Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

7 страниц V  « < 5 6 7  
Ответить в данную темуНачать новую тему
> "Его сын"., Попаданец в Люка Скайуокера.
Civilian
сообщение 6 Март 2016, 14:45
Сообщение #91



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 67
Регистрация: 29 Июнь 2015
Из: Ульяновск
Пользователь №: 9629
Раса: Хуман



Цитата
Вот уже и до откровенного сатанизма дошли. Очень мило.

Концепция ЗВ в принципе противоречит авраамическим религиям, так что либо-либо.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
darketo31
сообщение 1 Апрель 2016, 22:35
Сообщение #92



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 101
Регистрация: 2 Декабрь 2014
Из: Одесса
Пользователь №: 9519
Раса: человек



Цитата(L’Étranger @ 6 Март 2016, 15:42) *
Вот уже и до откровенного сатанизма дошли. Очень мило.


Люк - попаданец однако. И ошметки памяти у него имеются. А вся наша культура пропитана библейскими мотивами.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
darketo31
сообщение 1 Апрель 2016, 22:37
Сообщение #93



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 101
Регистрация: 2 Декабрь 2014
Из: Одесса
Пользователь №: 9519
Раса: человек



Глава 37. Преступление и наказание.


Мирон, личный врач Вейдера, поднял голову, услышав, как открылась дверь. В следующий миг ассистенты, проводящие анализы, снимающие показания приборов и следящие за состоянием пациента, резво отбежали к стенам. Мужчине показалось, что в палату хлынул океан, затопивший помещение до самого потолка, волоски на руках встали дыбом, по спине скатилась капля ледяного пота.

Вошедший в палату подросток в черном окинул присутствующих равнодушным взглядом светящихся голубых глаз. Мирон моргнул, приглядевшись. Нет, зрение его не обманывает. Глаза действительно светятся.

- Доктор... - голос мальчика звучал немного странно, да и вид был...

- Принц, - мужчина встал и поклонился, после чего на всякий случай отошел к стене. Подросток провел раскрытой ладонью над телом отца, чему-то кивнул, встал поудобнее и, прикрыв глаза, поднял руки, сомкнутые в кулаки, к груди.

- Все во вселенной подчинено Силе... - правая рука разжалась, замерев ладонью вверх.

- Сила есть во всем, и все есть Сила... - воздух задрожал в такт произносимым словам, разжалась левая рука.

- Я - часть Вселенной, следовательно... - ладони замерли параллельно друг другу, Мирону показалось, что между ними засверкали крошечные молнии.

- Я есть Сила.

Ладони мальчика опустились на грудь лежащего без сознания Вейдера, и застыли. Глаза Люка засияли еще интенсивнее, он замер, размеренно дыша, а из-под ладоней начал просачиваться мягкий белый свет. Постепенно он охватил лежащее на платформе тело, окутывая его светящимся коконом, Люк стоял, застыв, врач с ассистентами вытягивали шеи в попытках рассмотреть детали - подходить они опасались. Мало ли...

Интенсивность сияния все нарастала, люди заморгали, отворачиваясь - настолько ярким стало свечение. Приборы один за другим отключались с истерическим писком, платформа, на которой лежал лорд, мелко завибрировала.

Люк находился в трансе, просматривая тело Вейдера с помощью Силы. Потоки энергии сплетались между собой в сложный рисунок, пронизывая его и ситха полностью, подросток ощущал, как они наполняют каждую клетку организма мужчины, подготавливая к восстановлению. Он медленно дышал, полностью сосредоточившись на процессе, не обращая ни на что внимания. Вот организм ситха полностью взят под контроль: Люк слышал, как в его грудной клетке бьются два сердца, как наполняются воздухом три легких - четвертое не выполняло свои функции, схлопнувшись. Руки и ноги ощущались странно - они были и их не было, существовали только энергетические отпечатки в Силе. Неправильно проходили нервные импульсы через позвоночник, побаливали сломанные кости, ныли размозженные ударами ткани.

Мирон с ассистентами осторожно заглядывали сквозь открытые двери в палату: находиться внутри было невозможно, воздух сгустился до такой степени, что создавалось полное впечатление, что он превратился в желе, а от сияния резало глаза. Все приборы отключились, но платформа продолжала висеть в воздухе. Мальчик все так же изображал изваяние, не двигаясь уже больше часа. Неожиданно он пошевелился... белое сияние стало впитываться в тело Вейдера, заглянувший врач отметил, как от культей стали отпадать вживленные в плоть датчики, подсоединяемые к протезам.

****
- Какие блюда предпочитаете, лорд Мол? - Винама внимательно посмотрела на татуированного забрака, изучающего накрытый к завтраку стол. Ситх оторвался от выбора, учтиво улыбнувшись.

- Что-то... плотное. Ночь была веселой, - сверкнул белоснежными зубами ситх. Винама посмотрела на служанок, и перед Молом тут же поставили несколько блюд с мясом, приготовленным различными способами, теплыми салатами и гарнирами. Забрак осмотрел предложенное, принюхался и щедро наложил себе всего понемногу. Невозмутимо намазывающая маслом булочку Винама отметила, с каким изяществом двигаются руки мужчины. Нож просто порхал, с легкостью отделяя кусочки, было в этих движениях что-то хищное, женщина легко представила, как с тем же изяществом татуированный забрак режет кого-то живого.

Она отвела взгляд, повернувшись к сидящей рядом Лее.

- Как спалось, милая?

- Неплохо, - вздохнула девочка.

- Новости от Люка есть?

Лея удрученно покачала головой и потянулась за салатом.

- Лорд Мол? Нам сообщили, что вы разобрались с проблемами. В чем они состояли? - Руви напряженно посмотрел на страшноватого гостя. Желтые глаза ситха довольно блеснули.

- О, ничего слишком опасного, - усмехнулся ситх. - Был, правда, небольшой сюрприз, но и только. Я провел допрос, после чего предпринял все необходимое, чтобы ваш сон не был потревожен. Неоценимую помощь в этом оказал Боба Фетт, хотя... Нет. Вполне оценимую, - хмыкнул мужчина.

- Но он того стоит, - утвердительно произнесла Лея, привычно левитируя к себе булочку. Винама устало закатила глаза.

- Лея...

Мол одобрительно дернул бровью и продемонстрировал мастер-класс. Легкое движение пальцем - и булочка раскрывается, словно разрезанная невидимым лезвием на две части. Из масленки вылетел кусочек масла и размазался тонким слоем, следом вылетел кусок лармского желе и повторил судьбу предшественника. Булочка сложилась и мягко приземлилась на тарелку перед девочкой.

- Прошу, - галантно улыбнулся ситх, весело сверкая звериными глазами. Лея восхищенно уставилась на булку, потом на Мола... Винама и Руви встревоженно переглянулись.

- Как это?

- Ничего сложного, - пожал плечами забрак. - Тренировки, тренировки, и еще раз тренировки. Не так ли, Мастер Джинн?

Ситх слегка повернул голову, татуированное лицо на секунду превратилось в злобно-торжествующую маску, заставившую Винаму и Руви нервно сглотнуть, но вновь приняло приятное выражение.

- Да... - призрак замер, рассматривая своего убийцу. Лея недоуменно нахмурилась, рассматривая учителя, повернулась к Молу.

- Вы... знакомы?

- О, да! - улыбнулся ситх. - Наше знакомство было коротким, но очень запоминающимся.

- Я бы не сказал лучше, - неожиданно усмехнулся Джинн, складывая на груди руки. Мол отсалютовал вилкой с нанизанным на нее кусочком мяса и с искренним наслаждением его прожевал. Призрак хмыкнул, глядя на эту детскую подколку.

- Что за сюрприз?

- Было несколько групп нападавших, - ситх бросил на подобравшегося Джинна острый взгляд, - точнее - семь. Первая - тупое мясо с промытыми мозгами. Просто отвлечение внимания. Вторая и третья - шли за первой, попытка прорвать оборону. Четвертая - слишком наглые датомирские ведьмы, почему-то уверенные в том, что прорыв будет удачным. Пятая - готовилась помочь ведьмам в штурме. И шестая и седьмая - должны были зачистить все следы, выжечь всех, без исключения.

- Насколько я понимаю, - Джинн неожиданно засиял, становясь каким-то более плотным на вид, и небрежно кивнул Винаме с Руви, - Ведьмы про пятую, шестую и седьмую группы были не в курсе.

- Про пятую знали, - поправил его ситх, - а вот про остальных... Сюрприз!

- Изящно, - оценил призрак, неторопливо прохаживаясь вдоль стены. - Очень... изящно. План в плане.

- Да. Я провел экспресс-допрос ведьм. Они были уверены, что попытка штурма будет успешной. Это было подозрительно. Даже очень. Я начал искать дальше... Барука знала о поддержке во время проникновения, но ее это бесило. Самомнение, - презрительно дернул уголком рта Мол, складывая приборы на тарелке параллельно друг другу. Подошедшая служанка тут же убрала тарелку и поставила новую - десертную. Джинн задумчиво погладил бородку, осмысливая сказанное.

- Интересно. Кто это был?

- Наемники. Очень хорошие наемники. С ними... играть... было интереснее, чем с остальными.

Джинн остро посмотрел на довольного ситха, перешедшего к десерту, и понятливо прикрыл веки. Ясно. Судя по всему были какие-то накладки, и надо будет пообщаться с ним позже, Мол явно хочет того же. Интересно, что он обнаружил? И что с пленными? Что удалось узнать?

Неожиданно Лея отставила чашку и потрясенно распахнула глаза.

- Люк... - выдохнула девочка, смотря куда-то вглубь себя. Мол нахмурился, протянул руку и осторожно коснулся пальцами ее запястья. Глаза ситха затуманились, на лице проступили потрясение и восхищение.

- Невероятно.

- Гхм, - кашлянула Винама, - Лорд Мол?

- Принц, - отстраненно бросил ситх, вслушиваясь в отголоски творящегося в Силе. - Это невероятно.

- Действительно, - согласился Джинн, положив руку Лее на плечо.

***
Сердца стучали в унисон, гоняя по венам кровь. Легкие сокращались, насыщая тело кислородом, с каждым вдохом схлопнувшееся все больше расправлялось, пока не обрело необходимый объем и целостность. Люк глубоко вздохнул - так, что раздвинулись захрустевшие ребра. Сломанные кости с щелчками становились на место, соединяясь, словно детали в сложном механизме, и грудная клетка Вейдера приняла надлежащий вид. Тело ситха выпрямилось еще сильнее - подросток потянулся, становясь на цыпочки и вытягивая руки вверх. Потоки энергии пробежали по их общему в данный момент организму, выправляя сломанный скелет. Осколки плавно соединялись, сплавляясь в единое целое.

От культи отделился последний датчик, упав на пол. Люк замер, дыша за двоих, начиная готовиться ко второму этапу. Он глубоко вздохнул, втягивая в себя вместе с воздухом энергию, разлитую вокруг, начиная заново читать про себя свою личную "решимость".

- Все во вселенной подчинено Силе...

Вдох-выдох. Вдох-выдох. С каждым разом все больше Силы. Пальцы начали мелко подрагивать, кости загудели, нервы вибрировали, как провода под напряжением.

- Сила есть во всем, и все есть Сила... - Райф поднял руку, и гвардейцы синхронно сложили руки в символ-ключ, ставя барьер, не дающий буйству энергий выплеснуться наружу, за пределы стен. Вовремя.

- Я - часть Вселенной, следовательно... - Тело Вейдера воспарило над с грохотом рухнувшей на пол платформой, Люк застыл, раскинув руки в стороны. Кожа подростка медленно бледнела, превращая его в мраморную статую, голубые глаза неотвратимо наливались золотом. Стены палаты тихо потрескивали, узорчатые панели начали уродовать все шире расползающиеся трещины.

- Я. Есть. Сила. - Слова с грохотом упали в тишине, воплощая волю проводника энергии. Пальцы подростка окутались призрачным черным пламенем, заплясавшим вокруг кистей рук. Наблюдающие эту невозможную картину врачи попятились, охваченные иррациональным страхом. От ступней подростка побежали дорожки инея.

- Аз. Есмь. Сила.

Ладони опустились на грудь зависшего в воздухе ситха, пламя начало переползать на кожу, впитываясь в тело.

***
Палпатин замер, коротким жестом остановив доклад Песстажа. Присутствующие Кронал и Тремейн застыли, как и император, вслушиваясь в происходящее в благоговейном молчании. Глаза всех троих мерцали золотыми звездами.

***
Двое мужчин, стоящих на балконе высоченной башни, молча переглянулись. Длинноволосый смуглый брюнет машинально перебирал пальцами сейбер, ощущая, как трепещет Сила в скрытом в корпусе рукояти камне, откликаясь на эхо происходящего. Перед их глазами тьма, окутывающая видимый с этой высоты дворец императора, пришла в движение, закручиваясь плавными спиралями.

***
Оби-Ван поднял голову к небу, ловя отголоски неведомого. Чужая воля навязывала реальности свое видение дальнейшего, меняя то, что было не по-нраву, и Сила подчинялась, повинуясь. Магистр прикрыл глаза, вспоминая того, кто должен был сиять незамутненным светом, а сейчас пылал солнцем тьмы.

- Избранный и сын Избранного... - прошептал мужчина, слепо глядя в равнодушную глубину небес.

***

Мирон, раскрыв рот наблюдал, как на его глазах происходит чудо. Давно зажившие культи рук и ног его постоянного и единственного пациента неожиданно засочились кровью. Люк тяжело дышал, с каждой минутой контролировать проходящую сквозь него Силу становилось все труднее. Если исцеление травм прошло относительно легко, то вот с восстановлением отрубленных конечностей за один раз он, судя по всему, погорячился. Значит, сделает это по-другому, благо такой вариант был предусмотрен.

Он сконцентрировался на своей цели, направляя все внимание к проблемным местам. Сила хлынула в тело Вейдера, Люк сосредоточился, передавая свою мысль находящемуся в трансе отцу.

- Вспоминай. Твое тело здорово полностью. Руки живые. Ноги живые. Вспоминай.

От бессознательного ситха пришел слабый отклик, и Люк с облегчением начал медленно расплетать потоки, связывающие их воедино. Получилось. У него получилось. Он осторожно отделял себя, вновь передавая контроль над телом Вейдеру, оставляя ему запасы накопленной энергии.

- Доктор, - прошептал подросток и Мирон осторожно сделал шаг вперед. - Отца в бакту. Внутривенное. Постоянно. Сейчас начнется усиленная регенерация. Бегом.

Сила схлынула и Люк устало опустился на колени. Гвардейцы отмерли, подхватывая отключающегося Скайуокера.

- Капитан, - прошептал подросток. - Срочно. Сырое мясо. Каф. Белена знает.

С трудом пропихнув в себя приготовленное заботливой домоправительницей, Люк напился неимоверно сладкого крепкого кафа, залез под одеяло и отрубился. Его трясло и подташнивало, голова кружилась, а тело ощущалось странно. Через час его растолкали и он вновь принялся за еду: все тот же продуктовый набор. Удовольствия никакого, но зато эффект тот, что надо. И есть именно это он будет ближайшие несколько суток - суровая необходимость.

Темное исцеление таило в себе очень интересный подводный камень, о который разбивались мечты многих возжаждавших легкого бессмертия идиотов, бывших о себе слишком высокого мнения. Тело настолько пропитывалось Силой, что появлялась угроза стать Призраком. Как объяснил Андедду, именно на подобном принципе строились сразу несколько техник, включая добровольный переход на энергетическую форму существования. Люк тут же вспомнил, как в его "видениях" Кеноби "сжег" свое тело, оставив разозленного Вейдера с носом. Потом подобным воспользовался и Йода, умерев на глазах своего последнего почти ученика. Техника, которой их обучил Квай-Гон, гарантирующая результат, ведь стать Призраком просто так дано очень даже не каждому, только самым сильным ситхам и джедаям, но в большей части, конечно же ситхам. И по очень простой причине - жажда жизни, ведь джедаи предпочитали сливаться с Силой, теряя свою индивидуальность.

А у канонных Кеноби и Йоды желание напакостить даже таким способом перевесило все догмы учения о том, что смерти нет, есть только Сила. Раздумывая тогда над этой концепцией, Люк посмеялся: Джинн и после смерти и становления Призраком так и остался одиночкой, от которого ничего не зависело. Он пытался остановить Энакина, устроившего бойню в лагере тускенов - его не услышали. Он пытался потом поговорить - с тем же результатом. Мало быть сильным и знающим - надо быть настойчивым, чтобы тебя заметили. Поэтому Кеноби полоскал каноному Люку мозги и после своей пафосной и тщательно рассчитанной смерти, произведшей на парня невероятное впечатление. Кто знает, как бы повернулась эта история, если бы Квай проявил настойчивость?

Но он слишком был повернут на своей гармонии и Живой Силе, и поэтому и произошло все так, как было определено совсем не им.

Люк вздохнул, макнул мясо в острую приправу и принялся жевать. Ему надо стабилизировать себя, а это самый простой способ на ближайшие сутки: свежатина давала грубую энергию, тяжелую, буквально "прибивающую". То, что надо в его ситуации. А как только немного оклемается - он воспользуется и вторым. Райф все подготовит, на пару с Иссардом.

Скайуокер отодвинул поднос и закрыл глаза, предвкушая грядущую бойню.

***

Императорский кабинет был наполнен Силой. Темная энергия тихо плескалась о стены, словно безмятежный океан, скрывающий в своей глубине неисчислимые сокровища и страшные тайны, за которые взимает кровавую плату. Вошедшие Тремейн и Кронал напряглись, готовясь пережить гнев Владыки, идущий вслед за ними Иссард слегка дернулся - и его пробрало. Стоящий посреди кабинета на колене Наследник даже не пошевелился, плащ стекал с его плеч широкими складками, капюшон скрывал лицо. Кружащий вокруг него Сидиус полоснул вошедших раскаленным взглядом, вновь переводя все свое внимание на Люка.

Мужчины отступили к стене, замирая: Император явно был не в духе, но определить причину сходу было невозможно, за последние дни много чего случилось, и все из разряда смертельно опасного.

- Люцифер... - шепот Императора стелился по кабинету, оседая к ногам Алой Стражи, стоящей по периметру. - Мой Наследник... - тихо ступали полусапожки на тонкой подошве, колыхался подол простой черной мантии.

Кронал слегка покосился на Тремейна, тот еле видно шевельнул плечами. Неужели Люцифер что-то натворил? Но вот что? Своему внуку ситх попустительствовал и практически никогда не наказывал. А тут такое...

- Встань. Сними плащ.

Подросток поднялся, плащ упал на пол. Сидиус цепко схватил Люка за подбородок, вглядываясь в лицо. Белое, как мел. Темные провалы глазниц. Черная сетка сосудов. Пылающие, словно раскаленная магма, глаза. Ситх некоторое время смотрел, потом резко отдернул руку, вновь принимаясь кружить вокруг подростка. В Силе расцвели первые искры гнева.

- Рубашка. Снять.

Пальцы пробежались по застежкам, рубашка присоединилась к плащу. Мужчины шокировано распахнули глаза при виде жуткого зрелища. Подросток выглядел жертвой долгой голодовки: все позвонки можно было пересчитать, не напрягаясь, как и ребра под странного оттенка белой кожей с проступившими черными венами.

Сидиус сделал еще пару кругов, прощупывая Силой тело Люка, после чего замер напротив. Внук смотрел спокойно и бестрепетно.

- Ты осознаешь, на какой риск пошел?

- Да, Владыка, - хриплый голос нарушил тишину, царящую в кабинете.

- Он мог тебя сожрать.

- Нет.

- Нет? - Сидиус сложил руки на груди, рассматривая упрямого подростка.

- Нет. Подавился, слабак.

- Покажи.

Две пары золотых глаз встретились, сцепившись. Сидиус просмотрел воспоминания Люка об укрощении голокрона и резко кивнул.

- Неплохо. Однако... - пальцы мужчины коснулись острых плеч, провели по позвонкам, пока он вновь обходил подростка по кругу. - Ты мог умереть в процессе. Развоплотиться.

- У меня есть, для кого жить, - хрипло ответил Люк, сверля взглядом дальнюю стену. Сидиус кивнул, замирая напротив.

- Скольких ты убил?

- Двенадцать.

- Помогло?

- Частично.

Император вновь кивнул, рассматривая непрошибаемого внука, и решая, что дальше делать.

- Ты подверг себя опасности. Ты - Наследник, ты осознаешь это?

- Да, Владыка, - полыхнул ало-желтыми глазами подросток.

- Ты спас Вейдера... однако, ты сам едва не занял его место.

- Риск был оправдан.

- Понимаю... - прошептал Император, разглядывая подростка сквозь Силу. Тьма колыхалась живым плащом, и только вокруг головы шевелились острые шипы Света. Его внук вновь изменился, и что несут эти перемены?

- Я доволен тобой, Люцифер... и недоволен одновременно. Ты нарушил мои указания, поэтому примешь наказание.

- Да, Владыка, - склонил голову подросток, вновь замирая мраморной статуей. К Палпатину подошел гвардеец, несущий в руках какую-то плоскую деревянную коробку. Сидиус открыл ее, пробежался пальцами по содержимому... на пол, разворачиваясь, легли кольца боевого бича. Люк сцепил за спиной руки. Мужчины потрясенно переглянулись.

- Считай.

- Один.

Плавное, даже ленивое движение рукой - и бич со свистом рассек воздух, разрывая кожу на спине. Руки Люка сжались сильнее, но больше он ничем не показал своей боли.

- Два.

Еще один рубец.

- Три.

Лопнула кожа на предплечьях.

- Четыре.

Бич свистел, превращая спину подростка в кровавое месиво. Пальцы Люка слегка подрагивали, но он не шевелился, все так же принимая каждый удар с покорно склоненной головой.

- Десять, - прохрипел Скайуокер, и Сидиус плавным жестом скрутил бич кольцами, бросая в поднесенную гвардейцем коробку. Император обошел вокруг, рассматривая дело рук своих, и вновь встал напротив.

- Я горжусь тобой, Люцифер, - Палпатин приподнял лицо Люка за подбородок и поцеловал в лоб. - Ты добился поставленной перед собой цели, не боясь рисковать. За это прими награду. Ты стал достаточно силен, чтобы тебя можно было отпускать с минимумом охраны. Я разрешаю тебе пройти обучение в Академии... внук.

Подросток плавно опустился на колено.

- Благодарю, дедушка.

- Можешь идти. И учти... я запрещаю тебе пользоваться медикаментами.

- Да, Владыка.

Люк подобрал рубашку, надел ее, сверху накинул плащ, и вышел из кабинета. Сидиус слегка повернул голову, рассматривая застывших у стены мужчин.

- А теперь перейдем к вам.

***
Асмус осторожно смывал кровь, очищая спину своего единственного пациента. Люк сидел ровно, не шевелясь и не подавая признаков, что испытывает хоть что-то. Доктор осторожно промокнул специальной салфеткой последний участок, и бросил ее в подставленную Норманом кювету. Спина подростка выглядела кошмарно: лопнувшая кожа, кровящее мясо... Асмус моргнул, наклоняясь ближе и взял следующую салфетку. Странно. Кровь перестала идти, совершенно.

- Зашивайте, доктор, - хрипло произнес Люк, переводя взгляд на подошедшую с подносом Белену. - Без наркоза, иглой. Используйте кетгут*.

- Но, милорд, - оторвался от своего занятия Майте. - Может, шелк? Возможны аллергические реакции, да и сроки...

- Мне аллергия не грозит, - хмыкнул Люк. - Я не хочу возиться с нитками, а кетгут сам рассосется, просто надо стянуть края для удобства, так будет быстрее.

- Но...

- Немедленно. У меня есть дела.

- Как скажете, милорд, - вздохнул Асмус, бросив взгляд на принявшегося бренчать инструментами помощника.

- Я же сказал - без обезболивающего!

Белена бросила внимательный взгляд на начинающего раздражаться подростка и тут же протянула поднос. Люк втянул затрепетавшими ноздрями аромат, поднимающийся над чашкой, и слегка улыбнулся, потянувшись за сахарным леденцом. Женщина незаметно выдохнула: вроде удалось сбить негатив.

Скайуокер помешивал леденцом каф, делая мелкие глотки и постепенно успокаиваясь. Асмус, неодобрительно поджав губы, зашивал раны, стягивая края, время от времени бросая косые взгляды. Норман ассистировал, отрезая лишнее, подавая нити и меняя иглы. Мужчина кривился, но ничего не говорил, хотя зрелище было жуткое.

- Не сопите так, доктор, - хмыкнул Люк, допивая последний глоток. - Я практически ничего не чувствую. Вот в процессе было неприятно, а сейчас...

- Это отвратительно, - не выдержал Асмус, накладывая последний шов. Белена, стоящая рядом сделала страшные глаза, но доктора понесло, он отмахнулся от сигнала домоправительницы, не обратив внимания, как закаменела под его пальцами спина подростка.

- Как так можно?! Это чудовищно! Хлестать... Кххх!

Чашка улетела в сторону, Белена молниеносно отступила подальше, Норман уронил кювету, и инструменты рассыпались по полу. Доктор взлетел в воздух, хрипя в невидимой хватке. Люк оскалился, его глаза просто пылали в багровых озерах белков.

- Молчать! - выдохнул взбесившийся подросток, чувствуя, что у него срывает тормоза. - Не смей рассуждать о том, что не понимаешь!

Поднос с грохотом упал, и Люк дернулся, разжимая руку. Асмус свалился, кашляя и хрипя, на колени. Скайуокер стоял, напряженный, как слишком туго натянутая струна, напоминая готовящегося к атаке хищника, Белена и Норман застыли, опасаясь пошевелиться и спровоцировать подростка. Неожиданно он вскинул лицо к потолку, закрыв глаза, постоял, нервно переступая ногами, и вновь замер. Потер руками лицо... Пригвоздил немного пришедшего в себя доктора взглядом к полу.

- Не стоит рассуждать о том, чего не понимаете, доктор. И никогда не поймете. Владыка был милосерден. Я принял наказание с гордостью, как и награду. - Люк помолчал, успокаиваясь. - Благодарю за хорошо исполненные обязанности... А теперь - вон. И не попадайтесь мне на глаза в ближайшие сутки. Белена?

- Да, милорд? - женщина подобрала поднос, и замерла, почтительно глядя на задумчиво уставившегося куда-то в угол подростка.

- Приготовь мне мантию. Надо пойти... развеяться. Да и подлечиться не мешает...

Люк вышел, и Норман бросился поднимать чудом избежавшего гибели мужчину. Минут через десять вернулась Белена, укоризненно покачав головой.

- Асмус, ты что, сдурел? Совсем расслабился, я вижу. Забыл, о чем я тебя когда-то предупреждала?

- Да ты спину его видела? - прошипел доктор, и махнул рукой. - Кем это надо быть...

- Молчи! - рявкнула Белена. - Хочешь, чтобы он довел до конца начатое?! Ты что, таблеток своих переел? Или паров нанюхался? Цыц! И вообще, топай в свою комнату и нос оттуда не высовывай, лучше всего - несколько дней. Не стоит его провоцировать. Норман! Поднимай свою задницу и тащи этого идиота отсюда. Милорд скоро вернется, и дай Сила, чтобы ему полегчало.

***
Двери отъехали в стороны, Люк шагнул в помещение, обводя сидящих по камерам людей внимательным взглядом.

- Боже, опять... - простонал чей-то голос, и подросток расплылся в жуткой улыбке.

- И опять, и снова... - прошептал Скайуокер, глядя на смертников, заботливо предоставленных Иссардом. Все-таки, хорошо иметь связи! Особенно, такие. Стоящий рядом Акаади (Люк предусмотрительно взял с собой голокрон) покивал и повернулся к ученику.

- Приступай.

- Да, учитель.

Как там гласит теория? И отец рассказывал... Скайуокер сосредоточился, протягивая к избранной жертве руку. На этот раз он сделает все правильно. Смертник завизжал от непереносимой боли, его тело на глазах усыхало, пока длинная багровая молния связывала его с чудовищем, стоящим напротив камеры.

Арестанты заорали от ужаса, в тщетной попытке спастись вжимаясь в стены камер. Если в первый визит мальчишка устроил просто бойню, искромсав ножом двенадцать человек, отчаянно сопротивляющихся, так, как может биться только крыса, загнанная в угол, то в этот раз творилось вообще что-то запредельное. Дикий гвалт и шум сотрясали стены, но Люк не обращал на это никакого внимания: он полностью сосредоточился на правильном исполнении техники, ведь ошибка запросто могла стоить ему здоровья, а то и жизни.

***
Невысокая молодая женщина, поражающая взгляд не какой-то неземной красотой, а харизмой и умом, светящимся в зеленых глазах, вздохнула, тихо проводя пальцем по толстому армированному стеклу. Огромные окна выглядели пугающе опасными, но Мон прекрасно знала, что они способны выдержать прямой удар ракеты, кроме того, здание окутывали щиты не хуже, а то и превосходящие те, что защищают "Разрушители".

Императорский дворец гудел. Двор - это огромное собрание сплетников, чье выживание зависит от способности раскапывать мельчайшие крупицы информации, невзирая на все режимы секретности, а тут и напрягаться особо не надо: о том, что на Вейдера произошло покушение, знали все. В принципе, ничего необычного в этом не было, нападения на лорда происходили достаточно часто, однако этот раз отличался.

Покушение практически увенчалось успехом.

Новости хватило, чтобы начались массовые шевеления в среде придворных, ведь это означало, что один из столпов власти императора не так уж неуязвим, как всем казалось. Дворец гудел, пережевывая подробности, смакуя известия о том, как "Кулак Вейдера" мстит за своего живого бога, а Мон не находила себе места, ведь пока что никаких известий от имени императора не поступало. Все чувствовали, как надвигается буря, и молились только об одном: чтобы не зацепило лично их.

Мотма вздохнула, отворачиваясь от окна, раздраженно отмахнувшись в ответ на попытку заговорить с ней протокольного дроида. Отослав настырного помощника, она присела в кресло, закутываясь в мягкий теплый плед, тоскливо глядя на стоящие на столике любимые лакомства Вейдера. Лагуры. Сама она их не очень жаловала, слишком сладко на ее вкус, но исправно держала запас на случай визита. Странно, если подумать. Двор убежден, что у этого монстра нет такого плана привязанностей, однако... Женщина хмыкнула, вспоминая встречу, произошедшую шесть лет назад и положившую начало их отношениям...

***
Мон неслась по бесконечному коридору здания Сената, кипя от негодования. Каблуки звонко стучали по полу, платье развевалось, женщина нервно стискивала кулаки, сжимая губы. Опять говорильня, опять переливание из пустого в порожнее. Сколько можно! Нужно действовать, нужно бороться! А вместо этого сенаторы только жиреют, хапая взятки, угодливо прогибаясь перед кланами и корпорациями. А альтернатива... Бейл делал ей намеки, и что? Выяснилось, что все это просто слова, а то и приманка для дурачков, вздумавших лезть на баррикады. Она сама поддалась очарованию идеи, но хвала Силе, или кто там вместо нее, не успела дать согласия. А то сейчас рубила бы породу на Кесселе или еще в какой дыре. И это в лучшем случае!

Но, Бейл... Такой подлости она не ожидала. И от кого! Мотма нервно дернула головой, поворачивая в боковой коридор, и едва не врезалась во внезапно выросшее прямо перед ней препятствие. Вскинув голову, женщина замерла, на секунду парализованная ужасом, чуть не упав, чему воспрепятствовали твердые руки, сжавшие ее плечи.

- Осторожнее, сенатор, - прогудел механический голос стоящего перед ней здоровенного мужчины. Визоры маски на мгновение блеснули багровым. - А то еще стопчете кого-то, и не заметите.

Гневно выпрямившаяся Мотма тут же гордо вздернула подбородок, чувствуя себя маленькой и жалкой по сравнению с этим бронированным чудовищем.

- Вы не себя имеете в виду?

Ситх фыркнул и разжал руки.

- Вполне вероятно, - сарказм так и хлестал. Мотма демонстративно оглядела стоящего перед ней мужчину, чувствуя, что страх исчез, и ее просто несет. Знать бы еще куда.

- Очень сомневаюсь, что мне это под силу, - процедила женщина, поджав губы. Вейдер снова фыркнул, у него явно было хорошее настроение.

- У вас есть множество скрытых талантов, сенатор, не принижайте свои достоинства.

- Это какие? - подозрительно прищурилась женщина, в глубине души радуясь, что сегодня надела каблуки. Плюс лишние девять сантиметров. Очень способствует росту уверенности в себе. Шлем качнулся, создавая впечатление, что ее просканировали взглядом.

- К примеру, - пробасил Лорд, - вы прекрасно пишете. Петиции. И они даже пользуются популярностью. Моему сыну очень понравилось. - Снова раздалось фырканье, словно мужчина подавил смех. Мотма нахмурилась, вспоминая увиденного издали малыша.

- Ему понравилось? И... он читал "Петицию Двух тысяч"? - недоверчиво посмотрела женщина. Вейдер кивнул.

- Да. Он очень смеялся. Сказал, что у автора несомненный талант сатирика.

Мотма моргнула, осознавая сказанное.

- Сатирика? - переспросила она, решив, что ослышалась, или ее придушили, и все происходящее - бред умирающего от нехватки кислорода мозга.

- Именно. И я с ним полностью согласен. Люк зачитывал мне отдельные куски. Вынужден признать - недурственно. Весьма недурственно. У вас действительно явный талант.

Неожиданно пискнул комлинк и Лорд ткнул пальцем в предплечье, замерев на минуту.

- Вынужден прервать нашу беседу, сенатор, - пробасил мужчина, молниеносно став собранным и опасным. Никакого следа спокойной ироничности. Может, ей померещилось? Кивнув, Вейдер размашистым шагом понесся по коридору, провожаемый озадаченным взглядом Мотмы.

- Сатирик, значит.

Было над чем подумать.

В следующий раз она увидела Вейдера на императорском приеме - Лорд привычно воздвигся возле трона черной статуей, наблюдая за мельтешением людей и экзотов. Мотма, попавшая сюда по приглашению своей подруги, искоса поглядывала на него время от времени, чувствуя внимание Лорда - словно между лопаток уперся прицел. Очень настораживающее ощущение. Спина прямо зачесалась, заставив нервно передернуть лопатками. Внимание Палача Императора нервировало, но Мон была крепким орешком, варящимся в политическом котле практически с детства, поэтому она сохраняла невозмутимый вид, не показывая, что ей что-то не нравится. После приема она долго отпаивалась крепким кафом, глуша нехорошие предчувствия и составляя план действий.

Надо было проверить, не осталось ли чего-то, что может ее скомпрометировать, или дать намеки на связи с неблагонадежными элементами: интерес Палача это не то, чем можно пренебречь. Следующие пару месяцев сенатор чистила тайники и прочие закрома родины, а также рыла носом землю в поисках мельчайших огрехов, могущих послужить основанием для нехорошего интереса СИБ к ее персоне. Охрана и нанятые специалисты совершили чудо, уложившись в намеченные сроки, и теперь Мотма, вернее ее дела были чисты, как свежевыпавший снег.

Все это время женщина провела в постоянном нервном напряжении, одолеваемая приступами паранойи. В слова Вейдера она не очень-то и верила, сочтя их провокацией, которая удалась на славу. Иначе с чего бы это второе лицо государства вспомнило о поданной когда-то Канцлеру Палпатину петиции? Ну не воспринимать же всерьез рассказ о читающем политический труд ребенке?

Очередная встреча с Темным Лордом только добавила нервотрепки. Мон неторопливо шла с заседания Сената, сопровождаемая секретарем, записывающим мысли женщины по поводу рассматриваемой темы, когда опытный взгляд политика отметил странность. Снующие по широченным коридорам многочисленные разумные как-то сжались, торопясь покинуть внезапно ставшее небезопасным пространство. Оглядевшись, женщина сразу же увидела причину всеобщей нервозности: прямо навстречу шествовал Вейдер, за руку которого уцепился роскошно одетый мальчик. Маска повернулась в ее сторону и Мотма замерла, пригвожденная тяжелым взглядом.

- Сенатор Мотма, - пробасил мужчина и Мон сглотнула, пряча нервозность за поклоном. Мальчик с интересом просканировал ее цепкими голубыми глазами, вежливо кивнув.

- Лорд Вейдер. Ваше императорское высочество.

За спиной трясся секретарь, намертво сжавший руками датапад. Мон настороженно наблюдала, как лорд внимательно ее рассматривает. Ясно ощутимый взгляд скользнул по секретарю, резко опустевшему коридору...

- Приятно вновь вас встретить, сенатор, - рокочущий бас прокатился между стен. - Как всегда в трудах. Надеюсь, вы порадуете нас своим присутствием на приеме по случаю Основания Империи? Приглашение вам вышлют, не беспокойтесь.

- С удовольствием, - мертвым голосом произнесла женщина, чувствуя, что здание начало пошатываться. Вейдер слегка качнул шлемом.

- Сенатор.

Внимательно наблюдающий за ней Наследник неожиданно чему-то слегка усмехнулся, кивнул, и отец и сын пошли дальше, распугивая все живое на своем пути. В воцарившейся в коридоре тишине до Мон донесся звонкий детский голос:

- Знойная женщина. Мечта поэта! Да еще и с чувством юмора!

Ответный фырк Вейдера заставил вздрогнуть. Вернувшись на Республиканскую, 500, Мотма полезла в бар за крепчайшим коррелианским виски неимоверной выдержки, достать которое было практически невозможно. Выпив залпом налитое, Мотма вновь наполнила стакан и упала в кресло, обдумывая так пугающе проявляющийся интерес ситха к своей персоне. Неужели стали известны подробности ее тайных встреч с Бейлом и Брехой Органа? Но ведь они были очень осторожны и приняли меры. Охрана, защита от прослушивания... Неужели?.. Вконец измучившись, Мотма допила виски и рухнула в кровать, провалившись в сны, наполненные кошмарами. Утром она долго лежала, глядя в потолок, и собираясь с силами. Ее так просто не сломить. Она одна из лидеров оппозиции, глас свободы во мраке тирании, захлестнувшей галактику. Ее не испугать.

Соратники и знакомые встретили ее странными взглядами и осторожными расспросами. Всех интересовало, с чего бы это Палач Императора стал так любезен? Мон отшучивалась, но ясно видела, что все не так просто: один единственный разговор по инициативе Главнокомандующего, и в рядах оппозиции наметился раскол. Впрочем, может это и к лучшему? Пора отделить алмазы от породы.

***

Мирон напряженно следил за показателями приборов, не веря своим глазам. То, что происходило с его пациентом, можно было назвать только чудом. Люди - очень живучие создания, но у них нет такой бешеной регенерации, как у некоторых видов ящериц, у них не отрастают отрубленные руки и ноги, а сейчас врач наблюдал именно это. Давно заросшие срезы размягчились, потихоньку сочась сукровицей, а кости начали расти. За два дня они выросли на три сантиметра и два миллиметра, что приводило в шоковое состояние даже дроидов. Бакту постоянно фильтровали, ситха утыкали прорвой капельниц, поставляющих питательные вещества, которые опустошались с чудовищной быстротой. Ассистенты вели посменное наблюдение, следя за приборами и фиксируя изменения в организме высокопоставленного пациента. Погруженный в что-то наподобие комы мужчина спал, что не мешало ему иногда пугать людей неожиданными всплесками Силы, от которых искрили приборы.

Ситуацию спасали гвардейцы, постоянно сменяющие друг друга, они гасили приступы активности ситха, не давая ему разрушить оборудование, и Люцифер, практически поселившийся в палате. Время от времени подросток уходил, видимо отдыхать, а так он постоянно медитировал рядом с отцом. Мирон не знал, что именно это было, но оно явно помогало. Вот и сейчас Люк практически вбежал в палату, осмотрелся, провел ладонью вдоль бакта-камеры и удовлетворенно кивнул.

- Отлично. Процесс пошел.

Он потер руки, пару раз встряхнул кисти и прижал ладони к пластику камеры, прикрывая глаза. Тело Вейдера вздрогнуло, аппараты запищали, сигнализируя, что у человека подскочили показатели. Участилось сердцебиение, повысился уровень кислоты в желудке, словно он проголодался. Подача питательных веществ утроилась, отвечая на растущие потребности организма.

Мирон покачал головой, остро сожалея, что не обладает чувствительностью к Силе. Эта неведомая энергия ломала все расклады, в ее присутствии менялись законы физики и прочие незначительные мелочи, усложняющие жизнь обывателям, что приводило в бешенство и восторг. Ассистенты уже практически были готовы возвести алтарь во славу Люцифера и начать проводить полноценные службы: анализы показали, что на концах отрастающих костей формируются "точки роста", точно такие же, как у эмбрионов. Очень скоро Лорд обретет полноценные руки и ноги, причем именно те, что были заложены в его ДНК. Тем временем подросток открыл глаза, отошел от бакта-камеры и заозирался, как-то странно подергивая лопатками.

- Милорд? - осторожно подал голос мужчина, ошарашенно наблюдая, как Наследник остервенело чешет спину скребком на длинной ручке.

- Чешется, сил нет, - простонал Люк, отложив скребок, который все равно не очень помог, и расстегивая пряжки камзола трясущимися от напряжения пальцами.

- Простите... - Мирон с сомнением посмотрел на подростка, но все же продолжил, - я могу чем-то помочь?

Люк замер, задумчиво прищурив глаза.

- Можете.

Он снял камзол и рубашку и повернулся спиной к изумленному врачу.

- Почешите спину, пока у меня крышу не сорвало.

Доктору хватило одного профессионального взгляда, чтобы оценить масштаб проблемы и принять меры. Один из ассистентов метнулся в кладовую, принеся мазь, и Мирон принялся осторожно наносить ее на заживающие рубцы, покрывающие спину подростка. Люк скрипел зубами, стараясь не дергаться: забавно, с болью справиться было проще, чем с чесоткой, вызванной исцелением. Мирон растирал рубцы, зачерпывая мазь из банки, попутно удаляя торчащие кое-где нити кетгута.

- Отцовские запасы? - поинтересовался подросток, расслабляясь. Мазь действовала, снимая сводящий с ума зуд. Мирон кивнул.

- Да. Когда ожоги начали подживать, милорд очень... нервничал. Мне удалось подобрать оптимальный состав мази, снимающей зуд.

- Очень хорошая мазь, действенная, - подтвердил подросток. Мирон отошел, вытирая руки салфетками, отмечая, что Люцифер не спешит вставать. Показательно, для понимающего человека. Посидев пару минут, Скайуокер поднялся, неторопливо натягивая одежду.

- Благодарю, доктор. Огромное спасибо.

Он еще раз провел ладонью вдоль бакта-камеры и вышел. Молодой ассистент, недавно получивший это место, хмыкнул.

- Забавно.

- Ничего забавного, - оборвал его Мирон. - Все очень серьезно.

Он обменялся понимающими взглядами со своим помощником, принимавшим участие в лечении Энакина Скайуокера после купания в лаве. Им, имеющим очень долгий стаж работы с одаренными, в частности с Вейдером, не надо было пояснять подтекст всего произошедшего. Одно то, что подросток не колеблясь повернулся спиной и позволил к себе прикоснуться... Они помнили, сколько времени понадобилось, чтобы просто снизить уровень паранойи у лорда в отношении себя. А ведь они находились рядом практически постоянно, оттаскивая мужчину от грани раз за разом. И все равно, проводя процедуры, врачи еще очень долго чувствовали невидимые удавки на своих шеях.

***
Арманд молча смотрел в зеркало, застегивая форменный мундир. Пальцы тряслись, пропуская застежки, и разведчик никак не мог совладать со своенравной одеждой. Мужчина вздохнул, мысленно принимаясь считать до ста - детский прием, часто его выручающий в нервной обстановке. Он замер, стоя с закрытыми глазами, чтобы не допустить подступающий нервный срыв. Вроде, полегчало...

Иссард уставился в зеркало, беспристрастно оценивая то, что видит. Мужчина в мундире. Брюнет. Синие глаза. Виски полностью седые. Под глазами темные круги, которые ничем не замаскировать - разве что плотным гримом, и то, видно будет. Сероватая от усталости кожа. Скорбные складки вокруг губ. Минуту он молча рассматривал себя, пережидая приступ слабости, но нашел в себе силы гордо вскинуть голову, и застегнуть-таки проклятую застежку. Перед зеркалом снова стоял не уставший и морально раздавленный неудачник, трясущийся за свою жизнь, а могущественный Директор СИБ.

Пока еще директор.

Иссард сам не понимал, как ему удалось пережить гнев Владыки, и выйти из кабинета живым, целым и относительно здоровым психически. То ли Император немного спустил пар, наказывая внука, то ли в тот день Арманда укрыла своим сиянием счастливая звезда, то ли его решили изощренно помучить... причины мужчину не интересовали. Палпатин просто посмотрел на него, и разведчик встал на колени, опустив взгляд и сложив руки за спиной, и зачитал по памяти доклад. Все, что удалось нарыть по покушению, все мелочи, пусть и кажущиеся незначительными, любые подробности, какие только можно было выяснить.

Император стоял прямо перед Армандом, так, что тот видел носки ботинок, выглядывающих из под подола черной мантии, отливающей на свету прихотливыми узорами, и разведчик обливался потом, чувствуя тяжесть его взгляда на своем затылке. Стылая, промораживающая до костей Сила заполнила кабинет, она игриво покалывала кожу миллионами ледяных игл, словно лениво разминающийся перед любимым делом садист. Арманд только сглатывал иногда, и говорил, говорил, говорил... Что для покушения использовались брандеры - истребители, управляемые дроидами. Что правительство Финдара использовали для отвлечения внимания, выманив лорда на заранее подготовленные для атаки позиции. Что в Банковском клане размещен открытый заказ на любого из императорской семьи: награда в полторы сотни миллионов империалов. Что сейчас "ледорубы" проследили треть путей, ведущих к заказчику, однако, банкиры отказываются сотрудничать, блюдя тайну вкладов. Что агенты проводят беспрецедентную по своим масштабам операцию, допрашивая всех, кто имеет любое, самое косвенное отношение к многоходовой комбинации, приведшей к практически завершившемуся успехом покушению.

Стоящие рядом Кронал с Тремейном дышали через раз, опустившись на правое колено каждый и упираясь сомкнутыми в кулаки руками в пол. Полная и абсолютная покорность воле Владыки.

Арманд говорил, сухо излагая факты, оперируя доказательствами и демонстрируя безупречные логические выводы, а Император стоял и слушал, и его Сила обжигала кожу легчайшими прикосновениями. Мужчина замолчал, философски размышляя, что скорее всего, он не выйдет, его вынесут, в лучшем случае, а о худшем варианте даже подумать было страшно. Лучше уж пыточные подвалы, чем особое внимание Владыки.

- Арманд, - голос императора был тихим, но в нем чувствовалась жестокость судьи, готовящегося изречь приговор. - Я вами недоволен.

Арманд почувствовал, что седеет. Он замер, стискивая правой рукой запястье левой до боли, в голове звенела пустота.

Недоволен. Страшное слово в устах императора. Недовольство Владыки - это всегда боль, потери, а зачастую и смерть.

- Лорд Кронал. Лорд Тремейн.

- Владыка, - низкий голос Кронала еле уловимо дрожал. - Благодаря неоценимой помощи Лорда Мола мы смогли определить подозреваемого.

- Даже так... - протянул Сидиус, складывая на груди руки. - И кто же это?

- Владыка, мы готовы назвать имя, но опасаемся, что он услышит.

- Даже так, - лязгнул голос императора. - Хорошо. Арманд, встаньте. Вашу судьбу я решу чуть позже.

Одаренные скрылись за распахнувшимися от небрежного шевеления пальцами дверями, и Арманд закрыл глаза, утирая залитое потом лицо белоснежным платком. Его потряхивало, а пальцы сводило судорогой. Мужчина глубоко вздохнул и выпрямился: что бы не случилось, он примет свою судьбу с достоинством. Какой бы мрачной она не была. Минуты тянулись неимоверно долго, Арманд сумел взять себя в руки и окончательно смириться с тем, что жить ему осталось недолго.

Палпатин втек в кабинет сгустком живого мрака, наполняя помещение ледяным дыханием Силы, от которой задрожала обстановка. Кронал и Тремейн выглядели бодрыми и сосредоточенными. Золотые глаза Сидиуса остановились на вытянувшемся в струну разведчике.

- Господин Иссард. Вы допустили множество ошибок, тем более опасных, что их совершил глава Имперской Службы Безопасности. Я недоволен... и разочарован. С этого момента вы находитесь на испытательном сроке. За ближайший год вы должны подготовить преемника... - по губам ситха скользнула крайне неприятная ухмылка, резанувшая сознание Иссарда. - Насколько я знаю, вы планировали в будущем отдать свое место дочери? Исанне? Не так ли?

- Да, Ваше Императорское величество, - с трудом шевельнул онемевшими губами мужчина.

- Прекрасно. У вас есть год. И в течение этого срока я решу, будете ли вы и дальше занимать свой кабинет, или... - глаза сверкнули расплавленным металлом, и Иссард, поклонившись, деревянной походкой отправился к дверям.

***
Белена и Делора только облегченно вздохнули, когда принц вернулся в очень хорошем настроении. Что бы он не делал, это явно пошло ему на пользу, во всех смыслах: исчезли признаки изможденности, к коже вернулся естественный смуглый цвет, но самое главное, глаза вновь поражали чистотой и яркостью голубого цвета. Подросток мурлыкал под нос какую-то очередную любимую арию, подбрасывая на ладони небольшую плотно закрытую банку с какой-то пастой тошнотворно-зеленого цвета внутри.

- Дамы... пригласите сюда Асмуса и Нормана, будьте так добры.

Опасливо вошедших докторов встретил безмятежный, как океан, взгляд Скайуокера.

- Прекрасно. Благодарю, Белена, Делора. Вы просто чудо.

Женщины польщенно потупились, слегка присев в реверансах. Люк оглядел насторожившихся мужчин.

- Давайте проясним ситуацию... - подросток помолчал, банка взлетела над ладонью, начав вращаться вокруг своей оси. - Итак, в целях недопущения в дальшейшем таких происшествий я поясню кое-что. Сделаю я это только один раз. Не услышите - пеняйте на себя. Это ясно?

- Да, милорд, - синхронно сглотнули доктора. Люк довольно кивнул.

- Прекрасно. Итак, что произошло... Я подверг свою жизнь опасности. Огромной опасности. Шансы не справиться с ситуацией и умереть были крайне высоки. Я справился, но последствия моего поступка были очень серьезными. Пришлось принимать меры, чтобы исчезла угроза преждевременной смерти. Да, доктор, - жестко посмотрел на недоуменно заморгавшего Асмуса Люк. - Все именно так. Дальше. Император наказал меня. Физически. Почему? Первое, это должно было напомнить мне о бренности бытия еще раз. Второе. Это дало мне стимул совершенствовать свои целительные навыки, помогая сконцентрироваться на нуждах тела, занимаясь физическими аспектами. Есть еще и третье и четвертое, но эти причины к делу не относятся. Именно поэтому Владыка был милосерден: он оказал мне помощь, вправив мозги на нужное место.

Люк замер, глядя куда-то в стену, все присутствующие молчали.

- Больше мы на эти темы разговаривать не будем. И еще... Асмус. Скажите "спасибо" Белене за то, что она спасла вашу жизнь. А теперь идите. Спокойной ночи. Белена, - Люк повернул голову к блондинке.

- Да, милорд?

- Ты - умница. И все сделала правильно. Намажешь мне спину?

- Конечно, милорд, - тепло улыбнулась женщина, зачерпывая ложкой мазь, и размазывая ее по коже.

***
- Новости есть?

Пиетт вздохнул, и покачал головой. "Истец" продолжал висеть на орбите Корусканта, оберегая покой планеты. Стоящий рядом офицер скорбно вздохнул. Отсутствие хоть каких-то данных заставляло нервничать, одновременно давая надежду. Ведь если бы Вейдер погиб, то император на такое отреагировал незамедлительно. Однако, из дворца новостей не поступало, а гадать можно было до бесконечности.

И вернуться к остаткам "Эскадры Смерти", как метко прозвали формирующееся объединение кораблей под командованием Вейдера, они не могли: поступил недвусмысленный приказ. Поэтому сейчас все обитатели "разрушителя" строили версии и занимались текущим ремонтом, отладкой систем и прочими, положенными по инструкциям действиями, мучаясь от неопределенности.

- И спросить не у кого, - снова вздохнул офицер. - не задавать же вопросы лично Императору!

Пиетт позволил себе снисходительно дернуть уголками губ, оценивая шутку. Тем временем лейтенант продолжил рассуждения, видя, что начальство не спешит его прерывать.

- Ну или Наследнику, лично...

Пиетт моргнул, и вынырнул из размышлений о том, как бы это выглядело в реальности: задать вопрос Императору.

- Наследнику... - прошептал мужчина, лихорадочно обдумывая пришедшую в голову идею.

- Да, - кивнул лейтенант. - Он когда-то принимал у нас Присягу... Как сейчас помню. Сообщили, что прибудет представитель Императорской семьи. Мы тогда не сразу сообразили, что имеют в виду...

- Лейтенант Линд, - повернулся к нему Пиетт, и парень замолчал. - Вы подали прекрасную идею. Надо спросить у того, кто без сомнения знает ответ на интересующий нас всех вопрос. Мы обратимся к Его Императорскому высочеству.

Лицо лейтенанта приняло донельзя глупый и потрясенный вид.

- Э... Простите. Разве это возможно?

- Смотря для кого, - позволил себе снисходительный взгляд капитан. - Вы к нам только перевелись, так что еще не в курсе некоторых нюансов.

- То есть? - заинтересованно подался вперед лейтенант, Пиетту показалось, что уши парня растопырились, опасаясь прослушать подробности.

- Наследник путешествует с лордом Вейдером на "Истце" с пяти лет. Он очень любит этот корабль. Я лично рассказывал ему о вооружении разрушителя в его первую экскурсию. Когда-то он оставил комлинк, на экстренный случай. Думаю, этот случай наступил.
***

- Добро пожаловать на борт, Ваше императорское высочество! - хором рявкнули офицеры, встречающие прилетевшего на "Истец" Люка. Подросток приветливо кивнул, поймав наполненный нервным ожиданием взгляд стоящего в первом ряду Пиетта. От военных растекалось напряженное внимание, волнение и дикое любопытство.

- Капитан.

- Милорд, - Фиермус шагал, подстраиваясь под идущего к залу для совещаний подростка, пытаясь удержать невозмутимое выражение лица. Люк чувствовал, как огромный корабль превращается в сгусток эмоций: новости разлетались со скоростью света. - Простите мою назойливость, но... есть новости о состоянии здоровья Лорда Вейдера?

- Конечно, - кивнул Скайуокер, присаживаясь в кресло. Зал был забит высшим офицерским составом корабля, и сейчас все присутствующие буквально тряслись от желания хоть немного развеять мрак неведения.

- Господа офицеры... - Люк помолчал, собираясь с мыслями и одновременно отпуская Силу, сканируя присутствующих. - Прежде всего, позвольте выразить вам свою признательность. Ваши своевременные и крайне эффективные действия во время и после покушения позволили немного уменьшить нанесенный убийцами вред. А в такой ситуации любая мелочь может стать критической. В настоящий момент, - Люк снова сделал паузу, отмечая, как от офицеров тянет практически шоком, - жизнь Лорда Вейдера находится вне опасности. Удалось стабилизировать его состояние и начать лечение. Так что, вскоре он сможет вернуться к своим обязанностям. Объявление будет сделано завтра, но вы узнали его сегодня.

Напряженные люди облегченно выдыхали, расслабляясь, что проявлялось в более непринужденных позах, выражении лиц. А уж в Силе что творилось...

- Капитан Пиетт. Вы правильно сделали, что обратились ко мне напрямую. Я думаю, когда Лорд Вейдер очнется, ему будет приятно узнать об этом факте.

От мужчины потянуло диким смущением, хотя лицо он держал превосходно.

- Ваше Императорское высочество, - капитан решил быть честным, - со своей стороны должен указать, что данная идея принадлежит лейтенанту Линду.

- Прекрасно. Я запомню, - благожелательно посмотрел на побледневшего от нервного напряжения парня Люк. - Комлинк у вас?

- Да, Ваше Императорское высочество, - кивнул Пиетт. - Он хранится на мостике.

- Хорошо. Пусть хранится и дальше. Мало ли...

Офицеры провожали взглядами отлетающий шаттл, сопровождаемый восьмеркой истребителей, и стоящий рядом с Пиеттом Линд восхищенно вздохнул.

- Да... Я о таком и помыслить не мог.

- Я же говорил... - Пиетт слегка улыбнулся. - Наследник очень любит этот корабль. А корабль очень любит его.



*Ке́тгут (англ. catgut, сокр. от cattlegut — «кишечник крупного рогатого скота») — саморассасывающийся хирургический шовный материал, который изготовляют из очищенной соединительной ткани, полученной либо из серозного слоя кишечника крупного рогатого скота, либо из подслизистой оболочки кишечника овец[1]. Также используется в качестве струн для струнных музыкальных инструментов[2].
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
darketo31
сообщение 27 Апрель 2016, 23:19
Сообщение #94



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 101
Регистрация: 2 Декабрь 2014
Из: Одесса
Пользователь №: 9519
Раса: человек



Глава 38. Из тьмы.

Празднество было в самом разгаре. Огромнейший зал, а также окружающие его помещения были заполнены народом. Люди, экзоты, крайне редкие представители нечеловеческих рас неторопливо фланировали по мраморным полам, демонстрируя друг другу власть, богатство и могущество, ревниво отслеживая мельчайшие слухи и намеки. Император с удобством устроился на троне, развлекая себя созерцанием движения этой биомассы, отслеживая ясно видимые ему связи. Рядом с троном неподвижно застыл Вейдер, а по правую руку стоял Люк.

Слегка заскучавший Палпатин решил немного отвлечься от созерцания, проверив, чем занимаются его сын и внук. К огромному удивлению ситха, что Вейдер, обычно медитирующий на таких приемах, что Люцифер, крайне внимательно за кем-то наблюдали. Проследив направление взглядов, Сидиус обнаружил, что внимание его потомков привлекла одна особа - сенатор Мон Мотма. Рыжеволосая женщина сегодня изменила своему традиционному белому наряду и скромным украшениям, и блистала в синем платье - длинном и развевающемся, сверкая со вкусом подобранным гарнитуром.

Находящаяся под прицелом взглядов Темного Лорда и Наследника Мон чувствовала себя неуютно, это было прекрасно видно, и время от времени нервно передергивала лопатками. Скайуокеры сверлили ее взглядами, женщина мужественно их игнорировала... Эта игра в гляделки продолжалась уже достаточно долго для того, чтобы привлечь интерес императора. Лениво подивившись такой сплоченности, Сидиус слегка пошевелился, устраиваясь поудобнее и продолжил мониторить массы. Осторожно прощупав намеченных жертв, ситх вновь решил расслабиться и с изумлением отметил, что интерес к сенатору не угас, а наоборот, перешел на следующий уровень. Неожиданно Вейдер дернулся и повернул голову к сидящему мужчине.

- Прошу простить...

- Иди, - благожелательно кивнул Палпатин, ситх поклонился и ушел. Люцифер что-то замурлыкал под нос, довольно сверкая голубыми глазами.

- И что это значит, внук? - слегка повернул голову император. Мальчик задумчиво посмотрел в далекий потолок.

- Интригую помаленьку.

- Правда? - протянул ситх, разглядывая внука и неожиданно резко приказал.

- Сядь.

Люк усмехнулся и тут же сел прямо на пол, окутывая себя Силой. Сидиус слегка дернул бровью, сканируя ребенка. Люк источал довольство и чувствовал себя совершенно комфортно. Ему было плевать на мгновенно скрестившиеся на нем взгляды практически всего зала и шушуканье придворных, тут же начавших строить версии о том, что же это такое они наблюдают.

Император лениво потрепал акуратную прическу, мальчик счастливо зажмурился, едва не мурлыкая от удовольствия.

- Большинство недоумевает, считая такое положение унизительным, - ласково улыбнулся Император, слегка наклоняясь к внуку.

- Идиоты, - неожиданно серьезным голосом заговорил ребенок, - они ничего не понимают. Поэтому и место их - возле основания лестницы, ведущей к трону. Даже не на ступенях.

- А ты что думаешь? - по сознанию прошлись невидимые пальцы.

- Однажды один воин решил, что сможет победить Бога. Он тренировался, как одержимый, закалял Волю, нацелился на победу. И проиграл. Бог с легкостью его скрутил, а потом положил к себе на колени, разорвал побежденному живот и вытащил кишки. Побежденный умер в мучениях, совершенно счастливым.

Палпатин прищурился, сосредотачивая все свое внимание на внуке, смотрящем прямо ему в глаза.

- Кто может похвастаться тем, что умер на коленях Бога?

Звуки отодвинулись в сторону, Император и Наследник смотрели друг на друга, окутанные Силой, дарующей понимание, недоступное большинству разумных. Сидиус медленно кивнул и, потянув мальчика за руку, посадил к себе на колени, прижимая к груди. Зал взорвался эмоциями. Шив и Люк одновременно улыбнулись совершенно одинаковыми улыбками.

Толпа. Как обычно, так ничего и не понявшая на самом деле.

- Идем. Больше нам здесь делать нечего.

Каф был превосходным, сладости - умопомрачительными, а диван очень мягким. Пальцы Сидиуса поворошили светлые вихры и неожиданно цепко ухватили наглеца за ухо.

- И как это понимать?

- Оппозицию подрываем изнутри.

- Кто именно?

- Папа. Ну и я. Немножко.

- Как интересно... - пальцы отпустили ухо и вновь зарылись в волосы. - Рассказывай.

- То, что Мон спит и видит, как побеждает тиранию в вашем лице, дедушка, вы знаете получше меня.

- Думаю, да. Однако, пока что она нужна.

- Так вот. Я подумал, а что если развалить этот Альянс, пока он не сформировался окончательно? Изнутри? Так, чтобы они сами разбежались, как вомп-крысы?

- И для этого ты привлек отца.

- Ну... - кокетливо отвел глазки мальчик, - можно и так сказать. Я просто обратил его внимание на тот факт, что у Мон Мотмы есть прекрасное чувство юмора.

- Это каким образом? - поднял бровь Сидиус. Люк пожал плечами.

- Очень просто. Прочитал ему избранные куски из "Петиции двух тысяч" со своими комментариями.

Император понимающе покивал.

- Да, очень смешно. Такие перлы! Мне тогда понравилось.

- Мне тоже, - хихикнул Люк. - Особенно требование к канцлеру ограничить свою власть. Добровольно.

Дед и внук весело рассмеялись, пытаясь представить, как бы это выглядело в реальности.

- И, как?

- Отлично. Папа только пару раз с ней поговорил, а соратники по борьбе от Мон уже шарахаются.

- Да, мне докладывали. Бедняжка так засуетилась... молодец. Кстати, она недавно посылала сообщения на Альдераан.

- Эх... Жаль, папу туда с визитом не пошлешь...

- Да. С флотом, чтоб в полете скучно не было. Но пока что Бейл мне нужен. И еще несколько лет понадобится.

- Подождем, - пожал плечами мальчик. - Пусть расслабится...


Люк потер лицо, просыпаясь и прокручивая в голове воспоминания. Да, за эти годы Бейл расслабился и вновь пустился во все тяжкие. Вот выздоровеет отец, и можно будет прилететь с кратким дружественным визитом. А пока надо зайти к Мон. Женщина наверное, извелась вся. И кто мог подумать, что его маленькая интрига перерастет в такое?

***
Тьма расцвечивалась миллионами оттенков. Она была везде: снаружи него и внутри, делая своей частью. Она ласкала невидимыми пальцами, колола кожу иглами, полыхала огнем и обжигала льдом. Он дышал Силой, плавая в безбрежном океане, скользя по течениям и огибая опасные места. Каждое движение наполняло восторгом, принося ни с чем не сравнимое удовольствие.

Он рассмеялся и скользнул в глубину, загребая Тьму, словно воду.

***
- Невероятно... - врачи зачарованно смотрели на лежащее перед ними тело, снимая показания многочисленных приборов. После месячного бултыхания в бактокамере Вейдера вынули из колбы и поместили на специальную платформу для коматозных больных. Сложнейшее устройство следило за здоровьем пациента, поставляя в необходимых количествах питательные вещества, витамины, делая массаж, тонизируя мышцы, выводя все ненужное.

Каждые несколько дней массажи делали специалисты-люди, под бдительным присмотром врачей, дроидов и охраны. И каждый день приходил Люк, тщательно отслеживающий, как идет регенерация. Подросток был очень доволен, что эксперимент прошел успешно. Да, медленно, но зато качественно. Процесс роста костей прекратился, и теперь надо было только дождаться набора массы. Конечно, массажи и прочее помогало тонизировать растущие мышцы, но тренировками займется уже сам ситх, когда очнется, а это должно было произойти через неделю, к этому времени процесс исцеления завершится полностью.

Люк осторожно провел ладонью по короткому ежику светлых волос, покрывавших ранее совершенно лишенный растительности череп, просканировал тело и внимательно осмотрел полностью отросшие руки и ноги. Худые, как после длительной голодовки, наверняка слабые, но это абсолютно неважно: главное, что они есть. Правда, теперь возникла другая проблема: броня и одежда. Пусть отец бурчит, но к своей безопасности стоит относиться серьезно, так что, надо снять мерки и подготовить все к моменту его выздоровления.

Ведь теперь рост ситха изменился, причем, в меньшую сторону. Сто восемьдесят восемь сантиметров это вам не двести пять. Вейдеру на первых порах придется постараться. Ведь теперь у него неизбежно изменится моторика движений, родное тело - это не протезы, пусть и качественные. Снова поменяется стиль боя, кроме того, ситху придется отказаться от мысли, что в случае чего, можно пожертвовать протезом руки, пора отвыкать от этой дурной привычки. В общем, мороки будет много.

Хотя, есть и хорошее. Мон явно обрадуется. Она Вейдера и в варианте "киборг необыкновенный" любила, что уж говорить теперь, когда суповой набор будет в полной комплектации. Но об этом они поговорят с отцом наедине, когда он окончательно приобретет необходимую для выживания в этом недружелюбном мире форму. А какие планы у Сидиуса! Император уже составил прорву сценариев вывода в свет обновленного ситха и теперь корпит над деталями, давая волю фантазии и живодерским устремлениям. Скоро двор ждет очередное потрясение, ну и остальную империю до кучи.

Уж в этом можно не сомневаться: Сидиус - очень заботливый император и всегда держит подданных в тонусе.

***
- Господин Иссард.

- Ваше Императорское величество.

- Как продвигается расследование? - голубые глаза лениво скользнули по напряженной фигуре разведчика. Арманд молча протянул датапад с отчетом, и император погрузился в чтение. Ознакомившись с информацией, Палпатин замер, начиная анализ фактов.

Иссард стоял навытяжку, рядом с ним стояла его дочь: высокая, стройная брюнетка, поражающая разным цветом глаз, затянутая в форменный мундир, идеально подогнанный по фигуре. Девушка отлично держала лицо, но ситх прекрасно чуял ее интерес, настороженность и опаску, а также жажду признания.

- Прекрасно, - изрек Сидиус, и Иссард облегченно прикрыл глаза. Мужчина выглядел уставшим и замученным, но в глазах снова разгорелся практически погасший огонь, он желал уйти покрытым славой, а не позором, если что. Императора боевое настроение Главы СИБ полностью устраивало, Арманд был изумительным специалистом, такими не разбрасываются, и на него уже давно составлены подробные и разветвленные планы.

- Госпожа Иссард, благодарю. Вы проделали отличную работу. Можете идти. А вас, Арманд, я прошу остаться.

Исанне поклонилась и вышла, и Сидиус окинул покорно ожидающего решения своей участи мужчину спокойным взглядом. Пара минут прошла в молчании, наконец император встал и коротким жестом пригласил директора идти за собой. Они прошли через роскошнейшие покои, распахнулась дверь, покрытая паутиной замысловатых символов, и разведчик окинул необычное помещение настороженным взором, запоминая мельчайшие подробности.

- Итак, Арманд, - Сидиус сел в кресло, указав на другое. - Пришло время поговорить о вашей дальнейшей судьбе.

***
Первое, что он почувствовал - Сила. Она текла по телу свободно и стремительно, словно горная река вниз по склону, неудержимая, мощная. Потрясающая.

Следом пришло ощущение тела. Он вздохнул, и грудь наполнилась воздухом, веки затрепетали. Лежать было удобно, мягко и тепло, ничего нигде не давило, не мешало, обнаженной кожи касалась простыня и это было восхитительно. Ленивая эйфория.

Странно. Его что, чем-то накачали? И он сейчас под действием препаратов? Хммм... Нет. Не с его метаболизмом. На пропитанный Силой организм мало что действует, а дозы должны быть просто чудовищными. Просто так хорошо он себя давно не чувствовал. Отдохнувшим. Здоровым. Целым.

Неожиданно зачесался нос, и Вейдер лениво поднял руку, поскребя кончиком пальца зудящее место. Край ногтя царапнул кожу, и мужчина потрясенно раскрыл глаза, уставившись на руку.

Живая. Настоящая живая рука. Не протез, пусть и покрытый синтетической плотью. Своя. Родная. Рука. Он поднял её вверх, потрясенно рассматривая представшее перед ним чудо. Бледная, худая, с не очень развитыми пока что мышцами, кончики ногтей отросли немного больше, чем требуется, светлые волоски, голубоватые вены. Он пошевелил пальцами, ощущая, как бежит кровь, как струится Сила.

И рассмеялся, а Тьма колыхалась в такт его дыханию.

Сознание отметило, что вокруг началась суета. Влетел явно только что разбуженный Мирон, засуетились ассистенты, снимая данные, отключая одни приборы и подключая другие. Вейдер не обращал внимание на происходящее вокруг, любуясь чудом, наступления которого он ждал годы. И дождался. Неожиданно Сила всколыхнулась, словно океан соприкоснулся с морем: вроде бы они и являются одним целым, но в то же время и разные. Двери плавно отъехали в сторону, и в палату стремительно ворвался Люк. Подросток окинул лежащего мужчину одним цепким взглядом, Сила плеснула, сканируя его тело, он сел на стул, скользнувший к платформе, наклонился, вглядываясь в лицо... и прижался лбом к плечу Вейдера.

Ситх привычно потрепал сына по всклокоченной со сна гриве, потрясенно ощущая кончиками пальцев каждый волосок. Ни один протез не давал подобной возможности. Даже самый лучший.

- Твоя работа? - хрипло спросил мужчина, поворачивая голову. Люк выпрямился, и гордо кивнул.

- Да.

- Голокрон Андедду?

- Он самый, - усмехнулся подросток.

- Сильно влетело?

- Мелочи, - пожал плечами Люк. - Всего-лишь выпороли боевым бичом. Ерунда. Кстати, твой врач делает шикарную мазь, великолепно снимающую чесотку.

- Когда ты успел его стянуть? - Вейдер внимательно посмотрел на улыбающегося сына. - Я ж его запер.

- За неделю до... этого. Как чувствовал.

Ситх замолчал, продолжая рассматривать руки.

- Это ведь не клон. Разница видна.

- Нет. Просто регенерация утраченного. Темное исцеление... Первый уровень.

- А что на последнем?

- Создание физического тела из энергии. Но до этого... - Люк развел руками.

- Меня и этот вариант устраивает, - улыбнулся Вейдер. Люк хихикнул.

- И не только тебя.

- То есть?

- Ну... - отвел взгляд подросток, - госпожа Мотма очень волновалась, и мое сердце не выдержало ее страданий... - Вейдер скептически дернул уголком губ, - да-да, именно так. И я позволил ей рассмотреть твое бренное тело... Не волнуйся, простыня была на месте, а я держал госпожу Мон за руку, во избежание.

- Чего именно? - нахмурился ситх, отметив, что врачи отошли подальше. Люк удивленно распахнул глаза.

- Как чего? Мне показалось, что если бы я ее отпустил, то произошло бы... страшное, - прошептал Скайуокер, ехидно ухмыляясь. - Дама очень соскучилась по вашему обществу, отец, она перенервничала, ее придется очень долго и тщательно успокаивать.

- Гхм! - прокашлялся ситх, и Люк тут же принял непринужденный вид. - Ты о чем вообще, сын?

- Да, так, отец, предупреждаю. Готовься. И будь начеку.

- Буду, - прищурился Вейдер, пытаясь сдержать улыбку. Люк неожиданно устало потер лицо ладонями.

- Это было близко, отец. Очень и очень близко.

- Да. Близко... - вздохнул Вейдер, после чего схватил сына за ухо. - Судя по всему, мало тебя пороли.

- Мало, - пробубнил Люк, снова утыкаясь лбом в плечо отца. - Хочешь, можешь добавить.

- А это поможет? - вздохнул ситх, глядя в потолок. - Вот и я думаю, что не очень.

Отец и сын замолчали, Сила наполняла палату океаном, замершим в безветренную погоду, пока доктора суетились вокруг, фиксируя результаты обследования и готовя отчеты.
***
Кореллия.

- Добро пожаловать, друг мой.

Среднего роста мужчина стянул с головы плащ и тряхнул головой, откидывая с лица мешающие наполовину седые волосы. Серые глаза немного потеплели при виде гостя - высокого смуглокожего мужчины, окинувшего помещение осторожным взглядом темных глаз.

- Не беспокойся, все проверено, никаких неожиданностей и сюрпризов нет.

- Надеюсь.

- Как долетел?

- Быстро. И скучно.

- Как супруга? Дочь? - от острого взгляда не укрылась легкая тень, пробежавшая по смуглому лицу.

- Хорошо, - немного натянуто отозвался гость, нервно озираясь.

- Да не дергайся, Бейл, - успокаивающе улыбнулся Иблис, - здесь полностью безопасно.

- Я очень на это надеюсь, Гарм, - тяжело посмотрел на него Органа, - иначе мы оба покойники. Я, во всяком случае, точно. Ты ведь знаешь...

- В курсе, - кивнул Иблис, усаживаясь за столик.

- В курсе? - усмехнулся Бейл, садясь рядом. - Ты даже не представляешь! Кстати, как твоя супруга? Все так же поддерживает Империю?

- Да, - вздохнул мужчина. - Арриания полностью поддерживает Палпатина. А дочь поступила в Академию. Рейтальскую.

- М-да... - крякнул Бейл, принюхиваясь к стакану с алкоголем. - Из личных запасов?

- Естественно, - кивнул Гарм, наливая и себе. - С моих заводов. Попробуй.

На некоторое время установилась наполненная довольством тишина, пока сенаторы смаковали напиток многолетней выдержки.

- Потрясающе, - выдохнул Бейл, отпивая еще один глоток, и прикрывая от удовольствия глаза. - Просто изумительно.

- Благодарю, - отсалютовал стаканом Иблис. - Так как там твоя супруга?

Бейл вздохнул, неопределенно дернув уголком губ.

- Супруга... Муштрует Рори, недавно приболела, но сейчас ей лучше. Да. Лучше.

Иблис проницательно взглянул на понурившегося друга и потянулся за бутылкой. Мужчины молча выпили, и синхронно вздохнули.

- Какие новости?

- Никаких. Финдар теперь полностью принадлежит Империи, закрывая путь, ведущий к Мандалору. "Кулак Вейдера" отлично порезвился, наглядно показывая, почему не стоит покушаться на Лорда. Ходят слухи, что император не препятствовал солдатам снимать стресс, вызванный попыткой убийства их командира, отдав приказ прекратить это безобразие уже после того, как все было закончено.

- Знакомая тактика.

- Это точно. Знаешь, как теперь называют личную эскадру Вейдера? "Эскадра Смерти".

- Ёмко.

- И точно. А еще флот вовсю обсуждает поступок Наследника.

- То есть? - с интересом посмотрел Гарм.

- Люцифер посетил "Истец" и лично проинформировал вояк о состоянии здоровья своего родителя. И сделал он это в ответ на робкую просьбу капитана корабля сообщить хоть что-то. Дескать, команда волнуется, и все так переживают! Просто спать не могут, так переживают!

Гарм уважительно покивал.

- Умный поступок. Интересно, он сам сообразил или надоумил кто? Хотя... Дошли до нас слухи, что Палпатин дрессирует своего наследника лично.

- Это да, - в темных глазах мелькнула застарелая боль и многолетняя ненависть. - Это отродье явно в своего деда пошло. Маленькая тварь, - процедил мужчина, плеснув в толстостенный стакан еще виски. Гарм прищурился, наблюдая за напивающимся другом.

- Мне рассказали, что император держит его в стальных рукавицах. И никуда от себя не отпускает.

- Охраны - как у Палпатина, - кивнул Бейл. - И неудивительно. Кстати, ты про открытый контракт слышал?

- Естественно, - хохотнул Гарм. - Я думаю, нет никого, кто бы про него не слышал. Поговаривают, что уже были попытки горячих личностей сорвать куш.

- Были. Но у нас таких смельчаков нет, Альдераан - мирная планета.

- Как там контракты на поставку гиперприводов? - невинно осведомился Иблис. Бейл скрипнул зубами.

- Никак. Пришлось все полностью модернизировать. И перепрофилироваться.

- Удачно?

- Вполне.

- Это хорошо.

В помещении вновь повисло мрачное молчание.

- Кстати, как там Мон поживает? Все так же прекрасна и неприступна?

- Вроде, да, - пожал плечами Гарм. - Я с ней давно не общался. Все как-то времени не было.

- Интересно, - нахмурился Бейл. - Надо будет послать ей весточку.

- Надо, - кивнул Гарм. - Надо что-то делать. Годы идут, и власть императора укрепляется все больше и больше. Чем дольше мы медлим, тем тяжелее будет.

- Надо, - согласился Бейл, повертев в пальцах опустевший стакан. - И для этого нам необходима Мон. Конечно, она немного... помягчела с нашей последней встречи, но все равно будет прекрасным лидером.

- Вывеской, ты хотел сказать, - хмыкнул Гарм. Бейл гневно вскинул голову.

- Лидером, - процедил мужчина.

- Ну-ну.

Тяжелое молчание заполнило пространство. Неожиданно Иблис вздохнул, встал и, подойдя к шкафу, достал еще одну бутылку.

- Попробуй, - мужчина молча разлил напиток, достав новые стаканы. Бейл принюхался и уважительно покосился на друга.

- Это что-то новое.

- Такого ты никогда не пробовал. И не попробуешь. Гарантирую.

Бейл бросил на усмехающегося Гарма странный взгляд и осторожно понюхал напиток.

- Не ядовитое, не беспокойся, - дернул уголком губ Иблис. - Я таким не балуюсь. Здесь Кореллия, а не Альдераан.

Бейл вскинулся, но ничего не сказал.

- Так что?

- Я отправлю послание Мон. Есть надежный контакт.

- Хорошо. Немного времени у нас есть.

***
- Даже так, - император недовольно скривил губы, глаза медленно пожелтели. Стоящие напротив Арманд и Исанне синхронно кивнули.

- Да, Ваше Императорское величество, - кивнул Арманд. - Наши требования отклонены. Основания: Закон о вкладах, главы 2 и 3, пункты с седьмого до пятнадцатого, хотя это можно опротестовать, к тому же...

- Довольно, - сухо произнес ситх, и Иссард замолчал. Император постучал пальцами по столу, датапад под его взглядом взлетел в воздух, поворачиваясь вокруг своей оси.

- Значит, Муунилинст считает, что можно игнорировать мои требования... - прошелестел голос ситха, и Исанне поежилась. Девушке неожиданно показалось, что воздух в кабинете похолодел минимум градусов на пять. - Какая наглость. И какая глупость. Контракт все еще не отозван?

- Нет, Ваше Императорское величество, банкиры на все запросы отвечают одинаково: тайна вклада, невмешательство в отношения банк-клиент, и прочее. Насколько мы смогли узнать, им это крайне выгодно.

- То есть?

- Официально вклад сделан на условиях хранения.

- Что за чушь? - нахмурился ситх. - Ни один банкир не потерпит средств, лежащих мертвым грузом. Которые нельзя пустить в оборот.

- На самом деле средства полностью используются банком. Прибыль идет Клану. Фактически, вкладчик эти кредиты...

- Подарил, - жестко закончил предложение Палпатин. Арманд кивнул. - Что ж... Тогда понятно, с чего вдруг такая сплоченность. Ведь эти миллионы принадлежат банку, а за такую сумму они все удавятся. А за проценты удавят остальных.

Датапад плавно опустился на стол, и император замер, обдумывая неожиданные сведения. Неожиданно лицо мужчины исказила крайне неприятная ухмылка.

- Если они думают, что смогут диктовать мне условия... Мой Мастер мне многое рассказал. Пора применить его знания.

***
Никогда еще тренировки не приносили Вейдеру столько удовольствия. Самые обыкновенные физические упражнения, призванные вернуть телу необходимую форму. И, естественно, техники. Теперь его не ограничивали протезы, забиравшие долю могущества, и ситх мог отрабатывать то, что еще недавно оставалось под запретом. Распорядок дня был жестким: несколько перерывов на еду и медитации, а все остальное время бесконечные тренировки. Алые гвардейцы сменяли друг друга, ситх часами пропадал в тренировочном зале, восстанавливаясь и попутно гоняя попавшего под горячую руку сына. Когда Вейдер разузнал подробности общения сына с голокроном, то едва не разнес палату, после чего констатировал, что раз у Люка столько дури в голове, пора направить его энергию в более конструктивное русло.

***
Сесевфи.

Трава зашуршала, когда на невысокий холм неторопливо поднялась тогрута, одетая в широкие темные одежды. Ветерок шевелил тяжелую ткань плаща, колыхались растения, покрывающие плотную землю степи, женщина смотрела вдаль, ожидая восхода светила. Подошедшая забрачка, одетая в том же стиле, крутила в ладонях пару световых гвардейских шото.

- Мастер.

- Что, Марис?

- Завтрак готов.

- Хорошо, сейчас пойдем.

Женщины молчали, наблюдая рассвет, наслаждаясь тишиной и покоем.

- Свежие новости есть?

- Пока ничего, - вздохнула Марис, поправляя заплетенные во множество косичек волосы.

- Ясно, - вздохнула Шаак Ти, щуря глаза. - Что ж, будем ждать.

- А что еще остается делать, - пожала плечами Бруд. - Идемте, пока завтрак не остыл.

- Идем.

Саараи-Каар и защитник Бруд неторопливо спускались с холма, готовясь прожить еще один наполненный заботами об Ордене Дженсаарай день.

Тогда, годы назад, улетая от Кеноби и Йоды, тогрута все равно сомневалась в своем решении. Пока шаттл летел сквозь гиперпространство, она пыталась унять тревогу, перестать думать о том, что можно было остаться, что не стоило покидать тех, рядом с кем она выросла и прожила всю свою жизнь. Женщина старалась отвлечься, напоминая самой себе, что решение принято осознанно, и она не ребенок и не истеричка, чтобы бросится назад, передумав, но сомнения то и дело поднимали свои головы.

В конце концов Ти махнула на все рукой, и погрузилась в медитацию, рассматривая ситуацию со всех сторон. Постепенно ей стало легче, удалось сбросить груз тревог и начать думать, выбирая, куда лететь. Первым делом Шаак решила найти Марис, а дальше действовать по обстоятельствам, положившись на волю Силы.

Сила привела ее обратно на Фелуцию, где магистр и поселилась, но на этот раз в совершенно другом месте. Одиночество и каждодневные заботы, посвященные выживанию, унесли тревоги, тогрута медитировала, все больше и больше уверяясь в том, что решение было правильным. Путь джедая теперь казался все более неподходящим, впрочем, как и путь ситхов. Время летело, женщина ждала, пока не дождалась: ее нашла Марис, появившаяся в компании Седдвии и Джирро. Бывшие падаваны вид имели потрепанный и нервный. Самостоятельная жизнь явно оказалась для них тем еще испытанием.

Блудные дети взахлеб жаловались внимательно слушающей тогруте на свалившиеся на их головы неприятности, а в глазах светилась такая отчаянная надежда, что Шаак только вздыхала. Следующий год они провели на Фелуции, магистр гоняла так нежданно-негаданно появившихся подопечных, вправляя им потихоньку мозги, пока однажды не почувствовала направленное на нее внимание. Их кто-то искал, с очень недобрыми намерениями, это женщина знала совершенно четко. Она согнала с кроватей падаванов, сборы прошли в невероятном темпе, все погрузились в шаттл, и корабль ушел в гипер.

Шаак хмурилась, было у нее ощущение, что опасность прошла неимоверно близко. Кто-то составил планы с их участием, и стремился эти планы выполнить. Тогда магистр только горестно вздохнула: вот они, минусы бытия беглецов. Без базы, без поддержки они никто, и некому их защитить. Это заставляло задуматься над тем, что Шаак Ти осторожно отодвигала в сторону все это время: возможность примкнуть к кому-то.

Вот только к кому?

Принять предложения, когда-то поступавшие от торговых кланов? Оружейные магнаты будут только рады, они обеспечат всем необходимым... сажая на прочную цепь. Нет, ей в свое время и Сената хватило по самое "не могу". Пойти к ассасинам? Тоже не вариант.

Оставались только такие же изгнанники, как и они. Эта мысль натолкнула магистра на смутное воспоминание о джедаях, покинувших Орден во время Войн клонов. А таких было много, Шаак Ти это прекрасно было известно благодаря членству в Совете. Кто-то уходил тихо, кто-то громко и со скандалом. Некоторых изгоняли. Шаак Ти многих знала лично, что тогда повергало ее в печаль, а теперь заставляло радоваться: ведь был неплохой шанс, что изгнанники остались живы после чисток. И теперь надо было только постараться их найти.

