысячи официальных писем, голозаписей, прошений об аудиенции, официальные заявления различных систем, отдельных планет и крупных организаций. Следующим этапом станет разрушение старых коалиций, и создания новых союзов. Его Серый флот каменным изваянием встанет посреди живого и бесконтрольного политического океана.
Раньше он был военным лидером с силовыми ресурсами, которого уже не раз обвиняли в бесчеловечности, бандитизме, терроризме и узурпаторстве. Разумеется, размер его флота и жёсткость в построении отношений не давали шансов ни подчиненным территориям, ни протестующим на сопротивление его воле, но все так же понимали, что если вдруг не станет самого Повелителя Тьмы, то и вся его сила разлетится на сотни осколков. Теперь же, миллиарды живых существ официально жили по установленным законам его правительства, миллионы разумных существ работали в государственной структуре, тысячи, – как и в любом государстве, – могли влиять на его правительство, сотни– составляли правительство, а десятки смогут официально занять место Главнокомандующего в случае его смерти. Чётко очерченные границы, твёрдо установленные правила, законы и права, обозначенный правитель и его подчиненные, и жёсткий военный строй, способны обеспечить безопасность граждан.
Серый флот станет основной фигурой на шахматной доске Галактики.
Структурированность флота способствовала плавному прохождению переорганизации. Бесконечная рутинная работа по подготовке была завершена, он сделал всё возможное, а порою казалось и невозможное, чтобы сейчас внимательно наблюдать за процессом перестройки.
Найти достаточно компетентного и квалифицированного специалиста на замену Джейд оперативно не получилось. Пришлось перераспределять её обязанности между помощниками. Среди которых, к сожалению, не нашлось ни одного одарённого. Возможно, это и к лучшему. Одарённые всегда амбициозны и непредсказуемы. Комплексы, которые вбил в девочку Император, оберегали и Главнокомандующего от удара в спину.Найти ещё одного такого же одарённого и с такими же моральными ограничениями было невозможно. Рассудив, Лорд решил, что безопасней собрать секретный отряд из спецслужб и провести переподготовку для его нужд.
Место статс-секретаря было сокращено.
Своё внимание он перевёл на работу Трауна и Даалы. Деятельность Пиетта была под тщательным контролем в течение многих лет, и акзилец ни разу не дал даже повода усомниться в своей преданности и подготовки к новой должности. Взаимодействия с Даалой и Трауном тоже были налажены, они так же прошли все возможные проверки, и Лорд был уверен в них. Но жизнь научила его оглядываться дважды и он отводил часы для изучения отчётов, просмотра голозаписей и донесений личных агентов об их работе.
Правители Новой Республики ещё официально не отреагировали на его объявление, и он надеялся, что Лея просила связи не для этого. Хотя суть разговора его не интересовала, Лорд хотел увидеть дочь. Получив донесение о происшествии на Корусанте, он чувствовал её смятение, и с тем же растущую силу. Могущество приходит с опытом и упорными тренировками, или же в резкой жизненной необходимости.
На Корусанте уже была глубокая ночь, хотя такие мелочи принцессу Лею мало интересовали.
–Доброго времени суток, милорд, – официально поприветствовала она, сидя за рабочим столом своего кабинета. – Или как сейчас к Вам обращаться?
– Я уже решил, что в столице все заснули,– откинулся он в своём кресле, понимая, что это не официальная беседа. Не смотря на сдержанный тон и на рабочее место, его дочь ехидно улыбнулась. В общем протоколе его должность осталось прежней, что указывало на сохранение и обращения.
– Завтра утром, канцлер официально поздравит Вас.
–Отлично, мы, как раз успеем уйти в гиперпрыжок.
– Нам снова нужно будет переподписать протокол «Союза».
– Для этих дел теперь есть советник по внешним политическим делам, в лице Гранд-адмирала Трауна. Дела «Союза» теперь его юрисдикция.
Принцесса слегка вздернула подбородок, стараясь сделать вид, что ответ её не задел, но расстояние между ними казалось не существенным. Сейчас его дочь принимала Великую Силу, используя её дары. Это радовало его, как и уверенность в её карих глазах.
– Значит, теперь мы будем меньше встречаться, – констатировала принцесса, уже не пряча своих сдержанных эмоций.
– По политическим делам, Лея, – сократил он дистанцию,расставляя акценты, желая, объяснить, что на их отношения это не повлияет. –Но, как и прежде, для Вас, принцесса, Серый флот останется территорией безопасности, и в любой момент я готов предоставить вам убежище.
Тонкая бровь выгнулась, и она прямо ударила:
– Это Ваше тонкое беспокойство по поводу недавнего покушения на меня? Или Вы в действительности считаете, что я стану скрываться от своих проблем?
Чем мягче он старался быть, тем жестче она становилась.
Непостоянная, строптивая, упёртая и просто вредная.
Его дочь.
Ему захотелось глубоко вздохнуть… но лишь усмехнувшись под маской, сменил тон:
– Считаю, что у тебя хватит ума вовремя отступить, для перегруппировки, чтобы изменив диспозицию, ударить по основному центру вражеской угрозы.
– Отступление и нападение не всегда лучшая стратегия для решения проблемы, – также ответила она, а затем добавила:–Я думала, что Вашего опыта, милорд, хватает для понимания таких прописных истин.
–Хватает, Лея,и ты прекрасно знаешь, что чаще ситуация лучше видна со стороны.
– Чаще,– парировала она, не желая отступать, – но не всегда, и да, лучше видно, когда взгляд не предвзят. А Ваше общее отношение к нынешнему правительству Новой Республики можно охарактеризовать как угодно, но только не не предвзятым.
–Считаешь,что мои суждения безосновательны?
Он смотрел на неё, как в собственное отражение. В её возрасте он так же уже умел прямо смотреть в глаза, считая, что твёрдо стоит на обоих ногах и способен решать свои проблемы.
В её возрасте он уже носил маску.
Её осанка выражала уверенность и силу, но она опустила взгляд, сжимая губы:
– Не знаю… я пока не уверена.
Вот за этим он ей понадобился посреди ночи. Осознано оставшись одна посреди разворачивающегося цунами, она стремилась разобраться в происходящем. Она самостоятельно, без чужих мнений и суждений, но, по всей видимости, зашла в тупик.
– Даже у тебя появились сомнения.
– Мои сомнения говорят лишь о том, что я не фанатик,– встала в привычную оборону Лея, – но разрушать годами созданное доверие из-за сомнительных мыслей, подслушанных через Силу, это не разумно. Никто из людей не свят. Все порою думают и о вреде союзнику, и о личной выгоде, но наши отношения строится на том, что люди думают, но не делают этого, когда могут. На том, что некоторые люди способны отодвинуть свои эгоистичные желания во благо общего, и поступить как надо, а не как хочется.
–Понятие «надо» и «правильно», а так же «общее благо» у всех разное. И возможно, у Вас разнятся взгляды с Вашими союзниками.
– Но для этого нужны доказательства.
– Для служителей Силы подслушанных мыслей достаточно, чтобы изменить своё мнение.
– Но не достаточно, чтобы развязать войну.
– Достаточно, чтобы привести ситуацию к войне.
Она замолчала, прекращая словесную пикировку, глубоко задумываясь об услышанном. Осознав Силу, пытаясь овладеть навыками её использования. Лея встала перед моральной дилеммой любого разумного существа, который в первый раз в жизни взял в руки бластер. С одной стороны – превосходство перед окружающими и возможность забирать жизнь, с другой стороны – ответственность и права, а так же использование оружия с точки зрения морали и этики.
– Джедаи и ситхи всегда стоили своё мнение на основе услышанного от Силы?
– Что джедаи, что ситхи слишком редко слушали Силу, чтобы в каждом шаге опираться на её отзвуки, но когда это случалось, то да. Её влияние на их мнение было максимальным.
– Не удивительно, что оба Ордена вымерли, – пренебрежительно заметила девочка.
Услышав такое от кого-то другого, он бы вмиг вышел из себя, но эти слова, произнесённые Леей, вызвали у него лишь ироничную улыбку.Она так молода, а чувствует себя старухой. В ней сарказма, иронии и скептицизма даже больше чем в нём самом. Хотя время это смоет.
– Рано ты похоронила меня с братом, – заметил последний Владыка ситх, – и списала себя со счетов.
– Прости, – смягчилась переменчивая принцесса, – немного забылась.
– Я прощу, но Мотма не забудет, – произнёс механический бас, возвращая к реальности, – факт нашего родства сейчас тебе не на руку. А реальное подтверждение твоих способностей превращают тебя ещё в более сильного соперника для неё. Я надеюсь, ты это осознаешь.
– Больше, чем кто-либо.
Ошибка её матери, которая грозилась перерасти в заточенный нож, направленный в её спину. Хотя, Лея понимала, что передача такой личной информации Мон тогда, не было такой уж угрозой или ошибкой. Тогда никто не мог себе представить, что спустя несколько лет, они окажутся в такой сложной политической ситуации. Тогда даже сама Арти не могла представить, что Мон сядет в кресло канцлера, и после этого будет представлять угрозу для них. Лея же и сейчас до конца не могла поверить в это.
– С другой стороны, – Лея посмотрела прямо ему в глаза, видя его даже сквозь маску, – владея этой информацией, она давно могла меня уничтожить как принцессу Альдераана, лишить меня не просто места в Совете, а разрушить всю мою работу по восстановлению народа Альдераана. Свести на нет все мои труды.Но она это до сих пор не сделала.
Рассказав о своей оплошности, Падме переживала за жизнь дочери, и Вейдер поддержал её в этих опасениях, поэтому и про спонсировал Соло в его проекте. А Лею беспокоил выживший народ Альдераана и как они будут на неё реагировать, если узнают, что она не кровная альдераанка. Сейчас же Лорда волновало, что Соло, который должен был быть рядом с принцессой, и увести её в случае опасности, летит на «Исполнитель», вероятнее всего, чтобы поддержать Люка. Вытирание соплей сыну, возможно, и нужное дело, но пустая трата времени в сравнении с опасностью, которая висит над Леей.
– Такое знание – сильное оружие, – произнёс отец, – но ударить им она сможет один раз. Если она это не сделала до сих пор, значит, не чувствует достаточной угрозы от тебя на данный момент.
– Значит, наём хапанских террористов тоже ни к чему, –подвела для себя итог Лея, мысленно выдыхая.
–Хапаны напыщенны и глупы, – внезапно заявил Лорд, –у них хватит идиотизма самим напасть на тебя.
– Милорд, Вы разве были в их секторе?– возмущённо спросила принцесса.– Вели с ними дела? Как вы можете так судить оцелой расе?
Вейдер хотел заметить, что матриархат не способствует развитию интеллекта, но решил промолчать, зная взрывной характер дочери, которая явно кинется на него со всей своей яростью.
–Искусственно выведенная раса по внешним данным изначально интеллектом не отличалась,–заметил он в ответ.–Хапанцы столетиями жили в полной изоляции, оторванные от внешнего мира. После определённых этапов развития, неизбежно идёт стагнация, а после деградация, если ничего не предпринять. А они, в своём строе, оторванные от цивилизованного общества, живут уже достаточно, чтобы начать деградировать.
–То, что ими управляют красивые женщины, и они не входили в состав Республики и Империи не говорят об их отсталости или деградации, –продолжала стоять на своём Лея,– я была у них: целые населённые планеты, обустроенные города, цивилизованное правовое общество…
– Где мужчины не имеют прав… – усмехнулся Лорд. Бессмысленный спор с дочерью забавлял его, приносил какое-то тепло в его холодное сердце. Для себя он давно обозначил, что иногда воспринимать слова Леи всерьез – это пустая трата и времени и нервов, и надо просто наслаждаться её обществом, пока на это есть и время и возможность.
– Имеют,– перебила Лея, а потом добавила:–определённые. Они ничем не хуже, чем твои чиссы…
– Вы такое только при моём советнике не ляпните, принцесса, – предостерег он, зная, что Траун не простит такое сравнение. – Несмотря на расчётливость, у чиссов очень тонкая натура.
Такое заявление вызвало улыбку на губах Леи:
– С каких пор Вас стала интересовать чья-либо тонкая натура, милорд?
–С тех пор, как познакомился с Трауном.
– Хоть кто-то на Вас положительно влияет.
– На меня влияете Вы и Ваш брат, принцесса, и порою не в лучшую сторону.
– Это не так.
«Возможно»,– промолчал отец, вглядываясь в дочь с тёплой улыбкой. Сейчас в её глазах горел огонь, она сомневалась, опасалась и была в смятении, она искала свой путь, открывая что-то новое в этой огромной Вселенной. Она росла и изменялась, путаясь в старых оковах, находя новые пути. В ней горел огонь жизни, такой который возможно был способен разжечь уже и умершую звезду. Только стоило его чувствам облечься в мысли, как перед его внутренним взглядом поднялся образ из сна: сильной, красивой принцессы, с абсолютно пустыми глазами.
Что может с ней такое сделать?
Как он может её предостеречь?
От чего?
– Будь осторожна … - он хотел добавить «с этим хапанцами», потом решил, что «со своими республиканцами»,поправился на «использовании Силой», но в итоге так и не закончил фразу.
– Постараюсь,– произнесла она, понимая, что это конец разговора, но она ещё хотела выразить своё восхищение его работой. Она и не представляла, что он в действительности способен сделать такое. Но их политические противоречия и статус… между ними стояло слишком много. – Спасибо за уделённое время, милорд.
- Доброй ночи, Ваше Высочество.

***
День первый.
Открывать глаза он не видел смысла. Если, только убедиться в том, что он и так знал: она ушла. Прижав к себе обеими руками, уткнувшись носом ей между лопаток… он долго лежал, охраняя её сон, но собственная усталость всё же взяла своё, и она выскользнула из объятий, как космический туман, растворяясь в просторах космоса.
Невыносимая женщина…
Прекрасная женщина…
Любимая.
Это было не важно. Он перевернулся на другой бок, поплотнее закутываясь в одеяло, вновь засыпая, игнорируя писк комлинка.
А он был долгим. Противным.
И нехотя Люк потянулся через кровать, на пол. Нервно нашарил в карманах прибор связи и раздражённо произнёс:
– Слушаю!
– Привет, малыш!– раздался звонкий голос друга:–Ты как там?
Люк завис, пытаясь сформулировать ответ. Как он? Никак…
– Не знаю. Только проснулся.
– Мы уже садимся в тридцать восьмой док. Ты сам придёшь к нам, или нам с Чуи тащиться к тебе?
Зачем? Для чего? Что он тут вообще делает, если должен был быть в столице с Леей? Люк не стал задавать кучу вопросов, ответы на которые его не интересовали. Он не хотел никуда идти, вообще вставать с кровати… Непроизвольно Люк опустил голову, упираясь в постельное бельё, которое ещё хранило аромат хозяйки…
–Лю-юк? – протяжно и через чур громко позвал друг.
Но ему так не хотелось выбираться из тёплого и сладкого аромата.
– Ты где там? – повторил нетерпеливый Соло, и Люк представил, как сейчас в эту тихую каюту ворвётся его шумный друг, как начнёт его тормошить и вытряхивать… нет… этого он хотел ещё меньше чем вставать.
– Я сам приду.

Волевым движением он скинул одеяло, резко встал, оделся, и вышел. В голове не было мыслей, а внутри было пусто. Не было боли, обиды или непонимания. Ему уже было всё равно. Встречные офицеры приветствовали его, кто-то что-то говорил, в полтона, наверное, важное, но Люк не воспринимал реальность. Комлинк ещё раз пискнул, когда он зашёл в лифт, среди десятка не прочитанных сообщений он увидел одно. С «рыжего» канала. Сердце пропустило удар, он открыл сообщение, и тут же об этом пожалел:
«Ты делаешь эту Вселенную лучше, никогда не сомневайся в этом.Прости за всё. Ты лучшее, что было в моей жизни, но не ищи меня. Отпусти».
Со звенящей пустотой, граничащей с безумием, он, не видя дороги, зашёл в док, поднялся по знакомому трапу и в общем кампусе встретил друга. Хэн окинул его взглядом, что-то сказал Чуи,и без дружеских объятий, кивнул в сторону общего стола. Друг точно знал, что ему нужно.
Хэн пожалел, что позволил Лее себя уговорить, сразу как ушёл в гиперпрыжок. По выходу они получили общие новости, в которых так же было указано о сокращении должности статс-секретаря. Так же в этом списке было указано увольнение Мары Джейд, и в тайне надеялся, что он сейчас встряхнёт малыша, и они втроём вернутся в столицу. Но увидев пустые глаза друга, понял: Лея была права.
Какой бы не была спецагентессой Джейд, уходила она, как обычная стерва. Прекрасные слова о «своём пути», «ты лучший, но мне надо другое», он столько раз слышал этот бред, и знал, что это именно бред, что не стоит даже заморачиваться, надо разлить ещё пару бутылок чего-нибудь крепкого, нажраться в хлам, а на утро промучиться с похмельем и найти новую. Этот рецепт всегда работал, и Хэн с полной уверенностью доставал следующую бутылку рома. В данном случае разница была лишь в том, что Люку надо было в разы больше алкоголя, чем обычно, но Хэн давно дружил с малышом и был готов и к этому: наливая Люку полный стакан, а себе лишь на глоток.
Вой Чуи сотряс корабль, когда он вошёл на кампус. Он уже и забыл, когда вуки так орал. Комок шерсти махал лапами и нёс всякую чушь, из серии: «Ты отравишь ребёнка!»
– Чуи, – еле шевеля языком, отозвался капитан, – да этот ребёнок, сам кого хочет споит, – Только попытавшись встать, он понял, что пьян в дрова. Малыш посмотрел на него пустыми глазами, он уже окончательно не понимал, что происходит:–Ладно, приятель, надо поспать.

День второй.
Его толкнули в бок.
– Ты живой? – раздался знакомый голос Хэна.
– Угу…
– Есть будешь? Тут Чуи нам из столовки обед притащил.
– Нет, спасибо.
– А пить?
Люк прислушался к себе, да, наверное, пить он хотел.
Пришлось перевернуться на спину и подняться, а ещё открыть глаза.
– Ты как? – Хэн внимательно смотрел на его медленные действия.
– Живой, как видишь,– лёг обратно, укрылся одеялом и перевернулся обратно к стенке.
– Спать?
–Угу.

В дверь его каюты робко пошуршали, он не отреагировал. Громко мурча Чуи вошёл в комнату и поставил на стол разнос, похоже с едой, затем завис над ним, продолжая утробно мурчать. В отличие от кореллианина у вуки было воспитание, он заботливо поправил одеяло и вышел из каюты, понимая, что с ним не хотят говорить.

День третий
Его снова толкнули в бок, и бесцеремонно прижали к стене, а потом стали громко жевать над ухом, звонко шкрябая ложкой по тарелке.
–Супчик – просто отличный, – произнёс Хэн, продолжая жевать. – Ты бы хоть его похлебал, а то Чуи обидится.
– Спасибо, я не голоден.
– Алкоголь – высококалорийный продукт, но, малыш, если ты сегодня ничего не съешь, Чуи забеспокоится, а потом решит, что внутривенно, это тоже питание. А он мне один раз укол делал… лучше бы я к импам попал…
Люк не знал, дремал ли он, или находился в сознании, но отвечать ему не хотелось. И через какое-то время Хэн ушёл.И он точно уснул.

В каюту пробрался Р2, он жалостно просвистел, и хозяину пришлось повернуться к нему:
– Всё в порядке, дружок.
Дройд ему не поверил, но откатился к терминалу и замер режиме ожидания. Люк проводил его взглядом, сходил в уборную, умылся, оглядел свою серую каюту на «Соколе». Посмотрел на еду, которая стояла на столе, выпил какой-то жидкости из стакана и вернулся в постель. Причин выходить из каюты у него не было. Как и вставать.

День четвёртый.
Тяжёлое присутствие Повелителя Тьмы затопило корабль, ещё до того, как он вошёл в его каюту и завис над ним.
Лорд Главнокомандующий хотел, что бы он подпрыгнул, собрался, залез в крестокрыл и переломил исход какого-то сражения. Люк вставать, а уж тем более подпрыгивать не хотел, не говоря уже о сборах, полёте и сражениях. Без него Галактика существовала пару триллионов столетий и ничего; и сегодня, если он останется в кровати переживёт. Но Повелителя Тьмы вообще мало интересовало чьё-либо мнение, поэтому через двадцать минут, коммандер Скайуокер уже выстраивал координаты для гиперпрыжка.
Выданные им ранее координаты выкинули его прямо в центр боя. Или любимый папочка не знал о реальной картине происходящего или решил его угробить. Хотя стресс-терапия была вполне в духе Повелителя Тьмы.
– «Белый-главный» на связи, - отстранёно откликнулся Скайуокер позывным, получая оперативную информацию с боле боя.
На одну из станций«Союза» напали пираты, устроив диверсию на подходящем караване. Двух крейсеров Альянса не хватало для защиты, а заградители Серого флота заняли оборонительную позицию, предоставляя авиации работу. Но авиация не справлялась.
–Беру командование на себя, – отправив свой код, «явинский стрелок», перехватил командование.
Стянуть силы, перераспределить задачи, вывески крейсера в авангард, развернуть заградители на защиту каравана. «Снайперов» в квадрат 3 и 8, два звена перенаправить на мостик атакующего корвета,остальных рассредоточить по периметру.
– Эй, «Белый-главный», – раздался в наушнике голов Веджа, – без нас не начинай!
«Разбойный эскадрон», крыло «Сапфир» и отделение «Колчан» одновременно вышли из гиперпрыжка, в поддержку. Главком всё же не его одного послал.
– Почему задерживаетесь? – бесцветно спросил Скайуокер, распределяя приказы. Если бы он был в своём новом крестокрыле, было бы проще. Хорошо, что Р2 работал, как десятки дройдов-координаторов.
– Прости, главный, мы были ещё в ангаре, когда ты уже ушёл в гиперпрыжок.
По общей связи гуделаштатная болтовня «Проныр», которая обычно успокаивала его, разряжала обстановку, придавала бою будничную атмосферу, не давала думать о смерти. Но сейчас она вызвала раздражение:
– Тишина в эфире, – холодно приказал главный.– Всё внимание на цель. Работаем.
Истребители как стая птиц, вошли в пике, открывая огонь по целям, синхронная работа крейсеров, авиации и заградителей в считанные минуты изменила ход сражения, и пираты, не готовые к такому натиску, развернули корабли на отступление.
– Никого не отпускать, – произнёс коммандер, меняя тактику сражения. Его задачей стояло отбить нападение, по поводу нападающих главком ничего не говорил, ну, раз уж его вытащили из кровати, то он доделает работу до конца.
– Держу на мушке главную палубу, – отчитался «снайпер».
– Удар по готовности, – не задумываясь, приказал Скайуокер, – «Темьян» приготовить пехоту.
Глава пиратской группировки, чьё имя Люка даже не интересовало погиб при уничтожении палубы. Все остальные взятые в плен были наёмниками и головорезами, и это коммандера тоже не интересовало.
– Жёстко ты их, – заметил Хэн, который вошёл к систему уже после уничтожения вражеского флагмана. Кореллианин только успел погонять пару «поплавков» между крейсерами в своё удовольствие, прежде чем их загнали в «сеть» и приняли на борт.
Подкрепление получило «базу» на станции, которую блестяще отбили. Командующий станции официально встретил спасителей прямо на посадочной площадке, восхищаясь и благодаря Скайуокера.
Люк стеснительно прятал глаза, растерянно кивая, не понимая ни единого слова. Он хотел поскорее убраться отсюда.
– Коммандер, – привлёк его внимание ботан в белом мундире адмирала, – Зело Мурс, к Вашим услугам, – протянул он ласту для приветствия.– Впечатлён и восхищён Вашими командными талантами.
– Спасибо, – равнодушно кивнул Скайуокер на комплимент.
– Мы ранее с Вами не встречались, но о Ваших талантах хотят легенды.
– Это преувеличение.
– Я тоже так считал, – не желал отставать адмирал Мурс, – до сегодняшнего дня. Возможно, я не компетентен давать вам совет, но хочу настоять.
Люк кивнул из уважения, совершенно безразличный к разговору.
–Вы давно выросли из звания коммандера, – Ваше место на мостике, Скайуокер.
– Моё место в кресле крестокрыла, – достаточно резко ответил Люк, потом извинился, и всё же выскользнул из захвата батана, чтобы в лифте его поймал друг.
–Ты как, приятель?
Люк хотел ответить, что Соло уже задрал этим вопросом, но решил, что грубости адмиралу достаточно на сегодня.
– Нормально.
– Ты так быстро улетел, я только на брифинг сходил, вернулся, а ты уже в гиперпрыжок ушёл.
– Отец приходил.
–Ммм…. – протянул генерал, – теперь понятно. Слушай, друг, там нам уже каюты выделили…
– Да, я туда и направляюсь.
– Я хочу сейчас побеседовать с местным руководством, потом займусь пленными и ущербом, а вечером хочу собрать ребят – отпраздновать, ты как?
– У меня есть выбор?
– Отлично, – хлопнул его по спине жизнерадостный генерал и вышел на нужном этаже.
Чтобы избежать дезертирства Скайуокера, Хэн организовал вечеринку прямо у него в каюте.

День пятый.
Спал ли он вообще, был ли пьян или уже трезв, Люк не мог сказать. Вечером ребята быстро накидались, каждый высказался на тему «какая же Джейд сука и дрянь», и улеглись штабелями в небольшой каюте. Посреди ночи, Хэн посмотрел на него и сказал:
– Ну, ладно, приятель, прорвёмся. Мне завтра рано вставать и тут ещё пару дел доделать надо. Я спать, – и удалился вместе с Чуи, уверяя того, что почти трезв и сам дойдёт. Оставшись среди спящих тел, коммандер решил, что так нельзя, и пошёл в душ. Сколько он там пробыл, он не знал, но вытащил его оттуда Р2: Арти просила связаться с ней.
Разговаривать с ней в каюте, среди спящих, он не хотел, опасаясь, что кто-то из ребят всё-таки проснётся, он ушёл в переговорную.
На станции было уже утро.
– Доброе утро, – постарался он нарисовать улыбку на своём лице.
– Доброе, – ласково улыбнулась мама, так, что он понял – соврать не получиться, – ты уже завтракал? – неожиданно спросила она.
– Нет ещё,– смутился Люк, почесав затылок, – только из душа вылез.
–Поздравляю с победой, видела записи – это было великолепно.
– Спасибо. Но вчера не произошло ничего особенного.
Она укоризненно нахмурилась:
– Ты отбил нападение пиратов, уничтожил лидера самого крупного пиратского синдиката в этом секторе, сохранил станцию и не позволил разграбить караван с провизией – не называй это «ничего особенного». Это уже не скромность.
– Прости, – растерялся Люк,– трудная неделя.
– Понимаю, – она протянула руку, желая погладить его по щеке. В этом движении было столько тепла и ласки, что он пожалел, что она так далеко. Он захотел её обнять. – Люк, мне сейчас нужна твоя помощь.
– Что случилось?
–Я много лет вела переговоры с королевой Жеззалы, и сейчас она ответила на моё предложение. К сожалению, я сама не могу сейчас прибыть к ней на личную встречу, но и упускать момент тоже нельзя.
Люк тяжело вздохнул, соглашаясь, потому что сопротивление бесполезно. Это был родительский сговор. Их не было рядом, когда он был маленький, и каждый из них винил себя и считал, что сейчас не имеет право на вмешательство в личную жизнь, и в целом они просто не знали, как выразить свою заботу и беспокойство в такой момент. Поэтому решили его отвлечь чем-нибудь… отец – сражениями, мать – переговорами. Хорошо, решил он, пускай будет так.
Он ещё хотел расспросить Дармин о проекте, но она показала головой, с ноткой разочарования:
– Судить ещё рано.
Вернувшись в каюту, он никого не обнаружил. Антиллес поднял ребят на построение, по велению генерала Соло. Люк в красках представил, как парни проклинают кореллианина за такой садизм, но мысленно поблагодарил друга и сел изучать высланные матерью документы.

День шестой, седьмой, восьмой, девятый.
Мозг работал как компьютер, перерабатывая проект Арти. Такие многоходовки никто кроме неё не мог построить. Чтобы вникнуть в суть предложения, Дармин написала ему разъяснение на пятидесяти страницах. Она послала к нему проверенных людей, которые приготовили для него камзол, предоставили необходимую информацию для работы и подговорила Р2, чтобы он чётко следил за его завтраками, обедами и ужинами.
От такой заботы он застрелиться хотел.
Пропустив всё происходящее мимо себя, он наконец-то спокойно сел в крескторыл, и уснул на всё время перелёта.

День десятый.
Станция «Союза» в системе Валптер, в паре парсеков от Корусанта. Одно маленькое поручение от матери, и он наконец-то остался один в новой каюте. На комлинке висели сотни сообщений, у Р2 тоже было куча сообщений для него, но Люк попросил пока его не беспокоить. Медитировать он ещё не мог, да и не хотел. Он сел на пол, около иллюминатора и просто смотрел на звёзды и пролетающие корабли. Это всегда его успокаивало, и дарило чувство покоя.
В дверь позвонили.
Он не хотел открывать.
Звонок повторился…. Потом ещё.
Ему пришлось встать, пригладить волосы и, натянув приветственную улыбку, открыть дверь.
– И не говори, что с тобой всё в порядке, – с прохода заявила Лея.
– Как ты здесь… – удивился он.
– Оказалась?- протолкнулась маленькая принцесса в его комнату.–К тебе прилетела. Я реву десятые сутки! – возмутилась она. – Остановиться не могу! И это всё из-за…
– Лея… я прощу тебя… не надо.
– Нет, надо! Она…
Воспитанная особа королевской фамилии раззадоренная, нахохленная и просто злая, стала ходить по комнате и высказывать всё, что она думала и по поводу самой Джейд, и по поводу её поступков, их отношений, и его чувств, которые раздирали его так сильно, что сознание даже не давало их ощущать. А она… его сестра на расстоянии парсеков, чувствовала всё это, и не могла молчать. В конце концов, когда её запал кончился, она заревела, обняла его, и уткнулась в шею.
Ему казалось, что с её слезами выходит его боль, что внутри становится, не так холодно, что и из него водою выходит злость. Какое-то время они сидели в обнимку.
– Ты сама-то как? – прервал тишину брат.
– Нас с Хэном чуть не убили какие-то мерзкие твари из Хапанского сектора, – с облегчением произнесла Лея, – во время первого собрания из-за происшествия я уловила мысли Мон, что она сожалеет, что меня не убили. Я решила, что это она подстроила нападение, и моя паранойя окончательно разыгралась. Хэна пришлось отправить к тебе. Я залезла в голову всех участников Малого Совета. Перевернула всю службу безопасности, допекла Кракена, по итогу поговорила с отцом.
– Помогло?
– Частично, – со вздохом продолжила она, – он окончательно убил мои подозрения с Мон, и перенаправил их на хапанцев. Так же его объявление Серого флота вызвало очередной скандал в кругу Малого Совета. Мадина снова готов развязать войну с ним, Борск роет компромат и планирует какие-то интриги, Додонна хочет уйти на покой, Риекан и Кракен пока сохраняют трезвость ума и крепкую хватку.
– Это обнадёживает, – улыбнулся Люк, ища хоть что-то положительное в ситуации.
–Мама не выходит на связь. Хэн хочет придушить Мадину… – резюмировала принцесса, а потом дополнила: – возможно, и хапанского принца. И, знаешь, Люк, порою я чувствую себя единственной вменяемой в этой психиатрической лечебнице.
Брат засмеялся, тихо, сдавленно, и ей самой стало легче, она поддержала его,вместе громко смеясь.
– Из твоих рассказов, выглядит всё в вполне так, – ещё смеясь, сказал Люк.– Я думаю в реальности ситуация намного хуже…
– Ты про опасность или про психиатрию?
Они сидели в обнимку и просто разговаривали, делясь всеми страхами и рассуждениями. Люк даже смог поговорить о Маре и об её уходе, Лея поделилась с братом опасениями, что Мон может доказать, что она дочь Вейдера.
Стало легче. Обоим.

День одиннадцатый.
Лее пришлось вернуться в столицу, Люк получил сообщение от отца. Ему снова нужно было прилететь на «Исполнитель». Благо нынешняя столица Серого флота находила на верфях Куат, и перелёт занял не столько времени, как в прошлый раз.
– Только не говори о том сражении, – с порога начал Люк, входя в кабинет Лорда Главнокомандующего.
– Оно было великолепно построено и идеально высчитанным, – всё равно начал с чего хотел Вейдер,– я видел запись. Чисто, красиво и элегантно. Так работают настоящие полководцы.
Скайуокер нахмурился, получить такую похвалу от Лорда Главнокомандующего дорогого стоило, и даже при учёте его родства, отец никогда не хватил понапрасну. Ему было приятно услышать это, но и с тем, ему не нравилось то, куда он вёл.
– Это было обычное сражение…
– Которое было бы проиграно, если не твоё вмешательство.
– Ты послал мне подкрепление.
– Ты бы и без него справился.
– Зачем ты дал мне координаты самого центра боя? – спросил Люк.–Я же мог погибнуть по выходу!
–Тебе нужна была встряска, – отмахнулся ситх. – Ты бы не погиб, я был уверен в твоих навыках и не просчитался. Ты бы лучше подумал о своём будущем.
–Кажется, мы это обсуждали, – присел Люк за стол, напротив Лорда, – моё будущее связано с Орденом Джедаев и я от своего не отступлюсь.
Отец поднялся с места, оборачиваясь в свой огромный иллюминатор, закладывая руки за спину. В его плотном поле Силы, что-то менялось, джедай прямо видел, как его Тьма, что-то сдавливает и смалывает внутри отца. Что-то случилось, но он не мог понять что. Аура Повелителя Тьмы была слишком плотной и мощной, чтобы разглядеть. Но что-то поменялось.
– Да, твой путь лежит по тропе джедаев, но этот путь не имеет конца, – глубоко и сдержано произнёс механический бас, даже с опасениями, тщательно подбирая слова.– В тяжелые времена джедаи переплавляли свои навыки созидания и становились солдатами.
– Ты говорил, что это не всегда было оправдано и эффективно.
– Да, не многие могут вести за собой людей, выигрывать сражения и брать командование,–согласился отец, чтобы вывести свою мысль:–И для этого не обязательно быть одарённым. Но если в человеке объединяется Сила и талант военачальника – это нельзя игнорировать.
– Я не хочу воевать, – жестко ответил джедай. – Мостик и командование – это не моё. Это твоё место.
– Люк, послушай, – попытался успокоить распаленного сына Лорд, – я не предлагаю тебе своё место. Я лишь хочу, чтобы ты посмотрел на ситуацию с другой стороны.
– С какой?
– Ты - коммандер со сверх привилегированными возможностями, по моему приказу, или по приказу правительства Новой Республики, или по необходимости Союза и велению Силы, ты вступаешь в сражения. Порою в очень сложные, с меньшими ресурсами или в патовых ситуациях. Но ты попадаешь в эти сражения, ты берёшь ответственность и командование на себя, и ты можешь выигрывать эти сражения.
– Тогда в чём проблема? – не понимал, куда теперь ведёт отец.
– В том, что твои победы всегда на грани фола, – ответил главком, – они всегда на волоске от провала. Ты всегда выкручиваешься за счёт своей одарённости, а не реальных знаний стратегии.
– Ты сказал, что я чисто выиграл прошлое сражение!
– Да, потому что на такой размах у тебя хватило опыта и знания, а порою, его не хватает.
Люк соскочил с кресла и взмахнул руками:
– Я командир авиации, я знаю свои реальные возможности и не стремлюсь брать на себя больше, чем могу!
– Но ты можешь больше. И берёшь больше, – Вейдер упёрся руками об стол.–Сын, я не прошу тебя становиться капитаном корабля и расти до адмирала. Я хочу, чтобы ты прошёл курс подготовки высшего командования.
Простое предложение, которое отец чуть не превратил в ссору.
– Как с тобою тяжело, – признался Люк, опять присаживаясь на кресло, готовый обдумать предложение.
– С тобою не легче, – парировал отец, садясь напротив.
– Я согласен с тобою, что в данном бою я перегнул палку и взял на себя слишком много, – начал Люк, унимая свои эмоции, – ноя видел, как можно выиграть это сражение. Если бы я не видел расклада, я бы никогда не взял командование на себя сверх своего звания. Согласен, что мне не хватает теоретических знаний и классической школы командования, которая есть у того же Хэна. И в своё время, я бы многое отдал за такое предложение, отец. Но не сейчас,– он посмотрел прямо, уже без страха вглядываясь в тёмные визоры маски, –Во-первых, для прохождения этой программы мне не хватит начальной базы…
– Хватит.
– Даже если это так. Она займёт всё моё время на годы.
– Полгода.
– Отец... – он снова встал и прошёлся по кабинету, – как только я получу такое образование, и ты, и Республика никогда не дадите мне заниматься тем, чем я хочу. Вы никогда не дадите мне уделять всё свое время восстановлению Ордена Джедаев. Даже сейчас, когда я вернулся во флот на неслыханных ранее правах, когда я имею право командовать и твоими силами, и республиканскими, и всего «Союза», и имею право в любой момент не выполнить приказ и уйти. Я всё равно постоянно в сражениях. В космосе, в крестокрыле.
– Это твой выбор.
– Нет, отец, мой выбор – восстановление Ордена Джедаев.
Когда-то Вейдер себе пообещал, что больше не будет вмешиваться в дела джедая, что новому ордену нужен новый подход, что возможно, Люку стоит начать всё с начала и старые догмы ему ни к чему. Сейчас, глядя в голубые глаза сына, полные упрямства, веры и силы,он понимал, что если он и дальше будет так бездействовать, то он может потерять его. Возможно, он совершает ошибку, а возможно нет.
На всё веление Силы.
– Хорошо, – он достал инфо-кристалл, – здесь записи всех боёв с твоим участием, которые есть в моих архивах. Посмотри их внимательно и хорошо всё обдумай.
– Хорошо, – кивнул сын, беря кристалл, – но я от своего не оступлюсь.
– Я знаю. Поэтому моё предложение об обучении не имеет срока.Вот координаты моего замка, в системе Вьюн,– он забил на коммутаторе координаты системы, – завтра я подготовлю для тебя описание и все ключи, чтобы ты смог туда добраться.Там я собираю всю информацию, которую считаю нужной или важной.– С каждым словом лицо мальчика стало вытягиваться, демонстрируя удивление.–Включая методики работы с Силой. Люк, имей в виду, там знания и ситхов, и джедаев. Неправильное их толкование или использование могут привести тебя не просто во Тьму, они могут привести тебя в Пустоту.
Для закрепления эффекта, Повелитель Тьмы поднял в памяти джедая образ Императора, образ чёрной Пустоты в плотном полотне всей Вселенной.
Мальчика передернуло.
– Я понял. Но… – он встряхнул голову, переваривая услышанное: – информация джедаев?– Волна возмущения поднималась в нём: – Ты знал, что все старые хранилища были пусты… потому что ты сам всё забрал… Почему ты с самого начала мне не сказал?
– Я говорил, что эта пустая трата времени.
– Отец… – возмущение и даже ноты разочарования отразились не только в голосе мальчика, но и в его глазах, – почему ты мне сразу не отдал их мне? Почему молчал и просто смотрел, как я собираю по крохам информацию о местах, где могут быть архивы джедаев… зная, что это всё в пустую?! Почему сразу не рассказал и не отдал?
Эмоциональная волна джедая не затронула каменного Повелителя Тьмы. Вейдер холодно выслушивал возмущения сына, отмечая, что расставание с Джейд не в лучшую сторону повлияло на него. Ему возможно нужно время, чтобы собраться.Он ещё раз обдумал разумность своего решения пускать сына в архивы. Тем более сейчас, тем более в таком состоянии.
Хотя возможно именно сейчас ему нужно дать то, чего он больше всего желает.
– Я считал, что ты не готов.
– А сейчас готов? После того, как пролазил все пустые катакомбы?
– И сейчас я в этом не уверен.
–Почему?
– Потому что, сын, там содержится вековая информация работы с Силой, методики которые опасны для неокрепшего человека.
– Ты считаешь меня таким?
– Да, сын. Потому что ты не видел и половины, того, что видел я. Твои учителя никогда не рассказывали тебе, что иногда от Силы одарённые сходили с ума. Что не все ситхи осознанно ступали на Тёмный путь. Что не все суждения джедаев были светлыми и праведными. Там хранятся методы владения Силы, которые могут вызвать неуправляемые последствия, как в Силе, так и в душе одарённого.
– Отец, я осознаю всю степень опасности, – первый отступил Люк, понимая, что сейчас спор уже бессмысленный. Что отец поступил так, как считал лучше и будет поступать так и впредь.–Изучение архивов я начну с истории. Если она там есть.
– Есть,– сказал Вейдер, ценя компромиссный шаг сына.– В библиотеке есть хранитель– это дройд-секретарь, он не может покидать замок ни при каких условиях. При его сборке я вставил детонатор, который запустится, если его память попытаются копировать или вывести за пределы замка. Тебе нужно будет передать ему инфо-кристалл от меня, и только после этого он будет выдавать тебе соответствующую литературу.
–Спасибо.


--------------------
"Ели у вас нет ног - бегите...
Если у вас нет надежды - творите..."
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Ариша
сообщение 29 Май 2017, 17:52
Сообщение #784



Иконка группы

Группа: Бывалый
Сообщений: 1291
Регистрация: 8 Май 2011
Из: Челябинск
Пользователь №: 8905



9 глава (2 часть)

Как только Лея вышла из комнаты брата, за её спину встали два телохранителя: один агент Риекана, второй- длинноногая хапанка. Сам вид этой девушки вызывал у неё комплекс неполноценности и женскую зависть. Но с этим она как-нибудь справится.
После встречи с братом ей стало легче.
Отношения Люка с Марой для неё были чем-то… таким… несущественным. Для неё важнее были его состояние и настроение… она видела его счастливым, чувствовала его… полноту, целостность… Таким в её понимании должно было быть состояние джедая в уединении и понимании себя и Силы. Она знала насколько важны для него были отношения с отцом, её собственное состояние и взаимопонимание с родителями. Признание его идей и заслуг. Он упрямо двигался по своей сложной тропе и именно это, по мнению Леи, давало ему силы. Люку было хорошо с рыжей стервой, Джейд не мешала его идеям, не встревала в отношении с семьёй и друзьями, но Лея и не догадывалась,на сколько глубокими были его чувства к ней.
Только острота его боли была сравнима с этой любовью. Внутри Люка осталось огромная рана, которая ещё долго будет кровоточить.
Джейд ушла… и, возможно, это к лучшему.
Они не пара, считала Лея, видя холод и агрессивность рыжей. Люк нёс в себе больше чем свет и доброту, в нём было милосердие, вера. Он отдавал всего себя своей идеи, и в пару ему нужна та, которая сможет ценить это, будет понимать его и поддерживать.
А это расставание они переживут.
Её комлинк был, как обычно, переполнен новыми сообщениями, среди которых требование Канцлера вернуться в столицу. Лея внимательно прочитала сообщение и решила, что ещё не готова для разговора с Мон. Обдумав всё, она решила, что по пути на Корусант сможет сделать ещё пару важных дел. Одним, из которых была встреча с сенатором Набу, которая являлась так же и дипломатом «Союза», во дворце на орбите столицы.
Странное ощущение болтика в общем механизме, который запустился с… она не знала с какого времени, не давало ей покоя. В решении пойти на переговоры с хапанцами она была уверена, и оно казалось правильным с самого начало и по сей день, но что-то беспокоило.
Уже по выходу из гиперпрыжка она связалась с братом:
- Наш отец – не просто ситх – он…. – у Люка закончился общегалактический и он перешёл на хаттес.
- Да, братик,что он вытворил на этот раз? –в возмущении брата не было злости, а на его губах снова была улыбка.
- Архивы джедаев у него.
- С-с-ситх… - сквозь зубы, произнесла она, понимая всю абсурдность и подлость данной ситуации, - я от него такого не ожидала.
- Я тоже.
- С ним всегда надо держать ухо востро и не расслабляться.
- Это точно. – Люк был в шлеме и куда-то летел в крестокрыле. - Но он отдал мне координаты места, где они хранятся. Так что я на какое-то время пропаду со связи.
- Куда ты летишь, разумеется, сказать не можешь.
- Нет, не могу, и не знаю, будет ли там связь. Отец капитально прячет свои секреты, и только он знает, как меня найти.
- Хорошо, Люк, – с грустью в голосе, ответила Принцесса. - Я рада, что ты наконец-то получишь их. Я знаю, как они важны для тебя.
- Береги себя, и будь осторожна с хапанцами.
- Обязательно.
- Да прибудет с тобой Сила.
Он ушёл в гиперпыжок, растворяясь в космосе. И она осталась одна. Разумеется, она всегда может с ним связаться через Силу, отец придёт по первому же её сигналу, мама… где сейчас мама, она не знала, но вот её ей сейчас больше всего не хватало.

