Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

5 страниц V   1 2 3 > »   
Ответить в данную темуНачать новую тему
> Сердце Ситха, перевод с английского
Jo Dietrich
сообщение 14 Март 2011, 18:26
Сообщение #1



Иконка группы

Группа: Обитатель
Сообщений: 499
Регистрация: 31 Октябрь 2009
Из: Подмосковья
Пользователь №: 8462
Раса: Человек



Приветствую камрадов, фанатеющих по Звездным войнам! Прочитав перевод замечательного фанфика "В Шторме", ощутил странную потребность предоставить на суд публики что-то немного более оптимистичное и комфортное. Прошу читателей делиться впечатлениями и пинками. Перевод пока незавершен, и его завершение зависит от наличия заинтересованных отзывов.

Название: "Сердце Ситха"
Оригинал: Heart of a Sith, English
Автор: TheRealThing , Канада
Рейтинг: T
Жанр: AU, Drama/Angst (почти флаффный ангст)
Пейринг: Вейдер/Амидала
Дата окончания: 01-17-2008
Авторская аннотация: Четырнадцать лет прошли от рождения Империи. Дарт Вейдер получил необычное сообщение с Алдераана, которое изменило его жизнь навсегда.

Пара замечаний по переводу: Местоимение You, я перевожу единственным числом всегда, когда оно относится к одному персонажу. Слово Man переводится словом человек лишь тогда, когда по смыслу обозначает существо неопределенного или не мужского пола. В ином случае я сохранил за ним оригинальный смысл. Не стоит упрекать меня в этом.
Главы небольшие, выкладывать их буду по мере готовности.

P.S.: Беты пока нет.


--------------------
Я люблю демократию! (Кос Палпатин)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Jo Dietrich
сообщение 14 Март 2011, 18:31
Сообщение #2



Иконка группы

Группа: Обитатель
Сообщений: 499
Регистрация: 31 Октябрь 2009
Из: Подмосковья
Пользователь №: 8462
Раса: Человек



1
"Ты не принимал свои лекарства, не так ли?"
"Нет", - ответил пациент. "Я не нуждаюсь в этом".
Доктор покачал головой. "Лорд Вейдер, я знаю, что ты очень не любишь принимать медикаменты, но в этом случае я должна настоять".
Вейдер встал. "Если бы ты делала свою работу все это время, я не нуждался бы в твоих лекарствах", - парировал он сердито.
Врач резко сглотнула, гнев Вейдера был страшен. "Лорд Вейдер, когда меня назначили к тебе четырнадцать лет назад, я полностью посвятила себя заботе о тебе. Учитывая, что ты все еще таскаешь ноги при таком здоровье, я думаю, что обвинения несправедливы…"
"Что ты думаешь, доктор, едва ли важно", - оборвал доктора ситх. Мужчина сжал кулаки в расстройстве, понимая, что она не была той, кого следует обвинять. Однако, она была здесь, она была удобна, а он нуждался в ком-то, чтобы излить свой гнев.
"Я сожалею, что ты думаешь так", - продолжала она. "Но верь этому или нет, я действительно забочусь, что с тобой все было хорошо. Я давала клятву, проявлять внимание к моим пациентам и пойти на всё, чтобы дать им лучшую заботу. Но я ведь не могу вынудить тебя сделать что-нибудь, не так ли?"
Вейдер посмотрел на нее, за прошедшее время он достаточно хорошо убедился, что она была честна с ним. И все же, невысказанная правда маячила где-то в глубине, та же самая скрытая правда, в которая вынуждала врачей и мед-дроидов отказываться от него в течение четырнадцати лет. Любая попытка раскрыть эту правду привела бы к наказанию от его Мастера.
"Нет, ты не можешь", - ответил он. "Поэтому ты не виновата, доктор. Я беру на себя ответственность за свои действия и бездействия. Ты не должна обременять себя".
"Я не согласна", - размышляла она. Император инвестировал много времени и денег в заботу о своей правой руке. Если что-либо произойдет с Лордом под ее заботой, ей пришлось бы отвечать.
"Пожалуйста, пересмотри инъекции, по крайней мере", - сказала она, наконец.
Он остановился. "И как часто я должен был бы подвергаться этому?"
"По крайней мере, каждые два месяца, милорд", - ответила доктор.
Вейдер кивнул. "Я понимаю", - ответил он. "Я пересмотрю, и тогда я увижу тебя через шесть месяцев", - добавил он, возвышаясь над медиком, как башня. "Любые осложнения запрещены, я предполагаю".
Врач посмотрела на лорда, привычная к его едкому чувству юмора. "Да, любые осложнения запрещены".
Вейдер повернулся, чтобы уйти, когда она заговорила снова.
"О, Лорд Вейдер?"
Вейдер оглянулся на доктора.
"С днем рождения", - сказала женщина с улыбкой.
Вейдер молча вышел из кабинета врача, оставляя ее озадаченной, как всегда. Возможно, она знала его лучше, чем большинство, и все же он оставался для нее загадкой. Очаровательный и достойный в одно мгновение, сердитый и молчаливый в следующее, лорд Дарт Вейдер был изменчивым, опасным мужчиной, но он был также мужчиной, который нуждался в ее помощи. Вейдер ненавидел медицинских дроидов, ненавидел медицинское вмешательство любого вида. Таким образом, тот факт, что он доверял ей достаточно, чтобы согласиться на обследование каждые шесть месяцев, был действительно замечателен для прошедших четырнадцати лет.
«С Днем Рождения? Какой идиот поздравляет меня с Днем Рождения?» - сердито думал Вейдер, пока шагал по коридору. «Когда я реально имел День Рождения прошлый раз?»
Четырнадцать лет прошли с самого черного дня его жизни, дня, который определил его существование впредь. Он был не в настроении праздновать тридцать шестой день своего рождения, как и предыдущие тринадцать. Радость праздника и счастье были чуждой концепцией для Вейдера. Прошло долгое время, фактически - четырнадцать лет, с тех пор как он чувствовал что-то похожее на счастье. Казалось едва ли возможным, что когда-то он знал чрезвычайное счастье, что его жизнь была полна обещаний и радости. "Но ты выкинул все это далеко, когда убил ее, когда убил их…"
Воспоминания о его дорогой жене, его любимой Падме, преследовали его, даже спустя четырнадцать лет после ее смерти. Утрата ее и их ребенка, оставившая несмываемую отметину на его душе, представлялась ему совершенно непоправимой. Даже факт, что его тело было в такой ущербной форме, казался соответствующим и справедливым наказанием ему за то, что он сделал с ней в тот день.
"Отчет!" - потребовал Вейдер, когда он вошел на мостик.
"Судно Повстанцев было доставлено на борт, сэр", - ответил Вейдеру заместитель командира. "Оставшиеся в живых содержатся в блоке задержания".
Вейдер кивнул. "Я допрошу их по одному", - решил он. "Мостик - твой, Оззель".
Оззель кивнул, наблюдая за уходом своего командира. Все на мостике знали, что ожидало мятежников. Методы допроса Дарта Вейдера были зверскими и эффективными. Он получил бы информацию, оставляя осведомителя похожим на овощ, но найдя то, в чем нуждался. Оззель не мог сдержать дрожь от мысли об этом, и возвратился к работе за компьютерным терминалом уверенный, что местоположение базы преступников будет у Вейдера весьма быстро.
Пока Вейдер продвигался к блоку задержания, он почувствовал сильный скачок боли в груди. Он был вынужден остановиться и схватиться одной рукой за переборку. Его дыхание на мгновение поколебалось. Боль не походила ни на что, что он когда-либо чувствовал, за исключением случаев, когда Мастер наказывал его Молнией. Это заставило его задаться вопросом, было ли это проецировано на него каким-то образом. "Действительно ли император снова рассержен на меня?" - думал он, пытаясь справиться с болью. "Он ли делает это?" Наконец, после того, что походило на часы, боль начала уменьшаться, оставляя Вейдера потрясенным. Он направился прямо в свою квартиру, мгновенно забыв о заключенных. Оказавшись в своем прибежище, он прошел к компрессионной камере. Садясь в нее, Вейдер попытался решить, что сделать дальше, поскольку боль, наконец, начала утихать. Если бы император был рассержен на него, то, конечно, он вступил бы в контакт, не так ли? Или это было только игрой его ума, ведь он столь любил игру? Психологическая пытка Сидиуса, применяемая к его слуге, была столь же болезненной, как и физическое наказание в каждом своем элементе. Воспоминания о Мустафаре, о Падме…
Проверяя свои личные сообщения, Вейдер с удивлением не обнаружил сообщений от императора. Однако, было послание от вице-короля Органы. Вейдер нахмурился, задаваясь вопросом, что хотел изменник Органа теперь. Лорд активизировал сообщение, и скоро образ Бейла Органы появился на экране.
"Лорд Вейдер, твое присутствие срочно требуется на Алдераане. Как можно скорее", - гласило сообщением.
"Почему Органа хочет меня на Алдераане?" - задавался вопросом Вейдер. Он знал, что Органа был членом Альянса, даже если не мог доказать это пока. Итак, почему он пригласил бы врага в свой домашний мир? Если это не было своего рода ловушкой…
"Ты должен был работать получше, Органа", - размышлял Вейдер, когда вступил в контакт с королевским дворцом на Алдераане. Ему не пришлось, долго ждать прежде, чем оказался лицом к лицу с вице-королем.
"Лорд Вейдер, спасибо за то, что ответил на мое сообщение", - начал Органа.
"Если ты пытаешься провести переговоры относительно освобождения мятежников, находящихся у меня в заключении, то можешь забыть об этом", - прервал Вейдер. "Они будут допрошены, а затем..."
"Речь не о заключенных", - прервал Органа. "Но я могу обещать тебе, Лорд Вейдер, это - вопрос огромной важности, особенно для тебя".
Вейдер нахмурился. "Что ты подразумеваешь?" - потребовал он.
Органа заколебался, и Вейдер мог ощутить, что мужчина сильно сдерживался. "Просто приезжай на Алдераан", - ответил он. "Если ты когда-то любил Падме, то приезжай на Алдераан как можно скорее".
Упоминание имени его жены разгневало и ошеломило Вейдера. "Какое отношение она имеет к этому?" - зарычал он. "Как ты смеешь использовать ее имя, чтобы управлять мной!"
Органа ничего не сказал, но Вейдер знал, что тот был в отчаянии. Не имея никаких предположений, Вейдер нашел, что ему стало любопытно.
"Ты приедешь?" - спросил, наконец, Органа.
Вейдер кивнул. "Я буду там через двенадцать часов. И я предупреждаю тебя, вице-король, это должно стоить моего времени".
Органа почувствовал облегчение. "Я обещаю тебе это", - сказал он. "Я увижу тебя там".
Вейдер закончил передачу, его ум лихорадочно работал, изобретая способ оправдать поездку на Алдераан.


--------------------
Я люблю демократию! (Кос Палпатин)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Jo Dietrich
сообщение 14 Март 2011, 18:45
Сообщение #3



Иконка группы

Группа: Обитатель
Сообщений: 499
Регистрация: 31 Октябрь 2009
Из: Подмосковья
Пользователь №: 8462
Раса: Человек



