Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

53 страниц V  « < 51 52 53  
Ответить в данную темуНачать новую тему
> "Сейчас", моё первое творение
Рейтинг 4 V
Ариша
сообщение 22 Январь 2017, 21:39
Сообщение #781



Иконка группы

Группа: Бывалый
Сообщений: 1283
Регистрация: 8 Май 2011
Из: Челябинск
Пользователь №: 8905



8 глава.

- Это признание Вас правителем, Милорд, - констатировал факт чисс. Так сухо и бесцветно произносить слова мог только Траун.
Повелитель Тьмы сложил руки на подлокотники своего рабочего кресла, продолжал читать прошение народ Инчорр. Лет пятнадцать назад, а лучше двадцать пять лет назад, он бы счёл это своим триумфом, но сейчас это вызывало только смешанные чувства негодования и пренебрежения. Три тысячи участников неудавшегося государственного переворота по приказу Лорда Вейдера были приговорены к смертной казни. Основные обвинения преступникам были предъявлены не за попытку свержения правящего правителя, а за преднамеренную организацию незаконного вмешательства сторонних военных сил. Что в свою очередь приравнивалось к измене и каралось смертной казнью. Остальные судебные разбирательства после этого высшее руководство не касались. В числе этих трёх тысяч оказались деятели культуры, науки, политики и других общественных организаций, которые большое значение имели для звёздной системы. На столько большое, что после обнародования списков признанных виновных, было создано прошение от лица всего Инчорр, в котором народ «молит правителя о прощении и амнистии» для ста восемнадцати граждан, которые «внесли неоценимый вклад в историю, жизнь и развития всего народа Инчорр». Небольшая звёздная система на границе с Новой Республикой признавала власть Главнокомандующего,не сопротивляясь его воли, не бунтовала, не требовала и не спорила с его решением, она просила прощения для своих граждан.
- Предателей нельзя прощать,- прокомментировала документ Мара, которая по этическим соображениям считала, что Лорд должен был его увидеть.
- Сто восемнадцать граждан на столько важны для Инчорр, что народ решился просить за них помилования у Повелителя Тьмы, – Гранд-адмирал сплёл пальцы между собой, положив локти на стол. Его забавляла данная ситуация, хотя такое состояние у чиссов называлось ситуативным анализом. Трауну было интересно, как Вейдер будет выходить из данной ситуации. И, по мнению Джейд, он специально стал её оппонентом, увеличивая сомнения ситха. Хотя бы пока им разрешено было говорить. – Это покорное признание протектората флота и Лорда Вейдера как верховной инстанции своего мира.
- Но создание прецедента приведёт к размягчению…
- Народ верит в Главнокомандующего – это надо поощрять.
- Предательство необходимо рубить на корню, - стояла на своём статс-секретарь, - в противном случае мы погрязнем во внутренних междоусобицах.
… к основному прошению были прикреплены личные дела тех, для кого просят амнистии, со всеми наградами и званиями. Бегло пролистывая списки, Вейдер вполуха слушал своих советников. Он был вынужден признать, что Великая Сила, единственный источник, который он готов был слушать, была молчалива в такие минуты, и ему ничего не оставалось, кроме как допускать к таким дебатам своих приближенных.К его благу и помощи, советники никогда не сходились во мнениях, но учитывая опыт Республики, он не искал компромисс, это было бесполезно. На двух мостах долго не устоишь, и пример Амидалы был тому подтверждением, а у неё опыта было много больше, чем у него.
- Вера в правителя… - монотонно гнул своё Траун, его красные глаза напоминали эфир: такие же необъяснимые и почти не возможные для восприятия. Но Мара старалась не смотреть в них, стремясь сохранять максимум холодности и спокойствия:
- Эти существа вынесли внутренний конфликт за наши границы, привлекли в наши дела Республику и чуть не развязали очередную войну.
- Новая Республику наш союзник.
- На тот момент «Союз» был не подписан.
- Они не были осведомлены об этом.
Откинувшись на спинку кресла, Лорд пустил слабый импульс в Силе, желая, чтобы все замолчали. Статс-секретарь лучше и чётче других чувствовала такие приказы, тут же реагируя на них, остальные же, ощущали их, но с меньшей остротой, поэтому старались ориентироваться именно на поведение Джейд. Траун эмоции и желания ситха чувствовал меньше остальных, но больше остальных отличался внимательностью и проницательностью.
- Амнистию согласовать, - пробасил молодой правитель, который чувствовал себя ужасно старым, - всех, кто в этом списке, отпустить…
- Милорд… - почти шёпотом, с долей разочарования произнесла не согласная с таким решением Мара. Но Лорд продолжил:
- Судебные дела прекратить,– сиплое дыхание Вейдера разносилось по всему кабинету, механический бас был спокоен и холоден. «Как обычно», - отметила про себя Мара, готовясь зарегистрировать приказ. – Со всех должностей и постов снять, наложить запрет на занятия деятельностью, которыми были задействованы граждане в момент совершения преступлениями. Вето до конца жизни.
Таких условий не ожидал даже Траун:
- Милорд, в списке профессора, академики и деятели культуры.
- Есть вещи пострашнее смерти, - философски ответил ситх.– За предательство надо платить. И их цена – дело всей жизни.
Мара осторожно посмотрела на Лорда, и аккуратно произнесла:
- Среди них есть и профессора, чьи научные труды наверняка могут быть нам полезны. А так же эксперты в других прикладных областях. Вы хотите оставить без работы сто лучших граждан Инчорр. Возможно, мы бы смогли их задействовать в своих интересах?
Вербовка и дальнейшая работа на флот стала систематичной в последние годы. Иногда Милорд и его подчиненные считали, что выгодней использовать, чем уничтожать. Мара считала, что изменников надо уничтожать, но раз главком решил сохранить им жизнь, она хотела по максимуму выжать из этих жизней.