***
То что ему нет места на Корусанте, он понял ещё будучи падаваном. Сердце тянуло его на Набу, но прилетев туда один раз, после становления Империи, оно замолчало, и он окончательно потерялся посреди бескрайнего космоса, который был весь его, но в котором не было ему места. Рыжая девочка как то сказала, что «Исполнитель» заменил ему дом, и она была права, но до появления его разрушителя, он построил себе другой дом. На спрятанной планете, в никому не известной системе, он возвёл замок и спрятал туда всё своё прошлое, страхи и одиночество. Огромное строение с множеством залов, библиотек, ремонтных, мастерских и испытательных полигонов, в котором жили только дройды. Он много лет свозил туда всю информацию, которую собирал по всей Галактике, о Силе, о джедаях и ситхах, о древних учениях и религиях, о неизвестных расах и культурах. Всё, что казалось ему интересным, он хранил там. Замок отражал его сущность: огромный, чёрный, с невероятным количеством знаний, технических мастерских, пустой и холодный, с болтливыми дройдами, которых он сам собирал. Наверное, сын оценит их общество, улыбнулся про себя Вейдер, и придумает что-нибудь с отоплением.
Сомнения ещё занимали его разум, правильно ли он поступил, отдав ключ от замка Люку,но что сделано, то сделано.
Когда-то он прятал джедайские архивы в замке от Палпатина. Император считал, что если он получит доступ к древним знаниям, которые от него скрывали магистры джедаи, то немедленно свергнет его. Безумец и не подозревал, что эту мысль он обдумывал сразу, как только почувствовал мощь Тёмной стороны. Если бы тогда, на Мустафаре, Падме поддержала его, то он бы не стал медлить с реализацией её, но после…
После ни какие знания и древние методики не могли залечить его раны и вернуть былую мощь.
И уверенность.
Или он ещё не нашёл их.
Сейчас же в недрах своего нынешнего дома он хранил оружие, против себя самого и всех одарённых.
«Исполнитель»- разрушитель сверх класса, являлся не только флагманом самого сильного в Галактике флота, но и мобильной столицей нового государства. С его боевой мощью никто не мог сравниться. Главнокомандующий не задумываясь, посылал свой флагман в самые серьезные и масштабные сражения, исключая любую мысль, о том, что на корабле может быть что-то сверх ценное и опасное для него.
«Бесстрашно скрываете свои страхи, Лорд»,- сухо и без интонации прокомментировал Траун его решение, но в этой фразе было столько сарказма и усмешки, что ситх ухмыльнулся.
Изучение исаламири было жизненно необходимо. Знакомство с ними сразу зародило массу не самых приятных мыслей и опасений.
Такие опасности джедаи предпочитали прятать, ситхи – уничтожать, а он решил- изучить.
Собрав команду надёжных учёных, в числе которых так же были одарённые, он создал спец. отдел по изучению этих животных, и начал поиски подобных явлений.
Первичной задачей изучения исаламири стала блокировка их способностей и действий, помимо их смерти. Как только удалось установить, что кортозис, уже известный материал, который способен нейтрализовать световой меч, может и ограничивать влияние исаламири, Вейдер перенёс лабораторию с ведущими специалистами на «Исполнитель». Он внимательно следил за изучениями, понимая, что это может спасти не только его, но и его детей.
Уже полученные знания, он спрятал в ключе, который отдал сыну. Хранитель знает, куда положить эту информацию.К тому времени, когда Люку понадобятся эти знания, изучение будет закончено.

***
Широкой улыбкой и тёплыми объятьями встретила её Пуджа Наберри. «Союз» стал семейным проектом, что очень забавляло Пуджи. С ней Лее было легко работать, они быстро находили оптимальные решения. Жизнерадостность и лёгкость,с которой двоюродная сестра относилась к сложным ситуациям вокруг них, восхищали Лею. Пуджа никогда не держала бластер в руках и избегала агрессивные столкновения, но была непревзойденной на политической арене, тонко балансируя над пропастью, делая это с мастерством. «С фамильным мастерством», - поправил как то она Арти, когда та выражала свою похвалу племяннице.
Во времена Восстания, Лея с осторожностью принимала помощь от сенатора, опасаясь её способности идти на компромисс и угождать правителям Империи, Королеве Набу и своим интересам. Пуджа была настоящим политиком, как и Дармин. Теперь же их родственная связь давала уверенность и перевела их отношения на совершенно другой уровень.
-Тебя очень ждут на поверхности, - заметила Пуджа, во время встречи, прогуливаясь по обзорной площадке, с которой открывался космический видна поверхность столице. Планета-город светилась и переливалась различными огоньками на тёмном фоне.
- Знаю, - сдержано ответила Лея, вглядываясь в горизонт, на котором красовались драконы хапанов.– Не хочу туда.
Наберри понимающе кивнула и положила руку ей на плечо:
- Не знаю смогу ли я тебе чем-то помочь, но могу сопровождать тебя, как дипломат «Союза». У меня много вопросов, которые скрасят твой досуг, – и лучезарно улыбнулась.
Мама рассказывала, что её тётя – Сола, мать Пуджи, научила её улыбаться в любой ситуации. Что именно от Солы Пуджа унаследовала свою лёгкость с жёсткой хваткой. Что сестра мамы всегда находила подходящие слова и умела поддержать. Лея хотела, чтобы сейчас рядом был брат или Хэн, а лучше мама, но они все были далеко, а Пуджа рядом.
И в ответ, копируя искреннюю широкую улыбку, Лея согласилась:
- С удовольствие рассмотрю все Ваши вопросы, сенатор.

***
Разобравшись на станции «Союза» сначала с последствиями после нападения, потом с пленёнными пиратами, передав кого надо кому надо, вздрючив высшее руководство станции, а так же командиров. Сделал пару перераспределений, завёл пару служебных расследований, разобрался с поставками и охраной караванов,ещё раз наехал на безопасников, поручил разведке разобраться, откуда у пиратов сведения о маршрутах, отправил более сотни офицеров на переподготовку, настрочил с десяток отчётов, связался со столицей, поругался в очередной раз с Мадиной. Подправив воротник, Хэн Соло тяжело выдохнул:
- Что-то устал я, Чуи, быть генералом.
Вуки издевательски зафыркал.
- Да-да, - шагая по коридору, расстегивая китель, мечтал Соло: - вот бы сейчас, как в былые времена, рвануть за Принцессой, хватануть малыша, посидеть в какой-нибудь кантине под прикрытием, подраться с каким-нибудь головорезом и беззаботно свалить на край Галактики.
Чуи протяжно заревел, сообщая, что Люк написал ему ещё двое суток назад, что свалил он на край Галактики в одиночестве – не терять, если что связь через ситха, а Принцесса ужасно занята на каких-то переговорах и через сутки должна быть в столице, по приказу Канцлера. Расследование по покушению идёт полным ходом, уже есть подозреваемые.
- Ну… дела не так уж и плохи, - оптимистично заявил кореллианин, - мы хотя бы знаем где искать Принцессу. Готовь «Сокол».

***
Шестьдесят три звёздных хапанских дракона, как стражи, расположились на орбите Корусанта. Лея ещё раз их пересчитала, понимая, что зря задержалась в пути.
Канцлер с генералами встретили их прямо на посадочной площадке:
- Хапанские послы прибыли, просят официальной встречи с тобой,- Мон была сильно взволнована, приветственно кивнув ей и сенатору.- Твоё отсутствие накаляет обстановку.
- Предполагаем, что на борту Королева-Мать,- сказал Кракен, - возможно, она хочет высказать извинения по поводу покушения, а наша задержка её оскорбила.
- Хапанцы не извиняются, - поспорил с этим Риекан, - от них ничего хорошего ждать не стоит.
-Вы считаете, что покушение на Принцессу достаточный повод, чтобы Королева покинула свой безопасный дом? – скептически высказалась сенатор Наберри.
- Согласна, - поддержала её Лея,- возможно, они хотят сообщить о своём согласии на наше предложение.
- Я бы на это не надеялся, - сказал Риекан.
- Хапанцы не чего не делают просто так, – согласился с генералом Кракен.
- Тем не менее, визит назначен через час в Большом Приёмном Зале, – заявила Мон. -Будьте готова,Принцесса, и помните, Вы будете говорить от лица всей Республики.
- А Вы? – Лея посмотрела ей в глаза.
- Меня не приглашали. Хапанцы просили встречи только с тобой.

***
Она уже одела белое классическое платье двора Альдераана – универсальная форма одежды при её статусе. Косы с серебряным нитями заканчивали плести, оставалось выбрать аксессуары: пояс и наплечники. Активировав изображения украшений, которые могут подойти к её наряду, стала их пролистывать. Она должна выглядеть величественно и роскошно, но альдераанский титул и Королевское воспитание не позволят ей одеваться под стать хапанским женщинам. Пролистав каталог, она не смогла выбрать подходящие.
- Прошу прощения, Ваше Высочество, - затараторил 3ПИО, - не прилично Вас торопить...
- Сколько у меня ещё времени? – перебила его Лея, подходя к своему гардеробу.
- Пятнадцать минут до выхода…
- За пятнадцать минут можно добраться до истребителя и долететь до орбиты…
- До орбиты за пятнадцать минут не долететь, - прокомментировала вошедшая Пуджи Наберри. Оглянулась, Лея восхитилась её красотой: она-то могла поспорить с хапанскими женщинами, особенно в этом золотом платье с открытыми плечами.
- «Тысячелетний сокол» долетал за двенадцать, – возразила Лея, возвращаясь к гардеробу, нервно раздвигая вешалки с плащами. Ей на глаза попался длинный глубоко чёрный плащ, к которому были тонкие серебряные наплечники с рубиновой россыпью.
- Он шикарен, но не к месту, - заявила сенатор, которая встала за её спиной. Лея хотела заметить, что в выборе гардероба она не нуждается в советах, но посмотрев на Наберри, поняла, что та ещё и ответит, и заставила себя отодвинуть плащ, который в действительности был не к месту. Но что одеть…
- Тебе нужны опалы… браслеты-наручи, ожерелье-стоечкой и … - Пуджа профессиональным взглядом осмотрела лицо девушки, - губы поярче.
Принцесса не стала ни спрашивать почему, ни спорить. Сейчас она бы одела военный комбинезон и заплела волосы корзинкой, но в таком виде, она не могла явиться к послам хапанов и, пользуясь советом Набу, выбрала украшения и подвела губы, ещё раз осмотрела себя в зеркале, признавая, что не зря послушала сестру.

***
Большой Приёмный зал представлял собой огромную площадку более километра в длину и обрамлённую четырнадцатью балконами-ярусами. Там где всегда располагались места правительства, сейчас было оставлено лишь одно кресло, с высокими резными подлокотниками и обшитое синим бархатом. Место напоминало трон.
Всё правительство Новой Республики и весь высший свет Корусанта уже заняли свои места, когда в зал строевым шагом вошли гвардейцы в синих одеяниях и с серебряными символами на плечах. Гамм прекратился, когда появился точёный силуэт в белом одеянии. Подол платья легко развевался, создавая впечатления больше видения, но переливы опала заявляли о реальности Леи Органы,Принцессы уничтоженного мира, но не сломленного народа, символа Альянса за восстановление Республики и мира в Галактике.Внешне нежная, внутри стойкая девушка с приветливым выражением на красивом лице величественно прошла до своего места, занимая трон. Все камеры Галактики в этот момент сосредоточились на Принцессе, транслируя приём, комментируя происходящее, выдвигая предположения.
Лея контролировала своё дыхание, чётко следя за мимикой. За спиной, которая должна быть ровной, и ни в коем случае не прикасаться к спинке кресла. За правой рукой, которая должна расслабленно лежать на подлокотнике. За левой рукой, которая так же должна быть расслабленна, но не небрежно лежать на подлокотнике. За взглядом, которым она ровно провела по ярусам, находя Мон в первом ряду, в сопровождении генерала Мадины, рядом сидел Карлист, о чём-то переговариваясь с Пуджей. По левую руку от Мон сидел Борск. Не найдя взглядом Кракена, она припомнила слова генерала: «Если разведчика станут замечать в толпе, то его пора расстреливать».Улыбнувшись про себя, Лея перевела взгляд на хапанский шаттл, который приземлился в центре залы.
Первой с трапа сошла длинноногая брюнетка,в лёгком перламутровом платье, украшенном топазами. Грациозно, лёгким, практически танцевальным бегом, она подбежала к ней, и величественно поклонилась, опуская на колено. Лея оценила поклон и слегка кивнула, позволяя. Особа изящно поднялась, как цветок, который только напился воды, и посмотрела на неё ярко-голубыми глазами, в которых сверкала глубина хрустального озера:
- Элленеселлибет эТа'аЧьюм. Шака Лея, эренесета'апеллесеранелХэйпс, –громко, ораторским поставленным голосом, произнесла хапанка. -Реннителлесароон! – Обернулась и хлопнула в ладоши.
Лея частично, но не в совершенстве, понимала хапанский, поэтому носила в ухе переводчик: «Достойная Лея, приношу тебе дары от шестидесяти трех миров Хэйпа. Радуйся им». Ей понадобились усилия, чтобы удержать свою праву бровь. Дары? От хапанов? В честь чего? Особенно от всех миров… Подавив глубокий вздох, она наблюдала за красотою танцовщиц в сверкающих нарядах, следом за ними вышли музыканты, которые распределились по периметру, что сразу напрягло службу безопасности.

***
- Прощу прощения, - отчеканил Фирмус, войдя на совещание Главнокомандующего и двух министров, - срочное донесение с Корусанта. Разрешите включить прямую трансляцию.
Лорд коротко кивнул, сворачивая файлы, которые они обсуждали ранее.
В начале совещания Траун предупредил, что в столицу прибыли хапанские послы, и ситх приказал немедленно сообщить о ситуации. Трансляция с Большого Приёмного Зала шла по всем каналам Центральной Галактики. Траун зачитал сообщение:
- Хананцы привезли дары Принцессе со всех своих миров.
- В честь чего? – задумчиво почесал подбородок Пиетт, внимательно смотря на голоизображение над большим столом.
- Пока неизвестно, - переплёл пальцы министр внешней политики.
Под своеобразную музыку и красивые танцы,хапанцы вручали Принцессе сундуки с драгоценностями, древние артефакты, звёздные корабли и заповеди мудрых старух. Главнокомандующий, нахмурив брови, следил за представлением, как и все, ожидая центральной развязки. Хапанцы просто так не одаривают.

***
Плавно выйдя из гиперпространства, Чубакка, наученный горьким опытом, сразу подключился к общей сети, просматривая основные новости.
Хэн не успел подняться с кресло, как вуки недовольно заревел:
- Что там, Чуи?
Не тратя время на объяснения, вуки активировал изображение на основной экран: не превзойденная в своей красоте Лея Органа на троне принимает подарки от хапанцев.
- Что-то у меня плохое предчувствие, приятель.

***
Наблюдая за событиями в столице, Падме поняла, что не дышит, жалея, что смотрит на происходящее на небольшом мониторе за десятки парсеков, а не с балкона на Корусанте. Она уже знала, чем закончится это представление.
Музыка резко замолчала, а девушки замерли в ряд. Повисла давящая тишина не только в столице, но и на всех цивилизованных планетах, наблюдавших данное событие. Держа идеальное приветственное лицо настоящей правительницы, Лея не опустив взгляда, спросила:
-Вы говорили о дарах со всех шестидесяти трёх миров, я вижу только с шестидесяти двух.
Падме улыбнулась: слова не Принцессы, слова Королевы, и мысленно поаплодировала дочери. На весь экран показали одобряющую улыбку посла. Падме уже не вслушивалась в слова и представление на экране, забивая координаты полёта, подготавливая «Крылья ангела» к взлёту.
Её интересовало только, сколько времени на решение возьмёт Лея и хватит ли ей его, чтобы добрать до столицы.

***
Интересное предложение на коленях сидело перед ней. Принц Изольдер был хорош во всём и всегда. По крайне мере в тех обстоятельствах и ситуациях, в которых она его видела, и сейчас он был тоже великолепен. Глядя в серые глаза Принца, которые напоминали ей горы на Альдераане, она складывала все его слова и действия Королевы-матери в единую картину. Она не была готова к такому. Чувствуя внимание всего Корусанта, она, подбирая слова, произнесла:
-Народ Хапана, в лице Королевы-матери, щедр и величествен. Для меня большая честь получить такое предложение от столь великого народ и его несравненной правительницы. Передайте Та'а Чьюм, что её дары изысканны, её щедрость не знает границ, но мне нужно время, чтобы обдумать столь серьёзное предложение.
В зале поднялся шум, представители Хапана, непонимающе переглядывались, посол подошла к Принцессе:
- Террефель н ласарламелла н сесселтар?
Лея задумалась: сколько ей надо времени для принятия решения?
Ответ: «ни сколько, я не собираюсь замуж», крутился на языке, но невольно она посмотрела на Принца. Будучи у хапанцевв гостях, она призналась себе, что ей доставляет удовольствие смотреть на него, а сейчас особенно. С голым торсом, он был весьма…
- Тридцать, - волевым движением она перевела взгляд на посла,- общегалактических тридцать суток.
Девушка глубоко поклонилась и, встав одновременно с Принцем, удалилась на шаттл. Делегация свернула дары и так же покинула зал. Лея поднялась с трона, не дожидаясь отлёта шаттла, и покинула зал под пристальный взгляд миллионной толпы.

***
В боевом порядке стражи покидали свои места, а затем изрители с балконов. Пиетт выключил трансляцию. Градус в кабинете падал в месте с растущим напряжением в столице, а клубы Тьмы волнами расходились за спиной Лорда. Главнокомандующий был в ярости. Его грозное дыхание заполняло тишину. Пиетт уже рассчитывал последствия такого предложения…
- Убить, – пробасил одно слова Лорд Тьмы.
Испуганный Фирмус посмотрел на адмирала в немой мольбе. Помощник не знал о родстве Лорда и Принцессы и не мог понять, кого убить. Чиссу не нужно время для контроля эмоции, поэтому Траун быстрее остальных рассчитал последствия подобного предложение и успел предположить очередную войну, которую они разожгут, выполнив приказ Лорда. Адмирал не видел перспектив в ликвидации хапанского Принца, для развития и продвижения их плана. В частности развитие и помощь чисскому сектору. Ему это было невыгодно.
- Смерть Принца Изольдера на территории Новой Республики сорвёт соглашение между Республикой и хапанцами, но Королева-мать истеричная и принципиальная женщина, которая будет мстить.
- Для нас это уже не важно, - пожал плечами Пиетт. – Главное, чтобы не добрались до сути.
- Вы правы, Республиканцы кинут все силы на расследование.
- Сделайте так, чтобы не нашли, - ярость гремела в механическом басе, но Трауна это не волновало.
- Конфликт хапанцев и Новой Республики заставит вмешаться Вашего сына. И нас, как следствие.
- Предлагаю подождать, милорд, - прочистил горло Пиетт, - имея в виду личные отношения генерала Соло и Принцессы Органа, она, возможно, откажется от такого предложения.
Чисс посмотрел на адмирала:
- Вы романтик, уважаемый министр. Вероятность такого решения сорок три процента. Не достаточно велика, чтобы рисковать.
-Что Вы предлагаете?- повернулся в сторону чисса Лорда Главнокомандующий.

***
- Чуи, я надеюсь, ты ещё не подал опознавательной сигнал?
Вуки отрицательно потряс головой.
- Хорошо, давай курс на ночную сторону. Не будем спешить.

***
Её грудь сковало волнение, Лея прошла пару коридоров и влетела в один из залов, где находились представители Малого совета.
- Канцлер, можно с Вами переговорить? – Лея окинула всех взглядом так, что мужчины всё поняли.
Дождавшись пока все выйдут, Мон поднялась с места, понимая яростные эмоции Леи и готовясь, к тому, что их разговор не пройдёт мирно за столом.
- Ты знала?! – выплеснула в одном вопросе своё негодовании ситхова дочь, используя всё своё влияние через Силу так, что Мон стала тяжело дышать.
- Нет, Лея, мне ничего не было известно. Такое предложение…
- Их предложение полетит в трубу, если Королева-мать узнает о моём происхождении, - не спускала взгляда Лея ударила, идя ва-банк. Невидимые оковы сковали Мон, жуткое ощущение знакомое после общения с ситхом, захлестнуло чандрилианку, но она твёрдо стояла на ногах, не сводя взгляда:
- Я думаю для неё это не важно, - пыталась успокоить взволнованную одарённую, Мон, старалась разорвать расстояние между ними и отвязаться от ощущения, что ситхова дочь пытается залезть ей в голову. – Лея, пойми, ты не только Принцесса Альдераана, ты –Принцесса Восстания! Твоё происхождение уже давно не играет никакой роли. Ты стала символом свободы и демократии! Ты –Принцесса Лея! Ты- возглавлявшая Восстание и Альянс, подписавшая Союз и уничтожавшая Империю. Лея, не важно, что Вейдер твой отец. Это не сможет тебя уничтожить ни в Республики, ни где-либо ещё. Именно поэтому Королева-мать выбрала именно тебя своей преемницей. Ты сильна во всём: и в правлении, и в бою. Ты вела за собой людей на смерть, ты поднимала людей на мир. Ты умеешь править и воевать. Именно поэтому Та'а Чьюм хочет выдать тебя… или его за тебя…
Глубоко вздохнув, Лея,глядя в глаза чандрилианки, чувствовала, что она говорит правду. Расслабившись и пользуясь моментом, одарённая зацепилась за мысль… за эмоцию Мон, увидев её рисунок в Силе, она поняла её суждения и намерения. Она не желала ей смерти, она её… боялась, а с тем и опасалась.Облегчённо вздохнув, Лея отпустила мысль, что Мон хотела её смерти и сложила все пазлы головоломки. За покушением стояли хапанцы, которые раньше прочих узнали о намерениях Королевы-матери и хотели убить её.
Это было похоже на правду.
- Даже если и предположить, что это так, - произнесла Лея, стараясь унять свои эмоции,- я не могу принять их предложения.
- Из-за генерала Соло?
Принцесса кивнула.
- Лея, тебе предлагают политический брак. – Мон искренне не понимала причину её отказа,- ты сможешь сохранить отношения с генералом и получить весь Хапанский сектор. Подумай, сколько ты сможешь сделать став Королевой-матерью? – Она подошла ближе, положив руку на плечо Принцессе, видя её растерянность и сомнение: -Лея, личные отношения – это не повод отказываться от предложения, которое сулит столько благ обществу.

***
Планета-город уже много столетий не засыпала, живя в своём бешеном ритме, которые не могли сбить ни переворот, ни война, ни блокада, а уж предложение хапанцев тем более. Но, как и везде, существовало особое время – три тридцать ночи, когда даже самые трудоголики ломались и начинали дремать. Именно в это время Хэн Соло выбрал, чтобы вернуться домой. Сонно шагая по Альдераанскому крылу, к покоям Принцессы, он недовольно расстегнул куртку и воротник рубахи.
- Привет, ребята! – поприветствовал он охрану: двух парней Риекана, и хапанскую девицу, - что у вас тут так душно? Хоть бы вентиляцию открыли.
- Она открыта, сэр, - отчитался один из альдераанских охранников.
Генерал невольно засмотрелся на хапанку: блондинистая особа сверлила его тяжёлым взглядом в ответ, держа руку на оружии:
- Расслабься, красотка,я тут сегодня ночую, - заявил генерал, подозревая, что охранница будет против. –Вот документики.
Протянул свой опознавательный чип мужчина, и, к ярости воительницы, генерал Соло входил в список привилегированных людей, допущенных до Принцессы в любое время суток без дополнительного оповещения и досмотра.
- Доступ разрешён, генерал, - отчеканил альдераанец, который в лицо знал кореллианина, и пропустил, внеся посещение в журнал.
- Там тоже, чтобы окно открыть – надо у вас спросить? – уточнил Соло, указывая пальцем на дверь покоев.
- Внесите свой код в систему безопасности, и она разрешит, согласно Вашим правам. Но не рекомендуем, генерал…
- Знаю-знаю… - отмахнулся Соло, лениво заходя в помещение,- спокойно ночи… или утра? - тут же ложа руку на выключатель, не позволяя системе включить свет. Усталую дремоту Соло как рукой смахнуло, он аккуратно осмотрелся,с первого раза находя спальню. Пошарив в потайных карманах куртки, он нашёл маленький футлярчик с мазью. Расслаблено подошёл к приоткрытой двери, он нанёс мазь на губы, и убрал футляр обратно в карман, начиная отсчёт.
Свернувшись клубочком, его Принцесса спала на краю кровати, скинув с себя одеяло. В домашних штанах и свободной кофте, даже волосы не до конца расплела. Во сне она вся сжалась, стараясь быть ещё меньше.
Замучили, возвышенность …
Когда он рядом, она всегда ложилась ему под бок, складывала на него ноги и упиралась носом в шею, ей так было спокойнее.
Он присел рядом, нежно погладив по плечу, от чего она вздрогнула и мгновенно проснулась:
- Тише, прелестная, это я…
- Хэн… – со вздохом облегчения она потянулась к нему, за сладким и долгим поцелуем, затем - крепкие объятия. Увидев её улыбку, оставшиеся сомнения в нём исчезли, и, нащупав языком у себя во рту прикрепленную к зубам мудрости ампулу с противоядием, он раскусил её. Привкус был горьковатым.
Лея крепко прижала его к себе и повалила на постель, облизнув губы, смакуя поцелуй:
– Когда ты прилетел?
- Только что…
- Почему ты в куртке? – уже сонным голосом спросила она, пытаясь уместиться на нём, закидывая ноги.
- Я ещё и в обуви.
- Соло… - недовольно протянула Принцесса, но выгонять с кровати не стала, только погладила в районе бедра, где у него всегда висела кобура, - хорошо, хоть бластер снял.
- Да… - нежно погладил он её по руке, глядя в потолок, отсчитывая время, - пришлось оставить его Чуи. Иначе бы твои стражи меня не пустили. Особенно эта блондинка.
- Ммм… - борясь со сном, протянула Лея, - как тебе она?
- Ну, так… - стараясь казаться расслабленным, отмахнулся Хэн, - мне брюнетки всегда больше нравились.
Она хотела приподняться и поцеловать его, но он повернулся, пытаясь улечься поудобней.
- Подлиза…
- О да…
- Я сегодня так устала…
- Спи, малышка, ни о чём не думай.
- Хорошо, что ты прилетел.
- Это точно. Теперь я тут, и ни о чём не переживай, - продолжал он бормотать, успокаивающе гладя её по руке, слыша её мирное сопение. – Ты спи, любимая, не волнуйся. Я обо всём позаботился. Ты главное спи… крепко-крепко…

***
8:00 –Принцесса Органа пропустила плановое экономическое совещание.
8:05 – Генерал Риекан запросил отчёт от охраны: «3:30 ночи – визит генерала Соло. Ни Принцесса, ни генерал не покидали покои».
Генерал Риекан пожал плечами: Соло умел не только решать проблемы, но и устраивать их. Хотя дело-то молодое…
10:00 –Принцесса Органа не присутствовала на встречи послов Нерюн.
10:30 –Принцесса Органа не ответила на звонок генерала Мадины.
10:45 –Принцесса Органа проигнорировало сообщение генерала Додонны.
11:00 – Сенатор Наберри не получила ответа на своё сообщение.
12:00 –Принцессой Органой был проигнорирован звонок из приёмной Канцлера.
13:00 – Генерал Риекан запросил связи с «Тысячелетним соколом».
13:10 – Отчёт генерала Кракена: по данным служб безопасности «Тысячелетний сокол» в системе Корусант не появлялся. Идентификацию не проходил. Согласно последнему сообщению бортового журнала:Покинул станцию «Союза» «Дреад Серб» в системе Морнс. Планируемое место прибытие – Корусант. Время не указано. В Системе не отмечался. Генерал Соло прошёл идентификацию в 3:20 при входе в Сенаторский корпус.
13:15 – Открытие покоев Принцессы Органа,орден подписан генералом Риеканом.
Апартаменты пусты. Вещи Принцессы на месте. Окно открыто.
13:30 – экстренное совещание Малого Совета.

***
- Генерал Риекан, как Вы такое допустили? – начала с ходу Канцлер Мон Мотма, когда все уже сидели на своих местах. Канцлеру пришлось прервать заседание, отменить все плановые встречи. А чандрилианка не любила такое.
Альдераанец поднялся с места, опустив голову:
- Это полностью моя вина, Канцлер, и я готов понести за это наказание.
- Соло – Ваше наказание, генерал, - ответила Мон Мотма, - и я хочу знать, где он и Принцесса Лея? И как он устроил похищение? – к Канцлеру подошёл первый помощник, передавая деку и сообщая в пол тона, что сенатор Наберри, как представительница «Союза» и доверенная Дармин Арти, требует участия в закрытом совещании по поводу инцидента. Канцлер окинула тяжёлым взглядом присутствующих мужчин.
- И ещё, - продолжал помощник, - Принц Изольдер также осведомлён о происшествии и также требует присутствия.
- Этого ещё не хватало… - не выдержала она, произнеся в пол тона. Потом в голос спросила: - Откуда и почему сенатор Наберри и Принц Изольдер уже знают о происшествии?
Мадина переглянулся с Кракеном.
-В 11:10 сенатор Наберри сообщила об отсутствии ответа от Принцессы, - первый ответил Крикс Мадина, - просила сообщить о месторасположении дипломата «Союза». Ответ ей не дали, и в 13:15 она присутствовала при вскрытии покоев.
- Таун Чус – назначенный телохранитель со стороны хапанов, вероятнее всего донесла Принцу, - прокомментировал Кракен.
- Отлично, господа!- словно выстрел раздалась фраза Канцлера: – Теперь, мало того, что генерал Новой Республики без затруднений похищает Принцессу, так ещё и расследование этого инцидента мы будем обсуждать при свидетелях. Впустить сенатора и представителей хапанов.
Глубоко вздохнув, беря все эмоции под контроль, Канцлер повернулась к входной двери, где уже появилась Пуджа Наберри. Имперский сенатор, представительница мирного далёкого мира, протеже Дармин Арти и племянница великой Амидалы. Как на зло, в сегодняшнем наряде светловолосая особа, как никогда была похожа на свою тётю в молодости. Она приветственно поклонилась перед Канцлером, Мон взглянула в тёмно-коричневые глаза потомственной Наберри. Такие же тёмные, глубоко-карего цвета, за которыми скрывалось упрямство, Принципиальность и сила. Возможно, нынешний сенатор никогда уже не добьется такого мастерства и успеха, как её тётя, но Мон предпочитала, чтобы эта женщина была в её соратниках, хотя, будучи откровенной сама с собой ей одной Амидалы было предостаточно. Хотя, именно сейчас Арти была бы уместна за этим столом.
- Добрый день, господа, - поприветствовала сенатор, почтительно склонив голову.
Канцлер подошла к своему месту, решая не начинать совещание без хапанов, которые не заставили себя долго ждать. Принц, в сопровождении следователя и посла, церемониально поклонился перед Канцлером, и занял место напротив сенатора, что вызвало у той улыбку.
- Пожалуй, начнём, господа, - произнесла Канцлер, присаживаясь, - и дамы.
Согласно протоколу, им пришлось тратить время на представления всех участников, и только через пару минут Кракену пришлось заново зачитать результаты расследования и причины пропажи Принцессы.
- Кто этот генерал Соло и откуда у него доступ ко всем данным? – тщательно следя за словами, на общегале спросил Принц.
Присутствующие переглянулись, не решаясь прямо ответить на этот вопрос.
- Генерал Хэн Соло,- первой взяла слово сенатор Наберри, - герой Восстания, Альянса и Новой Республики, так же является действующим генералом «Союза» и Республики, имеет высший приоритет доверия. Входит в круг ближайшего окружения Принцессы Леи со времён битвы при Явине. Пользуется её полным доверием.
-Влюблён в неё? – переспросил Принц.
- Они находятся уже в достаточно длительных отношениях, - не сбавляла тон представительница Набу, прямо смотря на Принца. Его красота доставляла ей нескрываемое удовольствие.
- Несмотря на все заслуги, - вступил в разговор Мадина, - Соло под трибунал пойдёт.
Ян Додонна усмехнулся в седые усы:
- Соло ради Принцессы и к импам ходил под выстрелы, и в Бездну летал. Трибуналом его не испугать.
- Возможно, нам удаться вернуть Принцессу и без военного вмешательства, - постаралась угомонить мужчин Канцлер, - свяжитесь со Скайуокером. Возможно, он сможет нам помощь.
Кракен прочистил горло: все присутствующие посмотрели на него. Генерал разведки редко чувствовал себя неудобно:
- Коммандер Скайуокер временно сложил полномочия и скрылся в неизвестном направлении пятеро суток назад. Последнее место пребывания -система Куат, звёздный разрушитель «Исполнитель». Возможная связь через Лорда Главнокомандующего Дарта Вейдера.
- Нельзя было джедаю выдавать такие полномочия и свободу действий, - сквозь зубы прокомментировал общее недовольство Мадина.
- Джедаи никогда никого не спрашивали, - ответил ему Додонна, - они всегда поступали согласно велению своей Силы.
- Считаю необходимым связаться со Скайуокером, а до этого времени включить его в список подозреваемых сообщников, - предложил Кракен, держа прямой взгляд Канцлера.
- Мы не можем предъявлять такие обвинения единственному джедаю.
- Который подчиняется ситху, - оспорил её слова Мадина.
- Подчинялся бы Скайуокер ситху, мы бы здесь не сидели, - сдержано, стараясь не поднять старые разборки, прокомментировал Риекан. – Похищение Принцессы имеет личный характер, который был спровоцирован предложением Королевы-матери хапанов. Навряд ли Соло планировал похищение какое-то длительное время, а Скайуокер мог сложить полномочия раньше этого.
- Принимаю аргументы - отчеканил Кракен, - и в списке единственным сообщником остаётся вуки Чубакка.
Сенатор обвела присутствующих взглядом, изучающим, не к месту нежным и заинтересованным:
- А почему вы рассматриваете именно похищение? А не побег? – Пуджа получила желаемое внимание.- На месте не было следов борьбы или же других признаков насильственного давления.
- Она ни чего не забрала с собой, - в пространство произнёс Риекан, в реальности раздумывая версию побега.
- Всё что нужно Принцессе, есть на «Соколе», - пожала плечами Пуджа, которая хорошо знала характер Леи, которой для комфорта нужен бластер, один комлинк и надёжная поддержка её мужчин.
-Принцесса бы так не поступила, - авторитетно заявила Канцлер, мягко улыбаясь сенатору, так словно хотела задушить её.
О похищении Принцессы решено было не сообщать. Пока у них есть тридцать суток на поиски. Связываться с ситхом никто не счёл нужным, и достаточно веских причин для поиска ещё и Скайуокера не было. Кракен развернул поисковую систему на всей территории Республики, подключая возможности «Союза», пользуясь особыми полномочиями сенатора Наберри. Кореллианин и вуки снова стали самыми разыскиваемыми существами Галактики.Определив стратегию действий, Мон Мотма посмотрела на Принца: неприятностей она ждала со стороны хапанцев.

***
Сложив ногу на ногу, Пуджа откинулась в любимом кресле. Кабинеты сенатора Набу были украшены крупным геометрическим орнаментом с изящными скульптурами. В центральном зале был расположен фонтан, а стены расписаны цветами с объёмными лепестками. Тётя укоризненно покачала головой на такую роскошь, но Пудже было спокойней с водой. В столице ей не хватало именно воды. И сейчас раздумывая над трудной ситуацией, её успокаивал звук фонтана. Перед Леей поставили сложный выбор, будь её сердце свободно, она бы не задумываясь приняла дары хапанов, но, учитывая генерала Соло, её сестра могла и сбежать с ним.
Сейчас Пуджа ждала прилёта тёти, она сама всё, что могла сделать в нынешней ситуации, уже сделала. Ей нужно решать вопросы «Союза» и текущие дела сектора, а поиском влюблённой пары пускай занимаются родители.
Рабочие вопросы полностью завладели её вниманием, когда позвонил секретарь:
- Слушаю.
- Хапанский Принц Изольдер, просит вашей аудиенции. Примете?
«Только обнажённого», - про себя улыбнулась Пуджи, но подумав:
- Пропусти.
С чего наследник Хапана пришёл к ней, она не знала, но ещё раз увидеть этого мужчину, она не упустит возможности. Подправив причёску, и макияж, она вышла в основную залу.
- Прошу прощение за вторжение, сенатор Наберри, - с сильным акцентом произнёс Принц, глубоко поклонившись.
- Рада Вас приветствовать, Ваше Высочество, от лица народа Набу и от себя лично:мой дом всегда открыт для Вас,- Пуджи сделала изящный реверанс, демонстрируя свою грацию. Она так редко могла себе позволить использовать своё обаяние в разговоре с мужчинами, а Принц весьма располагал к такой куртуазной манере. Окинув взгляд за спину гостя, она отметила, что его телохранительницы, встали у дверей. Форма одежда хапанок ей симпатизировала – она бы не отказалась примерить подобные платья и форму, но в столице её точно не поймут, а вот дома, уже статус не позволял. А жаль.
-Спасибо, - Принц ещё раз поклонился. - Я в первые за пределами Хапана, и многого не понимаю в данной ситуации. Вы могли бы мне уделить немного времени и разъяснить?
- Конечно, Ваше Высочество, - улыбнулась Пуджа такой возможности завести дружеские отношения с наследником Хапанского сектора. Разумеется, она держала в голове, что он фактически не имеет власти у себя в секторе, хотя является самым дорогим мужчина хапанов, и, всё же, он будет именно тем мостиком, который можно проложить в их сектор. К тому же, общение с этим мужчиной ей однозначно приносило удовольствие. Хотя любой женщине – это доставляло удовольствие. Наверное, кроме Леи… Или Соло её всё же выкрал?
- Расскажите про генерала Соло, - попросил Принц, когда они пошли по залам Набуанского крыла.
Слегка поведя плечами, Пуджи заставила себя не смотреть постоянно на Принца:
- Кореллианин, высок, красив, обаятелен и решителен.
- Компактное описание, - неправильно подобрал слово хапанец, и Пуджа подавила смешок в широкой улыбке.
- Ёмкое, - всё же подправила она.
- Ёмкое, - повторил Принц.- А из какой он семьи?
- У него не было семьи, - сменила тон сенатор, наслаждаясь красотой любимых залов, - рос беспризорником на улицах Кореллии. Сам себя сделал. Сам пробился и поступил в Имперскую Академию, закончил с отличием.
- Имперец? – странно удивился Принц, по всей видимости, не зная, что восемьдесят процентов нашего правительства Новой Республики бывшие имперцы.
- Можно и так сказать. В рядах Империи его карьера закончилась, не успев начаться. На первое же распределение попал на Кашиик, где шло закрепощение вуки. Не смог пойти против совести, предал Империю, освободил вуки, а сам стал дезертиром.
Оценочные эмоции плавно изменяли красивое лицо Принца, делая его ещё более интересным:
- Пожертвовать своей карьерой ради вуки… благородно.
- Да, - согласилась Пуджи, акцентируя внимание на этом, -вуки тоже оценили. Один из спасённых в благодарность дал клятву преданности.
- Этот Чубакка?
- Да, - подтвердила Наберри, - поэтому факт его участия в похищении даже не оспаривался.
- Вуки был вместе с Принцессой, когда она была у нас в гостях, - припомнил Изольдер.
- Чубакка выполняет любые приказы Хэна, он охраняет не только его самого, но и тех, на кого покажет генерал.
- Я не заметил, чтобы с ним обращались как с рабом.
Пуджа вздернула бровь и Принц тут же опустил голову, понимая, что сказал, что-то не то.
-Прощу прощения, я неверно выразился…- замешкался Его Высочество.
Пуджа наклонила голову, изучая поведение мужчины, который был воспитан в матриархальном обществе. Если Принц целого народа Хапана так реагирует на неодобрение малознакомой женщины, то как остальные преклоняются перед своими правительницами?
- Нет, ничего, - как можно мягче произнесла Пуджи, стараясь вывести общение в прежнее русло, - многие в Галактике, а тем более имперцы считали, что вуки мало разумны, и что они действительно могут быть только рабами в обществе. Но на самом деле это не так. И Соло, как и Принцесса, и все остальные в их окружении относятся к Чубакке как к равному, а сам вуки относится к генералу, скорее как к малолетнему ребёнку, которому надо потакать и оберегать, чем как к хозяину. Вы бы слышали, как они друг с другом спорят. – Она добавил в голос смешинки, чтобы посмотреть, как Принц улыбается. Чувственные губы плавно изогнулись, вызывая странные желания для женщины её статуса и для данной ситуации в целом.
- Куда Соло подался после дезертирства?
- В контрабандисты,–отводить взгляд от Принца становилось всё трудней, но Пуджа всегда была волевой: - Он первоклассный лётчик с нестандартным мышлением.
- Как они попали в Восстание?
- В какой-то кантине познакомился со Скайуокером, который и затащил его на Звезду Смерти, где в этот момент в плену находилась Принцесса Лея. – История знакомства знаменитой троицы была куда более интересной и опасной, но Наберри не очень хотелось об этом рассказывать, особенно в красках.
- Я слышал, что Скайуокер - последний джедай, и что он воздействует на людей, – Принц стремился заглянуть ей в глаза. Но Пуджа крепко держала себя в руках. Ей казалось, что Принц, находясь в уязвимом положении, подвержен её власти, и это чувство искушало. И смотреть ему в глаза было очень чревато. Она умела и любила ходить по острию, но не сейчас.
- Да, - отвернулась она, осматривая пролетающий флаер у большого окна,а потом перевела взгляд на Принца,- Люк особым образом действует на людей. Подаёт им пример, показывает альтернативную сторону ситуации.
- Они друзья с Соло?
- Да, с той же битве при Явине. Соло помог ему уничтожить Звезду Смерти. С тех пор, Соло остался в ряду с начала Восстания, потом Альянса, участвовал в спасении Принцессы из рук Палпатина, командовал авангардом при захвате Корусанта… У него большой послужной список.
- У меня сильный соперник, - констатировал Принц.
- Думаю, да, - опустила взгляд опытный манипулятор, заставляя Принца пожалеть о сказанном. Изольдер тут же переключился на её родной мир Набу, прося рассказать откуда она и какая у неё семья. Пуджа про себя улыбалась, ловя каждое мгновение рядом ним. Эта ситуация забавляла её. Старшая сестра- Рио, которая давно уже была замужем и мела двух детей, порекомендовала бы ей расстегнуть платье поглубже и не теряться, а мама и вовсе назвала бы её дурой. Только Пуджа улыбалась и ждала тётю, чтобы та, поскорее помогла найти Лею с её генералом, и этот Принц больше никогда не приходил к ней.

***
Её посреди ночи просто так никто не будил. Особенно генерал разведки собственной персоной на пороге.
- Прощу прощения, Канцлер.
- Что случилось?
- Хапанский Принц пропал из своих покоев.

***
К утру на орбите Корусанта красовался Хапанский флот из ста звёздных драконов. К шестидесяти трём кораблям, которые привезли дары Принцессе, присоединились тридцать семь передовых военных драконов из флота самой Королевы-матери.
Акбар стягивал флот Республики в столицу, Канцлер была готова в любой момент активировать защитное поле планеты. Меньше суток Кракену понадобилось, чтобы поминутно проработать шаги Соло на поверхности планеты и на орбите в ночь похищения Принцессы Органа, но его след простыл, как только «Тысячелетний сокол» ушёл в гиперпрыжок. Без дополнительных зацепок, поиски бывалого контрабандиста могут занять годы. У разведки были некоторые предположения, но они все уходили за границы Вейдера. И даже каналов «Союза» могло не хватить …
- Нужен контакт с Серым флотом, - в полдень сдался разведчик, который параллельно занимался и расследованием похищения Принца. Единственное, может почему, хапаны ещё не нанесли удар по Республике, так это то, что, Принц всё своё время нахождения в столице был под своей охраной и сейчас хапанские следовательницы, которые прилетели тремя кораблями, вели самостоятельное расследование. Кракен понимал, что через какое-то время они, без их помощи, зайдут в тупик, и тогда его в полном объёме допустят к этому делу. Наиболее выгодной бы была ситуация, если к этому времени у них уже что-то будет по нему.
Канцлер держала молчание, рассматривая все доклады, которые ей предоставили спецслужбы.
- Что скажете, генерал Додонна? – она посмотрела на пожилого тактика с надеждой в глазах. После ухода Арти ей казалось, что её система стала работать хуже. Генералы совершали одну оплошность за другой, что они постепенно теряли веру в неё. Коменорец постоянно просился в отставку, жалуясь на усталость, хотя она знала, что он ещё может послужить общему благу. И сейчас именно его ум тактика мог рассчитать сложную и непонятную много ходовую систему.
- Соло – влюблённый кореллианин. А вы помните поговорку? Он увез Принцессу гораздо дальше нашего воображения. Я не уверен, что даже ситх сможет нам помочь, если конечно, он не был причастен к этому.
- Зачем Вейдеру помогать Соло? – спросил Акбар.
- Ему не выгоден наш союз с хапанцами, - ответила Мон. – Но тогда он не будет нам помогать.
-Вейдер занят своим Серым флотом, ему и не зачем будет нам мешать. – подметил Додонна. - А похищение Принца кому выгодно?
- Тем, кто не хочет этого союза, - лаконично ответил Кракен, который уже рассмотрел все возможные версии. – А учитывая тот факт, что покушение на Принцессу были подготовлены сверх правыми группировками Хапанского сектора, то похищение своего Принца могли организовать они сами.
- Или Вейдер, которому так же не выгодно это, - высказался Мадина.
- Вейдер бы его убил, - пресёк Кракен – эту версию он тоже рассматривал. – А труп, насколько мне известно, ещё не обнаружен. То есть он, вероятнее всего, жив.
- Со своими правыми пускай хапанцы разбираются сами, - резюмировал своё мнение Додонна, - а с Вейдером на переговоры надо послать опытного в этом деле.

***
По длинным коридорам, заставленным хапанской охраной, раздался жёсткий стук каблуков. Тяжёлые ткани шлейфом спадали с юбки, золотой корсет с плечами подчёркивал тонкую талию, создавая ощущение брони, высокая причёска и волевой взгляд женщины, заставлял воительниц выпрямить спины и пропустить главного дипломата «Союза» в комнату допроса.
Встретившись с прямым взглядом следователя, Дармин Арти затребовала имя, статус,и полномочия на основании, которого представители Хапана задержали сенатора Набу и подвергли допросу без юридической поддержки.
Пуджа Наберри посмотрела на тётю, улыбаясь про себя. В матриархальном обществе, с диктаторским уклоном, у всех в генофонде прописана способность вычислять и чувствовать альфу. Это проявлялось во взгляде, в прямоте спины, в манере держаться и во внутренней уверенности. Она была в себе уверенна, без возражений идя на следственный допрос, даже не затребовав адвоката, зная, что он ей не поможет.
- У вас есть улики предполагающие причастность сенатора к похищению Принца Изольдера? – Амидала была значительно ниже следовательницы, но она умела ставить на место мужчин одним взглядом, не говоря уже о женщинах.
- В данный момент, выясняем, - сжимая кулаки за спиной, ответила следователь, не ожидая такого напора.
- Сенатор была последней, кто общался с Принцем до его похищения?
- Нет, мэм, - женщина сглотнула, пытаясь придумать более уместное обращение, пока дипломат пролистывала протокол, используя переводчик.
- Согласно данному протоколу, сенатор не попадает в круг подозреваемых и свидетелей.
- Мы должны всё проверить.
- Проверяйте,- резюмирующим тоном ответила Падме Амидала,- не мешая нашей работе. Полагаю, сенатор может быть свободна?
Хапанка хотела сказать «нет», но, горько сглотнув под прямым взглядом дипломата, кивнула головой. Чтобы перечить на чужой территории правительнице, ей нужны более существенные полномочия.