2
После многих часов изнурительного допроса Вейдер узнал, что ни один из заключенных не оказался полезным. Очевидно, только высшее руководство Альянса имело информацию, в которой он нуждался. К сожалению, капитан судна Повстанцев был достаточно небрежен, чтобы погибнуть в нападении. "Пустая трата времени", - подумал Лорд мрачно, когда оставил блок задержания, приказав ликвидировать оставшихся заключенных. По мнению Вейдера, мятежники походили на паразитов, они должны были истребляться при каждой возможности. Проблема была в том, что всегда появлялось еще больше готовых заменить их. Вейдер провел большую часть прошлых четырнадцати лет, пытаясь сокрушить восстание, но это оказалось гораздо труднее, чем он ожидал. Было похоже, что у Мятежников в каждом секторе имелись союзники, в каждой системе - поставщики, и они никогда не оставались на одном месте достаточно долго, чтобы Империя разыскала их. Это было огорчительно, особенно потому, что Сидиус обвинял в их процветании Вейдера. Вейдер не спорил со своим мастером, он просто продолжал выслеживать мятежников и преследовал их везде, где мог обнаружить.
"Сэр, мы вошли в систему Алдераана", - сообщил младший офицер Вейдеру, когда тот вошел на мостик.
"Подготовьте шаттл", - скомандовал Вейдер. "Я встречусь с вице-королем, как только мы достигнем Алдераана".
"Требуется ли поддержка охраны, сэр?" - спросил Оззель.
Вейдер кивнул. "Да", - ответил он. "Я не доверяю Органе. Это может быть ловушкой".
"Вице-король был бы глуп, сделать попытку такого рода, мой Лорд", - ответил Оззель.
"Да, но все возможно, поскольку он вовлечен в Альянс мятежников", - ответил Вейдер. "Мостик - твой, Оззель", - добавил он, снова покидая мостик впереди широко распахнутого черного плаща.
Это совершенно противоречило любому здравому суждению, но Бейл Органа связался с Вейдером, поскольку знал, что у него не было в этом никакого выбора. Лорд был их последней надеждой, возможно, их единственной надеждой, и Органа понимал это. Однако, он также знал, что привлечение Вейдера было очень опасно, угрожая уничтожить все, за что были принесены многие жертвы. Все же, этому нельзя было помочь.
Сам Органа встретил Вейдера на посадочной платформе вдали от дворца, не удивленный присутствием солдат, сопровождающих темного лорда.
"В чем дело, Органа?" - спросил Вейдер без преамбулы. "Я предупреждаю тебя, что это не должно быть пустой тратой моего времени. У меня много дел, и император не желает…"
"Иди со мной", - сказал Органа. "Оставь свои войска, они только мешают пройти".
Хмурясь под своей маской, Вейдер повернулся, сигнализировав клонам оставаться, и пошел с Органой один. По некоторым признакам, он был уверен, что в данном случае мужчине можно было доверять. Неважно для чего он вызвал Вейдера, это действительно стоило потраченного времени.
Два человека сели на транспорт, который немедленно стартовал. Они уехали из тихой, гористой области и направились к столице. Вейдер смотрел в окно, когда они приблизились к медицинскому учреждению. Его любопытство росло с каждым пройденным метром, пока они не прилетели. Наконец транспорт начал опускаться на одну из многих посадочных платформ возле больницы.
"Хорошо, мы на месте", - сказал Органа, когда поднялся.
"Да, именно так", - ответил Вейдер, когда присоединился к вице-королю. "Я должен признать, Органа, что мне любопытно".
Органа кивнул. "Пройдем", - сказал он. "Следуй за мной".
Вейдер следовал за вице-королем в сооружение, игнорируя направленные на него потрясенные и испуганные взгляды. Он чувствовал, что странное ощущение росло в нем, частично ожидание, частично трепет, которые становились более сильными по мере их приближения к главной цели.
Открылись двери лифта, и Вейдер понял, что они оказались в больнице, в отделении интенсивной терапии. Чувства становились более сильными, интенсивными даже, когда они шли к раздвижным дверям, которые вводят в ICU. Вейдер замер, пока двери скользили открываясь. Его мозг отказывался верить тому, что ему говорили глаза.
"Падме?" - сказал он. Его голос, выразил чрезвычайный шок. "Падме?!"
Падме Амидала кивнула, неспособная скрыть печаль в глазах.
"Как это может быть?!" - кричал он. "Ты… ты умерла!"
"Смерть Падме фальсифицирована, чтобы защитить ее от Императора", - объяснил Органа, поскольку Вейдер просто уставился на свою жену. "Это было в интересах ее и близнецов".
"Близнецы?" - сказал Вейдер, быстро поворачиваясь к Органе. "У нас есть близнецы?" - спросил он свою жену.
Падме кивнула снова. "Сын и дочь", - сказала она ему. Звук ее голоса заставил его дыхание заколебаться. "Люк - причина, по которой я попросила, чтобы вице-король связался с тобой. Он очень болен", - объяснила она. Ее голос немного задрожал. "Он… он нуждается в пересадке почки или он умрет. Ни Лея, ни я не совместимы, и я надеюсь… Я прошу тебя..."
Вейдер был слишком ошеломлен, чтобы ответить. Он не мог оторвать глаза от своей жены, которую не в состоянии был полагать действительно живой.
"Без сомнения, нужен тест, чтобы установить это", - ответил он, наконец. "Давайте пройдем туда сразу".
Падме облегченно улыбнулась, что он так легко согласился на это. "Спасибо", - она сказала мягко, ее глаза, слегка потеплели.
"Мальчик - мой сын, Падме", - ответил Вейдер.
Падме кивнула. "Иди со мной", - сказала она. "Я сразу возьму тебя в лабораторию".
"Подожди", - сказал он. Она повернулась к нему.
"Я хочу видеть его", - сказал Вейдер. "Люк. Я хочу видеть своего мальчика".
Падме была удивлена, но просто кивнула. "Конечно", - сказала она. "Пройди туда".
Вейдер по коридору проследовал за своей женой в отдельную комнату. В середине комнаты была кровать, и на ней спящий мальчик. Вейдер медленно приблизился к кровати. Его глаза приковались к лицу его сына. "Мой сын", - думал он. Чувства, которые он не испытывал многие годы, проснулись в нем. Впитывая каждую черточку его лица, Вейдер пронзенный стоял около кровати Люка, смущенный чувствами, которые породил вид его сына.
"Он похож на меня, когда мне было четырнадцать лет", - узнал Вейдер копию своего лица, поскольку это бросалось в глаза. Еще сильнее он был поражен, обнаружив сильное взаимодействие мальчика с Силой. Даже в его спящем состоянии, оно было удивительно сильно и ярко. "Влиятельный ситхом можно было бы его сделать", - заметил Вейдер с гордостью. Но мальчик был болен, очень плох. Вейдер возмутился тем, что это произошло.
"Как это произошло?" - спросил он, наконец. "Почему он столь плох?"
Падме вздохнула, глядя на лицо спящего Люка. "Несколько месяцев назад он подхватил вирус", - объяснила она. "Сначала это был только грипп, но после того, как болезнь продлилась больше недели, я начала беспокоиться. Это оказалось больше чем грипп. Болезнь поразила его почечную систему, и, несмотря на усилия медиков, его почки перестали справляться, ставя жизнь мальчика под угрозу. Они функционируют менее чем на сорок процентов", - сказала она ему, слезы показались в ее глазах. "И если у него не будет пересадки…"
Она была неспособна закончить свое предложение, но этого не требовалось. Вейдер знал, каков будет результат.
"У него будет пересадка, Падме", - сказал он ей, "Если у тебя не его группа крови, тогда логически, она должна быть моей".
Падме посмотрела на него, с проблеском надежды, просыпающимся на ее лице. Она кивнула. "Спасибо за появление", - сказала она, когда слеза, пробежала по ее лицу.
Вейдер ощутил поток эмоций, затопляющий его снова, но он сокрушил их прежде, чем они имели шанс переполнить его, и просто кивнул в ответ. "Давайте пойдем к лаборатории", - сказал он. "Тогда у мальчика может быть операция".
Падме снова кивнула. "Да, давай пойдем".


--------------------
Я люблю демократию! (Кос Палпатин)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Jo Dietrich
сообщение 14 Март 2011, 19:06
Сообщение #4



Иконка группы

Группа: Обитатель
Сообщений: 499
Регистрация: 31 Октябрь 2009
Из: Подмосковья
Пользователь №: 8462
Раса: Человек



