Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

4 страниц V   1 2 3 > »   
Ответить в данную темуНачать новую тему
> Мертвые живы страстями
Граанда
сообщение 29 Октябрь 2016, 12:03
Сообщение #1



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 51
Регистрация: 22 Июнь 2016
Из: Омск
Пользователь №: 9747



Автор:Граанда

Фандом:Star Wars

Персонажи: Асока Тано (Шпилька)/Энакин Скайуокер (Дарт Вейдер), Боба Фетт/Асока Тано (Шпилька), Асажж Вентресс, Бэррисс Оффи, Оби-Ван Кеноби, Новый Мужской Персонаж

Рейтинг:NC-17

Жанр:Action/Darkfic/Comedy

Размер:Макси

Статус:В процессе

События: Вейдер без костюма, Не люди, Герой на стороне Империи, Плохие джедаи

Предупреждение:AU, ООС, Насилие, БДСМ, Нецензурная лексика

Саммари: Некоторые девочки взрослеют неправильно. Некоторые связи лучше оставлять в прошлом. А некоторые люди хороши лишь мертвыми, потому что, ожив, их безумие становится страшнее смерти.


Асажж Вентресс: http://www.fanart.info/art/art-view/28477
Таким я вижу Вейдера без костюма (работа не моя): https://pp.vk.me/c630818/v630818660/320b3/fTpqMRy3KYg.jpg
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Граанда
сообщение 29 Октябрь 2016, 12:04
Сообщение #2



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 51
Регистрация: 22 Июнь 2016
Из: Омск
Пользователь №: 9747



№1


Её озарение наступило в ту минуту, когда холод ледяной клеткой сковал сердце, а сознание, поддавшись давней связи и навязанной воле, было потеряно.

— Ученица жива!

Животная ярость Лорда рассекла пути Силы, и в далёком дворце Корусканта перед глазами Императора пошла рябь.

— Тогрута.

Мягкий металл под стальными перчатками скривился, и руль, изогнувшись под давлением сжатых кулаков, задал крутой вираж истребителю. Приоритеты были расставлены, цель сменилась, Сила искала путь. Назойливый грузовой корабль мельтешил перед глазами, словно муха, но, отдавая дань мастерству пилота, Вейдер легко отсек его от остальной части флота.

— Веди её ко мне.

Голос раздался в мозгу тихим шёпотом, но, слившись с мыслями Вейдера, обрушился на него громом.

— Да, учитель.

***

Когда Асока пришла в себя, голова гудела так, будто по ней прошлись три имперских шагохода.

Энакин Скайуокер был жив. Приказ 66 его не коснулся — он сам был приказом. И те убитые юнлинги в Храме не были досадной ошибкой 501 легиона — они были жертвой спланированной атаки одного из собственных мастеров.

— Коммандер Тано, — неуверенно окликнул её со спины тонкий детский голос. Ах, да, Призрак и его званая команда. Асока повернулась в кресле второго пилота и тяжело откинула голову на спинку.

— Коммандер Тано, вы в порядке?

В голосе мальчика, Эзры, чувствовалась неподдельное волнение. Неужели успел разочароваться в методах недоучки Калеба и надеется стать её учеником? Ну да, как же. Тано отстраненно кивнула головой.

— Вы что-то почувствовали? — он смотрел на неё, как юнлинг на Йоду в пещерах Илума, когда тот взглядом растопил лёд. Все это было бутафорией, но дети же об этом не знали.

— Холод, тьму, — она передёрнула плечами, — ненависть. Злобу.

Она чувствовала ту Силу, которая не позволила порваться связи за пятнадцать долгих лет, проведённых порознь. Ей хватило одного короткого импульса, чтобы воссоздать во всей красе то, что когда-то спасало их на Геонозисе, Рилоте и Фелуции.

— Вы узнали его? — Кэнан гипнотизировал её долгим пристальным взглядом. До сих пор, видимо, считал, что обучение у Избранного делало её Избранной поменьше.

— Нет, — коротко отрезала она. — Не узнала.

***

Быстрая голосвязь с Императором ни радости, ни пользы не доставила. Было сказано то, что должно было быть сказано, передано то, что должно было быть передано и потрачено столько времени, сколько тратить не хотелось, но приходилось. Протокол был соблюдён, ученик был под контролем, Императору можно было выступать в сенате. Вейдер Палпатина понимал, но восторга от этого больше не испытывал.

— Милорд, Инквизитор на нижней палубе, — сухонький офицер выскочил из-за двери и дрожащей рукой отдал воинское приветствие, тонким поставленным голосом оттараторив заученную по пути фразу.

— В кабинет.

За что Вейдеру так нравился его личный разрушитель — так это за его экипаж. Понятливый, тихий и быстрый. Хотелось бы назвать его верным, но цинизм не позволял принимать за патриотизм то, что было взращено страхом. Хотя высший офицерский состав, без сомнения, был предан делу. И это пугало, поскольку дело Империи всегда было делом Императора.

Инквизитор встретил его без дрожи, интереса или лицемерия. Имени его Вейдер не знал, да и не было у Инквизиторов имён. Давняя традиция, берущая своё начало ещё в клонических войнах, которую лично Вейдер всегда считал глупой, хоть и удобной. Обезличенные воины служили куда менее эффективно солдат, за спинами которых стояли жены с матерями. Впрочем, запоминать все их имена было бы действительно утомительно.

— Асока, — он бросил раскрытую деку на стол перед Инквизитором, — Тано. Падаван рыцаря-джедая Энакина Скайуокера. Владеет парными мечами, предпочитает форму ДжарʼКай. Непредсказуема, безрассудна, опасна. Доставить лично ко мне живой, никаких вопросов не задавать, мечи изъять.

Пока Инквизитор изучал деку, Вейдер изучал его лицо. Кажется, он уже встречал этого молодого тогрута в академии, когда выступал там с лекцией. Он стоял среди первых рядов курсантов, и было видно, как подрагивали от возбуждения его монтралы, улавливая каждый звук. Ожидаемо, что со временем охота на джедаев стала его хобби.

— Вопросы?

Нить, связывавшая Вейдера с ученицей, вибрировала оголённым нервом. Усилием воли он послал по ту сторону едкий импульс силы и постарался вновь усыпить чувство, что спало без проявлений уже пятнадцать лет.

— Нет, — Инквизитор кивнул в знак полной ясности и спрятал деку в карман форменных галифе. — Никаких вопросов.

— Выполняйте.

______________________

* Монтралы — полые рога на голове тогрут. С их помощью тогруты могли слышать и осуществлять пассивную эхолокацию, определяя близость и передвижение объектов вокруг них.

Сообщение отредактировал Граанда - 21 Февраль 2017, 20:54
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Граанда
сообщение 29 Октябрь 2016, 12:14
Сообщение #3



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 51
Регистрация: 22 Июнь 2016
Из: Омск
Пользователь №: 9747



№2

Лава Мустафара протекала между пальцами, сдирая с руки кожу, оплавляя нервы, прожигая кость. Падме кричала в истерике, хрипела в беспамятстве и никак не могла умереть. Кровь самой жизнью лилась из неё нескончаемым потоком, испарялась в зное вулкана, неприкаянным духом распыляясь по тому, что ещё оставалось от воздуха.

Единственной мечтой была её смерть, единственной мыслью — унять её боль, но Сила не желала слушаться своего избранника. Только механическая рука продолжала работать, упорно скребя чёрный песок, бесконечно медленно поднимая тело назад, к берегу огненной реки.

Оби-Ван возвышался над ними древним колоссом и, казалось, как колосс не жил. Если бы бессилие могло выжигать миры, то галактика давно обратилась бы в прах. Оби-Ван желал этого больше всего на свете — Энакин помнил, Энакин видел — но продолжал смотреть на то, как его брата поглощает огонь, а жизнь покидает ту, что и стала для него жизнью.

Все было очень похоже на старую правду. Только Император не приходил.

***

Десятую ночь подряд сны-воспоминания о былом одолевали Вейдера и не давали подключённой аппаратуре восстановить его тело за ночь. Все это до безумия было похоже на видения, но даже они были яснее.

Вейдер нащупал на крохотной прикроватной тумбочке деку и ещё раз проверил входящие рапорты. Последний доклад Инквизитора был отправлен три дня назад и с тех пор не обновлялся. Он сообщал, что напал на след остатков повстанческого флота и настроил приёмник на перехват передач эскадрильи Феникса, которая подозрительно часто стала появляться в опасной близости Лотала.

Голова под шлемом гудела из-за очередной бессонной ночи, и даже встроенный респиратор мешал больше обычного. Одним резким движением Вейдер сорвал с головы ненавистную маску и взмахнул головой, прогоняя с глаз разноцветные блики, всегда после этого появлявшиеся. Среда в его каюте была пригодна для свободного дыхания, но Вейдер не привык давать себе слабину.

Доктора давно обещали окончить разработку новых лёгких, но постоянно откладывали сроки. И то, что они наконец решились вживить ему выращенные органические протезы, было единственной хорошей вестью за последнее время. Доклад от ведущего врача был получен вчера, и время операции уже было назначено — через три дня ровно с часу до шести в особом отделении придворного госпиталя. А потому отсутствие нормального сна и, как следствие, полноценного восстановления, раздражало неимоверно.

Скрипнув зубами и настроив уровень концентрации бакты в воздухе через настенную панель, Вейдер скосил взгляд на глянец шлема и прикрыл глаза. Быть может, хотя бы без него Сила даст ему поспать.

***

Асока методично натирала виски и проматывала в голове успевшее въесться в память видение страшной смерти учителя. Идея транслировать его каждую ночь Энакину уже не казалась ей такой удачной. Об этом говорили залёгшие под глазами синяки и снижение общего уровня концентрации, выливавшееся во все учащающиеся провалы её операций. Она вообще не понимала, почему решила, что ему требуется сон, и тем более не могла себе объяснить того, почему считала, будто сон не нужен ей. Но, пожалуй, единственное, что осталось неизменным в Асоке Тано за прошедшие годы, — это её упрямство.

— База, — послышался искажённый голос Феникса-1, улетевшего в одиночку на ближайшую станцию за продуктами. Его ведомый, Феникс-3, пострадал в последней стычке с контрабандистами и сейчас методично постукивал в ангаре инструментами, приводя свою машину в приличное состояние. — На станции предлагают крейсерские щиты. Ещё клонические, но новенькие. Берём?

Злополучные щиты Асока не могла разыскать для повстанцев уже битый месяц, то нарываясь на подделки с Нар-Шаддаа, то, как в прошлый раз, на слишком жадных воров. Судьба была просто обязана возместить ей потерянное на их поиски время.

— Феникс-один, — обратилась она во встроенный на панель управления кораблём комлинк, — сейчас буду.

Старенький корвет Фалкрума необычно резво накренился в развороте и быстро набрал скорость, срываясь с места к обозначенной лидером Фениксов станции. Крейсерские щиты и размер имели крейсерский — в обычный истребитель не помещались.

Станция среднего кольца встретила её своей обычной полупиратской публикой и хаосом многоголосия половины известных галактике рас. Это было надёжное место, Фалкрума за старые заслуги здесь уважали, а имперцев очень не любили. Мигающая точка на датападе показывала путь к Эрбу — первому из её Фениксов, который, по влюблённости ли, за счёт ли преданности, но всегда сопровождал её в одиночных перелётах. Нужно было пройти три квартала встроенных воздухоочистителей, повернуть налево, за помещения техобслуживания, и пройти ещё метров сто вперёд, к отделённым от основного коридора старым ангарам. По заведённой традиции, энергию на таких станциях экономили даже тогда, когда она была в избытке, и освещение было выключено по всему уровню.

Асока так и не поняла, что первым пробудило её инстинкты: могильный холод или же мертвая тишина. Но бледное лезвие шото рассекло стальную проволоку за секунду до того, как она коснулась её горла. Резко обернувшись назад, она увидела лишь леденящую душу темноту и рассечённое тело Эбру, красочно подготовленное для неё неизвестным убийцей и подвешенное за толстый крюк на стену. Яркая лампочка над ним зажглась в тот же миг, как Асока развернулась на каблуках, надеясь достать врага вторым, скрытым в складках мантии мечом. Сейчас она призывно мигала, словно молчаливым упрёком указывая на стекающую по спине трупа чёрную кровь.

Из-за её плеча донёсся тихий хриплый смех, но звук шагов шёл спереди, и Асока готова была поклясться, что эти звуки принадлежат одному существу.

— Джедайка бежала, в клетку попала…

Шипящие звуки, лениво складывавшиеся в слова, разносились из динамиков по всей длине коридора. Асока крепче перехватила шото в рабочую руку и настроилась на свои чувства в Силе, стараясь отыскать убийцу.

— Не бойся, малютка, не плачь, не беги…

Глубоко дышать не получалось. Воздух давил, а проклятый сумасшедший убийца хорошо постарался вывести её из равновесия. Сердце отстукивало в быстром ритме, кровь приливала к лицу, и она судорожно всматривалась в каждую точку густой темноты.

— Ты меч Императора встретишь в груди!

Инквизитора выдал его сдавленный смешок, разнёсшийся за секунду до того, как он прыгнул на неё с верхнего уровня здания, целясь в плечо. Асока резко развернулась на звук, скрещивая перед собой оба меча в защитный выпад, и направила всю свою силу вперёд. Убийца не успел даже коснуться лезвий, как был отброшен к стенке и со звонким звуком пробил головой окно. Асока, ослеплённая собственными мечами, едва смогла проследить взглядом за тем, как он отпрыгнул в сторону, не отвлекаясь на хлынувшую из разбитой головы кровь, будто мифический биоробот, не чувствующий ни боли, ни страха. Судя по природной гибкости и ощущению роста, нападающий был тогрутом или твиʼлеком — другие просто не смогли бы так ловко и быстро подскочить с земли.

— Выходи, ублюдок, — прошипела себе под нос Асока и, активировав второй меч, швырнула его туда, где по ощущениям бешено колотилось сердце убийцы. — Рваная артерия — скверная рана, далеко не уйдёшь. Или в привычках Вейдера готовить таких же трусов, как он сам?

В голос удалось пустить ровно столько надменности, сколько требовалось, чтобы спровоцировать в глупом мальчишке ярость. Асока была уверена в том, что перед ней именно мальчишка: жалкий, самоуверенный и необученный, пусть и не лишённый смекалки.

— Признаться, я вдохновилась твоим стилем, — она осторожно шагнула вглубь темноты, сконцентрировавшись на ощущениях в монтралах*. Меч, так и не найдя цели, бумерангом вернулся в руку хозяйки, отогревая её ладонь привычным теплом. — Эпатаж, театральность, аффект… Это что же, Вентресс ввела в академии драмкружок?

Воздух в тёмном проулке будто застыл: настолько он был недвижим, сух и мрачен. В глухой тишине станции казалось, что он не пропускает даже звуков, полностью поглотив в себя все живое. По полу сияющей в отблесках дальней лампы полосой густо стелилась кровь. В голову Тано пришла мысль, что Инквизитор не откликается на её слова лишь потому, как уже потерял сознание в какой-то глубокой норе, но она быстро отбросила её. Асока точно знала, насколько серьёзной организацией был инквизиторий. Пожалуй, имей она к нему непосредственное отношение, она бы даже гордилась. Не вина Инквизитора в том, что он не прошёл бок о бок со Скайуокером все Войны Клонов.

— Ах! — Асока наигранно взмахнула руками, сделав ещё один широкий шаг вперёд. — Теперь мне все ясно! Что ещё можно ожидать от выпускника института благородных девиц, как не трусость, заставляющую ютиться по углам? Скажи, это Вейдер устанавливал вам программу или дражайшая Асажж все ещё не может совладать со своими комплексами?

Не сбавляя шага, Асока принюхалась: запах крови стал казаться ей насыщеннее и ближе, несмотря на то, что монтралы до сих пор не могли уловить ни звука. Впереди была глухая стена, и внезапно появившейся тупик заставил её плотнее сжать губы и напрячь мышцы. Игра на чужой территории ей очень не нравилась. В отсвете активированного меча она увидела сброшенную одежду, пропитавшуюся кровью настолько, что впору было её выжимать.

Осознание того, что это ловушка, вспыхнуло в сознании так же быстро, как прежде, и на чистых инстинктах Асока ушла он нового удара, разрубившего воздух за её спиной. Инквизитор налетел сзади, закручиваясь в стремительном горизонтальном прыжке. Одного его веса хватило бы, чтобы выбить из Асоки дух. Но он все также целился ей в плечи и от этого терял львиную долю своей эффективности.

— С-с-сука, — яростно прошипел он, когда меч вновь разрубил пустоту и немедля выпустил в неё обойму из припасённого бластера.

Укрыться с такого расстояния за мечом было невозможно, и два шальных заряда прожгли Асоке левую руку. Она, как бешеная кошка, отпрыгнула от врага на три шага и, не давая ни себе, ни ему опомниться, крепкой хваткой силы сжала горло. Он барахтал в воздухе ногами, как тойдарианец в паутине пурелла, пока сам не поднял руку и не смял шею Асоки в тот же захват, искривив перекошенные губы в грязной ухмылке.

