Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

4 страниц V  « < 2 3 4  
Ответить в данную темуНачать новую тему
> Мертвые живы страстями
Граанда
сообщение 25 Февраль 2017, 16:12
Сообщение #46



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 51
Регистрация: 22 Июнь 2016
Из: Омск
Пользователь №: 9747



№45

За все то время, что Инквизитору пришлось провести на корабле, он на своей шкуре понял, насколько инициативный подросток может быть хуже больной тридцатилетней бабы с обострившимися религиозными комплексами.

Когда Эзра в очередной раз появился из ниоткуда, прошмыгнул ему под руку и начал выспрашивать, почему его меч такой красный, а не синий, Ар’аллану подумалось, что щедрая идея Баррисс превратить их всех в полуживой фарш уже не кажется такой неудачной, а сама она и вовсе была просто образцовой спутницей на закате его карьеры. Все это время Кэнан ходил за ним по пятам, сверлил взглядом ревнивого мужа и неумело пытался забить стрелу, вещая какой-то джедайский бред в качестве декларации о намерениях, над которым во все горло смеялись даже Зеб с Рексом, а самому Ар’аллану оставалось только презрительно ухмыляться и держать лицо кирпичом.

Произошло все это из-за того, что передатчик настроить прямо в лесу не получилось. Хорошего в этом было только то, что и Асока с ними не свяжется: деки команды он перегрузил тут же, как только с ними встретился. Так что пришлось тратить день и спешно лететь от джедайского храма в горы, на чем свет стоит коря старую повстанческую развалюху и попеременно пиная сквозь корпус движок, попутно без остановки нагоняя туман силы на трясущийся под ногами корабль. От этого в совокупности с виражами Геры быстро начала кружиться голова, и вскоре разгорелась такая мигрень, будто стадо одичалых вуки станцевало чечетку на его мозгах.

— И что же все-таки ты делаешь? — между делом поинтересовалась Гера, пуская свой грузовик по низкой высоте. — Тебя этому учила Асока?

Для того чтобы понять вопрос, пришлось несколько раз моргнуть, а затем расслабить напрягшиеся желваки, с медитативным спокойствием поглаживая ребристый бок ставшего таким притягательным клинка.

— Это аннигиляция пространственных импульсов, родная. Даже не спрашивай, очень сложная техника.

Настолько сложная, что ее давали в качестве базового примера на лекциях курсантам-первокурсникам. Впрочем, учитывая естественный отбор, джедайская падаль и впрямь могла бы провалить предмет. В этот момент их вымирание казалось Ар’аллану решенным вопросом эволюции: только такие непробиваемые идиоты могли и дальше брезговать тьмою, стоя одной ногой в могиле. А всего-то и стоило, что включить свои промытые пропагандой мозги и прикрыть ее пологом собственный тошнотворный свет.

— А-аа…

Ничего не поняв, Гера только закивала с умным видом и решила не выспрашивать дальше, мудро рассудив, что ей все равно ничего не объяснят. В конце концов, она была всему рада: никто из имперцев больше их не преследовал.

Утомленно потянувшись в своём кресле, Инквизитор откинул голову назад и изучающе взглянул на Синдуллу из-под прикрытых век. Ее покрытые татуировками лекко призывно колыхались, а в профиль было видно, как соблазнительно дрожат губы, когда она обходит в плавном маневре очередной скальный выступ. Вид портил только безобразный костюм, который в любом приличном месте давно бы заменили тонким прозрачным купальником. Ар’аллан удовлетворенно хмыкнул: все же эта джедайская тви’лечка была неплохим заделом на будущее. Она нравилась ему ровно настолько, чтобы не постесняться взять её на Корускант, когда все остальные будут отправлены в расход, а интрига с Вейдером наконец выгорит. Судя по некоторым интересным записям, её фамилия могла заинтересовать многих крупных игроков из столицы, и ни один из корускантских борделей не отказался бы её приобрести.

— База! — вынырнул из-за его спины Эзра и с разбегу плюхнулся на соседнее кресло, размашисто тыча пальцем в иллюминатор.

На долю секунды Инквизитору показалось, что ему изнасиловали мозг через уши.

— Прилетели, — довольно выдохнула Гера и резко вывернула руль так, что из-за спины Ар’аллана послышалось тихое брюзжание Кэнана.

Приземление оказалось мягким, но вовсе не теплым: здесь не было ни одной живой души. Однако база под ними и вправду была: разрушенные до фундамента руины древнего города, по виду помнящие ещё величие Бесконечной Империи. Ар’аллан едва сдержался от того, чтобы не закатить глаза: если все схроны повстанцев были столь же явными, как этот, то удивительно, почему у его коллег все еще не закончилась работа.

— Мастер Тано, — Эзра подпрыгнул на своём кресле, как только Инквизитор попытался встать и под шумок быстро свалить с корабля, — мастер Тано!

— Что?

— А вы встречали других джедаев?

Подошедший к пацану Кэнан недовольно скривился, подозрительно поглядывая на Ар’аллана и презрительно морща нос.

— Конечно, — он растянул губы в искренней широкой улыбке.

Приятнее вида точеной шейки Геры, так и просящейся под ошейник, был лишь вид тихого самоедства ее воздыхателя, так и нашедшего себя между тьмою и душой. С этим ничего не могли поделать даже все усилия его спиногрыза-переростка.

— И инквизиторов?

Ар’аллан заинтересованно сощурил глаза. Кто бы думал, что и от парня будет толк? Приятно было осознавать, что не он первым задал этот вопрос.

— Тебя интересует тот самый, что оставил тебя без руки, верно? Ведь это он охотится за вами?

