Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

2 страниц V   1 2 >

Энья Ваар
Отправлено: 3 Декабрь 2015, 09:46



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 26
Регистрация: 18 Ноябрь 2015
Из: Украина, Винница
Пользователь №: 9672


Глава 20

В отцовском кабинете пахло дорогим парфюмом, кожей и машинным маслом. Люк поймал себя на мысли, что он не променял бы этот запах ни на что другое, потому что для него он ассоциировался исключительно с отцом: строгим, иногда доходящим до крайности, вынуждая давиться слезами от бессильной злобы. Ибо как ни старался, Люк ещё ни разу не смог победить Дарта Вейдера в словесном поединке, не говоря уже о настоящем боевом столкновении.

Тем не менее, он любил отца таким, каким тот был, хотя и чувствовал, что притираться к нему всё ещё тяжеловато. Особенно, после гибели Хана.

Тогда в его душе образовалась первая, после утраты Бена, пустота. Раньше Люк воспринимал потери философски, вернее, они просто не успевали как следует запечалиться в его душе. Но только не Соло… Друг, даже больше — брат, который был готов отдать жизнь за молодого Скайуокера, всегда приходил на помощь, стоило только позвать.

Теперь же Люк винил себя в том, что так и не смог перетянуть друга на свою сторону. Его искусство убеждения оказалось ничтожным, по сравнению с Мон Мотмой, одними короткими выступлениями умеющей вдохновить на смерть тысячи существ. Даже Лея не смогла тягаться с ней, потеряв в этой бессмысленной резне любимого человека.

Люк наконец уселся в холодное кресло, которое тут же подстроилось под телосложение посетителя. Отца осталось ждать ещё двадцать пять стандартных минут.

***

Вейдер появился вовремя. Кивнув в знак приветствия и бросив на стол несколько дек, он налил себе холодного кафа.

— Прости, что заставил тебя ждать, — слегка улыбнулся ситх. Отношения всё ещё были натянутыми, поэтому он счёл нужным извиниться за свое длительное отсутствие.

— Ничего, мне не трудно, — сдерживая ответную улыбку, ответил сын.

— Перейдём к делу, — президент уселся за рабочий стол. — Через два месяца состоится инспекция Каминоанской лаборатории клонирования. Я хочу, чтобы ты вошел в её состав.
— С целью?.. — Люк, очевидно, не совсем понял необходимость этой затеи.

— Они занимаются подпольным клонированием. Поэтому, я хочу закрыть лабораторию на некоторое время, провести масштабную проверку и наказать виновных. В назидание тем, кто захочет играть со мной.

— Но я не разбираюсь в этом… — неуверенно протянул ребёнок, взлохматив и без того неидеальную причёску.

— Ты одаренный. Считывая эмоции, сможешь узнать, врёт существо или нет.

— Вот как. Что же, я согласен. Только, почему мы должны ждать столько времени?

Хмыкнув, Вейдер поднялся и тяжелой поступью направился к окну. А Люк быстро научился задавать правильные вопросы. Жизнь в Президентском Дворце ему на пользу.

— Видишь ли, по моим данным, большинство клонов будет готово именно к тому времени. Возможно, нам удастся прижать не только исполнителей, но и заказчиков. Некоторые правители беспокоят меня, и я хочу иметь рычаги давления на них.

— Спасибо, — как бы не пытался сын скрыть смущение от столь откровенного ответа, ему это не удалось.

— А пока изучи материал. Информации более, чем достаточно.

***

Совещание затянулось, и Пиетту на миг показалось, что жесткий воротничок форменного кителя медленно, но верно задушит его. Впрочем, может это было бы к лучшему. Каждый день становится невыносимей предыдущего, и не знаешь чего ждать… Только худшего…

Эни ушла, но он понял это слишком поздно. Вернее, с опозданием осознал причину её замкнутости, нежелания обсуждать то, что приносит боль. Почему он не поговорил с психологом прежде, чем обвинять? Адмирал досадно побарабанил пальцами по столу. Он привык к другой модели поведения, перенеся её в семейную жизнь. Неосознанно, но всё же…

А теперь она улетела на Рилот. Отдохнуть, как сказала Слай Мур. Фирмус спрашивал почему, однако так и не добился от странного секретаря внятного ответа. Сбежала? Только от чего? Что-то произошло на работе? Тогда почему не оповестить его хотя бы постфактум?

«Ты ей больше никто…», — накатила досада. Конечно же, она уже почти бывшая супруга и не обязана ставить его в известность о своих передвижениях.

Через несколько минут выбравшись из душного зала, Пиетт зачем-то побрёл в оранжерею. Сел в обвитой каким-то диковинным растением беседке, ослабил воротничок и вздохнул. Приятно всё-таки хоть немного побыть в тишине. Может, удастся упорядочить разбегающихся словно итке* мысли.

Но ему помешали. Сперва адмирал подумал, что это журчит маленький фонтанчик, а когда подошел ближе к источнику звука, увидел сенатора Органу, рыдающую взахлёб, прижавшись к тонкому деревцу набуанской сливы.

— Сенатор? Что случилось? — растерянно спросил он. В другой раз Фирмус не выдал бы своё присутствие, только на душе было так паршиво, что он просто не мог вынести ещё и чужие страдания.

Подняв на адмирала зарёванные глаза принцесса едва сдержала испуганный вскрик. Как, однако, может насмешничать судьба — мельком увидев измученного адмирала в коридоре Дворца Лея едва вытерпела до конца заседания комитета. Она плакала здесь из-за него. Она стала причиной разрушения его семьи, а он стоит и с участливым видом интересуется не случилось ли чего…

— Всё в порядке. Простите…

— За что вы извиняетесь… — едва слова слетели с губ адмирала, как Лея снова зарыдала.

«За то, что убила вашего сына!» — хотелось крикнуть ей, но принцесса лишь истерически рассмеялась. На такое ей не хватит смелости… Вот вам и Бесстрашная Принцесса Альянса…

Очнулась она от прикосновений тёплой ладони к волосам. Оказывается, адмирал обнял её и таким образом пытается успокоить.

— Всё будет хорошо, поверьте. Может, я скажу сейчас страшную вещь, но вы должны жить дальше. Ваш муж погиб не по вашей вине.

Он думает, что она скорбит по Хану… Пусть так. Лея позволила усадить себя на лавочку. Пиетт протянул ей носовой платок.

— Спасибо… — вымучено улыбнувшись, принцесса неловко отстранилась от мужчины.

— Сенатор, позвольте вас проводить, — вроде бы никакого подвоха нет за его искренностью, так может разрешить…

— Если вам не трудно, — Лея опустила глаза. Внезапно она подумала, что может загладить свою вину перед адмиралом. Хотя бы тем, что скрасит его одиночество, пригласив, скажем, на обед. Поможет отвлечься от неприятных воспоминаний, если, конечно, он не оттолкнёт её.

***

При первом же вдохе атмосфера казалась непривычной, а воздух больно обжег незакаленные легкие. Пришлось надеть кислородную маску. Эни почувствовала себя немного лучше.

Рядом всё время маячил Плэгас, но ей всё же было страшно. Коррибан явно не из гостеприимных планет. На обожженной ветрами и солнцем поверхности не было видно ни одного растения, даже самого чахлого. Ничего живого, как рассказал призрак. Только мёртвые горы, кратеры давно потухших вулканов, да такие же, как её спутник, призраки почивших здесь ситхов.

Эманации Тёмной Стороны окутали Эни. Она остановилась, не зная, идти ли дальше, вопросительно посмотрев на Плэгаса.

— Ты чужая здесь. С чужой Силой внутри, но похожа на них, — он засмеялся. — Загадка.

Девушка сглотнула. Вот и прилетела на свою голову. А если местные обитатели захотят её убить? Насколько велика их мощь - можно только догадываться. Читают ли они мысли, как Плэгас, или обладают другими возможностями, вплоть до физического воздействия?..

— Куда дальше? — если суждено умереть здесь... Она сделала всё, что могла…

— Иди за мной, — прошелестел ситх, — Тут недалеко.

Эни молча последовала за призрачной фигурой. Под ногами клубилась пыль, поднимаемая ветром, который то и дело норовил сбить её с ног. Мёртвая, беспокойная красота равнины с каждым шагом казалась всё безопасней, только в сердце поселился колющий страх.

Ненависть, едва заметная вначале, стала почти невыносимой, когда Эни добрела к невзрачным развалинам какого-то древнего то ли храма, то ли просто жилого дома.

— Время не щадит даже ситхов…

— Это хорошо или плохо? — она взглянула на призрака, который вальяжно оперся о дверной косяк.

— Не знаю. Сила почти ушла отсюда.

— Что это значит?

Плэгас нахмурился, как будто прислушиваясь к чему-то. Эни же, как не пыталась, но кроме завывания ветра ничего расслышать не могла.

— Тебе нужно быстрее убираться отсюда.

— Я чувствую ненависть…

— Попробуй абстрагироваться от неё, — ситх искал подходящие слова, чтобы объяснить. — Знаю, это сложно, но ты должна. Сосредоточься на двери. Представь, что ты открываешь её силой воли.

Кивнув, она закрыла глаза. Несколько долгих минут ничего не происходило, а потом…

Эни оказалась на борту «Дал Наара». Вместо разъярённого Хана Соло на неё смотрел Дарт Вейдер. Он попытался отобрать сына. Она закричала.

«Сопротивляйся!» — в затуманенное сознание ворвался властный приказ Плэгаса, и видение рассыпалось.

— Ты ни на что не способна! — заорал призрак, едва она пришла в себя. — Я сам поведу тебя.

Как именно ситх собирался это сделать, Эни поняла слишком поздно. Плэгас стремительно полетел на неё, проникая в каждую клеточку, перебирая контроль телом на себя. Она пыталась бороться, наверное, рефлекторно, ведь понимала, что призрак хочет помочь, но её сущность отказывалась принять его.

«Я постараюсь быстро…» — собственные мысли стали чужими. Только вселение подействовало: взмах руки - и дверь отворилась.

Плэгас уверенно вёл её по гулким коридорам, иногда проводя те же манипуляции, что при входе. Эни чувствовала, что что-то не так. Не могло всё быть так просто. Если бы любое тело годилось для вселения, то бы они сейчас не скитались по Галактике.

Открыв тайник в маленькой полуразрушенной комнатёнке, они наконец забрали что искали: металлический тубус с картинами.

— Бегом на корабль! Тебе нужен меддроид!

— Зачем? — удивилась девушка, вздохнув полной грудью. Как приятно снова стать собой. — О Боже… — она скосила глаза на свои руки. — Что это?

Эни знала, что такое некроз. Видела… но сейчас её руки не просто повреждены… Чернота распространилась до основания ладони, только вот… боли не было.

Что со здоровой ногой, девушка боялась даже думать. Те пять минут, что она, спотыкаясь, бежала к кораблю, показались вечностью.

— 2Б-1! Мне нужна помощь…

***

— У всего есть цена.

— Моя становится слишком высокой, — ответила Эни, задавая бортовому компьютеру координаты для гиперпрыжка. Плэгас, как всегда, расположился в кресле второго пилота.

Она тоже села, скрестив руки на груди. Взгляд упрямо скользил вниз — на новые протезы. 2Б-1 отрезал ей обе ладони. Теперь придется носить перчатки не снимая.

— Теперь я понимаю, почему вы не можете вернуться… Но не могу понять, что изменит клонированное тело?

— Бездушное тело, — поправил призрак, — которое я займу в момент пробуждения, когда в нём ещё не будет души.

— А как же законный владелец?

— Это меня уже не интересует. Будем считать, что ему просто не повезёт.
  Форум: По миру Звездных войн · Просмотр сообщения: #348588 · Ответов: 21 · Просмотров: 5180

Энья Ваар
Отправлено: 3 Декабрь 2015, 09:45



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 26
Регистрация: 18 Ноябрь 2015
Из: Украина, Винница
Пользователь №: 9672


Глава 19

― Я в тебе не ошибся, ― гадко улыбнулся призрачный ситх. ― Только вот ты ошиблась в Вейдере.

Эни не ответила. Трясущимися руками заведя мотор, она задала автопилоту маршрут и бессильно откинулась на спинку водительского кресла. Пусть Плэгас говорит что хочет. Это его право. Она действительно возложила на Вейдера слишком много надежд…

― Так и будем играть в молчанку? ― зная Плэгаса, можно не надеяться на спокойный полёт. ― Раз позвала меня, значит, тебе есть что сказать.

― Помогите мне, пожалуйста, ― каждое слово давалось с трудом, но Эни находилась не в том положении, чтобы ставить условия.

Ситх в предвкушении потер руки. Если бы девчонка отказалась, вряд ли он смог бы получить новое тело, а так у них обоих есть шанс. Но в таком состоянии помощница не сможет действовать осторожно, поэтому следует провести с ней воспитательную беседу.

― Поступок Вейдера шокировал тебя, ― Эни попыталась протестовать, но муун властным жестом прервал её. ― Ты ещё молода, чтобы достаточно хорошо понимать поступки мужчин. Запомни, Вейдер, ― прежде всего мужчина, а уже потом отец, ситх, президент и так далее. Ваше общение давно балансировало на грани.

В общем потоке различных транспортных средств, в мелькающих окнах жилых домов Эни находила какое-то умиротворение. Движение успокаивало её, давая возможность трезво оценивать ситуацию.

― Я никогда не подозревала, что Милорд питает ко мне такие чувства. Это… очень сложно осознать. Никогда ранее он не позволял себе подобного…

― До сегодняшнего дня.

― Я больше испугалась не его, а себя, ― мельком взглянув на призрака, Эни снова уставилась в окно. ― И того, что я сказала… что он мне противен. Это неправда. Но она была произнесена. Как теперь появиться на работе, даже не представляю.

― Молча, вот как. Ты не должна показывать Вейдеру, что жалеешь о сказанном. Если хочешь вернуть ребенка, нужно отдалиться от него. Кстати, ― лицо ситха приобрело некую заинтересованность. Казалось, он был чем-то заинтригован и удивлен одновременно, ― я впечатлён.

― Чем? ― неужели подобная ситуация может кого-то так поразить.

― Твоей ложью о любви к мужу.

Эни закашлялась. За всей этой суматохой она успела позабыть, что для призрака нет никаких секретов. Он роется в её душе как оборванец в мусорном контейнере. Это жутко бесило и одновременно приносило облегчение. Не нужно себя насиловать, пытаясь объяснить тот или иной поступок. Плэгас всё поймет и так.

― Я не могу однозначно сказать, что разлюбила Фирмуса. Просто у меня больше нет того восторга, радости, того трепета, что был раньше. Когда… ― голос сорвался на хрип, но она продолжила: ― Перед свадьбой он сказал, что будет любить меня любую, но… Когда я вернулась из больницы, он постоянно чувствовал отвращение, видя меня без одежды…

― Надеюсь, ты понимаешь, что твой муж не должен знать о наших планах.

― Вполне. Только вот… что делать с Камино? В скором времени Милорд направит туда комиссию.

Муун скривился. Своей верой в доброго и благородного Вейдера девчонка поставила под угрозу их план, но не будь он Дартом Плэгасом Мудрым, если не найдёт выхода из этой ситуации.

― Лабораторией займемся позже. Сначала нужно перевести мои деньги на другие счета, сделать новые документы, купить хорошую яхту…

― Яхту? ― изумленно перебила его Эни. ― Зачем?

― На случай, если придется бежать с Корусканта.

***

С утра получив от Слай Мур сообщение о десятидневном отпуске, Эни сначала разозлилась. Но, подумав, поняла, что Вейдер поступил правильно. Буря должна немного улечься, прежде чем они смогут снова нормально смотреть друг другу в глаза.

Появившийся ближе к обеду Плэгас заставил её лететь в супермаркет: покупать датапады. Эни протестовала, убеждая призрака о нецелесообразности такого шага, но ситх был неумолим. По его словам, на новых датападах не было системы слежения.

― А на старом она, по-вашему, есть? ― саркастично спросила она, чувствуя, что ответ мууна ей не понравится.

― Новая и старая системы разведки ― это одно и то же, только под разными названиями и лозунгами. За тобой не следят физически, но за перепиской ― точно. Ты же пользуешься защищенным правительственным каналом. Поэтому, впредь не задавай глупых вопросов, на которые сама же знаешь ответ.

Эни кивнула, поудобнее располагаясь за столом и раскладывая только что приобретенное. Вторая половина сегодняшнего дня обещает быть очень трудной. В первую очередь потому, что ей придется впервые осуществлять сложные банковские операции, в которых она ничего не понимает. Одна ошибка и система закроет доступ, идентифицировав её как взломщика.

― Открывай базу, девочка. И да поможет нам Сила! ― прошептал призрак за спиной. И Эни нажала на датападе «Вход».

***

Кое-как разогнуть затёкшую спину и встать ей удалось лишь спустя более четырёх часов. От непрерывного мелькания цифр в глазах плясали разноцветные точки, в ушах шумело, а шея при каждом движении взрывалась колющей болью. Единственной мечтой Эни стала мягкая кровать. Даже еда её не привлекала так сильно, как полноценный отдых. Да и навряд ли она бы смогла удержать в трясущихся от перенапряжения руках даже стакан кафа. Не говоря уже о полноценном ужине.

А вот муун, похоже, остался очень доволен проделанной ею работой. Во всяком случае, никаких замечаний от него по завершению операций не поступило. Он даже исчез молча, не попрощавшись. Видимо, понял, что сейчас Эни не самый лучший собеседник.

Но они сделали очень многое. Перевели деньги на новые счета, оформили несколько десятков кредитных карт, заказали детскую и взрослую одежду, которую вскоре должны были привезти на одну из снятых ими в столице квартир. И самое главное, оформили заявку на покупку невзрачной набуанской яхты, которую, по предварительной договоренности, владелец снабдит новым гипердрайвом и ещё кучей не совсем понятных Эни примочек, которые, если понадобится, помогут им спасти свои шкуры.

Однако, вопрос о том, что делать с Камино, так и оставался открытым. Как подобраться к начальнику лаборатории, если она никогда не видела его вживую, а лишь в Голонете, в каких-то небольших интервью для корускантской прессы. И здесь Эни так же полагалась на Плэгаса. Он обязательно что-нибудь придумает…
***

Муун таки придумал, вытащив её из постели в шесть часов утра. Наскоро умывшись Эни наконец спросила, к чему такая спешка.

― Мы летим на Коррибан, ― ответил ситх, разглядывая едва освещенные утренним заревом верхушки небоскрёбов.

― Куда? ― переспросила ничего не понявшая помощница.

― На Коррибан, ― терпеливо повторил Плэгас. ― Это планета ситхов. Средоточие Тёмной Стороны.

― И что мы там будем делать? ― не унималась Эни, что, впрочем, не мешало ей поглощать наскоро приготовленный завтрак.

― Когда-то я припрятал там несколько интересных вещиц. Пришла пора их забрать.

― Зачем?

― Ты как ребёнок, ― рассердился муун. ― Эти артефакты будут нужны нам, чтобы подкупить каминоанцев. Навряд ли они будут молчать о твоём заказе, если ты заплатишь только деньги. А вот если дать им что-то другое…

На лице помощницы застыл немой вопрос: что же им нужно?

― Картины каминоанских художников, которые считаются утерянными уже более пяти сотен лет.

Эни закашлялась. До неё наконец-то дошел смысл затеваемой Плэгасом поездки. Если она предоставит начальнику лаборатории подобные вещи, он просто не сможет отказаться от таких сокровищ.

― Однако для тебя планета представляет большую опасность. И даже я, в случае чего, не смогу тебе помочь…

Реплика мууна была озвучена не просто так. Опасность или жизнь? Жизнь или сын? Перед Эни не стояло выбора.

― Я постараюсь выбраться оттуда живой, ― вымученно улыбнулась она. Ситх удовлетворенно кивнул.

― На гражданской яхте полетишь на Рилот. Оттуда ― в ближайшую к Коррибану населенную систему. Дальше придется взять напрокат корабль. Не волнуйся, ― видя, что Эни открыла рот, ситх поднял руку, ― я буду рядом и научу тебя управлять.

― Я не это имела виду, хотя и это тоже. Зачем Рилот?

― Чтобы в АП подумали, что ты едешь отдохнуть. С курорта ты полетишь по поддельным документам. Думаю, они уже готовы. Тебе стоит поторапливаться, чтобы успеть забрать их.

Бросив грязные тарелки в раковину, Эни помчалась собирать вещи. Внезапное путешествие обрушилось как снег на голову, но она не боялась. Скорее, страх смешался с предвкушением, связывая живот в тугой узел ожидания.

«Я справлюсь, ― прикусив нижнюю губу, подумала она, мельком взглянув в висящее в освежителе зеркало. ― Иначе просто не может быть».
  Форум: По миру Звездных войн · Просмотр сообщения: #348587 · Ответов: 21 · Просмотров: 5180

Энья Ваар
Отправлено: 3 Декабрь 2015, 09:44



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 26
Регистрация: 18 Ноябрь 2015
Из: Украина, Винница
Пользователь №: 9672


Глава 18

Пальцы мелко дрожали, набирая на панели код доступа, но для неё не было дороги назад. Даже если ситх ничего не подозревает, завтра утром охрана доложит ему и Эни не уйдет от неудобных вопросов.

Тяжелая бронированная дверь отъехала, давая возможность зайти в помещение. Квартира Милорда с ее последнего посещения совсем не изменилась: всё тот же минимализм в обстановке, разбросанные на столе в гостиной модели кораблей, валяющиеся везде, где только можно, деки и голокроны.

Эни ожидала, что он еще не спит, но ошиблась. Проходя комнату за комнатой, она уже не раз порывалась развернуться и убежать. Будить Вейдера почему-то не хотелось, как и разыгрывать внезапный приступ бессонницы, вынудивший её ехать через полгорода. Единственным, что останавливало женщину от позорного бегства, стало воспоминание о Сори. Призрачная возможность вернуть сына придала Эни сил на пороге главкомовской спальни.

Вейдер спал. Его дыхание было размеренным, поза расслабленной и помощница невольно залюбовалась смягчившимися чертами лица, ловя себя на мысли, что ей этого действительно не хватало.

- Милорд… - понадобилось всего одно слово, чтобы голубые глаза широко распахнулись, встречаясь взглядом с её зелеными. Ситх явно удивился столь позднему визиту своей помощницы.

- Что-то случилось? – его хриплый голос сразу же успокоил расшатанные нервы. Удивительно, но Вейдеру не нужна была Сила для того, чтобы придать ей уверенности в себе. Даже для последующего вранья.

- Мне… снова снятся кошмары… и я подумала, что могу придти к вам. Наверное…

Он не спеша откинул одеяло, жестом приглашая ее к себе. А Эни впервые подумала, что со стороны они выглядят как любовники, но приглашение все же приняла.

Вейдер чуть отстранился, помогая ей соорудить любимое гнездо из подушек, тем самым заставив помощницу невольно рассмеяться. Оказывается, он помнит ее привычку.

- Твои сны, они связаны с сыном? – тихо спросил ситх, когда Эни наконец устроилась.

- Частично… скорее, это какие-то смутные образы, слова. Проблема в том, что мои эмоции в этих снах такие же свежие, будто это происходило вчера, - тут она даже не покривила душой, ведь в сновидениях действительно больше чувств, чем образов.

- Почему ты не пришла раньше?

- Мне нужно было время, чтобы немного разобраться в себе… Я не хотела это с кем-то обсуждать, простите.

- Не извиняйся, - Вейдер пододвинулся ближе и, в темно-синем свете ночника, Эни увидела выглядывающий из разреза пижамной рубашки кусочек бледной кожи, покрытой шрамами. Совсем как у нее… - Человек по натуре существо очень странное. Когда-то я тоже предпочел пережить смерть Падме в одиночестве, несмотря на попытки Учителя вызвать меня на откровенность.

- Мммм… кстати, а как Люк? Вы помирились? – сплетни о размолвке между Президентом и его детьми уже давно гуляли по Дворцу, да и Эни просто хотелось поддержать мужчину, переведя разговор в менее болезненное для себя русло.

Главком на миг прикрыл глаза, скрывая нахлынувшие чувства.

- Нет. Он до сих пор дуется на меня за смерть Соло, не желая понять, что я ничего не мог сделать, чтобы спасти его. Это война и сам кореллианец виноват в том, что он оказался по другую сторону баррикад.

- А Лея? Что она?

Дочь Милорда в последнее время смотрела на помощницу с каким-то иррациональным чувством вины. Чем ближе находилась Эни, тем более оно усиливалось, достигнув апогея на совместном заседании экологического и бюджетного комитетов. Тогда один из сенаторов выразил ей сочувствие по поводу гибели сына, а Сила вокруг Органы буквально взорвалась всполохами стыда, раскаяния и даже страха. Почему принцесса боялась её, Эни так и не поняла. Возможно, сенатор считала виновной не только мужа, но и частично себя? Но помощница не стала расспрашивать её об этом, справедливо полагая, что так её способность слушать чужие эмоции будет раскрыта.

- Нормально. Разговор с ней оказался непростым, но я не мог поступить по-другому, показав ей нашу ссору с Амидалой.

- Я думаю, что Люк вскоре простит вас. В таком возрасте всё воспринимается слишком буквально. Милорд… я хотела спросить… возможны ли исключения в законе о запрете частного клонирования?

- До тебя дошли слухи о подпольном клонировании? – Эни кивнула. – Я уже в курсе. Закон четко запрещает частные заказы всем без исключения, даже правителям планет. И я хочу внести еще несколько поправок, которые должны усугубить уголовную ответственность за нарушение.

Он понял её совсем не так и ощутимо разозлился, когда заговорил о нарушениях. Возможно, в скором времени Камино ожидает пристальная инспекция с последующим ужесточением контроля. А её надеждам так и не суждено сбыться, ведь даже с большими деньгами подпольное клонирование в сертифицированной лаборатории станет невозможным.

- Эни… я понимаю, о чем ты думаешь, - раскидав подушки, ситх притянул ее к себе, не давая возможности вырваться. – Ты хочешь вернуть Сори, но… в Галактике миллионы матерей, по разным причинам потерявшие своих детей. И если каждая из них захочет вернуть ребенка… Ты понимаешь, что не имеешь права создавать прецедент?

- Понимаю, - Вейдер умел безжалостно раздавить человека своей логикой. У Эни не было аргументов, чтобы возразить ему. Она прекрасно осознавала, что подобные вещи невозможны не только из-за ужесточения законодательства, а и просто потому, что она занимает в иерархии управления далеко не самый последний пост. Если СМИ станет известно о том, что госпожа Пиетт наплевала на закон, Вейдеру не поздоровится, ведь все поймут, что она сделала это с его согласия.

- Спи, завтра рабочий день. Нам обоим нужно быть в форме.

Он так и не выпустил ее, полагая, что так ей будет легче пережить отказ, но ошибся. Прижатая к главкому, Эни изо всех сил старалась сдержать подступающие слезы и не вырываться из холодных объятий. Пролежав так еще несколько минут, она все же осторожно пошевелилась, ища позу поудобнее и Вейдер разжал руки, одновременно воздействуя на помощницу Силой.

***

На столике все так же горел ночник, но Эни как не старалась, не могла различить два темных силуэта, переплетающихся на огромной главкомовской кровати. И зачем только она пришла сюда без предупреждения? Теперь нужно как можно скорее исчезнуть, прежде чем Милорд заметит незваного гостя.

Практически не дыша, она развернулась к двери, но хриплое «Эни…» с уст ситха приклеило ноги к полу. Лицо залила краска, теперь потребуется вся ее выдержка, чтобы не сорваться на бег.

Но обернувшись, помощница еще больше запуталась. Два тела все так же извивались под черным, как ночь одеялом, совершенно не обращая на нее внимания. Что-то в этой картинке было не так, но что именно Эни понять не могла. Как Милорд ее заметил и он ли это? Может кто-то другой сейчас в его постели?

Эни чувствовала себя неловко, но внезапно сползшее с любовников одеяло заставило ее прижать ладони к губам, сдерживая рвущийся наружу крик. У девушки, которую так страстно целовал Вейдер, было ее лицо.

По спине поползла струйка холодного пота, в ушах зашумело и, пораженная увиденным, Эни едва не упала на мраморный пол. Что здесь происходит? Кто эта женщина, что так жадно впивается в ситхские губы, неразборчиво шепча его имя?

На ватных ногах она подошла ближе, стараясь разглядеть свою копию. Ведь в мутном свете ночи можно ошибиться, спутать себя с похожим человеком.

Вейдер наконец оторвался от ее губ, охватывая губами темный ореол соска. «Прошу вас, Милорд…» - всхлипнула та, а Эни таки осела на пол. У незнакомки был ее голос…

«Это какой-то бред. Этого просто не может быть. Что это такое? Клон? Видение? Сон?»

Помощница едва не закричала, ужасаясь новой догадке. Она видит сон Вейдера! И в этом сне он занимается с ней любовью… Немыслимо, но Плэгас был прав. Эни резонирует с ситхом, а близкий контакт дает ей возможность видеть его грезы.

Стоны девушки стали громче. Борясь с отвращением, Эни заставила себя посмотреть, что же такого делает Милорд, что она уже почти кричит от удовольствия.

Он оставил в покое грудь, переместившись еще ниже. Голова ситха скрывалась между широко разведенных ног помощницы, а его язык… Эни и представить не могла, что этот мужчина способен на такое. Фирмус никогда не ласкал ее так нежно, изощренно, медленно…

Резко оторвавшись от своего занятия, Вейдер потянулся к ее губам, давая возможность попробовать себя на вкус. Было в этом что-то сверх эротичное... Такое, что сидящая на полу Эни невольно восхитилась своим Лордом. Но ее взгляд тут же померк, зацепившись за обнаженные ноги, обхватившие поясницу главкома. Они были идеальны.

Вскочив на ноги, помощница наконец поняла, что же ее так смущало. Тело, вздрагивающее под Вейдером, ей не принадлежало. Ни до операции, ни тем более, после. Кожа слишком смуглая, волосы слишком черны и вьются…

Падме Амидала Наберри! Покойная жена Милорда, которую он неоднократно показывал ей в воспоминаниях. Сенатор с ее лицом… Что это? Неконтролируемое сновидение или же вполне осознанная фантазия Темного Лорда? И почему именно с ее лицом?

«Потому что на нем нет шрамов, в отличие от твоего тела. Вейдер заменил твои искалеченные мощи на вполне приемлемый вариант».

Ее так резко вырвало из сна, что Эни едва не свалилась на пол. Подкатившая к горлу тошнота вынудила ее вскочить с постели и бежать в освежитель. Едва слышные стоны Вейдера еще более усугубили ситуацию. Помощницу колотила дрожь, но через несколько мучительных минут она сумела кое-как взять себя в руки.

- Эни…

Резко дернувшись, она ударилась о приоткрытый шкафчик, взвыв от боли. Так некстати проснувшийся главком напугал и так едва не теряющую сознание женщину.

- Ты бледна, как полотно. Опять кошмар?

Пристально всматриваясь в глаза помощницы, ситх шумно вздохнул. Ему впервые за двадцать лет приснился настолько насыщенный и живой сон, что он до сих пор не мог отойти. Сексуальные фантазии с Эни иногда занимали его разум, но она никогда не приходила в сны. До сегодняшней ночи…

А сейчас, стоя перед ним с закушенной губой и растрепанными волосами, она стала еще более желанной. Настолько, что всегда сдержанный Вейдер уже не мог себя контролировать. И сделал шаг навстречу, отрезая помощнице путь к отступлению.

- Эни… - она продолжала молчать, лишь рваным дыханием выдавая свое волнение. Или ответное желание быть ближе…

Ситх осторожно притянул ее к себе, поглаживая спину через тончайшую ткань ночной рубашки, одновременно ощущая, как Эни несмело обнимает его в ответ. Но в этом жесте не было эротики, скорее облегчение.

- Милорд…

- Нет, назови меня по имени.

В почти черных от приглушенного света глазах промелькнуло удивление, но помощница таки произнесла «Вейдер…», чтобы в следующее мгновение сдавленно охнуть от прикосновения горячих губ.

***

- Нет… я не позволю, - яркое воспоминание обнаженной Падме вызвало в душе целую бурю различных эмоций. Эни рванулась прочь, пытаясь высвободиться из стального захвата. - Нет, пожалуйста...

- Почему? – в глазах ситха полыхала страсть, но помощница намеревалась выстоять этот бой. Не только с Вейдером, но и со второй половиной своей души, отчаянно жаждущей его объятий.

- Это неправильно… Вы… мы…

- Эни, хватит мычать! Скажи, может быть, я неправильно истолковал твои действия? Ты же ответила на поцелуй.

- Ответила… но не хотела этого.

- Не хотела, - взгляд ситха стал жестким.

- Я растерялась. Не ожидала, что вы...

- Не притворяйся!

- Не кричите на меня! Так нельзя, - Эни понимала, что ему будет больно, но остановиться уже не могла. Словно некая чужая сущность завладела ею. - Я замужем... и не смотря ни на что все ещё люблю мужа. Более того, я его уважаю. Я подумать не могла, что вы...

- Я тебе противен?

Он оборвал ее на полуслове, задав вопрос, которого Эни боялась больше всего.

"Это твой единственный шанс, Эни Пиетт..."

- Да.

Горькие слезы катились по щекам, но она молча прошла мимо Вейдера, не удостоив его даже мимолетным взглядом. И только в спидере, на пустынной ночной парковке, наконец прошептала «Плэгас...», ставя жирную точку в так и начавшихся отношениях. Если бы она не видела этот сон… если бы Вейдер сделал исключение для Сори… возможно все сложилось бы иначе. Но на чаше весов - ее сын, разве могла она поступить по-другому?
  Форум: По миру Звездных войн · Просмотр сообщения: #348586 · Ответов: 21 · Просмотров: 5180

Энья Ваар
Отправлено: 3 Декабрь 2015, 09:43



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 26
Регистрация: 18 Ноябрь 2015
Из: Украина, Винница
Пользователь №: 9672


Глава 17

Временами хотелось лезть на стенку, но не от постоянно ноющих шрамов, и даже не от потери единственного ребенка, а от назойливого внимания и сочувствия каждого встречающегося ей существа.

«Как же достали все со своей жалостью. Разве не видно, что мне это не нужно? Только хуже делают…»

Вернувшись к работе, Эни столкнулась с абсолютно новым к себе отношением. Как к больному человеку или умственно отсталому ребенку, которого нельзя нагружать лишней работой и травмировать лишним словом. Такой подход откровенно бесил, но высказать свою позицию Эни не решалась. Боялась, что сочтут неадекватной, ведь Вайхол уже давно косился на нее с подозрением.

С мужем дела обстояли ничуть не лучше. Эни отдавала себе отчет в том, что именно она стала причиной похолодания между ними. Но по-другому поступить не могла. Не смогла, возвратившись домой, лечь с ним в одну постель, не позволила дотронуться.

Пиетт молчал. Уж лучше бы орал как раньше, ведь его молчаливое участие в стиле «Милая, я все понимаю», просто сводило с ума. Как и неопределенность их совместного будущего.

Но больше всех ее почему-то сердил Вейдер. Если раньше Эни могла придти к нему за советом, а то и просто поговорить, то теперь он ясно дал понять, что ночные посещения больше для нее недоступны.

Внешне поведение Милорда не изменилось, он был все так же вежлив с ней, спрашивал о самочувствии, но Эни ощущала в его словах неприятный холодок, какую-то неловкость в общении. Поэтому постаралась свести контакты с главкомом к минимуму, общаясь по комлинку или передавая необходимые документы через Слай Мур.

Какая-то часть ее натуры говорила, что в своем одиночестве Эни виновата сама, сознательно отгородившись от желающих помочь, но… Если бы они перестали жалеть…

Всю сознательную жизнь жалость преследовала ее, напоминая о себе взглядами одноклассников, учителей, друзей, родителей; тихими шепотками за спиной «Она же инвалид…». И начиная с нового листа в этой галактике, молодая женщина надеялась, что отношение к ней поменяется. Отчасти так и случилось. А теперь всё вернулось на круги своя, увеличившись втрое.

Родители Фирмуса, прилетевшие через две недели после выписки, только подлили масла в огонь ее уязвимости грустными вздохами. Слова свекрови о невозможности иметь детей, и ее более чем красноречивый взгляд в сторону сына, стали последней каплей.

На следующее утро Эни молча ушла, оставив на столе записку, в которой поставила мужа перед фактом. Она хотела пожить отдельно, вне Дворца, среди чужих существ, не знающих в лицо помощницы Президента и ее трагедии.

Муж объявился лишь через несколько дней. А может просто не хотел приходить раньше, ведь Эни оставила свой новый адрес в Администрации.

Она как раз собиралась на работу, когда раздался звонок в дверь. На пороге, как и ожидалось, стоял Фирмус.

- Привет, - его голос показался Эни безнадежным. И сделав неутешительный для себя вывод, что муж пришел только лишь отметиться, она неохотно посторонилась, пропуская адмирала внутрь.

- И тебе утро доброе, - не ответить на приветствие было бы дурным тоном. – Чай, кафф?

- Нам нужно поговорить! – выпалил мужчина, заставив Эни застыть на месте. – Серьезно поговорить.

- Слушаю, - с некоторых пор она начала подмечать за собой лаконичность, почему-то сильно раздражающую окружающих. И невольно улыбнулась, видя, как дернулся муж.

- Почему ты уехала?

Тяжело опустившись на стул, попутно оценивая Фирмуса пристальным взглядом, Эни все же решила ответить:

- У меня было несколько причин, первой из которых можно назвать твоих родителей…

- Родителей? – адмирал прервал ее, не дав даже толком объяснить. – Они, к твоему сведению, приехали поддержать нас.

Эни молчала. Нормального разговора у них все равно не получится, но и ссорится с Фирмусом как-то не хотелось.

- Может тебе стоит сходить к психологу?