— А ты сильный, — прохрипела она, сжав в кулаке лёгкий шото. Слабого толчка силы хватило, чтобы заставить Инквизитора отвлечься на летящий в него меч, вырваться из его цепкой хватки и самой отпустить тогрута. За долю секунды он пришёл в себя и, уворачиваясь от летящего клинка, прыгнул туда, где мгновение назад видел Асоку. И вновь его меч рассёк пустоту.

В тот момент, когда Инквизитор отвлёкся, она смогла ловко уйти в сторону и запрыгнуть на крышу ближайшего дома, скрывшись за сложной выступающей системой кондиционирования. Крепко сжав зубы, Асока сосредоточилась на ранах в левой руке, всеми силами стараясь заглушить в них боль. Позже она должна будет вернуться с удвоенной силой и, возможно, вместо потерянного вечера придётся провести неделю с меддроидами, но сейчас слабость была неприемлема.

Изучать врага с крыши было занятно. За их короткий бой он успел показать мастерство, выдержку и хитрость, и у Асоки больше язык не повернулся бы назвать его недоучкой. Она даже криво улыбнулась своей мысли: было приятно осознавать, что Вейдер отправил за ней достойного противника. И вдвойне приятно было думать о том, что учитель желает видеть её живой. По большому счету, сейчас для Асоки не имело разницы то, кем он стал, и ей хотелось лишь знать, что он не потерял рассудок.

Инквизитор понял, что джедайка использует его же приёмы, довольно улыбнулся и выключил мечи: один — свой собственный — красный и второй белый — Асоки.

— Ты меня забавляешь, девочка, — усмехнулся он, расслабляя зрение в темноте. — Когда меня забирали с Шили, я всерьёз думал, что во всей галактике не найдётся больше ни одного достойного свободы тогрута, а сейчас начинаю бояться, что их уже двое.

Асоке показалось, что его голос стал удаляться от неё, но шагов она, как и прежде, не слышала. Дорогая подруга и прежде ей говорила, что помешанный на кибернетике Палпатин дал добро на вживление в организмы инквизиторов имплантов, но по тону её голоса было заметно, где бы она хотела их видеть. Что же, сейчас Асоке удалось убедиться на практике в том, что импланты зависят от человека, а не человек — от имплантов. Крепче сжав меч в руке, Тано кралась по крыше на звук удаляющейся речи.

— Скажи мне, пока до тебя не может дотянуться мой клинок, чем ты так заинтересовала милорда? — в голосе Инквизитора, тень которого Асока, приглядевшись, могла увидеть под собой, был слышен обычный человеческий интерес. — Никогда прежде он не вызывал к себе Инквизиторов лично.

«Так что же, тебя порекомендовали?», — шёпотом Силы она мысленно обратилась к нему.

Тогрут ответил не сразу, явно смутившись неизвестным ему умением. Асока точно знала, что этому не учили ни сейчас, в Академии, ни прежде, в Храме. Сама она научилась так использовать силу за годы изгнания, раскопав на блошином рынке маленькой далёкой планеты несколько старых, побитых временем голокронов, имевших странную форму скошенной пирамиды.

— Да, — хрипло ответил Инквизитор после недолгой паузы. — У меня хороший послужной список.

Асока усмехнулась про себя. И кто же пал жертвами этого мальчишки, кроме давно пресёкших все связи с Силой юнлингов и пары переросших падаванов? Это было даже не смешно. Почти всех джедаев, хоть сколько-нибудь делающих чести своему убийце, давно уничтожил сам Вейдер.

«Но всё-таки ты слаб!», — пронеслось в голове Инквизитора за секунду до того, как Асока стрелой слетела с крыши, целясь мечом прямо ему в шею.

Позже она сама не поняла, как ей удалось ровно приземлиться, не разбив себе при этом голову. То, что казалось ей живым человеком, было проекцией, схожей с теми, которыми вся галактика пользуется вот уже много тысяч лет во время голосвязи. Как только Асока коснулась ногами земли, сильная рука Инквизитора сдавила ей шею обхватом, а другая холодом её собственного меча уперлась в поясницу.

— Попалась, — довольно прошептал он ей на ухо.

Сейчас Асока знала: его сердце стучало так же быстро, как её собственное, будто силясь выпрыгнуть из груди. Кровь адреналином била в висках, и Тано судорожно соображала как быстрее вывернуться из безнадёжно крепкого захвата.

— Так что от тебя нужно Вейдеру? — он холодно задал вопрос во второй раз и провёл рукой с шото вдоль живота, крепче перехватывая жертву.

— Зачем тебе? — меч, который Асока так и не успела включить, выпал из её руки в тот момент, когда она упала на пол, и сейчас укатился за кучу наваленных друг на друга ящиков. Если получится быстро переместить его за спину Инквизитору и активировать на уровне шеи, то будет возможность вырваться без вреда для себя и, чем Сила не шутит, наконец его обезвредить.

— Без знания невозможно развитие, — Асока явственно ощутила, как мужчина за её спиной пожал плечами.

Тано хрипло рассмеялась, и Инквизитор, насторожившись, ещё сильнее надавил на её горло локтем.

— Полегче, задушишь, — довольно пробормотала она и покрутила головой, надеясь ослабить захват. — Если я убью тебя, то тайна умрёт вместе с тобой, а если проиграю — ударит по Вейдеру. Я слишком озабочена им, чтобы не воспользоваться такой удачей.

От удушья она сухо закашлялась, но Инквизитор только сильнее сжал её горло и ощутимо надавил на живот мечом.

— Говори.

— Он мой мастер, а я — его бывший падаван.

Создавалось впечатление, будто сказанное не вызвало у Инквизитора никакого интереса, только меч в живот он вжал сильнее и, казалось, будто прямо сейчас надавит на заветную кнопку. Но что-то в его движениях всё-таки подсказало Асоке, что он отвлёкся, и этого шанса было достаточно.

Потерянный в падении клинок со свистом пролетел над их головами, но включился ещё на подлёте. Инквизитор инстинктивно оттолкнул Асоку, а она, перехватив меч в воздухе и стремительно развернувшись, послала в него мощный толчок Силы. На этот раз стекло не замедлило падение, и тогрут со всей мощью посланного удара обрушился на ближайшую стальную стену, с противным хрустом съехав на пол и оставив на металле глубокую вмятину. Инстинктивно призывая к себе свой шото, Асока одним прыжком преодолела разделяющее их расстояние и упала на него сверху, крепко обхватив бёдрами ноги. Клинки она активировала мгновенно, скрестив их над его шеей.

В грубом свете лазеров стало видно, как Инквизитор смог остановить плещущую из него кровь: ожоги от световых мечей Асока никогда бы не спутала ни с одними другими. Взглядом, оцепеневшим от ужаса, она вгляделась в его глаза: она знала, что никогда не смогла бы наживую выжечь себе такой кусок мяса и не закричать. Но оцепенение покинуло её так же быстро, как и пришло. Она уже знала, что делать.

Отбросив лишние мысли, Асока разомкнула мечи стремительным движением обеих рук и колющими ударами опустила их в его плечи. Своевольный пленник ей был не нужен. Через мгновение та же участь постигла и колени. К его чести, он так и не издал ни звука. С перерубленными костями конечностей этот недоситх мог разве что забодать её до смерти. Без работающих рук Силу было бы затруднительно использовать даже такому талантливому адепту Академии.

— Ну что, братец? — Асока насмешливо коснулась Силой его подрагивающих от бессильной ярости лекку, крепко их сжала и склонилась над ухом, тесно прижавшись грудью. — Повеселимся?

Сообщение отредактировал Граанда - 21 Февраль 2017, 20:55
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Граанда
сообщение 29 Октябрь 2016, 12:16
Сообщение #4



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 51
Регистрация: 22 Июнь 2016
Из: Омск
Пользователь №: 9747



№3

Отряд судорожно собранных к ангару медиков вытянулся по стойке смирно, едва перед Вейдером разъехались двери и послышался тяжелый звук его дыхания. Его бешенству не было предела. Раздраженным жестом он взмахнул рукой, и адъютант, едва не проглотив язык, что-то злобно прокричал медикам, чтобы те разгоняли самозваный парад и занялись тем, за что их тут и терпели – работой.

Асока Тано вышла на связь. Так передали ему те офицеры, чьи люди осматривали шаттл сразу после посадки.

- Вам стоит самому взглянуть, - добавляли они.

Соблюдая все имперские коды доступа полетов, корабль сам запросил посадку и влетел на автопилоте в ангар разрушителя тридцать минут назад, сияя ухоженными пластинами дюрастали. Дежурные заволновались тогда, когда трап шаттла так и не отошел, а пилот со служебными документами не спустился к штурмовикам.

- Состояние здоровья? – глухо прохрипел Вейдер, проходя мимо увязавшегося за ним главного врача.

- Критическое, - испуганно ответил тот и едва слышно выдохнул: – Лишь чудо еще держит его.

Яростно сжав кулаки, Вейдер шагнул на трап. Врач за его спиной поднялся в воздух и задрожал, хватаясь руками за шею.

- Мне не нужны чудеса, доктор, - холодно ответил он. – Мне нужен живой Инквизитор.

Внутри корпуса корабля было холодно: видимо, тот, кто грузил сюда тело тогрута, не озаботился включением систем отопления. Стены изнутри были покрыты тонким слоем конденсата, растаявшего от образовавшейся по всем поверхностям кромки льда. Похоже, враг либо всерьез считал Инквизитора мертвым, либо надеялся на то, что он умрет в мучениях.

Вокруг тела, растянутого на цепях в кабине управления, сновал десяток дроидов, не давая ничего разглядеть. Пациент был скорее мертв, чем жив, и весь медперсонал ждал, пока машины переведут его состояние из нестабильного в хотя бы устойчиво критическое для того, чтобы начать восстановление. Вейдер ощутил, как цепко хватается за Силу все еще находящийся в сознании полутруп и, скривившись под маской, вспомнил свое падение.

- Как иронично, - сказал он, зная, что будет услышан. – Никогда не думал, что именно Асока Тано будет тем человеком, что так символично переломит хребет моему протеже.

Если вопросы о личности того, кто послал к ним шаттл, прежде оставались, то сейчас Вейдером был получен однозначный ответ. От Инквизитора просто разило Асокой в Силе, и оставалось только понять, почему. Но едва последний дроид отъехал от тела и тогрут смог приподнять голову, был получен ответ и на этот вопрос.

Кабина шаттла зашаталась от несдерживаемой ситхской ярости, и металлические платины обшивки сжались, словно ошпаренная под кипятком кожа. Приборная панель заискрила и взорвалась, обесточив с десяток подключенных к сети меддроидов. Звенья цепей, не выдержав напряжения, лопнули, и обезображенное тело грузным кровавым мешком упало навзничь.

На груди Инквизитора, прожжённой двумя зелеными лазерами, горел Огненный Феникс Восстания.

Кровавая жертва богам новой эры – вот чем была эта птица. Вейдер не имел понятия, представляла ли Асока то, что произошло на Мустафаре, и уже не хотел этого знать, глядя на то, как ловко она лишила Инквизитора рук и ног. Не зная, как сдержаться, чтобы не разорвать в клочья весь корабль, он потянулся к нему и сублимировал всю свою ярость в чистую живую энергию, направляя ее к плечам и коленям, прежде всего нуждающимся в исцелении.

«За это, - яростно пророкотал он в Силе, склеивая в шрамы прожженные раны и дергая со всей мочи за старую больную связку, - я тебя убью!»

____________

* Феникс повстанцев - http://media.moddb.com/images/articles/1/1...ebel_symbol.jpg

Сообщение отредактировал Граанда - 21 Февраль 2017, 20:33
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Граанда
сообщение 29 Октябрь 2016, 12:16
Сообщение #5



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 51
Регистрация: 22 Июнь 2016
Из: Омск
Пользователь №: 9747



№4

- И еще одну! – из-за спины Асоки послышался громкий гогот и звук бьющегося стекла сразу после того, как какой-то покрытый мехом экзот опрокинул мимо рта шот кореллианского виски. Закатив глаза, она плотнее натянула на голову капюшон и одним глотком выпила не успевший нагреться прау. Стоило радоваться тому, что в кантине кроме той буйной компании больше никого не было, а их крики были способны заглушить даже истерику обворованных джав и рев бешеных вуки.

- Мои уроки не прошли даром? - насмешливый голос за ее спиной заставил Асоку сморщиться, но губы сами растянулись в нежданную улыбку, едва подруга заняла место напротив, положив свои мечи на стол рядом с мечами Асоки.

Действительно, это именно Асажж пять лет назад все же приучила ее к прау, казавшемуся жуткой гадостью все десять лет до этого. А традиция класть мечи на стол тянулась еще с далекого первого года их дружбы, когда Асока, уйдя из Ордена, так и не смогла найти себя вне войны и сошлась с Вентресс на почве взаимного презрения к предавшим учителям. Асажж помогла ей освоиться с жизнью наемницы и подкидывала те заказы, которые в былые времена не шли вразрез с совестью. Теоретически выложенные мечи должны были обезопасить их друг от друга, но в действительности очень скоро стали символом крепкой дружбы.

- Аса, - Асока поприветствовала ее легким кивком головы и довольной ухмылкой. – Сколько уж не виделись!

- Всего-то с прошлого месяца, - фыркнула Вентресс и взмахом руки подозвала к себе дроида-официанта.

- А как в прошлой жизни!

- Злишься? – Асажж вопросительно изогнула бровь, отмечая в барной карте то, что не брезговала заказать.

- Что ты? - Асока усмехнулась и попросила официанта повторить напиток. - Это не по-джедайски!

- Что это ты о джедаях вспомнила? – Асажж подозрительно прищурилась и сжала губы в тонкую линию: знала, что Асока терпеть их не может.

- А зачем ты ко мне инквизиторов без предупреждения подсылаешь? – Асока угрожающе наклонилась вперед. – Не помню, чтобы я нанималась к тебе в охотники отсекать таланты!

- Вейдер, сладкая моя, Вейдер!

- Вейдер слеп, как Йода в Храме! - фыркнула Асока, звонко стукнув ладонью по столу.

- И ненавидит меня, как Скайуокер!

Тано так и застыла с раскрытым ртом, гадая, знает Вентресс правду или нет. Судя по тому, как разительно поменялось ее лицо, – не знала.

- Все не смиришься с его смертью за столько лет, - поняв все по-своему, Асажж тяжело вздохнула и отвела глаза, пробежавшись взглядом по поднесенным напиткам. – Сама-то я им всю жизнь восхищалась, завидовала... Даже жаль стало, когда узнала о приказе.

Асоке, наблюдая за внезапно сменившей тон подругой, стоило больших трудов не рассмеяться и серьезно кивать в такт ее словам. Держала лицо она крепко, но Асоке никогда не стоило больших трудов понять, что та скрывает под высокомерной маской. Ясно стало одно: подсылая именно этого инквизитора, зла она уж точно не замышляла. Зачем тогда отправляла действительно самого лучшего? Вейдер не стал бы проверять выписанные ее собственной рукой рекомендации.

- И все же, своего ученика ты еще вряд ли увидишь, - вернулась Асока к прежней теме, осторожно наблюдая за реакцией Асажж на ее слова. - Я утешу тебя, если скажу, что отправила его с приветом к Вейдеру?

- С приветом? – Вентресс неодобрительно подняла одну бровь и приняла от подошедшего дроида два наполненных бокала.

- Сделала стильную татуировку на груди, немного подкорректировала осанку, походку и манеру держать меч, - со смаком начала расписывать Асока, лениво загибая пальцы на руке. - Еще кое-что добавила от себя: милорд не обрадуется, если его стараниями мальчишка выкарабкается. Обычно, такие не выживают, - Асока чуть прищурилась, - но воспитанник у тебя образцовый!

Громко хмыкнув, Асажж откинулась на высокую спинку стула и высокомерно задрала нос на похвалу.

- Вейдер твоего жеста не оценит. Опять мне придется отчитываться перед ним за чужие неудачи. Оставила бы его гнить где-нибудь среди болот Оба-Диа, и все бы подумали, что он неудачно поторговался с Синдикатом.

Усмехнувшись, Асока сложила руки на груди и покачала головой так, что затряслись лекко.

- Аса…

- Что? – на выдохе пробормотала Асажж и одним глотком проглотила поднесенный прау.

- Ты в Храме не училась и врать не умеешь, - улыбнулась Асока. – Рассказывай, что там с этим Инквизитором не то и почему не могла в открытую ко мне обратиться?

Вентресс передернула плечами, исподлобья глядя на Асоку, хмыкнула и отставила пустой бокал в сторону.

- Да само как-то подвернулось, - начала она. – Тебе давно не хватало сильного противника, я же знаю. Я свою дурь выбиваю на курсантах в академии, а тебе-то где? Не шутов же твоих до себя натаскивать? А тут Вейдер официально запросил ловца на джедая с твоей характеристикой. Не смогла удержаться – послала к тебе лучшего. Понравился?

- Понравился - подумав, честно ответила Асока, почесав все еще заживающую под бакта-пластырями руку и облегченно выдохнув. – Я даже надеюсь, что он выживет, чтобы еще раз с ним сразиться.