3
Вейдер сел, поскольку гематолог подготовился забрать образец его крови. Руки мужчины дрожали, когда он подготовил шприц. Вид Дарта Вейдера вблизи ужасал более, чем он, ранее воображал.
"Ну, теперь", - сказал техник, пытаясь казаться спокойным. "Э… мм... твой костюм, Лорд Вейдер", - начал он, неуверенный, как продолжить работу. "Этот шприц проникнет через него?"
Вейдер покачал головой. "Нет, не получится", - ответил он, удаляя броню с плеча. "На правом плече есть проем", - сообщил он взволнованному мужчине. "Мой медицинский работник регулярно берет оттуда кровь".
"Очень хорошо", - сказал техник, глядя в болезненном обаянии, как Темный Лорд удалил броню со своего плеча. Он ступил ближе, отмечая в изумлении, что плечи Вейдера без брони были весьма широки, и наметил маленький разрез поверх костюма. "Я могу продолжать?" - спросил он нервно.
"Именно поэтому я здесь, не так ли?" - едко ответил Вейдер.
Техник тяжело сглотнул, когда срезал ткань костюма, потрясенный увидеть состояние кожи под ним. Ему было ясно, что Вейдер перенес серьезные ожоги, ожоги третьей степени. Почему его не излечили от них, было вне понимания медика. Однако, он не мечтал задать Темному Лорду такой личный вопрос, люди были убиты за гораздо меньшее, если Дарт Вейдер бывал затронут. Вместо этого он занялся своей задачей, вводя шприц в вену на плече Темного Лорда. Он набрал один пузырек крови, более чем достаточно, чтобы определить, будет ли Вейдер подходящим кандидатом в доноры.
"Тут все", - сказал мужчина, отходя, чтобы закончить задачу. "Я получу анализ этого как можно быстрее, мой Лорд. В течение следующих нескольких минут у меня должен быть ответ для тебя".
"Хорошо", - ответил Вейдер, когда мужчина вернул плечевую броню. "Чем скорее, тем лучше. Жизнь моего сына лежит на чаше весов".
"Конечно, мой лорд", - поклонился мужчина, убегая с образцом.
Вейдер закрепил броню и встал, с удивлением замечая, что его жена стоит в дверном проеме.
"Я не заметил, что ты была там", - сказал он. "Результаты должны быть очень скоро".
Падме кивнула. Вейдер мог видеть, что ей хотелось многое сказать, очень много вопросов, как и у него, в действительности.
"Моя внешность потрясает тебя", - сообщил он очевидное.
"Я видела тебя на голосети", - сказала она ему. "Я знала, что ожидать".
Вейдер кивнул. "Конечно", - сказал он. Он хотел сказать еще, но не знал, как начать. Факт, что она была в действительности жива все это время, был все еще шоком для него. "Я не могу поверить, что ты действительно здесь", - сказал он, наконец. " Все это время я полагал, что ты мертва".
"Все так думают", - ответила Падме. "У меня не было никакого выбора. Ты… Палпатин не дал мне выбора", - объяснила она. "Чтобы сохранить Люка и Лею от него, мне было необходимо, чтобы все думали, что я мертва".
"Не все", - напомнил ей Вейдер. "Вице-король Органа знал об этом все время, не так ли?"
Падме кивнула, игнорируя намек обвинения в его голосе. "Да, я нуждалась в его помощи", - ответила она. "Оби-ван также знает".
Имя его бывшего мастера послало рябь гнева через него. "Конечно", - ответил он, гнев в его голосе был ясен. "Без сомнения, он потратил прошлые четырнадцать лет, поворачивая моих детей против меня".
Падме разрывалась между желанием наброситься на него и плачем по тому, что случилось с мужчиной, которого она любила всем сердцем. "Нет, этого не было", - сказала она устало, отворачиваясь от него, не желая, чтобы он видел, насколько уязвимой она была. "Что ты хочешь, чтобы я сказала, Анакин?" - спросила она, не оборачиваясь. "То, что я сожалею, что скрылась от тебя? То, что я сожалею, что сделала все возможное, чтобы защитить Люка и Лею от того монстра, которого ты называешь своим мастером? Ну, я не жалею", - сказала она. "Я сделала то, что я должна была сделать, у меня не было никакого выбора".
Вейдер ничего не сказал, что только расстроило ее еще больше. Воздух был тяжел между ними, беременен незаданными и оставшимися без ответа вопросами. Падме заговорила, ненавидя тишину, нуждаясь высказать, что было на ее уме и в ее сердце, даже если он не пожелал бы слышать.
"Я не хочу ссориться", - сказала она, снова оглядываясь на него. "Я не спала три дня. Я устала, и я волнуюсь по поводу Люка. У меня нет энергии, спорить прямо сейчас", - добавила она, отворачиваясь от него опять.
"Ты до сих пор не понимаешь, что все сделанное мной, я сделал для тебя, не так ли?" - ответил Вейдер. "Я сделал это, чтобы спасти тебя, и в конце…"
"В конце ты потерял нас всех", - сказала она, обрывая его прежде, чем он мог начать следующую фразу. "Действительно ли это стоило того?"
Прежде, чем у Вейдера появился шанс ответить, техник возвратился в комнату экспертизы.
"Хорошие новости, мой Лорд", - объявил он. "Твоя группа крови - та же самая как у твоего сына", - сказал он.
"Хорошо", - ответил Вейдер. "Тогда, пересадку можно провести немедленно".
" Сначала, врачи захотят выполнить на тебе полный медосмотр", - ответил мужчина.
Вейдер был возмущен этими новостями. "У меня был полный медосмотр всего три дня назад", - сказал он технику кратко. "Это - пустая трата времени!"
Мужчина не хотел оспаривать заявление Темный Лорда, и просто кивнул в ответ. "Я сразу сообщу врачам, мой Лорд", - сказал он, и ушел еще раз.
Вейдер возвращался Падме. "Я сказал тебе, что он получит свою пересадку", - произнес он и вышел из комнаты.
"Лорд Вейдер, я боюсь, что мы должны будем усыпить тебя для этой экспертизы", - сообщил ему немного позже ведущий врач, доктор Максвелл.
"Почему?" - подозрительно спросил Вейдер. "Как я сообщал одному из твоего персонала, у меня был полный медосмотр менее недели назад. Мой сын нуждается в этой операции, и все же ты…"
"Сэр", - прервал его доктор, к полному удивлению Вейдера. "Выполнение столь серьезной операции на тебе, без предварительного выполнения полной экспертизы, было бы против моей этики. Ты должен признать, что твоя физическая ситуация уникальна. Я не хочу неожиданностей, во время выполнения операции на тебе".
Слова хирурга остановили дальнейшие возражения, мужчина просто делал свою работу. "Очень хорошо", - ответил Вейдер. "Сделай то, что ты должен. Только знай, что, если состояние моего сына ухудшится из-за этой глупой напрасной траты времени, я буду считать тебя ответственным, доктор".
Доктор попытался не показать, насколько испуганным он был, и просто кивнул в ответ. Максвелл приказал двум медицинским дроидам, помочь ему, когда он подготовился к незавидной задаче исследования Темного Лорда.
***
"Как ты себя чувствуешь?" - спросила Падме своего сына, когда она сидела возле его кровати.
"Было лучше", - ответил Люк. Он осматривал комнату. "Где мы, мама?"
"Мы находимся на Алдераане", - ответила Падме. "Мы должны получить здесь новую почку для тебя".
Глаза Люка расширились. "Ты подразумеваешь, что нашла донора? Совместимого донора?"
"Да, у нас есть один", - ответила Падма. "И, мы надеемся, у тебя будет операция в течение следующих двадцати четырех часов".
"Великолепно", - вздохнул Люк. "Кто это? Кого ты нашла желающим отдать мне почку?"
Падме поколебалась с ответом. Она сказала близнецам, что их отец, Анакин Скайвокер, умер в то время, когда они родились. Сказать им, что Дарт Вейдер был их отцом, казалось слишком многим для них, чтобы быть обремененным в таком молодом возрасте. Она запланировала сказать им правду в свое время. Но оказалось, что это время наступило внезапно.
"Твой отец, Люк", - сказала она, наконец. "Это - тот, кто пожертвует почку. Твой отец".
Люк уставился на нее. Смесь замешательства и недоверия отразились в его глазах, глазах, которые все еще напоминали Падме Анакина.
"Но… он мертв", - сказал Люк просто. "Правильно? Ты сказала Лее и мне, что он был мертв".
Падме вздохнула, глубокая печаль заполнила ее глаза.
"Мама?" - сказал Люк мягко.
"Люк, твой отец, Анакин Скайвокер, был хорошим мужчиной", - она начала. "Но что-то ужасное произошло с ним. Он… Его использовали, обманули в доверии кому-то, кто стал источником его уничтожения. Твой отец повернулся к Темной стороне, Люк. Он не умер, но он прекратил жить как Анакин Скайвокер давно, в тот же день родились ты и Лея ".
Люк нахмурился, слова его матери вызвали страх и беспокойство в нем. Оби-ван учил его и Лею о Темной стороне, рассказывая, насколько опасна и разрушительна она была. Как мог, его отец уступить ее власти?
"Кто он, мама?" - спросил Люк, внезапно представляясь старше его четырнадцати лет. "Кто мой отец?"
Падме смотрела на своего сына, ее сердце надрывалось, от эмоций выраженных в его глазах.
"Это настолько несправедливо", думала она, "он слишком молод, чтобы быть обремененным таким образом!"
"Скажи мне", - настаивал Люк. "Я должен знать".
"Дарт Вейдер - твой отец, Люк", - сказала Падме, наконец. "Дарт Вейдер имел когда-то имя Анакин Скайвокер, пока не повернулся к Темной стороне. Он даст тебе одну из своих почек".
Люк не знал, как чувствовать теперь. Половина его ликовала от знания, что его отец был все еще жив. Все эти годы он хотел отца, и хотя Оби-ван был добрым мужчиной, хорошим учителем и другом, он не был отцом Люка. Мужчина, которого мать Люка описала ему и Лее, был видом мужчины, которого боготворил Люк. Рыцарь джедай, великий герой, храбрый воин и квалифицированный пилот. Как было возможно, чтобы такой мужчина, стал Дартом Вейдером?
"Как?" – спросил, наконец, Люк, неспособный высказать свой вопрос немного лучше. "Почему? Как мог мужчина, о котором ты сказала Лее и мне быть Дартом Вейдером? Это не имеет никакого смысла!"
Падме вздохнула. Люку показалось, что она, выглядела еще более грустной. Было много раз, когда ей было грустно, много раз, когда она считала, что ни Люк, ни Лея не видят, что она плачет, когда казалось, что ее сердце разрывалось пополам.
"Это нелегко объяснить, Люк", - сказала она. "Твой отец был великим джедаем, как я сказала тебе, но…"
"Итак, почему он повернулся к Темной стороне?"
Падме обернулась, чтобы увидеть, что ее дочь Лея стоит в дверном проеме. Судя по ее взгляду, она услышала все.
"Она тоже", - размышляла Падме, "она должна знать тоже".
"Твой отец был... измучен снами", - начала Падме. "Сны, которые предсказывали будущее. Он предвидел смерть своей собственной матери, и был бессилен остановить ее из-за устава Ордена джедая. Когда я узнала, что беременна, твой отец был вне себя от радости. Но то счастье скоро превратилось в ужас, когда он начал видеть меня, умирающую во время родов. Он стал настолько одержимым моим спасением, что доверился человеку, который все время пытался обольщать его к Темной стороне, Палпатину".
"Ты подразумеваешь императора?" - спросил Люк.
Падме кивнула. "Да, но раньше, в те дни он был канцлером. Империя появилась позже".
"После Чисток", - вставила Лея. Оби-ван постарался, чтобы близнецы Скайвокеры знали реальную историю, а не имперскую пропаганду, которую преподают в школе.
"Да", - ответила Падме. " На планете Мустафар твоему отцу противостоял Оби-ван ", - продолжила она, пропуская рассказ о том, как Вейдер пытался убить ее. "Они сражались, и твой отец был серьезно ранен. Вы двое родился вскоре после того, как это произошло".
"Но, почему он игнорировал нас всю нашу жизнь?" - потребовала Лея.
"Он… Он не знал, в действительности", - ответила Падме. "Видите ли, после того, как вы родились, Оби-ван и Сенатор Органа, организовали мои похороны", - объяснила она. "Было сделано так, как будто я умерла беременной. Это был единственный способ, которым мы могли безопасно скрыть нас от Императора. Если бы он узнал о вашем существовании, он разрушил бы вас, как он разрушил вашего отца".
Люк и Лея были тихи, когда они переваривали это, еще не зная, что думать.
"Значит, Вейдер? Он также думал, что ты была мертва, тогда?" - спросил Люк.
Падме кивнула. "Да, это было необходимо, Люк".
"Значит, он думал, что мы тоже умерли", - заявила Лея.
"Да", - ответила Падме. " О твоем существовании он узнал только сегодня. Когда мы узнали, что состояние Люка настолько серьезно, то должны были взвесить варианты сообщения о нем против надежды найти для Люка другого донора. Которого нет", - сказала она, снова оглядываясь на Люка. "Твоя жизнь важнее, чем что-либо, Люк", - сказала она ему, беря его руку. "Поэтому, я рискнула и позволила сенатору Органе связаться с Вейдером".
"И он согласился сделать это?" - спросила Лея.
"Да, отец очень озабочен Люком", - ответила Падме. "Прямо сейчас он обследуется хирургом".
"Значит, он заботится обо мне", - сказал Люк, думая вслух. "Если б этого не было, то он не сделал бы этого, не стал бы давать мне почку. Разве не так, мама?"
Падме не позволила себе думать о том, каковы могли бы быть значения действий Вейдера. Она не позволяла себе много думать о нем вообще, с тех пор как они встретились снова после такой долгой разлуки. Это было слишком болезненно, вновь пережить прошлое, слишком болезненно, чтобы думать обо всем, что было потеряно.
"Я думаю так", - ответила она, наконец. "Я только надеюсь, что он заботится достаточно, чтобы не предать нас всех императору", - добавила она. "Это - мой самый большой страх".
"Миледи, хирурги хотели бы говорить с тобой".
Падме повернулась, чтобы увидеть, как медицинский дроид стоит в дверном проеме.
"Очень хорошо", - она вернулась к Люку и поцеловала его в щеку. "Отдыхай", - велела она сыну. "Я вернусь, как только смогу".
"Мама", - сказал Люк, когда она начала уходить.
Падме вернулась к нему.
"Я хочу встретить его", - сказал Люк. "Я хочу познакомиться со своим отцом. Я думаю, что мы оба хотим этого", - добавил он, смотря на своего близнеца.
Падме вздохнула, понимая, что это была неизбежная просьба, учитывая, что после всех этих лет близнецы только что узнали, что их отец жив.
"Очень хорошо", - сказала она. "Я поговорю с ним и устрою это. Теперь отдыхай", - снова сказала она Люку. "Останься здесь", - сказала она Лее, видя колеса, поворачивающиеся в голове ее дочери.
"Хорошо", - ответила Лея, раздражаемая странной способностью матери читать ее мысли.


--------------------
Я люблю демократию! (Кос Палпатин)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Jo Dietrich
сообщение 14 Март 2011, 19:25
Сообщение #5



Иконка группы

Группа: Обитатель
Сообщений: 499
Регистрация: 31 Октябрь 2009
Из: Подмосковья
Пользователь №: 8462
Раса: Человек