Вилка, которой Эни уныло ковыряла салат, с силой стукнулась о фарфоровую тарелку, выдавая ее истинное состояние. Мгновенно вспыхнувшая злость не дала возможности сдержаться.

- Я все ждала, когда ты это предложишь. Как удобно было бы свалить мое состояние на временное помешательство, не так ли? Молчи! – видя, что муж собирается возразить, она стукнула кулаком по столешнице так, что несчастная вилка таки скатилась на пол. – Вы все, с тех пор, как я пришла в себя, только ходите вокруг меня кругами, прячете глаза, шепчитесь и жалеете, жалеете, жалеете! Но мне не нужна ваша жалость! Мне нужна поддержка! А я ее не получила. Ни от кого, понимаешь? Поэтому я уехала. Здесь люди общаются со мной нормально. И я хочу жить дальше, хоть мне и безумно больно это осознавать. Но я не умерла, значит нужно как-то справляться. А вы со своей жалостью… Душите меня просто…

- А как же наш сын? Ты предпочитаешь забыть о нем? Как будто и не было?

Эни отвела глаза. Найти слова для объяснений оказалось труднее, чем она думала.

- Значит, я прав.

- Фирмус, послушай. Я не могу всю жизнь вариться в этом. Слишком тяжело. Если ты не принимаешь этого, чтож…

- Я понял, что наша семья для тебя всегда была на последнем месте.

Только лишь когда за Фирмусом закрылись двери, Эни осознала, что к слову «семья» ей придется приставлять «была». И винить в этом некого. Она пришла к тому, с чего начинала.

***

Корускант стремительно преображался. Он больше не походил на стальные джунгли, где на нижних уровнях невозможно было даже дышать. Столица приобретала новые, более плавные черты.

Уравнение в правах дало возможность алиенам массово устраиваться на работу, вербоваться в армию, тем самым иметь легальный заработок, который они активно оставляли в сфере обслуживания, способствуя увеличению товарооборота и общему улучшению экономики.

«Зеленый город» - совместный проект Администрации Президента и экологического факультета Корускантского Сельскохозяйственного Университета, в котором Эни принимала активное участие, неожиданно стал пользоваться успехом и на других перенаселенных планетах.

Простой и функциональный посыл к гражданам, вкупе с грамотной рекламной кампанией, давал свои плоды. Уже через два месяца после выписки, сидя на подоконнике съемной квартиры, Эни смотрела на обвитые зеленью дома, теперь больше похожие на сказочные, чем на настоящие.

Противники «Зеленого города» поначалу активно жаловались в Голонете, что обилие генетически модифицированных растений на стенах и балконах, высосет из атмосферы весь кислород, на воспроизводство которого столица тратит десятки миллиардов кредитов в год. Но критики заткнулись, как только ученые обнародовали первые замеры изменений состава воздуха на разных уровнях. Он стал намного чище. А высвободившиеся средства перебросили на улучшение климат-контроля самых нижних уровней города.

Но помощница не чувствовала себя счастливой. Ее грызла тоска. Эни остро тосковала по возможности отдавать кому-то заботу и любовь, чувствовать себя нужной, не одинокой.

Манипуляции Вайхола на флагмане лишили ее возможности снова иметь детей. Даже генетического материала не сохранилось, чтобы воспользоваться возможностями современной медицины.

О приемном ребенке она думала, но вслух свои мысли пока не озвучила никому. Навряд ли Фирмус, до сих пор относящийся к ней с прохладцой и сделавший из детской Сорела святилище, захочет воспитывать чужого ребенка, каким бы хорошим тот ни был…

- Наконец-то ты включила мозги, девочка.

Скрипучий голос над ухом заставил Эни подпрыгнуть на широком подоконнике. Не удержавшись на скользкой поверхности, она свалилась на пол, больно забив колени. От страха сердце заколотилось где-то в горле, усиливая внезапно подкатившую тошноту.

- Какого ситха? – кое-как встав на ноги, потирая ушибленные места, Эни обернулась, чтобы найти комлинк. Все же слуховые галлюцинации это не шутки. Но увиденное полностью вышибло из головы все дельные и не только мысли - напротив возвышалась долговязая, призрачная фигура мууна. – Вы…

Обрывочные сведения, полученные когда-то от Лорда Вейдера, позволили мгновенно оценить ситуацию. Призрак не причинит ей вреда. Не должен, по крайней мере.

- Дарт Плэгас, - муун театрально поклонился.

Эни же, все еще дрожа, вновь усевшись на нагретое место, совсем невоспитанно вытаращила на незваного гостя глаза. Вот это поворот!

- Ничего себе… Милорд упоминал ваше имя. Если не ошибаюсь, вы были учителем Дарта Сидиуса.

- Совершенно верно. А ты не из пугливых, как я посмотрю. Не кричишь, не бегаешь… - призрак переместился поближе, «усаживаясь» напротив.

- Такая как есть.

- А истинная причина?

- Сила, - просто ответила Эни. Она еще могла врать Вейдеру, но оправдываться перед привидением, которое могут видеть только одаренные, бессмысленно.

- Как интересно, не правда ли? Эксперимент удался, но ты почему-то скрываешь это, - удивление в голосе мууна было неискренним. Если он читал ее мысли, то наверняка знал о причине. Видимо таким образом ему хотелось поддержать формальную беседу.

- Удался? Я так не думаю. Единственное, что я приобрела после переливания крови, это способность ощущать отголоски чужих эмоций, но… - чуть помолчав, Эни продолжила: - Мне она только мешает. Знать, что люди скрывают за словами - неприятно.

- Поэтому ты избавилась от мужа? – задавать неудобные вопросы ситх умел как никто иной. Но он хотя бы не принялся ее жалеть.

- Фирмус зациклился на смерти Сорела. А я так не могу. Он осуждает меня за недостаточную скорбь, но… Только я одна знаю, кто приходит ко мне в снах.

- Твой сын?

Эни кивнула. Выворачивать душу перед мууном не хотелось, все получалось само собой.

- А как же Вейдер? Ты больше не ходишь к нему за утешением.

Последняя реплика Плэгаса была не вопросительной, наведя Эни на мысль, что муун уже давно наблюдает за ней, раз ему известны такие подробности.

- Ты права. Я присматриваюсь к тебе со дня убийства Сидиуса. Сила ответила на твою просьбу защитить Вейдера, полностью перекроив картину будущего. Оно стало непредсказуемым. А ты стала интересной для меня, но не была одаренной, что очень огорчало. Эксперимент Вейдера с мидихлорианами оказался даже удачнее, чем я предполагал. Он не только вырвал тебя из лап смерти, а и отдал частицу своей Силы.

- Что это значит? – слова Плэгаса чем-то зацепили ее, но Эни еще не до конца понимала, что именно он хотел сказать.

Муун смотрел на огни Корусканта, казалось, совсем ее не слушая, но помощница ошибалась. Он обдумывал каждое слово, подводя разговор к главной теме.

- Ты – часть Вейдера. Его резонатор. Поэтому он не видит изменений, поэтому ты можешь слышать отголоски его чувств.

- Анализ показал, что в моей крови нет мидихлориан.

- Для меня это тоже своеобразная загадка. Возможно, Сила предпочла скрыть этот факт, или же секрет владения ею совсем не в мидихлорианах, а в чем-то другом.

Выводы призрака не на шутку встревожили Эни. Если она действительно может без помех ощущать эмоции Милорда, то ей грозит опасность. И не только от врагов, но и от самого главкома. Как он воспримет новость о том, что кто-то так нагло вторгся в его личное пространство?

- Не волнуйся. Вейдер – единственный в этой Галактике хорошо обученный одаренный, но он не может уловить собственные мысли в чужой голове. А недоджедай Скайуокер не дорос еще до таких высот. Никто тебя не раскроет, только если ты сама не подставишься. Или кто-то тебя не сдаст.

Под «кем-то» Плэгас явно имел ввиду себя. И судя по его напряженному взгляду, ждал, что же она скажет. Задаст ли наводящий вопрос вслух, или предпочтет промолчать.

- Что вам нужно? – вся эта возня с театральными эффектами затевалась мууном не просто так. За время работы ей довелось повидать многих существ, которые торговались по подобному сценарию. Поэтому помощница решила не тянуть, а сразу обозначить проблему и, если будет возможно, подобрать сценарий для ее решения.

- Твоя прямолинейность убивает всю прелесть нашей милой беседы. Но если ты так нетерпелива, то слушай. Я хочу тебе помочь, - Эни рассмеялась. Неужели ситх предлагает ей помощь? – Ты мучаешься от потери сына, не находя альтернативного выхода. Он все же есть. Незаконный, но единственный приемлемый для тебя. Ты должна, - муун наклонился к ней почти вплотную, - клонировать своего ребенка.

Эни показалось, что время в комнате остановилось, а воздух стал вязким. Искра невменяемой, совершенно идиотской надежды разрезала ее душу пополам, заставив молча хватать ртом кислород. Прояснилось в голове только через несколько минут.

- Частное клонирование запрещено законом ГС. Я слышала, что Камино выполняет подпольные заказы, но у меня нет таких денег… Даже при всем желании я не смогу это сделать, - сцепив руки в замок, Эни попыталась рассуждать здраво.

- У меня есть. При жизни я был неплохим банкиром, и некоторые счета до сих пор находятся в целости и сохранности. Тебе нужно будет только ввести код доступа.

Бесплатный сыр бывает только в мышеловке, помощница знала это еще с земной жизни. А за такую сумму Плэгас наверняка захочет что-то из ряда вон выходящее.

- Ты права. Мне нужно новое тело, которое ты найдешь на Камино. Немного за возможность снова увидеть сына?

- Я… не могу. Если Милорд или Фирмус узнают об этом, меня засадят в психушку или отдадут под суд.

- Это твой единственный шанс, Эни Пиетт. Если ты все же захочешь им воспользоваться, просто позови меня…

С этими словами призрак исчез, оставив ее в совершенно растерянных чувствах. Идея с клонированием была превосходной, здесь это не считалось чем-то нарушающим права человека, но было одно но. Единственная легальная лаборатория на Камино работала теперь только на Кабинет Министров, а закон сделал частные заявки невозможными.

«Но, может быть, стоит осторожно расспросить Милорда? Может, мне сделают исключение? Это ведь ничтожно мало в масштабах каминоанской лаборатории… А если нет…»

Эни боялась даже думать, что будет, если Вейдер откажет ей. Но твердо поняла одно: старому призраку, вопреки здравому смыслу, удалось посеять в ее душе зерно надежды.
  Форум: По миру Звездных войн · Просмотр сообщения: #348585 · Ответов: 21 · Просмотров: 5180

Энья Ваар
Отправлено: 3 Декабрь 2015, 09:42



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 26
Регистрация: 18 Ноябрь 2015
Из: Украина, Винница
Пользователь №: 9672


Глава 16

Самой большой проблемой для Вейдера был флот Гарм Бел Иблиса. Тяжелые крейсера типа «Дредноутов» представляли угрозу даже для флагмана, не говоря уже о «Императорах». А маневренные мон-каламарские корабли хоть и проигрывали за счет слабой брони, но с лихвой окупались талантливейшим командиром – адмиралом Акбаром.

- Адмирал, ваша задача координировать действия всех десяти судов. Ни в коем случае не давайте кораблям противника разбить наш строй.

- Слушаюсь. Милорд, а вы? – Пиетт мог бы не спрашивать. По приказам главкома он понял, что тот на мостике не останется.

- Я поведу в бой эскадрилью на своем истребителе.

- Но, Милорд… - адмирал попытался возразить, ведь в случае гибели Вейдера, Галактическому Союзу может наступить конец.

- Так у нас больше шансов выиграть этот бой. Если я останусь здесь, лихачи, коих у ребелов предостаточно, даже ценой своих ничтожных жизней, сделают все, чтобы мы проиграли, - ситх не привык объяснять свои шаги, но сейчас немного другая ситуация. Ему нужен уверенный в себе подчиненный. - У вас карт-бланш, адмирал. Делайте все, что посчитаете нужным.

Еще раз обведя взглядом мостик, Вейдер направился в ангар. Там его уже ждал подготовленный TIE Fighter, из которого он намеревался выжать всё возможное и невозможное.

«Если ребельская тактика рискованных приемов так успешно срабатывает, почему бы мне не применить ее. Сыграем по их правилам».

Собранность, сосредоточенность окруживших его пилотов помогла Вейдеру воспрянуть духом, зарядится эмоциями окружающих. Существа вокруг него были настроены на победу, вопреки здравому смыслу и знаниям военной тактики. Может таким образом они просто отгораживались от мыслей о смерти, от понимания того, что большинству из них больше не суждено вернутся на флагман.

«Нет эмоций, только покой… нет неведения, только знание… нет страсти… только спокойствие…»

Почему-то так некстати в голове всплыли первые строчки Кодекса Джедаев. Усаживаясь на место пилота, Вейдер подумал, что ранее он проигрывал только из-за своей холодности, отстраненности. Он дрался с повстанцами без души, даже будучи ситхом, неосознанно соблюдая какую-то часть старых учений. Но теперь, когда он находится посередине между темной и светлой стороной, ему доступен азарт сражения наравне с другими, а не только гнев, порой застилающий глаза и разум, мешая мыслить логически.

Вейдер плавно поднял истребитель в воздух, вслед за ним взлетели ведомые. В наушниках то и дело переговаривались пилоты, но ситху не было дела до посторонних разговоров. Оценив количество истребителей Союза, он подумал, что их все же немного меньше, чем ребельских крестокрылов и прочей шушеры, которая пока не рисковала отлетать далеко от больших кораблей, ожидая, когда начнется массированный обстрел.

- Адмирал, начинайте. Мне нужно, чтобы вы ослабили мон-каламарские крейсеры.

- Слушаюсь, Милорд.

«Экзекьютор», никогда ранее не показывающий всю свою мощь, вероятно, удивил противника, одновременно выпустив почти полторы тысячи турболазерных зарядов. Одновременно первые выстрелы произвели и тяжелые дредноуты.

Развернув TIE Fighter к ближнему МС-40а, Вейдер рассчитал, что к тому времени, как им удастся пробиться сквозь кольцо вражеских истребителей, Пиетт ослабит щиты настолько, чтобы можно было стрелять по мостику. Выведение командного пункта из строя означало выбывание крейсера из поля сражения.

Активно участвуя в бое, Вейдер не забывал о главной своей цели. Где-то здесь, в гуще ракетных выстрелов, груды покореженного металла и спасательных капсул были ребельские генералы Соло и Антилесс, которых следовало уничтожить в первую очередь.

Уворачиваясь от очередного назойливого парнишки, Вейдер почувствовал в Силе то же самое, что и перед кончиной первой Звезды Смерти, когда два идиота-повстанца пытались прикрыть Люка в коридоре. Одного он убил, а вот второй… Ведж Антилесс.

Ребельский крестокрыл, на хвост которому сел его TIE Fighter, отчаянно маневрировал, но против Силы не могли устоять даже его ведомые, пытающиеся стрелять по союзному истребителю. Вейдер с легкостью отводил ракеты, а они наконец поняв, кто скрывается в кресле пилота, кинулись наутек. Но Антилессу не хватило доли секунды на поворот. Лорд Ситхов одним точным выстрелом оборвал его жизнь.

А потом почувствовал еще что-то…

- Адмирал?

- Милорд, «Мстителю» удалось подбить «Тысячелетнего Сокола», - в голосе Пиетта слышалась зависть и злость. Собственноручно расправиться с генералом Соло ему не удалось. – Они притянули его лучом, но, думаю, экипаж мертв.

- До связи.

Перед глазами всплыло лицо Леи, но сейчас не время думать о дочери, особенно когда к одному из его ведомых прицепилась какая-то консервная банка.

***

Пауза затягивалась, и Лея не до конца понимала, почему сразу после окончания боя Вейдер в срочном порядке вызвал ее к себе, но не осмеливалась нарушать неуютное молчание. От ситха веяло злостью, опасностью, не до конца растраченным адреналином и сенатор попросту боялась задеть и без того взбешенного отца. Впрочем, он первым нарушил тишину.

- Лея, твой муж… погиб, - Вейдер хотел сказать это как можно мягче, но получилось так, как будто он рад тому, что случилось.

- Как это произошло? – в президентском кабинете его дочь чувствовала себя неуютно, но, к величайшему удивлению медленно успокаивающегося ситха, она предвидела подобный исход.

- Выстрел ионной пушки. Останки «Сокола» я приказал доставить на планету.

Лея кивнула, сжав губы в тонкую линию, но помедлив, всё же ответила, неосознанно вытерев вспотевшие ладони о ткань белоснежного платья.

- Я почувствовала это… Когда Хан… когда его не стало. Но… - она не договорила, а Вейдер спешно отвернулся к окну, чтобы Лея не заметила легкого шока на его лице.

Чувства дочери говорили ему больше, чем слова и на мгновение главком ужаснулся Лее, еще недавно горячо любившей своего мужа, но теперь скрывающей мрачное облегчение от его смерти.

И не только потому, что фактически на его руках кровь невинного ребенка. Соло уже давно мешал Органе как политику, портя ее репутацию в Сенате порочащими связями с Альянсом.

«Она вылитая мать… Падме почти так же предала меня ради эфемерных политических идеалов, пожертвовав доверием, уважением, не говоря уже о любви».

- Твоей изворотливости и двуличности мог бы позавидовать даже Палпатин, - хмыкнул он, получая некое извращенное удовольствие от мгновенно вспыхнувшего лица дочери.

- Как ты смеешь! Я любила Хана! Но он оказался не тем… - на последней фразе принцесса стушевалась, не желая вслух подтверждать догадки ситха.

- Неудобным?

- Да, - он выдавил из нее признание слишком легко, но не смог не сделать этого. В мозгу так некстати всплыл их старый разговор. Тогда Вейдеру не удалось унизить пленного сенатора, как он не старался, но теперь… взял реванш у собственной дочери?

- Твоя мать, Падме Амидала, стыдилась меня так же, как ты своего мужа. Почти так же…

Лея с силой сжала подлокотники кресла. Светлый образ матери помогал ей в самые сложные моменты, но отец грозил растоптать этот ореол, если она будет молчать. А обрывочных сведений, полученных от Люка, катастрофически не хватало для построения грамотной защиты.

- Я могу показать. Если ты желаешь.

Хотела ли она? Безусловно. Но боялась, ведь знать правду, это значит признать, что мать – не ангел, а такой же человек, возможно во многом ошибающийся, делающий неправильные выводы.

Вейдер не стал ждать ответа. Он стремительно преодолел то небольшое расстояние, что отделяло его от Леи и, приподняв ее подбородок, заставил заглянуть в глаза.

Лишь слабый стон дочери заставил ситха разорвать контакт. Но теперь она знает всё. И сможет разобраться в своих чувствах, принимая правду такой, как она есть.

– Милорд… я не желаю больше продолжать этот разговор. Прошу меня извинить, - раздавленная, опустошенная увиденным, принцесса даже не пыталась протестовать, решив отступить. И пусть Вейдер думает, что хочет…

Вылетев из отцовского кабинета, Лея добежала к лифтам, и, едва дождавшись пока закроются тяжелые створки, плюхнулась на холодный пол, не заботясь ни о платье, ни о том, что подумают о ней дежурные техники.

Принцессу душила обида, и она позволила себе выплакаться в месте, где ее никто не увидит и, тем более, не будет расспрашивать что же произошло.

Размазывая злые слезы, Лея ненавидела ситха за его чувствительность к Силе, за бесстрастную логическую способность к анализу, за излишнюю бесцеремонность в общении. Но разве мог он, даже со всеми своими ситхскими замашками, понять всё то, что на самом деле творилось в ее душе?

Лея и сама до конца не понимала, впервые ощутив отвращение к себе самой, сидя в отцовском кабинете. Неужели человек способен испытывать столько эмоций одновременно?

Чувство потери, ведь она действительно любила Хана, независимо от того, кем он был. И чувство облегчения, от которого захотелось завыть в этом проклятом лифте.

Как будто две совершенно разные Леи соединились в одну, став чистым противоречием. Разум и сердце. Политик и женщина. Но Вейдер не прав, сравнивая ее с матерью, ведь принцесса выбрала семью по крови, тогда как Амидала сознательно лишила детей матери. Не захотела жить, зная, что муж перешел на Темную Сторону Силы. Засомневалась в способности вернуть его обратно, вырвать из лап Палпатина.

А что бы сделала сама Лея, если бы ей не посчастливилось оказаться на месте матери? Боролась, или приняла поражение? Принцесса лишь покачала головой, вытирая со щек вновь полившиеся слезы. Слишком сложный вопрос…

Она даже не задумывалась, что делать с Ханом, пока отец не поставил дочь перед фактом. Да и потом… если бы муж выжил в сражении, связь между ними была бы потеряна, ведь Соло вряд ли смог бы переступить через свою личную ненависть к Вейдеру. И едва ли заверения Леи о целесообразности нового государства переубедили бы его.

Но теперь Хан мертв, и ей незачем больше искать выход. Как и думать над непростым решением матери. Правильно истолковать его смогла бы только сама Амидала, а никак не Лея, даже в кошмарном сне не представляющая всю глубину материнской трагедии.

Хотя за Наберри некому было решать, а за нее, возможно сам того не желая, решил Вейдер. И, как не тяжело это признать, сделал так не впервые, ненавязчиво помогая выбраться с собственноручно вырытых Леей ям. Наверное, именно так должны вести себя родители – ненавязчиво. Но так, чтобы их строптивые дети со временем поняли и, главное, осознали свои ошибки.

***

В медцентр Вейдер смог попасть только через двое суток после сражения. Из-за многочисленных проблем и наполовину разгромленного флота не было никакой возможности раньше поговорить с Эни, которая, вопреки безнадежным прогнозам, все же пришла в себя.

Адмирал Пиетт, тот и вовсе избегал посещать жену. Ситх ощущал, что Фирмус просто боится приблизиться к ней теперь, когда Эни в сознании. Ему казалось, что жена станет упрекать его за смерть сына, недостаточную охрану челнока и за то, что ее так долго искали. Но больше всего Пиетта страшил разговор о ее нынешнем состоянии.

И хоть Вайхол по комлинку заверял его, что супруга не проявляет признаков истерики, Пиетт почему-то не был готов разделить с Эни горе, предпочитая вариться в собственном соку.

Поэтому ситх решил пока проведать помощницу один, а уже после, в зависимости от ситуации, решать – приказывать адмиралу повидаться с женой или нет. И хоть Вейдер считал себя плохим утешителем, ему стоило встретиться с Хелл до выписки, чтобы понять чувствует ли она Силу, или мидихлорианы, как показал последний отчет, выполнив целительскую функцию, действительно погибли.

Когда он вошел в палату, Эни лежала неподвижно, глаза ее были закрыты. Но она не спала, так как на кардиомониторе мгновенно отобразилось участившееся дыхание пациентки.

- Эни, - в медленно открывшихся зеленых глазах отражалось безразличие, и Вейдер мысленно выругался. Он понятия не имел что нужно говорить в подобных ситуациях. – Как ты?

Прежде чем ответить, помощница помассировала левый висок, на несколько секунд вытащив из-под одеяла правую руку, которая показалась главкому белее больничной постели.

- Приемлемо.

Всего одно слово, произнесенное хриплым и непривычно тихим голосом. Как будто из него убрали все звонкие нотки, что так нравились ему раньше. «Безжизненный», - единственное сравнение, которое пришло на ум Вейдеру и он непроизвольно разозлился.

- Это не ответ!

- А «Как ты?» - не вопрос, - взглянув на него уже осуждающе, Эни натянула одеяло до подбородка, явно намереваясь закончить неприятный для себя разговор. Но ситх ошибся в своем предположении. – Это скорее насмешка. Вы прекрасно знаете, как я себя чувствую.

- Не знаю. Твои мысли и ощущения скрыты от меня.

- Ясно. Может это и к лучшему. Зачем кому-то чужая боль? – закашлявшись, она потянулась к прикроватному столику за водой, но ситх опередил ее, забрав стакан и, осторожно приподняв голову Эни с подушки, поднес воду к потрескавшимся губам.

Она не протестовала. Но отпив немного, так и не объяснила до конца, почему ему не следует знать, что творится в ее голове.

- Ты чувствуешь Силу?

- Так вот почему вы пришли… узнать, удался ли эксперимент? – во внезапно окрепшем голосе помощницы проскользнула злость.

«Хорошо хоть не апатия, - подумалось Вейдеру. – Возможно, если ее немного растрясти, Эни быстрее оправиться от потери».

- Ладно. Если вы хотите, то можете посмотреть. Но вряд ли там будет что-то интересное.

- Много провалов в памяти, - через несколько минут кивнул ситх, - и я не чувствую в тебе Силу. Значит, мидихлорианы действительно погибли.

- Доктор Вайхол рассказал мне о том, где и как вы нашли меня. И о том, что Альянс напал на Корускант тоже.

Ее интересовал исход боя. И Вейдер сказал то, что, как он надеялся, она хотела услышать.

- Хан Соло мертв. Антилесс тоже. Адмирала Акбара взяли в плен, как и многих других повстанцев. Наши потери также достаточно велики.

Эни прикрыла глаза, но губы, искривившиеся в едва заметной полуулыбке, выдали ее истинное состояние. А Вейдер испытал чувство дежавю. Еще несколько дней назад что-то подобное исходило от его дочери.

- А Мон Мотма и Айсард?

- Им удалось сбежать буквально за мгновение до того, как мы наконец смогли использовать заградители.

- Знаете, Милорд, - помощница неуклюже повернулась на бок, давая возможность Вейдеру присесть на край кровати, - честно говоря, мне плевать на Соло и его компанию. Меня больше интересуют именно эти две женщины. Именно они, и никто более, - она сглотнула, - виновны в смерти моего сына. И еще, пожалуй, их информатор, который не удосужился проверить, вернулась ли я на работу, или же лечу всего лишь по личным делам.

Главком отвел взгляд. Оказывается, он уже давно позабыл, что такое стыд. Если бы Эни знала, что Лея стала причиной гибели Сорела, то наверняка требовала бы суда или, хуже того, начала бы мстить самостоятельно. Но его дочь не желала зла ребенку… По крайней мере Вейдеру хотелось в это верить.

- Ты знаешь, я ведь когда-то тоже пережил потерю близких людей. И это стало наружным камнем моего дальнейшего существования. Но… Эни, я не хочу, чтобы ты зациклилась на мести. Разведка найдет их.

- Но ваши дети остались живы, не так ли? А я уже никогда не смогу стать матерью! Это не считая того, во что превратилось мое тело.

- Врачи сделали все, что могли…

- Все, что могли? – она рывком откинула одеяло. – Смотрите! Разве это не вызывает отвращения?

Вейдеру не хотелось видеть ее такой. С уродливым протезом, с кусками синтетической кожи на тех участках, которые невозможно было спасти. И он понял, что Эни имела ввиду под отвращениям. Вряд ли ее муж выдержит еще и это… Он сам едва сдержался чтобы не зажмурится.

- Мне нужно идти. Как только станешь на ноги, возвращайся в офис, - это было больше похоже на бегство, но начни он ее жалеть открыто, стало бы еще хуже.

Эни не ответила. Только быстро прикрыла израненные ноги, отворачиваясь от него всем телом, тем самым давая понять, что разговор окончен.

«Адмирал Пиетт, жду вас в медцентре через десять минут», - набрав номер нерадивого мужа, прошипел Вейдер, едва выйдя из палаты. Пиетт – ее муж и единственный человек, который по настоящему может разделить с ней горе. Хватит уже прятаться.

- Милорд, - адмирал прибыл как раз до того, как главком начал злится уже всерьез.

- Вы опоздали на две минуты. Садитесь, - в приемном покое было пусто, поэтому Вейдер предпочел провести разговор на месте. – Почему вы до сих пор не навестили жену?

- Я… - но взмах руки главкома пресек невнятное бормотание подчиненного.

- Идите к ней.

Пиетт лишь кивнул и, неловко поднявшись со стула, побрел в сторону палат. Вейдер же только вздохнул, всматриваясь в его непривычно тяжелую поступь.

«Надеюсь, что он сможет подобрать правильные слова… А если нет, то этот брак можно считать законченным».

***


- Я ждала тебя раньше… - Эни все не могла понять, почему Фирмус так долго оттягивал свой визит, но, спустя некоторое время, осознала – она стала приносить неудобство, а от таких людей всегда предпочитают держаться подальше.

- Прости. Ты же в курсе… битва за столицу, точнее, ее последствия, отняли у меня время.

Действительно, почему не прикрыться сражением? А если бы его не было? Какие оправдания тогда придумал бы адмирал союзного флота? Неужели нельзя сказать, что попросту боялся прийти, заговорить, посмотреть в глаза, не знал, как вести себя после всего случившегося? Ведь, по словам Вайхола, муж практически не отходил от ее постели, когда Эни была без сознания. Что же изменилось теперь?

Он так и остался стоять, хоть мог сеть на любой из стоящих рядом стульев, или на край кровати, как это сделал Вейдер. Но не смог или не захотел, тем самым неосознанно намекая, что беседа не будет долгой. Впрочем, другого Эни от мужа не ожидала.

- Я понимаю. Все нормально, - она попыталась улыбнуться, но это вряд ли спасало беседу от буквально витающей в воздухе неловкости.

- Сори… - Фирмусу не хватило смелости продолжить щепетильную тему и, он замолчал, в надежде, что супруга подхватит нить, но Эни среагировала совсем не так.

- Не нужно… пожалуйста. Если ты беспокоишься о моем психическом здоровье, то я в порядке. Честно. В относительном, но порядке. За те несколько недель, что я была в сознании там, я оплакала Сори… и приняла тот факт, что… у меня больше нет сына.

С каждым произнесенным ею словом лицо Фирмуса все больше напоминало восковую маску, но Эни не прекратила свой монолог. Да, это жестоко, но что поделать, если судьба распорядилась каждому из родителей оплакать своего ребенка отдельно.

Может она не права в своем нежелании окунаться в страшные воспоминания, чтобы разделить их с мужем, но так было проще. Похоронить, заблокировать те события, чтобы они казались страшным сном, а не реальностью, оказалось не так уж и сложно. А долгое обмусоливание наоборот грозило свети с ума.

- Это твое право.

Не сказав больше ни слова, Фирмус ушел. Эни его не остановила, хоть каждая частичка ее души кричала об этом. Что душа, если разум еще не готов?
  Форум: По миру Звездных войн · Просмотр сообщения: #348584 · Ответов: 21 · Просмотров: 5180

Энья Ваар
Отправлено: 3 Декабрь 2015, 09:41



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 26
Регистрация: 18 Ноябрь 2015
Из: Украина, Винница
Пользователь №: 9672


Глава 15

- Милорд, адмирал, - доктор поприветствовал вошедших кивком головы и жестом предложил присесть, любезно освободив стулья от различного медицинского хлама.

Вейдер бывал в кабинете своего личного «палача» всего четырежды за всю их совместную деятельность, и еще ни разу беседы не заканчивались положительно.

- Доктор Вайхол, что-то с Эни? – осунувшийся за последние недели, но все же сумевший кое-как оправиться после гибели ребенка, Пиетт до боли сжал кулаки в надежде обрести некое подобие душевного равновесия. Он находился на орбите, когда получил вызов в медцентр, но так и не нашел в себе силы расспросить дежурного дроида подробнее.

- Да, - адмирала затрясло, и Вейдеру пришлось успокоить его Силой. – Состояние госпожи Пиетт ухудшилось. Ее мозг умирает, и мы не можем остановить процесс. Пока это всего лишь сотые доли процента в сутки, но тенденция неумолима, - Вайхол показал на датападе график. Синяя кривая неуклонно ползла вниз.

- Ваш прогноз? – на главкоме висел Альянс, который мог ударить в любую минуту; Люк, все еще не оправившийся после отравления и если к списку добавится сумасшедший Пиетт…

Доктор порылся в датападе, сверяясь с документами.

- Не более двух недель, если скорость отмирания клеток не возрастет. Но клиническая картина такова, что некроз может увеличиться в разы. Поэтому одной только Силе известно, сколько еще она сможет протянуть.

«Одной только Силе. А что если?..»

- Адмирал, у меня есть идея, но… - Вейдер колебался, стоит ли озвучивать свое невероятное предположение.

- Говорите! – издерганный Пиетт был готов ухватиться за любое, даже самое невероятное предложение, только бы спасти жену.

- Видите ли, у Эни есть своеобразная чувствительность к Силе. Но она не одаренная. И если попробовать сделать ей переливание крови, в которой присутствуют мидихлорианы…

Вайхол вскочил с кресла.

- …то есть шанс, что она выйдет из комы! – стянув с себя белый халат, мужчина остался в простой серой рубашке, глаза его загорелись хищным блеском в предвкушении невероятного эксперимента. – Но кто будет?..

- Я, - Пиетт, не веря своим ушам, повернулся к начальнику, но Вейдер только слабо улыбнулся в ответ, - как универсальный донор.

На глазах адмирала заблестели слезы.

- Милорд… - мужчина хватал ртом воздух, не в силах справиться с эмоциями, - спасибо вам.

- Но, адмирал, это огромный риск, - Вайхол немного поостудил его радость. – Если организм вашей жены отторгнет кровь, она умрет.

***

Впервые за двадцать с лишним лет Дарт Вейдер лежал в медицинской палате не в качестве пациента. Но повода для радости не было, скорее наоборот. На соседней койке лежала та, ради которой он предложил эту невероятную идею, не имея даже малейшего представления, чем это все может закончиться.

Но отказываться поздно – тонкая игла подсоединена к вене и по прозрачной пластиковой трубке темная жидкость именуемая кровью медленно перетекает в чужое тело.

Присутствующие в помещении врачи, не отрываясь, смотрели на мониторы. Пока ничего. Но процедура только началась и, вполне возможно, что как только кровь донора разойдется по организму, последний хоть как-то отреагирует.

Ситх же ощущал, как Сила пробивается к Эни, с трудом, как будто взбираясь на высокую гору, но миллиметр за миллиметром наполняет женщину собой.

Вайхол вынул иглу.

- Всё, Милорд, больше нельзя.

Вейдер кивнул. Силовая связь прервалась, он не знал, как организм Эни реагирует на насыщенную мидихлорианами жидкость дальше, но…

Через секунду все датчики словно сошли с ума. Палату наполнил жуткий писк, обозначающий серьезный сбой в и так едва живом теле.

Еще мгновение назад неподвижная, Эни задергалась в судорогах, едва не разрывая ремни безопасности, которыми ее пристегнули к кровати.

- Что это значит? – у стоящего рядом Пиетта подогнулись колени.

- Фаза сопротивления, - вместо Вайхола ответил дроид.

- Но ей же больно! Сделайте что-нибудь!

Доктор открыл рот, чтобы ответить, но в палату буквально ворвался один из адьютантов Вейдера.

- Милорд, срочное сообщение! Флот Альнса вышел из гиперпространства в Кореллианском секторе.

***

Пиетт едва поспевал за Милордом, так быстро тот несся по коридорам Дворца к взлетно-посадочной площадке, на которой их уже ждал шаттл.

- Численность войск противника?

Бледный адъютант не успел открыть рот, как Вейдер Силой выхватил у него датапад, на ходу просматривая получение от разведки данные.

- Семь дредноутов. Значит флот Иблиса тоже с ними. И еще шестнадцать различных мон каламарских крейсеров, - главком на миг остановился, так что Пиетт едва не воткнулся носом в ситхскую броню. – Адмирал, сколько тяжелого вооружения мы можем выдвинуть сейчас?

- «Экзекьютор» и девять разрушителей типа «Император». Остальные корабли на плановом ремонте, едва ли они успеют…

Но Вейдер прервал Пиетта на полуслове.

- Не успеют! Ближе всего к столице флотилии Тигеллинуса и Тешика, но ребелы будут здесь быстрее, чем они. И все же, - он обратился к адъютанту, кинув тому датапад, - пошлите им приказ немедленно лететь к Корусканту! А вы, Пиетт… я думаю, вам лучше остаться здесь

Адмирал опешил. Неужели Вейдер считает, что его место на планете?

- Нет, - их взгляды встретились, но Пиетт устоял под напором льдистых синих глаз. – Я понимаю, к чему вы клоните, Милорд. Но я не могу остаться с Эни, когда на кону свобода и покой Галактики. И… я хочу отомстить.

Смерив мужчину оценивающим взглядом, ситх медленно кивнул, соглашаясь. Все же адмирал как никто другой имеет право принимать участие в этом сражении.

***

Только что закончилось очередное заседание комитета, созванное по просьбе Леи. Принцесса внесла несколько правок в уже составление сметы, что значительно удешевляло некоторые социально направленные проекты. Глава комитета дипломатично промолчал, а мог бы и спросить, почему цифры так отличаются от первоначальных показателей, но приказ Вейдера нарушать не хотелось. А ничего не подозревающая сенатор, была готова сквозь землю провалиться от стыда.

Выйдя из кабинета и украдкой вытирая пот со лба, Лея включила личный комлинк, на дисплее которого сразу же высветилось двадцать восемь сообщений от мужа. «Проснулся-таки!» - принцесса хмыкнула, но прочитать послания решилась, только зайдя в свои апартаменты.

«Милая, позвони мне немедленно!»

Практически каждое из них повторяло предыдущее, что всерьез встревожило принцессу. Что же произошло? Неужели Хан прозрел и хочет покинуть Мон и ее кодло? Лея набрала номер мужа и через минуту томительного ожидания тот ответил. Но совсем не так, как ожидала супруга.

«Лея, ситх тебя дери, где ты ходишь?»

«Хан, что за тон?..»

«Слушай меня, мало времени! Ты должна сейчас же сваливать с Корусканта. Наш флот уже на подходе к столице».

Сенатор упала на пол, ноги отказывались держать ее.

«Я не могу… Хан, я порвала отношения с Мон. Я пыталась тебе дозвониться и сообщить раньше, но ты был вне зоны. Прости…»

На другом конце воцарилась тишина, но через мгновение Соло все же отозвался.