За мыслями о Вейдере и Инквизиторе в голову к Асоке опять полезли мысли о видениях. Она нахмурилась, выпила прау, еще раз их вспомнила и подумала о реакции Вейдера. Она бы многое отдала за то, чтобы как прежде думать, будто сны были лишь снами, и не Оби-Ван был тем человеком, что оставил Энакина и Падме умирать среди лавы. Что делать со своим джедайским дедушкой, Асока не знала, но найти его хотя бы для успокоения нервов хотела. И все же, был Инквизитор…

- Ас, а ты не лукавишь? – подняв одну бровь и наклонив голову к плечу, доверительно спросила Асока.

- С чего мне?

- Не знаю даже, - пожав плечами, протянула она, старательно очищая пальцем налипшую на стол грязь. – Черт вас, корускантских крыс разберет…

Вентресс что-то невнятно прошипела себе под нос и подняла глаза к потолку.

- Хватит уже, - бросила она. – Давай к делу. Что с Новым Светом?

- Вот, - махнув рукой на подозрения, Асока вынула из кармана запечатанную в плексиглас деку и протянула ее Асажж. - Я все же нашла удачную планету, - она не сумела удержаться от хитрой ухмылки. – Уверена, тебе понравится.

Осторожно перехватив деку из рук подруги, Асажж разомкнула закрытый кейс и широко распахнула глаза, вглядываясь в застывшие картины разросшихся джунглей.

- Явин?!

- Ну-ну, не злись!

Асажж раздраженно бросила деку назад к Асоке и одним глотком опустошила поднесенный к ней дроидом шот.

- Ты совсем спятила? Хочешь с тысячелетним ситхом связаться? – Асажж нахмурила лоб и поморщилась от внезапной горечи, которую было нечем закусить. – Мощь того места нас с тобой вдвоем в лепешку раздавить может! А ты, - она фыркнула, смерила Асоку оценивающим взглядом и подытожила: - идиотка, думаешь основать там базу!

- Так а для чего еще нужны повстанцы? – Асока хитро улыбнулась. – Да и Император, если что, подсобит, стоит лишь подкинуть ему наши координаты.

- Император? – сквозь зубы прошипела Асажж, сузив глаза до щелок, и повысила голос: – Император?! Да Император и Вейдер за милю наши интриги учуют, стоит им пролететь в гипере вдоль Гордианского предела! Не равняй себя с ними!

Асока обиженно насупилась и просверлила глазами упрямое лицо Вентресс.

- Я и не равняю, - уверенно произнесла она, поправив на голове съехавший капюшон. – Но чем больше хаоса, тем сильнее мы. Ситхи не пользуются этой силой, не замечают ее. Они слепы, как джедаи перед своим кодексом!

- Терентатеку не нужны глаза, чтобы тебя сожрать! – упрямо отрезала Вентресс, взмахнув рукой. – Аса, я туда не полечу! Мне хватило!

- Энакин был вовсе не духом Куна, Асажж, - утомленно пробормотала Асока, обиженно надув губы. – Ваша встреча могла произойти где угодно, и не стоит винить в её итогах планету.

- Да при чем тут Скайуокер? – закачала головой Вентресс и непонимающе вгляделась в ее глаза. – Просто я чувствовала силу этих мест. Мы не готовы туда лезть!

- Как же все было просто в Войну! – воскликнула Асока и выдохнула, тяжело опустившись грудью на стол. – Нет других мест, Асажж, нет! Они или недостаточно сильны, или отслеживаются Палпатином, или давно затеряны. И уж точно там нет площадки для базы повстанцев! Ну, хочешь слетаем на Морабанд? Или заглянем в катакомбы под старым Храмом? Выбирай!

Крепко зажмурив глаза и покачав головой, Асажж все же опустилась назад к столику.

- Ладно, - тихо шепнула она. – Верю. С тобой спорить - себе дороже. Но мы выберем не те места, которые ты подобрала. Нужно организовать базу подальше от центральных храмов, где концентрация Силы будет не столь велика. При надобности всегда можно будет переместиться ближе, но ты все равно должна быть очень осторожна. Шли своих сорвиголов в центр, а сама сиди где-нибудь на окраине и наблюдай. Лучше ничего не предпринимать в первое время и ради этого не светить базу перед Палпатином. И, Силы ради, не пускай в храмы одаренных! Пусть эти твои, - Асажж наморщила лоб, вспоминая, - Калеб и падаван его, пусть держатся подальше, а то все испортят!

- Это и так ясно, - со знанием дела хмыкнула Асока и улыбнулась.

- Тебе-то? – с сомнением протянула Асажж и прищурила один глаз. – Не помню, чтобы тебе хоть когда-то было ясно все! Вечно в самое пекло суешься!

- Не в этот раз.

- Конечно, - Асажж кивнула. – Я же за тобой наблюдаю. На этом все?

- Нет, - покачала головой Тано и, чуть помявшись, пододвинулась на стуле ближе к Вентресс. – Вейдер. Узнай о нем все, что можно.

Тихо засмеявшись, Асажж присвистнула и с долей веселья в голосе произнесла:

- Шутница! Об него даже Айсард зубы поломал! Куда мне с моим положением копать под Вейдера?

- Не нужно копать, - спокойно ответила Асока, улыбнувшись мыслям о том, как твердо Энакин держал власть. – Просто по возможности говори мне о нем, о его состоянии, текущих делах, о каких-то мелких, незначительных с виду слабостях. Обо всем! Не человек он что ли?

Хмыкнув, Асажж жестом еще раз подозвала официанта и, судя по сложенным на поднос кредиткам, заказала что-то безалкогольное.

- В управлении всерьез многие считают, что нет. Ты же знаешь страсть Палпатина к киборгам. В том же Гривусе мало что оставалось от живого существа. Даже мыслил он и то, - Асажж передёрнула плечами, будто от холода, - как машина.

- Вейдер точно не машина, - качнула головой Асока. – Что-то на него должно быть.

Приподняв брови, Асажж всмотрелась в неоновую надпись напротив входа в кантину, что-то молча вспоминая про себя.

- Знаешь, - протянула она, щуря глаза от света, – он как-то раз, когда меня только назначили в Академию, заходил в наши залы после того, как читал лекции курсантам. Вызвал меня на поединок, - Асажж манерно взмахнула рукой и вгляделась в тонкие линии шрамов на ладони, - сама понимаешь, отказать я не могла. Очень уж он хорош был. Пот с меня так и лил в лучших традициях Дуку. И здесь ты права: холодности Гривуса от него не чувствовалось. Мне кажется, он так же, как и мы, порублен этой войной. Всего себя там оставил и сейчас живет ото дня ко дню, не может в жизни найти вкуса тех битв. Мы-то с тобой и пиратов порубить можем, и в наемники податься, а ему по должности этого не положено. Джедаев на него и тех не осталось! Вот и живет, как машина. Обещал вроде бы тогда еще зайти, да сколько уж лет прошло, а его только на бумагах и видно. Думаю, он больше нас обеих вместе взятых хочет, чтобы повстанцы развязали войну.

Замолчав, Асажж пальцем крутанула откатившийся от остальных меч и внимательно проследила за тем, как он юлой завертелся на кнопке активации.

- А бьется он страстно, но, когда бьет, кажется, будто это и не стоит ему ничего. Странный он и страшный.

- Может быть, когда-нибудь все станет ясно, - тихо пробормотала Асока и, стараясь не встречаться глазами с Асажж, поднялась из-за стола.

- Здесь данные о тех особенностях Джар'Кая, что мне попались на Дантуине, - Асока вытянула из глубокого кармана странный голокрон в виде скошенной пирамиды и протянула его Вентресс. – Будь осторожна. Я запутаю Вейдера так, что он начнет совершать много ошибок. Но после, - Асока крепко сжала губы и обратилась в Силе к Энакину, - я уверена, все будет в лучшем виде.


Сообщение отредактировал Граанда - 21 Февраль 2017, 20:35
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Граанда
сообщение 29 Октябрь 2016, 12:17
Сообщение #6



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 51
Регистрация: 22 Июнь 2016
Из: Омск
Пользователь №: 9747



№5

Поднявшись из кантины на застывший средь орбитального мусора корабль, Асока проглотила пару очищающих таблеток, вырвалась из мягких оков алкоголя и вернулась к тому, с чего начинала, когда ее корвет, пролетев половину галактиктики, вышел к орбите Корусканта. Нужно было разобрать накопившиеся деки с орденской информацией, голокроны разной степени избитости и собственные путевые заметки, в избытке собравшиеся среди панели управления кораблем и порядком его захламившие. Асока и сама не поняла, как ей в руки попал маленький серый голокрон с криво приклеенной к нему надписью "Связи", но отчего то из рук он выходить не желал, как и мысли об Инквизиторе из головы.

- В особенности юный отрок знать должен об опасностях великих, подстерегающих его в Неизведанном, - вещал щуплый старичок из потрепанной голограммы с искаженным помехами лицом. – Исподволь вводилось в обоих орденах знание сие: не дать ведать то, чего нету и зрить то, что есмь…

Под подрагивающий от напряжения глаз Асоки скатилась с виска капелька пота и она, уже и без того едва сдерживая бешенство, размашистым движением саданула себя по щеке, расцарапав длинным ногтем скулу: старый маразматик вещал уже четыре часа.

- Узрив то, что есмь, отрок юный должен оставить сомнения, ибо ведут они в бездну, и пуститься за знанием великим путями Силы Великой, ибо Сила есть наш великий учитель и проводник в мире чуждом и опасном, словно логово сарлакка мерзкого весною…

Еще раз попытавшись в медитативной позе расслабить мышцы и раскрыть сознание, Асока хмуро покосилась на ящик старых наваленных друг на друга голокронов неизвестного мастера одного из серых Орденов. На Дантуине она отвалила за них охотнику весомую кучу кредитов и сейчас все отчетливей понимала, что зря: вместе с Реваном оттуда еще три тысячи лет назад съехали последние мозги, и серого мастера, очевидно, выгнали из Ордена за занудство.

- Слившись с Силой, отрок юный должен прочувствовать ее течение и, оставаясь непоколебимым ко тьме, склониться к свету, проследовав за ней в дальние дали мира. В мире том огромном отрок отыскать должен близкого своего, с коим связаться надобно, и, открыв разум свой очищенный, впустить его должен в сердце своем, чтобы связь душ почувствовать…

Асока готова была признаться в любви Йоде, Винду, старой библиотекарше и всему Храму разом к тому моменту, как раздраженно вырубила вещающего старика и отправила голокрон лететь назад в коробку через плечо. В такие моменты она начинала особо ценить простые наставления учителя, навроде: видишь – бей, не видишь – падай.

- Раскрыть сердце, значит? – сбившись с толку, пробормотала она себе под нос и прикусила губу, откинув лекко за спину. – Связь душ почувствовать?

Если бы могла, Асока прямо сейчас нащупала бы эту связь у дряхлого джедая и запихнула ее ему в задницу. Но он, к сожалению, уже и так принял в себя все возможные связи и перешел через них в тот мир, о котором так долго говорил.

- Связь, связь, - шептала она себе под нос, настраиваясь на черно-белые мелькающие перед глазами полосы лекко и крепкий захват сзади, приправленный ледяным эфесом меча. – Ситх бы тебя, связь…

Промучившись с полчаса, Асока все же добилась того, что кабина корвета перед ее глазами начала расплываться медленно, но непрерывно. Поначалу она думала, что это дает знать ее переутомление, но, когда сквозь лобовое стекло корабля стали проступать характерные черты медотсека с приторно-выбеленным постельным бельем на койке и дежурившим у нее дроидом, сильнее сосредоточилась. Она нахмурила брови от напряжения, надеясь четче разглядеть происходящее: в таком крепком здравии застать Инквизитора она не ожидала. Лучшим, что она рассчитывала увидеть, была полностью изолированная бакта-камера, а самым ожидаемым – слепая темнота смерти, за обращение к которой дряхлый джедай наверняка долго бы бил по ушам своих учеников нуднейшими нравоучениями.

Шире раскрыв глаза, Асока подалась корпусом вперед, стараясь еще больше сократить отделяющее ее от Инквизитора расстояние, и чуть не упала с поднятого выше уровня пилотирования кресла. Его лицо предстало на стекле корвета, как в сеансе голосвязи на лучших имперских крейсерах, которые она частенько разглядывала в голонете, поминая незабвенную страсть Энакина ко всему скоростному. Почувствовав ее присутствие, Инквизитор болезненно заерзал на кровати и слегка приоткрыл глаза, вблизи оказавшиеся такими же льдисто голубыми, как и ее собственные. Уловив контакт, Асока уже легче подалась вперед и наклонилась над его ухом, пристально всматриваясь в лицо.

- Встав на ноги, - доверительно прошептала она, легко касаясь губами лекко, - отыщи меня на Дарлин Боде. Мы найдем, что сказать друг другу.

Инквизитор шире раскрыл глаза и судорожно забегал взглядом перед собой, ослабевшей рукой стараясь нащупать отсутствующий световой меч. Он явно ее не видел, но переполнявшее волнение выдавало его с головой: он слышал.

«Пошла вон!», - Асока слетела с кресла и больно ударилась головой о пол, когда ее мозг пронзила острая сжигающая боль, пришедшая вслед за озлобленным голосом. Перед глазами все не только поплыло, но и потемнело. Судя по озадаченному выражению лица Инквизитора и его болезненной бледности, он этого просто не мог сделать: сил бы не хватило. Он даже ничего не почувствовал. Означало это одно: Вейдер.

- Учитель, - уверенно произнесла Асока, с болезненной ломотой в теле поднимаясь с колен от пола и всматриваясь в стекло перед собой. Ответа однако же не последовало, и с трудом наработанная картинка медотсека исчезла с глаз, будто ее и не было.

Асока отметила про себя, что определенно сумела вызвать в Энакине ненависть, и довольно улыбнулась, разглядывая свое отражение в стекле. К сожалению, это подтверждало то, что и видения пустышкой не были, иначе закованный в металл гигант никогда бы не сорвался и уж точно в ярости не исцелил бы провалившегося солдата. Мысли Асоки убыстрились в распухшей голове и она, с трудом передвигая ноги, опустилась в кресло.

Даже она прежде не знала, насколько серьезными были отношения Энакина и Падме. Тано была уверена в том, что его тянуло к Амидале, но никогда бы не подумала, что дело зашло дальше мимолетной интрижки. Скайуокер был слишком импульсивен для чего-то серьезного. Война была его жизнью и выпавшей на их долю удачей, но в миру он угасал, словно огонь без воздуха. Асажж верно заметила: он стал машиной, по старой привычке вкладывающей в движения больше страсти, чем было положено. Но беременная Амидала меняла все. У него мог остаться ребенок, и на этом можно было сыграть.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Граанда
сообщение 29 Октябрь 2016, 12:22
Сообщение #7



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 51
Регистрация: 22 Июнь 2016
Из: Омск
Пользователь №: 9747



№6

Лорд Вейдер мерил шагами комнату, безуспешно пытаясь выбросить из головы мысли об Асоке Тано, преследующие его денно и нощно с тех пор, как Инквизитора отправили в лазарет. Единственное, чему они были готовы уступить, — его ночные кошмары. Вейдер пришел к выводу, что эти видения Силы должны были указать ему на что-то крайне важное из прошлого, что постоянно ускользало от внимания. Или просто имели целью свести его с ума.

Он крепко сжал свой старый протез в кулак, и два парных меча вокруг него стали описывать кривые дуги. Их он нашел в карманах Инквизитора: они были аккуратно сложены и перевязаны знакомой падаванской косичкой, потерянной целую жизнь назад в Храме. Все повторялось: сейчас, как и тогда, он был одержим лишь одной идеей — вернуть Асоку.

Двери в кабинет разошлись с характерным свистом и пропустили посетителя, замершего по стойке смирно. Вейдер отлеветировал мечи на стол и сам пошел следом, стараясь навести порядок в мыслях и выровнять обновленное дыхание.

— Оздоровление закончено? — сухо поинтересовался он, растирая пальцами потертую поверхность рукоятей, которые сам же помогал собирать. Они были для нее очень значимы: втайне от всех Энакин сам подарил ей второй кристалл — бывший хранитель Квай-Гона. В наивную юность он много думал о преемственности поколений, великих мастерах прошлого и мужчине-полубоге, явившемся ему с небес. Флер мечтаний развеялся с отсеченной рукой и началом Войны Клонов, но в окопах иногда накатывала ностальгия.

— Да, милорд.

— Тогда поведай мне о своем провале.

Речь Инквизитора была слишком долгой для формального отчета и слишком короткой для изложения сути. Вновь открыв для себя все чувства, Вейдер бы сказал, что она даже ничем не пахла, потому что была водой. И это было странно, учитывая, что Тано не просто стала его провалом, а метила стать его палачом.

— В тебе нет ярости, а такое, — он указал пальцем в сторону его груди, — не появляется на теле после проигранных спаррингов.

Кисть в перчатке потянулась к зеленому шото, тому самому, с кристаллом Квай-Гона, и он активировал его, вытянув на разогнутой руке перед собой.

— Тень Асоки Тано пронзала тебя насквозь, когда ты висел живым трупом в собственном шаттле, — ровным движением меча Вейдер прожег одежду Инквизитора, под которой все еще сохранялись бинты. — Чем бы ни закончился ваш поединок, ты вызвал в ней сильные эмоции, которые будут тянуть ее к тебе. Эти шрамы, — Силой он оттянул бинты, — и жажда мести никогда не пройдут. Исходя из этого, мне следовало дать тебе умереть в ангаре и выставить тело на всеобщее обозрение где-то на Шили, куда Тано смогла бы легко пробраться. Но я восстановил кости и запустил сердце, чтобы ты мог мне сказать: что произошло на той станции?