На минуту блеск в глазах Эзры сверкнул, вновь сменившись ярым ожесточением безумца.

— Да!

— Нет, — Кэнан жестко сжал его плечо и раздраженно сощурился. — Успокой сознание, оставь это и не выдумывай сказок!

— Я знаю, кого я видел!

— Ты видел другого!

Ар’аллан на мгновение позволил кривой улыбке исказить свои губы: так приятно было смотреть, как два джедая цапаются, словно ситхи-недоростки из баек о старой Империи. Не иначе, как генетический код безумием застлал разум ребенка — никто не верил мальчишке. Однако удостоившихся чести стать избранными слугами Императора пять лет натаскивали на джедаев, и будь он проклят, если по праву не был лучшим. Пацан не лгал, а падаван-недобиток перед ним был так ослеплен своим страхом, что и сам поверил в пелену, застлавшую его глаза. И это обозначало лишь одно: Вейдер действительно был на Лотале.

— Без разницы! — Эзра порывисто дернул плечом, сбросив твердую руку Кэнана, и встретился уверенным взглядом с Инквизитором. — Мы же выследим его, мастер Тано?

Инквизитор согласно кивнул, даже не пытаясь скрыть улыбку. В конце концов, кого такое могло не забавлять?

Кэнан скосил злой взгляд к Ар’аллану, проскрипел зубами, переступил с ноги на ногу, нахмурился и, наконец, не выдержав, вновь опустил руку на поврежденное плечо ученика, заявляя над ним собственный патронаж.

— Оставь мастера Тано в покое, — раздраженно прошипел он, вдавливая Эзру в кресло. — Нечего взваливать на него свои несущественные проблемы. Ему предстоит еще много работы ради нашего общего блага!

Стараясь, чтобы его улыбка не расползлась из благонадежной в совсем уж нахальную, Инквизитор лишь с сожалением пожал плечами и уверенно поднялся с насиженного места, надеясь поскорее выйти на связь с милордом.

— И я должен ему в этом помочь, — уверенно закончил мысль Кэнан и, отпустив Эзру, махнул Ар’аллану рукой, а затем первым вышел из кабины.

Гера растерянно обернулась через плечо: очередная перепалка двух джедаев ее не волновала, но она сама хотела показать Ар’аллану базу, выгадав им хотя бы несколько свободных минут. Недолго думая, Эзра тут же подскочил за учителем, но едва Ар’аллан переступил порог капитанской рубки, дверь в коридор с грохотом закрылась.

Всю дорогу до развалин Кэнан пыхтел, как доисторичный паровоз, уверенно продвигаясь вперед, едва не сбил хромающего на обе ноги Зеба и глянул волком на чинящую шлем Сабин, когда они вышли к трапу.

— Твое поведение подрывает дисциплину экипажа, — наконец бросил он, так и не осмелившись повернуться к Ар’аллану лицом.

— Ага.

— Ты слишком легкомысленен для джедая!

Инквизитор на это только усмехнулся. В конце концов, не мог же он всерьез начать отстаивать перед ним свое джедайское достоинство? Однако если этот пережиток прошлого всегда вел себя так с тви’лечкой и пацаном, то не было ничего удивительного в том, что они так и рвались от него сбежать.

— И прекрати вводить в заблуждение Геру, давая ей ложные надежды! Она заслуживает лучшего!

Ар’аллан на это лишь шире улыбнулся и уверенно кивнул: в этом их взгляды совпадали. Любой корускантский чиновник лучше этого несчастного целибатника оценил бы ее достоинства. Впрочем, цирк было пора заканчивать: судя по торчащим со всех сторон проводам, на горизонте явно появилась какая-то напичканная электроникой комната.

— Я понял тебя, но твои слова неуместны, падаван, — прокашлявшись, серьезно произнес он, представляя на своем месте Баррисс и для проформы подкрепляя слова тонким светлым веянием. — Сила давно ведет меня, и я един с нею. Ты же находишься в диссонансе, и влюбленность в капитана Синдуллу делает тебя слабым. Подумай над своими мыслями и словами, дисциплинируй ум! Ты должен успокоить свой дух, и лишь тогда обретешь понимание.

Косясь в сторону заветной двери, Инквизитор потрепал Кэнана по плечу рукой, попутно прощупывая его Силой: судя по всему, по мозгам тому прилетело неслабо. Игра с живым джедаем уже давно так его не забавляла! На мгновение даже меньше захотелось пустить его на шашлык местным лотокошкам. Впрочем, мгновение быстро прошло.

— Когда-то давно мастер Биллаба так и не научила меня смирению, — обреченно выдохнул Кэнан, опустив голову, и пустым взглядом уперся в пол.

— Как и многих из нас наши мастера, — подтвердил Ар’аллан, неторопливо отходя в сторону нужной комнаты. — Иди и займись медитациями с учеником, Кэнан. Вечером может понадобиться втроем прорывать блокаду, время терять нельзя. Я решу вопрос связи сам.

Не найдя, что ответить, или и не ища этого, Кэнан его так и не догнал. В комнате связи вбить перенесенные с корабля данные безопасности заняло не больше минуты, а блокировка силой входных дверей и того меньше. Фанатичная преданность команды Асоке никогда бы не дала ее джедаям их взломать.

Нажав на кнопку вызова по полученным еще с задания данным, он задержал дыхание и тут же выдохнул. Расчет был верным, Вейдер ответил. Остальное значения не имело.

— Милорд, с вами говорит Фалкрум, и у меня есть приоритетная информация о скрываемом Асокой Тано ребенке, — Ар’аллан позволил себе лишь один глоток воздуха и торжествующую улыбку, прежде чем заговорил вновь. — Его имя Люк Скайуокер, и по всем данным, вам он приходится сыном.