«Почему?»

« Это я сказала Мон, что Пиетт собирается на Кореллию. Но я не знала, что она будет с ребенком. И из-за меня ее сын погиб…»

«Ну погиб, и что? Лея, как будто ты жалеешь вейдеровскую шлюху? Я тебя не узнаю. Эта работенка в Сенате… тебе не нужно было соглашаться».

Принцесса слушала и не верила собственным ушам. Это не ее муж. Ее Хан просто не может быть таким. Какая разница чей ребенок пострадал? Ведь от этого он не перестает им быть.

«Хан, я остаюсь».

Не дожидаясь ответа, она отключила комлинк. Как будто сердце отключила. Но она сенатор демократического государства и не может присоединиться к повстанцам, как не может предать свой народ и… своего отца.

«Милорд, - набирая сообщение Вейдеру, она все еще не могла заставить себя говорить с ним более непринужденно, - только что на связь вышел Хан Соло. Он требовал, чтобы я бежала из столицы. Но я остаюсь. И знаю о предстоящем бое, - пальцы на миг замерли. – Храни вас Сила».

***

Вейдер раздавал последние инструкции капитанам, когда запищал его комлинк. Сообщение было от Леи. Он колебался, читать ли, ведь дочь может быть в курсе перемещений Альянса и будет шантажировать его.

«…Храни вас Сила».

Он смежил веки, борясь с мышцами лица, которые грозили растянуться в бесконтрольную глупую улыбку. Судьба, отнимая одно, взамен неожиданно подарила другое, такое же дорогое. Его дочь осталась. Она переживает за него, хоть боится сказать слово «отец» вслух. Но его Лея на планете вместе с братом, пока в безопасности и Лорд Дарт Вейдер отдаст жизнь, только чтобы его дети были свободны. И, может быть, если ему посчастливиться выбраться с этой мясорубки, они станут настоящей семьей.

- Милорд, вражеский флот в зоне видимости, - адмирал Пиетт прервал размышления ситха, и на миг его мысль эхом отразилась в голове Вейдера.
«Началось…»
  Форум: По миру Звездных войн · Просмотр сообщения: #348583 · Ответов: 21 · Просмотров: 5180

Энья Ваар
Отправлено: 3 Декабрь 2015, 09:41



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 26
Регистрация: 18 Ноябрь 2015
Из: Украина, Винница
Пользователь №: 9672


Глава 14

Пиетта увезли всего несколько минут назад, а дроиды-уборщики уже успели привести предоперационное отделение в идеальное состояние. Адмиралу в какой-то мере даже повезло. Нервный срыв от известия о смерти Сорела уберег его от большего ужаса – увидеть жену.

Сквозь обзорное окно Вейдер видел, как хирурги осторожно разрезали на Эни одежду, отделяя черную ткань вместе с гнилыми лоскутами отмершей кожи. К горлу подкатила тошнота, но он не мог заставить себя отвернутся. Наоборот, ситх как будто упивался тем, что происходило за стеклом. Своеобразное дежавю, только вместо Сидиуса Дарт Вейдер, а вместо Энакина Скайуокера ни в чем не повинная молодая женщина.

Одним движением лазера его личный врач ампутировал Эни правую ногу почти по колено, а с левой работал меддроид. Главкому пришло в голову сравнение с ягодой фарр, которую, предже чем сьесть нужно было очистить от горьковатой кожуры. Так и 2-1В своими манипуляциями питался спасти сьеденную гангреной стопу, отрезая черные ошметки, но оставляя еще живые учаски в надежде на эффективность последующей бактотерапии.

Доктор Вайхол закончил с присоединением протеза и перешел к груди. А Вейдер наконец заставил себя отвернуться.

Существует ли порог низости у существ, доведших Эни до такого состояния? Разве не видела Айсард, что перед ней кормящая мать, испытывающая адскую боль от застоявшегося в груди молока, которое в итоге привело женщину к потери молочных желёз? Но у Исанн, как и у Мон Мотмы, нет детей.

В контейнер для отходов полетело еще что-то вязкое и кровавое, а Вейдер повернулся, почувсвовав легкую панику хиругров. Показатель кровяного давления мерцал красным, а доктор присоединил к руке Эни еще одну емкость с донорской кровью. Но в Силе явно читалась обреченность: никто из стоящих у стола существ не верил, что госпожа Пиетт выживет.

***

- Милорд, мы закончили, - потирая затекшую поясницу, Вайхол тяжело опустился на стул рядом с главкомом.
Вейдер кивнул. Он слишком измотал себя силовым воздействием на сердце Эни и одновременным контролем за Люком, чтобы разбрасываться еще и словами. Но все же спросил:

- Шансы?

- Пятьдесят на пятьдесят. Милорд, - врач посмотрел на него с сочувствием, - госпожа Пиетт все еще в коме. Мы не смогли стабилизовать ее настолько, чтобы организм мог работать без поддержки аппаратов. И еще… - он на мгновение запнулся, - к сожалению, она больше не сможет иметь детей. В условиях флагмана я не смог оказать ей приемлемую гинекологическую помощь.

- Ясно. Если ее состояние измениться, проинформируйте меня немедленно.

- Да, сэр.

За медиком закрылись двери освежителя, а Вейдер медленно поднялся и побрел в сторону палаты сына. Выдержать лицо в такой ситуации было крайне сложно, но он не показал своих истинных эмоций. Сжигающий ситха внутренний огонь яростного бессилия так и не отобразился гримасой острой, как лезвие клинка, боли.

«Может, она уже сошла с ума от всего этого. И, если очнется, то не поймет, во что превратилась. А Пиетт… я не знаю, что ему сказать. Просто не знаю. Сила, я тоже человек! Зачем ты взваливаешь на меня столько?»

Люк лежал на белоснежных простынях, явно без сознания, и Вейдер, только войдя в бокс, вздрогнул. Но ровное сердцебиение сына в Силе успокоило расшатанные нервы.

- Пациент проходит процедуру очистки крови, Милорд, - прочирикал подкатившийся к главкому 2-1В, но, так не услышав ответа, ретировался по своим делам.

«Мое дитя… твоя жизнь перевернулась с ног на голову. Ты еще не знал предательства, а теперь… Как свыкнешься с мыслью, что никому нельзя доверять?»

***

- Где же ты, а? – комлинк не отвечал и Лея всерьез заволновалась. Хан еще никогда не пропадал без предупреждения так надолго. – Скотина бездушная!

«Сегодня утром на Корускант вернулся президент Вейдер. Операция по спасению первого помощника Лорда госпожи Эни Пиетт на Рен-Варе прошла удачно, но, вследствие полученных травм, женщина находиться в коме. Как сообщает наш источник на флагмане «Экзекъютор», сына четы Пиетт спасти не удалось. Сотрудники голоканала «Ньюс гелекси» приносят соболезнования адмиралу Пиетту.

Также нашему корреспонденту Лу Санн стало известно, что к похищению причастна бывший директор разведки Исанн Айсард…»

Дальше принцесса уже не слушала. На трясущихся ногах Лея кое-как добрела до спальни и упала на широкую кровать. Малыш Сори мертв?.. И она стала причиной его смерти…

Горячие слезы покатились по щекам, и сенатор до боли закусила губу, чтобы не закричать. Ведь еще тогда поняла, что не просто так Мон попросила присмотреть за помощницей Вейдера. Но ради Альянса… к ситху! Ее использовали, как информационную шлюху и теперь оборвали все каналы связи.

Лее никогда не нравилась супруга адмирала, но, постоянно контактируя с ней еще до беременности последней, принцесса не видела в Хелл никакой двуличности. И даже немного ревновала, ведь девушка была приближенной Вейдера, ненавистного отца, которого принцессе так хотелось узнать поближе.

Если ситх узнает - он ее убьет.

«Ты сама себя изведешь, Лея. Такие вещи не забываются».

И хрупкая сенатор решилась на самый отчаянный в своей жизни шаг – пойти к Вейдеру.

Она даже не помнила, как говорила со Слай Мур, как зашла в кабинет и как захлебываясь слезами рассказывала ситху о том, причиной чего стала. Прояснилось в голове только после легкого прикосновения в Силе. Лея ожидала чего угодно, но не этого – отец успокаивал ее, отводя истерический припадок.

- Ты глупа, Лея, - она уже открыла рот, чтобы как обычно возразить, но Вейдер пресек ее попытку взмахом руки. – Это факт. Думаешь, я не знал о твоих махинациях в бюджетном комитете? Знал. Не сразу, но мне донесли о том, что ты намеренно завышаешь стоимость некоторых проектов. И догадаться, куда уходит разница, не составило особого труда.

- Мон…

- Мон. Хитрая женщина, не правда ли? Умная, не чета тебе. Лея, - Вейдер подался вперед, выделяя каждое слово. - Они все жили за твой счет, понимаешь? И при первом же неудобном для Альянса подозрении, тебя, не задумываясь, пустили бы в расход.

Правда из его уст била во сто крат сильнее, но сенатор терпела. Сжав кулачки, она слушала ситха, препарировавшего ее душу с нечеловеческим спокойствием, вытягивая на свет самые отвратительные куски. Но так даже лучше – Лея не осталась наедине со своей бедой.

- Ты должна молчать. Если адмирал узнает, что ты - причина его страданий… Я не буду ему мешать, - Вейдер не закончил, но она отчетливо поняла, что в конце фразы должны были звучать слова «убить тебя».

- Как он? – спрашивать о здоровье Пиетта показалось ей кощунством, но любопытство взяло верх.

Президент поднялся с кресла и не спеша подошел к дочери вплотную.

- Плохо. Это все, или ты еще спросишь об Эни?

Лея замотала головой. Стоящий так близко, отец пугал ее. Не выдержав, альдераанка вскочила и отошла подальше.

- Знаешь, Лея, теперь мы квиты. Уходи! – он отвернулся, показывая, что аудиенция закончена.

Обратно в свои апартаменты сенатор добрела только ближе к вечеру. Ее потянуло в сад и, спрятавшись в укромном уголке, Лея обдумывала последние слова отца.

«Мы квиты… В чем? В том, что он не отдал меня под суд, узнав о финансовых махинациях, или в том, что Пиетт почти мертва? Где связь? А может нет ее, а ты цепляешься к словам, выискивая двойное дно».

Глядя на вечерний город, Органа-Соло думала и о муже. С одной стороны было их чувство, но с другой Хан не озаботился даже написать ей пару строчек. А ведь никакого сражения на Рен-Варе не было, Вейдер рассказал ей. Они просто передислоцировались на другую планету.

Злорадная улыбка на миг тронула губы. Как отреагирует Мон, увидев пустые счета? Лея не пожалела бы и миллиона кредитов, лишь бы увидеть выражение лица уже бывшей соратницы.

«Есть вещи, которые не прощают, Мон. Из-за тебя у меня на руках кровь младенца. Я постараюсь отмыть ее хотя бы тем, что оборву связи с Альянсом».
  Форум: По миру Звездных войн · Просмотр сообщения: #348582 · Ответов: 21 · Просмотров: 5180

Энья Ваар
Отправлено: 3 Декабрь 2015, 09:40



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 26
Регистрация: 18 Ноябрь 2015
Из: Украина, Винница
Пользователь №: 9672


Глава 13

- Она и правда настолько глупа, или это препараты не подействовали? - прочитав отчет, генерал Мадин не сдерживал эмоций. Из имперской пустышки не удалось выкачать никакой ценной информации, кроме разве что экологического проекта, над которым она работала последние восемь месяцев, пока была беременна.

- Не кричите. Даже то, что мы знаем о «Зеленом городе» дает нам преимущество.

Разведчик скептически посмотрел в сторону Айсард.

- И каким образом, позвольте уточнить, - сарказма в его голосе не услышал бы только глухой, но подобные вещи давно перестали тревожить бывшего Директора.

- А таким, что мы не должны позволить этому проекту воплотится в жизнь. Если это случится, Корускант будет молиться на Вейдера.

Мон Мотма до этого момента молча слушающая перепалку коллег, слегка кашлянула, чтобы на нее наконец-таки обратили внимание.

- Айсард, когда вы планируете послать сообщение? Наш флот будет готов через неделю.

- Через восемь дней.

- Вы так уверены в том, что этот план не провалится, но зная Вейдера… Он может проигнорировать или не отозвать войска из столицы, - Мадин нервничал. На карту было поставлено слишком много, и он сомневался в результатах этой затеи.

Подстилка Палпатина последние годы почти не выходила из Дворца и не знала на что способен Дарт Вейдер на поле боя. Но упорно подталкивала Мон к нужным ей решениям. И не то, чтобы это не выгодно самому генералу, но план Айсард был шит белыми нитками, которые, если вспороть, покажут уже совсем другую изнанку.

Исанн усмехнулась, слушая коллегу. Хотя одна Сила знала, чего ей стоило строить хорошую мину при плохой игре. Она сама отчасти надеялась, что Хелл, приближенная к действующему президенту настолько близко, настолько это вообще возможно, будет не просто расходным материалом, а и сможет стать полезной. Но она действительно ничего не знала.

Ей кололи сильнейшие препараты, сопротивление которым могли оказывать только обученные одаренные. А таковых в Галактике осталось только двое. И один из них сейчас находился в соседней с вейдеровской шлюхой камере.

Однако, как все-таки было интересно наблюдать за борьбой дружбы и мнимого долга. Видно принцесса Лея отлично промыла мозги своему муженьку, раз он сдал своего лучшего друга без зазрения совести. Хан Соло так ненавидит Вейдера и его режим, что не видит дальше собственного носа. Но на таких фанатиках собственно и держится любая пропаганда. А еще бывший контрабандист…

Жаль, что с тем допотопным оборудованием, которое здесь именовалось новейшими разработками, не удалось зафиксировать куда Скайуокер передавал зашифрованные сообщения. Но если учесть, что система, поставленная на комлинк Соло, прежде чем сломаться показала, что Люк пошел к Вейдеру… То он очень не зря сидит там, где сидит.

- Госпожа Президент, разрешите доложить, - поправившийся после ранения Антилесс все еще немного неуверенно вошел в переговорную.

- Да? – Мон Мотма подалась вперед, а генерал Мадин тихо выругался. Не зря его не покидало плохое предчувствие, ох не зря…

- Наши ребята зафиксировали некую активность войск в мандалорском секторе три стандартных часа назад. А сейчас туда прибил «Экзекъютор», - Ведж замолчал, сам не совсем понимая, зачем личному флагману Вейдера понадобилось путешествовать в одиночку по секторам вечно нестабильного Внешнего Кольца.

Айсард нахмурилась, но кивком попросила мужчину продолжать.

- Там что-то готовится. Я имею в виду Мандалорский сектор. Гранджер час назад отозвал всех своих офицеров из увольнительных на ближних планетах.

- Так почему мы узнаем об этом только сейчас? – о Хелл знали очень немногие, но с такой дисциплиной на базе вряд ли что-то осталось тайной и для простых пилотов, и для солдат пехоты. А сто миллионов кредитов слишком соблазнительная сумма, чтобы устоять. Мадин перевел взгляд на Мон. – Вы хоть понимаете, что нас разделяет всего три часа в гиперпространстве?

Лидер Альянса дернулась было к датападу, но вместо этого набрала номер адмирала Акбара.

«Адмирал, у нас плохие новости: Вейдер здесь».

«Я в курсе. Но мы еще не готовы. С темы ресурсами, что есть на данный момент мы не можем позволить себе сразиться с флотом Гранджера», - усталый, но уверенный в своей правоте мон-каламари неожиданно разозлил Мон Мотму.

«Не готовы? Мы дали вам столько кредитов, что на них можно заказать два флота!»

«Где? Вы сами прервали связи с Галактическим Союзом. А те дыры, на которых мы вынуждены были стать на ремонт, порой не имеют и десятой доли тех материалов, что нам нужны. Это вам не Куат! И я не выйду против Гранджера на том, что имею на данный момент!»

Мон задохнулась от возмущения. Да как он смеет с ней так разговаривать?

«Вы сделаете то, что я скажу!»

«Нет. Я не поведу своих солдат на смерть. Вы хоть в курсе, что полностью боеспособный флот гранд-адмирала намного превосходит наше текущее положение? И… у меня нечего противопоставить «Экзекъютору» и «Агрессору». Это не считая тридцати линкоров типа «Император» и сорока пяти крейсеров…»

«Значит, вы ослушаетесь прямого приказа? – чандрилианка тяжело дышала и чуть ослабила тугой воротничок. Ведь вот он, шанс разбить противника на их территории, а из-за какого-то трусливого мон-каламари они его упустят. – Это измена…»

«Интерпретируйте, как хотите. Но еще одного Эндора я не допущу!»

Адмирал отключил связь. В комнате стало тихо, каждый из присутствующих обдумывал сложившуюся ситуацию. Наконец слово взяла Айсард:

- Акбар прав. Нас застали врасплох. К сожалению или Скайуокер, или кто-то другой сообщил Вейдеру местоположение Хелл ранее, чем мы планировали. И чтобы сохранить Альянс и нанести удар, нам нужно принять единственное правильное в этот момент решение.

***

Рен-Вар – сердце сектора Таниум, предстал перед только что вышедшим из гиперпространства флагманом лорда Вейдера совершенно спокойным, как будто спрашивал его: «Зачем ты тревожишь мой сон?». Ледяная пустыня действительно спала, ведь те, кто еще несколько часов назад были на ней - ушли. Сбежали, как подсказывала ему Сила. Вместо того, чтобы принять бой. И стоит ли теперь спускаться на поверхность? Но тревожный перезвон Силы утвердил его в правильности своего решения – может он найдет хоть одну подсказку, куда увезли Эни, и жива ли она до сих пор?

- Пошлите на планету четыре поисковые группы. Квадрат AG-12… да. Именно туда.

- Но, Милорд… - внезапное решение главкома озадачило адмирала Пиетта. Если командующий отправляет солдат с минимальным сопровождением, то его семья не там?

- Их база пуста, адмирал. На Рен-Варе нет никакой активности. Если бы была, я бы знал.

Пиетт ушел не ответив. Вейдер понимал, что ему тяжело, но нет смысла лгать. Только если его команда найдет хоть какие-то улики пребывания Эни здесь, можно будет принимать дальнейшие решения.

А уже через полтора часа ему на комлинк прислали фото. И персонал флагмана впервые увидел бегущего Дарта Вейдера.

***

Люк лежал на койке, скрестив руки на груди, и выглядел как покойник. Но он был еще жив. Прилетевшая с Вейдером бригада врачей констатировала отравление неким пока неизвестным веществом. Но молодой тренированный организм оказал сопротивление...

Камеру Люку выбрали не случайно. Какая-то редкая горная порода блокировала Силу и его ребенок не мог связаться с отцом. Они ведь наверняка мучили его, и может даже узнали, что так ненавидимый ими ситх - самый родной человек для некогда гордости Альянса… И оставили здесь умирать, в надежде, что он увидит тело слишком поздно… Или не увидит вовсе.

Но когда он зашел к Эни… За свою жизнь Дарт Вейдер видел многое, но такой жестокости по отношению к женщине, к матери, он не встречал никогда. Милосерднее было бы ее убить… чем оставить умирать наедине с телом собственного ребенка.

Медики едва оторвали замерзшие останки Сорела от материнской груди, попутно отдирая тело от каменного пола. Ситх, как будто сквозь пелену, видел ее ноги, уже наполовину съеденные гангреной, гниющую и кровоточащую грудь, выглядывающую из обрывков некогда дорогого черного платья, и не верил собственным глазам. Это не могло быть Эни…

- Милорд, к сожалению госпожа Пиетт едва подает признаки жизни. Если бы здесь не отключили отопление, она бы уже умерла, - доктор, наблюдающий, как его коллеги осторожно кладут женщину на репульсорные носилки, обратился к Вейдеру: – Холод немного замедлил инфекцию, но… я не уверен, переживет ли она транспортировку на флагман.

Главком молчал. Он едва ли мог сказать сейчас хоть что-то, тратя силы на поддержания ее сердца. Ведь Эни уже на грани… Но он не может позволить ей уйти, ведь тогда сам скатится в пучину безумия, как когда-то Палпатин, которого некому было удержать.
  Форум: По миру Звездных войн · Просмотр сообщения: #348581 · Ответов: 21 · Просмотров: 5180

Энья Ваар
Отправлено: 3 Декабрь 2015, 09:39



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 26
Регистрация: 18 Ноябрь 2015
Из: Украина, Винница
Пользователь №: 9672


Глава 12

Стало холодно. Как будто порыв ледяного ветра пронесся по кабинету, выдувая в невидимые щели тепло и спокойствие. Дарт Вейдер поежился, неосознанно потянувшись за висящим на спинке кресла плащом. И в этот же момент Сила всколыхнулась студеной волной и затихла.

Всплеск длился всего мгновение, но инстинкты подсказали ситху, что что-то произошло. Но где и что именно, Вейдер сказать не мог. Потянувшись к источнику всполоха, он не обнаружил там ничего, даже отдаленно напоминающего о недавнем холоде.

Определенно это не Люк или Лея. С дочерью он виделся всего лишь час назад на заседании Сената. И она отчетливо чувствовалась в Силе сейчас, сидя в своем кабинете на четыреста семнадцатом уровне Дворца. А Люк… Сын был далеко, но Вейдер уловил слабый отголосок где-то на задворках Внешнего Кольца. И с ним тоже всё в порядке.

После событий на второй Звезде главком уже подзабыл, как ощущается смерть на истинно темной стороне…

«Что?! – ситх вскочил на ноги, прислушиваясь к своим эмоциям. – Но, какого ранкора?»

Оглянувшись в поисках комлинка, Вейдер наконец-таки застегнул плащ. Ему нужно убедиться, что все хорошо, и пусть она сколько угодно обвиняет его в паранойе. Корабль уже минут двадцать, как вышел из гипера и наверняка успел приземлиться. Так что позвонить и узнать будет не зазорно.

Писк затерявшегося под кучей дек комлинка рассеял неуютную тишину. На дисплее высветился номер адмирала Пиетта. И Вейдер нажал на кнопку.

«Слушаю вас, адмирал».

«Милорд… Эни… - Пиетт говорил так, как будто его горло перетянули веревкой. – Ее корвет…»

Не договорив, адмирал отключил связь, а главкому стало нехорошо. Очевидно, что внезапный всплеск Силы напрямую связан с Эни и… она, скорее всего, мертва.

Но позволить эмоциям захлестнуть себя сейчас – значит потерять контроль над ситуацией. Тем более, что от Пиетта толку нет совсем. Возможно, Эни все еще жива…

Уже через несколько секунд Дарт Вейдер покинул кабинет и, на ходу вызывая нового директора разведки, помчался к лифтам. Картинку, где в открытом космосе плывет тело его любимой, ситх с трудом, но все же заблокировал.

***

- Полиция Коронета уже на месте, Милорд… - Директор вытер проступивший на лбу пот. Он едва успел связаться с нужными инстанциями, как к нему влетел Повелитель Тьмы. – На «Дал Наар» напали при выходе из гиперпространства. Злоумышленники состыковались, после чего пытались взорвать корабль. Но не совсем удачно. Подбили только хвост.

- Что с пассажирами? – не регулируемое механикой сердце предательски закололо.

- Спасательные капсулы не использовались. Останки будут идентифицированы через несколько часов.

«Все, кого ты любишь, уходят…»

Серебристые нити Силы лопались, распадались под напором гнева от собственного мучительного бессилия. Темная сторона снова наполнила душу ситха. Аура страха затопила комнату, и контрразведчик с ужасом осознал, что перед ним стоит прежний Владыка. Тот, который не ведает пощады и не знает сострадания.

- Подготовьте шаттл. Мы вылетаем на Кореллию, - не глядя на агента, Вейдер отдал приказ подбежавшему адъютанту.

- Будет сделано, сэр! – избегая взгляда главкома, лейтенант козырнул и поспешил ретироваться. Ценой не вовремя выполненного приказа для личного состава снова могла оказаться жизнь любого из них.

«Милорд, на связь вышел генерал Вирс. Адмирал Пиетт уже вылетел в систему Корелл, воспользовавшись служебным челноком». Слай Мур, голос которой по эмоциональности мог сравниться разве что с протокольным дроидом, разозлила Вейдера еще больше. Только полубезумного от горя Пиетта там не хватало…

***

- Идентифицированы останки сорока восьми существ. Вот список, - начальник полиции Коронета подал Вейдеру деку. - Аварийная служба космопорта доставила уламки звездолета на закрытую платформу. Но госпожи Пиетт среди них нет, также как и ее сына.

На ходу просматривая рапорт, главком приблизился к раскуроченному кораблю. Вокруг корвета все еще суетились эксперты-криминалисты, анализируя характер повреждений обшивки и попутно занося результаты в служебные датапады. Через покореженный метал можно было разглядеть и баллистиков, работающих внутри корабля и определяющих марку оружия, с которого стреляли нападавшие. И только немного сбоку, в полном одиночестве сидел адмирал Пиетт. Без каскетки и в расстегнутом кителе.

Вейдеру хватило одного взгляда, чтобы определить совершенно невменяемое состояние адмирала. Обхватив голову руками, Пиетт качался из стороны в сторону на шаткой треноге, не замечая, что ситх подошел к нему практически вплотную.

Главком осторожно просканировал адмирала Силой – сплошной комок из боли и отчаяния. Даже в самых трудных боях, теряя тысячи солдат, Пиетт сохранял ясный ум или хотя бы его имитацию. Но похищение жены и ребенка (а то, что это именно похищение, Вейдер не сомневался) выбило офицера из привычного ритма. А главкому добавилась еще одна головная боль – найти замену Пиетту на время поисков Эни.

- Адмирал, - Пиетт поднял на ситха покрасневшие глаза и Вейдер непроизвольно отступил на шаг. Плещущая через край безысходность грозила затянуть в свой водоворот, и ситх поставил самые сильные щиты, отгораживаясь от чужих страданий.

- Их больше нет… - как будто на автомате прошептал адмирал, а Вейдер закатил глаза. Неужели он не читал отчет, раз делает такие выводы?

- Эни жива! – слова прозвучали больше как убеждение для самого себя, нежели для сидящего перед главкомом мужчины. – Ее ДНК среди обнаруженных останков отсутствует. Вам следовало бы дождаться выводов экспертов прежде, чем хоронить семью!

Взгляд адмирала несколько прояснился, но через мгновение потускнел еще больше.

- А мой сын? Что с ним?

- Его нет среди погибших, - поспешил заверить Вейдер, - скорее всего, мальчик с матерью.

Но Пиетт только покачал головой.

- Сори… - слова давались ему нелегко, но даже такую ужасную версию стоило проверить, - могло как-то… выбросить в открытый космос…

- Нет. Полиция прочесала территорию диаметром в шесть километров. Среди космического мусора Сорела не нашли. А теперь, - главком рывком поднял Пиетта на ноги, - вы немедленно включитесь в работу. На счету каждая минута.

***

Вестей о семье не было уже три недели. И как не храбрился адмирал перед Вейдером, но с каждым днем на него накатывала все большая безысходность. Чем дольше не находили никаких зацепок, тем меньше шансов выжить оставалось у жены и сына. Это понимали все. И всё чаще даже опытные агенты разведки в разговорах с несчастным отцом отводили глаза – к сожалению, им нечем было его порадовать.

Фирмусу иногда даже казалось, что он по-настоящему сходит с ума. В личных апартаментах на «Экзекъюторе» ему чудился смех жены, а порой он ловил себя на мысли, что ждет ее появления на мостике флагмана вслед за главкомом.

Сам же Вейдер на двадцать второй день после похищения вынужден был выступить по головидению и просить население о содействии. Ситху смертельно не хотелось выставлять трагедию семьи Пиетт на всеобщее обозрение, но найти Эни по-другому не представлялось возможным.

Предыдущие сто миллионов заработал Траун, вернув не только расположение Вейдера, а и возможность брать кредиты у Банковского Клана. Вот только Айсард и ее сотрудничество с Альянсом было совсем не ко времени. И пока они не особо дергались, главком сосредоточился на более насущных проблемах.

Но, вставая по утрам, он все чаще чувствовал несвойственную ему усталость, которая грозила перерасти в хроническую. А мешки под глазами из привычных слегка темных становились черно-фиолетового оттенка. Работа в Сенате, многочисленные встречи с массой различных существ и поиски Эни грозили основательно подорвать и без того далеко не богатырское здоровье главкома. И ситх, как, впрочем, и всегда, сделал еще один неожиданный ход – под одобрительные аплодисменты сенаторов в ГС ввели должность вице-президента.

***

За безумной суматохой последних недель Вейдер совсем не уделял внимание сыну. И ему почему-то мучительно захотелось поделиться с мальчиком своим горем. Рассказать хоть кому-то, что он испытывает на самом деле. Ведь Люк хоть и не знал о его истинных чувствах к Эни, но был в курсе, что отец очень хорошо к ней относиться и именно ей обязан жизнью.

«Как ты, сын?»

Но ответа так и не последовало, хоть Вейдер и смутно ощущал, что Люк его сообщение получил. Но его отвлекло что-то другое. Что ж, если ребенок игнорирует, следует отложить комлинк и заняться работой.

«Привет, пап! Извини, не мог ответить, отбивался от Хана. Он после очередной операции ходит совсем больной. Что-то бормочет о детях. Мне кажется, они с Леей ждут ребенка».

Какая-то мысль вертелась в мозгу, но никак не хотела оформляться. Лея не беременна, а Соло вернулся с рейда… Невозможно…

«Люк, у тебя все хорошо? На какой ты планете?»

«Пап, не переживай. Все нормально. Я на Рен-Варе*. Та еще дыра. Похоже, что со времен Войны Клонов сюда мало кто заглядывал, но наше правительство любит холодный климат».

Его сын еще так наивен, но именно сейчас его наивность может стать шансом. Просто так подобных совпадений не бывает. И Сила… она подтвердила его догадки. Эни во Внешнем Кольце.

«Прости, но мне нужно еще поработать. Береги себя!»

Механические пальцы лихорадочно набрали текст и застыли. Вейдер продумывал план. Но уже через несколько минут он давал инструкции разбуженному им же директору разведки и гранд-адмиралу Гранджеру, флот которого находился в Мандалорском секторе. Пиетту свою гипотезу главком решил сообщить уже в гиперпространстве, дабы адмирал не наделал глупостей и не полетел вызволять семью в одиночку.

Рен-Вар - планета во Внешнем Кольце. По климату похожа на Хот.
  Форум: По миру Звездных войн · Просмотр сообщения: #348580 · Ответов: 21 · Просмотров: 5180

Энья Ваар
Отправлено: 3 Декабрь 2015, 09:38



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 26
Регистрация: 18 Ноябрь 2015
Из: Украина, Винница
Пользователь №: 9672


Глава 11

Гранд-адмирал Траун за всю свою достаточно долгую и насыщенную жизнь не припоминал, чтобы еще когда-то он был так же сильно зол.

Подконтрольные ему миры нуждались в финансировании и чисс планировал договориться с Вейдером о предоставлении государственных кредитов на модернизацию некоторых стратегически важных для обеих государств предприятий во Внешнем Кольце. Но полученное вчера вечером сообщение надолго выбило гранд-адмирала из привычной колеи. Его дипломаты то ли от большого ума, то ли от его полного отсутствия объявили о разрыве отношений с ситхским государством. И все из-за какой-то несчастной поправки, которая, если подумать и принять что-то подобное в Конфедерации, могла обеспечить дополнительную прибыль.

Траун ждал нерадивых посланников на аудиенцию, но несколько часов назад адъютант доложил, что связь с только что вышедшим из гиперпространства кораблем прервалась. И, что самое интересное, дипломатический челнок должен был сесть на дозаправку на одной из планет подконтрольных Альянсу. Гранд-адмирал направил официальный запрос адмиралу Акбару, вскоре после чего получив голофото совершенно неповрежденного, но вместе с тем пустого корабля.

Чисс не любил делать поспешных выводов, но здесь таковой напрашивался сам по себе – дипломаты сбежали, боясь наказания за так некстати проявленную самодеятельность. И теперь все это дерьмо придется разгребать самому, питаясь найти лазейку для восстановления отношений с Вейдером. Но после заявления последнего это стало почти непосильной задачей.

«На связи Президент АНС, сєр», – бодро отрапортовал адъютант, отрывая Трауна от созерцания космического пространства через обзорное окно «Химеры».

«Выведите ее на мостик, лейтенант!»

Видимо, Мон Мотма хотела поговорить с ним в более непринужденной обстановке, потому голограмма появилась не сразу.

– Гранд-адмирал Траун, – женщина кивнула в знак приветствия. – Нам удалось разыскать ваших дипломатов. Но, к сожалению, они… мертвы. Ваши сотрудники могут забрать тела и осмотреть место убийства…

– Убийства?! – прервал ее чисс. Последние слова Мотмы навели его на одну мысль, которую следовало проверить. – Мон Мотма, скажите, а что с вашей миссией?

– На них напали неизвестные. Спастись удалось только двоим. Но нападавших они не опознали. Возможно, это были наемные убийцы.

– Ясно, – значит, его догадки правильны – посланников убрали, чтобы замести следы. И это сделал только тот, кто надоумил их нести всю эту чушь в Сенате.

– Что вы предпримете дальше, гранд-адмирал?

– Попытаюсь восстановить утраченную репутацию, – нехотя ответил чисс. Порой излишняя экзальтированность чандрилианки казалась ему неуместной, и Траун уклонился от прямого ответа, чтобы не слушать ее проповедей.

– То есть – падете в ноги Вейдеру, – Мотма подвинулась и на картинке возникла еще одна женщина. Исанн Айсард. Траун непроизвольно потянулся к бластеру.

«Вот так дела… И как только Айсард затесалась среди бывших мятежников? Хотя, спасибо тебе, Исанн. Теперь найти общий язык с Вейдером будет гораздо проще».

– Политический курс Конфедерации меньше всего касается именно вас, Айсард, - справившись с удивлением процедил гранд-адмирал.

Бывшая директор разведки дернулась как от удара и почти незаметно пнула Мон Мотму по ноге.

– АНС предлагает вам военное и политическое сотрудничество, – напыщенно произнесла госпожа Президент и Трауна опять покоробило.

От его ответа сейчас зависело многое и, возможно, не будь там Исанн, он бы согласился. Но старые обиды так просто не забиваются, да и характер у имперского агента прескверный, поэтому чисс предпочел выбрать большую из зол, но хотя бы более справедливую – Вейдера.

– На данном этапе я вынужден отказаться. Пока не будет проведено расследование и не выяснены причины смерти моих подданных на территории вашего государства, я не могу заключать договора такого рода.

– Как знаете, – нарочито беззаботно сказала Мотма, но ее лицо выражало разочарование. – Но в будущем, надеюсь, мы сможем сотрудничать более тесно.

– Обязательно, – благосклонная улыбка чисса исчезла, как только отключилась голограмма. Он повернулся к адъютантам: – Срочно свяжите меня с Вейдером. Или хотя бы с его Администрацией. Скажите, что у меня есть информация о бывшем директоре разведки!

***

– Как думаете, он поведется? – от кружения Мотмы по кабинету Айсард хотелось достать бластер. Но его не было, поэтому она только мысленно выругалась и еще сильнее стиснула подлокотники кресла, в котором сидела. – Я не доверяю Трауну…

«В какой раз она это сказала? Тысячный, или больше?»

– Успокойтесь, все идет по плану. Мы готовились почти полгода, поэтому сбоев быть не должно. Кстати, ваши агенты узнали точную дату вылета?

Мон утвердительно кивнула.

– Спасибо Лее. Если бы не она, нам бы ничего не удалось.

Айсард потерла руки в предвкушении.

– Теперь дело за вашими людьми. Только, Мон, не привлекайте Скайуокера. С этим своим джедайским кодексом он совершенно не подходит для подобной работы.

– Хорошо, – Мон Мотма наконец убралась восвояси, оставив Исанн в одиночестве и она позволила себе расслабиться. Уже скоро Вейдер лишится всего, а она вернется к своим любимым часам - подарку Императора.

***

В апартаментах четы Пиетт царила просто идеальная тишина. Фирмус и Эни в обнимку стояли возле кроватки своего малыша, никак не решаясь его разбудить. Мальчик сладко сопел во сне и так мило дрыгал ножками, что родители только молча наслаждались видом его безмятежного личика.

– Твоя мама не выпустит Сори из рук по прилету, – Эни первой нарушила уютное молчание. – Она так рада…

Адмирал подавил смешок и нежно поцеловал жену в ушко.

– Мама до сих пор не верит, что я наконец-то обзавелся семьей. Она уже и не чаяла дождаться внуков.

– Но ведь дождалась! Знаешь, – после непродолжительной паузы прошептала супруга, - этой ночью мне приснился сон, где Сори стал уже взрослым парнем и… он такой красавчик!

– Это потому, что ты у меня красивая.

– А ты – у меня, – Эни легонько погладила мужа по щеке. – Я буду скучать…

– Ничего, с моими родителями эти полтора месяца промелькнут, и не заметишь. И я прилечу к вам, как только получу увольнительную.

– Будешь звонить по голосвязи как можно чаще, хорошо? А то я буду волноваться.

– Все будет в порядке. Это всего лишь Центральные Миры и повода для волнений я не вижу. И вообще, Эни, настраивайся на позитив, а то не дай Сила еще молоко пропадет.

– Я постараюсь, – нехотя высвободившись из объятий мужа, женщина склонилась над колыбелью. – Вставай мое солнышко! Сори, просыпайся! Поедем с тобой к бабушке с дедушкой.

Увидев мать, захныкавший спросонья ребенок успокоился и потянулся к ней. Эни подняла сына и прижала к себе. Сори сразу же полез в вырез маминой блузки.

– Голодный… – глаза адмирала лучились счастьем. – Сейчас мама тебя покормит. А я пойду, прослежу за подготовкой звездолета.