Вейдер поднял зеленый меч до горла Инквизитора, остановив вибрирующий луч в сантиметре от кожи, и деактивировал его секундой позже, едва тогрут опустил взгляд на клинок. Взгляд Лорда Ситхов был тяжел и холоден даже сквозь визоры маски, и Инквизитор был первым человеком, на которого он смотрел после исцеления легких. Странная честь для рядового солдата. Можно было бы снять шлем, ведь когда-то давно бойцы шли в бой за равным, а Инквизиторы, по сути, мало чем отличались от клонов. Впрочем, Вейдер бы предпочел иметь дела с последними: устойчивость к воздействию на сознание немало раздражала.

— Если бы я знал, я бы сказал, милорд, — глухо отозвался он и посмотрел сквозь линзы маски в посеревшие без света глаза Вейдера. — Одно точно: Асоке Тано до джедая столь же далеко, как Йоде до трона Империи.

Если бы мог, Вейдер бы оценил иронию, но он только раздраженно поднял брови и вновь активировал потушенный световой меч. Вот уж кому-кому, а Йоде во все времена до трона Империи было куда ближе, чем Дуку, Молу и Вентресс вместе взятым.

— Почему она оставила тебе мечи? — Вейдер крепко сжал рукоять шото протезом и поднял его выше, металлическим взглядом прожигая Инквизитора насквозь. — Почему забрала твой?

— Она не пользовалась ими, — Инквизитору пришлось судорожно сглотнуть и задрать подбородок доверху, щурясь от яркого света и нелепо смотря сверху вниз на ожидающего его ответа ситха. — У нее есть другая пара — точь-в-точь такие же, но ярко белые. Мой меч она забрала на память.

Вейдер помрачнел взглядом: все становилось интересней.

— Как свет, когда смотришь на солнце? — уточнил он.

Инквизитор, опасливо покосившись на застывшее у его шеи зеленое лезвие, судорожно дернул головой, изображая кивок.

— Да, Владыка.

На памяти Вейдера и ситхи, и джедаи избегали этого цвета: как и черный, он был гранью абсолюта, а абсолют считался не только недостижимым, но и неверным. Хотя джедаи и были максималистами-фанатиками, никто из них этого не признавал. Изредка белый использовался старцами, обозначая их готовность слиться с силой, но даже на них джедаи смотрели с той долей скептицизма, с которой слушают сказки столетней бабки, не желая иметь с ней ничего общего.

— Асока Тано знает, что ты выжил, — Вейдер деактивировал клинок и отложил его в сторону, а затем протянул второй Инквизитору. — Ты смог заинтересовать ее, и я дарую тебе немыслимое: второй шанс. Лети на Дарлин Боду и вернись ко мне с тогрутой.

О том, что бывает в случаях повторных неудач, во флоте старались не говорить.

— Да, милорд, — Инквизитор с благодарностью принял зеленый меч, кивнул головой и поклонился по уставу.

— Выполняй.


* * *
Фалкрум вышел на связь с разрушителем, едва истребитель Инквизитора скрылся в гиперпространстве. Капитаны, рассчитывая не искушать судьбу лишний раз, хотели уже прервать передачу, когда на мостике появился сам Вейдер и повелел перебросить вызов с общего канала на приватный конференц-зал неподалеку.

— Что нужно связному повстанцев от имперского командования? — властно прогремел Вейдер, силой закрывая за собой слишком медлительные входные двери.

— Прошу вас, милорд, — послышался искаженный помехами голос с другой стороны, а на столе проявилась голограмма мужчины средних лет, — я всего лишь серый посредник среди непроглядного мрака галактики и зарабатываю тем, чем умею. С некоторых пор повстанцы стали испытывать финансовые трудности в оплате моих услуг, и я решил, что ваше командование будет более благоразумно относиться к информации.

— Вы зарекомендовали себя как низкий беспринципный диссидент, от ликвидации которого не только выиграет Империя, но и порадуюсь лично я, — Вейдер, не задумываясь, вскинул руку в силовом захвате, зная, что корабельные умельцы уже должны были перехватить источник сигнала и выслать по нему группу чистильщиков.

— Помилуйте, милорд! — человек с голограммы наигранно вскинул брови под глубоким капюшоном. — Запись перекодирована по нескольким различным частотам и выслана через десятки сторонних серверов. Когда ваши ледорубы найдут путь ко мне, я могу быть в любом конце обитаемой галактики!

Вейдер добавил про себя, что Фалкрум обладал уникальным кодом шифровки голозаписи, позволявшим свободно менять его внешность и скрывать его в Силе от одарённых.

— Вы все равно будете уничтожены. Империя никогда не станет сотрудничать с лицами, замеченными в связях с повстанцами. Мы выжжем вас с лица галактики, сотрем в пыль ваши дома и уничтожим память.

— Конечно-конечно, — согласно закивал мужчина, набирая что-то на лежащей перед ним клавиатуре. — Но прежде посмотрите мою информацию, а следом мы еще раз обсудим условия нашего сотрудничества…

На его месте появилась запись из темного переулка какой-то станции, на заднем плане которой слышался прерывистый голос человека, смутно различимый под помехами:

— Скажи мне, пока до тебя не может дотянуться мой клинок, чем ты так заинтересовала милорда? — запись подвисла, но тут же с помехами продолжилась: — Никогда прежде он не вызывал к себе Инквизиторов лично.

Наступило странное молчание, за которым, как Вейдер понял, скрывалось мысленное обращение джедайки, не желавшей выдавать себя голосом. Волна жгучей ярости Вейдера к Асоке прошла к тому моменту, когда он принялся осмысливать происходящее в своей каюте после исцеления Инквизитора. Сейчас ему хотелось ее поймать, допросить и понять, как из нее вообще получилось то самое, результаты чего ему пришлось исправлять. А потом как следует избить за игру на его слабостях.

— Да, — продолжил говоривший после паузы, и его голос стал уже четче различим под помехами. Сомнений в том, что он принадлежал посланному Инквизитору, не оставалось. — У меня хороший послужной список.

Вейдер крепче сжал зубы под шлемом, ожидая, что прямо сейчас начнется драка: Асока никогда не любила ждать. Не заставила и на этот раз.

Она слетела стрелой откуда-то с крыши зданий, целясь прямо в передатчик, на который была сделана запись, и тут же была поймана в ловушку цепким захватом рук Инквизитора.

— Попалась, — довольно прошептал он ей на ухо и тут же продолжил: — Так что от тебя нужно Вейдеру?

Заскользив под помехами, запись прервалась, и через секунду над столом вновь засветилась ровная голограмма Фалкрума.

— Заинтересованы в продолжении? — хитро улыбаясь в предвкушении наживы, спросил мужчина и свел кончики пальцев домиком в любимой манере Палпатина.

— Цена? — глухо отозвался Вейдер и до скрипа в протезах сжал руки в кулаки.

— Ох, всего лишь пятьдесят тысяч кредитов и возможность прямой связи с вами, — довольно улыбнулся Фалкрум. — На первую покупку скидка.

— Вы себя переоцениваете, — недовольно высказался Вейдер.

— Будем торговаться? — все больше расплываясь в улыбке, спросил Фалкрум и сомкнул руки перед собой в замок.

— Империя не торгуется.

— Тогда я высылаю вам данные своего счета. Прошу вас, не тревожьте попусту Банковский Клан, они даже не знают о том, что я являюсь их новым клиентом.

Склонившись над столом, Вейдер ввел данные подставных имперских счетов, которыми пользовались все первые лица Империи, делая вид, будто ничего друг о друге не знают с молчаливого одобрения Палпатина.

— На ваш счет переведены двадцать пять тысяч кредитов. Остальную часть вы получите после полной загрузки файла на этот компьютер и проверки нашими системами их безопасности, — Вейдер щелкнул по сенсорной панели два раза, подтверждая перевод средств, и ожидающе поднял взгляд на голограмму.

— А как же личная связь с вами?

— Я подумаю над этим после того, как оценю вашу полезность, — панель компьютера замигала зеленым в знак получения файла и автоматически запустила процесс проверки. — Вы ведь включили данные по связи в файл?

— Разумеется, — кивнул головой мужчина и взглядом указал на компьютер. — Вы сможете сделать это прямо сейчас. Запись кратка и безвредна, проверка не займет много времени.

В подтверждение его слов на экране всплыло окно, уведомляющее о том, что файл чист. Переключив голосвязь с Фалкрумом в режим ожидания, Вейдер запустил проигрывание полной записи, промотав ее к тому моменту, где кончался ознакомительный кусок.

Асока была великолепна в своем тщательно выхоленном хладнокровии. Лишь Вейдер мог заметить, как она втягивала живот, когда Инквизитор упирал ей в бок выключенный световой меч. До последней минуты она убеждала себя и его в том, что держит ситуацию под контролем, хотя Вейдер видел: контроль она потеряла еще тогда, когда попалась в захват крепких мужских рук.

— Я слишком озабоченна им, чтобы не воспользоваться такой удачей, — здесь она не врала, и это льстило. Глаза были устремлены точно вперед, как всегда, когда она вырабатывала какой-то план и что-то замышляла. Инквизитор был слишком увлечен собственными мыслями, чтобы это заметить.

— Он — мой мастер, а я — его бывший падаван, — выдохнула она, тщательно стараясь не допустить в голос страха и потому до дрожи напрягла диафрагму. Однако гордость в ее речи Вейдер услышал все равно.

Она прекрасно знала, что с этой информацией не живут. Находясь на грани гибели, она все еще играла с Инквизитором в кошки-мышки и определенно хотела, чтобы ее на этой роли заменил сам Вейдер, когда узнает правду. Что же, это ей удалось. Он тяжело улыбнулся под маской оживающими после операции губами и снял с головы тяжелый шлем.

— Так вот, какая ты стала взрослая, — глухо отозвался он, всматриваясь в голозапись что-то шепчущей Инквизитору Асоки, и тяжело вдохнул очищенный корабельный воздух. — У меня самого не получилось бы лучше.

Камера засняла то, как Асока волочет за собой потерявшего сознание Инквизитора куда-то в сторону соседнего переулка, от которого шел слабый свет, и на этом запись оборвалась. Вейдер включил ее на повтор, надеясь увидеть в ней то, что пропустил в первый раз.

Через пятнадцать минут он надел шлем на голову, снял звонок Фалкрума с ожидания и совсем не удивился тому, что он не разорвал связь.

— Откуда у вас эти данные?

— Обычно я не раскрываю профессиональные секреты, — отозвался Фалкрум, оценивающе склонив голову на бок, — но вам скажу. Инквизитор использовал собственную голограмму с функцией записи для того, чтобы перехитрить Асоку Тано. Видимо, ему доставляло удовольствие просматривать свои победы. После поражения у него уже не было возможности вернуться за устройством, зато оно попало в руки моим агентам.

— Агенты надежны?

— Разумеется, — кивнул головой Фалкрум. — Они получат крупную долю от переведенных вами средств.

— Я вышлю вам мои контакты, — тяжело проговорил Вейдер в вокодер шлема, — и перешлю двадцать пять тысяч на тот же счет. Но если частная информация, имеющаяся у вас обо мне сейчас или попавшая вам в руки в дальнейшем, обнаружится в руках заинтересованных лиц, ни одна система дешифровки данных вам не поможет. Я лично отыщу вас. Это ясно?

— У меня нет привычки лишаться доверия надежных спонсоров, господин, — невозмутимо ответил мужчина и, нажав на кнопку отключения голозаписи, пропал с экрана. — Я надеюсь, что еще смогу быть полезным для вас. Успехов с поисками ученицы.

Молча кивнув, Вейдер оборвал связь и тут же по памяти набрал на экране длинный ряд данных частоты нужного ему комлинка.

— Милорд, — отчетливо прозвучал голос из встроенных в стены колонок.

— Для тебя есть срочный заказ на устранение одного из имперских Инквизиторов. Ожидаемое местонахождение — сектор Аноат, система Дарлин Бода. Подробная информация будет на твоей деке через полчаса. Плачу вдвое больше обычного.

— Будет сделано, милорд.

— С ним может находиться джедайка-тогрута, — не отрывая взгляда от экрана, продолжил Вейдер. Судя по передаче, наемник находился не так далеко: в шести часах лета от Аноата. — Ее смерть недопустима, но за ее доставку ко мне я плачу дополнительно. Жди данных.

— Выполняю, — согласно отозвался наемник и отключил связь.

Оставалось отдать распоряжение шпионам на поиск Фалкрума: верить ему на слово Вейдер не желал, а сохранять жизни его агентам было опасно.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Граанда
сообщение 29 Октябрь 2016, 12:23
Сообщение #8



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 51
Регистрация: 22 Июнь 2016
Из: Омск
Пользователь №: 9747



№7


На Дарлин Боде лил дождь. Так, что казалось, будто еще пару часов, и будет опустошен весь мировой океан.

Асока стояла, укрывшись высоким воротом плаща, под местной разновидностью одеревеневшей грибковой флоры, и всматривалась в небо над космопортом. Шаттл инквизитора она запомнила, но не знала, хватит ли у него мозгов держаться отсюда подальше. О его безумии она не задумывалась – хватило бы.

Окутанный паром испаряющегося прямо с корпуса ливня, корабль зашел на посадку. Была вероятность, что это прилетел кто-то из местных шишек, но дыра была такой дырой, что сюда даже они залетали по праздникам. Зачем Асока выбрала это место, она не знала и сама. Она вообще об очень многом в себе не знала, но предпочитала не заморачиваться.

Тогрут вышел по трапу, едва шасси коснулись земли, и сразу же обнажил видавший виды меч – ее собственный. Асока была поражена тем, что Вейдер забрал себе лишь один, но с психологическими проблемами ее учителя нужно было разбираться позже. Она слегка прищелкнула языком: против своего клинка драться все же не хотелось.

Силой ли, логикой ли или безумной уверенностью, но Инквизитор знал, что она ждала его здесь.

- Джедайская недоучка, - выкрикнул он и тут же запнулся, судорожно промаргиваясь от попавшей в глаза воды. – Лучше места найти не могла?!

Асока хмыкнула: сама недавно об этом думала, но выходить на контакт не спешила. Прежде нужно было сделать дело.

По длинной дуге, пользуясь тем, что дождь скрывал почти все, кроме зеленого шипящего меча Инквизитора и его звездолета, Асока обошла посадочную площадку и подобралась к кораблю сзади, пока Инквизитор выкрикивал в ее адрес что-то из ругательств.

Дело было в том, что он не оправдал возложенного на него доверия главкома, а значит, только чудом избежал его гнева и уж точно не мог избежать личных вейдеровских маячков. В том, что маячки были персональными, Асока не сомневалась, учитывая деликатный характер всего дела. А значит, по ним легко можно было отследить и напичканный электроникой приемник самого Энакина, который, тут уж Асока была уверена, он даже во сне клал под подушку.

Маячок нашелся быстро и ровно в том месте, где она и ожидала, не веря в изменчивость старых привычек. Никогда прежде она не думала, что любовь Скайуокера к поршням подъема трапа когда-нибудь заставит ее ударить в грязь лицом.

- То-то ты такой умный прилетел сюда, - крикнула вслед очередной гневной тираде Инквизитора Асока, едва дождь стер с ее щек последние остатки раскисшей под ногами болотной жижи.

Добавить что-то еще она не успела. Инквизитор ловко развернулся на месте и в гневном прыжке пересек разделяющие их жалкие пять метров, на этот раз не сдерживая всей силы. Отскочить Асока успела, но не так ровно, как задумывала: мешала склизкая грязь под ногами. Слегка потянув ногу, она выровнялась и встала в защитную стойку с двумя мечами наизготовку, проглядывая пространство сквозь пульсирующий белый лазер.

Инквизитор, ровно приземлившись на обе ноги за три шага от нее, проскользил еще полметра прежде, чем остановиться, и тут же кинулся следом, чудом не запинаясь о скрытые под водой ямы.

Асока крепче сжала мечи и, со всей силы оттолкнувшись от земли, полетела к нему навстречу, концентрируясь на концах застывших лазеров, которые она непривычно использовала в прямом силовом хвате.

Ловко обойдя с бока, Инквизитор не стал бросаться в лоб, а выскочил прямо за ее спиной, вынуждая крутиться в грязи, как уж на сковородке, и жалеть о том, что не использовала обратный хват, рассчитанный на ловкость.

- Оказывается, кроме драмкружка Вентресс ввела в Академии балет! - Асока глубоко прогнулась в спине и едва ушла от колющего выпада Инквизитора, внезапно сменившего собой скользящие выматывающие удары.

- Заткнись! - злобно прокричал он и с удвоенной скоростью рассек воздух над ее головой так, что имей Асока волосы, тут же их бы лишилась.

- Так любишь мамочку? – прошипела она, спешно отходя назад, и увернулась от подхваченных им силой ящиков. – А она тебя – нет!

- Заткнись!

Асока нащупала ногами твердый пол и перешла с шага на бег, спешно отступая от стены дождя под широкий балкон брошенного здания космопорта.