Сообщение отредактировал Граанда - 27 Февраль 2017, 18:46
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Граанда
сообщение 27 Февраль 2017, 18:43
Сообщение #47



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 51
Регистрация: 22 Июнь 2016
Из: Омск
Пользователь №: 9747



№46

— Повторите.

Металл под пальцами Вейдера медленно затрещал.

— Ваш сын у Асоки Тано, милорд. Неизвестно, как долго она его скрывает.

Под непроглядными линзами шлема Вейдер в ярости зажмурил глаза. Никто и никогда не смел столь явно плести вокруг него интриги, а уж подсовывать ему лживые факты боялись пуще гнева Палпатина. Он сильно любил Падме, и гон войны был неукротим: у него не было времени на то, чтобы заводить выблядков по борделям, пока его люди клали головы за продажные идеалы сената.

— Вы осознаете тот факт, что до сих пор не найдены лишь из моей великой признательности? — хрипло прошипел Вейдер, в Силе концентрируясь на голосовых связках Фалкрума. В этот раз подхватить их ладонями казалось проще. Просто из-за того, что Фалкрум по ту сторону был подставной: прошлый имел с ним прямой канал связи.

— Абсолютно.

Воздух меж пальцами пошел рябью, а столь любимые учителем молнии сами собой рвались из рук. Подумалось, что ребенка он убил сам вместе с женой, а ученица сотню раз за эту ночь могла пронзить клинком то, что было у него вместо сердца, но в отличие от всей джедайской кодлы была для этого слишком преданной.

— У меня в руках ее личные заметки и фотографии.

Вейдер в ярости стукнул зубами. Этот смертник, посмевший ему лгать, слишком боялся включить картинку, а с одним голосом сложно было уловить связь.

— Лжешь, — выдохнул, резко сжимая ладонь в кулак.

Из динамиков послышалась возня и сипение, но красную кнопку ублюдок зажать успел. Хотелось верить, что мозаику из его голосовых связок теперь не соберут даже придворные доктора.

Ничего, он еще даст Асоке лично это проверить.

«Тано», — позвал он ее сквозь силу.

На мгновение в безлюдном конференц-зале застыла мертвая тишина.

«Асока!» — Вейдер, прикрыв глаза, уверенно на нее настроился.

Секундой позже вся сеть терминалов замкнула от ярости, молниями прорвавшейся сквозь его руки.

Тано на имперской базе не было.


* * *
Прохрипев, Инквизитор поднялся с пола у противоположной от оборудования стены и с рвущим кашлем выплевал на пол сгустки черной крови, до дрожи в пальцах сжимая пронзенные адской болью виски. Голосовая связь прервалась, но одну долгую секунду Вейдер все еще держал его прежде, чем окончательно потерять. Запоздало пришла мысль, что Асока либо куда умелей него скрывалась в Силе, даже не думая надеяться на машины, либо просто прежде так не выбешивала Вейдера.

Горло рвало, но дышать удавалось ровно, что обнадеживало насчет сохранности легких. Впрочем, немного их там оставалось после вживления всех имплантов академии. Через минуту удалось почти без потерь потереть шею, одними руками ощущая, как поверх застарелых шрамов пухлой чернотой наливается гематома.

Губы впустую дернулись в попытке связать хотя бы пару слов.

Лекарь из него был паршивый, до дела совсем никакой, но Асажж к его выживанию все же изредка проявляла интерес, и элементарным познаниям в целительстве он был ей обязан. Латать себя было мерзко, но Силой сбить черноту до желтизны умения хватило. Ощущалось так, будто по шее топталась банта, но хотя бы не столь грозило осложнениями.

Голос нужно было проверить еще раз, и проклятия в этот момент казались самыми подходящими для случая. Впрочем, как выяснилось по хрипу, едва ли кто-то бы смог их разобрать.


* * *
Асока чувствовала спиной, как стремительно сжигает последние мосты.

Строить новые придется Вейдеру, и в том, что он сумеет, Асока уверена не была. Как и в том, что захочет.

Вся идея с самого начала попахивала безумием. Взять левого ребенка, удачно подходящего под описание, и выдать его за сына Скайуокера было просто, но до конца так и не получилось сказать себе, зачем.

Наверное, просто потому, что она верила: смерть сына окончательно его добьет.

Что получится слепить из остатков, было неясно, но она точно не была тем человеком, что стала бы ждать, давая видению сбыться. Однажды она уже дала, и кошмары до сих пор ее не оставляли. Показать же Энакину на примере, чем плоха идея сыноубийства, казалось неплохим заделом на будущее. Даже если мысль о ребенке еще не пришла в его больную голову, Асока не желала ждать ее появления. Нужно было проконтролировать процесс и сделать все по-своему, пока судьба не распорядилась их жизнями в угоду собственному дрянному юмору.

Джедаи один раз уже хорошо показали галактике все плоды политики невмешательства, когда дали пророчеству об Избранном сбыться. Не то, чтобы она была против такого варианта событий, но зато поняла, что шутить штуки с силой — гиблое дело. Особенно, когда пытаешься привести в чувства того, кто, казалось, давно потерял к ним последние способности и выставлял на обозрение извращенные, созданные по памяти слепки. Это было еще одной смутной надеждой: как по Асоке, клин для этого клина она подобрала вполне подходящий. Живой же сын всегда будет под рукой в качестве импровизированной реанимации.

Но если же и собственный мертвый ребенок ничего не затронет в обрывках скайуокерской души, можно будет умывать руки и сдаваться на милость Вейдеру, уповая на его мифическое милосердие. Думать об этом одном было страшнее, чем сотню раз подряд планировать всю безумную, шитую белыми нитками авантюру.