***
- Впечатляюще, - прокомментировала Пуджа, когда они зашли в лифт.
- Спасибо, - Падме повернулась, внимательно осматривая племянницу, - насилия не применяли?
Сенатор покачала головой, это было не самое приятное время провождение, которое она никогда не забудет, но рук на неё не поднимали.
Войдя в систему Корусанта Падме сразу поняла, что дела плохи. То, что Хэн увезёт Лею подальше от всего этого, ей надо было предположить. Кореллианин слишком горяч, чтобы просто так стерпеть такое. Похищение Принца так же было не предсказуемо. Она бы меньше удивилась, если бы на утро нашли его труп. Пуджа выложила всё ей известное по данной ситуации, она уже связалась с Кракеном, который, в свою очередь, просветил ей свою сторону событий, по дороге к следователям, она выслушала мнение Додонны. После освобождения Пуджи, Падме назначила встречу Риекану, с которым они обсудили возможные варианты развития данной ситуации.
По недавно поступившим сведениям с Хапанского сектора Королева-мать казнила всех причастных к покушению на Принцессу Лею. Законы Хапана были строги и безжалостны к предателям. На сколько стало известно Кракену больше восьмидесяти хапанцев лишились головы, из которых двоюродная сестра Та'а Чьюм, которая и была основным инициатором этого. Дочь казненной бежала, вероятней всего на территорию Новой Республики, и могла устроить похищение Принца.
- Что бы женить на себе и занять трон Та'а Чьюм? – словила мысль Пуджа.
- Хороший мотив,– одобрил Риекан, который присоединился к встрече, – но беглянка на чужой территории, даже с группой поддержки, смогла бы провернуть такое похищение?
- У нас нет реальных сведений о возможностях хапанцев, - произнёс Кракен. - Они слишком долго были в изоляции.
- Но это не помещало им осуществить покушение на Принцессу, - укоризненно посмотрела на мужчин Амидала.
- У хапанцев есть деньги, - стал оправдываться Риекан, - и оружие, которое не было в списке запрещённых на территории Новой Республики. Им нужно было только попасть к нам и вычислить апартаменты Принцессы.
Разведчик смотрел куда-то в сторону, параллельно думая о своём:
- К тому же убить с фейерверком всегда проще, чем вытащить в тихую под носом сотни человек охраны.
- Значит, им кто-то помог, - резюмировала Падме. – Кто?
- Найдём, миледи, - сказал Арен, читая сообщение на комлинке, - срочный сбор. Хапанский представитель спускается на поверхность. Требует встречи.


--------------------
"Ели у вас нет ног - бегите...
Если у вас нет надежды - творите..."
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Ариша
сообщение 22 Октябрь 2017, 12:11
Сообщение #785



Иконка группы

Группа: Бывалый
Сообщений: 1291
Регистрация: 8 Май 2011
Из: Челябинск
Пользователь №: 8905



10 глава 1 часть

Вторая встреча с хапанцами состоялась за закрытыми дверями в бывшем первом тронном зале Императора, нынешнем Зале Советов Республики. Верховный канцлер в окружении своих советников, слушала короткий и тихий доклад службы безопасности, в то время, как в зал входили представители Хейпа. Генерал разведки никогда не являлся на подобные мероприятия, но пристальнее других следил за всем происходящим. И в этот раз, происходящее не обещало ничего хорошего. Две ровные шеренги хапанских охранниц во всём обмундировании заполняли помещение, образуя коридор. Охрана канцлера сделала десять шагов к своим подопечным, готовые в любой момент активировать силовые щиты.
Мон, выслушав последние данные разведки, боковым зрением осмотрела своих советников, среди которых появилась Дармин Арти. Ей поставили стул с самого края, по левую руку от Канцлера. Женщина без спешки, скромно заняла своё место. Её тёмно-алое платье, с широким золотым корсетом и наплечниками были неуместны в данный момент, по мнению чандрилианки. Ей уже доложили, что сенатор Набери была освобождена из-под стражи, и вероятнее всего это дело рук Амидалы. Мысленно Мон Мотма выдохнула – вместе они смогут договориться с хапанцами.
Точёная брюнетка, в чёрном одеянии с серебряными эполетами, легко прошла вдоль выстроенного коридора, объявив на общегалактическом:
- Приветствую Вас, Канцлер Новой Республики! Вам оказана великая честь – Королева-Мать Та’а Чюьм прибыла к Вам.
Канцлер почтенно склонила голову, скрывая своё удивление, принимая столь великую честь и готовая к разговору. Мать Хэйпа ранее никогда не покидала свой сектор. К тому же пропажа наследника могла вызвать усиление охраны самой Матери, а на чужой территории это сделать сложнее всего. Крис Мадина нелестно отзывался об умственных способностях правительниц Хейпа, и, по всей видимости, был прав.
В окружении ещё четверых охранниц правительница Хэйпа прошла в зал. Миниатюрная, в чёрном одеянии, с покрытым вуалью лицом, женщина остановилась напротив, смерив всех присутствующих взглядом. Под этим взглядом стало не комфортно. Канцлер на правах принимающей стороны, решила взять слово первой:
- Рада Вас приветствовать, Королева –Мать Та`а Чьюм, в столице Новой Республики…
Слова главы государство уходили в никуда, правительница Хэйпов как будто их не слышала, пристально рассмотрев сначала саму чандрилианку. Перевела взгляд на её советников – мужчин, на которых хапанка долго внимание не заострила, и столкнулась с задумчивым взглядом карих глаз.
- Кто осмелился препятствовать расследованию похищения моего сына? – старательно выговаривая каждое слово, произнесла королева, игнорируя все приветствия и все старания канцлера.
- Никто из граждан новой Республики не препятствовал расследованию, – в тон ей ответила Мон Мотма, напрягая спину. - Вашим следователям оказана все возможная поддержка, которой они не воспользовались.
Канцлер поднялась со своего места, понимая, что расстояние между ними и вуаль собеседница образует целый космос, который мешает ей, наладить контакт с Королевой-Матерью и начать работу.
Охранницы насторожились на действия Канцера, но Мать дала команду - стражницы расступились.
- Мой следователь был вынужден отпустить единственного свидетеля, - выговаривая каждое слово, которое отдавала неприязнью, ответила Мать, окинув Канцлера пренебрежительным взглядом, и посмотрела за её спину. – Дармин Арти. Вас так зовут?
Старший дипломат Союз согласно кивнула. Не спеша поднялась со своего места и как полагается женщине в её статусе, грациозно, как бы делая одолжение, подошла к Матери Хэйпа и Канцлеру.
- Да, Ваше Величество.
Сделав маленький шаг назад, Мон Мотма пропустила подругу вперёд. Вставшая рядом с ней Амидала, выглядела расслабленной и даже с не позволительным лёгким пренебрежением смотрела на Хэйпанскую Королеву. Молчаливый невербальный разговор между двумя женщинами длился считанные секунды. Но это было не позволительное поведение ни для Королевы правящей целым сектором, ни для дипломата столь высокого уровня как Амидала. Мотма оценивала проигрышную позицию хапанов, которые из-за всех сил пытались играть в сильную сторону, и к её сожалению, им это удалось. Но не до конца.
- Вы - наставница принцессы Леи.
Интонация Королевы была странной: она и спрашивала и утверждала одновременно. Согласно кивнув, Дармин продолжила молча смотреть на женщину, которая была даже ниже неё. Мон считала, что сильная сторона ведёт, вынуждая задавать необходимые вопросы, направляя диалог. А Амидала отдавал бразды правления Королеве, причём делая это демонстративно и даже с лёгкой иронией. Эта была опасная тактика, особенно с таким не предсказуемым оппонентом как Мать Хэйпа.
- Вы хорошо воспитали её.
И снова лишь вежливый кивок.
- Вы знаете, где она, – с нажимом и высокомерным раздражение констатировала Королева, демонстративно рассматривая собеседницу.
Не меняя тона, Арти, сделала шаг назад:
- Она в безопасности.
Выдержка Королевы была не столь высока, и её голос наполнился откровенной злостью:
- Вы знаете местонахождения Принца Великого Хэйпа
- Пока нам этого не известно.
- Я хочу, чтобы Вы мне выдали свидетеля, – акцент усилился, тон тоже, но дипломат Союза оставалась непроницаемо-вежливой.
В этом сражении выдержки и лидерства победила Амидала. И у Матери Хейпа хватало достоинства признать это. Но правительница не собиралась сдаваться.
- Великий Хэйп не потерпит игнорирования. Новая Республика желает войны?
То неповторимое, пренебрежительное движение плечами, которое исполнила бывшая правительница Набу, навсегда останется в памяти присутствующих: смесь равнодушия и раздражения. Лёгкое и грациозное.
Внутренне давление, сжимающее Великого Канцлера, заставляло вмешаться в разговор, отодвинуть зазнавшуюся женщину, которая пытается развязать очередную войну. Которая, возможно, желает снова окунуть Галактику в хаос и вернуть себе былую власть. Но Мон не поддалась паническим мыслям, оставаясь в стороне разговора, осознавая, что Амидала в любой момент по собственному желанию могла вернуть себе власть. И сейчас, стоя напротив Матери Хэйпа, представляя Новую Галактику – она продемонстрировала это.
Та`а Чьюм ждала реакции, ответа, заявления, но не получила желаемого. Она уже собиралась развернуться и покинуть зал, приступив к выполнению своих угроз, когда наставница Принцессы заговорила:
- Не смотря на вашу боевую мощь, Великая Мать Та`а Чьюм, вы не готовы к войне с Новой Республикой, - провокационно ответила Дармин Арти. – Бессмысленная трата ресурсов и времени, не поможет вам вернуть сына.
Длинные пальцы в изящных перчатках Королевы-Матери изогнулись, выдавая взрыв эмоций внутри женщины, но она смолчала, давай право слово республиканки.
Оценив момент, Арти, в признательности слегка наклонила голову, продолжая:
- Нам неизвестно местонахождение принца Изольдера. Но есть серьёзные основания полагать, что его похищение связано с неудавшейся попыткой захвата власти в Хапанском секторе...
- Все предатели казнены, - держала оборону своих границ Мать Хэйпа.
- Да, - держала напор Амидала, - кроме вашей племянницы, которой крайне выгоден живой Принц.
Признавать свои промахи никто не любил, тем более горделивые хапанцы, особенно их Мать. Но речь шла об её родном ребёнке, и Дармин, как мать, понимала, почему Королева молча слушает её.
- Есть основания считать, что соучастники не из вашего сектора, и у нас есть возможность их вычислить - найдя и Принца и изменницу.
Впервые за встречу Королева-Мать опустила глаза, обдумывая услышанное. О чём-то переговорила с послом на родном языке. Тяжело вздохнув, тщательно произнося слова, она ответила:
- Это Ваша территория.
Амидала согласно кивнула:
- Но мы не знаем Вашу тактику.
- Мои девочки окажут Вам посильную помощь.
- Благодарю, Королева-Мать, - с пониманием, чего горделивой хапанке стоило это решение, произнесла Арти.
- Найдите сына и верните Принцессу в столицу. На Хэйпе уже всё готов к свадьбе, – как бы в знак своего одобрения произнесла Та`а Чьюм, не ожидая столь резкой реакции спокойно собеседницы. Амидала напряглась всем телом, мгновенно в её взгляде налилась сталь:
- Принцесса ещё не дала своего согласия.
- Это вопрос времени, - самоуверенно произнесла Мать, осматривая республиканку.
- Выбор за Леей, – тон был холодный и не располагающий к спору. Бывший первый советник Верховного Канцлера изящно поклонилась и покинула зал. Ставя чёткую точку в данной теме.
Присутствующие проводили её взглядам, а Мать усмехнулась про себя: жаль, что Арти слишком стара. Вот она бы смогла перенять Хэйп после неё. Хотя альдераанка тоже справится.


***
Нежное забытье потревожил тёплый поцелуй, который отдавал горечью во рту. Просыпаться не хотелось, тяжело перевернувшись на другой бок, она уткнулась в плечо Хэна. Генерал был известным бездельником, любивший поваляться в кровати лишних пару часов, особенно, когда нужно идти на плановые совещания.
- Мы проспали? – хрипло, спросила она, пытаясь вынырнуть из сладкой дремоты, не в силах открыть глаза.
- Нет, возвышенность, - он повернулся, приобнимая, - ты можешь ещё спать.
От его тепла, стало совсем хорошо и она утонула в крепком сне, настолько крепком, что когда всё же смогла проснуться, поняла что отлежала всё тело. Болела спина, ноги онемели, руки не слушались, а голова была как в тумане. Попытавшись подняться, Лея со стоном упала обратно. Она не проснулась, даже когда Хэн вылез из её объятий, но он где-то рядом... она чувствовала его родное сияние. Вчерашний день так сильно её вымотал эмоционально, что приезд любимого как будто сорвал внутреннюю защиту, выключая и голову и тело на длительный сон. Перевернувшись набок, Лея попытавшись прийти в себя. По ощущениям проспала она много… очень много, эта мысль заставила напрячься, и наконец-то сосредоточиться на окружающем пространстве. Она не в своих покоях. И не на Корусанте. И не в каюте «Сокола».
«Где я?» - резкая мысль, выгнала остатки расслабленности в теле. И Лея резко села, осматривая небольшую комнату в светло-серых тонах и широкую кровать, которая занимала две трети комнаты. «Мечта Соло» - всплыла странная мысль. Именно так Хэн описывал спальню, которую он хотел иметь дома. Соскочив с кровати, она кинула в направлении тихого сияния Соло. Ноги подгибались, а голова кружилась, только сейчас она поняла, что он её чем-то усыпил.
Гадёныш!
- Хэн! – со всей силы рявкнула Лея, начиная захлёбывать от злости.
- Доброе утро, высочество! – мило отозвался кореллианин. - Вы уже проснулись?
Помещение напоминала квартиру, светлую, с закруглёнными стенами, высокими потолками и закрытыми окнами. Пройдя на голос, Лея обнаружила не большую кухню, за плитой которой стоял толи её подарок судьбы, толи её проклятье.
- Где мы?! – не сбавляла тон принцесса, не ведясь на милое очарование домашнего мужчины.
Продолжая делать вид, что всё в порядке, Хэн что-то подкинул на сковородке, мило улыбнулся:
- В безопасности. А ты чего не в настроении? - как бы между делом поинтересовался. - Не выспалась? Умывайся, я тут фирменный завтрак приготовил. Хотел сюрприз сделать – в постель, но Вы слишком рано проснулись, Высочество, – и отвернулся, что-то подправляя на плите.
Повисшее молчание резко сжимало пространство, от её прямого взгляда по его спине потёк пот. Он знал, что её реакция будет атомной и был готов к этому. Длительные секунды, которые ему требовались, что всё выключить и развернулся к ней, превратились в часы нахождения на поверхности с повышенной силой притяжений, когда всё твоё тело сгибает невидимая сила, сминая твою гордыню и уверенность. Но он уже это проходил. Хорошее знакомство, если так можно выразиться, с папочкой-ситхом многому его научило. Он столько раз подвергался его натискам, что сейчас мог сравнить и уверенно заявить: «Лея тебе ещё расти и расти до папочки», но он благоразумно молчал, поворачиваясь к ней лицом.
- Как ты мог? – сжато, низко, сквозь зубы спросило пространство, проговаривая каждое слово, каждую букву, звук которой отражался страшной вибрацией внутри.
Он пожал плечами. Он просто не мог по-другому. Он даже не хотел знать, что выберет Лея, останься они в столице. Он даже не мог себе представить, что они вдвоём останутся там.
- Я тебе доверяла… - её трясло от злости, от обиды, от… «Жизни, наверное» - отстранённо подумал Хэн, не смотря на внешнее давления, он всё равно захотел подойти и обнять её, даже если это будет стоить ему жизни. – Полностью.
Растрёпанная, в свободной пижаме, доведённая до пика своей ярости, Лея стояла в проёме, и он пошёл к ней. Силовой удар откинул его, впечатав в шкаф. Боль растеклась по позвоночнику, захлестнула плечи и грудною клетку, отозвалась в голове. Ситх….
- Лея... – простонал Хэн, пытаясь прийти в себя, - ну, не надо так горячиться… - он сполз на пол, проверяя не сломана ли у него грудина, встряхнул голову, проверяя на месте ли она, - давай позавтракаем, а? Солнце… А потом спокойно всё обсудим. – Он поднял на неё глаза, пытаясь встать на ноги.
Она не шелохнулась, застыв на прежнем месте, но из её глаз текли слёзы. На место ярости пришёл испуг. Она сама напугалась того, что сделала. Хэн усмехнулся: а он нет…
- Да, ладно, прекрасная, - опираясь на стол, он всё же поднялся, и снова шагнул к ней, - вспылила – бывает, - и всё же обнял. Она привычно обхватила его талию руками, вызывая новую волну боли в ушибленном теле, уткнулась лицом, как обиженный на весь мир кутёнок и захлюпала носом. Хэн облегчённо вздохнул, целуя её в макушку. Первая волна прошла, и он пока ещё жив. Хотя тупая боль отдавалась не только в грудине и спине, но и в затылке. Он не произвольно потрогал голову – крови нет, значит не проломил, а только ушиб. Ничего. Главное, что пока ещё жив и обещал завтрак.
- Умываться пойдём? – как у маленькой спросил Хэн, продолжая поглаживать по голове.
- Сама справлюсь, - пробурчала Лея, и, не поднимая глаз, вышла из комнаты. Он хотел ей подсказать, где комната, но решил промолчать, ещё одного такого удара он не переживёт. Всё же инстинкт самосохранения, может и вяло, отзывался в разуме и во всём теле, но погладив ушибленный затылок ещё раз – точно нет крови? - решил накрывать на стол.
Вынеся в общий зал, постарался аккуратно всё расставить на столе, он решил тайком налить себе глоток виски. Для храбрости. Пока Принцесса приводила себя в порядок и в целом приходила в себя, а учитывая сколько времени её не было, так ещё и подготовиться к конструктивному и сверх мощному разговору, Хэн посмотрел на бутылку в шкафчике и глотнул ещё немного. Для надёжности. Да и боль в теле утихла. Мельком осмотрев место падения, облегчённо вздохнув, вмятин не осталось, а значит, удар был не такой сильный, как ему показалось, он вышел в зал, стараясь держать радостное и беззаботное настроение. В конце концов, он столько сделала, чтобы получить это место. Столько сил потратил на превращение его в приличное жилища. И Лея здесь. Пока не в очень хорошем расположении духа. Но это пока.
Или это пока его не волнует. А потом, если она его вдруг удушит, это беспокоить уже точно не будет.
Запив виски сваренным кафом, жизнь показалось совсем не такой уж плохой, Хэн уселся на диван, так чтобы случаи чего, было удобно и за принцессой поухаживать и за диваном спрятаться. И со стола вкусные рулеты потаскать. Лея вышла из комнаты уже расчёсанной, и в мягком халате, который он специально привёс с «Сокола». Что говорила, о её намеренье идти на диалог и слушать. А может и о том, что она всё же передумала на него ругаться, и благоразумно решила расслабиться в его компании, чтобы после завтрака можно было легко снять халат…
- Хэн, - прервала его сладостный поток мысли, Лея, усаживаясь на противоположный диван, и сама наливая себе кафа. – Коммутатор заблокирован. Сколько я была без сознания?
- Пока не попробуешь мои оладушки, не чего не скажу,- нахально улыбнулся он, пододвигая к ней тарелку.
Чувство вины не давало ей вспыхнуть во второй раз, и она послушно взяла оладушек. Ела она без аппетита, что расстроила его сильнее силового удара в грудь.
- Не понравились?
- Вкусно… так, где мы? И сколько меня нет в столице?
- Мы… - он поджал губы, пытаясь придумать, как бы по лучше объяснить, где они конкретно, кроме пустых координат, но решил: - в собственных апартаментах со всеми удобствами и даже бассейном, в открытом космосе.
Её взгляд от комментировал его остроумие выразительней любых слов, и он выдал:
- Метеоритный поле Илайн, Внешнее кольцо, на территории Вейдера, ну... мы внутри одного из крупных метеоритов.
- Эта база Вейдера?
- Ну не совсем база…
Она отодвинула от себя тарелку и встала, не зная как к этому относиться.
- И давно вы с ним в сговоре?
- Ну, какой тут сговор… - возмущённо развёл руками Хэн, но Принцесса была настроена более чем серьёзно:
- Моё похищение – эта твоя идея или его?
- Лея…
- Отвечай!
Тяжело вздохнув, Хэн продолжил ковырятся в тарелки. И его аппетит испортился:
- Он тут не причём…
- Но база его!
- Не совсем!
- Соло, рассказывай. Всё. С самого начала.
Она села напротив, посмотрела в глаза, так прямо и так требовательно, что он не мог отвести взгляда, он хотел, но не мог. И ему пришлось рассказать…
- Соло… я тебе верила… доверяла… - сживая зубы, сдерживая слёзы сказала Лея, выслушав, как он, за её спиной, вступил в заговор с её отцом, чтобы похитить её в тот момент, когда они сочтут нужным. – Вейдер, мой отец, но он - ситх, я от него ожидаю всего чего угодно и в любой момент. Но ты! Ты, Хэна Соло, мой мужчина, мой тыл, ты в кого я безоговорочно верила и вверяла себя и всё самое дорогое. Ты – меня так подло предал!
- Что? – от возмущения он подскочил. - Подло? Предал? Ты это называешь предательством? Тебя предала Мон с Мадиной на пару! Тебя хотят продать ради пару ящиков алмазов хапанцев! Да, тебя просто сливают с арены!
- Меня никто не продаёт и не сливает, генерал. – Сжатым голосом, сказала Лея, сдерживая слёзы и злость, и обиду. Да, больше всего сейчас ей было обидно. - Ты считаешь, что я не способна решить свои собственные проблемы? Ты думаешь, я настолько глупа и слаба?
- Да ты посмотри на себя! Ты же вымотана в хал! Тебя же загнали как скаковую пуму!
- Никто меня не загонял! Это нормальный рабочий режим!
- Да, конечно, нормальный рабочий. Ты в войну лучше выглядела, чем сутки назад!
- Соло, я ценю твою заботу и беспокойство, но я не маленькая девочка. Я сама знаю, что мне нужны, когда и сколько мне работать.
- Только ведёшь ты себя как маленькая. Я лишил тебя проблемы с хапанцами, а ты меня в стенку впечатываешь за пару десятков часов крепкого сна и за завтрак!
- Извини, но ты сам нарвался! Ты понимаешь, что свои легкомыслием ставишь Республику на очередной рубеж войны?!
- Да она сама себя и без моей помощи поставит! Вы Мадину побольше слушайте и через сутки вам новые сражения обеспечены!
- Причём тут Мадина? Не своди стрелки на него. Мы о твоём поступке говорим!
- Мы не говорим – а орём друг на друга. И первая начала ты. – Хэн тыкнул в неё указательный палец. Потом упёр руки в бока, ещё подумал и сел на диван. Лея продолжила стоять, нависая над ним, но обороты и тон сбавила:
- Потому что ты сорвал проект, над которым я работала больше года. Мне нужно выйти в голосеть.
- Ни куда ты не выйдешь, – Хэн взял оладушек, и засунул в рот, зная, что она терпеть не может, когда он разговаривает с набитым ртом, продолжил: - фам полный форец умников – без нас разберутся.
- Соло, ты играешь с ядерной энергией…
- Да, мне уже прилетело с утра пораньше. Так что не пугай. Хочешь задушить – души! Мне уже всё равно! – И громко, противно хлебнул кафа.
Задушить его она и в правду хотела, но уподобиться отцу – никогда! И так сегодня перешла все допустимые границы. Обречённо вздохнув, Лея села на диван, сравнявшись взглядом с Соло.
- Хэн, я люблю тебя, - резко сменила тактику боя, принцесса, что выбила его из колеи.
- Правда что ли? – по серьёзу удивился он, даже прочистил горло. Давно не слыша таких слов, и не ожидая их, тем более после содеянного.
- Но мне нужно в столицу, нужно переговорить с Мон и хапанцами. Я понимаю, твои действия были сделаны на эмоциях, но сейчас мы должны всё исправить.
- Что исправить? – выгнул он бровь, задавая немой вопрос.
- Вернуться в столицу.
- И что ты собираешься там делать?
Лея снова вскочила:
- В первую очередь прикрыть твой зад! -
- Брось ты! - Демонстративно взмахнул руками контрабандист, раскидывая их на спинку дивана и закидывая ногу на ногу. - Безопасность моего зада тебя волнует меньше всего. Тебя волнует, как громко заныл этот холённый принцык! И как громко взвыла его матушка, угрожая огромными пушками.
- И это тоже, – потупилась Лея.
- И что ты в нём нашла, а?
- В ком?
- Не дури! В этом облизанном сосунке!
- Ты даже не знаешь этого человека!
- Хапанца! А ты вот похоже знаешь… - мерзенько протянул он, на что Принцесса упёрлась руками об стол, сокращая расстояние и смотря прямым и твёрдым взглядом:
- Хэн, эта политика не более.
- Да, конечно… - отмахнулся нахальный контрабандист, - ещё скажи, что ты рассматривала брак с ним по серьёзу.
- Эта политическое сотрудничество, – фраза прозвучала не уверено, что как будто холодной водой окатила уверенного кореллианина, и он заметно напрягся:
- Не могу поверить, что слышу это от тебя.
- Не о каких чувствах, эмоциях и других взаимоотношениях в таких браках и речи не идёт. – Лея старалась придать своим словам уверенности и даже успокоить мужчина на против. - Хэн, ты же не вчера родился! Политический брак – это как подписание мира между народами. Эта гарант наших отношений между Республикой и ними.
Но получалось у неё это плохо.
- Ты серьёзно? Лея? - Расслабленная поза стала стальной, он медленно наклонился, складывая руки на стол. Откровенная тревога плескалась в его карих глазах, гипнотизируя. - Посмотри на меня и скажи, что ты действительно так считаешь, и ты действительно способно пойти на такой брак?
- Хэн, это не то, что ты думаешь.
- А что я думаю? Что ты будешь жить на Хэйпе, что ты будешь каждый день проводить с этим принцыком. Что ты обязана будешь родить ему наследника... то есть наследницу, а то и наследников. – Слова давались ему тяжело, но он выплёскивал их хлёстко, как пощёчины. - Что я не так думаю? Как ты себе это представляешь? Поставите печать в документах, поцелуешь его в щёчку и скажешь: усё, улетай обратно к себе, у нас тут мир? Так что ли?!
- Хэн… - у неё снова потекли слёзы, - честно, я не думала об этом…
- Нет, ты думала, раз говоришь об этом и отстаиваешь эту позицию. – Он поднялся над ней: - И ты думала, что я и это вытерплю, да, высочество?
- Хэн… - с всхлипом только смогла выдавить она.
- Нет, Лея, я готов мириться с твоей работой, с твоим образом жизни, с твоим ситховатым папочкой, с интриганкой мамочкой, с твоими кошмарами и прочими одаренными загонами, но делать тебя с другим мужчиной - нет. Я не буду.
- Не надо меня не с кем делить.
- Значит, выходи за меня, – выпалил он, и не собирался останавливаться: - Я не принц, я вообще тебе неровня. Я не дам тебе больше, чем ты уже имеешь, наши отношения навряд ли станут лучше, но я хочу, что бы ты была моей женой. Хочешь, тоже встану на колени? - Хэн обошёл стол, и преклонил колено около неё. - Кольца... – взгляд окинул комнату и стол: ничего подходящего не нашлось, - прости... кольца тоже нет. Есть оладьи, хочешь? – стоя на одном колене, он взял тарелку с предложением и протянул ей.
- Оладьи? – усмехнулась она сквозь слёзы, - оладьи хочу. – Но брать не спешила, - Хэн дай мне время…
- Тридцать общегалактических суток, хватит?
Чтобы не давить, Соло встал и вернул тарелку на место.
- Угу, – облегчённо ответила Лея, и взяла завтрак уже со стала.
- Тебе кафа налить?
- Да, пожалуйста. И мне нужна связь хотя бы с мамой.
- С мамой… с мамой будет тебе связь, после того как поешь.


--------------------
"Ели у вас нет ног - бегите...
Если у вас нет надежды - творите..."
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Ариша
сообщение 23 Январь 2018, 05:39
Сообщение #786



Иконка группы

Группа: Бывалый
Сообщений: 1291
Регистрация: 8 Май 2011
Из: Челябинск
Пользователь №: 8905



10 глава 2 часть.

Штатный информационный запрос о месте расположения генерала Соло с кораблём «Тысячелетний сокол» пришёл сутки назад. Лорд Вейдер пролистал его – игнорировать, – отчёт о планируемой активации убежища пришёл к нему от Соло на пару часов раньше. Он предчувствовал, что нервы генерала не выдержат именно сейчас.

Лорд расслабился, сосредотачиваясь на тренировке. Небольшой перерыв, который он вынужден был сделать из-за отсутствия времени, неприятно отдавал тяжестью в теле. Его мышцы, которые держат все имплантаты и искусственные органы, должны быть постоянно в форме. На одной Силе он не выстоит. Постоянно нависавшая угроза от превосходящего в могуществе Сидиуса заставляла всегда быть в тонусе, несмотря ни на что освобождать время для тренировок. После же, он был вынужден признаться – расслабился, уделяя больше внимания политической арене. Миллионы вопросов касающихся Серого Флота занимали его всего. Только дети и Сила отрывали от работы. Сейчас же он снова мог выделять время на медитации и фехтование.

Ситхи и джедаи всегда стремились поддерживать гармонию в уме, душе и теле. Гармония в теле для него была жизненно необходима. Трудно не думать о нём, когда при малейшей слабине понимаешь, что начинаешь умирать. Физически. Что касается ума: он много времени и сил положил на это и навёл порядок. А вот с душой бескрайней и тёмной у него всегда были проблемы.

Сомнения, терзания, беспокойства… так, словно он снова на перепутье. Хотя координаты он проложил, цель известна. Но постоянные сомнения, вопросы, раздающиеся не в голове, в сердце, эхо, которое долетает откуда-то из невероятных глубин души. Он всё делал правильно и так, как нужно. Он верно выбрал, встав на путь создания, хотя Тьма, дающая силы и питающая, была против. Его иногда это рвало, но стоило только выйти из своей капсулы, сеть за рабочий стол, как мысли очищались и сами звёзды указывали ему путь. Всё идёт, как надо, все верно, но…

Сосредоточившись на здесь и сейчас, он активировал программу. Шии-Чо для разминки, руки сами вышли на «гильотину Мрака» стиля Джем Со. Приятный адреналин растёкся по телу, вырабатывая естественные эндорфины. Двенадцать дройдов-убийц со световыми мечами, меняя стили и скорость атак, пытались теснить его в угол. Любимый стиль молодости – Атару, – и почти недоступный Соресу. С годами всё недоступное становилось практически фанатично желаемым. Он исполнял с десяток ударов «Формы Эластичности», но ему было мало. Хотелось выйти на чистый стиль, но физические ограничения заставляли его то и дело выходить на «Форму Агрессии» или на атаки «Свирепости». Будучи ещё падаваном, он стремился познать все стили; являясь Повелителем Тьмы, он использовал все известные ему техники не задумываясь. Не следя за чистотой боя. А сейчас странное желание очистить свои стили, сохранять удары одной формы и при желании переходить не только на приёмы, но и на саму форму боя, стало его целью как фехтовальщика. Втайне он завидовал лёгкости и изяществу сына, который только-только изучил и отработал стиль первой формы Шии-Чо, освоил Макаши и вывел на рабочую технику Атару. Вейдера забавляло, что из всех стилей мальчик выбрал именно четвёртую форму, не понимая всю мощь стиля Соресу. Но: «Дорастёт до этого», - думал Лорд, делая очередную восьмёрку стиля эластичности, понимая, что сейчас ему придётся уйти в укол Ваапада.

Люк будет очень изящен в Соресу.

- Милорд, белый сигнал просит связи, - вырвал его из мыслей голос дройда -секретаря. Уйдя в кульбит, грузно приземлившись на пол, изогнув кисть, клинок нарисовал алую петлю, он обезоружил дройда.

- Просите ждать, - велел механический бас. Нужна ещё пара минут, чтобы он почувствовал себя удовлетворённым тренировкой.

Заставлять женщину ждать невежливо, особенно Падме Амидалу, но сегодня он мог позволить эту малую радость. Причина его душевных терзаний всегда являлась, когда ему казалось, что он нашёл свою очень тонкую и острую грань равновесия. Разговор не сулил ничего приятного, он ждал в свой адрес очередных обвинений, завуалированных вежливостью и тактичностью, а также очередных требований. Их последняя встреча была столь прекрасна, пока драгоценная супруга не заступила за его границы. В ответ на что, ему также пришлось нарушить её. Чего ждать на этот раз, он не хотел даже предполагать.

- Прошу прощения за ожидание, - демонстративно извинился Лорд, усаживаясь на своё рабочее кресло. – Моя Леди.

В бордовом одеянии с золотыми элементами, Леди выглядела властно и воинствующе. Её настрой заметно контрастировал с образом дипломата Арти. В её тёмных глазах горел живой огонёк, она явно только вернулась с политических боевых действий, ещё достаточно ярко переживая их.

- Мой Лорд, извиняюсь за связь в неудобное время, - супруга постаралась улыбнуться, смягчиться, продемонстрировать, что её настрой не связан с ним, - но у меня к вам крайне личная тема для обсуждения.

Механическое дыхание всегда было ровным, а под маской не видно ироничную улыбку. Знал он личную тему разговора, и с каких переговоров только вышла Амидала.

- Я вас слушаю.

- Вам известно местонахождение генерала Соло и принцессы Леи? – Сегодня без вежливых и уклончивых манёвров, вероятнее, чтобы сэкономить время. А возможно, произвести на него необходимое впечатление.

Вейдер ещё раз осмотрел собеседницу на мониторе. Всегда держась спокойно и на расстоянии, Арти скрывалась за прочными щитами самоконтроля. Даже когда Лея была в плену у Сидиуса, она лишь на крохотные доли секунды позволила ему увидеть свои переживания. А в последнее время она стала слишком... эмоциональной? Живой? Или она использует его реакцию на свои эмоции, чтобы получить желаемое с максимальной эффективностью? Он не хотел себя обманывать и не хотел идти у неё на поводу. Но в тайне признавал: он всё больше и больше видит в ней Падме. Её огонь, её нрав, силу и ум. Из другой жизни он помнил страстную, волевую и сильную женщину, которая не боялась ни своей красоты, ни ума, ни нрава. Она жила, дыша полной грудью, гордо смотря в глаза противнику. Не пряча и не скрываясь. Дармин же выковала себя как клинок, закалённой из стали, несгибаемой и непробиваемой. Хитрая, всегда в тени, она заходила за спину противнику, била так, что жертва и не догадывалась, откуда пришёл удар. Она могла отходить, изгибаться и проворачиваться, закручивая соратников, врагов, друзей в нужную ей фигуру.

Что с ней происходит на самом деле? Что творится за этой вежливой улыбкой? Куда она исчезает на столь длительное время? Или это всё её средства манипуляции, и она выгибает его?

- Лея не прилетала на борт «Исполнителя», сигнал о помощи не поступал. Её беспокойства я не чувствую. Сведения о нахождении генерала на территории Серого Флота вы можете запросить у службы безопасности.

- Я их делала, Милорд, пару суток назад. Ваши службы дали отчёт, – в тон ему произнесла дипломат Союза, - но, возможно, у вас есть какая-то дополнительная информация?

Правая бровь изогнулась:

- На корабле «Тысячелетний сокол» расположен маяк. В случае экстренной необходимости его могут активировать, и я узнаю, где они. Но пока сигнала нет, не вижу причин для беспокойства.

- Похищен хапанский принц Исольдер. – Решила зайти с другой стороны Арти, понимая, что для Лорда Главнокомандующего это не новость.

- Который накануне похищения сделал предложение принцессе. – Пошёл в наступление Вейдер. - И вы решили, что его я похитил?

- Нет, Милорд, - легко подстроилась под настроение Дармин, - если бы мы нашли тело принца, я бы подумала, что вы решили не ставить дочь в затруднительное положение. Но возможно, вам что-то известно о нахождении хапанов на вашей территории и на территории «Союза».

- Я прикажу составить отчёт о всех зафиксированных на нашей территории хапанцах и отправить вам. Не вижу смысла в похищении наследника Хэйпа, кроме одного: выманить их неразумную королеву-Мать и убить на чужой территории. – Лишняя ложная нить в деле никогда не повредит. - Но, если вы считаете, что мне интересные другие женщины, особенно столь неразумные, как хапанки – спешу вас успокоить. При желании мы могли напасть на них и без политических интриг.

Она улыбнулась, оценив манёвр, искренне и лучезарно. Непозволительно в таком диалоге. С самого начала их общение складывалось из комплиментов, из скупой возможности демонстрировать, что они ещё живые люди. Но теперь каждый его искрений комплимент, скрытый под рабочим флиртом, отзывался яркой гаммой её эмоций. Он не готов к такому. Он не знает, что с этим делать. И зачем это делает она.

- Вас не озаботила весть о поиске Леи… - задумчиво произнесла Падме, не подозревая о его растерянности.

- Вы ищете Соло, - попытался взять себя в руки Лорд, - значит, именно кореллианин увёз её. Мужское решение, - одобрил он, - в данной ситуации. Я поступил бы точно так же, только сначала убил соперника.

- Хорошо, что генерал Соло более гуманный, чем вы, Милорд.

- Поэтому он дальше генерала и не продвинется, моя Леди.

***

Связь закончилась. Она знала: он будет отрицать любое своё участие. Все факты и здравый смысл указывали на его непричастность, но интуиция говорила о другом. Тяжело вздохнув, Дармин поправила волосы. Вся надежда была на Кракена и его разведку, а также на военные разведданные Риекана и Акбара. Информация, которую представят структуры Вейдера, будет сухой, как татуинский песок. Пользу из них сможет выжать только Кракен. В разговоре она обозначила свои подозрения и надеялась, что он не будет препятствовать поиску на своей территории, хотя от ситха стоило ожидать всего.

- Лорд Вейдер не может быть виновен во всех бедах Галактики, - высказалась в слух сенатор Наберри, прочитывая новые отчёты по делу.

- Да, не может, но очень старается. Есть какие-то зацепки?

- Вас Лея на линии ждёт, - просто ответила племянница, внимательно подождав красочную реакцию тёти, которой, к её сожалению не было, и переключила комлинг.

***

Что сказать матери, она не знала. В особенности, когда Хэн сложил ноги на стол, развалившись на диване за её спиной.

- … Мадина ещё не может завести уголовное дело по факту похищения, поскольку нет прямого заявления ни от коллег, ни от семьи. – Приветливо-спокойно продолжала мама, раскрывая нынешнюю ситуацию. - Хорошо, что ты вышла на связь, но лучше для генерала будет, если вы вернётесь в столицу и ты засвидетельствуешь личную незапланированную поездку. И закроешь тему с похищением. Сейчас нам надо сосредоточиться на поиске принца.

Опустив глаза, Лея печально улыбнулась. В данной нестандартной ситуации всё её окружение пыталось прикрыть Соло, несмотря на его хамство, бунтарство и контрабандистскую деятельность, а сейчас ещё и похищение уполномоченного лица при исполнении. Отлично.

- Спасибо, что не стали поднимать панику и открывать общегалактический розыск, но боюсь, что сейчас я и правда в плену.

Выражение глаз матери с изогнутой правой бровью и снисходительной улыбкой Лея видела впервые:

- Звёздочка моя, уверена, что ты в силах решить конфликт со своим генералом самостоятельно. И в ближайшее время. Нам нужно сосредоточиться на поисках принца Исольдера.

Узнав о пропаже принца, Лея в первую очередь подумала про обнаружение тела, но пока – ни следа трупа. Ни предложений о выкупе, ни требований, ничего, что бы давало хоть малую надежду на то, что его высочество жив. Откинувшись на спинку кресла, Лея прислушалась, закрыв глаза и представив точёный силуэт Исольдера, его красивое лицо с глубокими глазами и нежными губами, она захотела дотянуться до образа, почувствовать его, хотя бы тонкий еле заметный след. Великая Сила, как подвижный мир, давил со всех сторон, поддерживал и путал тенями. Яркое и сильное сияние отца было где-то близко, он тут же отозвался тёмной волной. Передёрнув плечами, Лея не ответила, он и так знал, что с ней всё в порядке. Она пыталась разглядеть полуцвета, полутоны миллионных нитей Великой Силы и найти хоть одну, которая бы соединялась с принцем. Он жив, она чувствовала, ощущая где-то его ровное дыхание. Кинувшись за ощущением, поток нитей проходил через тёмное солнце, которым в Силе отражался отец. «Где он?» - вопрос пошёл не изо рта, а из груди. Ситх как будто пожал плечами и отвернулся. «Не знаю» - достигла её то ли волна, то ли удар. И она открыла глаза, приходя в себя.

- Вейдер знает, где его искать.

- Я с ним только что говорила, он отрицает свое причастие.

- Нити ведут к нему.

- У меня нет аргументов для разговора с ним.

- Я сама, - решительно ответила принцесса, но оглянувшись, себя поддела: «Сначала поговори с генералом».

Угрозы Матери Хэйпа нельзя было игнорировать, несмотря на весь их абсурд. Лея знала, что королева – гордая женщина, которая не будет понапрасну раскидываться словами. Тем более, она не понаслышке знала, что готов сделать родитель, чтобы вернуть своё дитя. Дитя… Будь она на месте Матери Хэйпа, угрожала бы она войной? Лея улыбнулась про себя: «нет, она бы не угрожала, а, как отец, сразу же её развернула». Хорошо, что она не на месте королевы. Возможно, Та`а Чьюм ошиблась в ней, предложив ей стать преемницей Хэйпа. Покрутившись в кресле, она повернулась к мужчине, который, заложив руки за голову, делал вид, что на потолке прямая трансляция гонок на болидах. Лея подняла глаза на белый потолок, убедившись, что там точно ничего нет и она может пытаться с ним поговорить. Хотя разговаривать с кореллианином, который упёрся в собственную гордость, было бесполезно. Ей ничего не оставалось, кроме как залезть ему на колени и уткнуться в шею. Соло довольно улыбнулся и заботливо приобнял.

- Ты именно так всё представлял?

- Ну… - протянул он лениво, - почти.

Глухой пульс отдавался прямо в нос, после пары минут молчания, она поняла, что дышит с ним в унисон. Его шальные мысли хаотично метались на краю сознания, отражаясь больше красочными картинками, чем словами и ощущениями.

- Так выглядит твой рай?

- Рай? – удивился он, - ну… почти… Здесь был бы рай, если б в правой руке – стакан коллекционного виски, - он изогнул правую ладонь, представляя, что в ней фужер, - в левой ферзевый расклад карт. А на столе, - он даже ноги опустил, прикрывая глаза, чётко представляя себе картинку, - была бы партия саббак. А напротив сидел малыш. А вот в левом углу сидел бы Вейдж и справа Чуи…

- А как же Лэндо? – Усмехнулась Лея.

- Не! Этого пройдоху я в свой рай не пущу! – заявил Хэн и ухмыльнулся своим мыслям, - он бы не смог молча смотреть, как ты сидишь у меня на коленях. Попытался бы тебя украсть, или притащил ещё красавиц… - задумчиво продолжил он, явно представляя то же самое, только с представительницами прекрасного пола.

Лея возмущённо улыбнулась и напрягла руку, которая лежала на его груди. Тонкие пальчики умело вдавились между рёбер, резко выдёргивая капитана из фантазий.

- Эй!

- Ваши фантазии, генерал, мне уже не нравятся…

- Не ревнуй, воинствующая, я же о парнях думаю. Им-то завидно будет смотреть на нас.

Смягчившись, она расслабила пальцы и нежно погладила, снова замолчав, погружаясь в его теплоту. Ей было хорошо с ним: молчать, болтать, работать, шутить, летать… До него она и не догадывалась, что так можно любить. Отдавая всего себя, но оставаясь верным себе. Хэн делал всё для неё, но, как и прежде, у него было, что нужно ему самому. Она так не умела. И сейчас ей было стыдно что-то просить у него. Даже стало страшно, если она снова что-то потребует, он встанет и уйдёт. Она потеряет его. А если он уйдет, ни одна Сила и разведка не поможет его найти.

- А как выглядит твой рай? – спросил он.

Лея задумалась:

- Не знаю, - у неё и впрямь не было такого представления. Был план, она знала, как изменить галактику к лучшему. Знала, что нужно делать, но не для себя…. – в нём точно не должно быть войны и военных конфликтов.

- Это понятно, а что в нём должно быть?

- В нём должен быть ты. Мама, Люк, Пуджа, Чуи…. – она представила дорогих её сердцу людей, которые бы уместились в этом уютном мирке. И не хватало одного, которому не нашлось бы места тут, хотя её рай без него уже был бы неполным. - И, наверное, отец. И чтобы вы все были счастливы.

Хэн внимательно посмотрел на неё, явно представляя, что нужно для счастья каждого, и добавил:

- Ну ты и фантазёрка…

Она тоже попыталась представить это себе и искренне, но грустно засмеялась. Это и вправду была очень невероятная фантазия, которая не имела связи с реальностью. Она знала, как изменить мир, но не представляла, как создать собственное счастье. И не знала, как осчастливить своих близких. От мысли, что хотя бы Хэн сейчас счастлив, а она думает, как попросить его о том, что бы разрушить это, ей стало ещё хуже. Нужно было вылезти из его объятий, подумать, попытаться убедить, подобрать слова и …

- И спокойно жить ты не можешь…

Она оторвалась от него, посмотрела ему в глаза:

- Я хочу поговорить с отцом.