- Поверить не могу, - рассмеялась она, быстро переставляя ноги по очищенной от земли каменистой дорожке, - ты ее защищаешь! Влюбился?

Инквизитор проигнорировал ее насмешку и вновь сменил стиль, переходя от неожиданного, стремительного Джуйо к наступательному отточенному Атару[1], параллельно швыряя ей под ноги комья грязи и булыжники мостовой.

- Я тебе покажу, девочка, всю силу любви, - гортанно прорычал он, в силовом прыжке оттолкнувшись от земли и со всей мочи ударив двойным хватом меча так, что Асока, спружинив скрещенными клинками, едва устояла на ногах. – На сердце тебе выжгу!

- Ты все еще веришь, что можешь меня победить? – насмешливо выкрикнула она, запрыгнув на высокий балкон. – Асажж не такая дура, чтобы слать ко мне того, кто сможет!

На секунду замешкавшись, Инквизитор прыгнул следом, попутно сдирая со стены пласт штукатурки, чтобы осыпать ей на голову.

- Мы с ней старые подруги, - запыхавшись, прокричала Асока, уворачиваясь от летящей в глаза строительной пыли, - она послала тебя ко мне развлечься. Папочка не знает!

- Асажж Вентресс с юности боролась с продажной Республикой! – уверенно пробасил Инквизитор, припадая на колено для мощного удара в ноги. – Сомневаться в ее верности – значит сомневаться в нас!

От такого искреннего возмущения даже в пылу боя у Асоки свело живот в хохоте. Верность, Мы, Империя! При встрече Асока лично поклонилась бы в пояс Палпатину за такое, если бы он не прикончил ее раньше.

- Верь, во что хочешь! – сдержавшись, прокричала она, перепрыгивая на соседний балкон через перила. Уже скоро должен был показаться ее звездолет, где можно будет начинать наступать, не боясь потерять контроля над ситуацией. Дождь здесь шел слабее, и грязи было меньше – будет проще взлетать.

Быстро преодолев двадцать метров навесной террасы, Асока прыгнула вниз, спиной отступая к устроившемуся на лужайке истребителю – машине ее геройски почившего первого Феникса. Новому лидеру эскадрильи, Гере, он был не нужен: каким-то немыслимым образом она справлялась в боях на транспортнике. Если бы Асока не знала, что девчонка - тви’лечка, тут же заподозрила бы кровь Скайуокера.

- Отступаешь? – гневно прорычал Инквизитор, наступая на нее с одним коротким мечом не хуже многорукого Гривуса. – Ну уж нет!

Не ожидая от него после плеяды силовых приемов такой стремительной ловкости, Асока только чудом ушла с его пути, когда он, разогнавшись, пролетел над ее головой, оттесняя ее от истребителя назад к стене.

- Целой ты отсюда не выйдешь, - злобно прошипел он, уже из последних сил надвигаясь на нее, как голодная вампа на застрявшего в высоком снегу таунтауна.

Крепче сжав зубы и рукояти мечей, Асока мысленно выругалась: отступать назад с площадки в ее планы не входило.

- Ты считаешь себя самой умелой, раз годами избегала имперского возмездия, падаван? – задыхаясь, низко прорычал Инквизитор, стремясь достать мечом ее груди. – Мы собрали по галактике десятки таких, и все они желали присоединиться к нам!

- Строго говоря, я сама иногда бывала имперским возмездием, - тяжело дыша, пробормотала Асока, уходя от косого обманного удара зеленым мечом и, сбившись с ритма, едва успела отскочить в сторону, чтобы тут же не упасть. Не повезло: в стороне был глухой угол.

- Ты хоть представляешь, насколько больно жгут мечи? – не слыша ее, севшим голосом продолжал Инквизитор, крутясь в вихре неослабевающих ударов.

- Не представляю, - Асока бегающим взглядом старалась отыскать пути обхода. Пока что можно было только не дать прижать себя к стене.

- О, ты узнаешь, - прошипел он сквозь зубы, горящим от бешенства взглядом прожигая ее грудь не хуже мечей, - узнаешь…

Наверное, он и сам не понял, как все произошло. Мысль о том, что в прошлом бою он ранил ей запястье, должно быть, промелькнуть у него перед глазами стремительно, как бластерный заряд, следы которого Асоке приходилось заживлять до сих пор. Прищурившись, он сосредоточенно сжал силой ее руку. Широко распахнув глаза от адской боли, которая, казалась, сломила ее кость пополам, Асока выпустила из рук меч, а вторым, через силу приказав себе держаться, заслонилась от Инквизитора.

Удара не последовало, и только огромный толчок силы выбил из ее ослабевшей ладони клинок, который уже через мгновение подхватил Инквизитор вместе со вторым таким же.

- Ну, вот и все, - довольно протянул он, как сытый кот, приближаясь к мыши. – Сейчас уже я с тобой поиграю.

- Не поиграешь, - прижимая к груди разбитое запястье, прошипела Асока, нащупывая забытый в глубоком кармане жилетки красный меч.

Подскочила она стремительно, едва он приблизился к ней на расстояние шага, на ходу активируя незнакомый клинок. Инерцией собственного тела от столкновения, она развернула Инквизитора назад, лицом к истребителю, и, вжимаясь в него всем телом для надежности, прислонила меч к горлу. От сильного тычка под лопатки его руки пронзила судорога, и он вмиг растерял все три собранных меча. И только тогда Асока заметила…

- Отпусти его, девочка.

Только тогда она заметила его.

__________

[1] О формах боя на световых мечах можно прочитать здесь https://www.jcouncil.net/topic14978.html

Сообщение отредактировал Граанда - 21 Февраль 2017, 20:38
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Граанда
сообщение 29 Октябрь 2016, 12:24
Сообщение #9



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 51
Регистрация: 22 Июнь 2016
Из: Омск
Пользователь №: 9747



№8


Он стоял, широко расставив ноги на красном песке и расслабленно сведя руки перед собой, одной ладонью придерживая свисающую с плеч винтовку. Его корабля видно не было, но Асока точно знала, где его искать: за покошенным грибным пролеском, метрах в пятидесяти от них. Боба всегда ленился ходить пешком, а потому ставил своего Раба в лучшем укрытии неподалеку от цели. Как ему удавалось находить такие места, Асока не знала и была склонна думать, что это наследственное.

— Ну же, отпусти. Или убей, — наемник пожал плечами и продолжил невозмутимо сверлить их взглядом, — деньги я все равно заберу. Только отцепись от него уже, — его голос определенно дрогнул под старым мандалорским шлемом, — раздражает.

— Свела судьба нелегкая, — прошипела на ухо замершему Инквизитору Асока. Дергаться он перестал: расслабленная рука Фетта лежала на винтовке, направленной дулом точно ему в грудь.

— Ты в курсе, что на тебя заказ? — невозмутимо продолжил Боба, отстукивая ногой какой-то ритм по ржавому мокрому песку. — Ты — довесок.

Асока тяжело вздохнула и посмотрела на гостеприимно опущенный за его спиной трап истребителя.

— Перестал же он меня уважать, — сквозь зубы прошипела она.

— А должен? — Боба неуловимо фыркнул под шлемом. — Ты никогда не рвалась выслужиться. Поэтому сейчас тискаешь Инквизитора.

Асока до скрежета сжала зубы, готовая гортанно зарычать на характерный феттовский апломб. Инквизитор же явно отвлекся: прислушивался к словам.

— Тут, видимо, я должна сказать, — взяв себя в руки, Асока закатила глаза, аккуратно подзывая к себе один из своих мечей, и манерно спародировала саму себя: — Не ревнуй, Боба, я тебе не жена!

— Куда уж мне, — фыркнул он, невозмутимо расстреливая длинной очередью землю под подкатившейся к ней рукоятью, чтобы та откатилась обратно.

— Бережешь мою собственность? — цинично поинтересовалась Асока, от раздражения прижав горло Инквизитора так, что он судорожно сглотнул.

— Я всегда о тебе заботился, — усмехнулся Фетт, искоса поглядывая на захват ее рук.

— И не думай! — жестко отрезала она, узнав это характерное покачивание головой.

— Слушай, — устало вздохнул Боба, снимая тяжелый шлем, — мы могли бы подраться, как в старые добрые, — он невозмутимо махнул рукой в сторону развалин космопорта, — но ведь оба знаем, чем все закончится.

— Твоей поджаренной задницей?

— Сбежавшим Инквизитором и полутонной прожжённого топлива.

— Много берешь, — фыркнула Асока.

— Не хочу проверять.

— Козел, — она недовольно махнула головой.

«Выхватываешь у меня меч и бежишь прямо в лес, как только я толкаю тебя в спину! — громким шепотом силы обратилась она к Инквизитору. — Там стоит корабль, садишься за отстрел, я — пилотом. От Бобы чертовски сложно оторваться! И только попробуй меня подставить: делать занятные татуировки меня научил Фетт. Улавливаешь?»

Инквизитор едва заметно кивнул, поджав ее руку.

«Вот и славно, — беспокойно отозвалась она. — Поодиночке нам не вырваться».

Все это время Боба задумчиво разглядывал подрагивающее от напряжения лицо Асоки и выводил указательным пальцем круги по спусковому крючку снятой с предохранителя винтовки.

— Сколько? — задумчиво спросил он, щелкнув пластиной перчатки по металлу так, что Инквизитор и Асока синхронно вздрогнули. — Четверти тебе хватит?

— Я не в деле, — Асока уверенно прижала к себе Инквизитора за горло. — Что мое – мое. Единственный раз говорю: уйди.

Фетт хрипло засмеялся, закинув голову назад и обнажив мокрую от пота шею. Она оценивающе пробежалась по нему взглядом: он был до безумия хорош и все так же самоуверен. Обычно, чем больше была его самоуверенность, тем острее становилась исходящая от него опасность. Он был лучшим. Действовать нужно было быстро. Ждать Асока не стала.

Со всей мочи толкнув Инквизитора свободной рукой в спину, Тано практически передала ему клинок, когда он вцепился в него со всей силой. На секунду ей показалось, что он был собран специально для него: так ровно он лег в его руку. Ему не мешали ни безобразное окружие, ни строгая, выкованная одной для всех, форма. Их просто не было.

Фетт в ту же секунду пальнул по Инквизитору залпом бластерных выстрелов, добавив вдогонку ракету, и стремительно взмыл в воздух на реактивном ранце, все таком же неизменном со времен Джанго, как и его корабль. Отражая на бегу заряды мечом, отпрыгнув от взрыва, Инквизитор, как метеор, рассек небольшую вырубку и, обойдя истребитель Асоки, устремился в лес. Ей оставалось только порадоваться тому, что слава Фетта шла впереди него: без нее Инквизитор ни за что бы ее не послушал и угнал истребитель Феникса. В секунду призвав к себе разбросанные у ног мечи, Асока устремилась следом за ним, не отрывая взгляда от парящего над землей Фетта, который, как на зло, и не думал на нее отвлекаться.

Раб и вправду показался через пятьдесят метров густого леса, припаркованный на аккуратной овальной вырубке, которую Асока приметила еще на подлете космопорту. Когда она выбежала на ее край, Инквизитор уже взбегал по трапу, а следом за ним, не прекращаясь, летел рой бластерных зарядов, под которые он одним чудом не попадал. Вскинув вперед руку и не прекращая бежать, Асока сосредоточилась на строении баллонов с газом в ранце, который длинными вечерами частенько разглядывала, думая о том, сколько бы кредитов за него выложил Скайуокер, будь у джедаев официальное жалованье. Было несложно разорвать крепление подающих шлангов с баллонами, и Боба, секунду назад стремительно набиравший высоту, стал столь же быстро ее терять. Он не успевал запрыгнуть на взлетающий трап корабля! Асока же, оттолкнувшись от земли в стремительном силовом прыжке, успела.

Отмечая про себя падение Фетта на землю, она в два шага пересекла короткий входной коридор и упала на соседнее от Инквизитора кресло так, что ушибла о подлокотник спину.

— За турели! — выкрикнула она, хватаясь обеими руками за штурвал: мечи еще на бегу прикрепила к поясу. — Перехватываю управление!

Взлетели они быстро, но Бобы на площадке уже не было: он бежал к оставленному Асокой истребителю, прекрасно понимая, что с планеты их упустил. Насколько Асока его знала, он будет гнать их в постоянном напряжении до тех пор, пока у каждого из них не затрясутся руки, прекрасно понимая, что Асока не отступит. Истребитель Феникса был быстрее, но у Раба были орудия и щиты, не идущие ни в какое сравнение со штатной комплектацией повстанцев. Мастерство Бобы не даст ими воспользоваться, но и разбить своими орудиями он их не сможет. К тому же, не захочет терять корабль. Если у них и было преимущество, то оно стремительно заканчивалось с первыми минутами их форы.

- Запрашиваю связь по каналу девять-девять-восемь-ноль код доступа: два-четыре-девять! – закричала Асока в панель бортового компьютера, надеясь, что Боба все-таки починил его.

С минуту ничего так и не происходило. Асока со всей дури шибанула ногой под нижние микросхемы и продолжила:

- Поиск контакта в бортовом журнале, - чётко оттараторила она, входя в вираж на выходе из атмосферы, - Вентресс Асажж. Звони ей, ситх тебя дери!

Лицо Инквизитора в этот момент она не видела, но уже догадывалась, как оно растягивается в рвущей душу от бессилия злобе.

- Запись найдена,- механически отозвался размеренный женский голос. – Выполняю звонок по контакту «Старушка Асси».

Корабль ощутимо тряхнуло: Боба только что прошелся по ним меткой очередью выстрелов в своей любимой манере. Не доставало только ракет: у Фениксов они кончились.

- Ты там вообще стреляешь?! – выругалась Асока, по инерции уходя влево от выполненных на секунду позже залпов.

От молчаливо вспыхнувшей ярости Инквизитора у нее тут же разболелась голова. Очевидно, это означало, что он отстреливался.

- Всегда не рада тебе, малыш, - внезапно послышался ехидный голос сквозь динамики: Асажж вышла на связь. Тут же экран поплыл в лучших традициях разрушителей, проявляя нечеткое изображение лысой головы Вентресс.

- Аса, вытащи меня отсюда!

- Асока?! – поперхнувшись кафом, Асажж схватилась за горло и недоверчиво поглядела на экран. Видимо, изображение с корабля к ней все еще не передалось, и связь барахлила. – Ты угнала корабль Мелкого?!

- Тысяча мертвых ситхёнышей, да! – Асока, крепко вжавшись в руль, провернула петлю и ушла от запущенного плевка плазмы Фетта: это было ожидаемо. - Он у меня на хвосте и знает все мои базы!

- А нечего было сливать ему собственные наработки, - усмехаясь во все зубы, отметила Асажж и довольно откинулась на спинку кресла. – Я всегда тебя учила: секс отдельно, жизнь отдельно.

- Это как с Дуку, да? – злясь, выболтала Асока, уходя от очередной порции метких выстрелов. Парочка по кораблю все же попала, и панель щита недовольно мигнула.

- Именно, - нравоучительно кивнула головой Асажж. – По своему же опыту говорю, только добра тебе желаю.

- Так сделай добро и дай координаты хоть ваших старых апартаментов на Серенно!

Асажж сдержанно засмеялась, пока Асока, пыхтя под нос ругательства, металась перед Бобой, как вуки у парной ванной.

- Уверена, Фетт оценил бы иронию, - отозвалась Асажж, едва бортовой компьютер пискнул в знак приема данных.

Через секунду Асока, не глядя, подтвердила введенные координаты, и корабль со свистом ушел в гипер, прокручиваясь волчком вокруг своей оси. Что делать со всем этим собранным ее волей цирком она не знала.


Сообщение отредактировал Граанда - 17 Ноябрь 2016, 12:25
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Граанда
сообщение 29 Октябрь 2016, 12:25
Сообщение #10



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 51
Регистрация: 22 Июнь 2016
Из: Омск
Пользователь №: 9747



№9


— Лететь десять часов, — утомленно озвучила Асока данные с экрана управления и на случай быстрой отходчивости Инквизитора сжала в руках мечи. Видимо, связь тоже успела наладиться, учитывая яркое лицо Вентресс, глядящее поверх ее головы.

— Ты совсем спятила, дура? — процедила Асажж сквозь зубы, резким движением расплескивая горячий каф по рабочему столу.

— Ну, — Асока слегка повернула голову назад, не зная, чего ожидать от притихшего врага, в момент ставшего собратом по несчастью. — Мне нужно было достать маячок Вейдера, вот я его и достала.

— Ну конечно, — Асажж злобно сощурила глаза, в упор глядя на Инквизитора. — Могу я узнать, почему он до сих пор жив?

— Потому что доказал, что достоин, — добавив в голос слепой джедайской уверенности, ответила Асока. — Нас, знаешь ли, мало осталось.

Асажж лишь недоверчиво фыркнула, кинув острый взгляд в сторону молчавшего тогрута. Тот смотрел на нее пристально, свыкнувшись с тем, что его кумир — предатель, а идеалы больше никогда не станут идеальными. Что-то сдерживало этих двоих от показной демонстрации гнева, но воздух в салоне буквально кипел от разрывавших Инквизитора эмоций, в которых лишь одно место занимала злоба, уступая ведущие позиции чувствам непонимания, предательства и рвущего душу на куски отчаяния. Асока кинула взгляд на лежащий у колен Инквизитора меч: не Асажж ли одарила его таким оружием?