4
Падме направилась в комнату экспертизы, где оставила Вейдера ранее. Она была встречена там главным хирургом.
"Миледи Скайвокер", - начал он. "Я - доктор Максвелл. Я - главный медицинский хирург этого отделения. Я только что закончил экспертизу Лорда Вейдера".
"Да, и каков результат?" - спросила Падме. "Его почки здоровы? Пожалуйста, скажи мне, что его почки здоровы".
Максвелл кивнул. "Да, они замечательны", - ответил он.
"Спасибо Силе", - вздохнула Падме. "Тогда, ты сможешь выполнить пересадку?"
Врач нахмурился, видимо борясь, с какой-то проблемой в собственной голове. "Да, мы можем, но я чувствую себя этически вынужденным сказать тебе, что показала экспертиза".
Падме нахмурилась. "Что? Что такое?" - спросила она.
"Его тело понесло огромный ущерб", - продолжал Максвелл. "Повреждения, которые оставались без лечения в течении многих лет. К одним только ожогам нужно было проявить внимание, когда он подвергся им. Я затрудняюсь понимать, почему этого не было сделано".
Падме нахмурилась. "Ты имеешь ввиду, что костюм, который он носит, не является необходимостью? Он не должен носить все это?"
"Нет, это - абсолютно важно", - ответил доктор. "В текущем состоянии его здоровья он умер бы без него. Я говорю, что существуют медицинские вмешательства, которые, способны предотвратить потребность в нем".
Падме была тиха. Правда того, что она только что узнала, была слишком трагична для слов. "Он знает?" - спросила она, наконец.
"Нет, он не знает", - ответил Максвелл. "Он все еще спит. Но есть более неотложные дела, которые мы должны обсудить".
"Что еще?" - спросила Падме, почти страшась узнать.
"Это - его сердце", - ответил врач. "Степень грудного повреждения и его долгая зависимость от искусственного респиратора вызвала огромное напряжение его сердца, приводящее к кардиомиопатии".
Падме нахмурилась. "Что это означает? Насколько это серьезно?"
"Довольно серьезно, я боюсь", - ответил Максвелл. "Расширенная кардиомиопатия - состояние, в котором сердце становится ослабленным и увеличенным, и не может эффективно качать кровь".
"Действительно ли это состояние, поддающееся лечению?" - спросила она.
"Да", - ответил он. "Хотя некоторые пациенты остаются в стабильном состоянии в течение очень длительных периодов, у некоторых болезнь усиливается медленно, а другие быстро ухудшаются. Кардиомиопатия может быть исправлена, только если вылечена основная болезнь. В случае лорда Вейдера, из-за массивного повреждения его дыхательной системы, я считаю, что без лечения его травм, особенно его легких и сердца, он не доживет до сорока лет".
Хотя прошло четырнадцать лет, с тех пор как Падме оплакала потерю своего мужа, страшный прогноз доктора заморозил ее кровь. "Ты можешь сделать что-нибудь для него?" - спросила она, наконец.
"Не сразу, нет", - ответил врач. "Если его раны должны быть восстановлены должным образом, это потребует обширной пересадки тканей органов, костей и кожи. Для столь грандиозной операции у меня недостаточно умения, миледи".
"Я думаю, что ему нужно сообщить ваши результаты обследования", - ответила Падме.
"Я согласен", - ответил он. "Лорд должен знать риск, связанный с передачей почки, в свете того, что я только что узнал".
Падме кивнула, понимая, что, наверное, рассказать такие новости лучше было бы ей. "Когда он проснется?"
"Через час или около того", - ответил Максвелл.
"Понятно", - ответила Падме. "Ты пошлешь кого-то, чтобы сообщить мне о его пробуждении?"
"Конечно, миледи", - ответил врач. "Я пошлю дроида, как только он проснется".
Падме оставила врача и пошла, ища Оби-Вана, чтобы спросить его совета.
***
Лея не была непослушным ребенком, но в ней действительно было много от ее отца. А отец был тем, кого она не могла выкинуть из головы. Она знала, что мать, вероятно, будет ругать ее за то, что она убежала, чтобы мельком увидеть таинственного мужчину, который, оказывается, был ее отцом. Лея решила, что будет иметь дело с этим позже. Прямо сейчас ей было остро необходимо увидеть отца собственными глазами.
Используя Силу, чтобы скрыться от глаз многочисленного медперсонала и персонала службы безопасности, Лея нашла путь в палату восстановления, где, как она полагала, отец будет отдыхать после экспертизы. Лея закрыла глаза и использовала Силу, чтобы отыскать его. Она чувствовала сильное присутствие рядом, но подпись была ей не известна. Ни подписи Мастера Йоды, ни Мастера Кеноби не были так сильны как эта, и этот факт на мгновение поразил Лею. Помимо мощи подписи, она заметила слои темноты, покрывающие ауру ее отца. Она ощутила темноту, гнев и, самое заметное, боль. Было совершенно ясно, что это мужчина, который произвел на свет ее и Люка.
Используя его присутствие в Силе как маяк, Лея шла к комнате, где выздоравливал отец. Достигнув ее, девочка прошла через дверь, скользнувшую позади нее. Она была рада, что осталась незамеченной, и улыбнулась во все лицо. Улыбка пропала, когда она посмотрела на своего отца.
Вейдер лежал на больничной койке, его тело было подключено к респиратору. Он был без своего черного костюма, маски и шлема. Вид его лица очаровал и потряс Лею. Она приблизилась к кровати, испуганная состоянием, в котором оказалось его тело. Части его тела, заметные под больничным одеялом и пижамой, были искусственными или ужасно травмированы. Лея почувствовала подкатывающие к глазам слезы, когда взглянула на лицо отца. Лысое и бледное, его лицо было отмечено шрамом через правый глаз, и все же Лее казалось, что оно исполосовано невидимыми шрамами, причиняющими сильную боль и глубокое горе.
"Как это произошло с тобой?" - спросила Лея тихо, смахивая в сторону слезы, текущие по ее лицу. Внезапно она заметила движение под его веками, и стала отступать назад, боясь быть обнаруженной здесь. Она повернулась, чтобы выйти из комнаты, когда услышала слабый голос.
"Не уходи".
Лея обернулась, чтобы увидеть глаза ее отца, наблюдающие за нею. Девочка стояла на мгновение замерев, его глаза того же поразительного синего оттенка как у Люка. "А разве глаза ситхов не должны быть желтыми?" - задавалась вопросом она, когда взгляд отца приковал ее.
Вейдер не был уверен, что не спит, когда уставился на молодую девушку, возникшую перед ним. Она была образом Падме в день их первой встречи, ее длинные темные волосы, закрепленные в той же самой манере, темные карие глаза притягивали его взор, как глаза жены. Но это была не Падме, эта девочка излучала присутствие Силы, которое походило на его собственное. "Это - моя дочь", - понял он, "это – Лея".
"Не уходи", - повторил он. "Не бойся".
"Я не боюсь", - ответила она сразу.
Вейдер кивнул, глядя, что она не боялась, и гордился ею. "Подойди сюда", - попросил он, его голос, слабый и надломленный без помощи вокабулятора.
Лея приблизилась, желая спросить его, но слишком волновалась, чтобы сделать это. "Я… я не должна быть здесь", - сказала она, наконец. "Моя мать будет сердита, если она узнает об этом".
"Ты часто не слушаешься свою мать?" - спросил он.
Лея была удивлена вопросом, поскольку в нем не чувствовалось намека на неодобрение, это был просто вопрос.
"Нет, ну, иногда", - честно признала она. "Иногда я попадаю в неприятности".
Вейдер не мог вспомнить прошлый раз, когда он улыбался, но теперь он не мог справиться с выражением своего лица. Сила, девочка так напоминала его самого в этом возрасте! "Люк может быть похож на меня, но у Леи мой характер, никаких сомнений", - размышлял он. "Возможно, она будет тем, кто присоединится ко мне".
"Почему ты делаешь это?" - спросила она, наконец. "Почему ты помогаешь Люку?"
След улыбки исчез с лица Вейдера. "Как ты думаешь?" - спросил он, чувствуя усталость. "Он - мой сын".
"Ты любишь его?" - упорствовала Лея настойчиво. "Ты любишь кого-нибудь из нас?"
"Мисс Скайвокер, тебе не разрешено быть здесь".
Лея повернулась, чтобы увидеть, что мед-дроид стоит в дверном проеме.
"Она не помешала", - сообщил Вейдер дроиду, к удивлению Леи.
"Я должна пойти", - сказала она. "Было… хорошо встретиться с тобой…" – прервалась она, не уверенная, как его назвать. Отец? Папа? Лорд Вейдер? Ни что не казалось полностью правильным тут. Поэтому, она, замолчав, повернулась к выходу.
Вейдер наблюдал за нею, когда она шла к двери, когда Лея обернулась к нему. "Ты не будешь говорить моей матери, правда?" - спросила она.
Вейдер просто покачал головой. Лея кивнула с улыбкой, и затем ушла.
Вейдер закрыл глаза, разговор утомил его больше, чем он хотел признать перед своим ребенком.
"Лорд Вейдер, теперь, когда ты бодрствуешь, мы должны вернуть тебе твой костюм", - сказал дроид.
Вейдер кивнул. "Да", - прошептал он. "Хорошая идея".
***
"Я не уверен, что он поверит тебе, Падме", - ответил Оби-ван, выслушав все, что Падме узнала от врача. "Его вера в своего мастера устойчива. Что заставляет тебя думать, будто он поверит слову доктора больше, чем слову мастера?"
Падме не знала, как ответить, но что-то говорило ей, что Вейдер начал понимать, как Палпатин использовал его, даже если он пока не признает это. Где-то глубоко в нем остался еще клочок мужчины, которым он когда-то был, мужчины, которого она любила. Оби-ван следил, ощущая ее мысли. Они взволновали его.
Оби-ван глубокомысленно кивнул, поглаживая бороду. "Я обеспокоен тобой, Падме", - сказал он, наконец. "Я озабочен тем, что твоя любовь к Анакину ослепляет тебя".
Падме нахмурилась. "Я знаю точно, чем он стал, Оби-ван", - ответила она кратко. "Мужчина - отец моих детей. Ты можешь обвинить меня в том, что я имею сострадание к нему?"
"Анакин Скайвокер был отцом твоих детей", - напомнил ей Оби-ван. "Не Вейдер. Не думай ни мгновения, что ты можешь доверять ему, Падме. Он - ситх, а у ситха нет никакой совести, никакого чувства порядочности".
"Он жертвует орган, чтобы спасти жизнь своему сыну ", - напомнила ему Падме.
"Спасение жизни его сына не означает, что он заботится о мальчике", - настаивал Кеноби. "Без сомнения он видит огромный потенциал в Люке и хочет завлечь его на Темную сторону".
Падме покачала головой. "Я знаю, что ты был против этого с самого начала, Оби-ван", - сказала она. "Но теперь, когда мы посреди этой ситуации, ты мог быть чуть благосклоннее, вместо того, чтобы просто указывать на потенциальную опасность", - Она повернулась, чтобы покинуть его, но потом остановилась и вернулась. "Зная, чего это ему стоит, я думаю, что ты неправ. Я думаю, что он действительно заботится о Люке и Лее. Но ты верь тому, чему хочешь, а я не собираюсь передумать".
На этом она ушла, оставляя Оби-Вана обеспокоенным ее настроением.


--------------------
Я люблю демократию! (Кос Палпатин)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Jo Dietrich
сообщение 14 Март 2011, 19:39
Сообщение #6



Иконка группы

Группа: Обитатель
Сообщений: 499
Регистрация: 31 Октябрь 2009
Из: Подмосковья
Пользователь №: 8462
Раса: Человек



5
Когда доктор начал свой брифинг, Вейдер сидел за столом напротив Падме. Он глядел на нее, задаваясь вопросом, узнала ли она о посещении их дочери. Он не мог не восхититься смелой девочкой, которая напоминала ему самого себя. "Возможно, не мальчик, а она была тем, кто поможет ему разрушить императора..." Понимая, что доктор обращался к нему, он перефокусировал свое внимание на врача.
"Лорд Вейдер, я счастлив сообщить, что ваши почки в хорошем состоянии, они достаточно здоровы, чтобы пожертвовать одну твоему сыну", - начал Максвелл.
"Это - хорошие новости", - ответил Вейдер, кратко возвращаясь Падме. "Так, когда ты продолжишь?"
"Не столь быстро", - ответил врач. "Есть кое-что еще, что ты должен знать прежде, чем мы продолжим двигаться. У тебя есть серьезная болезнь сердца, Лорд Вейдер. Она ухудшалась в течение долгого времени, я подозреваю. Разве твой личный врач не говорил тебе об этом?"
"Она говорила", - ответил Вейдер. "И предписала лечение для этого. Я предполагаю, что был несколько... небрежен в этом лечении".
Падме покачала головой, понимая, что, несмотря на все, он остался столь же упрям, как и был раньше.
"Ну, я вынужден сказать, что ваша небрежность привела к тяжелым последствиям, Лорд Вейдер", - продолжил Максвелл. "Я полагаю, что без хирургии, твое сердце перестанет работать к сороковому году".
Вейдер затих на мгновение. Ситуация оказалась более страшной, чем он хотел верить. "Я не выбирал эту ситуацию", - сказал он, наконец. "Верь мне, так сложились обстоятельства. Что можно сделать, чтобы изменить это?"
"Многое", - заговорила Падме, к большому удивлению обоих мужчин. "Палпатин говорил тебе, что твои раны были неизлечимы?" - спросила она многозначительно.
Вейдер повернулся к ней, воспоминая о том ужасном дне, слишком ярком даже после четырнадцати лет. "Да", - он сказал просто. Он вернулся доктору. "Что ты скажешь? Он был неправ?"
Максвелл кивнул. "Да, я боюсь, что это точно то, что я скажу", - ответил он осторожно. "Я полагаю, что даже Император время от времени делает ошибки".
"Это не было ошибкой", - заговорила Падме, снова потрясая обоих мужчин. "Он не хотел, чтобы твои раны были вылечены", - заявила она. "Он хотел, чтобы ты остался в этом костюме оставшуюся тебе часть жизни".
Максвелл заметно забеспокоился, сидя рядом с этими двумя. Несмотря на то, что они проживали раздельно в течение четырнадцати лет, они действовали очень похоже на ссорящуюся супружескую пару.
"Это не важно", - сказал, наконец, Вейдер, прилагая все усилия, чтобы удержать контроль над своим гневом. То, что сказала Падме, ударило слишком близко к цели. Палпатин лгал ему в самой отвратительной манере, когда сказал ему, что Падме умерла от его собственной руки. Если он был способен к этому уровню развращенности, то ложь о ранах Вейдера была очень вероятна. Но сейчас не было времени, чтобы думать об этом, Люк нуждался в операции. Это было самым главным. "Ты можешь выполнить пересадку при таком… моем состоянии?"
Максвелл кивнул, помогая уменьшить напряженность, пока ссора не разгорелась. "Да", - ответил он, "но ты должен знать, что для тебя есть риск. Операция любого вида напрягает тело. Когда тело уже ослаблено, напряжение больше".
"Риски не волнуют меня, доктор", - ответил Вейдер кратко. "Здесь рассматривается жизнь моего сына, и было потрачено впустую уже достаточно времени. Он нуждается в почке, и у меня есть, что дать ему. Я предлагаю, чтобы ты подготовил нас обоих к операции, доктор".
"Очень хорошо", - сказал врач, поднимаясь. "Я подготовлю свою команду".
Он оставил двоих супругов одних, от чего им обоим стало неуютно.
"И где Кеноби?" - спросил ее Вейдер, скрытое присутствие его бывшего мастера раздражало его почти постоянно. "Я знаю, что он здесь, я могу почувствовать его присутствие. Слишком труслив, чтобы встать передо мной после того, что он сделал мне на Мустафаре?" - прокомментировал он кратко.
Падме вздыхала. "Я не знаю", - сказала она. "Тебе лучше спросить его об этом. Но, я не думаю, что ты говорил бы с ним, не прибегая снова к насилию".
Вейдер чувствовал скачок гнева и рябь ревности в душе. "Я смотрю, что вы двое стали довольно близки", - прокомментировал он. "Я поражен, что он разрешил тебе связаться со мной вообще".
"Никто не разрешает мне делать что-то", - парировала она, раздражаясь его намеками. "Он был учителем близнецам, и хорошим другом мне все это время. Сила знает, что я нуждалась в этом".
"Да, он хороший друг", - ответил Вейдер. "Я так же думал о нем, пока он не убедил мою жену принять его сторону и предать меня".
Слишком много бессонных ночей, проведенных в волнении по поводу Люка, сказались на ней, и эти комментарии переломили терпение Падме.
"Я знаю, что ты считал, будто я предала тебя", - сказала она ему. "Ты все еще думаешь так. Ты думал, что я привезла Оби-Вана на Мустафар, чтобы убить тебя".
"Что же я должен был думать?" - парировал он. "Почему еще ты имела его…"
"Я не привозила его на Мустафар", - прервала она. "Я понятия не имела, что он был на борту моего судна, когда я оставила Корускант." Она встала, незначительный контроль, который она имела над своими эмоциями, начал дрожать. "Если бы ты дал мне шанс, я объяснила бы", - сказала она.
Вейдер был неспособен ответить на это. "Я не знал этого", - признал он растерянно.
"Я думала, что ты знал меня лучше", - сказала она, отворачиваясь от него. "Я никогда не предала бы тебя, Анакин. Никогда". Она вышла из дверей прежде, чем у него был шанс ответить.
"Лорд Вейдер, мы готовы принять вас", - объявил медицинский дроид. Вейдер повернулся к дроиду.
"Хорошо", - сказал он. "Давай сделаем это".
Вейдер проследовал за дроидом в операционную, куда уже был принесен Люк. К удивлению Вейдера мальчик все еще бодрствовал. Его мать и сестра были рядом с ним. Люк повернулся, чтобы видеть своего отца, когда тот вошел в комнату. Лея улыбнулась, взглянув на него, вид маски нисколько не уменьшил связь между ней и ее отцом. Девочка уже чувствовала ее развитие.
"Ты наверно, Лея", - сказал Вейдер, подтверждая обещание, которое сделал своей дочери.
Лея кивнула. "Привет", - сказала она, благодарная отцу за готовность не выдавать ее матери.
Затем Вейдер посмотрел вниз на своего сына. "А это - Люк", - сказал он, опираясь руками на хромированный край операционного стола.
Люк кивнул, смотря на него. "Привет", - сказал Люк, довольно напуганный зловещим появлением своего отца. Но сильнее чем внешний вид, мальчика тревожила огромная сила, которую источал отец. Люк ощущал, что темнота, исходящая от его отца колебалась, и была угрожающей.
"Люк хотел встретить тебя перед операцией", - объяснила Падме, поднимаясь с места у кровати Люка. Вейдер коротко взглянул на нее прежде, чем возвратить свое внимание к сыну.
"Я тоже хотел встретить тебя, Люк", - ответил Вейдер. "Это - большой день для тебя".
Люк кивнул. "Да, это так", - ответил он, начиная расслабляться и ощущая защитность, которую отец испытывал к нему. "Спасибо", - добавил он. "Что ты делаешь, действительно поразительно".
Вейдер протянул большую руку в перчатке. "Ты не должен благодарить меня, Люк", - он ответил. "Ты - мой сын, в конце концов".
"Все будет очень хорошо, Люк", - сказала Падме, поглаживая длинные светлые волосы Люка, пытаясь вытеснить из головы неприятную беседу, которую она имела с Вейдером ранее. "Через несколько часов ты будешь чувствовать себя совсем как новый".
Люк кивнул, ощущая огромную напряженность между родителями. "Я не могу дождаться", - сказал он с улыбкой.
"Хорошо давайте начнем, не так ли?" - сказал доктор Максвелл, когда вошел в комнату в своей хирургической одежде. "Время, чтобы пока сказать до свидания маме, Люк".
Падме знала, что это мгновение наступит, но это не помешало ей сделаться эмоциональной. Она наклонилась и плотно обняла Люка. "Я люблю тебя", - тихо сказала она, целуя его щеку. "Я скоро тебя увижу".
Люк кивнул, желая помешать грызущему его страху, добраться до него. Лея сильно обняла его, по-своему сообщая ему, что все будет в порядке, и что она его любит.
"Пойдем Лея", - сказала Падме, обнимая плечо дочери. "Пора идти".
Лея кивнула и взглянула на своего отца. "Спасибо, что делаешь это для Люка", - сказала она.
Вейдер был удивлен ее словами. "Я рад тебе", - сказал он просто. Падме посмотрела вниз на Лею, получая впечатление, что она что-то пропустила. После чего она вывела Лею из комнаты и позволила врачам приступить к работе.