- А с бабушкой не хочешь? – съязвил наглый капитан, - С дедушкой? С их домашним пурпуром?

- У меня нет бабушки. И дедушки с пурпуром тоже нет. Есть брат, связь с которым только через отца. С Пуджей я уже говорила. Есть тётя и ещё одна сестра, они на Набу, но мы с ними не представлены. Хэн…

- Надо найти принца, пока его истеричная мамочка не развязала очередную войну. Да, я слышал…

- Хэн, если ты что-то об этом знаешь, я тебя умоляю – скажи.

- Я принцев не похищаю! Только принцесс!

- Ты знаешь что-то о причастности Вейдера?

- Ты что, теперь всегда будешь меня в заговоре с твоим ситховым отцом подозревать?

- Хэн, умоляю, скажи правду.

- Это и есть правда: я не причём, и причём ли ситх, не знаю! Он со мной своими планами не делится.

- Тогда мне надо поговорить с ним лично.

Тяжело выдохнув, Хэн приподнял её на руках и посадил рядом:

- Свяжусь с Чуи, чтобы начал готовить корабль. – Он встал и вышел из комнаты.

***

Данные от Серого Флота пришли ровно в полночь, и сам министр общегалактических дел ситха вышел на связь с генералом разведки Новой Республики. Синекожий адмирал поприветствовал Кракена, сообщил о пересылке данных и заверил в готовности помочь с расследованием. Отметив тонкий юмор ситского чиса, разведчик поблагодарил его и после разговора попросил у помощника очередную чашку кафа.

- Есть доказательства их причастности к покушению? – спросила Арти.

Айран не поднял глаз на гостью, изучая первичные выкладки по свежим данным. Он не любил, когда кто-то вторгался в его штаб-квартиру. Офисы разведчиков всегда были закрыты для посещения, даже для высшего руководство требовался специальный доступ и его разрешение, которое выдавали очень редко. Но отказать Амидале он не мог.

- Нет данных, опровергающих их причастность. – Ответил он, выделяя пару пунктов, которые его заинтересовали.

«А значит, если за похищением стоят они, то, получив ценные данные, помогут замести следы», - додумала мысль Падме.

- Принцесса с генералом Соло направляются на переговоры к Вейдера, - вслух произнесла она.

- Медовый месяц закончился? – иронично спросил генерал, уже зная о выходе принцессы на связь.

- Полагаю да, - отозвалась Арти, всё же пытаясь поймать прямой взгляд разведчика, - ваши информаторы ничего не нашли на корабле?

Кракен отрицательно мотнул головой, скрывая своё разочарование.

- Тогда возможно у генерала будет возможность реабилитироваться?

Она добилась своего: мужчина с неприметной внешностью и серыми бесцветными глазами посмотрел на неё.

- Возможно, у него получится достать некоторые уточняющие данные, которые они попытались от нас скрыть? - Айрен вывел на монитор портрет темноволосой и курносой хапанки.

***

Перелёт прошёл напряжено: Лея пожурила Чуи за соучастие в её похищении, –верный вуки смотрел в пол и иногда оправдывающее ревел, – но крупномасштабный разнос устраивать не стала. Понимала, что у вуки особого-то выбора не было. Капитан же занял своё кресло в рубке и лишний раз на глаза не попадался. Теперь уже Лее было стыдно за своё поведение, но сворачиваться она не собиралась. По выходу из гипер-прыжка, находясь ещё на «Тысячелетнем Соколе», она запросила личной аудиенции с Главнокомандующим. Ситх назначил встречу в ближайшее возможное для него время: через шесть часов. Ответ Лею не устроил, но лезть на рожон она не стала, решив распорядиться временем с пользой и разобрать дела столицы, официально заявив о своей добровольной командировке в отдалённые регионы и возвращении к работе.

Генерал тоже знал, чем ему заняться, решив выйти прогуляться по кораблю, заглянуть к парочке знакомых, поздороваться с «Чёрными» и попробовать кое-что разузнать. Корабль, Чуи и вольный космос – дело хорошее, но вот что-то он зажирел на генеральских харчах и уходить в вольные капитаны с хвостом из разведки Республики за спиной ему уже совершенно не хотелось. Если есть шанс хотя бы перед Кракеном прикрыться – им надо воспользоваться.

***

- Добрый вечер, Лорд Главнокомандующий, - официально поздоровалась принцесса Лея, чем вызвала ироничную уставшую ухмылку под чёрной маской. Было странно видеть неподвижный рельеф когда-то ужасающей маски и слышать тяжёлое дыхание, но чувствовать живого человека.

- Чем обязан, принцесса?

- Я думаю, вы догадываетесь, Лорд.

- Опять будете меня обвинять?

Чувствуя его усталость и раздражение, Лея продолжила смотреть прямо в визоры, стараясь разглядеть под непроницаемым пластиком голубые глаза. Он не ждал к себе доверия, но ему надоело повторять одно и то же. И сейчас, вероятнее всего, он ей прямо это и скажет, отправив к матери за разъяснениями. Но она чувствовала его связь с этим похищением, она не знала, как и зачем, но он был связан, и ему не скрыть это от неё.

- Сейчас не время для обвинений, Лорд, и вы это знаете. Я прилетела просить вас о помощи.

Левая бровь под маской удивлённо приподнялась. Его гордая дочь просит у него помощи? Это что-то новенькое.

- Адмирал Траун сам связался с вашей разведкой, принцесса, и официально заявил о готовности помочь в розыске вашей пропажи. Хотя, смею отметить, без особого энтузиазма.

- Я благодарю вашего министра за готовность помочь в розыске, Лорд, но нам нужна лично ваша помощь.

- И зачем мне это?

- Я прошу тебя, отец.

Его взгляд изменился, её просьба вызвала смятение.

- Лея, - тяжело начал он, готовясь сказать то, что давно следовало, - я готов ради тебя сделать многое, но не ради твоей Республики или твоих убеждений.

- Это нужно мне. – Пошла ва-банк принцесса.

- Да? - усмехнулся отец, который видел её насквозь, - Ты прилетела ко мне, поступившись своей гордостью и старыми убеждениями, за помощью. Ты, принцесса Лея Органа, сенатор, советник канцлера Новой Республики, прилетела ко мне, к Главнокомандующему Серого Флота, не как представитель Республики, а как дочь, чтобы я нашёл хапанского принца. Для тебя? - В устрашающем басе была и грубость, и насмешка, и издёвка, и его давящая Тьма покрывала всё помещение хоть и душным, но теплом.

- Да. – Стояла на своём Лея.

- Зачем? - В тоне появилось осуждение, - Ты решила принять предложение Хэйпа?

- Это разве важно для тебя? – Не опуская глаз, Лея пыталась спрятать внутреннюю дрожь и рвущие эмоции. Она видела перед собой не страшного ситха в доспехах и маске, она видела отца: высокого, с седыми висками и покрытого шрамами, но в его глазах горело спокойное синее пламя. Он не поможет совершить ей глупость.

- Важно. – Ответил он на удар, - Ваш союз с Хэйпом меня не касается, но меня касается то, что моя дочь решила сломать себя ради сомнительного и очень призрачного блага, непонятно для кого.

Это уже было похоже на оскорбление.

- Я не ломаю себя. – Упёрлась Лея, чувствуя себя маленькой девочкой провинившейся перед строгим отцом.

- Тогда что ты делаешь?

- Решаю поставленную задачу. – Стояла на своём она, - Разве важен процесс? Важен только результат.

- Результата не будет.

- Мы этого не знаем.

- Знаем. Я не буду решать ваши политические проблемы, принцесса Лея.

- Это не политическая проблема.

- Тогда какая?

- Личная. – Опустила она глаза, впервые за разговор.

- Личная? Лея… посмотри мне в глаза и скажи, что ты любишь этого принца, что ты приняла предложение его матери не под общественным давлением, а по собственному велению сердца. Скажи! И я найду его для тебя.

Внезапно, предательские слёзы подкатились к глазам. Она боялась, что они сейчас выльются на щёки. Отец прав, она в действительности ломала себя долгом. Решила, что сможет найти другой путь развития, сможет прекратить войну между Новой Республикой и Серым Флотом, может дать новый курс молодому государству. И она положила столько сил на это, столько времени и … и в итоге пришла к отцу, у которого никогда ничего не просила, с которым ещё не так давно воевала. Она задавила свою гордость и пришла к нему, а сейчас ревёт. Возможно, она потеряла любимого мужчину, и, в добавок ко всему, уважение отца. В таких ситуациях мама бы рекомендовала идти до конца, чтобы хотя бы игра стоила свеч, но были ли такие ситуации у матери, она не знала. И что бы сейчас сказала Дармин, она тоже слышать не хотела. Ей надо только произнести одну глупую фразу и весь этот кошмар закончится.

Или начнётся?

Сейчас она сидела в кабинете отца, молча плача, а он равнодушно смотрел на неё. Собрав в себе силы, она подняла глаза. Его не трогали её слёзы и переживания, его не волновали её проблемы, его возмущало только одно: она позволяет политике перечить сердцу. Как ни странно, ситха волновало только её сердце. Глупо было играть на его чувствах, забыв, что он женился на женщине, которая тогда была ему не парой, в разгар войны, заключив брак, который сулил только горе, позабыв про то, что он развернул ход истории ради сына, принося в галактику хоть и временный, но мир.

Она стряхнула слёзы, отвечая искренностью на искренность:

- Нет, отец, ты прав. Я не люблю его, но нахождение принца может спасти того, кого я люблю.

- Значит, поиски принца – задача генерала Соло, а не моя.

***

Будничная суета посадочного дока расслабляла его. Сложив руки на груди и упершись в переборку корабля, Хэн Соло крайне довольный собой ждал свою принцессу. Новость ей понравится. Он знал, что Лея с Вейдером дольше двадцати минут наедине друг с другом не выдержат, и Лея вернётся на корабль. Её маленький, но решительный силуэт он заприметил сразу, готовый принять удар на себя.

К его удивлению, принцесса подошла с широкой улыбкой, и крепко обняла.

- Как всё прошло?

- Как обычно, - отозвалась она, а потом тихо добавила: - хорошо, что он мой отец.

Брови кореллианина непроизвольно сдвинулись, а челюсть попыталась упасть, но он удержал:

- Значит, не как обычно. Есть хорошие новости?

- Кроме того, что ты и Повелителя Тьмы очаровал – нет.

- Ну… если бы это означало, что он меня не придушит в первый удобный момент, я бы радовался ещё сильней. Но мы сюда не зря прилетели. – Он повёл принцессу внутрь, ударяя кулаком по переборке, - Чуи, пускай двигатели.

***

Скопление Хэйп отделено от остальной галактики Барьерным Туманом, что изолировал хапанцев. Но если хорошо изучить область сильно ионизированного пространства, то оно может служить охранным щитом. Что и сделали хапанцы, образовав собственное единое государство. Все военные известной галактики знали наверняка – к границам Хэйпа лучше не подходить. Газообразный туман может скрыть целый флот, и ни одни радары его не засекут, пока корабли не покинут укрытие. Были ли у хапанцев технологии, работающие внутри ионизированного пространства для отслеживания и взаимодействия в туманности, Акбар не знал. Впрочем, никто не знал наверняка, кроме самих хапанцев, которые не спешили делиться своими знаниями. Адмирала беспокоило одно: если подозреваемый объект успеет прыгнуть к туманности, его солдатам придётся сильно рисковать. К тому же будет нужен запрос на разрешение к подступлению границ крейсера, чтобы не вызвать лишних конфликтов с нервными хапанцами, а это потребует время. Мон-каламари не оставил столицу и флагман – это было бы крайне неразумно, при условии такого количество боевых драконов хапанцев на орбите. Но он втайне завидовал, Карлисту Риекану, который поднялся на борт «Звезды Альдеры», и возглавил операцию. Генерал разведки перепроверял и дополнял данные, раздобытые Соло, подтверждая их достоверность. Если Риекану и Соло получится взять НайЭли, главную подозреваемую в похищение принца, то возможно получится найти самого хапанского наследника. Будучи реалистом, мон-каламари, понимал, что это не решение всех проблем, но остроту отношений с воительницами поможет снять.

***

Ничем не приметная радианская яхта не спеша двигалась по орбите планеты Вайнур, включив контактный маяк. Экипаж корабля готовился к встрече.

Не к такой.

Лёгкий кореллианский фрахтовик вылетел из гиперпространства слишком близко, заставляя пилота яхты дёрнуть корабль влево, сбиваясь с маршрута, но тут же его подрезал крестокрыл, которого не было на радарах. «Звезда Альдера» стояла в стороне, захватив яхту в луч, не дав совершить решительный прыжок.

- Если ты, Соло ошибся, извиняться будешь сам… - проговорил Карлист на мостике, - и долго, - глядя как яхта в испуге пытается вырваться из «клещей».

- А вот сейчас мы и посмотрим, - отмахнулся генерал, пытаясь выйти на связь с радианцами.

Но связь молчала.

- Кажется, они не хотят с нами разговаривать, - отозвалась принцесса за спиной у капитана.

- Ну, я бы тоже не стал с такой компанией знакомиться. Риекан? – позвал он командующего, - принимай ребят, они не отвечают.

Яхту стало втягивать в корабль Новой Республики, когда неизвестный капитан решился на глупость – и попытался запустить гипердвигатель, мощности которого явно не хватило, чтобы выбраться из захвата.
- Кажется, им есть что скрывать, - подметил первый помощник командующего, наблюдая, как неизвестные пытались стрелять в открывающий отсек.

- Откройте нам соседний док, - попросил генерал, резко дёргая свой фронтовик, направляясь на посадку. – Без нас не начинайте. Что-то мне подсказывает, что это именно та дамочка.

Лея поправила бластер в кобуре, спускаясь с трапа «Сокола»:

- Они настроены крайне агрессивно, - предупредила она.

- На всех оружиях уменьшить мощность, - приказал генерал по внутренней связи, - нам они нужны живыми. Все, до одного.

Группа захвата с нашивками Альдераана столпились у закрытых дверей, за их спиной ждал командующий Риекан.

Чуббака снял с плеча арбалет, готовый зайти вместе с генералом.

Лея подумала, что Хэна с Чуи, да три взвода солдат решат проблему с распечатыванием яхты и встала рядом с командующим.

К сожалению Соло, бой в ангаре был недолгий. Силовые щиты пехоты позволили в плотную подойти к кораблю, вскрыть корпус, как консервную банку, уже не составила труда. Внутри и правду оказались хапанцы. Точнее хапанки, в весьма привлекательных нарядах, но с непривлекательными выражениями на лицах. Барышни отбивались долго. Чуи даже заметил, что стоит пустить газ, чтобы обезвредить, и сохранить жизнь, генерал согласно кивнул. И вовремя – плазменный выстрел чуть не опалил ему висок.

- Да, ты прав приятель. Их надо травить.

Бабы дрались страшно и отчаянно. Такой злобы и ярости он не видел давно. Парни в броне, сомкнув ряды силовыми щитами, как таран стали пробиваться внутрь маленького корабля. Хэн с Чуи шли за «черепахой», проверяя потайные отсеки и люки. Хапанок загнали в угол рубки и оглушили.

- Боюсь я женщин в бою, - честно признался альдераанин, глядя как солдаты вытаскивают бесчувственные тела хапанок из яхты и складывают кучей на пол отсека. - Дерётесь безжалостно и без смылено.

- Есть у нас такая черта, - поддержала его принцесса, рассматривая лица пленниц, акцентируя внимание на брюнетку. – НайЭли – племянница Та`а Чьюме. Обыщите их. Все сообщения и переписки. Хэн? – Достала она комплинг, - проверь бортовой компьютер.

- Уже, генеральная моя, - отозвался генерал, - они кого-то ждали. Похоже, их подставили…

- Она в розыске. Оставить «наблюдение» в регионе. Курс в столицу, - приказал командующий Риекан, - разберёмся по пути. Сообщите об успехе операции в штаб.

***

Радианскую яхту разобрали по кусочкам. Перевернули личные вещи, все сообщения, вытрясли всё возможно из корабля ещё по пути в столицу, а потом всё найденное, до последнего болтика, изъяло ведомство Кракена. Риекан не был против, чтобы из его ангара убрали мусор, который раньше был кораблём.

Канцлер дала своим ведомостям сутки на разбирательства, прежде чем сообщить королеве о поимке преступницы.

НайЭли пришла в себя ещё на борту «Звезды Алдеры». Лея не была дознавателем, но в ходе недлительной беседы от хапанки она получила подтверждение её намерений

взять в плен принца, принудить его к совершению брака и вернутся на родину, заявив свои права на трон. Но где и у кого сейчас принц – не сказала.

Генерал Соло и командующий Риекан переглянулись, решив, что если хапанка не сказала Лее, то и ребятам Кракена не проболтается.

***

- Кому ещё нужен хапанский принц? – задала вопрос Пуджа, пересматривая отчёт о расследовании. До прибытия королевы-Матери Хэйпа оставалось пару часов.

- Кому кто хочет развязать войну между Новой Республикой и Хейпом, - дала очевидный ответ Лея.

- А может тут это не причём? - предположил Хэн, выбирая напиток из мини бара, - Хапанки нашли кого-то мастера-головореза, заплатили ему предоплату, условились встретиться для передачи товара, и окончательного расчёта. Головорез выкрал принца, а пока хапанки ждали, что королева покинет сектор и прилетит к нам. Ушлый наёмник решил сыграть по купному: скинул координаты дам во флот Вейдера – для заманухи, а ситх не счёл это интересным и прокидал парня.

- И слил информацию тебе? – Поинтересовалась Лея, явно намекая на их «дружеские» отношения.

- Он просто положил инфу туда, куда бы никто, кроме меня не пролез. – Пожал плечами тот, и плесканул себе виски в бокал.

- Но ничего не получив от Вейдера, наёмник бы вернулся к встрече, чтобы передать товар и получить вторую часть денег, - продолжила рассуждения Дармин, - но на место встречи не кто не прилетел. Возможно, он всё-таки что-то получил.

Звучало логично.

- Мы не знаем наверняка, получил что-то наёмник от Вейдера или нет, - подметила Пуджа, - может, получил? Только зачем Лорду Исольдер? Эта же прямая конфронтация с Новой Республикой и Хэйпом. Я не думаю, что Вейдер забрал принца. Вероятнее всего он у наёмника. Это безопаснее. Если они не решили от него избавиться.

- Хапанский принц – не та персона, которую можно просто выкинуть в открытый космос. – Откинула плохие мысли Лея, - и наёмник, который взялся за его похищение, должен это понимать. Раз у него хватило ума как то договориться с Вейдером.

- Признаться, я пока не понимаю, как и зачем Вейдер оказался замешан в эту историю, но он будет всё отрицать до конца, - произнесла Дармин, поднимаясь со своего места, - и я думаю, что не стоит акцентироваться на этом. Ничего кроме лишних скандалов мы не получим. Поиски принца будут продолжены всеми возможными для нас методами. И пока не будет прямых доказательств непосредственного участия людей Вейдера в похищении, эту версию не выводить в лидеры. Вас, генерал Соло, я прошу подключить старые связи и постараться узнать, кто из незаконного мира мог ввязаться в такую игру.

- Уже работаем, - кивнул бывалый контрабандист.

- Лея, возможно ли, что принц Хэйпа одарённый?

Принцесса прислушалась к себе:

- Чувствительные к Силе по-другому светятся. Лучше просить у Люка, но думаю, что нет.

- У Люка свои дела, - ответила Дармин, решая, что не стоит дёргать сына. – Сейчас нам надо максимально сгладить ситуацию и заверить королеву-Мать, в нашем настрое найти наследника Хэйпа. Надеюсь, живым.

Принцесса тяжело вздохнула, понимая, что рассуждения пора заканчивать, и надо идти готовится к встрече. Она проводила Дармин взглядом, мама как никогда была сильна и собрана. Зная, что она будет рядом с ней на этих переговорах, ей становилось легче, но она обернулась: генерал стоял у мини-бара, наливая себе ещё один стакан крепкого напитка, даже не посмотрел на неё. Она сильно надеялась, что уважаемый генерал не накидается в кабинете у сенатора Набу и не устроит дебош.

Пуджа поддерживающе улыбнулась, обняла сестру: - удачи.

- Спасибо, - не разрывая объятий, сказала Лея, - если что… - кивнула она в сторону мужчины, - Чуи его заберёт.

- Не волнуйся. У меня не так много алкоголя.

***

Зал Советов Республики заполнила хапанская стража. Великий Канцлер осталась на своём месте, в окружении советников. По обе стороны её кресло занимали места Органа и Арти. Эту встречу будет проводить они. Красно-чёрный заряд Амидалы с золотой отделкой и рубином на шее говорил о весьма резком и властном настрое нубианки. Наряд принцессы был несколько скромней: альдераанское белое платье усыпанное золотыми и алыми камнями. Женщины делали всё, что бы скрыть своё родство. Но глядя на них со спины, Мон отметила: не получалось.

Лёгкая девушка в платье чёрного жемчуга прошла к встречающей стороне и торжественно представила королеву. Арти с Органой церемониально поднялись на встречу королеве-Матери. Мягкие, но торжественные фанфары сопровождали Та`а Чьюм, как и ранее, в чёрном платье и с вуалью на лице. Королева Хэйпа решила носить чёрное до момента, пока снова не увидит сына.

Представительницы Республики приветственно поклонились, и Дармин осталось верной стратегии предыдущего разговора: предоставила первое слово королеве-Матери.

- Мне сообщили, что вы схватили НайЭли?

Арти кивнула:

- Она потвердела заказ на похищение принца Великого Хэйпа.

- Но его вы не нашли.

- Мы передаём Вам государственную преступницу Великого Хэйпа, - вступила в разговор Лея. - И продолжаем розыск принца, согласно установленными нами ранее договорённостями.

Королева перевела на неё взгляд, и Лее даже показалось, что под вуалью проскользнула улыбка.

- Рада, что вы в целости и невредимости принцесса Лея.

- Благодарю за заботу, королева - Мать.

- Вам была оказана великая честь, а я до сих пор не услышала ответа.

Дармин жёстко смотрела на женщину в чёрном, желая задвинуть за спину дочь:

- Все силы кинуты на поиски принца Исольдера, и сейчас не время говорить о заключении брака, пока не найден наследник.

- Исольдер наследник, но предложение сделал весь Великий Хэйп. И как правительница, я требуют ответа сейчас.

Падме с опаской посмотрела на дочь. Она знала, что разговор будет резким и коротким, она готовилась к давлению хапанской матери, но надеялась, что Та`а Чьюме прежде всего мать и кинет все силы на поиски ребёнка, а не погашению амбиций. Собирая сведения по Хэйпа, Падме знала, что сейчас королеве требуется подтверждение своего авторитета. Заговорщики с переворотами просто так не случаются. Желание открыть границы с Новой Республикой были связаны не только с предложениями Леи, но и пониманием, что нужно развиваться, выходить на другой уровень. Искать новых союзников. Та`а Чьюме увидела в Лее соратницу, ту, которая поддержит и усилит её власть. Но она ошиблась: убеждения Леи сильно расходились с виденьем Та`а Чьюме. Глядя на эту властную женщину, она уже видела, что власть ведёт её, захватывает и несёт. То, что она боялась, случится с её дочерью и мужем. Но Лея и Вейдер сильнее королевы Хэйпа.

Сильнее… дочь и в правду оказалась сильнее.

Глядя в глаза даже сквозь вуаль, мать Хэйпа чувствовала мощь принцессы. Та`а Чьюме видела, как наставница стремиться защитить ученицу. Но той не нужна защита. Она улыбнулась, готовясь услышать ответ, и забрать принцессу на Хэйп, воспитать, показать и научить. Чтобы к моменту, когда найдут Исольдера, Лея уже была сильным подспорьем и ему, и ей.

- Предложение Великого Хэйпа – огромная честь, - принцесса присела в лёгком реверансе, - но я смею отказаться от него.

Ответ ошарашил всех: королева замерла не в силах осознать услышанное, канцлер поднялась со своего места, советники стали панически переглядываться. Только Дармин незаметно выдохнула.

- Да как вы смеете?!! – После длительной паузы, разразилось негодование королевы. От столько резкого вопля, охрана Хэйпа выступила вперёд, готовясь к следующему приказу. Лея сделала пару шагов назад, потянув за собой мать, которая не шелохнулась, позволяя своей охране выступить в защиту. – Это оскорбление все хапанского народа! Я этого не потерплю!

Хапанские стражницы, стоявшие вдоль стены, сделали шаг вперёд, готовые схватиться за оружие, охрана зала так же напряглась, готовясь включить энергетические щиты. Но приказа об атаке не последовало: королева величественно развернулась и стремительно покинула зал.

Лея поймала себя на том, что не дышит, наблюдая, как охраницы выходили из помещения, и тяжело вздохнула, опуская глаза. Спину жгли недовольные и осуждающие взгляды, но по-другому она ответить не могла.

- Истеричка, - ели расслышала она сдержанный комментарий матери. – Неудивительно, что она теряет власть.

***

Идя по длинному коридору из Зала Советов Республики до своего кабинета, канцлер решила, что прежде чем собирать Малый Совет, она наедине переговорит с Амидалой. Мотивации Органы ей были понятны. Глупая девочка, верящая в вечную любовь.

- Её нужно отстранить от общеполитической деятельности, - заявила Мон, когда за Падме закрылась дверь, - и лишить всех постов. Представитель государства, который вредит своему государству, не должен иметь столько постов и привилегий.

Нубианка смерила её взглядом, не спеша прошлась к потайному мини бару:

- Истеричность королевы Хэйпа заразна? – Она выбрала напиток покрепче и налила в два фужера. – Выпей, выдохни.

Мон глубоко вздохнула, готовя длинный эмоциональный монолог на тему, но взяла фужер, плавно выдыхая. У неё была выдержка, возможно, не такая как у Амидалы, но обвинения в истеричности было делом серьёзным.

Пригубив мятный ликёр, Падме села в кресло:

- Ты читала доклад Айрена касательно внутри политической деятельности в секторе Хэйп?

Мон напрягла память:

- Не успела. Он, - она посмотрела на рабочий стол, - вон лежит. Я ещё даже не открывала.

Объём информации, который должен знать канцлер, крайне велик, именно для этого у него столько советников. И в эту секунду Мон поняла, что Падме была именно тем из советников, который в тот же день, как хапанцы запланировали визит в столицу, заставил бы разведку собрать этот отчёт, а потом донесла бы всю важность. Если бы Падме осталась советником.

- Почитай на ночь, - порекомендовала Падме, делая очередной глоток, - я тебе свои размышления и объяснение сегодняшнего взрыва отдельно пришлю. Ознакомься, прежде чем решишь лишиться надёжного соратника.

Глубоко вздохнув и отпив ещё не много, Мон стало отпускать:

- Возможно, ты права, - согласилась она, признавая, что ей не хватало их бесед, и что только Падме знала, когда ей алкоголь помогает, а когда вредит. – Но с поста дипломата Республики и Союза ты должна её снять.

Главный дипломат Союза и Республики ещё раз смерила канцлера взглядом, опустошила фужер до дна, и спокойно ответила:

- Я не сниму с неё «плащ дипломата».

- Падме, она представляла Новую Республику на переговорах с Хэйпом…

- И была успешна.

- Да, до того момента, пока её личная жизнь не поставила Новую Республику на край войны!

- Королева Хэйпа зашла за личные границы. Мы уже давно вышли из времени, когда политический брак был единственным способом заключения союза.

- Хэйп не вышел, - продолжала упираться чадрилианка, - и в нашей части галактики такой союз считается самым надёжным.

- «Общеполитические и личные интересы должны лежать на разных краях стола». – Процитировала старое правило Амидала.

- Ты лучше других знаешь, что это невозможно.

- Возможно, - сглотнула Падме и решила не лукавить, - до поры до времени. Лея в качестве дипломата не будет больше заниматься развитием общегалактических связей, её место займёт Наббери. В работе Союза – Лея будет очень успешна.

- И ты мне говоришь о разделении личного и политического блага? – съязвила чадрилианка.

Падме улыбнулась, поднимаясь:

- Ты права, Мон, не мне об этом говорить, но ты знаешь, несмотря ни на что, Лея более чем компетентна в своей работе, и сегодняшнее её решение было в рамках этой компетенции.

Мон хотела заметить: неизвестно, чем это для них обернётся, как раздался экстренный сигнал от адмирала:

- Канцлер, драконы меняют построение, предполагаю атаку.

***

Ей надо было подышать. Смотровая площадка на крыше дворца была вполне подходящая. Адреналин стал отпускать, и начало потряхивать. Лея глубоко вздохнула, стремясь не только раскрыть лёгкие на максимум и наполнить их воздухом, а ещё и наполниться Силой, и выдохнула резко, с нажимом, отпуская напряжение. Полегчало, закрыв глаза, она потянулась к ветру. Она всё сделала правильно.

- Великолепно выглядите, Ваше Величество, - прозвучал любимый голос за спиной.

- О, генерал! Вы ещё на ногах стоите?

- Да брось, - отмахнулся он и обнял со спины, закрывая от всего мира. Он уже знал, что она отказала хапанцам. Об это уже весь Корусант знал. – Во всём консульстве Набу нет столько алкоголя, чтобы мне хватило.

- Я очень рада, - обернулась она к нему, нежно целуя. Запах спиртного был еле заметен.

- И что будет дальше? – Неожиданно спросил он, не отпуская из крепких объятий.

- Не знаю, - призналась она, - я, наверное, приму ваше предложение, генерал Соло.

- Наверное? – возмутился кореллианин.

- Да… и при условии, что ты будешь готовить мне оладушки почаще.

Хэн что-то хотел возразить, но взвыла сирена, оглушая. Над небом вспыхнул жёлтый щит орбитальной системы безопасности.

***

Над столом вспыхнули корабли, отражая ситуацию на орбите. Адар Таллон и Ян Додонна сразу встали за расчётные доски, просчитывая возможный расклад. Командный зал во Дворце зашумел особым шумом первого мостика флагмана.

- Мы не можем податься на провокацию, - заявил Борск Фей'лия, - это будет началом новой войны!

Великий канцлер уперлась руками в край, застыла над столом.

- Дайте предупредительный сигнал, - с нажимом рекомендовала Дармин Арти, встав по левую руку от канцлера. – Нужно включить третий щит. Эвакуировать жителей с орбиты.

- Это будет сигналом к нашей готовности вступить в сражение,- вступил Крис Мадина.

- Мы готовы вступить в сражение, - раздался спокойный булькающий голос Адмирала, с мостика флагмана.

- На орбите миллиарды живых существ, которые могут пострадать! –Арти думала в первую очередь о гражданах. – Мы обязаны их защитить.

- Пока хапанцы не открыли огонь… - поддерживал Мадину Борс,

- Когда они откроют огонь, будут невинные жертвы. – Арти посмотрела на канцлера, ожидая приказа.

Канцлер кивнула:

- Мы должны в первую очередь думать о гражданах Новой Республики. Генерал Риекан – обеспечить эвакуации находящихся на орбите.

- Будет сделано, - отчеканил альдераанин.

Внешний орбитальный щит ещё не активировали, когда флагманский дракон открыл огонь по «Дому один».

- Великий канцлер, жду вашего приказа, - стоял в обороне адмирал Акбар, понимая, что ответный огонь будет принятием новой войны.

***

Синхронно подняли головы вверх, им обоим стало ясно: война началась. Раздался писк на его комплинге, но Лея удержала:

- Знаете генерал, а я не жалею.

- И никогда не пожалеешь, принцесса, - он снова сделал попытку вырваться из объятий, это сигнал к мобилизации, но она его не пускала:

- Вот такого не обещай.

- А я уже. – Он достал комплинг, - Чуи, заводи двигатели!

Резко поцеловав, он считал секунды, ему надо бежать и очень быстро.

- Соло, свадьбу проводим при первой же возможности, - чмокнула его в губы и оттолкнула.

- Обязательно, - улыбнулся Хэн, срываясь на бег.

***

- Наши силы превосходят их, - начал Мадина, - эта первая вспышка сейчас пройдёт. Мы должны держать оборону и не вступать в бой. Тогда останется шанс…

Генерал Кракет встала по левую сторону от Амидалы:

- Хапанцы – гордые, если они открыли огонь – это уже начало войны.

- Принцесса Органа нанесла им оскорбление – у них есть повод…

- Повод – не означает, что по нашим кораблям можно открывать огонь, - жёстко произнесла Амидала.

- Если мы сейчас будем рубить сгоряча, то у нас не останется возможности…

- Господа, они у нас на орбите, стреляют по нашему флагману! – Возмутилась бывшая Мать Альянса, - Сейчас мы всей галактике показываем, что можно нападать на нашу столицу, безнаказанно можно открывать огонь по нашим кораблям!

- Очередная война ничего не решит! – Возмутился ботан, его белая шерсть стояла дыбом.

- Война с Вейдером для вас многое решает, - не удержал язык Риекан.

- Адмирал - перебил всех поставленный голос канцлера, - Вышвырните их из нашей части галактики!

- С удовольствием, мэм.

***

Запрыгивая в капитанское кресло, уже на лету, Хэн пытался посмотреть расклад на орбите. Он помнил, что было шестьсот три дракона, сейчас насчитывалось около восьмидесяти, но Акбар стянул свои силы, включая орбитальную защиту, и с минуту на минуту должна подтянуться ещё поддержка. Первой задачей адмирал поставил вытеснить их подальше от третьего щита. Чуббака в протяжно взвыл, жалуясь, что у них есть код опознавания первого щита, но только доканчивают третьего.

- Не боись, сейчас всё будет, - успокоил его капитан, рассматривая стратегию, - пока мы до них долетим, адмирал их запрессует. Так что поднажми! Я хочу, как минимум драконов трех в свои победы!

Вуки взвыл, жалуясь на амбиции кореллианина.

Орбитальные орудия выбирали цели и рассчитывали удар. Десять тяжёлых крейсеров мон-каламари выстроились в оборонительную оппозицию, согласно этим расчётам. Корабли сопровождения начинали плавно «выкруживать» защиту противника. Акбар перестраховывался, не выпуская авиацию, прощупывал хапанцев, проверяя манёвренность драконов. Заградители перерезали пути обхода крейсеров и захода к столице с другой стороны. Многим капитанам очень хотелось зажать пару драконов в «тиски», но приказа не было. Крейсеры планомерно открывали огонь из ионных пушек, пробивая щиты противника. Коммуникационные корабли собирали информацию, экипаж с азартом наблюдал за «следами» попаданий различных оружий. Они давно не воевали с хапанцами и следовало обновить архивную информацию о военной мощи противника.

- Адмирал, что делаем с королевским? - задал кто-то вопрос из капитанов, Хэн не понял кто.

- Наша задача: заставить противника отступить. Но если ситуация позволит: взять в плен. Остальные суда – так же будут трофеем. – Порадовал вояк мон-каламари.

«Тысячелетний Сокол» с поддержкой ещё пары фрахтовиков и фрегатов прошёл орбитальный щит, облетая крейсеры, стараясь не пройти по траектории тяжёлых орудий. Чуи дал сигнал флагману – они в строю и готовы к бою.

- Соло, три звена твоих, - раздался в наушнике приказ, - обезвредить три дракона.

На расчётном экране доски управления загорелись «жертвы».

- Приказ понял, - отчеканил генерал, опуская микрофон, - а вот, Чуи, наше время.

Хапанцев было много, но единый класс судов играл им в минус. Они не могли дать отпор тяжёлым крейсерам, а крестокрылы подлетали слишком близко, пробивая защиту, снимая пушки. Орбитальные орудия с одного попадания перегружали щиты драконов. На что рассчитывала королева, стратеги Новой Республики не знали.

- Она не разбирается в военном деле, - констатировала Амидала, стоя по-прежнему по левую руку от канцлера.

Для Мон этот вывод прозвучал странно. А потом чадрилианка одёрнула себя. Сознавая, что они с Падме на военные действия смотрят уже третье десятилетие, и сами могут вести сражение, а вот хапанская королева, возможно, впервые участвует в битве.

- Канцлер, - обратился Додонна, - мы «закрываем» их или отпускаем «туннель»?

Взглянув на расклад, Мон понимала, что сейчас они могут «закрыть» хапанцев, которые из всех сил прикрывали флагман, пытаясь дать ему уйти в гиперпрыжок, что сейчас они могут получить королеву Хэйпа в плен. Пока они защищают свои границы, а в случае захвата, они станут агрессорами и весь хапанский сектор объединится для спасения королевы, а какие там ресурсы не знал даже Кракен. Но если они их отпустят, то королева вернётся, и будет мстить, не только за сына и оскорбление, но за поражение. Мон привычно склонила голову в пол оборота, что всегда означало для Арти: нужен её совет. Вернее, во времена Восстания нужно было её решение.

- Мы защищаем свои границы, а не ведём войну. Пока ещё.

Великий канцлер посмотрела в острые глаза тактика:

- Открывайте «туннель».

***

Фрахтовик швырнуло ударной волной, но Хэн используя удар, вывел корабль на петлю, развернул орудия и ударил по соседнему судну.

На его счету было уже девять! Драконы в бою оказались не так страшны, как казалось. Аналитики быстро составили список слабых мест, расписав алгоритм решения задачи под названием «выруби хапанского дракона». Возможно, без орбитальной и крейсерной поддержки задача не казалось бы такой простой, а в одиночку пришлось бы серьёзно попотеть, но когда большие пушки перегружают щиты, а истребители вырубают орудия, всё было очень весело.

- Добивайте остатки, - приказа генерал, - а остальных отпускаем.

На мониторе «остатки» засветились красным огнём – четыре корабля прикрытия. На канале «Разбойной эскадрилий» опять поднялся шум: желающих было много, а «остатков» мало.

- Эй, отставить споры, разделывайте их и домой!

Девяти Хэну сегодня хватит, он откинулся в кресле, наблюдая, как с особым рвением сорви-головы прошибают щиты и вырубают двигатели, как заградители сужают проход, а крейсеры «загоняют» драконов в «туннель». Королевский флагман первый ушёл с поля боя, навсегда оставив на орбите Корусанта более тридцати своих кораблей, остатки стремительно покидали сражение. Крейсеры брали пленных, их, вероятнее всего, Амидала отдаст, предложив подписать пакт о ненападении. Хэн не знал, согласится на это королева Хэйпа или нет, да ему, честно говоря, было без разницы. Он уже раздумывал, какой же случай будет, по мнению Леи, удобным, чтобы они зарегистрировали свой брак. Он конечно бы это сделал прям сегодня. Пошли к Мотме, она бы поставила в их документах штампы и пошли бы пить за победу. Но, скорее всего, его принцесса на такое не согласится….

- Генерал? Уснул, что ли? – Позвал его «Проныра -1», - мы на флагман или на базу?

***

День был долгим, Мон только оставалось благодарить случай, что Падме была рядом и взяла на себя большую часть вопросов с пленной и дальнейшей стратегией их взаимоотношений с хапанцами. Она провела ряд совещаний, описав инструкции поведения и модель ведения переговоров, а также проконсультировала саму Мон о менталитете хапанцев, сильно опасаясь, что среди пленных может пойти волна самоубийств.

- Для хапанцев лучше умереть в бою, чем попасть в плен, - пояснила Арти, сидя у неё в кабинете, - поэтому с ними так тяжело сражаться.

- Сегодняшний бой, показал, что они несколько растеряли форму за века.

- У нас был ряд очевидных преимуществ, - срезала Падме, - и приказ об атаке отдала сама королева. Я уверена, что их командующая была против. Как они будут действовать без руководства Матери, сейчас трудно сказать.

- Страх перед хапанцами, сформированный много лет назад, разбит, - продолжала стоять на своём канцлер, - это серьёзная победа.

- Это сражение надолго войдёт в историю, но не стоит забываться. Хапанцы – очень опасный противник, и нам нужно положить все усилия для поиска принца и урегулирования отношения с ними.

Разумеется, чадрилианка была с ней согласна, Амидала в таких делах редко ошибалась, и Мон была вынуждена признать, что ей её не хватало. Пройдясь по кабинету, Мон решила, что на сегодня хватит:

- Ликёр ещё остался?

Завтра предстояло заседание в Сенате, голосование, разбирательства… Завтра.

- Кажется, да.

- Будешь?

Падме задумалась, сохранила документ, над которым работала и убрала деку:

- Ты всё равно сегодня это читать не будешь.

Мон тоскливо посмотрела на подругу:

- Я сейчас просто упаду. – А вместо этого разлила остатки напитка по фужерам. - Ты очень нужна в столице, – решилась чадрилианка пойти на личный разговор.

- И без меня справляетесь, - отмахнулась Падме, принимая бокал и пригубив приятного напитка. Расслабление растеклось по телу. Жаль, что никакого алкоголя не хватит, чтобы остановить её мысли.

- Мы столько лет работали над этим, вместе…

- Мон, что ты хочешь? – Прямо спросила Падме, подозревая к чему ведёт разговор подруга.

- Чтобы ты вернулась на пост моего советника. – Так же прямо заявила Мон Мотма.

Ей осталось только глубоко вздохнуть и отпить ликёр:

- Этого не будет.

- Почему?

Падме улыбнулась, она не хотела отвечать на этот вопрос, а Мон продолжала ждать, требовательно смотря на неё. И Падме пошла на уступки:

- Потому что мои советы стали не актуальны,

- Это не так…

- Потому что у меня есть множество проектов, которым я хочу посвящать своё время и силы.

- Падме, тебе нет равных, и твои возможности и опыт…

- У тебя такой же.

- Это не так. Я думала, что справляюсь с управлением, но я не могу… - впервые призналась Мон Мотма вслух, осознавая свою беспомощность в сегодняшних событиях.

- Можешь. – Спокойно ответила боевая подруга, посмотрев с теплом и даже радостью, - Ты признаёшь это, следовательно, работаешь над собой и значит, через какое-то время начнёшь справляться.

- Падме. На моём месте должна была быть ты. – Канцлера заносило, то ли от усталости, то ли от ликёра, то ли от отчаянья, - Почему ты тогда не выдвинула свою кандидатуру?

Не удержав улыбку, Падме посмотрела на свой бокал. Как Мон добивалась этого поста, как она боялась, что в самый последний момент Дармин выйдет, как её просили Риекан, Кракен, Додонна и Иблис. Все хотели видеть её канцлером. Но не она сама.

- Потому что Падме Амидала мертва. – Повторила она свой ответ, который когда то дала племяннице.

- Она не мертва, - возразила та, которая хорошо помнила и знала сенатора сектора Набу, - она вот здесь сидит, напротив меня.
Нубианка посмотрела ей в глаза. На секунду даже поверив в это, но допив напиток ответила:

- Нет, Мон, будь жива Падме Амидала, она сейчас была бы со своей семьёй. – А про себя добавила: «и говорила бы с сестрой». – И Мон, можно я попрошу тебя только об одном?

- Проси.

- Подпиши Союз с Серым Флотом, не затягивай.

***

В первый раз она подумала об этом, когда муж подарил ей множество корзин с цветами и фруктами. Она так любила лианессы, но не помнила об этом до того дня. Тогда у неё впервые появились желания, не для детей или для Альянса. Не для общего блага галактики, не для имиджа или статуса, а для себя. После эти желания увеличивались и усиливались. Подарки Солы частично воплощали такие желания, сестра интуитивно понимала, что нужно Падме в такую минуту. Именно Падме. В сложное время Арти лишь красилась больше и приводила себя в порядок тщательней. Для Дармин мир был сосредоточен на войне, политике и детях. Распустить волосы и смыть маску она смогла, лишь уйдя с поста советника, и вернуться туда не сможет. Время пройдено, цели изменились, и она позволила себе… позволила выдохнуть. А сейчас нужно вдохнуть… вдохнуть сладкий аромат цветов на родной планете. Она так долго не была дома. Пора вернуться и пройтись по знакомым улочкам, по которым сама бегала девчонкой, по которым маленькими бегали её племянницы. Погладить высокие перила, зайти в родной дворик, который со временем не изменился. Она помнила каждую мелочь, с каждой крупицей было море воспоминаний, которые, как волна, захлестнули её. Но она шла, борясь со своим страхом, стыдом, болью, её желание было сильней. Сильней всего. Она снова окунулась в прошлое и вспомнила, какой была, когда вела молодого падавана этой дорогой, вспомнила, как выходила мама встречать её, как всегда сдержано улыбался отец. Они мертвы. И бабушка с дедушкой. Они все очень быстро ушли из жизни, после похорон своего ребёнка. Она чувствовала вину за это. По словам Пуджи, Сола тоже уже была седой. Своим выбором она переломала не только свою жизнь, чуть не загубила жизнь своих детей, но и сократила жизнь своим родителям. Это была ноша и её плата, за все деяния плохие и хорошие, которые она сделала для Альянса и Республики. Она за всё заплатила семьёй.

Замерев около крыльца, она встряхнула головой. Её никто не встречает и не ждёт в этом доме. Хотя нет, ждёт. Сола всегда передавала ей подарки, выражая любовь. Наверное, только это заставило её подняться по ступенькам и позвонить в дверь. Три глубоких вдоха она ждала, прежде чем ей открыли.

Она постарела, но седину закрашивала, и как прежде широко улыбалась:

- Я уж думала, самой придётся на Корусант лететь.

Слёзы хлынули из глаза, и Падме больше не прятала их, обнимая старшую сестру.


--------------------
"Ели у вас нет ног - бегите...
Если у вас нет надежды - творите..."
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Ариша
сообщение 23 Январь 2018, 17:51
Сообщение #787



Иконка группы

Группа: Бывалый
Сообщений: 1291
Регистрация: 8 Май 2011
Из: Челябинск
Пользователь №: 8905



Эпилог

Давно он не спускался на поверхность, а прилёт на эту планету вызывал в нём поток воспоминаний. К счастью, хороших и приятных. Лорд Главнокомандующий спустился по трапу своего шатла-лямбы в одиночестве. На частной посадочной площадке, как и обговорено, никого кроме Леи не было. Его дочь выглядела потрясающе: поверх белого платья, глубоко-чёрный плащ, с серебряными наплечниками с рубиновыми вставками, в тёмных волосах короной выложены косы, с украшениями серебристого, белого и алого цвета. Светлокожая, с тёмными глазами и волосами, постоянно на контрасте светлого и тёмного, подчёркивая всё алым. Идя ей на встречу, он даже поймал себя на мысли, что не восхищался, чей либо красотой, кроме её матери.