— Выйди куда-нибудь и дай мне поговорить с воспитанником, — отозвалась Вентресс холодным тоном. — Он позовет тебя, когда мы закончим.

Асока недовольно хмыкнула, поднялась с кресла и, с истинно королевской грацией расправив плечи, проследовала к выходу из кабины. Она искоса поглядела на Инквизитора, вращая в руках возвращенные мечи. Его, возможно, и не стоило втягивать, но какого было искушение!

— Вот значит как, — Асажж пронзила Инквизитора насквозь холодным взглядом, едва за Асокой закрылись двери. — Ты можешь не верить мне, Ар’аллан, но, видит Сила, я этого не хотела. Однако, когда пришел приказ от Вейдера, я знала, что посланный будет обречен. Ваша битва, по крайней мере, обещала быть яркой.

Он молча смерил ее тяжелым оценивающим взглядом, поиграл левой рукой с мечом и тихо ответил:

— Нет, — до побелевших костяшек он сжал клинок в правой руке и принялся растирать его ребро ногтем, — ты хотела именно этого, и тебе дали возможность. Только жалеешь, что джедайка оказалась впечатлительной и не добила меня еще в прошлый раз. Ты вообще понимаешь, почему я ее еще не заколол?

Асажж высоко подняла голову и хладнокровно посмотрела на Инквизитора.

— Тебе в любом случае не хватит силы против нее.

Он тихо посмеялся, слабо покачивая головой, и закусил губу, проводя вверх и вниз по рукояти меча пальцем.

— Хватит, — утвердительно отозвался он. — Хватит, леди Вентресс. Она ловкая, но я сильнее. Но я уже не хочу.

Одним точным ударом пальца, он активировал нагревшийся клинок и поднес острие меча к покрытому ребристым шрамом плечу так, что на коже проступили мурашки.

— Я не хочу ее убивать и не стану, — Инквизитор с вызовом бросил взгляд на Асажж и коснулся лезвием кожи, опаляя заросший шрам. — Вместо этого я научусь у нее всему. А затем, — он сузил глаза до щелок и направил меч в сторону экрана, — я найду тебя и убью за измену.

Даже на голограмме стало видно, как кожа Асажж побелела еще больше, приобретая неестественно синий оттенок. Она плотно сжала губы, продолжая неотрывно смотреть в глаза тогрута.

— Твоя ненависть греет мне сердце, — степенно ответила она, выждав, пока восстановится дыхание, — но ты не сожжешь меня ею. Сделаешь — и тебе станет неинтересно. Где же тогда игра, Ар’аллан? Нет ничего скучнее свершенной мести.

Яростно сжав кулаки, Инквизитор подскочил с кресла и направил всю свою мощь на экран, стремясь достать в силе Асажж и раздавить как мерзкого жука, устроившего гнездо в тронном зале.

— Ты не скроешься от меня, ведьма! — яростно прохрипел он, стремясь нащупать в силе её сердце.

До него донёсся только приглушённый смех.

— Вы, молодёжь, не чета нам, — улыбаясь, вымолвила Асажж, медленно приближаясь к экрану. — Однако, я все же надеюсь, что ты не погибнешь раньше времени от рук карманных охотников Вейдера, и наша битва послужит лучшим из уроков для инквизиторов Его Величества, — на выдохе её веко дрогнуло, выдавая напряжение. — Будь уверен, я по тебе скучаю.

Опустив трясущиеся от напряжения руки, Инквизитор высоко поднял голову и встретился с Асажж взглядом.

— Я скучаю больше, — хрипло проговорил он и деактивировал меч, нервно сжимая под рукавом второй, зелёный клинок.

— Когда Асока будет готова слушать, — Асажж повернулась к нему спиной и крепко обхватила себя руками, до слез в глазах вглядываясь вдаль через широкое панорамное окно Академии,— передай ей, что Фетт вас отпустил намеренно. Надеюсь, ей хватит мозгов, чтобы хотя бы в этот раз все понять.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Граанда
сообщение 29 Октябрь 2016, 12:25
Сообщение #11



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 51
Регистрация: 22 Июнь 2016
Из: Омск
Пользователь №: 9747



№10


— Зачем Асажж хотела тебя убить? — задала вопрос в лоб Асока, едва Инквизитор, оборвав связь с Корускантом, вышел из кабины управления.

Он безэмоционально поднял брови, усмехнулся и повернулся к ней спиной, будто ничего и не было, а затем оперся предплечьем о раму корабельного иллюминатора, прислонившись к руке лбом.

— Еще одно испытание, — сглотнув, ответил он, вглядываясь в коридор гипера и гадая, в какой стороне от них находится Корускант.

— Врешь, — отрезала Асока, приблизившись к нему на шаг. — Всегда говорю ей и скажу тебе: орденского падавана во вранье может переплюнуть только его мастер.

Инквизитор неуловимо улыбнулся под маской статичного напряжения и пожал плечами.

— Так каким он был?

— Что? — Асока недоуменно уперлась взглядом в его спину.

— Лететь десять часов долго, а жечь обшивку в гипере глупо, — выдохнул Инквизитор, неуловимо касаясь ладонью стекла иллюминатора, — к тому же, я устал.

Он утомленно прикрыл глаза, сжал в кулак дрожащие пальцы и попытался вздохнуть ровно, успокаивая бешено стучащее сердце. Последней, с кем он хотел драться после разговора с Асажж, была глупая девочка Асока Тано, ненавидеть которую было так же легко, как и подавить в себе ненависть до времени. Это не могло не вызывать симпатии, как и ее действия — неуловимого уважения. Мысли не переставали крутиться вокруг Вейдера и того, как Вентресс умудрилась убедить его дать приказ о ликвидации. То, что он сам мог так быстро поменять решение, казалось маловероятным. Ожидаемее всего было ждать подставы от Асоки, но вряд ли у нее была возможность. Кроме того, ведь не стала бы она сама так глупо подставляться вместе с ним?

— Каким был Вейдер до того, как пал?— Асока отвлекла Инквизитора от мыслей и подошла к нему сбоку, а затем устало оперлась спиной о холодную стену корабля, сведя руки на груди.

Инквизитор сухо кивнул.

— Он был лучшим, — не размышляя, ответила она.


* * *
— Ты уже готов оценить ее способности, Владыка Вейдер?

Вейдер крепко сжал губы и уперся взглядом в металлическую напольную плитку из-под небрежно припущенных на лоб клонированных волос.

— Выдающиеся, Повелитель.

Палпатин удовлетворенно хмыкнул под натянутым до глаз глубоким капюшоном и на время замолчал, поигрывая с краем широкого плаща свободной рукой.

— Не оттого ли, что ты боишься слишком сильно сжать руку, ученица проскальзывает между твоими пальцами? — подумав, отозвался он.

Вейдер молчал.

— Когда-то давно один из забытых джедаев говорил, что лишь ситхи все возводят в абсолют, и проиграл, возведя в абсолют собственные домыслы. Бойся его пути, Владыка.

Вейдер под тяжелым черным плащом вздрогнул от мысли о том, что Императору что-то известно про Оби-Вана. Палпатин все чаще и глубже погружался в свои эксперименты с Силой и выходил из них таким, будто оставлял часть себя в Великой. Иногда казалось, будто его сознание уже давно помутилось, но решения, принимаемые в Сенате, говорили об обратном. Сейчас Палпатин намекал на то, чтобы он не предавался паранойе о страхе учителя перед предательством ученика, совершенном в тандеме с собственной ученицей, иначе возмездие обещало быть соответствующим. Он желал жесткой руки и эффективности, свойственных Вейдеру во всем.

— Лишь Энакин Скайуокер способен быстро отыскать падавана Тано, Учитель, — Вейдер поднял тяжелый взгляд к Палпатину.

— Но Энакин Скайуоукер давно мертв, мой ученик, — терпеливо ответил Сидиус, поглаживая рукой старую крепкую трость с хитро встроенной в нее световой пикой. — Как и Асока Тано, если чутье не изменяет мне, верно?

Вейдер сухо кивнул.

— Тогда ничего тебя не замедляет, — отрезал Палпатин. — Найди тогруту.

Связь, мигнув на прощание белым светом, прервалась, и Вейдер, подняв голову к опустевшему терминалу, встал с колена и повернулся к небольшому подвесному зеркалу на одной из стенок раскрытой медитационной капсулы. На него смотрели посеревшие от мрака глаза, выделявшиеся на фоне тонкой, прозрачной кожи, неестественно обтянувшей слишком молодое лицо. Он пытался найти в своем облике то, что помнил до Мустафара, и не находил. Энакин Скайуокер и правда был мертв, как и почившая до времени на поле политики Асока Тано.

Однако что-то в ней все же должно было остаться: упрямство, самолюбие, старые счеты. Вейдер опустился на широкое кожаное кресло и порывисто постучал костяшками пальцев по столу. Огненный Феникс горел и никак не мог догореть, оправдывая свою глупую жертву.

Скрипнув зубами, Вейдер настроился в силе на Асоку и почувствовал, что никакой особой опасности она не ощущает. Он стукнул тяжелым пальцем по столу еще раз. Глупо было надеяться на то, что Фетт поймает ее: она его с детства знала, а вот он, Вейдер, отчего-то про это не вспомнил. Странно было смотреть на все эти старые связи тогда, когда думал, что давно забыл о них.

Что же…

— Говорит хозяин двести третьего помещения на тринадцатом уровне базирования, — сухо проговорил Вейдер в настольный комлинк и вбил последовательность знаков на экране, — код доступа передан вам по сети. Прошу произвести активацию объекта и оставить его после закрытия у шестых дальних подъездных ворот. Я уже перевел на счет вашей компании расходы за беспокойство.

А затем:

— Леди Вентресс, благодаря невообразимым провалам вашей организации все операции выше класса «С» с сегодняшнего момента берутся под мое личное управление.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Граанда
сообщение 29 Октябрь 2016, 12:26
Сообщение #12



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 51
Регистрация: 22 Июнь 2016
Из: Омск
Пользователь №: 9747



№11


На Серенно было прекрасное туманное утро, чем-то отдаленно напоминающее о пролитом на Дарлин-Боде дожде. Асока устало покрутила головой, разминая шею, и ухватилась за верхнюю планку прохода над откидным трапом, выгибаясь в пояснице, как кошка. Прошедшую ночь они с Инквизитором предпочли не спать, косо поглядывая друг на друга с разных углов звездолета. Поначалу завязавшийся между ними разговор сам собой сошел на нет. Былого имени Вейдера Асока так и не назвала, хотя смутно предполагала, что рано или поздно Инквизитор узнает и сам: никто в Империи по-настоящему не забыл почивших генералов. Асока довольно улыбнулась, щурясь на солнце: вспоминала Энакина. Каким он был тогда красивым, и какой она была молодой…

- Йодину мать! – испуганно вскрикнула она, изогнувшись под холодом уткнувшегося ей в спину меча, и отскочила вперед, к трапу. Она все же думала, что на корабле у них формальный нейтралитет.

Инквизитор не сумел сдержать смешок. Злобы в нем не чувствовалось – Асока бы ее ощутила.

- Кажется, ты должна мне кое-что возместить перед тем, как я покину это захолустье, - он лениво активировал красный световой меч и крепко его сжал, пристально всматриваясь Асоке в глаза. - И потом – мы в расчете.

- Что же ты не содрал с меня плату, когда мог так легко заколоть меня со спины? – прищурилась она.

- Врожденное благородство, - он усмехнулся собственным словам.

Мечи Асоки сверкнули, когда он набросился на нее, отдавшись на волю пробудившейся в момент ярости. В силе она светилась раскаленным прутом и била по ушам криком сотен душ – настолько была оглушающей после ночи тишины.

- Это благодарность за наемника, - шепнул он, когда их мечи столкнулись. – И ты еще передашь ему от меня привет.

Силовой толчок сбил неподготовленную Асоку с ног и отбросил к корням растущего у трапа дерева так, что она больно разодрала себе кожу над позвоночником. Перед глазами от собранной сокрушительной мощи удара пролетели искры, а с налобного украшения сорвался оторванный зуб акула[1].

- Ты же понимаешь, что за меня Фетт сдерет с тебя кожу живьем, а Вейдер с того света достанет? – сбившимся голосом поинтересовалась она, судорожно поднимаясь с земли и с трудом блокируя второй силовой удар. Он медитировал всю ночь, а она работала на Вейдера, вновь и вновь переправляя ему страшные видения прошлого. И сейчас ей предстояло пасть жертвой собственной самонадеянности.

- Помолчи, - прошипел он, вдавливая ее в землю. – А то ненароком наврежу.

Ухмылка на его лице получилась кривой и Асока, в бессилии сжав зубы, с усилием вывернулась из-под его рук и ушла вбок, надеясь ловким движением руки подрезать ноги Инквизитора со спины. Ничего не получилось – он блокировал ее быстрым скользящим ударом. Одним стремительным прыжком она отпрыгнула к трапу и силой потянула его за собой, уже ощущая, что в этой схватке проиграет. Инквизитор, яростно вскрикнув, поднял руку и вытянул ее грубой силой с закрывающегося прохода, а затем резким толчком опрокинул на землю перед собой. Еще в падении ей удалось прийти в себя и сгруппироваться, и это дало ей пару секунд форы. Швырнув ему в глаза сухой песок из-под рук, она быстро вскочила с земли и понеслась в дальнюю от корабля сторону, надеясь, что удастся убежать.

Убежать так и не удалось. Он предвидел от нее что-то в этом духе и, вложив в один прыжок всю мощь силы, упал на нее со спины и придавил всем весом к земле, старательно вдавливая лицо в яркую красную глину и вжимая локти коленями в землю.

- Я анализировал твой стиль всю дорогу, - прошипел он сквозь зубы, выворачивая ее руку и вырывая из первой кисти меч, - вышло очень занятно. Заметила, какую хватку мечей я использовал против тебя?

- Мою, когда бью прямым хватом, - выдавила Асока, закапываясь носом в землю и глотая клубы поднявшейся пыли. – Учишься на ошибках.

- Наблюдательная девочка, - пробормотал Инквизитор, отбирая меч из другой руки. Через секунду он откинул оба клинка далеко в сторону, вложив в бросок силу. – Догадываешься, что дальше будет?

- Давай уже, - она крепко прикусила губу и ощутила, как в животе против воли разрастается жар, а сердце, и без того бешено стучащее, норовит выскочить из груди.

Возбужденно дыша, он достал из внутреннего кармана куртки зеленый меч Асоки, который она не могла не узнать, кося глаза за спину.

- Я сделаю все аккуратно, - прошептал он, наклонившись к ней, и свободной рукой до хруста вжал ее шею в землю. - Ты даже не заметишь в зеркале.

Глаза Асоки расширились от ужаса, когда он активировал тонкое лезвие ее клинка на жалкий сантиметр, а затем, предварительно еще сильнее прижав ее туловище и руки к земле ногами, бережно поднял одно лекко.

- Спорим, тебе очень приятно, когда делают так? – он провел большим пальцем вдоль его внутренней дуги и медленно надавил на основание у головы. Меч он решил выключить: наслаждался ее реакцией. – А еще так, - он сжал дрожащей от возбуждения ладонью ее шею, натягивая сильными пальцами кожу щек, и наклонился ниже, к ее уху. – Так знай, что больше так приятно не будет.

Он со всей силы сжал ее лекко ладонью, призывая тупую боль. Асоку трясло в дрожи, дыхание прерывалось, а глаза судорожно бегали по земле, ища спасение. Низом спины она хорошо ощущала, как его это возбуждало.

- Больной извращенец, - хрипло выдохнула она, бессильно скребя пальцами глину.

Он низко рассмеялся ей в ухо, а затем опустил руку ей под шею и прижал голову к груди предплечьем.

- Только не говори, что тебе это не нравится, - шепнул Инквизитор и с наслаждением вдохнул ее запах: именно так пах страх. Асока слишком торопилась, обезвреживая его на станции. Он же не был склонен к поспешности.

- Я думаю, что смогу даже повторить крылья, - прошептал он, растирая ладонью ее кожу, и резко осадил ее, когда она взбрыкнула, попытавшись вырваться.

Все так же опираясь на шею Асоки рукой, он поднялся.

- Учись радоваться боли, ведь теперь она всегда будет преследовать тебя под руку с удовольствием, - пробормотал он, вновь включая зеленый меч и уверенно поднося руку к ее голове и задирая другой лекко.

Голову Асоки пронзила адская боль, когда он принялся ювелирно выжигать кожу, выбирая самые чувствительные и безопасные места. Она пронзительно закричала. Через минуту в глазах все потемнело, и ее голова безвольно обвисла на его руке, крепко и неподвижно ее сжимающей. Это было только началом, он планировал так обработать все три лекко и хорошо, если ограничится лишь ими. Где-то на задворках сознания, за прожигающей болью Асока чувствовала, как гаснет под ее страданиями его ярость. А еще через минуту она увидела ослепляющий глаза свет[2].