--------------------
Я люблю демократию! (Кос Палпатин)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Jo Dietrich
сообщение 14 Март 2011, 19:56
Сообщение #7



Иконка группы

Группа: Обитатель
Сообщений: 499
Регистрация: 31 Октябрь 2009
Из: Подмосковья
Пользователь №: 8462
Раса: Человек



6
Падме нервно шагала по небольшой комнате ожидания, в страхе и беспокойстве, которые лишали ее возможности сесть.
Лея наблюдала за своей матерью, ощущая, насколько та была напугана. "Люк будет в порядке, мама", - сказала она, точно зная, как хорошо продвигалась операция. "Люк будет в полном порядке".
Падме посмотрела на дочь, зная, что та права. Люк имел превосходное здоровье, исключая пораженные вирусом почки. Не было никакой причины ожидать, что он не будет полностью восстановлен. "Тогда, что меня так испугало?" Она могла чувствовать взгляд Леи, зная, что та читает мысли. Она делала так постоянно, также как и Люк. Падме никогда до конца не привыкла к непринужденности, с которой ее дети могли делать это. "Точно так же как их отец…"
"Ты боишься его, не так ли?" - спросила, наконец, Лея свою мать.
Вопрос Леи застал Падме врасплох. "Кого это?"
"Моего отца", - ответила Лея. "Лорда Вейдера. Ты очень напряжена, когда он рядом".
"Я не буду отрицать это", - ответила Падме. "Но это не означает, что я боюсь его".
" Тогда что это?" - упорствовала Лея, напоминая Падме Анакина своим упрямством.
"Лея, ситуация является очень сложной", - ответила она.
"Я знаю", - ответила Лея. "Я хочу помочь, мама. Я хочу понять то, что произошло между тобой и моим отцом, почему мы жили отдельно все это время".
"Лея, ты знаешь, почему", - ответила Падме. "Из-за опасности от Императора, потому что…"
"Мой отец не Император", - указала Лея.
"Нет, он нет", - признала Падме. "Но он - правая рука Императора. Он - его ученик, его прихвостень. Я боялась что, если бы твой отец узнал о тебе и Люке, то он сказал бы Императору о тебе. Тогда Император попытается повернуть тебя и Люка к Темной стороне, как он сделал с твоим отцом".
Лея была тиха, рассматривая это. "Но, если ты боишься, что он сделает это, почему ты связалась с ним теперь? Что помешает ему сообщить Императору о нас теперь?"
"Ничто", - ответила Падма, глядя на Лею. "Теперь ты знаешь, почему я боюсь, Лея".
Лея чувствовала, что дрожь поднялась по ее позвоночнику, поскольку она вспомнила силу, которую ощутила в ее отце. Если бы он хотел превратить ее и Люка в ситхов, то он смог бы сделать это. Несмотря на собственные способности, ни у Люка, ни у Леи не было опыта или силы, чтобы справиться с ним, даже объединившись. "Неудивительно, что она так боится", - размышляла Лея, начиная разделять страх ее матери.
"Он - наш отец. Он не сделал бы нам этого, не так ли?" – пыталась она убедить не столько мать, сколько себя.
"Я действительно не знаю, любимая", - ответила Падме, жалея, что не может уверить свою дочь. "Я не знаю его больше. Он не тот же самый мужчина, которого я знала, мужчина, за которого я вышла замуж".
"Ты все еще любишь его?" - спросила Лея многозначительно.
Падме вздохнула. "Я не знаю, что я чувствую к нему, Лея", - ответила она. "Часть меня ненавидит его за то, что он так ушел от нас".
"Но он думал, что мы все были мертвы", - указала Лея. "Он не оставлял нас, мы оставили его".
"Мы? Ты знаешь, почему мы должны были скрываться, Лея", - сказала Падме, пытаясь остаться терпеливой. "У нас не было никакого выбора. Он не оставил нам никакого выбора, когда присоединился к Темной стороне, когда он предпочел Палпатина мне, нам".
Лея наблюдала за своей матерью близко, ощущая огромную боль, которую она чувствовала. "Ты действительно любишь его", - решила Лея. "Иначе, что происшедшее не причинило бы тебе такую боль".
Падме была сильной женщиной. Она всегда была сильна, но слова ее дочери резали прямо по ее сердцу. Несмотря на максимальные усилия, слезы, которые ей удавалось до сих пор подавлять, все таки потекли. В конце концов, Лея была права. Она всегда могла прочитать эмоции своей матери.
"Ты права", - тихо сказала Падме. "Я знаю, что он вызвал во мне такую большую боль, но я действительно люблю его, Лея. Я знаю, что это не имеет никакого смысла, но я не могу изменить свои чувства".
Лея крепко обняла свою мать. Слишком юная, чтобы иметь возможность сказать что-то, что успокоит страдание матери. "Я буду в порядке, мама", - сказала она, наконец. "Он где-нибудь там, я знаю это. Я видела это в его глазах".
Падме отступила и взглянула на Лею. "Ты… ты видела его глаза?"
Лея кивнула. "Я знаю, что ты не хотела пускать меня, но я пошла, чтобы посмотреть папу после того, как доктора обследовали его".
"Лея", - начала Падме.
"Мама, на нем не было маски", - продолжила Лея, игнорируя неодобрительный тон ее матери. "Я видела его лицо, мама, я видела его глаза. Они точно такие же, как у Люка".
"По крайней мере, в основном он – такой же", - размышляла Падме.
"Ты не должна была делать это", - сказала Падме, вытирая слезы с лица.
"Я знаю", - ответила Лея. "Но любопытство убивало меня", - признала она с легкой улыбкой.
Падме покачала головой. "Ты так похожа на него", - сказала она.
Лея улыбнулась сильнее. "Он думает об этом также", - гордо сказала она матери. "Притом, что он думает, будто я выгляжу точно так же, как ты, когда ты была в моем возрасте".
"Он сказал тебе это?"
Лея покачала головой. "Нет, но он думал это".
"Понимаю", - ответила Падме.
"Г-жа Скайвокер, мы закончили операцию", - объявил доктор Максвелл, входя в комнату.
"Как он?" - спросила Падме с тревогой. "Как мой сын?"
"Он в прекрасной форме", - ответил хирург. "Он прошел через процедуру с развевающимися знамёнами".
"А что относительно моего отца?" - спросила Лея. "Как Лорд Вейдер?"
"Он в порядке", - ответил Максвелл. "Процедура, кажется, не ухудшила его заболевание".
"Какое заболевание?" - спросила Лея в тревоге. Она повернулась к матери. "Что случилось?"
"У твоего отца серьезная болезнь сердца", - объяснила Падме.
Лея нахмурилась. "Он собирается умереть?" - спросила она тихим голосом.
"Нет, если получит медицинское обслуживание, в котором он нуждается", - уверил ее Максвелл.
Лея кивнула в знак понимания, однако его слова не слишком смягчили ее страхи.
"Мы можем посмотреть их?" - спросила Падме.
Максвелл кивнул. "Они выздоравливают в одной палате", - ответил он. "Следуйте за мной".
Падме и Лея последовали за хирургом из приемной через ряд взрывозащитных дверей, которые вели в хирургическое крыло, в дальнем конце коридора которого была палата восстановления.
Войдя в комнату, Падме заметила сына. Она улыбнулась, когда увидела его мирно спящим. Женщина подошла к кровати и подняла его руку. Мягко поцеловав ее, Падма прочла тихую молитву Создателю, который сделал операцию Люка столь успешной.
"Мама, смотри", - сказала Лея.
Падме нашла, куда смотрит Лея и почти задохнулась, когда увидела, что Вейдер лежит на кровати возле нее. "О, Эни", - думала она печально, когда взглянула на его лицо. Анакин Скайвокер был необыкновенно красивым мужчиной, копна длинных светлых локонов, резкие черты лица и удивительно голубые глаза. Лицо, которое она видела теперь, имело мало сходства с тем лицом. Сохранился шрам по его правому глазу. "Я помню, когда он получил это …, это было во время Клонических войн…"
"Мама?"
Падме посмотрела вниз, чтобы сразу заметить, что Люк смотрит на нее. Она улыбнулась сразу. "Привет", - сказала Падме, целуя его в щеку. "Все закончилось", - сказала она. "Ты справился великолепно", - добавила она.
Люк кивнул, все еще довольно неустойчивый из-за наркоза. "Как Отец?"
Падме была потрясена при использовании ее сыном знакомого термина - Отец.
"Он все еще без сознания", - ответила Падме, оглядываясь на Вейдера. "Но я уверена, что он скоро проснется".
"Давайте переместим тебя в собственную палату", - сказал доктор Максвелл, когда мед-дроиды активировали брусья по сторонам кровати Люка. "Лорд Вейдер должен оставаться здесь немного дольше".
"Почему?" - сразу спросила Лея. "Мне казалось, ты сказал, что он в порядке?" - добавила она, поворачиваясь к Максвеллу.
"Я хочу еще подержать его на кардиомониторе в течение нескольких часов", - ответил врач. "В его состоянии это предосторожность, которой я не хотел бы пренебречь".
Лея кивнула, глядя на лицо спящего отца еще раз. Она не могла избавиться от чувства неловкости. "Я могу остаться с ним?" - спросила она, к полному удивлению Падме.
"Если хочешь", - ответил хирург, "но я полагаю, что это - решение твоей матери".
Падме посмотрела на Лею, беспокоясь о привязанности, которую дочь проявляла к своему отцу. "Я не знаю", - Лея", - сказала она с сомнением. "Ты должна лечь спать, скоро полночь".
Лея нахмурилась, разочарованная решением матери.
"Мы готовы переместить пациента, Доктор", - сообщил им мед-дроид.
Максвелл повернулся к нему. "Очень хорошо", - ответил он. "Отправляйтесь сразу".
"Пойдем, Лея", - сказала Падме, когда последовала за дроидами, направлявшими кровать Люка к двери.
Лея оглянулась и кивнула, но прежде, чем присоединиться к ним, бросила на своего отца еще один, последний взгляд. Как только Падме вышла за дверь, Лея наклонилась и дала Вейдеру быстрый поцелуй в щеку, а затем выбежала из комнаты, чтобы присоединиться к своей матери.