- От некоторых существ польза -это способность не вредить, - спокойно ответил Вейдер, заготовив ещё одно условие амнистии.-И гарант этой «пользы» будет встречная ответственность помилованных граждан перед просящими. В случае нарушения моего приказа хоть одним амнистированным,смертная казнь грозит и тем, кто просил за него.
В справедливости такого решения вслух сомневаться никто не стал. Просить милосердия у Повелителя Тьмы изначально было плохой идеей, и даже его советники не могли предположить, что ситх всё так вывернет. Он создал прецедент, который навряд ли кто-либо ещё решит повторить.
- Жёсткое решение, - прокомментировал Траун.
- И мудрое, - с долей восхищения Мара уже забивала в коммутатор распоряжения.
Под непроницаемой маской Вейдер самодовольно ухмыльнулся, подавая знак, что все могут быть свободны. Чувство усталости постоянно накатывало с новой силой, он хотел побыть один, разгрузить голову от своры мыслей и просто посмотреть на звёзды. Джейд отчётливо чувствовала его накатившую меланхолию, быстро свернула документы и вышла. Чисса же мало интересовали его желания, особенно те, которые он не произносил вслух.
- Вы – дивергент своего вида, Лорд Главнокомандующий,– без единой интонации в голосе начал Траун:- как и своей религии в целом.
Лорд уже практически привык к своеобразной без эмоциональной манере речи чисса,и к темам, которые он задевал. Вейдер не любил тратить время впустую,не нуждался и в оценочном мнении, но чисс вынуждал его выходить на диалог:
- Не думаю, что Вы обладаете достаточной информацией для подобных выводов.
-Касательно религии или вашего вида? – уточнил синекожий.
- Я допускаю, что Вы знакомы с человеческой природой в достаточно мере для заключения таких выводов, - поддержал разговор ситх, - но вот о Силе вы знаете меньше, чем полагалось бы.
- Ваши верования меня мало интересуют. Они субъективны и абстрактны. Метаморфозные проявления её не несут конструктивного отличия вашей религии от прочих.
Если бы он мог обречённо вздохнуть, то он бы сделал именно так. Но Великая Сила лишила его этого маленького удовольствия,взамен дав гораздо больше, чем он мог ожидать. Но сейчас в глубине душе он старательно пытался замять своё уже хроническое раздражение по поводу суждений существ, которые никогда не касались и не имеют ни малейшего понятия о Великой Силе, но которые так же резко и решительно судили её, отношение к ней и её использование. Мира с чиссом просила именно сама Великая, и он должен был признать, что ему давно не хватало именно такого критичного, независимого и конструктивного собеседника, который на всё смотрит под другим углом. Первичные ощущения его не подводили: поводов для разговора с чиссом было гораздо больше, чем для войны. Траун так же это осознавал, и Вейдеру хотелось верить, что и он так же это ценит. Многолетний опыт нахождения при дворе Палпатина научил обоих, что нельзя никому верить, и что только личные выгоды способны удержать разумное существо от предательства или удара в спину. Беря в расчёт амбиции Гранд-адмирала, Вейдер решил, что держать его поближе к себе будет самым разумным. К тому же, тот пост, который предложил ему Главнокомандующий в новом государстве даёт гораздо больше возможностей и влияния, чем мог получить сам чисс, вступи он в одиночную борьбу против Вейдера и Новой Республики. По завершению их работы в Чисском секторе, Траун накрепко будет связан с интересами флота ситха и в нём самом во главе флота. И как следствие: не опасен для его власти.
- Не повторяйте человеческой ошибки, Гранд-адмирал: Не судите то, с чем мало знакомы.
- Рассматривая вопрос конструктивно, то можно утверждать, что мы с окружающей и населяющей средой практически не знакомы.
- Именно.
- Именно исследования, наблюдения и анализ полученных данных может дать нам долю процента информации об изучаемом объекте.
- Что Вы хотите сказать, Гранд-адмирал? – устало задал прямой вопрос ситх.
- Что Ваша религиозность должна Вас сковывать, ограничивать догматами, сводить Ваши суждения на примитивные слоганы без концептуального решения…
- На всё воля Силы… – не удержал язык Вейдер.
- При всей совокупности именующихся фанатичных признаков, Вы показываете стабильный выход за рамки религиозных суждений, ища новые методы решения поставленных перед вами задач.
- На всё веления Силы, - уже с сарказмом повторил Вейдер, осознавая, что чисс не поймёт его иголок.
-Такое же не характерное поведение вы показываете и при взаимодействии с Дармин Арти, - решился пройтись по самому сложному, чисс откинулся на спинку стула, ожидая реакции. Но Вейдер заметил его размеренное движение корпусом, и предпочёл остаться неподвижно, позволив себе под маской закрыть глаза. Приглашая Трауна лично на переговоры с Арти, он предполагал, что проницательный чисс уже вычислил их сложные взаимоотношения, имея разведданные о случившемся при захвате «Лусанкии».Плачевный опыт Айсард был всем уроком – Арти не та женщина, которую стоит брать в плен. – Демонстрируя не свойственную мягкость, Вы эффективно и жёстко выходите из ситуаций, в которые она Вас загоняет.
- Решение по «Лусанкии» было вынужденной мерой, - недовольно комментировал Вейдер, желая уйти со скользкой темы: меньше всего он хотел, что бы его подчиненные считали, что Арти имеет на него такое влияние, которое она имеет на самом деле.
- Отправить корабль на Дальние Рубежи просто,- не согласился с ним Гранд-адмирал, - а вот вернуть его задача посложнее. Пять лет достаточный срок, чтобы оставить «Лусанкию» на значительно более длительное время.
- Надеюсь, что Вы правы.
- «Сверхдальний перелёт» тому яркое подтверждение.
Развернувшись, Вейдер прямо посмотрел на чисса, заглядывая в его красные глаза:
- Наша экспедиция должна быть успешнее «перелёта» и результативнее, – тоном приказа отчеканил он.
- Приложим все необходимые усилия.