Следующие полгода они странствовали по галактике, крайне осторожно собирая сведения. Тогрута медитировала, пытаясь понять, в правильном ли направлении идут ее поиски, потихоньку активировала некоторые связи, оставшиеся с тех времен, вспоминала все, что слышала в Ордене... Неудачи шли одна за другой, пока во время одной из медитаций в памяти магистра не всплыло воспоминание о Темных служителях. Личная маленькая армия графа Дуку, его верные помощники. Ти сражалась с некоторыми из них, она убила в поединке на Даге Артеля Дарка. А ведь были и другие... Те же Вентресс и Сев'ранс Танн, а еще Квинлан Вос, Саато и Кадриан Сей.

Почему вдруг она вспомнила об этих отступниках? Ведь они до самых чисток мстили тем, кто их изгнал из Ордена.

Но раз вспомнила, значит, что-то в этом есть, и магистр принялась очень осторожно искать, однако поиски продлились недолго: через месяц состоялась крайне знаменательная встреча. Тогрута с падаванами решили передохнуть на одной тихой планете и пополнить запасы, и теперь топали по пыльному городку, вполголоса обсуждая что именно им надо прикупить, когда магистр осторожно повернула голову, почувствовав чей-то внимательный взгляд, скользнувший по спине.

Прямо на нее смотрел один из тех, кого она искала. Джуд Викар, этот рыцарь ушел с диким скандалом, обматерив Винду, Йоду, Пло Куна и вообще всех, кто подвернулся, и больше Шаак Ти его не видела. Но вот он, стоит напротив, настороженно сверкая глазами, подбрасывая на ладони несколько разноцветных камушков, и магистр совершенно не чувствовала в нем Силу. Ощущение живого было, а вот одаренностью и не пахло, самый обычный человек в толпе, взглянешь - и пройдешь мимо.

Несколько секунд они просто смотрели друг другу в глаза, потом толпа сдвинулась, и тогрута потеряла бывшего джедая из вида. Она завертела головой, пытаясь его отыскать, но все было бесполезно. Следующая встреча состоялась через два дня, Джуд сам подошел. Они долго сидели в кантине, ничего не говоря, только заказывая каф, однако разговор все-таки состоялся. Тяжелый и муторный, но все же дающий надежду. Оказалось, что постепенно все изгнанники и беглецы собрались вместе, в рыхлую аморфную массу. Они пытались гадить Ордену по мелочи, пока не грянул Приказ 66, и снова пришлось спасать свои шкуры. Пусть они теперь не являлись джедаями, но ведь раньше они ими были? А клонов такие мелочи, как изгнание, не интересовали.

Была найдена планета, где можно было жить, Сесевфи, нашелся и лидер. Никкос Тайрис. Услышав это имя, тогрута скривилась. Пусть теперь у неё за спиной не было влияния Ордена, но вот личные связи остались, пусть и очень мало. Бывший джедай, исчезнувший очень странно, бывший Темный служитель, опять-таки исчезнувший после смерти Дуку, а теперь вон оказывается куда он сбежал. Шаак Ти его прекрасно знала, но теплых чувств не испытывала, и не потому, что Никкос стал темным, а потому, что он был Анзати. Этих мозгоедов мало кто любил, чудо, что он вообще был принят на обучение в Храм, и насколько тогрута помнила, он всегда был очень себе на уме. И может она и пристрастна, но в благие намерения Никкоса магистр совершенно не верила.

Как постепенно выяснилось, Тайрис времени даром не терял. Он сколотил из аморфной массы структуру с четкой иерархией, напоминающей орденскую, и начал обучать бывших светлых адептов темным практикам. Не всем, но некоторым. И прежде всего он обучил их двум техникам: Сокрытию в Силе и баллистокинезу. Теперь магистр поняла, почему Джуд постояно вертел в ладони камушки, кусочки металла, какие-то осколки стекла или пластика... Мысленное усилие - и весь этот хлам с огромной скоростью полетит в жертв, превращая их в решето. Даже одаренному достанется, такого не ожидают. Это не Толчок, и не левитация какого-нибудь контейнера на голову противника.

Она попыталась высказаться, но поймала насмешливый взгляд Джуда, и замерла. Кто она такая, чтобы ему указывать, как выживать? И разве она сама не решила идти своим путем?

- Что скажешь, Джуд? Мы можем присоединиться?

- Почему бы и нет? - пожал плечами мужчина, и тогрута благодарно улыбнулась. Кто знает, может это воля Силы и ее прямое указание?

Нельзя сказать, что их приняли с распростертыми объятиями, но постепенно лед был сломан, и бывшие джедаи влились в ряды скрытых последователей истины. Шаак Ти щедро делилась знаниями, и даже смогла наладить отношения с Никкосом, став его правой рукой, пока в один не самый прекрасный день анзатец не погиб, напоровшись на инквизиторов. С поля боя никому не удалось уйти живым, и тогрута была единогласно избрана Саараи-Каар, главой Ордена.

Ти делала все, чтобы ее подопечные выжили. Была восстановлена технология обработки кортозиса, залежи которого обнаружились на этой засушливой планете, все члены Ордена носили доспехи, и все они изучали как Светлые, так и Темные техники. Теперь женщине было плевать на цвет, главным критерием стало выживание. А еще тогрута мечтала, чтобы убрали топор, висящий над их головами: Приказ все еще действовал, его никто не отменял. Она постепенно разведывала обстановку, по крупицам собирая сведения о происходящем вокруг, новость о создании Ордена Имперских рыцарей просто выбила ее из колеи, особенно личность Великого магистра - Квинлана Воса. Это давало тень надежды на благоприятный исход.

Женщина практически решилась наладить контакт, когда Сила сочла, что она медлит, и вывела дженсаараи пинком на арену.

***
Вейдер довольно потянулся, с наслаждением ощущая, как гудят после долгой и тяжелой тренировки мышцы. Наконец-то он привел себя в порядок! Месяц непрерывных занятий, и он может смотреть на свое отражение с законной гордостью: тело теперь такое, каким и должно быть.

Сейчас, стоя перед зеркалом, ситх видел, как сильно он изменился за эти годы. В юности он был высоким и худым, жилистым и поджарым. Теперь, когда ему за тридцать, мужчина стал крепче, плечи немного раздались, он стал мощнее и гораздо сильнее, чем раньше. Постоянное ношение тяжеленной системы жизнеобеспечения, скрещенной с броней, даром не прошло.

Ситх скосил глаза в сторону, неопределенно дернув бровью. На специальной подставке лежала броня, сделанная по заказу Люка. Сын в очередной раз поставил отца перед фактом: от нее ему никуда не деться. Как выяснилось еще в первые часы после покушения, бронированный костюм спас Вейдеру жизнь. Пусть он получил переломы, пусть внутренности отбило, но не было проникающих ран, и его не раздавило в лепешку упавшим сверху тяжеленным оборудованием.

Костюм дал возможность продержаться до прибытия спасателей, а значит, свою задачу броня выполнила просто превосходно. Покосившись еще раз на новое порождение буйной фантазии его сына, воплощенное гениальными оружейниками по спецзаказу, ситх осторожно коснулся связи с сыном. Подросток спал, вымотанный интенсивными тренировками до потери пульса, что не могло не радовать Вейдера. Осторожно приглушив связь, ситх бросил еще раз быстрый взгляд на броню, поморщился и накинул на плечи плащ. Когда он дома, его никто не заставит залезть в эту скорлупу. Тем более, по такому поводу.

Придирчиво оценив свое отражение, ситх надел на голову капюшон и быстрым шагом направился к площадке с шаттлами и спидерами. Пора нанести долгожданный визит. Черный спидер взмыл в небо, вливаясь в поток спешащих по своим делам обывателей.

***
Ленивое движение пальцев - и камеры поворачиваются в другую сторону, давая возможность пройти незамеченным. Сила окутала своего Владыку плотным коконом, отводя взгляды, пряча на видном месте. Ситх неслышно прошел по холлу, двери открылись и закрылись за его спиной. Мужчина плавно, словно привидение, шагнул в комнату и замер, внимательно рассматривая открывшуюся перед ним картину.

Мон застыла напротив окна, задумчиво теребя длинный витой шнур с тяжелой пышной кистью на конце: в моду вновь вошли драпировки, и ролеты сменились длинными пышными шторами. Женщина смотрела на неутихающее движение за стеклом и энергетическими щитами, пощипывая нити кисти. В помещении было темно, но это ситха совершенно не смущало. Он тихо подошел к ушедшей мыслями куда-то далеко Мон и положил ладони ей на плечи. Женщина дернулась от неожиданности, придушенно вскрикнув, но ее тут же подхватили на руки, и Мотма облегченно рассмеялась, рассмотрев вторженца.

- Милорд...

- Моя прекрасная леди.

Мон прижалась к мужчине, пряча лицо в складках плаща, судорожно впиваясь в его плечи пальцами.

- Я... - голос дрогнул, и Мотма замолчала, переводя дыхание. Успокоившись и сморгнув непроизвольно выступившие непрошеные слезы, она продолжила ровным голосом, - я волновалась. Никто ничего не говорил и не знал, сплошные слухи... Хорошо хоть Люцифер рассказал о том, что произошло, а потом и показал вас, милорд, проведя в палату.

Вейдер крепче сжал объятия, прижимая женщину к себе. Мон трясло, пусть она и пыталась не показывать свои переживания. Сила сгустилась, и неожиданно Мотма хихикнула.

- Что это вы делаете, милорд?

- Я? - очень натурально удивился ситх, улыбаясь. - Я ничего не делаю.

- Вот именно, милорд, - наставительно отозвалась женщина, заглядывая ему в лицо. - Время идет, а вы ничего не делаете.

- Непорядок, - поджал губы Вейдер, направляясь к спальне, продолжая с легкостью удерживать Мотму на руках. - Это срочно надо исправить. Немедленно.

- Полностью согласна с вами, милорд, - улыбнулась Мон, - полностью.

Приятно, когда тебя несут на руках. Вдвойне приятно, когда понимаешь, кто именно тебя несет на руках. В объятиях Вейдера Мон чувствовала себя защищенной от всех напастей и ужасов. Мотма не обманывалась и даже мысленно не называла ситха Энакином Скайуокером. Что с того, что он когда-то носил это имя? Что с того, что годы назад он состоял в браке с Падме Наберрие?

Женщина знала набуанку, общалась более-менее дружески, но подругами, тем более близкими, они не были, скорее соратницами, придерживающимися одного политического течения. Слишком себе на уме всегда была Падме, преследуя свои цели, которыми с окружающими она не делилась. Да и вообще, даже тогда Мон многое было непонятно: излишняя горячность в достижении поставленных перед собой задач, постоянное влезание в любой мало-мальски значимый конфликт (и это королева мирной и нейтральной планеты?), попытки давить на всех, прикрываясь дипломатией и связями с канцлером...

Уже тогда чандриллианка чувствовала, что что-то здесь не то, но понять, что именно, не могла - слишком мало информации. Конечно, она и сама не подарок - Сенат выбивает излишнюю мягкость и доверчивость молниеносно, или убивает морально и физически, но подростковый максимализм Падме или то, что она выдавала за таковой, вызывали в ней опаску и настороженность. Набуанка слишком погрязла в своих играх с Канцлером и Орденом джедаев, пользуясь своим положением пострадавшей стороны, слишком упорно проталкивала выгодные для Набу контракты, подпираемая оружейниками - и доигралась. До сих пор слухи о ее гибели и прочем ходили крайне смутные и противоречивые, невзирая на официальную версию - и лезть в это Мон совершенно не хотела.

Скайуокера она встречала пару раз мельком, но не общалась, а потом были только новости с передовой и слухи и сплетни. Может тогда тот красивый высокий парень и был Энакином, но теперь это только Вейдер и глупо думать по-другому. Глупо и опасно. А сейчас - и подавно. Мон отлично помнила те несколько раз, когда она общалась с представителями Ордена джедаев, и то, насколько их мораль, привычки и поведение были... другими. В Вейдере, да и в остальных представителях императорской семьи она видела то же самое. И для того, чтобы это понять, не нужно было быть Одаренным, достаточно обыкновенной внимательности.

Да и ощущения... Воздух вокруг Вейдера просто гудел от напряжения, то лениво плескаясь, словно море в штиль, то накатывая леденящим девятым валом, сметая все на своем пути. Однако, иногда эта энергия была ласковой и нежной, проникая под одежду, осторожно касаясь кожи, наполняя теплом, а потом и жаром.

Вот как сейчас.

Мон выпрямилась, вглядываясь в янтарные глаза. Когда она впервые увидела, как голубые глаза наливаются золотым сиянием - вздрогнула, отступив на шаг. Только потом, несколько встреч спустя, женщина поняла разницу между блеском расплавленного металла и теплым янтарным сиянием, предназначенным для избранных. Рука сама стянула капюшон и Мотма замерла, осторожно коснувшись короткого ежика русых волос. А раньше была гладкая кожа, которую так удобно целовать.

Теплые, Великая Сила - живые! - пальцы провели по скуле, коснулись губ, и женщина, сама не ожидая от себя такого, прикусила один, вызвав у ситха смешок.

- Попался, - прошептала она, и в янтарных глазах вспыхнули опасные огоньки. Теплый, практически горячий воздух стиснул со всех сторон, пара шагов - и Мон упала на кровать, наблюдая, как мужчина, вполголоса ругаясь на хаттском, сдирает с себя одежду. Ситх на миг замер, полностью обнаженный, и Мотма прикипела взглядом к материальному свидетельству совершенного Люцифером чуда.

Живые руки и ноги, никакого переплетения черно-золотых деталей, чистая кожа, к которой она тут же потянулась рукой. Вейдер рухнул рядом, прижимая женщину к себе, нетерпеливо сдирая с нее одежду, а Сила гудела, лаская каждый сантиметр ее тела, заставляя дышать через раз от наслаждения.

Что может с этим сравниться?

Янтарные глаза смотрели прямо в душу, пока тело растворялось в наслаждении, а в голове билась одна единственная мысль - это ты попалась. И сбежать не получится. Никогда.

***
Дверь закрылась, отрезая путь к отступлению, и Вейдер замер под ленивым взглядом прозрачно-голубых глаз. Император неторопливо помешал ложечкой каф, принюхался, и одобрительно кивнул.

- Великолепно.

- Белена - просто чудо, - согласился Люк, откусывая кусочек булочки с маслом. - Ее каф выше всяких похвал.

Вейдер настороженно повел глазами, непроизвольно напрягаясь. Рань несусветная, а Палпатин уже встал, и Люк с ним за компанию.

- И ни капли раскаяния в глазах... - Сидиус поджал губы, и ситх с трудом подавил желание схватиться за сейбер. Люк с осуждением нахмурил брови.

- А ведь мы волнуемся.

- Очень волнуемся, - подтвердил подросток, доедая булочку.

- Я смотрю, - император отпил еще глоток, поставив чашку на блюдце, - вы даже не понимаете, о чем речь, лорд Вейдер.

- Что случилось? - напрягся ситх, наблюдая, как сын недовольно скрещивает руки на груди, барабаня пальцами по скрытому в рукаве ножу.

- А вы не понимаете? Нет. Не понимаете, - в голубых глазах заплясали первые золотые искры. - Что лежит у вас в покоях, лорд Вейдер?!

Ситх непроизвольно скривился, и на пальцах правой руки Палпатина тут же замелькали крошечные молнии.

- Вам память прочистить? Или сами справитесь? - ядовито прошипел Сидиус. Люк закатил глаза, покачав головой.

- Отец! Ну сколько можно!

- Я что, даже на отдыхе должен броню таскать? - тут же ощетинился Вейдер, вцепившись в ремень.

- А вам жить надоело? Лорд Вейдер? - император отставил чашку и выпрямился. - Вам прошлого раза мало было? Вы будете ее носить. Даже на отдыхе.

- Даже тут? - гневно громыхнул ситх, поведя рукой.

- Во дворце - нет, - согласился император. - За его пределами - да!

- Это Корускант!

- Именно! - рявкнул Палпатин. - Мне плевать, где вы шастали ночью! Но наносите свои визиты одевшись подобающим образом!

Мужчины злобно уставились друг на друга, Люк отвернулся, с трудом удерживаясь от желания заржать во все горло. Палпатин пару раз вдохнул и выдохнул, успокаиваясь, после чего смерил закипающего Вейдера полным превосходства взглядом.

- Это пока что не приказ. Пока что, - подчеркнул император, выходя из комнаты. Дверь закрылась, и Люк тут же рассмеялся.

- Что? - мрачно буркнул Вейдер, падая в кресло.

- Прости, просто я представил процесс раздевания. Интим, полумрак, медленная музыка... Госпожа Мотма оценит.

Мужчина гневно вскинулся, но тут же махнул рукой и сам тихо рассмеялся.

- Да, у нее прекрасное чувство юмора.

***
- Итак, все идет по плану.

Крепкого сложения мужчина в черных одеждах, с повязкой, закрывающей глаза, неторопливо прохаживался вдоль стола, барабаня пальцами по эфесу вибромеча. Сидящие в больших комфортабельных креслах мужчина и женщина переглянулись. Высокий, мощный старик с гривой совершенно седых волос лениво огладил ладонью длинную белоснежную бороду.

- Не слишком нарочито?

- Нет, - отрезал миралука, подхватывая со стола стакан с соком. Старуха в вычурных одеждах скривилась.

- И все равно, это было глупо.

- Смысл есть, - возразил старик, что-то прикидывая. - Банкиров давно следовало осадить. Это ведь личное? - проницательно сверкнули карие глаза. На тонких губах слепца зазмеилась неприятная ухмылка.

- В том числе.

- Сколько времени это нам даст?

- Максимум полгода.

- Не слишком, но должно хватить.

- И все равно, - проскрипела женщина, злобно скивившись, - я бы поступила по-другому!

- И опять оказались бы все в той же дыре, - ядовито усмехнулся миралука. - И это в лучшем случае.

- И чего я с тобой разговариваю, - пробурчала старуха, облив мужчину презрительным взглядом.

- Потому что у самой кишка тонка, - хмыкнул седовласый, предупреждающе подняв руку. Женщина надменно отвернулась, кипя от злости.

- Твои марионетки тоже провалились, - прошептала женщина, совладав с гневом. Старик безмятежно улыбнулся.

- Только двое. Только двое...

- Что ж, - подвел итоги собрания миралука. - Выводы следующие: СИБ увязли в ловушке, пройдя по оставленному для них следу. Это их отвлечет и даст нам необходимое время. Первая фаза завершилась, можно перейти ко второй.

- Согласен.

- Согласна.

Дроид облетел присутствующих, и все трое подняли бокалы.

- За успех. И да пребудет с нами Сила!
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
darketo31
сообщение 30 Май 2016, 22:00
Сообщение #95



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 101
Регистрация: 2 Декабрь 2014
Из: Одесса
Пользователь №: 9519
Раса: человек



Глава 39. Благими намерениями.


Внешнее кольцо. Муунилинст.

- Что он творит, Хелт? - тощий муун с изможденным лицом нервно шагал взад-вперед перед огромным столом, за которым сидел еще муун, его полная противоположность: упитанный и холеный. - Что они все творят? Нас поставили на край гибели!

- Они все творят, - буркнул сидящий, мрачно сверкая темными глазами, - и я не понимаю, что происходит. Разведка истерит, а Правление даже не чешется!

- Мне это тоже не нравится, Варин, но поделать я ничего не могу. Как и ты, - Хелт потер ладонями лицо, откидываясь на спинку стула. - Нас очень красиво отстранили, полномочия урезали, и получить хоть какие-то ответы теперь невозможно. И если честно, то я вообще не уверен, что эти вопросы стоит задавать. Жить еще хочется.

- Знаешь, Хелт, - Варин остановился возле стола, упираясь в гладкую поверхность ладонями. - Такое уже когда-то было. Много лет назад. Тогда Клан тоже трясло, было много странностей (ты ведь помнишь, кем был мой отец?), но в итоге мы возвысились. Дамаск тогда поднял наше влияние на недосягаемую высоту. Увы, он погиб, как и его ставленники, и мы потеряли всю свою с таким трудом заработанную власть. Мы ведь так и не смогли оправиться до конца, - с горечью произнес муун под понимающим взглядом собеседника. - А теперь... Я не знаю, останемся ли мы вообще.

- Я не понимаю, что происходит, друг мой, - тяжело вздохнул Хелт. - Никто ничего не знает, информация фильтруется так, что даже слухи не ходят. Несчастные случаи идут один за другим, три четвертых Правления какие-то новички, занимающиеся непонятно чем. А доказательств нет! Совершенно! Я пытался хоть что-то разузнать и чудом избежал гибели. Но я знаю одно: этот Контракт станет нашей погибелью. Император таких шуток не понимает, и я его в этом поддерживаю.

- Значит, этот намек - не намек?

- Нет. Информация правдива.

- Нам конец, - совершенно будничным тоном произнес банкир, разводя тощими руками. Морщины на лице скривились в гротескную маску. - Мы все умрем.

- Возможно, - сверкнул глазами Варин. - А возможно, что и нет.

- Что ты предлагаешь? - повернулся к нему Хелт, и мужчина предвкушающе оскалился.

- Вот что...

***
- Огонь.

Высокий, закованный в доспехи мужчина сложил руки на груди, глядя в обзорное окно. Орудия вынырнувшего из гиперпространства "разрушителя" были наведены на зависший на орбите планеты объект искусственного происхождения, так же, как и орудия еще трех кораблей, а в следующий миг боевая станция "Голан", которая по идее должна была защищать Муунилинст от агрессоров, разлетелась на куски. Сила донесла краткое эхо гибели разумных, служивших на станции, и Вейдер довольно оскалился под маской.

- Хорошая работа, капитан Пиетт, - пророкотал ситх. Мужчина вытянулся в струнку.

- Служу Империи, милорд!

"Эскадра Смерти" плавно перемещалась, выходя на заданные координаты, игнорируя истерические вопли и судорожные попытки Муунилинста выйти на связь. Ситх не спешил что-то пояснять и вообще хоть что-то говорить. Пусть подергаются. А когда дойдут до кондиции, вот тогда можно будет и провести вдумчивую беседу. Император отдал недвусмысленные указания, которым Вейдер будет следовать "от и до". Он выполнит все в точности. С огромным удовольствием.

***
- Гален! Шевели булками! Корто! Корто... Да сколько ж можно?! Это просто дурдом.

Когда они наконец погрузились на корабль, Люк был с одной стороны, счастлив, а с другой - зол до невозможности. Легко сказать - можешь лететь в Академию, причем, с минимумом охраны. В реальности все было очень и очень грустно. Начать с того, что хоть проблемой обнаглевших банкиров и занялся Вейдер лично, Контракт продолжал будоражить умы закононепослушных подданных императора. Мало ли маньяков, которые могут поработать бесплатно, чисто из любви к искусству?

Поэтому путешествовать Наследнику предстояло вновь привычным способом, на "разрушителе", правда радовало, что это будет трауновская "Месть", и как всегда, с компанией. Четыре "Тени", Корто и Гален, а также два дроида. Кенто с Квинланом тоже порывались присоединиться к подросткам, но Палпатин бросил на разволновавшихся мужчин недоуменно-ироничный взгляд, и эти благие порывы тут же увяли на корню. Впрочем, отцы, собирающие отпрысков в первое самостоятельное путешествие, оторвались на полную катушку, напихав детям инструкций о том, как вести себя в той или иной ситуации, оружия (сейберы, бластеры, несколько гранат и прочие полезные вещи) и кредитных карт с самыми разными валютами, здраво рассудив, что если им что-то понадобится - купят.

Процесс прощания грозил затянуться, но Люк гаркнул на смущенно переминающихся с ноги на ногу спутников, и весь этот передвижной цирк погрузился наконец на корабль, под бдительным взглядом Трауна, наполненным иронией.

- Добро пожаловать на борт, Ваше Императорское высочество, - поклонился чисс, и Люк кивнул в ответ, расплываясь в улыбке. - А где ваша очаровательная свита?

- Дома, - лениво махнул рукой Скайуокер и поудобнее поправил свисающий с плеча рюкзак, шагая рядом с мужчиной. Следом за ними топали Гален с Корто, восхищенно разглядывая все, что попадалось на пути, завершали процессию протокольный дроид, по крайней мере когда-то это было именно им, астродроид веселой бело-голубой расцветки и телохранители.

- Как же вы без них? - иронично усмехнулся экзот. Люк демонстративно закатил глаза, наслаждаясь каждой секундой общения.

- Сам не знаю, - удрученно вздохнул подросток, приложив руку к груди. - Как же я выдержу без чашки божественного нектара с утра, сваренного и поднесенного мне лично моей белокурой богиней? Как? Я в печали. Но я это как-нибудь переживу.

- Думаю, они тоже, - мудро заметил Траун. Люк хмыкнул.

- Я в этом больше, чем уверен. Пусть отдохнут. Терпеть такое сокровище, как я, причем без перерывов на отдых, это ж какие нервы надо иметь! Уважаю.

Траун впился глазами в безмятежное лицо подростка, подмечая правдивость последнего высказывания.

- Ваши каюты.

- Как всегда, - улыбнулся Скайуокер, и оглянулся на Галена с Корто.

- Заселяемся!

***
- Кстати, милорд, - Траун неторопливо помешал ложечкой в чашке и сделал глоток. Люк повернул к нему голову, офицеры, присутствующие на ужине, дружно навострили уши. - Что случилось на Набу? Такие слухи ходят...

- На Набу? Дарт Мол там случился. И Боба Фетт. Очень удачно случились, ничего не скажешь. Бабушка Винама в восторге - они разобрались с хулиганами, портящими парковую зону, убрали мусор, обильно удобрили посадки. Очень плодотворно провели время. Лея тоже довольна - лорд Мол произвел на семью в общем и на нее в частности самое благоприятное впечатление, так же, как и Фетт. Умеет человек работать в свое удовольствие, ничего не скажешь. С пользой для кошелька и нервов.

- Наслышан, - кивнул коммандер.

- Не сомневаюсь.

- Позвольте задать вопрос, - чисс лениво пригубил травяной отвар, - почему именно Карида? Ведь Рейтальская академия подходит больше.

- Это только на первый взгляд, - хмыкнул Люк. - У меня специфическое образование, и мотать весь срок в академии нужды нет. Две трети изучаемых там предметов я уже знаю, оставшееся - изучаю.

- Связи?

- Позже. Рейтальская академия хороша, но в настоящий момент Каридская подходит больше. По нескольким причинам. Первое, надо отточить летные навыки.

- Разве Лорд Вейдер вас не учил? - осмелился вмешаться в беседу лейтенант, сидящий слева от Трауна, с трудом сдерживая волнение и поражаясь собственной наглости. Люк недоуменно посмотрел на него.

- Учил, естественно. Я летаю, на всем, что шевелится, как и отец, но практики много не бывает. Особенно в таком деле.

- А вторая причина? - сверкнул глазами Траун. Люк переглянулся с Галеном и Корто.

- В настоящий момент генерал Кота читает лекции по ведению боевых действий на поверхности планет. А он в этом разбирается просто превосходно. Кроме того, его супруга ведет факультативные занятия. Аналитика. Она гениальна. Изумительная женщина. С чудесным характером.

Офицеры дружно зафыркали, маскируя смешки кашлем. Многие из них помнили эту "изумительную женщину с чудесным характером", и от воспоминаний их только передергивало от ужаса.

- Да уж, - дернул бровью коммандер, вспоминая Лари. - Но, разве вам не преподавали основы тактики и стратегии?

- Преподавали, конечно, - пожал плечами Люк. - Однако, есть один нюанс, забывать о котором не следует. Сила. Генерал Кота будет вести факультатив, где собирается затронуть именно эти проблемы.

- Но ведь это не все причины?

- Конечно, нет, - снисходительно пожал плечами Люк. - Просто я чувствую, что должен полететь именно туда, и это главное. Там меня кто-то или что-то ждет. А может и все сразу.

***
Шив Палпатин, Император первой Галактической Империи, неторопливо прохаживался по дорожке сада, обдумывая предстоящее противостояние с тем, кто объявил войну ему и всем членам императорской фамилии.

Личность посягнувшего тайной для ситха не являлась, и это только добавляло азартной ярости. Джерек. Бывший джедай. Бывший инквизитор. Бывший член Братства пророков Темной стороны. Нынешний отступник.

И пусть его местонахождение в данный момент является тайной, это не значит, что миралука сможет долго скрываться. Рано или поздно, но его найдут. И тогда бывший инквизитор пожалеет о том, что не умер вместе с остальными пророками - император займется им лично. Хотя, нет. Он пригласит своего сына и внука - их еще столькому предстоит обучить! Особенно, Люцифера. Наследник у него, конечно, выше всяческих похвал, старательный, перенимающий знания с огромным энтузиазмом, независимо от того, к каким сферам деятельности эти самые знания относятся. Тем более, внук продолжает потрошить голокрон Андедду, потихоньку усваивая то, чему его обучает призрак Темного лорда, так опрометчиво привязавший свой дух к устройству.

Древний ситх рассчитывал, что вселится в чье-то тело, но не учел, что нарвется на вот такое вот сокровище, поломавшее все его тщательно расписанные планы.

Император тихо хмыкнул, вспоминая подростка. Это только с виду тот весь из себя лапочка и послушная деточка - идеальная маска и тщательно отыгрываемая роль. Очень талантливый ребенок, впрочем, есть ведь в кого?

Порыв ветра донес аромат цветущих растений и деревьев, заставив с наслаждением вдохнуть воздух. Голубые глаза медленно налились золотом, лицо застыло.

Старый ситх чутьем опытного манипулятора чуял, что Джереком проблема не ограничивается. Был кто-то еще. И скорее всего, не один. Дарт Мол, так удачно выпотрошивший датомирских ведьм, сейчас находился на этой отвратительной планете, идя по следам сбежавших. Следовало разузнать, как именно это произошло, кто помог и не удрал ли еще кто-то.

Ведьм ситх не любил, считая слишком истеричными и недалекими, но это не значило, что он их недооценивает. Среди стада идиотов очень легко спрятаться и гению, достаточно вести себя как все, выжидая удобный момент для атаки. Так что, ученик проверит наличие на планете самых опасных особей, проведет расследование, если необходимо - вразумление возомнивших о себе невесть что.

Вейдер в настоящий момент приводит к покорности Муунилинст. Доносы и кляузы идут потоком, банкиры топят друг друга со страшной силой и диким энтузиазмом, спасая собственные шкуры, и уже есть необычайно ценные данные и компромат. Тремейн проявляет невиданное рвение, его подопечные выворачивают Правление наизнанку, никого не обделяя вниманием, ведь это подозрительно - так не просчитать последствия своего решения. Что-то есть в этом... странное.

Кронал помогает шерстить армию и флот, а воспрявший духом Арманд ударными темпами натаскивает дочь, отыгрывая самую важную роль в своей карьере. И на его поистине талантливую игру уже клюнули.

Дарт Сидиус удовлетворенно улыбнулся и на миг задумался. В опере завтра премьера. Пойти? Почему бы и нет. Надо только подумать, кого пригласить в ложу.

***

Шаттл отчалил, и "Месть", подождав еще десять минут, стала неторопливо выходить на заданные позиции, готовясь уйти в гипер. Траун стоял на мостике, наблюдая за процессом и, одновременно, слушая тихие разговоры офицеров. Самой популярной темой стал последний разговор с Наследником.

Военные преодолели неизбежную робость и принялись выяснять обстоятельства покушения на Вейдера. Уже всем было известно, что Темный Лорд приступил к исполнению своих обязанностей, и теперь общество жаждало подробностей. Люцифер с удовольствием просветил страждущих насчет успешно произведенного лечения, поделившись интересными сведениями, а затем кто-то поинтересовался судьбами тех, кто составлял компанию Вейдеру в шаттле в тот роковой день.

Подросток грустно вздохнул.

- К огромному сожалению, трое штурмовиков погибли при падении. Один неудачно упал на сломанное кресло, двоих придавило. Еще один умер во время перелета к Корусканту. Однако, остальных удалось доставить живыми, а уж тут... Конечно, они еще проходят реабилитацию, но все воины смогут вернуться в строй. Я лично следил за их лечением. Это самое малое, что я мог для них сделать.

Теперь офицеры обсасывали подробности, анализируя сказанное Наследником. Траун тоже это сделал. Он отметил, что судя по всему, с лечением Вейдера и штурмовиков все не так просто, как кажется. Однако, подробности он еще выяснит. А пока что, пора лететь.

Звезды размазались полосами, и корабль исчез, переходя в гиперпространство.

***

Датомир.

Старуха в вычурных тяжелых одеждах и головном уборе недовольно сверкнула темными глазами, осматриваясь. Родной, знакомый до последней пылинки и камешка пейзаж вызывал только ярость и отвращение. Вновь вернуться на эту планету, добровольно закрыть себя в клетке... Но иного выхода нет. Она должна быть на виду, нельзя пропадать надолго.

Жаль, что отпечаток в Силе не подделать, ах, как жаль! Тогда бы в этом не было нужды... Женщина спустилась по трапу маленькой яхты, рассчитанной на двух человек, и челнок тут же взлетел, отправляясь на секретную стоянку.

Старуха медленно осмотрелась, опираясь на посох, презрительно сплюнула в пыль и направилась к хорошо ей известному месту, где уже ожидали ездовые ранкоры со своими наездницами. С каждым шагом ковыляющая походка становилась все легче, спина, слегка сутулая, распрямилась, женщина гордо вскинула голову, расправляя плечи.

Она словно сбрасывала с себя груз прожитых веков, впитывая энергию родины. К стоянке вышла уже не древняя старуха, а женщина без возраста, с длинными седыми волосами, яркими живыми глазами, сильная, энергичная, двигающаяся легко и свободно. Наконец Иллюзия Силы спала окончательно, открывая ее настоящий вид.

Наездницы, встречающие матриарха, дружно поклонились, ранкоры взревели. Гетзерион, древняя Мать Клана ночных сестер, властно кивнула, приветствуя подданных, и легко вскочила на ожидающего ее зверя, приветливо скалящего пасть.

- Вперед!

Ночные сестры пришпорили ранкоров, Сила дрогнула, отвечая на призыв. Где-то вдали прищурил глаза забрак, покрытый татуировками, и прыгнул со скалы, беря след.

***
Джерек довольно усмехнулся, барабаня пальцами по сейберу. Миралука был доволен. Все участники предстоящего спектакля знают свои роли, статисты заняли места, режиссер готов дать отмашку. Все готово. Осталось начать.

Высокий седовласый мужчина погладил бородку, которую как раз подстриг до приемлемой длины, и отвернулся к окну, скрывая презрительную улыбку. Джерек... Как всегда, в своем репертуаре. Исходит завистью и злобой, считая себя сильнее всех. А на самом деле...

Мужчина отлично помнил бывшего падавана Джокасты Ню, он прекрасно знал его еще по Ордену Джедаев, и если честно, ровней себе не считал. Совершенно. Пусть бывший падаван и бывший инквизитор и был умен и силен, но недостаточно, на взгляд того, кто стал рыцарем всего за четыре года, проведенных в учебном центре на Кампарасе.

Чего добился Джерек? Ни силы, ни влияния. Жалкие потуги обреченного смертника, считающего, что он способен одолеть того, кто стал Императором. Мужчина брезгливо дернул губой, покосившись на медитирующего над сейбером миралука, и вспомнил свой опыт сотрудничества с тогда еще сенатором Палпатином. Незаурядный ум, цепкая хватка, прирожденный талант к интригам. Неудивительно, что слабаки, считавшие себя магистрами и мастерами, населявшие храм, погибли!

Впрочем, Джерек еще нужен. Пока что нужен. Но скоро... Скоро он избавится от этого слабака, и тогда!

Тот, кого весь мир считал давно погибшим, довольно усмехнулся, откидывая на плечи густую гриву седых волос, и мечтательно прищурился. Пока что... Он подождет.

***

Карида.

В воздухе витала нервозность. Курсанты Каридской Имперской Академии недоуменно переглядывались, потихоньку начиная судачить о причинах этого явления. Руководство уже неделю дергалось, как припадочное, но причины этого в принципе обыденного явления были широким массам неизвестны.

Курсанты и младший преподавательский состав отметили, что высокие круги дергаются так, словно предстоял визит целого легиона аудиторов или одного Лорда Вейдера. Как минимум. Невзирая на загруженность учебой и практическими занятиями, учащиеся тут же принялись проверять выдвигаемые самыми умными или, как минимум, остроумными, теории, пытаясь отыскать первопричину того, что генералитет трясет, и чем дальше, тем сильнее.

Поднимались связи, курсанты срочно вспоминали о родителях, бабушках-дедушках, кузенах и знакомых, да и вообще о тех, кто мог пролить свет на происходящее.

Вейдер обнаружился на Муунилинсте, трясущим планету, как кустарник хуфф во время сбора урожая, аудиторы все сплошь оказались заняты более интересными делами, а слухи просто вымерли, как вид. Постепенно руководство успокоилось, жизнь Академии вошла в привычное русло, однако развязка наступила неожиданно, впрочем, как и всегда.

- Новость слышали?

Курсанты бодро стучали ложками и вилками, поглощая пищу, заодно обмениваясь ленивыми фразами. Завтрак происходил четко по расписанию, все было привычно и обыденно, поэтому хитрое выражение, появившееся на физиономии Мако Спинса тут же всех заинтересовало.

- Колись давай, - добродушно пробасил Сунтир Фел, поглядывая на нетерпеливо ерзающего на стуле товарища, изнывающего от желания поделиться подробностями. - Давай, давай. Общественность просит, так сказать.

Сидящие за столом, рассчитанным на десятерых, курсанты прыснули. Спинс состроил было невозмутимую физиономию, но не выдержал и наклонился вперед, азартно сверкая глазами.

- Вчера перед отбоем прилетал ИЗР "Месть II".

- И? - недоуменно нахмурился Фел, - это должно нам что-то сказать?

- Вот деревня, - показательно закатил глаза Мако, не обращая внимание на недовольно засопевшего брюнета. - Да еще и необразованная! Да будет тебе известно, мой недалекий друг, командует этим кораблем единственный чисс в Имперском флоте коммандер Траун.

- Ааа... - понимающе кивнул Сунтир, отодвигая тарелку и принимаясь за скромный десерт в виде булочек с фруктовой начинкой. - Наслышан. Говорят, он настоящий гений.

- Слухи не врут, - важно кивнул Спинс, наливая себе травяной отвар и щедро заправляя его подсластителем. - Говорят, его новое звание уже не за горами. Я слышал, что...

- Так, не отвлекайся, - нетерпеливо оборвали его разглагольствования, - ты про новость что-то говорил.

- А! Так вот, - тут же сориентировался первый сплетник на потоке. - Прилетел он, выгрузил каких-то гостей, и улетел. Практически сразу же.

- Кто прилетел? - Хан с интересом прислушивался к разговору, допивая отвар. - Давай, не жмись. Мы знаем, что ты знаешь. А даже если и не знаешь, то точно о чем-то догадываешься.

- Ну, - польщенно улыбнулся Мако, тут же подтаскивая к себе взятку - тарелку с тремя булочками. - Скажем, так. Мне по секрету сказал Эдди, а ему шепнул Барри, а...

- Хватит, у нас головы распухнут, - простонал Фелл. - Можно немного короче?

- Можно, - с сомнением почесал нос Спинс, - но так теряется половина интереса!

- Мы переживем, - хмыкнул Хан. - Давай. Рожай уже наконец!

Спинс показательно вздохнул, бросил взгляд на хронометр, висящий на стене, и заторопился.

- Целая компания. Четыре охранника, два дроида.

- Кого сопровождали? - подался вперед Фелл.

- Три паренька. Совсем мелкие, явно не поступать прилетели. Хотя... Так, как генерал Роуг прыгал перед ними, детишки явно не простые. И их знают. Генерал Кота так точно знает - Эрни говорит, общались они так, словно давно знакомы.

- А Эрни не боится, что ему могут глаз на пятку натянуть? Подглядывающих никто не любит.

- Так он не подглядывал, - воспылал праведным возмущением Спинс. - Он выполнял поручение капитана Волбри, и был в коридоре на совершенно законных основаниях!

- Я так и поверил, - саркастично хмыкнул Соло, вставая, как и остальные курсанты. Пришло время грызть гранит учебы.

Занятия шли одно за другим с перерывами на обед и ужин, однако никаких гостей видно не было. Через пару дней курсанты уже решили, что таинственные посетители испарились так же незаметно, как и появились, но на третий день визитеры все-таки обнаружились.

Аудитория, в которой читал лекции генерал Кота, была большой и заполненной только наполовину. Курсанты прошли внутрь, заняли места и принялись чесать языками в ожидании преподавателя. Генерал вошел в компании трех подростков не старше четырнадцати - слишком молодых для поступления, в Академию принимали после шестнадцати. Одеты они были просто, в полувоенные костюмы черного цвета, туники и сапоги.

Не глядя по сторонам, мальчишки сели за пустой стол в первом ряду, положили датапады и уставились на занявшего свое место генерала. Лекция пролетела в один миг. Кота был не только превосходным рассказчиком, знающим и любящим свой предмет, он был еще и практиком, вдобавок ко всем своим многочисленным достоинствам.

Теория тут же подкреплялась иллюстрациями из жизни, мужчина сыпал примерами операций, в которых сам участвовал, курсанты внимали, боясь пропустить хоть слово. Сигнал, обозначающий перерыв, все встретили с неудовольствием - настолько захватывающей оказалась лекция. Толпа направилась к дверям, новички подошли к генералу, отключающему проекторы.

- Великолепная лекция, генерал Кота, - единственный блондин в компании брюнетов подошел ближе, признательно кивнув. - Когда начнутся факультативные занятия?

- Через неделю. Идти будут пять раз в неделю.

- Прекрасно. С нетерпением жду. Кстати, - блондин лукаво улыбнулся, повернув голову. - Как насчет спарринга?

- Ммм... - Кота задумчиво поскреб подбородок, размышляя. - Положительно.

- По полной программе, - утвердительно произнес подросток, и генерал снова поскреб подбородок.

- Думаю, это будет как минимум интересно. Зал есть. Я там тренируюсь иногда.

- А надо постоянно. Когда вы будете свободны?

- Через... - Рам бросил взгляд на хронометр, - четыре часа. Я зайду за вами.

- Превосходно. Жду.

Таинственные посетители вышли, и Кота скосил глаз, отметив, как от двери отлип Мако Спинс, первый проныра на потоке. Ясно. От этого кадра другого мужчина и не ожидал, теперь посмотрим, что получится. А пока его ждет еще одна лекция, а затем спарринг.

Кота кивнул, отвечая на приветствия следующей группы курсантов, и сосредоточился на лекции.
***
Кота медленно, мягко переступал ногами, перемещаясь по кругу. Люк поворачивался, не отрывая взгляда от перетекающего, словно ртуть, мужчины. Клинки гудели, Сила наполняла зал. Неожиданно генерал бросился, нанося прямой колющий удар, от которого Люк ушел одним плавным движением. Разворот, подросток припал на правую ногу, рукоять сейбера проскользила в руке, едва не коснувшись бока Рама. Скайуокер перекатился вперед, продолжая движение, хватая сейбер обеими руками и подставляя его под упавший сверху голубой клинок, удар которого должен был разрубить его пополам.

Генерал налег, пытаясь задавить противника массой, но Люк резко отступил назад, заставив мужчину провалиться вперед, в следующий миг в висок генерала едва не ударило кольцо, увенчивающее торец сейбера Скайуокера. Противники отскочили в разные стороны, азартно следя за движениями друг друга.

- Неплохо. Очень даже неплохо, - признал Рам, плавно поводя клинком перед собой. Люк признательно склонил голову.

- Благодарю.

- Джем Со. Вас учит отец?

- Не только. У меня несколько учителей. И он в том числе.

- Продолжим?

- Почему бы и нет? - оскалился Люк, с наслаждением проводя атаку. Клинки яростно загудели, сталкиваясь, противники постепенно наращивали скорость. Неожиданно Кота резко обернулся вокруг своей оси, сейбер упал наискось, остановленный фиолетовым лучом, Сила загудела, отбрасывая генерала в сторону. В ответ прилетел Силовой толчок, едва не снеся подростка к стене. Люк тряхнул головой, приходя в себя, голубые глаза на миг вспыхнули чистым золотом, правая рука поднялась плавным изящным движением, вокруг пальцев заизвивались крошечные белоснежные молнии, при виде которых генерал распахнул изумленно глаза, непроизвольно напрягаясь.

Люк моргнул, приходя в себя, сжал кулак и молнии погасли, впитавшись в руку. Быстрое движение, словно стряхивающее брызги с кончиков пальцев - и Рам отлетел в сторону, с трудом удержавшись на ногах.

- Однако, - уважительно протянул мужчина, выпрямляясь. - Молнии?

Люк улыбнулся, промолчав. Наблюдающие за поединком Гален с Корто понимающе переглянулись. Как сказал бы Кенто Марек - дурная наследственность во всей красе. Любимый боевой прием Сидиуса, отточенный им до предела, очень нравился его внуку.

- Думаю, на сегодня все. Что скажете?

- Согласен.

- Как насчет повторить?

- Завтра, в это же время.

Генерал откланялся и ушел к себе, а Люк принялся за анализ поединка. Генерал оказался очень сильным противником. К тому же боевой опыт. Реальный боевой опыт, это вам не учебные поединки. Однако, к своему собственному изумлению подросток понял, что может ему противостоять. Да, в чистой рубке Кота сильнее, плюс он сильнее физически, однако если применить Силу... Это внушало оптимизм.

А еще Люк понял одну вещь, на которую до этого не обращал внимание. Его учили лучшие. Акаади вбил в него основы, буквально. Ведь при его жизни джедаи были другими, да и ситхи тоже. И учились они многому такому, что не дошло до следующих поколений. Вейдер в последние годы тоже немало с ним занимался, оттачивая его навыки. Плюс постоянные занятия с гвардейцами. А еще хоть раз в месяц его проверял Сидиус. Лично. И себя он ограничивал на этих занятиях не слишком.

- Гален, Корто.

Клинки загудели, подростки закружили по залу.

Только сейчас, проведя поединок с посторонним, Люк осознал, насколько же он силен.

***
Мол, презрительно кривя губы, наблюдал за поселением ведьм. На первый взгляд, все было, как всегда. Загон с ранкорами, площадь с позорными столбами, к одному из которых был прикован какой-то несчастный, больше похожий на еле дышащий кусок мяса. Аккуратные домики, с выделяющимся среди них обиталищем Гетзерион. Ведьмы. Рабы. Все, как всегда.

Однако ситх был недоволен наблюдением. Хотя дроиды, выпущенные еще неделю назад, собрали немало информации, что-то немного напрягало. Он проверил поселения, ничего опасного или подозрительного не было, и вот это и было подозрительно. Откуда-то же взялись ведьмы, пытавшиеся атаковать поместье Наберрие! И эти твари были из Ночных сестер. А кто ими руководит? Из-за кого Датомир стал закрытой планетой?

Гетзерион.

Эта тварь, а по-другому назвать ее Дарт Мол не мог, уже несколько веков терроризировала население. Конечно, и остальные обитательницы Датомира были сумасшедшими стервами, но Гетзерион переплюнула их по всем статьям. Что самое паскудное, старуха владела Силой, как джедаи и ситхи. Ей не нужны были ритуалы и песни, она владела телекинезом, ускорением и умела вызывать Шторм Силы усилием воли. И при этом, у нее совершенно не было тормозов, которые имелись даже у самых отмороженных представителей Темной стороны.

В большей степени из-за нее Палпатин блокировал планету, оставив имперский гарнизон следить за тем, чтобы обитательницы не удрали, распространяя заразу по всей галактике. Иногда Мол задавал себе вопрос, почему император просто не отдал приказ об орбитальной бомбардировке, и так и не мог придумать достаточно правдоподобный ответ. Единственное, что приходило в голову - у Сидиуса на Датомир и его обитательниц были какие-то планы, впрочем, теперь эти планы, скорее всего, поменялись.

Простить покушение... Владыка кротостью и всепрощением не отличается. А уж его Наследник тем более. Ситх поерзал в кресле, продолжая поглядывать на экраны, показывающие поселения и его обитателей, вспоминая, как Люк общался с Бобой Феттом после событий на Набу. Парень вел себя крайне вежливо, выразил признательность, после чего выдал мандалорцу награду, - чип с какой-то крайне полезной информацией.

После чего присутствовал на всех допросах оставшихся в живых ведьм, притащенных Молом.

Неожиданно на одном из экранов начались шевеления, и ситх повернул голову, наблюдая за картинкой, передаваемой дроидом. Из дома вышла женщина в вычурных одеждах, седая, но прямая, как палка, с посохом в руке. Гетзерион. К ней прибыли гости. Кто же? Мол подался вперед, картинка увеличилась, ситх скрипнул зубами в приступе бешенства. Мать Талзин.

- Потерпи немного, брат мой, - прошептал мужчина. - Скоро я до нее доберусь.

***
Джорус внимательно смотрел, как отлетает шаттл Джерека. Миралука готовился привести в исполнение вторую фазу плана. Мужчина степенно огладил седую бородку, пренебрежительно фыркнув. Отлично. Теперь можно и своими делами заняться, а заодно проверить кое-какую информацию. Как раз накануне доставила одна из его марионеток.

Информационный камень лег в гнездо, и на экране отразилась синекожая физиономия с багровыми глазами, сопровождаемая стройными столбцами информации. Карие глаза похолодели.

- Скоро мы встретимся... - тихий шепот изморозью покрывал стены.

***
- Ваше Императорское величество, - Исанне Иссард вытянулась, готовясь сделать доклад. Император протянул руку, вставил диск в ридер и надел визоры. Некоторое время мужчина сидел, не шевелясь, просматривая информацию, после чего снял визоры, посмотрев на девушку.

- Это отчет за последние два месяца, Ваше Императорское величество.

- Очень интересно, - Палпатин покосился на диск, обдумывая информацию. - С кем они связывались?

- За последний месяц ни с кем. Однако, Иблис сегодня отослал сообщение госпоже Мон Мотме.

- Она его получила?

- Пока что нет. Курьер прибудет через два дня. Он не хочет рисковать.

- Бейл Органа... - хмыкнул мужчина, усмехнувшись. - Все-таки не утерпел. Замечательно. Подготовьте сводку по Альдераану и королевской семье.

- Да, Ваше Императорское величество, - девушка поклонилась, по-военному щелкнув каблуками, и вышла из кабинета.

- Мон... Что ж. Посмотрим, кому принадлежит ваша лояльность.

****
- Зуб даю, я этого пацана где-то видел.

Спинс сосредоточенно грыз булочку, задумчиво уставившись куда-то в стену. Соло и Фел непроизвольно переглянулись. Уже вторую неделю Мако сходил с ума сам и сводил окружающих. Узнать, кто же к ним прилетел, курсанты так и не смогли, к своему собственному изумлению. Преподаватели молчали, в базе данных, которую очень оперативно взломали, ничего не было, а отослать изображение для опознания так и не смогли: служба безопасности превзошла саму себя в стремлении защитить тайну личности. Оставалось только гадать.

Мако упорно утверждал, что он парня видел. Очень давно, один раз, но запомнил. И теперь мучил память, пытаясь выцарапать похороненные в отвалах крупицы информации, но у него ничего не получалось. Самое смешное, что мальчишки, исправно посещающие лекции генерала, его супруги и еще пары преподавателей, были в курсе. Ничем иным невозможно было объяснить веселье, мелькающее на лицах подростков каждый раз, когда они видели Спинса.

Курсант скрипел зубами, но не сдавался: теперь опознание гостей стало делом принципа.

Сам Люк только веселился, глядя на эти потуги: в отличие от политиков из той, прошлой жизни, Император совершенно не стремился стать звездой экрана. Ситх очень умело использовал все возможности СМИ, но лицом старался не светить. Даже на официальных праздниках журналисты к "телу" не допускались, максимум, что они могли получить - информацию от пресс-службы Палпатина, ни о каких интервью и речи не шло. Люк не знал, в чем именно тут дело: в обеспечении безопасности, в нелюбви к говорильне, заработанной за время, проведенное в Сенате и на канцлерском посту, в традиционном воспитании ситха, требующем таинственности, или вообще в чем-то совершенно другом. Сидиус не пояснял, а Люк не спрашивал.

Но это правило непубличности касалось и его. Только один раз его позволили официально сфотографировать - на приеме, когда Император объявил мальчика Наследником, и все. Двор и так знал его в лицо, многие офицеры - тоже, а остальные... кого волнует их любопытство? Уж точно не Сидиуса.

Отдувался за всех Вейдер. По очень простой причине - доспехи. За маску не заглянешь, а изображения, да и сведения о джедае Энакине Скайуокере были давным-давно подчищены трудами Иссарда и его ведомства. Поэтому потуги Спинса вызывали только улыбку. При этом, Люк не исключал возможности, что его узнают. Мало ли... Чем Сила не шутит. Однако помогать и давать подсказки он не спешил. Так было неинтересно.

- Нет, я все-таки его видел! - Спинс в сердцах треснул ладонью по столу, разбудив успевшего задремать Фела. Коррелианец в долгу не остался, дав парню подзатыльник.

- Да сколько ж можно... - простонал разбуженный, протирая глаза. Последние пять дней их зверски гоняли, готовясь подпустить новичков к истребителям, и курсанты жутко устали. При этом уменьшать количество изучаемых предметов никто не спешил. Соло зевнул и помотал головой. Практических занятий он ждал с нетерпением, как и все остальные. Пересесть с симуляторов на настоящие боевые машины - разве это не мечта?

Соло грезил космосом. Полет, вот что было его страстью. Он мечтал о небе все свое голодное детство и наполненную лишениями юность. Как только появилась возможность - записался в Академию - единственный шанс для него получить нормальное образование. Родня-то не спешит заключать его в любящие объятия. Равно как и все остальные. Надеяться и рассчитывать он может только на себя, а значит... Флот. Идти в Армию - увольте! Маршировать строем - это не для него.

- Я вспомню! - злобно пообещал Мако, скрипнув зубами. - Честное слово, вспомню!

- Ну, удачи тебе, склеротик, - вяло пожелал успеха расслабившийся Хан. - Сообщишь.

- Как только - так сразу, - буркнул парень.

***
Люк открыл глаза, выныривая из сна. Подросток нахмурился, бросая взгляд на хронометр. Пять утра. Сна ни в одном глазу. Он поворочался, еще можно целых полтора часа дрыхнуть, но организм был бодрым и засыпать отказывался напрочь.

Вздохнув, Скайуокер выбрался из кровати и направился в ванную, приводить себя в порядок. Когда он прошел в гостиную, его уже ждал Энсин с кафом и нервно бибикающий астродроид.

- Все в порядке, Арти, - вяло махнул рукой Люк, присаживаясь в кресло. - Просто сон... М-да.

Наслаждаясь первой чашкой ароматного напитка, подросток вспоминал зыбкий сон, пришедший под утро. Некто рослый, в длинном плаще, стоял в темном углу огромного кабинета, держа в руке нечто, похожее на глобус. Люк не видел лица, только общий силуэт, но ясно чувствовал угрозу, источаемую неизвестным.

Больше ничего не было. Только силуэт и чувство отсроченной опасности.

- И кто же ты? - Люк отставил чашку и встал, готовясь начать разминку. Пока что здесь, потом - в зал для тренировок. Потом - занятия. Сегодня должно быть весело - курсанты в первый раз сядут на настоящие истребители. Обязательно надо будет посмотреть на будущих звезд флота.

***
Нервничающие курсанты пожирали глазами стоящие на площадке машины. Истребители манили одним своим видом, заставляя трястись руки и набегать слюну. Соло возбужденно сглотнул, пытаясь хоть как-то унять затапливающий его азарт, рядом восхищенно сопел Фелл, на которого парень не обращал никакого внимания. Что с того, что они оба коррелианцы? Этот фермер ему не ровня, он все-таки Соло, а не абы кто. И пусть здесь это никого не интересует и не волнует, он-то об этом знает!

Стоящие в отдалении Люк с Галеном и Корто переглянулись, давя улыбки. То, что для курсантов было исполнением мечты, для них давно являлось суровой обыденностью. Люка, к примеру, летать учил Вейдер лично. Темный лорд оказался прекрасным учителем, которому достался не менее прекрасный ученик. К полету у Скайуокера-младшего обнаружился настоящий талант, на которое наложилось желание летать. Тот первый полет на истребителе, подарок на День рожденья, произвел на Люка невероятное впечатление, и он пользовался любой возможностью повторить незабываемые ощущения, что Вейдер очень даже одобрял.

Так что учеба шла впрок, и к семи мальчик отлично знал что, где, как и почему в истребителях самой разной конструкции, да и не только в них. Одним из любимых способов развеяться и снять нервное напряжение для Вейдера было полетать или как следует покопаться во внутренностях какой-нибудь машины. Любой, лишь бы интересно было. Люк по мере сил помогал, учась и теории, и практике одновременно. Естественно, починив машину, ее надо было проверить в реальных условиях, и тут Вейдер, добрейшей души ситх, с удовольствием пускал сына "порулить". Сначала - на его руках, позже - просто под присмотром.

Если учесть, что стиль полета сын с удовольствием перенял у отца... Картина вырисовывалась очень своеобразной. Когда об этом узнал Палпатин, император долго смотрел на непонимающего, в чем он провинился, ситха, задумчиво барабаня опутанными крошечными молниями пальцами по подлокотникам своего любимого кресла. Люк, стоящий рядом, также искренне не понимал, в чем, собственно, проблема. Папа - настоящий ас, плюс Сила, что в этом уравнении не так? Тем более, полеты и скорость - это наследственное. От дедушки. Который по молодости тоже в гонках участвовал. Да-да, Люк это точно знал, нашел записи в архивах.

Лица Вейдера и Палпатина в момент обнародования данного исторического факта надо было видеть. Император что-то неопределенно хмыкнул, вспоминая, после чего махнул рукой на одержимых небом потомков. Увы, весь азарт, который когда-то кипел в крови Палпатина, Дарт Плэгас перевел в более приземленные сферы. В политику. Впрочем, об этом император не жалел.

Корто и Галена учили отцы, тоже прекрасные пилоты. Вообще в Ордене имперских рыцарей навыкам выживания уделяли огромное внимание. Все его члены учились управлять всем, что шевелится, а что не шевелится - шевелить и тоже управлять. Рыцарь не должен был зависеть от кого-то или чего-то, что может помешать исполнить долг перед Империей, так что у подростков просто не было выбора "учиться или не учиться" летать. Для них существовало только "надо".

Поэтому на курсантов все трое смотрели с легкой снисходительностью бывалых ветеранов, оценивая потенциал будущих звезд флота. Одной из множества задач, стоящих перед ними, являлся отбор пилотов, а также поиск одаренных. Полеты служили прекрасной лакмусовой бумажкой, выявляющей спящие способности.

Первичный инструктаж и попытки подняться в воздух шли неделю. За это время инструкторы успели сорвать себе глотки, история академии пополнилась самыми различными казусами, а Люк с огромным удивлением обнаружил того, кто стал, как он помнил, легендой вселенной Звездных войн. Хана Соло.

Долговязый парень чуть старше двадцати летал так, словно родился именно для этого. На симуляторах он просто творил чудеса, за его виртуальными полетами и боями можно было наблюдать часами. Конкуренцию будущей звезде на поприще контрабанды составлял еще один коррелианец, Сунтир Фелл. Люк такого не помнил, но это ничего не значило. Его знания были ограниченными, тут ничего не поделаешь, однако и тех крох, что задержались в памяти, хватало.

Позволять Соло делать ноги из флота Скайуокер не собирался. Лишиться такого аса? С удачливостью одаренных? И их же наглостью? Такого не будет. Тем более, что угроза создания Альянса все еще существовала. Арманд, поддерживая прекрасные отношения с Наследником, часто делился с ним различной информацией, так что Люк знал, что Бейл Органа и Гарм Бел Иблис вновь начали активно переписываться и даже встречаться. С учетом ненависти к Империи, питаемой мужчинами, ничем хорошим закончиться это попросту не могло.

Единственное, что радовало в этой ситуации Люка - он смог предотвратить вхождение в этот союз Мон Мотмы. Женщина была слишком умной, слишком амбициозной и слишком азартной. Тогда, шесть лет назад, когда он крайне аккуратно заинтересовал отца личностью автора "Петиции двух тысяч", Люк рассчитывал максимум на то, что Вейдер просто распугает постепенно формирующийся вокруг женщины круг жаждущих изменения государственного строя личностей.

Арманд тогда превзошел самого себя, добывая сведения, и Скайуокеру очень не понравилось известие, что Мотма уже несколько раз летала на Альдераан. До того, как император забрал Лею, и после. Конечно, женщина сделала все очень осторожно, но то, что эти визиты состоялись - факт. Активно заинтересовавшийся неоднократно высказывающей нелицеприятные вещи сенатором Вейдер заставил некоторых из вьющихся вокруг Мон вомп-крыс разбежаться по темным углам, но не всех. Стойкими и упорными занялся Иссард, а вот Мотмой - лично Вейдер. И вот тут ситх отколол такой финт ушами, что Люк с Палпатином даже не знали по первости, как это воспринимать. Он увидел в матером политике женщину.

То ли воспоминания о Падме так аукнулись, то ли Вейдер был любителем сильных личностей, не стесняющихся вертеть окружающими к собственной пользе - непонятно, но в одно не слишком прекрасное утро Люк с изумлением узнал, что общение Дарта Вейдера и сенатора Мон Мотмы вышло на новый уровень. Паранойя билась в истерике. С одной стороны - прекрасная новость. Теперь сенатор под очень плотным присмотром. С другой - она резко стала угрозой, змеей, пригретой на груди.

Однако, как выяснилось, Мотма была действительно умной женщиной. Ей хватило мозгов понять, что теперь вольности резко закончились. Малейший прокол с ее стороны - и в лучшем случае ее просто и незатейливо уберут, организовав очень несчастный случай. Про худший вариант лучше было и вовсе не думать: Палпатин выводы из так трагично закончившегося брака Энакина Скайуокера и Падме Наберрие сделал. И ситх совершенно не собирался допускать повторения истории.

Совершенно неожиданно сенатор получила приглашение на чашечку кафа от императора. После длительной аудиенции - целого часа наедине с Императором и его Наследником, женщина вышла из кабинета трясущейся от осознания перспектив в дальнейшей жизни верной патриоткой Империи. А что еще ей оставалось?

Ничего.

С тех пор все контакты сенатора, её переписка и прочее отслеживалось Армандом с неистощимым усердием, и результат оправдал усилия. Органа и Иблис отправили ей послание, которое внимательнейшим образом изучили в СИБ, и тут же доложили о его содержании Сидиусу. Мотма же сделала выбор, доказавший её лояльность императорской семье.

***
- Он действительно не Одаренный? - Инструктор по полетам, капитан Гастис с болью в глазах следил, как заходит на посадку последняя группа курсантов. Двадцать истребителей пытались построиться двумя звеньями, как положено по инструкции, следуя за лидерами - Ханом Соло и Сунтиром Феллом. Что первый, что второй выполняли все маневры идеально, выгодно отличаясь от большинства.

Строй держал каждый третий, ровно летел каждый пятый, про остальное и говорить не хотелось во избежание перехода на командный матерный. Это было бы смешно, если бы не было так грустно. Почему-то каждый первый курсант считал своим долгом выпендриться, красуясь перед начальством. Каждый год происходило одно и то же: неуправляемая толпа пьяных в дупель бабочек-переростков на реактивной тяге пыталась поразить инструкторов своим талантом.

Лейтенант Гастис служил инструктором в академии уже пятый год и охрип полностью, пытаясь донести до мерзавцев, что инструкции и техника безопасности не просто так придуманы и следовать им надо неукоснительно. Но все было бесполезно. Лихачи продолжали терзать его психику исполняемыми в воздухе кульбитами, выдаваемыми за фигуры высшего пилотажа (и это те, кто впервые сел за штурвал боевого истребителя, оторвавшись от симулятора), а нервы - гонором асов галактического масштаба и самомнением королей в изгнании.

Каждый год. Каждый проклятущий год. В этот раз ситуация была еще хуже - присутствие Наследника сказалось на поведении курсантов не лучшим образом. Самое странное во всей этой ситуации было то, что никто, кроме преподавательского состава, да и то не полностью, не знал имена присутствующих на некоторых занятиях подростков. Невзирая на все ухищрения, эта информация в массы не просочилась, однако, курсанты явно что-то подспудно чувствовали, иначе почему они вели себя, словно на ярмарке вакансий?

Стоило гостям где-то показаться, как начинался цирк. Все учащиеся считали своим долгом продемонстрировать собственную крутизну и блеснуть знаниями. Подростки на это внимания не обращали, что только подстегивало азарт. Самое ужасное началось, когда курсанты приступили к полетам. Практические занятия.

Наследник присутствовал, внимательно наблюдая за происходящим, обсуждая что-то со своими сопровождающими, а также иногда отмечая какие-то моменты в датападе. Гастис только вздыхал. Набравшись храбрости, он как-то поинтересовался у подростка, не хочет ли тот показать класс. От своих друзей, служащих на "Истце", мужчина слышал, что летать мальчика учил лично Дарт Вейдер, а тот считался лучшим пилотом Империи. И поговаривали, что сын отцу практически не уступает, разве что опыта поменьше.

- Возможно, позже, - улыбнулся Скайуокер, - не хочу облегчать жизнь сплетникам, - подросток хихикнул, указав глазами на подслушивающего Мако Спинса, делающего вид, что получает консультацию у стоящего рядом инструктора. Лейтенант тогда оторвался на наглеце, нагрузив заданиями до самого отбоя, после чего пошел и хорошо расслабился в компании своего друга-мозголома, жалуясь на одуревших курсантов. Капитан Ленди его выслушал, а после разъяснил немного проблему. Правда, слегка иносказательно.

- Знаешь, Дорн, - капитан набулькал в стаканы на палец кореллианского виски, - есть одна притча, которая хорошо описывает данную ситуацию. Однажды к одному королю прибыл странствующий священник, и король решил проверить, так ли он проницателен, как говорили. Монарх встал между придворными, а затем священника попросили его опознать. Священник короля никогда не видел, но ткнул пальцем очень уверенно. Когда его попросили пояснить, каким образом он узнал монарха, тот ответил: "Все придворные смотрели на короля. И только король ни на кого не смотрел". Присмотрись внимательнее, и ты поймешь все сам.

Гастис последовал совету, и понял, что до него пытались донести. Подросток просто источал силу, власть и уверенность в том, что эта власть и сила принадлежат ему по праву. Он не маскировался, не пытался вести себя не так, как привык, и лейтенант только подивился тому обстоятельству, что подростка до сих пор не опознали.

- Он действительно не Одаренный? - Гастис повернулся к стоящему рядом Наследнику, наблюдающему за посадкой истребителей. Подросток уверенно качнул головой.

- Нет. Он не владеет Силой. Но в какой-то мере является одаренным. Как и Фелл. Оба просто гении. Такой талант к полетам - это тоже дар.

Истребители приземлялись один за другим, машины тут же забирали техники, все шло штатно, пока не случилось то, что потом лейтенант еще долго вспоминал с благоговейным восторгом. И ужасом.

Совершенно неожиданно неровный строй истребителей сломался окончательно. Идущие последними рванули вперед и врезались в летящих перед ними. Тут же началась цепная реакция: ударенные истребители толкнули запаниковавших и пытающихся разлететься в стороны собратьев, на поле посыпались обломки панелей, а в следующий миг, прорвав эту кучу-малу, прямо на стоящих тесной кучкой людей понеслись машины, с воем набирая скорость.

Люк замер. В кровь хлынул адреналин, зрение стало необычайно резким, все вокруг замедлилось: подскочила скорость восприятия. Сила рванула в стороны, сбивая с ног стоящих рядом, он шагнул вперед, оценивая опасность. Истребители неслись прямо на него, остановить в лоб не получится, неудобно, значит... Руки сделали хватательное движение, машины пролетели над ними, сбив воздушной волной оставшихся и с грохотом приземлились. Полетели куски металла, осколки панелей и ферропластового покрытия, рассчитанного на посадку челноков, управляемых криворукими пилотами, одолеваемыми косоглазием в запущенной стадии.

Свалка в воздухе продолжалась, и Люк, злобно всхрапнув, тут же принялся наводить порядок. Один за другим истребители опускались на поле, подхваченные Силой, от зданий бежали люди и неслись дроиды, Люк чуял ужас окружающих, тех, кто был в курсе его статуса. Подросток огляделся и мысленно поправился. Теперь в курсе все.

Он еще раз обвел броуновское движение подозрительным взглядом, и направился к пытавшимся его протаранить. Скайуокер совершенно не обманывался: истребители летели четко на него, это раз, и от пилотов не воняло на всю вселенную ужасом и паникой, как было бы при несчастном случае. Корто и Гален уже выковыривали из машин пилотов, не стесняясь применять Силу. Марек вырвал трап и теперь недовольно смотрел на тело у своих ног. Вос выругался, положив рядом второй труп.

- Оба мертвы, - нахмурился Гален, сканируя Силой пилота. - Остановка сердца.

- У меня то же самое, - мрачно сверкнул темными глазами Корто, поправляя лезущие в лицо волосы. Люк в который раз подивился, насколько же они похожи на своих отцов. Гален такая же язва, как и Кенто, а Корто терпеть не может собирать свою гриву хотя бы в хвост.

- Капитан...

- Милорд, - Райф, в мундире инструктора полетов, почтительно наклонил голову.

- Что скажете?

- Диверсия. Как минимум. Я видел траектории полетов.

- Я тоже, капитан. Я тоже...

Тени обступили подростка, недружелюбно оглядывая окрестности. Люк вздохнул, поджав губы. Ну вот, его инкогнито померло под звуки фанфар. А ведь так хорошо все начиналось! Правда, теперь капитану и Теням нет нужды скрывать свое присутствие. Хоть поболтать будет с кем. Хоть какое-то утешение.

Мако Спинс потрясенно покачал головой, с почтительного расстояния наблюдая за спокойно отдающим распоряжения подростком, только что остановившим движением руки звено истребителей.

- Наследник... Я ж говорил, что узнаю!

Стоящие рядом Соло и Фел только вздохнули, любуясь суетой и с тоской предвкушая предстоящие разбирательства. Теперь трясти будут всех, без исключения. И кто знает, во что это выльется?

Первое, что сделал Люк, попав наконец в свои апартаменты - вернул на законное место сейбер. Длинный меч носить просто на ремне, подвешенным за кольцо, как обычный, было неудобно, пришлось подумать. Выход нашелся при взгляде на набедренную кобуру. Одно магнитное крепление располагалось на поясе, второе - на ремешке чуть выше колена. Всегда под рукой и не мешает.

Скрываться теперь нужды не было, а без сейбера Люк чувствовал себя голым. Конечно, нож в рукаве никто не отменял, но с мечом было спокойнее. Привычка. Как и у всех форсъюзеров: джедаев и ситхов.

После этого он направился к платформе дальней связи: следовало поговорить с дедом и отцом. Скорее всего, им уже доложили или докладывают в этот момент, недаром по узам донеслись ярость и холодное бешенство.

- Добрый день, Владыка...

***
Джорус в третий раз прокрутил запись, доставленную буквально только что. Незаметный дроид-шпион сумел заснять все произошедшее с удачного ракурса, и теперь мастер одобрительно наблюдал, как стоящий в толпе подросток разбирается с валящейся ему на голову угрозой. Cледовало признать, что действовал малолетний Наследник четко и эффективно. Сразу видно, что гоняли парня хорошо, готовя к самым различным ситуациям.

О потере двух пешек мужчина абсолютно не жалел: зато он смог увидеть реальные возможности мальчишки. Информация - это то, за что можно заплатить любую цену и останешься в выигрыше. А то, что начнут трясти Академию... ерунда. Зацепок у них нет, а новые пешки туда еще не поступили. Да и у трупов не спросишь, с чего это они решили пойти на таран. Да и подумают все равно не на него, а на Джерека.

- Очень неплохо. Ты молодец, малыш. Я это запомню.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
darketo31
сообщение 12 Июнь 2016, 20:31
Сообщение #96



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 101
Регистрация: 2 Декабрь 2014
Из: Одесса
Пользователь №: 9519
Раса: человек



Глава 40. Не все то золото...


- Добрый день, Владыка, - Люк стоял на платформе дальней связи, отчитываясь перед внимательно слушающим императором. - Итак, обнаружено следующее...

Квинлан Вос очень хорошо учил своего сына. Корто унаследовал от отца дар психометрии, и киффарец со всем тщанием помогал его развивать, избегая ошибок, которые когда-то допустили при его собственном обучении.

Сразу же, как тела пилотов извлекли из истребителей, подросток попробовал разузнать хоть что-то с помощью своего дара. Все-таки, одновременная остановка сердца сразу у двух молодых парней выглядит очень подозрительно. У него получилось. Может не так хорошо, как получилось бы у более опытного Квинлана, но и это была существенная помощь.

- Вначале я решил, что это диверсия, но теперь склоняюсь к тому, что это больше похоже на стечение обстоятельств.

- Подробнее, - Палпатин выглядел спокойным, но Люк прекрасно чуял через Силу, что внутри император полон холодного бешенства.

- Корто с помощью психометрии смог считать последние два дня. Оказалось, что два этих героя сильно нервничали перед началом практических занятий. Оба боялись, что будут недостаточно круты в глазах инструкторов, поэтому, они достали заначку, которая была у одного из них, и хорошо приняли на грудь, снимая стресс. Расслаблялись практически всю ночь, не спали, только замаскировали перегар. И когда полезли в истребители... - подросток брезгливо передернул плечами, - стресс снова навалился со страшной силой, бормотуха, которую они выжрали в два рыла, впрок не пошла, от перегрузок им стало плохо... Один зацепил второго, испуг - и у первого остановилось сердце, он умер еще во время полета, второй ударился грудью, потом головой - ремни закрепил плохо, и потерял сознание. Поэтому я не почувствовал ничего, когда машины ушли в свободный полет. Второй пилот умер при посадке, но реанимировать было некого - кровоизлияние в мозг. Сейчас шерстят их комнаты, анализируют остатки заначки, что ж там за дрянь такая, и трясут комендантов насчет проноса алкоголя.

- Вывод? - лаконично осведомился Палпатин, потирая подбородок. Люк неопределенно скривился.

- С одной стороны - чистая случайность. А с другой... я все же предпочту перестраховаться.

Сидиус одобрительно прикрыл глаза. Бешенство медленно утихало, но не до конца. Кто-то поплатится.

- Ты останешься?

- Конечно. Так будет еще интереснее, - оскалился подросток, и император кивнул.

- Хорошо. Передай Корто, что им я доволен.

- Конечно, Владыка.

- И... - голубые глаза блеснули в тени капюшона, - будь внимательным, внук.

- Конечно, дедушка, - поклонился Люк.

- А пока, позови генерала Роуга. Нам нужно побеседовать... - на лице мужчины появилась ледяная усмешка, не сулящая главе Академии ничего хорошего. Люк кивнул, и слегка повернув голову, расплылся в нежной улыбке, от которой стоящую неподалеку группу офицеров передернуло.

- Генерал Роуг. Прошу... Его Императорское величество желает с вами... побеседовать.

Бледный, как смерть, пожилой мужчина в генеральском мундире сглотнул, и на трясущихся ногах поднялся на платформу, застыв под ледяным взглядом императора.

Люк, не обращая внимания на людей, вышел из зала связи. Судьба этих трупов была ему безразлична. Рядом тут же пристроились Гален с Корто и Тени.

- Челнок готов?

- Да, милорд.

- Отлично.

Вся группа прошагала к шаттлу, погрузилась, и уже через десять минут Люк стремительно шел по коридорам висящего на орбите ИЗРа "Победоносного", где его уже ждали. Связь установили заранее, как только Скайуокер встал на платформу, появилась голограмма.

- Сын.

- Отец.

Два потока Силы схлестнулись, смешиваясь в один. Кипящая лава бешенства, и жар затаившегося под пеплом огня, готового вспыхнуть в любой момент.

- Что произошло?

- Очередное покушение, - мрачно зыркнул подросток. - Но какое-то странное.

- Чем именно? - пророкотал Вейдер, складывая руки на бронированной груди. Люк нервно дернул плечами, и неопределенно пошевелил пальцами правой руки.

- Оно... мммм... - он попытался облечь в слова смутные ощущения от всей этой ситуации, - оно... Это не покушение.

- А что? - нахмурился Вейдер. Люк рубанул рукой воздух.

- Кто-то... на меня... смотрел.

- Даже так, - тяжело уронил ситх. Люк кивнул и, потерев ладонями лицо, напряженно уставился на отца.

- Я не могу понять, кто это.

- Джерек?

- Возможно. Но я не уверен. Вероятно, он с кем-то. Может, кто-то другой. И Сила предупреждает об отсроченной угрозе. Весьма смутно, словно до этого далеко или этот неизвестный только начинает думать... нехорошо.

- Императору сообщил?

- Опосредованно. Часть так, часть через Силу. Дед понял, что я хотел сказать.

- Почему не прямо? - напрягся Вейдер. Люк оскалился.

- Слишком много свидетелей... И так пришлось раскрыть таланты Корто. Если б я этого не сделал, моим словам не было бы доверия. Ты же знаешь, отец, иногда лучше пожертвовать чем-то на виду...

- Значит, ты почуял слежку, - уточнил ситх, и Люк кивнул.

- Да. Нет уверенности в тех стенах... Здесь - чисто. Пусть думают, что я силен и... самодоволен.

- Мне прилететь? - в голосе Вейдера кипела лава и горел воздух. От Люка плеснуло жаждой насилия.

- Пока что... нет, отец. Такого бардака я не ожидал, - признал подросток. - Прямо ностальгия... - он хихикнул, неопределенно усмехнувшись. - Неважно. Но если что, я дам знать. Список кандидатов на казнь растет... А я уже целую вечность никого не убивал... - тоскливо вздохнув, Люк прикрыл глаза, наклонив голову к плечу. Вейдер молча смотрел на сына. - Скоро что-то будет. Джерек опасен, но есть еще кто-то. Затаился, как крайт-дракон под песком. Я их выслежу...

Подросток замолчал, глядя куда-то в сторону невидящим взглядом. Вейдер терпеливо ждал, не прерывая легкий транс, в котором сейчас, как он знал по опыту, находился его сын. Неожиданно Люк злобно оскалился, и моргнул.

- Как там банкиры поживают?

- Больно, плохо и недолго, - ухмыльнулся ситх, с хрустом сжимая кулак. - Топят друг друга, недавно ко мне пришли некто Хелт и Варин. Принесли крайне интересные сведения.

- Что ты с ними сделал? - полюбопытствовал Люк. Ситх хихикнул.

- Назначил главами Правления. Обоих. Это надо было видеть.

- Оно того стоило?

- Да. Скоро эта проблема будет решена.

- Куда потом?

- На Фоллин. Надо проинспектировать работы ученых. Какое-то биологическое оружие.

- Хм... Думаю, поездка будет удачной.

- Посмотрим, - пожал плечами Вейдер. - А пока... поговори еще раз с дедом.

- Я и собирался. Думаю, уже можно: всех, кого надо, он до инфаркта довел, остальных придушил. Пока, отец.

Ситх кивнул, и голограмма погасла. Люк постоял, ожидая установления связи, и как только появилось изображение, коротко кивнул.

- Дедушка...

- Внук, - благожелательно кивнул Палпатин, выглядящий расслабленным и довольным - судя по всему, от стресса он успешно избавился. - Рассказывай.

***
- Мне все это надоело! - молодой парень не старше двадцати швырнул в сторону камень, который до этого крутился в воздухе, описывая круги. Импровизированный снаряд со свистом унесся в сторону, в конце концов врезавшись в скалу, и разлетелся на куски.

- Надоело! Надоело! - процедил он с ненавистью, уставясь в небо. - Просто... надоело.

- Брис... - стоящая рядом блондинка примерно такого же возраста укоризненно посмотрела на уставившегося вверх парня. - Успокойся. Ты злишься, а это...

- Знаю, знаю, - огрызнулся парень, выдергивая рукав из цепких пальцев девушки. - Гнев, страх, бла бла бла... ведет к Темной стороне... мне уже страшно, я уже трясусь.

- Брис!

- Что, Салдит? - недовольно скосил глаз парень. - Что? Ну что? Что? ЧТО?!

- Успокойся! - девушка раздраженно дернула рукой и прикрыла глаза, успокаиваясь. - Успокойся, Брис. Ты же знаешь, мы вынуждены прятаться здесь...

- О, да, - саркастично отозвался парень, все так же продолжая пялиться в небо, - прятаться. Всю жизнь прятаться. Ты этого хочешь? Сидеть по норам, как грызуны, дрожать при малейшем намеке на опасность... Если мы так хотели прятаться, то почему не улетели в Неизведанные регионы? Или вообще в дикий космос? Вот там нас бы точно никто не искал. Слишком далеко, слишком накладно. Мне это надоело, Салдит. Я жить хочу, а не существовать.

- Ситхи...

- Что - ситхи?! - снова взорвался вроде бы успокоившийся парень. - Что? У них своих проблем хватает, кроме как нас искать. Кому мы нужны? Инквизиторам? Так туда отбор, знаешь, какой? Просто шушеру с улицы не берут. А еще есть Имперские рыцари. Слышала о таких? Я вот слышал. И они совсем даже не ситхи. По крайней мере Квинлан Вос и Кенто Марек - так точно! Я узнавал...

- Что? - потрясенно посмотрела на него девушка. - Но... Ты ездил в город?

- Да, милая Салдит, - повернулся к ней Брис. - Ездил. И даже интересовался новостями. Пусть эта планета и дыра-дырой, но голонет есть и здесь. Пусть и очень даже не везде. Я интересовался тем, что же происходит в цивилизованных местах. И ты знаешь? Ничего особо ужасного не обнаружил! Правда, розыскные листы все еще есть. И наш мастер там присутствует. Вот так вот... А вот меня там нет. И тебя тоже.

- На что ты намекаешь, Брис? - прищурилась блондинка, внезапно занервничав. Пусть внешне это и не проявилось, но Сила исправно доносила эхо ее эмоций: неуверенность и смятение. Парень устало посмотрел на подругу.

- Я не намекаю, Салдит. Совсем даже не намекаю. Я прямо говорю. Мне - надоело. Надоело трястись, применяя Силу - а вдруг где-то рядом Инквизитор? Вдруг почует? Надоело оглядываться по сторонам - вдруг кто-то увидит, как я применяю свои умения? И донесет? Или просто в разговоре ляпнет, и слухи дойдут, куда не надо? Надоело сдерживаться, жить даже не в полсилы. Это не жизнь, Салдит, это... существование. Просто... прозябание. Я хочу жить полноценной жизнью. Хочу расти в своих умениях, хочу быть сильным и не бояться. Понимаешь, Салдит? Я устал бояться. Просто устал.

- Ты... - девушка нервно переступила ногами, - ты... хочешь уйти?

- Да. - Слово упало камнем в пруд, вызвав легкую рябь в Силе. Окончательное решение. Он не передумает.

- Но... - девушка беспомощно моргнула голубыми глазами. - Ты... А как же мы?

Парень равнодушно пожал плечами.

- А что - мы? Каждый сам решает, что ему делать. Я выбрал. И менять свое решение не собираюсь. Хватит. Просто... хватит.

Брис на минуту прижал застывшую девушку к себе, молча, ничего не говоря, потом объятия разжались, и парень спокойно отправился собирать скудные пожитки. В маленьком поселении царила тишина: все немногочисленные обитатели разбрелись кто куда, тренируясь, Оби-Ван отсутствовал, снова уйдя куда-то в горы на медитацию. Его никто не побеспокоит, не станет ныть, уговаривая остаться, не будет давить на его сознательность джедая... Парень фыркнул. Джедай, как же! Хранитель мира, защитник справедливости! Если они все из себя такие хорошие, что ж сидят в этой дыре? Не работают на благо государства?

Только сидят, неизвестно что высиживают. А ему хочется действий... Вот только не таких, какими промышляют некоторые знакомые Кеноби. Видел он одного как-то, плеваться хочется. Мужик явно сумасшедший, да еще и садист, непонятно зачем вообще магистр с ним связался. Такой использует в своих целях и подставит, или в могилу загонит, что вернее, а его такой вариант не устраивает. Влезть в криминал - потом не отмоешься. В госструктуры не возьмут, или возьмут, но потом всю жизнь доказывай, что ты не такой... Нет уж. Сам Брис пока что чист и не замечен, и это его полностью устраивает. Он сможет поступить в Орден имперских рыцарей, пройти обучение... В Инквизиторий идти страшно. А вот Орден - самое оно.

Салдит потерянно смотрела, как удаляется ее друг, почти брат. Брис ушел пешком, хотя расстояние до ближайшего поселения, даже не до города, было приличным. С каждым пройденным метром он все сильнее ощущал, как ему легчает. Шесть лет пряток оставались там, за его спиной, а впереди его ждала свобода. Конечно, нельзя сказать, что его жизнь будет легкой, но по крайней мере, он попытается.

***
Академию уже даже не трясло. Точнее всего состояние учебного заведения можно было описать следующими словами: "трупное окоченение после долгой и продолжительной агонии". Трибуналы и казни прошли плотной чередой, головы летели как буквально, так и фигурально.

Пилоты-алкоголики отличились не только в трудном деле контрабанды спиртного, за которую казнили девять сотрудников, начиная со штатного врача и заканчивая особистом, они умудрились еще и неплохо поковыряться в своих летных комбезах, подделав телеметрию. Следователям, свалившимся на головы проверяемых как кара божия, это показалось подозрительным. Они не только проверили все комбинезоны, но и разобрали учебные истребители, а затем перешли к симуляторам.

Там тоже обнаружилось несколько интересных моментов, специалисты вернули старые настройки, насмерть заблокировав все возможные лазейки для слишком хитрозадых курсантов, желающих пощекотать нервы и проверить свою крутость в нетипичных условиях. СИБовцы только диву давались тому, на что способна голь, когда ее прижмет как следует, некоторые моменты даже взяли на вооружение.

Генерал Роуг до разбирательства не дожил. Бедняга стойко выдержал десять минут разноса от императора, отдал честь... и умер от обширного инфаркта, отойдя от платформы связи на два с половиной шага, на что Сидиус только буркнул: "Повезло". Остальным повезло меньше, Палпатин не стеснялся давить вызвавших его неудовольствие, нервные срывы были обеспечены всем, и правым, и виноватым.