- Великолепно выглядите, Ваше Высочество, - он решил, что начать сегодняшнюю встречу с комплимента будет кстати.

- Я рада, что ты смог прилететь, - улыбнулась дочь, обозначая его статус.

- Тебе трудно отказать, - усмехнулся ситх, позволяя теплу просочиться в его механических бас, и галантно приподнял локоть, позволяя дочери взять его под руку

Лея промолчала, что готова была перенести день ради того, чтобы он смог прибыть и сейчас она чувствовала себя по-настоящему счастливой, идя по длинным переходам.

- Почему именно эта планета и место? – спросил он.

Чтобы посмотреть на него ей пришлось запрокинуть голову. Так рядом он был просто огромным для неё, а из его плаща, наверное, можно было бы сделать два для неё. Эта мысль заставило её улыбнуться шире.

В общем ослепительном сияющем счастье он не понял, что так обрадовало дочь, и непроизвольно улыбнулся ей в ответ, зная, что она чувствует его улыбку.

- Я хотела тихое красивое место, с зеленью и водой. И там где не будет войны и политики. Его мне предложила Пуджа. К тому же этот дом принадлежит её семье.

- Твоя мать тебе не рассказала, с чем связан этот дом?

- Рассказала, но после того, когда я решила устраивать торжество здесь.

- Тебе под стать свадьба в столице, с торжеством и всеобщем восторгом. – Задумчиво произнёс он, вспоминая образ своей невесты, - как и твоей матери.

- Мне этого не нужно. – Ответила Лея. - Как и ей. Тихое торжество в кругу близких. Только свои.

- В передышке войны. – Добавил он, вспоминая нежные кружева с жемчугом, из которого состояло платье и фата Падме, помнил, хрупкость и нереальную нежность.

Их дочь другая: сильная, контрастная, красивая.

- Война она - там, а мы сейчас здесь. – И в рассуждениях другая.

Это отлично, решил отец.

Веранду занавесили лёгкими белыми тканями, украсили цветами и лентами. Лея оформила себе торжество скромно и со вкусом. Вейдер чувствовал волнение присутствующих, но за ярким сиянием сына и свечением дочери не мог разобрать количество, пока не отодвинул занавеску, и, держась под руку, они не зашли на открытую веранду, гостей оказалось больше, чем он предполагал. Лея больше не хотела скрывать их связь, не боялась нападок и потери соратников. Он её отец, и он в этот момент рядом с ней.

Заиграла торжественная музыка, и к ним подошла Падме, державшая букет в руках, она передала дочери цветы, и сама расстегнула брошь, сняла с неё чёрную накидку. С букетом в руках Лея, в ослепительно белом платье, идеально лежавшим по фигуре и по подолу расшитом изящными цветами, которые при движении отливали золотом и

серебром, пошла к алтарю. Генерал Соло, сверкающий улыбкой и медалями, мандражируя, переступал с ноги на ногу. За его спиной стоял вуки и Люк, решивший, что свадьбу сестры и лучшего друга он ни за что не пропустит. В полукруге гостей стояли известные личности в лице жулика и афериста Лэндо Калриссиана, старого алдераанского вояки Карлиста Риекана, главаря и частичного состава «Разбойного эскадрона», сенатора Наберри со своей матушкой. На глаза этой женщине он попадаться не хотел.

Рядом стоящая Падме аккуратно положила свою руку на его локоть, когда Лея с контрабандистом произносили свои клятвы. К своему удивлению, он помнил полностью свою, и только строчку из её: «ждать всегда и любить.»

Он вслушался в странные обещания Соло, причём тут оладьи и крепкий сон, он не понял, но Лея улыбалась, а остальные смеялись. Наверное, так и должно быть. По щекам Падме текли слёзы счастья, и, похоже, сейчас, он тоже чувствовал себя счастливым. Поймав взгляд сына, он на мгновение увидел его глазами: он в своей огромной броне и его ангел рядом, в светлом простом одеянии, держит чёрную накидку Леи. Образ был мягким и гармоничным, даже его сиплое дыхание не портило торжественный момент.

Все зааплодировали, и жених поцеловал невесту. Долго. Вейдеру даже хотелось немного придушить Соло, но представив на его месте принца хапанцев, решил, что из двух зол выбирают меньшее и ревновать дочь уже поздно. К тому же, он и так задержался, тёплых слов говорить не умел, и Лея просила только сопроводить её до места церемонии, дождавшись, когда все кинутся поздравлять молодых, он попытался аккуратно опустить руку супруги и скрыться, надеясь уйти незамеченным. Падме так же счастливо улыбнулась ему, стирая слёзы, и покинула торжество вместе с ним.

- Я давно так не волновалась, - призналась она,

- Я надеюсь, их брак будет счастливее…- хотел добавить «и прочнее», но глядя на жену, не стал. Она до сих пор рядом.

- Тоже искренне надеюсь на это, но они, как и мы, дают клятвы в начале очередной войны.

Лея не была похожа на Падме в этот день, а Соло явно ничем не походил на него в девятнадцать лет. Разве что влюблёнными глазами.

- Я не допущу, чтобы конфликт с хапанцами возымел масштаб Войны Клонов.

- И чем быстрее мы найдём принца, тем скорее сможем урегулировать этот конфликт.

- Вашей разведке и спецслужбам стоит постараться.

- Они приложат все усилия.- Мягко согласилась Падме, меняя тему, - Впрочем, мы опять о делах, в такой торжественный день. Ваше прибытие сегодня, Милорд, было радостным сюрпризом.

- Лея умеет создавать подарки. – Он не хотел углубляться в то, что ему наплела дочь, чтобы он прилетел. - Я полагаю, вы восстановили общение с сестрой.

- Да, - с отдельной радостью в голосе ответила она, - это был очень тяжёлый и важный момент для меня.

Никто не мог понять её, никто не знал, сколько сестра и вся её семья значили для неё. А он знал. И даже спустя столько лет отметил присутствие Солы.

- Ваша семья всегда поддерживала вас, а дом дарил силы. – Сегодня даже механический бас был тёплым и заботливым, - Думаю, время это не изменило.

- Да, всё как и прежде. – Ещё раз посмотрев на его искусственный профиль, она решилась задать вопрос: - А Вас, Милорд, пески не зовут?

Вопрос был внезапный. Он остановился, и повернулся в сторону озера, прекрасных гор, покрытых зеленью, если его маска так тщательно не фильтровала воздух, он бы почувствовал лёгкий бриз, аромат цветов и свежести. Тут даже песок другой. О Татуине он не вспоминал. Эта планета всегда звучала где-то около него, сын вырос там, в разговоре с Джейд он помнил испепеляющие два солнца. Он помнил о песках, но там лишь … могила его матери, которую, скорее всего, уже засыпали бури.

- Мёртвое не умеет звать, - ответил он и добавил, - этот мир был для меня роднее чем какой-либо другой.

- Жаль, что вы его так спешно покидаете.

- В моём статусе не положено так много времени тратить на личное.

- Хорошо, что вы выделяете время для личного.

Ему не хотелось улетать, хотелось остаться, обнять дочь, поговорить с сыном, прогуляться по прекрасным здешним местам, сходить на поляну с водопадом с Падме. Переговорить с Соло, хотя пожалуй это лишнее. Но он не мог. Его ждут дела, Серый Флот и космос. Ещё раз взглянув на супругу, постаравшись запомнить её такой счастливой, он поднялся по трапу.

***

Она успела вернуться и поздравить молодожёнов. Уже открыли шампанское и напитки покрепче, гости начали проходить к столу. Лея не хотела ничего грандиозного, а Хэн хотел, чтобы всем было весело. Невеста оглядела зал - праздник удался: все смеялись, поздравляли их, Лэндо шутил, устраивая словесные дуэли на остроумие с Вейджом. Кто-то танцевал, а кто-то ушёл гулять по прекрасным тропинкам Озёрного края. Отец быстро улетел, но пробыл достаточно, чтобы украсить этот момент. Люк подсел к ним, обнимая обоих сразу.

- Как ты, братик? – Спросила она, заглядывая в глаза, после того, как Люк поздравил их и нажелал всяческих благ.

- Хорошо, - честно ответил он, и Лея почувствовала, что его душа успокоилась. – В библиотеке собранно всё! Когда-нибудь я тебе расскажу.

- Жаль, приятель, что тебя не было при Корусанте, когда мы дали жару хапанцам и их королевишне!

- Не жаль, Хэн,- честно ответил джедай, - я надеюсь, вы меня поймёте: я не буду участвовать в этой войне. После праздника я снова вернусь в замок.

Хэну эта идея не сильно нравилась, но критиковать или осуждать не стал:

- И надолго ты в отшельники решил податься?

Люк четно развёл руками:

- Там изучать всё можно вечность! Не знаю, читал ли всё отец, но я начал с истории и пока не пойму, что у меня достаточно знания вернуться, не ждите.

- Я тебя всегда жду, - улыбнулась Лея и поцеловала в щёку.

- Мы тебя всегда ждём, - поправил её Хэн, и крепко обнял, - ты мне теперь приходишься...?

Протанцевав с Карлистом один танец, Падме вернулась за стол к сестре. Они не могли наговориться за все прошедшие годы. Падме рассказала Соле всё, постаралась объяснить почему и как так получилось. Сестра не осуждала и не винила, она, как и

прежде, ругала за отчаянность, за риск и за неспособность сидеть мирно дома. Но ругала по-хорошему.

Сейчас ей не хотелось думать о поисках принца, о систематических нападениях хапанцев, о неудавшихся попытках переговоров… ни о чём таком. Не сегодня.

Люк, прилетевший только на пару дней, рассказал о своих изучениях и заявил, что вернётся в замок. Это хорошо, рассудила мама, ему нужен перерыв, медитации, дополнительные знания. И подальше от военных действий. Сын уже почти отошёл от расставания с Джейд, уже вдоволь танцевал с девушкой из пилотов, кажется, её звали Эриси, напрягла память Падме. К ним подошла Пуджи и довольно села на соседнее место, начиная задорно о чём-то рассказывать. С другой стороны подсела красавица невеста. Лея ещё никогда в жизни не светилась так от счастья. Падме держала её руку, чувствуя, как снова наворачиваются слёзы.

«Жаль, что Энакин ушёл так рано».


--------------------
"Ели у вас нет ног - бегите...
Если у вас нет надежды - творите..."
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Ариша
сообщение 12 Декабрь 2018, 17:52
Сообщение #788



Иконка группы

Группа: Бывалый
Сообщений: 1291
Регистрация: 8 Май 2011
Из: Челябинск
Пользователь №: 8905



4 часть

Рубеж

Великая Сила – противоречива и многогранна.
Её невозможно постичь, а её пути неисповедимы.
Он знал об этом с малых лет и никогда не забывал.
И Сила научила его, что, когда очерчены границы и находишь свой предел, приходится платить смирением за могущество.
А смирение никогда не было его сильной стороной.
Зайдя за грань, можешь потерять всё.
Повелитель Тьмы точно знал, когда стоял перед кордоном самой Великой Силы, и чувствовал, что любой момент может стать решающим.
Но пограничная линия - не тот барьер, который мог остановить последнего Владыку Ситхов и Лорда Главнокомандующего Серого Флота, он столько раз стоял на стыке миров и разрушал старые устои, а затем строил новые законы, создавал порядок заново.
Сейчас он снова задал себе вопрос: где этот край, за который даже он не сможет зайти? А есть ли он вообще?
Подходя к черте, никогда не знаешь, что дальше и осилишь ли ты.
Но наверняка он знал лишь одно: если остановится - умрёт.
Сидя на своём рабочем месте, смотря сквозь отчёты и присутствующих подчинённых, он понимал: линия проведена, границы очерчены, он подошёл к рубежу.
К своему рубежу.


--------------------
"Ели у вас нет ног - бегите...
Если у вас нет надежды - творите..."
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Ариша
сообщение 12 Декабрь 2018, 17:54
Сообщение #789



Иконка группы

Группа: Бывалый
Сообщений: 1291
Регистрация: 8 Май 2011
Из: Челябинск
Пользователь №: 8905



1 глава
– Что делать с пленными?

«Хороший вопрос», отметил про себя гранд–адмирал, нынешний министр обороны Серого Флота, Фирмус Пиетт. Признаться, так называемая война с хапанцами его утомляла. Воевать они не умели, только отбиваться из своих границ, – к которым и так подходили только для того, чтобы предотвратить теракты с их стороны,– и нападать на караваны. А также на мало охраняемые суда. Но после ряда неприятных инцидентов, Пиетт провёл ряд стратегических изменений в обороне своих территорий, чтобы уменьшить риски и возможности повторения сценария. В своём упорстве хапанцы поражали, они стабильно проигрывали во всех крупных битвах, а если получалось захватить станцию или не большую систему, что чаще случалось на космическом пространстве Новой Республики, то очень быстро отступали, так как не имели весомой поддержки и методов удержания чужой территории. Но жертв всегда было много. На совещании Союза республиканцы поделились своими наблюдениями и частью разведданных. Траун так же подготовил часовой доклад о своих заключениях, который не сказал и десяти процентов того, что на самом деле знал чисс. А может и меньше того.
Матриархат никогда не способствовал развитию военного дела, и былая мощь, которая славила хапанцев на всю галактику, уже устарела. В то время как вся известная территория была поглощена войной, занимаясь своим вооружением и совершенствуя навыки, хапанцы мирно жили в своём высокомерии. Когда дело дошло до сражений, стало ясно, что даже Акбар обращает их флотилии в бегство.
Вопрос с пленными стоял жёстко. На встрече глав государств Главнокомандующий и Канцлер договорились, что будут брать пленных с ними пытаться вывести на переговоры Королеву–Мать. Непосредственно переговорами с Хэйпом занималась сенатор с Набу, дипломат Союза Пуджа Наберри. Почему столь сложным вопросом не занялась Дармин Арти, Пиетт не знал. На его последний запрос о местонахождении старшего дипломата Союза и Республики разведка не смогла дать ответ. Чем занималась всегда деятельная дама, тоже никто не знал. Работа Наберри не была столь эффективна, по мнению Пиетта, но его эта не касалось. Проблемы с размещением пленников никогда не было. Разрушители строили, предполагая их подавляющую мощь, с большими карцерными отсеками. Но даже с бунтарями не было таких проблем, как с хапанцами. Среди военных этой расы превалировали женщины, и их форма не совпадала с общегалактическими нормами морали. Поэтому участились внеплановые визиты к пленницам не только штурмового состава, но и офицерского. Пиетт не мог их осуждать, в отличие от девяносто пяти процентов своих подчинённых, он возвращался не в пустую каюту. Но расхолаживания офицерского и элитного состава, во–первых, не допустимо. Во–вторых, некоторые дамы были весьма опасны. Уже произошли семь зафиксированных инцидентов побега и захвата карцерного блока. Благо, капитаны молниеносно решали эту проблему: карцерный блок перекрывался, запуская газ. Те умные воительницы, которые успевали надеть штурмовые шлемы, ещё доставляли ряд проблем, но их так же устраняли. После ряда подобных инцидентов, один капитан разрушителя, решил избавиться от пленниц: открыв отсек, отправил всех красавиц в открытый космос. Но тела были найдены, разведка донесла Республике, и начались разбирательства. Представитель Флота на Корусанте, Труш настаивал на отставке капитана. Пиетт отстоял подчинённого. Выговор сделал, устный, без занесения в личное дело. После чего всегда молчаливый доктор его сердца раздула из этого скандал, они даже крупно поссорили, впервые. После Фирмус устроил себе длительную командировку, и доктору Лорн, личному врачу министра, пришлось лететь к нему самой.
Ещё была проблема с частым суицидом пленников, гранд–адмирал не был против самостоятельного решения проблемы, но пленников они передавали Республике, и если они заявили, что передадут сто тридцать восемь хапанцев, а до места встречи долетали только сто двенадцать, начинались расследования. Никому не нужные занимающие время, но соблюдающие конвенцию по правам разумных существ. После полугодового конфликта с хапанцами, министр уже ставил под сомнение разумность этой расы. Даже с вуки воевать было интересней.

– «Обработать» и республиканцам передать. – Сухо ответил министр. – Постарайтесь довезти до демократов всех.
По плану у него встреча с Трауном, он пролистал деку, отмечая ряд важных вопросов. Работа с чиссом складывалась конструктивная. Отсутствие эмоций, способствовало эффективности. Хотя гранд-адмиралу и министру внешне галактических дел было свойственно созидание и изучение. Он писал огромные трактаты об изучении хапанцев, их психических особенностях, разности менталитетов миров, культурных особенностях. Научные работы чисс всегда предоставлял Лорду, Пиетт не знал, читает ли их главком, но сам с удовольствием иногда использовал, как свободное чтиво. Смотря в красные глаза гранд-адмирала, Пиетт не раз отмечал, что с ним безусловно было бы очень сложно воевать, и решение Лорда сразу наладить отношения с Трауном было очень разумно. Синекожий гранд-адмирал изучал противника как подопытного, а после, Пиетт был уверен, один движением уничтожал.

– Сколько продлится конфликт с Хэйпом? – спросил министр обороны прямо.

– Трудно сказать, – ответил министр внешне галактических дел, – нам они не доставляют сильных затрат.

Фирмус хотел заметить, что, разумеется, ведомство Трауна только снимает сливки, работая с интересными пленниками и наблюдая за сражениями, а вот ему приходится балансировать между решением проблем и избеганием юридических и политических разногласий с Республикой. Но промолчал.
Всё было проще, когда он был просто адмиралом.
К ним присоединилась гранд-адмирал Даала, при которой тему хапанцев и их принца, лучше не поднимать. Министр внутренних дел отличалась специфическим чувством юмора, и в неформальной остановке Натаси было не остановить в издевательствах и насмешках над правителями Хэйпа. Пиетт даже признавал, что есть над чем посмеяться, но с юмором у него тоже было плохо, так что предпочитал не провоцировать. Легко шутить ему удавалось только с Джейд.
Признаться, ему не хватало рыжего секретаря главкома.
В рамках сегодняшнего совещания, гранд–адмирала Даала предложила использовать одну из разработок «Утробы» для проникновения в ионизированное пространство хапанцев. Обсудив это предложение, Лорд приказал не спешить. Он не хотел понапрасну демонстрировать военные ресурсы. Вторжение на территорию воительниц, так же не в первой, поднималось на внутреннем собрании правительства Серого Флота, и, как и прежде, главком решил не торопиться. Хапаны были головной болью Пиетта. Траун изучал хапанов и курировал Дальние регионы, активно работая по плану Главнокомандующего, регулярно отчитываясь. Лорд планировал совершить личную инспекцию по осмотру новых регионов и планет. Эти проекты, как и прежде, интересовала его больше других.
Даала поддерживала министра обороны, прося об открытии новых верфей для малых военных судов. Открытии новых учебных заведений для подготовки свежих кадров. Прежде чем представить полноценные концепта главкому, Натаси затребовала встречи с Пиеттом, на которой они порядка пяти часов рассматривали концепцию по кономическому развитию ряда регионов. В её видении территорий Серого Флота были системы Среднего и Внешнего Кольца, которые в данный момент состояли в Сенате Республики или же держали нейтралитет. В её планах так же было занять пространство Хаттов. Пиетт предполагал, что именно там амбициозная Натаси Даала хочет использовать разработки «Утробы». Ещё не видя комментарии по поводу этого проекта Трауна, Пиетт отметил, что планы Даалы не расходятся с амбициями самого Лорда. А в списке «расширения границ» среди прочих, стояла система Чоммел и пространство Ботанов, а так же начало Кореллианской трассы. Присоединение этих секторов однозначно провоцировало войну с Новой Республикой.
Лорд взял время на обдумывание, забрал проект на изучение, и ещё в течение шести месяцев, министерство Даалы подпрыгивало, предоставляя Лорду необходимые расчёты, информацию, графики и просчёт рисков. Пиеет искренне надеялся, что Милорд даст разрешение хотя бы на частичное воплощение. Но Лорд пока молчал.

***

От запаха плазмы и крови её тошнило. Ранее Пуджа не бывала так близко к кровопролитным сражениям. Нубианка была вынуждена признать, что не способна участвовать в военных действиях и трезво оценивать ситуацию. В отличие от тёти и двоюродной сестры, она всегда старалась сражаться словом, а не оружием, побеждать морально, а не физически, и эта война давалась ей очень тяжело. Будучи под охраной элитного отряда, она наблюдала, как солдаты Новой Республики подавляют сопротивление уже захваченного дракона. Воительницы продолжали держать баррикаду мостика; зайдя на борт, Наберри надеялась, что сможет договориться с генералом Фелакси Эрн, очень уважаемой женщиной в военной среде Хэйпа. Но, как и в предыдущих сражениях, хапанки отказались разговаривать, обвинив Республику в захвате их принца и продолжили жесточайшее сопротивление.

В какой-то момент, Пуджу даже повело и она облокотилась об прохладную стенку корабля. Она даже знала, в какой момент: когда сработал детонатор и разнёс железные преграды и женщин, которые стояли вплотную к ним. Запах обожжённой плоти, омерзительно сладкий, с привкусом жирной плазмы, тонкой струйкой заволок и до того душное помещение.

– Госпожа, – подхватил её под локоть, телохранитель, – Вам надо покинуть помещение.

– Нет, – уперлась Наберри, выпрямляя спину, твёрдо вставая на ноги, – моё место здесь. Я хочу поговорить с генералом Эрн.

Офицер не первый год охранял сенатора, зная, что с ней спорить бесполезно, встал перед ней, закрывая собой весь ужас захвата. Пуджа воспользовалась этой передышкой, чтобы прийти в себя, и входила в разрушенное помещение, уже держа ситуацию под контролем:

– Командир, генерал Эрн жива?

– Да, мэм. Но она без сознания. – Офицер указал на бесчувственную женщину со светлыми волосами и в несуразной броне, которую солдаты подняли, как тряпку и поволокли на выход. – Вы сможете с ней поговорить уже на нашем крейсере.

Позднее она переговорила с генералом хапанцев, уже в карцерном блоке. Фелакси Эрн фанатично верила в помощь Республиканцев в похищении, к причастности смуты на Хэйпе, к оскорблению её государства и непримиримой вражде, но Пуджа Наберри была другого мнения. Первый разговор не сложился, второй тоже, как и третий, но Нубианка упорно стояла на своём. Она верила, что сможет найти общий язык с женщинами Хэйпа, сможет убедить их прекратить ненужное кровопролитие, получить поддержку в переговорах.

Королева–Мать Хэйпа была женщиной несдержанной и резкой, но не все представительницы были такими, верила Пуджа. Вдали от верховного командования, возможно, другие женщины Хэйпа поймут, что Новая Республика не враг и пойдут на встречу миру. Но лучшим аргументом в этом убеждении будет Исольдер.

«Надо найти принца» – в сотый раз повторила про себя Пуджа.

Согласно договорённости похитителей и НайЭли, принц должен быть живой. Получив от заказчицы некоторые сведенья, вся разведка Республика кинула свои силы на розыск возможных исполнителей в подпольном мире. Из изменницы–хапанки республиканские дознаватели и принцесса Лея в частности, немного успели вытянуть, прежде чем её отдали матери Хэйпа. Причастие Лорда Вейдера не подтверждалось, Лее и другим дипломатам, работающим в Союзе с Серым Флотом, приходилось очень тонко вести переговоры, стараясь помогать расследованию и держать мир. Сама Пуджа не подходила к Серому Флоту, проводя свои проекты через сестру и тётю, которые лучше других умели вести дела с ситхом. Несмотря на отстранение принцессы Органы–Соло от хапанского конфликта и возможности вести переговоры с ними от лица Республики, Лея продолжала активно участвовать в расследование похищении, вести переговоры по заложникам и всячески стремилась исправить сложившуюся ситуацию. Пуджа знала, что у Леи уже была не одна встреча с канцлером по поводу её деятельности, но сестра не отступала, как всегда, рискуя всем. Работая в одной команде, Лея взяла на себя сложные отношения с Серым Флотом, а Пуджа искала альтернативные способы выстраивания отношений с Хэйпом.

Вернувшись в свой кабинет после очередных сложных переговоров, Пуджа проверила почту: ответа от тёти не было. Уже пятое письмо остаётся без ответа. Наберри знала, что более опытная и мудрая Амидала смогла бы помочь ей добиться большего результата. Но тётя молчала.

Возможно, все их переговоры, всё стремление наладить контакт, свести на нейтралитет с хапанцами было пустой тратой времени. Возможно, Амидала занята поиском, чтобы прекратить это. Ещё после сражении при Корусанте, они обсуждали, что принц не станет гарантией окончания войны, что конфликт может продлиться неопределённый срок. Но прежде чем думать об этом, нужно найти принца или другое решение конфликта.

***

Вести о начавшейся смуте на территории Хэйпа немного позабавили Хэна Соло:

– Может они свергнут эту истеричку и снова залезут в свою нору?

– Королева– Мать не зря на своём месте, – не разделила его оптимизма супруга, – к тому же их общество довольно консервативно, а трон передаётся по наследству.

– И всех своих ближайших соперниц она убила, – продолжил за неё корелианин, – знаю. Но ты даже помечтать не даёшь.

– Мечтай сколько хочешь, но лучше расскажи, что получилось разузнать?

Контрабандист развалился в кресле, закинув ноги на стол и медленно стал стягивать перчатки, что говорило о его недовольстве. Лея и так чувствовала, что трудоёмкая и опасная работа Хэна не дала желаемого результата. С «полей» он вернулся уставшим, раздражённым с двухнедельной щетиной и таким же перегаром. Решив его поддержать, она придвинула кресло ближе, и начала расчёсывать пальцами взлохмаченные волосы:

– Рассказывай.

Обречённо посмотрев на неё, Хэн скривился:

– Никто не чего не знает, некто ничего не слышал.

– Совсем?

– Из моих информаторов – совсем, – он театрально выдержал паузу, – но!

Уже успевшая расстроится Лея, усмехнувшись, посмотрела на мужа, зная, что он бы не вернулся к ней с пустыми руками.

– Но…

– Мне дали контакт одного мутного типа, – положив руки за голову, Хэн стал что–то прикидывать в уме, – торговца информацией. Он в деле-то вроде как давно, но на большую арену вышел лет пять-шесть назад. Больше специализировался на Внешнем Кольце, только сейчас залазит в Среднее. Ребята говорят: дорого берёт, но работает качественно.

– Кракен о нём знает?

– Знает, но он у него проходит как мелкая сошка, которая ничем серьёзным не светилась.

Откинувшись на спинку своего кресла, Лея задумалась, муж недовольно свёл брови:

– Что, опять плохое предчувствие?

Лея посмотрела на него, прислушиваясь к своим ощущениям:

– Нет, – неожиданно, нарушая традиции, ответила одарённая, – мне кажется, что стоит рискнуть.

– Мы с Чуи полетим одни, – кажется, даже робко пробормотал капитан, и в качестве извинений потянулся за поцелуем. Лея сморщила носик – запах от него был отменный, особой выдержки и мерзости:

– Летите. – Спокойно ответила она, подставляя щёку, – У меня тут дел по горло.

Но контрабандисту этого было мало – поцеловав в щёку, он спустился к шее:

– Мой генерал, – тормознула его супруга, – давай в душ, и побрейся, пожалуйста.

– Ну, в душ, только с тобой, – возразил мужчина, потянув её за руку, поднял и по-хамски перекинул через плечо.

– Соло! – запротестовала принцесса, но муж уже нёс её в ванную комнату.

***

Поначалу, тёмный и практически безжизненный мир давил на него. Особенно сам замок, с его высокими стенами, стальным и холодным, абсолютно опустошённым интерьером и плотным сосредоточием Тёмной Стороны Силы прямо в самом месте. Но всё напоминало присутствие отца: давящее, тёмное и мощное, хранящее тысячи тайн и великие знания.

Замок был огромным: по большим холлам прогуливаться можно днями. Судя по размерам и оборудованию мастерских – когда у отца было свободное время, здесь, он проектировал и собирал звездолёты. Люк даже хотел разобраться в чертежах, но его не пустили. Возможно, именно здесь отец проектировал и собирал свой Ди–перехватчик. Треть замка занимали медицинские помещения, в которые его так же не пустили. Был зал для медитации: совсем маленький, с окном во всю стену и удобным креслом. Заходя, Люк почти почувствовал тяжёлое присутствие отца: давящее, тёмное и душное. Его Сила жила в этом небольшом помещении, пропитанная его Тёмной Стороны. Люк чувствовал, что тут отец собирался с мыслями, касался Силы в своё последний визит. И самым главным помещением замка была огромная библиотека, в которой джедай просто поселился. Некоторые комнаты были оборудованы стеллажами, на которых были ещё тканевые и бумажные носители, были экземпляры запакованные в вакуумные обложки. Пара залов со стеллажами голохронов и других электронных архивов. Отдельное помещение было оборудовано коммутаторами под определённые виды носителей.

– Вся информация библиотеки перенесена на перезаписывающие кристаллы для сохранности, но Милорд очень бережно относится к оригинальным носителем и текстам, – пояснил дройд–библиотекарь, который не покидал помещений, тщательно следя за всем, что происходит. – Один миллион тринадцать тысяч восемьсот двадцать три источника не поддаются переводу.

– Как это? – удивился джедай, впервые в жизни слыша, что что–то не могут перевести на общегал.

– Коды не расшифрованы, в общегалактических языковых и письменных центрах не сохранилась информация о данных коммуникационных системах.

Первые недели Люк посвятил только разбору данных, выбору информации для изучении и спору с упрямым протокольным дройдом о способе изученного. Ему было запрещено копировать любые данные с этого замка, вплоть до погодных условий снаружи, который чаще всего не были совместимы с жизнью.

Его радости не было предела, когда вредный ЛИН 45–16 выделил для него блок информации про джедаев. Люк решил воспользоваться советом отца и не лезть в общее изучении Великой Силы опасаясь зайти на Тёмную Стороны, которой и так дышало это место. И, как обещал, начал он с истории. Вероятнее всего, эти архивы были вынесены из храма Джедаев.

Он коснулся одного голохрона и Сила, сконцентрированная в этом месте, на мгновение отнесла его в Храм, заполненный смертью. На один вдох в него проникло пыльное застоялое тепло Света, в которое ворвалась Тьма, яростная и как космос холодная, разрушающая и несущая смерть. Выдох был болезненный. Тьма обладала силуэтом его отца. Светлый джедай старался не думать о том, при каких обстоятельствах забирались эти знания, как Повелитель Тьмы вынимал их из мёртвых рук, и по телам скольких он прошёл, чтобы получить их. Но Тьма, окружающая его, давила и подталкивала к этим мыслям, внося смуту и разочарование. Люк собрался с силами и выстроил около себя купол ментальной защиты, закрывая все мысли под титановые своды. Он давно смирился с чудовищной стороной своего родителя. Пускай тёмного, но родного.

Смешивая изучение истории, Скайуокер выделил отельный блок медитации и фехтованию. Так ему казалось, его собственный курс будет полным. К тому же он продолжал обдумывать проект Академии и системном обучении одарённых. Втайне от ЛИНа Р2 перефотографировал книги, которые читал Люк. Постранично. Посвящая шесть часов чтению, Люк уходил в свою комнату для отдыха, где записывал всё, о чём прочитал на дадапат, со своими размышлениями. Прилетев на свадьбу Леи и Хэна, он передал все записи и копии с Р2 Коррану на распознание и структурирование. Лучше всего было бы самому всё ещё раз перечитать и привести в порядок, а потом уже подобную информацию передавать одарённому, который только учитлся познавать себя. Но у него не было возможности, ему надо было возвращаться в мир, а Хорну нужны знания для развития.

Первые месяцы пролетели незаметно: он много работал, изучая и рассуждая, стабильно медитировал, проходил курс подготовки фехтования падаванов с помощью голохрона, достаточно времени проводил наедине сам с собой. Он начинал понимать, почему Оби–ван и Йода ушли в отшельники, и сам стал задумываться, что наверное провёл здесь бы всю оставшуюся жизнь, среди Силы и знаний. Но он чувствовал своё предназначение, знал, как он нужен Коррану, ощущал тоску по Лее с Хэном, по Чуи и ребятам. Он помнил о их проекте с мамой и знал, как он важен. Иногда слышал еле заметный проверяющий маячок от отца. Повелитель Тьмы любил всё контролировать и Люк даже подозревал, что ЛИН шлёт ему отчёты о его деятельности. Ещё он отгонял от себя воспоминания о Маре. Он скучал, всё новое хотелось рассказать и обсудить именно с ней. Но это была запретная тема.
Проведя в замке семь месяцев, однажды утром, проснувшись, он почувствовал, что пора. Время, отведённое ему Силой, закончилось. Нужно вернуться.

***
Читая двенадцатый отчёт о предполагаемом плане посещения принца Исольдера, директора Кракена не покидало ощущение, что их, как марионеток, водят по лабиринту. И ни одни найденные концы расследования не сходились. Ни один. Айрен сталкивался с самыми оригинальными схемами похищения и знал, что без дополнительного кураторства следствия следы дела не скроешь. Разведывательная агентурная сеть Республики, ботанов и Серого Флота, хотя в последнюю он верил меньше всего, приносили слишком разрозненные осколки информации, которые никак не клеились между собой.

– Надо искать на Дальних рубежах, – произнёс директор вслух, поднимая глаза на своего помощника.
– Генерал Соло решил лететь на Миркр. Просит вашей визы.

***
План Даалы был хорош: рискованный, амбициозный и крупномасштабный. Её видение будущего Серого Флота не расходились с его представлениями. И это он подчеркнул для себя отдельно. Она не боялась рисковать и шла прямо, на конфронтацию, как и он. В прошлом. Лорд оценил, что полное воплощение её замысла будет сопутствовать конфликтами, военными действиями и активным сопротивлением со всех сторон. Всё это оттянет их силы с изучения Дальних Рубежей и Дикого Космоса. С другой стороны, прежде чем идти вперёд, следует залатать дыры в собственной географии. Хотя территория Хаттов его не сильно беспокоили, а для сектора Чоммел вступление в Серый Флот и его защита станут сильным подспорьем… Падме просто так не отдаст ему родину.
Нужен ли ему сейчас этот конфликт? Главнокомандующий не мог ответить на этот вопрос и отложил его на более удобное время.
Как он и обещал, кампания с хапанцами не получит масштаб Войны Клоннов, его службы тщательно следили за этим. Пиетт хоть и постоянно выступал за завершение войны, но свою работу выполнял безукоризненно, что давало Лорду временами забыть об этом, и сосредоточиться на внутренней политике.
Но его донимала Новая Республика, которая резко решила, что их плотное взаимодействие поможет решить проблему с Хэйпом. Его это не волновало, пока любимая дочь не прилетала на очередные переговоры, а Мон не начинала требовать внимания, поддержки и участия. «Объединение против общего врага» из уст чадрилианки звучало, когда речь шла об угрозе от Палпатина, но когда она зашла с такой же речью, говоря уже о хапанцах, его левая бровь непроизвольно поползла вверх.
Серый Флот держал границу, охранял торговые базы, караваны и трассы Союза на своих территориях, помогали республиканцем и провизией и в сражении…

– Что вы ещё от меня хотите, канцлер? – не выдержал Лорд на очередных неплановых переговорах, – чтобы я за вас войну выиграл и победу вам подарил?

– Милорд…

Будь на месте этой женщины Падме, он, возможно и стал бы слушать, но Амидала была слишком умна, чтобы сидеть в кресле канцлера. И по новоприобретённой привычке исчезла в неизвестном направлении. Он даже задействовал свои кадры в разведке Республики, чтобы те выяснили, чем занимается главный диплома Республики и Союза, но шпионы донесли, что сама разведка демократов не раз пыталась выйти на её след. После свадьбы Леи, она неожиданно для всех посетила Лусанкию на Дальних Рубежах. Его подарок насолил всем, и ему самому тоже. Связи, влияние и свобода перемещения сделали Амидалу практически неуловимой. Она появлялась где хотела и когда считала нужным, а потом исчезала. Он очень хотела знать, над чем она работает, и в тайне опасался, что она каким либо способом узнает о разработках Даалы в «Утробе». Хотя понимал, что статус Падме не заставит лезть туда самостоятельно, если ей нужна какая либо информация – её разведсеть принесёт на блюдечке с голубой каёмочкой, даже из постели вставать не придётся. Но она улетела сама.

– Возврат Лусанкии в Центральную часть галактики…
Каждый раз, когда он сосредотачивался на словах собеседницы, его лицевые мышцы начинали жить самостоятельно.

– Договор изменению не подлежит, канцлер. – Жёстко и холодно пробасил Лорд. У него через 15 минут запланирована встреча и он хотел к ней подготовиться.


***

Начиналось всё неплохо: станция Рассвет Крайгера, разговор с Корраном, с Леей, встреча с пронырами, приглашения на крутую пьянку, но приглашение Додонны на разговор сразу заставило Скайуокера насторожиться. Он не успел ступить на борт, как пришло сообщение о восстановлении его полномочий. Несмотря на то, что он не запрашивал штаб об этом. И никого не просил.
- Наверное, к этому надо привыкнуть, Р2, - снисходительно ответил на сообщение джедай и усмехнулся едкому комментарию дройда. – Ты прав, дружок. Но нам с этим жить.
Он был рад видеть старого генерала в форме и напротив расчётной доски. Эта картина: седовласый старец, с острым и цепким взглядом, навсегда сохранится в его памяти, неся азарт первого боя и своеобразное чувство причастности. С тех пор многое прошло и практически всё изменилось. Он сам изменился, и генерал постарел, но всё же что-то осталось.
Генерал тяжело поднялся с места, оценивающе посмотрел на молодого человека:
- Рад, что вы снова с нами, коммандер Скайуокер.
- Взаимно, но, генерал, я надеюсь, наша встреча не для того, чтобы вы вернули меня в строй? – решил зайти с наступления Люк, рассчитывая на приятную беседу, а не на вербовочный диалог.
Додонна оценивающе рассмеялся:
- Шальная кровь, - произнёс он, садясь в кресло, - ты стал джедаем, а теперь, похоже, будешь всё больше становиться похожим на отца.
Закутавшись в мантию, Люк сел в кресло, решив не комментировать слова генерала.
- Чувствуешь свою силу, мощь и начинаешь отсекать ненужные тебе пути событий. Талантливо.
Джедай улыбнулся, принимая похвалу, но взгляда отводить не стал.
Ян Додонна любил шальных, дерзких и талантливых. Огромный потенциал нёс за собой много скрытой энергии, которая всегда выходила не к месту и невпопад. Но когда потенциал реализовывался, становясь реальной силой – это вызывало в нём восхищение.
- Я уже устал от этих хапанок, - дружественно заметил он.
- Слышал, что вы уходили на покой. – Не повёлся на провокацию Скайуокер, - Что заставило вас вернуться?
- То же, что и тебя, джедай.
- Я покой ещё не заслужил. – Усмехнулся Люк.
- И никогда не заслужишь, - ответил старик, сворачивая расчётные карты и сея сомнения в светлую голову молодого человека, - хотя, покой – он же для каждого свой.
Обдумав эту мысль, Люк заметил:
- Ваш, по сей видимости, за этими столами.
- Да, - как-то довольно согласился генерал, - а твой?
- Раньше думал, что за штурвалом истребителя.
- Но сейчас уже не так.
- Нет, – подтвердил Скайуокер, и задумчиво продолжил: - Это то, что я мечтал делать с детства, когда не представлял, насколько огромен и сложен мир, это то, что я умею делать хорошо и то, что стало неотъемлемой частью моей жизни.
Старик понимающе кивнул:
- Идущий По Небесам. Имя, так сказать, обязывает.
- Наверное. – Пожал плечами юноша.
- Но душа просит большего.
Люк хотел ответить: «душа хочет идти по пути Силы», но в эту секунду понял, что не знает, чего хочет его душа.
В пустом замке, хранящем вековую мудрость Силы, с концентратом Тьмы и одиночества, его путь джедая и наставника светился яркой тропой перед ним. Прилетев с таким зарядом уверенности и багажом знаний, он был рад увидеть Коррана. Им очень многое надо обсудить, ему очень много надо рассказать. Знания нужно передавать, и Люк хотел как можно больше времени провести с учеником.
Но в серых коридорах космической базы, с весёлыми ребятами и приятным генералом, светлый путь уже не был таким ярким и осязаемым. Парни рассказывали о сражениях и вылетах, Лея о переговорах и провалах. Вокруг гибли люди, и опять гремела война. И снова казалось, сядь сейчас он за штурвал «крестокрыла», возглавь крыло и от него пользы миру будет больше, чем от одного джедая в удобной мантии. «Шальная кровь» - одёрнул себя джедай, осознавая, что это всего лишь иллюзия. Хороших лётчиков много, а одарённых мало. А тех, кто может обучать их, ещё меньше.
- Душа не просит, она ведёт нас, - вспомнил он одну строчку из трактата и рассуждений древнего народа о душе и бытие. Кажется, народ был с Комменора.
- М-да, - протянул старик, - и иногда заводит в омут…
- Или в глубокий космос.
- Да, именно сюда. – Улыбнулся в бороду Додонна, - У меня на родине очень давно верили, что мы всегда оказываемся там, где должны оказаться, и нам дано именно то, что нам нужно именно сейчас.
- Смирение и созерцание – путь к мудрости. – На ум пришла ещё одна цитата, которой он прикрыл свои сомнения, но подумав, Люк добавил: - Но иногда непонятно, зачем Сила нам даёт то или иное.
- Это сейчас непонятно, - усмехнулся старик, - а время всё разъяснит. Но, несмотря на обстоятельства, всегда надо искать применения своим талантам и возможностям. В особенности, когда они известны и могут быть приносить благо Вселенной.
- А что делать тем, у кого их нет? – задал Скайуокер вопрос, на который, разумеется, знал ответ.
- Искать и развивать.
- А что делать тем, у кого их слишком много?
- Применять и менять мир к лучшему. – В своих суждениях старый генерал стал напоминать ему рассуждения отца. - Слишком талантливых не бывает. Вы награждены великим даром, как и Ваш отец, как и сестра. И именно они яркий пример того, что чем больше возможностей, тем масштабней реализация личности.
- Я получил сообщение от генерала Мадины, - решил сменить тему Скайуокер, - полагаю, он тоже очень поговорить со мной о моих талантах и о их реализации?
- С Крисом неинтересно разговаривать о философии. Он лишком далёк от этого. Но он также видеть вас, коммандер Скайуокер, в наших рядах.

***
- Чуи, останься у корабля. И смотри в оба. – Хэн проверил бластер на кабуре и вышел к встречающим.
Информатор дал ему прямые координаты временной базы Когтя. Хотя, с точки зрения Соло, база не была похожа на переправочный пункт. Обустроена, защищена, везде охрана и камеры. Его встретил вежливый пожилой мужчина, который раскланялся перед ним, попросил сдать оружие и пройти за ним. Соло не любил расставаться со своим бластером, но отдал, попросив здоровяка-охранника присмотреть за ним. Коридоры базы были глухими, нашпигованными наблюдением. В случае экстренного побега, его здесь как в духовке зажарят, оценил бывалый контрабандист, сразу настраиваясь на самый дружелюбный и мирный разговор. Наверное, он всё же зря Чуи оставил снаружи, от вуки всегда есть толк в драке.
«Я покупатель», - повторил себе генерал Хэн Соло, расслабленно и вальяжно заходя в зал.
- Добрый день, генерал Соло, - поприветствовал его высокий, худощавый мужчина человеческой расы, - ваш визит – неожиданность для нас.
- Да я мимо пролетал, вспомнил рекомендацию одного друга, решил залететь, познакомиться. – И бровью не повёл кареллеанин, рассматривая интерьер, выпивку, хозяина.
- Я знаком с вашим другом? – Коготь подал знак прислуге, и генералу принесли бокал, в который сам гость мог налить приглянувшийся алкоголь. Соло не стал стесняться.
- Имя разглашать не буду, это не к чему. Но он вас рекомендовал как специалиста в своём деле.
- Приятно, что заказчики довольны моей работой. Но чем могу быть полезен генералу Новой Республики?
Соло поймал взгляд контрабандиста. Будучи ещё сопляком, он хотел быть похожим именно на такой тип преступников. Холёных, причёсанных, выбритых под стиль, и с лёгкими галантными манерами, нарочито важными, как человек чести и из высшего общества. Сейчас же его от таких слегка подташнивало, может сказалось чрезмерно большое количество общения с высшим обществом, или просто опыт.
- Да, и в правду, чем вы можете быть полезны мне?
Телон Коррдэ улыбнулся в аккуратно выстриженные усы. Ему нравился нахальный Соло, об этом генерале он знал практически всё. И у него есть что предложить генералу, но тому нужно с начало заплатить.