***

Вспышку её раздражения с примесью злости он почувствовал даже через сон, Люк тут же проснулся, переворачиваясь на другой бок, где сидя на кровати Мара что-то читала на датападе.
- Что случилось? – прочистил он горло, пододвигаясь к ней поближе.
-Ничего особенного, - хрипло и холодно ответила Мара, погладив его по голове, считая, что лёгкий жест снимет его обеспокоенность, и он снова уснёт. Не уснул.
- Если ты не научишься отключаться и отдыхать, - Скайуокер протянул руки, обнимая, и притянул к себе, - то и работать полноценно не сможешь.
Сжав целюсь от раздражения, она опустила руки, позволяя себя уложить, не отпуская датапад. Люк пошебуршился, укладываясь, обнимая её, и притих.
«Три, два, один» - просчитала про себя Мара, и, услышав характерное сопение, снова открыла отчёты разведки. Длительное расследование и поиск принесли немного плодов, но она хотя бы знала, что на этот разимеется дело с мужчиной: Шейван. Именно такое имя дал ему Палпатин. Под каким он сейчас работал, пока было не известно. Специализировался Шейванна диверсиях взрывного характера, пиротехнике и прочих крупномасштабных разрушениях.У неё даже родилось предположение, что теракт на «Исполнителе» воплощала не Бри, а именно Шейван. По крайне мере его следы, как ей казалось, шли именно с тех времён. Император предполагал провал своих рук и использовал всех сразу. Результат был бы много эффективней, работая они все в единой команде.
- Ты спишь меньше шести часов в сутки, - пробормотал опять проснувшейся Люк.
- Да, – ответила она, даже не замечая отсутствия вопроса в голосе.
- Ты почти не медитируешь.
- Мне некогда.
- Тебе нужен отдых.
- На том свете отдохну.
- Мара…
- Отстань. Спи, давай.
Прижав её сильнее к себе, он снова уснул. Его сон стал плотнее, тугим и мягким одеялом повис над ней, маня безмятежным спокойствием и нежным теплом.Медленно сантиметр за сантиметр он накрывал, согревая, успокаивая. Как капризное дитя, он заботливо укутывал её, убаюкивая Силой. Глаза стали слипаться.
- Ситхов сын – выругалась рыжая сквозь зубы, и выключила датапад, обещая себе, что завтра устроит ему выволочку.

***

Белые металлические коридоры больше ничем не напоминали мрачные ободранные переходы тюрьмы СИБ с надзирателями, камерами дознания и с тёмной безысходностью. Светлые помещения, меддройды, сканеры и медперсонал обновлённой «Лусанкией» жили своей размеренной и активной жизнью, направляя все силы на исцеление тел, а иногда и душ.
Это очень радовало Падме и отпускать корабль на пять лет она не хотела. Это сулило много опасности, не просчитываемых и непредсказуемых последствий, а так же оторванность от Центральных систем приведёт к устареванию профподготовки специалистов, которых она так тщательно выбирала. Ей всегда доставляли удовольствия отчёты главного врача и капитана флагмана. Хотя руководящий состав корабля не был в восторге от перевода под командование Лорда Главнокомандующего, новость они приняли спокойно.Доктор Ален Дэшен развеял её опасения, заверив, что «Лусанкия» как и прежде будет заниматься практикой и научно-исследовательской деятельностью, а дополнительные ресурсы и изучение тех же чиссов будут способствовать дальнейшему развитию медицины.
Будучи уверенной в должном обеспечении, Арти заботилась о сохранности своих надёжных и проверенных кадров.
Шагая по обновлённому кораблю, в который она столько вложила своих сил, времени, а самое главное – свои мечты и желания, этот корабль, она снова должна отдать ему. И от этой мысли ей становилось не по себе, а грудь сжимала тоска. Всё было честно, по разуму и по совести, но не по её сердцу, которое вновь рвалось на части. Со времён уничтожения Республики, «Лусанкия» стала её первой отдушиной, это был проект, которым она занималась для себя. Каркас, несущие основы, отсеки и палубы, всё в этом корабле она восстанавливала, как саму себя. Вкладывая в это больше, чем душу. Этот корабль, должен был стать её собственным отражением. Её. Но судьба и Сила распорядились иначе. Эта восстановление спонсировал Вейдер, и он по праву хотел его использовать для своих целей.
Она честно продала своё творение за общее благо.
Опять.
И снова ему.
Оглядев новую посадочную палубу, на которую садился шаттл с доктором Нерарсом на борту, щемящая тяжесть внутри стала уходить. Накатившиеся эмоции отступили, выпуская давно затаившееся внутреннее доверие. Не смотря, на всю жестокость, предательства и измены, Вейдер смог уберечь Люка и Лею, сумел заполучить их доверие с любовью, не смотря ни на что. А уж этот корабль он убережёт, как и её саму.
- Рада Вас приветствовать, доктор, -лучезарно улыбнулась она, встречая седого мужчину, - позвольте сопровождать Вас сегодня.
- Я тоже рад Вас видеть, любезнейшая! Премного благодарен за оказанную Вами честь, - Нерарс поклонился и поцеловал руку.Главный врач «Исполнителя» относился к очень редкому и ценному типу врачей, которые мало того, что имели огромный талант к своему делу, невероятное упрямство и любовь к медицине, так ещё и совмещали великолепные административные способности. Не говоря уже об огромном опыте и бескрайней преданности доктора к самому Лорду. Одно время Падме даже думала переманить Нерарса к себе, но наведя справки и собрав необходимую информацию, решила отказаться от этой идеи. Напрасная трата бесценного времени.
По словам главного врача «Лусанкии» АленfДэшен«опыт доктора Нерарса в организации работы медцентра во время военных действий» был уникальным, и Дэшен с энтузиазмом воспринял возможность поработать с ним.
- Ваша работа в битве приУр вызвала моё искреннее восхищение,– произнесла Арти, провожая доктора по палубе, решив, что личное знакомство с этим весьма независимым человеком, лишним не будет. - Надеюсь, что Ваше сотрудничество с доктором Дэшен поможет структурировать работу нашего мед.пункта до такого же совершенства.
- Под моим началом было гораздо меньше сил и средств, чем есть на «Лускании», - нехотя вступил в разговор доктор, равнодушно осматривая всё вокруг, -так что вряд ли мои скромные познания окажутся сколько-нибудь полезными для Вас. Тем более, что условия битвы и относительно мирного использования - несколько различаются в плане организации медицинского обеспечения.
- Именно по этой причине, Ваше вмешательство в работу «Лусанкии» будут необходимы, перед её многолетней миссией. «Лусанкия» отчасти является исследовательским центром, а в боевых действиях была несравнимо меньше, чем «Исполнитель».
- Я посмотрю, миледи,что в моих силах. И что мне будет позволено сделать на Вашем судне.
Нежелание выходить доктора на открытый диалог, было вызвано предполагаемым в будущем назначением Сержа Нерарса. Доктор был первоклассным специалистом в своей сфере и на своём месте, и имел достаточный уровень доверия Лорда Вейдера, чтобы тот решил вывести его на большую политическую арену. Самого доктора о желании, разумеется, никто не спрашивал. Официальный визит на «Лусанкию» был только началом.