***

Кореллианский корвет CR98 был осмотрен адмиралом от мостика и до трапа, команда в десятый раз проинструктирована и наконец отпущена, а Пиетт был все так же недоволен. Он не хотел отпускать жену, но Вейдер за последний месяц уже не раз намекал на то, чтобы адмирал больше времени уделял работе.

Эни вышла на посадочную площадку через двадцать минут. Сопровождающие ее дроиды мигом кинулись грузить вещи в нижний отсек, а помощница отдала маленького Сори няне, чтобы попрощаться с мужем.

– Как только выйдете из гиперпространства, сразу же дай мне знать.

– Хорошо, дорогой, – Эни ступила на трап звездолета, но в последний момент передумала и, подбежав к мужу, крепко обняла его. – Я люблю тебя.

– Я тоже… – одними губами прошептал Фирмус, вдыхая немного терпкий, с нотками набуанкой розы, аромат волос жены.

Зайдя в свою каюту Эни первым делом посмотрела хорошо ли устроили Сори, а потом уже позволила себе расслабится на комфортном диване из клонированной кожи. За сыном присмотрит дроид, а пока можно немного поспать. Несколько часов в гиперпространстве и их корвет приземлится в космопроту Коронета*.

«Скорее бы прошли эти шесть недель… Нужно будет поговорить с Фирмусом на счет выхода на работу, когда Сори исполнится год и я перестану кормить его грудью…»

Предаваясь размышлениям и строя планы на будущее, Эни и не заметила, как уснула. Разбудил ее один из охранников, объявивший о скором выходе из прыжка. Эни поискала глазами сына - он все еще безмятежно спал.

– Госпожа, вы должны немедленно эвакуироваться. На нас напали, – ворвавшийся в ее комнату второй пилот, схватил ошарашенную женщину за руку. И в этот же момент корабль ощутимо тряхнуло.

Эни покачнулась, но тут же взяв себя в руки, кинулась к кроватке и, схватив мальчика, помчалась за пилотом в сторону спасательных капсул.

Неизвестные снова атаковали и не удержавшись на ногах помощница ударилась спиной о металлическую обивку, чуть не выпустив Сори из рук.

– Скорее… – она сунула ребенка одному из охранников-военных, – вы должны помочь… – другой мужчина подхватил ее на руки и побежал следом за коллегой.

С трудом превозмогая дичайшую боль в позвоночнике, несчастная мать думала только о вопящем от страха ребенке. Пусть она погибнет, но ее сына должны спасти любой ценой.

Следующий взрыв прогремел совсем рядом, и женщина поняла, что неизвестные идут на состыковку. Коридор заволокло дымом, глаза слезились и разглядеть хоть что-то стало практически невозможно.

– Где Сори? – Эни выползла из-под рослого телохранителя, благодаря которому избежала повторной встречи со стеной. Мужчина лежал без сознания и помощница вытащила из его рук бластер. Ей он может еще пригодится… Рядом больше никого не было, значит второй военный все же унес Сори.

Внезапно со стороны входного люка послышался выстрел, затем еще один. Как смогла определить Эни - стреляли с обеих сторон. Экипаж и немногочисленная охрана отбивались от бандитов, выигрывая ей немного времени для побега. И где только кореллианская полиция? Разве они не видят, что творится на орбите?

Судя по крикам, бандиты приближались, и Эни решила стрелять, тем самым давая сыну надежду на спасение.

– Вот хатт! Ничего не видно! Столько дыма! Обыскивайте корабль, ребята! Наша птичка должна быть где-то здесь, – грубый мужской голос раздавал команды на общегале.

– Сука, что… – возглас одного из нападавших прервался, и Эни опустила бластер.

– Ведж! – завизжал еще один. – Нет, он только ранен! В конце коридора кто-то есть! Молись, тварь, я тебя прикончу! – голос показался помощнице смутно знакомым.

– Сер, они пытались активировать спасательные капсулы, но Друел расстрелял их в упор. Мы с ним проникли через аварийный люк, – еще один голос, но уже из другого конца коридора.

У Эни потемнело в глазах.

– Не-е-ет! – с бешеным криком полубезумная мать кинулась к спасательному отсеку, наплевав на преграждающего ее путь бандита.

– Не стрелять! – проревел одновременно с ней один из захватчиков. – Это Хелл! Если она сдохнет, нам не поздоровится!

Убегающая Эни наконец узнала этот голос – Соло, муж дочери Милорда. Но она не могла холодно анализировать происходящее, единственное, что волновало женщину – сын.

В тупичке пахло паленой проводкой и было относительно мало дыма. Сквозь слезы Зни разглядела двоих мужчин в военной форме Союза и одного в простой серой робе. Все они были мертвы. Не обращая внимания на преследующих ее бандитов, сквозь покореженную дверь Эни полезла в отсек.

Запыхавшийся и злой как сто ранкоров Хан залетел в тлеющий эвакуационный отсек вслед за Хелл да так и застыл. Президентская помощница сидела прямо на полу посреди разгромленного помещения. Ее лица не было видно из-за растрепавшихся волос, а руки оросились кровью. Рядом лежал мертвый имперец с разорванной грудной клеткой. Осторожно, словно питаясь не потревожить мужчину, имперская помощница высвобождала из его рук какое-то кровавое месиво.

Хена передернуло от отвращения. Не иначе, как Хелл одна из датомирских ведьм, и даже в такой кошмарной ситуации ухитряется проводить свои мерзкие ритуалы.

– Эй, а ну-ка поднимайся! – женщина не среагировала, и по телу бывалого контрабандиста пробежали предательские мурашки. Хан обругал себя за трусость. Разве Хелл может быть опасна?

– Хан, ты что не можешь обуздать строптивицу? – вслед за ним вошел паренек из команды Антилесса . – Или ты решил немного поразвлечься?

Соло приободрился. Жутковатая атмосфера отсека перестала давить на него и Хан приблизился к вейдеровской фаворитке. Все же время дорого и им будет не до сантиментов, когда сюда примчится кореллианская полиция.

Сердце пропустило удар. Хелл наконец-таки вытащила интересующие ее ошметки и Хан, с трудом справляясь с подкатившей тошнотой, осел на пол рядом с ней. В сплошной мешанине из крови и тканей его взгляд выхватил уцелевшую детскую ручку.

– Сид, – не своим голосом прохрипел Соло, - вколи ей снотворное. У тебя есть?

– Хан, что стряслось? – парень все же вытащил из кармана ранее заготовленный шприц.

– Там… ее ребенок, – выдавил из себя генерал Альянса. – Мы убили ее дитя…

Коронет* - столица планеты Кореллия
  Форум: По миру Звездных войн · Просмотр сообщения: #348579 · Ответов: 21 · Просмотров: 5180

Энья Ваар
Отправлено: 3 Декабрь 2015, 09:37



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 26
Регистрация: 18 Ноябрь 2015
Из: Украина, Винница
Пользователь №: 9672


Глава 10

«Сила великая, сколько можно…», – тоскливо думал адмирал Пиетт, подперев щеку кулаком, чтобы невзначай не заснуть при виде огромной толпы существ, поздравляющих принцессу Органу.

Сенатор теперь уже Органа-Соло сняла для своего торжества тот же ресторан, в котором почти девять месяцев назад гуляли свадьбу самого адмирала. Откуда у бывшей мятежницы такие огромные деньги не знал никто, но большинство приглашенных вовсю сплетничали о том, что это родной сектор снабдил своего представителя кредитами, чтобы та не ударила в грязь лицом.

Президент ГС и по совместительству непосредственный начальник Пиетта Лорд Вейдер сидел по правую руку от адмирала и методично напивался. Помешать в этом увлекательном занятии ситху не решился пока никто. Самому Милорду тоже не было дела ни до гостей, ни до журналистов, рыскающих по залу с голокамерами и снимающих всех желающих и не очень для выпусков вечерних новостей. Похоже, для Вейдера эта скандальная свадьба стала личной трагедией и оборвала призрачную надежду наставить дочь на путь истины. А Лея еще и на само торжество ситха пригласить не поленилась, чтобы вдоволь насладиться удрученным состоянием отца.

То, что Люк Скайоукер и Лея Органа – дети Милорда, Фирмуса просветила Эни, когда муж наконец-то соизволил посетить ее в больнице. Адмирал при всей своей военной отваге две недели накручивал круги у палаты супруги, пока не решился войти. Но волнение было напрасным – жена чуть не удушила его в объятьях и сказала, что простила в тот же день, когда Вейдер рассказал ей все детали. И у Фирмуса впервые проскользнула мысль, что он чувствует себя чуть ли не в роли зятя главкома, решающего все его семейные неурядицы.

Но с каждым визитом адмиралу все тяжелее было смотреть на постепенно меняющуюся супругу. Не выносил такой Эни и Вейдер, предпочитая общаться с ней по комлинку. Опутанная капельницами и различными катетерами жена с огромным животом приводила адмирала в состояние, близкое к истерике. Ведь она страдала исключительно по его вине, хоть и старалась не показывать совей боли.

Кесарево сечение было назначено на послезавтра, но Эни категорически отказала мужу в присутствии во время операции.

«Я понимаю, что ты хочешь меня поддержать, но побереги нервы. Тебе они еще пригодятся», – говорила она, поглощая ужасного вида питательную смесь, от запаха которой Пиетту хотелось пробить головой дюракритовый пол. Фирмус втайне порадовался сообразительности и прямоте жены касательно этого щепетильного вопроса. Он-то, если честно, не горел желанием смотреть на «чудо» рождения своего ребенка.

Рядом послышался звон разбитого стекла и Пиетт вынырнул из своих мыслей. Оказалось, что это почти дошедший до кондиции ситх, уронил бокал с кореллианским виски.

– Милорд, вам пора домой, – Фирмус обратился к нетрезвому начальнику, с трудом сдерживаясь не помянуть Эни парой ласковых за роль няньки при главкоме.

– Домой? – мутные глаза Вейдера заставили адмирала непроизвольно сглотнуть, но памятуя наставления жены, предвидевшей подобный исход, он уверенно кивнул.

Нашарив глазами младшего Скайуокера, Пиетт сделал красноречивое движение головой в сторону главкома, одновременно поправляя тому чуть съехавший плащ.

Люк намеки адмирала истолковал правильно. Изначально он был против идеи сестры приглашать на свадьбу Вейдера и теперь только утвердился в своей правоте. И хоть его горячо поддержал Хан, принцесса осталась непреклонна в своем желании видеть президента ГС на празднестве.

Лавируя между гостями, он подошел к отцу и вместе с адмиралом осторожно повел его к выходу. Вейдер же пьяным взором разглядев по правую руку от себя сына, принялся сетовать тому на более чем своенравную дочь.

– Моя девочка и это… – дальше последовали цветистые выражения на хаттском, от которых даже видавший виды Скайуокер-младший покраснел и порадовался, что бдительная охрана вовремя оттеснила от них журналистов.

– Уходите не попрощавшись? – неизвестно из какого тайника выскочившая Лея стала напротив процессии, уперев руки в бока.

«И какого хатта она творит?» – пронеслось в голове ошеломленного Люка.

Вейдер молчал. И сенатор со злобной ухмылочкой выдала:

– А впрочем, и не нужно, – смотря на отца снизу вверх провозгласила принцесса, но внезапно сорвалась на крик: – Зачем вы вообще пришли? Я вас не приглашала! – и оставив мужчин в полном непонимании ситуации, убежала прочь. Люк наспех извинившись, помчался за ней.

«Женщины… сам сарлакк вас не разберет. И к чему это представление, если главком мертвецки пьян и даже языком не может пошевелить?»

Писк комлинка помешал адмиралу философствовать дальше. На дисплее высветился номер медцентра.

«Ваша жена родила мальчика», – ровный голос явно принадлежал дроиду.

Фирмус покачнулся и если бы не Вейдер, то так бы и упал ничком на дорогой пол из альдераанского мрамора. Но главком, несмотря на алкоголь, стоял как скала и Пиетт уцепился в него словно клещ.

«К ранкору Вейдера, – непочтительно подумал адмирал. – Нет времени тащить его домой. Эни, как она? Родила сама? Или что-то пошло не так и ей сделали преждевременную операцию?»

Сотни мыслей роились в голове новоиспеченного отца и адмирал, ни секунды не сомневаясь, потащил пьяного главкома в больницу.

Встречающий его доктор удивленно вскинул брови при виде столь необычной пары, но предпочел тактично промолчать. За свою долгую практику он видел и не такое.

– Все в порядке, – опередил он вопрос накрутившего себя адмирала. – У госпожи Пиетт начались схватки раньше, чем мы предполагали, так что поздравляю! У вас чудесный здоровый мальчик.

– А Эни? Как она? – ошарашенный подробностями Фирмус, дико волновался за жену, хрупкое здоровье которой оставляло желать лучшего и в обычном состоянии, не говоря уже о беременности и родах.

– Она сейчас спит. Естественные роды дались ей не очень легко. Но сон и бакта сделают свое дело. Через несколько дней будет как новенькая.

Адмирал слегка зарделся. Он слабо представлял себе процесс деторождения, но понимал, что у жены наверняка были не просто болезненные ощущения, а и разрывы. Для этого-то и нужна бакта.

Главком почти уснул и Пиетт с чистой совестью оставил его в одной из палат приемного покоя отсыпаться, а сам поспешил за доктором, чтобы впервые увидеть своего сына – маленького Сорела Хонориуса Пиетта.

***

– Пусти меня!

– Лея, успокойся! – Скайуокеру все-таки удалось обнять сопротивляющуюся девушку. – Что на тебя нашло?

– Я не знаю, - Лея постепенно обмякла в руках брата, устало склонив голову ему на плечо. – Просто Вейдер… Я теперь не знаю, как с вести себя с ним, как относиться к нему…

– Объяснишь?

Принцесса неуверенно дернула плечиком.

– Знаешь, его политика оказалась совсем не такой, и мне не к чему придраться… чтобы его ненавидеть. Но Альдераан… и Хан. Я боюсь даже представить, что будет, если он узнает, что мы с Вейдером родня.

– Тут ты права, отец Соло на дух не переносит. Упился сегодня с горя…

– А вот вы где, братец и сестрица! – подвыпивший Хан вразвалочку подошел к Люку. – Что языки чешете в укромном месте? Секреты? – махая под носом у джедая бокалом белого набуанского, поинтересовался он.

Скайуокер занервничал. Предательский румянец сразу же выдаст его, если он начнет врать. Люк многозначительно покосился на Лею.

– Захотелось на миг отдохнуть от шума, – талант сестры умалчивать некоторые вещи был очевиден. – Идемте в зал, – и взяв мужа под руку сенатор как ни в чем не бывало вернулась на праздник.

Люк так и остался стоять у одного из окон, раздумывая над сложившееся ситуацией. Вейдер вряд ли смирится с присутствием Соло, а принцесса – с его прошлым. И ему так и придется разрываться между отцом и сестрой, которые не могут или попросту не желают понять и принять друг друга.

***

Сенаторы орали друг на друга так, что у Вейдера заложило уши. Он еще не совсем отошел от своего феерического пробуждения на больничной койке, а тут такое. И из-за чего? Из-за какого-то несчастного закона об увеличении налоговых пошлин и введении отдельного налога на импорт продукции.

Инициатором поправок в торговое законодательство выступил сенатор от сектора Бормея. Изучив документы, Вейдер нашел их достаточно целесообразными в данной ситуации, ведь бюджет в последние месяцы был дефицитным из-за временной отмены налога на малый бизнес. Но часть секторов восприняла возможное нововведение в штыки, и дебаты превратились в банальное выяснение отношений.

– Прошу тишины! – безуспешно надрывался спикер, но поглощенные разборками политики поголовно заболели избирательной глухотой.

Главком, терпение которого было на исходе из-за дичайшего похмелья, встал из своего места и неторопливо подошел к микрофону.

– Молчать! – глубокий голос ситха эхом отразился от многочисленных платформ заставляя умолкнуть даже самых отчаянных. – Прошу вас, господин Спикер.

– Спасибо, господин Президент, – пау'ан издал звук, похожий на кашель. – Итак, согласно регламенту у каждого из зарегистрированных для дебатов сенаторов было по пять стандартных минут для заключительного ревю. Но поскольку вы, господа, не захотели или не смогли воспользоваться своим правом, поправка ставится на голосование без обсуждений.

Сенаторы снова загалдели, но на этот раз уже гораздо тише. Каждый из них просчитывал выгоды и потери своих секторов от введения новых пошлин. Но в то же время большинство политиков понимали, что государство не может покрывать дефицит за счет валютно-драгоценного резерва Центрального Банка, поскольку последние отнюдь не бездонны.

– За – тысяча сто двадцать восемь секторов, против – пятьсот двадцать шесть, воздержались – триста тридцать три. Решение принято, – отведенное время прошло и Спикер огласил результаты.

Вейдер остался доволен. Теперь ему не придется выслушивать притязания дочери о нехватке финансирования различных бюджетных проектов. И какого хатта только Лея поперлась в бюджетный комитет. Ведь ничего же не понимает в распределении кредитов, но… учится. Как и он сам…

Послушав текущие дела еще несколько минут, главком решил, что его присутствие больше не обязательно и покинул зал. Сев в спидер, он хотел было направиться во дворец, но неожиданно и вовсе отключил мотор.

Эни родила сына… У Пиетта утром было такое лицо, как будто он обкурился спайсом. Он совал главкому датапад с изображением маленького Сорела и Вейдер, разглядывая сына своей помощницы, сам того не желая злился на ребенка. Жутковатого вида младенец забрал у него Эни еще как минимум на полгода, а то и навсегда. Выросшая в неполной семье, девушка остро чувствовала нехватку отца и поэтому вряд ли она бросит Пиетта после рождения малыша. А значит шансы ситха на то, что помощница прозреет и выберет его, ничтожны как никогда.

В отсутствие Хелл (он так и не смог заставить себя называть Эни по фамилии мужа) Вейдер пользовался услугами дроида-секретаря, и тот на удивление хорошо справлялся. По крайней мере, глупых вопросов не задавал. Еще одного С-3РО он бы просто не вынес.

Мужчина снова потянулся к ключу, но взлететь ему так и не удалось. Зазвонил комлинк – Вейдера срочно вызывали обратно в Сенат.

Зал заседаний встретил ситха напряженной тишиной и растерянным взглядом спикера. Что успело произойти за столь короткое время, что в Силе ощущается всеобщее замешательство? Вейдер покосился в сторону альдераанской платформы: принцесса, хоть и помятая после вчерашнего, сидела точно в таком же шоке что и остальные. Хоть одно хорошо – причина не в ней.

– Милорд, дипломатические миссии АНС и Конфедерации* хотят сделать официальное заявление. Они настаивают на вашем присутствии, как президента ГС.
Вейдер кивнул.

– Хорошо. Я выслушаю их.

Пау'ан подал знак дипломату.

– Уважаемые сенаторы, господин Президент, – политик заметно волновался, но стоял с высоко поднятой головой и твердым намерением довести дело до конца. – Правительство АНС считает последние введенные Сенатом поправки таковыми, что нарушают договоренности между нашими государствами. Поправка о пошлинах напрямую затрагивает нашу экономическую безопасность, поэтому от имени Президента АНС госпожи Мон Мотмы я разрываю дипломатические и дружественные отношения с Галактическим Союзом.

Выступивший вслед за ним посланник гранд-адмирала Трауна практически слово в слово повторил речь своего предшественника.

Замешательство зала понемногу перерастало в настоящую панику, но действующий президент никак не реагировал на столь смелые заявления. Дипломаты, видя, что добиться адекватного ответа от Вейдера не удается, покинули заседание. И только тогда ситх наконец обратился к Сенату.

– Сегодня мы столкнулись с нежеланием некоторых, ранее дружественных государств, понимать необходимость тех или иных внутрисоюзных реформ. К счастью, товарооборот с АНС и Конфедерацией не столь велик, чтобы мы не смогли в дальнейшем стабилизировать ситуацию. Но, – Вейдер сделал паузу и особенно выделил последнюю фразу, – если кто-нибудь еще настолько же бесцеремонно захочет разорвать отношения с ГС, то эти государства уже никогда не смогут восстановить их снова на прежних добрососедских условиях.

Внимательно слушающая отца Лея чуть не расплакалась. Ну как Мон может быть такой глупой? Ведь слова Вейдера о малом торговом обороте актуальны только для ГС. Да, в сегменте партнеров Союза по внешней торговле АНС занимал далеко не первое место, но вот для Альянса бывшая Империя была единственным поставщиком огромного количества товаров. И где Мотма собирается искать новых партнеров, абсолютно непонятно. Как и не понятно, как она будет оправдываться перед правителями систем, по ее воле оказавшихся в блокаде.
  Форум: По миру Звездных войн · Просмотр сообщения: #348578 · Ответов: 21 · Просмотров: 5180

Энья Ваар
Отправлено: 3 Декабрь 2015, 09:36



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 26
Регистрация: 18 Ноябрь 2015
Из: Украина, Винница
Пользователь №: 9672


Глава 9

Единственным, что нарушало тишину просторного кабинета директора разведки, были старинные напольные часы, подаренные когда-то императором Палпатином.

В последнее время она все чаще поглядывала на них не просто чтобы узнать время, а с какой-то совсем не свойственной ей тоской и даже ностальгией по былым временам.

Вейдер поставил ее в слишком жесткие рамки. Айсард хотела было возразить главкому, но он молча указал ей на дверь. Так с директором уже СБГС* не позволял себе обращаться даже покойный Палпатин. И Айсард задумала отомстить ситху при первой же возможности, право толк в кулуарных интригах она знала превосходно.

«Агент Коот прибыл, мем», - секретарь наконец известил о долгожданном госте. Может хоть после его отчета что-то прояснится.

- Директор, - мужчина невнятной наружности достал из портфеля одну из дек. – Собранная мной информация минимальна. Мне удалось сделать копию личного дела Хелл, хранящегося в отделе кадров АП**, но после проверки оказалось, что больше половины данных не являются подлинными. Единственные достоверные упоминания о ней только начиная со Звезды-2 и позже. И они совпадают с появлением на станции Лорда Вейдера.

- Лорда Вейдера… - леди-директор задумчиво смотрела на деку. – Что ж, спасибо. Вы можете идти.

Айсард еще несколько раз перечитала составленный агентом отчет и первоисточники к нему.

«Может ли быть такое, что Вейдер привез девушку с собой? Но, откуда? И знал ли об этом Император? Так-так, а это что за файлы?..»

- Секретарь, вызовите ко мне агента Сейдж.

- Будет сделано, мем.

«Вот и посмотрим, как ты теперь будешь выкручиваться…»

***

- Как тебе Набу?

- Красиво, но скучно, - скрытый за горой датападов и дек Вейдер вызвал у Эни приступ хохота. – Вы там не задохнулись часом?

- Сила, нет… - мужчина поднял на нее покрасневшие глаза. – Но у тебя сегодня последний день отпуска, так что не мешай работать и иди, займись чем-нибудь своим.

- Хорошо… но завтра я у вас, иначе сойду с ума от безделья!

- Эни! – окликнул ее главком. – Пиетт уже на флагмане, что ты ходишь как беспризорница?

- Нет, летит завтра с утра.

«Что ж за день сегодня? И поработать не дадут…»

Эни вернулась в жилой сектор. Заглянув в гостиную и увидев, что муж занят, она хотела переодеться для поездки в город, но Пиетт окликнул ее:

- Иди сюда!

«Чем это он раздражен, раз так орет?»

- Что случилось, - перекинув через плечо платье и плащ, помощница появилась в дверном проеме.

- Случилось, - мужчина смотрел на жену с яростью. – Вот, полюбуйся! – брошенный им под ноги Эни конверт, взволновал молодую женщину.

«Фирмусу Пиетту. Будьте бдительны, иначе ваши рога будут цепляться за люстры».

- Что за бред? Это чья-то глупая шутка?

- Бред? – рассвирепевший адмирал вмиг подлетел к ней, совая под нос деку. - А это тогда что? И не хлопай на меня своими глазками! Я тебе не Вейдер.

- Действительно, не Вейдер, - к Эни вернулась толика хладнокровия, но руки все еще дрожали. – Можно посмотреть?

Но Фирмус с силой зашвырнул деку под стол.

- Скажи, чем он лучше меня?

- Кто? – помощница попятилась от надвигающегося на нее адмирала. Она решительно ничего не понимала из этого набора слов.

- Вейдер! И не строй из себя дурочку! Не ты ли, пока я был на орбите, бегала к нему каждую ночь, а уходила только под утро? Там, - он мотнул головой в сторону валяющейся на поду деки, - есть нарезки твоих похождений.

- Да, я ночевала у Милорда, - крепко сжатые кулаки помогли сосредоточиться и госпожа Пиетт ринулась в контратаку, наконец-то поняв, что именно муж имеет ввиду, - но я не спала с ним, как женщина с мужчиной.

- Врешь, - от его крика зазвенело в ушах и Эни загребла рукой воздух, судорожно ища за что ухватиться, но ноги не держали ее и помощница упала на колени. – Не притворяйся, это не поможет тебе избежать разговора! – Пиетт кинулся поднимать жену.

- Не подходи! – ее стошнило прямо на дорогущий набуанский ковер, привезенный ими из свадебного путешествия.

Фирмус заметался по квартире в поисках полотенец.

- Я вызову врача! – крикнул он, выбегая из освежителя. Но Эни уже было всё равно - она лежала без сознания в луже собственной блевотины, не слыша ни стенаний мужа, ни его просьб очнуться.

***

- Милорд, адмирал, - пожилой доктор президентского медцентра посмотрел на последнего с явным осуждением. – Состояние госпожи Пиетт стабильное, но я вынужден оставить ее под присмотром вплоть до конца беременности.

- Беременности?! – Фирмус не глядя бухнулся на жесткий стул приемного покоя.

Врач сложил руки на груди и покачал головой.

- Да, ваша жена беременна. Срок – три недели. И ей ни в коем случае нельзя волноваться. То, что вы устроили ссору, совершенно безобразно, - гинеколог отчитывал адмирала как мальчишку, а Вейдер моментально подобрался при слове «ссора».

- К ней можно? – робко поинтересовался шокированный будущий отец.

- Нет. Приходите дня через два, тогда может быть ваша жена изъявит желание принимать гостей.

Доктор гордо удалился, а главком до этого еще кое-как держащий себя в руках, схватил Пиетта за грудки.

- Что ты сделал? – ситху не было дела до субординации, в нем кипел гнев, но прежде чем убить адмирала, нужно дать ему объяснится.

- Она мне изменила! – зло выпалил Пиетт, и Вейдер с изумлением уловил в Силе, что бешенство адмирала направлено на него.

- С кем? – как можно вежливее поинтересовался он.

- С вами! – выплюнул ему в лицо Фирмус, не боясь уже никого и ничего.

- Что? – главком сначала растерялся, но через мгновение расхохотался, выпустив из железного захвата трепыхающегося Питетта. – Ты что, совсем больной?

Бешено вращая глазами, адмирал закричал на весь коридор покоя:

- Она сама призналась! Эни сказала, что приходила к вам по ночам! И у меня есть доказательства! Дека с видео!

Вейдер устало сел на стул. И что ему теперь делать с этим идиотом? Никогда главкому не приходилось сталкиваться с ревнивыми мужьями, а особенно с адмиралами…

- Эни действительно ночевала у меня, - медленно проговорил ситх, выделяя каждое слово, - но не спала со мной. Чувствуешь разницу? Ей все время снились кошмары, и она вообще не могла спать. Только поэтому Эни приходила ко мне, зная, что Силой я могу помочь ей заснуть.

- А-а-а… - пораженный адмирал выдавал совсем не членораздельные звуки.

- Ведь ты не выслушал свою жену, не дал ей возможности прояснить ситуацию. А теперь, - главком поднялся, - идем к вам. Нужно выяснить, кто же такой прыткий, а главное бесстрашный, что чуть было не развалил вашу семью.

***

Полумрак допросной комнаты навевал страх даже на видавшего виды адмирала. Ему было жаль фактически ни в чем не повинного техника, но перечить главкому он не осмелился.

- Кто? – невидимый захват на горле несчастного служащего сжимался все сильнее. – Или я увижу и так…

- Аг-г-гент СБГС, - прохрипел мужчина. Послышался хруст шейных позвонков, и тело мешком упало на холодный металлический пол.

Вейдер стремительно покинул кабинет никому ничего не говоря. Адмирал Питетт поспешил за ним.

- Милорд, что все это значит? – он не понимал, на кой ситх разведке потребовалось ссорить его с собственной женой, еще и приплетая сюда президента?

- Цель прозаична. Злоумышленники надеялись что я, как минимум, убью вас. А вы в порыве мести перед этим лишите жизни Эни, спасая честь мундира.

Пиетт поежился. А ведь он и правда практически потерял над собой контроль крича на жену. Что было бы, если бы она не оказалась беременна и ей не поплохело? Об этом Фирмус даже не хотел думать.

***

Пусто. Только палпатиновский подарочек так и остался висеть на стене. И что-то такое витает в воздухе, знакомое… Ощущение, как будто Сила замедляется в стенах этого кабинета…

- Вы не видели, директор не приносила с собой домашнего питомца в последнее время?

Дрожащий от страха секретарь проглотил слюну, но ответить все же смог:

- Сегодня утром… Небольшая ящерица…

- Исаламири… - Вейдер повернулся к заместителю Айсард. – С этого момента вы назначаетесь исполняющим обязанности директора СБГС. За эти сутки необходимо заменить все коды, пароли, передислоцировать всех наших агентов, выполняющих задания. И объявите Исанн Айсард в галактический розыск. Награда – сто миллионов кредитов.

- Вас понял, Милорд! - мужчина сразу же поспешил вон из кабинета.

«Исаламири… Умно. Или она хотела проколоться намеренно? Чтобы иметь причину для исчезновения? Ну ничего, за сто миллионов тебя найдут. Охотники за головами передерутся за твою тушку, Исанн. Но лучше бы ты умерла… прежде чем я встречу тебя снова».

СБГС* - Служба Безопасности Галактического Союза
АП** - Администрация Президента
  Форум: По миру Звездных войн · Просмотр сообщения: #348577 · Ответов: 21 · Просмотров: 5180

Энья Ваар
Отправлено: 3 Декабрь 2015, 09:34



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 26
Регистрация: 18 Ноябрь 2015
Из: Украина, Винница
Пользователь №: 9672


Глава 8

Ворнскр, огромной темно-фиолетовой тушкой валялся у двери и Эни чуть не упала, зацепившись за плюшевую зверушку.

«И кто оставил здесь этого монстра? У кого такое извращенное чувство прекрасного?»

Девушка попыталась втащить игрушку в квартиру пока никто не увидел, но ворнскр не поддавался. Эни надавила на монстра еще сильнее.

– Позволь помочь, – растрепанная Хелл повернулась. Фирмус с огромным букетом белых набуанских роз даже не скрывал хорошего настроения от столь пикантной позы своей невесты.

– Давай. Это от тебя? – Эни поставила розы в воду, а ворнскр, поддавшись адмиралу, был за уши оттащен в дальний угол гостиной.

– Ты против?

– Нет, но я озадачена… Весьма необычная игрушка, знаешь ли. И к тому же я сейчас не в лучшем настроении, чтобы воспринимать подарки адекватно. Так что извини, если я реагирую немного не так.

Фирмус подошел к девушке и приобнял ее за плечи.

– Все в порядке. Но… Эни, – он развернул ее лицом к себе, желая заглянуть в глаза, – с тех пор, как я предложил тебе выйти за меня, ты сама не своя. Что с тобой творится?

– Я боюсь.

Мужчина убрал руки.

– Не тебя… – оттягивать дальше просто бессмысленно. – Понимаешь, у меня есть кое-какие проблемы со здоровьем, которые могут косвенно влиять на наши отношения в будущем.

– И что же это? – Пиетт хотел, чтобы вопрос прозвучал как можно более спокойно, но в голосе все же проскользнуло напряжение.

Помощница замялась.

– У меня одна почка и это отклонение заставляет меня вести определенный образ жизни: диета, лекарства, даже за одеждой приходится следить, чтобы нигде не перемерзнуть…

Фирмус прервал ее речь, рывком подняв Эни на руки и усевшись со своей ношей в глубокое кресло из клонированной кожи.

– Даже если ты станешь кривой и слепой, для меня это будет недостаточной причиной, чтобы тебя оставить. Я люблю тебя всякой, понимаешь? И больной, и здоровой, и вообще, такой, какая ты есть.

– Я тоже, – прошептала Хелл еле слышно. – Я тоже…

– С этим выяснили, поговорим о свадьбе. Знаешь, я подумал, что не нужно приглашать много гостей. От силы пятьдесят существ и хватит.

– Согласна. Не люблю большие гулянки, – счастливо улыбнулась Эни своему жениху и посмотрела на наручные часы. – Ох, уже без пяти восемь! Милорд меня убьет! Все, пошли, а то меня точно уволят.

С несвойственной ей прытью помощница спрыгнула с колен адмирала и, набирая на двери код безопасности, не услышала, как Фирмус пробубнил себе под нос:

– А пусть бы и уволили…

***

– Вы видели запись заседания Сената, – к мерцающей из-за помех голограмме альдераанского сенатора были прикованы взгляды всех присутствующих в штабной комнате Альянса существ.

Недовольная Мон Мотма поджала и без того тонкие губы.

– Видела – цирк для убогих. Все сенаторы подкуплены или же большинство из них. И Лея, твоя затея с выдвижением была не к месту. Я вынуждена просить тебя, – в голосе Мон появились металлические нотки, – чтобы впредь ты свои планы согласовывала со мной. Вейдер наверное надорвался от смеха, наблюдая за тобой.

– Ничего он не надорвался, – Лея вспомнила широко распахнутые глаза ситха, когда она объявила свою кандидатуру. – К тому же я надеялась на поддержку вновь сформированного комитета лоялистов. Они готовы были проголосовать за меня… – принцесса увлеченно принялась оправдывать свой провал, но Лидер Альянса прервала ее.

– Вейдер узаконил свою власть, и скоро начнутся чистки. Ты должна следить за каждым его решением, официальным и не очень. И, по возможности, войти в бюджетный комитет.

– Зачем? – изображение сенатора зарябило, видимо она дернулась или обернулась к кому-то. – Я мало что понимаю в формировании денежных потоков.

– Тебе и не нужно понимать, – Мотма переглянулась с генералом Мадиной и после его кивка продолжила: – Ты должна помочь нашим людям выводить средства на спецсчета для финансирования Альянса.

Лею слова подруги и соратницы просто убили. То есть, если Мон об этом так просто говорит, то раньше они грабили Империю, а теперь будут грабить ГС?

– Лея, – бывший сенатор Чандрилы обратилась к принцессе как к несмышленому ребенку, – нам нельзя перекрывать денежные потоки из Корусканта. Кредиты нужны нам, чтобы продержатся на плаву, пока экономика планет АНС* не будет более-менее стабильной. Ты же как никто другой должна понимать эту необходимость.

– Да, – сенатор медленно кивнула, – я понимаю. До связи.

Альдераанка отключилась и витающее в немного спертом воздухе напряжение постепенно спало. Принцесса согласилась помочь, тем самым обезопасив Альянс от нехватки кредитов.

– Что дальше? – Мадина интересовало, что же еще придумала деятельная Мон Мотма за эти несколько дней, что прошли от выборов президента.

– Я не могу с точностью предугадать следующий шаг Вейдера, но одно знаю точно: настанет день, когда он под восторженное блеяние сенаторов объявит себя Императором. И тогда, наконец, он покажет свое истинное лицо, не прикрываясь маской лживой демократии.

Мадин не ответил. Он понял, что коллега ничего дельного предложить сейчас не может, но у генерала уже имелся свой собственный план действий по отношению к Вейдеру. Только нужно будет немножечко подождать, и, когда наступит время, его люди подадут сенаторам просто замечательную и безобидную на первый взгляд идею, которая, в конечном итоге, приведет к гибели ненавистного ситха.

***

Люк весь день старался сосредоточиться на документах, но его губы то и дело расплывались в идиотской улыбке – сегодня утром отец связался с ним в Силе.

Младший Скайуокер во все глаза разглядывал живописные виды столицы из смотровой площадки на крыше Президентского Дворца, когда услышал его.

«Люк…»

«Отец…», – он потянулся к источнику голоса, опустив ментальные щиты, чтобы Вейдер смог почувствовать его радость.

«Даже с закрытыми щитами, я чувствую тебя, сын».

«Я рад, что все получилось именно так, - ему не терпелось сказать все и сразу. – Что ты жив и стал президентом, что смог выбраться с той станции…»

Хрипловатый смех Вейдера прозвучал в голове Люка. Что он такого сказал, что отец смеется?

«Я не с тебя… Знаешь, я не ожидал, что ты прибудешь вместе с миссией».

«Мон Мотма поручила мне, как единственному джедаю, охрану дипломатов. И я очень хотел тебя увидеть…»

Люк зарделся. Он еще никогда не позволял своим эмоциям по отношению к Вейдеру проявляться настолько сильно. Но ведь это его отец, тот, кто, рискуя собственной жизнью, защитил его от императора. И Вейдер сможет рассказать ему о матери, ведь Люк совсем не знает о ней.

«Смогу… Приходи ко мне вечером. Охрана пропустит тебя».

«Приду…»

Вечер неумолимо приближался, но как назло рядом все время маячил Хан, которому нечем было заняться. А Люк не придумал ничего другого, как соврать, что ему нужно в Президентскую Библиотеку.

Но Соло не даром столько лет вращался в криминальных кругах, чтобы не научится разоблачать столь неуклюжую ложь. И на словах согласился с малышом о необходимости уделять больше внимания образованию.

«Да какое к хаттам образование? Сказал бы правду, что нашел себе девку, а то мнется как кисейная барышня. Как будто я не вижу, что он идет на свидание!»

Смотря, как Люк прихорашивается у зеркала, разглаживая складки на новой робе, Хан удостоверился в правдивости своих подозрений.