***

Вейдер резко подскочил с кровати в холодном поту, хватаясь за голову и трясущимися руками ощупывая собственное лицо. С Тано произошло что-то скверное. Не размышляя, он направил мощный поток силы туда, откуда шла боль. Он бесцеремонно ворвался к ней в голову, которая, казалось, ни на что другое, кроме боли, больше не была способна. Еще были остатки возбуждения. И ярость, в этот момент способная сжечь миры. Перед глазами встала пелена белого света: именно так выглядел раскаленный металл, которым, казалось, сейчас заполняли ее голову.

Через минуту все прошло так же резко, как и началось. Прерывисто дыша, обессиленный Вейдер откинулся на подушку, размышляя над тем, что только что произошло.

***

- Спасибо, - прохрипела Асока перед тем, как Инквизитор отпустил ее голову и она безвольно рухнула в грязную пыль. Каким чудом она держалась в сознании, он не знал, но это было хорошо. Улыбаясь, он, как прежде, провел рукой по ее монтралам, а затем опустил руку к шее и крепко ее сжал.

- Я знал, что тебе понравился, - он прошелся губами по щеке Асоки, щекоча дыханием кожу. Все ее тело покрывала мелкая дрожь и он грубой хваткой одной ладони вцепился в лекко, а второй притянул ее к своей груди за ключицу. – Теперь всегда будет нравится.

- Я найду тебя…

- Это всего лишь расплата по счету, девочка, - криво улыбнулся Инквизитор и, прикрывая в возбуждении глаза, прикусил ее за ухо. – И ты это примешь.

___________

[1] Акулы — хищники с родной планеты тогрут, Шили. Их зубы — распространенный материал для традиционных украшений в культуре тогрут. Не имеют никакого отношения к земным акулам.

[2] Свет здесь — воплощение чистой, яркой и очень сильной энергии, не имеющий никакого отношения ни к одной из сторон Силы.

Сообщение отредактировал Граанда - 21 Февраль 2017, 20:55
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Граанда
сообщение 29 Октябрь 2016, 12:26
Сообщение #13



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 51
Регистрация: 22 Июнь 2016
Из: Омск
Пользователь №: 9747



№12


— Мастер Тано, вы в порядке? — в десятый раз переспросил Эзра, беспокойно сжимая руками коленки и всматриваясь в нее глазами голодной туки.

— Оставь в покое мастера, — недовольно отозвалась Гера, упрямо стараясь выровнять полет своего грузовика до уровня достойного крейсера. Асока кинула на нее косой взгляд — беспокоилась?

— Я в порядке, спасибо вам, — она смиренно опустила глаза к полу и принялась дальше размышлять о том, какой же силой сейчас обладал Энакин, если одной слепой волей лишил ее всей боли на час. Она механически поправила за головой лекко и вздрогнула от того, каким оно казалось чужеродным.

Призрак прилетел к ней к вечеру того дня, когда они с Инквизитором приземлились на Серенно. Асока точно знала, что Боба вскоре отыщет корабль, и использовать его дальше было плохой идеей. Видимо, так же решил и Инквизитор, исчезнув еще до того, как она пришла в сознание. Тогда Асока отключилась сразу же, едва он закончил жечь мечом ее голову.

— Мы нашли крейсеркие щиты, — довольно отозвалась Гера, умело переводя корабль в гипер, и развернулась к ним в кресле пилота. — Уже доставили их на базу Феникса.

— Замечательно, — механически пробормотала Тано, сквозь боль ощупывая пострадавшие лекко. Инквизитор точно знал, что стоит жечь, чтобы шрамы никогда не прошли, а мнимая боль от них оставалась на всю жизнь. От такого поверхностно лечили только бакта-камеры, он же жег глубоко и явно повредил не один нервный клубок. Вообще-то в их культуре это считалось низким.

— Произошло что-то новое, пока меня не было? — Асока с трудом оторвалась от лекко и сделала вид, будто просто меняла их укладку. Инквизитор не соврал: он и вправду сделал все незаметным для чужих глаз.

— Да, — Гера довольно переглянулась с ерзавшим в кресле Эзрой. — Мы нашли Рекса, и он согласился к нам присоединиться.

Асока так широко улыбнулась Гере, как только могла, лишь бы за ее фальшивой улыбкой не было заметно презрения. Она до последнего надеялась, что Рекс с достоинством откажет вновь поднявшему голову сепаратизму, но, похоже, преданность Родине у него измерялась ее именами. С ее стороны это было лицемерием, но себя Асока уже очень давно не считала хорошим человеком, а вот на здравомыслие Рекса надеялась, хоть оно и не было ей на руку. Не нужно было ему вынимать тот имплант.

— Как он? — участливо спросила она. — Он тоже на базе?

— Да, — Гера довольно улыбнулась, — и очень хочет тебя увидеть.

Асока успела только неуловимо нахмурить брови, когда из салона корабля разнеслись громкие звуки новостной сводки. Прежде она не замечала за экипажем Геры такой любви к имперской пропаганде. Мальчишка-джедаенок, будто нащупав в кресле сантиметровую булавку, подскочил с места у входа и скрылся за дверьми, сорвав по пути с панели два плексигласовых планшета.

— Что там? — беспокойно пробормотала Гера и встала с кресла вслед за сорвавшимся Эзрой.

Асока настороженно прислушалась к раздававшимся из салона звукам, медленно поднялась и направилась к остальным, где Кэнан все больше и больше увеличивал громкость под тихие переругивания здоровенного бугая и мелкой мандалорки.

— Волею достопочтенного Императора, любимого всеми, сообщаем…

Кэнан что-то прорычал и раздраженно щелкнул пальцем по передатчику, меняя частоту приема на один из вторичных каналов.

— … террористка принадлежит к расе мириалан и в последний раз была замечена службой безопасности более четырнадцати лет назад, — голограмма на секунду мелькнула точеным лицом молоденькой блондинки, и Кэнан попытался совладать с невозможными помехами передачи. — Мы будем держать вас в курсе…

Он постучал по приемнику костяшками пальцев и под неодобрительное ворчание рыжего проржавевшего дроида вновь сменил частоту.

— … не о чем беспокоиться, — степенно произнесла высокая женщина. — Милостивый Лорд Вейдер взял под личный контроль расследование этого инцидента. Безопасность подданных всегда была важнейшим приоритетом…

Кэнан вновь хотел поменять канал, с недоверием покосившись на лысую имперку с экрана, когда Асока, не выдержав раздирающего ее голову шума, вспыхнула:

— Да что ты делаешь?!

— Джедай, — в голосе Кэнана был слышен каждый из беспокойных ударов его сердца, — это джедай.

В его глазах так и светилась слепая надежда.

— Какой еще джедай? — недоуменно воскликнула Гера из-за спины Асоки. Саму ее беспокоил тот же вопрос, но говорить это Кэнану она бы не стала. Она уже начинала чувствовать, как зудит под кофтой ее меч, а рука так и чешется его взять.

— Выживший падаван, — быстро пробормотал он, все же меняя частоту на сплошной фоновый шум. Асока бросила последний взгляд на мелькнувшее перед глазами лицо Асажж и поняла, что ей срочно нужно проверить личную портативную деку.

— Падаван? — брови Геры поползли вверх, призывая Кэнана сказать больше.

— Я видел ее в Храме, — тяжело вздохнув, он оторвал руку от приемника, поднял ее к глазам и потер их пальцами, а затем, сжав до белизны губы, обратился к Асоке взглядом. — Я помню ее лицо.

Девчонка-мандалорка в раскрашенной броне, что-то тихо пробормотав себе под нос, прошлась по кнопкам управления пальцами, и приемник снова ожил на одном из местных каналов. От яркого света транслировавшегося изображения Асока резко прищурилась и, проморгавшись, не смогла поверить глазам.

В плоской проекции перед ними застыло голофото двадцатилетней давности из материалов, перешедших к Инквизиторию по наследству от Храма. Молодая, беззаботная мириаланка стояла напротив панорамного окна, выходящего на сторону Сената, и, ровно расправив плечи, легко улыбалась в камеру.

— Ее звали Баррисс, — сглотнув, сказала Асока, — Баррисс Оффи. Я была уверена, что она выжила, и долго искала ее тогда, — она опустила взгляд к полу и растерянно сжала рукой спинку стоявшего перед ней стула, — но она как в воду канула. Никаких зацепок, никаких следов, ничего. И вот, сейчас…

Она слегка качнула головой и, широко раскрыв глаза, всмотрелась во все еще святящееся фото. Над ним висела надпись о том, куда следует сообщать любую имеющуюся информацию. Конечно, это был специальный отдел СИБа, конечно, это был Инквизиторий, конечно, все это через третьих лиц доходило до Асажж…

«Почему она мне ничего не сказала?» — молнией промелькнуло в голове.

— Она засветилась только сегодня. Мы должны спасти ее, — тут же тихо отозвался глядящий на нее снизу вверх Кэнан.

Глаза у Асоки загорелись. О, да, они ее спасут.

— Вылетаем? — неуверенно переспросил он, подняв бровь. Помнил, подлец, о процессе семнадцатилетней давности!

— Баррисс Оффи может быть очень полезна нам. Она могла забрать многие данные из архива джедаев после того, как совершила побег.

Это было враньем: ноги Баррисс не было в Храме после того, как она в честь Дня Империи была выпущена по амнистии — Асока проверяла. Кэнан же предпочел поверить. Это было простительно: тогда ему было двенадцать лет.

— Но дело может быть слишком опасным, и полечу только я, — уверенно продолжила она. — Возвращайтесь на флот и поступайте в распоряжение коммандера Сато.

Кэнан недоверчиво посмотрел на нее, но ничего не сказал. Даже сейчас обучение у Энакина играло ей на руку: памятуя о ее звездном мастере, он беспрекословно верил в ее непогрешимость. Тем всегда и отличались падаваны: они видели внешний блеск и судили по делам, а не тому, к чему все могло привести. Когда-то так судила и она, косо поглядывая в сторону магистров, осуждающих очередной дерзкий поступок Скайуокера. Асока вздохнула и неуловимо улыбнулась, покачав головой на свои мысли: что бы там не произошло, не Палпатин склонил Энакина ко тьме, и уж точно не двуличие всего Совета сделало из нее самой то, что она так в себе любила.

— Мы были подругами — вслух произнесла Асока, оправдывая свою улыбку. — Она слишком фанатично смотрела на все то, что говорили мастера. Баррисс оступилась, но я не в обиде на нее за это и верну ее к нам, — Асока встретилась глазами с Джаррусом и не смогла не улыбнуться, — в безопасность.

Лицо Кэнана посветлело, и он ободряюще положил руку ей на плечо. Рядом появился Эзра и уже хотел встрять в разговор, не желая скучать на базе, когда мастер одним взглядом его одернул. Рядом что-то ободряюще заголосили бугай, мандалорка и Гера. Асока глубоко вздохнула и, глядя на них, широко и искренне улыбнулась. Она прикрыла глаза в наслаждении, смакуя давно забытое ощущение, вызываемое в ней тягучими мыслями о Баррисс. Нет, этой старой, выдержанной с годами местью она не поделится ни с кем другим: слишком сладка она была на вкус.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Граанда
сообщение 29 Октябрь 2016, 12:26
Сообщение #14



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 51
Регистрация: 22 Июнь 2016
Из: Омск
Пользователь №: 9747



№13


Корускантские экраны пылали многоцветными огнями новостных сводок, меньше чем за день превратив ловлю преступницы в модное реалити-шоу, где рейтинги возрастали тем стремительней, чем ярче переливалась кровь в отсветах голокамер. Слепая толпа гудела именем мириаланки, а ее сородичи предпочитали держаться в стороне от людных улиц, пережидая обострение. Всеобщее внимание неверно — оно меняло фаворитов каждую неделю.

Двадцать кварталов многоярусных высоток элитного района были перекрыты штатными сотрудниками СИБа из городской полиции. Периметр охраняли патрули, и Асока, уловив в Силе едва слышный запах крови, ухмыльнулась и повернулась спиной к задержавшему ее минуту назад офицеру: Баррисс в том районе не было. Асока четко уловила, что она направлялась в сторону доков, изящно пустив по ложному следу полицию, но прекрасно ощущая, как инквизиторы идут за ней след в след.

Поправив сбитый капюшон на бегу, Асока нервно потеребила губу зубами: пять лет жизни она отдала бы за то, чтобы узнать, какой черт дернул Баррисс вернуться в Центр Империи. С Асажж невозможно было связаться, сообщений она не оставляла. Был велик шанс, что информация, заставившая Баррисс выйти в свет после стольких лет тишины, имела высокую ценность. Обрывком мысли Асока отметила про себя, что обязательно выпытает у нее это перед тем, как отправит к Луминаре.

Слиться с толпой было просто: на этом уровне все куда-то спешили. Молодая блондинка с многоярусного экрана в бешеном темпе проводила обзор последних новостей: рассеченный надвое череп подвернувшейся жертвы, вывороченная наизнанку стена в нижнеуровневых трущобах, повисший на осколках оконного стекла ребенок-родианец… Асока улавливала лишь отдельные кадры и никак не могла сложить их в голове в единую картину, посвящая все свое внимание погоне. Движения Баррисс были хаотичными, вместо силы ее вел страх, но создавалось впечатление, что своими изломанными перебежками она неотвратимо приближается к цели. Кровавый след, что шлейфом стелился за ней, был слишком вызывающ и не похож на нее, так что Асока грешила на инквизиторов. Однако тот ребенок, чьей посмертной фотографией на секунду мелькнул экран, чувствовался в силе рядом с Баррисс. Видимо, она оттолкнула его с пути, продираясь сквозь обрушенные стены квартиры к другой стороне дома.

Асока ощутила, как след выскальзывает из ее сознания, и перешла с быстрого шага на бег, едва не сбив с пути такого же, как недавно убитый Баррисс, ребенка. Мимо нее на космической скорости пронеслось пять скоростных спидеров, обдав прохожих сбивающим потоком воздуха. Они тоже преследовали ее — Асока успела заметить за спиной у замыкающего сбитый силуэт ружья. Голова закружилась от перенапряжения, и Асока, пошатнувшись, оперлась рукой о покосившийся фонарный столб.

Через силу она заставила себя поднять глаза от пола и посмотреть вперед. Нужно было идти налево — там был сквозной проход до парковок. Туннель нижнего яруса выводил к новому императорскому кварталу, за ним, если обойти его по правой дуге, к высоким центральным садам… Где-то за ними должна была оказаться Баррис через семь, а может, десять минут: Асока ощущала это стихийным, минутным предвидением, выкачивавшим из нее всю энергию, заставляя оставить критическое мышление на волю Силы.

Она пересекла еще один квартал высотных домов прежде, чем свернуть налево, к парковкам. Здесь почти не было людей, и дышать стало свободнее. С другой стороны дома гремел новый выпуск новостей с высокого голоэкрана. Он и сотни других, таких же, были размещены во время Войн Клонов еще Республикой тем чаще, чем ближе они были к Сенату. На них в прямом эфире транслировались заседания: кто-то считал, что это снижает напряженность и создает видимость его бурной деятельности.

Выйдя с другой стороны парковки, Асока ускорила бег: она чувствовала, что не успевает. В любое другое время она заставила бы себя снизить шаг, успокоить сердце и спуститься двадцатью уровнями ниже — в любое другое, но не сейчас, когда вся полиция города ловила беглую джедайку, а сама она едва ли могла сказать, что чувствует наверняка: остывший след или мираж погасшей надежды. Асока так и не узнала, что именно Баррисс натворила, не хватило времени. Должно быть, что-то скверное и ударившее по имиджу Палпатина, раз мгновенно приобрела себе такую бешеную популярность и столь богатый хвост.

Из садов Сила вела в ближайшие переулки, а за ними внутрь еще одного дома. Асока чувствовала — там должно было что-то произойти. Должно быть, смерть еще одного неудачно подвернувшегося под руку разумного, вставшего на пути между ней и, сейчас Асока была уверена, подготовленным для отступления кораблем. Растолкав локтями собравшуюся у входа в какое-то здание толпу, Асока пробежала еще сто метров, свернула внутрь темного переулка и остановилась. В Силе что-то хаотично менялось: кто-то только что принял решение.

Все ее тело нервно передернуло, когда сильная рука крепко зажала ей рот, а другая уверенно потащила ее назад, в открытую за их спинами дверь черного хода.

— Всегда знал, что ты безмозглая…

В раздраженном голосе проскальзывала бешеная ярость. Мужчина, отступая, пинком ноги закрыл дверь и потащил Асоку к ближайшей стене, попутно грубо расталкивая ее же ногами скопившиеся на пути коробки. Помещение, видимо, служило каким-то складом.

Асока под его хваткой не могла пошевелиться и только крепко ругалась про себя за неосмотрительность, слепоту и самонадеянность. Она могла бы похвалиться тем, как идеально сумела абстрагироваться от ощущений собственной реальности: намного лучше, чем считала, раз заранее не почуяла угрозы. Она взяла себя в руки, когда очередная тяжелая коробка больно ударила углом ее живот, а заднее лекко, крепко зажатое между спиной и силовым доспехом, заныло новой болью. Асока зажмурила глаза, крепко сжала зубы и, собрав по крупицам все силы, что в ней остались, подпитала их собственной яростью от стремительно рушившихся планов. И ничего не смогла. Ей мешало все внутри нее самой, переворачивая внутренности и сжимая силу в тугой комок, запирая ее внутри за десятью непробиваемыми замками.