***
Древние учения и цитаты, которые он так старательно запоминал, встали в противостояние с собственным опытом, суждением и виденьем. Внутренний диалог превратился в спор. Отец был прав, не допуская его до этих знаний раньше. После одного разговора вопросов стало больше, чем ответов, и создавалось впечатление, что ответы хранятся в замке. Что нужно вернуться туда и привести мысли в порядок. Возможно, он не готов к политике и идеологическим войнам. Прежде всего, внутри себя. Он знал, что его путь - путь джедая, что необходимо восстановить Храм, и это была основная его идея и смысл. Но учения и древние знания там, а жизнь была здесь. Война, друзья, вылеты, сражения и космос снова звали его, утверждая, что это его, что это и есть его место. Улетая оттуда, он чувствовал, что готов вернуться, готов встретиться с галактикой, принять её и начать менять. Но один конструктивный разговор и сейчас его снова разрывали сомнения и непонимание. Он и думать не хотел, что бы с ним было, окажись он в такой ситуации год или два назад.
Джедай закрыл глаза и на секунду очистил мысли, которые мчались, как авиация при Ур. Ему снова нужно время, но на этот раз его нет. После разговора с генералом ему стало нехорошо, выслушав ещё и Мадину, Люк решил пойти по простому пути - напиться. Благо, и компания, и обстановка сопутствовали. Но прежде чем окунутся в весёлый балаган приятелей, он хотел обсудить пару мыслей с Вейджем. И Антиллес его в этом активно поддержал:
- Мне тебя не хватало, старший! - Кореллианин по-дружеский ударил его по плечу. В чёрных волосах Вейджа уже проскальзывала седина, - тут столько всего происходит.
- Да, приятель, я уже понял, - хмуро ответил Люк, и не став ждать разлил по стакану виски. – Интересное время, похоже, на нашем веку не закончится.
- Я боюсь, что оно только начинается.
Татуинец поднял стакан:
- Упаси Великая Сила.
- Это точно. – Поддержал его друг. Поговорив по одной, Вейдж нехотя спросил, - о чём ты думал, подавая в отставку?
- Ты же знаешь, у меня было столько причин и такой мусор в голове, – дружески ответил Люк, стараясь держать лицо «разумного джедая», - что надо было с этим что-то делать. И я понимал, что больше не могу так. Надо по-другому.
- Какого это? Жить без штурвала? – Продолжил друг, разливая ещё по одной.
- Я не знаю, Вейдж! – Усмехнулся «Явинский стрелок», - Я постоянно с ним. К чему эти вопросы?
- Ты в курсе, что Коррн перевёлся в штаб.
- Да, мы это обсуждали.
- Как ты к этому относишься?
- Это разумное решение.
Джедай промолчал, что Коррн собирался и вовсе подать в отставку уйти из флота следом за ним. Пилотов эскадрилий всегда называли смертниками. Они гибли пачками каждое сражение, дослуживались по повышения единицы. То, что они живы было лишь желанием Великой Силы. Хорну было тяжело подписать рапорт о переводе, но, несмотря на все привычки, условности и осуждение, он выбрал идти вперёд. Люк очень сильно ценил это в ученике.
Вейдж кивнул головой, выпил ещё и затих. Проныра-главный внимательно посмотрел на друга:
- Тебе тоже сделали интересное предложение, - то ли вопросом толи утверждением заявил джедай.
- Откуда знаешь? – удивился Проныра-лидер.
Джедай снисходительно улыбнулся.
- И что думаешь? – Это решение Вейджу давалось много сложней, чем одарённому Коррну, который чувствовал свой путь джедая и, как сам Люк, шёл по нему наперекор всему. У Вейджа не было иного пути перед глазами, кроме лестницы до кабины крестокрыла.
- А что сам ты по этому поводу думаешь?
- Не знаю, друг, - пригорюнился Вейдж, - я ещё ни с кем это не обсуждал. И даже не знаю, как посмотреть в глаза ребятам.
- Вейдж, ты первоклассной пилот…
- Люк, я – везунчик.
- Все первоклассные пилоты – везунчики. Без удачи и везения – первоклассным не стать.
- Это точно. – Антилисс разлил ещё по одной и замолчал.
Вытаскивать из друга слова Люк не собирался, они слишком давно и хорошо знакомы. С первого момента Антилисс знал, где он находится, зачем он тут, а самое главное: кто он и чего хочет. Именно эти качества позволяли корелианину вести за собой людей в бой, всегда держать эскадрилью под контролем, даже в самые сложные ситуации, даже в момент паники или отчаянья. Он умел поддержать своих людей и мог трезво оценивать ситуацию, потому что считал своим предназначением место командира эскадрильи. Он, как и Люк, достиг своей мечты, своей цели, к которой шёл с детства, он даже многие годы жил в своей мечте, но пришло время перемен. Внутренних перемен, когда нужно откинуть старое и делать так, как никогда не делал.
- Я не представляю себя в штабе. – После длительного молчания сказал Вейдж, - я не знаю, как это смотреть на мигающие точки на мониторе и думать о тактике. Я умею соображать, только когда адреналин долбит в голову, а смерть висит у тебя на хвосте.
- Ты отличный тактик и без адреналина. Это только привычка.
- Я знаю.
Настроение у Антилисса было, прям сказать, не лётное. Он опустил голову и упёрся взглядом в пустой стакан. В его тёмной голове с бешеной скоростью летали мысли, сбивая одна другую. Он ждал друга и хотел с ним поделиться, посоветоваться, но сейчас не мог подобрать слова, чтобы выразить свои эмоции. Люк разлил по стаканам ещё виски:
- Ты давно уже перерос своё кресло.
- Не факт.
- Возможно. Но перемены идут, хотим мы этого или нет. Великая Сила даёт нам фору решить самим, прежде чем она снова сорвётся в нереальный бег.
- Что-то намечается?
Джедай положительно покачал головой.
- За этим и прилетел?
- Не знаю. Знаю лишь, что пока есть время на перегруппировку, надо этим пользоваться. А если уж выпал шанс сыграть на опережение – так тем более.
- Ты прав. Но я не знаю, как посмотреть в глаза ребятам.
- Вейдж, ты великолепный командир, возможно, лучший из тех, которых я знаю. Ребята поймут тебя. Мы все знаем, что из кресла крестокрыла – или в штаб, или в открытый космос.
- Снова время перемен?
- Это наше время, – ободряюще улыбнулся джедай и поднял стакан.
Сегодня они умотаются.
Вейдж осушил стакан и посмотрел на друга:
- А тебя что беспокоит?
Татуинец иронично улыбнулся:
- Всё!
- Рассказывай, – глубоко внутри Антилиис выдохнул. Люк всегда давал ему какое-то чувство внутреннего спокойствия, а теперь джедай одобрил его тяжёлое решение, которое он уже принял, но ещё не осознал, то он тут же поймал своё равновесие.
- Я даже не знаю, что рассказывать, - пожал плечами фермер, который, хоть и имел звание коммандера и статус джедая, всё равно остался фермером. – Я много лет искал информацию о Силе, джедаях, об их учениях. И нашёл. Изучил какую-то малую часть её и решил, что могу начать реализовывать. Но то, что казалось простым и понятным вдали от всей галактики, превратилось в откровенную чушь на месте.
- Мда… то, что просто на голозаписи, нифига не просто в реале. – Сочувственно помотал головой Вейдж, - а в учениях ваших сам ситх ногу сломит.
- Он не ногу сломал, он в лаве искупался… - усмехнулся ситхов сын, припомнив историю отца. – И очень не хотел, чтобы и я туда залез.
- Его можно понять.
- Да.
- С ним не хочешь по этому поводу поговорить?
- Без толку. Мы уже это обсуждали, он предупреждал, что эта информация свернёт мне голову, я постарался сделать всё, чтобы этого не произошло, но не совсем получилось.
- Ну, ты хотя бы цел, - ободрил друг, а потом опустил взгляд на его правую руку, добавил, - большая часть тебя.
Люк улыбнулся. Свою травму он давно пережил. После подписания Союза призрачная боль прошла, и протез он стал воспринимать частью себя.
- Ты примешь полномочия коммандера?
- Ещё не знаю. В них много плюсов, но и минусов тоже.
- Сейчас гражданские совсем беззащитны. – Вскользь произнёс Вейдж, отпивая ещё алкоголя, забывая времена, когда сам был гражданским. Забывая, что пару лет назад гражданским совсем было худо. В окружении военных было негласное мнение, что они защищают гражданских, и сражаются за правое дело, потому что те – беспомощные. Люк считал, что такие убеждения попахивают высокомерием.
- Зато свободны.
- Ты тоже свободный.
Скайуокер внимательно посмотрел на друга и на секунду посмотрел его глазами на себя. Да, с его точки зрения Проныра-главный был волен, как космические шторма. Люк кивнул, и улыбнулся. Он не стал говорить, что стоит Вейджу подать в отставку, и он тоже будет свободен, что его ограничения – это всего лишь его выбор. Потому что путь учения, сомнений, замешательств и выбора он выбрал сам. Отец говорил об этом, но так же продолжал оставаться Главнокомандующем и Владыкой Ситхов.
- Все что-то хотят поменять, все, у кого есть силы на это. Мы все несвободны. Мы все скованы своим собственным выбором.
- Благо, что пока выбор наш. – Подержал его Антилисс, вспоминая Империю и её диктатуру.
Единомышленник кивнул головой и разлили ещё:
- Мы долго за это бились.
- И победили!
- Теперь главное правильно распорядиться своим выбором.
- Скайоукер, когда ты стал пессимистом?
- Да не стал, Вейдж, расслабься. Ещё по одной?


***
План «Нажраться» был выполнен. Это Люк понял, когда внезапно обнаружил, что весь Разбойный эскадрон снова расстелился ровным слоем по его каюте. Почему ребята опять ночевали у него, он не понял, но Р2 заблокировал спальню, и его кровать была свободна. Больше его ничего в этот момент не интересовало, ели, ступая на пол, он прошёл к себе, стараясь никого не задеть и ни об кого не споткнуться. В голове была характерная пустота, чего он сегодня и добивался весь вечер, но сон не шёл. Посидев на кровати пару минут, он решил, что душ ему жизненно не обходим.
Прохладная вода стекала по телу, даря некое особенное блаженство. Сейчас ему казалось, что стоять он может вечно, но алкоголь стал выветриваться, и в голову полезли не мысли, а воспоминания. Те, которые он запрещал в трезвом уме, которые он всегда блокировал и думал, что держал под контролем. Но сейчас, он снова оказался на Корусанте и затаскивал в душ разъярённую фурию, которая так яростно билась в пьяной истерике, а потом, вцепившись в него, ревела под такой же прохладной водой. И весь мир сужался до единого желания: успокоить её. Снять страхи и панику. Помочь. Это был не лучший момент их отношений, не то, что он в ней ценил и любил, но сейчас вспомнил именно это. Наверное, именно для того, чтобы не вспоминать по-настоящему тёплые и нежные моменты, в которые бы хотелось окунуться. Встряхнув головой, он выключил воду, и решил, хватит. Пора спать.
Рухнул на кровать, укрылся одеялом, но сон по-прежнему не шёл. Лея иногда ругалась из-за их манеры пить. Она не была против пьянок, но часто повторяла, что алкоголем надо наслаждаться, а не заливаться. Пить его учили Вейдж с Хэном, и пили они зачастую всякую бормотуху, пока не наступили времена Союза, и Хэн стал возить нормальную выпивку. И он учился у мамы и Леи ценить вкус, аромат, но с друзьями пил по-прежнему. Это было странно. Его прошлое, его опыт, его друзья, привычки были сформированы для этой жизни, но именно сейчас тяготили. После длительного лечения на «Исполнителе» его раздражало, и даже бесило, что его не пускали за штурвал, он признавался себе, в том, что ему этого не хватало, когда он находился в замке. Он не представлял себе, как это – отказаться от полётов. Навсегда. Благо, ему никто не запрещал, и на «Исполнителе» стоит уже почти готовый истребитель, и как только Республика потребует вернуть крестокрыл, он не останется без корабля. А выбор Вейджа был очень серьёзным, он переведётся в штаб, вероятнее всего его заберёт к себе Риекан, но свободный доступ к машинам ему будет закрыт. Конечно, в случае экстренной необходимости его посадят за штурвал, но только в случае экстренной необходимости. Всегда думая о Силе, об учениях, Люк вдруг осознал, что пока он был здесь, он стремился к знаниям, представляя их каким-то абстрактным мануалом по управлению жизнью, Силой и Вселенной, а когда он их получил, понял, что это совершенно не тот пласт вселенной, который он хотел бы знать. То могущество, за которым гнался его отец в своё время, его мало интересовало, он не хотел править галактикой и решать жизни людей. Он хотел регулировать конфликты, прекращать войны, помогать слабым и нести благо, а не говорить, кто и как должен жить. Додонна говорил о предназначениях, о талантах и способностях, сам Люк считал: неважно, какие у тебя таланты, важно куда и на что ты их направляешь. Отец был безгранично талантлив во всём, к чему прикасался: технике, Силе, власти. Но от суждений он обращал свой талант или в кромешную Тьму с тиранией, убийствами, жестокостью и смертью, или в своеобразный холодный, практически стальной, но Свет с расчётливой политикой, вымеренным миром, жёсткими, но конструктивными переговорами. Всё дело в убеждениях и желаниях, думал татуинский фермер. Но имея, он не знал, что с этим всем делать. С талантами, стремлениями и этикой, его сейчас снова втащат в войну и политику Республики, а эти знания, идеология, опыт прежних джедаев и отец будут требовать, чтобы он держался от всего этого подальше. Хотя отец ещё пару раз прочитает нотации, для профилактики и вернётся к своей идеи отправить его для переподготовки для высшего военного состава. И как джедай должен нести пользу и мир в галактику, когда ему стоит держаться подальше от власти? И как он сможет нести благо, находясь в общем потоке войны?
В пространстве что-то изменилось, и он насторожился, возвращаясь из своих мыслей: из соседней комнаты кто-то крался к нему. Сохраняя спокойное дыхание, он прислушался. На цыпочках в комнату вошла Эриси, он распознал её по рисунку в Силе. Она встала у стены, пару секунд рассматривая его, считая, что он спит. Её сердце бешено колотилось, еле слышно она выдохнула, как перед прыжком, и нажала кнопку блокировки двери на панели. Девушка легла ему под бок, и Люк открыл глаза:
- Эриси… - удивился он, но закончит фразу не успел. Она поцеловала его в губы. Поцелуй вышел очень робки, с тем и нежным.
- Не прогоняй меня, - попросила она, когда поняла, что он сейчас её оттолкнёт. – пожалуйста, командир. Я … - Она сбилась с дыхания, пытаясь собраться с духом.
Люк пытался прийти в себя. Он знал, она испытывает к нему симпатию.

… Тогда Мара искренне посмеялась над ним:
- Стрелок слепой, она в тебя по уши влюблена. И по ходу очень давно.
- С чего ты взяла?
- А ты взгляни, как она на тебя смотрит? Я ещё удивлена, что она к тебе сама не пришла.
Он тогда растерялся, не было у татуинского парнишки, которого в детстве называли червяком, привычки, что на него девушки вешались. И сейчас растерялся, но Мара тогда серьёзным тоном заметила:
- А ты бы лучше присмотрелся к ней: из ваших, драки не боится, в бою решительная, глупости за ней не наблюдается. В деле указано, что стрессоустойчивая, умеет работать в нестандартных ситуация. Эмоциональная, дерзкая, но умеет держать себя в руках. Тем более на личико миленькая, по фигурке точёная. И столько лет летает и ещё жива. Что тебе ещё надо?
Тогда он ответил, чтобы рыжая была и кусаться умела. За что сразу получил серьёзный след от укуса на плече. Ему не нравилась внезапная агрессия Джейд, он даже пару раз об этом говорил, но достаточно быстро привык. А что ему надо было сейчас, когда девушка была рядом? Он сел, и она вместе с ним.
Ей было стыдно, страшно, плохо, но она не могла больше видеть его и думать, что пройдёт. Она много лет говорила, что пройдёт, что отпустит, что недостойна и они не могут быть вместе. Что всё это глупые мечты и фантазии. А потом Луджиан убедила её, что всё возможно, и она почти решилась, между ними встала рыжая мымра. Когда она узнала, что он встречается с ней, она готова была убить ситхову секретаршу! А потом он улетел куда-то. Поговаривали, что навсегда. Но она верила. И вот сейчас наступил момент, и она своего не упустит. Поэтому, глубоко вздохнув, она выпалила:
- Я люблю тебя, - робко всё же произнесла Эриси, не догадываясь, о чём он сейчас думает. – Очень давно. Я понимаю, что ты меня не замечаешь, и что я одна из сотен, но … - её трясло, а по щекам текли слёзы. Слова были вызваны болью, но он не хотел, что бы это было так.
- Эриси, - он поддерживающе погладил её по плечу, стараясь заглянуть в глаза. Возможно, Мара была права. Возможно, ему давно надо было обратить на неё внимание. Возможно, он был слишком замкнут на своих идеях, и на стремлении забыть Джейд, нужно было посмотреть по сторонам? - Ты не одна из сотен. Я всегда видел, что ты красивая девушка и опытный пилот.
- Но любишь ты рыжую… но она бросила всё и улетела.
Между строк читалось: ты её любишь, но она тебя бросила. Люк хотел сказать, что не любит больше Джейд, что это всё осталось в прошлом. Что это всё это осталось в прошлом. Девушка с карими глаза в настоящем.
- Я люблю тебя, и хочу быть вместе. Я знаю, что ты …
- Тс… - он положил палец её на губы, прося помолчать. Его прикосновения отдавались яркой волной в её теле. Ему захотелось её поцеловать, обнять. Желание стало подниматься внутри. Её сияние в Силе пульсировало огоньками счастья, и даже наслаждением от того, что она рядом с ним. Ей было достаточно сидеть рядом, и смотреть ему в глаза, чувствовать его даже незначительные прикосновения. Даже сейчас он делал её счастливой. Он не хотел её обманывать, не хотел ничего обещать, не хотел причинить боль. Но ему вдруг стало хорошо рядом с ней. Просто от одного понимая, что человеку, девушке хорошо быть рядом. Внезапные эмоции били резким контрастом от дневных разговоров, мыслей и смуты. Сейчас ему было хорошо. И ей было хорошо. Первобытные инстинкты и ощущения брали вверх, затмевая холодный расчёт и разум. А почему бы и нет?
- Эриси, я не хочу тебе врать, что-то обещать, а потом причинить боль. – Ему пришлось прочистить горло, чтобы продолжить, - Я сам не знаю когда и где я окажусь. Иногда не могу объяснить, почему мне надо лететь, а когда нужно остаться…
- Я знаю это, я понимаю...
- Со мной очень тяжело.
- Знаю, - кивала головой девушка, даже не подозревая, как ему порою бывает тяжело с самим с собой, не то, чтобы окружающим. Но ей было наплевать на всё это, она готова всю эскадру с крестокрылом отдать, чтобы остаться рядом с ним. Эти чувства дурманили разум. Он мог, не моргнув глазом, в одиночку влететь в самое опасное сражение, мог выступать на советах в правительстве, спорить с Владыкой Ситхов, вступать в сражения, что на земле, что в космосе при неравных силах, но он никогда так не терялся, как при внимательном взгляде красивой девушки. В такие моменты он превращался в банту, которого можно было брать под узцу и вести. Мара говорила, что он слишком хорошо держит маску неприступного джедая, чтобы девушка могла подойти к нему поближе. А уж если подошла, то бери и покуй, - дополнил про себя Скайуокер, принимая решение:
- Давай просто попробуем?
- Хорошо.
- …и всегда будем честны? Если завтра утром я решу, что это была плохая идея, я сразу же скажу.
- Хорошо.
- Если послезавтра ты решишь, что я тебе надоел. Ты тоже это сразу скажешь.
- Не решу.
- Пообещай мне, никаких обид, секретов и прочих глупостей.
- Обещаю.
Сейчас она могла дать ему любую клятву и обещание, в особенности, когда он обнимал её, после первого поцелуя она уже и не помнила, что обещала.
Утром он легко проснулся. Чувство, что незачем вставать и просыпаться ушло. Он посмотрел на спящую девушку на плече. Захотелось её поцеловать, что он и сделал. Эриси сонно сморщила носик и уткнулась ему в плечо.
Нужно заказать завтрак.
И выгнать парней из каюты.


--------------------
"Ели у вас нет ног - бегите...
Если у вас нет надежды - творите..."
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Ариша
сообщение 20 Январь 2019, 19:11
Сообщение #790



Иконка группы

Группа: Бывалый
Сообщений: 1291
Регистрация: 8 Май 2011
Из: Челябинск
Пользователь №: 8905



2 глава


Как и положено, на первых переговорах они не пришли ни к какому компромиссу. Соло не устроила цена, а Когтя заказ. Но мост налажен.
- Видимо, за этим и прилетал генерал, - проговорил Тэлон вслух, отпивая горячий каф.
- Это хороший шанс заработать на нынешней ситуации с хапанцами, - высказалась его помощница.
- Соло – не самый выгодный покупатель на эту информацию.
- Новая республика единственные, кто заинтересован в поисках этого принца.
- Не соглашусь, – сказал Коготь, - Серый флот.
- Тэлон, не будь наивным, - помощница хотела сказать другое слово, но решила всё же не грубить начальнику, - Серому флоту эта война на руку. Республика снова нуждается в их поддержке и прекратила свои нападки. Все ресурсы демократов заняты хапанцами и не мешают делам Вейдера. Ему эта информация ни к чему.
- Тебе видней, - не стал спорить Коготь, беря в учёт слова помощницы, стал под другим углом обдумывать свой план, - а что в нынешней ситуации может заинтересовать Главнокомандующего?
- Не лезь к нему, Коготь, - девушка даже наклонилась, чтобы посмотреть в глаза контрабандисту, - Ситх не тот клиент, который тебе нужен.
- Нам нужен, - спокойно подправил её, Тэлон. – Мы можем часть информации отдать Соло, а самое вкусное Вейдеру.
- Он тебе не заплатит. – Помощница встала и вышла из кабинета. Любому другому сотруднику своей организации Тэлон бы не простил такое неуважение к начальству, но ценность этой рыжей превышала его воспитание.


***
Новость об очередном нападении хапанских сил на корабли Республики Фирмуса Пиетта даже не заинтересовала. Он пролистал краткий отчёт спецслужб и свернул файл, возвращая внимание к собеседнице.
- Как вы думаете, министр, - деликатно зашла Натаси Далаала, сидя в виде голограммы на стуле на противоположной стороне стола. – Долго Милорд будет сохранять такую ситуацию?
- Насколько мне известно, пока его это не беспокоит.
- А вас?
- Я - министр обороны, любой военный конфликт на наших границах меня беспокоит.
- Конечно, министр, но я про другое.
Пиетт откинулся на спинку своего кресла, задумываясь. Он много думал по этому поводу и ему, лично ему, эта ситуация не нравилась.
- Беря в расчёт все положительные стороны данного расклада, я вынужден признать правоту Трауна. – После некоторых размышлений, сказал он, - Сейчас, мы достаточно получаем из этого конфликта.
- Но, вас это не устраивает. – Продолжала давить министр внутренних дел. – Как и меня.
- Возможно, - не стал сопротивляться акзилец, прямо смотря собеседнице в глаза, - но Милорд отдал приказ. К тому же, если внутренняя обстановка в Хапанском секторе дойдёт до нужного накала, мы сможем внедрить в управление свои кадры.
- Эта будет хорошим стратегическим шагом в развитии, - согласилась Даала, - но не в том направлении. Вмешательство в Хапанский сектор замедлит нашу работу на Внешнем Кольце и Неизведанных территориях. Она уже замедлилась. Нам нужно думать о внутреннем развитии и следовать ранее выбранному курсу, а не тратиться на хапанцев и республиканцев.
- Терять их из виду не стоит. И недооценивать тоже, - Фирмус не уточнил «кого». О хапанцах он и его соратники не были высокого мнения, демократы тоже уважением не пользовались, но министр обороны всё же считал, что нужно держать руку на пульсе. При всех плюсах тактических действий Трауна, Питетт, как опытный флотоводец, не любил, когда сопернику дают много воли и свободы в действиях. Они резко вмешались в ситуацию, а потом отошли в сторону, позволяя событиям идти своим ходом. Пиетт, конечно, понимал, что чисс неусыпно следит за событиями и, возможно, в тот момент, когда они будут подходить к линии его расчётов, он вмешается. Пиетт на это надеялся.
- Но если мы зайдём на их территорию и это станет известно демократам. Мы надолго в этом погрязнем.
- А если не узнают?


***
Попытки думать на эту тему вызывали у неё мигрень. «Спасибо» бывшему работодателю. Всё, что касалось её прошлой работы, было закрыто для её сознания. Она помнила людей и события, но не даты, данные и посты. Она помнила какой каф пьёт Пиетт, но не смогла бы назвать ни одной его излюбленных тактических комбинаций, которые когда-то знала. Она даже не помнила его пост, пока заново не прочитала информацию о нынешнем министре обороны Серого флота. Любая попытка ковыряться в памяти вызывала у неё невыносимую головную боль. Она предупредила об этом Когтя, когда он предложил ей стать его помощницей, но он отмахнулся, утверждая, что навыки никуда не пропали. В этом он был прав. Если не касаться Серого Флота, в остальном она была в отличной форме.
Получив запрос о посадке «Тысячелетнего Сокола», Мары оказалась в смешанных чувствах. Отодвинув их на пару минут, она сразу же написала Тэлону пару наиболее вероятных причин внезапного явления Соло. Отправив Джозова встречать гостей, Мара заняла место напротив мониторов, следя за каждым движением гостя. Втайне, на мгновение, она даже подумала, что на борту может быть Люк, но внутреннее чутьё сразу отвергло эту мысль. Соло даже вуки оставил у корабля. Это сразу означало, что её первая версия была верной. Она в пол уха слушала переговоры Коррдэ и Соло, уже подыскивая нужную информацию и раздавая приказы на опережение. К моменту, когда Соло взошёл по трапу, у Тэлона уже был список того, что они могут предложить Республике и по какой цене, а что ещё нужно добыть.
- Ваша скорость, Мара, меня поражает.
Девушка лишь дёрнула плечом и вернулась к себе. Жалование, которое ей платил Коготь, и в треть не сравнится с тем, что она получала на Флоте, но и сложность работы была в четыре раза проще.
- У вас редкий талант, - пел соловьём Тэлон, на их первой встрече. Джейд лишь усмехнулась. Этот контрабандист ничего не мог знать о её талантах. Он лишь знал, что её откуда-то из Имперской разведки вытащил Вейдер, и сделал одной из ближайших помощниц. И достаточно длинный срок доверял. Больше он ничего не знал, и знать не мог.
- Почему вы ушли из Флота? – задал он самый интересующий его вопрос.
- У нас была договорённость с Лордом, ещё до победы над Палпатином. Она завершила свой срок.
Когтя интересовали её связи, оставшееся влияние в столице и на территории Серого Флота. Возможно, он не совсем понимал, что она улетела на Внешнее кольцо, на нейтральную территорию именно подальше от всей этой власти и влияния.
Она искала спокойной жизни, другой жизни. Первые полгода она перебиралась с одного тихого уголка в другой. Заработанных денег на Флоте ей хватало, чтобы первое время абсолютно не беспокоиться о финансовом вопросе. Она покупала себе дома, заводила якобы друзей, гуляла по магазинам, тусовалась на вечеринках, встречалась с мужчинами, пыталась быть как все. Внешне всё было хорошо, она разведчица и умела вливаться в любую среду. Но каждое утро она открывала глаза и понимала, что ей всё это надоело, и она продавала дома и уезжала, разбивая сердца мужчин. Но её всё это не интересовало. Проснувшись очень рано в своём четвёртом доме на шёлковом белье в обустроенной спальне, она пришла к мысли, что всё это бессмысленно. Пустое времяпровождение, пустые разговоры с такими же пустыми людьми. Ситх был прав: ей стало скучно. В течение суток она влезла в заварушку с местной мафией, которую нашла в первой же подворотне. Случайно перехватила украденные сведенья, убила главаря мафии и уставшая, вернулась в свою постель. На утро за ней пришли. Всех похоронить на заднем дворе не получилось, пришлось действовать решительно и быстро. Покупатель на украденную информацию нашёлся на третьи сутки. К тому времени ей пришлось срочно продать дом, который только начинал ей нравиться. И она стала селиться во временных квартирах, и понемногу колымить. После третьего успешного заказа, её пригласил на встречу некий Тэлон Коррдэ. Результат этой встречи был предсказуем.

***
Нынешняя ситуация затягивалась. Он чувствовал это в Силе, ощущал в потоках звёзд. Конфликт, разворачивающийся на границах в хапанском секторе не был похож на войну с Империей. Ужесточённые, кровавые сражения с абсолютной фанатичностью хапайнов.
Люк раз за разом просматривал отчёты и аналитические выкладки политологов республики, Пуджа также ему передала развёрнутые комментарии по сложившимся ситуациям от мамы. Дармин внимательно следила за событиями издалека, описывая и предугадывая следующие шаги противника. В этом Дармин Арти не было равных. Она досконально изучала противника и умела думать, как он, просчитывая наперёд. Это помогало дипломатам и военным Республики пресекать некоторые диверсии и пытаться регулировать ситуацию, с переменным успехом. Несмотря на все усилия сенатора Наберри, на переговоры хапанцы не шли. О смуте в правительстве Великого Хэйпа сведенья были неточные. Ведомство Кракена постоянно писало о непроверенных данных о сложившейся ситуации, сам директор разведки настаивал на позиции ожидания, а канцлер требовала выработки новой тактики, опасаясь работы на опережение от Серого флота. Хорошо обдумав всю полученную информацию, Люк решил переговорить с отцом. У него накопилось масса личных вопросов касательно изучения Силы, и он хотел заручиться личным словом Повелителя Тьмы, что Серый флот не будет лезть внутрь Хапанского сектора. Но попасть на встречу к Лорду Главнокомандующему было не так просто, даже его сыну. Прибыв на «Исполнитель» пару суток назад, Люк ждал, пока отец освободится. У него была масса материала, сохранённого с замка. У него много времени заняло составить и структурировать материал для обучения Хорна. Опыт наставничества у него был небольшой, а обучение джедая требовала гораздо больше сил и навыков. Он ещё сам был не до конца уверен, что может обучать. И имеет ли он на это право. Но Сила сложила ситуацию иначе. Выбора нет. Каррон тщательно и с особой внимательностью изучал весь материал, который ему передавал Скайоукер и писал такой же подробный отчёт с вопросами и волнующем его сомнениями. Люку доставляло удовольствие вести своеобразную переписку с учеником, который был заинтересован в обучении так же сильно, как он. Пожалуй, сейчас это была единственная поддержка для него в этом сложном и запутанном пути. К тому же, это обучение помогало структурировать и записывать знания максимально доступным путём, чтобы в дальнейшем их можно было передавать другим. Это радовало.
В своих записях, Люк нашёл одну методику, которую изучал в замке. Она была описана как фрагмент из исторического события первых джедаев. Теоретически он представлял, как можно начать поиск в Силе таким образом, но всё же опасался пробовать без дополнительного пояснения отца. Было много «но» и вариантов «если». Молодой джедай помнил, о чём его предупреждал более опытный ситх, и что он ему обещал.
Сев напротив иллюминатора, скрестив под собой ноги, Люк стал погружаться в медитацию, когда почувствовал приближение плотного сияния Повелителя Тьмы. Отец послал приветственный маяк, разблокировал входную дверь, зашёл в каюту, подвинул кресло к иллюминатору и тяжело сел. Джедай медленно выдохнул, плавно выходя из состояния расслабления. Медитировать рядом с отцом он до сих пор не мог. Его плотное сияние в Силе концентрировала всю мощь космоса в себе. Люк встал с пола и подвинул к себе второе кресло.
Громкое дыхание правителя заполнило всю комнату, сын мог даже сказать, что соскучился по этому странному ощущению около властного и могущественного отца. Люк посмотрел на него: Вейдер слегка наклонил голову назад, так, чтобы шлем упирался в спинку кресла, положил руки на подлокотники, максимально расслабляя позу. Люк почти видел усталое лицо отца, чувствовал, если бы не глухая броня и шлем, отец устало бы потёр лицо руками, возможно бы выдохнул. Но максимум, что мог себе позволить самый могущественный человек в галактике, это расслаблено сидеть в кресле.
- Статус правителя стал меня утомлять, - впервые пожаловался на жизнь Дарт Вейдер. – Каким я был идиотом, желая этого.
- На мостике флагмана проще?
- Несравнимо.
- Ты великолепно справляешься и с целым государством, - нерешительно сказал джедай, желая поддержать отца.
- Не думаю. – Ответил, возможно, самый требовательный человек во вселенной.
- Со стороны видно лучше.
- С чей стороны? – усмехнулся отец.
- Со стороны мирных граждан, которые живут на территориях Серого флота и Республики. – легко нашёл ответ Люк. Правитель Серого флота ничего не ответил. Ему нужен отдых. – Пару выходных дней себе взять не хочешь?
- Смешно.
- Сейчас на вашей территории пока спокойно.
- Спокойно, пока все работают. Государство слишком молодое и нестабильное, чтобы я мог себе позволить выходной.
Люк хотел заметить, что здоровье отца требует особого внимания и отдых ему не обходим, но побоялся заходить на опасную территорию. Отец и так был уставшим, и несвойственно ему открытым, говоря о трудностях и беспокойствах, которые хранились в его тёмной душе. Обычно он выражал крайне жёсткую позицию, выстраивая полноценные тактические планы по решению любых трудностей и проблем. Он всегда властен, жёсток, категоричен и крайне силён. Сейчас же он был просто уставшим отцом.
- Как думаешь, сколько ещё понадобится времени для полной стабилизации ситуации внутри флота?
- По моим расчётам, если ничего непредвиденного не произойдёт, и твои друзья не начнут дурить, то шесть- восемь месяцев. Максимум год. Потом должно быть по проще.
- Конкретные сроки.
- Да, самое сложно уже позади.
- В галактике никто не ожидал, что ты сможешь сформировать целое государство.
- Меня вела Великая Сила. – Сказал Последний Владыка Ситхов, - У меня не было выбора.
- Выбор есть всегда. – Повторил изречение джедай.
- Но не когда тебе дорогу прокладывает Сила.
- Ты сам себе дорогу проложил. От Татуина до «Исполнителя».
- Я был для этого рождён.
- А как же выбор? – Иронично спросил Скайокер-младший,
- Выбор умереть есть всегда.
Иногда отец становился фаталистом, Люк улыбнулся, понимая, что ирония и категоричность Повелителя Тьмы никуда не денется.
- Ты нашёл в замке, что искал? – решил сменить тему Вейдер,
- Да, даже больше. – Оживился Люк, набирая в грудь побольше воздуха, - у меня масса вопросов.
- Я видел от тебя сообщения, но не успел их прочитать. Я рад, что ты до сих пор не натворил глупостей.
- Спасибо, - иронично ответил Люк, – Я хотел с тобой посоветоваться, чтобы начать совершать глупости.
- Что ты хочешь сделать?
- Попробовать найти принца Изольдера с помощью метода «Атлика-така».
- Остаточный след, - перевёл Вейдер, и поднялся с кресла, подойдя ближе к иллюминатору. Он не помнил, о чём говорил сын, и ему надо было прийти в себя, разогнать остатки крови по телу, чтобы поднять из памяти хоть кусочки информации о методе.
Люк почувствовал замешательство отца:
- В Силе всё оставляет след, неважно, живой организм или объект. Если правильно настроиться и найти след человек, то по нитям Силы его можно попытаться вычислить.
- Время стирает всё, - рассуждал ситх, начиная припоминать, о чём говорит сын, - чтобы это обойти нужно войти в специальный транс.
- В трансе ты, по сути, попадаешь в прошлое и идёшь за человеком или объектом до пересечения его в точке «сейчас».
- Это очень опасно. – Сказал отец, поворачиваясь к сыну, - джедай в таком трансе наполовину находится в том времени, а физически в настоящем. Если не говорить о нагрузке на сознание, то даже гиперпрыжки и полёты в таком состоянии, даже при наличии автоматики и дройдов, крайне рисованы. К тому же, эти древние знания, эти методики творили одарённые, которые не считались с энергией и с последствиями. Такое погружение в Силу, требует колоссальной отдачи собственной жизненной энергии. Силовое истощение, сын, бакто-камерой не лечится.
- Я читал об этом. – Кивнул Люк, понимая, что беспокоит отца, - У магистра Ремон Карло описан, если можно так сказать, упрощённый вариант. Он не требует полного погружения сознания, а только частичного. То, что он описывал очень похоже на то, что я всегда делаю в сражении. – Люк поднялся с кресла и встал рядом с отцом, - На половину сознания погружаюсь в Силу, чтобы предвидеть, а в его версии «Атлика-така» нужно погрузиться в Силу, чтобы найти след в прошлом и пойти за ним.
- Если я не ошибаюсь, то в истории известно только два магистра, которые делали это в одиночку. Остальные же, практиковавшие такие методы всегда работали в паре.
- Да, сопровождающий должен был уметь «гасить» своё сияние в Силе и наблюдать со стороны, оберегая от опасности, - продолжил мысль Люк, - у тебя нет времени на это. Лея и Корран сейчас не смогут достичь такого контроля над Силой. И я не уверен, что смогу «погасить» себя. Так что придётся рискнуть стать третьим. – Для убедительности мальчик улыбнулся, посмотрев на строгий профиль маски отца.
- Ты не магистр. – Жёстко ответил ситх.
- Если верить записям, - нашёлся Люк, чем защититься, - Ремон Карло тоже не был им в момент разработки своей версии.
- Такой риск ради поиска принца, ты считаешь оправданным? – в механическом басе появилась сталь.
- Возврат принца хапанам прекратит кровопролитие. Это спасёт сотни тысяч живых существ. – Джедай не собирался отступать, пряча из тона прорывавшейся метал, и оставляя только мягкую уверенность. - Да, я считаю, что рискнуть стоит.
- Я против.
- Ты всегда против. – С иронией отмахнулся Люк.
- Когда ты бессмысленно рискуешь своей жизнью. – Настаивал Скайоукер-старший.
- Попытка спасти тысячи живых существ не бессмысленна.
- Но разумной её не назовёшь.
- А что я должен сделать разумного с твоей точки зрения?
- Принять моё предложение по обучению. – Пошёл в наступление главком, продолжая продавливать свою идею, - Закончив обучение, ты сможешь возглавить флот Республики, зажать хапанав в тиски, возможно даже вторгнуться на их территорию.
- И прекратить конфликт путём силы? – Люк вскинул бровь. Отец знал, что это не его метод. Так всегда поступал Лорд Главнокомандующий Дарт Вейдер.
- С матриахатом по-другому не получится.
- Только Лее это не говори.
- Я не самоубийца. – Впервые усмехнулся ситх.
- Джедаи тысячу лет охраняли мир в галактике, решая такие ситуации с помощью владенья Великой Силой, - не собирался отступать Скайуокер-младший, - почему же сейчас это стало неразумным?
- Джедаи миллионы лет изучали Силу, постигали её и обучались использованию её дарами с минимумом вреда для себя. – Твёрдо стоял на своём Вейдер. - А сейчас ты хочешь использовать древний метод, который ставит под угрозу твою жизнь, ради цели, которую могут решить другие, и ты можешь решить другим путём.
- «Атлика-така» Карло не считается древнем и не столь опасен.
- Карло рискнул переделать древний метод и у него получилось, но он не исключил всю угрозу и последствия.
- Вероятные последствия. – Подправил Люк.
- Не переоценивай свои способности. – Напал отец на таланты сына.
- А ты не недооценивай их.
- Люк, ты очень одарён и могуществен сейчас, но ещё многое не знаешь и не умеешь.
- Надо с чего-то начинать.
- Но не с методики, которая может увести твоё сознание в прошлое и оставить там. Не со способа, который может привести к необратимому истощению…
- Любое использование Силы может к этому привести. Ты сам однажды в простой медитации чуть не заблудился! – Пустил в ход запрещённый приём сын.
- Да! – Согласился ситх, и повернулся к нему лицом, ткнув пальцем в грудь сына. - И вернулся только потому, что имел маяк в Силе, в виде тебя. Я не хочу, чтобы ты попал в такую же ситуацию.
- У меня тоже будет маяк для возврата. – Вкинул Люк руки в защиту.
- Ваша связь с Леей сильна, но…
- Ты им станешь. – Люк повторил жест отца, тыкая в него пальцем. - Твоего сияния хватит пару столетий вперёд и назад осветить.
Вейдер посмотрел в голубые глаза сына, посмотрел на жёсткую позу, на вскинутую руку и тяжело произнёс:
- Ты уже всё решил, и этот разговор пустая трата времени.
- Я твой сын. – Пожал плечами молодой человек.
- Иногда я жалею, что ты унаследовал мой дар.
- На станции Додона сказал мне, что я стал джедаем, а теперь становлюсь похожим на тебя.
- Додона не знает меня так хорошо, как ему кажется. И я бы не стал бы рисковать своим сознанием ради хапанского принца.
- Это не ради него. Эта ради мира.
- Мира не будет. – Заявил Лорд Главнокомандующий, правитель Серого флота.
- Я слышал, что в Хапанском секторе бунт. – Люк аккуратно стал подходить к интересующей его теме.
- Да, разведка доносит. – Вейдер сложил руки на груди, поворачиваясь к звёздам. - Вероятнее всего, в скором времени принц потеряет свою значимость. И твой риск станет бессмысленностью.
- Мать Чьюме сможет удержать власть, если её противникам не помогут из вне.
- Говори прямо.
- Серый флот будет помогать смутьянам?
- Я не могу ответить на этот вопрос, потому что ситуация переменчива и окончательного решения нет.
- Значит, опасения канцлера не беспочвенно? – Люк отзеркалил позу отца, рассматривая вид из иллюминатора.
- Канцлеру бы успокоительного попить. – С мягкой усмешкой заметил Вейдер, стараясь уйти от прямого ответа.
- Отец? – Настаивал на своём Скайоукер-младший.
- Люк, если ситуация изменится и я увижу угрозу для Серого флота, я сделаю всё, чтобы оградить свой народ от врагов.
Услышанное «если» немного успокоило Люка. Но с тем же он заметил определённую нотку тепла в механическом голосе Повелителя Тьмы:
- Серый флот для тебя такой же ребёнок, как и я с Леей.
Вейдер повернулся к нему, аккуратно вдыхая истинные эмоции сына, думая как ответить:
- В каком-то роде да. – Медленно произнёс он, - и я надеюсь, что у вас у обоих хватит ума не ставить меня перед столь сложным выбором.
- Конечно, отец. – Сжато улыбнулся Люк, специально усиливая тепло в их отношения. - Мы и так слишком много воевали.
- Вот и отлично. Мне стало спокойнее. – Повелитель Тьмы вернулся в кресло. – Ты думал о моём предложении?
- Думал, - честно ответил Люк и тоже сел в соседнее кресло, - но решение моё остаётся прежнем.
- В данной ситуации принять его было бы разумно.
- Я и разумность не сильно подходим друг другу.
- Ты бы по-другому относился к повышению квалификации, если бы тебе это предложил не я, а скажем Додона. – Это был не вопрос, а утверждение, с которым Люк не был согласен. Но спорить не стал. Его интересовало другое:
- Я хочу забрать свой истребитель.
- Не в этот раз, сын. Он проходит финальную герметизацию, а после с него сделают три копии. На всякий случай.
- Хорошо, - отступил джедай, чтобы снова сделать шаг в более важную для него сторону, - ты поможешь мне в подробном разборе медитации и вхождение в «Атлика-така» Карло?
- А разве у меня есть выбор? – обречённо ответил отец.

***
Отговорить сына, не сказав правду, он не мог. Сказав правду и поставив под удар их доверительные отношения тоже. Оставалось только помочь сыну разобраться в способе более конкретно, чтобы поиск прошёл максимально безопасно для молодого джедая, и да, оставаться маяком для него до конца поиска. Его не беспокоило, что джедай найдёт принца. Ещё немного и это уже не будет играть значения. Следов Серого флота рядом с принцем тоже не было. Главное, чтобы мальчик не навредил себе. Хотя, пройдя этот путь с начала и до конца самостоятельно, могущество Люка возрастёт в разы. Это будет значительным шагом для его развития. Как отец, он бы хотел, чтобы Люк был как можно ближе к нему и использовал только проверенные методы, но его сын был слишком похож на него. Удержать, остановить, перенаправить мальчика было практически невозможно. Оставалось лишь наблюдать и подсказывать. А методы излечения против истощения он уже запросил у архивариуса замка, и эти же методики вышлет Лее. В случаи чего, сестра будет более эффективна в восстановлении светлого джедая, чем Последний Владыка Ситхов.