Едва Скайуокер пожелал ему хорошего вечера, Соло, вместо того, чтобы поехать на этаж к Лее, остановил лифт и активизировал свой датапад. Совсем недавно ботаны снабдили его устройство и комлинки всей дипломатической миссии весьма интересными жучками. Сейчас он проверит одно из таких в действии.

Оказывается Люк вышел на четырехсотом этаже, а не на двести шестнадцатом. Хан ввел в датапад поиск по апартаментам. Итак, здесь проживали всего несколько существ: спикер Сената, первый помощник президента Хелл и сам Дарт Вейдер. Не нужно быть гением, чтобы понять к кому в гости напросился его маленький друг, или же его пригласили… Не к Хелл же он пошел, в самом деле! Голонет уже облизал ее предстоящую свадьбу с Пиеттом с ног до головы.

Да и к тому же сам сарлакк не знает, что произошло между Люком и Вейдером на Звезде Смерти… Может ли быть такое, что ситх завербовал мальчика?

***

– За тобой следят.

Ни тебе «здравствуй», ни «как ты, сынок?», а сразу – «следят»!

– Откуда знаешь? – глупый вопрос, конечно отец уловил что-то в Силе.

– В твоем комлинке есть жучок. Система безопасности моих апартаментов зафиксировала его, - ситх пригласил сына в гостиную. – И я подозреваю, что поставили его отнюдь не враги.

Люк поперхнулся предложенным чаем.

– Да ладно?!

– Вот тебе и ладно, – а мальчик-то практически его копия в молодости – такой же доверчивый. – Но, я думаю, это сделано без злого умысла, просто чтобы перестраховаться.

– От чего?

«Сила, какой он все еще ребенок…»

– От инцидентов, подобных сегодняшнему твоему визиту.

– И что делать, – в глазах сына промелькнула растерянность. Меньше всего ему хотелось решать подобную проблему в одиночку.

Вейдер немного подумал, гипнотизируя остывающую в чашке жидкость.

– Пожалуй, я смогу тебе помочь. Сделаю так, что центральное устройство посчитает сигнал твоего комма ошибкой, и отправлю тебя в…

– …библиотеку, – Люк замялся. – Ну, я сказал Хану, что иду туда.

– Хану, значит… Хорошо.

Главком прикрыл глаза, сосредоточившись на силовом поле замаскированного передатчика.

– Готово, – через минуту сказал он. – А теперь, – глаза ситха хищно заблестели, – ты расскажешь мне о себе всё.

Люк задорно засмеялся и поудобнее устроился на диванчике, готовясь к длительной ночной беседе с отцом.

***

– Не слишком яркое? – консультант свадебного салона «Верето Итма» с интересом разглядывала новую клиентку.

– Без страз, драгоценных камней, газовой ткани. Простое белое платье, можно с легкой вышивкой. Есть у вас такое? – молодая девушка, лицо которой с недавних пор знала едва ли не вся столица, терпеливо перечисляла свои предпочтения.

Служащая кивнула. Такие одежды у них были, хоть их редко кто покупал. Обеспеченные корускантки предпочитали обилие драгоценностей по принципу – чем больше, тем лучше, порой совершенно не заботясь о эстетической красоте.

– Вот, пожалуйста. Их всего два, но вот это, думаю, будет вам как раз впору.

Эни молча взяла в руки тончайший кореллианский атлас и направилась в примерочную.

Платье сидело практически идеально. Именно такое она и хотела, - чтобы закрывало грудь и спину. И никаких декольте. Но настроение от созерцания себя в зеркале не повысилось, а наоборот – упало еще ниже.

Фирмус задарил ее цветами и игрушками, но помощнице всё было не в радость. Милорд ответил отказом на ее просьбу и в душе Эни еще сильнее заворочался червячок сомнения. Правильно ли она делает, связывая свою судьбу с адмиралом, тогда как интуиция снова говорит о надвигающейся опасности. Но разве Пиетт опасен для нее?

Подобрав подол платья, Эни вышла из примерочной.

– Вы выглядите идеально! – всплеснула руками девушка-консультант.

«Да уж… С такой кислой миной я еще способна вызывать восхищение. Хотя, за такие чаевые я бы тоже в ладоши хлопала».

– Какая цена? – ценника помощница не нашла, поэтому следовало хотя бы спросить, перед тем, как давать кредитку.

– Шестнадцать тысяч плюс тысяча кредитов за обслуживание.

Эни протянула карточку и принялась снимать дорогостоящую тряпку.

«Почему Вейдер отказал мне? Неужели он против нашего брака? Тогда почему не сказал? Он ведь не из тех людей, которые боятся обидеть неосторожным словом. Господи-боже, я скоро сойду с ума от всех этих мыслей! Никогда не думала, что выходить замуж так трудно…»

***

Церемонию бракосочетания Эни почти не запомнила. Она все время старалась поймать взгляд Милорда, но он упрямо отводил глаза. И девушка недоумевала, что она сделала не так, чем прогневила своего начальника? От такого поведения Вейдера стало очень горько, и она еле выдавила такое ожидаемое адмиралом «Да».

Величественное спокойствие элитного ресторана «Юциан», куда молодожены отправились отмечать свадьбу, немного умиротворило расшатанную нервную систему помощницы и она начала улыбаться немногочисленным гостям, танцевала с мужем и его родственниками, пробовала блюда корускантской кухни. Но надолго Эни не хватило.

– Фирмус, я оставлю тебя на минутку. Мне нужно в дамскую комнату.

– Конечно милая, – витающий в облаках адмирал не заметил печали в ее глазах.

Медленно пробираясь между столиками, Эни вышла в коридор. Но ее путь лежал совсем не туда, куда она сказала мужу, а на огромную открытую террасу, в этот вечер совершенно пустую.

Как давно она стояла в каком-то захолустье, опираясь на холодные перила, и думала о смерти. Но на самом деле прошло чуть меньше полугода. За это время изменилось абсолютно всё. Но стала ли Эни счастливей, она не знала.

– Почему тебе так больно, – тихий голос Милорда испугал ее.

– Откуда вы знаете, каково мне? – прошептала, не оборачиваясь, помощница.

Вейдер подошел ближе и стал рядом с ней, любуясь ночными красками вечно не спящей столицы.

– Мне ли не знать этого?

– Вы отказали мне… – в словах Эни было столько горя, что главком непроизвольно дернулся, чтобы обнять ее, но тут же отшатнулся – его помощница теперь замужняя женщина.

– И из-за этого ты несчастна?

– Да! – резко повернувшись к Вейдеру, выкрикнула девушка. – Да, из-за этого! Потому что вы нужны мне, но вы отдалились от меня. Мне нужен был совет, но уже поздно, - она на миг подняла руку, на которой сверкнуло обручальное кольцо.

– И какой же совет, позволь спросить, ты от меня хотела?

– Я хотела знать, одобряете вы мой брак, или нет, – Эни уже не сдерживала слез.

Главком удивленно вскинул брови.

– А если – нет, то тебя бы это остановило?

– Да!

Вейдер стоял, как громом пораженный.

– Но, почему? – он не узнал собственного голоса.

– Потому, что вы для меня – всё.

Эни зажмурилась, оглушенная собственной правдой, в ожидании саркастичного ответа, но вместо этого она оказалась прижата к брони ситхского костюма. Вейдер сжимал ее в объятьях так, что у девушки захватило дух, но это было именно то, в чем она так остро нуждалась. Ситх чуть ослабил хватку и помощница смогла обнять его в ответ.

«Я нужен ей. Не Пиетт, не кто-либо другой, а я – одинокий, старый полудроид».

Вдыхая ее едва уловимый запах, он даже не мог до конца идентифицировать свои ощущения. Его накрыла какая-то совершенно сумасшедшая смесь радости, облегчения, любви, желания и еще чего-то, заставляющего сердце трепетать как пойманная в сеть вомп-песчанка.

Но одно Вейдер знал точно – он будет ждать… Ждать, когда она сама сможет отличить любовь от влюбленности, сможет отделить шелуху от плевел и наконец придет к нему. Навсегда.

АНС* - Альянс Независимых Систем
  Форум: По миру Звездных войн · Просмотр сообщения: #348576 · Ответов: 21 · Просмотров: 5180

Энья Ваар
Отправлено: 3 Декабрь 2015, 09:33



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 26
Регистрация: 18 Ноябрь 2015
Из: Украина, Винница
Пользователь №: 9672


Глава 7

Вышедшему на посадочною площадку Президентского Дворца Вейдеру подумалось, что в такую рань не спать может только охрана, но - нет. На платформе, едва не сдуваемая ветром, маячила одинокая фигура, закутанная в тяжелый черный плащ. Сильный порыв сбросил с головы незнакомца капюшон, наделав беспорядок на и без того нечесаной голове и ситх приглушенно хмыкнул.

Действительно, кто еще будет встречать адмирала, как не его девушка. Он не стал подходить к Эни, а она, не обращая внимания на волосы, все так же продолжала всматриваться в начинающее светлеть небо.

За этот месяц Вейдер привык, что девчонка прибегала к нему, как только ей снился очередной кошмар. И он практически перестал смотреть на нее, как на объект вожделения. Да и ранее интерпретировал ли он свои чувства к ней правильно? Не спутал ли желание защитить абсолютно беспомощное существо с желанием обладать?

Ведь он смог стать ей советчиком, проводником в новом мире, как не стал им когда-то для собственной дочери. И уже не станет… С Люком еще не все потеряно, а вот Лея… Она никогда не простит ему Альдераан, хоть и косвенно сама виновата в уничтожении планеты. Но скажи он подобное принцессе, она станет ненавидеть ситха еще больше. Такая неудобная правда никак не вписывается в ее мировоззрение.

Челнок лямбда-класса опустился на платформу ровно в шесть утра по стандартному времени. Вместе с адмиралом Пиеттом с трапа сходили офицеры, которым нужно было в генштаб, и его личные адъютанты. Все они кивали Эни, поскольку знали ее еще с событий на Звезде-2. И усмехались про себя, ведь помощнице не обязательно встречать военных.

Фирмус мысленно улыбнулся, видя, как Хелл старается держать себя в руках, чтобы не кинутся ему навстречу. Но устав требовал сначала поприветствовать главкома, а потом уже, если позволит обстановка, сжать в объятиях свою возлюбленную.

- Милорд, - Пиетт козырнул. – Флот находится в полной боевой готовности. Разведывательные зонды мониторят все ключевые транспортные пути и выходы из гиперпространства.

- Хорошо, - кажется, лорд Вейдер остался доволен. - Отчет оставите Слай Мур. Я посмотрю позже. Можете быть свободны. И, адмирал. Надеюсь, вы будете на балу в честь открытия Сената?

- Да, сер, - у него теперь есть партнерша для танцев, поэтому вечер обещает быть нескучным.

Лицо адмирала сделалось мечтательным, и ситх на миг прикрыл глаза, чтобы подчиненный не увидел в его взгляде задорных бесенят. Не только с Пиеттом будет вальсировать сегодня Эни Хелл. Но и с новым президентом ГС. Если конечно она умеет это делать.

***

- Наконец-то! – едва за Вейдером и остальными офицерами закрылась дверь, адмирал стремительно преодолел то небольшое расстояние, что отделяло его от Эни, и заключил ее в крепкие объятья.

- Я скучала, - теснее прижимаясь к Фирмусу, прошептала девушка.

Мужчина немного отстранился. Все же его воспитали довольно таки строго, и он не мог позволить себе лишнего хотя бы до официальной помолвки. А нежный и немного хриплый голос Эни грозил подорвать моральные устои адмирала.

- Не думал, что Милорд разрешит мне находиться в столице во время выборов. Мало ли кому захочется атаковать Корускант в этот день…

Эни засмеялась. Они уже вошли в коридор, направляясь к лифтам, и помощница достала мини-датапад.

- Почитай. Пока об этом мало кто знает, но уже к обеду Голонет сойдет с ума от новостей.

Бегло просмотрев документы, Пиетт округлил глаза.

- Значит Траун и Альянс…

- Именно. Ты позавтракаешь, или поспишь еще немного?

- Сначала поем, а потом… как получится, - ответил адмирал, когда лифт остановился на нужном ему этаже. – А ты?

- Платье. Мне должны привезти к восьми, а пока еще есть работа. Сенаторы все еще прибывают, - Эни машинально облизала губы.

- Зачем ты это делаешь? – он не удержался и снова привлек ее к себе.

- Что?

Адмирал не хотел, чтобы их первый поцелуй произошел в таком, мягко говоря, неподходящем месте, но сдерживать себя было выше его сил. Сердце билось так громко что, казалось, сейчас выпрыгнет из груди. В глазах Эни уже горело ожидание, а чуть приоткрытые губы умоляли его о снисхождении.

Первое прикосновение было нежным. Она, наконец, прочувствовала губы любимого, такие сухие и горячие, но через мгновение уже лихорадочно целующие ее, словно еще немного и их прервут. Ноги внезапно стали ватными, девушка покачнулась, но адмирал удержал ее. Эни уже плохо контролировала себя, лаская его широкую сильную спину и выгибаясь дугой навстречу его жадным поцелуям.

- Мы не должны… здесь… - выдохнул Фирмус ей в ухо. Глаза Эни прояснились.

- Да… Но это того стоило, - тянущая боль внизу живота заставила девушку скривится.

– Мне пора, - она проводила мужчину взглядом и нажала кнопку своего этажа.

***

Лея даже не поздоровалась с ним. Что ж, это предсказуемо. Гордо прошествовав мимо Вейдера в коридоре Сената, принцесса высматривала своих старых друзей и новоиспеченных дипломатов Альянса.

Все-таки красивая у него дочь. Было бы чем гордиться, если бы ее милую головку еще в детстве не запудрили сомнительными идеалами. Добиваться демократии насилием… жаль, что Бейл уже покойник.

А Люк… искрящийся клубочек в Силе. От него исходили такие радостные волны, что просто невозможно было не повернуться к сыну. Мальчик чувствовал облегчение, что его непутевый отец все же сумел выжить, но подойти ближе ему мешал Соло.

Великая Сила, ну и команду подобрала Мон! Уж лучше бы Мадина отправила, нежели этого прощелыгу. Хотя ясно, почему ребельский генерал здесь. Бесстыдно пожирает глазами Лею, как будто он ее единоличный хозяин.

Да даже Пиетт, до чего уж влюблен в Эни и то старается держать себя в руках. Видимо, проторчал в освежителе все утро. Это ж надо целоваться в лифте, где полно камер. Не прошло и получаса, как Вейдер уже просматривал голозапись, переданную ему агентами Айсард. Но читать нотации влюбленным он не намерен, пусть поступают как хотят.

Вейдер взошел на одну из сенатских платформ. Впервые ему придется открывать такое масштабное мероприятие, но особой радости это почему-то не доставляет. Уж лучше бы Падме стояла на его месте, она была в политике как рыба в воде, а он только учится набивать себе шишки о твердолобых чиновников и их раздутые аппараты.

Главком не спеша оглядел зал: за этот месяц количество платформ едва ли не удвоилось - вместо тысячи двадцати четырех здесь было уже тысяча девятьсот восемьдесят семь миров. Половина их них ранее не признавала не то, что Империю, а и Республику.

И хоть остальные залы Сената так и остались в спокойной лавандовой гамме, расширенный зал заседаний пестрел разноцветными красками. на каждой ложе теперь имелась символика систем, делая помещение светлее и праздничнее.

- Милорд, - Эни тихонько подсунула под руку деку с приветственной речью. – Пора начинать.

***

- Он меня нервирует!

- Лея, кто? - проигнорировавший свою ложу Хан уселся возле сенатора.

- Вейдер! Ты видишь, сколько миров в Сенате? Даже Республика не имела столько. А они сами к нему пришли! Понимаешь, сами! – принцесса нервно теребила краешек платья. Она поминутно оглядывалась, крутила головой, стараясь уловить настрой окружающих ее существ. Но все лишь увлеченно слушали выступление ненавистного палача, как будто это не он убил миллионы людей с помощью своего флота.

- Я знаю только то, что мне здесь очень не нравится, - усмехнулся бывший контрабандист. – Только вон Люк сияет как начищенный бластер.

Органа повернулась в сторону дипломатической платформы. Она отлично знала причину веселья младшего Скайуокера, но Хану об этом знать не стоит. Попробуй заикнись ему, что Вейдер отец Люка, он тут же сбежит от нее, ведь кому захочется встречаться с дочерью Ужаса Галактики.

Соло придвинулся еще ближе.

- Ты уверена, что это хорошая идея, - напряженно прошептал он. – Я имею ввиду…

Лея упрямо вздернула подбородок и сверкнула на любовника глазами так, что он пожалел о заданном вопросе.

- Уверенна.

Генерал только вздохнул. В их команде он определенно был только ведомым, хоть и отвечал за безопасность принцессы по поручению Мон Мотмы.

***

После жарких дебатов таки удалось избрать спикера, который удовлетворил даже самых воинственно настроенных сенаторов. Им стал представитель Утапау, который набрал больше всего голосов в анонимном голосовании. Серокожий алиен без какого-либо замешательства сразу же приступил к своим новым обязанностям. Началось выдвижение кандидатов в президенты.

- Оррус Ассири от Кореллианского сектора, - невысокий мужчина гордо провозгласил свое имя. Зал взорвался шумом. Все ждали что первым выступит Вейдер, но он молчал.

Дроиды внесли имена пяти кандидатов, когда главком наконец решился.

- Дарт Вейдер от Корускантского сектора, - ему показалось, что собственный голос подвел его в самый решающий момент, но ситх быстро взял себя в руки. Одобрительный гул сенаторов и эманации Силы придавали уверенности в победе.

- Лея Органа от Альдераанского сектора, - звонкий девичий голос пронесся по залу заседаний, сметая за собой весь гвалт и сутолоку. Помещение погрузилось в абсолютную тишину.

Вейдер, все еще не веря своим ушам, резко повернулся к дочери. «Что она творит? Неужели не понимает, что этот бой ей не выиграть?»

Чтобы как-то снять повисшее в воздухе напряжение спикеру ничего не оставалось, как объявить о начале голосования.

«Еще немного и решится судьба галактики. Разве я могла мечтать, что увижу такое зрелище? Господи, как же страшно…» У Эни уже начали мелькать в глазах разноцветные точки от беспрерывного мельтешения платформ и она решила заняться своим датападом.

- Итак, сегодня великий день, - стандартные полчаса истекли очень скоро. – Галактике удалось избежать кровопролития и снова вернуться к демократическим ценностям, - пау'ан сделал эффектную паузу. – Но, ни одно государство не может полноценно функционировать без законно избранного правителя. Поэтому, по итогам голосования, я объявляю президентом Галактического Союза представителя сектора… - Эни до боли вцепилась в датапад. - …Корускант – Дарта Вейдера!

Звенящая тишина зала заседаний вмиг разорвалась на тысячи осколков, потонув в многоголосом реве сотен существ. А Вейдер наконец выдохнул – власть в его руках.

***
- Прекрасно выглядишь.

- Спасибо. Ты тоже ничего, - Эни смертельно устала за этот долгий день, но отказывать Фирмусу – значит обидеть его.

Смотреть на ее темно-зеленое платье было само удовольствие, и Пиетт то и дело бросал на помощницу жаркие взгляды. Он едва сдерживал себя, чтобы не сорвать с девушки одежду и не заняться с ней любовью прямо на ковре в гостиной. Сила, как же трудно порой находиться в плену собственного воспитания, но сегодня, если ему удастся, все может измениться…

- Идем, - Эни охотно оперлась на протянутую адмиралом руку.

Это был их первый официальный выход в свет, если не считать встреч в ресторане «Экзекютора», и девушка очень волновалась. Как отреагирует пресса, как посмотрит на нее Вейдер? В его одобрении Эни нуждалась больше всего, но Милорд пока и словом не обмолвился, хоть и видел ее с Фирмусом игры в гляделки.

На входе в бальную залу у нее задрожали колени. Сколько же там было существ: огромное живое море, разноцветными волнами колышущееся в разные стороны великолепного зала. А в самом центре - новый президент ГС, принимающий поздравления. Эни слегка улыбнулась. Она-то первая поздравила Милорда еще в сенатской ложе, пожав ему руку, хотя на самом деле хотелось кинуться на шею и задушить в объятьях.

***

- Разрешите пригласить вас на танец? - белое набуанское немного затуманило голову адмиралу Пиетту и он, к своему удивлению, почувствовал некую ревность, когда Эни открыла бал вместе с Вейдером, станцевав с ним кореллианский медленный вальс. Теперь же Фирмус намеревался взять у лорда реванш.

Эни кинула и мужчина увел ее на танцпол. Пиетт двигался грациозно, поддерживая ее и не давая сбиться с такта, но девушке не очень нравился сам процесс. Когда она вальсировала с Милордом, тот почувствовал усталость своей помощницы и большую часть танца она просто плыла за ним, опутанная Силой. Это было просто волшебное ощущение невесомости и легкости, как тела, так и мыслей, но оно быстро закончилось.

- Нам нужно поговорить, - музыка стихла и адмирал увел девушку на один из открытых балконов. Эни же, заметив маленькую лавочку, сразу же уселась на нее, дав долгожданный отдых гудящим от усталости ногам. – Эни… выходи за меня замуж!

Девушка непонимающе уставилась на Фирмуса.

«Замуж? Да мы едва знакомы. И он не знает обо мне самого главного! И что же тебе сказать? Ведь я, кажется, все же люблю...»

Эни много раз представляла этот момент, но в мечтах он был более романтичным. Ее не покидало ощущение, что адмирал предлагает замужество только чтобы затащить ее в постель на более-менее законных основаниях.

- Эмм… да.

Фирмус выдохнул. Эни Хелл согласилась стать его женой. Он порывисто поцеловал ее в губы, но девушка мягко отстранила адмирала.

- Нас могут увидеть. Я не хочу, чтобы наши снимки гуляли в Голонете. И… Фирмус, я, пожалуй, пойду к себе, день был трудным и я валюсь с ног.

Пиетт разочаровано уставился на корускантское небо. Винный дурман развеялся и его настигло чувство некой опустошенности. Не так он представлял себе продолжение сегодняшнего вечера, определенно не так…

***

«Сколько еще будет сниться этот чертов сон?» Эни взглянула на будильник – без четверти три. И она не уснет теперь до самого утра. Только если…

«Хорошо, что покои Милорда на одном этаже с моими». Стараясь ступать как можно тише, девушка добралась до спальни Вейдера. Тот еще не спал.

- Доброй ночи, - закутанная в плед помощница изрядно удивила президента. Она же должна проводить ночь у Пиетта, или – нет?

- Угу… - Эни зевнула, прикрыв рот ладошкой. – Вы не против, я тут посплю, а то опять кошмары снятся.

- Ты же знаешь, что нет.

Юркнув под одеяло, помощница принялась за устройство импровизированного гнезда из подушек.

- Милорд, тут такое дело… в общем Фирмус сегодня предложил мне руку и сердце.

В руках Вейдера хрустнул датапад. Он и не думал, что события будут развиваться настолько быстро, хоть и знал решительный нрав адмирала.

- И?..

- Я согласилась, - сказано без особого энтузиазма, значит, еще есть надежда…

«Стоп! Какая надежда? На что? Ведь не далее, как сегодня утром ты убеждал себя, что не чувствуешь к девчонке решительно ничего, а теперь?»

- Милорд, а не могли бы вы вести меня к алтарю? Просто роднее вас у меня в этой галактике человека нет и… - Эни смотрела на него совершенно невозможным честным взглядом.

- Мне нужно потренироваться, - отрывисто бросил он, оставив девушку без ответа. Зато паре десятков дроидов этой ночью он ответит сполна, представляя на их месте Фирмуса Пиетта.
  Форум: По миру Звездных войн · Просмотр сообщения: #348575 · Ответов: 21 · Просмотров: 5180

Энья Ваар
Отправлено: 3 Декабрь 2015, 09:31



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 26
Регистрация: 18 Ноябрь 2015
Из: Украина, Винница
Пользователь №: 9672


Глава 6

Первые шаги по реформированию правительства дались Вейдеру крайне нелегко. Он столкнулся если не с прямым неповиновением, то с отчаянным неприятием нового порядка старым руководством. После трехдневных дебатов ситху надоело слушать монотонные занудные речи и он решил проблему по своему – распустил кабинет.

Голонет захлебнулся новостями. Пресса попробовала вкус свободы и теперь писала и говорила, что ей только вздумается. Но к удивлению главкома новость об увольнении всех министров население галактики восприняло позитивно, несмотря на поднятый гвалт.

Найти новых кандидатов оказалось довольно-таки непросто, но креативные помощники и глава Администрации рискнули разместить объявление в Голонете. Кто из них был инициатором, Вейдер так и не узнал, но такой шаг оказался весьма эффективным. Уже на следующий день в Секретариат стали поступать анкеты желающих занять столь высокие и ответственные должности. Выбор оказался богатым, даже несмотря на то, что многие боялись Вейдера до икоты.

Имея хорошее образование и опыт работы в различных сферах, люди и алиены не могли пробиться на ключевые посты из-за банального отсутствия нужных связей. Особенно это затрагивало нечеловеческие расы. Но после принятия соответствующего закона алиены смогли претендовать на высокие должности наравне с людьми.

Вейдер принимал самое активное участие в отборе кандидатов для дальнейшего собеседования. Хоть он и не был знатоком в определенных отраслях экономики, но интуитивно чувствовал, подходит тот или иной претендент или нет.

При таком марш-броске кабинет был собран уже через шестнадцать дней, что не могло не радовать. Представлял новых министров ситх на очередной пресс-конференции. И хоть он не любил прессу, но, тем не менее, личное участие Регента ГС в столь важном событии не только добавляло ему уважение среди обывателей, но и затыкало рты недоброжелателям.

Главком прекрасно понимал, что именно среднестатистическая прослойка населения является наибольшей в галактике, и косвенно, но всё же влияет на мнение правителей своих систем. Если они поддерживают Вейдера, а сенаторы проголосуют против, реакцию граждан предугадать очень легко.

Вместе с тем на Корускант через день после триумфального выступления Лорда начали прибывать сенаторы. Ситх удивился, узнав, что первыми на посадочной площадке Президентского Дворца приземлились посланники нескольких систем Ядра. Представители Теты, Бисса и Адана спешили засвидетельствовать свое почтение новому лидеру галактики. В том, что это будет именно Вейдер они, похоже, не сомневались.

Единственным, что вызвало в сенаторах некоторое возмущение, стал приказ-пожелание главкома ко всем системам, желающим войти в Галактический Союз. Вейдер ненавязчиво сообщил, что в бюджете пока не будет статьи, предусматривающей полное денежное обеспечение представителей. Единственное, что предоставлялось – квартира, охрана и дроиды. Весь дополнительный персонал, коммунальные услуги и продукты питания сенаторам должны будут оплачивать делегировавшие их системы. Поэтому правители многих планет предпочли вместо того, чтобы самим лететь в столицу, прислать кого-либо другого – для большей экономии кредитов.

***

- Милорд, Центральные Миры в полном составе подтвердили свое участие в Сенате. Все их представители уже в столице и размещены согласно внутреннему предписанию. Также пришел запрос от… - Эни запнулась. Она даже представить не могла, как отреагирует Вейдер на подобную дерзость.

- От кого? – что там такое, что помощница замолчала и продолжает пялится в деку, словно впервые видит. Неужели его еще чем-то смогут удивить?

Девушка переступила с ноги на ногу. Она еще припомнит секретарю эту новость.

- Принцесса Лея Органа просит подтвердить ее участие в Сенате от Альдераанского Сектора, - на одном дыхании выпалила она и втянула голову в плечи. Сейчас будет взрыв.

Вейдер вылетел из кресла и выхватил у Эни злосчастную деку. Слова девушки просто не укладывались в голове. Как смеет Лея, даже будучи его дочерью, выдвигать свою кандидатуру на пост представителя? Она же была одним из самых разыскиваемых лиц в Империи.

- Как ей удалось стать сенатором? – в нем уже закипал гнев. Неужели Органа думает, что в ГС ее амнистируют?

- Принцессу выдвинули жители второй планеты сектора. Также письмо в ее поддержку направили альдераанцы, живущие в других системах.

- Эни, как мы это упустили? – расплющенная дека полетела в стену. – Как? – обычно сдерживающий себя Вейдер рассвирепел. До боли захотелось удушить строптивую дочь за такие идиотские идеи. Копия Падме, чтоб ее!

А помощница тем временем пятилась к двери. За все время работы с Вейдером в первый раз она по-настоящему испугалась. Но это были еще не все плохие новости.

- Милорд, мне жаль расстраивать вас, но есть еще одно сообщение, требующее вашего внимания.

Вейдер отошел к окну. В последнее время он стал завидовать Палпатину, который мог позволить себе свалить всю работу на Пестажа и еще ситх знает кого, а сам занимался только дурацкими интригами. Ему же от политической рутины теперь деваться некуда, как и от негатива, постоянно сопровождающего дела подобного рода. Объявил демократию на свою голову. Ну что ж, назвался вомп-песчанкой – полезай в песок.

- Говори уже, времени мало…

Эни на всякий случай отошла еще дальше.

- Альянс Независимых Систем, также известный как Альянс повстанцев, направил в Администрацию официальный запрос. В документе говорится, что они хотели бы сотрудничать с ГС и готовы прислать дипломатическую миссию.

Вот значит, как… Мон решила поиграть по его правилам. Быстро же они сориентировались. Не успели зализать раны после Эндорской битвы, а уже спешат занять местечко поближе к денежным ресурсам. И наверняка они захотят место в Сенате, хоть и без права голосования за внутрисоюзные законы.

- Подтверди запрос. Посмотрим, что они придумали. И скажи Слай Мур, пусть вызовет ко мне Айсард.

- Да, милорд.

Он так и не обернулся, разглядывая огни вечернего города сквозь сверхпрочный транспаристил. Звук закрывающейся двери подтвердил, что Эни ушла… Понимающая девочка.

Интересно, а знает ли Мотма, что Люк – его сын. Если да, то она постарается во что бы то ни стало сделать мальчика инструментом для манипулирования и тогда ему придется поставить сыну ультиматум. Если же нет, то нужно будет предупредить ребенка, чтобы не болтал об их родстве кому попало.

«Милорд, Директор прибыла», - раздался из комлинка бесцветный голос секретаря.

«Пусть войдет».

Айсард почему-то волновалась даже больше, чем Эни. Но последняя знает, что Вейдер никогда не сорвется на ней, хоть он и не говорил об этом, а эта явно опасается. Слишком ярко и беспокойно ее отражение в Силе.

- Присаживайтесь, - Исанн осторожно опустилась в кресло. – Вы выяснили, что с Трауном? Почему он не выходит на связь?

- Выяснила, - по дороге она встретила Хелл, которая только чиркнула по горлу рукой в ответ на ее вопрос о том, как воспринял главком последние новости. Этот более чем красноречивый жест несколько озадачил и взволновал Директора, ибо ее доклад был не менее взрывным. – Он спешно объединяет системы во Внешнем Кольце, используя флот. Также Траун категорически отказывается повиноваться вам как главнокомандующему.

- Значит, он намерен создать свое государство, - скорее утвердительно, чем вопросительно проговорил Вейдер. – Игра становится все интереснее… Кстати, вы ознакомились с запросами Альянса и Альдераанского Сектора?

- Да, - покойный Император в силу своего сумасшествия был гораздо проще в общении.

- И что вы думаете по этому поводу? – он впился в нее взглядом, не оставляя времени на продуманный ответ. Синие глаза с красноватыми белками отвлекали и не давали сформулировать четкую мысль.

- Окончательное решение за вами… Но во избежание эскалации конфликта можно попробовать договорится с ними.

Вейдер и сам знал, что ответственность за любое принятое решение лежит только на нем, но все же спросить совета, хоть и номинального, еще никому не мешало. Или Айсард отключила мозг, не сумев справиться с лицезрением его без привычной маски.

- Свяжитесь с адмиралом от имени ГС и предложите сотрудничество, но с условием, что системы, которые самостоятельно присоединились к нам, он трогать не будет. Иначе – война. Свободны!

Пусть так, нежели снова вступать в конфликт. Бывшая Империя и так ослаблена постоянными вспышками восстаний, высокими налогами и чудовищной разбалансированностью властей. Сначала нужно уладить дела с Сенатом, стать законным президентом и навести хоть какое-то подобие порядка. А мятежные системы пусть поживут в альянсах и империях, может тогда наберутся ума и сами попросятся обратно.
  Форум: По миру Звездных войн · Просмотр сообщения: #348574 · Ответов: 21 · Просмотров: 5180

Энья Ваар
Отправлено: 3 Декабрь 2015, 09:30



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 26
Регистрация: 18 Ноябрь 2015
Из: Украина, Винница
Пользователь №: 9672


Цитата(Civilian @ 2 Декабрь 2015, 19:53) *
Легко написано, но всё равно легко читается.
В основных персонажа незаслуженно обошли Мэри Сью?)))



Большое спасибо! Мне вечно кажется, что у меня тяжелый для восприятия слог)
А Мэри... На Фикбуке и так ОЖП=МС, так что читатели видят, на что идут laugh.gif
  Форум: По миру Звездных войн · Просмотр сообщения: #348573 · Ответов: 21 · Просмотров: 5180

Энья Ваар
Отправлено: 2 Декабрь 2015, 17:43



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 26
Регистрация: 18 Ноябрь 2015
Из: Украина, Винница
Пользователь №: 9672


Глава 5

- Не стоит так убиваться, Люк. Да, Вейдер спас тебе жизнь, но одно доброе дело не может перекрыть тысячи зверств, творимых ситхом, - принцесса пыталась растормошить поникшего Скайуокера.

- Он наш отец! А я даже похоронить его не смог как подобает…

- Он не заслужил быть похороненным по джедайскому обычаю, - Лея начала терять терпение. – Сколько можно, Люк? Мы получили сигнал бедствия с Бакуры, но сможем вылететь туда только завтра. А ты вместо того, чтобы помочь с ремонтом, сидишь и ничего не делаешь!

- Я знаю о Бакуре! – огрызнулся джедай. В последние несколько дней сестра нервировала его все больше. – Лея, почему бы тебе не заняться чем-нибудь другим и не забыть обо мне хоть на пару часов.

Принцесса оскорбилась. Она же хотела как лучше, а получилось… Может стоит брать пример с Соло? Он сопереживал Люку молча. И ей советовал, да только Лея мало слушала доводы бывшего контрабандиста.

Флот Альянса уже целую неделю торчал возле Эндора, зализывая раны. Слишком много жизней пришлось заплатить за низвержение Императора и его прихвостня. А тут еще этот сигнал. И адресовался он не им, а Императору. Значит новость о том, что Палпатин мертв еще не разошлась по Галактике. Что ж, это дело времени, а пока повстанцы помогут бедствующей планете обретая в ней нового союзника.

«Принцесса, подойдите в штабную комнату. Это срочно», – запищал комлинк.

Удивленная Лея помчалась туда. По пути её нагнал Люк, он был озадачен не меньше Органы. Такой вызов мог означать только одно - случилось что-то серьезное.

Зайдя наконец в зал, они увидели Мон Мотму и Мадина, молча смотрящих что-то в Голонете.

Лея подошла ближе… и свалилась на ближайшую скамью. Такого она не ожидала. Из экрана смотрел Дарт Вейдер. В маске и черном доспехе. Как такое возможно? Через мгновение принцесса наконец смогла уловить, о чем говорил диктор.

«Лорд Дарт Вейдер, преемник погибшего Императора Палпатина, дает пресс-конференцию в пресс-центре Императорского Дворца».

На ситха смотрели сотни голокамер, миллиарды глаз следили за конференцией в Голонете, а триллионы живых существ еще посмотрят видео в записи.

- Я, Лорд Дарт Вейдер, объявляю о создании на базе Империи нового государства под названием Галактический Союз. В него войдут все подконтрольные бывшей Империи миры. Снова будет созван Сенат. Так что каждая из систем может начинать процедуру избрания своего Представителя. Первое заседание Сената – десятое число следующего месяца. На нем будет избран Президент ГС. Также, о новых законах. Первое – все разумные существа уравняются в правах. Второе – отмена рабства. И еще кое-что...

Вейдер немного помедлил… И снял маску. Репортеры подняли гвалт. Еще бы, такая сенсация. Тот, кого много лет считали чуть ли не дроидом, оказался человеком. Не красавцем, но вполне реальным человеком из плоти и крови. Рейтинг Вейдера обещал взлететь до небес.

- Вот мое лицо. И вот мое слово. Покой и справедливость для всех жителей Галактики. Переформатирование власти и свод новых демократических законов. Реформирование столицы. О каждом важном решении я буду информировать через Голосеть.

- Президент Вейдер, что будет с Дворцом Палпатина? – закричал какой-то журналюга, видя, что ситх собирается уходить.

- Музей. У покойного Императора было много произведений искусства. И еще одно – я не Президент, пока... Я – Регент.

- Но вы будете балотироваться на пост президента?

- Да, - эффектно взмахнув плащом, главком покинул зал.

Головидео закончилось. Первой пришла в себя Мотма.

- Люк, ты же говорил, что Вейдер мертв! – почти захрипела она.

- Значит кто-то вытащил его. Или он сам спасся, - ответила вместо Люка отлипшая от скамьи принцесса.

- И что нам теперь делать? Вы же слышали его новые доктрины. Они практически полностью совпадают с нашими идеями. И самое главное, выборы! Как мы сможем привлечь на свою сторону народы, если им и в этом Союзе будет неплохо? – лидер Восстания уже чуть не плакала.

Только Мадина оставался относительно спокоен.

- Еще ничего не ясно. На место Палпатина претендуют многие, в том числе Пестаж. Я никогда не поверю, что он откажется от трона. Весь этот Союз - просто чушь. В тот момент, когда между Вейдером и его противниками возникнет конфликт, а он обязательно возникнет, мы, собрав сильный флот, захватим столицу.