Люк в данный процесс не вмешивался, наблюдая со стороны: всегда приятно посмотреть на работу профессионала высокого класса. Отхлестав всех кнутом и выдав парочку мелких засохших пряников, ситх немного успокоился и передал судьбы обитателей Академии в цепкие ручки Исанне Иссард. Девушка из кожи вон лезла, днюя и ночуя на работе, тот еще трудоголик, вся в своего отца, который тем временем изображал из себя обиженного и обделенного, впрочем, в этом ему не слишком-то и напрягаться пришлось.

Как-то вдруг все во дворце узнали, что Глава СИБ в опале. Происшествие на Кариде только добавило мрачных красок в портрет неудачника: из кабинета императора Арманд вышел с таким каменным выражением лица, что всем сразу же стало всё совершенно ясно. Разведчик только и успевал фиксировать в памяти фамилии тех, кто при встрече поклонился не так низко, как накануне, позволил себе пренебрежительный взгляд или отвернулся, проходя мимо. Отдельный список составляли те, кто начал распускать слухи и шепотки, и уж совсем отдельно отмечались начавшие присматриваться к изможденному неудовольствием императора СИБовцу с повышенным интересом, а таких набралось целых пять штук, и Иссард был уверен, что это не предел.

У Люка создалось впечатление, что странное недопокушение послужило толчком к целой цепи событий, потянувших друг друга непонятно куда. Закончивший приводить муунов к покорности Вейдер направился на Фоллин, где в очередной раз оправдал свою мрачную славу, отдав приказ бомбить планету, на которой с чудовищной быстротой распространялась какая-то вышедшая из под контроля разработчиков зараза. Бомбардировка унесла жизни более двухсот тысяч обитателей, Вейдер установил карантин, оставаясь с эскадрой на орбите, пока устраняли последствия его решения и наводили порядок, а на Кариде люди смотрели на Люка, как кролики на удава, пребывая в перманентном стрессе.

Подростку было фиолетово. У него и без того дел было невпроворот. Лекции генерала, лекции его злоязыкой супруги, а также длительные беседы с ними же, тренировки под присмотром Акаади, муштрующим подростков, уроки опять-таки под бдительным оком призрака, а также полеты.

Администрацию едва не хватил коллективный инфаркт, когда Наследник изволил выразить желание полетать на одном из учебных истребителей. Свеженазначенный глава Академии генерал Домар смотрел на Люка со слезами на глазах, все время порываясь встать на колени, так мужчине не хотелось повторить судьбу предшественника. Он практически умолял подростка не покидать безопасную землю, изобретая всевозможные причины в желании воспрепятствовать, пока у Люка не лопнуло терпение и он не прекратил эти жалобные завывания.

Летать он будет, и точка. Так же, как и Гален с Корто. И все остальные курсанты из той злополучной группы, за которыми смотрели во все глаза. Беднягам приходилось туго. Мало того, что их трясли больше всех, так и сейчас держали под наблюдением. Курсанты не роптали, но вид они все имели не слишком довольный, кроме одного. Мако Спирс был везде. Он лез в каждую щель, просачиваясь словно сверхтекучая жидкость. От него невозможно было что-то скрыть, он слышал и видел все или почти все, на основании скудных фактов выстраивал стройные теории и развлекал ими своих товарищей, периодически впадающих в уныние.

Люку этот проныра нравился. Скайуокер уже определил, в каком качестве примет этого самородка под свое крыло и теперь ждал только удобного момента, хотелось сделать все красиво. Подросток отлично понимал, что пилот из Мако выйдет средней паршивости, а вот как разведчик он просто гениален.

****
Стоящий у окна мужчина в плаще поправил капюшон, надвинув его на лицо так, что видимой осталась только нижняя часть. Тонкие губы кривились в неприятной ухмылке, мужчина то и дело барабанил пальцами по эфесу вибромеча и изредка делал несколько шагов, но потом успокаивался и вновь замирал на месте.

Дверь открылась, внутрь заглянул здоровенный фоллинец в броне, осмотрелся, кивнул и подал знак. Вслед за телохранителем в помещение вошел еще один фоллинец, одетый в роскошные одежды аристократа. Яркие голубые глаза рептилоида требовательно уставились в спину так и не обернувшегося к гостям мужчины.

- Кто вы?

- Это не имеет значения, - равнодушный голос наполнил помещение. Мужчина повернулся, плащ слегка качнулся вслед его движению.

- Я вас знаю? - Ксизор сузил глаза, разглядывая подбородок незнакомца. Что-то не давало фоллинцу наглеть и хаметь, как бы ему этого не хотелось.

- Все может быть, - пожал широкими плечами человек. - Все может быть. Однако, перейдем к делу. Вы хотите отомстить?

На секунду принц не сумел удержать лицо, губы дернулись. Из-под капюшона донесся понимающий смешок.

- Хотите, - утвердительно качнул головой неизвестный. - Очень хотите. И, знаете, принц, у меня для вас хорошая новость. Я могу вам помочь нанести удар. Один, но ведь вам этого будет достаточно?

Фоллинец вскинулся, оскалив на мгновение зубы. Глаза полыхнули дикой ненавистью, он втянул воздух побелевшими от напряжения ноздрями... Мужчина рассмеялся.

- Какие эмоции! Сразу все становится ясно. О! Не надо... - незнакомец вытянул руку, укоризненно покачав пальцем. - Не надо, принц... Все равно на меня не действует. И я предупреждаю только один раз... - в голосе неизвестного звенела нешуточная угроза, от которой телохранитель поудобнее перехватил винтовку, а принц застыл, ворочая желваками на скулах. - В следующий раз, когда вам в голову придет дурная мысль попытаться на меня повлиять - вам будет очень больно. Это я вам гарантирую. Поэтому, возьмите себя и свою физиологию под контроль во избежание эксцессов. Мне не хочется портить так хорошо завязавшееся знакомство, которое, как я надеюсь, перерастет в долгое и плодотворное сотрудничество. В конце концов, наши цели совпадают.

- Кто вы? - прищурился фоллинец. Мужчина откинул капюшон, выставляя на обозрение скуластое лицо с закрытыми повязкой глазами.

- Меня зовут Джерек. Ооо... Я вижу, вы обо мне слышали... - вкрадчиво произнес миралука. Ксизор кивнул. Для главы "Черного солнца" раздобыть секретную информацию было достаточно легко, учитывая его связи и влияние.

- Это просто замечательно. Итак, к делу, - голос Джерека стал сухим и резким. - Мы хотим отомстить. Я знаю как это сделать, вы сможете воплотить мною задуманное. Сотрудничаем?

- Да.

Временные союзники улыбнулись друг другу и присели за стол. Телохранитель отошел к стене, готовясь к долгому ожиданию.

- Итак. У нашего общего врага есть слабое место. И мы нанесем удар именно по нему.

***
Сидящий в темном кабинете высокий мужчина задумчиво коснулся стоящей на столе голограммы, изображающей Корускант. Под легкими прикосновениями планета вращалась, заставляя человека размышлять о том, что пусть его власть велика, но Корускант принадлежит другому. А кому принадлежит столица...

Мужчина развалился в кресле, наблюдая, как шевелятся по углам тени, как вращается голограмма, наслаждаясь тишиной. Такой краткой. Скоро опять все по новой. Снова работа, снова лизоблюды и подхалимы всех мастей, снова бремя власти на его плечах. Приятное бремя, ничего нельзя сказать. И вообще ему грех жаловаться: он на вершине этой пищевой цепи, он в фаворе у императора, ему благоволит Вейдер... Еще бы с Наследником завязать хорошие отношения взамен чисто официальных - и все вообще станет просто прекрасно.

Но над этим надо поработать. Как только мальчик вернется из Академии, надо будет приложить все усилия, чтобы произвести на него нужное впечатление. И в этом ему поможет Вейдер. Темный Лорд обязательно нанесет визит, а значит, этим можно будет воспользоваться к своей личной пользе. Такие знакомства никогда не помешают. Это сейчас мальчишка только Наследник. Рано или поздно он станет Императором...

На лице мужчины промелькнула довольная усмешка, повинуясь движению пальцев, погасла голограмма... Он встал и вышел из кабинета, шелестя длинным плащом.

***
Лея сосредоточенно вчитывалась в документы, разъясняющие, какими именно правами и обязанностями обладают те, кто получает титул принца или принцессы Тида. Когда-то ее мать прошла все ступени этой лестницы, получив сначала дворцовый титул, затем став королевой. Девочка восхищенно вздохнула: Падме Амидалу избирали два срока подряд! И выбрали бы и в третий, но она отказалась, став сенатором от сектора Чоммель, приняв пост, который перед этим занимал Шив Палпатин, ставший затем Канцлером, а впоследствии Императором.

Лея задумчиво почесала нос, обдумывая прочитанное. Поразмышлять было над чем. С одной стороны - она и так принцесса, но не Тида, а вовсе даже Империи. С другой - это хорошая проверка ее навыков и карьерный рост. Сейчас она - Законодатель, очень успешный. Но это лишь первый шаг на ее пути дипломата. Ей необходимо расти в своих знаниях и умениях, она - лицо Империи, и когда-нибудь будет представлять ее, а значит...

Принцесса вздохнула и, отложив датапад, направилась в сад. Щебетали птицы, перепрыгивая с ветки на ветку, благоухали цветы, усыпающие деревья и кустарники, тихо журчал ручеек. Девочка неторопливо зашагала по дорожке, обмахиваясь веером. В голове крутились мысли. Лея знала с детства, что ее жизнь тесно связана с властью во всех ее проявлениях. Знала и не имела ничего против.

Она вгрызалась в науки, изучала языки, законы и этикет, принятый при дворе Императора и на Набу, она обучалась психологии, социологии и риторике, ее муштровали так, как мало кого, и она не роптала. Ее день был расписан по минутам, в плотном графике находилось время и для искусств, вроде пения и рисования, но и для танцев, стрельбы, а также занятий под руководством мастера Джинна. Пусть она не так сильна, как ее брат, но тоже что-то может, беззащитной никогда не останется.

Лея самодовольно улыбнулась, слегка касаясь пышной юбки, где в складках прятался сделанный под руководством брата шото. Это не дело для принцессы, сейбером махать, однако и оставаться безоружной тоже нельзя. И пусть в поясе прячется нож, но и световой кинжал лишним не будет. Тем более, с найденным ею лично камнем.

Мерзлый кристалл, дающий лезвие прозрачно-голубого цвета, напоминающего лед, залегающий на глубине озер. Он помогал успокоиться, взять чувства и эмоции под контроль, самое оно для дипломата, по мнению девочки и ее наставников. И кто мог подумать, что это сокровище попадет в ее руки совершенно случайно, во время походов по магазинам? Продавца за прилавком при виде ее брата чуть инфаркт не хватил, бедняга просто позеленел. На тихий вопрос Леи, поинтересовавшейся причиной такой реакции, Люк ухмыльнулся и сказал, что как-то делал в этом магазине покупки, вернее, пытался. Несколько лет назад. Видно, его запомнили. Как очень хорошего клиента.

На взгляд принцессы, на хорошего клиента так не реагируют, но она промолчала, перебирая украшения, а потом и камни, когда пальцы сами вцепились в небольшой камушек, прозрачно-голубой, затесавшийся в партии топазов. Люк оценил хватку сестры и молча достал карту с кредитами, попросив упаковать кристалл, и не только его, после чего пообещал зайти еще раз, с Дартом Молом. Ему тоже нужен камень силы, и не один, а в этом магазине они частенько попадаются... Продавец упал в обморок, видимо от счастья, а рассмеявшийся Люк потащил Лею дальше. Они в тот день славно погуляли...

Принцесса отвлеклась от приятных воспоминаний и направилась к дому. Надо посоветоваться с бабушкой Винамой.

***
Брис, тяжело дыша, вытер рукавом пот со лба, кляня свой идиотизм и полное неумение шевелить серым веществом в черепной коробке. Отдельной статьей стояла наивность. Точнее Наивность. С большой буквы. О чем он вообще думал, когда, гордо выпрямив спину, пафосно уходил в закат? И неважно, что было утро, сути дела это не меняет.

Это не он ушел. Это его отпустили.

Не имеет значения, одобрил это магистр Кеноби или нет, главная проблема состояла в его друзьях, или кем они там являлись. Брис сам не понял, почему ушел из поселения пешком, а ведь мог бы запросто забрать спидер. Его гнало вперед, причем не в тот поселок, что был самым ближним, а в дальний, до которого надо было идти зигзагами. Он и пошел, а потом побежал. Несся, напрягаясь так, словно это был вопрос жизни и смерти, а потом оказалось, что это так и есть.

Ему понадобилось четыре часа, чтобы примчаться к своей цели, нанять спидер с водителем и закупиться нехитрым провиантом. Он почти успел... Когда машина рванула с места, спину обожгло злобным взглядом, Брис обернулся и успел увидеть стремительно приближающуюся к поселку точку. Сразу стало ясно - это за ним. Водитель гнал, как сумасшедший, несчастному падавану, подпрыгивающему на кочках и зеленому от виражей, достался настоящий фанат скорости. Они прибыли в космопорт за рекордные сорок пять минут, вывалившийся из спидера Брис первым делом основательно вывернул желудок, кляня себя на чем свет стоит, что поел перед поездкой, кое-как оклемался, приведя организм в порядок Силой и, пошатываясь, направился искать того, кто поможет ему убраться с этой гостеприимной планеты.

Сила вела его за руку, не иначе. Он выбрал самого зачуханного капитана, отравляющего своим перегаром все живое в радиусе пяти метров, но заросший мужик был кореллианцем, и это внушало надежду. Старая развалюха лихо поднялась в воздух, заложила вираж и унесла Бриса в космос, но падаван, почти ставший рыцарем, не расслаблялся. Мало удрать и улететь, теперь надо спокойно приземлиться.

Эноат остался там, позади, а парня колотило еще несколько часов, пока кораблик с пафосным названием "Превозмогающий" выходил на Кореллианский торговый путь. Следующие четыре с половиной дня Брис отсыпался, отъедался и успокаивал нервы. Капитан и его помощник в душу не лезли, занимаясь своими делами, и единственное, что беспокоило - не врежутся ли они куда-нибудь при выходе из гипера и не воткнутся ли в землю при посадке: команда постоянно квасила, как не в себя.

Проблемы начались на Кореллии, на которую "Превозмогающий" брякнулся затемно. Брис вывалился из шатла, зажимая рот, отдышался, покосился еще раз на утлую посудину, которая не развалилась лишь милостью Силы, не иначе, и направил свои стопы в кантину. Вусмерть упившемуся капитану требовалось время "на протрезветь", а Брис не хотел задерживаться здесь. Насколько он знал из тех скудных сведений, что предоставлял Кеноби о других одаренных, здесь когда-то была община кореллианских джедаев, так называемых "зеленых". Магистр при их упоминании хмурился и каменел лицом, шипя что-то нелицеприятное, и парню просто банально не хотелось вляпаться во что-то по незнанию.

Он и так бросился в неизвестность, поддавшись порыву, что в принципе для одаренных было привычным явлением, но усугублять свое незавидное положение... Нет.

Ему снова повезло. Нашелся капитан, согласившийся подбросить нищего парня в обмен на помощь в уборке корабля. Осмотрев летающую помойку, Брис уж было решил, что это того не стоит и его руки, ноги и спина не казенные и пригодятся ему самому, но потом решил подавить приступ чистоплюйства и лопать, что дают. Через два дня каторжной работы он с трудом загрузился в каюту, и сверкающее внутри летающее корыто унесло его навстречу судьбе. Судьба почему-то направила их к Ондерону, но падаван уже ничему не удивлялся. Ондерон так Ондерон. Наведя справки, Брис выяснил, где располагался ближайший вербовочный пункт, и потащился по улице, еле волоча ноги.

Хотелось есть и пить, а потом еще и спать, но Сила решила, что это для него пока недоступные радости жизни, и нанесла коварный удар.

Нервы обожгло предчувствием опасности, Брис еле успел активировать сейбер и отбить выстрел, запоздало сообразив, что только что сам влез в неприятности, но все его сомнения о правильности данного поступка длились не больше секунды: обстрел стал массированным, и на улице началась паника. Прохожие с криками разбегались, вот задымился подбитый дроид, парень плюнул на все и рванул вперед. До вербовочного пункта надо было еще добежать, и по возможности целым.

***
Вербовочный пункт. Место, куда разумные приходят, чтобы записать себя в тесные ряды Имперского флота и армии. Большое, отдельно стоящее здание, окруженное символическим заборчиком по пояс человеку, украшенное флагами, гербом Империи и чахлым цветочком в горшке, долженствующим изображать клумбу.

В данном пункте царила тишина. Жители Ондерона не спешили начать военную карьеру, обед наступил четко по расписанию, и капитан Олди, пожилой мужчина, помнивший еще Войну Старка, неторопливо цедил травяной чай, с ясно различимой тоской во взгляде косясь на своих помощников, наслаждающихся кафом, запретным для него по медицинским показаниям напитком. Скучающие люди готовились бесцельно убить еще четыре часа, когда все их планы пошли кувырком.

Резко отворилась дверь, по коридору прошагал тот, от кого всех служащих нервно передергивало. Инквизитор. Высокий, одетый в черное мужчина, которого непонятно по какой надобности занесло на планету, остановился в дверях, напряженно всматриваясь вдаль. Некоторое время он хмурился, после чего повернулся к заинтересовавшимся военным.

- Капитан. Готовьтесь отразить нападение.

Олди с трудом удержал отваливающуюся от изумления челюсть и принялся отдавать приказы.

***
- Эх, тишина какая... - Марис вздохнула, косясь на витрину лавки, в которой была выставлена поеденная молью одежда. По крайней мере, выглядело это именно так. Идущая рядом Шаак Ти равнодушно пожала плечами. Ее потуги местных модельеров оставили равнодушной. Женщины шли неторопливым прогулочным шагом, поглядывая по сторонам. Встреча со знакомым тогруты прошла успешно, они получили много информации, в которой нуждались, заказали некоторые товары, которые на Сесевфи были дефицитом, и теперь убивали время, благо погода была приятной. Обнаружения они не боялись: Сокрытие в Силе знали и практиковали все члены Ордена Джен`саарай, сейберы прятались в одежде, сами женщины выглядели обеспеченными и уверенными в себе.

Неожиданно раздались крики и звуки выстрелов, женщины завертели головами... Прямо на них, вывернув из-за угла, несся молодой парень в обтрепанной одежде, размахивая сейбером нежно-зеленого цвета. Шаак и Марис изумленно пялились на это невозможное зрелище целую секунду, но потом рефлексы взяли верх: сразу же, как только в парня кто-то выстрелил. А затем единичный выстрел превратился в массированную атаку.

Парень, от которого перло отчаянием, отбивался - опытный взгляд Шаак сразу отметил стиль Соресу, стремительно приближаясь к ним. Марис оскалилась, выхватывая из кобуры бластер. Пара выстрелов - на землю свалился дрон, а затем мелькнули тени, одетые в черное - и Бруд на мгновение замешкалась. За парнем гнались инквизиторы.

Не узнать их было невозможно: слишком приметная форма и слишком плавные, текучие, как вода, движения. Парень, хрипя, промчался мимо, даже не обратив внимания на неожиданную помощь, а инквизиторы уставились на неожиданное препятствие, скаля зубы. Шаак Ти и Бруд переглянулись, одинаково хмурясь. Что-то в этой сцене было не то.

От замерших на мгновенно вымершей улице мужчин исходил азарт погони, жажда крови и... безумие. Ти прищурилась, соображая, что-то царапало мозг, какая-то неправильность. Один из инквизиторов, со штурмовой винтовкой в руках оскалился совершенно по-звериному, второй перетек за его спину, вскидывая руку с бластером...

Вот оно! Между женщинами вспыхнуло понимание: мужчины не были одаренными. Это была... Подделка. Пусть Орден прятался в глуши, но слепыми и глухими они не были. Инквизиторий состоял из одаренных. Все они владели Силой: кто больше, кто меньше, но все они были форсъюзерами. Абсолютно все. Именно поэтому их было не так уж и много, невзирая на толпы желающих попасть в элитное учреждение.

Бруд выстрелила, и мужчины просто шагнули в стороны, танцующими движениями, бескостными. Обычные люди так не двигаются. Одаренные учатся годами, и то... Против физики не попрешь. Самозванцы же двигались так, словно вместо костей и мышц у них была вода.

- Спайс, - выплюнула Бруд. Тогрута мрачно кивнула.

- "Черный" спайс.

- Плохо, - злобно сощурилась забрачка, нервно проводя пальцами по рукояти бластера, спрятанного в кобуру. Женщина никак не могла определиться: или продолжить обстрел, или взяться за сейбер.

Фальшивые инквизиторы решили проблему за нее. Один вскинул винтовку, на бегу стреляя по некстати возникшим препятствиям, второй прыгнул вперед, после чего понесся на Шаак Ти. Тогрута подкинула в воздух горсть мелких камешков, которые всегда держала в карманах на всякий случай, разгоняя импровизированные снаряды до невообразимой скорости. Бегущий увернулся, вогнав этим женщину просто в шок на секунду.

Странное движение всем корпусом, прикосновение ладони на миг к земле, тут же последовавшее восстановление равновесия... Шквальный огонь из винтовки не давал возможности пойти в атаку. Бывшая магистр Ордена джедаев Шаак Ти выхватила сейбер, отбивая выстрелы, и бросилась в бой.

Второй инквизитор проскользнул мимо нее, играючи увернулся от сейбера Бруд, отогнав ее шквалом огня, и помчался вслед за практически ускользнувшим парнем, почти добежавшим до вербовочного пункта. Взвыла сирена, из здания вылетел еще один человек в черном одеянии и рванул наперерез так и бегущему с сейбером наперевес беглецу.

***
Полуживой, весь в подпалинах, грязный и помятый Брис, увидевший вожделенный пункт назначения, сообразил-таки отключить сейбер и прилепить его на пояс, заорав на всю улицу:

- Сдаюсь!

Сбивший его Толчком с ног инквизитор изумленно распахнул глаза: джедай, явно бегущий с намерением штурмовать здание, бодро вскочил и, хромая, заковылял прямо к высыпавшим из дверей штурмовикам с капитаном во главе.

- Записывайте меня в армию! Прямо сейчас!

Беглец проковылял еще пару шагов, зайдя на территорию пункта, вручил сейбер ошеломленному Олди и рухнул на землю с совершенно счастливым выражением лица. Штурмовики переглянулись, потыкали лежащее на земле тело дулами винтовок, пожали плечами, подхватили за руки и ноги и поволокли внутрь. Судя по всему, джедай против такой транспортировки ничего не имел. Олди философски пожал плечами, заходя внутрь. За время своей службы капитан навидался всякого и удивить его было весьма сложно.

Инквизитор неопределенно хмыкнул... А в следующий миг уже отбивал выстрелы, которыми его осыпал несущийся прямо на него собрат.

***
Марис прыгнула к врагу, занося сейбер, и едва не простилась с жизнью. Инквизитор, пусть и поддельный, оказался страшным противником. Он просто шагнул влево и вперед, уворачиваясь от удара Бруд и, одновременно, выстрелил прямо в забрачку. Только огромный опыт позволил ей отбить выстрел, буквально вывихивая запястье, чтобы тут же влететь спиной в стену: удар ладонью был чудовищно сильным. Хрустнули ребра, загудела голова, перед глазами все поплыло...

Шаак Ти плюнула на все и хлестнула Силой, пытаясь достать юркого врага. Мужчина просто метнулся в сторону, хотя полностью уйти от Толчка не смог, но даже это обратил в свою пользу: он оттолкнулся от стены, пробежав по ней несколько шагов, на бегу стреляя в тогруту, а затем просто сделал сальто, приземляясь на дорогу, и помчался дальше, на помощь своему напарнику.

Шаак Ти и Бруд переглянулись... и бросились за ним.

***
Совершенно обалдевший от всего происходящего Эмил Льер, инквизитор второго ранга, отбивался от наседающих на него безумцев. Сумасшедшие пытались прорваться к зданию, вокруг которого уже подняли щиты и активировали бойницы с оружием. Стрелять, правда, не спешили, подчиняясь приказу Льера.

Нападающие отбросили оружие и перешли на сейберы, но инквизитор видел, что они им совершенно непривычны, что сразу же вызвало к жизни прорву вопросов, но задавать их времени не было: пусть безумцы и махали световыми мечами, как палками, вот только делали они это с такой скоростью, что Льер то и дело отступал на шаг. Неожиданно плеснуло Силой, одного из нападавших зацепило, что подарило мимолетную передышку, а затем на помощь мужчине пришли тогрута и забрачка, тоже с сейберами в руках, и преимущество оказалось не на стороне нападавших.

Женщины смогли подловить одного сумасшедшего, скалившегося и плюющегося пеной, и отрубить ему ноги. Калека взвыл в бессильной ярости... а в следующий миг тогрута с ужасом в глазах подхватила его Силой, отбрасывая прочь. Прогремел взрыв, полетели ошметки плоти и куски покрытия улицы, второй нападавший только скользнул взглядом по воронке и рванул ко входу в здание. Эмил развернулся, бросая сейбер, разрезавший беглеца на две части. Снова прогремел взрыв, посыпались куски тела, в щит, окружающий вербовочный пункт впечаталась оторванная ступня в ботинке.

Наступила тишина.

Одаренные замерли, рассматривая друг друга. За спиной инквизитора открылась дверь, в проем высунулась чья-то любопытная голова в шлеме. Затем еще одна. Эмил стоял, отходя от всей этой свистопляски, Шаак Ти и Марис молча смотрели на мужчину. Наконец Льер отключил сейбер, вешая его на пояс, женщины переглянулись и сделали то же самое.

- Эмил Льер, инквизитор второго ранга.

- Шаак Ти, Саараи-Каар Ордена джен`саарай.

- Марис Бруд, Защитник Ордена джен`саарай.

Мужчина постоял, осмысливая сказанное, спиной чувствуя нетерпение и любопытство штурмовиков и служащих вербовочного пункта, после чего учтиво поклонился.

- Благодарю за помощь.

- Это наш долг - помогать, - церемонно ответила тогрута.

- Поговорим?

***
Джорус довольно улыбался, просматривая отчет, присланный Джереком. Миралука воспользовался моментом и заполучил в свои цепкие лапки шикарную добычу - принца Ксизора. Ценный экземпляр. Глава "Черного солнца", имеет власть, влияние и желание отмстить за погибшую во время бомбардировки Фоллина семью. У Ксизора осталась в живых только племянница. Принц тут же оборвал все ниточки, ведущие к нему, выправил девушке фальшивые документы, пристроил в хорошую и, самое главное, преданную ему семью, обеспечил деньгами, охраной и прочими благами, и принялся вынашивать черные планы.

Похвальное стремление, но эта энергия должна быть направлена ими. И принести пользу в первую очередь им, а Ксизор... Ну, перед смертью он порадуется, это ему Джорус может твердо обещать.

Мужчина вспомнил гуманоидную рептилию и скривился в омерзении. Гадость какая. Да еще и мнит себя равным! И кому? Им! Тем, кто пахал, как проклятые, чтобы достичь личного могущества, а не получил его в результате действий других. Так что, вот это отродье подколодное, только и умеющее баб приманивать феромонами, даже не личной харизмой, послужит прекрасным мальчиком для битья.

Джорус хмыкнул, презрительно осмотрев изображение принца. Отвратительно. Написав ответ, бывший джедай отправил послание по защищенному каналу, после чего перешел к личным делам. На экране возник отчет, в который мужчина просто впился глазами. Он читал, отмечая необходимые для осуществления его мести данные, делал отметки, на ходу корректируя планы, прикидывая ресурсы, которые ему понадобятся.

Черновой вариант уже давно готов, теперь надо его отшлифовать. И ошибки в этом деле недопустимы.

Мужчина встал, откидывая на плечи тяжелые пряди серебряных волос. Взгляд стал пронзительным, он подошел к окну, рассматривая плывущие по темному небу серые тучи. Воздух был влажным, еще немного и начнется гроза. К`баот размеренно дышал, сложив руки в мудру "спокойствие", настраиваясь на гармонию вселенной. Сила растекалась полноводной рекой, вышедшей из берегов, застучали первые тяжелые капли... Хлынул дождь. Мужчина стоял у открытого окна, не обращая внимания на буйство стихии, рассматривая и отбрасывая различные варианты развития ситуации.

Предвидение - не его конек, однако способности к аналитике с лихвой восполняли этот мелкий недостаток. Наконец самые вероятные поступки врага были рассмотрены со всех сторон, план зафиксирован окончательно, определены исполнители: явные, тайные и ложные. Джорус удовлетворенно покивал, посмотрел на хронометр и направился к платформе дальней связи. Высветилась голограмма, заранее согнувшаяся в поклоне.

Плюгавое нечто, сгорбившееся и угодливо смотрящее одним глазом, вызвало привычную вспышку омерзения. Это он зачистит лично. С огромным удовольствием.

- Ваш заказ готов, господин, - дребезжащим голосом заискивающе произнес представить одной малоизвестной организации. - Куда доставить?

Джорус продиктовал адрес, еле удерживая лицо.

- Завтра, - глубокомысленно закатило глаз нечто. - К трем часам по времени Корусканта.

- Хорошо. Жду. Половина оплаты переведена. Остаток - завтра. После трех часов по времени Корусканта, - язвительно скривился Джорус. Нечто закудахтало.

- Конечно, конечно, - пролебезил агент. - Как скажете, господин. Уверяю, вы останетесь довольны! Товар дорогой, штучный, брака не держим!

- Посмотрим, - процедил мужчина, отключая связь.

К назначенному времени прибыл Джерек. Миралука был бодр и доволен собой, привезя прорву новостей и полезных вещей. Ровно в три к дому подлетела маленькая яхта, рассчитанная максимум на двух пассажиров. Опустился трап, из яхты вышли двое и направились в дом. Мужчины ждали.

Первым вошел среднего роста мужчина в возрасте, окинувший помещение и находящихся в нем цепким взглядом. Слегка кивнув, он поманил второго гостя. Некто в плаще с глубоким капюшоном плавно вошел внутрь и замер, чинно сложив руки на животе.

- Господа, - поклонился вошедший, - принимайте заказ.

Неизвестный в плаще шагнул вперед, расстегивая застежки. Плащ упал, бывшие джедаи восхищенно переглянулись.

- Изумительно, - выдохнул Джорус, подходя ближе и рассматривая открывшееся им зрелище. - Сходство потрясает.

- До последней родинки, шрама и волоска, - гордо ответил так и не представившийся мужчина.

- Пройдись.

Джорус восхищенно наблюдал, как перед ним ходят, приседают в книксене, кланяются, заваривают каф и подают напиток, командуют невидимыми слугами, ласково улыбаются, рассказывают последние новости.

- Достаточно.

Мужчина повернулся к гордо наблюдающему за представлением посреднику и кивнул.

- Она великолепна.

- Но ведь вас волновало не только внешнее сходство? - лукаво улыбнулся неизвестный. Джерек подошел ближе, вытянув руку ладонью вперед.

- Как?

- Позвольте сохранить это в секрете. Как вы можете убедиться - совпадение стопроцентное. По всем параметрам.

- Да уж, - вынужден был признать инквизитор, - такого я не ожидал.

- Мы гарантируем результат, - небрежно пожал плечами посредник. - И можем выполнить любой заказ. Рано или поздно... но выполнить.

- Она стоит своих денег, - одобрительно кивнул Джорус. - Согласен. Как насчет особых навыков?

- Милая, - слегка улыбнулся посредник. - Продемонстрируй.

Мужчины шагнули вперед, наблюдая за демонстрацией.

- Эффект?

- Стопроцентное поражение. Результаты тестов здесь.

Джорус просмотрел данные и молча перевел остаток средств на указанный посредником счет.

- Господа...

Мужчина шагнул к выходу, но в дверях остановился.

- Господин...

- Да? - отозвался К`баот.

- Вы рассчитались полностью.

- Учту.

Дверь закрылась, Джорус подошел ближе, рассматривая стоящую посреди помещения женщину.

Молодая, не старше тридцати. Высокая. Прекрасная фигура. Натуральная блондинка. Серые глаза. Миловидное лицо. Она стояла, скромно сложив руки на животе, ожидая указаний.

- Бесподобно... - прошептал К`баот. - Просто бесподобно. Джерек. Покажи нашей гостье комнату.

- Конечно. Мадам..

Инквизитор с гостьей вышли, а Джорус погрузился в размышления, прерванные звоном, донесшимся из соседней комнаты.

Засияла голограмма, мужчина со злобным отвращением увидел скрюченную фигуру.

- Господин... Как вам заказ?

- Чудесно, - выдохнул Джорус, вытягивая руку и сжимая ладонь в кулак. Наглый вымогатель захрипел, выпучив единственный глаз и царапая ногтями горло. К`баот улыбался, все сильнее сжимая пальцы. Наконец жертва дернулась и обмякла.

- Мерзость.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
darketo31
сообщение 5 Июль 2016, 21:13
Сообщение #97



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 101
Регистрация: 2 Декабрь 2014
Из: Одесса
Пользователь №: 9519
Раса: человек



Глава 41. Танцы на могиле.

Увидев, что побоище закончилось и инквизитор с двумя временными союзницами направляется к зданию, Олди вспомнил о своих обязанностях. Штурмовики нехотя поснимали шлемы, с любопытством разглядывая замурзанного и оборванного парня, так экстравагантно решившегося записаться в тесные ряды доблестной имперской Армии.

Брис немного отошел от горячки погони, выдул кувшин воды для посетителей, стоящий на одном из столов, и теперь был расслабленным и вялым. Олди покрутил в руках сейбер, с любопытством рассматривая оружие одаренных, восторгаясь возможностью познакомиться с ним поближе.

Рукоять на одну руку, короткая. Серебристый металл, черные ребристые накладки, эмиттер в виде диска. Никаких украшений, все просто и функционально. Осторожно направив эмиттер в сторону, мужчина нажал на кнопку, расположенную сбоку, и с восторженной опаской уставился на вырвавшийся из отверстия светло-зеленый луч.

Сейбер гудел, люди рассматривали лезвие, возбужденно переговариваясь, Брис пялился в потолок: он добежал, все остальное ему было побоку. Олди отключил меч, положил на стол, подумал и достал датапад.

- Имя?

- Брис, - очнулся от мечтаний парень, садясь ровнее.

- Хочешь записаться в войска... гхм... сынок? - мужчина внимательно посмотрел на интенсивно закивавшего головой джедая.

- Горю желанием.

- Гхм! Однако... - шевельнул бровями Олди, но взял себя в руки. - В какой именно род войск?

- Огласите весь список, пожалуйста!

- Хорошо, - кивнул мужчина. - Итак. Ты парень крепкий и выносливый... как у тебя со здоровьем?

- Отличное!

- Не сомневался, - хмыкнул Олди. - Значит, так... Штурмовые отряды. Штурмовики - элита элит!

- Нет! - рявкнул чей-то голос. Все подпрыгнули, оборачиваясь ко входу. Инквизитор, потрясенный таким кощунством, забыл о следующих за ним женщинах и быстрым шагом подлетел к столу, за которым сидели Олди и джедай.

- Никакой пехоты! - рявкнул Льер. Штурмовики заворчали. Инквизитор схватил Бриса за плечо, дергая к себе.

- Он идет со мной!

- Черта с два! - выпрямился Олди, продемонстрировав безупречную выправку, хватая парня за другую руку. - Он станет частью Флота! Штурмовик!

- В Инквизиторий!

- Флот!

- Вы пытаетесь мне противодействовать, капитан? - нехорошо прищурился Льер. Штурмовики, все, как один, напялили шлемы, сжимая в руках винтовки. Брис застыл статуей, не зная, что делать. Бруд и Шаак Ти переглянулись.

- Молодой человек изъявил желание записаться во Флот! - гордо вскинул подбородок капитан. - Это все слышали!

Штурмовики согласно загудели. Стали подтягиваться зрители. Брис незаметно подхватил сейбер, нервно сжимая его в руке.

- Все жители Империи, имеющие определенный уровень мидихлориан, поступают в Инквизиторий!

- Или в Орден имперских рыцарей, - буркнул Брис, на которого спорщики уставились, как на говорящий кактус.

- Он идет со мной, - процедил Льер, тяня Бриса к себе. Капитан и не подумал отпускать парня.

- Штурмовые отряды! Пятьсот первый легион!

Штурмовики вытянулись в струнку. Шаак Ти прокашлялась, заставив всех обернуться в свою сторону.

- Мы бы хотели связаться с Его императорским высочеством принцем Люцифером. Думаю, он сможет разрешить этот спор.

Льер скривился, но и не подумал сдаваться.

- Инквизиторий ждет этого юношу! И ваши возражения не принимаются! Все жители Империи, в крови которых обнаружены...

- Вы тест делали? - очутившись на родном поле канцелярщины, Олди воспрял духом. - Данные теста, пожалуйста!

- Он - одаренный! - рявкнул закипающий инквизитор. - Я это знаю!

Капитан с непередаваемым выражением лица пожал плечами, перетягивая Бриса в свою сторону.

- Доказательства, будьте так любезны.

- Сейбер!

- И что? - индифферентно посмотрел на мужчину Олди. - Мало ли, где он его нашел!

Льер выпучил глаза, не веря своим ушам.

- Он джедай и Одаренный!

- Сынок, - капитан отечески посмотрел на стоящего столбом Бриса, - ты - джедай и Одаренный?

Брис мудро промолчал, уставившись в потолок. В толпе захихикали. Глаза инквизитора стали наливаться кровью. Воздух сгустился. Неизвестно, что могло произойти, ситуацию спас громко прокашлявшийся лейтенант.

- Связь установлена. Принц ждет.

****
Люк молча рассматривал Эмила Льера, инквизитора второго ранга. День у подростка выдался на редкость насыщенным событиями. С утра пришлось выдержать настоящий бой с администрацией Академии: никто не горел желанием выпускать его в атмосферу. Все готовы были костьми лечь, но не допустить принца к полетам, уж очень красноречиво смотрел на него преподавательский состав, начиная с инструктора.

Добившись своего, Люк с удовольствием опробовал истребитель, настроение не смогли испортить даже поднявшиеся в воздух шаттлы сопровождения, так и ощетинившиеся стволами в поисках неведомого агрессора, жаждущего напасть.

Затем были отчеты СИБовцев. Читая выводы, сделанные подопечными Иссард, тихой сапой продолжавшими вести расследование, подросток сделал закономерный вывод: все произошедшее было настолько естественным и случайным, что таковым оно не могло быть по определению. И тут возникал логичный вопрос - кто стоял за всем этим?

Джерек?

Бывший инквизитор был умен, однако интриги не были его коньком. Невзирая на джедайское воспитание, а затем и инквизиторскую муштру, несмотря на все его знания, миралука ничем не отличался от большинства ситхов и джедаев. Он хотел власти и личного могущества, склоняясь к силовым методам решения проблем.

Это тебе не Палпатин, который и без Силы такие комбинации проворачивал, что мозги кипели, и не Йода, который на пике своего могущества с помощью дара предвидения просто купировал опасные для Ордена варианты развития будущего и выбирал пути, запросто избавлявшие его и его подопечных от конкурентов.

Джерек был Мастером, но до уровня Магистров не дотягивал. Даже не по Силе или знаниям - это дело наживное, а по умению все вышеперечисленное применять. В Высшем Совете тоже не нежные фиалки заседали, совсем. Значит, есть кто-то, кто ему помогает. Неважно, что думает по этому поводу сам Джерек и какие питает иллюзии, он хорош как исполнитель. И это плохо. Кто знает, кто стоит за его спиной? Вариантов много, и все они просто отвратительны, и это даже если перечислить просто самые напрашивающиеся.

Лекции полковника Лари хорошего настроения не добавили. Нет, Люк был умным парнем и учителя у него были первоклассные, вот только был у него один недостаток - одаренность. Что поделать, если чутье заменяет ему большую часть аналитических способностей? Лари прекрасно демонстрировала, как из вороха разрозненных фактов, зачастую совершенно не связанных друг с другом, можно выстроить цепочку причин и следствий. И не одну!

Люк мог проделать то же самое, но с помощью Силы. И именно поэтому он так восторгался Мараввой, Трауном, а также своим дедом. У них аналитика была развита до неимоверных высот. Это был повод позавидовать... и стимул учиться. Он должен использовать все свои возможности, а не применять костыли в виде Силы, хотя для него это ой как непросто. Слишком рано и слишком резко его бросили в этот океан. Он смог выплыть, уцепившись за спасательный круг, но все пережитое сильно на нем отразилось.

Наглый Дарт, который Андедду, окончательно разозлил подростка. Освоение знаний шло со скрипом, многое было непонятно, еще большее не получалось, а тыкать острыми предметами в гордость и самомнение призрак ситха умел и любил. Люк от души погавкался со склочным обитателем голокрона, но стресс так и не снял, только завелся еще больше. А Белены, успокаивающей его одним своим видом, в прямой досягаемости не было.

А потом пришел вызов с "Победоносного".

- Слушаю.

Льер, опередивший желающих пообщаться с Наследником, замер под ясно ощутимым холодным взглядом. Покосился на толпу, подпирающую стены, и принялся катить бочку на чинящего препятствия вконец оборзевшего капитана, который должен молчать в тряпочку, а не джедаев в штурмовики записывать.

Люк слушал, вычленяя из жалоб крайне интересные факты. Наконец инквизитор затих, и Скайуокер перевел взгляд на стоящих в поле действия передатчика виновников переполоха.

- Капитан.

- Ваше императорское высочество, - резко наклонил голову мужчина.

- Расскажите, что произошло. Меня интересует точка зрения наблюдателя со стороны.

- Все началось с того, что господин Льер сказал, чтобы мы приготовились отражать нападение...

Чем дальше, тем больше брови парня ползли на лоб. Сведения, предоставленные инквизитором, очень сильно дополнились, раздражение отступило под влиянием новостей, а уж рассказ о дележке неучтенного джедая и вовсе повеселил.

- И кто предложил привлечь меня в качестве третейского судьи? - поднял бровь Люк. Капитан слегка поежился, но не отступил.

- Вот эта дама.

- Дама... - подросток с трудом удержал растягивающиеся в улыбке губы. - Прошу.

- Ваше императорское высочество...

- Шаак Ти, магистр Ордена джедаев, - взгляд парня ощутимо давил на плечи. Тогрута безмятежно прикрыла глаза.

- Более нет, милорд. Уже несколько лет, как я приняла титул Саараи-Каар Ордена джен`саарай.

Люк слегка наклонил голову, осмысливая крайне интересный факт. Как ни странно, но об этом Ордене он знал. Очень мало, только то, что они не были ситхами, но и джедаями не являлись. Скорее, их можно было отнести к серым джедаям. Еще он знал из тщательно проанализированных воспоминаний из той жизни, что бедолагам крупно не повезло нарваться на Вейдера. Тот с ними не рассусоливал, а выпилил большую часть, остальные удрали и попрятались. Всё.

И вот теперь перед ним стоит представитель этой загадочной организации, и что-то подсказывает, что судьба серых только что круто изменилась.

- Скрытые последователи истины...

- Да, милорд, - слегка наклонила голову женщина.

- Почему вы вмешались? - испытующе уставился на тогруту подросток. - Могли ведь просто пройти мимо.

- Могли, - согласилась Шаак Ти. - Но это было бы... неправильно. От них исходило безумие. Уже одно это было подозрительно. Теперь инквизиторы вменяемые, не то, что раньше.

Льер засопел, но промолчал. Что правда, то правда.

- Что еще вам не понравилось, Саараи-Каар?

- Их движения. Кто-то накачал этих бедолаг "черным" спайсом.

Люк тут же подобрался.

- Вы уверены?

- Да, милорд. Слишком характерные движения. Плюс безумие. Впрочем, думаю, анализы запросто это подтвердят.

Люк прикрыл глаза, обдумывая сказанное. "Черный" спайс... В отличие от глиттерстима, производившегося на Кесселе, поставки которого контролировала Империя, а также глиттерилла, являвшегося его производной, "черный" спайс был детищем постаравшегося остаться неизвестным широкой общественности в лице СИБ гения.

Эта дрянь, образец которой удалось достать с огромным трудом, была практически легендарной. Про глиттерстим ходили слухи, что он позволяет получить на краткое время навыки телепатии, однако исследования ученых это опровергли. Наркотик наделял съевшего его эмпатией и активизировал зоны мозга, ответственные за критическое восприятие, а также повышал скорость прохождения нервных импульсов. Проще говоря, наркоман чувствовал, что именно к нему испытывают в данный конкретный момент, а работавшие с бешеной скоростью мозги обрабатывали поступающую через органы чувств информацию, анализировали слова, мимику, жесты, мельчайшие движения мышц и выдавали на-гора вердикт. Вот почему принявшим дозу казалось, что они читают мысли, но на самом деле телепатией здесь и не пахло, иначе первая же попытка узнать, что думает собеседник, стала бы и последней. Сенсорный шок - это не шутки. Что ситхи, что джедаи, большей частью обходились именно эмпатией, чтоб не спалить себе мозги, а к чтению мыслей прибегали в крайнем случае. Практиковали такое серьезно только те, кто имел талант к ментальным дисциплинам, и то с оговорками. Сильные одаренные наоборот, приглушали свои способности телепатов: никому не хочется быть погребенным тем мусором, которым забиты черепушки подавляющего большинства разумных.

А вот "черный" спайс, вязкая жидкость, получивший название за цвет, действовал крайне интересно. Принявший дозу раскрывал все возможности своего тела. Все! Скорость, сила, реакция, зрение, слух, осязание и обоняние... все, что только возможно. Даже настоящий хиляк мог выйти в рукопашную против ранкора и забить его насмерть.

Казалось бы, золотая жила. Любое государство осыплет благами того, кто смог сделать из аморфной массы бойцов экстракласса, но вот тут-то и проявлялись подводные камни.

Принявший дозу сходил с ума, не в силах справиться с хлынувшей в разум информацией, это раз. Выполнить они могли только одну, четко поставленную перед принятием задачу, это два. Смерть наступала через сутки от истощения организма, это три.

"Черный" спайс был создан для смертников.

- Откуда вам известно про эту дрянь? - взгляд Наследника ясно показал: шутки кончились. Шаак Ти ответила незамедлительно.

- Около двадцати лет назад я участвовала в одной миссии и едва не погибла. Когда начала расследование, то изумилась тому, насколько мало информации по этому веществу. Даже в Совете про него знали самый минимум, только то, что оно существует, а также признаки употребления данного наркотика. Больше ничего. Я очень хорошо запомнила, как двигалась нападавшая. Она меня едва не убила.

- Понятно... - Люк помолчал, после чего продолжил. - Насколько я понимаю, вы готовы к сотрудничеству с Империей.

- Да, Ваше императорское высочество. Мы готовы сотрудничать.

- Хорошо. Я сообщу об этом Императору. Детали обсудим немного позже.

- Конечно, милорд.

- Отлично. А теперь уступите место виновнику переполоха.

Брис встал на платформу, настороженно рассматривая принца. Взгляд подростка чувствовался физически. Скайуокер слегка наклонил голову, помолчал...

- Как там Бен поживает?

- Какой Бен? - опешил Брис, вздрогнув. Люк усмехнулся.

- Который Кеноби. Всё продолжает нудить и действовать на нервы?

Брис невольно хмыкнул, и подросток слегка улыбнулся.

- Значит, штурмовик...

Парень развел руками. Льер запыхтел, но промолчал. Олди выпрямился еще больше, излучая гордость.

- Мысль хорошая... но думаю, штурм-коммандос будет лучше. Однако, для начала надо пройти обучение в Ордене имперских рыцарей. Согласны?

- Да, Ваше императорское высочество, - сглотнул парень, у которого начали трястись поджилки.

- Отлично. Вам повезло... Магистр Кенто Марек находится неподалеку. Через пару часов он прибудет. Инквизитор Льер проследит за тем, чтобы вы ни в чем не испытывали нужды. И вообще присмотрит. Не так ли?

- Да, милорд! - рявкнул инквизитор.

- Чудесно... - на губах Люка зазмеилась очень нехорошая улыбка. - Меня радует ваше рвение, инквизитор Льер. Я надеюсь получить очень подробный отчет обо всем произошедшем. О нападении... О налаживании контакта с Орденом джен`саарай... О том, как вы начали расследование, касающееся присутствующего здесь Бриса...

Лицо Льера медленно бледнело. Вся эта свистопляска со свалившимся на голову джедаем заставила мужчину забыть обо всем. Включая те прописные истины, что вдалбливались в голову подопечным Тремейна.

- Скажите, инквизитор второго ранга Льер... - в голосе подростка появились тягучие нотки, казалось, он сейчас заурчит, словно хищник, вгрызающийся в горло беспомощной жертвы. - Вы проследили хотя бы за сбором того, что осталось от нападавших? Или их запчасти так и продолжают украшать собой пространство перед зданием? Думаю, эта великолепная инсталляция здорово освежит вербовочный пункт. Вы согласны? Далее. Вы инициировали расследование? Я больше чем уверен, что подчиненные лейтенанта Кейна сами этим занялись. Не так ли, лейтенант?

Стоящий возле платформы высоченный седой мужчина, явный бывший штурмовик, расправил плечи.

- Да, милорд. СИБ в известность поставлена, место мы огородили, следователи только что подъехали.

- Благодарю, лейтенант. Рад был вновь вас видеть. Ваша оперативность и смекалка заслуживают похвалы.

- Служу Империи! - гаркнул мужчина, вытягиваясь, как на смотру. Люк благосклонно улыбнулся и вновь перевел взгляд на бледного Льера.

- Учитесь, инквизитор второго ранга. Люди делом занимаются, пока вы в игры играете. Ваша забывчивость могла стоить вам жизни. Вам очень повезло, что Саараи-Каар Шаак Ти очень умная и не склонная к глупым выходкам особа. Я отлично помню свою первую встречу с этой достойной во всех отношениях дамой. Рад, что ее рассудительность с тех пор только возросла.

Тогрута признательно наклонила голову.

- Скажите, где бы вы хотели провести первичные переговоры для обсуждения дальнейшего сотрудничества между Империей и Орденом джен`саарай?

- Думаю, данная планета вполне подойдет.

- Хорошо. В таком случае, прошу вас оставаться здесь. Я передам распоряжения о вашем благоустройстве.

- Благодарю, Ваше императорское высочество.

Подросток помолчал, после чего вновь сконцентрировался на Льере, застывшем погребальным памятником.

- Через час прибудет магистр Марек. Он заберет вас, а также новобранца Бриса. Думаю, вам стоит продолжить свое обучение.

- Да, милорд, - тоскливо протянул инквизитор, в красках представляя головомойку,
которую устроит ему Тремейн. И не только он.

- Вместе с ним.

***
- Крайне любопытно... - Палпатин задумчиво поправил рукав, размышляя над тем, что политика, проводимая в последние годы в отношении одаренных, начала приносить крайне интересные плоды. Создание Ордена имперских рыцарей, такое внезапное и немного поспешное, обернулось сплошной выгодой. Что поделать, репутация у Инквизитория была специфическая. И все благодаря первым выпускникам данного заведения.

Ничего удивительного в этом не было: изначально инквизиторы и должны были быть средством устрашения и террора. Зачистка джедаев силами клонов не была стопроцентной. Кто-то отбился, кто-то просто удрал, кому-то банально повезло. А ведь в войне участвовали далеко не все джедаи. Очень малая часть, на самом деле. Да, это была самая сильная часть, Сидиус постарался, чтобы на фронт отправили тех, кто представлял наибольшую опасность, однако был пресловутый Сельхозкорпус, историки, целители... Стражи. Кроме того, были и те, кто просто покинул Орден перед и во время Войн. И таких было довольно много, около тысячи.

Даже один правильно замотивированный одаренный - огромная проблема. А уж в таком количестве...

И не все они были адекватными и способными к диалогу. Кто-то жил тихо и мирно, кто-то пускался во все тяжкие. Необходимо было средство устрашения, и первые выпускники Инквизитория отлично справлялись с возложенными на них задачами. Дикие звери, бросающиеся на указанную им цель, рвущие на части по команде... Гибнущие десятками.

Тоже бывшие джедаи, сходящие с ума от вседозволенности. Энакин таких терпеть не мог, небезосновательно видя в них гипертрофированную версию себя самого в первые годы после становления в качестве Дарта Вейдера. Сидиусу они были безразличны - всего лишь средство и инструмент для достижения его целей.

Постепенно эти недоделки вымирали, погибая на заданиях, от рук инструкторов или друг друга. Постепенно появились первые вменяемые кадры, которые должны были начать выправлять ситуацию в нужную сторону, но не чурающиеся мрачной славы, заработанной их предшественниками. И все шло по плану, пока не произошло чудо.

Добровольная присяга джедая, прославленного генерала, повергла Сидиуса в шок. Ситх такое и в самых сладких мечтах не представлял, а тут на тебе - суровая реальность! Настоящий джедай, присягнувший на верность Империи. И не ставший ситхом или падшим при этом. И в придачу к этому чуду - еще пять одаренных. На уровне юнлингов, так что? Зато есть.

Потом было присоединение Воса и Марека. Один почти ситх и один почти джедай. И двое детей, которых можно воспитать в нужном ключе. Это было похоже на катящийся с горы камешек, провоцирующий лавину. В начале один, потом еще один, потом полноценный камнепад... За эти годы к Ордену присоединилось тридцать человек. Казалось бы, мелочь, но учитывая редкость появления в галактике Одаренности... Гигантская цифра. И самое пикантное, что все эти тридцать человек - бывшие джедаи.

Иногда Сидиус поднимал себе настроение, представляя, как корежит ушедшего в Силу Йоду. Гранд-магистр наверное себе все локти искусал, глядя на такое непотребство. А все благодаря Восу, Мареку и Коте. Они не скрывались, ничего не утаивали... Слухи постепенно разносились по галактике, делая свое дело.

А теперь так и вовсе. От Кеноби удрал очередной падаван. Когда Люк рассказал деду о забеге джедая и его дележе, Сидиус очень долго смеялся. Естественно, на Эноате магистра не обнаружили. Так же, как и остальных его учеников. Ничего удивительного в этом не было: Кеноби был бы полным идиотом, если бы остался на планете после побега Бриса, а он таким не был никогда, к сожалению.

Пример юноши показал, насколько правильным и своевременным оказалось решение о создании Ордена и его рекламе в массах, как структуры, занимающейся поддержанием законности и порядка.

Детище Тремейна было реформировано. Оно превратилось в аналог СИБ, занимающийся поиском, а зачастую и уничтожением неблагонадежных подданных императора, обладающих особыми способностями. Инквизиторы вели расследования, искали артефакты и разумных, обучали тех, кто готов был идти темным путем... А еще служили пугалом.

Отбор был очень тщательным - никаких сошедших с ума на почве вседозволенности маньяков и садистов, контроль и еще раз контроль.

Имперские рыцари с самого начала позиционировались как преемники джедаев, правда, с существенными различиями. Дипломаты, так же не чурающиеся "агрессивных переговоров", целители, исследователи... Принимали всех. От мала до велика. Никакого целибата или отказа от мирских благ. Хочешь семью? Без проблем. Не хочешь? Твои проблемы. Только приноси пользу государству, на это делался особый упор. И, конечно, контроль.

Падшие Императору были не нужны. С ними слишком много хлопот.

***
- Хозяин! На сегодня у вас запланированы следующие встречи... - золотистый протокольный дроид свои обязанности знал и исполнял их неукоснительно. Нудный голос С3Р0 ввинчивался в уши, вызывая привычное раздражение, такое же нудное, как и сам дроид.

- Затем, в три часа после полудня вас ожидает встреча с инспектором Корсом. Он должен принести отчет по Фоллину. После этого...

Темный лорд ситхов тяжело вздохнул, в который раз поражаясь делу рук своих. Все протокольные дроиды были нудными. То ли сбой в программах, то ли общий недостаток серии... То ли еще что. Но С3Р0 переплюнул их всех. Обретший за годы существования личность, дроид поражал трусливым характером. Он постоянно трясся. Постоянно причитал. Он постоянно вздыхал и говорил, что так и знал, что этим все и закончится. Его нытье сводило с ума, а попытки поправить ситуацию, выполняя поставленные при создании задачи, вызывали мигрень.

При этом дроид был фантастически предан своему хозяину, что постоянно и демонстрировал. Энакин сам не понимал, как у него этакое чудо техники получилось.

Люк от С3Р0 был в восторге. Правда, предпочитал он восторгаться на расстоянии, в компании Энсина, который отличался редкостной молчаливостью, что было довольно странно, по мнению Вейдера. Изначально Энсин был таким же болтуном и трусом, но после очень тесного общения с Люком эти качества характера дроида резко мутировали. Болтливость перешла в сдержанность, теперь Энсин говорил четко и по существу, а трусливость стала осмотрительностью. Дроид нутром чуял, когда его хозяина обуревал очередной приступ жажды экспериментов и усовершенствований, он научился прятаться и передвигаться крайне тихо и осторожно, мимикрируя под окружающее.

Правда, это беднягу все равно не спасало. Люк постоянно что-то улучшал. То отполирует ему рога специальной машинкой, оставив инструмент с поясняющей надписью на видном месте, так, чтобы Дарт Мол увидел, то покроет дроида флюоресцентной краской и выпустит в коридор ночью, всучив в руки красную лампу в виде трубки, заставив маршировать, то еще что-то придумает.

С3Р0 завидовал черной завистью. Ему такие приключения не светили, хотя Вейдер регулярно проводил техосмотр, лично полировал металлическую поверхность и встроил в корпус верного дроида парочку интересных деталей, изначальной конструкцией не предусмотренных. А излить душу можно было только R2D2, рискуя получить в ответ потоки сарказма. А теперь и этого удовольствия лишили: астродроид отправился с Люком на Кариду и протокольный дроид остался в гордом одиночестве, так как Энсина хозяин тоже забрал, сказав, что ему отпуск не светит.

- Также вас ждет встреча...

- Хватит, - буркнул Вейдер. - Начнем по порядку.

Встречи шли одна за другой, сплошная рутина, пока лорд не взял в руки отчет по Фоллину. Чем дальше, тем больше ситх хмурился. Ксизор, которого Вейдер терпеть не мог, с трудом сдерживаясь при каждой встрече, чтобы не задушить рептилию, развел подозрительную активность. То, что принц оборвал все связи с племянницей, ситха не удивило, это было ожидаемо, а вот то, что пару раз фоллинец проводил очень интересные встречи... Вот это уже настораживало.

Зеленокожий крайне осторожно разведывал почву вокруг Арманда, наводя справки. Сам пока не лез, но вот его подчиненные землю рыли в поисках подробностей, с чего это Глава СИБ резко оказался в опале и надолго ли такое состояние.

Ситх задумчиво уставился на деку, размышляя. Арманд проявлял недюжинный актерский талант, строя из себя впавшего в немилость фаворита, и эта игра уже принесла неплохие бонусы. Если удастся прижать Ксизора... Вейдер скрипнул зубами, рука конвульсивно сжалась. Наглая рептилия ему много крови попортила. А теперь еще и появился добавочный стимул... Лорду уже донесли слухи, что принц поклялся отомстить. Что ж, посмотрим.

Вейдер от угроз в свой адрес никогда не отмахивался, воспринимая все очень серьезно, а уж теперь, когда у него есть семья... Так и вовсе не собирался спускать такое на тормозах. Неожиданно тренькнул комлинк, ситх посмотрел на высветившийся номер и нахмурился.

- Слушаю, Иссард.

- Милорд, - поклонилась голограмма Арманда, - мы только что перехватили крайне любопытный разговор. Запись переслана. Его Императорскому величеству тоже.

- Кто?

- Бейл Органа и Гарм Бел Иблис.

- Благодарю.

Глава СИБ поклонился и отключился. Вейдер нашел файл с записью, прослушал... Лицо ситха побелело от злости, глаза сверкнули золотыми огнями.

- Ах, ты ж тварь... - прошипел мужчина, сжимая кулаки. - Поздравляю, ты - доигрался.

***
Мол улыбнулся, готовясь исполнить то, о чем очень долго мечтал. Расследование на Датомире принесло ему шикарную возможность отомстить. Конечно, личное ситх отодвинул в сторону, в первую очередь сконцентрировавшись на выполнении задания, однако по сторонам поглядывать не забывал.

Гетзерион вела себя вполне естественно. Она занималась своими делами, дрессировала подчиненных и только пару раз провела встречи с другими матриархами.

Древняя ведьма жила совершенно обычной жизнью, и именно это Молу и не нравилось. Уж эта старуха своего не упустит, ее жажда власти чудовищна, она пойдет на что угодно, чтобы ее заполучить. Уже несколько веков Гетзерион терроризировала обитателей Датомира, навязывая свою волю и свои понятия о том, как должно жить общество.

Естественно, такое положение дел мало кого устраивало, и матриархи кланов то и дело объединялись в союзы против невероятно сильной ведьмы, ведь единственное их спасение было в количестве. В отличие от своих сестер и других ведьм, женщина была способна использовать Силу как джедаи и ситхи. Ей не нужны были ритуалы и песни, она имела волю и знания, и этого было достаточно, чтобы держать в страхе население.

С той, кто способна вызвать Шторм Силы, шутить приходится крайне осмотрительно.

Ситх ее не боялся, но и недооценивать не спешил. С таким врагом нужно быть крайне осторожным, а ведьма была именно врагом: не его лично, а Империи. Имперский гарнизон и постоянно находящиеся на орбите корабли не давали возможности датомирцам покинуть планету, одновременно не пуская на поверхность жаждущих помочь ведьмам, но Мол был уверен, что кто-то нашел способ облегчить Гетзерион существование.

Однако, пока что он так и не нашел твердого доказательства этого. Впрочем, и обратное утверждать не мог. Однако, в настоящий момент Мол планировал порадовать себя, любимого.

Ему удалось подловить Мать Талзин.

***
Неопределенного возраста датомирка в вычурном наряде покачивалась на спине ездового ранкора, направляясь куда-то вдоль горной гряды. Талзин была задумчива, но это не мешало ей посматривать по сторонам и вообще следить за обстановкой. Что поделать, врагов она накопила за свою жизнь прилично, так что бдительность давно уже стала стилем жизни.

Кругом кипела жизнь, джунгли бурлили, ведьма привычно отсекала все лишнее, обращая внимание на то, что не вписывалось в привычную картину. Неожиданно по затылку словно скользнул чужой взгляд. Женщина мгновенно собралась, готовясь атаковать, ранкор оскалился, почуяв напряжение хозяйки... Увы, пусть Талзин и была очень сильной и опытной ведьмой, но сравниться с тем, кого готовили как убийцу, она не могла.

Тень обрушилась на нее, удар в затылок погасил сознание, уже падая на землю, Талзин попыталась зацепить врага кинжалом, но рядом уже никого не было. В уши вонзился рев ранкора, сменившийся странным взвизгом, земля вздрогнула. Практически обезглавленная туша верного зверя рухнула рядом, едва не придавив, а затем на горле сомкнулись твердые пальцы, и сознание угасло окончательно.

Мол замер, разглядывая ту, которой поклялся отомстить. Пусть он жил рядом со своим братом только пять лет, пусть у него осталось мало воспоминаний, бережно хранимых в памяти, пусть он давно уже стал чудовищем... Это не значит, что он собирался спустить на тормозах гибель Опресса.

Несколько секунд ситх смотрел на бессознательную Талзин, валяющуюся на земле, рядом с трупом ранкора, после чего приподнял ее и легким поворотом рук свернул женщине шею. Поправил положение тела... добавил несколько штрихов...

Мужчина отошел, проверяя, все ли он сделал так, как требуется. Ранкор валялся, странно подогнув под себя передние лапы, заливая кровью покрытую прелой листвой землю. Широкая рваная рана на горле и перерубленный позвоночник не оставили зверю ни единого шанса выжить.

Талзин валялась рядом, на ее лице навеки застыло потрясенное выражение, шея была вывернута под неестественным углом. Все выглядело так, словно на нее напали, смертельно ранили ранкора, зацепили женщину отравленным дротиком, в результате чего она неудачно упала, после чего ее добили, вонзив в сердце кинжал - ритуальное оружие датомирских ведьм.

Удовлетворенно кивнув, ситх растворился в тенях, довольно улыбаясь. Теперь неизбежно столкновение трех кланов ведьм, ведь дротик и кинжал принадлежали разным личностям. Это определят, а значит, начнется грызня за власть, месть убийцам, неразбериха и хаос. То, что надо.

Он сможет подобраться к Гетзерион, не сам, но направляемые им пешки. Старуха слишком бережется, так просто к ней не подойти. Неожиданно пискнул маленький приборчик, оповещая, что интересующий его объект покинул селение.

- И куда это ты собралась? - пробормотал забрак, разворачивая голограмму. Несколько минут он внимательно сверлил глазами изображение, все больше хмурясь, после чего выругался, отключил прибор и понесся в сторону направляющейся непонятно куда ведьмы, предварительно отдав приказ дроидам-шпионам.

Вот оно. Он дождался. Гетзерион срочно собралась и рванула в сторону левого отрога горной гряды. И это было подозрительно: никаких селений там не наблюдалось.

Мол несся вперед, остро жалея об оставленном на борту своего шаттла гравицикле, но тут на нем не погоняешь, слишком густо растут деревья, да и о бесшумности можно забыть. Значит, только на своих двоих. Ситх почти добежал, когда Силу разорвало ощущением чьей-то мучительной смерти, еще одной, еще, а затем... Мол остановился, не веря своим ощущениям.

Когда он наконец добрался до цели, все уже было закончено. Ситх, осторожно ступая, подошел к поваленным деревьям, отмечающим место схватки, и внимательно посмотрел на поле битвы.

Гетзерион настигли на небольшой полянке. Ранкора убили сразу, но старуха недаром считалась самой сильной ведьмой Датомира, свой титул она носила по праву. Женщину, судя по всему, зацепили в первой атаке, и только это дало возможность нападавшим взять ее в клещи и атаковать снова.

Гетзерион защищалась, как могла, но этого было мало. Она убивала нападавших одного за другим, однако ее все же смогли прикончить, причем так, чтоб наверняка.

Груда мяса, перемешанная с обрывками одежды - вот то, во что превратилась Матриарх Ночных сестер, державшая Датомир под своей пятой несколько веков. Ее изрубили на мелкие куски, словно боясь, что зловредная ведьма восстанет из мертвых. Кроме того, эти куски еще и полили какой-то дрянью, источавшей жуткий запах, разъедающей останки на глазах.

Мол еще раз осмотрелся и озадаченно почесал затылок. Кто бы ни напал на Гетзерион, свое дело он знал. Трупы нападавших, чьи смерти почуял ситх, пока бежал, унесли с собой, следы крови и прочие улики залили кислотой и выжгли огнеметом. А у Мола теперь проблема...

Что доложить Мастеру?

***
Сидиус молча смотрел записи, которые успели сделать дроиды-шпионы Мола. На глазах ситха на Гетзерион напали неизвестные, в количестве двадцати разумных. Определить, кто они, было невозможно: доспехи скрывали все особенности, единственное, что можно сказать с уверенностью - это не твиллеки и не тогруты, забраков тоже можно отмести, благодаря особенностям физического строения.

Все произошло быстро. Очень быстро! Старуха успела выкосить половину нападавших, но затем прибыло подкрепление, несущее в руках странные ящики, и ведьма попала под удар. Выстрелы из акустических пушек вызвали в памяти подробности покушения на его внука. Женщина упала, корчась от боли в сломанных костях, она пыталась подняться, но... Ящики поднесли ближе, выстрелы шли один за другим, потом потерявшую сознание датомирку просто и незатейливо порубили вибромечами в фарш. Убрав трупы и уничтожив улики, нападавшие скрылись.

Ситх еще раз просмотрел вызвавший особый интерес кусок и задумался еще больше. Кто эти наемники? Откуда? Что было в тех ящиках? Почему Гетзерион не смогла сопротивляться? До этого она успешно уничтожала нападавших Силой, к ней не могли подступиться. Но с момента подхода подкрепления все изменилось, и очень резко.

Судя по всему, ведьму лишили возможности пользоваться Силой. Каким именно способом? Их на самом деле немало, просто об этом мало кто знает, в том числе и сами одаренные.

Есть специальные артефакты, есть животные, неуязвимые для Силы или блокирующие ее одним своим присутствием, на некоторые расы разумных нельзя воздействовать Силой, правда, с оговорками. Скажем так: внушение не сработает, а задушить вполне можно.

А еще были другие интересные вопросы... Кто заказал убийство ведьмы? Ее конкурентки? У них нет такой возможности, галактика для них закрыта. Значит, кто-то нашел способ связаться с кем-то, кто живет вне Датомира? Или кому-то выгодна гибель Гетзерион? Почему? Благодарность той, что придет на ее место?

Ситх был рад, что ведьма, от которой никакой пользы, только сплошной вред, мертва, вот только ее гибель добавила проблем. Сидиус не понимал, кому за пределами Датомира может быть выгодна ее смерть, и это настораживало.

***
- Все прошло успешно. Вот записи.

- Ну-ка, полюбопытствуем... Однако! Чисто сработано. Накладок не было?

- Нет. Все прошло великолепно. Особое средство сработало безукоризненно.

- Это радует... Значит, первая фаза плана приведена в действие. Теперь можно запускать вторую.

- Да. Потихоньку...

- Вот именно. Это потруднее будет, это тебе не древняя старушка, которая на свете подзадержалась. Добыча ушлая и пуганая.

- Ничего, справимся. С помощью нашей прелестницы - справимся. Уверен.

- Я тоже. Однако, дополнительные планы не помешают.

- Как скажете.

***
- И что будем делать? - холодный голос Брехи разбил мрачную тишину. Бейл вздохнул, прикрывая глаза, и утомленно потер ладонями лицо. Вице-король чувствовал себя уставшим и выжатым, последний год выдался чрезвычайно напряженным. Мало того, что навалились проблемы, связанные с экспортом и импортом различных товаров, так еще и тайные неприятности добавились.

Идея создания Альянса против Императора встретилась с неожиданными трудностями. Бреха и слышать ни о чем подобном не захотела, закатив грандиозный скандал за закрытыми дверями, когда Бейл попытался в разговоре прощупать почву. Королева молниеносно вышла из себя, она шипела, словно разъяренная змея, на супруга, с трудом удерживая себя от рукоприкладства. Попытки оправдаться не привели ни к чему хорошему, озверевшая женщина высказывала все, что думала по этому поводу, не стесняясь в выражениях.

Она напомнила побелевшему от унижения мужу, к чему привели его игры в заговорщиков...

- Бейл, ты меня разочаровываешь, - голос хрупкой женщины лязгал металлом, она стояла выпрямившись, словно палку проглотив. - Ты ведь уже пробовал играть против Палпатина... И чем закончились твои игры? Напомнить?! Нейтралитет Альдераана остался только на словах, на самом деле мы с потрохами принадлежим Империи, а если точнее - лично императору. Только благодаря ему планета цела и все ее жители живы, а не болтается в космосе куском шлака, усыпанного трупами. Ты этого хочешь, Бейл?! Этого?! Мне напомнить, что Вейдер только и ждет приказа, чтобы нагрянуть к нам в гости со всем флотом в общем и с "Эскадрой смерти" в частности? Мне напомнить о том, что каждый год, в День империи, нам присылают поздравление - чистую, незаполненную "похоронку"? Мне напомнить тебе, Бейл, - женщина подошла ближе, с бешенством уставившись в лицо сидящего супруга, - чьи подписи красуются на этом бланке?

- Нет, - опустил глаза Органа. Бреха жестко усмехнулась.

- Нет? А по-моему, в этом есть необходимость. Ты забыл, Бейл, что из-за твоих амбиций уже пострадала вверенная твоему попечению планета. Так я тебе об этом напоминаю. У нас нет флота, Бейл. Впрочем, даже если бы он и существовал, это нас все равно бы не спасло - судьба Финдара крайне показательна. Мы существуем только потому, что это выгодно одному старому интригану в данный конкретный момент, но, если, не дай все боги, эта выгода пропадет или император решит, что полезнее будет наша гибель... нас ничто не спасет. Оставь свои игры в заговорщиков, тягаться с СИБ и лично Иссардом у нас не выйдет.

Бейл упрямо поджал губы, сверкая темными глазами, и Бреха покачала головой. Чувствовала себя женщина отвратительно, здоровье в последнее время пошатнулось, а тут еще и этот глупец со своим детским желанием напакостить. Женщина дурой не была, она отлично знала, что ее супруг так и не оставил мыслей отомстить императорской семье. Императору за то, что он затянул удавку на нейтралитете Альдераана, превратив их в часть Империи. Вейдеру - за то, что его выбрала Падме, которая превратилась для Бейла в навязчивую идею. Люциферу за то, что он увел от них Лею. Мужчину бесило, что набуанка выбрала не его, а этого бывшего раба, неожиданно оказавшегося птицей крайне высокого полета, он был просто одержим желанием отомстить, и эта одержимость грозила планете огромнейшими неприятностями.

Ему бы успокоиться, заняться нуждами подданных, а он своими руками роет для них могилу.

- Прекращай эти игры, Бейл, - взгляд карих глаз был тяжелым, - прекращай. Иначе мы все погибнем.


К сожалению, этим призывам вице-король не внял. Глава СБ уже докладывал королеве, что Бейл несколько раз встречался с Гармом Бел Иблисом, который тоже мутил воду. А его что не устраивало? Конечно, это обставлялось как деловые встречи, но Бреха у себя на службе идиотов не держала и выводы из всего могла сделать правильные. Хорошо хоть дочь ее радует!

Так неожиданно появившаяся в их жизни сирота постепенно вырастала в прекрасную принцессу, обожающую свою мать. Из девочки выйдет отличная королева, Бреха взяла ее воспитание полностью в свои руки, не доверяя супругу, который так и не смог принять Рори. У него в сердце жили только Падме и Лея. И не потому, что Органа их так уж любил... Нет. Как смогла понять Бреха, теперь это просто стало делом принципа, неким символом, которым можно оправдать свои желания, и вытравить эти глупости из начинающей седеть головы супруга королева так и не смогла, к своему собственному огорчению.

А тут еще и это... Приглашение на Императорский прием по случаю Дня Империи. И отказаться невозможно: каждое приглашение подписал император лично.

***
"Тантив-4", совершающий свой первый полет, величаво подплывал к Корусканту, давая возможность пассажирам полюбоваться видами планеты, окруженной эскадрой "Звездных разрушителей". Рори восхищенно вздохнула, пялясь в специальный экран, на котором отражалось все, происходящее за бортом.

Юная альдераанская принцесса только головой качала, рассматривая невероятные виды. Комфортабельная яхта, роскошная, стоящая каждого уплаченного за нее кредита, села на специальную площадку, позволяя пассажирам покинуть борт. Бреха обвела все вокруг мрачным взглядом, слегка покосилась на супруга, улыбнулась дочери и с достоинством направилась за встретившим их сопровождающим.

Шаттл долетел быстро, Рори снова потрясенно ахнула, во все глаза рассматривая громаду Императорского дворца, не замечая, как закаменело лицо Бейла, стоящего рядом. Одетые в специально пошитые для приема наряды венценосные супруги с дочерью шли по огромным залам, украшенным с немыслимой роскошью, любовались произведениями искусства лучших мастеров галактики, не зная, чего ожидать.

Бреха шла не торопясь, чувствуя, как покалывает где-то под ребрами, а сердце работает с перебоями. Косметологи и стилисты сотворили настоящее чудо, маскируя следы недомогания, скрывая изможденность и немного поблекшую красоту королевы. В последние время женщина все чаще начала задумываться о том, что же станет с ее прекрасной планетой, если не дай боги, с ней случится непоправимое.

Бейлу веры не было, ее супруг все больше погрязал в играх в Сопротивление, видимо, решив продолжить начатое когда-то его соратниками дело, вылившееся в конце концов в "Петицию двух тысяч". Годы прошли, а он никак не успокоится. И это Брехе не нравилось, даже очень. Не тот Палпатин противник, чтобы с ним можно было играть в эти игры. Да и остальные члены императорской семьи... Женщина чуть поморщилась, пережидая приступ головокружения, но продолжая идти вперед, разве что кулак сжала на мгновение, и все.

Приглашенные постепенно заполняли залы, разглядывали обстановку, зачастую завистливо поджимая губы, кучковались по интересам, сплетничали, ожидая выхода Императора. Общество было самым изысканным, цвет военной и деловой аристократии, наконец раздались первые звуки марша, двери распахнулись... Все замерли, кланяясь и приседая.

Вошедший в зал мужчина обвел живое море пронзительным взглядом и степенно направился к трону, шурша строгого покроя черными одеждами, переливающимися в свете люстр всеми оттенками Тьмы. Блеснули черные камни в перстнях на ухоженных руках, император сел, слева от него воздвигся Вейдер, как всегда в доспехах, справа встал Наследник, одетый в простой костюм.

Императорская семья выглядела пятном Тьмы в этом роскошном, блистающем золотом зале, поражая взгляд скромностью и простотой нарядов. Палпатин кивнул, марш сменился легкой музыкой, люди и немногочисленные экзоты тут же продолжили свое броуновское движение. Наследник слегка повернул голову к императору, тот милостиво кивнул, и подросток, спустившись по ступеням вниз, протянул руку стоящей на середине лестницы одетой с немыслимой роскошью девочке-подростку.

Юная красавица просто притягивала взгляды. Бордовое платье в лучших имперских традициях: с виду скромное, расшитое золотом и мелкими бриллиантами, падающее мягкими складками, показывающее сквозь разрезы на рукавах и плечах золотую подкладку. Волосы девочки заплели в сложную косу и закрепили причудливым узлом на затылке, украсив обручем с драгоценными камнями и жемчугом, подходящим к серьгам и ожерелью с перстнями.

Застывший изваянием Бейл только скрипнул зубами, разглядывая становящуюся все больше похожей на мать принцессу: огромные карие глаза, пухлые губы, длинные кудрявые волосы... Бреха молча покосилась на супруга, следящего, как Наследник и принцесса открывают бал, проносясь мимо в танце, но ничего не сказала, только сделала отметку в памяти насчет поговорить на эту тему, радуясь, что этого не заметила Рори. У нее и так отношения с Бейлом напряженные, не хватало еще нового скандала.

Королева поморщилась, пережидая очередной приступ боли, и повернулась к подошедшему молодому парню с капитанскими нашивками, испрашивающему позволения пригласить Рори на танец. Дочь смутилась, но с энтузиазмом пошла танцевать, Бреха, недовольно вздохнув, чуть ли не пинком потащила супруга, не отрывавшего взгляд от Леи, в сторону.

- Бейл, - прошипела сквозь стиснутые зубы королева. - Да что с тобой?! Прекрати пялиться, идиот!

Мужчина вздрогнул, обжег супругу ненавидящим взглядом и отвернулся. Королева зло выдохнула, но взяла себя в руки. Сердце закололо, женщина прикрыла глаза, на какое-то время выпав из реальности. Пришла в себя она от того, что кто-то подхватил ее под руку и осторожно усадил на мягкий диван. Королева ошалело распахнула глаза, настороженно оглядываясь. Она сидела на диване в подобии большой ниши. Напротив был зал, где проходил прием, Бреха отлично видела все происходящее, но в этом закутке было тихо и спокойно.

- Вы плохо выглядите, королева Бреха, - мягкий участливый голос почему-то вызвал ощущение жуткой опасности. Женщина повернула голову и с трудом выдавила из себя слова благодарности: рядом с ней сидел Наследник.

Маленький мальчик, которого годы назад видела королева, вырос в худощавого подростка. Достаточно высокий для своего возраста, очень миловидный, светлые волосы, обрамляющие смуглое лицо с необычно яркими голубыми глазами, одетый просто, но дорого.

По спине прокатилась капля пота: взгляд у этого красавчика был как у сытого хищника, раздумывающего, что делать с попавшей ему в лапы добычей. Сейчас голову оторвать, или просто помучить, развлекаясь?

- Ну что вы, - обаятельно улыбнулся подросток, - не надо так нервничать. И за своим здоровьем следить надо... Кушать полезную пищу, зарядку делать... Отказаться от алкоголя, особенно вина. Некоторые сорта крайне вредны венценосным особам, такие и в могилу могут загнать раньше времени...

Бреха закаменела, до хруста сжимая крошечную сумочку. Люк аккуратно взял ледяные ладони королевы в свои, и женщина потрясенно почувствовала, как в измученное последними несколькими годами болезни тело вливается энергия.

Сердце забилось ровно и мощно, ушло головокружение...

Рядом на столик опустился поднос с двумя бокалами.

- Выпейте, вам полегчает, - Люк взял бокал и демонстративно сделал глоток. Бреха отпила, не чувствуя вкуса.

- Благодарю Вас за заботу, Ваше Императорское высочество, - тихо произнесла королева, ошеломленная всем происходящим. Наследник слегка улыбнулся.

- Ну что вы, Ваше величество, это мой долг - заботиться о будущих подданных. Отдохните... Нельзя относиться к себе столь... невнимательно. От вас зависит судьба планеты.

В нише воцарилась тишина, прерванная появлением слуги, несущего что-то на подносе. Люк взял с подноса принесенное, и сердце королевы на миг замерло. Конверт. Именно такие приходили каждый год в День Империи.

- Примите мои соболезнования, Ваше величество, - сочувствующе произнес подросток, протягивая женщине конверт, который та взяла непослушными руками. - Смерть супруга - это всегда трагедия. Впрочем, не стоит отчаиваться: теперь никто не помешает вам воспитать Наследницу так, как подобает. До свидания, королева Бреха. Отдыхайте.

Люк встал, слегка кивнул и прошел сквозь Гвардейцев, тут же разошедшихся в стороны. Бреха выдохнула, унимая дрожь в руках, и все-таки нашла в себе силы распечатать конверт и посмотреть на бланк, украшенный печатями, гербом и тремя подписями. Дата стояла завтрашняя.

Стандартный бланк "похоронки", вот только в этот раз не девственно-пустой, а заполненный. Бреха мазнула взглядом по имени, молча вложила лист в конверт и замерла. То, чего она подспудно ждала все эти годы, произошло.

Как ни странно, королева чувствовала облегчение, словно с плеч свалился прижимающий к земле груз. Наконец вся эта ситуация разрешилась... Брехой овладело ледяное спокойствие. Она еще раз прокрутила в голове сказанное Наследником и понимающе поджала на миг губы.

Вот значит как, дорогой супруг... Придется провести чистку, в первую очередь среди слуг, а также лечащего персонала. Она грешила на слабое от природы здоровье, да и врач уверял, что все естественно... Понятно, почему в последний год Бейл начал резко налаживать отношения с Рори, на которую раньше не обращал внимания. Что ж... надо отдать несколько распоряжений. Пора лететь домой, через час уже можно будет откланяться, все самое важное ей уже сообщили.

Бреха встала, скрутила конверт в трубочку и направилась на поиски дочери и блудного супруга.

***
Бейл, не отрываясь, наблюдал, как в танце кружится та, которую он шесть лет называл своей дочерью. В груди клокотало от ненависти, он стоял, сжимая кулаки, не обращая внимания ни на кого. Танец закончился, Наследник, что-то шепнув сестре на ухо, ушел, а Лея, оглядевшись, нахмурилась и пошла кого-то искать.

Бейл, не утерпев, направился за ней. Вдруг удастся поговорить! Тем более, Вейдер тоже куда-то исчез и можно было не бояться. Принцесса проскользнула в двери, полускрытые какой-то вычурной скульптурой, Бейл поспешил, не заметив внимательного взгляда чужих глаз. За дверьми оказался небольшой, по меркам дворца, зал, мужчина успел заметить мелькнувший подол бордового платья. Он шагнул вперед...

Двери плавно захлопнулись, женщина, что-то сказавшая принцессе, повернулась в его сторону. Бейл замер, словно его ударили под дых. На него с невыразимым презрением смотрела Винама Наберрие. Женщина неторопливо подошла, шурша подолом темно-синего платья, карие глаза впились в побледневшее лицо Органы. С минуту они смотрели друг на друга, а затем Бейла обожгла тяжелая пощечина.

Матриарх семьи Наберрие брезгливо вытерла ладонь о платок, извлеченный из-за отворота рукава, отбросила его в сторону и вышла, надменно покачивая перьями, украшающими замысловатую прическу набуанской аристократки. Бейл, словно во сне, вытер пальцами каплю крови, выступившую в царапине, оставленной тяжелыми перстнями женщины. Выдохнув, он постарался взять себя в руки. Надо поспешить, вдруг удастся догнать Лею...

Бейл шагнул, в следующий миг его волосы встали дыбом. Прямо на него смотрели золотые глаза, подернутые тонкой алой сеткой.

- Ну вот мы и свиделись, Бейл, - пророкотал Вейдер, растягивая губы в жутком оскале. Органа попятился, но его тут же опутало нечто невидимое, полностью обездвижив.

- Я вижу, Бейл, ты намеков не понимаешь, - твердые пальцы в кожаной перчатке перекрыли мужчине кислород отточенным движением. - Пеняй на себя.

Ладонь хлестнула по боку, и Бейла скрючило от острого приступа боли. Ситх удовлетворенно осмотрел корчащегося в невидимых путах вице-короля, с наслаждением втягивая трепещущими ноздрями насыщенный болью и бессильной ненавистью воздух.

- Знай свое место, Бейл, - Вейдер слегка пихнул носком сапога рухнувшего на пол мужчину. Довольно хмыкнув, лорд развернулся и вышел из помещения. Органа с трудом встал, тяжело дыша, поправил одежду... и направился к распахнутым дверям.

Вокруг бурлило празднество, но ему было не до этого. В боку покалывало, настроение свалилось куда-то в преисподнюю.

- Бейл, - холодный голос Брехи вырвал мужчину из сумбурных размышлений. - Вот ты где. Идем. Пора лететь.