--------------------
Я люблю демократию! (Кос Палпатин)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Jo Dietrich
сообщение 14 Март 2011, 20:13
Сообщение #8



Иконка группы

Группа: Обитатель
Сообщений: 499
Регистрация: 31 Октябрь 2009
Из: Подмосковья
Пользователь №: 8462
Раса: Человек



7
Вейдер просыпался в боли. Но это не закрытый уже хирургический разрез, вызывал его боль. Унылая боль поселилась в его груди, очень похожая на ту, что он испытал на борту своего звездного разрушителя несколькими днями ранее. Потребовалось считанные секунды прежде, чем кардиомонитор начал сигналить. Сразу появились мед-дроиды, быстро двигаясь, чтобы эффективно помочь ему. C волосами, взъерошенными от сна и беспокойством на лице, пришел также доктор Максвелл.
"Артериальное давление 200 на 100", - сообщил один дроид. "Сердечный ритм 140".
"20 кубиков Добутамина", - приказал Максвелл, когда Вейдер начал волноваться. Один из дроидов сразу подготовил шприц, но не мог работать с ним. В своем возбуждении Вейдер начал телекинетически разбивать комнату.
"Инъекцию пациенту!" - кричал Максвелл, когда инструменты и мебель начали летать по комнате. Стекла разбивались и летали по комнате, пока второй мед-дроид спешил вколоть инотроп Вейдеру. Ему удалось ввести шприц в плечо Темного Лорда. Все продолжалось еще несколько секунд, но его сердечный ритм начал стабилизироваться.
"Что, черт возьми, это было?" - бормотал Максвелл в удивлении, поскольку Вейдер засыпал снова. Комната восстановления была наполнена руинами оборудования.
"Кажется, Лорд Вейдер обладает замечательными телекинетическими способностями", - заметил один из дроидов.
"Никаких шуток", - размышлял Максвелл.
"Что произошло? Что ты сделал ему?"
Максвелл повернулся, чтобы видеть, что Лея стоит в комнате. Она была в своей пижаме и банном халате.
"Мисс Скайвокер, я должен настаивать, чтобы ты сразу ушла", - сказал он кратко.
Лея подошла к кровати, тщательно избегая раскиданных кругом обломков.
"Я никуда не пойду, пока ты не скажешь мне, что тут произошло", - ответила Лея авторитетным тоном, который застал хирурга врасплох.
"Лорд Вейдер... э, я подразумеваю, что у твоего отца был умеренный сердечный эпизод", - сказал ей Максвелл, когда дроиды приступили к разгребанию бардака.
"Сердечный эпизод?" - в тревоге отозвалась эхом Лея. "Что это точно означает?"
"Это означает, что он испытал остановку сердца", - ответил врач. "Это - достаточно обычная вещь в случаях, когда у пациента увеличенное сердце. Я подозревал, что такая вещь могла произойти", - объяснил он, проверяя жизненные показатели Вейдера. "Но будь уверена мисс, в настоящее время он вне опасности".
"А все это?" - спросила Лея, указывая на крушение повсюду.
"Твой отец сделал это своим умом ", - сказал ей Максвелл.
Лея не испытала никаких затруднений, поверить этому, однако результат показался ей потрясающим. "Темная сторона…"
"Мисс Скайвокер, я должен настоять, чтобы ты вернулась в свои апартаменты", - повторил врач. "Твой отец спит, и тщательно наблюдается".
Лея кивнула, чувствуя себя усталой. "Я вернусь утром", - сказала она, поворачиваясь к выходу. "Хорошо заботься о нем".
Максвелл кивнул, удивленный тем, как сильно похожа на отца молодая Лея Скайвокер.
Когда Лея вернулась в комнату, где она жила со своей матерью, та встретила ее в дверном проеме.
"Тебе нужно было проверить отца, не так ли?" - спросила Падме.
Лея просто кивнула.
"Лея, почему? Почему ты сознательно снова бросаешь мне вызов?" - спросила она, сложив руки на груди.
"Я волновалась по поводу него, мама", - ответила Лея. "Я не могла спать. Я чувствовала, что он был в беде, и я оказалась права. У него был... сердечный эпизод".
Падме приложила все усилия, чтобы не казаться встревоженной. "Он в порядке?"
Лея кивнула. "Я думаю так", - ответила она. "Доктора здесь собираются починить его сердце?"
"Здесь гораздо больше всякого, Лея", - ответила мать, волна усталости нахлынула на нее. "Мы можем поговорить об этом утром?" - спросила она, приглаживая рукой взъерошенные волосе. "Я выдохлась".
Лея кивнула, внезапно чувствуя себя виновной в том, что дала матери еще одну причину волноваться. "Прости, мама", - сказала она, крепко обнимая Падме.
Падме обняла ее спину. "Хорошо", - ответила она, целуя дочь в щеку. "Только обещай мне, что на сей раз, ты останешься в своей комнате, хорошо?"
"Я обещаю", - ответила Лея.
"Ладно", - сказала Падме, беря лицо ее дочери в руки. "Я люблю тебя, Лея", - сказала она. "Очень".
Лея улыбнулась. "Я люблю тебя также, мама. Доброй ночи".
"Доброй ночи любимая. Хорошего сна".
***
Дарт Вейдер проснулся, чтобы обнаружить своего личного врача, смотрящего сверху на него. Лицо Атлены Тек имело выражение беспокойства, поскольку она наблюдала, что ее пациент проснулся.
"Что ты здесь делаешь?" - спросил он слабо.
Доктор Тек никогда полностью не привыкла к потрясающему оттенку синих глаз лорда Вейдера и понимала, что она была одним из немногих людей, которым дана привилегия, видеть их.
"Я собиралась спросить ту же самую вещь", - ответила она с намеком на улыбку.
"Я думаю, что это довольно очевидно", - ворчал он. Его голос, искажался, как будто вентилятором.
"Хирург связался со мной о процедуре, которой ты только что подвергся", - сказала она ему. "Почему ты не говорил мне, что планируешь такое?"
"Я не планировал это", - ответил он. "Только когда я попал сюда, я узнал, что мой сын нуждался в почке".
Глаза Атлены расширились в удивлении. "Твой сын?" - спросила она в шоке. "У тебя есть сын, Лорд Вейдер?"
"У меня также есть дочь, они - близнецы", - он ответил, удивляясь шоку на лице женщины.
"Я понятия не имела, что ты когда-либо был… Я подразумеваю, что ты был однажды…" - запиналась она.
"То, что я был мужчиной?" - предположил он, его настроение возросло, когда по щекам женщины начала разливаться краснота.
"Ну я знаю, что ты - мужчина", - начала она, "Я только не знала, что… Ну, что ты был…"
"Имел сексуальные отношения с женщиной? Породил детей?"
"Лорд Вейдер, я едва ли думаю, что это - соответствующий…", - сказала она, наконец.
"Ты подняла проблему, не я", - сказал он, снова закрывая свои глаза.
Тек покачала головой, Темный Лорд, умел удивить ее снова и снова.
"Кто ты?"
Тек повернулась, видя, что молодая девушка уставилась на нее, явный демонстрируя недоверие и подозрение в больших карих глазах.
"Я - доктор Атлена Тек", - ответила доктор, складывая руки на груди. "А кто ты?"
"Я - Лея Скайвокер", - ответила Лея и подошла к женщине, приведенная в замешательство попытками доктора смутить ее. "Дочь лорда Вейдера."
"О", - сразу уступила позицию Тек. "Ну, приятно встретить тебя, мисс…", - она остановилась. "Она говорила Скайвокер?"
"Скайвокер", - сказала Лея, смотря на своего отца, который наблюдал сцену с развлечением. "Как ты себя чувствуешь этим утром?"
"Хорошо, я полагаю", - ответил он. "Некоторая боль в разрезе".
"Это ожидаемо, Лорд Вейдер", - вставила доктор, внезапно стараясь казаться специалистом.
"Ты - личный врач моего отца?" - спросила Лея.
"Да я", - ответила Тек. "Я была им в течение четырнадцати лет".
"Тогда, почему ты ничего не сделала для болезни его сердца?" - многозначительно спросила Лея, все больше напоминая врачу своего родителя.
"Я много раз предписывала медикаменты для твоего отца", - ответила она. "Но он снова и снова отказывался принимать их".
Лея нахмурилась, не уверенная, что верит ей. "Почему бы он сделал так?"
"Ты должна была бы спрашивать его, а не меня", - ответила Тек, начиная защищаться от прямолинейности молодой девушки.
Лея посмотрела на своего отца, чтобы увидеть, что он снова заснул. "Я спрошу его позже", - решила она. "Почему ты здесь? Тут есть доктора, заботящиеся о нем".
Тек нахмурилась. "Есть ли причина, из-за которой я тебе не нравлюсь, Лея?" - спросила она.
"Нельзя сказать, что ты не нравишься мне", - ответила Лея, не совсем правдиво. "Я полагаю, что мне трудно считать тебя компетентной, учитывая факт, что у моего отца есть такое серьезное заболевание, которое ты сохраняешь неизлеченным в течение четырнадцати лет. Это - все. Я вернусь позже, когда он проснется. Я уверена, что моя мать хотела бы удостовериться, что он в порядке. Возможно, ты хотела бы встретить ее также?" - сказала Лея с улыбкой и оставила комнату.
Тек стояла удивляясь дерзости молодой дочери Лорда Вейдера. "С другой стороны", - размышляла она, "яблоко не падает далекое от яблони".
***
"Как ты себя чувствуешь этим утром, дорогой?" - спросила Падме, когда она села на край кровати Люка.
"Я чувствую себя фантастически", - ответил он, пожирая свой завтрак. "Лучше чем я чувствовал в… Даже не знаю сколько времени".
Падме улыбнулась. "Тогда я думаю, что твоя новая почка делает свою работу", - сказала она.
Люк кивнул. "Я не могу поверить, что это подействовало так скоро", - сказал он. "Я так благодарен, что мой отец сделал это для меня".
"И все мы, Люк", - ответила Падме. "Это было очень щедро".
"Смотрите на него - лопает. Должно быть, ему лучше", - язвительно заметила Лея, когда вошла в комнату Люка.
Люк усмехнулся. "Много времени необходимо восполнить, знаешь ли", - ответил он. "Снова спишь допоздна, сестрица?"
"Нет", - ответила Лея, поглаживая край одеяла на кровати Люка. "Я ходила, чтобы посмотреть, как там наш отец".
Падме не удивилась этому, но была, тем не менее, встревожена. "Как он?" - спросила она.
Лея посмотрела на свою мать, ощущая скрытое неодобрение за ее словами. "Он в порядке", - ответила она. "Его врач со звездного разрушителя была с ним. Мне не нравится она".
"Она?" - сказал Люк. "Доктор нашего отца - женщина?"
Лея кивнула. "Да", - подтвердила она. "И у меня было впечатление, она тоже что-то имеет к нему", - добавила она.
"О, Лея, прекрати это", - предупредила Падме. "Ты смешна".
Лея и Люк посмотрели друг на друга, очень заинтригованные реакцией их матери.
"Я могла ощутить это мама", - настаивала Лея. "Я думаю, что ты должна встретить ее".
Падме нахмурилась. "Почему?"
"Тогда она узнает, что отец женат", - ответила Лея, используя логику, которую могла использовать только четырнадцатилетняя девочка.
"Не будь глупа, Лея", - сказал Люк между набиванием рта, заметив, как комментарий прямолинейной Леи впечатлил их мать.
Лея нахмурилась. "Я не глупа", - парировала она. "Дурак".
"Этого достаточно вам обоим", - резко сказала Падме. "Достаточно этого глупого препирательства. Я собираюсь поговорить с доктором Максвеллом", - продолжила она. "Ты", - сказала она, указывая на Лею, "собираешься остаться здесь и быть доброй к своему брату".
Лея посмотрела на своего брата, который раскрыл свой рот, чтобы показать ей полную пасть полупрожеванной еды.
"Люк!" - пожаловалась она. "Мама, Люк грубый!"
Когда Падме вышла, она улыбалась. "Я думаю, что он чувствует себя очень хорошо", - проговорила она.
Падме нашла доктора Максвелла в офисе. С ним рядом сидел другой врач, который носил униформу имперского медицинского корпуса. Падме поняла, кто это должен быть, и огорчилась от импульса неуверенности, которую почувствовала, когда заметила, что женщина оказалось довольно симпатичной.
"Ах, Миледи Падме", - сказал Максвелл, поднимаясь приветствовать ее. "Как ты этим утром? Я полагаю, что у тебя была спокойная ночь".
"Впервые за очень долгое время", - ответила Падме. "Благодаря тебе", - добавила она с улыбкой. "Этим утром Люк чувствует себя гораздо лучше. Когда я оставила его, он ел как вуки".
"Превосходно", - ответил Максвелл. "Миледи, это - Доктор Атлена Тек", - сказал он, указывая на другого доктора. "Она - личный врач лорда Вейдера".
Падме смотрела на женщину с улыбкой. "Как твои дела?" - сказала она, протягивая руку и используя свое лучшее сенаторское лицо.
"Рада встретить тебя", - ответила Тек, отметив удивительную красоту женщины, которая когда-то была возлюбленной Дарта Вейдера, матерью его детей. "Я встретила твою дочь ранее", - добавила она. "Она - весьма рано развившаяся молодая особа".
Падме подняла бровь. "Да, она бывает время от времени", - согласилась она. "Она сильно походит на своего отца", - добавила она.
"Я сам заметил это ", - заметил Максвелл.
"Как скоро Люк будет освобожден?" - спросила Падме. "Сколько времени он должен будет пробыть здесь?"
"Еще три дня, по крайней мере", - ответил Максвелл. "Мы должны гарантировать, что его тело не отторгает почку, и кровь хорошо очищается в ней. Множество тестов. Вы спешите, миледи?"
"Нет, я лишь хотела знать, что ожидать", - ответила Падме. "Спасибо". Она повернулась к выходу, но затем остановилась и вернулась. "Действительно ли Вейдер в сознании сейчас?"
"Он дремал, когда я была с ним", - ответила Тек. "Но не в глубоком сне".
Падме кивнула. "Спасибо", - ответила она, решив, что беседа, которую она должна была иметь с ним, откладывалась уже достаточно долго.