***

Приказ об общем совещании главного командования пришёл ранним утром, ровно за три минуты до начала рабочей смены Град-адмирала Пиетта. Ознакомившись со списком приглашённых, Фирмус быстро переодел мундир на более торжественный.
Адмирал Даала и Траун присутствовали на флагмане лично, что ставило их в первый круг доверенных Лорда. Правая рука Главнокомандующего уже был ознакомлен с предстоящими назначениями, и понимал, что экс-имперцы высшего порядка, такие как Гранд-адмирал Гранджер, Питт и Макати не могли не занять места советников при ситхе. Где-то глубоко внутри он ещё надеялся, и боялся одновременно, что Лорд и его задвинет в пользу молодого Нерха, но Вейдер лично опроверг его опасения, а потом поставил ряд первостепенных задач, после которых, адмирал честно захотел подать в отставку.
- Вы пессимист, адмирал, и недооцениваете себя, - злобно усмехнулся Лорд, замечая, как побледнел его помощник.
- Да, милорд, мне об этом часто говорят. Приложу все усилия для выполнения.
На предстоящем совещании обязаны были присутствовать десять адмиралов высшего чина для обсуждения общих вопросов. В этот список входили и официальные представления Гранд-адмирала Трауна, как советника по внешним политическим вопросам и Гранд-адмирала Даалы, как советника по внутренним делам. Макати в своё время просил Пиетта поспособствовать, чтобы он не соприкасался с чиссом, Фирмус сделал всё что смог, и теперь, работа Афшина будет больше связанна с единственной женщиной-адмиралом в истории, с НатасиДаалой. Астабильная работа с чиссом ждала Заарину, Терра, Гратора,Питта и Гранджера, которые, как и прежде, будут следить за границами. Ему же в помощь достался всё тот же молодой и амбициозный Нерх. Он даже пообещал Катиси, что преодолеет свою паранойю и сработается с ним.

***

Запланированную медитацию он отодвигал уже в четвёртый раз, не говоря уже о сне. Собрания, совещания, переговоры, отчёты, доклады, приказы и колея решений.Когда-то он в молодости мечтал стать Императором. Глупец! Подавив в себе желание глубоко вздохнуть, потянувшись к Силе за спокойствием и энергией, он активировал список, концентрируясь на предстоящей встрече. Точнее со связью с Корусантом. При всей глупости и нежелании этого занятия, ему нужно было переговорить с действующим канцлером Новой Республики.
Имея взаимную неприязнь, канцлер появилась в голоизображения сидя, Вейдер так же не стал подниматься. Подписанный «Союз», предписывал ежемесячную встречу и длительный разговор с этой дамой ещё на пять лет.
- Рада Вас приветствовать, Лорд.
- Давайте без лишних любезностей, канцлер, - обрезал ситх, - на наших территориях были замечены Ваши корабли, без обозначающего сигнала «Союза» и без дополнительного разрешения.
Этот разговор он бы с удовольствием свалил на Амидалу, но она была занята передачей «Лусанкии».
- Представьте доказательства Ваших слов, Милорд.
- Они уже были отправлены в Ваши ведомства, канцлер. Я Вас предупреждаю, не испытывайте моё терпения, его и так мало.
- Я прикажу разобраться с инцидентом, если он будет подтвержден. Скопление Ваших сил в системе Нургун настораживает нас.
- Это наша территория. Вас это не должно касаться.
- Безопасность и спокойствие всей Галактики – эта наша общая забота, Главнокомандующий.
- И с каких это пор Вас волнуют Внешние рубежи?
- С самого начала, Милорд, и Вы не ответили на мой вопрос.
- Отвечать на Ваши вопросы, канцлер, или нет, я буду решать сам. Вы лучше за своими людьми следите, Соло не сможет постоянно Вас спасать.
- Это угроза?
- Это предупреждение.
«Пустая трата времени», - подтвердил для себя Вейдер, потратив драгоценных тридцать минут на препирательство с Мотмой. Возможно, по возвращении Леи в столицу, взаимодействие Новой Республики и работы «Союза» прекратят отнимать у него столько времени.
Лея… дочь уже пару месяцев как была на Хейпанских территориях. Её яркое и размеренное сияние отчётливо отдавалось в Силе, распуская около себя мягкое свечение. Ей там было хорошо, безопасно, но ему было неспокойно за неё. Он не мог понять, с чем это связано и как. Она часто являлась в его сны, спокойная, сдержанная, и, как полагалось ей по статусу, – величественная, но с грустными, несчастными глазами. Ни смерти, ни опасности, ни горячего адреналина, которые так часто яркими вспышками мерцали около обоих детей.Он видел её живой и целой, но с пустыми глазами, с такими, которые он боялся сильнее смерти. Рядом с ней была Сила, защищая монолитным куполом от грядущих опасностей, но это не спрячет её от чего-то очень важного…
Иногда, перед редким сном, он отправлял слабый импульс дочери, не с вопросом, не с убеждением или беспокойством, он был простым потоком и странным желанием убедиться, что с ней всё в порядке. Она так же нейтрально отвечала, даря сдержанную улыбку, и после этого он засыпал, падая в объятья Силы.

***

Тонкое серебряное плетение скользило между пальцами. Тонкая и изящная, не стандартно длинная цепочка, могла подойти только под один кулон.
- Память надо уметь носить, - улыбнулась племянница, улыбкой своей матери. – Она сказала, что ты знаешь для чего она.
Падме улыбнулась, но к глазам подкатились слёзы. Сквозь парсеки сестра чувствовала её сомнения, и по возможности передавала такие маленькие и приятные советы. Тётя обняла Пуджу, хотя это бывало крайне редко.
Цепочка… Великая Сила, Сола помнила о кулоне из дерева, которое до сих пор оставалось серебряным, и который до сих пор она носила с собой.Подарок, подаренный тридцать пять лет назад, как и прежде хранил её, и, наверное, всё же приносил удачу.
- Знаю, - прошептала Падме.
Серебряная нить окончательно развеяла её сомнения, и, вздохнув полной грудью, она сосредоточилась на вопросах представителя Набу. Сенатор Наббери прилетела с официальным визитом по вопросам «Союза».Времени у них было не так много, сенатора ждали дома, с определёнными ответами, а Падме твёрдо настроилась поговорить с сыном.
Нереальная мысль зародилась в ней давно, она стоически отгоняла её от себя, убеждая в нереальности её воплощения, но чем дальше она улетала от Корусанта, тем большее надежды в ней зарождалось. За последние годы много случилось того, чего быть не могло. И она позволила себе помечтать. С внутренним разрешением пришли и возможные методы воплощения этого желания. Но сомнения и страх неудачи сковывали её, раньше, а сейчас она готова была рискнуть.
- Насколько можно верить этой информации? – сын напрягся всем телом, всматриваясь в записи. Скептицизм был оправдан, она сама не верила своим глазам:
- Настолько, что я намерена слетать лично и всё перепроверить.
- Я лечу с тобой.