Все закивали, только Люк никак не реагировал на происходящее. Его отец жив и это главное. Огромный камень вины за смерть Вейдера наконец-то спал с плеч, и младший Скайуокер облегченно вздохнул.

Его сестра наоборот была подавлена. Враг, которого они, казалось, победили, жив и узурпировал власть в Галактике! То, что Вейдер мог быть справедливым руководителем, на ум принцессе как-то не приходило.

***

Сумасшедший день подходил к концу. Сил хватило только на то, чтобы доползти до кровати. Пресс-конференция высосала все силы, хоть Эни там и ничего не делала. Просто стояла в уголке и слушала. Слава Создателю, Вейдер держался хорошо и все прошло без эксцессов.

А таковые намечались. Ситхов визирь Пестаж чуть не ворвался в центр с бластером. Совсем из ума выжил. А когда приветствовал Лорда на посадочной площадке Императорского Дворца, чуть не в три погибели сгибался. Чуял видно, что от Вейдера его уже никто не защитит.

Еще и Исанн Айсард. Презрительная ухмылка директора разведки говорила о том, что женщина возможно знала о задумке визиря, а может и сама надоумила его, чтобы чужими руками избавится от Вейдера. Хотя… это только домыслы. Что Пестаж придумал на самом деле – не узнает никто, его убили при попытке задержания.

Девушка зашла в Голосеть. Видео с заявой Вейдера набрало уже четыре триллиона просмотров. И это только за сегодняшний день. Скоро вся Галактика увидит лицо своего руководителя. И Альянс тоже… Интересно посмотреть на их лица. А выборы в Сенате он выиграет. Эни мстительно улыбнулась и закрыла датапад. Пора спать.

Но нормально поспать не получилось. Помощница металась во сне, сбросив с себя одеяло. Ей снилась смерть Вейдера на Звезде, а она ни чем не смогла помочь. Люк утащил его труп…

- Нет! - Эни вскинулась на развороченной постели. Сердце колотилось как бешенное. - Вейдер! - не медля она кинулась в покои ситха.

***

Повелитель Тьмы спал. Не было больше изводящего дыхания «в голос», ничто не мешало ему нормально отдыхать. Без маски и доспеха сон был просто великолепен.

Но, привыкший всегда быть начеку, он моментально проснулся, как только разъехались двери спальни. Ситх попробовал с помощью Силы определить, кто нарушил его покой. Не вышло. Значит, это либо Эни, у которой есть код доступа, либо наемный убийца. Вейдер напрягся.

А малышка помощница, дрожа от страха после сновидения, без задних мыслей забралась к главкому под одеяло. Чтобы согреется. Он же все равно спит. Живой и здоровый.

«Значит Эни. Только она такая бесцеремонная».

Вейдер немного пошевелился, делая вид, что девушка его разбудила.

- Что случилось?

- Ничего, Милорд. Просто сон о вас приснился, очень страшный, - Хелл открылась в Силе и ситх увидел картинку. Так вот почему её трясет.

- Все хорошо, это лишь ночной кошмар, - Вейдер не знал, как утешить помощницу, но все же немного приобнял её. Эни не сопротивлялась, так и уснув, уткнувшись Вейдеру в подмышку.

Новоиспеченный Регент старался не шевелится. И не выдать своих истинных чувств, но в душе он ликовал: девочка пришла к нему, а не к Пиетту.

«Так он же улетел на флагман. Рано я радуюсь. Ясно, что Эни просто переволновалась, вот и приснилось… Но прибежала же она ко мне! К папочке…»

Сравнение с отцом не давало Вейдеру покоя. Если даже он сам и хотел большего, то Эни – нет. Ей нужна поддержка и защита. А любовь… Для этого у нее есть адмирал. Ситх уже раз десять читал его чувства и убедился в их искренности. Пиетту его помощница очень нравилась. А там и до свадьбы недалеко. Адмирал не из тех, кто тянет кота за хвост.

«Но я же…»

«Ты же – что? – нашептал внутренний голос, – Умеешь дышать без маски и наконец снял броню? Большое достижение, просто огромное! А ты подумал, что девочке хочется на любимого мужчину не только смотреть, но и заниматься с ним любовью. Как ты будешь это делать? Девчонке нужен здоровый мужик, а не пугало с протезами и отрезанным членом! Посмотри на свой катетер, Вейдер, и заткнись уже!»

Разум был прав. Лучше свою собственную симпатию запихнуть поглубже и молча наблюдать за образованием новой пары. Пиетт порядочный человек и сделает все, чтобы его жена была счастлива. А большего для фактически одинокой девушки и не нужно.

Эни же ни чем не терзалась, она просто летала во сне вокруг своего дома на Земле и была счастлива.

Наконец уснул и ситх. Казалось, что Дворец затих, но недаром говорят, что внешность обманчива. Кое-кто до сих пор смотрел в окно на ночной город и обдумывал сложившееся положение. Исанн Айсард – ледяная королева Империи.

Она смотрела на разноцветные огни и анализировала. Новый режим Вейдера означает новые методы работы. Если леди-директор не согласится, её просто заменят. Годы пресмыканий перед Палпатином полетят в тартарары. И сместить ситха не получится. Он сильнее нее и в него верят. Агенты уже донесли ей мнение народа о новом Президенте. Имидж Вейдера понравился очень многим, особенно бедным верстам населения. О таком рейтинге Палпатин мог только мечтать. Уровень доверия к ситху очень высок. Значит придется перестраивать разведку под реалии новой власти. То, что именно Вейдера десятого числа выберут Президентом, женщина не сомневалась.

Еще эта Хелл. Таскается за Вейдером хвостом. Откуда она только взялась? Никто толком не знает, только и говорят, что координирование действия её и адмирала Пиетта помогли избежать сотен тысяч жертв среди персонала флота. И ситх ей очень доверяет.

Айсард сделала мысленную зарубку – нужно нарыть о Хелл как можно больше материала. Информация будет у нее, даже если она максимально недоступна. У каждого человека есть грязное белье, есть оно и у помощницы.
  Форум: По миру Звездных войн · Просмотр сообщения: #348569 · Ответов: 21 · Просмотров: 5180

Энья Ваар
Отправлено: 2 Декабрь 2015, 17:42



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 26
Регистрация: 18 Ноябрь 2015
Из: Украина, Винница
Пользователь №: 9672


Глава 4

Причальная палуба «Экзекъютора» была переполнена. Все, кто хоть немного знал толк в управлении, забирались в первый попавшийся корабль и летели к флагману в надежде избежать смерти. Ведь даже самые недалекие поняли, что через считанные минуты повторится история Звезды-1.

Пиетт в общем базаре не участвовал. Он высматривал главкомовский челнок. Новость о ранении Вейдера и просьбы его помощницы сперва неприятно удивили и разозлили адмирала. Но через мгновение Пиетт понял, ЧТО должно случиться. Перед прибытием в ангар он успел отдать приказ об эвакуации к столице. И хоть многие генералы восприняли его в штыки, Пиетт прибавил, что приказ исходит от самого главкома. Только тогда все, наконец, заткнулись. Слава Силе, авторитет у Вейдера был непререкаем.

А вот и челнок. Из открывшегося люка выпрыгнул пилот. А дальше… Такой помощницу ситха Пиетт уж точно увидеть не ожидал. Растрепанная, в крови, с лихорадочно горящими глазами, девочка была похожа на ведьму. Но держалась весьма хорошо.

Медики помогли ей выбраться и полезли за Вейдером. Впервые в жизни адмирал имперского флота испытал настоящий шок. Лорд Тьмы был без маски… Это лицо… Пиетт никогда и представить не мог, что у главкома такое лицо. Из ступора его вывела Эни, отдающая приказы медикам.

- Милорда в лазарет! Он пробыл без маски минут двадцать, но до этого его шарахнуло молнией. Уже на борту пришлось делать искусственное дыхание. Потом я надела ему резервную маску. С тех пор пульс стабилен.

Так вот что случилось. Девочка фактически спасла грозному ситху жизнь… А если бы не спасла? Тогда Империю ждал бы развал и превращение в Республику. Альянс бы победил…

Адмирал по комлинку отдал приказ. Имперский флот готовился к прыжку.

***

Люк Скайуокер летел на Лесную луну. Его переполняли смешанные чувства. С одной стороны – радость за то, что Альянс наконец победил и война закончилась, а с другой… отец. Он понимал, что оставил ситха умирать. Но поступить по другому не мог. Лучше смерть, чем пожизненное заключение или казнь. Если бы Вейдер выжил, ничего лучше отдельной камеры на Кесселе ему бы не светило.

В страшном Лорде все же была частичка света и Люк сумел разглядеть её. А отец защитил сына. Принял единственное правильное решение. Вдвоем они избавились от Императора, и уже очень скоро в Галактике воцарится мир и спокойствие.
***

- Мы в гиперпространстве? – неимоверно уставшая, Эни пыталась не уснуть, разговаривая с присевшим на край кровати Фирмусом.

- Да. Тебе не о чем волноваться. Повстанцы не знают, куда именно мы ушли. Они думают, что мы попросту сбежали в какую-либо систему Внешнего Кольца, - не менее измотанный, адмирал тоже очень хотел спать.

- Тогда нам можно отдохнуть. Кстати, что там с Милордом?

Пиетт чуть улыбнулся.

- Все в порядке. На днях можно будет его проведать, ему только что сделали несколько операций. Нервные окончания сильно повреждены и нуждались в восстановлении.

Девушка вздрогнула.

- С ним все будет хорошо, - уже вставая, мужчина подмигнул помощнице. – И мы наконец поужинаем вместе.

***

Плохо. Именно таким словом мог охарактеризовать свое состояние Вейдер, когда пришел в себя. Болело всё. Лорд поначалу даже губами пошевелить не мог. А о том, чтобы открыть глаза, даже думать было больно. Темная сторона не исцеляет… Кто же его вытащил? Люк? Нет… Он был еще в сознании, когда сын уходил. Тогда кто?

Загадку Милорду помог разгадать врач. Глава медбригады в самых красочных подробностях рассказал главкому то, что видел собственными глазами. Окровавленная помощница и заикающийся пилот произвели впечатление на всех.

Также Вейдер с огромным удивлением узнал, что они уже три дня находятся в гиперпространстве. Но самое интересное, что приказ о передислокации отдал Лорд Тьмы собственной персоной. С этим следовало разобраться. Хотя ситх уже догадывался, кто за этим стоит. Тот же человек, который вытащил его из лап смерти. О пребывании на грани Милорда тоже просветили.

И Эни… Ему сказали, что она находилась в соседней палате, но уже выписалась. А к нему почему-то не зашла, хоть и регулярно узнавала о состоянии здоровья уже Первого Лица Империи. Также врач, с гаденькой ухмылочкой (или просто показалось?), поведал что молоденькая помощница проводит бòльшую часть времени с адмиралом Пиеттом. И не только рабочего. Хелл уже два раза видели в ресторане для высшего руководства в компании этого мужчины. Команда флагмана даже начала ставить пари: поженятся они или нет. Вейдеру все это решительно не нравилось. Поэтому он безропотно подчинялся лечащему врачу и куче меддроидов, чтобы поскорее разобраться с этой ситуацией.

Но бесил главкома не столько адмирал, сколько помощница. Что она нашла в этом Фирмусе? Непонятно… А мерзкий внутренний голос сразу же принимался шептать: «А что она могла найти в тебе? Ты уже калека, а теперь положение только ухудшилось…»

Ситх еще не знал, что фактически рискуя собственной жизнью, врачи применили к нему новые экспериментальные разработки восстановления поврежденных нервных окончаний. И если бы ничего не получилось, их бы всех казнили. Таков приказ помощницы Хелл. Люди, работающие на флагмане, насчет этой девчонки сходились в одном – она женская копия Вейдера, когда дело касается принятия решений.

Скоро главкома отключат от системы вентилирования лёгких и если все прошло хорошо, он сможет дышать самостоятельно. Сердце уже билось само, без поддержки извне. Правда медикам пришлось заменить сино-атриальный узел* на синтетический имплант. Но риск оказался оправдан. Жаль, с лицом ничего сделать не смогли. Хотя на фоне общих повреждений это всего лишь мелочь.

***

Разместить всех беженцев, сбежавших со станции, оказалось сложновато. Пришлось теснится всем: штурмовикам, пилотам, механикам и прочему персоналу. Но никто особо не роптал, все были довольны, что хотя бы сохранили себе жизнь. А комфорт… До столицы можно потерпеть.

Правда в покои помощницы никого не подселили, хоть Эни и просила Пиетта. Зачем ей одной три комнаты? Но адмирал остался непреклонен – нельзя! Девушка смирилась. Впрочем, после всего пережитого она даже радовалась уединению и спокойствию. Можно было беспрепятственно подумать о Вейдере и своем необдуманном поступке.

Возможно, именно поцелуй и спас жизнь Милорду, но как теперь смотреть ему в глаза? Конечно он ничего не помнит, а пилот был занят маневрами, но все же… Вдруг он когда-либо увидит этот эпизод в её воспоминаниях? Хоть ситх и выяснил опытным путем, что, когда девушка не хочет, он её мыслеобразы не видит, но риск все же остается.

И это меньшее из зол. Гораздо больше Эни волновали эмоции, которые она испытала целуя Милорда. Смятение, страх, холодная решимость спасти. Наверное это связано с Силой. Видимо помощь этой субстанции девушка получила именно таким путем и через непосредственный контакт смогла передать её ситху. К тому же Вейдер практически с самого начала заменил Эни отца. И если бы она потеряла его, то следовало ли жить дальше?...

Милорд уже спрашивал о ней и нужно его навестить. Сегодня, на четвертый день после операции, ему должны отключить систему вентиляции легких. Хоть врачи и уверяют, что все пройдет хорошо, Эни их уверенность не разделяла. И пока шла по длинному коридору в медотсек, старалась не думать о плохом.

Открыв дверь в палату Вейдера, она постаралась улыбнутся.

- Здравствуйте, Милорд! Наконец-то мне разрешили вас увидеть! - это было ложь, но у нее действительно не было времени заглянуть раньше.

Главком выглядел неплохо, но на лице явно читалось недовольство. Сейчас будет разнос.

- Мисс Хелл, потрудитесь мне сейчас же все объяснить! Детально.

- Ладно, - придется все рассказать, иначе ей несдобровать, - я покажу. Просто рассказчик из меня не очень.

И Дарт Вейдер погрузился в мыслеобразы помощницы. Вот она летит за ним на станцию, гонимая только лишь плохим предчувствием. Вот её пропустила охрана Императора, только, как девчонка прошла – непонятно. А вот грузит его бесчувственное тело в репульсорное кресло. И отдает приказы чтобы защитить флот и сотни тысяч людей. Значит его догадки верны – он обязан жизнью Эни Хелл.

Ужасно, что ей пришлось пережить. Но все же главком гордился – в сложной ситуации Эни показала завидную стойкость духа. Ученица оказалась достойной своего учителя. Жаль только, что с Силой Хелл может взаимодействовать только в крайне критических ситуациях. Она бы стала хорошим форсюзером.

- Милорд… - помощнице пришлось нарушить молчание, так как в палату зашел врач. – Сейчас вас отсоединят от системы. Надеюсь теперь вы сможете дышать без маски.

Дроиды принялись за работу. Казалось, что осторожные манипуляции длились вечность. Но все закончилось за несколько минут. Ничтоже сумняшеся Дарт Вейдер сделал вдох. Самостоятельно. Без маски. Без надоевшего респиратора.

Что сделать, чтобы скрыть слезы? Но Эни не смогла. Соленые ручейки стекали по щекам, а душа пела. Наконец-то и Вейдеру стало хоть немного легче.

Ситх же медленно вдыхал прохладный воздух и молча радовался. Впервые за двадцать лет по-настоящему, по-детски просто. А помощница плакала – от радости за него. И опять эта щемящая нежность. Что ж, придется довольствоваться этим.

- Поздравляю вас! – девчонка подошла и поцеловала его в щеку.

А Вейдеру показалось, что обожгла. Он даже потрогал то место, чтобы удостовериться, что кожа не пошла волдырями. Жаль, здесь нет адмирала, ему бы вряд ли это понравилось. Собственные мысли удивили ситха. И когда только он стал таким? Зловредным, что ли…

Эни же неловко отступила. И дернул её черт! Можно же и так поздравить. Да только на Земле она всегда целовала близких, радуясь или сопереживая им. Так же и тут.

- Мне нужно переодеться, - ситх постарался как-то сгладить возникшую неловкость. Или только ему так казалось?

- Я подожду в коридоре, - помощница постаралась не бежать, выходя из палаты.

***

С появлением главкома на мостике «Экзекъютора» всё изменилось. Не стали больше работать, не сделали ремонт, всего лишь поменялась атмосфера. Если раньше все переживали и боялись – что же будет дальше, то приход Вейдера вдохнул в персонал новую жизнь.

Сканируя их мысли, ситх с удивлением узнавал, что теперь его не ассоциируют с ужасом и убийствами, а наоборот – видят в грозном главкоме островок стабильности. Люди возлагали на него надежду.

Вейдер понимал, что он как наследник Императора, должен возглавить Галактику, но сомневался нужно ли ему это. После прочтения мыслей главком сомневаться перестал. Слишком велика ответственность. Он просто не может бросить всё на растерзание Альянсу. Тогда будет еще больше смертей и разрушений, чем есть сейчас.

Он пообещал себе изменить имперскую политику. То, что творил Сидиус не вписывалось ни в какие рамки, но все молча терпели, и Вейдер в том числе. Теперь можно провести реформы. Например, отменить рабство, уравнять всех разумных существ в правах. Да, это похоже на доктрины Старой Республики, но эти изменения нужны.

Кроме того, ему поможет Эни. Девочка предложила несколько дельных советов по изменению некоторых законов, особенно тех, которые касаются уголовной ответственности и коррупции. На вкус ситха немного радикально, но новое время требует резких решений. Никогда Вейдер не допустит, чтобы народы видели в нем тирана. Только справедливого руководителя.

Пока повстанцы не знают, что он выжил. Но тем неприятнее будет сюрприз. Ситх знал наверняка, что Альянс сейчас празднует мнимую победу, забыв об опасности. А зря. Никогда не расслабляйся, пока дело не доведено до конца. По крайней мере дня два имперский флот у них точно выиграл.

Вейдер не собирался вступать с повстанцами в бой. Все же там его дети, хоть они и никогда и не примут его, как Дарта Вейдера. Поэтому, как только они прибудут на Корускант, будет созвана пресс-конференция. И галактике представят нового Императора. Хотя, нет… Как там говорила помощница? Регента… Временного регента Галактического Союза. А там и до президентского кресла недалеко.
  Форум: По миру Звездных войн · Просмотр сообщения: #348568 · Ответов: 21 · Просмотров: 5180

Энья Ваар
Отправлено: 2 Декабрь 2015, 17:40



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 26
Регистрация: 18 Ноябрь 2015
Из: Украина, Винница
Пользователь №: 9672


Глава 3

На мостике «Экзекъютора», временно превращенного в передвижную диспетчерскую, царила деловая суматоха. Вдоль контрольных панелей сломя голову носились вестовые, операторы не отрывали покрасневших глаз от мониторов, отслеживая любой корабль, входящий или выходящий из района работ, прикрытого дефлекторным щитом. Отдавались и выполнялись приказы, операторы обменивались кодами с пилотами.

У обзорного иллюминатора в неподвижности замерла гигантская фигура в черном. Ситх не принимал участия в общем бедламе. Он прислушивался к разговору между Эни и адмиралом Пиеттом.

Как только девушка попала на флагман, она сразу же принялась изучать огромный корабль. А поскольку главком был постоянно занят, то Эни нашла себе другого экскурсовода – Пиетта.

- ...корабль построен на верфях Кuат Drive, вместимость почти триста тысяч человек, - адмирал охотно беседовал с помощницей, временами поглядывая на Вейдера.

Девочка ему понравилась – умная, красивая, расторопная. Какие именно поручения она выполняла для Лорда, Пиетт примерно знал, но все же удивлялся. Ему казалось, что такую пустячную работу могли делать и дроиды. Адмирал даже не догадывался, что с помощью Эни были обезврежены несколько банкиров с Набу, финансировавших повстанческое движение.

Адмиралу претило перечислять технические подробности «Экзекъютора», которые приелись до оскомы на зубах, ему хотелось отвлечься, повернуть беседу в более непринужденное русло.

- Мисс Хелл, называйте меня просто Фирмус.

- Конечно! Тогда и вы меня – Эни, - адмирал довольно улыбнулся. – Кстати, модуль, любезно предоставленный вашим замом, мне очень понравился.

- Я рад. Мои помощники специально подобрали зеленые растения для вашей гостиной.

- Спасибо, но главное удобство все же в том, что мои покои рядом с модулем Милорда, - услышавший эту фразу Вейдер, постарался не выдать накрывшей его мстительной радости.

- Эни, а что вы делаете сегодня вечером? – адмиралу пришла удачная, как ему показалось, мысль: пригласить девушку на ужин.

Но ответить Эни не успела. Повелитель Тьмы резко развернувшись на каблуках, позвал её к себе. Вейдер разозлился на Пиетта: как он мог приглашать куда либо его помощницу? Да он даже смотреть на нее не должен! Следующая фраза помощницы подействовала на него, как ушат холодной воды.

- С радостью. В девять ждите меня у моей каюты. Я еще путаюсь во всех этих коридорах, чтобы ходить одной, - приподняв немного подол платья, Эни направилась к главкому.

«И как теперь отговорить её? Наглая девчонка уже обещала этому выскочке свидание! Если дать ей какое либо поручение – будет слишком заметно… Хатт меня дернул торчать все время на мостике! Не сделаешь вид, как будто ничего не знаешь, да и ее рабочий день заканчивается в шесть. Имеет полное право согласится».

- Милорд! – Эни пришлось дотронутся до руки Вейдера, чтобы он обратил на нее внимание.

- Я хочу тебе кое-что показать. С помощью Силы.

И Эни увидела. Звезда Смерти, еще мгновение назад казавшаяся всего лишь большой железной махиной, превратилась в сияющую новогоднюю игрушку, опутанную водопадом сверкающих белых нитей. Они переливались в постоянном движении, создавая воистину незабываемый образ.

«Как прекрасно! Неповторимо… Но, как это возможно?»

«Люди, Эни… Все живые существа, находящееся на Звезде, делают ее такой…»

«Жаль, что все это волшебство предназначено для убийства».

Эни ушла, заставив ситха задуматься. Могла ли машина, несущая разрушение, перенаправить свою мощность на созидание? Этот вопрос Вейдер адресовал и себе. Сможет ли он сам в решающую минуту принять правильное решение? Время покажет… А сейчас нужно проследить... Что-то слишком знакомое связанно с одним неприметным эль-корабликом.

Отдав соответствующие распоряжения, главком узнал, что челнок назывался «Тайридиум» и вез запчасти для Лесной Луны. Но не только… Ситх почувствовал присутствие родного человека в Силе. Люк… Что ж, совсем скоро он увидит сына и узнает ответ на свой вопрос.

С такими мыслями ситх ушел с капитанского мостика. Персонал вздохнул с облегчением - никого не наказали. Только Пиетт был озадачен – таким он главкома не видел никогда.

***

Эни волновалась. Что-то определенно происходило, но ей ничего не говорили. Девушке пришлось несколько раз бегать от ангара на мостик и обратно, пока она наконец разузнала о Вейдере. Ситх улетел на звезду Смерти не сказав ей ни слова. Девушка решила лететь за ним.

Найдя адмирала Пиетта, Эни наврала ему о срочном задании Лорда. Фирмус поверил. Её грызла совесть, но позже она обязательно извинится и объяснит. Сама Сила, казалось, влекла девушку к Вейдеру. Сейчас… Нельзя медлить… Почему, Эни и сама не знала.

По пути на станцию пилот заметил челнок главкома, который почти достиг летной палубы. Значит, с ним все хорошо. Тогда почему ощущение тревоги только возрастает?

- Будете ждать меня здесь. Челнок не покидать. Если мне придется остаться на Звезде, я свяжусь с вами по комлинку, - оставив пилоту инструкции, девушка покинула корабль.

Бежать по извилистым коридорам космического гиганта было тяжело. Платье мешало и Эни решила проблему кардинально – ободрала подол по колено. Выбравшись из лифта, она наткнулась на двух амбалов из почетного караула. Значит Вейдер здесь, и Император тоже… Но где именно находится Милорд? Его комлинк не отвечает, а по другому связаться с ним не представляется возможным. Эни уже в который раз пожалела, что не может чувствовать Силу, с её помощью она бы отыскала Вейдера за минуту.

Девушка буквально ворвалась в покои ситха. Пусто. А между тем интуиция просто вопила об опасности. Эни уже собралась идти дальше, но мимолетный взгляд в иллюминатор заставил её застыть на месте. Пространство возле Лесной Луны заполнилось разноцветными сполохами лазерных вспышек, огненными клубками, снопами искр и разлетающимися обломками подбитых кораблей.

Повстанцы! Но откуда? Как они узнали, что Звезда Смерти строится именно в системе Эндора? Вопросов больше, чем ответов. Но точно Эни знала одно – ей срочно нужно увидеть Дарта Вейдера!

Ноги болели нещадно, поэтому помощница забежала к себе за репульсорным креслом. И бластером. Пусть будет на всякий случай.

Редкие служащие, находившиеся в коридоре возле тронного зала, изумленно смотрели на главкомовскую помощницу, мчавшуюся в репульсорном кресле с бластером наперевес. Но остановить её не решались – быть задушенными Вейдером не хотелось никому.

Эни оставила свой транспорт и начала пробираться дальше. Вот и гвардейцы. У девушки дрожали руки, но она продолжала идти. Сейчас её выкинут отсюда, но попробовать все же стоит.

Почетный караул пропустил растрепанную помощницу без вопросов. Воистину, день сегодня очень странный. Она проскользнула через открывшуюся дверь и осмотрелась. На верхней площадке, спиной к ней, стояли Император и Милорд, немного сбоку мялся незнакомый юноша в черном плаще. Эни они не заметили.

Девушка спряталась за колону, стараясь практически не дышать. Она знала, что ситхи не смогут обнаружить её с помощью Силы, поэтому беспокоилась лишь за то, чтобы не шуметь. Услышанное из уст Императора повергло Эни в шок.

- Там ловушка. Это же я дал знать Альянсу, где находится генератор. Не бойся, они ничего с ним не сделают. Их там ждет целая армия. Боюсь, что дефлекторный щит будет абсолютно исправен, когда сюда явятся твои друзья.

«Аж же дрянь!» Эни наконец рассмотрела юношу – это был Люк Скайуокер, один из ватажков повстанцев и сын Темного Лорда. «Час от часу не легче! Что же ты задумал, а Палпатин?» Очень скоро она поняла…

Еще один истребитель растекся по поверхности защитного поля, перестав существовать. Привычка закрываться от хозяина сейчас помогала не чувствовать, что происходит вокруг Звезды Смерти. Вейдер отвернулся. Его взгляд зацепился за… Эни? Откуда здесь несносная девочка? Что-то щелкнуло в сознании ситха. И мир изменился снова.

Девушка искусала руку в кровь, наблюдая за поединком отца и сына. Эмоции Вейдера прорвали её барьер – Эни увидела смутные образы, обрывки разговоров, ощутила, как ситх борется против своего учителя, стараясь защитить мальчишку. И её… Видимо серебристый кокон пал, если Вейдер только сейчас пытается выйти из-под контроля.

Нужно ему помочь. Призвать Силу. Но Эни не могла сосредоточиться, ей постоянно мешали чужие эмоции, а самостоятельно защититься она не могла. Значит нужно ждать окончания боя.

Искры, запах горелого металла. Клинок Вейдера упал на пол, Люк подскочил к поверженному Повелителю Тьмы и упер меч ему в горло. Дарт Вейдер ощутил, как болезненно встряхивает всю систему доспеха. Воздух, как расплавленный свинец, хлынул в обрубок легких… Вейдер начал задыхаться. Но не только он. Девчонка за колонной тоже.

Пришлось прикусить палец, чтобы разорвать контакт. Сквозь пелену Эни услышала, как кто-то зааплодировал - неспешно, редкими сухими хлопками. Значит ли это, что поединок закончился? Но кто тогда победил? Вейдер или Люк? Хелл немного высунулась из укрытия – вроде все на месте.

А дальше все происходило как в замедленной съемке: Император ударил Скайуокера молниями, а Вейдер, немного помедля, кинулся спасать сына. И спас…

Жизнь утекала из него, как песок сквозь пальцы. Эни чувствовала это. Наверно подобное чувствовал и Люк. Но помочь отцу почему-то не спешил. Как будто что-то решал. А потом снял маску с Вейдера.

- Отец, мы победили… Я всегда знал, что в тебе все же есть свет, - на мгновение их глаза встретились, и юный джедай, замотав головой, как будто отгоняя наваждение, почти бегом направился к выходу.

Эни застыла. Как? Как можно бросить собственного отца умирать? За идею? Да к ситховой матери такую идею, где нужно жертвовать жизнью самого близкого человека!

Хрупкая малышка уже научилась принимать быстрые решения. Эни поднялась с пола и побежала к входу - там осталось репульсорное кресло.

Звезду Смерти колотило как в лихорадке. У нее есть еще минут десять, не больше. Пока повстанцы не догадаются стрелять по реактору. То, что дефлекторный щит снят - ясно, как божий день. Значит нужно торопиться. На кону жизнь не только главкома, но и всей Империи. Ситх должен выжить, чтобы возглавить её.

Запихнуть главкома в кресло было почти непосильной задачей. Но Эни справилась. Она лишь молила создателя, чтобы с вейдеровским челноком ничего не сделали, ведь там есть запасная дыхательная маска на случай отказа системы вентилирования легких.

Она бежала за креслом к лифту, по пути натыкаясь на искаженные от страха лица служащих. Всё смешалось - уже никто не приказывал и не выполнял приказы. На Эни и её необычного спутника никто не обращал внимания. Страх заставил людей потерять разум.

Пилот уже ждал возле главкомовского кораблика. Эни хватило ума связаться с ним по комлинку и передать код доступа к челноку. Теперь осталось только взлететь, и по пути на «Экзекютор» попытаться спасти Вейдера.

- Свяжитесь с адмиралом Пиеттом! Как только мы прибудем на флагман, нужно уводить все оставшиеся корабли в гиперпространство. Точка выхода – Корускант, - ошарашенный происходящим мужчина, принялся выполнять приказ.

- Это Пиетт. Что там у вас происходит? – адмирал не знал, что и думать.

- Адмирал, делайте, как я сказала, пожалуйста! Я все объясню. Со мной Лорд Вейдер, он ранен. Вы должны увести эскадрилью к столице, - затараторила Эни. Ей некогда было трындеть с Фирмусом - маска не давала никакого результата. Вейдер умирал.

И тогда она решилась. Устроившись поудобнее, девушка принялась делать главкому искусственное дыхание. Пилот уставился на нее, как на ума лишенную.

- Следите за приборами! – рявкнула помощница. - Еще не хватало, чтобы мы сбились с курса.

Вейдер по прежнему не дышал. И тогда она призвала на помощь Силу. Всем сердцем. Всей душой.

Эни и не заметила, как вместо искусственного дыхания начала целовать ситха. Поцелуй подействовал. Вейдер хоть и не пришел в себя, но стал дышать. Девушка трясущимися руками надела на него маску – приборы показали, что всё хорошо. Теперь можно и свою руку перевязать.
  Форум: По миру Звездных войн · Просмотр сообщения: #348567 · Ответов: 21 · Просмотров: 5180

Энья Ваар
Отправлено: 2 Декабрь 2015, 17:32



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 26
Регистрация: 18 Ноябрь 2015
Из: Украина, Винница
Пользователь №: 9672


Глава 2

- Осталось десять минут, - Эни быстро привыкла к грохочущему голосу своего начальника, но подобная быстрота выполнения приказов вызывала у нее зубную боль.

Вейдер, смотря на метания своей маленькой помощницы, лишь забавлялся. Маска успешно скрывала его усмешку, а скоро, с помощью Силы, ему придется скрывать уже свои эмоции. На Звезду прибудет челнок Императора.

Старец уже знал, что у его ученика появилась помощница. Но кто она, ему известно не было. Главком, зная мелочность и подозрительность своего непосредственного начальника, лично убрал практически всех, кто знал о происхождении Эни. Только гранд-моффу пришлось подкорректировать память. Теперь Вейдер был относительно спокоен за девочку и мог заняться своими обязанностями.

В день их знакомства Эни позволила ситху просканировать свой мозг. Лорд был очень недоволен, узнав, что дроиды-разведчики схватили девушку перед попыткой суицида. Хоть Эни и уверяла его, что ситх понял ее намерения несколько привратно, Вейдер так не думал. Для него покончить жизнь самоубийством значило не иметь силы воли. О своих собственных мыслях сразу после Мустафара, главком предпочитал не вспоминать.

На Звезде Эни выделили комнаты рядом с покоями Вейдера. Девушка видела, что большинство служащих косилось на нее со злобой и завистью. Выскочка, взявшаяся невесть откуда, сразу стала помощником грозного ситха. Но многие все же жалели малышку, полагая что лучше удавиться, чем постоянно находиться поблизости злобного монстра. Некоторые даже делали ставки: сколько протянет Хелл, прежде чем ее задушат.

Помощница на кивки и шепотки внимания не обращала, у нее работы было и так выше крыши. Адъютанты Милорда вздохнули с облегчением, свалив на Эни все, что связано с гражданским сектором. Систематизация всей информации, что стекалась к Дарту Вейдеру отнимала очень много времени, одни только послания на электронную почту Голонета чего стояли. Иногда самые смачные «пёрлы» вейдеровских поклонниц зачитывались вслух самому Лорду, отчего тот непременно кидался чем-то тяжелым об стенку, а Эни сползала под стол от хохота.

Но главной своей целью она считала сбор любой информации о повстанцах. Конечно же девушка делала это не одна. Компьютерная программа выискивала в Голосети все подозрительные записи с тегами: Альянс, Сопротивление, вооружение и т. д. В ее пользование выделили десяток дроидов-помощников, которые занимались первичной обработкой. Самое интересное доставлялось непосредственно главкому.

Но сегодня особый день. Недаром Милорд так торопится. Уже совсем скоро из гиперпространства около Луны Священной выйдет «Разрушитель», один из сильнейших кораблей имперского флота, по мощи уступающий разве что «Экзекютору» - личному флагману Лорда Вейдера. И Эни придется вместе со всеми встречать Императора. Поэтому Повелитель был не в духе и торопил свою помощницу, запутавшуюся в новой церемониальной одежде.

В командном центре, куда с горем пополам все же добежала Эни, стараясь не отстать от Вейдера, все уже были на пределе. Даже мофф, который при любом удобном случае пытался задеть помощницу, был необычайно тих и только сопел, стараясь ни на ком не сорваться от напряжения. Милорд же любовался величественным Эндором и новоприбывшим кораблем. Дарт Вейдер смотрел, как все корабли вдруг раздались, открывая коридор, по которому под охраной четырех эскадрилий пролетел императорский челнок.

Услышав запрос о посадке, ситх кивнул Джерджерроду и вышел из командного центра. Эни поспешила вслед за ним, пропуская взвод закованных в белые доспехи гвардейцев.

Челнок Палпатина мягко опустился на причальную палубу и распахнул зев церемониальной рампы. Эни сглотнула. Ей показалось, что с Вейдером что-то происходит. Но девочка не могла коснуться его Силой, поскольку не обладала ее даром.

Вейдер думал о смерти, - о долгой мучительной смерти он знал всё, что можно и что нельзя. Холод начал окутывать его, но сквозь ледяную пелену он смог расслышать немой крик своей подопечной.

«Милорд...»

Мужчина потянулся к источнику голоса, он попытался бороться против холодной пустоты, которая сковывала его, не давая возможности противостоять.

«Эни…»

По голосу ситха, тихим шелестом пронесшемуся в ее голове, девушка поняла, что ему очень плохо. Как же помочь… За это время Вейдер заменил ей отца, которого у Эни никогда не было. Он помог ей адаптироваться к новой жизни, защищал ее... Она лихорадочно вспоминала, что именно говорил Милорд о пресловутой Силе и мысленно обратилась к ней, не разделяя на Светлую и Темную.

«Великая Сила пожалуйста помоги Дарту Вейдеру! Ему очень плохо. Пожалуйста!»

Темный Лорд, уже успевший преклонить колено перед ступившим на трап Императором, почувствовал мягкий ветерок. Ситх подумал, что ему причудилось, но мягкое шелестение перешло в порыв посильнее. Подняв глаза, Вейдер увидел как его опутывают серебристые сверкающие нити Силы. Они не были похожи на те, что главкому доводилось видеть раньше. Вейдер посмотрел на Палпатина – лицо Сидиуса источало спокойствие, и до Лорда наконец дошло, что его учитель не видит этого кокона.

Пустота, которая хотела было завладеть им, развеялась, отступила под напором сверкающих нитей, мысли прояснились и Вейдеру показалось, что воздух в ангаре стал намного чище и дышать стало легче. Беседуя с Императором он думал о том, что же значит его новая защита и, главное, откуда она взялась.

— Всё происходит именно так, как я и предвидел, – донесся до него голос старика.

Вейдер молча кивнул. Направляясь вглубь станции, он заметил, что Эни нет рядом. Ситх попробовал поискать ее с помощью Силы, но ничего не получилось. Раньше он никогда не искал помощницу подобным образом и начал волноваться. Куда могла подеваться девочка за такое короткое время?

Ответ на свой вопрос он получил через несколько минут. Почетный караул убрался вслед за Палпатином, и Вейдер заметил несколько человек из обслуживающего персонала, собравшихся возле лежащей на полу девушки. Механики спорили: кому именно доложить о Хелл.