Однако, долго об этом размышлять и не было времени. Базу получилось покинуть быстро, но никто Асоку и не держал. Радовало, что Скайуокер был в ней уверен, но на этом радости и заканчивались: с той стороны связи бушевало с такой силой, будто он решил в одиночку закрыть проблему местных повстанцев, спалив планету дотла. Впрочем, повстанцы-то и были ей нужны.

До сих пор Инквизитор явно скрывал их в Силе, но только что сбил заслон, привлекая к ним всякого одаренного. Асоке все это было только на руку: по старому плану она надеялась настроиться на него, как прежде, когда отыскала в лазарете, но откровенно не была уверена в успехе. Для подстраховки всегда были джедаи, но связь с ними была слабее. Сейчас же Асока давала кораблю лететь в двадцати метрах над землей, и нервно просчитывала в голове вероятность того, что Вейдер вообще поверил в наплетенную Инквизитором ложь. На данный момент ее устраивали оба варианта, но кто же знал, что за день до воплощения плана она попадет к учителю под бок и сумеет перетянуть все его внимание на себя? Под каким соусом любимец Асажж все же подал своему кумиру это блюдо, было интересно.

Впрочем, очень скоро это обещало проясниться. До злосчастной команды лотальских повстанцев оставалось шесть часов лета.

Сообщение отредактировал Граанда - 22 Март 2017, 09:52
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Граанда
сообщение 21 Март 2017, 19:33
Сообщение #48



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 51
Регистрация: 22 Июнь 2016
Из: Омск
Пользователь №: 9747



№47

Когда желто-сине-красный, пошатывающийся с ноги на ногу братец ввалился на их корабль, Рекс степенно чистил щетками винтовку и с упреком глядел на то, как Сабин пытается закрасить подпалины на своем многострадальном шлеме.

— Всю защиту собьешь, дура, — лениво проворчал он, краем глаза следя за тем, чтобы Ар’аллан не свалился замертво прямо на пути к кабине. — Тебе помочь, парень?

Братец слышать его явно не хотел. Только недовольно дернул плечом и уверенно заковылял к рубке, где отсиживалась в ожидании Гера, костеря Эзру за непослушание. Кэнан так и ушел медитировать в гордом одиночестве, если не брать Зеба в расчет. Увлеченно насвистывающая под нос пошлую песенку Сабин даже не подняла головы, когда Ар’аллан, протаранив по пути стену, бочком скрылся за поворотом. Но Рекс все же решил подняться. Джедаи, они, конечно, такие джедаи, но даже их появления обычно бывают не такими эффектными.

Ар’аллан доплелся до кабины управления как раз к тому моменту, как Рекс незаметно подпер плечом ближайшую к ней дверь и любовно прижал к груди свой видавший виды пистолет. Хрипя и жестикулируя, будто последний разорившийся хатт на блошином рынке, он пытался жестами что-то объяснить перепуганной Гере и попеременно тыкал большими пальцами в сторону «Фантома», через раз раздраженно закатывая глаза.

— Для джедаев такое нормально? — скороговоркой выпалила Гера, отбиваясь от него руками и втирая в опухшую шею взятую откуда-то мазь. Этой вонючей дрянью мазали руку Эзре, пока не поняли, что ее давно пора отпилить.

Парнишка обеспокоенно качнул головой. Нет, для джедаев такое определенно нормально не было.

— Он говорит что-то, — Эзра сиротливо выглянул из-за спины Геры и просверлил братца взглядом, — в голове.

Видимо, в расчете на ее слабоумие, он покрутил своим механическим пальцем у виска. Рекс перевел взгляд с парня на Ар’аллана и вздрогнул: ощутил себя дохлой рыбой, которую тот только и мечтал освежевать. Со взбешенным Скайуокером такое уже бывало, и с тех пор даже Рекс был готов молиться на их глупую Силу и носить ежегодные подношения к Храму в День Республики.

— «Час», — Эзра хмурил брови так, будто Винду самолично заставил его учить все редакции джедайского кодекса. — Нет, стой… «Сейчас», да, «сейчас»…

Гера еще несколько раз пыталась коснуться шеи Ар’аллана пальцами, заискивающе глядя ему в глаза и что-то успокаивающе бормоча, но только обжигала кожу, без конца натыкаясь на статическое электричество. Рекс даже с бока видел, как их недоджедая начинает трясти от бешенства. А парочка легковерных идиотов все так и не начинала бояться.

— Через час лететь в чащобы! — выдал, наконец, Эзра и засиял с довольным видом всеми двадцатью восемью зубами.

Устраивать этим слабоумным представление братцу наскучило быстро. Гера громко ойкнула, когда он решительно выбил из ее руки мазь и перехватил запястье, в горячке хватаясь за прикрепленный к бедру меч. Эзра даже ничего не успел понять, когда Ар’аллан Силой оттолкнул его на приборную панель и быстро развернулся, неразборчиво шипя проклятия себе под нос.

Стрельнул из бластера Рекс еще быстрее. С тех самых пор, как приходилось успокаивать Скайуокера, он всегда таскал его при себе на оглушающих. Просто на всякий случай.


* * *
— Кэнан! Эзра!

С громким криком Асока выскочила из корабля и бешено рванула к Призраку, на бегу активируя оба меча. Застывший в позе лотоса Кэнан сорвался с места и едва не упал, побитый собственными, показушно парящими вокруг камнями.

— Скорее!

За ее спиной что-то взорвалось, и на землю тут же упал черный истребитель-перехватчик, невесть как взявшийся в перекрытой атмосфере Лотала. Секунду спустя Эзра появился на трапе, и Асока Силой бросила ему третий меч, оторвав его от крепления на поясе.