***

Поправив потёртую куртку, Хэн пошаркал гладкий подбородок. Сегодня он даже побрился. Он оглядел пустую площадку в лёгком волнении, хотя причин для этого не было. Его принцесса предпочла вернуться в столицу по-тихому, сообщив о прилёте только ему. А это значит, что его ждут тёплые объятья, сладкий поцелуй и весь оставшийся день прекрасного времяпровождения. Как он этого ждал! Хотя его последние разногласия с Мадиной могут всё испортить, Лея ещё никак не откомментировала его замечания в адрес генерала. Хотя, не замечания, а прямые обвинения и в целом, эта история может надолго затянуться.
Передёрнул он плечами, когда увидел в небе странной формы, расписной, отливающий золотом хейпанский шаттл. Правая бровь скептически поползла вверх: у Республики для своих принцесс транспорт кончился? Что это?
Сказала бы, так он её и с этого их дракона на «Соколе» забрал!
Но все недовольно-возмутительные мысли пропали, когда трап опустился и лёгкой, почти летящей походкой к нему сошла Лея. Его Лея -величественная, в воинствующем бордовом камзоле, с длинными косами, и вместе с тем же – безумно хрупкая и изящно точёная. Она счастливо улыбалась, обхватывая его шею руками:
- Как Ваши дела, генерал?
- Теперь отлично, Ваша Лучезарность! - поцелуй был долги и сладкий. – Может мы с Вами сразу…
- Отличная идея, генерал, но сперва, мне нужно отправить одно сообщение принцу Изольдеру.
Спина стала каменной, а довольная улыбка исказилась в гримасу.
- Так… - сильней прижал её к себе кореллианин, - ты с этим принцем итак была три месяца, я думал, что ты вернёшься, и я больше о нём не услышу.
- Хэн, это деловые отношения, - не отпуская его, Лея мягко хотела успокоить ревнивого генерала, - я и была там так долго, чтобы наладить уверенные и надёжные отношения с хейпанцами. По возвращению нужно будет их поддерживать. Мне нужно отправить всего одно сообщение, и чем быстрее я его отправлю, тем быстрее ты перестанешь дуться на меня.
Спорить с ней было бесполезно, и обречённо вздохнув, Хэн уступил. Слушая о прекрасном мире хейпанов, а так же про их столицу, богатство, процветания и прочие прелести закрытой жизни, Соло даже стало как то неуютно в его скромной потёртой куртке, не говоря о том, что завтра он планировал увести принцессу на своём потёртом «Соколе» куда-нибудь подальше от столицы.
- Прости, капитан, но завтра я должна буду предоставить отчёт канцлеру, - извиняюще, сообщила Лея, -и у меня назначена пара совещаний по этому поводу, а так же нужно будет представить матьТа'а Чуме. Хэн… Ты не представляешь себе, какая она красивая… - с восхищенным придыханием, не свойственной критической принцессе, проговорила Лея.
- Не грациозней и прекрасней тебя…. – и нежно поцеловал.