Подошедшей ситх, только своим видом заставил всех заткнуться. А потом сделал то, чего от него никто не ждал. Вейдер снял свой плащ, закутал в него девушку и в полной тишине покинул ангар, бережно неся Эни на руках.

Главкому некогда было наказывать нерадивых рабочих, его больше беспокоила маленькая помощница. И как только её угораздило упасть в обморок? Испугалась Императора… Что ж, Сидиус умеет наводить ужас.

Пока Вейдер пребывал в раздумье, Эни успела придти в себя. По ощущениям выходило, что ее куда-то кто-то несет. Приоткрыв немного левый глаз, она увидела приборную панель черного костюма Милорда и свое тело, закутанное в исполинский плащ. Так вот почему ей так тепло и уютно. Волна благодарности затопила девушку, она еще сильнее прижалась щекой к ситхской броне. Темный Лорд этот маневр заметил, но промолчал.

***

- Что с тобой случилось? – зайдя в медицинскую камеру, Вейдер снял маску и приступил к допросу.

Эни же с ответом не спешила. Она во все глаза рассматривала ситха: старое лицо, испещренное множеством мелких шрамов, голубовато-белая кожа и пронзительные голубые глаза. Сколько же ему лет? Не больше сорока пяти, если судить по датам событий на Мустафаре и продолжительности служения Императору. Совсем еще не старый мужчина.

Хотелось сейчас же найти Оби-Вана Кеноби и утопить его в дерьме банты. Вейдер усмехнулся – мыслеобраз Эни ему понравился. Но мужчину волновало другое – не почувствует ли девочка омерзения, впервые увидев его истинное лицо. Никогда прежде малышка не видела его без маски. Главком намеренно оттягивал этот, болезненный для него, момент, боясь ее реакции, но напрасно. Ничего, кроме щемящей нежности ситх не ощущал.

- Милорд, вы можете просмотреть мои воспоминания. Так будет лучше, потому что я не знаю, как обьяснить это словами, - Эни клонило в сон то ли от специфического воздуха, то ли от пережитого в ангаре. Девочка поудобнее устроилась на главкомовских коленях, приготовившись к сканированию.

Повелитель Тьмы не шевелился. Новые чувства полностью захватили ситха – он увидел, что именно Эни помогла ему противостоять Императору. С ее рук сорвались серебристые нити Силы, чтобы защитить отца. Отца? Именно так считала его помощница. В душе Вейдера почему-то шевельнулось разочарование. Значит для Эни он заменил отца…

- Такое странное ощущение. Даже для меня - странное.

- А для меня - тем более...

Глядя на засыпающую девочку, он думал о том, каким образом она взаимодействует с Силой. Подобного не было в учениях джедаев и ситхов. Видимо, это что-то совершенно неизвестное. То, как Эни смогла перебороть тьму, идущую от Палпатина и защитить не только себя, но и шефа, требовало детального изучения.

Вейдер и сам не понял, когда его мысли из рациональных, перешли в совсем другую плоскость. Рассматривая помощницу, главком невольно залюбовался ею. Раньше он не видел ее спящей: черты лица стали более мягкими, развеялась напуская серьезность, уступив место расслабленности. Захотелось прижать девушку покрепче и никогда больше не отпускать.

Эни зашевелилась, ища позу поудобнее и ситх очнулся. Как он дошел до такого? Девочка ассоциирует его с защитником, с отцом, а он… Желает большего? Тогда она испугается и возненавидит.

«Жизнь уже никогда не будет прежней… Что-то изменилось сегодня. Это новое ощущение Силы как-то изменило меня».

Но ситх по прежнему ощущал себя Дартом Вейдером, а не Энакином Скайуокером. Значит его прежняя сущность мертва. Но он больше не средоточие тьмы. Она не отступила, а лишь перемешалась с светом, образовав внутри него серебристое свечение.

***

- Собирайся! Мы вылетаем на «Экзекютор», - рокот ситха сотрясал листики на декоративных растениях в комнате Эни.

После визита к Императору Вейдер решил зайти к своей подопечной и лично обрадовать её. Девочка уже давно хотела увидеть флагман изнутри и познакомится с Пиеттом. Ситх, помимо изучения феномена Силы, много рассказывал и о своей гордости – самом мощном корабле в Галактике. Но стремление Эни познакомится с адмиралом поостудило пыл Вейдера, он постарался переключить внимание помощницы на более низменные вещи, попросту говоря – завалил работой.

Серебряные нити так никуда и не делись. Именно поэтому Вейдер пребывал в хорошем настроении. Было невероятно сложно поставить серебряный щит на приеме у Сидиуса, но сделав это однажды, ситх не заботился о его целостности в дальнейшем, выставляя на поверхность лишь необходимые ему мысли. Старик снова ничего не заметил.

- Я увижу флагман! Круто! - девчонка скакала по комнатам как взбесившийся ранкор, собирая вещи, а главком мысленно вздохнул – куда ему, даже со всеми умениями, тягаться с ее молодостью.

Долго он девушку возле себя не удержит. Где-нибудь да найдется какой-либо офицер или еще сарлакк знает кто, вскружит Эни голову и отберет ее у Темного Лорда. Естественно, кому понравится, что его жена работает с чудовищем! Вейдер надеялся, что это произойдет очень нескоро, хотя что такое девятнадцать лет? В таком возрасте возможно что угодно.

Взять того же Пиетта. Уж очень заинтересовано смотрела Эни на его фото в личном деле. Эни Пиетт. Не звучит. А Эни Вейдер? Слишком невероятно, чтобы стать явью. Навряд ли судьба смилостивится и даст чудовищу шанс на счастье, учитывая, что девочка видит в нем только отца.

Вейдер до сих пор вспоминал тот единственный раз, когда она видела его без маски. А потом заснула, прижавшись к ситху покрепче. Эни и не почувствовала, как он перенес ее на кровать и прилег рядом. Даже уснул ненадолго вместе с ней, укутанный размеренным девичьим теплом. Но проснулась малышка в медкамере одна – отдых главкома прервал вызов к Императору.
  Форум: По миру Звездных войн · Просмотр сообщения: #348566 · Ответов: 21 · Просмотров: 5180

Энья Ваар
Отправлено: 2 Декабрь 2015, 17:31



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 26
Регистрация: 18 Ноябрь 2015
Из: Украина, Винница
Пользователь №: 9672


Девочка и ситх

Автор: Энья Ваар

Беты (редакторы): Элиза Вейдер (Фикбук)

Фэндом: Звёздные Войны

Основные персонажи: Энакин Скайуокер (Дарт Вейдер), Хан Соло , Лея Органа-Соло, Люк Скайуокер, Мон Мотма, Айсанн Исард, Дарт Плэгас (Хего Дамаск)

Пэйринг или персонажи: Дарт Вейдер/ОЖП, Фирмус Пиетт/ОЖП, Хан Соло/Лея Органа

Рейтинг: R

Жанры: Гет, Ангст, Драма, Фантастика, AU

Предупреждения: Смерть персонажа, OOC, Насилие, ОЖП

Описание:
Корабль-разведчик Империи привез на Звезду Смерти необычный груз. Дарт Вейдер оставил его себе и… изменился. Землянка Эни захватила грозного Лорда в плен. А может он ее? Новая, неизведанная Сила переплела судьбы девушки и ситха.

Посвящение:
Читателям

Публикация на других ресурсах:
Только с моего разрешения.

Примечания автора:
У фанфика появилась бета! Элиза Вейдер, спасибо тебе большое, что согласилась со мной работать!

В главах 1-3 есть несколько вставок из канона.
Название флагмана не "Исполнитель" или "Палач", а "Экзекъютор" (англ. Executor).

Обложка: http://s019.radikal.ru/i603/1512/70/8efd3c1b3f2c.jpg
(я не профи в фотошопе, так что получилось вот так)

Глава 1

«И почему со мной всегда так? – горько вздохнула невысокая темноволосая девушка. – Только я могу проспать свою остановку и доехать до конечной… И что это за дыра, спрашивается?»

Вздохнув еще раз, девушка направилась к единственной билетной кассе, в которой, несмотря на поздний час, все еще светился тусклый огонек подслеповатой лампочки.

– Простите, а когда обратная в город?

– Завтра, – недовольно буркнули из-за стекла.

– Ясно… А вы не подскажете, как можно до города добраться вообще? – сидеть всю ночь на незнакомой станции в планы как-то не входило.

– На такси только. По дороге и направо. Там стоянка.

– Спасибо, – пробормотала незадачливая пассажирка.

Зазвонил мобильник. Поморщившись, девушка все же взяла трубку.

«Привет… Мам, я на конечную заехала. Ну не ори! Есть у меня деньги! Я не идиотка, я – Лена. И я скоро буду…»

«На этом клочке земли нужно держать ухо востро, иначе огрести чем-то по голове можно в два счета. Слава богу, стоянка вроде недалеко».

Девушка застегнула блузку на все пуговицы. Хоть сейчас и конец августа, все же после захода солнца уже холодает основательно.

Лена мысленно подсчитала, сколько ей придется заплатить за такси и приуныла еще больше. Так до следующей стипендии точно не дотянуть. А на маму и отчима рассчитывать даже не приходится.

А что будет в Штатах? Как она там адаптируется? Ну, знает язык, знает профессионализмы, не даром же таскается в эту чертову школу все лето. И что с того? Специальность-то все равно не та… Вот если бы можно бросить и поступить… Да что теперь мечтать. Раньше нужно было характер показывать…

Снова завыл телефон. Дима. Ногти как-то сами собой впились в ладонь. «Только не плакать, – твердила себе Лена. – Скоро это станет мантрой…» Шмыгнув носом она снова прокрутила в голове их последний разговор. Новость, что у нее одна почка взволновала Диму больше, чем Лена могла предположить. Тогда что-то кольнуло, но она и не думала, что все окажется настолько сложно. Мда, иметь маму-врача очень кстати, если ищешь повод расстаться с девушкой…

Впереди уже маячили огни. Осталось перейти небольшой мост. Очень медленно Лена прошла дальше, остановившись лишь на середине. Мост был достаточно высок, внизу протекала речка, довольно глубокая, если судить в сумерках.

«А может?..» – мелькнула мысль и девушка испугалась. Никогда раньше она не думала о суициде, а тут… Накатило, что ли?

Сглотнув, она подошла к самому краю. «Возможно…» Но додумать Лена не успела. В глазах замелькали точки и она судорожно схватилась за перила. Ведь нужно же было поесть… Девушка сползла по ограждению, стараясь немного успокоиться, но шум в ушах стал невыносимым…

***

Корабль-разведчик Империи, полгода тому назад отправленный за границы Внешнего Кольца, куда-то в Неизведанные Регионы, собирал данные и образцы на недавно найденной им заселенной планете.

Камеры-наблюдатели, дроиды-разведчики и другая техника, посланная во многие уголки Земли, собирали все возможные сведения о новом мире. Взятые образцы растительности и некоторые представители животного мира уже были на главном корабле. Через несколько часов его миссия заканчивалась – корабль-разведчик должен был возвращаться домой.

Бортовые приборы зафиксировали присутствие в этом квадрате одинокого гуманоида. Дроиды решили этим воспользоваться и быстренько погрузили бесчувственную девушку на борт. Практически сразу ее ввели в состояние анабиоза, иначе данный образец просто не выдержал бы долгого путешествия в гиперпространстве.

Через два стандартных месяца корабль вышел из гиперпространства на самом краю рукава Галактики, за несколько сотен парсеков от планеты Эндор. Он держал курс на Звезду Смерти.

Несколькими часами позже изрядно удивление сотрудники Звезды смотрели на вполне себе обычную, только очень худую и непривычно одетую девушку, спящую в анабиозной камере. Ее решили поместить в лазарет. А старший смены пошел с докладом к гранд-моффу. Только он мог решить, что же делать дальше с таким необычным образцом.

Имперский мофф Джерджеррод — едва ли он когда-либо хоть кому-то дал повод усомниться в этом — находился там, где хотел. Он любил повторять: «Великие никогда не спешат, великие заставляют спешить других». На подошедшего старшего смены имперец посмотрел сверху вниз, благо рост позволял. Его невнятное бормотание мофф пресек взмахом руки, потребовав у того деку с отчетом. Легче было прочитать, нежели слушать словесные излияния безликого служащего.

- Что ж… - после непродолжительного молчания протянул он. – Эта Земля – единственная заселенная планета в двух месяцах пути от Эндора. Полезных ископаемых там нет. Уровень развития низкий. Присоединять к Империи систему, находящуюся на таком отдалении от края Галактики, невыгодно. А девочка… пусть побудет пока в лазарете.

Мофф хотел сказать что-то еще, но его прервало сообщение по комлинку: челнок Вейдера запрашивал посадку. Все мысли разом вылетели из головы Джерджеррода, но он быстро взял себя в руки и начал отдавать приказы. Лорда нужно встретить на высшем уровне.
***

Настроение Дарта Вейдера стремительно приближалось к нулевой отметке. Ему нужно навести порядок на станции до прилета Императора и проследить за общим ходом строительства. Но мысли уносились совсем в ином направлении - ситх думал о сыне. Рано или поздно им придется встретится и как завершится эта встреча – не знает никто. Разве что Палпатин…

Вейдера с недавних пор стала раздражать манера Императора умалчивать правду, скрывать от ученика все самые главные нюансы сплетений Силы. Сидиус видел многое, но делиться не спешил. Видимо, противостояние отца и сына забавляло Императора, доставляя ему удовольствие.

Да еще и мофф... Долговязая фигура Джерджеррода, маячившая позади ситха, мешала сосредоточиться. Хотелось взять и передушить имперский караул вместе с их начальником. Эти мелочные людишки источали только страх и бессильную злобу. Никто из них никогда не решится бросить открытый вызов Повелителю Тьмы.

Вполуха слушая моффа, Вейдер постарался как можно быстрее покинуть ангар, чтобы не ощущать ненависти ни почетного караула, ни самого начальника Звезды. В среде военных он чувствовал себя намного лучше. Солдаты хоть и боялись, но все же уважали своего Лорда.

***

Среди многочисленных отчетов к ситху попал и тот, в котором была опись новой планеты. Вейдер брезгливо поморщился. Назвать планету «Земля», а систему «Солнечная»? Видимо у этих гуманоидов напрочь отсутствует какая-либо фантазия. И это деление на страны, множество языков, отсутствие полезных ископаемых, благодаря которым его Галактика достигла высокого уровня развития. Вейдер поддержал выводы Джерджеррода о нецелесообразности захвата Земли и черкнул свою резолюцию.

Все образцы из данной планеты следовало уничтожить, а вот что делать с девушкой, ситх пока не решил. Он уладит этот вопрос позже, когда увидит ее своими глазами.

***

В лазарете стояла оглушающая тишина. Мед-дроиды проделав все необходимые манипуляции покидали палату, не сказав пленной ни слова. Только приносили еду и убирали отходы.

Придя в себя, Лена подумала, что она уже умерла, но осмотревшись, увидела, что находится в медицинской палате. Значит ее всё-таки спасли. Но кто? Такие приспособления она видела разве что в фантастических фильмах. Может быть это галлюцинации? Но разобраться девушка так и не смогла. Дроиды все время вводили ей снотворное, чтоб дать организму окрепнуть во время медицинского сна.

Однажды в палату все же зашел человек: вполне себе нормальный мужчина в белом халате. Его приветливое, доброе лицо располагало к беседе.

- Ну здравствуйте! Вы уже достаточно поправились, чтобы вести конструктивный диалог, - прощебетал он. – Ваше имя?

- Елена Хелл. Где я? - язык ворочался с трудом, все же сказывалось долгое молчание.

- Вы на Звезде Смерти, - доктор не успел закончить предложение, а в мозгу уже всплыла картинка искусственной звезды.

- Я вспомнила… Но как такое возможно? – Лена растерялась. Обилие информации, которую она «вспоминала», просто ошеломило девушку. – Откуда я все это знаю?

- Не пугайтесь. Адаптация для вас пройдет безболезненно. Наши инженеры вживили вам несколько имплантов. Они позволяют вам понимать общегалактический язык. Также ваш умственный уровень развития теперь равен среднегалактическому. Так что вы не будете испытывать неловкость.

- Круто… А как же… - девушка хотела спросить о своей семье, но оторопело поняла, что сейчас находится за много миллионов световых лет от них. Ее тело не нашли и, наверняка, похоронили пустой гроб или объявили без вести пропавшей. – Я хотела спросить, сколько времени я здесь?

- Стандартный месяц. Если не учитывать те два, что вы находились в анабиозе.

Внезапно доктор побледнел. Он с возрастающим страхом посмотрел на дверь в палату. Елена недоумевала, что же его так напугало. Она не знала, что инженеры специально не записали на импланты памяти образ Дарта Вейдера. По его же собственному приказу. Повелителю Тьмы стало интересно, как среагирует на его появление эта землянка.

- Елена, я… - врач запнулся, невидимая рука сдавила горло, не давая возможности рассказать о Вейдере.

- Вам плохо? - Лена попыталась встать с постели, но голова закружилась и она обессилено откинулась на подушку.

Дверь резко распахнулась и в палату широким размашистым шагом ворвался Вейдер. Он на ходу прислушивался к Силе, стараясь уловить поток страха от лежащей на кровати девчонки, но почувствовал лишь огромное удивление вперемешку с интересом.

- Выйдите, - пророкотал ситх и доктор, сразу уяснив приказ, убрался восвояси. – Я - Лорд Вейдер, правая рука императора Палпатина.

- Елена Хелл. Приятно познакомиться, - всматриваясь в этого гиганта в черных доспехах девушка не знала что и думать. – Еммм… Вы дроид? – на подобный вопрос ее натолкнул костюм и странная маска этого лорда. Покопавшись в новоприобретенной памяти девушка смогла сравнить мужчину (?) разве что с механическими роботами.

Ситх опешил. Но издевки в словах маленькой нахалки не было, лишь любопытство. Его желание поразвлечься с этой Хелл, ограничив ее знание о нем, сыграло с Лордом Вейдером плохую шутку. Девчонка реагировала совершенно не так, как он рассчитывал.

- Я человек, - ему нужно объяснить, иначе расспрашивая кого-либо из персонала, она могла наслушаться баек о том, что Дарт Вейдер – бездушная машина, предназначенная исключительно для убийства. – Просто много лет назад мне пришлось… - а что пришлось, ситх сказать не сумел. О событиях на Мустафаре он не рассказывал никому, и не смог бы даже под страхом смерти.

Датчик регулировки дыхания замерцал красным, это значило, что дышать Темному Лорду трудновато. Но главком, привыкший мгновенно принимать решения, таковое принял. Он решил показать Елене правду.

- Твоя новая память располагает данными о Силе, - после утвердительного кивка ситх продолжил: – Сейчас я покажу тебе, отчего я стал таким, – Вейдер посмотрел прямо в глаза девочки. Но она полулежала так же неподвижно и ситх обнаружил некое подобие ментального блока. Он мог бы с легкостью пробить его, но причинять землянке боль так сразу не хотелось. - Ты закрываешься.

- Закрываюсь? - что-то не совсем понятно, чего он хочет.

- Я не могу показать тебе свои воспоминания, - терпеливо пояснил ситх. - Ты должна... сказать себе, что желаешь видеть меня у себя в голове. Как-то так... Давай!

Воспоминания о битве с Оби-Ваном накрыли Лену. Она задыхалась, видя то, что сотворили с Вейдером. Волна чужой боли накрыла ее и девушка закричала. Ситх разорвал контакт, прислушиваясь к ощущениям пленницы.

Вейдера окутала паутина сострадания, боли, негодования, ненависти к человеку, причинившему ему боль, желание отомстить. Главком чуть покачнулся от такого напора чувств и посмотрел на землянку совсем другими глазами.

- Елена... Слишком режет слух. Имя лучше сменить. А фамилию можно оставить.

- Зачем менять?

Вейдер присел на край больничной койки, отчего та издала натужный стон.

- Чтобы никто не догадался, что ты - образец. Это хуже раба. Будешь... - на ум пришло только одно: уменьшительно-ласкательное от своего старого имени. Главком вздохнул. Ладно, какая в конце-концов разница. - Эни.

- Эни, - медленно проговорила девушка. - Неплохо.

А Вейдер, оценивая ее реакцию, еще раз уверился в правильности своего решения. Он защитит девчонку от имперских ученых, сделав ее своим личным помощником. Иначе Эни просто утилизируют или того хуже - отдадут в рабство.
  Форум: По миру Звездных войн · Просмотр сообщения: #348565 · Ответов: 21 · Просмотров: 5180

Энья Ваар
Отправлено: 2 Декабрь 2015, 16:49



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 26
Регистрация: 18 Ноябрь 2015
Из: Украина, Винница
Пользователь №: 9672


Цитата(Vera @ 19 Ноябрь 2015, 16:06) *
Жалко Тешика помрет и никому это не поможет,после З\С2 cry.gif sad.gif starwars.gif
Замечательно фи(9а ведро говно) thumbsup.gif


Что поделать, фантазия моя что-то заработала в направлении "смерть персонажа" unsure.gif
  Форум: По миру Звездных войн · Просмотр сообщения: #348564 · Ответов: 3 · Просмотров: 1121

Энья Ваар
Отправлено: 19 Ноябрь 2015, 13:36



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 26
Регистрация: 18 Ноябрь 2015
Из: Украина, Винница
Пользователь №: 9672


Глава 2

Широкие чёрные двери разъехались, пропуская закованную в доспехи массивную фигуру. В коридоре никого не было, и ситх, воровато оглянувшись, ухватился за стенку. Если бы за его манипуляциями наблюдал кто-то из служащих, они бы отметили, что такое поведение совсем нетипично для Повелителя Тьмы. А дальше случилось что-то совершенно невообразимое: Дарт Вейдер тихо выругался. И всё бы ничего, но обращался он сам к себе, чего за главкомом раньше не наблюдалось.

«Ради Силы, заткнись! Здесь полно камер наблюдения. Твоя несдержанность мигом выдаст нас!»

На беснования Вейдера Лера только скривилась. Если бы управлять этим телом было так легко, она бы не шаталась из стороны в сторону, словно пьяная.

«Я не могу за полчаса привыкнуть к тому, что у меня сместился центр тяжести!» — всё-таки огрызнулась девушка, кое-как удерживая равновесие. Без спасительной стены передвигаться пришлось намного медленней.

«Ноги шире! Ты пытаешься идти как женщина!»

«Потому что я женщина! Была…»

Лера остановилась. А ведь вместе с мужским телом ей досталось ещё кое-что. Вид полового члена давно перестал смущать девушку, но осознание, что эта часть тела теперь принадлежит ей, стало открытием. Вейдер говорил, что отходы убираются с помощью катетеров, но всё равно…

«Ты стоишь посреди коридора и пугаешь служащих! Иди вперёд! — гаркнул ситх, заставив Леру покачнуться от неожиданности. — На развилке свернёшь налево».

«Хорошо», — согласие прозвучало как-то подозрительно тихо, и Вейдер забеспокоился. Что она себе надумала?

«Ты в порядке?»

«Да. Просто ваше тело… сильно отличается от моего прежнего… Ну, вы понимаете…»

Угораздило же девчонку догадаться об этом только сейчас! Хотя чисто физиологически в различии половых признаков нет ничего особо страшного, в психологическом плане всё не так просто. Тяжело научится вести себя как мужчина, если ты всю сознательную жизнь была девушкой. Не воительницей, не пилотом, а обычной девчушкой, выросшей почти в тепличных условиях.

«Я понял, что ты имела в виду. Для тебя жизнь со мной будет тяжелой. Ты либо выживешь, либо умрешь. Поэтому, если хочешь продлить наше существование, смирись».

«Постараюсь, — Вейдер почувствовал ободряющую улыбку. — Я не хочу подвести вас, Милорд. Вы ведь не виноваты».

Ситх не ответил, а Лера не пыталась продолжать неудобный и печальный разговор, полностью сосредоточившись на дороге. Пока на пути ей попались всего несколько человек, но все они, едва завидев фигуру в чёрном, прижимались к стенам коридора, стремительно серея лицом. Не нужно быть великим прорицателем, чтобы догадаться, что Дарта Вейдера боялись. Не просто опасались или уступали дорогу из уважения, а именно замирали от страха.

Дойдя ещё до одной развилки, Лера поняла, что дрожат перед Главкомом далеко не все. По крайней мере, один человек, среди прочих, завидев ситха, смерил его не просто снисходительным, а каким-то презрительно-покровительским взглядом. Мужчина этот Лере не понравился сразу. Худой, с вытянутым лицом и неприятными глазами, он походил на старую потасканную метлу. Однако внешность может быть обманчива.

«Гранд-мофф Уилхафф Таркин. Региональный губернатор. Звезда Смерти — это его детище. И он здесь начальник, — последние слова Вейдер произнёс с явным сарказмом. — Подойдя, поприветствуешь его кивком головы. В Зал Заседаний войдёте вместе».

Лера сглотнула. Вот он, первый экзамен, который может оказаться последним.

— Вейдер! Вы опаздываете, — недовольно процедил гранд-мофф, едва девушка подошла ближе.

— А вы не скучаете, — по напутствию ситха Лера кивнула на приоткрытую дверь, где, судя по громкой речи, шел нешуточный спор.

— Идёмте! — махнул рукой губернатор.

Закусив губу, она последовала за долговязой фигурой Таркина и, когда тот наконец уселся, встала позади его кресла.

«Это несправедливо! Почему я не могу сесть вместе со всеми?»

«Резонный вопрос, — заметил Вейдер. — Только сделать это не представляется возможным. Для нас нет кресла».

Таркин нарочито медленно обвёл взглядом притихшую аудиторию и вступил в дискуссию:

— Господа, пусть имперский Сенат больше вас не волнует. Я только что получил сообщение, что Император распустил этот неуправляемый сброд навсегда.

Волна изумления и тревоги прокатилась по собравшимся. Мужчины беспокойно заерзали в креслах, некоторые даже достали платки, чтобы стереть проступивший на лбу пот.

— Наконец, — продолжил губернатор, — мы избавились от последних остатков Республики.

«Почему они так заволновались? Кажется, что их сейчас хватит удар», - поинтересовалась Лера, рассматривая военных.

«Почти все они являются сенаторами. И стань ровно!»

«Не могу! Спина болит! Ваша, между прочим, спина».

Едкое замечание кое-как выправившейся соседки позабавило главкома. Странно, но он довольно быстро смирился с её присутствием в своей голове. Если бы Лера не отобрала у него способность управлять своим телом, можно было бы сделать неутешительный вывод, что Повелитель Тьмы сошел с ума. И как, оказывается, хорошо, что маска скрывает лицо, позволяя Лере вдоволь закатывать глаза.

— Это невозможно, — перебил Таркина самый молодой из восьми присутствующих офицеров. — Каким образом Император будет управлять всей бюрократией?

— Официально сенаторские посты не отменены, вы должны это понимать, — объяснил гранд-мофф. — Просто их полномочия приостановлены… на срок действия чрезвычайного положения. Региональные губернаторы получат полный контроль и свободу действий в управлении вверенными им территориями. Это означает, что на колеблющихся планетах Империи может быть наконец должным образом наведён порядок. С этого момента страх удержит на привязи местных губернаторов, которые в большинстве своем — потенциальные предатели. Страх перед имперским флотом — и страх перед боевой станцией.

— А как насчет уже действующих повстанцев? — поинтересовался неугомонный молодчик. — Если мятежники каким-то образом получат доступ к полной технической схеме этой боевой станции, то существует возможность, что они сумеют отыскать слабое место.

Вейдер скривился. Надо же, не прошло и полугода, как хоть до одного из этих идиотов дошло, что хвалёной станции может угрожать реальная опасность. При условии, что повстанцы не настолько глупы, чтобы не суметь расшифровать чертежи.

— Это несущественно. Любая атака на станцию, предпринятая мятежниками, будет самоубийством, бесполезным жестом отчаяния — какую бы информацию они ни добыли. После долгих лет тайного строительства, — заявил Таркин с видимым удовольствием, — эта станция превратится в решающую силу в этой части вселенной. События в этом районе Галактики отныне не будут определяться ни судьбой, ни указом, ни каким-то органом управления. Они будут формироваться деятельностью этой станции…

Перенеся вес на правую ногу, Лера мучительно вздохнула. Благо, за громким сопением респиратора этого никто не заметил. Увлечённый разговором губернатор, казалось, вовсе позабыл о существовании главкома у себя за спиной. Вейдер тоже молчал, думая о чём-то своём, и ей не оставалось ничего, кроме как вяло наблюдать за беседой, стараясь не опереться на спинку кресла и не уснуть.

Разглядывание обстановки тоже не помогло. Фотофильтры искажали краски так, что угадать истинный цвет обивки стен или мебели оказалось просто невозможно. Даже лица присутствующих отливали красным, придавая им сходство с разозлёнными демонами.

— Вейдер, как идут дела с возвратом технически данных?

— Мы работаем над этим, — нарочито медленно ответила Лера, одновременно прислушиваясь к речи ситха. — Сенатор Органа будет допрошена сегодня ещё раз.

— Оповестите меня, когда пойдёте к ней, — с нескрываемым предвкушением произнёс Таркин. Лера кивнула.

***

Разогнуть затёкшую спину и сделать первый шаг к выходу из Зала Заседаний оказалось непросто, но Лера справилась. После почти полуторачасового изображения из себя статуи хотелось просто сесть на ближайший стул или даже на пол и отдохнуть. Вейдер сразу откинул саму возможность отдыха, заставляя девушку идти в кабинет. Главкома ждали неотложные дела флота. Ситх сказал, что всю работу по составлению отчетов, докладов и прочее делают его адъютанты, а он сам только просматривает и правит. Это, конечно, было хорошо, если бы всю эту писанину не требовалось читать…

«Милорд, в вашем кабинете, я надеюсь, кресло есть?» — для полноценного сарказма Лере не хватало сосредоточенности, но Главком понял суть и так.

«Есть. Сейчас сядем. Не забывай, что я не лишен чувствительности, и истощен не меньше, чем ты. Однако это только начало. Нам предстоит разобрать текущие дела и навестить принцессу».

«Принцессу? — подойдя к лифтам, девушка застыла, не зная, что делать дальше. Система вызова кардинально отличалась от земной, и Лере пришлось ждать указаний Вейдера, чтобы нажать на панели правильную кнопку. — Хотя, что я удивляюсь. Если тут есть Император, то почему-бы не быть принцессе».

«Этаж 12У, — подсказал ситх, едва они вошли в кабину лифта. — Лея Органа — королевская дочь. И мятежница, хотя пытается скрыть это. Сила! — внезапно воскликнул он. — Я не смогу воздействовать на неё Силой!»

«И что?» — не совсем поняла Лера.

«И то! Мне нужны сведения о чертежах, а без Силы придется применять пытки».

— Что применять? — от услышанного девушка забыла о предостережении соседа не разговаривать вслух. — «Простите. Как это, применять пытки?» — сама мысль о подобных средневековых ужасах вызывала отвращение. Только Лера уже догадывалась, что в этом мире возможно и не такое.

«Существуют пыточные дроиды. Они… с их помощью мы можем получать интересующую нас информацию. Ты имеешь что-то против?»

Лера чуть не задохнулась. Адская машина, регулировавшая дыхание, предупреждающе запищала, как будто негодуя, что хозяин нарушил единственно правильный ритм.

«Конечно, я против! Мне, знаете ли, не хочется смотреть, как кого-то режут на кусочки!»

Вейдер сдавленно хмыкнул. Столь явный протест мог бы его позабавить, но если Лера воспротивится, выдавить что-то стоящее с Органы станет невозможно.

«Мне нужны чертежи. Как я их получу — дело второстепенное», — припечатал он, надеясь запугать девушку.

Выйдя из лифта и чуть не запнувшись о робота-уборщика, Лера пошла к вейдеровскому кабинету. От негодования у неё даже не осталось слов, чтобы возразить главкому. Цель оправдывает средства! В любой вселенной, независимо от нравов.

— Я против этого, Милорд, — тихо, но твёрдо проговорила девушка, едва переступив порог. — Уж лучше…

«Лучше что?» — поинтересовался ситх.

— Таркин считает, что Звезда Смерти неуязвима. Так зачем тогда вы гоняетесь за этими чертежами? Насколько я понимаю, они вряд ли помогут повстанцам. Или я ошибаюсь?..

«У всех есть слабое место», — философски заметил Вейдер. Рассуждения соседки ему понравились. Был приказ Императора, нарушать который напрямую чревато большими проблемами. Однако с вероятностью почти в сто процентов похищенные материалы рано или поздно окажутся у мятежников. И тогда гранд-мофф может оказаться в довольно неприятной ситуации.

«Посмотрим, что будет. Органу допросить придётся. Таркин это просто так не оставит, хочет присутствовать. Ты слышала».

— Но мы можем обойтись без применения силы? — как она могла забыть о губернаторе. Судя по тону его пожелания, такое шоу надменный губернатор не пропустит.

«Возможно, — уклонился от прямого ответа главком. — Только если Таркин не захочет полюбоваться на унижение принцессы. Что маловероятно. Во всяком случае, ты должна подготовить себя к самому худшему».

— Ясно, — умостившись в кресле и расслабив ноющую спину, Лера закрыла глаза.

«Что ж, пора начинать приём. Надеюсь, часа за два управимся. Возьми комлинк, вызови секретаря. Он знает что делать».

Издав что-то похожее на стон, девушка потянулась к комлинку. Рабочий день обещал быть нескучным.

***

Голова гудела словно улей, полный сердитых пчёл. Столько различных документов Лера не видела, пожалуй, за всю жизнь, а тут пришлось спешно просматривать кипу требующих резолюции бумаг на деках, странно похожих на земные планшеты. Снабжение, личный состав флагмана, переводы, увольнения и назначения высшего командования, какие-то донесения, служебные записки, документы внешней разведки… Сущий ад, в котором Дарт Вейдер крутился каждый день, часто без перерыва на отдых и сон.

Лера посмотрела на часы. Допрос принцессы назначен на тринадцать по стандартному времени, так что минут двадцать, чтобы немного размяться и не спеша дойти к месту заключения, у них есть.

Встав, она попробовала сделать лёгкую зарядку. Вейдер сразу же выразил недовольство манипуляциями девушки. Но через минуту сдался. Тело требовало разминки, и игнорировать его было бы глупо. Как же он полагался на Силу: в быту, в бою, везде, где мог, он использовал её. А теперь стал похож на беспомощного телёнка банты, боящегося сделать один лишний шаг, чтобы не упасть.

— Через три часа закончится действие обезболивающих, — напомнила Лера. — Не забудьте. Нужно будет сказать, чтобы в спину что-то укололи.

«Я помню. Думаю, к этому времени мы закончим с принцессой», — отозвался главком.

— Надеюсь, меня не стошнит.

Мысленный хрюкающий смешок Вейдера совпал с таким же полуистерическим смехом самой Леры.

«Тогда мы умрём от собственной блевотины. Повстанцы надорвутся от смеха».

***

Ступив за порог тюремной камеры Лера закрыла глаза. После залитого ярким светом коридора она на миг ослепла, попав в едва освещаемую каморку. Лишь когда глаза немного привыкли, девушка смогла рассмотреть пленницу.

Сенатор выглядела… смешно. Белое длинное платье и прическа бубликами никак не вязались с образом мультяшной принцессы, так часто видимой по телевизору. Но едва Лера вгляделась в лицо Органы, вся комичность испарилась. Принцесса боялась. Нет, даже не так, — она дрожала от ужаса. И виной её страху был Вейдер и то, что находилось позади него.

Впрочем, пыточный дроид страшил не только заключенную. Интересно, что бы сказала Органа, если бы узнала, что грозный Повелитель Тьмы боится этой железки не меньше принцессы. Вернее, вторая душа, что спрятана в его теле.

Однако сенатор ничего не подозревала, и Лера могла спокойно предаваться самобичеванию, наблюдая за дергаными движениями пытающейся отползти пленницы.

— Ну что же, сенатор, — произнес Таркин, — ваше высочество, сейчас мы обсудим расположение базы повстанцев.

Казалось, принцесса его не расслышала. Её внимание полностью сосредоточилось на чёрной блестящей сфере, которая приблизилась к ней почти вплотную. Тишину камеры нарушало только мерное сопение респиратора да слишком громкое судорожное дыхание заключённой.

Лера не успела среагировать, как дроид, повинуясь нажатой губернатором кнопке активации, выдернул вперёд две из своих многочисленных рук. Блеснула игла. Принцесса задёргалась, но внезапно её тело безвольно рухнуло на жесткую металлическую койку, а в застывших глазах заплескался животный ужас.

«Что с ней?» — даже мысленный вопрос выдал жуткое волнение.

«Препарат, подавляющий сопротивление. Органа не чувствует своё тело», — пояснил Вейдер, с интересом наблюдающий за ходом допроса. Навряд ли гранд-мофф добьётся от строптивой мятежницы чего-то стоящего без применения Силы. Принцесса, судя по их первому разговору, так просто не сдаст позиции своих дружков-ребелов.

«Это отвратительно!» — Леру передёрнуло.

«Я почти в таком же положении…» — ехидно заметил главком.

«Ну вы и сравнили! — парировала возмущённая девушка. — Грешное с праведным. А как она собирается отвечать на вопросы, если не может пошевелить языком?»

«Позже. Когда Таркин решит, что наша принцесса дошла до кондиции, он велит дроиду вколоть ей антидот».

«И она сразу станет сговорчивой?» — что-то не связывалось в имперской концепции.

«Она будет готова на всё, лишь бы прекратить боль».

Лера прикрыла глаза. Так вот какого эффекта добиваются эти люди — чтобы сенатор умоляла их о снисхождении. Умно, ничего не скажешь. Хотя возможно, что хрупкая принцесса сможет выдержать уготованные ей страдания.

Из сферы появилась ещё одна рука. Она выглядела не как две предыдущие, а была похожа на длинную палку с очень тонким концом.