— В нем течет великая сила! — прокричала она, пятками тормозя за спиной Кэнана.

В дымной завесе, застывшей после приземления двух кораблей, ярко засиял красный меч и уже через секунду к свету шагнул его обладатель: черный и злой, как проклятые небеса Малакора.

— Это Инквизитор! — признал его Эзра и припустил с трапа так, будто за ним гнались все гончие псы Зайгерии с тройкой обозленных погонщиков на спинах цепных ранкоров.

— К кораблю! — срывая голос, обозлено выкрикнул Кэнан и силой потянул Эзру назад. — Уходим!

Асока влетела на трап и тут же попятилась к задней стене трюма, когда двигатели взревели. Гера вжала газ до упора, по Призраку прошла неровная дрожь, но движок поднял только стену мелкого песка. Шасси безвольно бороздили камни и сухую грязь, пока с треском не разлетелись в стороны.

Вейдер уверенно сжал руку, удерживая корабль на месте, и неспешно ступил ногой на край трапа. Асока избегала его взгляда и, морщась от беспокойства, скрестила перед собой парные клинки.

Напротив тут же возник Кэнан с мечом наизготовку, перегораживая Эзре путь.

Вейдер лишь криво ухмыльнулся, крепче зажимая кулак. От его безудержной мощи шла кругом голова, а ноги дрожали. Сила Энакина давила, жала к земле, заставляла пасть ниц и склонить голову пред слепой яростью ее воплощенного бога. Корпус заскрежетал, расходясь по швам от бурлящей под скобами силы. Из-за угла стал бездумно отстреливаться Зеб, но в то же мгновение рухнул на камни, вслепую хватаясь за горло, и тут же скрылся под тяжелой пластиной внешней обшивки.

— Выходи.

Голос Вейдера был едва слышен за поднятым шумом местного светопреставления, но отразился в голове столь сильно, что из глаз от давления брызнули слезы.

Асока увидела, как над ее головой отрывается часть корпуса, и трюм озаряет местное, едва различимое за пылью солнце. Вейдер не должен был ничего понять, пока не убьет ребенка, и ради этого она была готова сколько угодно нарушать всю мыслимую логику. Он должен был сгореть в огне собственной боли, чтобы обновленным вновь возродиться из пепла и сжечь всю ту дурь, что десятилетиями засоряла его голову. Он должен был сам убить своего сына. И в этот момент истины Асока готова была верить даже в то, что он научился читать мысли, лишь бы не встречаться с ним взглядом.

Но он не терпел ждать, и подвластный ему корабль разлетался по частям, как карточный домик. Из-за спины Асоки в панике выскочила Сабин, страхуемая за локоть Рексом. Гера спешила следом, помогая переставлять ноги злосчастному Инквизитору, которого и быть не должно было среди этой проклятой мясорубки.

Кэнан Эзру не сдержал. В одну секунду мальчишка вырвался из его хватки и со всей накопленной яростью бросился в бой, едва не сбив с ног учителя и не упав мешком на пол, когда в ноги ему отлетел кусок изодранного металла корабля. Он даже забыл про собственный меч, яростно сжимая двумя руками старый, данный Асокой меч Скайуокера.

Кэнан громко выругался и бросился за ним следом. Сабин уже подняла для стрельбы два пистолета, когда ее уверенно перехватил Рекс, шипя что-то под нос о том, что в потасовке она пристрелит своих же.

Вейдер лишь мельком взглянул на них, и даже не шагнул в сторону от удара. Он только отвел алый клинок, перехватывая атаку сразу двух джедаев, и уверенным размахом ее отразил. Кэнан упал на колено, но Эзра выстоял на чистой ярости. Злобно заскрежетав зубами, он упрямо рванул вперед и вложил всю силу в атаку с двух рук так, что от столкновения мечей россыпью разлетелись искры.

Он мог собой гордиться: в этот раз внимание Энакина он привлек.

Асока и глазом не успела моргнуть, как Вейдер яростно взмахнул клинком, и кожа на щеке мальчишки с шипением оплавилась прежде, чем тот с криком отскочил, выпуская меч из рук. Кэнан за его спиной уже успел подняться на ноги и замахнуться, когда Энакин затормозил его силой, резко перехватил голубой клинок обратным хватом и тут же отвел его за спину, пробивая Джаррусу живот и позвоночник.

За один вздох все оборвалось. Эзра в ужасе барахтался в грязи и отползал от Вейдера, смерившего его холодным оценивающим взглядом, каким выбирают псов для подпольных боев. Сабин закричала и открыла стрельбу из пистолетов, каждый заряд которых Вейдер в нее и отразил. Гера без сил ухватилась за плечо Инквизитора, но тот лишь раздраженно ее толкнул и на одном липком страхе поплелся вперед, куда уже бежал, не помня себя от ужаса, Рекс.

— Н..т... — Инквизитор скорее хрипел, чем шептал, и шел, едва передвигая ноги, — н..т… м..рд…

— Энакин!

Асока растерянно моргнула, когда у старого капитана все же хватило духа заговорить.

— Энакин, опомнись, это ребенок!

Скайуокер недоуменно повернулся, бросая на Рекса брезгливый взгляд, как старую завшивевшую борзую, и одним размашистым взмахом мечей снес Эзре голову. За спиной Вейдера, хрипя что-то и захлебываясь в крови, забито дернулся Кэнан.

— Н..т… — Инквизитор в ужасе остановился и встретился с Вейдером взглядом. Не было сомнений: тот его узнал. — Эт… в..ш….. с...н…

Он бросил ему под ноги потертую, заляпанную в крови деку и без сил оперся о край прохода, слепо глядя перед собой. Асока кожей ощущала его ужас и каждую из попыток внятно связать мысли для передачи.