Бейл покорно кивнул, в последний раз мазнув взглядом по залу. В середине кружилась в танце с каким-то высоким коротко стриженным подростком Лея. Брюнет уверенно вел партнершу по мраморному полу, не обращая внимания на недовольные взгляды принцессы. Рори с сожалением вздохнула, шагая рядом с матерью.

***
Бейл застонал, с трудом встав с постели. Его мутило, голова кружилась. Неожиданно из носа потекло что-то теплое, и Органа, поднеся пальцы к лицу, с холодком понял, что это кровь. Он шагнул вперед, пытаясь позвать на помощь, но ноги подкосились, и мужчина рухнул на пол, корчась от боли. Дверь распахнулась и вновь закрылась.

- Бреха... - выдохнул Бейл, царапая пальцами пол. - Помоги...

- С чего это мне помогать тому, кто медленно травил меня несколько лет подряд? - холодный голос супруги вонзился в мозг раскаленным лезвием. - А я грешила на нервы и прочее...

- Нет, - из последних сил попытался оправдаться Органа. - Это не...

- Какая трагедия, - безжалостно продолжила королева, - Его Императорское величество Шив Палпатин уже прислал свои соболезнования по поводу моей утраты. Я ему очень признательна. Прощай, Бейл.

- Нет...

Дверь закрылась, оставляя вице-короля умирать в одиночестве, пока королева отдавала приказы их не беспокоить и вновь возвратилась к себе в комнату. Впервые за несколько лет она спала крепко и сладко.

***
Вейдер удовлетворенно улыбался, глядя сквозь окно на огни Корусканта. В кровати тихо сопела утомленная Мотма, а ситх вспоминал корчащегося у его ног Бейла и довольно скалился. Удар, который ему показал Люк, научившийся этому у Андедду, убьет наглеца через шесть часов. Последовательно откажет печень, почки, парализует легкие и откажет сердце. Смерть будет долгой и очень мучительной.

Вейдер снова довольно усмехнулся, размял плечи и отправился спать. Завтра с утра его ждет очень приятное известие... А там и до остальных заговорщиков дело дойдет.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
darketo31
сообщение 25 Июль 2016, 18:11
Сообщение #98



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 101
Регистрация: 2 Декабрь 2014
Из: Одесса
Пользователь №: 9519
Раса: человек



Глава 42. Камушек в жерновах.

- Ну, что, полегчало? - иронично осведомился Люк, завтракая в компании отца. Палпатин отсутствовал, Лея и Винама еще спали, так что можно было спокойно поговорить и обсудить некоторые моменты.

- Не совсем... - скривился Вейдер. - Не спорю, это было приятно, кроме того, запись, присланная с Альдераана, повеселила, но... Проклятье!

Кулак мужчины стукнул по столу, и массивный предмет мебели подпрыгнул вместе со всем, что на нем стояло. Осторожно заглянувшая на шум Белена спокойно обвела помещение взглядом и вновь скрылась за дверью.

- Этого было мало! Бейл слишком легко отделался... - прорычал ситх. Чашки с блюдцами задрожали. Люк невозмутимо отпил глоток кафа, его Сила привычно окутала раздраженного мужчину теплым коконом, успокаивая вздыбленные нервы Вейдера.

Лорд длинно выдохнул, прикрывая полыхнувшие на миг золотом глаза, и нервно цапнул чашку. Постепенно он расслабился, дегустируя ароматный напиток.

- Иначе никак, - сочувственно посмотрел на отца Люк. - Сам понимаешь... Можно было удавить поганца после долгих пыток, но, увы... Зато его смерть выглядит естественно.

- И что ж там естественного? - изумился ситх, вспоминая просмотренные сразу же после раннего пробуждения здорово поднявшие ему настроение кадры. Умирал Бейл долго и крайне мучительно. Его рвало кровью, спазмы мышц медленно ломали кости, он задыхался, мужчина выл, пытаясь ползти и звать на помощь, но Бреха была очень умной и предусмотрительной женщиной.

Как она и хотела, их никто не беспокоил.

- Как что? - крайне знакомым движением дернул бровью Люк, - его смерть была естественной для отравленного. Конечно, никто ни в чем Бреху прямо не обвинит, но предстоящая чистка среди слуг, докторов, а также Службы Безопасности натолкнет всех заинтересованных лиц на нужные мысли. Вице-король захотел примерить предмет одежды, который был ему не по статусу, и... облажался. Королева безутешна и страдает, однако, она вскоре утешится, тем более, что ее здоровье очень быстро пойдет на поправку, что даст дополнительное обоснование появившимся слухам.

- Бейл ее действительно травил? - с интересом спросил мужчина, подтягивая к себе Силой тарелки с ломтями мяса и пышными лепешками.

- Да, - невозмутимо кивнул Люк. - Я просканировал Бреху, пока она стояла в прострации. Все очень тонко... она от природы хилая, это да, однако чувствовалось нечто... ммм... это как запах. Или привкус. Нечто постороннее. Так что, скорее всего, да.

- А теперь и не спросишь...

Люк только ослепительно улыбнулся.

- Зато насчет Гарма у тебя полная свобода действий, - подбодрил отца подросток. Лорд хищно сверкнул зубами.

- Это да... Мастер подсластил пилюлю. Хоть что-то хорошее! Попадется он мне... - мечтательно вздохнул Лорд.

- Попадется, - уверил его сын. - Обязательно.

***
- Все готово?

- Да. Как сообщил агент, Наследник отбывает через неделю. Так что, это наш шанс.

- Прекрасно, - потер ладони Джерек. - Как там наша гостья?

- Я с ней уже закончил, - самодовольно прикрыл глаза Джорус. - Все... Идеально.

- Надеюсь. Второго шанса не будет, вы же знаете.

- А он нам и не понадобится... - на губах бывшего джедая расползлась злая усмешка. - Всё... Идеально.

****
- Лорд Тремейн, Кассия Тан по вашему приказанию прибыла.

Глава Инквизитория поднял голову от досье, которое внимательно читал, и окинул взглядом вошедшую вместе с одним из наставников-инквизиторов девушку.

Молодая, двадцать пять лет. Светлые волосы - натуральная блондинка. Серые глаза. Безмятежное выражение миловидного лица. Высокая, с прекрасной фигурой, движется легко и плавно, грациозно. Сила свидетельствовала, что она слабенькая Одаренная.

Мужчина опустил глаза, продолжая просматривать досье. Девушка прошла суровый отбор вместе с еще пятьюдесятью претендентами и стала в этом своеобразном соревновании уверенным победителем. Спокойная, невозмутимая, она была лучшей ученицей. Наставники приводили ее в пример и дали великолепные рекомендации. Тремейн еще раз бегло пролистал информацию и довольно кивнул. То, что надо.

- Кассия Тан...

- Да, милорд, - слегка наклонила голову девушка. Инквизитор ощущал ее волнение, но внешне она оставалась совершенно невозмутимой, только в глазах сиял легкий интерес.

- Итак, Кассия, поздравляю. Месяц назад ко мне поступила просьба, исходящая от госпожи Белены, домоправительницы Наследника. В связи с некоторыми обстоятельствами, госпожа сочла, что штат обслуживающего персонала требует расширения. Были даны заявки, мы произвели отбор. Ты вошла в число тех, кто подошел под предъявляемые Наследником и госпожой Беленой требования. Так что... Поздравляю. У тебя есть сутки на сбор вещей, отдых и прочее. Завтра ровно в пятнадцать ноль-ноль ты должна быть здесь, вас будет ждать сопровождающий. Твои документы и рекомендации... Можешь идти. Надеюсь, ты не посрамишь своих наставников.

Девушка присела в безупречном книксене и вышла, фонтанируя радостью. Такой шанс! Стать частью штата слуг, находящихся при Наследнике Императора! Это просто мечта. Отделение Инквизитория, где готовили обслуживающий персонал для высших лиц государства, было не очень многочисленным, хотя поступало туда много соискателей. Однако требования были крайне высокими, их придерживались неукоснительно, Наставники постоянно следили за своими подопечными, отсеивая наглых, ленивых, обуреваемых самомнением или желающих использовать положение для личных нужд, а также попросту ненадежных.

Быть личным слугой кого-то из императорской семьи не так просто и легко, как кажется. Постоянно находиться рядом с теми, кто способен убить по причине плохого настроения, просто посмотрев в твою сторону, или искалечить, не рассчитав Силы, ведь то, что для Вейдера, к примеру, легкий толчок Силой, для других - смертельный удар, превращающий в мешок с костями.

Конечно, в последние годы таких эксцессов не было, но вот в первые пару лет случалось, и слухи о том, как иногда проявляется неудовольствие сильных мира сего, ходили до сих пор. Про Наследника ничего ужасного не сообщали, подросток обращался с теми, кто его окружал, ровно и вежливо, что не могло не радовать, да и Вейдер в принципе на слуг внимания практически не обращал, он пропадал на флоте, а во дворце Императора или в своем личном бывал наездами, и эти визиты вполне можно было пережить.

Будущих слуг готовили крайне тщательно, парни и девушки изучали множество дисциплин, которые, казалось бы, на первый взгляд и не нужны. Психология, причем крайне специфическая, умение четко, внятно и красиво говорить, держаться с достоинством в любой ситуации, понимание, как и что делать, если работодатель разозлился... Перечислять можно было долго.

Однако, тех, кто прошел отбор и выучился, можно было поздравить. Высокая оплата компенсировала зачастую ненормированный рабочий день, а некоторые мелкие привилегии и ощущение причастности к власти помогали смириться с постоянным надзором спецслужб и опасностью попасть под горячую руку.

Особенно ученики отделения мечтали попасть на службу к Наследнику: он своих личных слуг никогда не гнобил, часто поощрял материально или еще как-нибудь и не требовал от них чего-то невозможного или унизительного. Просто мечта.

И Кассии повезло в эту мечту попасть.

Девушка довольно вздохнула, сжимая кулачки: орать от радости на весь Корускант было нельзя, хотя и очень хотелось. А теперь у нее есть время повидать родителей, и жаль, что нельзя остальным похвастаться, да и нет у нее друзей среди обычных людей. А теперь и не будет, скорее всего: слуги жили по месту работы, изредка переезжая вместе с работодателем, а такое понятие как "отпуск" было не у всех. К примеру, Белена, домоправительница Люцифера, постоянно находилась на Корусканте и только пару раз путешествовала вместе с принцем. Зато и влияние у нее было такое, о каком многие придворные и не мечтали...

Вздохнув, девушка вышла в холл и на секунду остановилась, задумчиво рассматривая себя в поверхности черной отполированной колонны. Стандартная одежда скучного серого цвета. Простое длинное платье, скромное, надоевшее за время учебы до ужаса. Сегодня последний день, когда она его носит.

Теперь она будет носить форменную одежду, указывающую на место ее работы. Конечно, некоторые личные слуги Наследника, имеющие неслабые привилегии, как, к примеру, Белена и ее помощница Делора, форму не носили, обходясь эмблемой на рукаве, но она в их число не входит и о таком может только мечтать. И надеяться, что эта самая форма будет хоть немного симпатичной.

Вертящиеся в голове мысли натолкнули девушку на идею, и она сильнее сжала в руке сумочку с кредитками. Ее ждал магазин готовой одежды, не слишком дорогой, она пока что разгуляться и порадовать себя чем-то особым не может, но почему бы и не прийти в гости к родителям в обновке? Да и подарок можно присмотреть...

Оглядевшись, Кассия подошла к стойке, за которой находился дежурный. Порядки здесь царили строгие, и посторонние спидеры, аэрокары и шаттлы очень не приветствовались, однако, учащимся было разрешено пользоваться приписанной к инквизиторию техникой. Подтянутый мужчина самого сурового вида поднял голову, сканируя подошедшую Кассию холодными глазами.

- Скажите, я могу вызвать спидер или аэрокар?

- Имя? - невозмутимо протянул руку дежурный.

- Кассия Тан.

Мужчина внимательно изучил информацию, высветившуюся на экране после того, как девушка приложила к сканеру свое удостоверение, и слегка улыбнулся.

- Выпускница? Поздравляю. Куда?

Девушка назвала адрес, и дежурный ввел запрос. Отвлекшаяся на шум Кассия не увидела, как на мгновение остекленели глаза мужчины и он ввел дополнительную команду, которую тут же стер. Через секунду он уже внимательно смотрел на экран.

- На третью площадку. Через десять минут. Остался только большой аэрокар. Сегодня у нас аншлаг, - пошутил дежурный.

- Спасибо большое, - вежливо улыбнулась Кассия, поспешив в указанное место. Вскоре на площадку опустился аэрокар. Девушка бодро в него погрузилась, готовясь хотя бы посмотреть на красивые вещи, чего она была лишена последние несколько лет, аэрокар поднялся в воздух и понесся к цели. Весело улыбающаяся девушка, смотрящая в окно, неожиданно закашлялась и сползла на сиденье, погрузившись в сон. Перегородка, отделяющая кабину, поднялась, и в салон проскользнула точная копия спящей, даже одетая так же. Она сняла с девушки скромное колечко и сережки, надела их на себя, забрала сумочку и принялась поправлять прическу, приводя ее в полное соответствие с прической Кассии. Последним штрихом стала обувь.

Аэрокар опустился на площадку, фальшивая Кассия направилась в магазин. Наблюдатели, уже ожидающие девушку, понимающе переглянулись. Ничего нового, все как у всех. Шмотки, подарки...

Машина поднялась в воздух, унося спящую Кассию навстречу гибели. Наблюдатели, стандартно проверяющие выпускников на вшивость, скучали, не видя и не слыша ничего подозрительного. Двойник вел себя безупречно. Она выбрала не слишком дорогое платье для себя, подарки родителям и отправилась в гости.

Лишнего не говорила, по злачным местам не шлялась, никаких предосудительных и подозрительных визитов и звонков не делала. В общем, вела себя образцово. В три часа она уже стояла в холле, вместе с еще пятью счастливчиками, ожидая куратора группы.

Еще через четыре часа, пройдя все проверки и получив пропуск и все необходимое, полагающееся слугам Наследника, источающая волнение девушка примеряла форменное платье с эмблемой утренней звезды на левом плече. Всех новичков разместили в помещениях, расположенных на территории сектора, принадлежащего Наследнику, провели инструктаж и оставили обживаться.

Кассия в волнении обошла свою комнату, попрыгала на месте, тихо попискивая от восторга и сжимая кулачки.

Все получилось. Завтра ее ждет первый рабочий день.

***
Джорус активировал датапад, прочитав поступившее сообщение.

- Внедрение состоялось. Дубль уже во дворце.

- Наблюдатели? - повернул к нему лицо Джерек, оторвавшись от просмотра каких-то данных.

- Все в полном порядке. Сработал план Аурек.

- Замечательно, - кивнул миралука, вновь возвращаясь к своим делам. - Кстати, Ксизор землю роет. Оно хочет действия, - скривился бывший инквизитор.

- Эта ящерица смеет что-то требовать? - брезгливо поднял бровь Джорус. - Какая наглость.

- Пока что он нам полезен... - заметил миралука, не отрываясь от датапада.

- Пока что... - пожал плечами Джорус. Неожиданно пискнул датапад, и бывший джедай, нахмурившись, прочитал еще одно сообщение. - Так. Давай отмашку Ксизору, пора ему вступать в игру.

- Хорошо.

****
- Последние данные по Гарму, милорд, - Дерин, один из адъютантов Вейдера, протянул ситху планшет. Мужчина на ходу просмотрел информацию и кивнул.

- Прекрасно. Вылет через три часа. Начинайте подготовку.

- Слушаюсь, милорд!

Адъютант умчался, Люк, идущий рядом с отцом по коридорам "Истца", слегка улыбнулся.

- Ну надо же. И не трясется. И десяти лет не прошло!

Вейдер фыркнул, из-за шлема это получилось устрашающе. Встречающие их клоны дружно вытянулись.

- Милорд!

- Вольно, - пробасил ситх, не сбавляя шага. Люк скользнул взглядом по стоящему первым клону и нахмурился, остановившись.

- Полковник Уилл. Приветствую. Что с вами?

Мужчина стянул с себя шлем, недоуменно посмотрев на подростка.

- Милорд?

Люк прищурился, разглядывая того, кто когда-то показывал ему корабль. Его первая экскурсия по "Истцу". За эти шесть лет Уилл... постарел. Не сильно, но больше, чем это должно было быть. Появились морщины, седина побила виски, и довольно сильно.

- Раны ноют? - утвердительно произнес Люк, задумчиво вертя в голове мысль, что вылезла проблема, которой он вполне может заняться. Раннее старение клонов. Вспомнился клон на Ондероне. Совершенно седой.

- Мм... - Уилл смутился. Люк шагнул вперед, взяв его за руку. Сила послушно хлынула вперед, захлестывая полковника с головой. Воин покачнулся, потрясенно моргая. Стоящие позади его собратья подошли ближе, совершенно не опасаясь попасть под раздачу: весь легион отлично знал об особом к себе отношении со стороны Наследника.

- Лучше?

- Колено ныть перестало, - обескураженно уставился на Люка Уилл. - И ребра...

- Почему молчали? - недовольно нахмурился Скайуокер. - Здоровье - штука хрупкая.

- Ну... - замялся Уилл, пряча глаза. Люк укоризненно покачал головой. От клонов полыхнуло смущением и надеждой. Время к этим воинам, прошедшим самые жестокие мясорубки, было немилосердно. Еще несколько лет, и их начнут списывать. А это...

Для них это смерть.

- Я понимаю, - мягко улыбнулся Люк. - И займусь вашей проблемой сам. Посмотрим, что я смогу сделать.

Уилл молча выпрямился, отдав честь. Парень кивнул и направился в сторону кабинета отца, спину ему сверлили полные отчаянной надежды взгляды бойцов Пятьсот первого легиона. Люк прищурился, начиная мысленно прикидывать, как можно решить эту проблему, так не вовремя вылезшую. "Кулак Вейдера" сплошь состоял из клонов. Выращенные специально для войны, прошедшие множество битв, они имели громаднейший опыт по ведению боевых действий и выживанию на войне.

И терять этот поистине золотой фонд армии и флота только по причине ускоренного старения - просто глупо и по-настоящему преступно. Значит, этот вопрос требует его рассмотрения, он единственный в семье имеет опыт целительства. Вейдер по совершенно другой части, он убьет миллионы, но не сможет вылечить даже перелом. Скорее, угробит своими усилиями. Палпатин? Тот тоже не умеет. Нет, он сможет подстегнуть регенерацию, направив на это ресурсы организма, сможет что-то срастить Силой... Но и только. Зато разбирается в становлении Призраком Силы и переселении в специально выращенное тело, насколько известно Люку.

Так что... Придется ему. Ну, и каминоанцам, которым была заказана армия. Надо будет навести справки. А пока...

- Отец, я присмотрел для твоей Черной эскадрильи несколько талантов.

- Они так хороши? - откинулся на спинку кресла ситх. Люк улыбнулся.

- Они великолепны. И их ни в коем случае нельзя отпускать из флота. Понимаешь, отец? Ни в коем случае! Они должны быть верны Империи.

- Имена?

- Хан Соло и Сунтир Фел. Гарантирую, ты будешь доволен.

- Снова твои видения? - остро взглянул снявший шлем ситх. Подросток кивнул.

- Да.

- Еще кто-то есть?

- Да... Вот список подходящих кандидатов, но первые два - вне конкуренции. А себе я тоже кое-кого заберу... В разведку.

****
- Господин Иссард.

- Принц Ксизор, - слегка кивнул Арманд. - Что вас привело на Корускант?

- Дела, дела... - вздохнул фоллинец, скользя взглядом по обстановке кабинета и его хозяину. Обычно всегда блестяще выглядящий глава СИБ был привычно подтянут, но ощущалась какая-то подспудная надломленность, тут же отмеченная опытным главой криминального картеля.

Ксизор мысленно довольно потер руки: слухи и тщательно собранные данные не врали. Арманд действительно впал в немилость. Конечно, император обставил все тонко, но те, кто знал, на что обращать внимание, могли увидеть еле заметные намеки на реальное положение дел.

Тут тебе и повышение дочери Арманда, с головой нырнувшей в повседневную рутину СИБ, и то, как Палпатин иногда смотрел мимо разведчика, с прохладцей в глазах, и равнодушие Вейдера, ранее тесно сотрудничавшего с мужчиной.

Все сигнализировало об опале. Пока неявной... Но это только пока. Уже пошли шепотки, что отставка, которая в таких ведомствах и для таких высокопоставленных персон может быть только ногами вперед, уже не за горами. Ксизора данное положение дел радовало до чрезвычайности: если он сумеет заполучить в союзники, пусть и временные, Иссарда, то Вейдера ничто не спасет.

Фоллинца сжигала жуткая ненависть, но он готов был подождать, а потом насладиться результатом своих интриг. Конечно, очень хотелось нанести удар побольнее, к примеру, использовав в качестве жертв детей Лорда, но, увы! Проведенное расследование показало, что не все так просто. Как ни странно, достать Вейдера было реальнее, чем его потомков.

Принц постоянно пребывал на Корусканте, а если куда-то и летал, то только на "разрушителях", и принимались беспрецедентные меры безопасности. Принцесса? Она на Набу, а поместье охраняют не только воины семьи Наберрие.

Так что, оставались только диверсии. Тщательно просчитанные, учитывающие даже самые невероятные мелочи. Ксизор знал, как поплатились за попытки покушения те же Пророки Темной стороны. Что с того, что они помогали Палпатину вознестись на вершину и были чрезвычайно полезны? Их стерли с лица галактики, причем, буквально.

Поэтому, для успеха дела ему требовался тот, кто вхож к императорской семье, причем свободно. Что с того, что Иссард в опале? Допуск у него до сих пор имеет высший приоритет. Он имеет доступ к такой информации, которой не владеет никто, кроме него, он знает те мелочи, что могут помочь осуществить задуманное, а значит...

Надо сделать все, чтобы склонить его на свою сторону. И тут любые средства будут хороши.

Фоллинец учтиво улыбнулся, протягивая хозяину кабинета деку с крайне интересной информацией и напрягая железы, выделяющие феромоны. Так, слегка... По чуть-чуть повышая концентрацию веществ, поступающих в воздух.

Арманд, увлеченный просмотром данных, будет просто дышать... И просто проникаться доверием к Ксизору. Тоже по чуть-чуть... Так, чтобы это не стало заметно сразу, Иссард парень ушлый и заметит странности в своем восприятии на раз.

Но вот если осторожно...

- Хм... - Иссард оторвал взгляд от деки, смотря на сидящего с самым безобидным видом Ксизора. Мысленно разведчик поморщился: пусть фоллинец и похож на человека, но им он не является по определению. Эта зеленая кожа... Когти... виднеющиеся около висков рудиментарные чешуйки. Так, узор на коже, но если знать, от кого ведут происхождение фоллинцы...

Мерзкая рептилия. Пресмыкающихся и прочих чешуйчатых Арманд ненавидел до дрожи. С детства. И видеть это сидящим в кресле напротив... Фу. Особенно мужчину возмущал тот факт, что с этим... гадом... надо было работать. Плотно и тщательно. Правда, терпеть такое положение дел оставалось недолго: Глава СИБ уже успел бросить взгляд на анализатор воздуха, выводящий данные прямо на столешницу, так, чтобы это не было заметно посетителям, и отметить радующий душу факт - Ксизор зарвался.

Наконец-то!

Разведчик довольно прищурился, что тут же заметил принц, и постучал пальцем по краю деки.

- Забавные данные. Даже очень.

- Рад, что вам понравилось, - светски улыбнулся фоллинец, и Иссарда внутренне перекорежило. Оно еще и улыбается! Ну ничего, недолго тебе радоваться жизни. Впрочем, что-то он отвлекся. Рыба клюнула, теперь надо ее подсечь и вытащить из глубин. Осторожно, следя, чтоб не сорвалась.

- Особенно мне понравился последний абзац, - лениво произнес брюнет, сверля развалившегося в кресле гуманоида тяжелым взглядом. - Очень. Понравился, - процедил Арманд.

Ксизор прикрыл тяжелые веки, напуская на себя невозмутимый вид.

- Я своим соратникам всегда готов оказать помощь. А мы ведь соратники, не так ли? Мы выполняем одну миссию, несем процветание и благоденствие в империю, работаем на благо государства, - пафосно простер руку принц, и Арманд с трудом подавил фырканье. Ну надо же! Глава преступного картеля заявляет о том, что он несет процветание и благоденствие! Для него лично - это да, с этим Иссард согласен. А вот как быть с остальными?

- Предположим... - холодно сложил руки на груди брюнет, и глаза фоллинца на мгновение блеснули радостью. Ему не отказали сходу, в кабинет не ворвались крепкие ребята с кандалами, на него не наставили оружие... Значит, шанс появился. А теперь его надо закрепить.

Железы выпустили еще порцию феромонов, на что Арманд отреагировал затуманиванием глаз. Ксизор запаниковал. На радостях от того, что все начало получаться, он не рассчитал дозу и теперь со страхом ждал наступления последствий. Не дай боги сообразит!

Иссард недовольно поморщился и потер пальцами висок, настороженно зыркнув на застывшего в кресле фоллинца. Тот выдал самый невинный и безмятежный взгляд из своего богатого арсенала, делая вид, что совершенно ни при чем.

- Гхм... - прокашлялся разведчик. - Итак, на чем мы остановились?

- На последнем абзаце, - любезно подсказал принц, едва не рухнув от облегчения.

- Абзац... Да, - тяжело уронил Арманд, выпрямляясь. - Я считаю, что последний абзац расписан недостаточно... щедро.

Синие глаза гуманоида довольно сверкнули, он азартно подался вперед. Время торговаться...

Через час, когда Ксизор ушел, Арманд тяжело откинулся на спинку, потирая лицо.

- Вы все зафиксировали?

- Да, факт воздействия феромонами естественного происхождения зафиксирован, - из-за замаскированной двери вышел неприметный человек в маске химической защиты, со шприцом в руках. Арманд задрал рукав и ему тут же вкололи антидот. Так, на всякий случай. - Отчет составлен и прикреплен к делу.

- Отлично, - выдохнул Иссард, направляясь в ванную. Жутко хотелось помыться, впрочем, это являлось и насущной потребностью. Мало ли что могло на коже и одежде осесть. - Очистите воздух и вообще проведите санацию!

В ванной Арманд достал из шкафчика пинцет, после чего аккуратно вытащил фильтры, вставленные в ноздри. Разумная мера предосторожности, ящерице СИБовец не доверял от слова "совсем". А произошедшее только укрепило его в этом убеждении.

- Ну, зеленокожий, я с тобой за это рассчитаюсь отдельно! - прошипел мужчина, обрызгивая себя специальным спреем. - Ты мне за это ответишь! Хорошо, что я отреагировать успел!

Состав, уничтожающий следы химической атаки, пах гадостно, но дело свое делал на "отлично".

***

- Итак, внук, - Палпатин посмотрел на внука и довольно улыбнулся. - Думаю, пришла пора выпустить тебя в свободный полет.

- Дедушка? - выдохнул Люк, поедая мужчину восторженным взглядом.

- Как обстоят дела в отряде?

- Отлично, - отрапортовал подросток. - Группы переукомлектованы, проведен подбор вооружения.

- Гален и Корто?

- Гален войдет, Корто - нет. Другая специализация. Но я решил добавить двух новичков.

- Кого именно?

- Льер, инквизитор второго ранга, и бывший джедай Брис. Они отлично сработались, проходя практику у магистра Марека.

- Хмм... А он не против?

- Главное, что они - "за", - ехидно ухмыльнулся Люк. Палпатин хмыкнул. Да, Кенто Марек кого угодно достанет. Впрочем, Гален уже сейчас совершенно не срамил своего отца, поддерживая славную традицию издевательства над разумными, всячески развивая свои таланты, что жутко не нравилось Лее. Принцесса соратника своего брата терпеть не могла, они без конца грызлись друг с другом при встречах, за чем все следили с неослабевающим интересом, но пока что счет побед на этом поприще был равным.

Боевая ничья.

- Какова моя задача?

- Их будет несколько. Первая. Ты проводишь сестру и госпожу Винаму домой, на Набу. Затем, оттуда летите на Татуин, потом Ботавуи, Ланник, Кашиик, Ондерон, Куат и Карида. Здесь список задач.

- Кратко?

- Кратко... Меня беспокоят несколько вещей, - Палпатин задумчиво шевельнул пальцами. - В последнее время активизировались ботаны. Торговцы информацией неожиданно зашевелились. Уже зафиксирован их интерес к вещам, которые этих животных совершенно не касаются. А именно - Глубинные Миры. Мне это не нравится...

Люк кивнул, понятливо прикрыв на мгновение веки. Сидиус не распространялся, но подросток смутно помнил, что с некоторыми планетами связаны исследования императора в области клонирования и переселения душ. Это были личные проекты ситха, и Люк с Вейдером в это не лезли. Впрочем, как и император не лез к Люку, терроризирующему голокрон Андедду. Мужчина только пару раз поинтересовался техниками, но потом прекратил это дело. Что-то там конфликтовало у него, знания не сработали, взаимно исключая друг друга.

Кроме того, воспитание давало о себе знать, Сидиус твердо придерживался принципа, что спасение утопающих - дело рук самих утопающих, и родство на это не слишком влияло. Люк и Вейдер были не против такого отношения, у них тоже паранойя и мании зашкаливали за все разумные пределы и были свои способы противодействия разным неожиданностям, а уж сейчас, когда подросток начал подбираться к тайнам Темного исцеления, так вообще все наладилось. Почти.

- Татуин. Формально он не в Империи, но... После того, как там активно отдохнул Вейдер, место главы картеля опустело. Началась грызня, победителем в которой стал некий хатт Граккус. Этот слизняк обошел конкурентов на повороте, перетащил на планету свой дворец...

- Ого!

- Да, и теперь наводит свои порядки, причем довольно успешно.

- А при чем здесь мы?

- Все просто. Поступили сведения, что Граккус имеет контакты с джедаями. Во всяком случае, некоторые безделушки в его дворце весьма интересны.

- Даже так, - выдохнул Люк, едва не облизываясь. - Хатта надо навестить.

- Навести, - благосклонно кивнул Император. - Дальше. Ланник. Подозрение на беглых джедаев. Была пара странных случаев. Кашиик. То же самое. Кроме того, напомни этим волосатым зверям, что хоть я отменил бомбардировку и оккупацию планеты, это еще ничего не значит. Всегда можно поставить дату на приказе завтрашним числом. Ну и Ондерон. Переговоры с джен`саарай прошли успешно, однако, я хочу чтобы и ты побеседовал с Шаак Ти. Она прибудет на планету по первому требованию. Куат. Начата разработка какого-то принципиально нового истребителя. Оцени.

- С удовольствием, Ваше Императорское величество! - сладко улыбнулся Люк, блестя глазками. Сидиус хмыкнул. Вот же ж потомки у него...

- Карида?

- Пусть Академия не расслабляется.

- Хорошо... Тогда, раз Кашиик, надо брать Энсина. И... Я знаю, кто мне нужен, - на лице подростка расплылась коварная ухмылка. - Дам вызов на Кариду.

- Ты кого-то присмотрел?

- Да. Посмотрю на них в боевых условиях.

- Хорошо. Тогда можешь приступать. В качестве транспорта...

- "Месть".

- А вот и нет, - хмыкнул император. - Контр-адмирал Траун сейчас в другом регионе. Полетите на "Беспощадном".

- Кто командует?

- Адмирал Тиаан Джерджеррод.

***
- Лея... - Люк задумчиво почесал нос, глядя на все еще копошащуюся сестру. - Я, конечно, все понимаю, но это уже слишком. Сколько можно?

- Столько, сколько нужно, - фыркнула девушка, продолжая невозмутимо прихорашиваться перед зеркалом. - Солдафон!

- Ага, - поджал губы подросток, сверля Лею взглядом. - Значит, по-хорошему не хочешь. Хорошо. Тогда будет по-плохому. Гален! - заорал Люк. В двери заглянул Марек, на которого принцесса уставилась с нескрываемым отвращением.

- Звали? - весело оскалился Гален, прислоняясь к двери. Люк кивнул и молча ткнул рукой в направлении сестры. Невозмутимо сидящая в кресле Винама с интересом стала ожидать продолжения спектакля.

- Это Лея. Она медленно собирается и вообще меня бесит. Ставлю задачу. Переместить ее на корабль. Можешь делать что хочешь, мне все равно. Но через полчаса она должна быть в своей каюте. Единственное условие - не калечить.

Люк вылетел за дверь, и Гален уставился на Лею нехорошим взглядом.

- Ну, что, принцесса? Ноги в руки и бегом?

- Вот еще! - надменно задрала нос девушка. - Тебе приказали, вот ты и "бегом".

Марек с минуту сверлил Лею взглядом, после чего демонстративно сложил пальцы в замок, с хрустом их размяв.

- Сейбером по башке и на плечо.

- Ты не посмеешь! - слегка побледнела девушка, отступив на шаг. Брюнет злорадно оскалился.

- Спорим?

Лея беспомощно оглянулась на Винаму в поисках поддержки. Женщина демонстративно достала маленькое зеркальце, проверяя, не размазалась ли косметика. Гален довольно потер ладони.

- Ать-два! Ать-два! Левой! Левой!

Девушку затрясло.

- Убью!

- Кишка тонка, милая! - доверительно сообщили ей, и терпение принцессы лопнуло окончательно. Она опрометчиво шагнула вперед, а в следующий миг, взвизнув, уже висела на плече Галена.

- Бабушка! - взвыла Лея, пытаясь дозваться до совести родственницы. Винама весело оглядела довольную морду подростка и умиленно сложила на груди руки.

- Ах, эта молодость! Сколько воспоминаний...

Дама ностальгически вздохнула, демонстративно промокнув вышитым платочком уголок глаза, и величаво выплыла из помещения. Марек злорадно оскалился.

- Ну, что, принцесса? Так ехать будешь или все же ножками?

- Пусти меня! - процедила Лея, злобно сверкая глазами. - Сама пойду!

- Вот так бы и сразу... - безмятежно отозвался Гален, ловко ставя девушку на ноги.

- Хам! - фыркнула Лея и поспешила уйти, шурша юбками. - И мужлан!

- Ну не знаю... - задумчиво посмотрел в потолок Марек. - По словам отца, моей матери, его супруге, такое нравилось.

- Не раскатывай губу, Гален! - рявкнула девушка, ускоряя шаг. - Я тебе не супруга! Можешь и не мечтать! Такого не будет!

- Это мы еще посмотрим... - тихо прошептал подросток, поймав на себе быстрый взгляд Винамы. - Еще не вечер, милая принцесса!

В глазах матриарха Наберрие мелькнуло что-то странное.

***
Адмирал Тиаан Джерджеррод напряженно следил, как к кораблю подлетает лямбда-шаттл.

Офицеры изобразили торжественное построение, готовясь встретить высоких гостей. Опустился трап, первым вышел Наследник, тут же направившийся прямиком к адмиралу. Офицеры рявкнули приветствие, подросток кивнул, из шаттла высыпала целая толпа. Мрачная принцесса, пожилая леди, одетая в форменное платье блондинка, с интересом стреляющая глазами по сторонам, брюнетка, еще один подросток с двумя сейберами на поясе...

- Добро пожаловать, Ваше императорское высочество! Дамы. Господа.

- Адмирал. Отряд уже на борту?

- Да, Ваше...

- Милорд. Не так длинно.

- Да, милорд. Отряд размещен, багаж и прочее погружено на борт, ваши каюты тоже готовы.

- Отлично, - кивнул Люк. - Тогда в путь. Не будем терять времени. Показывайте каюты.

- Прошу.

***
Путешествие произошло штатно. Адмирал, ранее не сталкивавшийся с Наследником лицом к лицу и поэтому опасавшийся каких-либо неожиданностей, с удивлением обнаружил, что не все так страшно, как кажется. Подросток совершенно не лез с ценными советами, не мешал руководить и вообще заниматься привычной рутиной, он был постоянно занят тренировками со штурм-коммандос или проводил время с сестрой и прабабушкой.

Однако, как только дам высадили на Набу, все тут же изменилось. Адмирал еще раз все перепроверил, ища какие-либо неточности, огрехи или мелочи, которые могут в дальнейшем создать проблемы, однако, все было безупречно. Тиаан волновался. Он отлично понимал, что Наследник со своим напарником совсем не наивные мальчики и могут за себя постоять, что отряд штурмовиков в черных доспехах, отличающихся по дизайну от обычных, не цветочки нюхать летит, но в глубине души все равно трясся. Если вдруг что-то произойдет... Скажем так, проще будет самому застрелиться, если успеет, конечно.

***
Кассия присела в книксене, подавая беседующему с адмиралом и другом Наследнику каф. Подросток, кивнув, поблагодарил и продолжил беседу. Девушка забрала поднос и невозмутимо вышла, неслышно ступая. Внутри она просто дрожала от волнения. И месяца не прошло с тех пор, как она вошла в штат слуг принца, а уже путешествует с ним на "разрушителе". Огромная ответственность!

Госпожа Белена очень хорошо ее проинструктировала: как себя вести в присутствии парня, что он любит, что - нет, хотя Наследник был не привередливым в еде или напитках. Как к нему обращаться, что входит в ее обязанности. Домоправительница искренне заботилась о своем работодателе. Наследник платил ей полной взаимностью.

Белена и Делора обладали немыслимыми по меркам дворца привилегиями. К их услугам были все возможности принца, а также его отца и деда, относящихся к женщинам очень благосклонно. Люк Белену обожал, считая кем-то вроде няни, вырастившей его, и относился к ней и ее помощнице практически как к родне.

Баловал подарками, всегда был вежлив и внимателен, никогда не проявлял по отношению к ним агрессию, даже находясь в неадекватном состоянии. В отсутствие отца или деда Белена единственная могла остановить впадающего в бешенство Наследника. И это прекрасно знали все заинтересованные лица.

Кассия жутко волновалась, впервые знакомясь с принцем. Подросток просканировал ее взглядом, задумчиво хмыкнул, буркнув, что блондинок в его окружении явно прибавилось, постоял, рассматривая... И пошел к себе.

- Все, тебя запомнили, - пояснила странное поведение Наследника Белена. - Это хорошо. А теперь обсудим следующее...

Выяснилось, что Кассия будет сопровождать принца в поездке. Ничего особо сложного: привести в порядок одежду, накормить-напоить, если необходимо, бытовые мелочи. Корреспонденция и вообще дела лежат на плечах адъютантов, таковые в окружении Наследника тоже были, целых два. Когда-то был еще один, но он погиб во время покушения на Наследника.

Так что, Кассия займется бытом Наследника. Обычно его сопровождала Делора, но сейчас у нее был медовый месяц, и Люк предоставил женщине отпуск, причем крайне длительный, так что потребовалась замена. Девушка должна была справиться, ничего сложного ее не ждало, просто надо четко и вовремя исполнять свои обязанности.

И теперь Кассия из кожи вон лезла, показывая, насколько она хороший работник.

***
- Руви, созывай всех. Надо кое-что обсудить.

Винама дождалась ухода правнучки по делам, после чего собрала всю семью.

- Что за срочность? - мужчина присел в кресло, взяв стакан с прохладительным напитком. - Что-то стряслось?

- Как сказать, - задумчиво поджала губы женщина. - Просто я стала свидетельницей крайне интересной сцены. И ее требуется обсудить.

- Мы слушаем, - Сола расправила складки платья, - что случилось?

- Все знают Галена, сына магистра Ордена имперских рыцарей Кенто Марека? - Винама обвела сидящих внимательным взглядом.

- Конечно. Очень перспективный мальчик.

- Очень, - согласилась матриарх Наберрие. - Он проявляет интерес к Лее.

- Какой именно? - уточнила Пуджа.

- Насколько я поняла, парень не против в будущем назвать Лею своей супругой.

- Ну надо же... - поднял бровь Руви. - Еще один поклонник... А у него есть хоть какой-то шанс? Лея его съесть готова.

- Именно это меня и беспокоит, - нахмурилась женщина. - Они грызутся с огромным удовольствием. Это... подозрительно. Судя по всему, Гален ее зацепил.

- Тааак... - протянула Сола. - А можно подробнее?

***

Гарм Бел Иблис мрачно смотрел на стену, размышляя о том, что создание Альянса против Империи оказалось под угрозой.

Неудачи уже давно преследовали мужчину, но Иблис все надеялся, что эта полоса вскоре закончится и все образуется. Однако, практически все его усилия пропадали втуне.

Он с самого начала хотел, чтобы Кореллия и вообще Кореллианский сектор были полностью независимыми. Когда стало ясно, что вот-вот начнется военный конфликт, Гарм и Диктат Шила Меррикоп исключили Кореллию из голосования по закону «О создании армии», надеясь, что это даст им возможность не участвовать в использовании армии клонов. Нанятые им законники перерыли Конституцию Республики, но сумели обнаружить малоизвестную статью, известную как «Созерцание Херми», и ввели фразу olys Corellisi, которая означала «медитативное уединение».

Кореллия закрыла все свои границы. Полностью. В политических, коммерческих и военных отношениях. Однако, несмотря на все усилия, его любимый родной мир был втянут в Войны клонов после падения Дуро.

Дальше - больше. Собранное Палпатином чрезвычайное заседание Сената заставило Гарма вновь открыть границы. Первая крупная неудача... А потом канцлер стал Императором под гром аплодисментов. Гарм продолжил свое сопротивление. Он потихоньку заводил связи, налаживал знакомства, осторожно зондировал почву... Он нашел союзников, которыми стали Бейл Органа и Мон Мотма, Фанг Зар и некоторые другие. Сочувствующие были в армии, флоте и разведке, они поддерживали его и поставляли информацию.

Альянс практически сформировался, уже готов был Кореллианский договор, который регулировал его создание, но Бела вновь настигла неудача. Вначале смерть Фанга Зара от рук Вейдера, затем отказ Мотмы. Та, на которую возлагалось столько надежд, неожиданно нашла гораздо более важные дела, чем восстановление Республики.

Бел не сдавался. Он собрал небольшой флот, прекрасно оснащенный, он создал диверсионные и партизанские группы для нанесения ударов по форпостам Империи в Кореллианском секторе, он связался с пиратами и контрабандистами, договариваясь о нелегальных поставках оружия и прочем...

Однако, его устремления негативно отразились на семье. Супруга была сторонницей Империи, дочь поступила в Академию... Бел Иблис прибыл на Анкхорон, чтобы произнести речь в Политическом Центре Треитамма, и едва унес оттуда ноги. Взрыв едва не прикончил его, единственное, что обрадовало, так это то, что его семья задержалась в пути и не пострадала.

Тогда Иблис перешел на нелегальное положение. Он наносил удары и уколы, подрывал деятельность Империи, гадил, как мог. Органа оказывал ему поддержку, альдераанец горел желанием отмстить, он финансировал незаконную деятельность Гарма, не обращая внимания на супругу. До кореллианца даже дошли очень подозрительные слухи... Но он не обратил на них внимания, решив не вмешиваться, только раз намекнул в беседе.

Зря не вмешался. Бейл, судя по всему, переоценил себя и недооценил супругу... И Императора. Вице-король мертв, "по естественным причинам", как было заявлено в некрологе, но Иблис прекрасно видел глаза Брехи, читающей речь над гробом почившего столь рано супруга, и все прекрасно понял.

Здесь ему не рады, и помощи ждать с Альдераана отныне глупо. Бреха - не Бейл, она в первую очередь думает о своей планете, а не о мести Императору и Вейдеру. И давать средства на идеи, которые заранее провальны в ее глазах, не станет.

А теперь еще и мофф Флири Мору постоянно что-то мутит. Император назначил этого выскочку для поддержания имперского порядка в Кореллианском секторе, что Гарму не нравилось. Это сильно усложняло ему жизнь, а тут еще и у некоторых его собственных действий появились последствия, причем не те, на которые он рассчитывал.

Расплодились пираты и контрабандисты, появились работорговцы, эта мерзость, которую Иблис не переваривал. Те, с кем он договаривался о помощи, пусть и своеобразной, плевали на все, их заботила только прибыль и собственное выживание. И больше ничего. Слово "кореллианец" стало синонимом слова "контрабандист", и поделать ничего было нельзя. Проходящие гиперпространственные пути делали сектор слишком привлекательным для всяческого отребья, Гарм выпустил на свободу чудовище и теперь не мог с ним справиться. Совершенно.

Иблис вздохнул, тяжело поднялся и вышел на балкон. Небо медленно темнело, потихоньку зажигались звезды... Легкий ветерок слегка ерошил волосы мужчины.

Смерть Бейла спутала кореллианцу все карты. Ведь умер не просто житель Альдераана и его друг... Нет. Смерть вице-короля нанесла колоссальный ущерб. Финансирование, выходы на крайне интересных людей, информация, базы для отдыха и прочего, связи... Перечислять можно долго. А теперь... Теперь им будет гораздо труднее.

Гарм вздохнул и отвернулся от равнодушного неба. Его ждала работа.

***
Люк с наслаждением развалился в кресле, отдыхая после тяжелой тренировки с бойцами приданного ему отряда. Палпатин, обдумав все как следует, отдал ему штурм-коммандос. Воины, сменившие клонов-коммандос и клонов-теней. Оказывается, и такие были... Причиной такого решения была достаточно мутная история, случившаяся с Вейдером еще до того, как он нашел Люка.

По рассказу ситха, штурм-коммандос были сформированы вскоре после создания Империи и тогда же приданы в помощь Лорду. Однако, первое знакомство получилось не очень. Ситх в тот период жизни был практически невменяемым, а миссия на планете, где пропал сын ныне покойного Таркина, успехом не увенчалась. Одна из причин ненависти моффа к Лорду.

Командовал отрядом Шейл, который не смог спокойно воспринять жестокость ситха, результатом стало предательство. Коммандос напали на Вейдера, но обломались. Озверевший ситх их просто выкосил, никого не осталось. Долгое время после этого отряд не воссоздавался, был начат проект "Темный штурмовик", разработали броню с фриком, отобрали лучших клонов из легиона Вейдера, они даже Люка охраняли некоторое время.

А потом коммандос возродили, набрав самых лучших, скомпоновав их с клонами, и получили на выходе элитных бойцов, способных проводить практически любые операции. Люк от них был в восторге, так же, как и Гален, он учился взаимодействовать с отрядом и ждал. И дождался.

И теперь подросток твердо был намерен выполнить поручение деда, как следует. Кассия поставила каф, сок и сладости, поклонилась и вышла. Подросток проводил ее взглядом, отмечая волнение.

Вот еще небольшая то ли загадка, то ли проблема.

В ряды его слуг попала еще одна блондинка. Если честно, то парня это забавляло. Половина женского персонала могла похвастаться светлыми волосами, словно их специально по масти отбирали. Новенькая оказалась умной и хорошо обученной. Она не лезла на глаза, не раздражала глупым мельтешением, прекрасно выполняла свои обязанности и вообще была выше всяческих похвал.

Однако, каждый раз как Люк ее видел, что-то заставляло обращать на нее внимание. Подросток даже решил сначала, что это гормоны разбушевались, все-таки, возраст у него подходящий, но после нескольких медитаций и тщательного анализа своих ощущений понял, что дело не в этом.

Да, Кассия довольно красива, но в качестве объекта постельного интереса... Нет. Жизнь во дворце и специфическое воспитание не давали ему возможности воспринять служанку как девушку. Совсем.

Эта версия отпала.

Мысли или эмоции? Тоже нет. Кассия умела держать себя в руках, ее размышления касались только работы, как она ее выполняет, нет ли нареканий, волнение относилось к опасению потерять работу, а вместе с ней и все остальное, все-таки новичок, проколы возможны...

Вскоре он отмел в сторону и этот вариант.

Сила?

Как и большинство его личных слуг, она была слабой одаренной. Очень слабой, но ощутить настроение хозяина ее способности позволяли. Этого было достаточно, в Инквизитории не идиоты работали. Люк просто просканировал ее пару раз и недоуменно пожал плечами. Ничего необычного. Крайне слабый дар. И что? И ничего. Это снова было не то.

Вот и теперь что-то его слегка обеспокоило на краткое мгновение, и опять оставалось только пожать плечами.

***
Кассия вышла и, только пройдя в свою каюту, позволила себе прикрыть глаза, успокаивая волнение. Все хорошо. Все отлично. Она прекрасно работает. Его императорское высочество очень доволен. У нее прекрасное жалованье, а если продвинется по службе, то и привилегии появятся. Она сможет позволить себе красивые наряды, походы в рестораны и ювелирные лавки. У нее будет влияние, как у госпожи Белены и госпожи Делоры.

Она будет долго и успешно работать во дворце...

Успокоив себя такими размышлениями, Кассия посмотрела на хронометр и опустилась в кресло. Есть примерно два часа на отдых. Потом принц поужинает и отправится на тренировку со своим другом. После этого - легкий перекус, потом отдых и сон. Надо будет уточнить насчет приемов пищи. Люцифер может пойти в столовую, а может поужинать в каюте вместе с Галеном. Да и потом... возможно, будут распоряжения, возможно нет. Надо уточнить.

Девушка достала датапад с меню и принялась пересматривать варианты.

***

Буря налетела неожиданно. Сначала резко похолодало, воздух наполнился сыростью. Затем вдалеке засверкали молнии, тучи с невероятной скоростью набухали на небе, темнея на глазах. Загрохотало. В воздухе замелькали странные светящиеся шары.

Полился дождь. Он хлынул неудержимым потоком, затапливая землю, гремел гром, молнии били одна за другой, выжигая проплешины. Буря неслась полосой, оставляя за собой чистое небо и свежесть, а также поваленные деревья, оползни и разрушения. Одинокий дом явно привлек ее внимание. Несколько молний ударили в крышу, стекая с защитного полога, за ними еще парочка... Неожиданно одна из шаровых молний упала на дом и плавно скатилась по пологу вниз, шипя и потрескивая. Мгновение она балансировала на краю... Порыв ветра сдул плазменный шар, и он упал на землю, взорвавшись, оставляя приличную воронку.

Дом встряхнуло до основания.

Засияли огни сенсоров на крышке дорогой медицинской капсулы, тревожно взвыла автоматика, реагируя на колебания почвы... Лежащая внутри девушка, погруженная в кому, слегка шевельнула пальцем.

***
- Милорд. Мы прибыли. Татуин.

- Дом. Милый дом, - саркастично хмыкнул Люк, вставая. - Ну что ж... Здравствуй.

Сообщение отредактировал darketo31 - 30 Август 2016, 17:59
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
darketo31
сообщение 30 Август 2016, 18:01
Сообщение #99



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 101
Регистрация: 2 Декабрь 2014
Из: Одесса
Пользователь №: 9519
Раса: человек



Глава 43. Первые шаги.

- Дом. Милый... дом!

Жара удушающим одеялом навалилась сразу же, как Люк, Гален и отряд штурм-коммандос вышли из десантного шаттла. Скайуокер ностальгически вздохнул. В отличие от отца, Люк сохранил об этой планете самые приятные воспоминания. А что? Если задуматься, то детство у него было именно детством, и было оно именно счастливой порой.

И даже когда основная личность окончательно проснулась, и тогда он наслаждался возможностью быть именно ребенком. Играть, шкодничать, бегать, прыгать, просто радоваться жизни. Что с того, что климат на Татуине не очень, стол разносолами не баловал, быт был крайне тяжелым и опасностей вокруг пруд пруди?

Тетя его искренне любила, дядя относился нейтрально... На него не орали, не давили, не требовали ничего большего, чем от малыша. Золотое время, закончившееся в момент похищения наемником. Ну а дальше началась взрослая жизнь с ее ответственностью, правами и обязанностями.

- Что-то это мне напоминает... - задумчиво почесал нос Гален, недоуменно уставившись на огромное здание, напоминающее собой усеченную пирамиду, разделенную пополам, с четырьмя башнями по углам.

- Мне тоже... - поднял бровь Люк, разглядывая этот шедевр монументальной архитектуры. - Что-то есть в этом смутно знакомое...

- Точно, - поддержал друга Гален. - Любопытный пейзаж...

Неожиданно подростки переглянулись и вновь уставились на обиталище хатта, которое тот, вложив в это дело прорву денег, перевез с Нал Хатта.

- Храм Джедаев, - потрясенно констатировал Гален. - По-моему, у этого Граккуса крыша основательно поехала на почве любви к древностям.

- М-да... А внутри тогда что? - хмыкнул Люк, накидывая на голову капюшон легкого плаща, чтобы не слепило глаза. Жарко ему не было - Сила всегда готова прийти на помощь своему верному адепту. За спиной слегка позвякивало: коммандос проверяли оружие и строились. Солнца заливали лучами черные доспехи интересной конструкции, нагревая бронепластины.

Тем временем парадные ворота раскрылись, и перед ними выстроилось что-то вроде приветственного комитета: иктотчи и твилек, дружно поклонившиеся.

- Оп-па! Какая невероятная вежливость! - хихикнул Марек. - Это на них вид наших бравых вояк так подействовал? Или твои добрые слова? О том, что ты жутко хочешь нанести визит? Вежливости?

- Скорее, висящий над нами Разрушитель. Ну, знаешь, добрым словом и "Разрушителем" можно добиться большего, чем просто добрым словом! Это один очень умный человек сказал, и он был прав, - оскалился Люк, пробежался пальцами по мечу, прикрепленному вдоль бедра, и зашагал ко входу. Слева и чуть позади шел Гален, складки развевающегося плаща то прикрывали, то открывали висящие на поясе по бокам сейберы.

Встречающие рассыпались в витиеватых приветствиях, после чего твилек с поклонами попросил следовать за ним и направился вперед. Люк хмыкнул. Этот хатт явно с мозгами дружит. Вежливость решил проявить, а не хамить сходу, как обычно поступали выбившиеся в боссы шестерки. Этот слизень определенно был умным. Когда его проинформировали о том, что Наследник хочет нанести визит по поводу осмотра его коллекции древностей, хатт ответил на удивление дружелюбно. Тут же согласился и вообще вел себя образцово.

Люка это насторожило.

Хатты были крайне специфичным видом разумных тварей. Вся их культура была построена на агрессии, доминировании и получении прибыли. Последняя вообще ставилась во главу угла. Люку их общество напоминало банду. Самую обычную банду, во главе которой стоит пробившийся с низов боевик, приобретший хватку, набравшийся мозгов, но не заимевший ни лоска, ни желания его получить и совершенно не избавившийся от въевшихся привычек.

Хатты были грубы, вежливость считали слабостью, постоянно что-то кому-то доказывали и жадничали до умопомрачения. Хатт мог проглотить оскорбление, это было нормой, но вот спустить потерю прибыли - никогда. Это значило потерять лицо, и воспринималось такое насквозь криминализированным обществом резко отрицательно.

Татуин издавна входил в сферу влияния хаттов. После того, как Джабба скоропостижно помер благодаря снимающему стресс Вейдеру, за право стать боссом на этой планете развернулась нешуточная борьба. Граккус гонку выиграл, тупо задавив конкурентов, кого фигурально, а кого и совсем нет.

После чего шустро переехал вместе со своим обиталищем и развернулся во всю ширь своей слизневой души.

СИБ обеспокоили сведения о том, что хатт собирает артефакты, принадлежавшие когда-то джедаям. Сперва в это даже не поверили, обычно слизни, кроме табунов рабынь-танцовщиц, ничего не собирали, а тут прямо коллекционер образовался! И если учесть возможности хатта, картина вырисовывалась странная. То, что он пользоваться добытым не будет и другим не даст, это понятно, но вот то, что добытое можно продать или украсть - надо было учитывать. А еще СИБ так и не смогли нарыть подробностей о составе и размере коллекции.

Поэтому задачей Люка стало посмотреть, оценить, и если найдется что-то странное или опасное - изъять. Способы - на его усмотрение, полная свобода действий.

Последнее очень радовало.

Психологию хаттов Люк знал неплохо, все-таки и сам на Татуине жил, и отец просветил, да и не только он. Поэтому парни оделись в костюмы, сшитые из тканой брони, взяли с собой сейберы, а также захватили отряд штурм-коммандос в полной боевой выкладке. Так. Для солидности. После чего отправились приобщаться к прекрасному.

Длинные коридоры, проходя по которым Люк с Галеном Силой пересчитывали ниши со спрятанным оружием, и вот они в огромном зале, где уже были установлены стол и стулья для важных гостей. Парни покосились друг на друга. Чем дальше, тем любопытнее. Они присели, двери в противоположной стене разъехались в стороны... В полной тишине раздался дробный перестук. Глаза Галена распахнулись во всю ширь. Отряд коммандос дружно впал в ступор. Люк молча протер глаза. Картина не изменилась. Гален с нескрываемой надеждой в голосе слабо пробормотал:

- Глюки? Нас траванули газом?

- Сейчас проверю... - моргнул Скайуокер, активируя импульсом Силы лежащий в кармашке на поясе голокрон. Появившийся Акаади огляделся и застыл.

- Это еще что такое? - изумленно выпалил призрак.

- Учитель, так вы тоже это видите?!

- Да, - потрясенно кивнул забрак. Люк повернулся к Галену.

- Если и глюки, то не от газа. На призраков отрава не действует.

- Ужас какой...

- Я думал, я видел если не все, то многое, - философски произнес Акаади, глядя на приближающееся к ним чудо. - Оказалось, я ошибался. И очень сильно.

- Полковник, у вас камеры работают? - прошептал Люк, слегка повернув голову.

- Да, милорд, - прогудел стоящий за его правым плечом воин.

- Отлично. Надо будет папе показать. Он обалдеет.

Штурмовик хмыкнул.

- Что привело вас в мой дворец? - пробулькал на хаттезе подошедший хатт. Именно подошедший.

- Если это - последствия влияния джедайских голокронов на неокрепший хаттовский ум, - еле слышно пробормотал Марек, с трудом сохраняя постное выражение лица, - то мне уже страшно.

- Нас привела тяга к прекрасному, - лучезарно улыбнулся Люк, беззвучно хихикнув. - И слава вашей коллекции.

- Да, - важно кивнул гарцующий на двенадцати кибернетических ножках, делающих его похожим на умирающую от ожирения сороконожку, хатт. - Я настоящий коллекционер! Моя коллекция велика и прекрасна!

- Я бы хотел ее осмотреть, - холодно блеснул глазами Скайуокер. - Это возможно?

Глаза Граккуса, подошедшего ближе, блеснули. Люк прищурился. Чем дальше, тем больше все происходящее ему не нравилось. Чувствовалось что-то странное, а уж поведение хатта так и вовсе ни в какие рамки не лезло. Он был вежлив, и он был заинтересован. Оставалось только понять, в чем именно состоит этот интерес.

Парень машинально пробежался по рукояти сейбера пальцами, и глаза хатта жадно блеснули. Люк на секунду прищурился, пытаясь понять, что происходит... Гален сел удобнее, и Граккус просто вперился в сейберы Марека. Парень как раз собрал идеально подходящие ему мечи, благо смог найти камни Силы, резонирующие с ним. Как Кенто Марек и ожидал, лезвия получились желтого цвета, крайне насыщенного. Забавно. Нейтральный свет, в то время как у Люка - нейтральная тьма, если можно так выразиться.

Взгляд Граккуса стал откровенно алчным. Сила на хаттов не действовала, но и простого взгляда на рожу слизня было достаточно. Люк уже такое видел. Жажда коллекционирования.

- У меня много интересных экспонатов, - горделиво пробулькал Граккус, гарцуя на месте. Он смог-таки оторваться от созерцания сейберов и теперь просто и незатейливо хвастался. Вполне в духе хаттов. Меряться всем, чем только можно. - Много диковинок и необычных вещей. Мне все завидуют!

- Интересуюсь посмотреть, - уставился на странного хатта Люк. - Повторяю... Это возможно?

- Конечно, - махнул короткими ручками слизень. - Идите за мной!

Парни встали и под дробный перестук протезов хатта направились вслед за ним по коридору. Коммандос печатали шаг, Гален начал хмуриться. В воздухе появился странный запах.

- Зверинец? - прошептал Марек, покосившись на Люка. Скайуокер пожал плечами. Распахнулись массивные двери, по ушам ударил гомон, производимый живыми существами, сидящими в вольерах, расположенных вдоль стен.

Граккус, горделиво вышагивая, громко рассказывал о своей коллекции, хвастаясь. Парни смотрели по сторонам, и их лица все больше кривились. Хатт собирал не только артефакты джедаев, но и живых существ. Это был своеобразный зверинец, в котором Люк обнаружил вампу, нексу, еще несколько широко известных в галактике хищников. Воняло шерстью, злобой и глухой ненавистью. Они медленно шли под гвалт, производимый животными, а хатт рассказывал, сколько ему пришлось потратить, чтобы обеспечить содержание экспонатов.

Следующая дверь выглядела серьезно. Хатт подошел к панели, тронул ее, что-то набрав. Створки разъехались.

- Они пусть тут остаются, - махнул рукой на штурмовиков Граккус. - Мои сокровища не для недостойных глаз.

- Полковник, - слегка кивнул Люк, проходя в огромное помещение, уставленное специальными подставками, полками и выставочными столиками. Взгляд парня тут же метнулся к поврежденному сейберу, еще одному... Вот еще пара, изогнутые. Вот джедайский голокрон, но он пустой. Люк не чувствовал ничего, от артефакта осталась только оболочка. Вот еще один, в виде кубика. Одна из граней проплавлена. Он тоже мертв. Вот пара световых рапир. Вот пошли камни Силы. Какие-то были мертвыми, некоторые еле ощутимо пульсировали в Силе, несколько явно выковыряли из сейберов недавно. Они ощущались живыми, полными энергии.

Гален плавно зашагал вдоль стены, рассматривая лежащее и висящее. Неожиданно Граккус прервал свое хвастовство, проводив подростка странным взглядом.

- Сколько?

- Что именно? - поднял бровь Гален, касаясь пальцами рукоятей.

- Они, - ткнул толстым пальцем хатт. - Твои мечи.

- Не продается, - отрезал Марек.

- Сто тысяч кредитов! - булькнул Граккус, облизывая губы. Парня передернуло.

- Нет.

- Двести.

Подростки обменялись потрясенными взглядами. Хатт набавляет цену? Что происходит?

- Не продается, - процедил Марек. Люк прошел вдоль стены, скучающе скользя взглядом по экспонатам.

- Моя коллекция давно не пополнялась.

Судя по всему - ложная тревога. Ничего опасного, голокроны мертвы, и это хорошо, так что, можно топать назад. За спиной обстановка начала накаляться. Хатт навис над медленно звереющим Галеном и буквально вымогал у него сейберы. Марек медленно, с ленцой, цедил слова, витиевато посылая настырного слизня в пешее эротическое: никакой матерщины, но смысл был именно тот.

Граккусу это было до одного места - хатты матом разговаривали и их этим было не пронять. Хатт топотал ножками, лязг разносился по всему помещению, громогласно требовал продать объекты его интереса. Люк поморщился, привычно отсекая шумы и сосредотачиваясь. Акаади прошелся вдоль зала, разглядывая экспонаты, похмыкал и подошел к подростку, после чего исчез.

Скайуокер не обратил на это никакого внимания. Он еще раз обвел все внимательным взглядом, пытаясь понять, что не так. Сила раскинулась тончайшей сетью, прощупывая все видимое и спрятанное.

Коллекция была богатой, это да. Ловушки и охранные системы присутствовали. Все, как и полагается, ничего лишнего и ничего недостающего. Люк прищурился, переводя взгляд с предмета на предмет. Голокрон, сейбер, кристалл, таблички с записями, диски, какой-то то ли амулет, то ли артефакт, броня, голокрон, кристалл...

Неожиданно он понял.

Вся коллекция была мертвой. Это просто хлам. Судя по всему, на Граккусе кто-то хорошо нажился. Хатт возмущенно взревел, рявкнул очередной отказ Гален...

- Довольно. Мы уходим.

Марек прожег настырного хатта взглядом и тут же встал рядом с Люком, демонстративно положив руки на пояс рядом с сейберами.

- Ваша коллекция просто превосходна, Граккус, - холодно произнес Скайуокер. - Мое чувство прекрасного корчится в агонии. Благодарю за предоставленную возможность.

Хатт сощурился, вертикальные зрачки желто-оранжевых глаз на миг расширились.

- Мы уходим.

От резкого жеста рукой дверь распахнулась, взвизгнув сервомоторами. В проеме тут же возник полковник коммандос. Черный шлем качнулся, воин плавно отшагнул в сторону, освобождая проход.

- Уже уходите? - хатт недовольно сложил короткие ручки на объемистом животе. Кибернетические протезы выбили барабанную дробь.

- Да. Дела, - равнодушно бросил Люк, скользя взглядом по клеткам, мимо которых проходил. Вольеры. Оснащенные по последнему слову техники, влетевшие заказчику в огромные суммы: тут тебе и микроклимат, и энергетические барьеры, и закольцованные экосистемы, и прочие чудеса технического прогресса. Голубые глаза скользили по обитателям этой комфортабельной тюрьмы. Вампа. Нексу, раздраженно хлещущая раздвоенным хвостом. Аклай. Рик. Какая-то странная тварь, похожая на крысу. Здоровенный паук, поблескивающий созвездием глаз. Тускен. Хищная рыба. Змея.

Люк замер. Он медленно повернул голову, не обращая внимания на хатта, пытающегося привлечь его внимание. Коммандос тут же навели оружие на слизня, на обитателей зверинца... Марек сжал рукояти сейберов, готовясь прикрывать Люку спину.

- Ну надо же... - мягко произнес Скайуокер, нежно улыбнувшись, и желтые лучи вырвались из эмиттеров. - Я не ошибся. Ваша коллекция, Граккус, действительно потрясает.

Хатт нервно переступил протезами, коммандос перешли в боевой режим. Сидящий на песке тускен, слишком мощный для аборигена Татуина, поднял голову. С трудом, от него, от всей его фигуры веяло мрачной обреченностью... А вот Сила молчала. Наливающиеся янтарем глаза парня отметили блеснувшие визоры маски, респиратор, рванину, в которую был одет этот странный тускен... Длинную косу, упавшую на плечо при повороте головы, а также странно топорщащиеся рукава одеяния в районе кистей рук и слишком плотные обмотки сапог на щиколотках.

- А, это... - громыхнул хатт. - Тускен. Чего на него пялиться? Тускенов не видел?

- Таких... - сладко улыбнулся Люк, - нет. И я просто жажду рассмотреть этот необычный экземпляр поближе. И повнимательнее.

- Это мой раб! - рявкнул хатт, пытаясь подойти ближе, но на него тут же навели винтовки необычной конструкции.

- Правда? - практически промурлыкал Люк, довольно оскалившись. - Ваш? Личный?

- Да! - рявкнул Граккус, топнув передними ножками. - Мой... экспонат!

Глаза Скайуокера превратились в ало-золотые озера. Он не ошибся. Тот зал, выдаваемый за коллекцию джедайских артефактов и прочего, был фальшивкой. На самом деле коллекция пряталась тут. В зверинце. И собирал хатт совсем не артефакты.

- Твой... экспонат? - мягко спросил Люк, повернувшись к хатту. - Или все-таки раб?

- Раб! - рявкнул Граккус, нависая над наставившими на него дула винтовок воинами.

- Знаете ли вы, неуважаемый Граккус, что в Империи нет рабства? Есть только каторжане? Стать таковым можно только по приговору суда, - Люк вытащил из-за пояса перчатку и принялся неторопливо натягивать ее на руку, тщательно расправляя тонкую кожу. - А те, кто делает рабами свободных разумных не по приговору суда, подлежат казни?

Граккус булькающе расхохотался. Вся его необъятная туша колыхалась, ножки переступали с места на место.

- Мы на Татуине! - снисходительно пророкотал хатт, - а не в Империи!

- Это так, - пожал плечами подросток, натягивая вторую перчатку. - Возможно, я бы и посмотрел на все это сквозь пальцы, но есть один нюанс... Этот ваш экспонат - Одаренный. А указ Владыки недвусмыслен, - губы парня раздвинулись в леденящей улыбке, - ни один Одаренный, независимо от конфессии, не подлежит каторге. Можно убить, но не делать рабом.

- Мы - не в Империи! - вновь всколыхнулась туша слизня, - Мы на Татуине!

- Повторюсь... Это да. Но и я - не джедай.

Бешено вращающийся фиолетовый диск прорезал потолок, метнулся к полу, вгрызаясь в него, словно циркулярная пила, после чего влип в руку хозяина. Энергетическая завеса, запечатывающая вольер тускена исчезла. Заверещали животные, пленник приподнял голову, видимо, пытаясь понять, что происходит и не мерещится ли ему. Хатт взревел, поднимая руку, чтобы активировать комлинк в виде браслета, но не успел. Росчерк желтого сейбера отсек конечность, после чего мечи снесли часть протезов хатта с одной стороны.

Гален метнулся вбок, обходя падающую тушу, несколько шагов - и вот уже оставшиеся ножки, звеня, падают на пол. Граккус заорал, потрясенно пуча глаза на обрубок. Распахнулись двери и замаскированные ниши, в которые тут же влетели термальные и свето-шумовые гранаты, разогнанные и направленные Силой. Раздались взрывы, вспышки отразились в визорах коммандос, открывших стрельбу, загудели сейберы, отражавшие плазму.

Звери орали, беснуясь в вольерах, Сила забушевала, уничтожая посмевших напасть. Охрана хатта не могла на равных противостоять отряду специально обученных воинов, поддерживаемых силами двух неслабых одаренных. Невидимые удары блокировали ловушки, выжигали механизмы и давили живых и дроидов. Граккус попытался отползти, обрубки искусственных ног заскребли по полу, высекая искры, но тут его вздернуло высоко вверх, под потолок, а потом резко приложило об пол.

Все замерли, изумленно рассматривая стонущего хатта.

- Ты гляди, - в неожиданно наступившей тишине раздался веселый голос, - рожденный ползать - летать может!

- Правда, только вниз и недолго, - хихикнул Гален под аккомпанемент стонов Граккуса. Тускена резко выдернуло из вольера и бросило под ноги Люка.

- Идти можешь?

Полуживой абориген что-то промычал, вяло шевельнув рукой. Один из штурмовиков тут же подхватил его, еще два закрыли раба бронированными телами от возможной атаки. Гален прошелся по залу, не обращая внимания на шум, в поисках других разумных, но больше сюрпризов такого плана не было. Правда, был другой. Люк обнаружил Силой несколько тайников, и вот там экспонаты были - не чета хламу, выставленному на обозрение по соседству.

Кристаллы Силы. Десять штук. Дикая редкость и огромная ценность, не находящаяся в свободной продаже. Три голокрона. Все - пирамидальные и все как один - рабочие. Семь джедайских голокронов - шарообразные и в виде кубов. Девять сейберов. И на закуску - доспех, явно созданный с помощью Силовой ковки.

Находились эти тайники в клетках животных - простое и остроумное решение. Мало кто подумает, что ценности можно спрятать в вольерах, а если и подумает, то достать их будет проблематично.

Люк поступил просто: убил беснующегося рика и аклая Силой, одному остановив сердце, а второго сдавив так, что твердый хитиновый покров превратился в мелкую крошку, после чего Силой же вырвал спрятанные в полу сейфы. Пока подросток потрошил тайники, Гален окончательно обезножил хатта, отрубив оставшиеся протезы, содрал с валяющейся на полу руки комлинк и, простимулировав бешено ругающегося Граккуса сейбером, заставил отдать приказы населению дворца не предпринимать враждебных действий.

Хатт скрипел зубами, плевался и ругался, но подчинился, после того, как лишился кончика хвоста и получил несколько очень болезненных ожогов - церемониться с ним Гален совершенно не счел нужным.

- Хорошая была попытка, не спорю, - Люк стянул перчатки и вновь заткнул их за пояс. - На твое несчастье, я жил на Татуине и отлично помню, как выглядят тускены. Этот - рука указала на находящегося в прострации оборванца, - слишком рослый. Вернее, не так, - поправил сам себя подросток. - Он не рослый - тускены как раз такие, он слишком массивный. Пустыня высушивает всё и всех, тускены хоть и высокие, но очень тощие. Это видно, несмотря на все их одежды и обмотки. А этот слишком плотного телосложения, у него слишком много мяса для аборигена Татуина. И не надо мне говорить про приемышей. Это неимоверная редкость, кроме того, они крайне редко выживают в пустыне. А также есть один нюанс...

Вялого тускена вздернули на ноги, Люк подошел, легкое движение рукой - и в его ладони появился нож. Упали рассеченные бинты и куски рукава, обнажая светлую кожу и массивный металлический браслет, с выдавленными на его поверхности странными символами.

- Что и требовалось доказать, - хмыкнул Люк. - Возвращаемся. Что касается вас, Граккус, советую рассказать, где вы взяли эти вещички. Добровольно.

- Нет! - рявкнул хатт, баюкая обрубок руки, и расхохотался. - Ты ничего не узнаешь! Сила на меня не действует!

Люк с Галеном переглянулись.

- Вот идиот... - протянул Марек. - Может, на мозги и не действует, вот только на все остальное - вполне.

- А боль развязывает язык кому угодно, - недобро посмотрел на упрямца Скайуокер. - Что ж, ты решил. Не обессудь.

Сила рванула, опутывая дергающегося Граккуса плотной сетью. Да, хаттам было невозможно промыть Силой мозг, они были иммунны к таким воздействиям, да и вообще тяжело поддавались техникам, впрочем, это смотря для кого тяжеловато. А еще можно было пойти другим путем, что Люк и сделал. Граккус, имплантировав протезы, сам себе сделал гадость. Скайуокер с легкостью зацепил его за остатки ножек и поволок за собой, прикладывая тушу хатта об каждое препятствие, попадающееся по дороге, наслаждаясь экспрессивной руганью и угрозами.

Тускена и трофеи подхватили штурмовики, Гален пошел вперед, готовясь, если что, принять удар на себя, коммандос построились в коробку, и вся процессия зашагала по коридорам, провожаемая испуганными, облегченными, злорадными и ненавидящими взглядами обитателей дворца. Пока они шли, Люк легкими касаниями Силы мониторил настроения масс, все больше презрительно кривя губы.

Контингент хатт подобрал на совесть. Граккуса еще не успели вынести хвостом вперед из ворот, а его приближенные уже начали дележку всего, ему принадлежащего. Алчность стелилась ядовитым облаком, заставляя парня брезгливо дергать пальцами руки, а обитателей дворца - строить планы. Которые Скайуокер немного обломал, указав коммандос на человека, явно имеющего доступ к очень важной информации. Шаттл их уже ждал, все погрузились, включая хатта, которого бросили на пол, как бревно, Люк посмотрел на сверлящего его ненавидящим взглядом хатта... и принял решение.

- Адмирал, - голос подростка лязгнул металлом, и Джерджеррод вытянулся, демонстрируя идеальную выправку.

- Ваше императорское высочество!

- Сотрите этот сарай с лица земли. Немедленно.

- Слушаюсь, Ваше императорское высочество! - мужчина повернулся и принялся командовать. - Приказ! Точечный удар. Цель Пять-пять-восемь-дират. Исполнять.

Столб плазмы прожег дворец до основания, испепеляя все дотла. Турболазер сделал три залпа, оставляя только пепел и дым, поднявшиеся до небес, разлетевшиеся осколки и обломки и вспышку смертей в Силе, от которой Люк только улыбнулся.

Граккус странно квакнул, уставившись на экран, где во всех подробностях показывалось происходящее. Не надо было быть одаренным, чтобы понять, что хатт шокирован до глубины души.

- Нападение на члена императорской фамилии карается со всей строгостью закона, - мягким голосом пояснил парень, стоя возле парализованного увиденным Граккуса. - И это... - голубые глаза скользнули по экрану, - только начало. А теперь поговорим. И о твоем рабе в том числе.

***
Хетт раскрыл глаза, приходя в себя. Он лежал на твердой чистой поверхности, запах свежести невозможно ни с чем перепутать. Тело укрывало одеяло, окутывающее его теплом, воздух был слегка прохладным, легко касающимся кожи.

Прохладным?!

Мужчина напрягся, готовясь к любым неожиданностям. Заметавшиеся было под влиянием момента мысли он взял под жесткий контроль, усмиряя зарождающуюся панику. Быстрый взгляд вокруг дал ответы на некоторые вопросы и добавил новые.

Стерильное пространство, напоминающее корабельный лазарет. Жесткая койка. Одеяло. Свет приглушен, не раздражает глаза. Гудят и попискивают какие-то приборы, в ногах койки зашевелился дроид. Сознание ясное и чистое. Впервые за долгое время. Тело... Он себя наконец-то ощущает полностью. Чисто. Ясно. А не частями и мутно. И...

Сила вернулась.

Руки мужчины задрожали. Он поднял их, потрясенно глядя на повязки с бактой на запястьях... И никаких браслетов, блокирующих его дар. В груди дрогнуло и потеплело, из глаз непроизвольно текли слезы, а он все ощупывал руки, забывшись от восторга.

Постепенно эйфория схлынула, Хетт сел, заставив себя встряхнуться и, едва не постанывая от восторга, попробовал прощупать Силой пространство. Энергия растеклась волной... а затем по нервам ударило непередаваемым ощущением Тьмы. Это было словно удар в висок, Хетт даже головой потряс, приходя в себя, чужая Сила ворвалась в помещение, клубясь плотным тяжелым облаком, открылись двери, и мужчина потрясенно распахнул глаза, уставясь на вошедших. Ему показалось, что он все еще в оковах, превращающих его в овощ, и все происходящее - лишь бред его измученного сознания. Вошедший первым светловолосый подросток в черном окинул его ленивым взглядом голубых глаз, и Хетт еле выдавил потрясенное:

- Скайуокер?

- Точно, - кивнул парень, стоящий рядом коротко стриженый брюнет хмыкнул.

- Не Энакин, - с сомнением протянул А'Шарад, и подросток рассмеялся.

- Нет. Энакин Скайуокер - мой отец. А я - Люцифер Палпатин-Скайуокер. Его сын.

- Гален Марек, - представился брюнет. - Сын Кенто Марека.

- А'Шарад Хетт.

- Рад знакомству, - светски улыбнулся Люк, небрежным жестом подтягивая к себе стул и присаживаясь. - Долго же вы исполняли роль выставочного образца, судя по всему. Примерно?

- А какой сейчас год?

Люк назвал дату. Хетт нахмурился.

- Три года.

- Как же это вас угораздило?

Хетт сморщился, потерев гладко выбритый дроидами татуированный подбородок. Мужчину совершенно не смущало, что он сидит в одной больничной рубахе, и посторонние видят его лицо, не скрытое маской, и не только.

- Я себе спокойно жил в своем племени, - голос мужчины постепенно наполнялся возмущением, - никого не трогал, ко мне никто не лез, как неожиданно приперся Кеноби. Начал меня агитировать вступить в тесные ряды борцов против тирании и Тьмы.

Подростки переглянулись.

- Я отказался, у меня своих проблем хватает, еще и чужие навалить пытаются. Слово за слово, спор перешел на личности, я не счел себя необходимым сдерживать...

- Дайте угадаю, - прервал его Люк, - вы продемонстрировали, что не такой пламенный воин Света, как ожидалось, и Кеноби в вас разочаровался.

- Можно и так сказать, - развел руками Хетт. - Бой был жарким, Кеноби меня опозорил, - подросток понимающе кивнул, - я решил не искушать судьбу и удалиться. Дошел до Мос Эспа, почти, а потом... Дальнейшее плохо помню.

- Еще бы, - пожал плечами Люк. - Рабский чип, наркотики в диких дозах, шоковый ошейник и блокираторы Силы. Я вообще удивлен, что вы связно разговаривать можете. О... Держите на память.

С ладони парня слетел плоский пластиковый диск, размером с ноготь большого пальца и приземлился на ладонь Хетта. Лицо мужчины закаменело.

- Лично вырезал, - улыбнулся Люк, но глаза его оставались ледяными. Хетт сжал пальцы в кулак, на скулах татуированного лица выступили красные пятна.

- Благодарю.

- Рад помочь, - снова пожал плечами подросток. - Не терплю рабства.

- Да, я помню, - кивнул погруженный в свои мысли мужчина. Люк хмыкнул и встал.

- Что ж, выздоравливайте. А у меня еще дела есть. Надо кое с кем побеседовать.

- Слизняк? - проницательно сощурился очнувшийся от размышлений Хетт.

- Он.

Двери закрылись, и мужчина прилег, вертя в пальцах чип. Поразмыслить было о чем.

***
- Итак, продолжаем упорствовать? - Люк наступил сапогом на рану на хвосте хатта, и Граккус взвыл. Огромная туша задергалась, но все было бесполезно. Гален огляделся, подтянул к себе стул и присел. Вопли хатта заставляли морщиться, но Марек стоически терпел.

Сам Гален ничего не имел против агрессивных переговоров и вообще хорошей драки, боя, потасовки (нужное подчеркнуть), он понимал необходимость допросов в полевых условиях, да и вообще... допросов. Его учили, и не только отец, но и Вос, имеющий огромную практику в этой дисциплине, парень прекрасно знал, что и как надо делать, но применять не любил, хоть и умел. И пусть он пытки и не одобрял, но в данном случае был готов сделать исключение. Достаточно было вспомнить состояние Хетта, когда его доставили в лазарет, и все глупые мысли просто исчезали.

Однако тут был и другой подводный камень. В отличие от Галена и Корто, Наследник Императора пытать не только умел, но и любил. Как впрочем, и многое другое. Эту грань своего характера Люк не выпячивал, однако и не скрывал, но если уж подворачивалась возможность - то, почему бы и нет? Кроме того, пытаться отвлечь Люцифера от жертвы, в которую он уже вцепился? Совершить такой подвиг и остаться в живых могут только четыре человека в галактике, и он не из их числа.

Гален смотрел в сторону, размышляя на философские темы, хатт орал и булькал, стоящий в углу Энсин переводил, гудел сейбер, которым Скайуокер мелко шинковал хвост слизня. Неожиданно настала тишина, и Марек вынырнул из размышлений.

Граккус хрипло, шумно дышал, скребя рукой по полу, в помещении пованивало горелым мясом и потом, даже вентиляция не спасала, Люк, мурлыча очередную любимую арию, просматривал информацию на датападе, отмечая что-то, его заинтересовавшее.

- Чудесно, - подросток отложил прибор и посмотрел на стонущего Граккуса, пускающего слюни. - Что и требовалось доказать. Вот видите, а вы упирались, что-то там говорили о сопротивлении Силе... Сами виноваты. Ответили бы на мои вопросы сразу - и не пришлось бы так страдать. Я бы вас убил быстро.

Граккус с трудом скосил глаза на подростка и что-то прохрипел. Тем временем два дроида быстро запаковали хатта в огромный пластиковый мешок, куда забросили также и куски хвоста, валяющиеся на полу.

- Что ты собираешься делать? - поинтересовался Гален, с любопытством наблюдая, как дроиды подняли мешок и куда-то поволокли.

- Отец как-то рассказывал, как устраивал работорговцам кремацию заживо в верхних слоях атмосферы. Любопытно будет повторить его опыт, - пояснил зашагавший вслед за дроидами Люк, не отрываясь от датапада. Лицо у него было недовольное.

- Что-то плохое?

- Да так. Мне не нравится один момент...

- Какой?

- Поимка Хетта. Как ты думаешь, легко такого скрутить? Вот и я так не думаю.

***
Корабль ушел в гипер сразу же, как хатт сгорел в атмосфере Татуина, выброшенный из шлюза. Люк систематизировал сведения, полученные от Граккуса и его помощника, Гален медитировал, А`Шарад валялся в лазарете, размышляя о том, что Кеноби знал, что делал, когда сорвал с него маску на глазах всего племени. Позор по обычаям тускенов, который не смывается и заставляет уйти в добровольное изгнание. Он и ушел... А в итоге три года просидел зверьком в клетке, которого поят-кормят-моют, если надо - насильно, чтоб не загнулся раньше времени. Три года, выпавшие из памяти, оставившие только мутные ощущения чудовищной потери, боль и полное бессилие перед мучителями.

- Лучше б ты меня убил, Оби-Ван.

Те, кто его поймал, словно редкое животное, сполна сумели воспользоваться моментами его растерянности. Он был подавлен произошедшим, ему пришлось бросить все, что было ему дорого, и вот, чем это закончилось. Лучше б он погиб в бою... Хотя...

Хетт вздохнул и закрыл глаза, устраиваясь на жесткой койке, может это шанс начать все заново?

****
- Курсант Соло по вашему приказанию прибыл.

- Курсант Фел по вашему приказанию прибыл.

- Курсант Спирс по вашему приказанию прибыл.

Глава Академии, генерал Домар, сложил пальцы домиком, рассматривая вошедших. Два высоких кореллианца и один корускантец. Два поистине гениальных пилота и один неплохой. Три курсанта, на которых обратили высочайшее внимание.

- Господа курсанты, - полковник еще раз обвел стоящую напротив троицу внимательным взглядом. - Как вы знаете, в нашем учреждении принято давать не только теорию, мы даем еще и практику, а также поощряем возможности наработать опыт. Бесценный опыт, без которого теория мертва.

Парни напряглись, не зная, чего ожидать.

- Самое ценное для военного - опыт боевых действий. Получить его в относительно безопасных условиях - невероятное везение, которое у вас, господа, явно есть.

Мужчина перевел взгляд на датапад, пролистнув какую-то информацию.

- Буквально с час назад в Академию пришел официальный запрос.

- Сэр? - не выдержал Спирс, которого буквально распирало от любопытства.

- Терпение, курсант Спирс, - слегка улыбнулся полковник. - Итак, нам пришел запрос на трех курсантов. Пилотов, если сказать точнее. Можно было бы выбрать, но в запросе указаны конкретные имена. Ваши, господа курсанты.

Фел и Соло переглянулись.

- Сэр? Кто прислал запрос?

- Его императорское высочество Люцифер.

- Наследник? - восхищенно ахнул Спирс, но тут же принял суровый вид. - Простите, сэр.

- Ничего, - усмехнулся полковник. - Итак, вас интересует, почему именно вы. Не так ли?

Курсанты кивнули и замерли.