***
- Чем ты так расстроена?
- Командир переводится в штаб. Ты знал об этом?
- Да, мы говорили накануне.
Они шли по длинному коридору авианосца. Ему нужно было сделать дозаправку, чтобы долететь в столицу. И встретился с Эриси.
- Ты ему посоветовал? – насторожилась девушка в лётном костюме.
- Скорее поддержал в решении, чем советовал.
- Сначала Корран, теперь Антилисс.
- Пилоты или остаются в космосе, или переходят в штаб. – Повторил коммандер, то что знали все лётчики. - Тебе бы тоже стоило подумать.
- Зачем? - Взбаламутилась лётчица, - Я люблю летать! Я только об этом всю жизнь и мечтала.
Люк улыбнулся своим мыслям.
- Что в этом смешного? – не поняла его реакцию девушка.
- Ты слово в слово говоришь тоже самое, что и Вейдж, и Корран, и я.
- Это плохо?
- Нет. – сказал Люк, попутно думая о своём. - А ещё о чём ты мечтала?
- Сначала, чтобы стать пилотом, потом, чтобы попасть в «Разбойную эскадрилью», потом чтобы быть с тобой, - она смущённо улыбнулась и взяла его за руку. – Все мои мечты сбылись.
- А сейчас о чём мечтаешь?
- Не знаю… - её никто и не когда об этом не спрашивал. Она, как и все в эскадрилье, жила одним днём. Учебные вылеты, военные вылеты, минуты отдыха и перегруппировки. Ждала вылетов, ждала выходных, ждала вестей о Люке, ждала весёлых посиделок. Иногда писем из дома. Там, откуда она родом, девушки не мечтали о военной карьере, а уж если и мечтали, то забывали о семье и становились изгоями. Девушки из её мира должны были выйти замуж, обустраивать уют, воспитывать детей и служить мужу, не поднимая головы. Она с детства была другой. Дралась с мальчишками, ругалась с родителями, ненавидела сверстников и ждала совершеннолетия, чтобы улететь в академию. Родители договорились о её браке прямо в день её рожденья, поэтому ночью Эриси вылезла в окошко, по соседнем деревьям перебралась со двора и улетела на отцовском спидоре, украв у родителей все с сбереженья. Академия перевернула её жизнь: она нашла тех, кто поддерживал её, но все пророчили ей должность связистки или оператора в штабе. Но однажды сев за штурвал истребителя, упрямая Малер отказалась с него выбираться. Легенда о Явинском стрелке застала её на третьем курсе. С четвертого она сбежала, чтобы попасть к повстанцам. Следующая её мечта была попасть в «Разбойный эскадрон». Она хорошо летала, но командиры не хотели брать к себе в крыло хрупкую девушку со взбалмошным характером. Их капризы были не долгими. Лётчики умирали пачками, и кого-то надо было брать на замену. И уже выбирали по таланту. И Антилисс выбрал её в своё элитное звено, только после этого она впервые написала сообщение домой. Дома думали, что она одумается и вернётся. Но Эриси уже давно знала, что нет, она никогда туда не вернётся. Ни за что на свете, она не променяет свою лётную оранжевую форму на платье и никогда больше не будет носить длинные волосы. Знакомство с самим Люком Скайоукером, с легендой Явина, с джедаем и просто красавцем, потрясло её. Она влюбилась с первого взгляда. И думать не могла, что когда-нибудь будет идти с ним по коридору и вот так беседовать. А уж спрашивать про её мечты…
- Подумай. Я улетаю в столицу.
- Ты же только что прилетел!
- Так надо. – Просто ответил он, не став посвящать в его опасный план.
- На «Исполнитель» ты зачем летал?
- С отцом поговорить.
- А по голосвязи вы не общаетесь?
- Иногда, - пожал плечами Люк, посмотрев на заинтересованные глаза Эриси, продолжил: – У Леи получается говорить о личном через связи, а у меня нет. Мне нужно его видеть и чувствовать рядом, чтобы понимать его ответы. – Им надо как-то выстраивать личные взаимоотношения, считал Люк. - К тому же некоторые вопросы Сиылы лучше один раз показать, чем пытаться объяснить.
- Вы о Силе с ним разговариваете?
- Нет, у нас сложные отношения, касательно Силы.
- Он, наверное, тебя очень любит. Тем более, что он из-за тебя Императора предал.
Это было ещё одно потрясение для неё. Для всех тоже. Она не представляла себе, чтобы её отец предал свои традиции и обычаи ради её выбора. Она слышала много слов в свой адрес от родителя, который с младенчества был с ней рядом. А тут… Вейдер, тиран и ситх, самый страшный и жестокий убийца во вселенной предаёт Империю, ради джедая. Она не верила. Никто тогда не верил, кроме самого Люка. И спустя столько лет, это всё равно вызывало некое удивление.
- Да, в это трудно поверить, но Повелитель Тьмы умеет любить. – С мягкой улыбкой ответил Люк.
- Ситхи и джедаи всегда воевали друг с другом. Как вы? – задала она вопрос, который так же не вмещался в её мировоззрение.
- Он мой отец. – Просто ответил Скайоукер. - И мы держим нейтралитет. Поэтому нам надо общаеться лично, чтобы лучше друг друга понимать и принимать.
- Но он же тиран.
- Да, этого у него не отнять.
Эриси подумала и спросила:
- Он сильно на тебя давит?
- Он старается этого не делать, но у него плохо получается.
- Что он хочет?
- Сейчас хочет, чтобы я отправился в академию и прошёл экспресс курс высшего военного командования.
Девушка даже остановилась, и с удивлёнными глазами посмотрела на него:
- И стал адмиралом?
- И мог занимать высшие руководящие военный чины. – Поправил её джедай.
- А ты?
- Это не моё.
- Люк!- вырвалось из неё удивление. - Это же такой шанс! Ты можешь стать адмиралом! Ты же можешь…
- Я много что могу. – Спокойно перебил он. Но девушка не уловила его нежелание говорить об этом:
- На это обучение отправляют только избранных…
- Мне хватает быть избранным Силой.
- Почемy ты не хочешь? – настаивала Эриси.
- Это не моё.
- Ты прекрасный командир, лучший из всех. – Со свойственной ей страстностью начала уговаривать его девушка. - Ты смог бы зажать хапанцев.
- Зажать хапанцев могут и сейчас. Нет приказа.
- И ты при своих связах мог бы его добиться и прекратить войну!
- Твои рассуждения бы очень понравились моему отцу, - он нежно поцеловал её в лоб, утомляясь от разговора, - но не всё так просто. Я не знаю, когда я вернусь, и если пропаду со связи, не переживай. Все сообщения отправляй на Р2. Он всегда со мной.
Он обнял её, нежно поцеловав, и вернулся в ангар, к истребителю. Было бы лучше, если бы он летел на своём новом, но что есть, то есть. Ему ещё нужно переговорить с Леей, и отписаться матери. В нём поднимался азарт. Он уже хотел поскорее приступить к поискам.

***
Она должна стать железной, убеждала себя Пуджа Наберри, выходя из карцера, после очередного провала. Излишние переживания ни к чему, но каждая её не удача била прямо в грудную клетку, разрывая всё внутри. Тётя говорила ей, что нужно ситуацию воспринимать данностью, не винить и не переживать, что так случилось. Надо просто воспринимать, что есть и работать уже с тем над будующим. Пуджа старалась думать, как велела тётя, но не могла так чувствовать.
Пару месяце назад у неё произошёл срыв, о котором знала только её мама. Пуджа впервые вышла с ней на связь глубокой ночью, вся в слезах, со словами: Я не могу успокоиться. Сола долго слушала свою дочь, пытаясь понять, что случилось, и в итоге ответила: «Это война. Теперь – эта война твоя, и если ты решила биться, то дерись до конца». Пуджа вытерла слёзы, и осознав, что только по этому принципу жили и её тётя, и её сестра. На утро дипломат Союза, Пуджа Наберри в первые нашла общий язык с одной из командиров хапанцев.
Благодаря расчётам Амидалы, они могли работать на опережение. Но не всегда эффективно. Ситуация внутри хапанского сектора стала меняться, это стало заметно по их нападениям, по работе их командования. Женщины стали выходить на диалог. У неё получилось собрать некоторые сведенья, которые она тут же передала директору Кракену для подтверждения. Спустя пару месяцев, она столкнулась с Калюнэй Глах. Хапанка высокого рода, активиста и представитель пятой звёздной системы Хэпа - Андария. Калюнэй сама вышла на сенатора Наберри, поэтому сдалась в плен и впервые за конфликт запросила дипломата Союза. Наберри не могла упустить такой шанс. В Хэйпе шестьдесят три звёздных системы, и если получится наладить отношения хотя бы с одной, остальные могут последовать примеру. Разногласия и смута, которые сейчас происходит внутри сектора, будут им играть на пользу.

***
Малый Совет Новой Республики собрали глубокой ночью. Канцлер на ходу поправляла причёску, заходя в лифт, чтобы встретиться с принцессой Леей, которая так же в спешке разглаживала длинное платье. Лея Органа Соло поприветствовала канцлера, но ничего спрашивать не стала, уже понимая, что совет собрал Кракен.
Когда они зашли в зал, мужчины уже были по местам.
- Докладывайте, - велела канцлер
- Объединение из тридцати звёздных систем Хэйпа обвинили королеву мать в несознательности и затребовали снять корону. Чумэ велела собрать собрание, на котором убила всех представителей взбунтовавшихся систем. Наша разведка доносит о начавшемся сражении в секторе Дрина.
- Наши источники подтверждают о начале гражданской войны внутри хапанского сектора, - произнесла дипломат Наберри, присутствующая через голосвязь.
- Вы пытались связаться с представителями королевы? – спросила канцлер, обращаясь к дипломату.
- Да, я лично разговаривала с королевой-матерью. Она утверждает, что «внутренние мелкие конфликты не уберегут нас от гнева Великого Хэйпа» и требует вернуть ей сына. Это, как и прежде, единственное их условие.
- Какие её шансы удержать власть в своих руках?
- Слишком мало данных, - опустил голову Айран Кракен. – Не возьмусь прогнозировать.
- Хапанцы консервативны, это первый их крупный конфликт за сотни лет, - произнёс Додона. – Если королева вернёт наследника живым, тогда она сможет выбрать в жёны ему одну из дочерей противостоящей стороны и конфликт будет улажен.
- Найти бы ещё этого принца. – Проговорил Мадина.
- Генерал Соло подключил сторонние организации для помощи в поисках принца, - сказала принцесса Лея, - также Люк в своих изысканьях нашёл древний джедайский способ поиска, и прикладывает все усилия, чтобы найти принца.
- Джедайские фокусы… - вырвалось у генерала Мадины,
- всегда были кстати, - закончил за него Риекан.
- Какая реакция Вейдера?
- Никакой, - ответил директор разведки. – Адмирал Траун заверяет нас, что их это не интересует.
- Принцесса? – канцлер посмотрела на Лею.
- В работе Союза не было нестандартных ситуаций, ничего не говорит об их вмешательстве или их участии.
Канцлер обвела всех присутствующих взглядом:
- Нам нельзя расслабляться. Нападения с Хэйпа продолжатся. Необходимо приложить все усилия и ресурсы для поиска принца. И не спускайте глаза с сил Серого флота. Дипломат Наберри, держите нас в курсе всех продуктивных переговоров с хапанцами. Мне сообщать о любых сведеньях с их территорий, даже не подтверждённых и малозначительных.

Принцесса Органа Соло внимательно посмотрела на канцлера и перевела взгляд на сестру.

***
- И что это означает? – взмахнула руками Пуджа, уже будучи голоизображением в кабинете Леи.
- Что она не знает, что делать, - спокойно ответила Лея. Если бы сестра сидела напротив неё на стуле, а не за сотни парсеков, то она бы налила ей вина, или ещё чего покрепче.
- Калюнэй Глах первый свежий вздох с начала этой непроглядной войны.
Лея открыла тумбочку и достала оттуда привезённое Хэном вино.
- У тебя есть, что выпить?
Пуджа растерялась, она замотала головой, пытаясь найти в своей комнате что-то.
- Кажется, что-то дарили. Не знаю.
- Доставай. – Велела Органа.
- Я есть-то толком не могу, не то чтобы пить! – пожаловалась сестра.
- Понимаю, - кивнула опытная Лея, и налила себе вина, - но порой надо. Ты слишком напряжена.
Пуджа внимательно посмотрела на принцессу. Эта Лея всегда была, как стальная струна, всегда резкая и агрессивная, а Пуджа смотрела на всё со стороны, ища в ситуации интересное, а в мире забавное. Но сейчас, когда Пуджа на передовой, а Лея в безопасности, в столице, они поменялись ролями. Наберри ещё раз внимательно посмотрела на сестру и решила, что у неё в данной ситуации опыта больше.
- Подожди.
Не выключая голосвязи, сенатор вызвала по связи телохранителя. Лея улыбнулась, услышав, как всегда уверенная и непосредственная Наберри, стесняясь и робея, спросила у телохранителя про алкоголь. Как тот ей, так же робея, ответил и обещал принести через пару минут.
Пуджа явно выключила звук, вероятнее всего, когда пришёл телохранитель. Лея уже пригубило вино, терпкое и сухое. Прям то, что она любила в последнее время. Хэн всегда безошибочно угадывал её пожелания. Надо будет ему отписать свои благодарности.
- Теперь у меня есть… - появился звук у голоизображения Пуджи, крутящей бутылку вина в руках, - Мениян Номос, мускатное белое вино…
- Наливай, не думай.
- Принцесса, я вас не узнаю,- честно призналась Наберри, но вина себе налила. Посмотрела напиток на просвет.
- Ты с нами никогда не пила, - улыбнулась Лея, продолжая наслаждаться вкусом напитка.
- В будущем постараюсь исправиться, - ответила Пуджа и пригубила напиток, - мне завтра будет плохо.
- Тебе точно будет плохо, если ты не научишься расслабляться.
- Я не представляю, как можно расслабляться в такой ситуации.
- Я тоже не знала и не умела, - призналась Лея, подумав, добавила, - если ты пообещаешь не соблазнять моего мужа, то я тебя как-нибудь Хэна с Люком командирую с парой бутылочек прекрасного сухого вина.
- Оу… - протянула Пуджа, оценив, - это так мило с твоей стороны. Они вдвоём мечта любой девушки, только вот Люк мой брат, а Соло женат на моей сестре.
- Ты хорошо справляешься в данной ситуации, - решила всё же перейти на рабочие темы, Лея. Пуджа иронично улыбнулась на комплимент:
- Спасибо тебе Лея за поддержку, но справляюсь – это слово сейчас не сильно применимо к моей работе без частицы «не». Если бы не появление Калюнэй Глах, то всю мою работу можно было бы назвать провалом!
- Ты слишком критична к себе.
- Ты или Падме справились бы куда лучше, - Пуджа сделала ещё один гладок, кажется, её стало отпускать.
- Ты справляешься. Я развязала эту войну, а мама … - Лея посмотрела на бокал у себя в руках, - я не знаю, где она сейчас и чем занимается. Меня к хапанскому конфликту и на тысячу парсеков не подпустят.
- Она стабильно отвечает на мои сообщения, - сообщила Пуджа о переписке с тётей, - на связь она не выходит.
- Я тоже получаю от неё письма, но только по рабочим моментам. Она ушла подумать.
- Надолго?
- Не знаю.
- Ты говорила, что Люк улетел на поиск...
- Да, он нашёл какой-то древний метод медитации, что позволит ему взять след и проследить за принцем… Это сложно объяснить, я сама до конца не поняла. Отец против, чтобы он пробовал этот метод, опасается за него.
- Сильно?
- Очень. Даже выслал мне ряд рекомендаций и методик. Если с Люком что-то случится.
- Я надеюсь, что Люк найдёт принца и вернётся с ним живым и здоровым.
- Я тоже надеюсь. Мы уже задействовали все возможные и невозможные способы.
- А Хэн где?
- Он на другом конце галактики торгуется с очередными преступниками, чтобы те перерыли всю галактику и нашли Изольдера.
- У тебя золотые мужчины. Чтобы Новая республика без них делала?
- Без них, её бы не было, – улыбнулась Лея. – А я бы была мертва. Или с ума сошла от переработки.
- Это, похоже, семейное. – Заметила сестра.
- Да, поэтому ты пей-пей. – Посоветовала ей принцесса,
- Ты говоришь, как моя мама! – Возмутилась Наберри.
- Тётя Соло – великолепная женщина. – Сказала Лея, вспоминая встречу с этой очень яркой и тёплой набуанкой. - После нашего знакомства, я поняла, почему мама так переживала, расставание с ней.
- Они очень близки.
- Я хочу, чтобы ты выдохнула и расслабилась.- вернулась к теме старший дипломат «Союза».
- Лея, тут каждый день…
- Переговоры, военные конфликты, стрельба, смерть, и упрямые хапанки. – продолжила за неё принцесса, которая больше десяти лет жила в таком ритме. - Тебе нужен надёжный мужчина рядом.
- В твоих словах есть смысл, но у меня в голове постоянно крутятся разговор, их данные, даже снятся мёртвые хапанки! – Пожаловалась Пуджа, зная, что никто её не поймёт, кроме Леи.
- У меня пару лет была бессонница, - в свою очередь призналась стальная принцесса Органа, - которую мама лечила своим вкусным чаем. И только с появление Хэна она прошла. Работать на войне не возможно, Пуджа. В войне надо жить, в противном случае ты сойдёшь с ума. А если ты примешь это, как часть жизни, у тебя внутри появится место для других эмоций, кроме как страха, волнения, боли и растерянности. Ты начнёшь дышать легче.
- Лея, я понимаю, что ты выросла в войне, но она не часть жизни. Она…
- Ещё одно её проявление. И всё. Как и смерть.
- Но смерть мы не можем победить, а войну можем.
- Поэтому мы прилагаем максимум усилий, чтобы её прекратить.- стояла на своём Лея, - Так же, как и залечить раны у умирающего. Но война часть жизни.
- Я подумаю об этом. – Встала в защиту Наберри, маскируя позицию компромиссом. Но Лея чувствовала, что не донесла до сестры:
- Пуджа, я вижу, что с тобой происходит. Вблизи ты пока не видишь результаты своих трудов, но это только пока. Твой вклад в урегулирование этого конфликта неоценим. Но если ты не поменяешь своё отношение к данной ситуации, ты выгоришь. А я, хоть и исполняющая обязанности старшего дипломата «Союза», но не могу позволить потерять такого специалиста, как ты.
- К чему ты ведёшь? – напряглась всем телом сенатор.
- К тому, что если твоё состояние не изменится, я тебя отзову. – Она постаралась произнести это мягко, без агрессии, но прозвучало это как удар, к которому Пуджа не была готова.
- Ты этого не сделаешь. – Растерялась Наберри.
- Пуджа…
- Лея, ты сама была в таком положении! Ты не можешь…
- Нет, Пуджа, я была не одна. – Лея встала со своего места. Ей тоже не хотелось причинять боль двоюродной сестре, но эта было необходимо. - Со мной с первой звезды Смерти всегда рядом был Хэн с Чуи или Люк. У меня за спиной всегда была мама...
- Она и меня сейчас направляет. – перебила Пуджа, считая тётю весомым аргументом.
- Возможно физически тебя охраняют, но морально ты одна.
- Это не так. У меня есть ты, мама, тетя Падме…
- В войне рядом с тобой должен быть мужчина, который вытащит тебя с уже полностью эвакуированной базы. Который не выпустит тебя под обстрел противника, который наорёт на тебя за излишнюю отвагу…
- Терпеть не могу, когда на меня орут. – Попыталась сгладить ситуация дипломат.
- Я тоже. – Остудила свой напор Лея. - Но иногда это надо.
- Я справлюсь.
- Знаю. Но какой ценной?

***
Она хотела поговорить с Леей, думала, что ей полегчает, что сестра поможет помочь разобраться, но стало ещё хуже. Заявление Леи, что если будет так продолжаться её отзовут, стало потрясением для неё. Захотелось заплакать. Или чтобы обняли. Может, она и вправду права:
- Расам, - позвала она в приёмник своего телохранителя, - можешь зайти ко мне.
- Конечно, госпожа.


***
Отодвигая все сомнения, он глубоко вздохнул, погружаясь в потоки Силы. Раньше он не делал так, никогда не делил потоки, их плотность, структуру, саму суть Великой Силы, которая обволакивала и объединяла, творила и являлась. Он никогда раньше не видел Силу такой. Это пугало и вдохновляло. Потребовалось какое-то время, чтобы привести мысли в порядок, чтобы унять радужные эмоции в груди, он ищет принца. Только принца. Только это его сейчас интересует. Мир начал изменяться и переливаться, сужаться. В комнате замелькали полутени: те, кто тут был раньше, Люк тянул за нить, за одну конкретную нить ища… он не знал, как это должно было выглядеть, но когда увидел красный силуэт высокого мужчины, понял, что нашёл. Он нашёл в нитях Силы то время, когда принц лёг спать…


--------------------
"Ели у вас нет ног - бегите...
Если у вас нет надежды - творите..."
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Ариша
сообщение 7 Сентябрь 2019, 22:43
Сообщение #791



Иконка группы

Группа: Бывалый
Сообщений: 1291
Регистрация: 8 Май 2011
Из: Челябинск
Пользователь №: 8905



3 глава

Смерть Джаббы стала для него знаком к действию, и Тэлон Каррде взялся за дело всерьёз. Возить контрабанду спайса или оружия он считал ниже своего достоинства, а вот информация. Информация всегда была интереснее, ведь именно она правит галактикой. И что бы не говорила его нынешняя помощница, он был уверен в своём решении.
- Если Вейдер в курсе, а это скорее всего так, то Траун убьёт тебя, чтобы замести следы, - заявила рыжая, выключая инфокристалл, - а в том, что ситх не знает об этом, я сильно сомневаюсь.
- Сомнения в нашем деле, дорогая Мара, должны быть подкреплены данными, - ответил Коготь, откидываясь на спинку кресла, - а они у вас есть?
Откуда у неё подтвержденные знания о Вейдере? Если бы, как и раньше, она была его секретарём, то смогла бы достать, но так у неё были лишь опыт и чутьё. Акцент она решила сделать на последнем:
- У меня есть интуиция, которая ни разу меня не подводила.
- К сожалению, моя дорогая, этого недостаточно в нашем деле.
Мара наклонилась поближе и посмотрела прямо в глаза начальнику:
- Между Вейдером и Трауном весьма доверительные отношения, можно даже сказать, дружеские, если это возможно для ситха. Чисс не будет ими понапрасну рисковать.
- Чисс больше всего получил с конфликта с Хэйпом. – По-прежнему стоял на своём Каррде, - ему развязали руки по всем фронтам внешней работы Серого Флота. Беря в учёт индивидуальные особенности Трауна и его амбиции, такой шаг за спиной Лорда весьма логичен.
Мара выдержала ещё секунду, разглядывая уверенное лицо Тэлона, и так же откинулась на спинку кресла. Попросту теряет время и силы, - резюмировала она, и закрыла для себя эту тему, пытаясь угомонить головную боль. Коготь достаточно давно в деле и весьма хорошо с ним справлялся, и то, что он нарыл компромат на чисса, только наглядно демонстрировало его профессионализма. Но вот такие глупости, по мнению Мары, могли стоить Тэлону жизни.
Получив желаемое, Коготь отстранил её от этого дела, и передал в руководство ещё ряд других крупных заказов. Джейд собрала сумку и улетела на переговоры, зная, что Коготь уже вышел на Дигрони.

***
Вести сына было тяжело. Его постоянно мучила мигрень. Мальчик, конечно, просил быть просто «маяком», но Вейдер не мог отпустить Люка, не держать его в своём поле ощущений. Транс «Атлика-така» требовал колоссальный объём энергии, как своей собственной, таки и поток пропускаемой Силы. Насколько это повредит молодому организму, он ещё не представлял, но он сам, со своим увечьями, даже бы и не рискнул, понимая, что это прямой путь к гибели. Хотя то, что происходило на «Затмении» тоже было несовместимо с его здоровьем. Но он выжил. Как? Очень сложный вопрос, к которому он не раз возвращался, стараясь реально оценить свои силы. Сейчас, наблюдая за сыном в Силе, за его двоящимся сиянием, которое растекалось через звёздные системы, он так же спрашивал себя: насколько хватит его самого? Насколько силён сын? Где та грань, за которой они оба не смогут вернуться?
Только под натиском Силы, обстоятельств, событий и собственных амбиций, открываются реальные возможности одарённого, но где этот рубеж?
Он смотрел на сияние Люка и понимал: нет, его рубеж ещё далёк. Сын может больше и это не то испытание, которое он не сможет преодолеть. С каждым часом в медитации его сияние становилось всё размеренней и ровней. Рисунок в Силе усложнялся, открывая потенциал мальчика. Он станет великим. Хотя, отец усмехнулся, он уже велик. Никто в Старом Ордене даже и не помыслил использовать такие методы, никто даже не рискнул бы предположить, что сможет вытянуть такое. Да, никто из тех джедаев и не вытянул бы. А Люк может и тянет. Сейчас для Вейдера уже неважно, что найдёт сын, не имело значения выполнение задачи, он уже был уверен. Сын выйдет из медитации, а Р2 его подстрахует в реальности.
Самому было тяжело и боль отдавалась во всей голове от наблюдения и работы в прежнем объеме.
Ему нужен отдых, но после того, как сын вернётся.

***
Римус Дигрони уже полтора года возглавлял отдел статс-секретаря, но получив данные от разведки, пожалел, что нет самого статс-секретаря и с этим ему придётся идти к Лорду самому. В такие моменты ему не хватало рыжей начальницы, которая мастерски умела преподносить любую информацию ситху, не вызвав у него приступ ярости, который отражался во всём пространстве вокруг него.

***
Экстренный сигнал от Когтя она получила на выходе из гиперпражка. Ей пришлось отменить все встречи и возвращаться обратно. Ведь знала, что так будет. Чувство дежавю преследовала с того момента, как Соло ступил на платформу базы. Она уже всё знала…

***
Человек напротив старался держаться достойно. Старался, очень, но у него это не получалось. Он думал, что будет работать с разведслужбой Серого Флота, а не с самим Лордом Серого Флота, но Сила его не услышала. Повелитель Тьмы прямо смотрел на худощавого мужчину, нет, он хотел работать с ним на прямую.
Глупость какая.
Вейдер не любил торгашей. Никогда не любил, и данные в его руке скорее раздражали, чем интересовали.
Ситх демонстративно смял инфо-кристалл и растворил его в пыли, дёргая за нити Силы. Глаза собеседника увеличились и паника тонким ароматом раскрылась в Силе. «Зачем он сюда прилетел? - внезапно спросил сам себя последний Владыка Ситхов, - за этим?» Когда то ему доставляло удовольствие внушать ужас и страх в разумные существа, но эти времена давно прошли. Ему нужно было размяться, поэтому он, покинув «Исполнитель», прилетел сюда?
- Милорд, - обратился к нему адъютант, - мы засекли гражданскую яхту, она просит разрешение на посадку.
«Вот и ответ», - решил Лорд:
- Разрешите.
- Возможно, эта моя помощница, - постарался выйти из неудобного положения контрабандист, пытаясь любезно улыбнуться.
- Так, которая помогла свести эти данные? – ухмыльнулся ситх, от чего собеседнику стало легче.
- Да, она очень талантлива.
Повелитель Тьмы не продолжил разговор, замерев статуей посреди кабинета, разбавляя давящую тишину своим дыханием. Никому говорить не хотелось, когда Лорд Серого Флота не хотел его слушать.
Невысокую девушку сопровождала пара легионеров, когда она вошла в кабинет. На её месте Тэлон был бы более напряжён, но помощница была спокойна, казалось, что всю дорогу с платформы до его кабинета, она беседовала с конвоирами... Он не знал, что это так и было.
Хрупкая девушка встала напротив Повелителя Тьмы, по военной привычке заложив руки за спину.
- Скучно у вас тут, - прогремел механический бас ситха.
- Есть такое, - отозвалась Джейд, чувствуя, как внутри выпрямляется будто стержень. Спина расправилась, подбородок сам приподнялся. Внутри растеклась Сила, выставляя щиты против подавляющей и гнетущей ауры Владыки Ситхов. Она была рада его видеть.
Он смотрел прямо в неё, в переливистое сияние Силы, со сложным рисунком и витиеватыми линиями.
«Отдохнула?»
«Да.»
- Через час за тобой спустится шаттл, - сказал Лорд, направляясь к выходу.
- Я хочу увеличения зарплаты, - осталась на месте рыжая. Ситх небрежно махнул рукой. - И нормированные выходные.
- По обстоятельствам, - уже уходя, прогремел он механическим басом.
Мара тяжело вздохнула, понимая, что выходных ей не ждать.

-Я понимаю, ты подаёшь на увольнение, - сглотнув горькую слюну, произнёс Каррде, которого она только сейчас заметила.
- Правильно понимаешь, Коготь, - кивнула Мара, - Позаботься о своей безопасности.
- Не волнуйся, этот урок я усвоил.- Принял своё поражение Тэлон.
- И рассчитай меня.


***
Подлетая на шаттле к разрушителю, Мара попыталась вспомнить название, но не смогла.
«Это скоро исправят». – С опаской подумала она.
Штурмовики, сопровождающие её с поверхности, сразу же провели до кабинета Ситха. Вейдер ждал её. Она помнила болезненность процедуры, помнила свои опасения за сознание. Страх, что второй раз она может такое не выдержать, подкатил к горлу тошнотой.
Выдержу, отмахнулась девушка и шагнула к двери.
Весь путь до «Исполнителя» она провалялась с головной болью, придя в себя всё в той же каюте вип-класса. Всё, как прежде, было на месте. Мара прошлась по апартаментам, понимая, что здесь никого не было после её ухода.
Она оглянулась: в комнате ничего не поменялось, но изменилась она. Она вздохнула, и начала доставать свои вещи, привезенные с базы.

***
Кабинет Лорда увеличился, отметила Мара, но интерьер был прежнем: огромный иллюминатор за спиной главкома, длинный стол и кресла на двенадцать персон.
-Ты собрала эти данные?
- У Когтя хорошая сеть, - Мара присела на своё прежнее место, по правую руку, - я лишь указала на пробелы и недостающие куски. Это было согласовано на общем совещании?
- Разумеется.
- Зачистить хвосты?
- Это промашка Трауна, у тебя другие задачи.
Мара медленно кивнула, ещё до конца не отойдя от процедуры «разблокирования» памяти. У неё очень много дел, и очень сжатые сроки. Как всегда. Никто ей время на адаптацию не даст. Она активировала список вопросов –– впереди ряд совещаний и встреч.

***
Звезда погасла.
Вейдер поднялся на ноги, расслабляя все свои защитные щиты, растекаясь в Силе, захватывая в себя всю Вселенную, в попытках найти потерянное сияние.


***
«Люк?» - растерялась Лея, закрутила головой, в попытках найти на общем совещании брата. Но его тут нет и быть не может. Принцесса извинилась и вышла из зала, в попытках отыскать родной огонёчек внутри себя.

***
Мара замерла, что-то внутри щёлкнуло, погасло, а через секунду, она почувствовала растекающуюся волну мощи Повелителя Тьмы:
«Люк?» - вибрировала Вселенная в поисках джедая.
Она закрыла глаза, прислушиваясь к Силе.
А в ответ тишина.


***
Тревогу подняла Лея, и Хэн тут же подал запрос о Малыше. Ответа не было.
- Р2 нашли? – влетел генерал Соло в штаб-квартиру к Кракену, где шла работа в штатном режиме. К директору подходили офицеры, передавали информацию и уходили.
- Нет, - ответил за директора офицер, - но сигнал с истребителя коммандера Скайуокера был последний раз зафиксирован с планеты Мараул, в системе Мон-Каламари. – Отчеканил первый помощник, если его правильно распознал Хэн. «Эти разведчики будто все на одно лицо», - его отправил астродройд Р2-Д2.
- Коммандер сам составил период оправки отчёта к этой операции, - не отрываясь от изучения данных, сказал Айрен, - вероятнее всего, он предполагал опасность для себя.
- Он был в какой-то медитации, поэтому полёт и его передвижения отслеживал Р2Д2, - подтвердила Принцесса, привлекая к себе внимание директора,- все службы Серого Флота уже направлены на поиски.
- Местные военные силы Мараул уже так же начали поиски, - вмешался лейтенант, опережая вопрос начальства, - на месте сообщают, идёт сезон штормов и бурь, что сильно затруднит поиски.
- Держите нас в курсе, - сказал Соло, понимая, что дело надо брать в свои руки, – Мы с Чуи вылетаем туда.
- Я с Вами, генерал.
Кракен внимательным взглядом проводил именитую чету, понимая, что может передать это дело под командование Соло.

***
Она старалась сохранять спокойствие, чеканя отчёт:
- На Марауле шторма и бури, коммандера ищут и наши люди и местные военные. Пока ничего.
Лорд Главнокомандующий тоже сохранял титановое спокойствие:
- Продолжайте,
Мара не выдержала:
- Милорд, отправьте меня туда. – уверено заявила она, - Я найду его.
- Ты мне нужна здесь. – Холодно отозвался ситх.
- Милорд, Дигрони справлялся без меня. Они его не найдут.
Её словно ударило щитами истребителя, словно опустили в кипяток, а потом выкинули в открытый космос:
- Отставить, – холодно велел механический голос, и всё прекратилось, остужая её голову.
Джейд кивнула и вышла, пытаясь включиться в работу.

***
«Химера» прибыла согласно расписанию. Лорд Главнокомандующий не стал вызывать министра раньше поставленного времени.
- Вы меня разочаровали, министр, - без приветствия начал ситх.
Рисунок чисса, как всегда, не отображал ничего. Гранд-адмирал прямо смотрел на начальство, ожидая продолжения.
Вейдер не стал тянуть, зная, что подобные манёвры бесполезны против Трауна.
Перед министром вспыхнуло откопированное изображение данных Коррде.
- Проиграть такой девушке, как Мара Джейд, даже не позорно. – Попытался уйти в защиту министр.
- Вас вычислили, Траун, - жёстко указал на промах главком, не намереваясь слушать оправдания, - без всей нашей разведки, разведки Республики и связей ботанов.
Оценив тон и реакцию Лорда, чисс ответил:
- Признаю свой просчёт.
- Разберитесь со всем этим, - велел Лорд, - и так, чтобы я больше никогда не слышал. Если хоть кусочек этого попадёт к республиканцам и на меня лягут подозрения… Пойдёте под трибунал.
- Милорд, разрешите получить Джейд в своё ведомство.
- Нет.
Ситх был не в духе, но Трауна это не интересовало, он уже вёл анализ своего промаха:
- Я могу хотя бы с ней переговорить?
- Она восстановлена в должности статс-секретаря.

***
Сосредоточиться на поставленных задачах было тяжело. Имена, должности, звания, сфера ответственности, суть проблемы, вопросы, дополнительные данные. Она убеждала себя, что ничего, по чуть-чуть, понемногу, шаг за шагом, она вникнет в работу и …
Постоянно запрашивала сведения с поисков Скайуокера.
Со столицы вылетел «Тысячелетний Сокол» с Соло и Органой. Только после этого, она смогла ненадолго выдохнуть, понимая, что Соло полетит самым коротким путём, а Лея сможет найти Люка. Что у Вейдера всё схвачено, и её излишняя эмоциональность и внимание к этому дело не нужны. Она в действительности была нужна здесь.
Структура Серого Флота была сильно сложнее того, с чем раньше работала Джейд. Во времена Союза, они с Пиеттом пытались заткнуть собой все дыры, образующиеся в работе непонятной военной организации во главе с ситхом. Сейчас же Вейдер смог выстроить структуру со своими огромными кабинетами и органами власти, с ответственными лицами и разделениями обязанностей. Теперь и у неё целый кабинет, а не она одна с двумя помощниками. Стало легче и тяжелей одновременно. Сейчас ей надо было полагаться на данные и проверку информации людей, которых набирала не она, а Дигрони. Глава отдела статс-секретаря встречал самого статс-секретаря с распростёртыми объятьями и с широкой улыбкой на лице. Мара не думала, что ей кто-то так будет рад. Но глава отдела с радостью перекинул на неё все самые проблемные задачи и с удовольствием подключился к адаптации руководства.
Через час, как она вышла на работу, ей пришло поздравительное письмо от министра обороны с приглашением выпить. Мара улыбнулась сообщению и отписала Пиетту всю правду, которая заключалась в том, что она вряд ли ляжет спать в ближайшие трое суток, а уж выпить сможет не в этом месяце. Через четыре часа, ей сообщили, что министр обороны ждёт её на плановое совещание, на следующей неделе.
- Если я выживу, обязательно, - ответила Джейд и открыла очередную вкладку на деке.


***
На центральном мониторе «Сокола» разлился океан. Сотни военных в костюмах и мон-каламари с нашивками своих войск прочесывали дно. Лея с Чуббакой остались на корабле, внимательно сканируя и рассматривая каждый сантиметр пространства, в то время как Хэн сам спустился в воду.
Сидя в кресле, Лея бездумно смотрела на данные поисков, на изображения на мониторе, чувствуя, как за бортом бушует стихия. Местные говорили, эта буря закончится через месяца два, а может и три. Мон-каламари такие стихийные бедствия не беспокоили. Они привыкли. А Лея не могла привыкнуть к пустоте где-то очень глубоко внутри неё. Она чувствовала присутствие отца в Силе, так, словно он сидел рядом с ней, словно был за бортом с бурей, и на дне океана он тоже был. Повелитель Тьмы, будучи на «Исполнителе», в глубоком космосе, непрерывно наблюдал за поисками. Это должно было её успокоить, но нет, не успокаивало. Она не одна, но внутри было пусто.
«Мы его потеряли» - свербело внутри, а она отмахивалась от этой мысли.
Чуи громко взвыл, привлекая её внимание:
- Они что-то нашли?
Вуки замотал головой, увеличивая изображение: на дне, из песка откапывали что-то железное, формы астодройда.
- Это Р2, - услышала она возглас Хэна, увидев голубые планки дройда.
- На нём есть повреждения?
- Его герметичность нарушена?
- Не установлено.
- Он выключен.
- Поднимайте его!
- Продолжаем поиски!
- Золотая моя, - услышала она по личному сигналу хриплый голос Хэна, - рано расстраиваться.

***
Отчёт написан дочерью, сухой, конкретный с доказательствами. Падме закрыла руками лицо, не в силах сдержать слёз. Она была одна на корабле, не от кого прятаться и скрываться.
На дне океана, перебрав весь песок и притоки, поисковая группа Союза, во главе с генералом Соло нашла обломки истребителя T-70 «X-wing», чёрный ящик, астродройда с остатками встроенного передатчика, с несколькими волокнами искусственной кожи. Астродройдом ещё занимались механики, эксперты уже взломали данные с истребителя, который попал в шторм и, судя по показаниям, под удар молнии, что выключило систему электроснабжения истребителя.

- Не говорите мне, что Малыш попал под молнию, не смог справиться с управлением?! –громко возмущался генерала Соло.
- Его не было там, - тихо, спокойно сказала Лея, находясь в прострации. – Корабль пилотировал Р2, которого тоже зацепило ударом.
- Р2 линкоры угонял! – Исходил возмущением Хэн, - И где был Малыш, по-твоему?
- В медитации… - сглотнула Лея, – физически, он был в крестокрыле, но сознанием в прошлом. Отец говорил…
- Что он говорил?
- Что это очень опасно, но Люк его не послушал…
- Я пока не увижу тело, не поверю, - вспылил генерал, хватая скафандр,
- Генерал, - остановил его офицер мон-каламари, - за шесть суток тело могли съесть рыбы. От него ничего не осталось.
- У вас там рыбы и кости грызут?
- Конечно, генерал.
- Значит, я найду эту рыбу, вытащу у неё из брюха останки Люка и после подтверждения генетической экспертизы, мы закончим поиски. – Генерал надел скафандр и рукой указал всем на выход.

***
Прочитав отчёт с места поисков, она закрыла его и забыла. Только через двенадцать часов, зайдя в свою каюту, сев в угол около иллюминатора, там, где всегда сидел он, медитируя, она открыла его заново.
«Глупо», - горько отметила Мара, нервно проводя рукой по волосам. Это было очень глупо и правдоподобно. Лучший пилот галактики погиб в морском шторме. Скайуокер посягнул на очень сложную методику медитации и погиб от удара молнии?
«Иронично» - подумала она, понимая, что по щекам текут слёзы.

***
Двадцатые сутки, «Тысячелетний сокол» висел над бушующим океаном, попусту прожигая топливо, в то время, пока все поисковые отряды в сотый раз перебирали морской мир океана по атомам. Упрямство генерала Соло было неисчерпаемо, как и её бездействие. Кракен пытался отозвать генерала и даже пытался просить её угомонить супруга, но Лея ничего не делала. А Соло не подчинялся ведомству Кракена. Почему генерал разведки и службы безопасности не отозвал все свои силы, Лея не знала. И ей было это неинтересно. Абсолютно. Она сидела в капитанском кресле и наблюдала, как под водой работают мужчины. «Впустую тратя время и ресурсы – эхом в её голове отозвались слова разведчика. Она сама ничего не делала. Чуи следил за кораблём, за её питанием, за поисками, за Хэном, который всё же выбившийся из сил, возвращался на борт, чтобы перекусить и немного поспать. Спал он, как и она, в пилотном кресле. Молча. Он приходил, падал в кресло Чуи, говорил, чтобы она не расстраивалась, и закрывал глаза. Лея, сидя в его кресле, смотрела, как он беспокойно спит, иногда гладя. Через пару часов он подскакивал с криком: «не останавливать поиски», вставал, умывался, что-то пил, надевал скафандр и возвращался в океан.
- Что-то его заносит, - прокомментировала Лея, когда ушёл Хэн и на его место сел Чуи.
Вуки посмотрел на неё, и протяжно рыкнул:
- Не может смириться… тоскует… - поняла Лея.
Это был их единственный диалог в эти сутки. Она уже не чувствовала присутствия отца. Он закрылся в себе, сияя тёмным солнцем в Силе. Лея уже получила соболезнования от Мон Мотмы, и уже понимала, что надо вставать и прекращать всё это.
- Хэн, - позвала она мужа, когда он очередной раз вскочил с кресла, после беспокойного сна.
- Да, принцесса, - оглянулся он на неё: бледный, похудевший, заросший щетиной, с впалыми глазами и белыми висками.
- С Корусанта пришёл официальный запрос о подтверждение гибели коммандера. – Спокойно, как можно аккуратней произнесла она, стараясь вложить в голос тепло и нежность, - ты генерал Союза в этом квадрате. Нужна твоя подпись.
Глубоко вздохнув, он что-то хотел сказать, даже выпалить, но с размаху плюхнулся в кресло, пытаясь выдохнуть, пытаясь остановиться. Лея аккуратно перелезла ему на колени, обняв мужа, стараясь поделиться своим теплом.
- Я не могу… - уткнувшись ей в плечо, выдохнул он.
- Надо, любимый.


***
- Иррациональность человеческой расы, в таких проявлениях, как генерал Соло, меня забавляет, - произнёс чисс, рассматривая записи с поисков.
- Горячая голова, - отозвался Вейдер, расслабляясь в своём кресле, - сколько раз в карбонит не суй, всё никак остыть не может.
- Это свойственно его народности. – сказал Траун, - А чрезмерная эмоциональность в купе с талантом и навыками в определённых ситуациях и выделяют его на общем фоне.
- Да, и она же не даёт ему двигаться дальше. – Главком пересматривал данные поисков, делая себе пометки, - Он слишком непредсказуемый и дурной.
Чисс наклонил голову, что выражало его интерес. Вероятнее всего, вызванный характеристикой Лорда.
- Дурной, – протянул Траун, пытаясь распознать слово. – Вы не пытались его вербовать?
- Зачем? – вопрос отвлёк Вейдера от своих мыслей,
- Для дальнейшего использования в когнитивных ситуациях.
- От него толку больше рядом с Леей.
- Его эффективность повысится под вашим командованием. – Продолжал настаивать на своём гранд-адмирал.
- Звания генерала, при его этических ценностях, достаточно.
- Такой ресурс надо развивать, и этические ценности поднимать, особенно беря в учёт ваше нынешнее родство.
У Трауна была пара минусов, и один из них - неумение понимать, когда Вейдер хочет закрыть тему. Главком оправил пару приказов и мыслями вернулся к министру:
- В качестве телохранителя дочери, он меня устраивает и сейчас.
- Ваши суждения в отношение такого нераскрытого ресурса, как генерал Соло, крайне предвзяты и скудны. – Проговорил Траун, подбирая слова, - Сравнимы с суждениями Новой Республики. Как бы меня это не печалило.
- Найдите себе другого подопытного, министр. – Велел Лорд, понимая на что давит чисс и зачем, - хотя бы на тот период, пока он сохраняет статус моего зятя.

***
Убрав волосы в шишку, и застегнув китель под горло, она решительно зашла в кабинет Лорда. В Сером Флоте ничего не случилось. Работа шла полным ходом. Ежедневные отчёты, встречи, переговоры, консулы, ревизии, поставки, расследования, приёмы на работу, увольнения…
Лорд Главнокомандующий не снижал темпа работы и не собирал специальных совещаний. Хотел ли ситх спрятаться в работе или не мог смириться с мыслью о потере сына, она не знала. Вейдер, как и прежде, держал около себя щит власти и могущества, ни на секунду не подавая даже мысли, что он переживает о случившемся. Она не знала, что скрывает маска и броня этого человека. На последнем совещании ей даже стало казаться, что там и вовсе нет человека. Хотя она лучше других знала, на что ситх был способен ради сына. И она сама взяла деку и пошла к нему:
- Нужна ваша виза, - положила она деку напротив Лорда.
Он легко смахнул деку со стола, расщепляя её Силой:
- Я не буду это подписывать,- ответил он спокойно. Слишком спокойно и отчужденно, так словно это было очередное соглашение Союза, а не разрешение на официальные похороны Люка Скайуокера.
Глубоко вздохнув, Мара приготовилась к бою:
- Милорд…
- Отставить, - велела ей сама Тьма, в одно мгновение заполнив собой кабинет, - свободна, - велело ей пространство. Она закрыла глаза, набираясь сил, пытаясь выстроить щиты, чтобы всё же продолжить…
Он встал и вышел из кабинета.

***
- Как ты? – спросила её мама, протягивая руку через голосвязь, пытаясь погладить.
- Он официально его отец, - с нотками раздражения проговорила принцесса, - это было подтверждено генетической экспертизой и зарегистрировано в личном деле. Он его единственный официальный живой родственник, и согласно конвенции Союза, командующий. Я считаю, мы не можем устраивать похороны без его разрешения.
- Будь снисходительней к нему. Это сильнейший удар для твоего отца.
- Для меня это тоже удар! Для тебя удар! Для Хэна! Но мы все собрались и приняли эту правду, - вскинула руками Лея, - а он даже со мной поговорить не хочет!
- Я сама поговорю с ним, - успокоила всегда сдержанная Дармин Арти, - лично.

***
- Я не верю, что он погиб, - шептал ей в плечо Хэн, - мне кажется, мы совершаем ошибку.
Ей тоже так казалось. Она тоже не хотела верить и… молчала, успокаивая мужа. Она тянулась, глубоко внутри себя ища огонёк Силы, ища яркую звезду, и ничего не находила. А ночью, в бессоннице, она слушала своё сердце. Там, где всегда был второй удар, такой же как её собственный, ей казалось, она чувствовала еле заметную вибрацию.

***
Предвзятость Джейд к этому вопросу его уже начинала утомлять. Но девочка, зная свои границы, вовремя отступила, занявшись работой. После отказа говорить с Леей по голосвязи, явление Падме не удивляло. Для неё время пришлось брать из личного отдыха, что весьма некстати в его нынешнем состоянии.
- Здравствуйте, Милорд, - её приветствие и траурно-чёрный наряд уже говорил за неё.
- Я не буду это обсуждать, - грубо отрезал Вейдер,
- Вам придётся признать правду, - стояла на своём Амидала, прямо смотря ему в глаза. Ему не нравился такой взгляд, её напряжённая спина, покрытая вуалью голова. Она пришла выбить из него разрешение на ритуальное захоронение. Без него, Люк Скайуокер останется пропавшим без вести. А для женщин это хуже, чем штамп «погиб при исполнении». При власти Амидалы и принцессы в Республике, юридически они могут всё что угодно подписать и указать, но принципиально хотели и его вписать в свой придуманный траур. Им нужна семья, поддержка, чтобы все дружно стояли и рыдали. Но ему такого не надо.