Энакин без интереса подтянул планшет с земли и отер от пыли, вглядываясь в разбросанные по экрану рукописные заметки с фотографиями.

— Да? — он задумчиво нахмурил брови он и взглянул на распростертое под ним тело, а затем на старый, играющий солнечными бликами в руках меч. — Досадно, — он лениво отбросил деку на грудь убитого ребенка. — Впрочем, слабоват.

Асока моргнула, оцепенела и ощутила, как больше не может вдохнуть от ужаса.

— Выходи.

_______
То, что очень хотелось добавить в главу, но не вышло. Маленький кусочек про Асоку и Инквизитора: http://graanda.diary.ru/p212310272.htm

Сообщение отредактировал Граанда - 25 Март 2017, 19:43
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Граанда
сообщение 25 Март 2017, 19:39
Сообщение #49



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 51
Регистрация: 22 Июнь 2016
Из: Омск
Пользователь №: 9747



№48

Тано сделала два шага вперед и остановилась, бессильно поднимая к Вейдеру взгляд. Рекс за ее спиной дернулся, поднял руку и хотел было перехватить, но замер и осунулся, не зная, что сказать. Семнадцать лет прошло с тех пор, как он видел их вместе в последний раз.

— Объясняй.

Асока мгновенно сузила глаза и собралась, с трудом возвращаясь мыслями в реальность из собственного воплощенного кошмара.

Она услышала, как сдавленно всхлипнула и осела на пол за ее плечами Гера, увидела, как Рекс повернулся к ним с Энакином спиной и утешительно ее обнял. Для их бывшего капитана слишком давно из жизни пропали все краски, чтобы сейчас хоть что-то могло поменяться. Ему было поздно определять путь, и перепутье давно поглотило его. Гера же никогда не была воином, чтобы хладнокровно смотреть смерти в глаза. Знала она или нет, что ждет ее, но точно не была готова бросаться под меч убийцы из страха. Инквизитор, отплевывая на пол кровь, вкалывал в руку третий шприц адреналина. В пяти шагах от него в беспамятстве лежал Кэнан и хлюпающе, надрывно дышал.

— Нечего объяснять, — тяжело выдохнула Асока, через силу заставляя себя глотнуть ртом воздух. — Ты полумертв, и больше всего на свете я хотела видеть тебя живым.

Вейдер легким пинком отбросил тело ребенка от ног и спрятал оба меча на пояс, ненадолго задержавшись взглядом на своем старом клинке.

— Вот же идиотка, — недобро ухмыльнулся он.

Асока упрямо поджала губы и сокрушенно качнула головой, обхватывая себя руками. На то, чтобы собраться с мыслями, ей была нужна еще хотя бы одна минута.

— Зачем было их убивать? — глухо отозвалась она, давясь словами, и обвела взглядом перемешанную с кровью и металлоломом землю под своими ногами.

— Затем, чтобы ты знала место.

Плечи Асоки дрогнули, и она застыла, стеклянными глазами смотря на покрытые сажей и грязью руки Вейдера. Даже в страшном сне она не могла себе представить то, что человек, готовый когда-то за любимую женщину отдать жизнь, столь низко будет ценить их общего ребенка. Или же он просто уже ни во что не верил?

Гера за ее плечом всхлипнула еще раз, и Асока услышала, как она поднимается с земли и, пошатываясь, вместе с Рексом плетется к Сабин, а затем от нее к Кэнану.

— Я осознала ошибку и я готова ее искупить, — наконец выдохнула Асока, сузив глаза и встретившись с Вейдером прямым взглядом. — Я сделаю для тебя что угодно, лишь бы быть рядом. Иного мне не нужно.

И сейчас это было единственной стоящей правдой. Пусть в нем и оставалась только часть от себя прежнего, но будь она проклята, если в ней самой этого было больше. Асока была готова довольствоваться и половиной. Она уверенно шагнула навстречу к Вейдеру, перехватывая оба меча в одну руку, и на раскрытой ладони протянула их ему.

— Прости меня, мастер. Больше такого не повторится.

Вейдер легко качнул рукой и поморщился, призывая ее убрать клинки. Лишние слова его раздражали, и Асока чувствовала, как минуты утекали сквозь пальцы мелким песком. Больше всего на свете сейчас хотелось оказаться в тепле их постели там, где еще вчера все сказанное было бездумно оставлено на потом.

— Возвращайся, — негромко произнес он. — Тебе все прощено.

Асока нервно сцепила зубы и кинулась к Энакину, глотая опротивевший комок в горле с первым свободным вдохом. Нервные слезы полились из глаз, когда она уткнулась носом в его теплую шею, вновь ощущая под пальцами мягкость его тонкой кожи и ровное, сильное дыхание.

— Хватит.

Асока вздрогнула, взяла себя в руки и тут же отстранилась, делая шаг в сторону, чтобы встать за его плечом.

— Что с ними? — закусив губу, она кивнула головой в сторону оставшихся повстанцев и впервые встретилась взглядом с Инквизитором, которого еще предстояло вытащить живым из этой грязи для того, чтобы сохранить целыми голову Бобы и сердце дражайшей подруги.

Вейдер задрал бровь и безразлично взглянул на мышиную возню вокруг тела Кэнана, казавшегося Асоке живым трупом.

— О пушечном мясе, отбросах и предателях мы поговорим позже, — он недобро нахмурился, когда вновь встретился с ней взглядом, — как и о твоей роли в их организации.