***

Бесшумной тенью Джейд появилась в зале во время совещания, материализовалась около него, положив на стол деку. Одарённость статс-секретаря всегда шла на пользу их работе, обученная на исполнении чужой воли, Джейд неосознанно подстраивалась, и точно знала, когда нужно появиться, когда уйти, что от неё требуется. Многие присутствующие не замечали сам факт её появления, когда совещание нельзя было прерывать, даже он не всегда фиксировал её, когда нельзя было отвлекаться. Но сейчас, что-то в ней изменилось, его внимание невольно сконцентрировалось на ней, против его желания. Одарённая удивлённо посмотрела на него, и извиняюще, так же растворилась, покинув кабинет. Что-то дернулось, на краю самой Вселенной, время остановилось, и его внимание сконцентрировалось на девушке, спешащей по коридору.
«Вернись», - коротко приказал он и Джейд на пятках развернулась. Меньше минуты спустя, она оказалась в кабинете, в котором продолжалось совещание, где ни в чём не подозревающие дипломаты и консулы, продолжали деловой разговор. Мара прошла за их спинами, и села по правую руку от него.
«Что случилось, милорд?»
Этого он не знал. Но знала Сила, к которой он прислушался, закрыв глаза. Общий шум, поток мыслей, выводов и решений, их, своих, чужих, всё это отошло на задний план. Умолкло, затихло, лишь витиеватый сложный рисунок рядом.
«Что случилось?» - повторил он вопрос Великой и Всезнающей Силе. А она ответила ему лишь призрачным двойным ударом сердца.
«Нерарс вернулся?»
«Час назад».
«К нему. Немедленно».
Вопрос «зачем» остался лишь шлейфом в Силе, после статс-секретаря, которая снова растворилась незамеченной никем, кроме главкома.
Его искусственные легкие сами раскрывались и сжимались, а сердце пропустило удар, когда пальцы отбивали приказ. Вопросы, которые пару минут назад были первостепенными и занимали весь его разум, теперь растворились пылью в бескрайнем космосе. Он встал, под обеспокоенные взгляды присутствующих, и подошёл к иллюминатору, ища спокойствия и ответов у звёзд.
- Милорд? – осмелился привлечь его внимание Лорул Труш, присутствующий по голосвязи.
- Продолжайте, - отстранёно произнёс ситх, обозначая, что он их слушает, хотя это было не так. Вселенная дышала своим размеренным спокойствием, протекая Силой, как водой, пряча динамичную и жестокую жизнь под гладью спокойных и равнодушных светил. Занятый делами флота и политики, у него не осталось времени на созерцание Вселенной,на прислушивание к изменениям Силы. Ему показалось, что если сейчас где-то на краю Галактики появится новый ситх или джедай, образуется новый квазар или чёрная дыра, то он не сможет почувствовать это. Не сможет обнаружить. В этом и заключалась основная причина краха Ордена Джедаев и провала Палпатина. Несмотря на свою одарённость, знания, опыт, мудрость и умения, они слишком погрязли в общегалактических делах, чтобы слышат Силу, чтобы чувствовать её веления. Сосредоточившись на этой мысли, он окунулся в Силу, ища ответ…
Спустя двадцать минут, он обернулся, клином встревая в разговор, запрашивая дополнительные данные, перенося заседание на другой день.
Проходя серые коридоры «Исполнителя», он ни о чём не думал, он уже знал, заходя в кабинет Нерарса. Доктор, затаив дыхание, с опаской протянул ему деку. Не естественная бледнота и разводы страха с примесью мольбы отражались в Силе и в его глазах, ситх молча обошёл врача, зашёл в отдельную смотровую.
Вцепившись руками в кушетку, девочка дрожала. Её паническое сияние стальной стружкой разлеталось во все стороны, грозясь или ударить или разорвать себя саму. По щекам текли слёзы, в пространстве эхом раздавались её истерические мысли. Механическое дыхание вызвало новый приступ истерики, и слёзы потекли с новой силой. Она подняла на него испуганные глаза, и попыталась успокоиться:
- Я… я… не знаю, как так получилось, - сипло, не осмыслено и глупо, со звенящим страхом произнесла она. Наверное, ничего в этом мире не могло довести его секретаря до такого состояния, - я… делала всё необходимое…
Очень давно, в другой жизни, он уже слышал этот тон, эта непонимание, но тогда, в том женском голосе за страхом пряталась надежда, скрытая радость. Сейчас же был один страх.
Не спеша, Лорд подошёл к ней, касаясь дрожащего плеча:
- На всё веление Великой Силы, - постарался он успокоить её, когда девушка ещё сильнее сжалась под его рукой. Выпустив тепло, которое образовалось внутри его заполненной искусственными лёгкими, груди, он отпустил Силу, укрывая хрупкое создание.
Об её отношения с сыном знал уже весь флот, а он уже давно видел их в своих снах. Джейд надежной тенью встала за спиной сына в этих видениях, даря спокойствие и ощущение надёжности за его будущее. А мальчик слишком часто в своём молчании во время их разговоров думал о ней, и так же долго провожал рыжую взглядом. Но Вейдер не ожидал такого результата от этого союза, вернее, такого быстрого результата.
«На всё веление Силы»- повторил он себе.
- Люк в гиперпространстве, как только он будет на связи, я вызову его обратно,– произнёс он вслух, - ты пока останешься здесь, под присмотром доктора Нерарса. Никто больше не должен знать. Тебе нужен покой и безопасность, – подумав, он добавил:-По прибытию Люка, вы сами решите, какая судьба ждёт… малыша.
Услышав это, она отцепила руки с кушетки, и обняла себя, осознавая, что ей ничего не грозит. Истерика и паника стали отпускать, и Мара попыталась собраться с мыслями.
- Милорд, - прочистила она голос, когда Вейдер уже направился к выходу, - срок ещё очень маленький. Я могу закончить свою работу, до прилёта Люка.
- В этом нет необходимости, – от его резкости, она снова вздрогнула, и Лорд заставил себя смягчиться. - Поиском агента займётся разведка. Теперь тебе нужно заботиться в первую очередь о себе.
- Мне не нужен отдых, Лорд, мне осталось совсем не много, позвольте доделать начатое. Это моё дело, я уверена, что нашла его.
- Это опасно, и теперь не только для тебя.
- Я всё сделаю, милорд. Тихо, аккуратно, никто ни о чём не узнает. До возвращения Люка.
Она упрямо смотрела яркими зелёными глазами, несмотря на растерянность, она была полна решимости закончить задание, завершить свою вендетту. Это было неразумно, но он понимал её, ценил рабочее упрямство и целеустремлённость. Он помнил те слабые искры в её практически погасшем рисунке, когда он выносил её из пещеры, после драки с Бри, он помнил её упрямое желание жить и бороться, бороться за свою жизнь, за цель, за своё право. Именно это он ценил в ней больше всего. К тому же природное иррациональное желание потакать беременным подло подкралось в его суждения и решения:
- Сегодня ты здесь, пройдёшь полное обследование,- уступил ситх, - если здоровье в идеальном состоянии – действуй, до прилёта Люка.
- Спасибо, милорд, – ей заметно полегчало, и окинув её взглядом, Лорд вышел.
Это было правильно, успокаивал он себя. Она выбита из колеи, и чем спокойней и уверенней она будет, тем лучше для ребёнка. Если они решат его оставить. Мысль пришла сама, и неприятно свернулась в груди. Но разум говорил, что появление младенца, сейчас, крайне опасно. Слишком слабое место, слишком сильный рычаг управления на слишком большое количество важных людей. Сам Люк, Лея, он, Падме… Этот ребёнок будет слабым местом всей их семьи, в столь шаткое время.
Но дети сами выбирают время, когда им появиться. По велению и суждению самой Силы. Люк и Лея родились в более шаткое и опасное время, и их рождение знаменовало крушение старого мира, и становления нового. Возможно, такая судьба ждёт и его внука? Но сейчас он хотя бы сможет обеспечить безопасность младенцу.