«Что это?» Вроде ничего особо страшного пока не происходило, но пыточным дроида назвали не просто так. Что-то скрыто в этой неприметной трубочке…

«Интересно… — протянул Вейдер. — Даже очень. Этот манипулятор не оставляет внешних следов. Он проникает в мягкие ткани и повреждает их».

«Режет, чтобы вызвать кровоизлияние?»

«Скорее, действует на нервные окончания».

Казалось, прошла вечность, прежде чем рука, наконец, убралась, и Таркин, гаденько улыбнувшись, опять нажал на кнопку: дроид потянулся колоть антидот. Лера сцепила руки в замок, игнорируя писк сбивающейся из-за ускоренного сердцебиения системы.

Уже потом, валяясь на полу в лифте и борясь с подкатывающей тошнотой, она горько пожалела, что в маске невозможно отключить звук. Ибо выдержать такой крик могли, наверное, только существа, напрочь лишенные сострадания.

Как только препарат подействовал, принцесса забилась в конвульсиях. Резавшие слух вопли эхом отбивались от стен камеры, проникая в самое сердце и выворачивая сознание.

Если бы не монотонная, но твёрдая речь Вейдера в голове, Лера уже бы лишилась чувств. Но он методично просил её потерпеть, постоять молча, не двигаясь и никак не обращая на себя внимание. Пусть Таркин проявит инициативу, раз ему так нравится.

И гранд-мофф проявил. Но каждый его вопрос оставался без ответа или сопровождался потоком изощрённых ругательств. Превозмогая боль, мятежница не только не рассказала, куда дела похищенные чертежи, а и грозилась разобраться с губернатором, Вейдером и их произволом.

— Что ж, ваше высочество, отдыхайте. Думаю, когда мы встретимся в следующий раз, вы будете сговорчивей.

— Не дождетесь… — выплюнула дрожащая принцесса, размазывая по лицу злые слёзы.

— Вейдер, можете возвращаться к себе, — разворачиваясь к выходу, бросил Таркин. Дважды повторять не пришлось. В последний раз взглянув на уже теряющую сознание пленницу, Лера как можно скорее пошла к лифтам.

***

Её всё-таки вырвало. Благо случилось это уже в медкамере, куда, наплевав на протесты ситха, Лера едва добралась на дрожащих от пережитого ногах.

Едва система сняла второй слой маски, душившие её рыдания вырвались наружу.

— Как так можно!? — захлёбываясь слезами и вытирая блевотину, кричала Лера. — Это ужасно! Изверги! Упыри! Ненавижу!

«Заткнись! — проорал теряющий терпение главком. — Я предупреждал, что так будет. Чем ты слушала?»

— Я не думала, что будет так! И вы!.. Вы такой же! Наслаждались, наверное, как она корчилась!

«Нет! Я воин, и мне лучше сойтись с врагом в бою, чем мучить его подобным образом. Но на Звезде Смерти начальник Таркин. Я всего лишь слежу за ходом строительства! — ещё никогда он не чувствовал себя так паршиво. — Если бы я мог, то применил бы Силу к ней. И девочка отделалась бы лёгким испугом. Но я также не мог возразить против применения дроида. Император не одобряет поблажек».

— Простите… — сиплым голосом прошелестела пристыженная девушка. — Я просто… не готова к такой жизни… совсем не готова…
  Форум: По миру Звездных войн · Просмотр сообщения: #348523 · Ответов: 1 · Просмотров: 1113

Энья Ваар
Отправлено: 19 Ноябрь 2015, 13:31



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 26
Регистрация: 18 Ноябрь 2015
Из: Украина, Винница
Пользователь №: 9672


Две души

Фэндом: Звёздные Войны
Основные персонажи: Энакин Скайуокер (Дарт Вейдер), Оби-Ван Кеноби, Шив Палпатин (Дарт Сидиус), Хан Соло , Лея Органа-Соло, Люк Скайуокер
Пэйринг или персонажи: Дарт Вейдер, ОЖП, Лея Органа-Соло, Люк Скайуокер
Рейтинг: R
Жанры: Джен, Драма, Фэнтези, AU
Предупреждения: Смерть персонажа, OOC, Насилие, ОЖП

Описание:
Главнокомандующий Лорд Дарт Вейдер однажды просто заснул в своей медкамере. А за миллионы световых лет от него двадцатилетняя Валерия Измайлова после автокатастрофы впала в кому. Две совершенно разные души соединяются в одном теле, чтобы перекроить историю Галактики…

Посвящение:
Дарту Вейдеру

Публикация на других ресурсах:
Только с разрешения автора

Глава 1

Новенькая Хонда мчалась по шоссе с такой скоростью, что Леру буквально вжимало в кресло. Она молчала, справедливо полагая, что сидящего за рулем Рому сейчас лучше не трогать. Первое знакомство прошло совсем не так, как ожидалось: парню пришлось поссориться с родителями, защищая честь своей девушки.

Отец Ромы после нескольких тостов сначала намёками, а потом уже прямо в глаза назвал Лериных родителей голодранцами, а её саму обвинил в желании охмурить их «бедного» мальчика, чтобы разжиться деньгами за чужой счёт.

Они действительно никогда не шиковали, не носили дорогих вещей, редко ездили на море… Мама сутками работала на хлебозаводе, поднимая их с младшим братом после смерти отца. Но разве она виновата, что родилась в обычной семье, тогда как Роме посчастливилось иметь богатых родителей? Её папа всегда говорил, что настоящее счастье не в деньгах. Они отнюдь не лишние, но являются всего лишь средством поддержания нормального существования, а никак не единственным смыслом бытия.

― Рома, притормози, ― стрелка спидометра приближалась к ста пятидесяти. Лера не на шутку встревожилась ― дорога далеко не идеальна для такой скорости.

― Отстань!

― Ром, ты что, обиделся? Нет, ну я понимаю…

― Я знал! Знал, что так будет! Ты, блин, как дура вела себя, мялась перед папой. Типа я вся такая тихоня, порядочная… ― парень разошелся не на шутку, всерьёз испугав девушку.

― Как дура? Ром, следи за языком!

― А то что? ― он так резко повернулся к ней, что Лера невольно отшатнулась.

― Поворот! ― её крик ударил по ушам, но было слишком поздно. ― Рома-а-а!..

***

На первый взгляд казалось, что Лера просто спала, но Зинаида Петровна знала, что это не так ― её девочка в коме. Лицо дочери напоминало восковую маску. Ничего общего с той жизнерадостной девушкой, какой Лера была до злополучной аварии.

― Лерочка… доченька… ― у матери не хватило слов, чтобы выразить свою скорбь.

― Кхм… простите. Зинаида Петровна, нужно поговорить, ― обернувшись, женщина увидела доктора, стоящего в дверном проёме палаты интенсивной терапии. ― Пришли результаты анализов.

― Что?.. ― у женщины подкосились ноги.

― Мне жаль, но наши догадки подтвердились. Мозг Валерии умер. Придется отключить систему. Вы… можете попрощаться.

― Неужели ничего нельзя сделать? ― Зинаида Петровна понимала, что доктору незачем ей лгать, но поверить в фактическую смерть дочери не могла. Ей казалось, что Лера вот-вот проснется или подаст признаки жизни.

― Мы сделали всё возможное и даже невозможное, но гематома мозга слишком большая. Если бы это было операбельно…

Женщина не ответила. Подойдя к кровати дочери, она взяла её за руку, молча оплакивая своего ребенка.

***

― Мама… ― в рот как будто насыпали песка. Лера попробовала облизать губы, но слюны было так мало, что она едва могла ворошить языком. ― Воды…

Глаза тоже не хотели открываться. А когда она, наконец, разлепила веки, то про себя поразилась изменившемуся зрению. Неужели после аварии (а что таковая была, Лера уже не сомневалась) она стала хуже видеть? Всё вокруг чёрное, но те фрагменты, что выделялись с общей картины, Лера, как не щурилась, детально разглядеть не смогла.

«Какая ещё вода?»

Девушка замерла. Она действительно только что слышала незнакомый мужской голос? Врачи увидели, что она очнулась, но почему спрашивают о воде?

«Сила, что происходит? Я не могу пошевелиться…»

― Кто здесь? ― а вот это уже не смешно… Почему она разговаривает таким низким шепотом? Неужели повредила голосовые связки?..

«Кто ты? И какого ранкора ты делаешь в моей голове?»

― Я сошла с ума… ― попытка растянуть губы в улыбке отдалась тупой болью, и до Леры наконец-то дошло, что мужской голос звучит в её голове. Может, она находиться в психбольнице, а не в обычной клинике?

«Наверное, это я сошел с ума, раз не могу пошевелить ни рукой, ни ногой… Но чувствительность осталась. Ты… попробуй пошевелиться!»

Девушка неуклюже подняла руку. Зрение немного прояснилось, и увиденное ещё раз шокировало Леру. Её рука была совсем не её… Закованная, другого слова и не подберешь, в чёрную перчатку, массивная, совсем не женская…

― Мамо-о-о-чка!

«Не кричи! Дай разобраться! Я не контролирую своё тело… Ты в моей голове… Девушка».

«Я… даже не знаю… Что происходит? Кто вы?»

«Дарт Вейдер».

Лера зажмурилась. Она всё ещё не понимала, что твориться. Этот мужчина, называющий себя Вейдером, тело ей не принадлежащее…

«Я умерла и попала в Ад?»

«Если ты находишься в моем теле, рядом с моей душой, то вывод очевиден. Ты мертва. Только, что означает слово "Ад"?»

― Это место, где… вернее, куда попадают души плохих людей, делающих при жизни нехорошие вещи.

«Интересное определение. Ты не в Аду. Сейчас мы находимся в гиперпространстве, скоро будем у Альдераана».

Но девушка уже не слушала Вейдера. Осознание собственной смерти ударило по голове словно обухом. Как теперь мама с Пашкой будут без неё? Как переживут? А Рома, что с ним?

Горячие слезы сами собой потекли по щекам. Как-то сразу стало плевать, что она в чужом теле. Ну и пусть…

«Сила… перестань размазывать сопли по моему лицу! Слышишь?» Ответом ситху было молчание. Он снова предпринял попытку взять контроль на себя, но тщетно. Видимо, Сила решила таким образом наказать его или посмеяться, раз сделала Тёмного Лорда заложником собственного бессилия. Кто эта девушка? Почему её забросило именно в его тело?

«Как тебя зовут? Сколько лет?» ― им нужно срочно наладить контакт. Ещё немного, и Звезда Смерти выйдет из гиперпространства, и необходимо будет проконтролировать Таркина, чтобы не наделал глупостей.

«Лера… Валерия Измайлова, если официально. Мне двадцать».

«Хм, странное имя. Но хорошо, хоть не ребёнок. Из какой ты планеты? Система?»

«Планета Земля, Солнечная система. А почему вы спрашиваете?»

Вейдер сдавленно хмыкнул. Лера же немного приободрилась и даже улыбнулась сквозь слезы. Слышать кого-то в своей голове очень необычно, и этому Дарту однозначно не позавидуешь. Они слушают мысли друг друга так чётко, как будто ведут непринужденный разговор вслух.

«Не слышал. Это даже не Внешнее Кольцо… Возможно, ты из Неизведанных Регионов. Впрочем, неважно. Если понимаешь общегалактический, то с Империей знакома».

«Я не знаю ни одного из озвученных вами терминов. И что такое "общегалактический", тоже…»

«Это язык. В Галактике множество различных рас. Общегал был введен, чтобы максимально упростить общение между ними. Но, может быть, твое знание ― следствие Силы? Ваша планета контактирует с другими расами?»

Полноценный смешок получился у невольной соседки не сразу, но она упрямо растягивала губы, пока не добилась желаемого. Вейдера посетило ощущение дискомфорта. Тело, тебе не подчиняющееся, однако полностью сохранившее чувствительность, ощущалось как родное и чужое одновременно. Это пугало, ведь ему придется приложить много усилий, чтобы окружающие оставались в неведении. Но интерес сглаживал испуг: уже давно в жизни Владыки Ситхов не происходило ничего, что могло бы увлечь его по-настоящему.

«Разве что в кино. В реальности если есть что-то, власти это успешно скрывают».

«Что ж, тебе придется многое изучить. Сначала попробуй встать на ноги. Я хочу проверить одну теорию».

Лера осторожно поднялась с кресла. Новое тело пока слушалось плохо, ощущалось более тяжелым и неповоротливым, нежели её собственное. Единственное, что радовало, так это полностью вернувшееся в норму зрение, которое открывало далеко не радужные перспективы.

Она находилась в замкнутом пространстве. Какая-то капсула или что-то похожее на неё вызвало приступ клаустрофобии. Лера потянулась рукой к горлу, вместо шеи нащупав лишь холодный металл.

«Что это? Где мы находимся?»

Вейдер подсознательно ждал неудобных вопросов, но не так скоро. Девчонка слишком быстро пришла в себя. Объяснить ей стоило, хотя бы потому, что им придется какое-то время сосуществовать вместе. И как долго это продлится ― неизвестно.

«Это медицинская капсула. Она позволяет мне снимать маску…»

«Маску? ― слова Вейдера шокировали, она даже забыла о тяжелом обруче на шее. ― Вы носите её постоянно? Расскажите мне всё! Что это за костюм?»

«Не истери! ― ситуация грозила выйти из-под контроля. Если Лера так болезненно воспринимает его увечья, то сможет ли она выдерживать по восемнадцать часов в полностью замкнутом пространстве? ― Сядь и слушай! Пока я расскажу кратко, а если будет время, продолжим…»

С каждым произнесенным словом Лера чувствовала, что земля ускользает из-под ног, а слезы, несмотря на все запреты собеседника, заливают подбородок. Ей досталось тело не просто калеки, а убийцы собственной жены, предателя, поправшего любовь и дружбу ради власти. Но власти не своей, а какого-то учителя Дарта Сидиуса, который воспользовавшись наивностью Энакина Скайуокера, создал галактическую Империю и держал Вейдера наподобие собаки, закрывая им проблемные места.

Однако все проступки мужчины померкли, когда он ознакомил Леру со своим нынешним состоянием. Протезы обеих рук, отрезанные по колено ноги, встроенная система вентилирования легких, масса шрамов на уцелевших участках тела ― к такому жизнь её не готовила. Апофеозом стало сообщение Вейдера о том, что маску он вынужден носить постоянно, находясь вне медкамеры.

Закончив свой рассказ, ситх приготовился к полноценной истерике, но Лере удалось его удивить. Девушка неподвижно сидела в кресле, не реагируя на его последующие реплики. Взгляд её был устремлен в одну точку. Вейдер уже терял терпение, но девушка нарушила молчание первой.

― У вас такие глаза… очень грустные. Никогда бы не подумала, что у меня когда-нибудь будут такие…

Она смотрела на одну из зеркальных поверхностей, отображающую его слегка размытое лицо.

«Почему тебя так заинтересовали именно глаза?»

«Глаза ― зеркало души. Так у нас говорят. Вы рассказали о себе много страшных вещей, и я поверила… но, увидев отражение… Мне вас искренне жаль…»

«Не смей! Слышишь, не смей меня жалеть!» ― рассвирепел ситх. Как может эта соплячка судить его поступки?

Лера промолчала. Осторожно протянув руку, она начала исследовать своё новое лицо. Шрам, тянущийся от правого уха почти под глаз, выглядел необычно. Он был не цельным, что наводило её на мысль о капельках лавы, застывших когда-то на коже. А раны на голове, за словами Вейдера ― последствие неудачной трепанации черепа, казались мелкими кратерами. Ощущение касания протезом к живой плоти захватило девушку. Она и подумать не могла, что искусственная рука может иметь такую чувствительность, даже сквозь перчатку.

Каждое прикосновение отдавалось странным ощущением в животе. Вейдер не помнил, когда в последний раз он так пристально вглядывался в свое отражение, и делал ли подобное вообще. Его охватило желание накричать на Леру, но ситх благоразумно промолчал, давая возможность девушке привыкнуть к новому образу.

«Хватит, потом насмотришься! Вставай!» ― терпение таки лопнуло, и главком начал поторапливать Леру.

«А как открыть камеру?» ― девушка, несмотря на пережитое потрясение, не утратила некой язвительности в голосе. Если бы Вейдер мог, он бы закатил глаза от подобного нахальства. Но ему придется не только молчать, а и подсказывать невольной сожительнице каждый шаг. Особенно на проклятой станции, где чуть ли не каждый жаждет его долгой и мучительной смерти.

«В левом верхнем углу панели есть зеленая прямоугольная кнопка. Нажми её и сиди спокойно. Система оденет маску. Только не бойся, ― Вейдер замялся. Никогда в жизни он не объяснял подобных вещей. Если бы у него были дети… Тогда бы он знал как найти правильный подход к Лере, а так… Придется действовать интуитивно. ― Когда маска герметизируется, начинает работать аппарат подачи воздуха. Он издает своеобразный звук, похожий на пыхтение».

«Хорошо».

Он почувствовал, как Лера сжала губы и, глубоко вдохнув, нажала на злополучную кнопку.

Сама же девушка чуть не выпрыгнула из кресла, когда увидела, как с тихим гудением из купола медкамеры на неё надвигается нечто чёрное с прорезями для глаз. Зажмурившись, едва не плача от страха, Лера так сильно вцепилась в подлокотники, что они затрещали.

Первый слой маски плотно соприкасался с кожей, неожиданно приятно холодя разгоряченную ужасом плоть. Где-то щелкнул тумблер и в лёгкие пошел чистый, наполненный запахом хвои, воздух. Система сделала первый вдох и выдох. Лера медленно открыла глаза.

«А-а-а…»

Большего она из себя выдавить не смогла. Если лицо её соседа было, мягко говоря, не очень, то маска переплюнула все мыслимые и немыслимые фантазии. Она выглядела поистине ужасно. Чего только стоили выпученные глаза-полусферы, придающие Вейдеру схожесть с насекомым. А решетка рта… зачем, спрашивается, делать такую конструкцию?

Изменившееся зрение тоже оставляло желать лучшего. Видимо, фотофильтры лучше всего воспринимали красный цвет, отчего всё в радиусе видимости имело жутковатый красный оттенок. Лере это напомнило комнату для проявки фотоплёнки.

«Это всё, что ты можешь сказать?» ― Ситху стало интересно, что же скрыто за многозначительным «а».

― У меня... Это что, у вас такой голос!? ― механический голос, снабженный синтетическими басами, напоминал жутковатые одноголосые переводы фильмов. В сказанной Лерой фразе почти отсутствовала эмоциональная окраска, настолько машина сглаживала звуки.

«Да», ― выдавил из себя главком. Он давно привык к этому и подобное акцентирование внимания на ещё одной его слабости откровенно бесило. Весь его организм ― одна сплошная боль и увечья. Где уж тут найти приятные моменты…

― Это просто… я даже не знаю, ― протянула девушка. Почему-то хотелось расплакаться и рассмеяться одновременно. Признаки надвигающейся истерики, которые срочно нужно подавить. Поплакать можно будет как-нибудь потом, в одиночестве, а пока нельзя, ведь одна её ошибка будет стоить жизни человеку, поневоле ставшему заложником этой невероятной и абсурдной ситуации.

«Камера открыта. Поднимайся и выходи», ― скомандовал Вейдер.

Очень осторожно Лера выбралась из металлического кокона, но… внезапная сильная боль в пояснице заставила её повалиться на холодный пол. Падая, она ударилась коленями, которые тут же заныли, усугубляя и без того сильное недомогание. Не в силах сдерживаться, девушка глухо застонала, сжимая руки в кулаки, чтобы не кричать.

Будто тысячи острых иголок одновременно проткнули тело. Но он всегда справлялся со страданиями с помощью Силы, а теперь её нет… И Лера не в состоянии вызвать меддроидов через комлинк. Ситха затопила глухая ярость. Как он мог забыть о боли? Ведь она преследовала его постоянно. Сила снова подшутила над своим Владыкой, сперва заблокировав ощущения, чтобы душа девушки привыкла к новой оболочке, а потом по полной дала понять, насколько он зависим от неё. Настолько, что уже не может обойтись без поддержки…

Соседка теряла контроль и Вейдер, мысленно сосредоточившись, попробовал ментально воздействовать на кнопку аварийного вызова медбригады.

«Пусть только прекратиться эта агония!» ― мысленно закричал он, перекрывая бессвязный поток Лериных криков.

Дверь отъехала в сторону и на пороге появились два дроида. Мгновенно оценив обстановку, они подбежали к корчащемуся на полу телу и ввели обезболивающее. В голове у Леры и Вейдера немного прояснилось.

«Значит, я могу влиять на предметы», ― сделал вывод ситх, как только смог внятно формулировать слова.

«Что это было?» ― Лера вклинилась в его неторопливый монолог, желая узнать причину происшедшего.

«Раньше я всегда блокировал боль Силой. Теперь придется сидеть на обезболивающих».

― Прекрасно! ― пробубнила девушка, одновременно рассматривая копошащегося вокруг неё робота.

― Милорд, вы в тяжелом состоянии. Вам нужно в медцентр, ― робко прочирикал меддроид и Вейдер напрягся. Сейчас ему никак нельзя отлеживаться в больнице.

«Спроси, могу ли я быть на препаратах», ― приказал он Лере. Соседка незамедлительно озвучила вопрос.

― Боюсь, это ненадолго. Милорд, некоторые из сочленений и имплантов находятся в плохом состоянии. Именно их изношенность даёт сильную боль. Если постоянно колоть препараты…

― То тело привыкнет и они не будут давать результат, ― перебила его Лера. ― Что нужно делать? ― Терпеть подобное каждый день она была не намерена.

― Менять, ― безапелляционно заявил 2-1В, видя, что Лорд Вейдер наконец-то заинтересовался своим здоровьем. ― И чем скорее, тем лучше.

«Не сегодня. У меня полно дел!» ― влез ситх. Мало у него проблем, одна принцесса чего стоит, а тут ещё и это!

― Давайте завтра. В крайнем случае, ― послезавтра.

― Хорошо, Милорд. Мы подготовим всё необходимое и будем ждать ваших указаний, ― проговорил дроид, помогая Вейдеру подняться.

«А теперь ты попробуешь ходить по комнате. Раньше… я применял Силу…»

― Для ходьбы? ― опешила Лера. ― Никогда бы не подумала! Вы этой «Силой» все дыры затыкаете…

Но сделав несколько шагов, девушка поняла, что имел в виду её сосед. Видимо, сапоги Вейдеру делал криворукий идиот, ибо Лера едва смогла удержать равновесие. Зачем мужчине такие высокие каблуки? Это кроме того, что искусственные пальцы ног имеют плохую чувствительность, и не всегда понимаешь, стала ли ты на пол только пяткой или всей стопой.

― Определенно мне нужна трость. Буду как старая бабка, нет, как дед!

«Если ты возьмёшь её, то клянусь, я тебя достану и на том свете! ― взвыл главком. ― Учись ходить медленно, добавь важности. Ты же Главнокомандующий Имперского Флота, в конце концов!»

― Я пошутила… Ладно, я постараюсь вас не подвести, Милорд! ― добавив голосу торжественности, продекламировала Лера.

«Я уже Милорд?» ― съязвил он.

― Да. Мне очень понравилось это обращение.

Вейдер только вздохнул. Лучше бы девчонка оставалась испуганной, может, её легче было бы контролировать?.. Но, с другой стороны, она его не боится, и с ней определённо не соскучишься. И Сила никогда не делает подобных вещей просто так… Что-то обязательно должно произойти…
  Форум: По миру Звездных войн · Просмотр сообщения: #348522 · Ответов: 1 · Просмотров: 1113

Энья Ваар
Отправлено: 19 Ноябрь 2015, 13:24



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 26
Регистрация: 18 Ноябрь 2015
Из: Украина, Винница
Пользователь №: 9672


Протезист

Фэндом: Звёздные Войны
Основные персонажи: Энакин Скайуокер (Дарт Вейдер), Гранд-адмирал Освальд Тешик
Пэйринг или персонажи: Гранд-адмирал Тешик, Ксан Мэлан (ОЖП)
Рейтинг: R
Жанры: Гет, Джен, Драма, Фантастика, Hurt/comfort, AU
Предупреждения: OOC, ОЖП
Размер: Мини, 6 страниц
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Описание:
- Больно? Это хорошо… - не поднимая головы, протянул мужчина… неожиданно мелодичным, женским голосом. По телу адмирала прошла холодная волна озноба. Не может быть, чтобы протезист Вейдера был женщиной!

Посвящение:
Прекрасному переводчику Плаксе Миртл и ее работе "Инерция". Читая этот перевод я впервые узнала о гранд-адмирале.

Публикация на других ресурсах:
Если понадобится, стучитесь в ЛС

Примечания автора:
Гранд-адмирал Тешик ведь тоже был за Звезде Смерти при Эндоре.

Лежащий на операционном столе военный нервничал. Почему именно сейчас Лорд Вейдер заинтересовался его здоровьем? Можно ли считать это скрытым мотивом, чтобы сместить его? И зачем прислал своего протезиста? Как намек, что пора освободить место?

Операционное поле гудело, не позволяя сосредоточиться, а постоянно мелькающая перед глазами фигура в белом защитном костюме, вызывала приступы едва контролируемой ярости на собственное бессилие, но гранд-адмирал только сжимал единственную еще не изувеченную конечность в кулак, стараясь не сорваться на работающем враче.

Лица мужчины не было видно из-за маски, а глаза Тешик не мог рассмотреть из-за яркой лампочки, вмонтированной в специальные очки, которые надел медработник перед тем, как приступить к проверке.

― Ай! ― он не сдержал вскрика, когда доктор неосторожно задел один из модулей, соединяющий протез левой руки с нервными окончаниями плеча.

― Больно? Это хорошо… ― не поднимая головы, протянул мужчина… неожиданно мелодичным, женским голосом. По телу адмирала прошла холодная волна озноба. Не может быть, чтобы протезист Вейдера был женщиной!

― Вы… вас зовут Ксан Мэлан? ― режущий глаза свет отключился, а белая фигура выровнялась, чуть нависая над столом.

― Да. Именно так.

― Но ведь Ксан ― мужское имя… ― он закашлялся, поняв, что ляпнул немного не то.

― Мои родители те ещё юмористы, ― ответила доктор Мэлан, и по интонации Тешик понял, что она улыбается. ― Отключите поле!

Меддроид нажал на кнопку у изголовья и раздражающее гудение прекратилось. Гранд-адмирал приподнялся, мысленно кляня себя за чрезмерную стыдливость ― он был практически нагим перед женщиной, впервые после ранения. И пока одевался, старался не поворачиваться к ней лицом. Но, приведя себя в порядок, увидел, что Мэлан, вопреки ожиданиям, не смотрела на него. Сняв маску, женщина писала что-то в датападе.

― К сожалению, выводы неутешительны. Все ваши протезы нуждаются в замене. Мне нужно будет четыре дня, чтобы обновить их.

― Вы отправите отчет Лорду Вейдеру? ― женщина удивленно вскинула брови, переводя взгляд с датапада на адмирала.

― Нет. А зачем? ― теперь пришла его очередь удивляться.

― Но ведь вы здесь…
― Давайте проясним ситуацию, ― Мэлан села на один из стульев, жестом приглашая его присоединиться. ― Позавчера Милорд сказал мне, что вы нуждаетесь в обследовании. Я связалась с вашими дроидами и, вот…

― Но… ― слишком яркие зеленые глаза собеседницы отвлекали его, заставляя
терять нить разговора, ― да, вчера мне сообщили. Но я думал, что вы ― мужчина…

― Вы имеете что-то против, а то повторяете уже второй раз.

― Нет.

― Тогда к чему эти слова? Какая, в конце концов, разница, кто я. Прежде всего я врач, а потом уже всё остальное, ― складка между бровей намекала, что она рассержена и Тешику стало неловко. Он никогда не был шовинистом, откуда же такое нетерпение к представительнице противоположного пола?

― Скажите, почему Милорд прислал вас?

― А я все ждала, когда вы зададите этот вопрос, ― женщина улыбнулась. ― Скажем так, ему не нравится, что вы не высыпаетесь из-за плохих сервомоторов. Их жужжание было слишком громким на последнем совещании.

Тешик опешил. То есть, Вейдер позаботился о нем?.. Без какого-либо двойного подтекста, которым он тут себя накручивал. И он знает, что адмирал плохо спит.

― Мне пора. До завтра, ― доктор Мэлан, видя его устремленный в одну точку взгляд, деликатно удалилась.

― До завтра…

Он хотел отказаться, сказать, что не нуждается в её услугах, но выдавил из себя только слова прощания. Что это? Неужели в нем снова просыпаются чувства? Стыд… жгучий стыд за свое тело, теперь бывшее больше машиной, чем живой плотью…

«А не всё ли равно? Если Ксан работает с Вейдером, то она видела и не такое».

***

Его ладони скользили по обнаженной спине, то лаская, то слегка царапая обнаженную кожу. Но он хотел увидеть её лицо, отражение чувств на нем. Хотел увидеть мольбу во взгляде Мэлан.

― Не останавливайся… ― её шепот пробудил в нем ещё большее желание, и Тешик чуть не задохнулся он жаркой волны, сметающей сознание.

Механическая рука прочертила дорожку вдоль позвоночника, будоража кожу прохладой металла. Но недовольный стон доктора быстро перешел в более низкий, стоило гранд-адмиралу прикоснутся к ней живой плотью.

― Я хочу тебя видеть, ― он медленно развернул Мэлан к себе…

Её облик пылал отвращением, рот искривился, как будто женщина едва сдерживала рвоту, а в глазах пылало столько ненависти, сколько ему не доводилось видеть даже на лицах врагов.

И что-то всколыхнулось в гранд-адмирале. Какая-то невиданная тёмная волна накрыла сознание, заставляя руки сомкнуться на хрупкой шее и сжимать её до хруста сломанных костей.

― ...гранд-адмирал! 2В выведи его, быстро! ― она всё не задыхалась, и он усилил захват, чтобы только перестать слышать этот голос. ― Освальд!

― Я ненавижу тебя! ― резкий свет ударил в глаза и он огляделся. Возле больничной койки в неестественной позе замерла Мэлан, а рядом копошился дроид, вводя что-то в присоединенную к его руке капельницу.

― Вам снился кошмар… Это последствие наркоза, но уже все хорошо.

Сон… это все лишь сон. Тешик перевел взгляд на свои руки, до сих пор сжимающие простыни.

― Простите, я напугал вас…

― Да, есть немного. Но, ― она замялась, ― вы не волнуйтесь. Спокойной ночи.

***

«Доктор Мэлан, Милорд ждет отчет через двадцать пять стандартных минут».

Ей срочно нужно назад на флагман: Лорд Вейдер не любит, когда подчиненные прибывают не вовремя. Но Ксан катастрофически не успевала. А позвонить и предупредить ― с главкомом это не пройдет. В начале своей карьеры за подобную вольность она едва не поплатилась жизнью.

Ксан била крупная дрожь. Сердце кололо, пришлось выпить успокоительное, но даже так она не чувствовала себя в безопасности. Сегодняшняя ночь оставила слишком много вопросов. Тешик хочет её. И это факт. Во сне он шептал её имя, а потом пытался задушить.

«Признай, тебе страшно находиться с ним в одном помещении. Вызов к Вейдеру очень кстати, чтобы улететь со Звезды».

― Милорд, ― она едва перевела дух, когда в медотсек вошел Вейдер. Мэлан сразу же обратилась к нему: ― Я закончила с гранд-адмиралом. Прошу вашего разрешения покинуть станцию.

― Тешик просил меня, чтобы вы остались ещё на несколько дней, ― от слов главкома стало трудно дышать. К горлу подступил комок, а глаза защипало от слёз. Она выполнила приказ, так зачем же оставаться дольше?

― Что с вами, Мэлан? ― Сила ответила быстрее: боится гранд-адмирала… Странная женщина, всегда следуя его указанием она, вопреки всему, остается обычным человеком, которому не чужды страхи. ― Вы можете отправляться на «Экзекъютор», ― доктор сделала всё, что нужно, а остальное можно доверить дроидам. Встроенные камеры наблюдения покажут, сработает ли их схема.

― Спасибо, Милорд, ― руки дрожали, но разрешение Вейдера немного остудило расшатанные нервы. У неё есть муж, а адмирал… если бы он принял предложение Лорда Вейдера, ничего этого не было бы. ― Я вернусь на станцию, заберу кое-какие вещи.

― Скажите моему адъютанту. Он оповестит гранд-адмирала.

***

Адъютант главкома передал отказ Мэлан работать с ним предельно вежливо. Но Тешик и не думал устраивать скандал. Он же не Такел в конце концов. И её нежелание лечить его дальше вполне понятно. Кто знает, сколько времени женщина наблюдала за его сонными метаниями. И это «Я тебя ненавижу», разве не ясно, что оно направлено в ее сторону.

«Ты тешишь себя отговорками… А если бы она осталась, то…»

Его размышления прервал вой сирены общей тревоги. Вскочив на ноги, адмирал выбежал в коридор. Люди неслись по направлению к ангарам, а его адъютант чуть не разбил себе лоб, на ходу врезавшись в полукиборга.

― Сэр! Повстанцы! Их флот ведет сражение, но мы почему-то не атакуем!

Сигнал тревоги перерос в сигнал экстренной эвакуации. Станцию ощутимо тряхнуло.

― Лейтенант, бегом в ангар!

На бегу Тешик не раз поблагодарил Ксан и Вейдера за новые протезы. Со старыми он рисковал не успеть.

В главном ангаре было не протолкнуться: кучки совершенно обезумевших существ лезли в первый попавшийся корабль, желая лишь одного ― выжить. Гранд-адмирал выругался, но ничего не мог изменить, живое море уже несло его ближе к середине.

«Только бы добраться до челнока! Почему имперский флот бездействует? Ксан?!»

Женщина едва не сбила его с ног. Но вместе с узнаванием в её глазах отразилось удивление.

― Вы… ― слова застряли в горле, когда Тешик сгреб её в охапку, пробиваясь к служебному кораблю. Сквозь тонкую ткань одежды Мэлан чувствовала холод металла, но не протестовала, когда мужчина практически впихнул её в кресло второго пилота.

― Что происходит?..

― Я и сама хотела бы знать…

― «Благотворительный», говорит гранд-адмирал Тешик. Что, ситх возьми, у вас там творится?

Ему никто не ответил. В эфире стояла почти осязаемая тишина, и адмиралу ничего не оставалось, как вывести челнок. Открывшаяся панорама заставила доктора сдавленно охнуть, а Тешик чуть не потерял управление.

«Говорит адмирал Пиетт. Всем кораблям Империи готовиться к гиперпрыжку к столице. Приказ Лорда Вейдера. Подберите беженцев со Станции».

― Что вы намерены делать? ― от хриплого голоса Мэлан его бросило в дрожь.

― Мой флагман не отвечает. Ми летим на «Экзекъютор», ― женщина выдохнула, расслаблено откинувшись на спинку кресла. А Тешик, наоборот, разозлился. Разве он чудовище, что Ксан так дрожит только от одного его присутствия?

― Вы меня боитесь?

Его вопрос застал её врасплох, но доктор Мэлан всё же ответила:

― Я слышала достаточно той ночью. Вы очень внятно разговаривали во сне.

― И вы сделали выводы?

― К сожалению… ― она опустила глаза, не выдерживая прожигающего насквозь взгляда.

― Разве я вам так противен? ― Тешик прикусил язык, но поздно ― фраза произнесена.

― Нет, но есть понятие врачебной этики, ― зеленые глаза стали жестче. Схлынувшая с лица собеседницы мягкость придала ему сходство с металлической маской.

― Но, почему? ― по-детски наивный вопрос и, возможно, у него ещё есть шанс.

― Я замужем. И мой муж… ― она медленно встала, одним движением руки расстегнув комбинезон, ― он спас мне жизнь.

Взору Тешика предстала небольшая металлическая пластина, заменяющая нижние ребра и заканчивающаяся под небольшой грудью.

― Я помогла вам, вы ― спасли меня. Мы квиты. И давайте забудем обо всём, что здесь произошло. Пожалуйста, ― видя, что гранд-адмирал дернулся к ней, Ксан отскочила к приборной панели, на ходу приводя себя в порядок.

Он отвернулся к пульту управления, отключил автопилот, полностью сосредоточившись на том, чтобы удачно посадить челнок.

― Ксан! ― доктор так спешила выбраться, что забыла свою сумку. Тешик поспешил за ней. ― Подождите!

― Спасибо, ― она всё так же избегала его взгляда.

― Мэлан… ― Ксан попыталась обойти Тешика, но мужчина резким движением прижал её к металлической обшивке. ― Мы не можем закончить так...

Её сердце, несмотря на близость, билось ровно, и через несколько долгих мгновений доктор, наконец, заговорила:

― Семья для меня на первом месте. Всегда. И никогда не будет иначе.

С тихим шипением за спиной гранд-адмирала закрылись автоматические двери, и подавленный Тешик не увидел, как идущая к трапу Мэлан укоризненно покачала головой, а через несколько секунд её лицо стало непроницаемым. Ксан скользнула взглядом по наручному хронометру: гранд-адмирал Тешик должен умереть через двенадцать стандартных минут.
  Форум: По миру Звездных войн · Просмотр сообщения: #348521 · Ответов: 3 · Просмотров: 1121

2 страниц V   1 2 >

Новые сообщения  Открытая тема (есть новые ответы)
Нет новых сообщений  Открытая тема (нет новых ответов)
Популярная тема  Горячая тема (есть новые ответы)
Нет новых  Горячая тема (нет новых ответов)
Опрос  Опрос (есть новые голоса)
Нет новых голосов  Опрос (нет новых голосов)
Закрыта  Закрытая тема
Перемещена  Тема перемещена
 

RSS Текстовая версия Сейчас: 18 Мар 2019, 22:51

Рекламные ссылки: Дневники беременности на Babyblog.ru//Бэбиблог - соц сеть для будущих мам //