Тано, скрипнув зубами, кивнула. Гера в шаге от них пыталась очистить рану Кэнана, которую уже успела измазать мазью, и вколола ему в мышцы добрую пятерку стимуляторов. Она покачивала его голову на коленях, тихо плача, и с бессильной ненавистью глядела прямо перед собой, сверля Асоку взглядом. Рекс равнодушно придерживал Кэнана за грудь, ковырял носком ботинка песок и пришибленно молчал.

— В том, что ты снова не начнешь брыкаться, я не уверен, — холодно бросил Вейдер, а затем криво усмехнулся, — люди настолько не меняются. Поэтому о своей задаче ты узнаешь сейчас. И у тебя будет возможность отказаться.

Асока плотно сжала губы, зная, что никогда в этой жизни такой возможности у нее не будет. Знал об этом и Энакин.

— Говори.

— Твой характер взаимодействия с силой уникален. Он позволяет творить те вещи, что при всей нашей мощи не достижимы ни мной, ни Императором. Он хаотичен и нестабилен настолько, что легко может свести тебя с ума, если ты не научишься его корректировать. Но он является именно тем звеном, что я не мог найти пятнадцать лет для одного единственного ритуала, в обмен на знания о котором когда-то давно вырезал весь джедайский храм. Улавливаешь его ценность?

Асока горько сглотнула и прижалась лбом к плечу Вейдера, обхватив его ладонью за руку. Стало ясно, что теперь он никуда ее не отпустит и уж точно ничего ей не сделает. Слишком сильно она была ему нужна.

— Я не собираюсь уходить, Вейдер, — негромко пробормотала Асока. — И никогда ни о чем не жалела больше, чем о своем решении после того проклятого суда.

— В таком случае, для тебя не будет ничего сложного, — Вейдер недовольно дернул рукой, но все же обхватил ее пальцы своими. Свободной ладонью он взял ее за подбородок и поднял лицо к себе, глядя глаза в глаза.

— Не сопротивляйся.

В голову Асоки один за другим хлынули образы ритуала, что она уже видела в собственном видении, с той лишь разницей, что на месте недобитого скайуокеровского ребенка была она сама. Дикая сила клубилась вокруг ее тела, грозясь вырвать душу, навсегда забрать жизнь вместе с памятью и оставить в мире лишь пустую мертвую оболочку. Она обволакивала холодным туманом, студила все живое тепло дыханием смерти и древней магией нашептывала в уши бессмысленные тайны, сбивающие концентрацию и уводящие с пути. Страх проникал вслед за этой неведомой энергией в каждую жилу, где все клетки охотно ему отзывались. Омертвение шло вслед за хаосом, но хаос же вел за собой и жизнь, столь же странную и непонятную, сколь и запретную. Асока знала вкус этой силы, и он с каждым разом менялся, но неизменно завлекал познать его глубже. Каждая из жизней, вознесенная на алтарь кровавой жатвы войны, давала ей волю управлять им, каждый крик боли и пронзительного, ледяного ужаса придавал ей сил. И она точно знала, что все это, в отличие от Вейдера, она пробовала. И как ничто иное, вкус этой власти развращал, с каждым желанным глотком приближая к собственному концу.

— Это не твоя смерть, — шептал ей Энакин, вновь надавливая на сознание и заботливо поддерживая голову, когда у нее уже не осталось сил стоять ровно.

Асока видела, как вся накопленная в мире сила вливается в мертвое тело Амидалы, наполняя его жизнью, возвращая душу и заставляя вновь судорожно стучаться сердце. Тьма перед ней отступала. Там, в видении, левой рукой Асока тянула последние силы из Энакина, давно павшего подле ее ног, а правой хваталась за скрученный в дикой боли живот. Кровь шла из нее, была повсюду, и больше не было никаких сил оставаться в сознании. Но в один единственный момент Падме раскрыла глаза, и все наконец закончилось.

В этот же момент Асоке все стало кристально ясно. Если бы Амидала увидела то, что творилось в голове ее благоверного, она перевернулась бы в гробу. А потом еще раз, когда бы поняла, что возможности отказать у Асоки не было. В конце концов, Тано с самого начала знала, кто на самом деле способен управлять Скайуокером. И если не вышло у нее, то у Амидалы обязано было получиться.

— Это безумие, — единственное, на что ее хватило, когда Асока все-таки открыла глаза.

— Не безумнее пророчества об избраннике, — твердо отрезал Вейдер. — У меня есть все расчеты, и я знаю путь. У тебя не может не получиться.

— Даже с ребенком, — Асока в волнении прикусила губу и вскинула к Вейдеру отчаянный взгляд, — даже с ним мне не хватит сил. Ей не хватит.

— Сам Император поддержит нас. Этого не может не хватить.

Асока крепко сцепила зубы, выпустила руку Энакина и прикрыла ладонью глаза, обреченно качая головой. Для нее одной все это было слишком трудно и неподъемно, чтобы даже задумываться о варианте успешного исхода. В видении она выпила всю силу Вейдера до капли, и едва ли пробудила к жизни упрямую, своевольную королеву. Жизнь тела еще не была жизнью души — но ей ли это было Вейдеру объяснять?

— Мне нужна война, Вейдер, — приглушенно продолжила она, глядя на него между пальцев. — Грязная, кровавая резня. Поглощенные хаосом сотни жизней и несколько доверенных человек для поддержки. Сила, о которой ты просишь, черпается оттуда.

Вейдер удивленно поднял брови и легкомысленно улыбнулся, будто и не было всех тех лет, что отделяли отчаянного республиканского генерала от главнокомандующего имперской армией. Да, Вентресс была права, никто из них так не желал войны, как ее бессменный и самый главный фаворит.

— Давно о такой мечтаю.