***

Главком ушёл, его тёмное тепло осталось. Сжавшись калачиком, она легла на бок. Слёзы сами собой текли, обжигая щёки, выливая из неё истерику и страх, который нервными волнами расходился по телу. В голове метались панические мысли:
«Как?! Когда?! Как такое могло произойти?! Как ты пропустила?! Как?..»
«На всё воля Силы», - эхом в груди отдавался механический бас.
«Успокойся» - велела она себе, глубоко вздыхая, но грудь как будто в тиски сжали.
«Вы сами решите, какая судьба ждёт… малыша».
Что они могут решить? Почему они? Она сама всё решит! Это её тело, это её организм, она сама решит… что решит? Оставлять или… Или что? Тело сжалось в судороге, из горла раздались всхлипы. Она не хотела этого… нет, она не думала об этом, и даже не предполагала… в её Вселенной никогда не было детей. Такие как она не становятся… материями… Они умирают от выстрела, от взрыва, от удара в спину, или от удушья.
«Я вызову Люка…»- от этой мысли ей и полегчало и стало снова страшно, но вся какофония необъяснимых эмоций сменилась привычной злостью. Да, она ему многое расскажет и в челюсть даст за такое.
Беременна… Весь мир сузился до маленького тёплого шарика внутри неё. Хотя она точно знала, что это только фантазия, что там ещё ничего нет, а что ситх увидел такое тонкое сияние, это лишь то, что из этого может зародиться… Стоп. Она не будет об этом думать. Не сейчас. И ситх прав: не одна. Эта оплошность Скайуокера, пускай и решает, твёрдо, решила она, пытаясь успокоить слёзы.
- Полно, тебе милочка, расстраиваться, - заботливо подошёл доктор Нерарс, ставя стакан с водой на тумбочку, - дело житейское. Не на наших постах, конечно, но ничего. Дети – это конечно всегда ужасно, но сам процесс создания, порою бывает ничего так. Результат конечно всегда такой. Ты не расстраивайся…Пару тысяч агрессивных аглоедов содержим, и одного мелкого поднимем. Вытирай слёзы, и пошли, посмотрим, до какой степени ты себя запустила.
- Почему порою бывает «ничего так»? – вздохнув, отметая лишнии эмоции, удивилась Мара. - По-моему, всегда всё хорошо…
- Ну, вот и отлично, душенька. Будет что вспомнить.

***

Оторвавшись от деки, Люк посмотрел в иллюминатор, но его взгляд смотрел куда-то глубже, дальше размытых потоков гиперпространства.
- Что-то случилось? – забеспокоилась Падме, которая сидела напротив, так же изучая данные.
- Рано я улетел, - нахмурился он, прислушиваюсь к ощущениям,- поспешил…

***

Результат был отличным. К её спокойствию она была полностью здорова и, несмотря на всю придирчивость и нежелание Лорда отпускать её, Мара получила разрешение на вылет. Плавно нырнув в истребитель, она пристегнула ремни безопасности, прислушиваясь к себе. Внезапно стало страшно, необъяснимо и неразумно, опасения отдались в спине и мнимым волнением в районе живота. Ну, вот… теперь, чуть что и сразу будет беспокоить живот! Глубоко вздохнув, Мара приказала себе забыть об этом. Возможно, это и не последняя её миссия, но точно последний шанс доделать всё до конца. После, вероятнее всего, Скайуокеры… Нет. Об этом она подумает после. Не сейчас. Сейчас у неё есть задача и она знает что делать.
Плавно подняв истребитель, она уверена покинула док и ушла в гиперпрыжок. Она вернётся до возвращения Люка. Разумеется, надо было бы ещё выждать, понаблюдать, посмотреть, но она уже точно знала, где находится Шейван и его внезапный арест должен сыграть ей на руку. К тому у неё стоит задача обезвредить и уничтожить. Церемониться, как с Бри, в этот раз она не будет.

***

Квартира в Сенаторском корпусе находилась слишком высоко, чтобы спокойно доехать до нужного этажа, и слишком низко, чтобы…
- Хэн… - сладко выдохнула принцесса, упираясь руками в грудь, - подожди… не здесь же…
- А почему бы и нет? – усмехнулся Соло, продолжая целовать в шею, но не в подходящий момент, двери открылись. Отпускать её он не собирался, продолжая целовать в коридоре.
- Соло… - недовольно запротестовала Лея, хотя знала, что все записи охраны буду стёрты, - подожди…
- Я уже не могу ждать… - они упёрлись спиной в дверь, нужно было только активировать код, но принцесса была какой-то напряжённой, не отвечала на ласки, и пытаясь остановить:
- Генерал... – поцелуй в губы перебил её. Хэн на автомате ввёл код, заходя в уже тёмную квартиру.
- Прекрати! – взвизгнула рассерженная Лея, ударяя по плечам. Его ответом был недовольный рык, он резко развернулся и ударил кулаком по стене.
- В смысле прекрати?!
Лея тяжело дышала, пытаясь прийти в себя:
- Что-то не так.
- Да, не так! – Соло резко развернулся и махнул рукой: - Свет.
- Нет!
Защитный щит у окна вспыхнул, квартиру осветила серия взрывов.
Уши заложило, перед глазами заискрились вспышки, Хэн рефлекторно схватил бластер одной рукой, но Лея успела толкнуть его на пол, за секунду до очередного взрыва, после которого защитный щит квартиры не выдержал и осколки сверхпрочного стекла полетели внутрь. Сознание помутнело,на ощупь Хэн попытался прижать к себе Лею, но её не было рядом. Резкий страх не позволил сознанию уйти окончательно, заставив открыть глаза. Она стояла на коленях над ним, вскинув руки. По квартире разносились выстрелы с глухим эхом, разнося мебель и стены.
«Крупный калибр. Не плазма. Разрывные?» – попытался определить опасность он, приходя в себя.
- Что?! – проморгался он, поднимаясь и желая задвинуть за спину Лею, но вокруг неё образовалось нечто, что держало каких-то тварей со щупальцами, размером в пару сантиметров.
- Они живые, - сдавлено проговорила Лея.
- Отлично,- поднялся генерал, точными выстрелами отстреливая висящих в воздухе тварей, - Надо отсюда выбираться! Где безопасники?
Оглядевшись, Соло выругался на хаттесе: мерзкие создания со всей квартиры медленно сползались к ним, вытаскивая какие-то иглы. Возможно, ядовитые. Поморщившись, Хэн продолжал отстреливать, пытаясь найти выход, но они были прижаты к стене, в паре метре от двери, а замок мигал сигналом повреждения. Ситх!
Включился аварийный свет, в красных огнях отчётливей стало видно, как Лея из последних сил держала какой-то защитный купол, не позволяя мелким убийцам добраться до них.
- Лея, ты сможешь двигаться?
- Нет.
- Чуи! -левой рукой нащупав приёмник, он попытался вызвать помощника…
Справа от двери засверкало, и мелкие убийцы развернулись в сторону открывающие двери. Служба безопасности не была готова к агрессорам: как только двери открылись сотни созданий кинулись на входящих, втыкая в них острые иглы. Мужчины в форме стали падать в застывших позах.
- Дело дрянь, - спохватился Хэн, продолжая отстреливаться. - Чуи не приближайся к этажу! Они опасны! Заблокируй этаж!
Принцесса, которая стояла на коленях, закрывая его, сжалась, глубоко вздохнула…
- Лея? Лея?! – он бросил приёмник, схватив её за плечо.
С гортанным криком она выпрямила руки, выпуская ударную волну, которая расщепила мелких убийц, на глазах ещё живых охранников Сенаторского корпуса.