--------------------
Я люблю демократию! (Кос Палпатин)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Jo Dietrich
сообщение 14 Март 2011, 20:20
Сообщение #9



Иконка группы

Группа: Обитатель
Сообщений: 499
Регистрация: 31 Октябрь 2009
Из: Подмосковья
Пользователь №: 8462
Раса: Человек



8
Падме ощущала растущее предчувствие, пока направлялась в палату восстановления, где отдыхал Вейдер. Дверь оказалась открыта перед ней и, таким образом, она беспрепятственно вошла в комнату. Видя пустую кровать, она огляделась и обнаружила, что лорд отступил в противоположную сторону комнаты, наблюдая за ней. Он снова был в своем дыхательном костюме и маске, комната была заполнена звуком механического дыхательного аппарата.
"Я не ожидала так скоро увидеть тебя вне кровати", - сказала она, не зная, что сказать еще.
"Нет больше никакой потребности, оставаться там", - ответил он. "Мой врач уверил меня в этом".
Падме кивнула. "Люк чувствует себя изумительно", - сказала она ему, улыбаясь мысли о сыне, с удовольствием поедающим свой завтрак. "Я хотела ещё раз поблагодарить тебя за то, что ты для него сделал. Ты вернул ему жизнь".
Вейдер просто кивнул, пристально глядя на нее. "Я рад услышать это", - сказал он, наконец. "Но почему ты не говоришь, что действительно находится у тебя на уме, Падме. Я знаю, что ты пришла сюда не без причины".
"Да, именно так", - ответила она, не удивленная его способностью читать ее мысли. "Я хотела спросить тебя что-то".
"Что?"
"Я хотела узнать, каковы твои намерения", - спросила Падме. "Теперь, когда ты знаешь о близнецах, ты собираешься рассказать своему мастеру о них?"
Вейдер был несколько поражен откровенностью ее вопроса. Без сомнения, для нее было чрезвычайно трудно связаться с ним, зная о такой возможности. Но у нее не было никакого выбора для спасения жизни ее сына.
"Я еще не знаю", - сказал ей Вейдер. "Хотя я запланировал кое-что о тебе и близнецах".
Падме нахмурилась, ее предчувствие превращалось в беспокойство. "Запланировал?" - спросила она, пытаясь не казаться встревоженной. "Что запланировал? О чем ты говоришь?"
"Ты будешь жить со мной на моем звездном разрушителе", - сказал он ей с легкостью. "Я уже заказал апартаменты для вас троих. Вы будете очень удобно устроены, я тебя уверяю".
Хмурый взгляд Падме углубился. "Удобно?" - сердито закричала она. "С каких пор тюрьма стала удобна?"
"Это – едва ли тюрьма", - спокойно ответил Вейдер. "Я не экономил расходов, чтобы снабдить твой новый дом всеми удобствами, всей роскошью, которую ты могла захотеть или нуждаться".
"Это - едва ли так", - настаивала она. "Я не из твоей команды, которой ты можешь отдавать приказы", - сказала она, стоя перед ним, оперев руки на бедра. "Ты не имеешь права командовать мной!"
Вейдер поднял бровь. "Возможно, нет", - ответил он. "Но дети являются моими, Падме. Я имею на них право. Ты лишила меня первых четырнадцати лет их жизни, ты очень должна мне за это".
Падме потеряла терпение. "Я тебе должна?" - кричала она. "Я ничего не должна тебе! Ты смеешь стоять тут и пытаешься заставить меня почувствовать себя виновной в защите моих детей от тебя и того дьявола, которому ты служишь?"
"Я не говорю ничего, что не верно, и ты это знаешь", - ответил он. "Если ты чувствуешь себя виноватой, это является твоей собственной проблемой, не моей. Я предлагаю тебе безопасность на борту своего судна. Ты должна понять, что теперь, когда ты сделала себя и близнецов известными мне, это - только вопрос времени прежде, чем Император тоже узнает о твоем существовании".
Тогда, в голове у Падме прояснилось. "Я понимаю", - сказала она, наконец. "Это не приглашение, это - ультиматум, не так ли? Если я не соглашусь на это, то ты скажешь своему мастеру о близнецах".
Вейдер молчал, ни отрицая, ни подтверждая ее заявление.
"Оби-ван был прав", - сказала она, не заботясь, возмущала ли она его. "У тебя нет никакой совести".
Упоминание об имени его бывшего мастера привело Вейдера в бешенство. "Это слова от мужчины, который украл у меня мою семью", - парировал он сердито. "Он лгал моим детям!"
"Твой мастер украл у тебя семью, Анакина", - вернула она. "Не Оби-ван".
"Не используй это имя больше", - сказал он ей. "Анакин Скайвокер мертв".
Падме кивнула. "Да, я знаю это теперь", - ответила она тихо. "Я была глупа думать иначе".
"Ты и близнецы прибудете на судно, тогда", - заявил он.
"Я думаю, что это вряд ли спорный вопрос, не так ли?" - ответила она устало. "Ты не даешь мне выбора в этом вопросе, как ты сделал четырнадцать лет назад".
Вейдер не отвечал и просто смотрел, как она оставила комнату. Едва выйдя за пределы его слышимости, она прислонилась спиной к стене и, закрыв лицо руками, заплакала.


--------------------
Я люблю демократию! (Кос Палпатин)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Jo Dietrich
сообщение 14 Март 2011, 22:31
Сообщение #10



Иконка группы

Группа: Обитатель
Сообщений: 499
Регистрация: 31 Октябрь 2009
Из: Подмосковья
Пользователь №: 8462
Раса: Человек