- Все причины мне неизвестны, однако, в запросе Наследник упомянул Кашиик, а также тот факт, что вам, Соло, известен не только язык вуки, но и их обычаи и уклад жизни. Курсант Фел выбран, как отличный пилот-истребитель, а вы, курсант Спирс, за свои способности к аналитике. Вопросы?

- Э... Господин полковник, сэр, - шагнул вперед Мако. - Это ведь необычно?

- Ну, с какой стороны посмотреть, - пожал плечами Домар. - Иногда такие запросы присылает Лорд Вейдер, отбирая в Черную Эскадрилью, но вот Наследник... Нет. Это впервые. Так что, собирайтесь, через три часа за вами прибудет транспорт.

- Куда мы направляемся? - деловито поинтересовался Фел.

- Вас доставят к Ботавуи. Наследник сейчас находится именно там.

Следующие часы прошли в сборах. Собрав немногочисленные вещи, курсанты наскоро попрощались с возбужденно галдящими сокурсниками и поспешили на специальную площадку, где их уже ждал эскортный челнок JV-7 тип "Дельта". Шаттл вознесся в небо, лег на курс, унося парней навстречу приключениям, и звезды размазались в полосы.

***
Арманд устало потер виски, приглушив в кабинете свет. Мужчина чувствовал себя выжатым до последней капли, тело болело, голова просто разваливалась на части. Энергетики и витаминные комплексы не спасали, Иссард сейчас остро сожалел, что Люцифер отсутствует и поставить его на ноги одним прикосновением некому, некому дать ему заряд бодрости достаточной, чтобы проработать с пользой еще полсуток.

Наследник никогда не отказывал Главе СИБ в этой малости, всегда приходя на помощь, хотя мужчина и старался не докучать слишком часто, но что поделать, если работа для него на первом месте?

Да, Арманд понимал, что ничего не дается просто так и Люцифер лечит его не из альтруизма, а также он отлично понимал, что у него практически развилась психологическая зависимость. И что? Зато свои обязанности он исполняет безупречно, вот как сейчас.

Иссард скосил синий глаз на лежащий под рукой датапад. Сейчас он отдохнет немного, а потом доложит Императору крайне интересные сведения, которые пришли из совершенно случайного источника. Удалось проследить цепочку на первый взгляд не связанных друг с другом фактов, отыскав странные и не обнаруженные ранее связи.

Ксизор, это животное, считающее себя умнее всех, все-таки прокололся. Случайно, но прокололся. А все его похотливость и желание изобразить самого крутого самца. Правильно рассчитанная случайная партнерша на ночь, которая совершенно не подозревала о том, что ее используют для прикрытия совершенно другого человека, ведь фальшь можно обнаружить, а эту красотку интересовал только секс с богатым красавчиком, пусть и нелюдью, ведь принц всегда был щедр, поддерживая репутацию. И пока Ксизор весело проводил время, была проведена целая операция по внедрению агента, пусть и на один день. Зато поставлена прослушка, и так, что ее не обнаружат.

И теперь есть данные. Ксизор действует по чужому сценарию. И одним из сценаристов явно был Джерек. Бывший инквизитор был умен, вот только принц запаниковал и допустил ошибку. Осталось только определить остальных.

А еще Арманда насторожила странная информация из Инквизитория. Были внедрены, а потом стерты данные. Какие? Это сейчас определяют специалисты. На первый взгляд все невинно, но интуиция Арманда настойчиво сообщала, что не все так просто. Пусть проникновение было сделано через терминал дежурного - это ничего не значит.

Надо быть начеку.

Разведчик встал, надел мундир, придирчиво поправил складки и отправился на доклад.

***
Ботавуи.

Люк с отвращением читал доклады СИБ по пространству ботанов. Ушлые гуманоиды, похожие на вставших на дыбы фелинксов, были прирожденными аналитиками, шпионами и торговцами. Естественно, что вылились эти таланты в торговлю информацией, в этом ботанам практически не было равных.

СИБ давно и прочно сотрудничала с пушистиками, естественно, время от времени напоминая теряющим головы от осознания собственной крутости аборигенам сектора о том, что жадность до добра не доводит, вот только хватало этих внушений ненадолго.

Всегда находился кто-то, кто считал себя круче всех. Впрочем, это были частности, не слишком влияющие на систему, Иссард не очень-то и зверствовал, вот только на этот раз ботаны перешли все границы. Они полезли туда, куда соваться просто смертельно опасно - в область интересов Императора, а тот к своим тайнам относился чрезвычайно ревниво и любопытные носы отрывал вместе с головами.

Как в этот раз.

Палпатин прекрасно понимал, что оставшийся без пригляда и спущенный с поводка внук тут же начнет исследовать границы своей свободы, дав волю инстинктам и желанию как следует порезвиться. Поэтому и выбрал маршрут следования так, чтобы к окончанию путешествия милый домашний ребенок, впервые отправленный в свободное плавание, пришел в себя и стал более-менее адекватным.

Отчет о посещении Татуина Сидиус уже получил и прочитал, причем несколько раз, восхищаясь некоторыми описаниями произошедшего. Особенно ему понравилась быстрая и жестокая расправа над хаттом и всеми его подчиненными, случившаяся только потому, что Люку показался подозрительным тот факт, что Граккус надбавил цену, вымогая сейберы Галена.

Если червь хотел таким образом отвлечь так нежданно пришедшего к нему опасного гостя, то он просчитался. Все татуинцы с младенчества знают: хатты не торгуются. И они никогда не надбавляют цену, только сбивают!

Одна фраза запустила цепную реакцию, вылившуюся в полное уничтожение двух третей верхушки преступного картеля, а последствия развлечений внука уже заставили Императора посмеяться и о кое о чем поразмышлять, а именно, о везучести Люцифера, а также еще об одном. Получив сообщение, что еще один Босс не пережил близкого общения со Скайуокером, хатты задумались на весьма важную тему: стоит ли риск возможной встречи потери возможной прибыли?

Пока что на Татуин не спешил высаживаться десант из желающих подмять под себя местный криминалитет, что уже дало Иссардам возможность провернуть пару удачных операций. А что будет дальше? Сидиус с нетерпением ждал отчетов по Ботавуи, где Люк зависал уже неделю, закопавшись в данные и чего-то ожидая. Или, скорее, кого-то. Из Каридской академии доложили, что Наследник затребовал к себе трех курсантов, так что, можно было только предполагать, во что это все выльется, но в том, что ботанов ждет крупное потрясение, Палпатин был просто уверен. Абсолютно.

"Разрушитель" висел на орбите уже неделю, нервируя ботанов до чрезвычайности. Получивший паническое сообщение с родины сенатор Борск Фей'лия поначалу бросился во Дворец Императора, надеясь на аудиенцию, в чем ему было равнодушно отказано. Пометавшись пару дней и постаравшись поднять бурю в стакане воды, ботан так ничего и не добился, после чего попытался улететь во вверенный его заботам сектор.

Но не тут-то было. Сидиус как раз был в подходящем настроении и сенатора завернули чуть ли не со взлетной площадки, что только заставило его еще больше нервничать. Получившая вполне определенные указания Иссард подошла к их исполнению творчески. Борска несколько часов промурыжили в приемной, в ответ на претензии пожали плечами, а потом отпустили.

И теперь Сидиус предвкушал очередной отчет, написанный в стиле "комедия ужасов", полученный от внука после контакта с сенатором и проведения расследования.

***
То, что не все так просто, как кажется на первый взгляд, Соло понял сразу же после того, как шаттл влетел в недра "Разрушителя". Их встретил подтянутый офицер, пролистнувший документы, после чего умирающих от любопытства курсантов повели к Наследнику, а их вещи забрали дроиды.

Соло и Фел старались не слишком таращиться по сторонам, все-таки пытаясь держать марку, но получалось не очень. Все было интересно, все было необычно, ведь на такие корабли им экскурсии пока не устраивали, и увидеть внутренности "Разрушителя" вживую... Восторг. Мако, тот вообще дышал с перебоями, Соло даже казалось, что уши Спирса шевелятся, улавливая звуки, а глаза парня просто горели огнем. По пути попадались офицеры и рядовые, пару раз прошли куда-то несколько отрядов штурмовиков в полной боевой выкладке, наконец турболифт доставил их на нужный этаж.

Первое, что привлекло внимание - странные штурмовики. Черные доспехи, отличающегося от привычного дизайна, явно улучшенная броня, необычные винтовки устрашающего вида. От одного их вида мороз по коже шел, даже Спирс притих. Ведущий курсантов офицер показал воинам документы, с которыми ознакомились крайне внимательно, после чего один из штурмовиков нажал на что-то на своем наруче. Из двери за спинами отряда выскользнул молодой мужчина в форме без знаков различия.

- Курсанты прибыли, - доложил офицер. Мужчина окинул парней цепким взглядом и покосился на дверь.

- Ждите.

Неожиданно пол слегка дрогнул, все тут же уставились на дверь. Офицер не выдержал и шагнул ближе.

- Что происходит? - одними губами прошептал лейтенант. Мужчина хмыкнул, в серых глазах заплескалась ирония.

- Сенатор Борск пытается... ммм... как бы это вежливо сказать... что-то требовать.

- Требовать? - лейтенант от изумления даже не знал, что сказать. - Он что, того?

- Да кто ж его знает, - пожал плечами мужчина. - Он же ботан, да еще и сенатор, мало ли какие тараканы у него в голове водятся.

Дверь неожиданно раскрылась. Из нее, пошатываясь, вышел явно упоминаемый сенатор. Длинная морда вытянулась еще больше, уши дрожали, шерсть ботана стояла дыбом.

- Господин Фей'лия, - мягкий голос, донесшийся из выделенного для нужд Наследника кабинета, произвел на сенатора потрясающее впечатление: он застыл, а его пальцы мелко задрожали, - я очень надеюсь на плодотворное сотрудничество. А теперь можете идти.

Борск с трудом развернулся, поклонился и тут же поспешил прочь, нервно подрагивая и явно не замечая ничего вокруг.

- Милорд, курсанты прибыли.

- Отлично. Пусть заходят, Дамин.

- Господа, - адъютант Наследника приглашающе указал рукой. Курсанты переглянулись и шагнули вперед.

Наследник сидел за массивным столом, от которого на километр перло добротным имперским стилем, что-то быстро отмечая в датападе. Стило так и мелькало. Рядом с ним стоял хорошо знакомый парням по Академии брюнет, поигрывающий рукоятью сейбера. На его лице блуждала неопределенная улыбка.

- Милорд, - адъютант прошел вперед, - курсанты Фел, Соло и Спирс.

- Благодарю, Дамин, - поднял голову подросток, - скажите Кассии, пусть сделает каф. И что-то к нему.

Мужчина кивнул и отступил к стене, тут же нажимая что-то в датападе. Тяжелый взгляд голубых глаз придавил парней к полу.

- Фел, Соло и Спирс. Отлично. Фел. С сегодняшнего дня начинаете практику. Палуба с истребителями и канонерками вас ждет. Соло, это и вас касается. Кстати, вы не забыли язык вуки?

- Нет, сэр, - вытянулся Хан. Шутить или проявлять неуместный интерес не хотелось.

- И вы хорошо знаете их психологию и обычаи, - в голосе подростка звучало утверждение, и Соло кивнул.

- Да, сэр.

- Прекрасно. Свободны. Спирс...

- Да, милорд? - вытянулся Мако, пожирая глазами Скайуокера. Подросток хмыкнул.

- Как пилот, вы на гения не тянете. Да и глупо губить такой талант, как у вас...

Спирс стоически молчал, хотя его просто распирало. В глазах Наследника мелькнуло одобрение.

- Поэтому, о карьере летчика-истребителя можете забыть. Мне нужен разведчик и аналитик.

- Милорд?

- Хотите в перспективе стать Главой моего личного Отдела Аналитики? Или Разведывательного Корпуса?

В горле Мако пересохло.

***
Борск, шатаясь, добрел до своей личной яхты, сделанной по спецзаказу на верфях Куата, и буквально ввалился внутрь. Сенатора трясло и эта дрожь все никак не проходила, мех буквально перекатывался волнами, сигнализируя о том, что уважаемый гражданин Ботавуи переживает сильное потрясение.

Ботан вяло махнул рукой уставившемуся на него пилоту, добрел до своей каюты и буквально рухнул на диван, усыпанный небольшими упругими подушечками, зарываясь в шуршащую кисточками и шнурами груду. Пол слегка дрогнул - яхта покинула ангар "разрушителя", Борск, не выдержав, облегченно вздохнул, хотя со стороны это запросто можно было принять за отчаянный скулеж.

Пришел в себя ботан окончательно только тогда, когда закрылся в своей спальне, в принадлежащем ему дворце, расположенном в элитном секторе. Дрожь ушла, мех снова лежал спокойно, волосок к волоску, а не торчал, как щетина жесткой щетки для полировки традиционной мельфиберсовой посуды, которую выставляют на стол только раз в году.

Во дворце царила тишина. Практически гробовая, только по коридорам на цыпочках передвигались слуги, опасаясь потревожить нервного хозяина. Да, не сдержался, так что поделать? Борск лицемерно вздохнул, но никаких угрызений совести не испытывал, абсолютно. Причина устроить истерику и довести всех окружающих до нервного срыва у сенатора была уважительной - разговор с Наследником был крайне тяжелым.

Примчавшийся разбираться с неожиданной проблемой Борск совершил ошибку, недооценив противника. Он счел, что подросток, пусть и выросший у ног императора, не соперник тому, кто многие годы варится в политическом котле. У ботана был опыт, а это главное... Увы, сенатор просчитался. Уже потом Борск спрашивал себя, как это так получилось, что он почему-то не принял во внимание влияние другой личности - Вейдера, а ведь методы Главнокомандующего были всем отлично известны. Но Фей'лия почему-то решил, что воспитанный Палпатином ребенок будет вести себя соответственно: плести словесные кружева, загонять в логические ловушки, топить собеседника в фактах и недомолвках...

Он ожидал беседы, наполненной множеством скрытых смыслов и тайных подтекстов, а получил жесткие требования и недвусмысленные предупреждения. Почему-то находящийся в дурном расположении духа Наследник не стал ходить вокруг да около, он просто огласил ультиматум злым, наполненным металлическими нотками голосом, а когда Борск возмутился... В кабинете похолодало и резко потемнело, хотя лампы горели ярко.

Ботану на миг показалось, что он стоит на кладбище, так неприятно ему стало, после чего Люцифер неприятно усмехнулся, слегка наклонился вперед, опираясь на столешницу, а затем сенатора пробил такой дикий ужас, что он едва не завизжал в голос, с трудом удерживаясь от желания сбежать и зарыться в какую-нибудь нору.

И вдруг все закончилось.

Ботан вздохнул и натянул на себя теплую накидку, размышляя над ультиматумом Наследника. Требования, на взгляд сенатора, были совершенно неприемлемыми. Выдать добровольно тех, кто посмел сунуть свои слишком длинные и любопытные носы не просто в дела государства, а в те области, которые находятся под пристальным вниманием Императора.

Наследник, злобно глядя на сенатора, едва не скалил клыки, одним своим видом вызывая в ботане рефлекторное желание припасть к полу и оскалиться в ответ, даже шерсть дыбом встала. Наглый мальчишка, едва вышедший из детского возраста, цедил слова, требуя и настаивая, сразу же заставляя вспомнить своего отца, не к ночи будь помянуто это отродье!

Когда Борск ломился на встречу, он ожидал цивилизованного поведения. Да и вообще поговаривали, что Люцифер достаточно тихий и вежливый.

И что же в итоге?

А в итоге - дикий ужас, заставляющий обливаться потом, рычание, требования и демонстративное давление. Все в лучших традициях Вейдера! Сенатор не помнил, как добрался до дворца, долго отпаивался антидепрессантами повышенной крепости, наорал на слуг, устроив всем повальный нервный срыв, и успокоился только несколько часов спустя. За это время в голове успел сформироваться план по выходу из этой отвратительной ситуации.

Ботан скрипнул зубами, нервно бегая по кабинету. Торговля информацией - вот в чем были сильны его соплеменники. Созданная ими сеть по сбору и обработке данных в некоторых моментах иногда обыгрывала даже СИБ, что очень грело национальное самосознание, и тягу к добыче интересного не могли пресечь даже имперские службы. Однако, на этот раз все принимало не очень хороший оборот. На орбите Ботавуи висит корабль, способный обратить планету в гигантскую могилу, силы обороны имперцам даже не на один зуб, смешно сравнивать.

А судя по разговору, Наследник не постесняется применить силу. Явно тлетворное влияние Лорда прослеживается! Однако и подчиняться ультиматуму не хочется. Это недопустимо. Раз проявил слабость - потом не слезут. Значит, необходимо найти оптимальное решение, к примеру - подставить конкурентов. С этим Борск был полностью согласен, конкуренты, они такие, их надо травить, как паразитов, главное - не попасться.

Надо провести расследование, быстро и аккуратно. Затем следует выдавить информацию, при этом церемониться не стоит. И только потом, после того, как у него будут в руках все данные - вот тогда и можно будет с покаянным видом бросить мальчишке кость, изображая лояльность.

Сенатор кивнул, принимая решение, после чего полез за комлинком, содержащим в себе только один контакт, и нажал на кнопку. Вызов получат очень тихие, незаметные и умные личности. Потом они свяжутся с Борском, получат указания и выполнят их без лишнего шума. Эта схема была отработана и сбоев не давала. Не даст и в этот раз.

А пока специалисты будут трудиться, надо изобразить бурную и плодотворную деятельность.

***
- Хорошо... - простонал Гален, вытягивая гудящие от усталости ноги. День выдался бурным. Сначала наглый ботан, решительно штурмовавший Люцифера, пока не получил аудиенцию, затем тренировки с штурмовиками, потом Скайуокеру приспичило пообщаться с голокроном Андедду в компании Галена, потом еще одна тренировка, отчеты СИБ, снова тренировки... И вот наконец настало время отдыха.

Кассия поставила поднос и неслышно вышла, Марек потянулся к чашке, нахмурившись. Люк смотрел на закрывшуюся дверь, выражение лица у него было странным, словно он увидел нечто непонятное.

- Тебя что-то беспокоит?

- Да. Не знаю... не могу понять.

- Слушай, а зачем ты орал на сенатора? - полюбопытствовал Марек, наслаждаясь кафом. Люк хмыкнул.

- А ты как думаешь?

- Эффект неожиданности?

- Да. Борск - слишком опытная и наглая тварь. Если пытаться юлить - переиграет. Значит, надо выбить его из колеи, чтоб ошибок наделал.

- Понятно... Думаю, он такого не ожидал.

- Еще бы! - оскалился Скайуокер. - Думаю, Борск рассчитывал на вежливость и прочие сенатские игры, а получил... Он решил, что я с поводка сорвался. Именно так и подумал... - на лице подростка расплылась очень злобная ухмылка, обещающая сенатору в будущем крупные неприятности.

- А ты сорвался? - остро взглянул Гален, прячась за чашкой.

- Я не сорвался... Меня отпустили.

- Ты говоришь так, словно поводок есть.

- Есть. Как не быть. Как у всех. Другое дело, что этот самый поводок из себя представляет и кто держит его в руках.

- Твой держит император.

- Это да, - кивнул Люк. - Я отдал его добровольно. И ни разу об этом не пожалел.

В каюте воцарилось молчание, нарушенное вошедшей Кассией. Девушка забрала поднос и вновь вышла. Люк проводил ее нечитаемым взглядом.

- Что?

- Не знаю... - прошептал Люк. - Я никак не могу разобраться. Но она...

- Опасность? - подобрался Гален.

- Не знаю. Но... Лучше смотри в оба.

- Хорошо, - медленно произнес Гален, хмурясь. Он ничего такого не ощущал, но это еще ничего не значит.

Люк откинулся на мягкую спинку, прикрывая глаза. Он никак не мог понять, что же его настораживает. Для собственного успокоения он просканировал девушку Силой, навел справки в Инквизитории, поговорил с Беленой. Все свидетельствовало о том, что Кассия чиста, как свежевыпавший снег. Однако, паранойя заразна и помогает выжить, поэтому Люк решил пойти другим путем. Надо поговорить с Андедду. Призрак имеет чудовищно обширные знания, накопленные за долгие годы жизни и посмертного существования, так что, проконсультироваться не мешает. Вдруг что-то выплывет...

Успокоив себя таким образом, подросток пошел спать. Его ждут крайне насыщенные дни.

***
Гроза снова разбушевалась. Молнии били в землю, плазменные шары плавали в воздухе, скатываясь с крыши и выбивая в земле огромные воронки. Затянутое тучами небо давило, защитные поля трещали, с трудом справляясь с нагрузками. Прогремел гром, лениво кружащиеся в вышине шаровые молнии сбились в кучу, которую швырнуло в стену дома ураганным порывом ветра.

Раздался взрыв. Защитное поле с громким треском исчезло, здание тряхнуло до основания, по земле пробежала трещина. Генераторы натужно загудели, отключаясь, стоящая в подвале капсула замигала сенсорами, переходя в аварийный режим. Лежащая внутри девушка конвульсивно дернулась и обмякла, когда сбой системы нарушил размеренный режим подачи медикаментов.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
darketo31
сообщение 20 Сентябрь 2016, 19:06
Сообщение #100



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 101
Регистрация: 2 Декабрь 2014
Из: Одесса
Пользователь №: 9519
Раса: человек



Глава 44. Просите - и дано будет вам.


Сила наполняла каюту, просачиваясь сквозь стены и растекаясь по кораблю. Люк замер, сидя в кресле, устроившись максимально удобным образом. Медитация должна была помочь расслабиться, а заодно и помочь осмыслить все произошедшее за последнее время, а сделано было многое.

Подросток занимался порученным ему Палпатином, разгребал поступающие от СИБ сведения, намечая дальнейшие шаги, провел беседу со Спирсом, начиная понемногу вводить его в курс дела. Мако обладал великолепнейшими аналитическими способностями. Он мог по паре обмолвок восстановить практически всю картину, запросто влезал в любую компанию, с легкостью заводил знакомства.

Грех было упускать такой талант, а отдавать его в СИБ Люка элементарно давила здоровенная жаба, требующая грести к себе все, что представляет хоть малейший интерес. А тут такой самородок, и как это его просмотрели? После соответствующего обучения Мако запросто сможет сравниться с Иссардами, что с Армандом, что с Исанне, правда, на взгляд Люка, Спирс обладал неоспоримым достоинством: он пока что был сам по себе. Скайуокеру еще предстояло заполучить его верность, полностью замкнув на себя, ведь Иссарды в первую очередь преданы Императору, во вторую - Империи, и только в третью - Люку, как Наследнику Палпатина.

Да, Скайуокер сделал все, чтобы завоевать лояльность Глав СИБ, но все равно, если им придется выбирать, выбор будет не в его пользу. А вот Спирс - совсем другое дело. После того, как он получил предложение, от которого просто невозможно было отказаться, курсант провел сутки в полной прострации, погруженный в обдумывание ответа. Люк его не торопил: в таких делах спешка неуместна и глупа.

Впрочем, в положительном решении подросток не сомневался, совершенно. Так же, как и в том, что верность Спирса будет принадлежать только ему. Повторить данное предложение никто не сможет, и отказаться Мако тоже не сможет, и это просто замечательно.

Спирс расчеты Люка оправдал полностью, сходу погрузившись в затеваемое Скайуокером расследование. Он просматривал данные, читал отчеты, слушал записи, и тут же высказывал свое мнение о затеянной Борском возне. Скайуокеру жутко хотелось прихватить наглого сенатора, считающего себя умнее всех, за глотку. Показательно ухватить, а не тайком. Несчастный случай, это, конечно, хорошо, но публичные казни - совершенно другого уровня развлечения.

А здесь нужна именно публичность, чтобы остальные, следующие в кильватере ботана, тряслись от мыслей о том, что сунув нос туда, куда не следует, могут повторить его судьбу. Император дал добро на устранение или устрашение Борска, видимо, это перекликалось с какими-то его планами, что Люка совершенно устраивало. Он, конечно, умный, но прежде, чем нырять в политический омут с головой, уходя в самостоятельное плавание, следовало потренироваться.

На кошках.

****
Кассия хлопотала на кухне, готовя легкий перекус. Руки девушки ловко порхали над чашками и заварниками, добавляя специи, помешивая, собирая готовое на поднос. Блондинка казалась полностью погруженной в процесс, ее лицо выражало сосредоточенное внимание, вот только мысли мелькали с бешеной скоростью.

Красавица обдумывала свои дальнейшие шаги. Первая фаза плана была выполнена успешно, так же как и вторая и третья. Внедрение. Нахождение в поле зрения, чтобы дать возможность жертве привыкнуть к ее присутствию. Ослабление уровня недоверия до необходимых величин.

Теперь пришла пора потихоньку претворять в реальность четвертую фазу. Привлечение внимания. Она будет аккуратно и тщательно отыгрывать свою роль, следя за тем, чтобы ее игра была естественной и безупречной. Нахождение в замкнутом пространстве, которым является корабль, только способствует исполнению задуманного.

Девушка подхватила поднос и быстрым шагом направилась в выделенный для тренировок Наследника ангар. Люцифер и Гален носились по помещению, беспрерывно перемещаясь, нападая и отражая удары. Гудели лезвия сейберов, выставленных на минимум, так, чтобы получить ожог, а не отрезанные части тела, подростки передвигались с огромной скоростью, Кассия залюбовалась красотой и четкостью их движений.

Только девушка опустила поднос на маленький столик, поставленный в углу вместе с двумя легкими стульями, как тут же все прекратилось. Лучи погасли, подростки кивнули друг другу и направились в зону отдыха, утирая пот полотенцами, поданными дроидом. Босые ноги ступали практически неслышно, парни тренировались одетыми в свободные штаны и майки, значит, упор делали на гибкость и прочее. Кассия залюбовалась грацией движений, перед ней были пусть и юные, но хищники. Очень опасные хищники, и забывать об этом не следовало.

Она скромно стояла неподалеку, дожидаясь, пока будет выпит каф и съедены бутерброды, после чего забрала поднос, поклонилась Наследнику, вновь зажегшему сейбер, неслышно вздохнула... И мечтательно покраснела, выскальзывая за дверь, ловя на себе внимательный взгляд адъютанта Люцифера, сидящего в углу с декой.

Кассия шла по коридору, довольно улыбаясь. Про себя. Все прошло, как надо. Идеально.

***
"Истец" вальяжно дрейфовал в пространстве Кореллии, так же как и остальная Эскадра Смерти и Алая эскадра. Корабли блокировали Кореллианский торговый путь и Кореллианскую трассу, зависнув над Дуро, Фрозом, Джумусом и Селонией, образовав вокруг Кореллии своеобразную клетку. Командующий Алыми адмирал Джозеф Гранджер подошел к исполнению приказа о блокировании пространства творчески, разместив корабли в пространстве таким образом, чтобы Кореллия была окружена на три четверти, а оставшееся перекрыла Эскадра Смерти, взяв на себя самый трудный для охвата, но в тоже время многообещающий кусок пространства.

Сделано это было после совещания с Вейдером. Закованный в доспех ситх был странно задумчив, наворачивая круги вокруг тактического стола и постоянно меняя предполагаемые точки выхода кораблей из гипера. Что-то ему не нравилось, адмиралу все казалось, что и сам Лорд не знает, что именно его беспокоит и раздражает.

В конце концов мужчина замер, минут на десять, за которые Гранджер успел решить, что тот попросту заснул стоя, благо шлем все скроет, и заскучать. Однако вскоре ситх активизировался. Он подошел к столу, смерил многомерную карту задумчивым взглядом, ясно ощутимым невзирая на маску, после чего принялся расставлять значки, перекраивая предварительный план, обсуждаемый до этого.

Адмирал подошел ближе, рассматривая получившееся. Ловушка выглядела странно, Джозеф начал уточнять спорные моменты, особенно его заинтересовало, почему Эскадра Смерти расположилась почти в одной плоскости, тогда как корабли Алой изобразили практически куб.

- Бел сейчас затаился примерно здесь, - палец в черной кожаной перчатке ткнул в метку, над которой сияла надпись "Селония". - По отчетам СИБ и наблюдениям патрульных, принадлежащие ему корветы пару раз замечали в этих краях. Однако, последняя схватка сильно проредила его флотилию, кроме того, крупный корабль - это риск, что их заметят. Он постарается проскользнуть на истребителе. Возможно - небольшая яхта, модифицированная, Иссард нарыла факт ее покупки.

- То есть, корветы для отвлечения внимания, - задумался адмирал, до которого уже доходили слухи о том, что возможно его повышение до звания гранда в ближайшие несколько лет. Это грело самомнение, которое и так не страдало от отсутствия мотивирующих мыслей. - Затем прорыв, но тоже не просто так, а скорее всего, несколько. Фальшивые и один настоящий. Но кого...

- Контрабандисты, - хмыкнул Вейдер. - А также остальное мясо, кого не жалко. Развел всякую дрянь, а теперь... А!

Ситх брезгливо дернул рукой, прохаживаясь вдоль стола. Джозеф задумчиво смотрел на карту, стараясь не пялиться на необычайно оживленного Главнокомандующего. С момента их последней встречи на параде в День Империи Темный Лорд изменился необычайно. И дело было даже не в том, что ситх стал чуточку меньше ростом, это опытный военный отметил сразу. Мужчина чувствовался каким-то более... живым, офицеры не могли даже подобрать определение. Движения стали более плавными, появилась легкость.

- Хорошо. План намечен, перейдем к частностям, - в густом голосе ситха, рассматривающего голограммы, появилось хищное предвкушение. Адмирала передернуло. На месте Гарма он бы предпочел покончить жизнь самоубийством, чем рисковать идти на прорыв с риском попасться.

***

- Итак, господин Фей`лия, чем вы меня порадуете? - прозрачные, напоминающие тающий лед глаза смотрели холодно и безэмоционально. Судя по всему, их хозяину было плевать на стоящего перед ним сенатора, Наследник спрашивал для галочки, а не потому, что ему было интересно. Такое резкое изменение поведения выбило ботана из колеи.

- Сенатор? - скучающий голос шевелил шерсть на загривке и заставлял рефлекторно когтить воздух. Еле заметно, но все же...

- Ваше императорское высочество, - Борск взял себя в руки, принимая сокрушенный и полный извинений вид. - Служба Безопасности проверила всех причастных к этому прискорбному инциденту, нами были обнаружены преступные элементы, посмевшие покуситься на...

Лицо Наследника, а в данный момент перед сенатором находился именно он, выражало только равнодушное внимание. И больше ничего. Сегодня подросток был одет в лучших традициях Императорского двора: длинное черное многослойное одеяние с широким подолом, из-под которого выглядывали носки сапог, золотое шитье, странные узоры на рукавах и воротнике. На правой руке, на большом пальце, чернело широкое металлическое кольцо с золотой гравировкой, складывающейся в какую-то надпись, как отметил отличающийся острым зрением, как и все ботаны, сенатор.

Скайуокер расположился в массивном кресле, возле него, слева, стоял одетый в строгий костюм Марек, изображающий статую. Подросток молчал, скрестив руки на груди и сверля ботана тяжелым взглядом. В голове Борска крутились мысли о том, что вся эта сцена слишком похожа на то, что можно наблюдать во время императорских приемов, однако озвучить их ботан не решился, если честно, то в первое мгновение его пробрало до дрожи.

Сенатор плавно и не торопясь излагал тщательно отредактированную и вычитанную еще вчера речь, повествуя о тяжелых поисках, борьбе с преступниками и самоотверженности агентов, поймавших наглецов на горячем.

- Таким образом, Ваше императорское высочество, - ботан практически мурлыкал, пытаясь вербально воздействовать на скульптурную композицию за столом, ведь недаром их расу сравнивают с фелинксами, а их урчание успокаивает, это всем известно, - мы, как добропорядочные разумные, передаем в руки правосудия преступивших закон...

Люк слушал, контролируя каждое свое движение. Снова смена поведения, снова противник выбит из колеи. Его усилия явно оценили по достоинству: вон как в первые секунды Борска корежило. Это хорошо. Пусть наглый сенатор, под шумок избавившийся от политических врагов и конкурентов, считает себя самым умным и ушлым. Мако прочитал все отчеты, не упустив ни единой буковки, присутствовал на допросах, сам спустился на Ботавуи, погуляв по улицам, покушав в паре кантин и нескольких дорогих заведениях. Расходы были неплохими... Зато и сведения, что притащил явно бывший курсант (отпускать Спирса назад в Академию Люк был твердо не намерен), того стоили. А уж с предоставленными ведомством Иссарда данными такая картина складывалась... Красота.

- Преступники уже на борту, их судьбы отныне в ваших руках, - склонил мохнатую голову ботан, длинная морда выражала смирение перед судьбой в лице Скайуокера.

- Славно, славно, - равнодушно уронил Люк, шевельнув пальцами правой руки. Блеснула надпись на кольце. Со стола взлетел датапад, зависнув в воздухе. Борск напрягся. - Я очень рад, сенатор, что вы проявили готовность к сотрудничеству и пошли навстречу расследованию. Это вам зачтется.

Ботан моргнул. Последняя фраза ему совершенно не понравилась, звучала она... двусмысленно.

- Вот только мне доложили одну неприятную вещь... - холодный голос изменился, в нем зазвучало предвкушение, знать бы еще, чего именно.

- Какую, Ваше императорское высочество? - подал голос сенатор, видя, что подросток не желает что-то пояснять.

- Какую? Крайне неприятную для вас, сенатор. Полюбуйтесь.

Датапад завис перед Борском, и сенатор подхватил его рукой.

- Читайте, что же вы, сенатор, - неожиданно оскалился Люк. - Это ведь вас касается.

Фей`лия вчитался в прыгающие перед глазами строчки отчета СИБ, судя по маркировке в углу экрана, и неожиданно почувствовал, что ему не хватает воздуха.

- Что скажете, господин сенатор? - голубые глаза стремительно желтели.

- Это... - пролепетал ботан, пытаясь унять непроизвольную дрожь, - это клевета. Ваше императорское высочество! Это поклеп! Враги пытаются опорочить мое честное имя...

Последние слова сенатор практически прошептал. Шерсть встопорщилась, превратив Борска в меховой ком, уши дергались, усы-вибриссы, наследие далеких предков, встали торчком. Когти бессильно скребли по прочному корпусу планшета.

- Враги... - с явным удовольствием произнес Люк, растягивая губы в леденящей улыбке. - Случайно не те самые, которых вы отправили в морг с помощью наёмников? Или, быть может, те, что сейчас находятся в тюремном отсеке? Заботливо отобранные... Впрочем, нет. Не случайно, а очень даже целенаправленно. Не так ли, сенатор?

Борск оцепенел. Сенатор судорожно сглатывал, трясясь все сильнее.

- Что же вы, сенатор, - голос Наследника раскаленным металлом прожигал разум, - скажите хоть что-то!

Ботан рухнул на колени. Выпавший из рук планшет звякнул об пол, сенатор заскулил и пополз вперед, путаясь в полах роскошного одеяния, что-то невнятно восклицая и заливаясь слезами. У Галена, пытающегося невозмутимо наблюдать, как и было уговорено с Люком, брови поползли на лоб. Скайуокер брезгливо скривил губы, когда ботан, проползя вокруг стола, попытался облобызать его сапог.

Подросток недовольно отдернул ногу. Придавленный Силой сенатор рыдал, завывая, и все тянул к нему когтистые руки. Судя по всему, Борск... сломался. Люк поморщился: легкая Аура Ужаса, так, слегка, а у этого фелинкса-переростка натуральная истерика. Странно, вроде ботан - крепкий орешек, другие в Сенате не выживают. Или это он надавил слишком сильно?

Скайуокер на минуту задумался, не обращая на происходящее никакого внимания. Рассмотрев проблему, парень пришел к выводу, что давил не слишком сильно, просто Борск дошел до ручки, а отчет СИБ, зафиксировавший поползновения сенатора, как главы группы по добыче информации, взломавшей базу данных Инквизитория, стал последней каплей. Впрочем, все идет, как надо.

Цинично хмыкнув, Люк отпустил ботана, и тот вновь целенаправленно пополз к ногам парня, явно готовясь целовать мантию и сапоги облизывать. Раскаяния подросток не чувствовал - сенатор получил то, что заслуживал. Подчиненные лично ему специалисты не просто влезли в базы данных, ухитрившись обойти защиту, но и похитили крайне важные данные.

Очень много данных.

Последствия уже были. То, что уровень паранойи имперских "ледорубов" повысился, это хорошо, а вот то, что пострадало несколько агентов СИБ, это уже плохо. Кроме того, час назад пришло сообщение от Тремейна: обнаружились следы проникновения в базы с данными по слугам, работающим во Дворце. А это уже подрыв государства. Иссарды объединились с Верховным Иквизитором, потянули за ниточки, начали рыть... Допросы пошли по второму кругу, и их уровень вырос.

Тремейн тряс подведомственное ему подразделение со страшной силой, нашли "спящего" агента, причем это было просто чудо, что его смогли обнаружить. Палпатин направил в помощь Слай Мур, умбаранка была очень талантливой одаренной со склонностью к ментальным дисциплинам.

Сам Люк, прочитав отчеты, которые направили и ему, молниеносно пришел в полную боевую готовность. Он чувствовал, что их еще ждут сюрпризы. Хотя все свидетельствовало о том, что "ледорубы" искали сведения о личных проектах Палпатина, тот факт, что заодно зацепили и базы данных Инквизитория, внушал тревогу.

А еще Люку не нравилось поведение Андедду. Описав ощущения призраку древнего Лорда, Скайуокер удостоился хмурого взгляда и слов, что что-то есть в этом знакомое. Но что именно, Андедду так сходу не припоминает.

Может и так, а может и врет обитатель голокрона, давно по мозгам не получал, пакостник. Дарт свое поражение не забыл, и забывать и спускать это на тормозах не собирался. Каждое общение было балансированием на грани и испытанием не только для нервов.

Сенатор отчаянно заскулил, и Люк отвлекся от мыслей, недовольно посмотрев на источник раздражения.

- Борск Фей`лия... - холодный голос оборвал вопли ботана. - Скажите, вы понимаете, что такое "преступление первого уровня"? И какое за него полагается наказание попавшемуся?

Борск захрипел, в ужасе выкатывая глаза, и упал навзничь. Люк встал, брезгливо ткнув носком сапога слабо дышащее тело.

- Дамин?

- Да, милорд? - подошедший адъютант не удостоил упавшего в обморок ботана даже взглядом.

- Запись отправьте по всем адресам.

- Конечно, милорд.

- Пригласите Спирса, будьте так добры, сенатора в тюремный отсек, в карцер. Тут ему не курорт. И обед через полчаса.

- Конечно, милорд, - мужчина слегка кивнул и вышел из кабинета. Тут же появились коммандос, выволакивая бесчувственного ботана под задумчивыми взглядами подростков.

- Повезет мохнатику, если он в камере сам окочурится.

- Это прогноз или пожелание? - улыбнулся Люк. Гален неопределенно пожал плечами.

- Пятьдесят на пятьдесят.

Скайуокер рассмеялся.

- Прекрасный ответ.

Марек хмыкнул. Фраза была вполне в стиле Люка, тот сам так любил выражаться, да и отношение Галена к происходящему она тоже хорошо отражала. Борску действительно повезет, если он окочурится в карцере. Жестокое чувство юмора Императора... да и его Наследника тоже. Сейчас судьба сенатора была полностью в руках последнего, как ни странно.

Палпатин дал указание лишить Борска влияния. Политическая смерть. Простая задача с двумя возможными решениями: убить или облить грязью так, чтоб не отмыться. Люцифер с блеском справился, поначалу решив казнить наглеца, но после долгих размышлений и медитаций неожиданно переменил решение. Паскудно улыбаясь, подросток в деталях пояснил Галену, что нужно сделать, и Марек долго переваривал замысел будущего повелителя Империи: после того, как запись последней "беседы" Наследника с Борском уйдет на Ботавуи, а также в Сенат, причем сразу же его политическим оппонентам, господину Фей`лия можно забыть о политической карьере.

Такое унижение, добровольное к тому же (про Ауру Ужаса посторонним знать ни к чему) ему никогда не забудут. Да, сенаторы и сами могут много чего отчебучить, вот только главный принцип в этой среде - "Не попадайся". Слухи и догадки это одно, а вещественные доказательства - совершенно другое. Его ничто не спасет.

И теперь все зависит от того, что решит сам Борск. Или он благополучно путешествует на Корускант, где его ждет публичная казнь, или он сдохнет сам, ведь сенатора специально не переодели в тюремную робу, предупредительно оставив узнику роскошный наряд с уймой шнурков, ремней и лент.

Все решилось через два дня, когда Люк полностью закончил дела на Ботавуи, заботливо обронив на встрече с преемником Борска пару намекающих фраз. Парень вернулся на корабль аккурат к обеду. Избранное общество как раз дегустировало суп из каких-то морских редкостей, когда Люк и Гален одновременно замерли на секунду, а потом переглянулись. На губах Скайуокера расцвела нехорошая улыбка, от которой сидящего напротив Тиаана пробила дрожь.

- Правильное решение, - голубые глаза на миг налились янтарем. - И своевременное. Адмирал...

- Милорд? - отложил ложку мужчина.

- После обеда отошлите на Ботавуи тело сенатора. Нечего морг захламлять. Да вы кушайте, - хмыкнул подросток, взглядом утихомиривая адмирала, порывавшегося тут же вскочить и исполнять. - Суп просто чудесен, а сенатор уже все равно никуда не торопится.

***
Гарм вздохнул, сжимая кулак. Мужчина смотрел на голограмму и чувствовал все сильнее наваливающееся отчаяние. Последние несколько недель были невероятно напряженными, постоянные облавы никому не понравятся, особенно если ловят тебя. В систему прибыл лично Вейдер, сходу накинувший на пространство частую сеть, от кораблей было не продохнуть и Бела спасало только невероятное везение и небольшие размеры яхты.

Ситх шел по его следу, методично отсекая пути, ведущие на волю, громя запасные базы и прореживая ряды тех, кто шел за кореллианцем. Верные и нужные таяли на глазах, зато всяческих мразей, слетавшихся, чтобы пировать и жиреть на чужих горестях, ничего не брало.

Бел все больше погружался в мрачную меланхолию. Он терял друзей и знакомых, прятаться и ускользать становилось все труднее, загонщики дышали в затылок, гоня выживших прямо на охотника, удовлетворенно потирающего руки. Как бы сейчас пригодилась помощь Бейла! Но его верный соратник давно в могиле, а обращаться с просьбой о помощи к Брехе - прямой путь на каторгу.

Королева не поможет, даже если он будет умирать у ее ног. Дошли до Гарма слухи о смерти Органа. Уж на что у него были крепкие нервы - и то пробрало. Впрочем, он еще жив, еще есть средства и некоторые возможности, еще находятся рядом те, кто не предаст.

Гарм Бел Иблис гордо вскинул голову и начал отдавать приказы. У них есть только один шанс и упускать его никто не собирается. Потрепанные остатки маленького, но крайне воинственного флота собрались в одном месте, прощаясь, вспыхнули огни двигателей и пять небольших разномастных кораблей разлетелись в разные стороны.

Джозеф Гранджер замер перед тактическим столом, отслеживая движения кораблей эскадры и пытающихся удрать бунтовщиков. Ситуация складывалась напряженная, уж очень оживлённой была эта часть космоса. Трасса и пути, уйма всяческого сброда, лезущего, как тараканы изо всех щелей, только, вроде, очистили пространство, как на тебе, опять кого-то принесло.

От контрабандистов, торговцев и просто непонятно чем занимающихся мутных личностей было не продохнуть. Конечно, под шумок эскадра почистила пространство от дестабилизирующих элементов очень хорошо, но не идеально. Успевшие удрать плевать хотели на происходящее, им важнее была прибыль, реальная или мнимая, а также гнев заказчиков, не получивших вовремя нужное. Вейдеру, как ни странно, повезло больше. Когда Эскадра Смерти разворачивалась в нужное положение, сквозь них и заградители решил проскользнуть какой-то нахал на шикарной яхте.

Ситх находился в дурном расположении духа, попытка лихачить вызвала у него приступ злости, и буквально через четверть часа штурмовики уже входили на борт захваченного лучом кораблика. А еще через три часа, после того, как провели экспресс-допросы хозяина и пассажиров, Лорд решил, что усилий следователей недостаточно и он вполне может сам побеседовать с работорговцем. Да, не слишком крупная рыба, но ведь можно проследить всю цепь посредников...

Результат был виден невооруженным взглядом. Главнокомандующий пару часов лично разговаривал с мерзавцем, запершись в допросной камере, после этого живым торговца никто больше не видел, а настроение Вейдера резко скакнуло вверх, что не замедлило сказаться на настроении его подчиненных.

Довольный ситх - бодрые и работоспособные окружающие, так что Гарма ловили с энтузиазмом. Флот повстанцев, терроризирующий данный сектор и еще четыре соседних, как-то быстро закончился, как только Главнокомандующий взялся за эту проблему лично. Не помогли ни корветы, купленные и оснащенные за очень большие деньги, ни тайные базы и пути, ни помощь сочувствующих.

Вейдер действовал неторопливо и методично, что было странным на взгляд Гранджера: обычно ситх предпочитал быстроту и натиск. Ловушка медленно захлопывалась, корабли стягивались к центру, словно сеть, не давая возможности покинуть пространство. Бел действовал все отчаяннее. В последний раз он потерял все крупные суда, а также остатки средних. Осталась только мелочь, трудноуловимая, способная законопатиться в какую-нибудь щель и переждать там опасное время.

Однако, ситх не опасался такого развития событий: после того, как была уничтожена последняя база на Дуро, у Бела практически не осталось ресурсов. Он вынужден будет пойти на прорыв, осталось только понять, где именно, и пока Вейдер размышлял на эту тему, пришло сообщение от дроидов-шпионов. След от яхты Иблиса засекли неподалеку от Джумуса. Алая Эскадра была немедленно приведена в движение, Эскадра Смерти выстроилась полукругом, ситх погрузился в транс, намереваясь корректировать действия, опираясь на Боевое предвидение и не только на него.

Вся эта погоня начала его раздражать. Столько времени, а Иблис успешно сбегает.

Гарм молча смотрел на экраны, корректируя свои действия. Кореллианец собрал всю свою волю в кулак, ведь от дальнейших действий зависит не только его жизнь. Все его дело, его наследие... Если никто не сумеет прорваться, кто подхватит знамя, выпавшее из их рук?

Соратники оказались ненадежными, они преследовали свои цели, нет, кто-то, естественно, использует их лозунги, но кто это сделает? И с какими целями? Время. Мужчина взглянул на хронометр и скомандовал.

- Пора.

Яхта рванула вперед, намереваясь проскочить сквозь перемещающуюся именно сейчас сеть из заградителей и разрушителей. Пилот творил чудеса. Они то крались, то рывками перемещались из одной точки в другую, используя любую возможность, чтобы проскочить. Неожиданно впереди завязался бой, истребители налетели на каким-то непонятным образом очутившегося в опасной зоне нарушителя. Похоже, контрабандиста вспугнули.

Это был тот самый пресловутый шанс. Пока огромный разрушитель совершал маневр, яхта пронеслась за его кормой, защищенная от обнаружения неожиданно вынырнувшим заградителем, почему-то покинувшим свое место. Истребители рванули вперед, Бел горячечно зашептал молитву, пилот с дикими матерными воплями направил яхту в возникший на секунды перед ними безопасный коридор.

Нервы обожгло чужой яростью. Бел вздрогнул, ему на мгновение показалось, что за его спиной стоит Вейдер, готовясь сжать на его горле руки. Ощущение было таким реальным, что мужчина побледнел и заозирался. Их отделяли от свободы считанные секунды, вокруг мелькали лучи, космос закипел, из передатчиков лились крики и ругань. Прорывающиеся одновременно с ним гибли один за другим.

Пилот с трудом увернулся от ионного луча, яхта затряслась так, что незакрепленные предметы разбросало по салону, а потом звезды размазались белыми полосами по черноте космоса, и Бел упал на колени, не веря своему счастью.

У них получилось. Вырвались.

Он недоверчиво посмотрел на экраны, не обращая внимания на горячие молитвы пилота и вопли второго пилота. Они в гипере. Они... Свободны. Гарм Бел Иблис вскинул руки победным жестом и заорал во всю мощь своих легких.

- Да!

***
Вейдер молча смотрел на огромный экран, показывающий Джозефа Гранджера. Адмирал замер, потея, опасаясь шевельнуться. Ситх еще раз бросил взгляд на тактический планшет, скрипнув зубами. Желание адмирала выпендриться, а по-другому назвать это Лорд не мог, помогло уйти Иблису. Ушлый кореллианец воспользовался краткой накладкой и выскользнул из ловушки. Остальные мертвы или захвачены, но Иблис... Иблис удрал.

А все потому, что Гранджер поспешил отдать приказ о перемещении "Патриота", нарушив тщательно выверенный план, попытался нивелировать спешку другим распоряжением, а в итоге...

- Адмирал Гранджер, вы меня разочаровали, - в густом голосе Главнокомандующего звучали металлические нотки. - Вы позволили уйти преступнику. Причина - ваша некомпетентность.

- Милорд, - дрожащим голосом начал Гранджер. - Я...

Слова перешли в хрип. Вейдер сжал руку в кулак, равнодушно наблюдая, как хрипит, царапая горло, тот, благодаря кому удрал Гарм. Адмирал побагровел, силясь сделать хоть глоток так необходимого ему сейчас воздуха, но кулак сжался плотнее, раздался хруст, и тело мужчины упало на пол.

- Извинения приняты, - прозвучал равнодушный бас в наступившей тишине. - Капитан Найвер, примите командование. Ставлю задачу - найти Гарма.

- Да, милорд!

***
- Куда теперь, Бел? - пилот повернулся к кореллианцу, развалившемуся в кресле со стаканом виски.

- Ланник. Там нас никто искать не будет, кроме того, - глаза мужчины блеснули, - есть шанс получить помощь.

- Как скажешь, - пожал плечами Дирит, прокладывая маршрут.

***
Пожилой мужчина человеческой расы, полностью седой, но все еще легкий в движениях, слабо улыбнулся, пытаясь приободрить неторопливо идущую к нему девочку. Она медленно, крайне осторожно делала шаги, держась одной рукой за стену дома, а второй опираясь на самодельную трость. Ноги девочки заплетались, было видно, что она их практически не контролирует, но мужчина подбадривал ее, упорно продвигающуюся к столику, мастерски скрывая свое отчаяние и боль.

Наконец девочка дошла и тяжело плюхнулась на табурет, отставив трость в сторону.

- Молодец, Налли, - тепло улыбнулся мужчина. - Ты сегодня просто совершила подвиг.

Девочка бледно улыбнулась, вытирая вспотевший лоб платком.

- Сегодня я прошла на два шага больше, дедушка Корвин! - не удержалась Налли, хвастаясь. Мужчина кивнул.

- Ты у меня умничка. Я лекарство привез, врач клялся, что это просто чудодейственное средство! А пока что, давай чаю выпьем. Я булочки привез, как ты любишь. И Фейма позови, а то он так и просидит в доме весь день, а ведь погода просто отличная!

- Конечно, дедушка, - кивнула девочка. Мужчина потрепал ее по кудрявой голове и направился в кухню, готовясь накрывать на стол. Тем временем к Налли присоединился ее старший брат, высокий тощий мальчишка угрюмого вида. Он кивнул Корвину, сухо клюнул в щеку сестру, изображая поцелуй, и принялся жевать булочки, без особого на то аппетита. Девочка щебетала, Корвин поддакивал и в нужный момент задавал уточняющие вопросы.

Ветерок шевелил траву и ветви деревьев, росших неподалеку от дома. Мужчина помог Налли прилечь на топчан, вернулся за стол и подпер голову руками. Мысли бывшего рыцаря, входившего в Корпус обслуживания джедаев, были невеселыми.

Налли опять заболела. Только-только оправилась после последнего раза, и на тебе, снова обострение. А лечение стоит дорого, слишком дорого для изгнанника, удравшего когда-то на эту планету. Хорошо хоть климат здесь мягкий и теплый, а он за свою жизнь достаточно нахватался разных знаний, чтобы суметь вырастить что-то съедобное на огороде и в полудиком саду.

Пусть силенок у него маловато, зато есть немного знаний, упорство и желание помочь найденным когда-то в трущобах детям. Их надо лечить. Что малышку Налли, у которой плохо ходят ножки, явно налицо поражение центральной нервной системы, что Фейму, трясущемуся в лихорадке. Жизнь на улице, на помойке, никому здоровья не добавляет, а уж детям тем более. Сколько лет прошло, но прогресса практически нет, доктора разводят руками, лечение требует средств, а пытаться помочь Силой... Он пытался, но дар целительства у него отсутствует, хотя его внукам, пусть они и не родные, и этого хватило, чтобы немного поправиться.

Они тоже одаренные, хоть и слабенькие, но в любой больнице проведут тест, и тогда... Инквизиторий не пропустит даже эту призрачную угрозу. А допустить их гибель... Нет.

Дети пригрелись на топчанах, сделанных руками мужчины, а Корвин все обдумывал варианты того, что он может предпринять.

- Великая Сила... Все бы отдал за возможность показать их целителю. Настоящему, а не криворукому тупому самоучке, как я, - прошептал джедай, вздыхая. Он еще долго сидел, пока солнце не покатилось на убыль. Потом был ужин, все легли спать, но старик долго ворочался на кровати, пытаясь подавить внезапно зашевелившуюся в груди надежду. Ему помощи ждать неоткуда.

Он вздохнул, закрывая глаза. Надежда - глупое чувство. Однако... Так хотелось надеяться.

***
"Беспощадный" вынырнул из гипера, готовясь выйти на орбиту Ланника. Ботанский путь, проходящий от Ботавуи через Мунус-Мандел, Ланник и заканчивающийся Даалангом, доставил корабль к точке назначения быстро и без проблем. Джерджеррод еще раз лично проверил все расчеты, отдал приказ зависнуть над планетой в избранной точке, после чего вздохнул и направился докладывать.

В принципе, нужды в этом не было, но адмирал был твердо намерен поддерживать хорошие отношения с Наследником. За время путешествия мужчина уже успел составить свое личное мнение о подростке и теперь с усмешкой вспоминал сплетни, разносимые некоторыми сенаторами со слишком длинными языками, которые, как всем прекрасно известно, совершенно без костей.

После проведенного в компании Люцифера времени Тиаан отлично видел, что девяносто процентов слухов - именно слухи, не имеющие к реальности никакого отношения. Подростка расписывали как полностью зависимое от императора инфантильное существо, заглядывающее Палпатину в рот и слепо исполняющее все его указания. Намекали на то, что Корускант парень практически не покидал в последние годы, говорили, что Император лично его воспитывает, дрессирует, как шептались самые злоязыкие.

Джерджеррод видел, что эта версия не имела с реальностью никакого сходства. Может, на это и был расчет? Ведь недаром СИБ большинство этих сплетен не пресекало, хотя такое контролировалось Иссардом от и до. Впрочем, не его это дело. В его обязанности входит другое: доставить Люцифера куда требуется, проследить, чтобы путешествие прошло без эксцессов, выполнить его приказы, а об остальном Наследник сам побеспокоится.

- Милорд, мы прибыли.

- Отлично, - Скайуокер повертел в пальцах сейбер. - Готовьте шаттл. Хочу немного проветриться.

- Конечно, милорд.

- Гален.

- Кого возьмешь?

- Хмм... - Люк нахмурился, обдумывая кандидатуры. - Бриса, Льера, Мерика. Форма одежды - гражданская. Пока что я хочу просто посмотреть.

***
- Твою ж!!!

- Что будем делать?

- Без паники! - рявкнул Бел, пресекая начавшуюся среди подчиненных истерику. В принципе, повод был весомым: огромный корабль класса ИЗР, зависший на орбите планеты, на которой они рассчитывали передохнуть и получить помощь, это не то, что способствует хорошему настроению.

- Трин, а ну-ка проверь, кто это.

- Сейчас, - хрупкий твилек кивнул, подсаживаясь к своему рабочему месту. Штатный "ледоруб", много раз спасавший шкуры Белу и не только ему, нарывая в недоступных для простых смертных местах важную информацию и жареные факты, бодро застучал пальцами по клавиатуре, посылая запросы. Мелькали символы, парень вполголоса ругался, комментируя свои действия, остатки практически единолично созданного Гармом Альянса за восстановление Республики собрались за его спиной плотной толпой. Бел украдкой покосился на окружающих, тяжело вздыхая. Пятеро. Вот сколько их осталось. Всего пятеро. Остальные погибли, бросили все и отказались от борьбы, переметнулись к врагу. Или оставили их на произвол судьбы, как некоторые криминальные элементы.

Гарм скривился, вспоминая свою ошибку. Зря он разворошил это гнездо, теперь Кореллия пожинает плоды его просчета. Систему наводнили преступники, которым он, лично он, дал дорогу и возможности.

- Нашел! - звонкий голос юного гения отвлек кореллианца от тяжелых мыслей.

- Что там? - возбужденно загомонили люди.

- ИЗР "Беспощадный". Под командованием адмирала Тиаана Джерджеррода. Остановка для пополнения запасов. Совершает рейд вдоль пространства ботанов и хаттов. Ищет пиратов.

- Джерджеррод... - нахмурился Иблис, вспоминая. - Служака, особыми талантами не блещет. Корабль один?

- Да, - твилек подался вперед, подслеповато щурясь. - Адмирал решил передохнуть, пользуясь моментом. Так диспетчер записал, - пояснил он изумленно выпучившим глаза друзьям.

- Ладно, - тряхнул гривой Гарм. - Сидим тихо, не бушуем, внимания не привлекаем. На аборигенов мы не слишком похожи, но здесь и людей с другими расами хватает. Так что, внимания к себе не привлекать! Тебя это особо касается, - процедил мужчина, в упор уставившись на стоящего рядом нагло ухмыляющегося соотечественника. Среднего роста кудрявый шатен подчеркнуто грустно вздохнул, с деланной покорностью принимая невинный вид.

- Я тихий, вообще-то.

- Конечно, я верю, - с нажимом произнес Гарм, сверля взглядом наглеца. - Траааси, я шутить не буду. Пока эти висят над планетой, ты будешь образцом поведения приличного кореллианца!

- Бел, - снисходительно посмотрел парень, - ты вообще понял, что сам сказал?

- Трааси! - прошипел Иблис, теряя остатки терпения. Кореллианец поднял руки.

- Все-все, сдаюсь! Я буду тихим-тихим!

- Хорошо. А теперь, Битран, собирайся. Нам надо успеть до заката, о встрече я договорился.

Началась суета, все разбрелись, Гарм угрюмо посмотрел на экран, где красовался ИЗР.

- Принесла ж тебя нелегкая!

***
- Дедушка!

- Что, милая? - мужчина подошел к девочке, зябко кутающейся в теплый плед.

- У меня ножки не ходят, - прошептала девочка, с трудом удерживаясь от слез. Корвин побледнел. Подойдя, он упал на колени перед топчаном, на котором Налли грелась на солнце, и осторожно ощупал худые икры и торчащие коленки. Ноги были холодными, невзирая на солнечную погоду, толстые гольфы и теплый плед. У джедая создалось впечатление, что кровь в конечностях начала застаиваться. Он взял хрупкие ладошки в руки и поразился. Они были ледяными.

- Милая, ты хотела в город поехать? - ласково произнес старик, едва не воя от ужаса. - Прогуляемся?

Девочке срочно надо к врачу. Плевать, что дорого. Плевать на опасность. На все плевать. Раньше такого не было, судя по всему, болезнь, или что это, резко прогрессирует в худшую сторону.

Корвин быстро подогнал спидер с открытым верхом, который когда-то забрал у попытавшегося ограбить его наглеца, осторожно посадил Налли на сидение, попытался пояснить ситуацию ее брату, оставив его на хозяйстве, но встретил ожесточенное сопротивление. Фейм не желал нервничать в ожидании их приезда, и мужчина сдался. Он кивнул мальчишке на сиденье, запер дверь и резко стартовал с места.

Корвин чувствовал, что все очень серьезно и нельзя терять ни минуты.

***
Сухой теплый ветер растрепал светлые волосы, Люк с наслаждением потянул свежий воздух ноздрями. Невзирая на то, что они находились в космопорту, чувствовалось, что планета не слишком подвержена прогрессу и всем его последствиям. Солнце приятно пригревало, хотя уже катилось на убыль, Люк повертел головой, осматриваясь, и шевельнул рукой, направляясь к арендованному аэрокару с открытым верхом.

Люк и Гален заняли передние места, остальные погрузились на задние, Марек уперся ногами, крепче сжимая подлокотники. Аэрокар рванул с места в карьер под одобрительные вопли подростков, сзади раздавалась приглушенная, но очень экспрессивная ругань: пассажиры судорожно цеплялись за все попадающееся под руки, радуясь наличию страховочных ремней.

Аэрокар пронесся между площадками, огибая препятствия, вылетел в чистое пространство и рванул вперед. Люк счастливо рассмеялся. Скорость. Полет. Как же он любит это! Да и как можно это не любить? Нет ничего более расслабляющего, чем полет на чем-то очень шустром.

- Куда сейчас? - прокричал Гален, наклоняясь к Люку. Тот пожал плечами.

- Куда-то! Например, вот туда!

- В город?

- Ага!

Аэрокар несся над полями, направляясь в город, ведь космопорт аборигены отделили от жилой зоны, не желая увеличивать количество проблем. Мало ли кто решит посетить планету...

Город Скайуокеру понравился. Хотя ланники и были довольно боевыми созданиями, вели они себя подчеркнуто вежливо, что волей-неволей перенимали и переселенцы. Чистые улицы, богатые магазины и хорошо одетые жители. Люк с компанией праздно ходил, разглядывая все подряд, наслаждаясь возможностью как следует размять ноги и проветрить мозги, время от времени заходя в лавки, торгующие холодным оружием, различными предметами роскоши, а также к ювелирам.

Хотелось отвлечься, создав что-то красивое, поэтому Люк старательно рассматривал ассортимент, но пока что ничего путного и полезного для себя не видел. Ходили они достаточно долго, пару раз даже перекусили на ходу какими-то лепешками с острой начинкой, пока не очутились на небольшой площади, примыкающей к больнице.

Люк слегка прищурился, проходя мимо: эманации чужой боли, бессильного гнева, ярости и отчаяния взбудоражили сознание. Он слегка пожал плечами, но неожиданно остановился. Возле входа начался скандал. Ланник в длинной оранжевой хламиде, видимо врач, что-то пытался пояснить, судя по всему будущему пациенту - тоже ланнику, только одетому в буро-коричневые пропыленные одежки, сейчас порванные и пестрящие бурыми пятнами. Присмотревшись, Скайуокер понятливо хмыкнул: скорее всего это был профессиональный боец-гладиатор, вон как плавно двигается. Бедолагу кто-то покусал, и он пришел за помощью, но с этим возникли проблемы.

Ушастые коротышки вежливо, но непреклонно цедили слова, настаивая каждый на своем. Вокруг ненавязчиво стали собираться зрители, делая вид, что интересуются совершенно другим. Люк осмотрелся, обнаружил неподалеку кантину с вынесенными под навес по летнему времени столиками и поманил за собой сопровождающих. Они заняли самую удобную для наблюдения точку, заказали перекус и теперь с интересом следили за разворачивающейся драмой. Или комедией, это с какой точки зрения смотреть.

- Люк?

- М?

- Чего мы ждем?

- Понятия не имею, - пожал плечами подросток, расправляя полу широкой накидки, маскирующей длинную рукоять сейбера. - Что-то. Кого-то.

- Сейчас?

- Опять-таки, - вновь пожал плечами Люк. - Понятия не имею. Может сейчас. Может позже.

- Сплошная неопределенность, - с философским видом произнес Гален, и подростки рассмеялись. Тем временем у спорщиков появились группы поддержки, насмерть закупорившие вход в медицинское заведение. Пока что все было чинно и пристойно, но Люк видел, что еще немного, и свою точку зрения спорящие будут доказывать физически. И не самыми гуманными способами.

Подлетел аэрокар. Из него вывалился кудрявый парень, явно находящийся в состоянии алкогольного опьянения, неловко прижимающий руку к груди, вслед за ним выполз его спутник - мужчина постарше. Выглядели они побывавшими в хорошей драке без правил: оборванные, грязные и благоухающие перегаром. Поддерживая друг друга, мужчины, пошатываясь, направились сквозь толпу ко входу в больницу. Кудрявый шатен сыпал шуточками, громогласно хохоча.

- Это те, кого ты ждал? - Гален повернулся к Люку, развалившемуся на стуле с самым благодушным видом, вот только Марека было не обмануть - взгляд Скайуокера был слишком холодным и цепким.

- Как знать, - неопределенно ответил Люк, постукивая пальцами по невидимому под накидкой сейберу. Тем временем спорщики, отвлекшиеся на наглых посетителей, вновь обратили друг на друга внимание. Раненый боец бросил что-то презрительное, доктор не выдержал... Завязалась рукопашная.

Неожиданно на площадь влетел видавший виды потрепанный спидер. Водитель резко затормозил, едва не задавив толпу, тут же недовольно загомонившую. Мужчина выскочил из машины, продемонстрировав неожиданную для своего внешнего вида прыть, подхватил на руки закутанную в какую-то лохматую шкуру девочку и рванул внутрь. Толпа расступаться отказывалась, старик решительно пошел на штурм, не обращая внимания на всеобщее возмущение. Следом за ним медленно поплелся лохматый мальчишка весьма изнуренного вида.

Мужчина рявкнул что-то сердитое, пытаясь протиснуться сквозь ряды зрителей, ему ответили крайне невежливо, кто-то кого-то толкнул, на старика налетели... Девочка вскрикнула от боли. От мужчины ударила невидимая окружающими волна, раскидавшая спорщиков.

Люк хищно улыбнулся, вставая и поправляя накидку. Гален провел пальцами по рукоятям сейберов, остальные деловито проверили бластерные пистолеты и спрятанные мечи.

Старик прошагал между упавшими, источая решительность всеми порами своей кожи. Лицо у него было ожесточенным. Девочка всхлипывала на его руках, мальчишка только головой покачал, ковыляя за ними.

- Бодрый дедуля, - прищурился Марек, поглядывая на чего-то ждущего Скайуокера.

- Он в отчаянии и настроен решительно. В таких условиях даже песчанка крайт-драконом станет.

Словно подтверждая его слова, всколыхнулась Сила. Старик явно дошел до ручки, раз совершенно не маскировался. Хотя... Люк покачал головой: до уровня сильного мастера он не дотягивал. Однако, никогда нельзя недооценивать противника. Загнанные в угол запросто могут удивить не только врагов, но и самих себя.

- За мной.

***
- Что с ней? - Корвин с трудом сдерживался, наблюдая за врачом. Пожилой ланник, нервно дергая ушами, внимательно смотрел на показания сканера. Аппаратура раз за разом выдавала отличающиеся друг от друга заключения. Налли лежала неподвижно, морщась от боли.

- Что-то с кровью... Не могу понять. И сканер барахлит почему-то, - недоуменно пощелкал кнопками врач.

- Сделайте что-нибудь, - сжал кулаки Корвин. - Сила! Я на все готов, чтобы только она вылечилась!

- Даже так? - прозвучавший за спиной мягкий голос заставил резко развернуться, а хлынувшая затем Сила - схватиться за сердце. - На что именно ты готов пойти, старик?

Вошедший в палату подросток одним движением руки отодвинул врача в сторону, после чего сделал плавный жест, проводя ладонью вдоль тела девочки.

- Что болит, мелкая?

- Ножки, - прошептала изумленная девочка. - И спина.

- Шея болела?

- Да. Вчера.

- Упала и ничего не сказала, так? - осведомился Люк, сканируя ее тело Силой. Корвин было дернулся, но его тут же взяли под руки двое незаметно подошедших мужчин. Третий встал за спиной. Гален прошел в сторону, чтобы контролировать пространство и замершего статуей мальчишку и изумленного врача.

- Итак, повторяю вопрос, джедай, - Люк положил ладонь на лоб девочки, и та тут же засопела, погруженная в транс. - На что ты готов?

Корвин замер, вспоминая свои высказанные в приступе отчаяния слова. Стоящее перед ним чудовище равнодушно смотрело яркими голубыми глазами, ожидая.

- На все, - твердо ответил мужчина, принимая судьбоносное решение. Подросток в черном кивнул.

- Прекрасно. Я запомню.

Девочка взлетела и зависла в воздухе, словно уложенная на невидимую доску. Люк слегка развел ладони, раздался явно различимый щелчок. Еще один. Еще. Все присутствующие в полном благоговения молчании наблюдали, как кисти рук подростка засветились мягким теплым светом.

Корвин замер, потрясенно следя, как исполняется его отчаянная просьба. Он хотел истинного целителя? Пожалуйста. Что с того, что он темный и его глаза светятся расплавленным золотом? Несущественные мелочи. Ведь его за язык никто не тянул... А Силе на принадлежность к враждебной конфессии плевать.

- Ну вот и все, на первый раз.

- Что с ней? - хрипло спросил мужчина.

- Смещение позвонков, повреждение спинного мозга, да еще и отравление. Вернее, наоборот. Сначала ее отравили, потом избили. Судя по внешнему виду, пацану тоже досталось.

- Я их нашел на помойке, - по щекам джедая текли слезы. - Им и было-то не больше двух лет... Еле живые.

- Их спасла Сила. И твоя настойчивость, - слегка улыбнулся Люк, поманив к себе пальцем потрясенно раскрывшего рот мальчишку. - Твоя очередь. Если б не мидихлорианы и не желание выжить... Ты бы их давно похоронил.

- Зачем вы это делаете? - Корвин пришел в себя и теперь испытующе смотрел на чудовищно сильного подростка, походя демонстрирующего настоящие чудеса.

- Практика. Любопытство. Потому что мне так захотелось. Любая причина на твой выбор.

- Что будет с нами? - напрягся мужчина. Люк пожал плечами, поворачиваясь к нему. Мальчишка тихо сопел на кушетке рядом с сестрой.

- А чего ты ожидаешь?

Корвин прикрыл глаза, морально готовясь, и молча встал на колени.

- Даже так. Хорошо. Тогда план действий такой. У вас есть что-то ценное или памятное, что вы хотите забрать?

Корвин дернул уголком рта. Ценное? Памятное? У него? Разве что сад. За эти годы они так и не обросли лишним или ненужным. Не было средств, чтобы тратить их на какую-то чепуху, да и воспитание у него было не то, чтобы привыкнуть к роскоши.

- Нет.

- Тогда... - Люцифер улыбнулся, - пошли. Вас ждет новая жизнь.

- Жизнь? - скептически хмыкнул, не удержавшись, джедай. Скайуокер смерил его ленивым взглядом сытого хищника.

- Именно, старик. Жизнь, а не жалкое существование. И время терять не стоит, девочке, да и ее брату, предстоит долгое лечение.

- Насколько долгое? - встрепенулся Корвин. Люк посмотрел на спящих детей, провел рукой...

- Неделя.

- Неделя? - поразился мужчина. - И это - долго?

- По моим меркам - да, - отрезал подросток, неожиданно плавно проводя раскрытой ладонью перед лицом врача. Глаза ланника остекленели. Люк сузил глаза, Сила взметнулась, захлестнув замершего коротышку с головой, словно морская волна. Подросток снова провел ладонью, и доктор очнулся.

- Жаль, что девочке помочь не удалось.

- Благодарю, доктор, за ваши усилия, - неожиданно произнес Скайуокер, доставая кредитную карту и демонстративно положив ее на стол. - Вы сделали, что смогли.

Корвин ошарашенно моргнул, но от вопросов воздержался. Не время. А пока он взял на руки Налли, Фейма подхватил один из сопровождающих подростка, и все дружно направились прочь, не обращая внимания на заполоняющих коридоры пациентов и персонал. Люк только раз нахмурился и завертел головой, словно пытаясь кого-то отыскать, но тут же расслабился.

***
Битран смотрел, как заворачивает за угол тот, кого он совершенно не ожидал увидеть не то что здесь, в больнице, но и вообще на этой планете. Память у мужчины была отличная, а своих врагов всегда следует знать в лицо. Битран и знал, хоть это и было нелегко. Невзирая на то, что его, вернее, их враги, были публичными деятелями, достать изображения императора и его семьи было непросто. Палпатин не спешил светиться в средствах массовой информации, Вейдер щеголял доспехами, а с Наследником было еще тяжелее, последний раз его официально снимали довольно давно.

С тех пор прошли годы, мальчик подрос, но его внешность не претерпела каких-то радикальных изменений, и Бринар его узнал. Вначале мужчина даже не поверил собственным глазам. Мало ли, может просто похож, или спьяну померещилось, да и удары по голове не способствуют ясности сознания. Они нашли кантину с умеренными ценами и прекрасным ассортиментом, хорошо выпили, потом хорошо отдохнули, как следует почесав кулаки об жаждущих развлечений посетителей, таких же залетных путешественников, как и они.

Бринару досталось меньше, а вот Трааси хорошо потрепали, даже доктор одобрительно что-то хмыкнул, осматривая слишком веселого и говорливого пациента. Мужчина вышел в коридор, так как голова от трескотни кореллианца просто отваливалась, и теперь стоял, протрезвев в момент.

Откуда тут взялся Наследник Императора, а в том, что это именно он, мужчина был твердо уверен, Бринара интересовало мало, впрочем, это и так было ясно, на ИЗРе прилетел. Другое дело, как это повлияет на их личные планы... Мужчина с трудом дождался, пока Трааси вывалится из кабинета, рассыпая шуточки, подхватил парня под руку и стремительно поволок на выход, не обращая внимания на недоумение и вялое сопротивление.

Надо поспешить, новости такой важности следует сообщать как можно скорее. А в том, что Иблис будет рад, мужчина даже не сомневался.

***
Корвин смотрел, как приближается громада корабля, мысленно ежась. Его жизнь совершила крутой поворот, и теперь уже никогда не станет прежней. Однако, тот факт, что Налли и Фейму оказали квалифицированную помощь, уже перекрывал все возможные будущие неприятности и опасности.

- Брис.

- Да, милорд? - отозвался молодой парень.

- Проводишь их в мой отсек. Там есть несколько свободных кают.

- Конечно, милорд.

Люк бросил на джедая, прижимающего к груди спящую девочку острый взгляд и хмыкнул. "Беспощадный" медленно, но верно превращался в какую-то летающую богадельню. Количество джедаев на один разрушитель явно переходило за все разумные пределы, и что-то подсказывало Скайуокеру - это не предел, дальше будет еще веселее.

Старик слабоват, дети тоже, но это ничего не значит. Любого можно вытянуть на более-менее высокий уровень, было бы желание и стимул.

- Чем вы занимались?

- Корпус обслуживания джедаев, - отозвался мужчина, иронично посмотрев на подростка. Тот даже не шелохнулся, лишь покивал.

- Отлично. И ты сад вырастил, так?

- Да, милорд.

- Прекрасно, - пробормотал Люк, прикидывая, что этого старика Марек с руками оторвет. Это тебе не тупой боевик, а тот, кто может вырастить еду практически на голом месте! Огромная удача, плюс он будет лояльным благодаря излечению девочки. - Это даже очень хорошо. А то Мареку с Восом как раз нужен специалист твоего профиля. Детей ты ведь тоже учил?

- Да.

- Очень хорошо. Считай, что ты уже в Ордене имперских рыцарей. Пора доблестных стражей порядка учить не только мечом махать, но и обеспечивать самих себя едой. Мало ли, что в жизни бывает. Мне отец рассказывал... - подросток хихикнул, явно что-то вспомнив.

- Прилетели.

- Отлично. Господа, на выход.

***
- Ты уверен, Битран? - Гарм смотрел в лицо своего верного соратника, напряженно сжимая кулаки. - Ты действительно его видел? Ты...

- Гарм, - оборвал кореллианца мужчина, закатив глаза. - Я его видел. Как тебя. Ясно? И, да, это был он. Сын Вейдера.

- Невероятно, - пробормотал Иблис, нервно расхаживая из стороны в сторону. - Просто невероятно. Это же такая удача!

Он резко остановился, в карих глазах светилось предвкушение и радость.

- Трин! Ну-ка, иди сюда. Ты мне нужен. Прямо сейчас.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
darketo31
сообщение 9 Декабрь 2016, 17:44
Сообщение #101



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 101
Регистрация: 2 Декабрь 2014
Из: Одесса
Пользователь №: 9519
Раса: человек



Глава 46. Меньшее зло.


Кашиик! Как много в этом слове... Лесная планета произвела на Люка двоякое впечатление. С одной стороны - положительное. Все зеленое, все живое, чистый воздух, много воды... В общем, красота. Любой пустынный житель придет в экстаз. С другой - сугубо отрицательное: населена невнятно ревущими волосатыми гуманоидами, от обилия жизни в голове перемыкает, есть опасность нарваться на терентатека, который с радостью закусит одаренными, продраться сквозь чащу - задача нетривиальная.

Искать в таких условиях беглых джедаев можно было до бесконечности, недаром Вос и Марек именно здесь прятались после Великого истребления джедаев. Инквизиторы, конечно, постарались прочесать Кашиик частым гребнем, но из этой затеи ничего не вышло, если тут кто-то и прятался, то высовываться не спешил, нападать - тем более, и подчиненные Тремейна улетели, наведя шороху среди вуки.

Отчеты СИБ тоже не слишком обнадеживали. Людей здесь было не просто мало, а очень мало, вуки в шпионы записываться почему-то не спешили, а гадать, кто здесь прижился и здравствует, можно до посинения.

Уныло осмотрев поле деятельности, Люк скептически почесал подбородок, вздохнул и пошел приводить в порядок нервную систему разговором с пойманной на Ланнике парочкой. Консул и хранитель... Сильная провидица, и ее защитник. На такое богатство он даже не рассчитывал... Поначалу. Но допрос напавших на него джедаев помог прояснить многое.

После отработки на нем приема из арсенала Андедду джедай по имени Дракка Джударри был в практически невменяемом состоянии, и на защиту своих мыслей у бедолаги не было ни сил, ни желания. А уж после того, как Люк потренировался в исцелении и многократном нанесении коварного удара, так и вовсе читать его можно было с легкостью.

Через несколько часов мучений твилек умер, не приходя в сознание. В последнее время Император держал своего внука на коротком поводке, не позволяя ему ничего лишнего, да и Акаади закрутил гайки до упора, помогая ученику обрести контроль над страстями. Люк честно старался, держа свою бешеную натуру в ежовых рукавицах, но спустить пар хотелось до невозможности, в первую очередь именно потому, что это было запрещено.

Так кстати обнаглевший хатт помог немного расслабиться, Люка попустило, и он перестал смотреть на окружающих, как на потенциальных жертв. Ну а науськанные, как выяснилось, Гармом Белом Иблисом джедаи и вовсе позволили прийти в самое что ни есть благодушное настроение.

После того как твилек умер, Люк принялся за его напарника. Иктотчи не повезло. Все, что необходимо, Скайуокер уже знал, поэтому джедай послужил живым пособием по отработке техник, которыми поделился Андедду, и навыков целительства. На это ушел остаток дня, и только после того как подросток окончательно вымотался, он милосердно сломал джедаю шею, подарив быструю и легкую смерть. По его мнению, подопытный это заслужил.

За ужином Корвин смотрел на него, как на терентатека, очнувшегося от спячки и вылезшего из своего логова конкретно по его душу. Люка это ни капли не волновало, он и так знал о всех своих достоинствах, и в напоминаниях не нуждался. Его интересовала возможность привлечь на службу Империи весьма ценный кадр.

После разгрома слишком много возомнивших о себе пророков, эта ниша оказалась пустующей. Она постепенно заполнялась самородками, но это было не то. Слишком редкий талант, слишком ценный... Хотя пророков это не спасло. Ашка Бода натолкнула Люка на интересную мысль. Он порылся в архивах и убедился, что перед ним не однофамилица, а очень даже родственница Вимы Да Боды, так же известной прорицательницы.

Теперь надо было поискать, где же ее носит, и тоже привлечь на службу.

***
- Значит, безопасно, да, Ашка? - Даррин изливал сарказм, почесывая руку. Кандалы были тугими, и кисти слегка онемели, а еще и нервы... Женщина невозмутимо смотрела в стену.

- А что тебя не устраивает? Мы живы? Да. Целы? Да. Выбрались с этой унылой планеты? Тоже да.

- Попали в лапы ситха? И это есть! - невозмутимо продолжил Даррин. - Нас будут пытать? Да!

- Зачем мне вас пытать?

Джедаи дернулись, рассматривая вошедшего подростка. Светловолосый. Худой. Одет просто, но явно дорого. К бедру прикреплен длинный сейбер. Он слегка шевельнул пальцами, и надзирающие за ними штурмовики в черных доспехах тут же вышли из помещения.

- Ну, как зачем? - пожал плечами Даррин. - Мы джедаи, вы - ситх...

- А, - дернул бровями Люк, усаживаясь напротив. - В этом ракурсе... Вынужден разочаровать: просто так никого не пытаю.

- А не просто? - прищурился мужчина, испытующе смотря в прозрачные голубые глаза. Люк доверительно наклонился вперед.

- А для "не просто" всегда есть причина. Впрочем, могу вас успокоить: никаких санкций к вам применять не собираюсь.

Даррин молча пошевелил скованными руками.

- Стандартная процедура, - пожал плечами парень. - Впрочем, мы отвлеклись. Итак... Ашка Бода. Консул. Провидица. Даррин Арканиан. Хранитель. Хорошо сработавшаяся боевая двойка. Да еще и с инстинктом самосохранения... просто потрясающе. Что скажете?

- В ситхи не пойду, - тут же напрягся Даррин. Люк изумленно на него посмотрел.

- А вас туда на аркане тянут?

- Э... Нет, - вынужден был признать джедай.

- Вот видите! Кстати, - парень повернулся к внимательно наблюдающей за ним Ашкой. - Этот вариант не пройдет.

Женщина слегка приподняла правую бровь.

- Этот тоже, - сладко улыбнулся Люк. - И этот. Так же, как и все остальные...

Сила хлынула неудержимым потоком, затапливая все вокруг. Чистая и бездонная тьма, пронизанная светом сотен звезд. Ашка нервно сжала кулаки. Даррин судорожно вздохнул. Люк слегка наклонил голову к плечу, наблюдая за впавшей в легкий транс провидицей. Ее глаза слегка остекленели, женщина замерла, за доли секунды просматривая варианты возможного будущего и тут же переходя к другим. Десятки и сотни возможностей.

Неожиданно она моргнула и наклонила голову.

- Мы согласны.

Даррин изумленно посмотрел на свою напарницу, но не успел ничего сказать. Пальцы подростка слегка шевельнулись, кандалы упали на пол. Люк встал.

- Добро пожаловать в Орден имперских рыцарей. Поздравляю. Также, добро пожаловать на борт "Беспощадного". Вас проводят к каютам. Обед через два часа.Сопровождающий покажет вам столовую.

Подросток слегка кивнул, после чего вышел из помещения. Даррин набрал воздуха в грудь, длинно выдохнул... Потер лицо ладонями. Хмыкнул. Повернулся к невозмутимой женщине, тщательно поправляющей рукав обтрепанной мантии.

- И что это было?

- Самый лучший вариант.

Даррин открыл рот, но тут же махнул рукой. Открылись двери, заглянул штурмовик.

- Господа, на выход.

- Пошли, - вздохнул джедай, вставая. Ашка подхватила его под руку.

- Пошли.

***
- Вторая фаза вступила в действие.

- Превосходно. Этот убогий готов?

- Да, - хмыкнул слепой мужчина, покрутив в пальцах низкий стакан с толстым дном. Плеснула фиолетовая жидкость, еле уловимо запахло выдержанным алкоголем. - Роет землю копытом, грызет удила.

- Это хорошо, - задумчиво кивнул его собеседник, откидывая с лица пряди седых волос. - Это хорошо... Данные переданы?

- Уже два часа как.

- Как наш агент?

- Хорошо. Объект насторожен, но ничего не предпринимает.

- Плохо, что насторожен, - нахмурился седовласый. - Он не должен был чувствовать подвоха...

- Однако марионетка сообщила, что объект насторожен.

- Она приступила к первому этапу?

- Да.

- Значит, есть возможность списать все на нетипичную реакцию, как и задумывалось.

- Хорошо. Что еще?

- Одного агента вычислили. Иссард.

- Который?

- Арманд.

- Он все еще в опале?

- Да. Надеется выслужиться, - хмыкнул мужчина. Собеседники переглянулись и тихо рассмеялись.

- Если он на это надеется, то можно только посочувствовать, - в голосе Джоруса звучало неприкрытое злорадное удовольствие. - Владыка не прощает. Он может сделать вид, что вновь возвысит, но...

- Но!

Мужчины с легким звоном чокнулись стаканами, обменявшись понимающими ухмылками.

- Выйти на его дочь?

- Невозможно. Ее подняли резко.

- Жаль... Значит, подождем. Возможность может появиться в любую секунду.

В светлой гостиной воцарилась понимающая тишина. Неожиданно пискнул комлинк, миралука прослушал сообщение, его лицо потемнело от ярости. Воздух сгустился и потяжелел.

- Ксизор... - прорычал мужчина, давя стакан в мелкую крошку. - Идиот!

- Что произошло?!

- Это животное отдало приказ! Десять минут назад!

- Что?! - благодушное лицо седого мужчины исказилось, превратившись в уродливую маску. - Он за это поплатится! Джерек. Избавляйся от него. Срочно.

Комлинк снова пискнул, и бывший инквизитор зарычал.

- Поздно. Его только что взял Иссард.

Джорус вскочил, меряя шагами помещение. Он резко остановился, выдохнул... Сила, закручивающаяся водоворотом, утихла, превращаясь в неподвижную заводь.

Сейчас бывший джедай, очень сильный консул с хорошо развитым даром предвидения, перебирал варианты, позволяющие нивелировать нанесенный поспешившим исполнить месть нетерпеливым идиотом вред. Джерек ждал, наблюдая. Сам он такими талантами похвастать не мог, способности Джоруса вызывали в нем восхищение и зависть.