Он встал, намереваясь покинуть помещение, но хрупкая женщина в чёрном встала у него на пути.
- Я знаю, Люк был всем для тебя, - не отступив ни на шаг, произнесла Падме.
Это его вывело из себя, мгновенно. Тёмная ярость поднялась из самой глубины, и он махнул рукой, вкладывая всю ярость в удар. Привинченный стол был вырван из пола и швырнут в стену, ломая переборки. Тьма затопила пространство, тугими клубами холода поднимаясь у ног, заставляя шевелиться пологи тяжёлого плаща.
Но она не отступила, по-прежнему стоя на своём.
- Ты не чего не знаешь обо мне, - прогремел холодный космос.
- Р2 получилось восстановить, - резко сменила тему Амидала, заставляя его отступить, - его память откопировали и подтвердили предположение удара молнии.
- Электромагнитный перегруз. – Уточнил Вейдер, который уже читал этот отчёт.
- Дай разрешение на похороны.
- Покажите мне тело.
- Его уже нет.
- Тебе так проще: принять смерть, поплакать, устроить похороны и идти дальше. – внезапно напал Вейдер, ударяя по больным нервам. - Проще! Чем бороться за жизнь!
- Не смей! – вскрикнул она, дрожа от ярости и боли. – Не тебе об этом говорить. И не тебе судить! Ты всю жизнь видел только свои амбиции и собственные желания! Ты уничтожаешь всё на своём пути, и все равно что там горит сзади. Я думала, ты хотя бы на сына стал оглядываться, но вижу, что ошиблась. Подпиши - она достала деку, - и занимайся своими делами дальше! – последние слова Падме будто выплюнула.
Смерив её взглядом, он понял, что в лёгких зажалась боль. Её слова, её мысли и действия, стали ранить не только разум и сердце, но и тело. Ни к чему это.

- Хорони сама своего сына, - сквозь зубы прошипел он, понимая, что окончательно разрушает их отношения, но ему уже было плевать, - я своего похоронить не дам.
Он обошел ее и в несколько громадных шагов пересек кабинет, не видя, как закрылась за ним дверь и женщину в чёрном согнула пополам истерика.

***
В сухих строках следователя Серого Флота было указано, со слов принцессы Органа, в момент происшествия пилот находился в неустановленном трансе…
… Министр внешних дел Серого флота, как и прежде, был ярко синего цвета с красными глазами, от которых Джейд уже успела отвыкнуть. Траун сильно наигранно для чисса, эмоционально чествовал её возвращение. Чисс руководствовался только расчетами и выгодой, она не верила, что могла быть ему настолько полезна.
…Полноценным управлением истребителя в момент происшествия управлял астродройд Р2-Д2…
- Я должен признать своё поражение перед вами, Мара.
- В чём? – девушка вскинула бровь, пытаясь сохранить приветливость, зная, что чисс её лучше любого одаренного эмпата прочтет…
… В ходе перегруза электроволнами неустановленного характера, предполагаемо природного происхождения, в настоящий момент сезона бурь…
- Министр, при всём моём уважении, - ухмыльнулась статс-секретарь, - вы же понимаете, что мои обязанности слишком обширны для этого вопроса. – Про себя, она искренне молилась, чтобы Коготь уже свернул базу на Миркр и свалил, заметая все хвосты.
…астродройд так же был повреждён и не справился с управлением…

***

Тягучая мощь Леи Органы Соло растеклась в пространстве Силы, как только «Тысячелетний Сокол» вышел из гиперпрыжка. Спокойная Сила одарённой вышла наружу, заполняя космос собой. Принцесса спокойно шла по коридорам разрушителя, который стал столицей молодого государства, не скрывая таланта. С точки зрения Повелителя Тьмы, это было красиво. Радужное сияние не Света и не Тьмы, Великой Силы в своём первозданном виде. Он уже стал думать, что его усилия были напрасны, и та стена, что проломил в ней Палпатин, снова выросла под гнетом ответственности и обязанности, но нет, в момент наибольшего сосредоточения, мощь вышла. Против него.

- Не смей так поступать! - Королевская особа ступила в его кабинет, - Ни с ней, ни со мной! Ни с Люком, - громыхала Сила, ведомая Леей Органой Соло. Привычку начинать разговор с порога она взяла от него.
Тьма лениво поднялась, туманом легла вокруг ног, не видя опасности в стихии дочери. Вейдер внимательно наблюдал за рисунком Силы дочери, за своей реакций на её эмоции. Его ментальные щиты были подняты, готовые встретить удар, но опасности он не чувствовал. Хорошо это или плохо?
- Присядьте, Принцесса, - спокойно, даже снисходительно, он провёл рукой, касаясь нитей Силы, отодвигая от своего стола стул.
Лея смерила его взглядом, оценивая ситуацию. Кожей чувствовала: туман Тьмы клубящийся у ног, в любой момент, может подняться мощным щитом против неё. Или даже напасть. Но этого она не боялась.
- Я не понимаю тебя, отец, - будто заглядывая за визоры произнесла строптивая дочь.
- Вряд ли ли когда-нибудь сможешь.
- Давай попробуем. – В наглой манере своего контрабандиста, ответила Лея, и присела на стул. – Почему ты проигнорировал моё прошение связи?
Вейдер хотел вздохнуть, тяжело с раздражением и обреченностью сразу. Очень хотел.
- Потому что мы слишком далеки друг от друга. – Зашёл он издалека, стараясь не вспылить в ответ, - Слишком разные. Мы можем решать вопросы на расстоянии, когда речь идёт о наших прямых взаимоотношениях или политических вопросах. Но не вопросах Силы. Твой брат это отлично понимает. Именно поэтому чтобы поговорить о Силе, он всегда прилетает лично.
О Люке отец говорил в настоящем времени, словно не принимая факт его смерти. Лее стало ещё больней от этого, но она продолжила:
- Я хотела поговорить о смерти брата, - голос дрогнул, выпуская боль, - а не о Силе.
- Я не хочу говорить о смерти там, где её нет. – Ответ прозвучал резко.
- Но она была, даже если ты не хочешь этого видеть.
- Видеть? - переспросил отец, с какой-то странной ноткой усмешки и издевательства, - а ты видела?
- Отец… - Лея вздохнула, набираясь терпения, чтобы продолжить, но он перебил её:
- Ответь! Ты видела смерть Люка?
Лея обречённо помотала головой.
Именно этот аргумент двадцать дней гнал Хэна перебирать песок, именно этот аргумент она крутила в своей голове каждую ночь, каждую свободную минуту, пытаясь угомонить боль внутри.
-Хорошо. – Внезапно отступил он, чтобы тут же пойти в наступление: - Ни тебя, ни меня там не было. Но ты чувствовала смерть в Силе, когда Люк пропал?
Одарённая растерялась, понимая суть вопроса. Что она почувствовала, в тот момент? Как это было?
Она же видела смерть. Она же чувствовала, когда погиб Бейл на Альдеране, она же знала, что её друзей уже нет в живых, хотя в отчётах писалось, что они в плену. Она же знает, что такое Смерть…
- Ответь! – Продолжал давить отец.
- Нет, - её словно ударили чем-то по голове, и сейчас она очень чётко слышала двойной удар в собственном сердце, но, – я не чувствую его в Силе.
- Айсаламири скрывают человека от Силы, и они не единственные в нашей вселенной.
Лея встала, пытаясь осознать слова отца.
- Хороните кого угодно, - уже в спину сказал ситх, - но лучше займитесь делом.


***
Потерянная, как в омуте, Лея вышла из кабинета. Рядом с ней оказалась Джейд. Лея даже взгляд на ней не смогла сосредоточить .
- Принцесса, воды? – предложила рыжая стерва, которая почти два года назад покинула флот.
- Да, - Лея попыталась прийти в себя, – пожалуйста.
Мара почти держала принцессу, которая бесцельно искала, что-то … в Силе... в пространстве…
Джейд чувствовала мощь Органы и её пульсацию, потому и подошла к кабинету, понимая, о чём разговор отца и дочери.
- Что он сказал? – воспользовалась моментом рыжая. Лея повернулась к ней, заглядывая в зеленые глаза, смотря куда-то дальше, возможно, в самую душу. Если у рыжей она была, конечно.
- Ты чувствовала смерть Люка?
Радужная мощь маленькой принцессы сосредоточилась на рыжей, а Мара постаралась вспомнить момент:
- Я почувствовала, как его сияние потухло. Он как исчез. И всё.
Похоже этот ответ удовлетворил принцессу, она допила воду, и кажется собралась. Глубоко вздохнув, Лея выпрямила спину и надела маску политика:
- Спасибо, Мара, - она улыбнулась ей рабочей улыбкой, - прости за неудобства.
Статс-секретарь, тут же отзеркалила рабочее выражение лица и тон:
- Ничего страшного, принцесса Органа. Общение с Лордом часто выбивает из колеи.
- Я теперь Органа Соло, - перевала беседу Лея, - ты немного пропустила.
- Поздравляю. И я запомню.
- Когда ты вернулась во Флот? – улыбка Органы Соло стала чуть заинтересованней. Она хотела спросить «почему», но в сейчас это было не к месту.
- Недавно. Ещё не успела вникнуть во все изменения.
- Тогда не буду тебя задерживать.

***
Джейд села за коммутатор. Что в голове у ситха, она понятия не имела, и что там происходит тоже. Её полностью отстранили от всего, что касается Скайуокера и его пропажи, но просто так сесть и смириться она не могла.
Так: она легко просмотрела данные о всех запросах Органы, теперь уже Органы Соло, на связь с Вейдером, проверила дату прилёта Арти. Сопоставила ремонт в кабинете с ее приездом. Всё упрощало ещё и то, что все переговоры со своими женщинами ситх вёл в рабочем кабинете. А у неё есть доступ к записям. К сожалению, код доступа, который она сейчас вводила в запрашиваемые данные, мог стать последним. Вероятнее всего, не только её возвращение на флот будет коротким, но и жизнь тоже, узнай Вейдер, что она смотрит его разборки с женой.
Встреча была короткой и яркой. Кроме выразительной истерики Вейдера, в которой он выдирает рабочий стол, под которой сгибается титановая Арти, для Мары интересным показалась только одна фраза:
«Электромагнитный перегруз».

***
Прохладная вода, которой её напоила Джейд, была кстати. Погрузившись в свои мысли Лея Органа Соло, не спеша шла по бесконечным коридорам «Исполнителя». Она чувствовала Силу: потоки, людей, их эмоции и мысли, дройдов, весь корабль, как они все переплетаются в рисунок. В рабочий суете столицы северного флота была гармония и покой. Странно ощущать и понимать это.
Она закрылась от всего этого - ей нужно поговорить с мужем. Она шла к докам, где стоял его корабль, пытаясь собраться с духом. С каждым шагом решимость всё росла. Страх дать мнимую надежду. Страх признать, страх взять ответственность, ещё тяготил. Но она уже решила.
Супруг сидел в общем кампусе, лениво листая какие-то новости из столицы. По выражению лица было ясно, что от этого дела его воротит, а по позе ей становилось понятно: он сейчас встанет и откроет трюм с запасом алкоголя, и она потеряет его на месяц. Может на два.
- Хэн, - позвала она его, тихо радуясь, что супруг ещё этого не сделал, - надо поговорить.
Он лениво поднял голову, смотря пустыми глазами:
- Я никуда не полечу.
Она села рядом, собираясь внутри, подбирая слова. Взяла его деку и выключила её.
- Хэн, это очень тяжело, - он отвернулся, но она взяла его за подбородок и посмотрела в глаза, пытаясь вдохнуть в них жизнь. - Хэн, я не хочу давать надежду, но мы должны попытаться найти Люка.
- Смешно, - произнес коррелианин, без особого энтузиазма, зато в тоне было предостаточно цинизма и издёвки, - я весь песок там перебрал, заглянул каждой морской мрази в пасть... я не нашёл его, Лея.
- Знаю, я тоже его не чувствую в Силе, но может, мы не там искали?

***
Вскрыть рабочие дела Дигрони, пока он ел, ей не составила труда. В течение пары минут она нашла необходимый проект и под видом общей проверки откопировала себе на личную деку.

***
- Соло! – окликнули его через весь ангар, когда генерал еще собирался подняться на трап.
- Джейд? – удивился тот, рассматривая приближающуюся к нему особу, - ты что тут делаешь?
- Работаю, – огрызнулась рыжая бестия, вложив ему в руку деку, и еще тише добавила: - истребитель и дройда вырубило электромагнитным ударом, но это могла быть не молния, а «ПЭК» на малой мощности. Вот список всех группировок в том углу галактики, у которых может быть такая штука. Прошерстите их. Я бы начала с компании Константины Лавр. – Джейд отвернулась, намереваясь уйти. Соло быстро спрятал деку, понимая, что это не приказ ситха:
- Полетели с нами?
Джейд развела руками:
- Я на службе, и не генерал, - ухмыльнулась статс-секретарь и покинула ангар, надеясь, что подмену записи безопасники не найдут.


--------------------
"Ели у вас нет ног - бегите...
Если у вас нет надежды - творите..."
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Ариша
сообщение 17 Сентябрь 2019, 20:22
Сообщение #792



Иконка группы

Группа: Бывалый
Сообщений: 1291
Регистрация: 8 Май 2011
Из: Челябинск
Пользователь №: 8905



4 глава 1 часть

Передавать данные Кракену Хэн не спешил. Неизвестно, откуда их рыжая вытащила и насколько легально. Соло не хотел попусту подставлять Джейд, бестия была крайне полезна в приятелях. Если это определение можно было к ней отнести.
Лея смотрела на список и краткое описание преступных синдикатов, пролистывая их:
- Предлагаю начать с Лаврс…
- Почему? – поинтересовался супруг, молча, что именно на эту группировку указала сама Джейд.
- Надо же с чего-то начать, - пожала плечами принцесса.
- Хорошо, - легко согласился Хэн, запрашивая у разведки данные именно по этой барышне. – Предлога вламываться к ним нет, поэтому нам нужна поддержка.
- Нам нужна нормальная группа захвата. – Сказала принцесса, оправляя бластер на бедре.

***
На правах генерала Союза, Соло мобилизовал флот из пары крейсеров, корветов с авиацией и парой отделений пехоты. Собрав группу захвата, генерал прибыл на орбиту планеты Кроус в системе Манто-Кудро.
Местные правительства не стали препятствовать спуску на поверхность и генерал, сразу идя по выданным координатам, вышел на базу:
- Говорит генерал Союза и Новой Республики, Хэн Соло, - представился он по общей связи, - я хочу поговорить с Константной Лаврс.
На мониторе «Сокол» появилось изображении калишца, кажется женского пола:
- Генерал Соло, наслышана о Вас.
- Я со своими парнями хочу спустится к вам, - сразу перешёл к делу, генерал, давая понять, что не собирается трепаться по связи.
- Мы всегда рады гостям.

«Тысячелетний сокол» с группой поддержки приземлился на отведенный трап. На планете было ранее утро, и хмурый кореллианин посмотрел в сторону восходящего солнца. Давно он не видел рассветов.
- Чем обязана? – глава преступного синдиката, держалась спокойно и даже доброжелательно, понимая, что сейчас её сил не хватит для полноценного отпора внезапно нагрянувшим гостям. Ей надо выждать время.
Соло это тоже понимал, поэтому на орбите его ребята уже готовились встречать гостей. А Дармин, будучи на «Сестре Милосердия» заверила его, что никакой сигнал с оккупированной базы не дойдет по назначению. Как его тёщенька собиралась устраивать блокировку неизвестных каналов, Хэн не знал, но поверив, кивнул головой.
- Мы кое-что потеряли в соседней системе, - генерал потёр подбородок, принюхиваясь к местному воздуху. – Вот ищем: может кто-то нашёл?
Ответ дамочку не устроил и она попыталась улыбнуться:
- Если вы нам скажете, что ищете, может, мы вам будем полезны.
Соло лениво осмотрел её группу сопровождения: все головорезы базы вышли защищать босса, держа оружие наготове. Но за ним тоже было достаточно ребят, чтобы вот прям сейчас открыть огонь, всех положить и идти искать следы Малыша. Но у него не было ничего, чтобы он мог им предъявить. И он же не легионер ситха, чтобы можно было просто так убивать порядочных людей.
- А вы всегда устраиваете расспросы гостей на пороге? – зашёл с другой стороны генерал.
- Прошу прощения, - мерзенько улыбнулась Лаврс, - я немного растерялась, - решила сыграть она, - не каждый день принимаю генерала.
- Ничего страшного, - отмахнулся, Соло, давая знак, парням, что они могу заходить. – Мы тут сами осмотримся, вы нам всё покажете…
Кореллианин дружелюбно прошёл, беря хозяйку базы под руку.
- Конечно, генерал, - дала своим отмашку калишца, - но если вы нам скажете, что ищете, то возможно, я смогу вам помочь.
Генерал лучезарно улыбнулся:
- Лучше мы начнём с ваших кладовых…

Соло имел вполне конкретную репутацию в преступном мире, и вот такие явки с силами Союза за ним не числились. Он давно уже ходил при погонах в рядах высшего общества галактики, но контрабандистскую этику не нарушал. Сейчас ему было далеко до этого. Он ворвался на частную собственность, с обыском, без приказа, постановления или ордена и если бы хоть один из солдат Констрантины Лаврс неровно покосился на его ребят, тут же всех бы пустил на мясо.
- Генерал, я не хочу неприятностей с Союзом или Новой Республикой, - идя по коридорам, прямо сказала Лаврс.
- Если вы не переходили нам дорогу, то и не будет, - генерал держался нарочито расслабленно, понимая в какое положение загнал ребят. И понимал, что просто так ему это с рук не сойдёт.
Они ходили по базе открывая все помещения подряд. Константина держалась спокойно и вежливо, убеждая, что ничего не скрывает и работает легально. Соло мило улыбался, отшучиваясь, следя за странным перемещением Леи. Одетая в форму солдат Союза, в шлеме, скрывая личность, принцесса ходила за ними тенью. Её настороженность Хэн чувствовал и на расстоянии.
К нему подошёл офицер и на ухо:
- Ничего, сэр.
Хэн сжал челюсть, посмотрев за главу синдиката, туда, где в форме Союза, в шлеме, стояла Лея. Маленький офицер перехватил бластер и оглушающим зарядом выстрелил в калишцу. Соло перехватил бластер и так же оглушил двух охранников за принцессой, которые намеревались выстрелить в неё. Началась перестрелка, но очень быстро закончилась из-за подавляющего большинства сил Союза.
- Ваше величество, офицер сказал, что ничего не нашли, - возмутился генерал, - а не то, что надо вырубать главу синдиката!
- Она одарённая, - спокойно ответила Лея, снимая шлем.
- И это означает, что можно палить и наживать себе не хилых таких врагов?
- Он здесь, Хэн
- Влияние вашего папочки мне не нравится! – возмутился Соло, и в комплинг: - вскрывайте стены и пол. Идите потайные помещения, и аккуратнее, тут могут быть ловушки!

Лея перешагивала через лежащие тела преступников на полу, пытаясь конкретизировать место. Она чувствовала… Сила молчала, но что-то глубоко внутри.. где-то здесь… Хэн был недоволен её выходкой и это грозило большими проблемами, но её это не интересовало, она искала брата.. он где-то рядом.
- Генерал, мы нашли потайной ход, - подбежал офицер,
- Очередной склад с оружием?
- Нет, сэр, похоже на лабораторию…
Она кинулась за офицером.

В одном из коридоров вскрыли потайную дверь, как только она ступила за порог, мир изменился. Лея остановилась, забыв дышать.
- Принцесса? - позвал её офицер, который заметил её замешательство, - вам нехорошо?
- Нет, всё в порядке, - переборола она себя и шагнула дальше. Всё нормально, только мир стал плоским. Она шла по коридору, осознавая, что больше не чувствует… ни мужа, ни отца… ни мир. Тут не было Силы.
- Связь с крейсером, - услышала она взволнованный голос мужа, - медкапсулы сюда. Срочно!
Лея кинулась на голос, влетая в длинный ослепительный светом коридор, со стеклянными стенами, в примыкающих комнатах, которых были пленные. Лея зашла в первую комнату, где на лежанке без сознания лежал твилек, подключенный к аппаратуре.
- Лея! – Вывел её из замешательства голос Хэна, - Я нашёл его!
Пытаясь прийти в себя, она побежала дальше. Влетая в тёмную, почти неосвещаемую комнату, где подвешенное за какие то крепления весело тело. Страх подкатил к горлу, и в истощенном теле Лея признала брата.
- Помоги мне! – Хэн обошёл Люка со спины, и попытался его снять.
- Что они тут делали? – Лея обняла брата, чувствуя как бьётся его сердце. Страх отступил, а эмоции стали рвать грудь
- Не знаю, держи его! – Соло разобрался с креплением, и бесчувственное тело стало падать на принцессу.
- Люк?
- Где врач? Где медкапсулы? – Орал генерал, пытаясь перехватить друга, вырывая из него провода.

Взяв его за руку, Лея уже не смогла отпустить, покидая странное помещение вместе с медкапсулой брата. Она поднималась по ступенькам. Пересекая порог, чувствуя, как возвращается Великая Сила, и сразу потянулась к отцу. Повелитель Тьмы ответил, закутывая их в свою душную Тьму.
Стало легче, она глубоко вздохнула, вытирая слёзы, понимая, что её видят солдаты. Взглянув на бесчувственное тело, трудно было поверить, что это молодой и сильный мужчина, которым всегда был её брат. Протеза на правой руке не было, а все шрамы посинели. Он постарел лет на 20. Собираясь с силами, она ощущала изменения в брате, его тусклое сияние, которое как несфокусированный луч, стало распыляться в истощённом теле.
- Отец? – позвала она, смотря на брата, не понимая, что с ним происходит.
«Он не вышел из транса», - ответила окутывающая их Тьма.
Они зашли на борт, и Лея села рядом с капсулой, не отпуская руки.

***
Такого он себе и страшном сне не мог приставить.
Лорд Вейдер прервал совещание, выгнав всех из кабинета, удаляясь свою медицинскую капсулу.

***
- Что делать, отец? - она пыталась держаться, сосредоточиться, но аура брата стала рассыпаться на сотни песчинок, мерцая звёздами, через мгновение тая.
Плотной структурой Сила накрыла их, Тьма куполом закрыла от всего мира, отец стоял у неё за спиной. Повернувшись, она увидеть израненного мужчину с синими глазами. Он не знал, что делать, чувствовала Лея, пытаясь понять, осознать. Его мысли стали материальны… : он мог бы сделать запрос библиотекарю в замок, но у них не было времени… Странные, незнакомые и даже непонятные для восприятия, мысленные потоки крутились в их куполе Тьмы, отец пытался найти выход, подбирая коды. Именно он помогал Люку в разборе этой методики. Лея старалась угомонить свои эмоции, которые так же становились образами в их тесном мире.
«Не мешать… не мешать…»
Сила вокруг неё искала выход, переплетаясь в странные рисунки и клубясь материей, непостижимой для её понимания, ища вектор… точку опоры…
И вмиг, когда вся Вселенная сжалась под волей Повелителя Тьмы, поддавшись его велению, она крикнула вместе с ним:
«Люк!»
Вселенная замолчала, даже застыла…
и поменялась...
От сжатия Силы частички, которые были братом, соединились вместе.
- Люк! – позвала она вслух, вкладывая все свои силы и любовь, чтобы его вернуть. Ей будто показалась, как он повернулся. Движение в общем строении изменилось, и песчинки стали менять ход.
Она положила одну руку на лоб, вторую на сердце, чувствуя его дыхание.
«Получилось?» робко спросила она.
«Не знаю», - так же ответила Тьма.
Песчинки переливались и сверкали, напоминая звёзды, выстраивались в каналы, стягивались в нити. Нити формировали рисунок. Мысленно она даже выдохнула, стараясь обнять его, представляя теплое одеяло, которым накрывала брата, так же их накрывал своей Тьмой отец. Поток рисунка в брате стал увеличиваться и что-то пошло не так…
«Что это?» - испуганно спросила она, понимая, что пути Силы уходят внутрь, заворачиваясь, исчезая, а оттуда открывается ничто, напоминающее чёрную дыру.
«Истощение», - ответил отец.
Пытаясь очистить разум от эмоций, Лея вспоминала методики, которые читала, но по описанию истощение выглядела иначе…
«Останови время»
«Что?»
«Время!»
«Как?»
Тишина вакуумом ударила внутри душного кокона Тьмы.
Он знал как, но не мог… не мог Повелитель Тьмы так глубоко лезть в светлого джедая.
Не могла Тьма лечить.
Не умела Тьма исцелять.
Жертвовать.
Отдавать во вред себе.
Не умела.
Мысли отца со скоростью истребителя заметались по пространству, не успевая зарождаться в спасительный вариант, как тут же тухли. Она повернулась к нему, смотря в синие глаза, в которых отражался космос. Его Тьма принимала её, но Тьмой она не являлась. Свет брата был частью её, но Света в ней тоже не было.
Она словно проводник была между заглатывающей и знающей Тьмой и угасающим, поглощающим сам себя Светом.
«Впусти меня.»
Отец смотрел в неё.
Открытый космос с трилиардами звёзд и вселенных, смотрел на неё, видя такую же вселенную. Она его дочь. Она часть него.
Избранный Силой сел рядом с ней, оставляя Тьму тёмной тенью за спиной, положил свою холодную руку поверх её, на лоб Люка и правую на грудь. Удар её сердце стал тройным. Он подвинулся, сливаясь с ней.
Вселенная по имени Энакин Скайуокер склонился над сыном, по ниточкам разбирая его рисунок, ловя каждую песчинку его сущности и ставя на место. Структурные потоки светлой Силы заворачивались в дыру, начиная всасывать всё. Собирая эти потоки, останавливая их движение, проникая во всё, что являлось его сыном. Время замерло. Отец рассматривал рисунок, просчитывал пути, прокладывал координаты, как для звёздного маршрута, на застывшем рисунке сына, как на голокарте целой вселенной. Лея боялась дышать, чтобы не помещать отцу, но Избранному было нужно только оно: развернуть процесс вспять. Найти момент перелома, в момент, когда светлый джедай стал брать у Силы взаймы, и помешать ему, влив силы дочери в помощь.
Тонкие потоки её радужной энергии потекли в нити брата. Лея не сопротивлялась, готова всё отдать в этот момент.
- «Не надо всё» - предупредил отец, медленно присаживаясь рядом, ещё контролируя «вливание» сил, надеясь, что ресурсов дочери хватит.
Держа эмоции и мысли под контролем, Лея всматривалась в рисунок брата: в ещё тонкий и истощенный, но уже набирающий форму.
Отец встал, сливаясь со своей тёмной тенью. Она повернула голову к нему:
«Спасибо», - отозвалось в Силе.

***
Сидя у себя в медкапсуле, Владыка Тьмы закрыл глаза ладонью, понимая, что ему трудно дышать даже в медкапсуле с нейтральным газом. Ему плохо.
- Милорд, - активировался медройд, - у вас гипертонический криз…

***
Стены лаборатории решено было вынести. Не совсем было понятно, почему Люка Лея не чувствовала на таком маленьком расстоянии. Обсудив это по голосвязи с Арти, генерал Соло приказал с базы Лаврс забрать всё вместе с корпусом, потом разберутся спецы. Помимо пленённого Люка, в таких же блоках находилось ещё шесть существ, разных рас, полов и состояния здоровья.
- Из них выкачивали кровь, - сообщил ему прибывший на место медик.
- Зачем?
Врач не смог ответить, осматривая аппаратуру. Все склады с замороженной кровью, тоже увезли на медицинский крейсер.
- Генерал, тут ещё пленные, в карбоните,
При упоминания карбонита, Хэн поёжился.
- Живые?
- Вроде, да,
- Грузите всё…
Саму главу синдиката, под свой присмотр, взяла Дармин Арти. Его тёщенка в былые времена умела из людей всю информацию доставать, а после пережитого стресса, он был спокоен: через пару часов, у них будут ответы на все вопросы.
После завершения работ, генерал Соло, решил, что заслуживает отдых. Оставив «Сокол» в доках «Сестры Милосердия», получив актуальный отчёт о состоянии Люка и о выполнении приказов, генерал ушёл спать в палату принцессы Органы Соло.


***
Она проснулась от того, что её подушка стала что-то жевать. В теле была жуткая усталость, а голова ещё гудела, от невыносимой тяжести мыслей и силы по имени Энакин Скайуокер, и она попыталась улечься поудобней.
- Чего жуёшь? – всё же спросила она, понимая, надо приходить в себя.
- Да, тут какое то мясо принесли, - ответил супруг. От него пахло потом. – Медройд сказал, что у меня гемоглобин низкий и потеря в весе ненормальная.
Улыбнувшись и поняв, что муж пришёл в себя, она повернулась на другой бок, обнимая его руку и дотягиваясь до комплинга.
- Как Люк?
- Угроз для жизни нет, но в себя ещё не приходил. Из него много крови вылили.
- Зачем? – удивилась Лея, пролистывая последние новости.
- Не знаю, там из всех пленных её качали. – Хэн широко зевнул. – Что с тобой случилось?
Лея, поджала губы, пытаясь осознать и подобрать слова. Но:
- Твоя ненормальная принцесса сотворила очередную ненормальную фигню…
Осмыслив услышанное, Хэн, потянулся за стаканом на прикроватной тумбочке:
- Моя ненормальная супруга, вы в следующий раз постелите себе лежаку, или плед, хотя бы. – Он звонко отхлебнул из стакана, - а то валяться на полу в коридоре при вашем семейном положении, уже как-то не солидно.
- Хорошо, - сказала Лея, заметно напрягаясь, - Хэн, они нашли его…

***
Очередное сообщение пришло, когда она поднималась на лифте на плановое совещание с Лордом Главнокомандующем, на котором его самого не будет. Чувствуя что, что то произошло и за титановыми дверями ситх пытается собраться с силами.
Отпускать Соло с данными, она с самого начал не планировала, поэтому, когда генерал собрал силы для посещение Лаврс, среди его солдат быть и кадры Джейд. Образцы стен лабораторий, где нашли Люка и ещё одарённых, уже были отправлены в лабораторию Вейдера, на закрытых уровнях «Исполнителя». В соседнюю клетку к мерзкими айсаламири. Мара внимательно читала копии проекта «гривус», ещё не зная, передавать ли эти данные спецам Даалы или всё же дождаться, пока сам ситх придёт в себя.
Замороженные пленные в карбоните, среди которых предположительно принц Хэйпа…
… шестерёнки в системы повернулись…
… система заработала…
И тут до неё дошло. Сложные элементы многоуровневой структуры встали.
Она со стоном ударилась головой об стенки лифта.
Дура! Просто дура!


***
На всём этаже стояла усиленная охрана. Бойцы из службы безопасности самого крейсера и подчинялись Дармин Арти. Отмечая это, Хэн пропустил принцессу вперёд, заходя в палату. Карбонитовая плита стояла в центре комнаты, в её очертании виднелся мужчина. Соло не мог сказать, был это принц Хэйпа или нет, лично не знакомы, но напротив него стояла Арти, с таким выражением лица, что сомнений не было.
- Он живой? – спросила она у доктора, который осматривал показания на панели,
- Да, миледи, - мужчина ещё раз сверил показания, - если при заморозке не было ранений или повреждений, то он должен быть в порядке.
Передав данные Арти, доктор вышел, оставляя их троих.
- Это точно он? – не удержал язык Хэн, осматривая плиту на расстоянии. Ему не хотелось приближаться.
- Приборы подтверждают личность, - взяв из рук матери деку, Лея пролистала данные.
- Об этом ещё никому не известно, - предупредила Дармин, - я вызвала Пуджу, она уже летит с одним из генералов Хэйпа, которая пошла с нами на контакт. Я думаю, точную индикацию личности можно будет сделать, разморозив его. Только после этого сообщим в столицу.
- Откуда он у них? – спросила Лея, продолжая смотреть отчёт.
- Не знаю, – ответила Арти, - я ещё раз переговорю с Лаврс.
От интонации тёщи Соло поёжился.
- Зачем им кровь Люка и остальных? – спросил он.
- Они восстанавливали проект «Гривус».
Лея с Хэном переглянулись:
- Какой «гривус»? Который генерал Гривус? - Хэн хмурил брови,- который сепаратистов возглавлял?
Дармин меланхолично кивнула, обдумывая свои мысли:
- Гривус был кашилиским генералом, который пострадал во время военных действий. Его разум поместили в тело дройда, но часть органов осталась функционировать. Он был создан для убийства джедаев, поэтому неизвестным мне способом в него вливали кровь одарённых, чтобы он мог им противостоять.
- Лаврс одарённая, - произнесла Лея, соединяя все линии в единую, - она находила таких же чувствительных к Силе, и выкачивала из них кровь.
- И эта дамочка решила повторить этот трюк, чтобы собрать оружие против Вейдера? – продолжил мысль Соло.
- Насколько я поняла, - уточнила Дармин, - в планах было поставить на поток сам принцип, чтобы иметь в своём распоряжении подконтрольных одарённых солдат.
Эта мысль вызывала брезгливость в Лее:
- Как она вышла на Люка?
- Сказала, что случайно, но я предполагаю, что Люк шёл по следу принца и пришёл к ним.
- Но не был готов к удару «ПЭТ».
- Вероятнее.

***
- Вопрос улажен, - отчитался Траун, присутствуя плоским изображением у него на мониторе.
Сам чисс его не видел, только слышал сиплое механическое дыхание.
Главком решил, что ещё не готов встречаться с живыми существами, даже в виде изображения.
- Хорошо, - произнёс он, стараясь, чтобы голос не выдал его слабость.
- Она вас тоже вычислила, Милорд. – В сухом тоне чисса, могло показаться победоносное злорадство, но его там не могло быть. Лорд болезненно поморщился:
-Вы думаете, я зря вернул её на эту должность?
- Очень много власти и доверия сразу.
- Как и Вам.
- Примите мои поздравления по поводу воскрешения сына.
- Спасибо, министр.
Связь была закончена. Раскинувшись в кресле, он позволил снять с него шлем. Так плохо ему не было со времён смерти Палпатина.
Глубоко внутри он выдохнул, понимая, что жизни детей больше ничего не угрожает, а ему получилось вывести красивую партию и подчинённые не догадываются о его состоянии. На фоне общей слабости и болезненности, в его сознании крутились странные образы и неконструктивные рассуждения. Этот расклад был в духе его погибшего учителя. Его часто называли Императором, и позволь он, Серый флот стал бы Империей. Но, имея ассоциации с Дартом Сидиусом, он и не принял бы этот титул. Он держал в голове, что не упадёт в Пустоту, что не даст власти отнять у него детей, что … От всех сомнений и вопросов головная боль усилилась, ему стало душно. Сомневаться в себе он не привык. Ему запрещено это делать. Во внутреннем диалоге напротив него сел Траун, со своими сухими и логичными ответами. Он не станет Палпатином, убеждал он себя. И образ чисса подтверждал это. Падме была бы убедительней.
При мысли об Ангеле боль в лёгких вернулось. Почему? Их последний разговор был крайне эмоционален, не позволительно для него, не свойственно ей. Это были разрушительные эмоции, которые до сих пор отдавались в его искалеченном теле. Как восстанавливать теперь с ней отношения, он не знал.
При ощущении сына в глубине души поднимался гнев. Прохлада Тьмы волной прошла по телу. Тьма всегда болезненно мстила за его самовольство. Она не любила, когда её оставляли. Но на детей он был зол, что на одного, что на второго. При первой же возможности он всё это им выскажет.

***
Присев на краешек кровати, Лея взяла его левую руку в свою. Его рука уже стало тёплой. «У отца всегда руки холодные?» - всплыла странная мысль, вслед за странным воспоминанием. У Люка руки всегда были тёплыми и чуть суховатыми. Касаться Силы ей ещё было тяжело. Слабость в теле и мигрень поднимались почти сразу. Но, пересилив себя, Лея закрыла глаза, стараясь увидеть брата. Виденье было не таким сильным и чётким, как под покровом отца, сейчас она больше ощущала, чем видела потоки брата, его ровное дыхание. Он в порядке, знала она. Хотя картина перед ней заставляла сердце сжаться: золотистая кожа стала серой, даже с синевой. Шрамы у линии волос, следы после травмы, полученной при Корусанте, выступили, стали ярче и заметней. Скулы стали резче, подбородок острей. Он не был похож на себя.
- Интересно, а как проснётся, он есть будет? – спросил муж, крутясь около разноса с едой.
Лея посмотрела на него и мягко улыбнулась. Жор у генерала не проходил уже пару часов, сказывались нервы и пережитое напряжение. Он почти ничего не ел во время поисков и когда они были на «Исполнителе», зато сейчас ел всё съедобное, что попадалось ему на глаза.
- У тебя аппетит Чуи, - её саму ещё подташнивало.
- Не, - отмахнулся генерал, всё же взяв углеводную булочку, - до него мне далеко.
- Может, зайдёшь в столовую, нормально поешь?
- Ну, Малыш очухается, и вместе сходим, - он кивнул на друга, который стал приходить в себя.
Веки дёргались, и он открыл глаза. Сначала взгляд был неосознанный, тело дёргалось в конвульсиях, он попытался встать.
- Люк, всё хорошо, ты в безопасности, - постаралась удержать его Лея, прижимая его руку к груди, выпуская тепло и заботу. Он сосредоточился на ней взглядом, губы медленно стали растягиваться в улыбку.
- Лея? – шёпотом произнёс он,
- Привет, приятель! – тут же ожил друг, откладывая булочку и подходя ближе к кровати, - ты как?
- Не знаю, - он поднял правую руку, пытаясь найти чувствительность в конечности, которой не было.
- Новый протез поставят в ближайшее время, - сказала Лея, стараясь поддержать, - любую модификацию, которую ты выберешь.
- Как я выжил? - растерянно спросил Люк, смотря на родных.
- С трудом.

***
- Мне надо выпить, - прямо заявила Джейд, заходя в кабинет министра обороны.
Пиетт понимающе ухмыльнулся, делая заказ на закуски, и поднялся к потайному шкафчику:- Покрепче, полегче?
- Покрепче.
Статс-секретарь Серого Флота, села в комфортное кресло по правую руку от министра, когда принесли заказ, но как двери за офицером закрылись, она развернулась и закинула ноги на подлокотник и, смотря через плечо на старого друга, спросила:
- Зачем вы это сделали?
У неё была масса вопросов, и не к Пиетту, но с ними идти к ситху всё же не решилась. Комбинация, которую разложил Вейдер с мозгами Трауна с её участием и руками Соло, ещё вызывала в ней бурю эмоций. А самое главное: он же рисковал Люком!
Хотя Мара понимала, что если бы она не забрала те данные у Дигрони и не отправила бы Соло, то Лорд, вероятнее всего бы, послал туда своих людей. А находка принца Изольдера и Люка в одном месте, да еще и Вейдером, смотрится подозрительно.
Она ещё раз выдохнула.
Министр разлил по фужерам бренди и поставил напротив собеседницы:
- Что конкретно, тебя так поразило?
- Похищение принца. – Ответила Мара, пробуя коллекционный напиток. У адмирала всегда был отменный вкус. После первого глотка, её кажется отпустило и она готова была слушать.
- Дипломатическая работа принцессы Органы…
- Органы Соло…
- Тогда ещё просто Органы, давала свои плоды и вероятность договорных отношений между Хэйпом и Новой Республики были весьма высока, что повлекло бы усиление Новой Республики. Пока Хэйп не стал задевать личные интересы Лорда Вейдера, нас это не интересовало.
- Угу… надо было просто убить принца, - пожала плечами рыжая, отпивая ещё приятного напитка.
- Я так и предполагал, но поступило более интересное предложение…
- Траун?
- Разумеется. – Кивнул Пиетт, пригубив бренди, - при похищении принца, создаётся тот же конфликт, что и при его гибели, но при этом мы его контролировали, давая шанс на нахождение принца и решение конфликта в удобное для нас время. Серый Флот, помогая военными силами и гуманитарной помощью нашим коллегам по Союзу, нёс умеренные затраты, незаметно продвигаясь по намеченному ранее Лордом Главнокомандующем, пути, увеличивая наши внутренние ресурсы.
- Я видела проекты Трауна за последний год…
- Ты уже добралась до проектов Даалы?
- Честно: я смогла вникнуть только в действующие реформы и те, что на общем рассмотрении.
- Она хочет залатать наши географические дыры, создав единое внутреннее пространство Серого Флота.
- Это очень амбициозная идея, но боюсь, что Новая Республика нам это не даст сделать… Тем более не совсем понимаю, зачем нам такие системы, как пространство Хаттов? И подобного шлака на Внешнем Кольце предостаточно. Оттуда же вечно то-то вылезает…
- Да. – огласился министр, выбирая себе закуску, - Будь моя воля, я зачистил бы весь хатский сектор и заселил бы его мирными гражданами.
- Конвенция Союза вам такое не позволит.
- Да, поэтому Лорд и не пускает проекты Даалы дальше.
- Она очень амбициозная дама… - отметила стаст-секретарь, так же решая перейти к закускам.
- И эффективная.
- Смотрю, вы сработались.
- Мне же надо было с кем то бренди пить с ваше отсутствия. – Пожал плечами акзилец, - Траун у нас не пьющий…
- Это скорее плюс его, чем минус. – усмехнулась Мара, - Так под всей этой сумятицей вы повесили перед бантой кусок корма и повели её в нужном направлении, незаметно продолжая расширять границы и проекты Трауна с Даалой.
- Именно. – Отметил Фирмус, крутя пустой фужер, решая, можно ли ещё не много, или всё же хватит, - Сейчас наш аналитический отдел посчитает затраты и Лорд предъявит счёт Новой Республике за помощь в конфликте.
- У них нет столько кредитов, - прикинула Мара, - только если они выведут все активы, а они на такое не пойдут.
- Да, - не возмутился министр обороны, - поэтому в счёт долга Милорд вероятнее всего заберёт или систему Кажер, или Фумер.
- Я бы предложила забрать Фумер, - прикинула про себя Джейд. – но Новая Республика попытается Союз подключить к этому.
- Да, - и на это был заготовлен ответ, - но пока дипломат Органа
- Органа Соло…
- Органа Соло занималась поисками брата, а Наббери урегулировала конфликты с хапанами, наша сторона внесла пару поправок к действующей конвенции…
- Это даже Арти пропустила? – вскинула бровь статс-секретарь.
- Где в это время находилась Арти, никому не известно.
- Она, как и прежде, куда-то исчезает и откуда-то появляется?
- Да, - Пиетт всё же решил долить себе немного бренди и обновил бокал собеседницы, чувствуя приятное расслабление, - наша разведка какой-то период времени пыталась за ней следить, но Милорд решил, что это безрезультатно и отозвал приказ.
-Сейчас она на «Сестре милосердия» опознаёт принца Исольдера.
- Пускай опознают, чем дольше, тем лучше.
Пытаясь всё уложить в голове, Мара отпила из фужела. Красивая и просчитанная схема чисса отработала идеально, осталось только от демократов экономически выгодную систему получить и можно дальше работать. Надо внимательней присмотреться к Даале и к её работе, сделала себе мысленную пометку Джейд.
- Весело у нас тут, - улыбнулась рыжая бестия, - хорошо работаете.
- Стараемся, - в ответ улыбнулся ей министр обороны.
- Можно личный вопрос?
- Конечно.
- Как ваше сердце?
- Прекрасно. – Улыбнулся Фирмус, мало кому знакомой довольной улыбкой, - Ждёт Вас в гости, обещала приготовить пирог.
- Мм.. домашний пирог…


***
Спал он много, питание шло внутривенно, к нему постоянно было подключено несколько капельниц, но процедура протезирования прошла удачно. Первое, что сделал её сын, придя в себя, так это вернул все конечности на место. Она села рядом на кровать, убирая с лица отросшие пряди светлых волос. Вид у него был крайне болезненный. Кашийские учёные не заботились о пленных, выкачивая из них кровь с ценными мидихлореанами, и вливая только минимальное количество жидкости с микроэлементами для поддержания работы организма. Но её сын был сильный, очень сильный.
От её прикосновений или мыслей, он проснулся.
- Привет, - прошептал он, пытаясь улыбнуться пересохшими губами.
- Прости, не хотела тебя будить, - улыбнулась мама, пытаясь спрятать слёзы радости.
- Я что-то много сплю, - он попытался размять плечи, и поднявшись, сел. Движения давались ему тяжело, сказывалась слабость. Он поморщился, глядя на капельницы и хотел их убрать, но Падме не дала.
- Учитывая твоё истощение, ты очень быстро восстанавливаешься, но вставать тебе ещё рано.
Встретившись с настойчивым взглядом матери, он обречённо вздохнул и лёг обратно.
- Лея с Хэном мне всё рассказали.
Она видела, как он борет в себе слабость и желания уснуть:
- Не волнуйся, мы об этом позаботимся.
- Где остальные пленные?
- Тоже тут, - ответила Падме, понимая, что Люк не упустит возможность познакомиться с одарёнными, - проходят курс селения. У кого-то состояние хуже, кто-то уже в сознании.
- Я бы хотел с ними переговорить,
- Конечно, - она погладила его по голове, понимая, что не может уйти и дать ему поспать, а пока она здесь, он спать не будет. Боясь упустить время и не задать главные вопросы, - после того, как поправишься. Не волнуйся, Люк, нам ещё предстоит восстановить их и разобраться, откуда они. Отдыхай, у тебя будет время.
- Как твои дела? – упрямился сын и продолжал расспросы.
- Есть очень длинный список условностей и неясностей.
- Опиши их, - он снова пытался встать, - я постараюсь помочь. При необходимости могу вернуться в Замок и поискать ответы.
- Я никуда не улечу, пока ты не поправишься, - улыбнулась она, поправляя одеяло и пытаясь его уложить, - отдыхай. Мы с тобой это обязательно обсудим позже.


--------------------
"Ели у вас нет ног - бегите...
Если у вас нет надежды - творите..."
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Поделиться темой: Поделиться ссылкой через ВКонтакте Поделиться ссылкой через Facebook
53 страниц V  « < 51 52 53
Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 15 Ноя 2019, 11:16

Рекламные ссылки: Дневники беременности на Babyblog.ru//Бэбиблог - соц сеть для будущих мам //