Асока невесело усмехнулась и кожей ощутила, с каким осуждением на нее глядит Рекс. Сила шептала, что Гера вот-вот дотянется до пистолета, но каждый раз та в страхе одергивала руку. Инквизитор, недвижно застывший подле остова разрушенного корабля, дышал Силой и медленно приходил в себя. Вейдер же, похоже, подумал, что молчавшая Асока просто во всем с ним согласна, вмиг посерьезнел и решил по-быстрому закончить представление.

— Ты, — он легко вскинул руку, указал на Инквизитора кивком, и Асока утомленно отвела ладонь от глаз, — можешь начинать.

Инквизитор дрогнул, едва Вейдер сказал последнее слово, и судорожно обхватил нетвердой рукой собственный меч. Его ладонь скользила по нему, с секунду не могла сжать ребристую поверхность и дрожала так, будто он хватанул голыми руками оголенные провода. Асока недоуменно нахмурилась, не понимая, что на него нашло. Этот ублюдок наслаждался своим садизмом, и проблемы с расправой трех недобитых партизан для него просто не могло существовать.

Он напряженно сузил глаза, когда его палец медленно поднялся по рукояти, и алый луч загорелся в руках нестабильным пучком света. Лазер шатался из стороны в сторону, трясся вместе с дрожью в его руках и, казалось, прямо сейчас вырвется из них и упадет. Краем глаза Асока заметила, как в страхе Гера сжала кофту Кэнана, а он сам, едва раскрывший глаза, слепо щурился от яркого света клинка.

— Медленно, — злобно выдохнул Вейдер.

Асока опомнилась только тогда, когда Инквизитор развернул меч острием к себе и, миг за мигом теряя последнее хладнокровие, стал приближать его к собственной груди. Дрожь в его руках угасла, и страх уже нельзя было различить по его лицу, но никогда прежде она не видела его в таком леденящем душу оцепенении.

— Нет!

Асока в ужасе схватила Вейдера за рукав, и Инквизитор дрогнул, едва клинок прожег его куртку, оставляя на красной коже черный, обугленный след.

— Он мне нужен!

— Зачем? — Вейдер раздраженно поморщился, будто вновь окунулся с головой в то время, когда ему приходилось выслушивать глупые наставления от всех орденских магистров. — Он изменник. Я дам тебе с десяток людей лучше и надежнее этой грязи.

Асока прикрыла глаза и ровно вдохнула, не расслабляя мертвой хватки на руке Вейдера. Казалось, пальцы прямо сейчас сведет нервной судорогой и никакие припарки не заставят их его отпустить.

— У него Оффи, — как можно ровнее произнесла она.

Вейдер плотно сомкнул губы и недовольно дернул рукой, давая приказ остановиться. В ту же секунду меч Инквизитора с громким звоном упал на разорванный трап и глубоко зарылся в грязь, когда сам он в избытке чувств сжал кулаки, из последних сил стараясь удержаться на ногах.

— Нужно было убить эту суку еще тогда, когда твои ручные повстанцы прилетели тебя спасать, — бросил Вейдер, презрительным взглядом оглядывая Инквизитора с ног до головы. — Но раз уж так развернулось, то будешь делать ее их знаменем.

Асока с трудом подняла к нему глаза и неуверенно качнула головой, надеясь ускорить ход собственных, заторможенных от стресса мыслей. Тут же представилось, сколько часов ей предстоит обрабатывать Шато, чтобы тот воспылал праведным гневом за еще одну невинноубиенную джедайку. Даже если они выделят несколько эскадрилий, чтобы развеять ее прах вместе с несчастной базой, в мести за нее будет слишком мало толка.

— Все-таки хочешь сделать ее настоящей звездой голоэкранов? — горько усмехнулась Асока и бессильно прислонилась щекой к плечу Вейдера. — Я в восхищении.

Кто бы ей прежде сказал, что впервые за пятнадцать лет ей будет настолько плевать на Баррисс? К голове волнами начала подступать боль. Асока, сощурившись, взглянула исподлобья на Инквизитора и встретилась с его таким же слепым взглядом.

— Она у меня станет настоящей принцессой цирка, — Вейдер легко накрыл голову Асоки широкой ладонью и неосознанно потер пальцами монтралы, разгоняя скопившееся напряжение. — Тебе точно понравится. А эти, — он лениво кивнул в сторону Рекса и Геры, — будут на подтанцовке.

Асока тяжело вздохнула и прикрыла глаза, еще раз пересекшись с Инквизитором взглядом. Кажется, он был в безопасности. Родная сила, исходящая из рук Вейдера, нещадно клонила в сон и успокаивала. Никакой воли что-то решать больше не оставалось.

— Шпилька, — вернул ее в реальность негромкий, смягчившийся голос Энакина. Она рассеянно заморгала и быстро подняла голову от его плеча. — Не теряй больше.

На раскрытой ладони он протягивал ей старый, перевязанный падаванской косичкой шото, который вечность назад сам же и помогал создавать.

В этот раз сдержать слез Асока не сумела. Судорожно вцепившись в его талию одной рукой, второй она быстро перехватила клинок и крепко сжала, ощущая, как стирается та многолетняя граница, что год за годом кусками съедала ее душу.

— Никогда больше, — с трудом выдохнула она, и, всхлипнув, уткнулась носом в его грудь. — Никогда.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Поделиться темой: Поделиться ссылкой через ВКонтакте Поделиться ссылкой через Facebook
4 страниц V  « < 2 3 4
Ответить в данную темуНачать новую тему
2 чел. читают эту тему (гостей: 2, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 23 Авг 2019, 16:10

Рекламные ссылки: Дневники беременности на Babyblog.ru//Бэбиблог - соц сеть для будущих мам //