- Вводим Гарма.

- Не рано? - усомнился миралука. Джорус раздраженно фыркнул.

- Рановато, но это самый подходящий вариант. Познакомь его с нашими друзьями.

- Они согласятся?

- После того, как пришлось сменить место жительства? После того, как сбежал ученик? Куда они денутся... Впрочем, увеличим ставки. Нам нужны непримиримые. Дай наводку Гарму на блондина.

***
Арманд с отвращением отпихнул ногой слабо скулящее тело, воняющее отходами жизнедеятельности, и еще раз просмотрел полученную и отсортированную секретарем, ведущим протокол, запись.

Факты, выжатые из второго обнаруженного по чистой случайности спящего агента, были невероятно горячими. Мужчина перечитал два самых отвратительных, с его точки зрения, абзаца, отдал распоряжения следователям и секретарю и вылетел из допросной. Следовало поспешить.

На бегу отдав приказ, Арманд пронесся к своему кабинету и направился в комнату, где была установлена платформа дальней связи. Оставалось надеяться, что сейчас корабль не в гипере. Удача явно была на его стороне.

Появилось прозрачное изображение, густой голос заполнил помещение.

- Иссард?

- Лорд Вейдер, у меня появились очень важные сведения.

- Слушаю.

Ситх молча выслушал доклад, нервно вращая рукоять сейбера в пальцах.

- Это все?

- Да, Лорд Вейдер.

- Хорошо. Предупредите Люка.

- Конечно.

- Благодарю, Арманд.

Глава СИБ кивнул, изображение погасло. Мужчина ввел следующую комбинацию цифр и букв. Связь установилась, но ответил на вызов, к неудовольствию разведчика, Джерджеррод.

- Приветствую вас, адмирал. Где Наследник?

- Двадцать минут назад отправился на планету, - напрягся военный.

- Проклятье!

- Что произошло? - тут же насторожился Тиаан.

- Немедленно свяжитесь с Наследником, он должен вернуться на корабль!

- Сейчас.

Связисты попытались выполнить приказ, но у них ничего не получилось.

- Адмирал? - в голосе офицера звучала паника. - Наследник не отвечает. Связь только что пропала.

- Кто сейчас находится рядом с ним? - Иссард подхватил протянутую ему деку, вокруг замельтешили подчиненные. Адмирал судорожно вздохнул, но взял себя в руки.

- Два курсанта Летной академии и Гален Марек. Два штурм-коммандос.

- Остальные?

- На борту.

- Поднимайте всех. Срочно!

- Адмирал! Запеленговали десять неопознанных объектов. Предположительно... секунду... - в голосе мужчины звучал ужас, - Истребители. "Kihraxz".

- Адмирал!!!

- Боевая тревога! - гаркнул Тиаан, седея под форменной фуражкой. - Первая эскадрилья - на вылет!

***
- Красота... - Гален довольно огляделся, погладив ладонью выступающий из земли корень лесного исполина. Где-то очень высоко над ними шелестели кроны деревьев врошир, где-то там светило солнце, перекликались птицы и носились мелкие животные. Там облепливали толстые ветви дома вуки, там аборигены Кашиика чувствовали себя в безопасности. А здесь, на земле, погруженной в полумрак, самом первом ярусе, как называли это вуки, было тихо и очень опасно.

Люк на приступ сентиментальности своего товарища внимания не обращал. Он медленно осматривал окрестности, безотчетно кривя губы в попытке удержать угрожающий оскал. Ему здесь не нравилось. Лесной массив, влажность и неумолкаемый гомон со всех сторон вызвали в памяти воспоминания о Явине, о том, как он пробирался сквозь опасности, постепенно теряя рассудок. Давно он об этом не вспоминал... Забавно, но теперь пустыня ассоциировалась с безопасностью и уютом, невзирая на едва не сожравшего его крайт-дракона.

Специфика детского восприятия, так нежданно вылезшая в самый неподходящий момент.

Люк тряхнул головой, освобождаясь от неуместных сейчас ассоциаций, и еще раз осмотрелся, сканируя окрестности Силой. Они на огромной прогалине, на которой могут запросто сесть еще с пяток дельта-шаттлов, таких, на котором прилетел Скайуокер с компанией.

Высоко над головой синеет небо, совершенно чистое. Никакой разумной живности рядом не бегает, и это странно... По договоренности с вуки, их должны были встретить. Если честно, то немного странные у него были ощущения насчет этой встречи, Люк даже не взял с собой Энсина, решив удовольствоваться Ханом, парень язык аборигенов знал превосходно и запросто мог перевести.

Да и Сила давала возможность понять... Не дословно, но общий смысл, а это уже много. Однако, вокруг было тихо, никто не спешил их навестить и препроводить в место встречи для обсуждения важных вопросов и прочего, и Скайуокер злобно сощурился, пробежав пальцами по укрепленному на привычном месте сейберу.

- Соло, вы правильно поняли сказанное советником Гранахом?

- Да, милорд, - пожал плечами кореллианец, - ваш протокольный дроид все точно перевел.

- В таком случае, мне все происходящее очень не нравится. Гален?

- Странно, если честно, - пожал плечами выросший на Кашиике парень. - Вуки лгать не любят, это я помню.

- Не любить и не уметь - это разные вещи, - процедил Скайуокер, в разуме которого неожиданно активизировалась и так никогда не спящая паранойя.

- Эй! - неожиданно возмутился Хан, осекаясь под ледяным взглядом резко повернувшегося к нему Люка. - Прошу прощения. Милорд.

Люк с минуту молча смотрел на кореллианца, после чего отвернулся. Подросток достал комлинк, попробовал его активировать...

- Связи нет. Льер, Брис.

- Милорд, - шагнули вперед коммандос.

- Уходим. Это ловушка.

- На кого?

- На нас, - буднично ответил Скайуокер, поднимая голову вверх. - Немедленно!

Над головами с ревом промелькнуло нечто красное, и Люк с Галеном синхронно вскинули руки, Скайуокер сжал кулак, в верхушки деревьев врезался челнок, с шумом протаранив живую стену, и исчез в глубине лесного массива.

- Грузимся!

Все бросились к трапу "Дельты", который так и не был поднят.

- Соло! За штурвал!

Хан лихорадочно принялся пристегиваться и проводить предстартовую подготовку, громко и матерно выражая радость, что двигатели не отключил и их не придется прогревать перед взлетом. Рядом взревел "Нимбус", которым управлял Фел. Обнаружив на борту "Беспощадного" этого близкого родственника "джедайского истребителя", Сунтир в него просто влюбился, осваивая управление в кратчайшие сроки. Еще бы, на таких машинах, только оснащенных гипердвигателями, летали пилоты личной гвардии Императора. И в этот раз он сопровождал шаттл Люка именно на этом истребителе, ведь в отличие от многих других моделей, он мог сесть практически на любую поверхность.

Брис с Льером наставили винтовки на выход, пока поднимался трап, Гален с Люком замерли, сканируя Силой окрестности. Шаттл вздрогнул, отрываясь от земли, Скайуокер зарычал.

- Соло! Вытащишь нас, подарю тебе корабль твоей мечты.

- Ловлю на слове, Малыш! - весело крикнул Соло, набирая высоту. Скайуокер злобно посмотрел на кореллианца и неожиданно расхохотался. Этого наглеца не исправить, только убить. "Дельта" резко заложила вираж, Брис, усевшийся в кресло второго пилота, едва не вывалился. Мелькнул истребитель Фела, пронесшийся мимо и меткой очередью сбивший направляющийся наперерез красный истребитель.

А радар свидетельствовал, что на них мчатся еще не меньше десятка.

Гален с Люком сцепили правые руки, объединяя силы. Они стояли словно статуи, невзирая на кульбиты, выделываемые челноком, составляя с ним одно целое в этот момент. Фел отогнал одного настырного, подбив второго, и с трудом ушел от берущих его в клещи врагов. Гален вскинул левую руку, ставя щит, Люк сжал кулак, ломая крылья пролетевшего слишком близко истребителя.

Шаттл встряхнуло, когда щиты приняли на себя огонь. Соло выписывал фигуры высшего пилотажа, Брис пытался настроить связь, Фел подбил еще одного наглеца под одобрительный вопль Льера, Люк с Галеном снова повторили действия, повредив еще один истребитель.

Неожиданно на них понеслась машина, явно пытаясь пойти на таран, но Фел не сплоховал, успев залпом сбить смертника с курса. Заработала связь, шаттл заполнили вопли диспетчеров. Их окружили СИДы, беря под защиту, еще с десяток бросились в погоню, загоняя удирающих поближе к "Беспощадному", в пределы досягаемости лучей захвата.

"Дельта" влетела в ангар, приземляясь, окруженная истребителями, их уже ждал целый комитет по встрече: белый, как мел, обливающийся потом Джерджеррод, куча офицеров, медики, дроиды... Приземлился Фел, створки ангара закрылись, адмирал, не скрываясь, достал платок, вытирая мокрое лицо.

Соло присвистнул, глуша двигатели. Люк с Галеном вздохнули, выходя из транса, Брис и Льер встали рядом. Опустился трап.

- Браво, Соло, - улыбнулся Скайуокер, поворачиваясь к поднявшемуся Хану. - Великолепно. Могу вас обрадовать, "Черная Эскадрилья" вам не светит.

Лицо парня вытянулось.

- Почему?

- Потому, мой хамоватый друг, - весело оскалился пришедший в хорошее расположение духа подросток, - что такой талант мне самому нужен. Я думаю, мы с вами сработаемся, Соло. Особенно если вы будете придерживать свой слишком шустрый иногда язык.

- Прошу прощения, милорд, - рявкнул Хан, вытягиваясь по всем правилам. Скайуокер фыркнул, направляясь к выходу. Неожиданно он остановился.

- Кстати, про корабль я не забыл.

Подросток беззвучно рассмеялся и вышел, провожаемый озадаченным взглядом. Коммандос дружно хлопнули парня по плечам и последовали за Скайуокером, весело переговариваясь. Соло провел пятерней по коротко стриженым волосам, хмыкнув. Надо же... Такого поворота он не ожидал. "Черная эскадрилья" ему теперь не светит... Занятно. А он мечтал туда попасть. Элита элит, самые лучшие. Фел туда точно попадет, к гадалке не ходи, а вот с ним что будет?

Наследник - паренек своеобразный, уж это Хан понял, особенно сегодня, настолько хорошо и доходчиво ему это объяснили. Но работать с ним будет можно, судя по всему, на некоторые моменты, типа не самого строгого соблюдения дисциплины, он способен закрыть глаза. А еще надо действительно придержать свой язык. Что поделать, рос он не в тепличных условиях, воспитание хромает. А дисциплина... Вот у Лорда Вейдера дисциплина, это все знают. Может, действительно так будет лучше? С его-то характером... И какой корабль ему достанется, если он будет, конечно?

Корабль его мечты! Откуда этому малышу знать, о чем он мечтает? Или...

***
- Итак, Ксизор, - сидящий в удобном кресле Палпатин осмотрел стоящего перед ним на коленях закованного в кандалы фоллинца, с ненавистью сверлящего императора взглядом. - Есть что сказать?

Ксизор промолчал, уставясь в пол. Стоящий за его спиной Мол натянул цепь, заставляя принца поднять голову, вызвав полузадушенный хрип. Палпатин небрежно пожал плечами.

- Как я и думал... Что ж, тогда, раз вам сказать нечего, слушайте. Вы были полезны мне, полезны на своем месте. Благодаря моей воле и умениям лорда Мола вы, Ксизор, были возвышены до виго "Черного солнца". И вместо того, чтобы быть благодарным...

- Благодарным?! - прорычал Ксизор, попытавшись встать, что тут же предотвратил Мол, дернувший за цепь. - После бомбежки моей планеты?!

- Вы сами виноваты, Ксизор, - отрезал Палпатин, положив руки на подлокотники. - Или вы думали, я не узнаю о попытке проникновения в лаборатории? Именно благодаря вашей жадности и наглости вирус вырвался на свободу. Именно вы стали причиной гибели своих соотечественников, а не Вейдер, спасший всех остальных. Он принял на себя бремя решения, предпочтя погубить часть, но дать возможность выжить остальным. Или вы предпочли бы, чтобы вирус истребил всех и покинул планету, заразив галактику? Только чтобы не узнали о вашей диверсии?!

Ксизор рванулся вперед, но рывок цепи оборвал эту попытку. Император усмехнулся, подав знак Молу. Ситх пнул фоллинца в спину, наступив на него, и натянул цепь. Ксизор хрипел, с ненавистью уставясь на Палпатина.

- Вы, Ксизор, решили отомстить Лорду Вейдеру и мне, устроив покушение на моего внука. С удовольствием вас разочарую: из этой затеи ничего не вышло. Люцифер - необычайно одаренный юноша... - ситх расплылся в жуткой улыбке. - Часть нападавших мертва, остальные захвачены. Сейчас идут допросы.

- За меня отомстят! - просипел фоллинец, хватая ртом воздух. Сидиус рассмеялся.

- Кто? Ваша племянница? С глубокой радостью могу сообщить: этого не будет. Десять стандартных минут назад бедняжка погибла в результате очень несчастного случая... - голос ситха лился, словно отравленный мед. - Такая трагедия... Неисправность в системах, и она медленно задохнулась на борту своей личной яхты, как и ее жених. Примите мои искренние соболезнования.

Ксизор замер, потрясенно уставившись на сидящего в кресле мужчину. Он захрипел, пытаясь встать, но Мол только сильнее надавил, пресекая попытку.

- Ваш бизнес перейдет под контроль другого виго, более благодарного. Уж об этом я позабочусь. Лорд Мол.

- Да, Владыка.

- Оттащите это к Иссарду, пусть займется. Скажите, пусть пригласит специалистов по ментальному сканированию. И еще... Это животное не жалеть.

- Да, Владыка.

Ситх отвесил элегантный поклон, после чего поудобнее перехватил цепь и поволок упирающегося и хрипящего фоллинца прочь. Дверь закрылась, в кабинете вновь воцарилась тишина. Сидиус поднял датапад, пролистывая отчет СИБ.

- Так, кого же поставить на его место?

***
Джерджеррод уныло смотрел в стену, чувствуя, что до конца путешествия поседеет окончательно. Или сляжет в больничный отсек с нервным срывом.

- Не волнуйтесь, адмирал, - принц видел состояние собеседника и попытался его утешить. - Все в порядке, рабочая обстановка.

Тиаан с ужасом покосился на с энтузиазмом разделывающего толстую отбивную подростка. Сидящие за столом джедаи и два офицера переглянулись.

- Рабочая? - прошептал мужчина, на что Люк невозмутимо кивнул.

- Рабочая. То покушения, то похищения. То диверсии... Для разнообразия. Или вы думаете, Император ввел полный протокол просто так, по доброте душевной?

Адмирал содрогнулся, представив себе эту "душевную доброту". Вяло ковыряющий салат Корвин нахмурился.

- Так это... Обыденность?

- Да, мастер Шелвай, - иронично посмотрел на него смеющимися глазами парень. - Именно. Для меня это именно обыденность. Как и для моего отца. На Владыку просто так лезть разные отморозки опасаются.

- Еще бы, - пробормотал Корвин. - А вы?

- А что я? Это дисциплинирует и помогает держать себя в тонусе. Не дает заплывать жиром. Впрочем, что мы все о рутине? Как Налли?

- Очень хорошо, - тут же расплылся в улыбке мужчина. - Уже чувствует Силу и учится ею манипулировать.

- Прекрасно, - кивнул Люк. - И еще... Хочу кое-что проверить.

- Что, милорд? - насторожился Шелвай.

- Есть у меня подозрение, что из девочки получится неплохой целитель.

- Целитель? - изумился Корвин. - Почему вы так решили?

- Потому, мастер Шелвай, - совершенно серьезно посмотрел на него Люк, - что девочку травили основательно. И пытались забить насмерть. Ее брату досталось просто за компанию. Выжила она только благодаря тому, что неосознанно лечила сама себя. Потом ей помогли вы. У нее сформировалась предрасположенность, - Скайуокер откинулся на спинку стула, пытаясь пояснить свои ощущения и наблюдения. - И брата своего лечила... Именно поэтому она так и не могла пойти на поправку: тянула двух сразу. А силенок маловато было, о знаниях вообще молчу. Вы их поддерживали... Сошлось.

Корвин моргнул, обдумывая неожиданную информацию. Неожиданно мужчина подался вперед.

- Милорд, позвольте спросить.

- Да.

- Вы будете учить Налли?

Скайуокер молча посмотрел на мужчину, совершенно спокойно.

- Возможно. Впрочем, поговорим об этом позже. Гален. Нам пора.

***
Очередная планета, очередной лагерь... Очередная остановка на их пути. Жаль, что пришлось сорваться с места и бросить предыдущее убежище, но оставаться там после побега Бриса было невозможно. Слишком опасно. И глупо.

Оби-Ван покачал головой, раздумывая над всем произошедшим. Сейчас, в тишине и покое, можно было попытаться рассмотреть случившееся, определяя причину такого поступка. Магистр уже давным-давно расспросил всех остальных, собирая крупицы информации. Узнанное заставляло корить себя за слепоту и нежелание действовать. Брис хотел жить. Жить, не боясь действовать, жить, не прячась, жить, наслаждаясь каждым мгновением. И если для того, чтобы воплотить свою мечту в жизнь, надо было уйти, он так и сделал.

Юношеский максимализм, вылившийся для остальных в огромные неприятности. Пришлось бежать с планеты, искать другую, такую же безопасную, налаживать контакты с местным населением, предпринимать определенные шаги, чтобы никто не проявлял излишнего любопытства...

А еще магистр чувствовал, что их изоляции пришел конец. Его одолевала тревога, Сила шептала, что скоро, уже вот-вот все опять изменится... Оби-Ван малодушно надеялся, что этот момент наступит как можно позже, но судьба оказалась неумолима, джедай понял это в тот миг, когда увидел выходящего из небольшого фрахтовика Дженира Дасса, сопровождаемого Гармом Белом Иблисом.

Кеноби прекрасно знал кореллианца. Неукротимый борец за свободу и независимость своего сектора, который не смог добиться цели дипломатическими ухищрениями и перешел к более грубым методам. Оби-Ван его прекрасно понимал. Не одобрял некоторые моменты, но понимал.

Гарм хотел для Кореллии лучшей судьбы, чем стать просто придатком и частью Империи, он готов был на все, чтобы достичь своей цели. В последний раз, когда Кеноби слышал новости о его деятельности, то был не в восторге: череда терактов - это не то, чем стоит гордиться, однако... Не ему упрекать в резкости суждений.

Идущий рядом с сенатором Дасс смотрел настороженно. Бледно-голубые глаза казались наполненными талым льдом горными озерами, спокойными и холодными. Ветер трепал белоснежные волосы и полы плаща, джедай шел плавно, скользя, словно хищник. Кеноби был знаком с ним, пусть шапочно, но этого было достаточно.

- Магистр.

- Мастер.

Джедаи обменялись церемонными поклонами, после чего Кеноби поприветствовал Иблиса, и все пошли в дом, обсуждать сложившуюся обстановку. Оби-Ван предчувствовал, что разговор будет тяжелым, и не ошибся.

Гарм сходу принялся изливать свое негодование. У него в руках был Наследник, а ему не дали прибить ситхово отродье! Но уж теперь-то он его не упустит. Землю рыть будет, космос ситом просеивать, но мальчишку найдет и похоронит, и гроб с телом сожжет, чтоб наверняка. Эта мелкая тварь другой судьбы не заслуживает, Гарм получил сведения о том, что в его секторе уже хозяйничают свеженазначенные моффы, так что пусть пощады не ждет.

Кеноби молчал, но с каждым предложением и высказыванием кореллианца хмурился все сильнее. Чем дальше, тем больше ему это не нравилось, Гарм и раньше не чурался насилия, но сейчас он стал откровенно жестоким. Дженир сидел рядом с Оби-Ваном, внимательно наблюдая за экспрессивно высказывающимся Белом, меряющим комнату шагами, и Кеноби ощущал, что мужчина полностью одобряет эти планы. Дасс был не против устроить засаду и теракт, он был готов идти до конца, невзирая на жертвы: свои или сопутствующие, без разницы.

В глазах мастера-джедая горел неукротимый огонь, ведущий его к цели, которой являлась полная и безоговорочная гибель тех, по чьему приказу был уничтожен Орден.

- И как вы себе это представляете? - Кеноби сложил руки на груди, разглядывая угомонившегося Гарма. Сенатор сел, воинственно топорща усы.

- Есть информатор, - нехотя сообщил мужчина, - который даст знать, где находится Наследник. Гарантия - сто процентов.

- Вы уверены? - скептически поднял бровь магистр. Кореллианец хищно улыбнулся.

- Уверен.

Обсудив еще несколько вопросов, Гарм откланялся и ушел отдыхать, а джедаи остались сидеть в тишине и покое.

- Что скажешь, Дженир?

- Это наш шанс, - сверкнул прозрачными глазами Дасс. - Или ты опять предпочтешь залезть в какую-нибудь дыру? Прошлая такая твоя попытка окончилась неудачей, - ехидно ухмыльнулся джедай, нарочно тыкая в больное место. Оби-Ван слегка улыбнулся. Как это по-детски!

- Воля Силы, - пожал плечами магистр. Дженир повернулся, в упор уставившись на собрата.

- Воля Силы... Знаешь, Оби-Ван, слишком часто я слышу это. Воля Силы... И странно это слышать от тебя, кого называли Орудием Силы. Мальчишка был у тебя в руках. Что ж ты его упустил? Или его воля оказалась сильнее?

Кеноби неопределенно улыбнулся. За последнее время он многое переосмыслил, во всяком случае мужчина на это надеялся, и многое понял. Сейчас Дасс указал ему на еще один спорный момент, который каждый раз беспокоил магистра. Воля Силы... Та самая пресловутая переменная, ломающая прогнозы и меняющая расклады.

Оби-Ван много думал после такого неожиданного побега ученика, выбравшего для себя другую судьбу, и эти размышления были очень тяжелыми и ведущими к неприятным выводам. Дженир, пытаясь ужалить, лишь указал на то, о чем сам магистр догадывался и раньше, но не хотел замечать.

Воля Силы. И Орудие Силы.

Когда-то Оби-Ван гордился этим прозвищем, превратно понимая суть, как теперь ему стало совершенно ясно. Он забыл древнее высказывание: "Сильного судьба ведет, слабого тащит". Он не применял его к себе, и как оказалось - зря.

Гибель Великого магистра - добровольная жертва древнего джедая - выбила мужчину из колеи. Его мир, и так напоминавший развалины, рухнул окончательно, Оби-Вану казалось, что он остался совершенно один и никто не придет ему на помощь. Орден всегда был за его спиной, оказывая незримую поддержку, и гибель и разгон организации привели его в шок.

Он смог немного оправиться от этого удара, но судьба нанесла новый - Учитель учителей ушел и не вернулся, лишь эхо в Силе, прокатившееся по галактике, дало знать, чем закончился для древнего магистра его самоотверженный поход в самое сердце Тьмы.

Кеноби малодушно спрятался, собрав под свое крыло с десяток падаванов, найденных им с огромным трудом. Он посвящал все свое время и внимание их нуждам, пытаясь возродить то, чего его лишили, не видя, что вместе с достоинствами копирует и недостатки. И только внезапный побег Бриса открыл ему глаза.

Он прятался, не желая взваливать на себя груз ответственности, ведь будь иначе, и сам мужчина, и его подопечные вели бы гораздо более активный образ жизни. Он закрывал глаза на перемены, которые потихоньку меняли Империю, не желая их видеть, словно если он отвернется, то и их не станет. Он сознательно пресекал все попытки подопечных наладить контакты с окружающим миром, внушая им опасность таких действий... И что же получил в ответ?

А ведь Дженир не единственный, кто желает решить проблемы самым простым и зачастую самым неверным путем, уж это Кеноби, побывавший в уйме "горячих точек" и разруливавший безнадежные конфликты, прекрасно понимал. Путь насилия зачастую ведет в никуда. Да, часто это единственный выход, но не всегда самый удачный, к сожалению. Ему уже приходили предложения вступить в борьбу против тирании ситхов. Пытаются прорасти идеи Альянса за восстановление Республики, которую так жаждет вернуть Гарм. Ведь Республика, если сказать откровенно, была практически полной анархией, уж теперь, сравнивая ее с все больше укрепляющейся Империей с ее жесткими структурами власти, Кеноби это понимал. Шепчутся о Корпусе Мира, корни которого находятся на Кореллии, магистр краем уха слышал еще о паре организаций... он даже подумывал о присоединении к кому-либо из них, но все что-то останавливало в самый последний момент.

И побег Бриса едва не заставил его сорваться... Однако, совершенно неожиданно даже для себя мужчина сдержал этот порыв и прибег к помощи одного своего давнего знакомого, за которым был должок. Кеноби решил разузнать, что же случилось с его учеником после ухода, и краткий рассказ о судьбе Бриса магистру не понравился.

Казалось бы, вот доказательства: инквизиторы едва не прикончили парня, загнав его на порог вербовочного пункта, однако краткое упоминание о находящихся там же тогруте и забрачке поколебали его уверенность. Что там могла делать Шаак Ти, так внезапно улетевшая когда-то без каких-либо пояснений?

Оби-Ван чуял, что не все так просто, а еще он ощущал, что стоит на краю пропасти.

И сейчас, глядя на пылающего яростью и абсолютной уверенностью в правильности выбранного пути Дасса, магистр окончательно осознал, что только что едва не сделал шаг, ведущий в никуда.

- Да, Дженир, - мягко улыбнулся Кеноби, огладив бородку. - Его воля оказалась сильнее.

Дасс недоверчиво нахмурился, пытаясь переварить неожиданный ответ. Он уставился на магистра напряженным взглядом, всматриваясь в лицо, прощупывая его Силой, совершенно не стесняясь. Кеноби был безмятежным, как океан в штиль. Дженир помолчал, раздумывая... Покосился в сторону.

- Как знаешь, Кеноби. Но я выбрал другой путь.

- Понимаю, - кивнул Оби-Ван, глядя прямо на него. - Понимаю. Но это не мой путь.

Дженир встал, резко кивнул и молча вышел из помещения, с трудом удерживая руку в стороне от рукояти сейбера. Ему с Кеноби не справиться, он магистром стал не за красивые глазки и не по чьей-то протекции, а за заслуги. Оби-Ван был необычайно умным и чрезвычайно знающим.

Дасс вышел на улицу и замер, подняв лицо к небу. Ему говорили, что Кеноби сломался. Что он стал отшельником, воспитывающим молодняк, не желающим ни во что вмешиваться и терзающимся сомнениями. Дженир рассчитывал привлечь его на свою сторону, как соратника, но вместо этого обнаружил мудрого воина, стойко пережившего удары судьбы, поднявшегося с колен и строящего планы на будущее.

Глупец или наглец на его месте попытался бы принудить Кеноби сделать выбор силой, но он не таков, у него зачатки инстинкта самосохранения еще имеются. Здесь им ловить нечего. Так и надо сообщить Джорусу. Жаль, конечно, что такой могучий боец не будет на их стороне, но... Он не будет и на стороне Империи. Это точно. Кеноби истинный джедай, для него Тьма - это зло, а зло должно быть искоренено. И пусть Оби-Ван пока что не ввязывается в прямое противостояние, это еще не значит, что он не сделает этого в будущем.

Дженир подошел к Гарму, напряженно что-то ищущему в деке, молча подхватил его под руку и потащил к шаттлу. Зачем зря время терять? У них есть и другие кандидаты. А пока надо сделать доклад.

***
Джорус воспринял рассказ Дасса с трудом. Мужчина нахмурился, от всей его фигуры исходило неудовольствие. Он медленно прохаживался вдоль окна, размышляя и обдумывая рассказанное Джениром, руки то сжимались в кулаки, то нервно рубили воздух. Джерек отсутствовал, хоть это радовало, никто не будет шипеть под руку, рассуждая о том, о чем не имеет ни малейшего понятия.

Мужчина выдохнул, потер ладонями лицо... Через полчаса решение было принято. Жаль, тогда провокация с Брисом не удалась, но теперь все будет по-другому. Оби-Ван решил остаться в стороне? Не выйдет. Рано или поздно, но их найдут, и тогда последствия будут непредсказуемыми. Нельзя оставлять такого врага в тылу и надеяться на то, что тот не создаст в будущем проблем. А Оби-Ван теперь враг. Он не принял их сторону, следовательно, его надо уничтожить. И всех, вернее, почти всех его воспитанников.

Надо, чтобы оставшиеся джедаи видели, что Империя не дремлет и чистки продолжаются, а то в последнее время политика Императора что-то резко смягчилась. Ситх заигрывает с одаренными, сманивает их к себе, один этот Орден имперских рыцарей чего стоит! И туда пошли! Их мало, тех, кто рискнул, но они есть. А сплетни по галактике разносятся быстро, языки всем не вырвешь и цензуру не устроишь. Люди уже шепчутся... И это плохо. Нельзя, чтобы бывшие джедаи видели альтернативу, они должны идти по строго определенному пути... До поры до времени.

Значит... Пора приводить в действие план "Беш".

- Тирад? Для ваших парней есть задание. Да. Особое.

Джорус К`Баот, мастер-джедай и бывший член Совета, улыбался, сжимая комлинк. Скоро эта проблема будет решена с пользой для его дела. И он станет еще чуточку ближе к своей цели.

***
То, что визит будет с продолжением, Оби-Ван понял сразу. Слишком уж неприятным был взгляд Дженира, брошенный им напоследок. Гарма магистр не опасался, а вот бывший собрат по Ордену... Совсем другое дело. Да и тревога начала одолевать...

Кроме того, размышляя о Шаак Ти, магистр подумал о некоторых вещах. Тогруту он больше не видел, а искать ее Кеноби не счел необходимым: у каждого свой путь, ну а потом ему было не до нее. А теперь явно пришло время.

Он достал комлинк, отослал сообщение и принялся ждать, попутно готовясь к надвигающимся неприятностям, которые навалились через сутки.

На них напали неожиданно. Атака была в лучшем стиле инквизиторов... Тех, первых инквизиторов, полуразумных зверей, с которыми сталкивался пару раз Оби-Ван. Несколько спидеров резко затормозили, из них буквально вылетели гибкие фигуры, одетые в черное, а затем началось избиение младенцев.

Во всяком случае, на такой результат рассчитывали нападавшие, вот только Кеноби доверился Силе, как и всегда, подготовил учеников, и агрессоров встретил массированный огонь из бластеров. И плевать магистру было на свое же мнение об этом оружии: на кону стояли жизни пошедших за ним детей, и тут уж не до чистоплюйства.

Массированная стрельба скосила трех из шести, пусть и не до конца - смертей Кеноби не почувствовал. А потом стало не до рассуждений: мужчина пошел в атаку, за ним последовали четыре самых умелых ученика. Падаваны первым делом добили подранков, судьба которых их товарищам явно не была интересна, после чего дружно атаковали одного инквизитора. Оставшихся двух взял на себя Оби-Ван.

Ему потребовалось несколько минут, чтобы понять, что это фальшивка. Нападавшие были быстрыми, ловкими, опасными... Как одаренные, вот только не хватало одной существенной детали: Силы.

Это были обычные разумные, каким-то непонятным способом вставшие на один уровень с джедаями по возможностям. Мужчина сосредоточенно атаковал, постоянно пресекая попытки загнать себя в глухую оборону, неподалеку яростно рубились ученики, с трудом тесня инквизитора, но магистр не мог позволить себе отвлечься даже на мгновение.

Клинки гудели, мелькая с чудовищной скоростью, фальшивки плоховато фехтовали, но брали напором и отсутствием инстинкта самосохранения, а уж когда джедай на мгновение поймал взгляд одного из них... Полностью безумный. Разума там не было, совершенно.

Это заставило сконцентрироваться на бое еще больше. Кеноби полностью погрузился в Силу, Боевое предвидение показывало направления ударов, джедай размазывался в пространстве, впрочем, как и нападающие, хаотично перемещающиеся с места на место.

Они были каждый сам по себе, эти фальшивые инквизиторы, ни о какой слаженной командной работе и речи не шло, но, тем не менее, Оби-Вану это не слишком помогало. Рисунок боя менялся каждую секунду, у нападавших не было ни стратегии, ни тактики, тем не менее у них были инстинкты. То самое звериное чутье на опасность, уводящее их из-под смертельных ударов и подсказывающее наилучший момент для атаки.

Кеноби не слышал, как облегчённо вскрикнули ученики, задавившие таки своего противника массированной атакой, сумевшие отрубить безумцу руку и черкнуть мечом по ноге, теперь начавшие методично шинковать инквизитора на части.

Голубой клинок взметнулся вверх, парируя грубый, но чудовищно сильный удар, Толчок Силы отбросил слишком близко подошедшего врага в сторону, а затем магистр сделал один скользящий шаг вперед, и нападавший распался на две половины.

Его товарищ никак не отреагировал. Он гибко вскочил с земли, каким-то неестественно плавным движением и, рыча, бросился в атаку. За спиной полыхнуло смертью. Сопротивлявшийся до последнего нападавший затих. Падаваны замерли, восхищенно наблюдая за боем мастера. Кеноби на миг замер, окинув врага спокойным цепким взглядом, после чего резко взмахнул рукой, ударив Силой, одновременно рубанув попытавшегося прыгнуть мужчину прямо в прыжке.

Сейбер описал плавную кривую... На землю, в пыль, упали отрубленные руки и ноги, а также тело. Мгновение магистр смотрел на все еще дергающееся тело... Четкий укол в сердце завершил бой. Лицо магистра было непроницаемым.

Мужчина стоял, не обращая внимания на возбужденно гомонящих учеников, он смотрел на четвертованное тело у своих ног, и думы его были мрачными.

- Магистр?

Кеноби моргнул, стряхивая с себя оцепенение.

- Да, Лирбет?

- Что будем делать? - высокая брюнетка вопросительно заглядывала к нему в лицо.

- Продолжаем сборы.

- Снова переезд, - уныло протянул кто-то за спиной.

- Да. Нашли эти, найдут и другие.

- Куда?

- Еще не знаю, - вздохнул мужчина. Неожиданно пискнул комлинк, и магистр довольно улыбнулся.

- Добрый день, Ти.

- Здравствуй, Бен, - улыбнулась тогрута. - Ты звонил.

- Да, Ти, - Кеноби посмотрел на голограмму, озадаченно нахмурившись. - Ты изменилась.

Шаак пожала плечами.

- Такова жизнь.

Оби-Ван молча кивнул, рассматривая тогруту. Изящные доспехи по фигуре, украшенные узорами, чем-то напоминающие и естественную пигментацию женщины, и шкуру хишедара, хищника с Шили. Длинная юбка, как-то тяжеловато колыхнувшаяся при движении. Не простая ткань, явно. Броня? На поясе сейбер.

- И кто ты теперь?

- Джен'саарай, старый друг.

- Не джедай.

- Нет, - твердо ответила женщина, безмятежно глядя на бывшего собрата. Кеноби задумчиво кивнул.

- Ты вышла из тени...

- Все мы вышли, Бен, - мягко улыбнулась Ти.

Кеноби еще раз кивнул, молча смотря на тогруту. Он о стольком хотел спросить... Еще больше рассказать. Но все это не имело значения, кроме одного вопроса.

- Почему сейчас, Ти? - тихий голос магистра прорезал тишину. Шаак вздохнула, складывая на груди руки.

- Почему... И почему сейчас... - глаза женщины блеснули. - Потому, друг мой, что сейчас у нас появилась возможность. Надежда. Уверенность. Мы нашли... Я нашла свой путь.

В голосе тогруты звенела уверенность.

- Но это не путь джедая, - слабо улыбнулся магистр. Тогрута отрицательно покачала головой.

- Нет, Бен. Джедаи... закостенели. Пришла пора перемен.

Кеноби с минуту смотрел на закованную в доспех фигуру той, что когда-то была гордостью Ордена, обдумывая сказанное. Наконец он медленно кивнул.

- Спасибо, Ти. Мне есть над чем подумать. Ты не будешь против общения?

- Нет, Бен.

- Я пошлю сообщение.

Голограмма погасла, связь прервалась. Оби-Ван вздохнул, задумчиво поглаживая бородку. Поразмышлять было о чем. Пацифистка надела доспехи. Это заставляет на многое посмотреть по-другому. Значит, он так и сделает.

Мужчина вздохнул, вновь начав воспринимать реальность. Шушукающиеся падаваны стояли в сторонке, обсуждая бой и косясь на наставника. Кеноби скользнул взглядом по трупу под ногами, на мгновение прикрыв глаза. В памяти неожиданно всплыла лавовая река, а затем нервы опалило воспоминание.

- Почему ты не убил моего отца?

Этот вопрос он задавал себе постоянно, с той встречи. Что бы теперь ответил на свой же вопрос Люк? Что бы он сказал? И что может сказать сам Кеноби именно сейчас?

Многое. Он может ответить, причем именно сейчас, стоя над трупом фальшивого инквизитора, убитого так, как когда-то он почти убил своего ученика. Но ведь почти не считается? Или для Энакина у него не нашлось милосердия?

Сборы шли быстро, но без ненужной суетливости. Падаваны сновали, как муравьи, грузы несли и левитировали Силой, кто как, шаттл трещал по швам, парни и девушки гомонили, обсуждая произошедшее, участвовавшие в бою хвастались победой, а Кеноби медитировал. Как только закончатся сборы, они покинут эту планету, а пока что ему надо сосредоточиться, пытаясь понять, не грозит ли им опасность.

Ученики не трогали наставника, да и в этом не было нужды, а магистр застыл в кресле, прикрыв веки, распахивая сознание для Силы в поисках грядущих потрясений, но разум все не хотел успокоиться. Кеноби гнал от себя мысли, упорно сворачивающие куда-то в прошлое, и неожиданно сознание замерло, а затем пошли воспоминания.

Он снова стоял перед искалеченным учеником, снова смотрел на то, как тот горит заживо, жар опалял лицо, по которому текли злые слезы, снова кричал, обвиняя, пока тот выл от ярости и дикой боли... Снова. И снова. И снова.

Пока не понял главное.

В голове звенел детский голосок, голубые глаза стремительно наливались золотом, заглядывая в душу.

- Почему ты не убил моего отца?

- Потому что меня так учили, - хриплый голос магистра прорезал тишину комнаты. - Потому что джедаи - миротворцы, а не убийцы. Потому что мне не хватило духа завершить бой. Потому что я не смог убить того, кто был моим другом, братом, почти сыном.

Кеноби встал, вышел из дома и направился к расчлененному трупу, так и и лежащему на земле, в пыли. Насекомые кружили над частями тела, джедай подошел, спокойно смотря на жуткую картину.

- Потому что так было правильно, - Оби-Ван поднял голову, взглянув куда-то вдаль. - Потому что так требовала Сила.

- Учитель, вы в порядке? - падаваны сгрудились за спиной мужчины, с тревогой взирая на ведущего себя довольно странно Оби-Вана.

- Погрузка окончена?

- Да, учитель.

- Прекрасно, - улыбнулся магистр, - мы улетаем. Здесь нам делать нечего.

Ученики с веселыми криками и смешками грузились в шаттл, Кеноби все так же смотрел вдаль, туда, где небо сливалось с землей. В ушах звучали крики горящего заживо Скайуокера и издевательски смеялась Сила.

- Орудие Силы... - с горечью прошептал мужчина, усаживаясь в кресло капитана. В салоне переговаривались ученики, пошедшие за ним. Они доверяли ему, исполняли его требования, перенимали его знания... Он хотел возродить Орден, но вновь повторял все те же старые ошибки. Снова и снова...

- Простите, гранд-магистр, у меня появились крамольные мысли.

За спиной рассмеялись, мужчина тепло улыбнулся.

- Почему они должны повторять наши ошибки? Почему они должны идти нашим путем? Почему я должен следовать плану, который принесет только горе и боль?

Корабль несся сквозь гиперпространство, унося своих пассажиров туда, где их не найдут. В Неизведанные регионы. Космос велик, его на всех хватит. На ситхов, на джен`саарай, на джедаев... На всех.

За спиной рассыпался на части старый путь, а перед ним трескалась и ломалась на части проложенная не им дорога. И еле видно вилась тонкая тропинка, ведущая к истинному Свету и свободе, а не тем суррогатам, что были до этого. Мужчина встал, вышел в салон и обвел притихших почти детей внимательным взглядом.

- Сейчас мы летим к Аноту. Дальше - Дикий космос. Неизведанные регионы. Я хочу предоставить вам выбор. Вы можете покинуть меня, как это сделал Брис, и пойти своим путем. Я не буду вас удерживать, чинить препятствия или читать мораль. Вы вольны решать. И я хочу, чтобы вы это сделали.

Магистр помолчал, ученики сидели тихо, внимая неожиданным откровениям и переглядываясь в полном молчании.

- Я ухожу в Неизведанные регионы. Там можно найти свой путь. Хватит пытаться идти старым путем, меня ждет новая дорога. Если вы пойдете за мной, то это будет нелегко. Будут и горести, будут и радости. Но они будут только нашими. Я буду вас учить. Всему, что знаю... без ограничений. Решайте.

Кеноби кивнул и вышел из салона. Сила колыхалась, волнуясь все сильнее, ученики гомонили, обсуждая неожиданное предложение. Спор был ожесточенным и затянулся надолго. Время текло неумолимо, корабль вышел из гипера, выходя к планете.

- Учитель...

- Да?

- Мы идем с вами.

Кеноби обвел взглядом напряженных учеников... и низко поклонился. От него веяло признательностью и благодарностью.

- Спасибо.

Где-то далеко улыбался призрак давно погибшего джедая. Где-то далеко с гулом лопнула струна определенности. Где-то далеко ворочалась Тьма, с которой он еще встретится лицом к лицу. Где-то далеко оставалась прежняя жизнь.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
darketo31
сообщение 9 Декабрь 2016, 17:55
Сообщение #102



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 101
Регистрация: 2 Декабрь 2014
Из: Одесса
Пользователь №: 9519
Раса: человек



Глава 47. Подвиги оплачиваются кровью.


Кашиик был позади, оставив после себя странное впечатление. Переговоры с вуки прошли успешно, волосатые гуманоиды долго извинялись за не свою вину. Их тоже направили в другую сторону, передав новые координаты. Понятно, что это сделали по приказанию Ксизора, которого Иссард лично вывернул наизнанку с помощью спецов Тремейна, однако Люка беспокоил один момент.

Откуда фоллинец узнал, где в данный конкретный момент находится корабль в общем и сам Люк лично? Как он смог среагировать так быстро? Ответ был прост и естественен. На борту шпион. Осознанный или нет, не имеет значения, но он есть.

Поэтому Скайуокер завершил все дела на Кашиике, провел переговоры с вождями вуки, намекнув на то, что хорошее отношение к себе надо зарабатывать, после чего снова прошелся по нижнему ярусу. Было у него странное ощущение...

- И зачем мы здесь? - Гален вертел головой, рассматривая знакомый пейзаж. Люк хмыкнул.

- Ты знаешь, Гален, - громко произнес подросток, странно усмехаясь, - если бы я был джедаем и прятался от страшной Империи, то я обязательно пошел бы на разведку. И навел справки об Ордене имперских рыцарей. Ведь джедаев не преследуют... Особенно если они террором не занимаются. А жить в лесу под лопухом - удовольствие явно ниже среднего. Да и детей, если они есть, надо воспитывать, ну и вообще...

- Так в Орден как раз все эти беглецы и идут.

- Вот именно. Ведь там магистры - Марек и Вос, да и вообще полно бывших джедаев. И никто за ними с сейбером не гоняется. Но это если бы я был на месте умного джедая...

- А если джедай - не очень умный?

- А если он не очень умный, то сам виноват в своих проблемах. У умного всегда есть возможность, - отрезал Люк, не сводя взгляда с гигантской ветви. - Пошли. Здесь нам делать нечего.

Они ушли, и спины им сверлили ясно ощутимые взгляды.

Следующей остановкой стала Кореллия. Люк не любил оставаться в долгу и терпеть не мог невыполненные обещания, так что Джерджеррод получил указание изменить курс, а подросток сел в медитацию, вспоминая нужные ему сведения. Кроме того, он вновь переговорил с Андедду, и призрак сообщил ему крайне интересную информацию.

Кассия чем дальше, тем больше беспокоила Скайуокера. Она перестала демонстративно томно вздыхать, но взгляды бросать продолжала, и пусть это выглядело очень естественно, Люк с ума сходил от подозрений. Дамин даже переговорил с девушкой по собственному почину, после чего все как отрезало, словно она вняла предостережениям, однако подросток не верил.

Он не видел в этой игре смысла, и чем дальше, тем больше это напрягало. Люк еще несколько раз проверил девушку Силой, не побрезговал считать эмоциональный фон и поверхностные мысли, ничего не обнаружил и уж было решил, что просто слишком зациклился на несуществующей проблеме, как получил опровержение.

Практически перед прилетом к Кореллии то самое двойное эхо исчезло. Люк неторопливо помешивал ложечкой каф, смотря куда-то в стену, отмечая неожиданное изменение, и не знал, что и думать. Неподалеку суетилась самая обыкновенная девушка, старательно исполняющая свои обязанности, испытывающая только самые положительные эмоции и пропитанная верноподданническим рвением по самую макушку. Никаких, даже малейших, странностей.

Совершенно.

Пискнул комлинк, и Люк довольно усмехнулся про себя. Скоро все странности прояснятся... Как только на борт поднимется Иссард со следователями.

- Кассия...

- Да, милорд?

- Еще кафа и нгеров. У меня прекрасное настроение.

***
Кореллия.

Лэндо Калриссиан непринужденно обследовал новые корабли, доставшиеся ему самыми разными путями, попутно размышляя о том, что жизнь наладилась. "Облачный город", выигранный им в сабакк у Доминика Рейнера, наконец стал полностью его. Не в смысле владения, а в смысле послушания. Мало стать бароном-администратором, управляющим самым невероятным заводом по добыче тибанна, одновременно являющимся свободной зоной, курортом и космополитическим центром, надо еще и завоевать уважение подчиненных.

Это Лэндо удалось не сразу, было и напряжение, и непонимание, и даже откровенный саботаж, но он справился, невзирая на возраст. Для этого пришлось пахать, как рабу в спайсовых шахтах, заниматься контрабандой в промышленных масштабах, изыскивая деньги на ремонт и реорганизацию производства. Новые линии, дроиды и прочее оборудование стоили дорого, про остальное и вовсе новый владелец Города не мог говорить цензурно.

"Госпожа Удача" шныряла по космосу, пролезая в любую щель и проникая в самые труднодоступные места, Лэндо грузил яхту контрабандой так, что бедняжка едва не трескалась в полете от перегруза, он рисковал, ставя все на свою удачу, ведь наглость - второе счастье, а этого добра у Калриссиана было хоть отбавляй. И вот все те средства, что он с таким трудом добыл, украл, нашел и заработал, вложенные в Облачный Город, наконец начали приносить доход, который весьма радовал Лэндо.

Теперь он мог позволить себе отремонтировать яхту, приобрести хорошую одежду и вооружение, привлечь внимание самых красивых женщин и воспользоваться услугами самых дорогих проституток, ночь с которыми стоила целое состояние. Он был практически счастлив, единственное, что омрачало настроение - невозможность как следует обсудить все проблемы и как следует отметить удачные моменты с другом.

Невзирая на компанейский характер и стиль жизни, друзей у Лэндо не было, были только хорошие знакомые, но это не то. Он вздохнул, окидывая цепким взглядом очередное приобретение, как неожиданно за спиной раздался веселый, хорошо знакомый голос.

- Эй, Лэндо! Вытащи голову из распределительного щита, а то что ты всё к нам лицом стоишь!

Стукнувшись от неожиданности макушкой, Калриссиан потер ушибленное место, разворачиваясь к виновнику переполоха, а его губы сами растягивались в веселой улыбке.

- Хан! Глазам не верю! Откуда ты тут взялся? Ты ж вроде в Академии сейчас сапоги стаптываешь! Или как?

- Не или как, а именно так! - наставительно отозвался Соло, душа друга в объятиях, за чем с любопытством наблюдали двое подростков. Лэндо покосился на пареньков, ткнул друга кулаком в бок и прошептал нарочито громким шепотом:

- Хан! Что ж ты не сообщил, что у тебя в семье пополнение? А ну-ка сознавайся, развратник, от кого они? Судя по рожам - матери у пацанов были разные!

Подростки переглянулись и жизнерадостно рассмеялись, пока Хан, с неописуемым выражением лица, кашлял, багровея на глазах. Блондин одобрительно похлопал, щуря голубые глаза.

- Браво! Великолепная шутка, вы действительно весьма остры на язык, как мне и говорили, господин Калриссиан. Браво!

- Да? И кто вам такое сказал? - полюбопытствовал Лэндо, но ответ паренька тут же заморозил улыбку на его губах.

- Господин Иссард. Он обожает читать сводки о происшествиях с вашим участием.

- Хан, - прошептал мужчина, сжав плечо странно смотрящего на него друга, - кого это ты привел?

- Позвольте представиться, - тут же вежливо отозвался подросток, - Люцифер. Это Гален Марек, моя правая рука.

Коротко стриженый брюнет резко кивнул, блеснув серыми глазами.

- Люцифер, - сглотнул, бледнея, Лэндо.

- Не волнуйтесь, господин барон-администратор, я тут не по вашу душу, - успокоил его Скайуокер. - К вам нареканий нет. Просто я хочу сделать подарок Соло. Я обещал. А у вас есть то, что ему понравится.

- Да? И что же это? - пришел в себя мужчина.

- "Тысячелетний сокол".

Лэндо изумленно выпучил глаза.

- Этот фрахтовик? Но зачем? Эээ... То есть, его ж только пару дней как доставили.

- Значит, мы вовремя! - жизнерадостно улыбнулся Люк. - Тогда идем смотреть! Страсть как хочу его увидеть!

- Я, вообще-то, тоже, - озадаченно пробормотал Хан, топая вслед за изображающим радушного хозяина Лэндо. - Что ж там за корабль такой?

- "Тысячелетний сокол", друг мой, - неожиданно обернулся на миг Люк. - Вы созданы друг для друга.

- А вот и он! - широким жестом указал на шаттл Калриссиан. - От сердца отрываю...

Хан шагнул вперед и замер. Вроде ничего необычного, легкий кореллианский грузовик YT-1300, эллипсоидной формы. Не новый, явно бывший в употреблении, так сказать. Соло шагнул вперед, не замечая ничего вокруг. Вдруг этот неказистый фрахтовик показался самой нужной во вселенной вещью. Он замер, расплываясь в улыбке, пока Лэндо озадаченно глазел на странно ведущего себя друга.

- Я же говорил, мистер Соло, - голос стоящего рядом подростка ввинчивался в уши, - вы созданы друг для друга.

- Он прекрасен... - прошептал Хан, гладя ладонью обшивку.

- О да, - согласился Люк. - А мы сделаем его еще прекраснее.

- То есть? - повернулся Соло, блестя глазами.

- "Кореллианские инженерные системы" с радостью примут заказ на модернизацию корабля. Установят новые двигатели, навесят броню, добавят вооружение. Сделают перепланировку. Этот корабль и вы... Вы станете легендой, обещаю.

Лэндо отступил на шаг, потрясенно наблюдая, как Соло стоит, не находя слов. В глазах кореллианца светилось что-то такое, чему Калриссиан не мог подобрать обозначение.

- Господин барон, - невозмутимо повернулся к нему Наследник. - Документацию, будьте так любезны.

- Конечно, - поклонился Лэндо, отдавая приказ по комлинку. Через полчаса счастливый до невозможности Хан обследовал каждый сантиметр корабля, на ходу составляя список необходимых модификаций, а Калриссиан обедал с Люком и Галеном, осторожно прощупывая их насчет политики Императора, касающейся закупок тибанна.

Хан выполз на воздух через пару часов, возбужденно сопя и тиская датапад с перечнем. Люк пробежал его глазами, добавил что-то от себя, после чего отдал приказ адъютанту по комлинку и вернул датапад Хану.

- Мистер Соло, - подросток придавил кореллианца неожиданно тяжелым взглядом. - Я даю вам отпуск на пять дней. Можете слетать на Кашиик, похвастаться.

- А... - Соло оборвал сам себя и резко вытянулся. - Благодарю, милорд! Служу Империи!

- Именно, Соло, - в голосе подростка появились странные тягучие нотки, заставившие Хана и Лэндо поежиться. - Не забывайте об этом. Особенно на Кашиике. Можете идти.

Хан вытянулся, кивнул и опрометью бросился к кораблю. Лэндо покосился на подростка, так неожиданно показавшего на миг, кто есть кто.

- Ваше императорское высочество, - неуверенно начал Калриссиан. - Вы... Не опасно ли вам находиться здесь одному, без сопровождения?

Люк повернулся к мужчине, пару секунд спокойно смотрел на него, после чего поднял руку и щелкнул пальцами. Неожиданно из теней выступили штурмовики в черной броне, вооруженные штурмовыми винтовками нестандартных модификаций.

- Ну что вы, барон, - промурлыкал Люк, заставив Галена подавить предательскую улыбку, а Лэндо - побледнеть. - Я всегда в приятной компании.

Мужчина осторожно осмотрелся, но стоило ему вновь обратить внимание на кашлянувшего Люка, как штурмовики исчезли. Лэндо краем глаза уловил странное мерцание их доспехов, но потом охрана Наследника словно выпала из реальности. Калриссиан поежился.

- Действительно. Очень приятная компания. Ваше императорское высочество, - Лэндо вздохнул, твердо глядя в безмятежно спокойное лицо подростка, - прошу прощения за неуместную шутку...

- Это было забавно, - пожал плечами Люк. - Особенно выражение лица Хана. Однако за это вы сделаете скидку.

- На что именно? - подобрался Калриссиан. Скайуокер фыркнул.

- Не на тибанн, не волнуйтесь. На "Сокол". Сколько вы за него хотите?

Лэндо замер. Первым порывом было подарить злополучный грузовик, но тогда вся ситуация выглядела как передаривание подарка. Не годится. Широкий жест, вроде продажи за один кредит? Тоже не вариант. Остается одно... Реальная цена. С учетом скидки.

- Пятьдесят тысяч кредитов.

- Договорились, - Люк достал из нагрудного кармашка несколько карт, выбрал одну и положил на стол. Лэндо тут же неуловимым движением руки смел ее куда-то то ли в рукав, то ли в карман, после чего, не выдержав, подался вперед. Темные глаза смуглокожего красавца блестели от любопытства.

- Ваше императорское высочество, позвольте вопрос...

Люк кивнул, воодушевленный Лэндо наклонился сильнее.

- Почему именно этот корабль? Он не первой молодости, модифицирован не самыми умелыми энтузиастами, имеет множество недостатков...Так почему именно он?

- Он создан для Хана, - пожал плечами Люк. - Только для него. Поэтому и был таким... строптивцем. Соло его прославит, а он прославит Соло. Увидите.

Калриссиан с минуту смотрел на невозмутимого подростка, после чего резко кивнул.

- Я буду следить за их похождениями.

- Это будет увлекательно, - ответил, вставая, Скайуокер. - А теперь я вынужден вас покинуть. Дела.

Лэндо учтиво поклонился.

- Позвольте вас проводить.

***
Хан нежно похлопал ладонью по панели, счастливо наблюдая, как звезды превращаются в белые полосы.

- Ты лучший, птичка.

Такое неожиданное завершение полета на Кореллию заставило задуматься о некоторых вещах, особенно напрягли парня намеки Люцифера. Почему он должен помнить, что служит Империи? Он и так это знает. Сам решил поступить в Академию, никто силком не гнал, а теперь, после такого неожиданного карьерного роста, его никто и не выгонит. Это уж точно.

И почему пацан сказал, что они станут легендой? И почему именно этот корабль? Не самый быстрый, не самый красивый...

- Прости, малыш, это не тебе упрек, а тем живодерам, что пытались пихать в тебя нечто непонятное. Тоже мне, инженерные гении! - Соло снова погладил панель, окидывая все вокруг влюбленным взглядом. Глаза сами уставились на датапад с перечнем модификаций, которым подвергнут корабль. Тут тебе и замена основного гипердвигателя, а также резервного. Оба будут самыми быстрыми и надежными. Навигационная система. Сенсорная установка. Замена бортовых пушек. Наследник предложил установить легкие турболазеры. Броня. Модернизация системы жизнеобеспечения. В каютах поменяют практически все. Подберут постановщик помех... Да и вообще еще много что добавят.

На взгляд Хана, грузовик превратится в гибрид мини-крейсера и истребителя, правда, очень комфортабельный. Естественно, против Соло не был, тем более что этот подарок он честно заработал, что особенно грело душу. А теперь можно вернуться на Кашиик и всласть похвастаться перед своими друзьями, родичами Дьюланны. Ее он вспоминал с нежностью, ведь вуки обучила его многому, помогая развиваться смышленому мальчугану, и впоследствии Соло предпочел считать ее практически родней, презирая тетю и кузена.

"Сокол" несся к Кашиику, а Соло продолжал мечтать и радоваться жизни.
***
- Господин Иссард, - Люк поджал губы, рассматривая сидящего в кресле разведчика. - Вы все так же себя не бережете.

- Покой Империи требует неусыпного присмотра, - развел руками брюнет, - а вашими талантами никто в моем окружении не обладает. Увы.

- Ведомство Тремейна? - предложил Скайуокер. - Там есть подающие надежды кадры.

Иссард страдальчески поморщился.

- Может, они что-то и подают, но надежды обычно плохо стыкуются с реальностью.

- Неужели все так плохо?

- Обычно еще хуже, - вздохнул Арманд. - Даже вспоминать не хочу этот ужас.

- Как все печально, - сочувственно поцокал языком Люк. - Надеюсь, я смогу заменить вам эти неприятные впечатления.

Он сжал рукой кисть мужчины, и Иссард с восторгом, переходящим практически в экстаз, ощутил, как по телу проносится волна энергии, сметающей усталость и боль.

- Это потрясающе! - восхищенно пробормотал глава СИБ, позволяя себе пару минут праздности. Впрочем, долго это не продлилось: Арманд встряхнулся и пододвинул к себе датапад.

- Итак, милорд, удалось узнать следующее.

Люк внимательно слушал доклад разведчика, пока его подчиненные тихо делали свое дело. Они бодро достали какие-то миниатюрные приборы, прошлись по каютам, что-то беспрерывно проверяя и записывая в датапады. Того, что им помешают, СИБовцы совершенно не опасались: Кассию Гален снова утащил на планету, намекнув на то, что душа и желудок требуют странного. Люк его слова подтвердил, дав служанке длинный перечень того, что хочет видеть на своем столе, и теперь все помещения были в распоряжении Иссарда.

- Есть одна мелочь, господин Иссард, - Люк смотрел куда-то в сторону, Арманд внимательно наблюдал за подростком, опершись подбородком на руки.

- Эхо. Оно исчезло. И теперь Кассия ничем не отличается от всех остальных.

- Догадки?

- Очень простые, - слегка улыбнулся Люк. - Двойник.

- Самый простой вариант... - покивал разведчик. - Я тоже так думал, и до сих пор думаю. Только не могу понять, каким именно образом. Кандидатов проверяют крайне тщательно, никаких сестер-близняшек у нее нет, клон не подходит. Вы уверены?

- Да, господин Иссард, клон не подходит, у выращенного на заказ создания будет свой, отличный от оригинала, слепок сознания. В Силе это чувствуется легко, по крайней мере, для меня. Но, отвечая на ваш вопрос... Уверен. Теперь, после исчезновения эха... Уверен.

- Кандидаты в обслуживающий персонал постоянно проверяются и контролируются. Инквизиторами в том числе, - принялся рассуждать Иссард. - Однако, если понадобится, то подменить человека можно только в краткий период перехода из Инквизитория во дворец. Слугам дают увольнительную на сутки: своеобразная проверка на лояльность. Этим простым способом было отсечено немало потенциальных нарушителей. Кассия единственная, на кого падает подозрение. Слишком большой для нее одной аэрокар. Тот краткий период перелета... Однако почему подмену не опознали инквизиторы? Ведь девушка потом возвращалась, куратор сопровождал их во дворец.

- Подделка. Очень качественная подделка. Работал мастер-менталист. Он подправил ей закладками эмофон, а также упорядочил сознание, - принялся рассуждать Скайуокер. - Ведь от девушки никогда не исходило никакого негатива. Совершенно. И я знаю только один способ создать такое совершенство.

Иссард подался вперед, в глазах бурлило нетерпение.

- Лицедел.

- Клаудит? - недоверчиво поднял бровь разведчик. - Невозможно. Они держат избранную внешность недолго, кроме того, могут подделать только голову, но не тело.

- Именно. Это ши`идо.

- Ши`идо? - изумился Арманд. - Но они...

- Именно так, - уверенно кивнул Люк. - Только эти существа не меняют внешность, а буквально становятся теми, кого копируют. Потрясающие возможности, необычайно пластичный геном. И необычайно пластичная психика. Каким образом существо с двумя глазами может вырастить себе еще два и видеть ими одновременно? Как они буквально становятся представителями других видов? Как они меняют себя на уровне сознания? Неизвестно, но это факт. Редкость необычайная, про них слышал едва ли один из миллиона, а видели и того меньше.

- Как вы узнали? - нахмурился Иссард. Люк вздохнул.

- Андедду подсказал. Старый хрыч сталкивался с ними. Его так, кстати, едва не убили, был такой забавный момент в его биографии, о котором потомкам он рассказать не соизволил.

- А вам почему растрепался? - с любопытством спросил Иссард, прекрасно знающий, о ком идет речь. Скайуокер дернул уголками губ.

- Очень просто. Замуровал его в базальт, чтоб не вые... Гхм. Чтобы вел себя прилично.

- А он?

- Ну, он тоже хорош. Выжрал меня почти досуха. Так что, ничья, - пожал плечами подросток.

- Понятно... - хмыкнул Иссард. - А что с эхом?

- Настоящая Кассия умерла. Но незадолго до смерти она вышла из комы, или чего-то подобного. А так как она была пусть очень слабой, но все же Одаренной... Поэтому и эхо было, словно два одинаковых голоса, одновременно. А теперь оригинал мертв, а подделка... - глаза Люка налились янтарем, - вот она, только что вернулась на корабль.

- Брать будем сейчас? - подобрался мужчина. Скайуокер покачал головой.

- Не знаю.

- То есть? - опешил Иссард.

- Я не знаю... - медленно произнес подросток, пытаясь описать свои ощущения. - Вроде и опасности нет, но в то же время она есть. Схватить сейчас будет... ошибкой. Я... - Люк пожал плечами, - в первый раз такое. Она... Сила молчит. Разум говорит одно, мои ощущения - другое... Я не могу разглядеть. Но... Шанс. Я не знаю. Странно, правда? Я действительно не могу определиться.

Арманд сел ровнее, не обращая внимания на осторожно заглянувшую в каюту девушку никакого внимания. Разведчик обдумывал крайне неожиданное заявление подростка. Неопределенность... Мужчина постукивал пальцами по подлокотнику кресла, разум анализировал ситуацию, просчитывая все "за" и "против" каждого решения. Люк его не торопил, глядя куда-то в стену. Иссард уже было решил дать отмашку на арест подозреваемой, но неожиданно даже для себя самого замер. Что-то остановило, интуиция требовала не спешить, не пороть горячку...

- Сегодня. Ночью, - принял решение Глава СИБ. Люк вздрогнул. Подросток медленно моргнул, выплывая из легкого транса.

- Хорошо.

***
Лея, размеренно шагающая по дорожке сада, слушая лекцию протокольного дроида, касающуюся законотворчества Набу, вздрогнула, уронив датапад, в который записывала свои размышления. Девушка постояла минуту, морщась, что-то напряженно обдумывая, а затем помчалась в дом, отмахнувшись от дроида. Забытый датапад остался лежать на каменных плитах.

****
Отпущенные на подготовку часы пролетели достаточно быстро, Люку и Иссарду было чем заняться. Скайуокер навестил "Кореллианские инженерные системы", где разместил предварительный заказ. Владельцы корпорации и главный инженер вцепились в него, как утопающий в соломинку. По каким-то неведомым для Люка причинам Империя ограничивала производство некоторых моделей кораблей, что не мешало ушлым обитателям системы модернизировать имеющиеся по их собственному вкусу.

Корпорация шла клиентам навстречу, выпуская все необходимое на промышленных мощностях, и кореллианские шаттлы, все как один, представляли из себя игрушки серии "Собери сам". Добавочные отсеки, детали, запасные части... Все, что изобретали самоучки, тут же подхватывалось верфями, дорабатывалось и выпускалось под официальной маркой.

Люк, естественно, знал об этом, а также он знал, что кореллианцы готовы на многое, только бы сняли некоторые запреты на производство. Подросток ничего против не имел, однако в этой области не ему решать. Здесь последнее слово было за Императором, однако, никто не будет против, если Скайуокер рассмотрит этот вопрос и представит его на суд Владыки. Люк был уверен, что дед такую деятельность одобрит: титул Наследника надо оправдывать. А здесь ситуация как раз такая, что возможен положительный ответ. Иблис все еще не был найден, а значит, угроза со стороны сенатора продолжала исходить. СИБ, конечно, свою работу исполняет, но иногда проще купить или полюбовно договориться, чем воздействовать карательными мерами.

Поэтому, пока он общался с кореллианцами, Иссард готовил все к последующему захвату и допросу. Агенты из кожи вон выпрыгивали, собирая данные, Кассия вела себя как обычно, а Арманд не знал, что и сказать: никаких доказательств все равно не было. Только намеки и предположения.

***
Кассия поставила на столик поднос и тихо удалилась. Девушка была довольна: все шло по плану, присутствие Главы СИБ говорило об этом четко и ясно. Еще немного, и она сможет осуществить то, ради чего согласилась стать совершенно другим существом.

***
Лея сходила с ума. Если это то, что Люк называл предвидением, то как хорошо, что у нее этот дар не развит. И вообще было непонятно, как брат с этим живет. Ее трясло, нерасторопность окружающих взбесила принцессу за пару минут, и теперь она почти постоянно пребывала в состоянии паники и тихого бешенства, пока еще не выплескиваемого на окружающих, однако девушка понимала, что это уже не за горами.

Она рвалась к брату, которому грозила странная, неопределенная опасность: ничего точного Лея сказать не могла, но это не помешало ей поднять на уши окружающих. Она влетела к главе своей охраны, приставленной Палпатином, и схватила мужчину за грудки, тряся, как подушку.

- Мне нужен истребитель! - прорычала принцесса прямо в лицо капитана, даже не пытающегося вырваться. - Прямо сейчас!

- А... - попытался что-то спросить мужчина, но его тут же оборвали.

- Или аналог! Немедленно!

Воздух сгустился, личико девушки выражало непреклонную решимость добиться своего. Капитан сглотнул, молча включил комлинк и отдал пару распоряжений.

Через десять минут девушка уже сидела в кабине курьера, а еще через пять минут он стартовал в небо. Пилот покосился на пышущую бешенством неожиданную пассажирку, вводя только что сообщенные координаты, но ничего не сказал. Жизнь ему все еще была дорога, как и здоровье.

Срочно поставленные в известность о происходящем Наберрие только переглянулись: панические вопли охраны застали их на рабочих местах, кого где, словно нарочно, в доме никого не было, и остановить взбесившуюся девушку было некому. А теперь уже поздно - курьер давно ушел в гипер. Куда - непонятно, Лея ничего не сказала. На гневные вопросы Винамы, как это охрана позволила такому случиться, капитан, не отводя глаз, философски пожал плечами.

- Стоять на пути дочери Лорда Вейдера? Я еще не сошел с ума.

- Он вас убьет, - тяжело выдохнула Винама, сверля тяжелым взглядом и не думающего оправдываться капитана, после чего посмотрела на охранниц. Судя по их виду, женщины полностью были солидарны с начальством. Винама осела на стул, с тоской вспоминая Панаку. Ну почему он не согласился и дальше быть главой охраны? Почему пошел в политику? Скольких проблем даже бы не возникло!

Панака умел настоять на своем, он даже Падме мог окоротить, когда ей вожжа под хвост попадала! И плевать ему было на титул и прочее. Тайфо, конечно, хорош, но не настолько, а эти... одаренные... Женщина скрипнула зубами, чувствуя, как навалился на нее груз прожитых лет.

- Может быть, - неожиданно согласился капитан. - Но скорее всего, он поймет. А вот если бы я не выполнил требований госпожи Леи, то такой исход был бы гораздо более вероятен.

***
Арест прошел легко: Кассия совершенно не сопротивлялась. Арманд хмуро наблюдал за девушкой, сидящей перед ним со скованными руками, и ловил себя на ощущении какой-то наигранности. От Кассии не исходило ничего, кроме легкого волнения, она смотрела твердо и честно, не отводя взгляда, не тряслась, не ерзала и вообще вела себя, как абсолютно уверенный в своей невиновности человек.

Проведенные анализы ничего такого не показали. Обычный человек, ну, уровень сахара сильно повышен и свертываемость крови на очень высоком уровне. И что? Люди разные, анализы под общую гребенку не причешешь, всегда найдется что-то этакое, выделяющееся. Про одаренных и вспоминать не хотелось, сплошной перечень исключений, подтверждающих общее правило. А тут... Все анализы совпадали, придраться не к чему.

- Она слишком спокойна, - неожиданно ожил Люк, сидящий рядом с Армандом. Попыток избавиться от него Иссард не делал: Люк в искусстве физического допроса многим мастерам фору даст, к тому же Кассия была его подчиненной, а к праву собственности у парня отношение было крайне трепетное.

Кассия безмятежно смотрела на мужчин. Она совершенно успокоилась и была готова к дальнейшему развитию событий. Допрос шел... никак. Иссард вел его лично, но никаких успехов не было. Изменения наметились через час, когда вошел один из помощников Арманда и подсунул начальнику под нос планшет с выводами техников. Оказалось, что комлинк девушки содержал следы тщательно затертой информации. Краткий обмен репликами с неизвестной стороной восстановили: оказывается, именно Кассия сообщила о местоположении корабля у Кашиика и время полета на планету.

Подошедший к служанке Люк нежно обхватил ладонями ее лицо.

- Я знаю, что ты - ши`идо. Меня интересует, на кого ты работаешь. И не надо кивать на Джерека - не поверю. Не тот у него уровень воображения. Есть кто-то еще.

От девушки повеяло испугом. Она дернулась, из широко раскрытых глаз полились крупные слезы.

- Я... Я не могу сказать, - прошептала Кассия, бледнея, - просто не могу. Физически.

- Вам угрожали? - подался вперед Арманд.

- Нет! - истерически взвизгнула девушка, трясясь. Слезы лились по щекам ручейками, заливая ладони Люка. - Нет. Мне не угрожали!

Девушка вздохнула, неожиданно успокаиваясь. Губы расплылись в торжествующем оскале.

- Я пошла на это добровольно! - совершенно спокойно произнесла Кассия и обмякла. Глаза закатились, она коротко выдохнула... сердце остановилось. Присутствующий при допросе врач тут же начал реанимацию, но Люк покачал головой: он видел, как корежит уходящую из тела энергию, как распадается странными хлопьями Сила, как...

Этот труп вернуть к жизни нельзя.

- Ничего не понимаю, - озадаченно пробормотал Арманд, подходя ближе и отстраненно наблюдая за работой реаниматолога - напрасной, как понял по реакции Люка разведчик. - Нелогично.

- Напротив... - покачал головой подросток, с нечитаемым лицом глядя на свои ладони. - Она сделала именно то, ради чего ее сюда направили.

Арманд повернулся и обомлел: кисти рук Люка медленно белели, а вены и сосуды наливались чернотой. Матерому бойцу невидимого фронта понадобилась секунда, чтобы увязать все события в единую цепочку.

- Яд? Сейчас...

- Поздно, - Люк пожал плечами, совершенно спокойно рассматривая проступающие сосуды. - И бессмысленно. Это был катализатор.

- Сложносоставной яд?

- Да. Подобран только под меня. Забавно... Сила ничего не показывала, но я пару раз не хотел есть принесенную еду. Шестое чувство? Как тогда, на Явине. Живая биохимическая лаборатория, слезы были финальной стадией, катализатором.

- Ненадёжно, - покачал головой Иссард. - Вы могли поступить по-другому.

- Без разницы. Кровь, слезы... И не только. Интересно, если б я ее в койку завалил, то сразу бы сдох или чуть погодя? Такой вариант тоже был предусмотрен.

В помещение ворвалась бригада медиков, тут же начавших брать предварительные анализы, все протоколировать и исследовать. Люк не препятствовал, даже позволил взять у себя несколько проб: ампулы с кровью тщательно упаковали и спешно унесли. Тело, лишенное контроля сознания, медленно менялось. Теперь было видно, что человеком или даже экзотом Кассия не являлась совершенно.

Одна рука резко раздулась, суставы укрупнились, распухнув, коричневая кожа покрылась странными шишковидными наростами, толстые вены проступили жутким узором. Лицо перекосилось, оплыло, как пластик в огне. Нос провалился, превратившись в две щели, надбровные дуги стали массивными, нависающими над глубокими глазницами. Гротескная грубая маска.

Медик в форме со знаками различия полковника подошел к Люку, сжимая датапад.

- Милорд, есть какие-то предположения? На что нам обратить внимание в первую очередь?

Скайуокер медленно кивнул.

- "Черный спайс". Это аналог.

Арманд побледнел, медик судорожно вздохнул.

- Вы уверены? - в голосе разведчика сквозила обреченность смертника, узревшего своего палача. Полковник сделал шаг вперед, профессионально цепким взглядом отмечая темнеющие веки, наливающиеся кровью глаза подростка.

- Кома, милорд? - с отчаянной надеждой спросил мужчина. Люк покачал головой.

- Поздно. Займитесь трупом. Моя кровь у вас есть. Идите.

Медик резко кивнул и выбежал из помещения. Люк отдал несколько приказов по комлинку, после чего быстро направился к себе в каюту. Иссард молчаливой тенью следовал за ним.

К моменту прихода адъютант и Гален все организовали. Люк переоделся в мягкую тунику и свободные штаны, осмотрел практически опустевшие помещения, из которых вынесли всю мебель и вообще все лишнее, покосился на запас сухих пайков и воду, сухо кивнул нежно-серому Джерджерроду, источающему уныние и смирение с судьбой. Несчастный адмирал тоскливо размышлял о том, что скорее всего, это его последний полет, завершение неплохой, в сущности, карьеры. Или он не доживет до конца так хорошо и бодро начавшегося вояжа, или его по завершению упекут в психушку. В лучшем случае.

Гален забрал меч, ножны с ножом, которые Люк почти отдирал от себя, сочувственно сжал плечо друга и вышел. Дверь закрылась, замок заблокировали снаружи. Коммандос перекрыли проход, нервно переглядываясь. Даже обычные люди творили такое, что волосы дыбом вставали, а тут очень сильный и великолепно обученный ситх. А они на корабле... Интересно, как быстро может пройти эвакуация?

Льер и Брис, стоящие у двери, обменялись понимающими взглядами. Они охраняют не принца от врагов, а людей от принца, и остается надеяться, что у них это получится.
***
Сидиус молча смотрел в окно, безучастно скользя взглядом по небу, сейчас хмурому и серому. Мощный разум прирожденного интригана анализировал доклад Иссарда, расчленяя его на множество деталей, вычленяя главное и второстепенное. Разведчик дословно записал все, сказанное Люком, и некоторые фразы Палпатину крайне не нравились.

Старый ситх был очень недоволен и напряжен. Покушение, проведенное столь мастерски, столь изощренно, напоминающее его собственные планы, показало уровень врага, сумевшего добраться до Люцифера.

Это не Джерек. Миралука был неплох, но до этого уровня явно не дотягивал. За его спиной стоит настоящий стратег, способный просчитать на много ходов вперед, имеющий опыт, обладающий сильным даром предвидения. Очень сильный одаренный, способный идти по головам, имеющий связи и поддержку.

И это сужало круг поисков. Не так уж много тех, кто способен спрятать себя от его внимания... И еще меньше тех, кто сможет противостоять ему на равных. Мужчина смотрел в небо, перебирал варианты, зябко кутался в мантию.

По связи с внуком долетали первые вспышки все сильнее наваливающегося безумия.
****
Вейдер стоял на мостике, глядя в черноту космоса, отстраненно размышляя о том, что хорошо, что на нем шлем и никто не видит его лица. Где-то там, вдали, боролся за свои разум и жизнь его сын. И где-то там летела ему на помощь его дочь, и Темному лорду оставалось только ждать и верить в то, что и на этот раз Люк справится.
***
Крошечный кораблик выскочил практически рядом с громадой разрушителя, висящего на орбите. Его тут же окружили истребители, образовав конвой, с почетом препроводив посылающего опознавательные коды гостя прямо в ангар корабля. Пилот облегчённо посадил шаттл, мысленно вознося хвалы всем богам за то, что его путешествие окончено. Сзади зашуршало.

- Благодарю вас.

Мужчина молча приложил два пальца к виску, счастливо вздохнув. Теперь это не его проблема.

Лея надменно вскинула голову, рассматривая комитет по встрече. Кивнула Иссарду и адмиралу, после чего сосредоточилась на Галене.

- Где Люк?

- Госпожа Наберрие, - Арманд злобно помянул про себя дурную наследственность нежданной гостьи, - что вы здесь делаете? Вы...

- Повторяю еще раз, где мой брат? - прорычала девушка, подходя ближе. - Что с ним?

- Покушение, госпожа Наберрие, - отрапортовал Джерджеррод. - Его...

- Что? - вскрикнула Лея. - Как? Он ранен? Что... - девушка, измотанная страхами, все сильнее впадала в панику. Гален прищурился, рассматривая гостью. Нервный срыв в планы парня не входил, а успокоить Лею... Сделать это проще, чем кажется.

- Принцесса, - недовольно скривился парень, - ты немного не вовремя. Люк сильно занят. И вообще тут военный объект, гражданским не место. Так что ноги в руки, и бегом отсюда.

Окружающие изумленно, все как один, уставились на подростка. Лея застыла, резко приходя в себя. Она с хрустом размяла пальцы и сняла с пояса шото. Марек мерзко ухмыльнулся.

- Твоя ковырялка тебе не поможет.

Шото едва не впечаталось в лоб увернувшегося парня, а Лея налетела на ненавистную тварь, молотя кулаками все, что попадается под руки. Гален уклонялся, с легкостью отбивая нападение, пока девушка не выдохлась и не упала в его руки.

- Полегчало? - участливо спросил Марек, Лея согласно шмыгнула носом.

- Спасибо, - прошептала девушка в плечо держащего ее парня. - Насколько все плохо?

- Очень плохо, принцесса, - мрачно вздохнул Гален. - Он сходит с ума.

Неожиданно громада корабля содрогнулась. Лея и Марек переглянулись.

- Бегом!

Гален одним движением вскинул девушку на руки и помчался к турболифту. Иссард утомленно потер лицо, подобрал шото принцессы и направился вслед за ними, размышляя на тему похода к медикам, в несколько смен пытающихся подобрать антидот. Пока что никаких подвижек не было, а ведь срок почти вышел.

Коммандос изобразили защитное построение, ощетинившись парализаторами. Льер с Брисом, шагнувшие вперед, замерли, напряженно наблюдая, как медленно выдвигаются из пазов толстые штыри блокировки. Щёлкнул замок. Створки двери разошлись в стороны.

Застывший на пороге Люк вид имел совершенно невменяемый. Ало-желтые глаза прошлись по шеренге коммандос, подросток моргнул, рассматривая неожиданное препятствие.

Все замерли. Неожиданно Люк уставился куда-то влево, тихо, но с явственной угрозой предупреждающе зарычав. Коммандос даже не пошевелились, продолжая изображать статуи.

Раздался топот, потом шаги, из-за поворота в коридор вошел Гален, ведущий под руку девочку-подростка в изящном светлом платье. Она простучала каблучками, бесстрашно пройдя вперед, и укоризненно покачала головой.

- Ты плохо выглядишь, Люк. Устал? И кушать хочешь, да? Пошли, я тебя покормлю. И каф сварю, как ты любишь.

Она подхватила подростка под руку и осторожно направилась к дверям. Стоящий в отдалении Дамин шептал в комлинк, отдавая распоряжения.

- И руки холодные. Ты совсем замерз. Надо тебя согреть.

Люк неожиданно наклонил голову и потерся щекой об макушку сестры. Судя по слабой улыбке, он совершенно не возражал, что его куда-то ведут и чего-то от него хотят.

Лея запихнула брата в освежитель прямо в одежде, дождалась сигнала, и повела Люка в спальню, где и посадила на кровать, укутав одеялом. Тем временем Дамин принес на подносе отварное мясо, нарезанное кусочками, горячий каф и острую подливу. Никаких вилок-ложек не было, никто не хотел рисковать.

Люк сидел, закутанный в одеяло, покорно ел с рук сестры и время от времени скалился в угол, где мелькал высокий прозрачный силуэт. Каф вообще пошел на "ура", сытого и согревшегося Люка разморило, и Лея попыталась уложить вялого брата спать от греха подальше, но в углу опять мелькнул полупрозрачный силуэт, и парень молниеносно пришел в полную боевую готовность: одним движением задвинул сестру за спину и зарычал, вскидывая опутанные тонкими молниями руки по направлению к агрессору.

Лея скрипнула зубами и закрыла брату глаза ладонями.

- Мастер Джинн, душевно вас прошу... Исчезните от греха подальше!

- Лея...

Молния вспорола воздух, уверенно ударив на звук.

- Быстрее!

Призрак исчез, Люк настороженно повертел головой - закрытые глаза ему абсолютно не мешали.

- Все-все-все, его нет, можешь отдохнуть... - заворковала девушка, почесывая брату голову. Люк пару минут посидел, но потом все-таки лег и тут же уснул, сжимая ладонь сестры.

Лея некоторое время тихо сидела рядом, гладя отрубившегося брата по волосам, но минут через двадцать крайне осторожно освободила руку и встала. Теперь надо было позаботиться и о себе. Никаких вещей она не взяла, так что пришлось лезть в запасы Люка. После долгого перебора девушка остановилась на домашних штанах и майке из мягкого материала, а также на похожей на балахон мантии самого простого кроя. Подумав, мантию отложила на "потом", посетила санузел, переоделась. И хмыкнула... Штаны пришлось подкатывать, майка висела.

Люк спал беспокойно. Он ворочался, тяжело дышал и постоянно скреб рукой, словно ища ее ладонь. Лея легла рядом, натянула одеяло и обняла тут же затихшего брата, провалившись в сон.

Проснулась она рывком. От Люка несло жаром, как от доменной печи, он трясся, покрываясь кровавым потом, Лея едва не заорала от ужаса от такого зрелища, но, что хуже всего, Сила пришла в движение, закручиваясь невидимым водоворотом. Принцесса схватила его за плечо, пытаясь разбудить, и ее тут же затянуло в странную то ли явь, то ли иллюзию.

Она стояла на поверхности бурлящего кровавого океана, а под ногами кружили стремительные тени, от которых исходила опасность. Низкое небо затягивали тучи диких расцветок, грохотали молнии, а в воздухе висело нечто непонятное, разваливающееся на части, опутанное толстыми канатами из черной слизи.

Лея бешено заозиралась, не зная, откуда ждать неприятностей, хоровод теней под ногами усилился, поверхность океана прорезали высокие острые плавники. Девушка судорожно сжала кулаки, пытаясь сосредоточиться и позвать Люка.

Сила дрогнула, и девушка с изумлением увидела, что кожа начала светиться. Неожиданно вокруг потемнело, а затем наступившие сумерки рассеяли бьющие непонятно откуда лучи света.

Океан в одно мгновение успокоился и очистился, приобретя прозрачность и глубину. Тучи исчезли, вокруг раскинулся безбрежный космос, чью черноту усеивали мириады звезд, жуткая слизь вспыхнула и рассыпалась пеплом, обнажая разваливающуюся покореженную многомерную головоломку.

Ее части разошлись в стороны, а затем вновь сложились в единое целое с полным игнорированием законов физики. Части переплетались между собой, соединялись непонятным образом, Лея видела, как шипы входили в пазы, удерживая странную конструкцию. Головоломку обвили тросы, пустившие корни в океане.

- И сияние ее переполнило пространство в глубину и ширину... - произнес Люк за ее спиной. - За точность цитаты не ручаюсь, но ты истинная богиня Ночи. Спасибо.

Лея обернулась, разглядывая брата. Он стоял, полностью скрытый длинным широким плащом из живого мрака, а волосы на непокрытой голове светились ослепительно белым светом.

- Что это? - Лея повела рукой.

- Мой разум. Самая близкая и понятная аналогия.

Девушка бросила быстрый взгляд на головоломку и вздохнула. Теперь ей многое стало понятным.

- Пора просыпаться.

Лея открыла глаза, встречая ясный взгляд прозрачных голубых глаз.

Люк улыбнулся, кровавая корка на лице растрескалась, но Лея не обращала на это внимания. Она нежно погладила брата по слипшимся в сосульки волосам, чмокнула в нос и внимательно осмотрела белки глаз. Чистые, никакой кровавой сетки из проступивших сосудов.

- Как ты себя чувствуешь? - от девушки исходило тепло и забота.

- Прекрасно. Благодаря тебе. Спасибо. Если бы не ты, все могло быть гораздо хуже... - Люк зевнул, прижал к себе сестру, пробормотав ей в макушку:

- Спи.

- Но...

- Все потом.

Через минуту они уже вновь спали. Проснулась Лея от бурчания собственного желудка, деликатно напоминающего хозяйке, что пора бы уже подкрепиться. Желательно плотно. Люк рядом не обнаружился, девушка с трудом вылезла из кровати, зевая и сонно хлопая глазами.

- Проснулась? Отлично! - в отличие от Леи, подросток был бодр и свеж. - Я принес тебе одежду. Приводи себя в порядок и пошли завтракать, народ от беспокойства уже на стены лезет.