Она больно стукнулась головой, когда мужчина развернул ее, крепко прижав руками к стене.

— Боба, — хрипло выдавила Асока, разглядев его лицо из-под припущенных век. — Какого черта?

— Какого черта?! — яростно рыкнул он и дал ей хлесткую пощечину. — Какого черта?!

— Пусти, — прошипела она, стараясь заглушить головную боль и касаясь языком рассеченной губы: он не потрудился снять перчатку. На нее медленно стал накатывать страх: она не узнала его голоса. — Корабль на Серенно.

Его карие глаза дрожали, а голова механически пошатывалась из стороны в сторону, выдавая бешеный адреналин, что стучал кровью в его висках. Он бегло оглядел ее и, не думая, перехватил одной рукой горло, второй плечо, а затем хорошо встряхнул.

— Чем ты думала?! — его голос сбивался, как у человека, только что пробежавшего кросс под пулями. Глаза блестели, а рука, крепко сжимавшая ее шею, тряслась, будто он всю ночь греб против течения порывистых рек Мандалора.

— Эта дрянь жива, — Асока холодно глянула на него и нервно дернула плечом. — Пусти.

Он только сильнее сжал ее, и Тано невольно скривилась, ощущая, как под тонкой кожей расплываются безобразные синяки. Дышать становилось труднее.

— Там — твоя могила.

Глаза Бобы метали искры, и он кивнул головой в сторону улицы, по которой тут же пронесся отряд элитных бойцов. Если бы Асока продолжала бежать вперед, вероятно, столкнулась бы с ними лоб в лоб.

— Чистильщики, — недовольно прошипела она, покосившись за окно[1].

Боба порывисто кивнул.

— Пять отрядов.

Этого Асока не знала. Но, даже если знала, не остановилась бы.

— Почему со мной не связалась?

— А ты бы отозвался?

Боба прошипел какое-то ругательство себе под нос и, крепко сжав губы, уперся взглядом в ее глаза.

— Сама как думаешь? — выплюнул он ей в лицо. — Она была на Джеонозисе.

Сморщившись от резкой боли в прижатом к стене лекко, Асока понятливо кивнула, подумав про себя, как глупо, должно быть, выглядит. Боба оценивающе на нее покосился и ослабил хватку, но не сдвинулся ни на шаг и руку с шеи не убрал.

— Сейчас нельзя туда идти, Оффи еще не выдохлась. Дождемся ночи.

— К ночи она будет на полпути к Внешнему Кольцу, — выдохнула Асока и, воспользовавшись моментом, покрутила припухшей шеей. — Нужно сейчас. Ты не помогаешь.

— Вы, джедаи, считаете себя умнее других, — усмехнулся Боба, вжав ее предплечьем обратно в стену. — Я хоть раз тебя подводил?

— Не зови меня так.

— Все вы — одна погань.

Он презрительно сморщил нос и впервые оглядел ее по-настоящему. Всмотрелся в обострившиеся черты, часто вздымающуюся грудь и подрагивающие плечи. Оценивал, высчитывал, примерялся. Беспокоился.

— Боба, это моя вендетта.

— Моей ты меня лишила.

— Дурой была.

Он улыбнулся краешком губ.

— Недалеко отошла.

И крепко прижал ее к груди.

Асока быстро зажмурилась и сдержала подступившие из груди истеричные слезы. Так было всегда: Боба каждый раз ловил ее за хвост там, где ей было не сносить головы, а затем помогал с делами. Сейчас она это видела, трезво оценивая второй отряд мчащихся по улице чистильщиков, — здесь бы ее убили.

Она подняла к нему руку и вцепилась пальцами в щеку, царапая ногтями натянутую кожу, а следом подняла глаза. Если бы ледяная сталь могла жечь, она бы жгла. Боба рывком сорвал с рук перчатки и вцепился обеими руками ей в лекко, губами — в шею, а грудью толкнул к окну.

Такие моменты наступали внезапно, внезапно кончались и никогда не длились столько, чтобы потом сочинять истории. О них можно было только вспоминать и никогда не помнить, как все начиналось.

С губ сорвался стон, когда он одной рукой дернул за лекко, а второй стащил с плеч ее плащ. Следом полетели пистолеты, за ними — винтовка и два белых меча. Асока судорожно нащупала руками панцирь его брони на груди, нашла замки, сорвала. Доспех вибрировал от избытка энергии после перестрелки, обугленная вмятина чернела с левого бока. Пластины над рукой оставались покрыты багровой патиной свернувшейся крови — Боба очень торопился. За стеной остывало несколько брошенных трупов. От боли перед глазами мерещился оскаленный Инквизитор.

— Почему, — глухо прорычал он, вгрызаясь ей в шею, — почему ты всегда заставляешь бегать за тобой?

Топ на ее талии треснул по шву в его кулаке и бесформенной тряпкой упал к животу. От жара его груди по коже прошли мурашки, и неистовым потоком накатила страсть: дикая, необузданная, запретная.

Вместо ответа ей удалось лишь захрипеть, крепче прижаться к нему и вцепиться зубами в губы. За глухим стуком головы об оконное стекло слышались его тихие ругательства и отдаленные крики толпы за окном: где-то кого-то убили.

Перед глазами плыли миры, распадаясь мириадами огней, горели в геенне души, взрывались звезды. Боба поднял руки от ее груди к шее и старался умерить пыл, чувствуя, как болезненно откликается ее тело на каждое неровное прикосновение.

Два светила на алом небе стремительно разошлись, дугами отмеряя жизнь. В пустыне душил песок, горели угли костра, а алебастрово-черный орнамент на алом лице зловеще ухмылялся из теней и шептал: «Следующий». Ярость рвала грудь, кожа незнакомца сморщилась и обвисла, небесный охотник скрылся, унося смерть с собой. Стекла душили, озера манили. Ангел таял в туманах, скрывался в глади вод и вновь появлялся из копоти дыма заводов.

Сильные руки подхватили ее под талию и оторвали от холода запотевшего стекла. Внутри поднимался жар, и Асока приоткрыла глаза. Не отрываясь, он смотрел на нее, и она, подняв колени выше, со сладким стоном обвилась ногами вокруг его талии. Давно не мытые светлые волосы растрепались вдоль плеч, и порывистым движением шеи он скинул их с лица.

— Не оставляй меня больше, — испуганно шепнула она ему, вглядываясь в посеревшие под грязное имперское небо глаза. — Никогда не оставляй!

_________

[1] Чистильщики появляются в игре Звёздные войны: Восстание. Вероятно, где-то они появлялись и до этого. Представляют из себя элитных солдат имперских войск, вооруженных сильнейшим оружием от огнеметов до ракет.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Граанда
сообщение 29 Октябрь 2016, 12:27
Сообщение #15



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 51
Регистрация: 22 Июнь 2016
Из: Омск
Пользователь №: 9747



№14


Вдох-выдох-вдох.

Поломанной проекцией мелькнуло лицо Падме и погасло, а за ним налетел град воспоминаний об их первой ночи, приправленный видениями Мустафара.

— Не оставляй меня больше. Никогда не оставляй!

Испарина выделилась на лбу, Вейдер покачнулся и оперся плечом о стену, судорожно сжимая ладонями визоры маски. Перед ним все плыло, но любимая продолжала глядеть на него своими огромными глазами, искрящимися в отблесках приближающихся огней вулкана.

— Не оставляй меня!

Падме…

— Никогда, — глухо пробормотал Вейдер, всматриваясь в ее отдаляющиеся, расплывающиеся в тумане черты.

Во сне наяву она захлебывалась в криках и, выжженными глазами ища Энакина, тянулась к Оби-Вану. А затем сотрясалась в приступах его оргазма, подхватываемая красными руками мертвеца, прикидывающегося его учителем.

«Энакин!»

Старое имя волной мерзости прокатилось по сознанию, резануло острой болью и заставило прозреть, недоуменно вглядываясь в коридор, чтобы увидеть перед собой мираж темноволосого мужчины, качающего на бедрах извивающуюся алокожую женщину. Они двигались в такт его дыхания. Он осознал себя подстроившимся под их ритм. Тогрута что-то самозабвенно шептала и на выдохе вцепилась ногтями в его волосы, судорожно прогибаясь, когда он подхватил ее под поясницу.

По телу пробежала волна обострившегося возбуждения, сердце стало биться быстрее и взорвалось в приступе оргазма, когда девушка с криком прижалась к мужчине, грудью закрывая его и без того неразличимое лицо.

Отдышавшись, Вейдер оценивающе наклонил голову вбок. Занятно.

«Энакин…»

Вейдер подслеповато моргнул глазами, прогоняя наваждение, и глухо прорычал, сбрасывая с головы ненужный, осточертевший шлем. Тот раскололся, звонко ударившись о пол, и двумя связными половинками прокатился еще три метра прежде, чем остановился у стены.

Связь с чертовой ученицей была настолько крепка, что имела силу не только пробудить его ночью, вывести из равновесия, сбить сознание и одарить ошеломляющим оргазмом, но и призывала видения силы! Это именно она не давала ему спать по ночам. С ней нужно было разобраться, как следует изучить и оборвать.

— Тогрута, — злобно прорычал Вейдер и, одной рукой оттолкнувшись от стены, бросился вниз по коридору, нетерпеливо активируя шипящий огненный клинок.

И все же было мимолетно жаль, что у него нет такой связи с Палпатином. И мучительно жаль, что никогда не было с Оби-Ваном. Сколь легче стало бы его отыскать. В этом, одном единственном, Асока его превзошла.


* * *
Это была катастрофа.

Асока широко распахнула глаза, мимолетно встретилась с помутневшим взглядом Бобы, крепко прижимавшего ее к себе, и оттолкнула его со всей силы.

Нужно было бежать, быстро бежать, бежать так далеко, чтобы Боба ни за что ее не догнал! Вейдер убьет его, как только поймет, кем был мужчина рядом с ней, а он поймет тут же, если на любой беглой записи увидит их вместе.

— Уходи, — глухо просипела Асока, уворачиваясь от перехвата его рук. — Уходи, уходи!

Асока выскочила из его хватки ошпаренной кошкой. Боба непонимающе фокусировал на ней взгляд и пытался понять, что на этот раз пошло не так. Асока в минуту сбросила с талии разорванную кофту, накинула поверх голого тела плащ, закинула мечи в карманы и порывисто обернулась, притянутая Бобой за руку.

— Что опять? — устало выдохнул он, аккуратно поглаживая кожу на ее плече другой ладонью. — Объяснись.

— Нет времени, — Асока порывисто тряхнула головой. — Мне ничего не угрожает, но тебе — да.

— Мне с детства весь мир угрожает, — криво усмехнулся он.

Асока нетерпеливо покосилась на него и, решив не спорить, окатила жестким потоком силы по голове. Трюк бы не прошел, жди он от нее подвоха. Оклемается минут через десять.

— Прости, — пробормотала она, перешагивая через его руку. Так было надежней.


* * *
Связь с Баррисс через Силу пришла сама, едва Асока выбежала на улицу, предварительно оценив ситуацию. Чистильщиков поблизости не было, не было полиции, не было и Баррисс. Вейдер ощущался где-то далеко, явно скрываясь от нее в потоках силы после недавнего представления. Хотела бы Асока знать, что он задумал, но сейчас было решительно не до него. Сосредоточившись на Баррисс, но оставив малую толику внимания для себя самой, Асока понеслась по улице вперед, надеясь настичь беглянку парой уровней ниже, куда ей, видимо, все же удалось пробиться. Доки были совсем рядом от нее, но и сопротивление, оказанное ей, возрастало. Боба был прав, говоря о том, что нужно ждать ночи. Баррисс не удастся ускользнуть с Корусканта в ближайшие несколько часов, но Асока больше не могла терпеть, и с планеты нужно было убираться как можно скорее.

В голову, не прекращаясь, лезли мысли об Энакине. Как смогла она увидеть его в Бобе? Он был кумиром ее жизни, но любовника в нем она не видела никогда: слишком правильной была в Храме, а после его мнимой смерти это было бы святотатством. Сейчас же ощущать руки учителя на своей талии было… необычно.

В голову ворвался звонкий голос диктора, вещавший с одного из навесных экранов о том, что террористку зажали на шестнадцатом надземном уровне в промышленном фармацевтическом районе по производству фибробластов. С его слов, это было заслугой доблестных солдат из службы планетарной безопасности, картинка же за его плечами краше любых слов указывала на совместную работу засекреченных отрядов чистильщиков, инквизиторов и кого-то из службы воздушной обороны низких орбит. Асока усмехнулась, разворачиваясь на девяносто градусов и ища глазами указатель на ближайший лифт. Насколько все же хороша была школа мечников при Винду, раз для поимки одного недоученного падвана Империи пришлось запрашивать помощь с орбиты. Палпатин целенаправленно не давал инквизиторам так развиться. Впрочем, у Баррисс тоже был врожденный талант: никого более скользкого в Храме Асока не знала. Она не смогла поймать ее еще пятнадцать лет назад, что уж говорить о том, насколько возросло ее умение сейчас.

Баррисс боялась, и чем дальше, тем сильнее. Заскочив в лифт, Асока явно ощутила, как она от кого-то убегает. Ненадолго Асока позволила себе полностью абстрагироваться от происходящего вокруг: лифту на спуск нужно было еще несколько минут. Похоже, Баррисс чувствовала спиной, что вот-вот может схлопотать раскаленный меч между ребер, и это подстегало ее бег не хуже световой зайгеррианской плети. Что же, Асажж могла гордиться — инквизиторы очень старались.

На ее страх можно было идти как на запах — так отчетливо он сквозил в Силе. Асока глубже накинула капюшон на голову и, выйдя из лифта, тут же ушла в боковой темный переулок, разделяющий несколько подсобных зданий завода. Здесь все было вывернуто наизнанку силовыми потоками, пробито стеной бластерных зарядов и присыпано пеплом затушенного пожара с верхних этажей. Выглянув из-за угла, Асока притаилась: на часах стояли двое элитных штурмовиков, выслушивая указания чистильщика. Они были слишком отвлечены друг на друга, чувствительных к силе рядом с ними не наблюдалось, и это было возможностью проскочить. Что Асока и сделала, а затем повторила еще с несколькими отдельно стоящими группами. Было больше похоже, что они получили приказ не впускать внутрь гражданских, чем охранять периметр от взбешенной террористки. Инквизиторы работали где-то внутри, но передвижений Баррисс Асока не чувствовала. Был только липкий обездвиживающий ужас, мешающий ей дышать в том месте, куда она забилась, скрываясь от погони. Похоже, она предпочла выждать время и дать отдохнуть телу, в очередной раз направляя хвост по ложному следу.

Асока не в первый раз задалась вопросом, почему так хорошо ощущает ее. Если бы инквизиторы были столь чувствительны, они бы выследили ее еще до того, как корабль Асоки опустился на планету. Либо им не хватало чутья, а бесконечные импланты, вживленные в их тела, делали из них слепые механизмы, либо между ней и Баррисс все еще оставалась какая-то призрачная связь. Асока передернула плечами от этой мысли.

Нет, тот Инквизитор, что повстречался ей, прекрасно себя контролировал, но один нарциссизм делал его живее всех живых. С другой стороны, возможно, из-за этого его и хотели убрать. Асока на мгновение задумалась о том, сколько бы ему понадобилась времени, чтобы поймать Баррисс. Она бы сделала ставку на сутки.

За следующим поворотом прогремела пулеметная очередь, и не замедлила обрушиться кровля. Баррисс на другой стороне связи никак не реагировала на звуки — все так же слепо боялась. Значит, Асока верно рассудила, и в той стороне ее не было. Она нетерпеливо повернулась в другую и, держась тени, направилась по следу страха.

Идти пришлось недолго, и чем ближе она подходила, тем скорее страх перерастал в слепую панику. Асока в предвкушении сглотнула, примеряя на себя роль того карающего ужаса, которого Баррисс на деле следует бояться. Но играть с ней она станет не здесь: слишком близко от них был Дворец, слишком обострила она аппетит Вейдера, не сдержав рядом с Бобой свой контроль. Страх уже должен был отбить у Баррисс большую часть здравого смысла, и она, скорее всего, купится на историю о том, что повстанцам нужны все джедаи. Или сделает вид, что купилась, прекрасно понимая, как трудно будет отбиться от погони одной.

Наконец, чувство страха вытеснило все другие и воздух вокруг завибрировал от того напряжения, что Баррисс образовывала в Силе. Перед Асокой показалась старая, покосившаяся дверь, за которой должна была скрываться беглянка. Чувствовалось, что она потеряла контроль над чем-то и судорожно старается придумать, как его вернуть. Что же, по крайней мере, ей не стоило беспокоиться о том, как выйти из окружения. Усмехнувшись, Асока потянула дверь на себя.

— Мы тебя заждались.

И за дверью действительно было, чего бояться.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Поделиться темой: Поделиться ссылкой через ВКонтакте Поделиться ссылкой через Facebook
4 страниц V   1 2 3 > » 
Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 20 Окт 2019, 07:14

Рекламные ссылки: Дневники беременности на Babyblog.ru//Бэбиблог - соц сеть для будущих мам //