9
"Ну, молодой Люк, ты хорошо выглядишь", - сказал Оби-ван, когда подошел к кровати Люка.
Люк оторвался от голоигры и улыбнулся. "Благодарю, Мастер Оби-ван", - сказал он. "Я чувствую себя великолепно. Я не могу дождаться, чтобы выбраться отсюда".
Оби-ван кивнул. "Я уверен", - ответил он. "Терпение, молодежь. Помнишь? Джедай должен быть терпеливым".
"Я знаю", - ответил Люк. "Я буду это помнить".
"Где ты был, Мастер?" - спросила Лея.
"Я был… недалеко", - ответил он. "Я провел большую медитацию, с тех пор как мы прибыли сюда. Ваше присутствие должно быть скрыто от Императора, а когда его ученик знает о вас теперь, задача вашего прикрытия стала еще важнее".
"Оби-ван, ты думаешь, что наш отец скажет о нас Императору?" - спросила Лея.
Кеноби глубокомысленно вздохнул, поглаживая рукой седую бороду. "Трудно предсказать", - сказал он, наконец. "Но мы ничего не можем знать наверняка, молодежь. Ваш отец - теперь ситх, а их ведут чуждые нам соображения".
Лея нахмурилась. "Я не думаю, что он предал бы нас, Оби-ван", - сказала она. "Он заботится о нас, я могу ощутить это".
Люк кивнул. "Он отдал мне почку", - согласился он. "Он должен заботиться".
Оби-ван ненавидел идеализм близнецов об их отце. Они хотели иметь отца всю свою жизнь, в конце концов. И все же, Оби-ван знал, что будет небрежен, если станет лелеять их ребяческие понятия о мужчине, который был способен к отвратительным, чудовищным действиям. Он знал, на что были способны ситхи и знал, что было очень возможно, что любой интерес, который Вейдер проявлял к своим детям, мог объясняться его собственными целями. Вейдер наверняка ощутил огромную мощь своих детей в Силе. Разве он не попытался бы повернуть их к Темной стороне? Разве не это было причиной, что он, казалось, заботится о них? Кеноби не сомневался в этом, но как он мог сказать это Люку и Лее, не разбивая их сердца?
"Возможно", - заметил, наконец, Кеноби. "Но у него может также быть своя собственная повестка дня для того, чтобы помочь тебе, Люк".
"Оби-ван прав", - сказала Падме, когда присоединилась к ним. "Он имел ее все время".
Все трое чувствительных к силе могли заметить, как Падме была ужасно расстроена. По ее глазам было заметно, что она плакала.
"Что случилось?" - спросил Оби-ван сразу. "Что ты узнала?"
Падме покачала головой. "Ты был прав о нем, Оби-ван", - сказала она спокойно. "У него нет никакой совести. Он сказал мне, что дети и я должны попасть на борт его судна, чтобы жить".
Люк и Лея смотрели друг на друга, удивленные и даже немного взволнованные перспективой.
"Что в этом такого?" - спросила Лея. "Мы будем вместе, все четверо. Разве это не хорошая вещь?"
Падме покачала головой. "Лея, ты настолько молода, настолько невинна", - сказала она печально. "Он не дал нам выбора. Если мы не согласимся на эту договоренность, то он скажет Императору о тебе и Люке".
Кеноби хмурился, чувствуя странную вспышку гнева. "Он сказал тебе это?" - потребовал он. "Он угрожал тебе?"
"Пожалуй, нет", - допустила Падме. "Но смысл был довольно ясен. Его люди на борту судна, уже устроили наши апартаменты. Он не собирается отступать от этого".
Люк и Лея могли видеть, как ужасно расстроена была их мать, но главное, насколько она боялась. Их отец был действительно столь безжалостен, как она считала? Разве он предал бы свою собственную плоть и кровь?
"Я поговорю с ним", - наконец сказал Оби-ван. "Этого не произойдет, Падме. Я не позволю этому случиться", - утверждал он, когда целеустремленно вышел из комнаты.
"Оби-ван нет!" – кричала Падме торопясь за ним. Она нашла его в коридоре и схватила рукой, чтобы задержать. "Что хорошего ты сделаешь?" - спросила она его. "Вспомни, что произошло в прошлый раз, когда вы двое встретились! Ты правда думаешь, что он послушает тебя сейчас? Он убьет тебя, я знаю. Он ненавидит тебя и негодует на тебя более чем когда-либо".
"Я не позволю это", - повторился Оби-ван. "Я не позволю ему превращать этих красивых детей в ситхов. Я клянусь тебе, даже если я должен буду убить его, чтобы предотвратить это".
Падме уже не слушала его, поскольку позади Оби-Вана она видела никого иного, как Вейдера, стоя слушающего пылкие речи джедая.
"Ты упустил свою возможность сделать это давным-давно, Кеноби", - сказал Вейдер зловеще. "Когда ты оставил меня гореть заживо после того, как изрубил на огненном берегу Мустафара. Тебе не повезет так, на сей раз", - сказал он, вынимая световой меч.
"Я сделаю то, что нужно, чтобы ты не разрушил Люка и Лею", - возражал Оби-ван, беря собственное оружие. "Если я должен отдать свою жизнь, чтобы сделать так, я сделаю это с радостью".
"Вечный мученик", - насмешливо парировал Вейдер. "Разве ты не знаешь, что твой род является вымершим теперь, старик? Ты - устаревший реликт. Теперь ситх управляет галактикой, Кеноби. Джедаи никогда не поднимутся снова". Он акцентировал свою декларацию резким ударом, который Оби-ван встретил со своим собственным лезвием.
"Остановитесь!" - кричала Падме, "Пожалуйста, остановитесь!"
"Останься вне этого, Падме", - сказал ей Вейдер, надвигаясь на своего старого противника. "Это личные счеты между мной и Кеноби".
"Нет!" - парировала она, вынужденная кричать, чтобы быть услышанной в шуме боя. "Меня не будут рассматривать как приз на одном из ваших архаичных боксерских соревнований, вы слышите меня?"
"Ты сделал превосходную работу, настраивая мою жену против меня, Кеноби", - рычал Вейдер, его гнев рос с каждым шагом.
"Ты сделал это сам, когда попытался убить ее", - парировал Кеноби, отражая лезвие Темного Лорда.
"Что здесь происходит?" - сказал доктор Максвелл, когда он и два охранника появились на сцене. "Прекратите это сразу или вы оба будете помещены в блок задержания у меня!"
"Не лезьте не в свое дело, доктор", - предупредил Вейдер, надвигаясь на Кеноби. "Это - поединок чести, которой у тебя нет никакого понятия".
"Честь не имеет никакого отношения к этому", - парировала Падме. "Ты хочешь мести, примитивной и незамысловатой".
Вейдер перестал тратить время на пустую болтовню. Чтобы одолеть давно не тренировавшегося всерьез старика, Лорду не потребовалось более нескольких секунд. Местные охранники старались держаться как можно незаметнее и на максимальном расстоянии от грозного ситха.
"Месть действительно сладка", - сказал Вейдер, держа конец лезвия у горла Кеноби. "Я буду смаковать это, Кеноби".
"Если ты убьешь меня, то твои дети будут ненавидеть тебя оставшуюся часть их жизни", - спокойно угрожал Оби-ван. "Если, ты хочешь именно этого, тогда во что бы то ни стало, убей меня прямо сейчас".
Его слова остановили Вейдера, поскольку тот понимал, что старик прав. Он кратко взглянул на дверь комнаты его сына, заметив, что Лея стоит в дверном проеме, с выражением страха и шока на лице. "Не делай этого, пожалуйста…"
Вейдера возмутило, что мысль о своих детях, ненавидящих его, была настолько неприятна, но это был факт. Более того, это было ужасающим. Взгляд в глазах его дочери, наблюдающей, как он подготовился убивать старого джедая, сказал более чем достаточно о том, что будет чувствовать она, когда он доведет это до конца. "Ситх не заботится о чувствах других", - сказал он себе, оглядываясь назад на свою жертву. "Нет никакого сострадания в Темноте, только месть…"
"Отец, пожалуйста, сохрани его"
.
Голова Вейдера дернулась снова, чтобы видеть, как сын стоит рядом с его сестрой.
Кеноби мог ощутить колебание Темного Лорда, его нерешительность. Было ясно, что детские чувства действительно имели значение для него. Это потрясло Оби-Вана, так же как Падме, которая, задержав дыхание, ждала, что произойдет потом.
К удивлению всех, Вейдер отстранился. "Убирайся от моей семьи", - сказал он. "Или в следующий раз я не буду настолько милосерден".
Люк и Лея смотрели друг на друга, потрясенные тем, что выяснилось теперь.
"Доктор, я хочу, чтобы ты освободил моего сына", - скомандовал Вейдер.
"Но Лорд Вейдер", - возражал хирург, "Люк все еще нуждается в большем отдыхе, не говоря уже о…"
"На борту моего судна есть медицинские комплексы первого класса", - сообщил Вейдер. "О нем будут хорошо заботиться".
Максвелл не знал, что сказать. Его этическое чувство не позволяло соглашаться на это. Только предыдущим утром у мальчика была операция. И все же, это был Дарт Вейдер. Спорить с Темным Лордом ситхов было опасно для любого здоровья. Врач посмотрел на Падме, выражение его лица сказало все.
"Миледи? Вы согласны с этим?" - спросил он.
Падме повернулась к нему, зная, что Вейдер пристально наблюдает за нею. "Да", - сказала она, "Я согласна. Пожалуйста, прими меры, чтобы он был освобожден сразу".
"Ты подразумеваешь, что мы отправимся сейчас?" - спросила Лея, весьма удивленная быстротой, с которой все произошло.
"Да", - ответила Падме. "Мы должны будем вернуться к нашим апартаментам и собрать вещи". Она повернулась к Вейдеру. "Я полагаю, что ваш отец хочет уйти как можно скорее".
Вейдер кивнул. "Да, это так", - сказал он, оглядываясь назад на Кеноби. "Чем скорее, тем лучше", - добавил он, понимая, что лучше поскорее получить свою семью, вдали от своего врага.
Максвелл кивнул. "Я приготовлюсь сразу", - сказал он, взглянув на Падме. "Я надеюсь, что ты знаешь, что ты делаешь, Миледи", - мрачно думал он, уходя.
"Сейчас я возвращусь на судно, чтобы гарантировать, что там все готово к приему нас всех", - сказал Падме Вейдер. "Через два часа я вернусь". Он повернулся к Лее, понимая, что он нуждается в некоторой страховке, оставляя Кеноби со своей женой и сыном. "Хотела бы ты пойти со мной?" - спросил он ее.
"Да", - немедленно ответила Лея, к большому испугу матери. "Я хочу".
"Превосходно", - ответил Вейдер. Он снова оглянулся на Падме. "Мы возвратимся через два часа, чтобы забрать тебя и Люка. Достаточно будет этого времени?"
Падме кивнула, страх, который она чувствовала за свою дочь, рос в ней.
"Не волнуйся, мама", - сказала Лея. "Мы скоро вернемся".
"Хорошо", - ответила Падме, вытягиваясь, чтобы крепко обнять дочь. "Пожалуйста, будь осторожна", - сказала она спокойно.
Лея кивнула, зная, как напугана ее мать, но понимая, что причины для этого нет. Она не ощущала двуличности в своем отце, и стремилась посмотреть, где предстоит ей жить.
"Падме, мне жаль, что я ничего не мог сделать", - неубедительно сказал Оби-ван, когда Вейдер вышел в коридор со своей дочерью.
"Нет ничего, что кто-то мог сделать, Оби-ван", - ответила Падме, наблюдая, как ее дочь исчезает из вида, и очень стараясь не впасть в истерику. "Наша судьба теперь не в наших руках".

Сообщение отредактировал Jo Dietrich - 16 Март 2011, 11:05


--------------------
Я люблю демократию! (Кос Палпатин)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Nefer-Ra
сообщение 15 Март 2011, 01:36
Сообщение #11



Иконка группы

Группа: Постоялец
Сообщений: 522
Регистрация: 3 Январь 2010
Пользователь №: 8557



Или у меня склероз, или я это уже читала. Не факт, правда, что в переводе.
Что по ходу расстраивает в большинстве западных фиков - это линейность повествования и непрерывный диалог, простой, как грабли. Ну и необходимость изощряться придавая итоговому тексту литературность (часто в ущерб точности перевода, но тут или коряво, но по тексту, или литературно, но по смыслу).
Тут, как я понимаю, постобработка напильником была минимальной.


--------------------
Линкор, просто линкор
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Rutheniya
сообщение 15 Март 2011, 02:17
Сообщение #12



Иконка группы

Группа: Обитатель
Сообщений: 387
Регистрация: 10 Февраль 2011
Из: Москва
Пользователь №: 8859
Раса: человек



А она была, это обработка? blink.gif
Дорогой переводчик, умоляю, срочно найдите бету,если не успеваете править тексты в таком объеме, т.к. жалко, что труд пропадает в пучине откровенных орфографических и стилистических ошибок wacko.gif

И да, обращение на "Ты" к Вейдеру, это круто! tongue.gif


--------------------
Во всем мне хочется дойти до самой сути...(Б. Пастернак)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Алита Лойс
сообщение 15 Март 2011, 02:42
Сообщение #13



Иконка группы

Группа: Бывалый
Сообщений: 1490
Регистрация: 16 Декабрь 2010
Из: ДДГ
Пользователь №: 8815



Вы уже не первый, кого я "Штормом" вдохновила на перевод, можно сказать;) Очень рада)
Фик, вроде бы, начинала читать на английском, но далеко не ушла. Было бы интересно посмотреть, как там дальше развивались события.

Честно сказать, хотелось бы пожелать более литературного подхода. Хотя бы в элементарных вещах. Иначе получаются такие забавные вещи, как: "Вейдер не ответил, но скоро имел Кеноби, где хотел. Сотрудники безопасности были слишком испуганы, чтобы предпринять какие-нибудь меры."
Ну и вообще подстрочный перевод несколько утомляет при чтении.
Хотя по себе знаю, как тяжело переводить, особенно - начинать. Так что, в любом случае, спасибо за труд.

Сообщение отредактировал Алита Омбра - 15 Март 2011, 02:49


--------------------
Выучи намертво, не забывай, и повторяй как заклинание:
"Не потеряй веру в тумане, да и себя не потеряй!"
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Jo Dietrich
сообщение 15 Март 2011, 16:56
Сообщение #14



Иконка группы

Группа: Обитатель
Сообщений: 499
Регистрация: 31 Октябрь 2009
Из: Подмосковья
Пользователь №: 8462
Раса: Человек



Большое спасибо за отзывы.
Действительно, "обработка напильником" - не велика, количество слов сократилось приблизительно на 15%. Самому интересно, получится ли к концу проекта ощутимое улучшение.
Орфографию правит господин Word. Со стилистикой сложнее, но в конце концов, это перевод, и он имеет право быть похожим на оригинал. А, "простой как грабли" "непрерывный диалог" тоже многим нравится, судя по количеству отзывов собранных оригинальным фиком(2317 против 141 у того же "В шторме")
Цитата(Rutheniya @ 15 мар 2011, 02:17)
И да, обращение на "Ты" к Вейдеру, это круто!
Если в оригинале Вейдер обращается к последнему чмошнику так же, как этот чмошник будет обращаться к Вейдеру, то зачем переводить это поразному? Так же обращаются друг к другу дети, родители и близкие друзья-родственники. Слово "ты" кажется мне более обоснованным выбором, чем криво заимствованная с запада традиция использования местоимения множественного числа для обозначения одного человека.
Цитата(Алита Омбра @ 15 мар 2011, 02:42)
Ну и вообще подстрочный перевод несколько утомляет при чтении.
Стараюсь. Последнюю читку текста делаю, вообще не заглядывая в оригинал. Приведенное вами место обращало на себя мое внимание, но мне показалось, что и так смысл очевиден. Распространять текст сложнее, чем сокращать, поскольку необходимость этого менее заметна.


--------------------
Я люблю демократию! (Кос Палпатин)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Nefer-Ra
сообщение 15 Март 2011, 17:16
Сообщение #15



Иконка группы

Группа: Постоялец
Сообщений: 522
Регистрация: 3 Январь 2010
Пользователь №: 8557



Сократилось?! оно увеличиться должно было на столько же (минимум).
Перевод в таком ключе годится для статьи, из которой надо почерпнуть основную идею и все. Для худлита подобное неприменимо (хотя я понимаю, что отнесение оригинала этого текста к литературе будет неоправданной щедростью).
Про отзывы - их, в основном, пишут дети и подростки, разумеется, им проще будет воспринять текст, похожий на их повседневные разговоры.
"Шторм" или "Приключения ДВ", с которыми безуспешно борюсь я, написаны куда сложнее.
И, раз пошла такая пьянка:
"Оби-ван нет!" – кричала Падме торопясь за ним. Она нашла его в коридоре и схватила рукой, чтобы задержать.
Лучше было бы подать так (хоть это тоже далеко не идеально):
- Оби-ван, нет! - крикнула Падме, спеша за ним. Догнав рыцаря в коридоре, она схватила его за рукав, пытаясь остановить.

Вообще стоит при переводе положить рядом книжку, ну, хоть Бунина, и периодически в нее заглядывать. Тогда процент фраз, построенных по правилам русского языка, существенно возрастет (научный доклад класть не надо - будет только хуже)


--------------------
Линкор, просто линкор
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Поделиться темой: Поделиться ссылкой через ВКонтакте Поделиться ссылкой через Facebook
5 страниц V   1 2 3 > » 
Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 18 Сен 2019, 02:05

Рекламные ссылки: Дневники беременности на Babyblog.ru//Бэбиблог - соц сеть для будущих мам //