- А отец знает? - нахмурилась Лея.

- Конечно. Как и дедушка. Они узнали сразу же, как я смог контролировать свое безумие.

Люк вышел, девушка, не успевшая задать вопрос, вздохнула, махнув на все непонятное рукой. Раз Люк сказал, что она помогла, то так и есть, и неважно, что она сама не понимает, каким именно образом. А просить пояснений... Лея вспомнила головоломку и мудро решила, что некоторые вещи лучше не знать. И глупые вопросы лучше не задавать, а то на них и ответить могут.

Люк ждал сестру, размышляя о том, что в этот раз он не просто прошел по грани, а шагнул за нее. Синтезированный Кассией яд воздействовал на все параметры организма сразу, причем в произвольном порядке. Пока он чистил кровь и лимфу, эта дрянь атаковала нервные окончания, он переключался на нервные волокна - яд поражал соединительную ткань и хрящи. А когда он решил провести общее воздействие на организм - яд разрушал ассоциативные связи в памяти, воздействуя на разум.

Спасли его несколько вещей: то, что он изначально безумен, знания о темном исцелении и присутствие сестры. Яд разбил его сознание на части, уничтожив связи между кусками его "я", попытавшись заместить их собой. Люк снова смотрел на себя со стороны, манипулируя этими осколками, пока телом пытались рулить прорвавшиеся на поверхность инстинкты, а затем появилась Лея, и он смог использовать соединяющую их кровную связь в качестве образца, одновременно восстанавливая баланс энергий в своем теле. Лея - практически чистый Свет, та основа, без которой нет и не будет полноценной Тьмы, как ни странно, хотя все считают, что дело обстоит противоположным образом.

А вот и нет. Без одного нет другого, истина, про которую упорно забывают что ситхи, что джедаи. Они без конца смещают баланс в одну сторону и огребают за это, а Люк предпочитает гармонию. Именно поэтому он мог лечить не только других, но и себя, так что, пока Тьма напитывала организм, исцеляя тело, Свет выжигал все лишнее в разуме. Ведь и так можно, и наоборот, главное, знать как. И для Люка первый вариант был предпочтительнее...

Он уничтожил все вредоносное, восстановив разрушенное и соединив в одно целое части своего "я", укрепил связи со взятыми под контроль инстинктами, воссоздал ассоциативные цепочки и необходимые установки. Да, с точки зрения обычного человека здоровым он не является, но теперь его безумие ему подконтрольно.

Не будет больше нервных срывов и помраченного сознания, а если и будет что-то подобное, то пройдет гораздо легче. И это хорошо.

Столовая была забита битком. Напряженный Арманд окинул вошедших в помещение детей Темного Лорда внимательным взглядом и облегчённо выдохнул.

Выглядел Наследник не очень, но это мелочи. Главное - он жив, здоров и психологически стабилен.

Собравшиеся за отдельным столом джедаи шушукались, рассматривали брата с сестрой и напряженно хмурились. Особенно Ашка. Им, естественно, никто ничего не докладывал, но собирать информацию о происходящем можно разными путями и способами. О покушении не говорили вслух, но о нем думали слишком громко, чтоб такое пропустить.

Ашка задумчиво переплела пальцы, смотря в сторону Люка, погрузившись в легкий транс. Сила шептала, что это не конец, в чем убедились все присутствующие, когда у Скайуокера пошла носом кровь.

Парень неторопливо промокнул ее салфеткой, скрипнув зубами. Голубые глаза наливались янтарем, он тяжело задышал, попытался встать, но его явно повело в сторону. Лея тут же подперла брата плечом, встревоженно распахнув глаза.

- Рецидив?!

Люк рассмеялся, закашлявшись. Из уголков рта потекли алые струйки, он упал на колени, схватившись за грудь, прочищая горло, пытаясь не задохнуться.

В помещении бурлила паника, Иссард орал в комлинк, Гален с Дамином бросились к хрипящему парню, царапающему пол от боли.

- А я купился... - выдохнул Люк, пытаясь подняться, но ничего не получалось, тело не слушалось. - Проклятье! Чёртова гордыня!

Он взвыл, хватаясь за голову, просто разваливающуюся от боли. Судороги сводили мышцы, причиняя дополнительные мучения. Где-то далеко орал Иссард, тряся врачей, так и не нашедших антидот к отраве. Где-то там суетилась Лея, отчаянно пытаясь помочь. Где-то там командовал Гален, пресекший командным рявком панику. Где-то там не знали, что делать, джедаи. Все это было где-то там...

А здесь и сейчас Люк проваливался в вязкую липкую черноту, пытавшуюся поглотить его сознание, вновь разваливающееся на куски.

Он не видел, как его подхватили и понесли в лазарет, не чувствовал сжимающих его ладони рук Леи, пытающейся сдержать слезы, не реагировал на пытающегося дозваться Галена. Люк хрипел и булькал, кашляя кровавыми сгустками, руки конвульсивно подергивались, из носа, ушей и глаз беспрерывно текли струйки крови.

Врачи споро переложили его на медплатформу, срезали одежду, подключили к приборам. Арманд, почерневший от напряжения, сидел за стеклом, наблюдая, как умирает Наследник Императора. Мужчина погрузился в ледяное спокойствие, отстраненно размышляя, что на этот раз его ничто не спасет. Милость Владыки имеет четко очерченные границы, и их он давно пересек.

Кровь фильтровали, легкие принудительно вентилировали, подключили искусственную почку, но ничего не помогало. Сердце заставляли биться, однако кровотечение не останавливалось. Лея тихо всхлипывала, держа брата за руку: ее врачи выгнать не смогли.

- Да когда же будет готово противоядие?! - прошипел выбивающийся из сил врач, направляя работу дроидов.

***
Океан густел, превращаясь в наполненное черной жижей вязкое болото. Небо осыпалось кусками, а головоломка трещала, ее части скрипели, расходясь в стороны.

Люк стоял по щиколотку в грязи, неумолимо погружаясь. Медленно... Но верно. Сила билась в руках пойманным ветром, отказываясь подчиняться. Он шептал Кодекс, но слова казались бессмысленной тарабарщиной и отказывались срываться с губ, а нервы полосовали чужие ярость, гнев и боль.

Сколько он пробыл в невменяемом состоянии, парень не знал. Эмоции сменяли одна другую, словно в калейдоскопе. Люк рассмеялся, тут же зарычал... Помотал головой.

- Покоя нет... Нет? Нет... Все ложь. Сплошная ложь... - парень хихикнул, следя за ползущим в его сторону куском живого мрака, выбрасывающим коротенькие щупальца. Одно зацепило голень, резкая вспышка боли отрезвила, стряхнув пелену безумия.

- Ну уж нет! - сплюнул Люк, выдирая ногу из болота. - Я не сдамся!

Молния ударила в отшатнувшийся и взвизгнувший мрак, подросток злобно оскалился.

- Значит, так? На!

Ослепительно белая молния впилась в агрессора, перескочила на выглянувшего из болота второго, рванула к третьему, подкравшемуся со спины, пока Люк отвлекался на других...

Неумолчный треск и запах озона наполнили воздух. Люк постепенно выдирал себя из болота, молнии летели во все стороны, выжигая чужаков, прыгали по кочкам, сплетались в бешено вращающийся круг. Скайуокер громко декламировал строки древнего кодекса, взвинчивая себя, заставляя эмоции искриться.

- Все во вселенной!.. - Сила наконец подчинилась, навалившись лавиной. - Подчинено Силе!

Молнии окутали Скайуокера коконом.

- Я есть Сила!

Болото вздрогнуло, в него забили молнии, заставляя корчиться и дрожать. Тьма пронеслась приливной волной, снося все лишнее.

- Я... - Сила наполнила пространство.

- Есть... - слизь шипела и воняла разложением.

- Сила.

Невидимый пресс давил остатки мрака, мерцающего безумием. Стоящих возле бьющегося в привязывающих его ремнях парня дроидов снесло в стороны. Шприцы с первой экспериментальной порцией антидота вонзились в стены. Кожа Скайуокера засияла.

- Что это? - шепотом поинтересовался выглянувший из-за перевернувшегося стола медик. Гален восхищенно выматерился, облегчённо смотря на зависшее над платформой тело.

- Темное исцеление.

- А есть и Светлое? - поинтересовался полковник, опасливо покосившись на наполовину вошедший в стену шприц. Как раз над его головой. Гален поскреб щеку.

- Есть. Но это не мой профиль.

- А...

- А у Люка талант. Самый настоящий.

- Вижу... - согласился медик, наблюдая как сияние распространяется от кистей рук на остальное тело. Приборы исправно показывали, как самым непонятным образом практически труп успешно оживает. И выздоравливает.

Постепенно прекратилось кровотечение, отключился кардиоводитель и принудительная вентиляция легких, последней подошедшие медики отсоединили искусственную почку и фильтрацию крови. Гален поднял руку, посмотрев на хронометр, и поразился: прошли часы, а казалось - минуты.

Плавно опустившегося Люка крайне осторожно поместили в капсулу с бактой. Гален повернул голову, слабо улыбнувшись: перенервничавшая Лея тихо сопела на его плече.

Арманд замер в кресле, губы разведчика беззвучно шевелились. Марек присмотрелся и понимающе усмехнулся - глава СИБ шептал молитву. Парень его отлично понимал.

Глубоко в недрах огромного пирамидального дворца облегчённо расслабился пожилой мужчина, поглаживающий кончиками пальцев золотистый сейбер, чувствуя, как отхлынуло безумие, и еле сдерживает ликующий крик сидящий в медитационной камере Вейдер.

Лежащий в бакте Люк на миг вздрогнул, от него полыхнуло торжеством. Марек уловил проскочившую мысль Скайуокера и недоуменно нахмурился.

- А я тебя вижу...



Не знаю, видели вы ЭТО, или нет, но на мой взгляд это тренировка Инквизитора и Имперского рыцаря.

https://www.youtube.com/watch?v=NX7Zv0yID7g
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
darketo31
сообщение 16 Февраль 2017, 21:58
Сообщение #103



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 101
Регистрация: 2 Декабрь 2014
Из: Одесса
Пользователь №: 9519
Раса: человек



Глава 48. Зарождение легенды.


— И как я в такое вляпался? — философски поскреб затылок Хан Соло, бывший беспризорник, почти выпускник Каридской Имперской Академии и практически пилот личной эскадрильи Наследника. Очень хорошая карьера, с прекрасным личностным ростом, тем не менее грозящая оборваться самым нелепым и печальным образом.

Полет «для похвастать и проведать друзей» совершенно неожиданно превратился непонятно во что. Не успел Хан приземлиться в заранее оговоренном месте и начать выгрузку спешно прихваченных на Кореллии подарков, плавно переросшую в непринужденную пьянку, как его отдых был прерван самым безжалостным образом.

Рота штурмовиков, появившихся непонятно откуда, начала исполнять роли загонщиков, щедро поливая все живое залпами из парализаторов. Крики, рев и звуки выстрелов неслись со всех сторон, штурмовики организованно наступали, сжимая широкое кольцо, за чем наблюдали несколько лощеных офицеров, невозмутимо перебрасывающихся непринужденными шуточками.

Дальний родич Дьюланны, Боланн, которому Соло как раз живописал свои подвиги, совершенные во время предыдущего визита на Кашиик, остервенело рылся в поисках арбалета, злобно порыкивая и пытаясь ответить на посыпавшиеся из кореллианца, как из рога изобилия, вопросы.

Однако не успело народное ополчение собраться, чтобы пресечь разбой, как штурмовики организованно отступили, повинуясь четким командам офицеров. Соло стоял, упираясь ладонью в ствол врошира, и мрачно смотрел на взлетающие грузовые шаттлы, куда запихнули попавших в рабство вуки. А в том, что именно в рабство, Соло был уверен: Кашиик находился под протекторатом Империи, однако особое положение, на которое, как было известно кореллианцу, рассчитывали некоторые жаждущие обогащения моффы, так и не было введено.

Гарнизон на планете был, губернатор тоже имелся, велись ограниченные поставки древесины, некоторых растений, грибов, а также отлов нескольких видов животных. Этим деятельность Империи в отношении Кашиика исчерпывалась.

Поэтому то, что творилось на его глазах, было Хану совершенно непонятно. Куда смотрит губернатор? Или все происходит по его распоряжению? Но это странно. Имперцы в жизнь лесной планеты не лезли, вуки сами разбирались со своими проблемами, недаром Наследник договаривался с вождями, а не нанес визит администрации, которую просто поставили в известность и все, насколько разузнал Хан.

Рядом ревел Боланн, размахивая лапами и потрясая арбалетом.

— Бо! И часто у вас такое творится?

Выслушав экспрессивную речь, кореллианец сузил глаза.

— Так какого хрена вы об этом раньше не сообщили?! Если это безобразие уже год продолжается?!

Здоровенный вуки на миг смущенно потупился, но тут же снова заревел. Соло в ответ не менее эмоционально заорал:

— Да мне откуда знать?! Я тут вообще в отпуске! Хвастаться!

***
То, что все еще хуже, чем он думал, Арманд понял в тот момент, как увидел выходящих из комфортабельного шаттла, украшенного схематичным изображением затмения на глянцевом черном боку, гвардейцев, одетых в черное. Императорская Теневая гвардия, судя по количеству вышедших, прилетевшая в полном составе.

Иссард только молча помассировал переносицу пальцами, пытаясь унять неожиданно возникшую мигрень, раздумывая, не начнутся ли вскоре проблемы. Штурм-коммандос и гвардейцы. Возможен ли между ними конфликт? Учитывая фанатичную преданность гвардейцев?

Немного добавило хорошего настроения появление еще одного гостя, вернее, гостьи. Белена, как всегда безупречно выглядящая, осмотрелась и твердым шагом направилась сразу к терпеливо ожидающему выгрузки брюнету.

— Господин Иссард, — вежливо поприветствовала главу СИБ эффектная блондинка. — Добрый день.

— Госпожа Белена, — слегка наклонил голову Арманд, совершенно не считая зазорным ответить тем же личной домоправительнице Наследника. Влияние женщины вредно недооценивать, как и ее ум и преданность.

— Где милорд? — деловито осведомилась женщина, рядом с которой бесшумно воздвигся закованной в доспехи статуей капитан Теней.

— Прошу за мной.

Джерджеррод только вздохнул, провожая взглядом идущую с достоинством королевы красавицу. И почему у него нет такой служанки? Он бы ей нашел работу… Мужчина еще раз печально вздохнул, отметая прочь неожиданно полезшие в голову мысли, рявкнул на засмотревшегося адъютанта и направился исполнять свои непосредственные обязанности, которые никто не отменял. Следует разместить неожиданных гостей, решить некоторые вопросы. В общем, привычная рутина, отвлекающая от дурных мыслей.

Высунувшиеся на шум и неожиданные изменения в Силе джедаи молча наблюдали, как штурм-коммандос сменили гвардейцы в черном, заполнившие все вокруг армией Тьмы. Штурмовики уступили без возражений: все-таки охрана немного не их профиль, да и остановить Наследника, если он неожиданно взбесится по каким-либо причинам, могут попытаться только несколько из них — Льер, Брис и еще два бывших инквизитора. Остальные воины имеют превосходную подготовку, но против Люцифера все их умения — ничто.

Да и одаренные коммандос тоже недостаточно сильны… Впрочем, дело даже не в этом. Люцифер вырос среди Теней, у него на уровне подсознания вбито, что они «свои» и трогать их не следует, штурмовики тоже «свои», но все еще недостаточно.

Белена быстро ознакомилась с отчетами медиков, проследила за тем, как привычно занимают свои места Тени, повинуясь неслышным командам Райфа, осмотрела каюты Люка и переключила все свое внимание на Лею, проводящую время в компании Галена.

Пусть сестру своего подопечного Белена видела не больше десятка раз, это не помешало ей наладить с девочкой ровные теплые отношения, благо Люк об этом когда-то позаботился, представив Лее своих домоправительницу и экономку, а также адъютантов и еще нескольких слуг, сразу же пояснив их статус и четко обозначив, какого именно отношения к ним ожидает от Леи.

Принцесса всегда была умной, предупреждения поняла, как и не прикрытые ничем намеки, больше похожие на откровенные требования, и отнеслась к словам брата крайне серьезно. Белена и Делора в свою очередь не сплоховали, быстро наладив диалог с маленькой принцессой.

Лея, вяло играющая с Галеном в пазаак, тут же бросила игру. Через несколько минут девочка уже изливала женщине наболевшее, Гален с энтузиазмом дегустировал привезенные Беленой вкусности, попутно комментируя жалобы принцессы, а сама Белена анализировала рассказ, готовясь к предстоящим отчетам Вейдеру и Императору.

Оба Владыки хотели ознакомиться и с ее скромным мнением по поводу произошедшего и происходящего.

***
Собравшиеся в одной из кают Хетт, Корвин с внуками, а также Ашка с Даррином обсуждали нежданных гостей. Корабль пронизало волной наполненной Тьмой Силы, и бывшие джедаи замолчали, вслушиваясь. Хетт восхищенно-уважительно покивал: он прекрасно ощущал, какой совокупной мощью обладают гвардейцы. Ашка настороженно хмурилась, вглядываясь в дробящееся множеством вариантов будущее.

***
Люк, находящийся в лечебном трансе, слегка дернул уголками губ под дыхательной маской. Бакта плеснула, когда подросток пошевелился, и вновь замерла. Чувствовал себя Скайуокер великолепно: пространство вокруг заполнила прекрасно знакомая ему Сила, исходящая от четко опознаваемых гвардейцев. Он расслабился и позволил себе окончательно отрешиться от реальности за пределами капсулы, сосредотачиваясь на своем исцелении.

Второй приступ прошел гораздо тяжелее, чем первый, в этот раз победа над отравой далась парню с трудом. Только-только восстановившаяся целостность разума вновь подверглась испытанию, сознание снова раздробилось, пришлось прилагать уйму усилий, возвращая себя в более-менее адекватное состояние. И что-то Люку подсказывало, что все это еще не конец.

***
Утомленный и злой Хан молча сидел за грубым столом, напряженно размышляя над валившимися на его голову неприятностями. Осторожная разведка принесла отвратительные новости: вуки, взятых в плен штурмовиками, уже на орбите не было, корабли исчезли в неизвестном направлении, а попытки прояснить ситуацию через его знакомых по бурной юности показали, что это — прямой произвол имперской администрации.

Сейчас Соло хвалил себя за то, что благоразумно подавил порыв ворваться в губернаторское обиталище с требованиями разъяснить происшедшее. Привыкший к тому, что власти всегда замараны по макушку во всяческих отходах, кореллианец в очередной раз получил подтверждение этой горькой истины.

Вокруг царило горе, вуки оплакивали попавших в плен, угнанных неизвестно куда соплеменников, порывались идти войной на имперцев, не желая вспоминать, чем закончились предыдущие такие попытки, а Хан сидел, размышляя о том, что, судя по всему, некоторые порядки в имперской армии не слишком отличаются от порядков в криминальных картелях. Разочаровываться было горько…

Первым порывом было плюнуть на все и бросить эту клоаку, вновь став свободным человеком, уйти в космос, тем более есть на чем осуществить это намерение. Соло даже бросил взгляд в сторону стоящего под защитой вроширов «Сокола», сделав всего один шаг в его направлении… После чего сплюнул, скривившись в отвращении от собственных мыслей. Тяжело изживать из себя беспризорное детство, проведенное в кабале и постоянных лишениях.

Неподалеку взревели вуки, спорящие между собой, Хан встряхнулся, твердым шагом направившись к кораблю. Он — часть армии, часть огромной государственной машины, и у него есть непосредственное начальство. Вот пусть оно и разбирается… Неожиданно парень остановился, злобно заухмылявшись. Кореллианец был более чем уверен, что губернатор во всем этом замазан, впрочем, если даже и нет, то его подчиненные — точно.

Значит, пора проявить присущие Соло смекалку и наглость, поставив в известность того, кто одним махом может решить множество проблем, заодно и проверив, так ли хорош Наследник, как о нем шепчутся. Тем более срок отпуска неумолимо истекает, а лишиться своего привилегированного положения… Хан не настолько глуп.

Связь не хотела устанавливаться, ее явно блокировали: наглые имперцы, скорее всего, использовали армейские подавители частот, впрочем, Хана это не смутило. Если нельзя прямо, можно обойти. Он достал комлинк, набрал и отослал сообщение, воспользовавшись аварийным ключом, после чего вооружился и бодро гаркнул понурому Боланну:

— Эй, мохнатый! Хочешь отомстить?

Рев вуки, вскинувшего над головой арбалет, послужил прекрасным ответом.

***
Люк пришел в себя через сутки. Его немедленно вытащили из бакты, вымыли, высушили, одели и уложили в кровать. Скайуокер только вяло пошевелил рукой, приветствуя хлопочущую возле него Белену, слегка кивнул гвардейцам, поел и провалился в сон, не чувствуя, как ему поставили капельницу. Следующее пробуждение состоялось через шесть часов.

Люк смог встать, с неимоверным трудом вытащив себя из теплой кровати, привел себя немного в порядок, поел, радуя Белену зверским аппетитом, и принялся выслушивать доклады адъютантов. За время выздоровления произошло множество событий.

Первым убыл Арманд, прихватив с собой труп Кассии, а также экспериментальные антидоты, разработанные медиками, и копии лабораторных журналов. На «Беспощадном» продолжали поиск противоядия, но теперь над врачами не висел топор в виде возможной гибели Наследника. Все проведенные анализы показали, что физически Люк здоров. Далеко не идеально, форму придется восстанавливать долго, но и это уже просто прекрасно. Выслушав отчет Иссарда, Палпатин затребовал главу СИБ к себе немедленно.

Также разрушитель покинули Лея с Галеном в обществе штурм-коммандос. Императору крайне не понравилось покушение на его Наследника, осуществленное таким невероятно остроумным способом, и ситх, поддавшись здравой паранойе, затребовал внучку к себе. На Набу уже отправился Мол, сопровождаемый несколькими узкопрофильными специалистами, которые как следует проверят окружение принцессы и вообще Наберрие, так что госпожу Винаму ждут потрясения. А так как отправить Лею на утлом курьере никто и не подумал, девушка с Галеном и коммандос погрузились в дельта-шаттл, на котором прилетели Тени, получили в качестве эскорта проходящий мимо патруль, и вся компания отбыла на Корускант.

Последними «Беспощадный» покинули джедаи, за которыми примчался Марек. Они улетели буквально за пару часов до пробуждения Люка.

В ответ на это Скайуокер только вяло махнул рукой, облегченно выдохнув про себя. Если честно, то он был рад внезапно наступившему одиночеству — Тени и Белена не в счет, их присутствие Люка никогда не напрягало, только успокаивало. А уж в свете еще одной потрясающей новости, сообщенной Дамином, спокойствие ему необходимо, как воздух.

— Еще раз.

— «Приветствую, милорд! На Кашиике творится странное: штурмовики на моих глазах угнали толпу вуки непонятно куда. Пошел за ними. Не поминайте лихом. Хан».

— М-да… Если я не вернусь из боя… — иронично дернул бровями Люк, вспоминая практически забытый анекдот, — считайте меня имперцем. А если да — то нет. Соло в своем репертуаре, «Сокол» его конкретно в темечко клюнул, вон как на подвиги потянуло. Дамин…

— Милорд?

— Сводку по губернатору Кашиика и всему, что с ним связано. Тайке…

— Милорд?

— Сообщите адмиралу, что мы меняем курс. Мне нездоровится, а лесной воздух крайне положительно влияет на самочувствие.

— Конечно, милорд. Здоровье — превыше всего.

— Именно. Но прежде я свяжусь с Императором. Также: анализ рабских рынков — меня интересуют вуки — и принесите планшет с базой данных по Ордену джедаев. Хочу кое-что проверить, а то меня терзают смутные сомнения… И Энсина ко мне. Где эта железяка?

— Докладывает Лорду Вейдеру.

— Опять трепется? Вырву вокодер к хаттам. И руки-ноги местами поменяю, будет прикольно.

— Зачем так жестоко, милорд? Бедняга крайне переживал.

— Белена, — улыбнулся Люк, наблюдая, как женщина плавно несет поднос с обедом.

— Милорд… простите меня, — домоправительница встала на колени, прижимаясь лбом к исхудавшей руке подростка. — Я должна была понять! Я…

— Ты ни в чем не виновата, Белена, — Люк с трудом сжал плечо блондинки, тут же поспешившей ему помочь нормально сесть. — Я сам понял уже в самом конце, когда все было сделано.

— Как вы? — женщина установила столик-поднос и села на кровать, с искренней заботой рассматривая изможденное лицо подопечного. Выглядел подросток паршиво: он сильно исхудал, лицо напоминало восковую маску, под глазами залегли глубокие тени. Двигался Люк очень осторожно и с заметным трудом. Радужка глаз была привычного голубого цвета, но белки покраснели от полопавшихся сосудов.

— Жить буду, — пожал плечами Люк, набрасываясь на еду: кусок печеного мяса и бульон с зеленью. Поев, он решительно откинул одеяло и встал на неверные ноги.

— Белена. Подбери мне одежду. Надо поговорить с Владыкой.

***
Дарт Сидиус, Император и Темный Лорд ситхов, молча смотрел на закончившего отчет внука. Наследник пережил очередное покушение, загнавшее его таки в могилу: после прочтения отчетов медиков один из тренировочных залов, построенный с учетом присущего ситху в некоторых вещах темперамента, пришлось закрыть на капитальный ремонт. Хорошо, что читал там, а не в кабинете! Как чувствовал… Впрочем, действительно чувствовал.

Когда Узы дрожат и рвутся с ясно слышимым звоном, в груди болит так, что не продохнуть, а Тьма заволакивает сознание, то тут сразу понимаешь — все очень плохо.

Два раза останавливалось сердце, которое не могли запустить ни дроиды, ни медики… Люк сам заставлял его биться, безумный, не понимающий, где реальность, а где бред, ориентирующийся на Силу Леи, как на путеводную звезду, ведь яд разрушил все, что только мог, включая и его и так нестабильный разум.

Вейдеру было проще: он как раз спустился на планету, не в силах выносить ожидание, неизвестность и кошмарные ощущения, приходящие по связи с сыном, и прошелся карой божьей по бунтовщикам, вздумавшим диктовать свои условия Империи и лично ситху. Теперь на месте побоища — спекшаяся в лепешку земля, служащая братской могилой для слишком наглых, но очень вовремя подвернувшихся под руку идиотов, решивших, что могут убить ситха, полностью отбросившего контроль.

Сидиус сына даже не пожурил… Сам искренне жалел, что не мог принять участие. Впрочем, обмороки и инфаркты в приемной Императора в те дни случались один за другим.

— Сколько времени тебе понадобится на реабилитацию?

Люк поджал губы, раздумывая.

— Если не принимать особых мер, то несколько месяцев. Не меньше трех. Полгода.

— А если принять? — приподнял четко изогнутую бровь Император.

— А если принять, то этот срок уменьшится в несколько раз.

— Что для этого необходимо? — уточнил Сидиус, хмурясь. Сила исправно свидетельствовала, что внук, гордо стоящий на платформе дальней связи, от трупа отличается только тем, что шевелится.

— Мне тут намекнули, — неожиданно оскалился в кошмарной улыбке подросток, — что на Кашиике губернатор возомнил себя всемогущим. И покушается на власть, ему не принадлежащую. И не он один.

— Такое надо пресекать, — согласился Сидиус, благосклонно прикрывая глаза. — Разберись. Я даю тебе полную свободу в этом решении… Наследник.

Люк плавно опустился на колено, благодарно склоняя голову.

— Спасибо, Ваше Императорское величество.

— Я горжусь тобой, внук.

Сила плеснула ласковой волной Тьмы, захлестнув на мгновение все еще коленопреклоненного Люка, связь погасла. Подросток застонал, опираясь руками на колено, с трудом встав. Подошедший Райф принес стул, ненавязчиво помогая Скайуокеру сесть. Связь вновь установилась, на парня обрушилась беспокойная Сила Вейдера.

— Здравствуй, отец.

— Люк…

Вейдер сжимал кулаки, изо всех сил сдерживая рвущуюся с поводка Силу, чтобы не разрушить все вокруг. В груди клокотало от ярости и бессильного гнева, желудок сводило от ужаса: сидящий на стуле сын был похож на восставший труп, который каким-то чудом выкопался из могилы. Худой, изможденный, острые скулы прорывали кожу, глазницы запали, руки как у обтянутого кожей скелета.

Подросток с трудом пошевелился, до Вейдера донеслось эхо испытываемой им боли, и Сила ситха забушевала, рванувшись через половину галактики. Люк благодарно улыбнулся, откинувшись на жесткую спинку, впитывая бурлящую вокруг него энергию, с наслаждением ощущая весь спектр темных эмоций отца и его искреннее беспокойство.

Мгновения текли одно за другим, Тени замерли вдоль стен, адъютанты изображали статуи. Отец и сын молчали, просто смотря друг на друга — в словах нужды не было. Постепенно Люк немного порозовел, а Вейдер облегченно выдохнул, ощущая долгожданное и такое недостижимое ранее спокойствие.

— Легче? — баритон ситха наполнил помещение. Подросток благодарно кивнул.

— Да.

— Я думал, с ума сойду, — успокоившийся мужчина наблюдал за гораздо более активными шевелениями своего отпрыска. Люк хихикнул.

— А я сошел. Снова. И неоднократно.

Ситх скрипнул зубами.

— Не волнуйся, отец, — мягко произнес парень, касаясь Силой отца. — Я смог вернуть себя в… привычное состояние.

— Неужели? — мрачно вздохнул Лорд, сверкнув глазами. — А то, что я сейчас ощущаю?

— Отголоски, — пожал плечами подросток, — неизбежных изменений. Возможно… Впрочем, нет. Будут рецидивы. Но ты не волнуйся — все хорошо. В безумии есть и положительные стороны.

— Это какие? — заинтересовался ситх, смотря на сына, как на чудо Силы.

— Нет рамок, а если и есть, то они условны. Раздробленное сознание — это возможность иметь несколько пультов управления. Несколько личностей… Я это уже проходил.

— Когда? — нахмурился Вейдер.

— На Татуине. С двух до четырех лет… Моя личность окончательно сформировалась именно в этот период, а Падение… Оно только закрепило все связи.

Вейдер опустил глаза. Ему все еще было больно вспоминать то время своей жизни. Вернее, существования — жить он начал только с появлением Люка.

— Не надо. Меня все устраивает, — понимающе взглянул подросток. — Во всем можно найти положительные стороны, даже в таком состоянии.

— Ты — неисправимый оптимист, — вздохнул Вейдер, стряхивая с себя переживания и снова превращаясь в сгусток воли.

— Всегда, — согласился Люк. — Жизнь — она такая. Не думаю, что и смерть что-то изменит.

Ситх покачал головой, но промолчал.

— Куда теперь?

— На Кашиик. Воздухом подышать, солнечные ванны попринимать… Оборзевших чиновников погонять.

— Что случилось? — тут же насторожился Вейдер. Люк безмятежно пожал плечами.

— Администрация явно превышает должностные полномочия. И использует для своих игр армию…

— Что?! — прорычал Лорд, терпеть не могущий, когда кто-то покушался на его игрушки. А Армия и Флот были его личной собственностью, во всяком случае, ситх искренне так считал.

— Дедушка дал мне полную свободу действий, — успокоил его подросток. — Заодно здоровье поправлю.

— Правильно! — горячо одобрил предстоящее ситх. — Потряси там всех. Если надо — прореди.

— Децимацию* не обещаю, — лукаво улыбнулся Люк, — но жертвы собственной глупости будут.

***
«Сокол» заложил крутой вираж, уходя с траектории выстрелов. Соло издал ликующий вопль, вуки, забившие все пространство корабля, негодующе взревели, падая друг на друга и на все, что попадается. Раздался треск, Хан возмущенно заорал:

— Что вы там ломаете, сволочи? Держитесь крепче, сейчас трясти будет!

Сидящий в кресле второго пилота Боланн потер затылок, еще один вуки, обнаруживший в себе талант навигатора, вводил данные в компьютер, злобно порыкивая от напряжения. Корабль тряхнуло, щиты просели, Соло скрипнул зубами, бросая грузовоз в пике. Вуки снова попадали, доламывая несчастный столик, не выдержавший такого издевательства.

«Сокол» вновь тряхнуло, Соло взвыл, дергая штурвал на себя, стрелок отстреливался по мере возможности, Боланн ревел, навигатор начал отсчет. Последний залп снес щиты полностью, еще один удачный выстрел преследователей пробил корму, но тут сработала навигационная система и дышащий на ладан корабль ушел в гипер.

Хан облегченно выругался, но тут же встал, едва ли не пинками погнав пассажиров чинить разваливающийся на части корабль, ведь иначе они подохнут при выходе в обычный космос.

— И как я в такое вляпался?! — яростно шептал Соло, орудуя инструментами под рев спасенных вуки.

***
Перелет к Кашиику Люк провел в медитации. Акаади, узнав подробности покушения, впал сначала в бешенство, а потом в нездоровый энтузиазм. Он тут же извлек из памяти комплекс движений, помогающий набирать энергию. Подобным пользовались матукай, пробуждая способности к манипулированию Силой.

Матукай… Орден воинов, использующих боевые искусства для развития входящих в него одаренных, знающих толк в раздувании даже слабенькой искорки дара в ровное и сильное пламя. Для них тело стало инструментом, использующимся для связи с Силой, и знания эти были тем более драгоценны, что подходили практически всем. Пусть Орден матукай никогда не был особо многочисленным, особенно по сравнению с джедаями, датомирскими ведьмами и ситхами в периоды расцвета, но он был и иногда заставлял с собой считаться.

Люк с готовностью изучил комплекс, напомнивший ему терас-каси. Скайуокер от скудости дара не страдал, скорее наоборот, но бесконечное повторение упражнений помогло ему немного привести свое тело в порядок. Немного, очень даже немного… Но и это было прекрасно.

Созданная конкретно под него отрава нанесла чудовищный вред. Люк прекрасно помнил, как Сила отказывалась ему повиноваться… Он забыл, как ею управлять. Жуткая паника, смытая безумием и почти полной потерей собственного «я». И теперь Люк просто наслаждался каждым мгновением, чувствуя Тьму, окружающую его. Гвардейцы прекрасно знали, что делать, для того чтобы обеспечить своему повелителю комфорт и здоровую обстановку.

Двадцать сильных темных одаренных, хорошо обученных, совершенно не скрывающих свою Силу. Для Люка это было похоже на ласковый океан, в который можно погрузиться с головой, дышать, пропитываться этой энергией, но самое главное — ничего не опасаться. Возможность полностью расслабиться… То, чего он больше нигде себе не позволял.

Поэтому Люк раз за разом повторял упражнения, чередуя их с медитациями, восстанавливая форму. Еще проснулся жуткий голод. Он ел, как не в себя, каждые несколько часов, наворачивая свое опробованное прошлыми покушениями и чрезвычайными ситуациями меню, беря еду только из рук Белены, которая готовила под плотным присмотром гвардейцев.

Парень физически не мог заставить себя есть в столовой, аппетит пропадал начисто, не давая возможности пропихнуть внутрь даже крошечный кусочек от одной только мысли о том, чтобы принимать пищу за пределами каюты. Что поделать, психика у него и так с такими вывертами, что любой психолог обрыдается от радости: какой объект для написания научного труда пропадает! К моменту прибытия на Кашиик он стал более-менее адекватным, но вид был все равно очень болезненным, пришлось даже накинуть широкую плотную накидку и надеть перчатки.

То, что вестей от Соло пока не поступало, Люка не пугало: Хан вывернется, это и к гадалке ходить не надо. Интересно только, встретит он Чубакку или нет? На всякий случай Люк отправил по комлинку сообщение, которое рано или поздно, но дойдет до адресата, невзирая на подавители и прочие неожиданности, запечатав его аварийным ключом. Как только кореллианец выйдет из гипера, он это послание получит, прочитает и отправится на родину. Гарнизон предупрежден, на верфях уже прыгают от нетерпения, готовясь как следует выполнить заказ Наследника, заранее щедро проплаченный.

А Люк пока что разберется на Кашиике со слишком наглыми представителями имперской администрации и выскажет им свое неодобрение действием. Заодно и здоровье поправит: в последнее время желание кого-то убить, а еще лучше — запытать до смерти стало просто непреодолимым. Можно как следует отработать Поглощение… Да и просто снять стресс не мешает. Кроме того, было подозрение на рецидив. Медики, конечно, тоже не сидели сложа руки, но все равно надо быть начеку. Всегда.

***
Кашиик.

Губернатор Миланис Рауги был крайне доволен своим назначением на должность правомочного представителя Империи в этом диком краю. Кто-нибудь другой жаловался бы на жизнь в захолустье, на отсутствие хоть каких-то зачатков светской жизни, на скуку и окружение… Рауги был гораздо умнее и предпочитал считать свое назначение не неудачей, а подарком судьбы. Пять лет пролетят незаметно, если не ныть, а заниматься делом, а если это дело любимое — то они вообще промелькнут в мгновение ока.

Так и произошло, ведь любимым делом Рауги было пополнение его личного кошелька.

Рауги был прекрасно образован и отлично знал, что в некоторых религиях боги требуют от своих почитателей делать странное — делиться. Мужчина это одобрял не всегда, но вот в случае накопления капитала — полностью и безоговорочно. Боги завещали делиться? Вот пусть окружающие и делятся с Миланисом. Добровольно или нет — это уже другой вопрос, а еще Рауги понимал, что в некоторых случаях и ему надо чем-то жертвовать… Как говорят священнослужители, толикой малой, которая оборачивается верностью подручных и новыми денежными ручейками, впадающими в его кошелек.

Кашиик предоставил предприимчивому корускантцу все необходимое для претворения этих философских размышлений в жизнь. Лесная планета была богата… Не полезными ископаемыми, а ценной древесиной, из которой делали предметы роскоши, некоторыми видами животных, но самое главное — ее жителями.

Вуки, коренное население этой дикой планеты, могли похвастаться хорошим интеллектом, огромной силой и чудовищной выносливостью, а также большой численностью — огромный и, самое чудесное, восполнимый ресурс. Вуки были ценностью, выражавшейся в очень приятных для глаза и настроения суммах, их было много, и их можно было поймать. А еще у них не было защитников в виде сенаторов и прочих пустобрехов, отращивающих чудовищно зубастые пасти, когда кто-то лез им в карман.

Рауги был главным в этом захолустье, мог творить, что хотел, естественно, не слишком зарываясь, а еще у него были прекрасные помощники. Сейчас, по прошествии нескольких лет своего губернаторства, мужчина очень радовался тому факту, что среди его подчиненных два года назад появился лейтенант Никлас, который и предложил беспроигрышную стратегию обогащения.

Вначале Рауги немного сомневался в выгодности данного предприятия, но потом навел справки, осторожно разведал обстановку и согласился. И теперь подсчитывал прибыль, которую должны были перевести на его счет.

Цифры привели мужчину в самое благодушное состояние, из которого его вырвал визит нервничающего секретаря: на орбиту планеты вышел корабль класса ЗР «Беспощадный». Рауги вздрогнул. Что могло заставить Наследника вернуться? Предыдущее посещение прошло практически мимо губернатора: Люцифер нанес краткий визит вежливости, поставив в известность о том, что у него на планете дела, мужчина выказал свое уважение, принял верноподданический вид и проявил подобающее рвение, исполнив пару необременительных просьб, едва не поседел от ужаса, узнав о покушении, и облегченно выдохнул, когда никто его ни в чем не упрекнул.

Отбытие Наследника губернатор отметил плотным обедом из наконец доставленных ему деликатесов, как следует продегустировав бутылочку альдераанского вина, отлично гармонировавшего с филе рагури — одной из статей дохода Кашиика. После чего наверстал упущенные возможности — сроки поджимали, а заказ на поставку живого товара был крупным и крайне выгодным.

И вот на тебе! Снова форс-мажор… Нервничающий Рауги быстро переговорил с Никласом, предупредив о том, что следует вести себя осмотрительно, и пошел к личному шаттлу. Никто не должен ни о чем подозревать, а он не даст никаких поводов к высочайшему неудовольствию.

***
Люк принял губернатора в зале для совещаний. Он выслушал приветствия и стандартные уверения в лояльности, покивал и поставил мужчину в известность о том, что пробудет на планете некоторое время. Не очень долго, его ждут дела, но пока что Скайуокер хочет отдохнуть. Ничего более…

Рауги рассыпался в заверениях, что не побеспокоит, предоставит все необходимое для отдыха по первому требованию и вообще очень рад принимать персону такого ранга на этой захолустной планете. Люк покивал и отпустил мужчину, скучающе бросив, что не прочь поохотиться. Что поделать, любит он это древнейшее развлечение разумных и неразумных рас, есть в нем своя неизъяснимая прелесть и пикантность.

Миланис тут же расплылся в улыбке, горячо поддержав идею Наследника. Мужчина тут же предложил организовать охоту, ведь Кашиик славился своим зверьем. Одни терентатеки чего стоили… Впрочем, по скромному мнению губернатора, коренное население от остальных представителей фауны не слишком отличалось, но об этом он, естественно, промолчал.

— Почему бы и нет… — задумчиво пожал плечами Люк, постукивая затянутыми в кожу перчатки пальцами по подлокотнику. — Почему бы и нет… Охота на Нижнем уровне Кашиика, что может быть прекрасней? Думаю, мне понравится.

— Разумеется, Ваше императорское высочество! — тут же согласился Рауги, предвкушая как саму охоту, так и последствия. Возможность оказать услугу Наследнику, пусть простую и необременительную… Возможность запомниться с самой положительной стороны… Да это подарок судьбы, не иначе! Мужчина доверительно подался вперед. — С радостью помогу все организовать. У меня есть соответствующий опыт, а также есть крайне талантливые помощники. Лейтенант Никлас, к примеру, является специалистом по фауне данной планеты.

— Прекрасно, — благосклонно посмотрел на источающего энтузиазм губернатора Люк. — Просто превосходно. Скажем… через пять дней?

— Конечно, Ваше императорское высочество, — с достоинством поклонился Рауги, мысленно довольно потирая руки. — Вы не будете разочарованы, могу в этом поклясться.

— Хорошо. Действуйте, — Скайуокер утомленно вздохнул, и губернатор тут же принялся откланиваться. Дела, надо все подготовить…

Люк милостиво шевельнул пальцами, и крайне воодушевленный мужчина торопливо отправился к себе. Организация хорошей, правильной охоты — процесс не быстрый и требующий крайне ответственного подхода к делу.

Скайуокер утомленно вздохнул, но тут же встал и направился в каюту. Надо продолжать лечить себя, пусть и не с помощью привычных методов. Исцеление сейчас давалось с огромным трудом, словно тогда, когда он делал самые первые шаги в этом направлении. Истощенное борьбой с ядом тело отказывалось слушаться своего владельца, а разум то и дело отключался. Рецидив, которого опасались врачи и сам Люк, все-таки наступил, пусть и не с такими разрушительными последствиями, как предполагалось. Люк просто выпадал из реальности, погружаясь в сумеречное состояние, что парня откровенно не радовало. Он почти не спал, чередуя динамические медитации и работу с сознанием под присмотром Акаади.

Можно было попробовать разузнать, как бороться с напастью, у Андедду, но к вечно голодному голокрону Люк лезть опасался. Не в том он состоянии, чтоб права качать. Кроме того, следовало ознакомиться с отчетами СИБ, в особенности того отдела, который занимается финансами. Да и служба Пестажа тоже шевелилась, предоставив запрошенные адъютантами Люка данные. А еще объявился Хан.

Кореллианец совершил невозможное: мало того что он сумел проследить путь кораблей с захваченными вуки, так ему еще удалось отбить пленников и уйти от погони. Естественно, спас он далеко не всех, но и это было невероятнейшей удачей. Хан вывалился из гипера возле своей родины, едва не погибнув — развороченный «Сокол» держался на одной гордости своего владельца.

Заранее поставленный в известность флот тут же организовал спасательные работы, грузовоз доставили на верфи, где долго не могли понять, как это еще и летало, а самого кореллианца и вуки определили сначала в госпиталь, а затем на планету, где им устроили массированный допрос.

Подчиненные Арманда едва на ушах не ходили от радости. Получившие возможность безнаказанно изливать претензии благодарным слушателям вуки хором и по очереди вываливали все новые и новые подробности. Хан тоже не сплоховал, предоставив крайне подробный отчет о своем самоотверженном поступке, скромно отметив, что находился в отпуске, предоставленном лично Его императорским высочеством Люцифером.

После чего, получив высочайшее разрешение от Люка, переехал на верфи, где и проводил все свое время, урывая краткие часы на еду и сон.

«Кореллианские инженерные системы», начиная с владельцев и заканчивая простыми дроидами-ремонтниками, к возможности как следует поработать над их собственным изделием отнеслись с невиданным энтузиазмом. Все понимали, что это будет не просто рутинный ремонт или небольшое улучшение, а полноценная заявка всем понимающим.

Сейчас в галактике главенствовали верфи Куата и детище Сиенара. Все остальные, вроде корпорации «Инком», расположенной на Фрезии, да и тех же «Кореллианских инженерных систем», плелись позади, изредка приближаясь к фаворитам гонки, но никогда не обгоняя. Поэтому возможность как следует выполнить заказ Наследника была просто манной небесной и невероятнейшей удачей. Если их работой останутся довольны, то одно упоминание такого заказчика тут же поднимет рейтинг корпорации на пару пунктов, что повлечет за собой интерес и других лиц. Кроме того, было несколько намеков на более благосклонное отношение со стороны Империи, до сих пор сохраняющей запрет на производство некоторых видов шаттлов. Даже если запрет не снимут, а просто смягчат условия, это все равно будет настоящей победой.

Хотя для воплощения в жизнь этих честолюбивых замыслов кореллианцам придется как следует постараться. «Тысячелетний сокол» был не просто подержанным кораблем, он постоянно переходил из рук в руки, обуреваемые жаждой улучшений владельцы то и дело извращались над звездолетом по мере своей фантазии, пытаясь впихнуть невпихиваемое и воткнуть невтыкаемое. Естественно, этот конструкторский зуд ни к чему хорошему не приводил: денег на нормальное оборудование у владельцев не хватало, а навыками инженеров и техников похвастать могли далеко не все.

Результат был закономерен: узлы и приборы ломались в самый ответственный момент, программы сбоили, аппаратура отказывала или срабатывала самым непредсказуемым образом. Переделка, в которую попал Хан, несчастный грузовоз доконала окончательно, каким образом лишившийся почти всей кормы звездолет смог уйти в гипер, а потом выйти из него и не развалиться, угробив пассажиров и владельца — оставалось загадкой для всех. Единственное объяснение отдавало мистикой, но было привычным для кореллианцев: сработала удача Хана. Соло просто-напросто оказался крайне везучей сволочью, посмеявшейся над заранее празднующими победу врагами, вот и все.

Хан был полностью согласен со своей характеристикой, не замедлив добавить к формирующейся репутации пару пунктов, как следует расписав в красках мнение Люцифера о «Соколе», самом Хане и их взаимодействии, а также том славном будущем, что их ожидает. А пока Соло жил на верфях, до хрипоты обсуждая со специалистами ремонт своего любимца, предвкушая первый испытательный полет.

Тем временем на Кореллии общество забурлило. Поступок соотечественника, подробности о котором просочились невзирая на старания СИБ, подвергся всестороннему обсуждению, имевшему неожиданные последствия.

Хан был, как ни странно, на хорошем счету, ведь он давно заработал золотые полосы — первую ступень знака отличия, имеющего на Кореллии огромный вес. А если учитывать тот факт, что право нашить на брюки лампасы желтого цвета Соло получил, еще будучи сопливым подростком, то такому стремительному развитию карьеры никто не удивился. Разве что сам кореллианец.

Награждение было обставлено с помпой: Хана пригласили в Дом Короны, где размещалась администрация. Соло вертел головой, рассматривая огромный двенадцатиэтажный комплекс, являющийся немного перестроенным дворцом, в котором когда-то обитала королевская семья.

Особую пикантность всему происходящему придавал тот факт, что этой самой семьей были предки самого Соло. Знание этого факта было тайной гордостью кореллианца, но он никогда не признавал его вслух. Что с того, что у него имеются благородные предки? Они давно мертвы, состояния нет, и признавать родство живущие в настоящий момент родичи не спешат, ибо превратились в сущих вырожденцев и извергов. Как, например, Тракан Сал-Соло и его полоумная супруга. Та еще парочка: садист, без колебаний отправивший мелкого Соло практически в рабство, и сумасшедшая, только и способная, что упиваться своими страданиями.

Хан скользнул взглядом по стоящему в толпе Тракану, сверлящему его полным ненависти взглядом, и позволил себе на секунду выразить презрение, надменно дернув бровью. Тракана перекосило, Хан с удовольствием раздул ноздри, вдыхая аромат поражения и бессильной ярости, исходящие от дальнего родича. Что поделать, в семье не без урода…

Церемония шла своим чередом. Губернатор зычным голосом зачитал описание поступка соотечественника, перечислил факты, представил доказательства. Толпа внимала, слушая записи и разглядывая изображения, транслируемые на экран. После просмотра слово взял представитель Империи, генерал Кунц. Он рассказал о последствиях подвига, вылившегося в раскрытие сети подпольной работорговли, возглавляемой губернатором Кашиика, в конце намекнув, что как раз сейчас, именно в этот момент, его судьбу решает Его императорское высочество Люцифер, чьим подчиненным является великолепный пилот и все еще курсант Каридской Академии Хан Соло.

Данная новость вызвала бурную реакцию: кореллианцы зашептались, бросая на застывшего по стойке «смирно» Хана острые взгляды, но губернатор тут же пресек все это многозначительным покашливанием.

— Граждане Кореллии! — мужчина обвел угомонившуюся толпу суровым взглядом. — Принято ли решение?

— Решение принято! — из толпы выступил пожилой мужчина в мундире полковника, на безупречно отглаженных брюках которого алели широкие лампасы. — Достоин!

— Достоин! — хором произнесли присутствующие, и только Тракан Сал-Соло сжимал кулаки.

К губернатору подошел еще один военный средних лет, сверкающий нашивками служб снабжения, за которым с подносом в руках следовал новобранец. Снабженец открыл коробку, достал моток алой ленты, отмерил необходимую длину, и полковник торжественно отрезал кусок сверкающими нестерпимым блеском ножницами. Мужчина аккуратно сложил ленту, положил в коробочку, находящуюся на подносе, после чего протянул ее Соло, наблюдающему за церемонией восхищенным взглядом.

— Держи, сынок, — в глазах пожилого вояки плескалась гордость. — И носи их с честью.

Хан вытянулся, вскинув голову, принял награду, поклонился… И еле слышно шмыгнул носом от избытка чувств, под понимающими взглядами губернатора и полковника. Еще бы… Высшая награда Кореллии, зачастую вручающаяся посмертно, дарующая владельцу чуточку привилегий и налагающая громадную ответственность, признаваемая даже в Имперском флоте.

Парень вздохнул, унимая прорезавшуюся на миг сентиментальность, и расплылся в улыбке, вспомнив слова Люка возле «Сокола».

«Вы созданы друг для друга…» Теперь он в этом не сомневался.

***
Палпатин отключил связь, откинувшись на спинку кресла, тут же подстроившуюся под новое положение тела. На губах ситха играла довольная улыбка, мужчина был полностью расслаблен… Разговор с внуком помог сбросить с себя напряжение, копившееся все эти дни, наполненные тревогой и ожиданием.

Конечно, можно было поступить проще: вылететь самому или приказать доставить подростка на Корускант, но прежде всего Палпатин был ситхом, и любовь и заботу он выражал не так, как все остальные. Когда Сидиус почувствовал, что с Люком что-то происходит, а потом получил первые новости, то у него мелькнула мысль броситься на помощь, но ее тут же задушили рациональные рассуждения.

Помочь внуку он все равно не может, исцелением не владеет, кроме того, он в любом случае не успеет. Люк или справится сам, и тогда помощь ему будет не нужна, или не справится, и тогда помощь тем более не нужна. Внук знает, что полагаться в критической ситуации можно только на себя… Урок, который так и не выучил Вейдер. Именно поэтому Наследником он не стал и не станет.

Кроме того, Палпатин чувствовал волнение Великой, он видел, как дрожит будущее, которое пытается перекроить кто-то сильный и умелый, но Люцифер вновь доказал, что не зря носит свое имя. Он умер и возродился, став сильнее, ну а то, что вновь предстоит длительная реабилитация после кратковременного помешательства… так это дело вполне привычное.

Люк некоторое время будет радовать окружающих своей нестабильностью, но постепенно все нормализуется, во всяком случае, физическое здоровье восстанавливается ударными темпами. Особенно в этом его внуку помогла прекрасно организованная губернатором Кашиика охота.

Вспомнив рассказ подростка, император одобрительно ухмыльнулся. Охота… Она будоражит кровь и веселит душу. Конечно, Рауги не ожидал, что после всех его усилий исполнять роль дичи придется ему и еще десятку офицеров и представителей администрации, но кто ж виноват в таком итоге, причем закономерном, расследования должностных преступлений губернатора и его подчиненных… Не стоит путать свой карман и государственный и не стоит считать принадлежащее Императору своей вотчиной.

А Люк молодец… Мало того что раскопал крайне интересные факты, так еще и воспользовался предоставленным ему карт-бланшем к всеобщей пользе: теперь у Кашиика совсем другой губернатор, который не будет заниматься неодобряемой Палпатином деятельностью, опасаясь повторить судьбу предшественника, так и Люк поправил здоровье, как следует натренировав на почти добровольцах Поглощение Силы.

Райф уже успел сообщить, что технику эту внук использовал без фанатизма, проводя Поглощение с перерывами в несколько часов. И только дождавшись полного усвоения энергии, принимался за следующего.

Конечно, были и некоторые накладки… Так, охота растянулась практически на неделю: Люк отрабатывал Поглощение под присмотром Акаади, радующегося успехам ученика, и все равно не удалось избежать срыва. Последний всплеск безумия стоил жизни нескольким десяткам штурмовиков, принимавших участие в угоне вуки в рабство. Их Люк рвал руками, сдавая своеобразный экзамен по выслеживанию добычи и убийствам без использования Силы. Лорд Акаади остался доволен — даже в неадекватном состоянии навыки Люка были безупречны.

Однако Палпатина обрадовало другое: все жертвы внука были замараны в незаконной деятельности.

Рауги отлично понимал, что с клонами у него ничего не выйдет. Да, они превосходные бойцы, устав знают уже в пробирке, верные и преданные, не оспаривающие приказы. Однако в этом же крылся и подвох.

Все клоны прекрасно знают свои обязанности. Они верны и не оспаривают приказы, выполнив поставленную перед ними задачу, но даже клоны иногда болтают, обсуждая между собой удачные операции. Кто-то что-то услышит, доложит куда надо, а потом вышестоящему офицеру достаточно будет потребовать рапорт — и всё. Клоны распишут свои подвиги в мельчайших подробностях. Ведь врать они не приучены.

Совсем другое дело — обычные люди. Проявляя заинтересованность, тем более подкрепленную материальными доводами, они запросто пойдут на должностное преступление, и Никлас с легкостью нашел несколько десятков не брезгливых солдат, которые участвовали в особых заданиях. Кроме того, у обычных людей есть еще одно достоинство: избавиться от таких гораздо проще. Естественно, лояльность надо поощрять, так что губернатор решил воспользоваться для организации охоты услугами проверенных людей, что облегчило Люку задачу по чистке рядов доблестной армии от разлагающих ее элементов. Гарнизон, расположенный на Кашиике, понес потери, но это прискорбное событие пошло ему на пользу.

Внук отлично почистил чиновничий аппарат, жирно намекнув оставшимся, что бывает с теми, кто мнит себя слишком умными. Хорошее предостережение, просто отличное. Новый губернатор полон верноподданического рвения и невиданного трудового энтузиазма. Как и остальные представители администрации, прибывшие вместе с начальством. Люк дождался их прилета, встретил… Провел инструктаж. И теперь готовился лететь на Ондерон.

Посмотрим, что из этого выйдет.

***
Люк дремал, накрывшись теплым одеялом, наслаждаясь мгновениями праздности и лени. «Беспощадный» выходил на высокую орбиту, готовясь уйти в гиперпространство. Скайуокера ждал Ондерон и встреча с Шаак Ти, а пока что можно и передохнуть.

Охота, организованная ныне покойным губернатором Кашиика, оказала на подростка самое положительное влияние. Наблюдать за телодвижениями Рауги, Никласа и остальных было забавно. Разодетый в вычурный охотничий костюм Миланис картинно сжимал дальнобойную винтовку, словно намеревался перестрелять зверье на максимально далеком от себя расстоянии, а судя по калибру, это должен был быть как минимум необычайно крупный терентатек. Никлас с остальными офицерами щеголяли отутюженной формой, начищенными сапогами и табельным и не очень оружием. Штурмовики изображали из себя загонщиков, а также оцепление — на всякий неприятный случай.

На живописной полянке поставили стол, уставленный деликатесами и тонкими винами, повар в высоком колпаке точил ножи, готовясь разделать свежеубиенную добычу… Во рту стоял привкус дешевой мелодрамы. Вся эта суета живо напоминала охоты каких-то местечковых вождей, которые не могут оторвать зад от кресла и стреляют направляемое на них загонщиками зверье, не вставая с дивана. И хорошо если попадают… Впрочем, в особо запущенных случаях добычу заранее стреноживают, а где-нибудь рядом в ухоронке сидит стрелок, помогающий незадачливым охотникам чувствовать себя настоящими снайперами.

Сам Люк был одет просто: рубаха с длинными рукавами, штаны и высокие ботинки на шнуровке. Это лес, мало ли какая гадость вокруг ползает. Из оружия у него имелся любимый нож, прикрепленный к руке, превратившийся за годы непрерывной обработки Силой в самый настоящий артефакт. А в подсумке на поясе прятался голокрон. Акаади решил принять у ученика экзамен сразу по нескольким дисциплинам: обнаружение разумных, чтение следов, выслеживание, убийство с помощью подручных средств. И еще по мелочи…

Миланис уверял, что вот-вот на них выгонят какое-то животное, все суетились, пытаясь обратить на себя внимание, Люк стоял в центре полянки, задрав лицо к далекому небу, наслаждаясь щебетом птиц и мыслями окружающих. Губернатор прикидывал, что именно и как попросить в качестве ответной услуги, Никлас подсчитывал будущую прибыль, размышляя о том, сколько вуки можно погрузить в средний грузовоз без ущерба для качества товара, остальные мечтали кто о чем. Еще парень чувствовал на себе чужое внимание: где-то наверху, на врошире, расположился разведчик вуки, озадаченно пытающийся понять, что происходит, во всяком случае, эмофон был именно таким.

Раздался треск. Ломая редкий подлесок, из глубины чащи вывалился здоровенный аркусс, напомнивший Люку земного оленя, только гораздо более крупного и совсем даже не травоядного. Он вылетел на пустое пространство и успел сделать пару прыжков, пока его не настигла смерть от впившихся в дубленую шкуру выстрелов. Охотники одобрительно захлопали, губернатор раскланялся, польщенно улыбаясь, несколько штурмовиков тут же потащили здоровенную тушу к повару.

Скайуокер вежливо растянул губы в улыбке.

— Браво, господин Рауги. Поздравляю.

— Благодарю, — учтиво поклонился мужчина, довольно сверкая глазами. — Повезло. Но… Ваше императорское высочество… может, возьмете карабин?

— Благодарю, но нет. Я предпочитаю другое оружие. И других зверей.

— Каких именно, Ваше императорское высочество? — осведомился губернатор, прикидывая, на кого любит охотиться Наследник, постоянно живущий на Корусканте.

— Разумных… — весело улыбнулся Люк, заставив Миланиса побледнеть. Легкое движение — и в ладони подростка появился нож с темно-серым лезвием. — И двуногих. Поэтому… — нож прокрутился в пальцах и взлетел вверх, — бегите.

Миланис глупо приоткрыл рот, не в силах понять, что происходит. Он даже рефлекторно качнул винтовкой в строну Люка… В следующий миг стремительно пересекший в пару шагов расстояние между ними Скайуокер взмахнул рукой с согнутыми, словно когти, пальцами, вырывая мужчине глотку. Плавный жест — нож опустился в ладонь, Люк задумчиво уставился на осевший к его ногам труп. Повертел нож в пальцах… Спрятал в ножны.

— Очень хорошо, ученик, — одобрительно кивнул Акаади, осматриваясь. — Хм… Неплохо. Загонная охота… Вперед.

— Да, учитель, — коротко поклонился Люк и повернулся к стоящему с отвисшей челюстью повару.

— А вы не отвлекайтесь… Я после охоты буду голоден.

Повар отчаянно закивал, Люк непринужденно зашагал к только заметившим, что происходит что-то странное, офицерам. Один из них вскрикнул, бешено замахал руками, привлекая внимание… Другой вскинул карабин, стреляя. Люк плавно шагнул в сторону, не сбавляя скорость. В находящегося ближе всех лейтенанта полетела красная молния, впившаяся в жутко закричавшего мужчину, усыхающего на глазах.

Началась паника. Кто-то орал от ужаса при виде этой дикой картины, кто-то лихорадочно рычал в комлинк, кто-то, не помня себя от страха, ломанулся в чащобу или к шаттлу, стоявшему неподалеку, кто-то трясущимися руками наводил оружие на внезапно взбесившегося Наследника.

Люка эти мелочи не волновали. Связь глушили, шаттл заблокирован Райфом изнутри, его охраняют гвардейцы, хищников поблизости нет, а вуки только наблюдал за происходящим, едва не падая с дерева от изумления.

Никто и ничто не помешает ему развлекаться.

Труп, похожий на мумию, упал на траву, Люк счастливо вздохнул, прикрывая от удовольствия глаза. Хорошо-то как! Надо повторить. Это точно!

Люк выслеживал разбежавшихся долго. Пять дней прогулок по лесу, любования природой, медитаций на приглянувшемся камушке или корне врошира и принятия солнечных ванн, а также дегустации пойманного мимоходом зверья. Повар оказался настоящим мастером, его старания Скайуокер оценил. Вуки, шныряющие неподалеку, не вмешивались. Мохнатики были озадачены и немного напуганы творящимися странностями. Они так и следовали за беглецами и Люком по верхним путям, не демонстрируя свое присутствие. А еще на третий день Люк почувствовал слабенькое присутствие одаренного. Неизвестный был напуган и озадачен, потом к нему присоединился еще кто-то, такой же слабак, потом присоединился кто-то более мощный, от которого исходили страх и обреченность.

Люк не обращал на них внимания, вылавливая остатки штурмовиков. Губернатор решил наградить участвующих в его аферах бойцов, дав им возможность поглазеть на внука Императора, облегчив парню работу: здесь были все, замешанные в похищениях, он специально вывернул парочке пойманных бойцов мозги. Жизнь была прекрасна… даже когда у Скайуокера сорвало-таки крышу от смертей и он помчался по следам оставшихся. Пришел он в себя быстро, да и чувствовал себя отлично: судя по всему, это был последний всплеск.

Выпив энергию из последнего штурмовика, Люк некоторое время стоял, слушая разносящиеся по лесу звуки обитающего там зверья, пока не уставился точно на ту ветку, на которой прятались одаренные.

— Слезете сами? Или помочь?

Скорее всего, это были именно те, что сверлили им с Галеном спины взглядами в прошлый визит на Кашиик.

Люк поднял руку, демонстративно сжимая кулак. Медленно. Донесся чей-то вскрик, потом женский голос отчаянно закричал:

— Не надо!

На нижней ветви, опустившейся практически к самой земле, стояла бледная от ужаса молодая женщина, из-за спины которой выглядывали чумазые мордашки детей лет пяти. Незнакомка держала сейбер, ходуном ходящий в трясущейся руке.

Люк скептически осмотрел грозную воительницу, вздохнул и неожиданно мирно предложил:

— Слезай. Пора убираться с этой планеты.

У джедайки затряслись губы. Неожиданно один из детей закашлялся.

— Слезай, — вздохнул Люк. — Или ты хочешь из-за своей глупости и гордости и их угробить? Давай. Лечить буду.

— Но…

— Никаких «но», — отрезал Люк, подхватывая Силой заверещавшую от неожиданности малышню и опуская на землю. Женщина с отчаянным стоном спрыгнула сама. Скайуокер непринужденно отвернулся от прикрывшей собой детей джедайки и зашагал к шаттлу. Ребенок снова закашлялся, женщина решилась. Она подхватила больного на руки, второй малыш семенил рядом. Шаттл показался через полчаса неспешной ходьбы, вымотавшей женщину до невозможности.

Она почти ковыляла, терзаясь сомнениями, а при виде гвардейцев просто осела на землю. Тени подхватили неожиданных гостей, подтолкнули не верящего своему счастью повара, все присутствующие погрузились в шаттл, и он взлетел, оставляя лесную планету.

Люк смотрел на найденышей, размышляя о том, что действует на бывших джедаев, как магнит. Явно свойство ауры… или просто везение. Мысленно он уже был на Ондероне… А этих хиляков лечить, при первой возможности отдать Мареку или Восу, пусть радуются.

Люк вздохнул, поправляя ножны. А пока что надо привести себя в порядок и спать.


*Децима́ция — казнь каждого десятого по жребию, высшая мера дисциплинарных наказаний.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
darketo31
сообщение 16 Февраль 2017, 22:16
Сообщение #104



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 101
Регистрация: 2 Декабрь 2014
Из: Одесса
Пользователь №: 9519
Раса: человек



Глава 49. Плоды с древа познания.

Ондерон был все тем же жарким пыльным шариком. Шаак Ти глубоко вздохнула, щуря глаза на мелькающее в разрывах между густыми сегодня облаками солнце, поправила лежащий на плечах широкий легкий шарф и зашагала по хорошо запомнившейся ей по прошлому посещению улице. Редкие прохожие неторопливо перемещались от витрины к витрине, проходя мимо лавок и обсуждая выставленный на всеобщее обозрение товар, с любопытством косясь на двух женщин, одетых в броню. Тяжело колыхались длинные юбки, панцири подчеркивали фигуры, плавно ступали ноги, обутые в окованные металлом сапоги. Шелковые шарфы, накинутые на головы для защиты от солнца, придавали облику воительниц нотку легкомысленности.

Шаак Ти, бывшая магистр Ордена джедаев и нынешняя Саараи-Каар Ордена Дженсаарай, наслаждалась возможностью идти, не пряча лицо, оружие и Силу. Шедшая рядом Марис Бруд, Защитник Ордена, слегка улыбалась, ощущая настроение своего Мастера. Спонтанное, как это практически всегда бывает у одаренных, решение помочь удирающему от погони бывшему собрату оказалось судьбоносным. Они спасли не только его, но и оказали помощь самим себе.

Тогда, наблюдая за спором инквизитора и вербовщика, женщина и сама не поняла, почему предложила в качестве третейского судьи Люцифера, но это сходу решило несколько проблем. Легализация… Недостижимая, как им казалось, мечта. Как ни крути, но джедаи были запрещенной организацией, а жить, не используя Силу… для того, кто привык чувствовать себя частью Великой с детства, было неимоверно тяжело. Прятать, ограничивать свой дар, каждую минуту опасаться разоблачения, что кто-то узнает, сопоставит факты, что просто произойдет досадная случайность. Ждать охотников, пришедших по твою голову, потому что кому-то захотелось выслужиться или просто заработать.

Маленький мальчик, впервые увиденный ею на Куате не в лучший момент его жизни, стал старше и превратился в подростка, изучающе сверлящего их глазами. То, что ее узнали, Шаак поняла сразу, дальнейший разговор это только подтвердил. К ее искреннему облегчению, негативного отношения Наследник не продемонстрировал, а потом Ти насторожилась: что-то подсказывало, что парень знает о том, что представляют из себя Дженсаарай. Пусть мельком, но о них слышали, и это слегка нервировало. Свое присутствие в Империи бывшие джедаи старались не афишировать, также они не орали на каждом углу о принятых в организации философских постулатах. Потом, при обсуждении краткого разговора с Марис и прочими членами Ордена, на этот нюанс обратили внимание все. Обсуждения закончились логичным выводом: скорее всего, Наследник имеет хорошо развитый провидческий дар. Об этом намекали некоторые подробности, ставшие им известными благодаря циркулирующим среди одаренных слухам.

Предложения провести предварительные переговоры о взаимодействии между Империей и Дженсаарай были встречены с робкой надеждой. Об этом мечтали, но получить шанс вот так вот сразу? Странно и страшно.

Однако их разместили со всеми удобствами в местной гостинице, а через пару дней прибыли ученики Тремейна, несколько юристов, представители СИБ… В общем, целая делегация. Палпатин тоже присутствовал, пусть и в виде голограммы — за что Шаак Ти была ситху горячо благодарна. Она являлась магистром по праву и превосходно понимала, какая мощь прячется за обликом сухопарого пожилого мужчины.

Предварительные обсуждения условий шли медленно и достаточно тяжело, Император указал те основы, без которых легализация Ордена была невозможной, и его посланцы делали все, чтобы добиться нужного результата. Шаак Ти тоже не зевала, отбиваясь от неприемлемого и смягчая вызывающе строгие формулировки в свою пользу.

Обговорив костяк договора, стороны взяли время на обсуждение, и это время истекло. И теперь Саараи-Каар идет в хорошо знакомый ей вербовочный пункт, где ее ожидает посланец Императора.

Место было все тем же: символическая оградка, песок… Правда, исчез цветок в горшке, изображавший клумбу. Видимо, окончательно засох, бедолага. Перед входом уже стоял почетный караул из двух штурмовиков, явно клонов. Двери распахнулись, женщины прошли внутрь и замерли под холодными взглядами двух пар глаз: голубых и янтарных.

Наследник сидел за столом, поглаживая пальцем расправляющиеся на глазах скрюченные листики почти помершего цветка, за чем с интересом следили находящиеся в помещении работники пункта.

— Совсем уморили бедняжку… — пожаловался в пространство подросток, вставая. Сидящий рядом татуированный забрак повторил движение. — Саараи-Каар, Защитник Бруд, приветствую вас. Добро пожаловать.

— Ваше Императорское высочество, приветствуем вас, — церемонно поклонились женщины. — Благодарим за гостеприимство.

— Позвольте представить. Лорд Мол, — забрак поклонился. — Присаживайтесь…

— Любите растения? — Шаак Ти внимательно наблюдала за продолжающим поглаживать листочки Люком. Сила струилась вокруг горшка, напитывая вазон, землю и само растение.

— Не то чтобы люблю… — задумчиво произнес парень, — просто это… ммм… детские впечатления? На Татуине каждое растение — драгоценность. Иногда вот случаются приступы сентиментальности.

В янтарных глазах Мола мелькнуло нечто странное.

— Впрочем, мы отвлеклись.

Люк небрежно сдвинул горшок в сторону.

— Где вам будет удобнее провести переговоры? Здесь? В гостинице? На корабле?

— Думаю, здесь, Ваше императорское высочество, — дипломатично отозвалась Шаак Ти.

— Чудесно, — расплылся в обаятельной улыбке блондин. — Я тоже не люблю лишних телодвижений. Тогда порядок действий будет такой: обсуждение основ, затем обед, а потом обсудим предложения. Что скажете?

— Согласна.

На стол тут же легли датапады, и высокие договаривающиеся стороны принялись зачитывать и обсуждать пункты короткого договора о сотрудничестве, а также предлагать свои варианты не устраивающих их формулировок. Пока Шаак и Люк предавались греху крючкотворства, Мол и Бруд сначала попытались участвовать, потом хотя бы понять, о чем идет речь, потом просто слушать.

И ведь вроде ничего слишком заумного не было! Краткие пункты, никаких двусмысленностей… На первый взгляд. Но и Саараи-Каар, и Наследник отыскивали все новые и новые подводные камни, скрытые гладью формулировок, на что окружающие перестали реагировать уже через час.

Мол просто медитировал с открытыми глазами, Бруд вперилась взглядом куда-то ему в грудь и замерла, даже не моргая.

—… обязаны оказывать помощь любому… Что значит «любому»? Мало ли кто может что-то потребовать! Неприемлемо.

— Вот. Что это? Военнообязанные. Меня одну это слово смущает? Есть в нем нечто… Этакое.

— Кстати. А это кто придумал? Ну и фантазия! Я в восхищении. От наглости.

Марис моргнула, обнаружив, что неосознанно начала рассматривать сидящего перед ней забрака, с огромным интересом за этим наблюдающего. Женщина невозмутимо подняла бровь, Мол слегка откинулся на спинку стула и расправил плечи.

Бруд повторила его маневр и продолжила свое занятие. Забрак. С Датомира. Сильный. Темный. Симпатичный… Раздался звук удара, горшок с цветком подпрыгнул и едва не свалился, но был тут же подхвачен вовремя среагировавшим Молом. Бруд вздохнула, подтянула вазон к себе и принялась демонстративно напитывать его Силой.

— Чушь. Причем неприемлемая! Пункт десять надо исключить.

— А пункт одиннадцать дополнить.

Женщина отодвинула растение на середину стола и с вызовом уставилась на ситха. Мол усмехнулся, после чего вокруг горшка закружилась темная энергия. Бруд скептически поджала губы, но препятствовать издевательству не стала.

— Согласен.

— Согласна.

Люк с Шаак Ти зафиксировали изменения, отослав копии на Корускант. Теперь за текст примется Император, лично.

— Пообедаем? — светски обратился подросток к собеседнице.

— Не возражаю.

— Чудесно, — Люк повернулся, с любопытством посмотрев на горшок с несчастным цветком. До превращения в артефакт ему осталось совсем немного, столько Силы в него закачали. Растение явно чувствовало себя странно. Скукоженные от недостатка полива листочки расправились, но приобрели какой-то лиловый оттенок.

— Хм, — неопределенно хмыкнул Люк, рассматривая цветок. — Как вы его… А теперь попробуйте вместе.

Мол с Марис переглянулись, после чего забрак индифферентно пожал плечами, окутывая горшок Силой. Бруд со своей стороны поддержала этот порыв. Скайуокер неопределенно улыбнулся, после чего похлопал.

— Поздравляю. Дерево вы уже посадили, осталось только дом построить и детей воспитать.

Ситх закашлялся, у Марис вытянулось лицо. Шаак Ти отвернулась, давя улыбку.

— Шучу, — скучным голосом произнес Скайуокер. — Обедаем?

— Не возражаю, — мило улыбнулась тогрута, насмешливо поглядывая на находящуюся в ступоре Марис. Очнувшийся Мол смерил подростка недружелюбным взглядом, на что тот даже не почесался. Седой клон, все время переговоров простоявший возле стены, открыл двери и отдал приказ. Через несколько минут на столе стоял скромный обед, на который переговорщики набросились с энтузиазмом. Ели молча, только Мол что-то напряженно обдумывал, время от времени кидая на ощетинившуюся Марис странные взгляды. Многострадальное растение так и осталось стоять посреди столешницы камнем преткновения.

Обсуждение поправок прошло быстро и без эксцессов. Возвращенный Палпатином договор приобрел крайне простой и законченный вид, который устроил обе стороны.

Дженсаарай сохраняли свою планету-убежище в тайне, что, к изумлению Шаак Ти, им позволили. Взамен на эту уступку серые джедаи обязались не нарушать принятые на территории Империи законы, оказывать помощь Инквизиторию и Ордену имперских рыцарей, а также ситхам, если к ним обратятся с соответствующими просьбами или приказами. Также им было позволено искать для пополнения своих рядов одаренных. Не вписывающихся в рамки, злостных нарушителей и преступников следовало отдавать имперцам — для суда. Также дженсаарай было позволено свободно передвигаться, вести различные виды деятельности на территории Империи, опять-таки с соблюдением законов, оказывать военную поддержку при нужде. Последний пункт обговорили особо. Дженсаарай в большинстве своем были приверженцами мира и ввязываться в войны не хотели. Они и из джедаев ушли по этим же причинам, поэтому для них воинская повинность выражалась в научной деятельности или дипломатических миссиях. Все-таки для «нанесения добра и причинения справедливости» у Палпатина был давно отобран штат разумных, не стесняющихся демонстрировать свои навыки в искусстве убиения себе подобных, и пацифисты, сосредоточенные больше на обороне, чем на нападении, в эти стройные ряды не очень вписывались.

Зато их можно было использовать в других миссиях, на что дженсаарай с охотой согласились, ведь все телодвижения на благо Империи оплачивались по особому, очень щедрому, тарифу, что серых обрадовало. Никакого голого энтузиазма, четкие расценки, прекрасно стимулирующие трудовое рвение.

Естественно, себя Палпатин не обидел. В случае, если дженсаарай что-то нашли, разработали и так далее и решили это продать или безвозмездно подарить, первыми в очереди были государственные структуры и только потом — если окажется, что государству это что-то и даром не надо — шли все остальные. Шаак Ти такому уточнению лишь порадовалась: гарантированный заработок, что еще надо?

Договор еще раз прочитали, торжественно завизировали со стороны дженсаарай, ведь Палпатин уже поставил свою подпись и печати, прекрасно понимая, что от такого варианта серые отказаться просто не смогут. Шаак Ти на мгновение облегченно прикрыла глаза, переживая момент истины. Идя на переговоры, на такой результат она и не рассчитывала, все-таки изначальные условия были гораздо жестче, чем окончательные формулировки. Никаких двусмысленностей, никаких уточнений и дополнений мелким шрифтом. Все очень четко и логично.

— Поздравляю вас, Саараи-Каар, — церемонно наклонил голову Люк. — Процветания вашему Ордену.

— Благодарю вас, Ваше императорское высочество, — не менее чопорно поклонилась тогрута. — Процветания Империи.

— Что ж… — Скайуокер отключил датапад и осмотрел присутствующих. — Раз официальная часть окончена, то можно перейти на менее строгий стиль общения. Не желаете ли еще что-то обсудить? Получить какую-либо помощь? Совет?

— Ммм… — тогрута поджала губы, раздумывая. — Думаю, пока что мы воздержимся. Надо это, — она кивнула на датапад со своим экземпляром договора, — переварить.

— Прекрасно, — пожал плечами Люк. — Тогда мое пребывание здесь подходит к концу. Впрочем… Майор Олди.

— Да, милорд? — пожилой мужчина вытянулся по всем правилам, демонстрируя безупречную выправку.

— Позаботьтесь о Крохе.

— Милорд? — Олди озадаченно моргнул. Люк весело улыбнулся, погладив пальцем лиловые листочки явно подросшего цветка.

— Знакомьтесь... Кроха. Потенциально — биологическое оружие класса «С». На отраву для крыс и прочих вредителей через… — подросток оценивающе взглянул на горшок, еще раз окутав его своей Силой, — полгода тратиться не придется. Поливать раз в день, подкармливать мелкими млекопитающими. И подберите горшок побольше. Рекомендую поставить у дверей, в качестве еще одной линии обороны.

Штурмовики, подслушивающие у дверей, дружно уставились на чахлый цветок, неожиданно превратившийся в потенциального монстра. Лицо майора вытянулось. Пару секунд мужчина осмысливал информацию, после чего с упреком в глазах повернулся к растерянно уставившимся друг на друга Молу и Бруд.

— Гхм! А не могли бы…

— Нет, — отрезал Мол, с независимым видом скрещивая на груди руки.

— Еще чего, — буркнула Марис, опасливо отодвигаясь от стола.

— Гхм. Милорд… — голос Олди звучал жалобно. Вспышка темной энергии — и цветок словно обгорел, скукожившись.

— Сжечь. Немедленно.

Один из штурмовиков подхватил горшок, еще несколько метнулись за огнеметами. Лицо Шаак Ти было непроницаемым, на губах Люка играла странная усмешка.

— Саараи-Каар… Защитник Бруд… Лейтенант Кейн. Вы готовы?

— Конечно, милорд, — с достоинством прогудел седой клон.

— Замечательно. Тогда… до свидания.

Шаак Ти и Бруд проводили взглядами отлетающий шаттл.

— Зря, Марис, — на лице тогруты расползалась веселая улыбка. — Такой мужчина. И сразу понятно, что у вас вырастет…

— Мастер! — простонала забрачка, заливаясь румянцем. — Как вы можете такое говорить!

— Да вот как-то так.

***
— Ииииййехх!

Кореллианский фрахтовик взлетел ввысь, упал вниз и снова вознесся в облака. Хан Соло издал счастливый вопль, поддержанный ревом его напарника: здоровенного волосатого вуки, сидящего в кресле второго пилота.

— Как летит! Как летит, а?! Сокол!

Фрахтовик описал еще петлю и вернулся на площадку, мягко опускаясь на опоры. Соло, не выдержав, нежно погладил ладонью приборную панель:

— Молодец, малыш! Я тобой горжусь!

Вуки взревел, кореллианец вздохнул, с грустью покосившись на уроженца Кашиика. Чубакка воспринял свое освобождение крайне серьезно. Все вуки вообще живут по довольно строгому кодексу чести, но этот индивидуум явно был его суровым фанатом. Соло не знал, как отвязаться от следующего за ним по пятам гуманоида, желающего вернуть долг жизни. Все попытки избавиться от вуки ни к чему не привели. В конце концов нервы кореллианца не выдержали, он опрометчиво согласился дать Чубакке шанс и теперь предвкушал возвращение на «Беспощадный». Оно явно будет эпичным…

Впрочем, польза от вуки тоже была: Соло заполучил навигатора и второго пилота в одном флаконе, ведь модернизация корабля превзошла самые смелые мечты парня. Кореллианцы, получив заказ от Наследника, принялись за его выполнение с таким энтузиазмом, что не только выполнили, но и перевыполнили намеченное.

В принципе, от старого «Сокола» осталась только оболочка, почти всю начинку заменили. Начали модернизацию с реакторов. Поставили военные модели, имеющие тот же размер, но гораздо более мощные. Естественно, жрали эти модели прилично, да и требовали регулярного обслуживания на специальных стендах, но если честно, оно того стоило. Выдаваемая мощность при том же занимаемом установками объёме была гораздо выше, а что еще надо?

Естественно, раз появилось больше энергии, то поставили и более мощные встроенные генераторы щита. Эти красавцы тоже хорошо кушали, но зато и обеспечивали отличную защиту корабля и его содержимого, на уровне корвета CR-90.

Следующим шагом стала замена двигателей и гипердвигателей. На стендах собрали необходимую конструкцию, вставили в корпус и как следует отладили. У Хана сердце замирало, когда он рассматривал это великолепие, а уж когда он прикидывал, во сколько будет обходиться обслуживание… Но при мысли о том, что на «Соколе» стоит гипердвигатель 0,5 класса, модель, предназначенная для канонерок и истребителей… Это было воплощенное в металл счастье, о котором Соло даже думать не смел. Но теперь в мечтах кореллианца звезды сливались в полосы и стальная птица уносила его в космос… Без поломок и незапланированных переживаний, ведь силовые кабели полностью заменили и проложили заново, подобрав наилучшую конфигурацию магистралей. В качестве запасного отлично вписался гипердвигатель третьего класса, который Соло долго ласкал взглядом, наблюдая за работой профессионалов.

Электронику тоже заменили. Поставили военную версию бортового радиоэлектронного оборудования вместе с не полагающейся для обычного YT-1300 военной версией системы управления огнем. Добавили аппаратуру радиоэлектронной борьбы — с новейшими и актуальными для военного флота алгоритмами и программами. Плюс сенсоры и радар на уровне дальних военных разведчиков, которые Соло готов был целовать долго и нудно.

Затем занялись вооружением. В принципе, оно осталось примерно таким же, как и было: две счетверенных турели и торпедная пусковая установка в проеме погрузочных ворот трюма. Но турели поставили военного образца, с несколько большей мощностью и лучшими приводами наведения, а более совершенная система управления огнем серьезно повысила эффективность вооружения. Кроме того, был предусмотрен вариант подключения турелей к централизованной системе наведения напрямую: теперь достаточно будет в рубке задать приоритеты целей и дать разрешение на открытие огня, а дальше автоматика сама нашпигует противника плазмой. Для облегчения работы пилотов в условиях боевого пилотирования или особо сложных условиях заложили возможность сопряжения со стандартным шлемом имперских пилотов-истребителей. В передних зубцах корабля установили одинарные пушки с незначительными углами наведения для повышения плотности огня в фронтальной полусфере, а за люком воздушного переходника с левого борта спрятали одноместное исследовательское судно YT-XC, более известное как мини-истребитель.

На эту пятиметровую козявку поставили пару бластерных пушек, а затем еще и пусковую установку реактивных ракет впихнули.

Как ни странно, внутрь даже Чубакка помещался. С комфортом. Сам Соло тоже опробовал малютку и остался очень доволен. Кореллианцы тоже остались довольны: их изделие и так пользовалось популярностью, а уж теперь продажи подскочат до небес — правильная реклама творит чудеса.

Однако тайной гордостью Соло, кроме гипердвигателя, было еще кое-что. Незадолго до окончания работ на верфи доставили запечатанный контейнер. Груз сопровождали молчаливые спецы, разогнавшие кореллианцев и в условиях полной секретности установившие на «Сокол» экспериментальный маскировочный генератор. Его настройку должны были провести позже, а пока специалисты откланялись, а умирающие от любопытства работники верфей продолжили отделочные работы.

Внутренние помещения приобрели скромный, но добротный вид, мебель и необходимые для комфортного нахождения на борту вещи и агрегаты были прочными и надежными, кладовые забили припасами, рассчитанными на долгое автономное путешествие.

Соло был счастлив как ребенок, его даже Чубакка не напрягал. В качестве последнего штриха нанесли название корабля, Хан получил документы, попрощался, покосился на угнездившегося в кресле вуки и поднял звездолет в небо. Его ждал Куат.

Верфи встретили кореллианца суетой и повышенными мерами безопасности. Документы проверили, самого Соло тоже, долго не хотели пускать Чубакку, так как он в рядах доблестной имперской армии и флота не числился. Мурыжили их порядочно, пока не последовало указание от потерявшего терпение Люка, и только тогда служба безопасности соизволила открыть «Соколу» путь. В принципе их можно было понять: предыдущий визит Наследника на Куат обошелся верфям очень дорого, головы тогда летели, как листья с деревьев осенью, так что повторения ситуации никому не хотелось. Поэтому охраняющая верфи эскадра бдила, служба безопасности бдила и даже простые работники поддались этому модному поветрию.

Люк, которому Соло был обязан доложить о своем прибытии, обнаружился в огромном кабинете, напряженно разглядывающим кусок гигантского чертежа. Голограмма, повинуясь движениям рук, то увеличивалась в размере, то уменьшала масштаб, то полностью сворачивалась. Задумчивый парень ходил кругами вокруг проектора, уточняя детали у нескольких инженеров, представивших на суд вышестоящей инстанции очередную разработку.

Люк указывал на спорные моменты, разработчики возражали или соглашались, после чего начиналась очередная дискуссия. Мельком взглянув на вытянувшегося Соло, Скайуокер кивнул и указал на стулья в углу, слегка приподняв бровь при виде здоровенного вуки, маячащего за спиной кореллианца.

Присутствующий Фел изредка комментировал самые спорные моменты, инженеры бешено строчили в датападах, пока Наследник и главный инженер сушили мозги над чертежом какого-то нового истребителя, как понял Соло по обмолвкам. Наконец обсуждение завершили, инженеры вышли из кабинета, оставив Люка с его подчиненными.

Подросток утомленно потер пальцами переносицу и глаза. Стоящий рядом здоровенный штурмовик обеспокоенно нахмурился:

— Милорд?

— Все в порядке, лейтенант, — успокаивающе пошевелил пальцами парень. — Курсант Соло, докладывайте.

Хан вскочил, вытянулся по всем правилам, бодро начиная рапортовать. Чубакка замер возле стены: высоченный волосатый силуэт, на который лейтенант Кейн уставился полным подозрения взглядом. Вышедший в тираж клон отнесся к возможности принести пользу своим братьям с воодушевлением.

Да, формально Кейн остался в рядах доблестной армии, но по факту… Для того, кто буквально был создан для войны, просиживать в тиши вербовочного пункта было невыносимо. Поэтому предложение Люцифера, вспомнившего одного из клонов, развлекавших когда-то его на «Истце», было воспринято с энтузиазмом.

Бойцы «Кулака Вейдера» связи друг с другом не теряли, регулярно обмениваясь новостями, а о талантах подростка на поприще исцеления они и так знали, многие даже из личного опыта. Проблема раннего старения клонов была животрепещущей и актуальной. Стать подопытным кроликом? Всегда «за»! Бойцы были готовы на что угодно, только чтобы продолжать оставаться в строю.

Однако вбитые в подкорку инстинкты «служить и защищать» Люк тоже учел. Кейн обвешался оружием, с удовольствием надел привычную броню и теперь ходил за подростком хвостом, так как Скайуокер решил собрать статистику, а сделать это можно, только постоянно наблюдая за подопытным объектом. Люк машинально сканировал Кейна Силой, заносил результаты в датапад, соображая, с какой стороны лучше подойти к решению проблемы. Заодно изучал материалы, присланные с Камино.

Тем временем Соло закончил отчитываться, фонтанируя восторгом. Люк вздохнул, отгоняя неожиданно нахлынувшее раздражение. В последнее время настроение скакало, как бешеное. Охота на Кашиике помогла немного расслабиться на какое-то время, но этого было недостаточно. Когда Люк попытался понять, с чего это у него начал портиться и так не идеальный характер, то полученный после долгих размышлений, медитаций и обследования у медиков ответ заставил его вздыхать и скрести затылок.

Переходный возраст во всей его красе. Что самое забавное, Люк понимал, в чем проблема, но постоянные выматывающие тренировки, занятия и прочее до поры до времени не давали гормонам сильно осложнять ему жизнь. Не до размышлений, когда от усталости еле до койки доползаешь… Но покушение резко изменило привычный график, и одним прекрасным утром Люк, проснувшись, понял, что будет совсем не против, если в этой самой койке появится кто-то противоположного пола.

Осознание этого факта заставило размышлять на животрепещущую тему: где взять любовницу. Можно одноразовую, можно постоянную. Любую.

Задача не настолько простая, как кажется. Да, ему достаточно поманить пальцем — и выстроится очередь из желающих скрасить его одиночество, согреть его холодными ночами… Да и днем поднять настроение. Вот только иметь отношения с кем-то из придворных… Упаси Тьма! Проще проститутку нанять. Безопаснее, легче для нервов и без дальнейших проблем. Ты им — кредиты, они тебе — массаж всего тела. Просто и четко.

А придворные хищницы, уже давненько бросающие на Люка призывные взгляды… Ты на нее посмотрел, она уже мысленно записала себя в фаворитки, это как минимум, а то и в будущие императрицы. Противно… ощущать меркантильные мысли, обуревающие прелестные головки. Да и окружающие тоже не спят. Недаром Палпатин эту сторону своей жизни особенно тщательно скрывал, чтобы не давать никому никаких рычагов влияния на себя любимого.

У Вейдера все было еще более запущено… Увечья не давали ему возможности наслаждаться этой стороной жизни, а когда нельзя что-то, то разум ищет замену. Мужчина нашел ее в боях, медленно, но верно превращаясь в садиста. Когда чувствовать можешь только через Силу, а окружающие испытывают в твоем присутствии лишь страх… Поначалу ситх еще держался, но к моменту появления в его жизни сына уже готов был начать получать от запугивания окружающих и пыток полноценное удовольствие, заменяя им недоступные теперь радости плоти. Хорошо, что Люк просек этот момент… Забота о так внезапно появившемся ребенке поначалу отвлекла Вейдера от ненужных мыслей, а потом появилась Мотма — и мужчине пришлось вспомнить, что когда-то он умел не только запугивать, но и очаровывать. Да и возвращенное здоровье вернуло ему пошатнувшуюся уверенность в себе. А теперь и подавно все стало замечательно. Мон мирилась и с тяжелым характером так неожиданно увидевшего в ней красивую женщину ситха, и с его отборными тараканами, и со связанным со всем этим режимом секретности и прочими мелочами, иногда здорово отравляющими жизнь.

А вот с Люком все было по-другому… Сумасшествие. Возраст. Социальное положение. Вредные привычки, приобретенные за годы проживания в весьма специфической семье… Он равно получал удовольствие от убийств и от создания ювелирных украшений, да и тело не очень-то чего-то и требовало, ведь мозги были заняты совершенно другими вещами, требующими постоянного контроля и внимания.

А теперь вот… Нате вам. Придворные хищницы отпадают. Пойти на нижние уровни поразвлечься? Он брезглив. Воспользоваться услугами некоторых работниц СИБ или Инквизитория? Фу. Давать компромат на самого себя, он еще не до такой степени с ума сошел. Найти кого-то на стороне? Где? Он постоянно то на Корусканте, то в разъездах. На флоте и в армии служат женщины, но… нет. Служанки? Красивые, умные… Категорически нет. Он их не воспринимает как женщин. Абсолютно. Посетить бордель? Уже неплохо, но это на самый крайний случай. А вот случайное знакомство, ни к чему не обязывающее… Это совсем близко к теме.

— Хорошо… — Люк вздохнул, мрачно уставившись на подпирающего стену вуки. — А это кто?

— Чубакка, — непроизвольно скривился Соло. — Он считает себя обязанным… Долг жизни. За вызволение из рабства.

— Понятно, — хмыкнул подросток, покосившись на широкие лампасы алого цвета, украшающие форменные брюки кореллианца.

— Я пытался его отговорить, но все бесполезно, — Соло негодующе посмотрел на вуки, Чубакка взревел, гневно что-то пролаяв. Кейн тут же взял аборигена Кашиика на прицел, Люк скривился. Резкие звуки раздражали.

— Тихо, — буркнул Люк, и Чубакка замолчал, настороженно моргая. — Показывайте «Сокол». Хочу посмотреть, что там на Кореллии наворотили.

Полностью переделанный фрахтовик парню понравился. Соло пел дифирамбы кораблю, бегая кругами и нежно поглаживая стены от избытка чувств. Люк кивал, осматривал помещения, приборы… Распалившийся Хан вошел в раж, все больше и больше забывая о субординации. Скайуокер не обращал на это внимания, пока демонстрирующий мини-истребитель кореллианец не перешел черту окончательно.

— Эта малютка — просто вещь, малыш! — Соло, возбужденно блестя глазами, панибратски похлопал по плечу стоящего рядом подростка. Люк улыбнулся, медленно повернувшись к осекшемуся Хану. Тонкие пальцы уверенно сжали кадык застывшего курсанта, ленивым, отточенным движением. Чубакка взревел, и невидимая удавка тут же заставила вуки встать на цыпочки.

— Курсант Соло, — все отвратительное настроение Люка как рукой сняло. Хан осторожно сглотнул, уставясь в янтарные глаза ласково улыбающегося подростка. — Я смотрю, дисциплина у вас хромает. Это нехорошо… Я, конечно, понимаю… Тяжелое детство на улице, отсутствие приличного воспитания и достойных примеров для подражания… Я все понимаю, — пальцы немного сжались, заставив кореллианца проникнуться серьезностью ситуации. — Но! Вы теперь являетесь частью флота. Вы станете офицером… в будущем. На вас будут равняться, вашими подвигами будут восторгаться поколения курсантов, мечтающих пойти по вашим стопам. Так вот… Соло. Если вы хотите, чтобы это славное будущее наступило, никогда не забывайте о субординации и принятых в военной среде нормах поведения. Вам понятно? Курсант Соло?

Пальцы исчезли, дав возможность сглотнуть и просипеть севшим голосом:

— Да, Ваше императорское высочество!

— Замечательно, — кивнул Люк, отворачиваясь от судорожно сглатывающего парня и переводя внимание на вытянувшегося во весь рост вуки.

— Чубакка… Раз вы решили пойти на службу во флот, то я не могу не помочь этой мечте осуществиться. Вы пройдете экзамен на соответствие должности второго пилота и навигатора и по результатам будете зачислены. Согласны?

Вуки коротко рыкнул. Люк шевельнул пальцами, отворачиваясь.

— Замечательно. Через два часа и продемонстрируете свои умения.

Подросток развернулся и вышел, оставив Соло и Чубакку молча переглядываться. Вуки только открыл рот, собираясь что-то сказать, как Хан замахал руками:

— Молчи. Ради всех богов, молчи!

Чубакка тоскливо вздохнул, издав печальный рык. В помещение заглянул подтянутый офицер с планками полковника. Он оглядел настороженно уставившуюся на него парочку ласковым взглядом и растянул губы в довольной улыбке.

— И кто тут желает стать частью великого имперского флота? — приторным голосом пропел офицер, в упор глядя на прижавшегося к стене вуки. — Вы?

Чубакка кивнул, с лица мужчины исчезла всякая приветливость, глаза прожигали, как два турболазера.

— Тогда живо пошел сдавать экзамен! — гаркнул полковник так, что и Соло, и Чубакка подпрыгнули. Хан тут же попытался сделать ноги, но у него ничего не вышло.

— Стоять! — рявкнул офицер. — Следом будет экзамен на взаимодействие!

Хан тихо выругался, на что ему очень многообещающе улыбнулись.

— Неуставные выражения? — оскалился, словно голодный ранкор, мужчина. — Это хорошо… Тогда проверим ваше знание Устава!

Хан застонал, глаза полковника вспыхнули маньячным огнем.

— Вы чем-то недовольны, курсант?

— Никак нет, сэр! — рявкнул, вытягиваясь по всем правилам, Соло. Полковник скептически хмыкнул:

— Посмотрим… посмотрим… Вперед, шагом марш!

— Слушаюсь, сэр!

— То-то же, — удовлетворенно проворчал полковник. — За мной. К ратным подвигам.

***
То, что Куат постоянно преподносит ему какие-то неожиданности, Люк понял, когда, возвращаясь от инженеров после напряженного обсуждения разрабатываемой на верфях канонерки, встретил того, кого по идее здесь не должно было быть. Вернее ту.

Женщина стояла у обзорного окна, делая вид, что лениво поглядывает на планету, но Люк отлично видел, что красавица на самом деле рассматривает окружающих в отражении на стекле. Подросток прищурился, вороша память, после чего понимающе хмыкнул.

Мэвис Бек никогда не расслабляется.

Интересно, что ей надо? Быстрый взгляд по сторонам выявил слева и справа охранников женщины, они были профессионально равнодушны, еще пара поглядывала на двери. Ясно. Кто-то из клана Бек проводит переговоры, а госпожа Мэвис присутствует в качестве декорации, но на самом деле собирает информацию. Еще бы! С ее внешними данными и наивным взглядом — самое оно в разведке работать. Девяносто девять процентов мужчин при виде утонченной красавицы тут же начинают пускать слюни, ведь мозг отключается, переставая контролировать тело.

Именно поэтому все переговоры с Императором всегда проводит только она, хотя главой клана является ее отец. Палпатин был ценителем прекрасного, так что всегда относился к высказываемым ею предельно вежливо просьбам и предложениям чуточку благосклоннее, ведь госпоже Бек было чем поразить даже искушенного ценителя.

Спина женщины немного напряглась, на долю секунды — Мэвис увидела его и узнала, память у красавицы была идеальной. Люк замер, спокойно рассматривая женщину, не обращая внимания на обходящих его по широкой дуге служащих верфей, стоящего за спиной Кейна, зыркающего по сторонам в поисках гипотетической опасности… Неожиданно он понимающе улыбнулся, плавно делая шаг вперед.

***
Мэвис наблюдала за суетой, следя за происходящим в отражении на стекле огромного обзорного окна. Вид открывался потрясающий: зеленая планета с голубыми вкраплениями, часть огромного кольца доков, виднеющаяся вдали, снующие туда-сюда шаттлы, челноки и корабли всех мастей и размеров. Женщину одолевала скука: переговоры, касающиеся заказа яхты, прошли успешно, сейчас ее брат утрясал технические детали, а Мэвис решила выйти, не желая забивать голову ненужными ей подробностями.

Женщине было скучно. В последние полгода она полностью погрузилась в просчитывание вариантов последствий очень опасной сделки, не отвлекаясь на разные мелочи, и теперь хотела только одного — расслабиться. Поездка на Куат помогла сбросить нервное напряжение, ведь всеми делами занимался Зинат, но полноценным отдыхом это не было. Хотелось мужчину. Страстного… и не мечтающего о продолжении банкета. Случайная связь без последствий. Она уже даже начала рассматривать окружающих с прицелом на знакомство, заканчивающееся в постели, но на глаза все не попадался тот, кто заставил бы обратить на себя внимание.

Неожиданно толпа словно разделилась, обтекая рослую мощную фигуру в броне. Клон. И… еще кто-то? Спину словно огладили чужим взглядом, Мэвис скосила глаза и замерла. На нее смотрел светловолосый подросток в простой черной одежде. Наследник… Теперь понятно, почему их так трясли при прилете на верфи. Люцифер стоял, рассматривая ее с равнодушным видом, пока Мэвис вздыхала про себя.

Наследник Императора… В последний год все особы женского пола, так или иначе появляющиеся при дворе, как с ума посходили. Наличие холостого представителя императорской семьи будоражило сознание и заставляло изобретать всевозможные способы обратить на себя внимание. Придворные давно поняли, что Император так и останется убежденным холостяком, ведь наследник есть, так зачем надевать себе на шею ярмо в виде супруги? В фаворитки тоже не пролезешь, продолжали бесплодные попытки только самые упертые, непонятно на что надеющиеся. К Вейдеру лезть просто-напросто опасались, уж слишком репутация у него была неоднозначной. А тут подросток, которым, чисто теоретически, можно будет крутить, используя данные женщинам самой природой или трудами хирургов возможности.

Тем более возраст… Подростковые бунты, гормоны и просыпающаяся чувственность. Та, что сумеет пролезть в постель к парню, получит доступ к такой власти и влиянию… Головы кружились от перспектив.

В отличие от остальных, Мэвис так не думала. Будучи аналитиком, женщина привыкла с детства проверять и перепроверять информацию, ее учили на совесть, с того момента, как в пять лет обнаружили, что девочка задает слишком интересные вопросы. Кроме того, Мэвис часто встречалась с одаренными, и ей хватило одного-единственного раза, когда она наивно решила, что сможет завлечь мужчину своими прелестями. Тот позор, а по-другому назвать это женщина не могла, будучи честной сама с собой, Мэвис запомнила на всю жизнь. Намертво.

Ей было шестнадцать, слишком умная и самоуверенная… Бывший джедай размазал ее по полу кабинета, ласково улыбаясь и озвучивая все, что Мэвис думала: все ее наивные потуги переиграть того, кто может чувствовать ее намерения, улавливать мысли и свободно читать язык тела.

С тех пор Мэвис таких ошибок не совершала, а преподавшему ей жестокий урок инквизитору послала великолепный подарок. Она умела быть благодарной, особенно тому, кто помог ей сохранить голову на шее. Вскрывшаяся информация о том, что тихий и мирный канцлер, превратившийся в сильного и жестокого Императора, тоже имеет дар, заставила ее пересмотреть все свои стратегии в отношении Палпатина.

Она долго размышляла, долго наблюдала… И когда пришло время деловой встречи, была готова. Предельная честность, никакого расхождения слов и мыслей. Доброжелательность, восхищение и никаких нехороших намерений. В дело шло все, в том числе и то, что Палпатин был любителем оперы. Занятия со специалистами поставили ей голос, лучшие модельеры создавали для нее шедевры, давая возможность показать товар лицом: какой мужчина откажется посмотреть на красивую женщину? Особенно если она сама охотно демонстрирует свои достоинства, не переходя, впрочем, границ?

Мэвис никогда не допускала и тени мысли пролезть в фаворитки. Она блистала красотой, отыгрывая представление, а Палпатин, пусть он и являлся Лордом Ситхов, представления оценивал так, как они того заслуживали.

Когда двору представили Наследника — милого малыша, грозящего вырасти в красивого юношу — Мэвис вновь принялась собирать информацию. Она резонно предположила, что Император не пустит воспитание ребенка на самотек, кроме того, все источники недвусмысленно заявляли, что ни один ситх не назначит наследником того, кто не имеет дара. Ее предположения подтвердились.

Мальчик был чрезвычайно похож на своего деда, и с течением времени это сходство все усиливалось. Поэтому наивные мечты придворных дур заиметь влияние на Люцифера, прыгнув к нему в постель, у нее ничего, кроме смеха, не вызывали.

О, она была бы не против поделиться с парнем опытом, так сказать, но… он — одаренный, и этим все сказано.

— Ваше императорское высочество… — женщина привычно брала себя в руки, собираясь, как перед аудиенцией у его деда. — Неожиданно встретить вас здесь.

Подросток улыбнулся, слегка прикрыв глаза от удовольствия:

— Госпожа Бек… слушать вас — наслаждение. Скажите, вы не задумывались над карьерой в Опере? Вы были бы украшением любого представления.

— Увы, — Мэвис прикоснулась рукой к декольте, — я не имею необходимого актерского таланта.

Парень окинул женщину очень внимательным взглядом, Мэвис даже показалось, что ее пронизало чем-то невидимым, словно сквозняком.

— Какая жалость, — вздохнул Люцифер. — Госпожа Бек…

Парень кивнул и шагнул прочь. Неожиданно он резко остановился и повернулся к Мэвис, не удержавшейся от кое-каких мыслей. Подросток повторно кивнул, взглянул на нее в упор и удалился.

Женщина замерла. Если она правильно все поняла, то…

— Мэв? — закончивший обсуждение Зинат тронул погрузившуюся в размышления сестру за плечо. — Все в порядке?

— Все просто великолепно, — ослепительно улыбнулась ему женщина. — Великолепно.

— Пора лететь.

— Возвращайся сам, у меня есть неотложное дело. Я прилечу позже.

— Ты уверена? — мужчина внимательно рассматривал находящуюся чуть ли не в состоянии эйфории сестру.

— Да. Такой шанс — это даже не один на миллион. Второго не представится. Лети домой. Все будет в порядке.

— Хорошо.

Зинат ушел, а Мэвис закрыла глаза, сжимая кулаки. Чистый сабакк. И пусть она никогда и никому не сможет об этом рассказать, но она-то будет об этом знать…

Женщина тихо рассмеялась, направляясь в расположенную на верфях гостиницу для особых клиентов. Она должна быть во всеоружии.

Мэвис не спешила, приводя себя в идеальное состояние. Женщина не думала, что ее навестят через пять минут после того, как на ее нескромные мысли почему-то ответили согласием. Понятно, что эта встреча — единственная, так что у нее есть только один шанс и упускать его она не собирается. Мэвис осмотрела себя, поправила небрежно, но очень продуманно собранные в тяжелый узел на затылке волосы, держащиеся на одной тонкой шпильке, больше похожей на стилет.

Мэвис видела такие в прическе сестры Люцифера и, как и все, восхищалась тончайшей работой. Весь двор знал, что Наследник создает ювелирные украшения, и весь двор и все, кто были в курсе, завидовали тем, кому перепадали эти шедевры. Вот и Бек не удержалась и заказала у ювелира примерную копию шпильки, как и многие другие модницы.

— Замечательно, — пропела Мэвис, распахивая гардероб. Десять платьев. Какое выбрать? Откровенное или не очень? Женщина провела рукой, делая сложный выбор. Это. Скромное, полностью закрытое. С потайной застежкой. Самое оно. А еще это платье не предполагало нижнего белья. Изящные туфли довершили наряд. Мэвис еще раз довольно посмотрела на свое отражение и захлопнула дверцу шкафа.

— Бесподобно.

Мэвис вздрогнула, оборачиваясь. Люцифер стоял так, что не отражался в зеркале, прислонясь к стене.

— Как?..

— Просто, — пожал плечами парень, слегка улыбаясь. — Ваши планы не изменились, госпожа Бек?

— Нет, милорд, — кокетливо посмотрела из-под длинных ресниц женщина. Подросток чуть прищурил глаза:

— Вижу. Знаете, госпожа Бек, один мужчина как-то сказал, что женщина — это подарок, который упаковывает сам себя.* Я склонен согласиться с этим высказыванием.

— Остроумно, — улыбнулась Мэвис, сделав шаг вперед. Платье облегало изумительную фигуру, вроде свободно, но в то же время подчеркивая изгибы. Люк прищурился, неожиданно отлип от стены и принялся плавно обходить женщину по кругу. Мэвис с гордой улыбкой следила из-под полуопущенных ресниц за парнем, двигавшимся словно вальяжный хищник.

— Нексу? Хорошее сравнение, — прошептал Люцифер ей на ухо, пальцы осторожно коснулись ее шеи, провели по спине. Парень хмыкнул. — Остроумно! — и дернул застежку. Платье упало на пол, показывая тело Мэвис во всей ее совершенной красоте. Шпилька, выдернутая из прически, вонзилась в картину на стене. - Ну, а раз я нексу… — он одним движением вскинул женщину на руки, направляясь в спальню, — то вы побудете добычей, которую несут в логово.

— Согласна, — прошептала Мэвис. — Только если меня не съедят.

— Как можно? — изумился Люк, аккуратно поставив ее на ковер перед кроватью и снимая с себя рубашку. — Добыча — понятие растяжимое. Некоторую есть — просто кощунство.

Мэвис, не стесняясь, смотрела на раздевающегося парня, раскинувшись на простынях. Красивый. Тело хорошо развито, весь жилистый, словно вместо мышц — стальные тросы, очень сильный… Ее он поднял с легкостью, не напрягаясь. А еще женщина чувствовала, что воздух вокруг него просто гудит от напряжения.

— Знаете, госпожа Мэвис, — тихо произнес Люк, ложась рядом, — мой Учитель научил меня многому. В том числе и тому, что надо делать, оказавшись в постели с красивой женщиной… До сегодняшнего дня это были лишь теоретические знания, но, думаю, пришла пора нарабатывать практику.

Он осторожно коснулся ее груди, провел по животу пальцами… Неожиданно Мэвис отметила, что глаза парня начали менять цвет, наливаясь янтарем, но голос был твердым, Люк держал себя в руках, несмотря на очевидное возбуждение.

— С удовольствием вам помогу в этом ответственном деле, — хихикнула женщина, вздрагивая: она всегда боялась щекотки.

— Не сомневаюсь, — оскалился парень, прижимая ее к себе. Ладони заскользили по телу, а затем… Мэвис потрясенно распахнула глаза, когда всю ее словно окутало нечто невидимое, но теплое.

— Что это? — только и смогла выдохнуть женщина, выгибаясь под ласками. Люк ласково куснул ее за бок, прошептав:

— Сила. Должен же я произвести впечатление!

Дальнейшее слилось для Мэвис в сплошное безумие. Она хотела страстного мужчину? Она его получила. Может поначалу парню не хватало опыта, так что? Как заявил самокритично Люк в перерыве между раундами: «Я быстро учусь и вообще очень старательный!».

У Мэвис не было сил даже рассмеяться — Люциферу удалось произвести на нее впечатление. Проснулась она поздно, в гордом одиночестве. С трудом покинув развороченную постель, женщина повалялась в ванной, окончательно скидывая с себя сонную одурь и навалившуюся лень, после чего накинула халат, направляясь в гостиную, где уже сервировали стол к завтраку.

Неторопливо насыщаясь, Мэвис прокручивала в голове события вечера и ночи, скользя рассеянным взглядом по сторонам. Внимание привлекла шпилька, так и торчащая в картине. Что-то показалось неправильным, женщина моргнула, присматриваясь, встала и подошла ближе.

Шпилек было две. Мэвис, не веря своим глазам, выдернула вторую, рассматривая. Длинная, представляющая собой веточку яблони. На верхушке три листочка и цветок, чуть ниже, возле еще одного искусно выполненного листка — маленькое яблочко. Присмотревшись, Мэвис обнаружила надпись: «Запретный плод сладок».

Женщина взвесила странно тяжелую шпильку в руке, после чего одним движением вогнала ее в стену, сделав в картине еще одну дырку. Острый конец вошел в изоляционный материал, как в масло.

— Очень впечатляюще… — прошептала Мэвис, вытаскивая аксессуар. Кто создал этот шедевр ювелирного искусства, ей было понятно. Так же как и намек… Эта встреча первая и последняя. И болтать о ней женщина не будет, разве что на смертном одре, и то не факт. Она собрала волосы в узел, закрепляя его подарком. Бросила взгляд в зеркало. Красиво. И очень-очень щедро — такие дары цены не имеют.

Она улыбнулась и отправилась собираться. Через полчаса постучался охранник, доложивший, что все было спокойно и в гости к госпоже Бек никто не ломился. Одного взгляда на лицо мужчины хватило, чтобы понять: они ничего не видели и не слышали. Каким образом? Не ее дело. Значит, так тому и быть. Она не дура, все понимает. Поэтому ее и выбрали.

Мэвис бросила еще один взгляд на свое отражение, самодовольно улыбнулась и кивнула охране. Здесь ей больше делать нечего.

***
Люк сидел посреди каюты, прикрыв глаза. Висящий в воздухе сейбер разделился на две половины, детали разлетелись в стороны, фокусирующие кристаллы зависли один над другим. Мгновение — и вся конструкция вновь собралась в единое целое. Щелкнули пазы, парень встал, подхватывая меч. Он медленно вращал его, разрабатывая кисти: удовольствие и воспоминания о великолепном первом в этой жизни сексуальном опыте — это, конечно, хорошо, но и об остальном забывать тоже не следует.

— Учитель, — Люк благодарно поклонился призраку, наблюдающему за учеником, — ваши советы воистину бесценны.

— Я вижу, — хмыкнул Акаади, понимающим взглядом окинув довольное лицо парня. — Рад, что пригодились.

— Даже очень, — покивал подросток. — Да и вообще эмпатия очень упрощает взаимопонимание.

— Это да, — кивнул забрак. — Жаль, что эта сторона существования для меня теперь недоступна. Стать призраком легко… Но вот что дальше?

— А вы не хотели это изменить? — полюбопытствовал Люк, садясь за стол и наблюдая, как Белена подает перекус. Женщина отказалась покидать корабль, решив сопровождать Люка до Корусканта.

— Это не так просто, — лицо призрака закаменело. — Сила дает многое… Но и налагает некоторые ограничения. Можно уйти в Силу, как предпочитают джедаи, но я не хочу терять индивидуальность. Не хочу терять память… Опыт, в конце концов.

— Пойти путем Андедду?

— И сильно он ему помог? — саркастично фыркнул призрак. — Темная сторона… коварна. Вселиться в клона и жить в стремительно дряхлеющем, разрушающемся теле?

— Есть еще один вариант, — Люк небрежно повел рукой, запирая двери. Эти сведения не стоит никому знать. — Осознанное перерождение. Тяжело. Возможна кратковременная потеря памяти. Но оно возможно… По себе знаю.

Призрак стремительно шагнул вперед, наклоняясь. Алые глаза впились в безмятежное лицо парня.

— Ты помнишь…

— Да, Учитель, — предельно серьезно ответил Люк. — Не все… Обстоятельства моего рождения вам прекрасно известны… — Акаади кивнул, — и это… Это повредило мою память. Но не всю.

— Почему ты говоришь об этом сейчас? — прошептал ситх, продолжая сканировать взглядом лицо ученика. — О таком молчат. Отцу и деду ты не говорил.

— И не скажу. Им не стоит этого знать.

— Так почему? — продолжил допытываться Акаади.

— Плата, — лаконично ответил Люк. — Похищение было крайне своевременным. Иначе… Бен тогда бы не рассусоливал. И участь моя была бы предопределена.

— Путь джедая.

— Да, — кивнул Люк. — Я прошел бы этот путь с огнем и мечом. Ситхи бы обзавидовались… Вот только этот путь принес бы больше горя и потерь, чем откровенное следование Тьме. Я ведь говорил вам про вонгов… — Акаади кивнул. — Так вот. Я как-то задал вопрос Трауну… Они существуют. Доминация чиссов частенько с ними сталкивается. И они действительно так отвратительны, как я видел. К сожалению, у Республики не было шансов. Но он есть у Империи. И воевать с ними предстоит мне.

— Ты… — прищурился забрак. Люк неожиданно прикрыл глаза.

— Что-то назревает. Я пересматриваю архивы джедаев в поисках того, кто прячется за Джереком. Я знаю, что он есть. Я знаю, что он силен… Но джедаев много, а точного портрета у меня нет. Мужчина. Мастер или магистр. Я просматриваю все данные. Нельзя отбрасывать кого-то просто потому, что в архивных материалах он изображен слабаком.

— Мало ли кто эти данные заносил, — улыбнулся призрак. — Сам знаю.

— Именно. Поэтому этот процесс не быстрый. А еще есть кто-то, кто представляет собой угрозу в очень отдаленном будущем. Он сильный… и Темный. Но мы отвлеклись. Осознанное перерождение. Знаете, в чем основная проблема — что ситхов, что джедаев? Не вселиться в тело, а закрепиться в нем.

— Владыка Рагнос любит путешествовать по галактике, — заходил по помещению забрак. — Говорят, вселяется в кого-то и путешествует. Развлекается так.

— Именно. Почему один подходит для этого, остальные — нет?

— И?

— Смотрите, Учитель, — Люк показал на стаканы, стоящие на столе. Ударил ложечкой по полному, потом по пустому. По каюте разнесся звон разной тональности. — Тело с душой… Тело без души. А теперь так… — он перелил сок в пустой стакан и снова ударил ложечкой. Звук был почти идентичен тому, что исходил от ранее полного сосуда. - Энергия. Вибрации. Если они войдут в резонанс…

— Перерождение… — зачарованно прошептал призрак.

— Да. Я знаю технику становления призраком. Это прекрасно, значит, потеря тела не станет для меня критичной. Однако я не собираюсь на этом останавливаться.

— Это… — призрак стремительно зашагал из стороны в сторону, пытаясь справиться с волнением. — Нормальная, гарантированная жизнь. Не краткое существование в теле клона. Император знает?

— Конечно, — пожал плечами Люк. - Он ученик Дарта Плэгаса, а того недаром называли Мудрым. Муун работал над бессмертием. Дед говорил, что сам едва не погиб, пока отправлял учителя в Поля вечной охоты. Необычайно живучий был… Даже удары сейбера заживлял практически мгновенно. Бешеная регенерация.

— Но это его не спасло, — хмыкнул Акаади.

— Нет, но с тех пор дед работает над переселением из тела в тело.

— Ясно… Что ж, — Акаади уставился на ученика. — Исцелением ты владеешь. Медленно, но оно работает. Память о перерождении есть. Когда знаешь, что что-то возможно… Ты помнишь процесс?

— Смутно и не до конца, но помню.

— Отлично. Считай, подопытный у тебя есть.

— Прекрасно, — улыбнулся Люк. — На это уйдут годы.

— Так что? — рассмеялся Акаади. — Мне спешить некуда.


*это сказал Ж.П. Бельмондо.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
darketo31
сообщение 16 Февраль 2017, 22:26
Сообщение #105



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 101
Регистрация: 2 Декабрь 2014
Из: Одесса
Пользователь №: 9519
Раса: человек



Глава 50. Песнь песней.


Марек привычно включил автопилот, позволяя себе расслабиться. Сидящий в кресле второго пилота Калеб, падаван магистра, следил за приборами. Мужчина довольно кивнул, встал, с наслаждением потянулся и отправился проведать очередное поступление в Орден, попутно размышляя над тем, что Люцифер нашел за последние несколько месяцев больше прячущихся джедаев, чем Марек с Восом за три года.

То ли беглецы уже дошли до ручки, то ли Сила так изощренно шутила, то ли Люцифер действовал на джедаев, как магнит на железные опилки. Вот и в этот раз он везет в качестве пополнения сразу троих: молодую женщину и ее детей. Мальчишкам пять и четыре года, их матери — двадцать два. Совсем соплячка.

Марек осторожно приоткрыл дверь каюты, заглянув внутрь: Риана спала, обнимая детей, закутанных в одеяло, как в кокон. Жизнь на Кашиике достаточно тяжела, особенно для двух падаванов, оказавшихся брошенными на произвол судьбы после гибели опекавшего их мастера. Они выживали как умели, держась друг за друга, потом и дети пошли… А год назад Лион погиб, и жизнь для Рианы стала неимоверно тяжелой. Она выбивалась из сил, впав в отчаяние, закономерно потеряла осторожность, и вот результат: дети решили поглазеть на что-то странное и необычное, происходящее в лесу, попались на глаза Люциферу… И теперь вся семья возвращается в лоно цивилизации. Мелкотню Наследник подлечил, как и не имеющую сил сопротивляться женщину, но Риану все равно трясло при одном воспоминании о подростке.

Она, конечно, слабовата, но не в привычках Марека хоть кем-то пренебрегать. Они не зажравшиеся джедаи, которые могли себе позволить перебирать потенциальных падаванов. У них все делом заняты. Особенно теперь, когда есть Корвин, обучающий работе с растениями и не только. И есть его внуки — основа Медицинского корпуса. Налли уже сейчас такие результаты показывает… впечатляет. А если учесть, что Наследник обещал лично ее учить основам, то перспективы вырисовываются радужные.

Мужчина тихонько прикрыл дверь, опасаясь разбудить спящих, и прошел в свою каюту. Орден имперских рыцарей пока что был маленьким, но если прирост учеников и не только будет идти такими темпами, все станет просто замечательно. Ведь у них есть не только кого учить, у них есть те, кто будет учить. И не только чему-то одному… Контингент подбирался соответствующий: все они были битыми жизнью, сделавшими определенные выводы… Один Хетт чего стоит!

Не сойти с ума, не сломаться… это достойно уважения. Почти тускен был жестким и требовательным учителем, обладающим огромным запасом знаний, что не могло не радовать. И как и все они, Хетт понимал, что Свет — Светом, но многое надо пересматривать. Тот же запрет на создание семьи и вообще отношения… У них появилась возможность, и все они используют ее по максимуму. И не только они — с Шаак Ти Марек с Восом уже успели весьма продуктивно пообщаться. Женщина тоже нашла свой путь, как и другие беглецы. Так что… повезло этим детишкам.

Магистр Ордена имперских рыцарей закрыл глаза, погружаясь в сон. Скоро они будут дома.

***
Карида встретила Люка привычным шумом и океаном внимания. Подросток был доволен: последняя остановка перед отлетом на Корускант. Еще немного — и он вновь вернется в наполненный Силой Императора дворец. Можно будет заняться своим здоровьем вплотную, от этого зависит его жизнь. Он уже подлечил себя, и очень неплохо, но до окончательного выздоровления далеко.

Впрочем, на повестке дня не только это, есть еще и архивы. Во дворце, что у деда, что у отца, их просмотреть будет легче. Кроме того, можно будет посоветоваться с Мареком и Восом, вдруг чего подскажут. Арманд уже рассказывал, что спектакль с опалой привел к великолепным последствиям: мало того, что удалось поймать за руку Ксизора, так еще и появились сведения сразу о нескольких заговорах. И не только это…

Иссарды землю рыли, раскапывая компромат и прочее. Арманд собрал неплохую коллекцию из взяток, преподнесенных идущими на сближение недовольными императорской властью моффами и прочими чиновниками. К Исанне тоже искали подходы, но пока что осторожничали.

А еще стало известно, что Альянс все-таки образовался. Конечно, в его тесных рядах не было Мотмы и Бейла, но зато там стопроцентно присутствовал так и не обнаруженный до сих пор Гарм, и не только он. А ведь вроде все было сделано, чтобы эта идея умерла в младенчестве.

Так что Вейдер сейчас отрывался вовсю благодаря наводкам разведчиков. Что самое смешное и настораживающее — некоторые канонные события, о которых смутно помнил Люк, повторились. База на Хоте, сведения о которой вытянул из памяти подросток, действительно существовала. Ситх, решив проверить слова неуверенно разводившего руками сына, был неприятно удивлен. Прячущиеся там то ли мятежники, то ли наемники поспешили удрать, но у них ничего не получилось: Вейдер подходил к планируемым им операциям крайне ответственно. Блокаду установили по всем правилам, заградители работали на пределе своих мощностей, разрушители усеивали орбиту, от истребителей не продохнуть.

Завязался бой, в котором эскадра ситха одержала победу с разгромным счетом, а вот потом, когда пошли допросы и обследования баз, начались неожиданности. Постройки были достаточно старыми — лет семь, не меньше. И это настораживало. Слишком тихо повстанцы сидели на этой насквозь промерзшей кочке.

Так что краткий визит на Кариду для поднятия боевого духа курсантов — и Люк вернется домой, прихватив с собой Фела, Соло и Спирса. Фел отправится в Черную эскадрилью, а Хан с Мако — к Люку. За кореллианцем надо приглядывать и нагружать заданиями, чтоб без дела не болтался и в голову дурные мысли не лезли. А то потянет на подвиги…

Впереди обозначилось присутствие светлого одаренного, и Люк расплылся в улыбке:

— Приветствую, генерал.

Рам Кота резко поклонился, как и стоящая рядом женщина.

— Полковник, вы, как всегда, очаровательны.

Лари кокетливо взмахнула ресницами, Кота добродушно хмыкнул.

— Добро пожаловать на Кариду, милорд. Как ваше путешествие? Вид у вас… не очень.

— Это я сегодня еще хорошо выгляжу, — плоско пошутил Люк. — Очередное покушение, на этот раз удачное.

— То есть? — остро взглянул бывший джедай, наливая в чашку каф. — Если оно было удачным, то почему мы с вами разговариваем?

Лари подвинула вазочки со сладостями, с интересом разглядывая севшего напротив парня. Люк оглядел гостиную, пожал плечами:

— Все очень просто. Дважды — остановка сердца. Клиническая смерть. Скажу сразу, откачивать самого себя — занятие тяжелое, но благодарное. И опыт… Никакой теории, сплошная практика.

— М-да! — крякнул Кота и поскреб гладко выбритый подбородок, сверкнув кольцом. — Да уж… Расскажете?

— С удовольствием, — кивнул Люк. — Заодно подкину вам задачку для ума.

***
Джорус мрачно смотрел в окно, наблюдая, как колышутся ветви деревьев. Недовольство джедая растекалось по дому и саду, распугивая птиц и насекомых, наполняя атмосферу тяжестью.

Мастер, когда-то входивший в Совет, поражавший наставников потрясающей обучаемостью и не менее потрясающей эгоистичностью, размышлял над тем, что придется форсировать исполнение намеченного. Разработанный несколько лет назад план должен был вступить в действие гораздо позже — по прошествии еще нескольких лет.

Гибель Наследника была только первой вехой на длинном пути, медленно, но верно ведущим Джоруса к вожделенной вершине.

Власть. Вот о чем он мечтал с самого раннего детства, вот чего он добивался, и этого достойные представители Ордена так и не смогли вырвать из двадцатилетнего парня, ставшего джедаем взрослым, полностью сформировавшимся как личность. Он поразил друзей и врагов тем, что сумел достичь статуса рыцаря и мастера за пару лет. Настоящий гений! Он вошел в Совет, к его мнению прислушивались, у него были власть и влияние…

А еще Джорус имел превосходное чутье на таких, как он сам. Джедай быстро понял, что под маской вежливого и уступчивого сенатора прячутся могучий ум и бездна амбиций. Он не подозревал о том, что Палпатин является ситхом, но отлично видел, что этот неженка и ценитель прекрасного с легкостью пройдет по трупам, шагая к намеченной цели. И его не будет волновать кровь, попавшая на туфли.

Он уважал Палпатина, и тот относился к нему так же. А еще Джорус презирал всех, кто был ниже него по положению, считая равными лишь немногих, к примеру, магистров и мастеров, входивших в Совет. Впрочем, большинство магистров он тоже презирал. За то, что их все устраивает. За то, что они ничего не делают, чтобы вернуть Орден на причитающееся ему место. За то, что зная, каким на самом деле является Сенат, продолжают иметь с этим клоповником и рассадником заразы дело. За поразительное чистоплюйство. За то, что считают себя чистенькими, не подверженными мирскому, а сами готовы лишь поучать других, но не совершать реальных дел. За ханжество и отрицание своих желаний.

Джорус прекрасно знал о своих недостатках, но его это не волновало. Что с того, что он идет к цели, используя методы, от которых джедаи пришли бы в ужас, заклеймив его, как Падшего? Свет в нем все еще силен, и его белоснежное сияние не оскверняют уродливые пятна Тьмы.

Орден рассеян, его члены разобщены? Вот она, истинная картина, иллюстрирующая его мнение. Никакого единства, лишь жалобы на судьбу и оплакивание того, чего уже не вернуть. Эти слабаки заслужили свою участь: быть растоптанными сапогами ситха, которого даже мудрый Йода и целый корпус провидцев у себя под носом не увидели. Значит, сами виноваты.

А для Джоруса это не помеха, лишь ступень, ведущая к могуществу. Он взойдет на вершину. Он воссоздаст Орден… Не то позорище, каким организация стала после Руусана, а могучую силу, с которой будут считаться. Его имя прославится в веках, его запомнят как того, кто вернул джедаям их величие.

И для этого необходимо убрать сидящего на троне ситха.

Да, сделать это трудно, но возможно… Но лишь глупцы и фанатики, вроде покойного Йоды, могли считать, что убийство ситхов решит все вопросы. Чушь! Это означает прорву проблем! Гражданская война. Раскол. Тут же вылезут алчные сенаторы, считающие себя демократами, но действующие похуже любых тиранов. Найдутся претенденты на трон. Разные идиоты постараются воссоздать Республику… Дурачье. Восстанет придавленный СИБ криминал. Продолжать перечисление бед, только и ждущих удобного момента, чтобы показаться на глаза, можно долго.

И ему эти проблемы не нужны. Ему нужна стабильная власть.

Покушение на Люцифера не было самоцелью. Гибель Наследника, так тщательно просчитанная, должна была стать только первым шагом. Тем камешком, который столкнет с места лавину. Цепь событий была распланирована так, чтобы дать возможность подхватить корону, выпавшую из ослабевших рук Палпатина. Они все должны были погибнуть: сначала Люцифер, потом Вейдер и только потом Сидиус. Принцесса остается в живых… Носительница императорской крови, пропуск на вершину. Брак открыл бы перед ним все двери… Или с ним самим, правда, придется как следует побеседовать с девушкой, убеждая в принятии правильного решения, или с тщательно подготовленной марионеткой, которая будет прекрасно слушаться и подчиняться своему наставнику. Стать силой за троном. Такой вариант тоже хорош… на первое время. А там… трагическая случайность — и он, поддерживающий убитую горем вдову… Можно стать регентом, главное, чтоб ребенок был. А это годы власти… пусть и временной. Глядишь, временное станет постоянным.

Вариантов много, Джорус их тщательно обдумал, не ставя все только на один-единственный план. Йода с Кеноби попытались… И что? Закономерный результат.

Сколько трудов было вложено! Сколько средств! Какие интриги закручены… Джорус не брезговал никем, находя полезных разумных в самых разных местах. Даже в очень неожиданных… И пусть они считали, что используют его, на самом деле он использовал их. Как, к примеру, отыгравшую свою роль ши'идо.

Гениальная задумка… окончившаяся провалом. А все только потому, что спрятанная в безопасном месте настоящая Кассия окочурилась, так как гроза разрушила защитный периметр дома, где была спрятана медицинская капсула, и перегрузила систему.

Так не вовремя начавшийся период электромагнитных бурь. Он проходил с периодичностью в шесть-семь лет, с момента, когда отгремели прошлые грозы, прошло только три. Ничто не предвещало… Он ничего такого не предвидел! И даже не предполагал, хотя отменно укрепил дом. Защитный полог должен был выдержать, строитель уверял, что дом построен с учетом попадания в эпицентр бури, вот только никто не мог сказать, что эта самая буря будет возвращаться раз за разом, словно ее в то место на веревке тянули.

Перебой с энергией — и Кассия, которой из-за этого капсула ввела превышающую все нормы дозу специфических препаратов, умерла. А она должна была дожить до момента расследования гибели Наследника. Фальшивая Кассия, сразу после отравления парня, должна была спрятаться, приняв другой облик. Несколько часов, максимум сутки — и она бы исчезла, а труп настоящей девушки СИБ рано или поздно, но обнаружила бы. И улики, заботливо оставленные специалистами, должны были привести следователей к давно подготовленному Джорусом заговору вполне определенных лиц.

Ну, а фальшивка, подчиняющаяся вбитой в подкорку программе, вскоре покончила бы с собой. Жаль, конечно, избавляться от такого инструмента, но иначе никак. А потом… целая цепь непрямых воздействий — и лет через пять максимум…

Но парень выжил, хотя джедай так и не смог понять, каким образом. Все испытания свидетельствовали, что от яда нет спасения. Подопытный умер, успев повеселить напоследок, однако Люцифера откачали. Как именно… кто именно… узнать не удалось. И пусть шпионы докладывают, что парень еле жив, это ничего не значит. Он не мертв, вот что главное.

А теперь еще и предупрежден… И второй раз провернуть тот же трюк не получится. Следовательно, надо форсировать исполнение резервных планов, а это означает, что многое придется скорректировать… Впрочем, есть и приятные моменты.

Альянс за восстановление Республики все-таки создан. И все благодаря заблаговременно вытащенному практически с плахи палача Гарму. Кореллианец совсем распоясался, все больше прибегая к откровенному терроризму. И это хорошо. Будет кем отвлечь ситхов. А там еще пару деятелей можно добавить, к примеру, того же Дасса. Тот еще фанатик. Кроме того, Джерек нашел двух Падших. Это вообще подарок судьбы! С ними, конечно, мороки много, но с паршивой банты и клок шерсти — прибыль. Так что…

Джорус вздохнул, унимая раздражение, и принялся размышлять над новыми планами и корректировкой старых.

***
Императорский дворец встретил привычной тьмой. Люк вздохнул, чувствуя, как его окутывает Темная сторона Силы, исходящая от Палпатина. Она просканировала его до последней молекулы, на миг окутала теплым коконом и вновь растеклась океаном.

Белена с гвардейцами направились в сектор, принадлежащий Люку, а парень тут же зашагал к кабинету Императора. Прежде всего надо показаться на глаза деду и дать отчет. Потом — все остальное.

Он шел по коридорам, не замечая острых взглядов придворных, начинающихся обсуждений, изредка слегка кивая в ответ на приветствия. Алые гвардейцы пристукнули об пол пиками, приветствуя, двери незамедлительно распахнулись. Палпатин поднял голову, отложив датапад с очередным отчетом. Люк кивнул Декланну, стоящему напротив стола, и плавно опустился на колени рядом с креслом Императора, прижавшись на миг лбом к скрытому мантией колену мужчины. Палпатин небрежно растрепал светлые вихры внука, приподняв его лицо за подбородок. Изучающий взгляд ледяных глаз прошелся по подростку, Сидиус на миг поджал губы. Прищурился…

— Что ты вынес из случившегося, дитя?

Люк поднял левую руку и пошевелил пальцами, между которыми тут же проскочила маленькая синяя молния.

— Я знаю, как создать Щит Молний.

— Неплохо, — одобрительно кивнул Император, вглядываясь в глаза внука. — Цепная?

— Да.

— Очень хорошо. Что еще?

Люк улыбнулся, распахивая перед ситхом свой разум, показывая, как оттаскивал от края самого себя.

Декланн, про которого словно забыли, стоял, жадно всматриваясь в разыгрывающуюся перед ним сцену. Кряжистый мужчина, чья кожа казалась еще чернее на фоне ослепительной белизны мундира, завистливо раздул на миг ноздри. Ниал был Одаренным, не очень сильным, но достаточно умелым. Он прошел обучение на Дромунд-Каасе, но Пророки так и не смогли его завербовать в свои ряды. Бывший пилот-истребитель, чья карьера, начавшаяся во времена Войн Клонов, пошла в гору после знакомства с тогда еще канцлером Палпатином, был предан ситху, предпочитая игнорировать дурной пример тех, кто считал себя умнее Императора. Или его потомков. Впрочем, это не мешало гранд-адмиралу иногда размышлять о том, каково это — обладать таким могуществом. Однако своими умениями мужчина был доволен. Пусть он не мог создать Молнию Силы, зато умел контролировать разум и обладал превосходным талантом к Боевой медитации. Он соединял подчиненные ему войска в единый организм и показывал отличные результаты, проводя боевые операции. Его потери были минимальны, а к службе никогда не высказывались претензии.

Сейчас Декланн смотрел и делал выводы. Его не обманула показная покорность подростка, мужчина видел суть происходящего: Наследник верен Императору и не помышляет о бунте или чем-то подобном. Знать бы еще, на какие темы они общаются… Впрочем, в эти тайны лучше не лезть. А главный вывод Ниал уже сделал: покушавшиеся на подростка вновь потерпели неудачу. Люцифер — достойный потомок сидящего на троне ситха.

Парень встал, окинув Декланна внимательным взглядом.

— Гранд-адмирал. Наслышан о ваших успехах.

— Благодарю, Ваше императорское высочество, — церемонно склонил кудрявую голову мужчина.

Люк вышел из кабинета, довольно улыбнувшись. Сейчас к себе, отдохнуть, а потом можно и Лею навестить. Интересно, они с Галеном успели поубивать друг друга или как?

Возможность уточнить этот момент представилась через два часа. Лея, размещенная в гостевых покоях, примыкающих к сектору Люка, примчалась навестить брата, и после того, как убедилась в его адекватности, сходу принялась жаловаться на настырного Галена. Люк слушал, кивал, что-то мычал, поддерживая разговор и стимулируя на дальнейшие излияния. Парень валялся в кресле, переваривая сытный домашний ужин, потягивал каф с синим молоком и наслаждался жизнью. Он дома, в безопасности, что еще надо? Еще минут через двадцать подтянулся и предмет обсуждения.

Гален плюхнулся в кресло, демонстративно игнорируя задравшую нос при его виде принцессу, а когда девушка попыталась возмутиться, нанес коварный удар.

— Я с тобой не разговариваю, — отрезал брюнет, принявшись рассказывать другу последние новости Корусканта. Лея ошарашенно замолчала. По губам Люка скользнула ироничная усмешка. Занятно, как бы Лея ни хорохорилась, как бы ни фыркала — Гален ей очень нравится. И тем, что не лебезит… И тем, что иногда лезет внаглую… И тем, что всегда готов прийти на помощь и утешить. Они будут хорошей парой, раз уже сейчас ведут себя, как супруги.

— Это еще почему? — отмерла девушка, заморозив наглеца взглядом. Гален скептически фыркнул:

— Она еще спрашивает! Знаешь, что учудило это бестолковое высочество? — Гален повернулся к подтянувшему к себе подносик с канапе Люку, молча налившему каф и устроившемуся поудобнее в ожидании душераздирающих подробностей. — Она попыталась изобразить из себя генератор электричества!

— И как? — живо поинтересовался Люк, закинув в рот очередное канапе. Лея разгневанно засопела.

— Как-как… Никак!

— А с чего вдруг она решила это сделать? — вкрадчиво спросил Люк, отмечая неожиданное смущение сестры и праведный гнев друга.

— По магазинам поперлась. Без охраны, — процедил Гален, с потрохами сдавая неудачницу.

— На Императорскую площадь?

— Нет. На средние уровни. Хорошо хоть мозгов хватило на нижние не лезть!

Люк смерил пытающуюся казаться невозмутимой сестру изумленным взглядом.

— С чего вдруг такая жажда приключений? Ну?

Лея злобно выругалась шепотом, прожигая мерзавца взглядом.

— Потому что хотела ему подарок сделать! — процедила девушка. — Вот и искала что-нибудь подходящее!

— А нашла приключения. На свою… голову! — рявкнул Гален. — Вот и огребла! Радуйся, что я тебя быстро нашел, и радуйся, что Император не в курсе!

— Скорее всего, в курсе, — мерзко ухмыльнулся Люк, откусывая кусочек микро-бутерброда. — Просто решил переложить на меня почетную обязанность вправить тебе несуществующий мозг. Пожалел.

— Меня? — сощурилась девушка. Парень серьезно кивнул.

— Тебя.

— А почему он это сделал? — слегка наклонила голову Лея. Как ни крути, но мозги у нее имелись, и понять, что такое милосердие ситху несвойственно, она могла. Значит, есть причина.

— Потому, милая сестра, — Люк отпил каф, довольно жмурясь, — что он не знает, как правильно тебя наказать. Можно сделать выговор — но это слишком мягко. А можно — как обычно. То есть… Молнии Силы или… скажем, боевой бич. Первое — может тебя искалечить. Молнии воздействуют не только на тело, но и энергетику. К этому надо привыкнуть, чтобы минимизировать ущерб. Ты с ними не сталкивалась… А второе… гхм… лечить тебя будут долго. Тоже не вариант. Так что наказывать буду я.

— Каким образом? — напряглась принцесса. Люк доел канапе и задумчиво уставился на подносик. Повторить?

— Просто. Первое. Я тебе высказываю порицание. Ясно?

— Ясно. А второе?

— Второе… Пока ты здесь, будешь везде ходить с Галеном. Ясно? Хочешь Молнии Силы? У тебя Марек для этого есть! А будешь возмущаться, — вкрадчивый голос наполнился злорадством, — будешь ходить в компании штурм-коммандос. Всего отряда и в полной боевой выкладке. Кстати, — Люк вопросительно посмотрел на Галена, — как они там?

— Отлично. Тренируются. Приняли пополнение.

— Кто?

— Ммм… Крикс Мадин. Полковник.

— И как?

— Ммм… — пожал плечами Гален, — у него хорошие аналитические способности.

— Да? — заинтересовался Люк. — Посмотрим.

Лея обиженно засопела. Скайуокер закатил глаза, подвинувшись. Девушка тут же приземлилась рядом, фыркнув в сторону Галена.

— Люк… Ну, Люк… — принялась канючить принцесса, — а может, не надо? А?

— Чего именно? — уточнил объевшийся парень, отодвигая чашку.

— Коммандос, — виновато посмотрела Лея. - С ними неинтересно.

— А лазить без охраны по Корусканту тебе интересно? — ядовито процедил Марек. — Ты вообще соображаешь, что натворила?

— Я искала подарок! — заорала девушка, раздраженно уставившись на брюнета. — Ясно тебе? Подарок! А теперь — забудь!

— Точно, — пробурчал Люк, прикрывая глаза: его явно разморило. — И стакан воды в старости не подашь.

В него тут же уперлись два возмущенных взгляда.

— Люк!

— И нечего так орать… — зевнул Скайуокер. — Так. Все — брысь, мое высочество почивать изволит. И еще… Будьте так любезны, к полудню — чтоб оба были готовы. Пойдем искать подарок.

— Люк, — девушка озадаченно тронула брата за плечо, — ты же говорил, что тебе подлечиться надо…

— Именно, — по губам подростка скользнула неприятная ухмылка. — Мало ли кого по дороге встретим…

К двенадцати и Гален, и Лея уже находились в гостиной. Люк нечитаемым взглядом окинул сестру, нарядившуюся в брючный костюм, накидку и сапожки, и вся компания отправилась развлекаться. К удивлению девушки, их никто не сопровождал: ни Тени, ни пресловутые коммандос, даже штурмовиков не было. Неприметный, но очень быстрый ситибайк доставил их на двести восьмидесятый уровень, на котором Гален отловил Лею, после чего они принялись шататься по улицам, разглядывая витрины, окружающих и болтая о всякой всячине.

На них косились: сразу трое подростков, чистеньких, добротно одетых. И невооруженных. Естественно, и Люк, и Гален были с сейберами, но под длинными накидками их было не разглядеть, а никакого другого оружия на виду не болталось. Люк задумчиво улыбался, Лея заглядывала во все магазинчики, попадающиеся на глаза, высматривая непонятно что.

Обида на Галена давно прошла, и теперь принцесса мучилась, пытаясь найти что-то, что привлечет ее внимание и заставит открыть кошелек. Первый самостоятельный поход по магазинам, так быстро закончившийся, вышел спонтанным. Лея неожиданно вспомнила, что скоро у Марека день рождения, всполошилась и срочно решила чем-то его поразить. Что сказать, это ей удалось. Галена она поразила. Парень всю дорогу бурчал, возмущаясь, они в очередной раз погрызлись. Зато теперь — красота. В компании брата и Галена ей ничего не страшно!

Девушка скептически скривилась, рассматривая лежащий на витрине магазина, пытающегося прикинуться антикварным, поеденный молью клинок. По крайней мере, пояснить появление ажурных дыр на лезвии другими причинами принцесса просто была не в состоянии. Фантазия пасовала.

— Что опять? — лениво вздохнул Люк, ощупывая пространство Силой. Сканирующая сеть раскинулась в пространстве, донося о том, что за их компанией наблюдают. Причем достаточно профессионально. Пять человек постоянно менялись, передавая их друг другу по эстафете, прямо на глаза не лезут, из виду не теряют.

Преследователи были профессионально отстраненными, для них этот процесс давно перестал быть охотой и азартным времяпровождением, превратившись в рутину. Явно матерые профессионалы… Кто именно, Люк сказать не мог. Похитители, зарабатывающие на выкупах, работорговцы, просто поставщики особой дичи всем нуждающимся… Вариантов много.

Единственное, что можно было отсечь сразу — личный интерес. Явно нет. Не маньяки, возжаждавшие развлечений… Но не факт, что эти профи не работают на таковых. Парни переглянулись, в голубых глазах Люка мелькнули и погасли первые золотые искры — вестники того, что Скайуокер почуял запах близящегося развлечения. Лея решительно пошла к двери: дырявый кинжал не оставил ее равнодушной, подростки направились за ней.

Люк совершенно не волновался, что за ними следят. И вызывать подмогу не спешил… Владыка Сидиус был очень заботливым дедом, отменно исполняющим долг учителя. То, что Люцифер практически постоянно был окружен охраной во дворце, еще не значило, что ему не устраивали тестов на выживание. Правда, раньше такие походы, в том числе и на Нижние ярусы, осуществлялись под присмотром Акаади. Но Призрак — это призрак, пусть и ситха. Тем более, вмешиваться ему было запрещено.

Люк не возражал. Это было познавательно, интересно, он знакомился с Корускантом изнутри, так сказать, и ни в чем себе не отказывал. Трофейная стенка пополнилась за эти годы еще тремя экспонатами… А уж сколько барахла в виде сувениров натащил хозяйственный мальчишка! Да и вспомнить было о чем…

Однако, что может себе позволить ситх, пусть и очень юный, то не может себе позволить принцесса. Девочку не учили выживать в самых разных условиях, хотя Джинн и другие наставники не тряслись над Леей, как над драгоценной вазой, ее обучали достаточно жестко.

Пока девушка рассматривала витрины, морща нос и лениво препираясь с продавцом, алчно поблескивающим глазками, Гален с Люком замерли у двери с отсутствующим видом. Лея тыкала пальцем во что-то непонятное, азартно переругиваясь с хозяином, наконец вещь засунули в футляр, за который потребовали доплатить. Лея рассчиталась, сунула покупку в свисающую с пояса сумку и направилась к ожидающим ее парням.

— Всё! — весело заявила принцесса. Люк пожал плечами:

— Прекрасно. Домой?

— Я проголодалась, — согласилась девушка. Гален кивнул:

— Отлично.

Вся компания неспешно пошла в обратную сторону, к оставленному на платной стоянке ситибайку. Наблюдающие все так же шли следом. Люк мурлыкал песенку, краем уха слушая Галена с Леей, обсуждающих увиденное в магазинах. Площадка приближалась, незваные сопровождающие стали проявлять признаки нетерпения. Парни переглянулись, Люк приподнял бровь, Гален согласно смежил веки.

— Лея, лети без нас, — Скайуокер заботливо посадил сестру в машину, ткнув пальцем в автопилот. — А мы еще походим… Вдруг что интересное увидим?

Принцесса молча пожала плечами, машина взмыла вверх, возносясь на самый верхний уровень. Подростки развернулись, прогулочным шагом направляясь в другую сторону. Люк принялся неторопливо натягивать перчатки, тщательно расправляя тонкую кожу, затягивая ремешки, Гален слегка коснулся незаметных под накидкой сейберов. Наблюдатели активизировались, когда парни свернули в грязноватую темную улочку.

***
Шарил окинул улочку цепким взглядом, досадуя, что нет возможности использовать напичканный электроникой шлем. Это не Нижние уровни, к сожалению, здесь на пятерку в броне будут коситься. Подойти не рискнут, но кому надо — доложат. Так что, гражданская одежда… Правда, был и плюс: получив очередной расчет, наемники топали по своим делам, обсуждая, как потратят вознаграждение, когда их внимание привлекла троица подростков. Одетых неброско, но добротно, два парня и девушка. Чистенькие. Сытые. Ухоженные… Особенно девушка — юная красотка.

Нур пригляделся и удивленно приподнял брови: одежка явно была сшита точно по меркам. Богатенькие детишки… Они шатались по улицам, заходили в магазинчики, лениво чесали языками… Чувствовалась в них легкая чуждость, это были жители Верхних уровней. И без оружия.

Бойцы молча переглянулись, решив проследить за компанией. Когда девушка улетела, а парни вернулись к прогулке, Нур решил, что это знак судьбы. Конечно, если бы красотка осталась, то было бы и проще, и веселее, но и так хорошо. Можно будет содрать выкуп с родни… А если заартачатся, продать любителям особых удовольствий: товар чистенький, стоить будет прилично!

Краткое обсуждение, стоит ли хватать так беспечно гуляющие денежки, закончилось однозначным вердиктом: конечно же, стоит! Тем более парни свернули в боковую улочку, исчезнув из виду. Нур кивнул, его товарищи нетерпеливо подтянулись, готовясь хватать и тащить… Улочка оказалась пустынной.

Нур нахмурился, завертев головой. Вдали виднелся тупик, выхода явно не было. Вошли куда-то? Но стены были высокими, а пара дверей — явно давным-давно не открывались, об этом свидетельствовали горы мусора. Бойцы прошлись из конца в конец, но парней и след простыл. Неожиданно стоящий дальше всех Рик упал, резко, не издав ни звука. Мужчины мгновенно достали пистолеты, наставив на появившегося словно из воздуха светловолосого паренька, насмешливо растянувшего губы в улыбке. Раздалось гудение: полумрак улочки осветился желтым сиянием двух световых мечей другого подростка — брюнета.

— Вот же… — потрясенно пробормотал кто-то из бойцов, и брюнет весело кивнул:

— Точно!

Вместо ответа Нур попытался нажать на курок, но не смог даже шевельнуться. Блондин молитвенно сложил ладони перед грудью, подняв глаза к небу.

— Ну что, приступим? Великая Сила! Я был очень непослушным мальчиком, злобствовал, зверствовал и вообще вел себя отвратительно, как и подобает порядочному ситху! И собираюсь поступать так и впредь. Аминь!

В лежащее у его ног тело впилась алая молния, от которой мужчина закричал, на глазах усыхая и превращаясь в мумию. Блондинистое чудовище оскалилось, полыхая желто-красными глазами.

— Хорошо пошло! Требую продолжения банкета.

Наемники в ужасе захрипели, но все попытки удрать были тщетными. Им пришлось наблюдать, как их одного за другим высушивают под насмешливым взглядом брюнета. Блондин перешагнул через очередное тело, подойдя к полностью седому от ужаса Нуру.

— А теперь… — на миловидном лице подростка, кажущемся наемнику мордой чудовища, расплылась веселая улыбка, — поговорим.

Домой Люк с Галеном вернулись не одни: сломавшийся от увиденного наемник оказался кладезем информации, его подростки отдали подчиненным Иссарда, тут же взявшим мужчину в оборот. Парни были довольны, экспресс-допрос дал понять, что добыча попалась неплохая, эта пятерка подрабатывала похищениями, позволив протянуть ниточки к целому картелю. А еще через день довольно потирающий руки Арманд сообщил, что теперь у них имеется наводка на целый закрытый клуб, куда эти красавцы поставляли живой товар.

Следующие три месяца Люк посвятил восстановлению подорванного отравлением здоровья. Он часами медитировал, занимался с Акаади и Андедду, регулярно совершал рейды на Нижние уровни Корусканта: когда один, а когда и в компании Галена. Учил Налли целительству, гонял Лею, оттачивая ее навыки фехтования и работы с Силой. Разбирался с проблемой раннего старения клонов. Вел переговоры с Котой.

Генерал напряг память и выдал два десятка кандидатур, подходящих под очень расплывчатые ощущения Люка. Все — мастера и магистры, все очень сильны… Две трети числятся погибшими, но Скайуокера это не смущало. Самый простой способ начать новую жизнь — показательно покончить со старой. Способов много… даже для Одаренного.

Сидиус озадачил Инквизиторий и СИБ, а также тех, кто стал Руками Императора, кроме того, ситх и сам размышлял над личностью заговорщика. А еще через неделю пришлось лететь на Набу: там как раз должна была состояться передача власти новой королеве, ведь срок, на который была избрана предыдущая, вышел.

Палпатин решил сделать красивый жест и поздравить избранницу с назначением, послав Люка — пусть заодно и сестру домой доставит в целости и сохранности. Скайуокер только пожал плечами, хотя предчувствия его обуревали странные. Впрочем, парень не был против: он окончательно выздоровел и теперь мог продолжать заниматься, как привык, на пределе возможностей.

Набу встретило их прекрасной теплой погодой и всеобщим ликованием: население готовилось наблюдать церемонию. Лея вздыхала…

— Может, выставить свою кандидатуру? — сморщила нос девушка. Люк фыркнул:

— Успокойся. Еще немного, и начнешь проходить практику дипломатических переговоров. Дедушка тебя лично натаскивать будет… Так что радуйся, скоро перестанешь бездельничать.

— Он сам сказал? — резко повернулась девушка, вглядываясь в лицо невозмутимого брата.

— Да. Так что готовься. Таких знаний и практических навыков ты больше нигде и ни у кого не получишь.

— Ого… Я даже не надеялась, — потрясенно выдохнула Лея. Скайуокер хмыкнул:

— С чего вдруг? Ты — внучка Императора. Не просто так. А теперь топай одеваться.

Через два часа Люк и все семейство Наберрие стояли в огромном зале Королевского дворца, обсуждая накопившиеся новости и сплетничая. Рядом с Люком застыл Траун, затянутый в парадный мундир, с интересом рассматривающий все окружающее. На чисса косились, на что мужчина не реагировал.

Тем временем церемония передачи власти пошла своим чередом. Предыдущая королева сошла с трона, снимая корону, которая использовалась только во время коронации, к ней подошла новая, на голову которой возложили изящное произведение искусства. Священники запели, новая королева взошла на трон, села, предыдущая поклонилась, вместе с остальными набуанцами.

Люк поздравил королеву, как всегда, юную, но эта, по его мнению, и вовсе выглядела сущим ребенком — Аше Джиманти, которая короновалась под именем Джаятри, было четырнадцать. Нудная церемония закончилась, началось празднование. Королева сошла в зал, принимая поздравления, все-таки порядки на планете были в некоторых моментах достаточно демократическими, Люк лениво слушал, как Траун и Винама обсуждают украшающие стены панно. Женщина просвещала живо заинтересовавшегося произведениями искусства чисса относительно истории Набу, пока остальные прогуливались по залу. Вскоре к разговору подключился Скайуокер.

— Люк, — Винама обмахнулась изящным веером, скользя взглядом по присутствующим. — Как дела у Галена?

— А почему он вас интересует, дорогая бабушка? — скосил глаз Скайуокер. Женщина фыркнула в веер:

— Лея поразительно весела и даже ядом не плюется. Это подозрительно.

— Ее высочество изволили сделать Галену подарок. Антикварный кинжал, очень неплохая работа. Крайне полезная в хозяйстве вещь. Особенно если наточить.

— Это намек? — подняла бровь женщина. Люк хмыкнул:

— Да кто ж знает… Но если что, Гален отобьется.

— В этом я не сомневаюсь, — тонко улыбнулась матриарх семьи, — меня интересует другое… Почему ты одобряешь их возможные отношения?

Люк сложил руки на груди, неопределенно пожав плечами. Траун, греющий уши, слегка повернулся, чтобы лучше слышать:

— Вам как, правду?

— Извольте, — наклонила голову Винама. — Она не просто Наберрие, она еще и Скайуокер. Мы ожидали как минимум политического брака.

Люк вздохнул.

— Не все так просто, бабушка, — голос подростка был тихим и задумчивым. — Лея — Одаренная. Достаточно сильная… Ей нужен тот, кто запросто сможет ее остановить. Кто не станет ее марионеткой. Гален — наилучший вариант. Очень сильный. Независимый. И он ее любит.

— А она его?

— И она. Просто не признается, — пожал плечами парень. — Но нас не обманешь… Мы знаем, что она чувствует. Гален ее зацепил, и это прекрасно, потому что другие варианты не настолько хороши, особенно по последствиям.

— То есть? — насторожилась Винама.

— К примеру, один очень удачливый пилот. Старше ее на десять лет, раздолбай и контрабандист. Она бы его любила, пока не плюнула на все, а он бы любил только космос. Зато бешеная страсть. Временами.

Винама прокашлялась.

— А остальные?

— Скучная жизнь, любовники под кроватью…

— Фу! — скривилась в омерзении Винама. Люк кивнул:

— Именно. Гален ее любит. Осознанно. И это прекрасно.

— А ты? — покосилась на правнука женщина. — У тебя кто-то есть? Ты парень симпатичный…

— Пока нет.

— А…

— А случайные любовницы не в счет, — с невозмутимым видом ответил Скайуокер. Траун подавил ухмылку, Винама прикрылась веером.

— М-да… Люцифер, ты в своем репертуаре, — хихикнула Наберрие. — Отец и дед знают?

— Скорее всего, но это — мои проблемы. Мы в личное друг к другу не лезем.

— И… как? — не выдержала женщина. Люк повернулся, рассматривая нагло сверлящую его любопытным взглядом родственницу, ждущую ответа. Наклонился и тихо прошептал в подставленное ухо:

— Это так же восхитительно, как и убийство или создание украшений.

Винама стояла, глядя в прозрачные голубые глаза. Люцифер не врал. Для него все это было явлениями одного порядка. На языке вертелись вопросы, но озвучить их женщина не рискнула — уж слишком многообещающе улыбался ее правнук.

— Необычно, — наконец взмахнула веером Винама, переводя взгляд на королеву, которую окружила ее семья. Люк невозмутимо пожал плечами: как есть.

Королева Джаятри разговорилась с Пуджей, бывшей когда-то на ее месте, Люк скользнул взглядом по залу, неожиданно нахмурившись. Кто-то явно привлек его внимание.

— Бабушка, — парень слегка наклонил голову, прищурившись, глядя вдаль. — Кто это?

— Кто именно? — заинтересовалась отошедшая от пикантных подробностей жизни правнука Винама.

— Рядом с королевой… Кудрявая блондинка… — медленно произнес Скайуокер, странно напрягшись. Траун бросил быстрый взгляд, отмечая странную реакцию. Что-то подобное он видел, но тогда Люцифер учуял джедая. Неужели?..

— Слева?

— Да.

— Джасвиндер Джиманти, старшая сестра Аши. Восемнадцать лет. Прекрасный законодатель, три года назад была принцессой Тида. А что? Люк?..

Винама повернулась, озадаченно нахмурившись. Люцифер застыл, только глаза, еще пару минут назад голубые, стремительно наливались золотом.

— Вся ты прекрасна, возлюбленная моя, и пятна нет на тебе! — неожиданно зашептал подросток, глядя в упор на разговаривающую с сестрой девушку. — Пленила ты сердце мое, пленила ты сердце мое одним взглядом очей твоих, одним ожерельем на шее твоей…

Траун прищурился. Наследник явно что-то цитировал, ритм строк на это намекал. Неожиданно всплыла в памяти еще одна цитата… Тогда, после покушения на Куате.

— Очень лирично, — задумчиво кивнул чисс. — Откуда это?

— Песнь песней, — прошептал очнувшийся от транса Люк, резко разворачиваясь к изумленной Винаме. — Бабушка…

— Да, Люк?

— Она… — парень повернулся, от него просто веяло потрясением. — По-моему, я влюбился.

Подошедшая Лея шокированно распахнула глаза.

— Вообще-то, у нее вроде бы есть жених, — намекнула девушка. Люк пренебрежительно фыркнул.

— И что? — янтарные глаза пылали непоколебимой уверенностью. — Никуда она от меня не денется!

Наберрие переглянулись, смотря в спину целеустремленно шагающему к предмету своего интереса Люку нечитаемыми взглядами.

— Гхм! — прокашлялась Винама. — М-да… любопытно…

— Вот и Гален такой, — вздохнула с тайной гордостью Лея. Винама снова прокашлялась. Интересно, Энакин тоже так себя вел?

***
Люк неторопливо шагал по комнате, размышляя. То, что сегодня произошло, выбило парня из колеи.

Скайуокер вспоминал историю своего отца и гадал: Энакин чувствовал то же самое, когда встретил Падме? Надо будет спросить… Люк улыбнулся, вспоминая тот самый момент, когда увидел Джасвиндер. Невысокая, прекрасно сложенная блондинка, с густыми вьющимися длинными волосами, уложенными в затейливую прическу. Искусно накрашенная. Затянутая в пышное платье с множеством складок. Нельзя сказать, что девушка была ослепительно красива, скорее очень хорошенькая. Она выглядела юной миленькой глупышкой, веселой и шебутной, но Люк не обманывался внешностью. Это Набу. Здесь нет красивых идиоток, такие в среде аристократов просто не выживают — века селекции что-нибудь да значат. Кроме того, Винама сказала, что девушка — прекрасный законодатель, следовательно, в интригах эта милашка разбиралась отлично.

Впрочем, даже если бы Люк этого и не знал, он бы все равно отнесся к девушке со всем вниманием, крайне осмотрительно. По одной простой причине: Джасвиндер Джиманти была Одаренной.

Необученной одаренной.

Сырая, не имеющая окраса Сила, нейтральная, не получившая склонности к какой-либо стороне, окружала девушку мягким коконом. Слабым. Неоднородным. Но он был… И этого Люку было достаточно для того, чтобы хищно подобраться.

Не от раздражения, испуга или ярости… От предвкушения. Джасвиндер просто приковала к себе его внимание сразу же, как попалась на глаза. Это было словно вспышка, предупреждение Силы… Он смотрел и не мог понять, что же с ним происходит.

Он просто стоял и смотрел, ощущая непоколебимую уверенность в том, что эта девушка будет его. И он понятия не имел, почему именно она.

— А действительно… — пробормотал Люк, продолжая нарезать круги по мягкому ковру. Босые ноги ступали бесшумно, отсутствие света совершенно не мешало. — Почему она?

***
Джасвиндер лежала в кровати в своей спальне, блуждая взглядом по потолку. Сна не было ни в одном глазу, поэтому, поворочавшись в безуспешных попытках заснуть, девушка включила ночник. Мягкий свет, не раздражающий глаза, слегка развеял мрак, набуанка разглядывала потолок, размышляя.

Сегодня произошло знаменательное событие. Ее младшая сестра, маленькая Аша, стала королевой. Семья Джиманти взошла на вершину… Пусть только на четыре года, но каждый день из этих четырех лет они будут определять политику Набу. Внешнюю… и внутреннюю.

Аша будет стараться изо всех сил, а они все ей помогут.

Обязательно. Ведь стать королевой Набу — очень ответственно. Пусть эта должность и является выборной, все равно власть — это власть. Джасвиндер это прекрасно понимала, снисходительно поглядывая на брызжущую энтузиазмом сестру. Наивная… неужели и она сама такой была?

Ведь когда-то и сама Джасвиндер мечтала сидеть на троне и направлять планету в светлое будущее, она стала законодателем, потом — принцессой Тида, все шло к тому, что девушка выдвинет свою кандидатуру на выборах… Она даже плакала, когда выбрали не ее. Потом, тайком… у себя в комнате.

Однако правление новой королевы не было безоблачным, она с трудом досидела на троне до окончания срока, и вот тогда до девушки и дошло, что не все так красиво, как кажется на первый взгляд.

А потом был разговор с родственником, двоюродным дядей, бывшим советником у Пуджи, второй королевы, носящей фамилию Наберрие… Мужчина вспоминал некоторые моменты из своей жизни, пару раз мимоходом коснулся племянницы бывшей королевы, которая не торопится подавать заявку на получение титула принцессы Тида… хотя стать законодателем успела.

Потом, анализируя разговор, Джасвиндер отметила интересный момент: Пуджа стала королевой не столько благодаря своим выдающимся личным качествам, сколько благодаря влиянию семьи и памяти набуанцев о ее трагически погибшей родственнице. А уж когда открылось, что Наберрие связаны с Палпатином…

К Императору на планете отношение было самое благожелательное и уважительное. И что с того, что ситх и тиран? Это для чужих. А вот для своих он в первую очередь набуанец, выходец из крайне уважаемой и богатой семьи, чье поместье до сих пор сохранилось, пусть Император и бывает там крайне редко.

Впрочем, Пуджа была очень хорошей королевой, настолько, что ее переизбрали на второй срок. Однако, сколько в этом было ее заслуг, а сколько — незримого влияния Палпатина?

Именно тогда юная Джасвиндер поняла: есть власть. И есть Власть. Именно так, с большой буквы.

Она даже ненадолго поддалась чувству зависти, впрочем, с успехом от него избавившись. Зависть ослепляет, подменяет понятия, искажает восприятие… Так говорили все ее учителя, и девушка была полностью с ними согласна. Для той, кто хочет править, пусть и из тени, став советницей сестры, зависть абсолютно неприемлема.

А теперь у нее есть шанс. Пусть она не сядет на трон сама, это не помешает ей направить, если что, Ашу. Ее сестра войдет в хроники как очень, очень хорошая королева! Они все для этого сделают. А там… вдруг удастся добиться ее переизбрания на второй срок?

Главное, чтобы не подтвердились слухи, что Леййяхх Наберрие собирается подавать заявку. И вообще великолепно, что девушка не сдавала экзамен на признание ее Принцессой Тида. Тогда у них всех не было бы и шанса…

Все-таки за ее спиной стоят не только Наберрие, но и те, кто гораздо могущественнее и обладают неимоверным влиянием. Пусть Император посещает свою родину крайне редко, его внук регулярно навещает сестру. А в этот раз он даже не просто прилетел в гости, но и поздравил Ашу с избранием. И от имени Императора, и от себя лично. И это все слышали.

Джасвиндер поежилась, вспоминая пронизывающий взгляд Наследника Императора. Красивый парень. Наберрие говорят, что очень похож на отца, но и с дедом сходство есть. Вьющиеся светлые волосы. Широкие скулы. Подбородок с ямочкой. Уже сейчас хорошая фигура — сразу видно, боец. Желтые глаза… как у хищника.

Почему, кстати? Вроде, и у Императора, и у его потомков глаза голубые.

Как он смотрел…

Девушка зарылась в подушки, натягивая одеяло. Она вспоминала неожиданно подошедшего поздравить парня и не могла сдержать дрожь. Что-то внутри пищало от страха, словно при виде подошедшего полюбопытствовать зверя… Взгляд Люцифера просто прожег насквозь, потом он улыбнулся, прикрыв глаза, яростный блеск расплавленного металла сменился мягким теплом янтаря. Джасвиндер поблагодарила, не понимая, что же ее так испугало, чувствуя, как пылают щеки.

Парень улыбнулся, слегка кивнул и ушел, а она еще долго тряслась, и сердце колотилось как бешеное.

Девушка украдкой поглядывала на него, стоящего в окружении родни, а ей все казалось, что Люцифер стоит рядом, обдавая жарким дыханием шею. Она даже оглянулась, чтобы убедиться, что за спиной никого нет.

Вскоре Наберрие покинули прием, с ними ушел и Люцифер… А Джасвиндер еще долго гнала от себя воспоминания, вызывающие дрожь и странное томление где-то в груди. Слишком жаркий взгляд. Слишком собственнический.

Вот оно…

Джасвиндер нахмурилась, нервно кутаясь в одеяло. На нее смотрели как на личную собственность. Пусть недолго, потом парень демонстрировал учтивый интерес, но это было. Ошибиться она не могла…

Джасвиндер с детства прекрасно чувствовала истинное отношение к себе окружающих и ошибалась крайне редко.

Люцифер смотрел так, словно она с потрохами принадлежит ему лично. Только ему. Исключительно ему. Да даже Коул, который увивается вокруг нее уже два года, так не смотрит! Хотя и пытается…

Но это взгляд. А чувства? Что он испытывал?

Девушка задумчиво сморщила нос, пытаясь вспомнить. Странно, а чувствовал он… уверенность? В чем именно?

***
— Я на ней женюсь.

В голосе Люка звучала глубокая убежденность в правильности данного решения. В Силе — абсолютная уверенность.

— Не буду спрашивать, уверен ли ты в этом, — баритон Вейдера был полон добродушной насмешки. — По себе знаю… бесполезно.

Мужчина замолчал, вспоминая прошлое. Самая первая встреча и взгляд карих глаз, пронзивших его сердце насквозь.

— Сила поет, отец… — Люк мечтательно прикрыл глаза, неосознанно положив ладонь на грудь. — Просто поет… Я не знаю, как это описать. Это так странно.

Вейдер понимающе улыбнулся. Его самого накрыло в девять. Люку пятнадцать. Можно было бы списать на гормоны и прочую химию, но ситха не обманешь. И Силу тоже.

Его сын влюбился. Пресловутая любовь с первого взгляда… Вот только и Вейдер, и сам Люк отлично понимают: это не она… Или она, но в варианте для Скайуокеров. Чтобы как удар сейбером — один, но наверняка. Интересно, а на Палпатина это правило тоже распространяется? Хотя… он Шми и не видел никогда. А если бы они встретились?

— Я тоже задавал себе этот вопрос, — кивнул Люк. — Скорее всего… да. Но не сложилось. А так… дедушка женат на Империи, и это взаимно.

— Не на власти? — с интересом осведомился Вейдер. Парень покачал головой:

— Нет, отец. Он сам — олицетворенная Власть.

— В принципе… да, — согласился ситх. — Значит, все-таки и тебя не миновала чаша сия.

— Как высокопарно! Но точно. Именно так, отец. Она должна быть моей. Она будет моей.

— А если не захочет?

— Захочет, — Сила Люка на мгновение заклокотала лавой. Захочет. Куда ж она денется.

— Правильный настрой, — одобрительно кивнул Вейдер, проявляя семейную солидарность. — Только… надеюсь, ты не потащишь ее в храм прямо завтра?

— Ну, — скромно признался парень, — я был бы не против, но, увы, жестокая реальность не позволит. А жаль.

— Точно, — согласился Вейдер, вспомнив Мон. — Хотя…

— К хаттам общественность!

Отец и сын весело рассмеялись, отлично понимая друг друга.

— Деду сообщил?

— Еще нет. Завтра с утра. Вернее, уже сегодня.

— Хорошо. Удачи не желаю, — хмыкнул ситх. — Сильному она не нужна.

Связь прервалась, Люк неторопливо зашагал в спальню, составляя планы на день. Надо познакомиться с будущей супругой и ее родней поближе. А для начала надо расспросить Лею и бабушку и вообще собрать информацию.

— Никуда ты от меня не денешься…

***
Джорус задумчиво огладил бородку, постукивая пальцем по столешнице. Да или нет? Сейчас или позже?

Новый план, учитывающий множество переменных, ведущий в долгосрочной перспективе к его победе, мог быть активирован в любой момент. Все варианты так или иначе вели к успеху…

Но ждать… ждать — поистине невыносимо.

Так да или нет?

Джедай, встав, подошел к окну. За прозрачным стеклом царила ночь. Темная… практически беззвездная. Джорус поднял голову, рассматривая небо. Неожиданно тьму прочертил вспыхнувший и тут же погасший ослепительно-белый свет, и мужчина хмыкнул.

Что ж… решено.

Палец уверенно нажал на кнопку, отправляя сообщение.

Да.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Поделиться темой: Поделиться ссылкой через ВКонтакте Поделиться ссылкой через Facebook
7 страниц V  « < 5 6 7
Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 20 Сен 2019, 06:19

Рекламные ссылки: Дневники беременности на Babyblog.ru//Бэбиблог - соц сеть для будущих мам //