***

Мир переливался различными красками и плетениями, пронизывал её, даря физические ощущения пространства. Невероятная красота, ни с чем несравнимая… Люк рассказывал ей, как это… восхитительно и как просто в этом потеряться. Возможно, впервые в жизни она так глубоко окунулась в Силу, чувствуя её. Лея тяжело входила в состояние покоя и единения с Силой, и так же тяжело из него выходила. Хотя её уже морозило, и хотелось поджать ноги и обнять себя. Но она вынуждена была сидеть, как полагается принцессе в кресле и наблюдать за откровенной руганью мужчин.
- Вы тут совсем офигели?! – в голос орал Солона начальника безопасности. – Жопы наели! Брюхо скоро в форму влезать не будет! – весь свой адреналин и страх кореллианин преобразовывал в ярость.
- Генерал, это сверхнеординарное нападение… Мы ведём расследование.
- Сверхнеординарное? Вас не было практически семь минут!
- Генерал, эта была внештатная ситуация.
- Безопасность нашего дома – эта ваша работа!
- Генерал…
- И к чему привело Ваше расследование?
В кабинет зашёл Крис Мадина, с прохода отвечая на вопрос кореллианина:
- Соло, Вы прекрасно знаете, что такое расследование так быстро не даёт результатов, - мужчина встал около начальника безопасности, намереваясь взять огонь генерала на себя, - и на Вашем месте, я бы обернулся в сторону Вашего ситха…
- Что? – выражение лица генерала Союза была не передать. - Крис тебе уже давно к врачу обратиться надо… паранойя – это конечно часть твоей профессии, но не в таком же виде!
Разборки Мадины с Соло в последнее время перешли в довольно фамильярный вид. Во время Альянса, Хэн бывало выпивал с Крисом,Лее даже казалось, что они с дружились, но это была лишь тонкая политическая игра. А после инцидента на Инчорр, мужчины начали практически откровенную вражду.
- Прошу сменить Ваш тон, Соло, - сжал целюсь Мадина, но их перепалку перебили входящий канцлер Мон Мотма и генерал разведки:
- Беспокойной ночи, господа, - Кракен, приветственно кивнул, и занял своё место по левую руку от канцлера. - Ваше величество, рад, что с Вами всё в порядке. На данный момент нам удалось постановить, что нападавшие использовали ранее не известные нам биологические организмы из Хейпанского сектора,– генерал сложил худощавые руки, обводя присутствующих взглядом бесцветных глаз. - Мы уже связались с представителями консульства Хейпанов с просьбой помочь нашему расследованию.
- Отлично, - вскинул руки Соло и с победоносной ухмылкой посмотрела на Криса, – мы с ними мир строим, а они на нас покушения утраивают.
Канцлер прочистила горло:
- Возможно, это показатель того, что наши отношения налаживаются, и со стороны хейпанского народа есть недовольные этим фактом.
- А может кто-то хочет нас рассорить с ними, - выступил Мадина.
Новый шквал возмущения посыпался от Хэна, которого поддержал Риекан, и как ни странно Борск. Лея уже абстрагировалась от этого шума, её внимание заострилось на канцлере: Мон внимательно рассматривала её, сидя прямо на противоположном конце стола.
- Лея, я очень рада, что твои способности помогли вам спастись в такой непредсказуемой ситуации, - мягко, с долей заботы и ласки проговорила женщина, заставляя мужчин остынуть и перевести внимание на другой аспект произошедшей ситуации, - и жаль, что ты не знала о них раньше.
В голубых прозрачных глазах чандрилианки хранился маленький сундучок весь расписанный эмоциями. Лея прямо так его и видела, и основным узором этого была серебряная нить разочарования, что она всё же жива. Сейчас её смерть была бы вполне вовремя, особенно когда Арти ушла. Но с тем же, она и…
- От чего же? – вскинула бровь принцесса. - Знала… Наш личностный конфликт с Дартом Вейдером был вызван именно моей одаренностью.
Смелое заявление внутри высшего совета Новой Республики, где все считали, что всё знаю друг про друга. Нет, не всё. И не все.
- Вы одаренная, как Скайуокер? – уточнил Риекан.
- Не на столько, генерал. Люк всё же выдающийся, даже среди одарённых. Мне никогда не дорасти до его мощи. – В провокациях было много пользы, если ты умеешь читать чужие мысли и чувства. Пользуясь даром Силы, она внимательно следила за каждым шевелением и проявлением присутствующих, это наводило её на ряд размышлений.

***

Вспомогательная платформа номер 6, на которой её прилёта уже ожидало три группы захвата под видом новой инспекции. Лорд хотел отправить с ней взвод пятьсот первого легиона, но она решила, что это перебор. Внезапная забота ситха сильно льстила, но пока только мешало делу.
Инспектора от ситха встретили в посадочном доке. Мара поприветствовала руководство платформы, сразу же почувствовав свою цель. Волоски встали на коже, а спина застыла, Сила мутной тиной туго затягивалась около неё, отчётливо отдавая привкусом гнили… знакомой гнили. Слушая приветственную болтовню технических директоров, она искала Шейвана.
Звучание его имени, раздвинула тину, и на подвесной лестнице она заметила ремонтника, в сером комбинезоне, с наголо бритой головой и с пронзительным холодным взглядом.
Это был провал…
Встретившись с ним взглядом… слишком прямым, слишком осознанным, она услышала Силу, как звон рвущихся струн…
За спиной прозвучал взрыв, поток энергии, несущийся с невероятной мощью,ещё не достиг её, и, срываясь в прыжке, она вскинула руку, стягивая около себя щит Силы, концентрируясь на гортани мужчины. Ударная волна ударила в спину,подкидывая, в мгновение осознание наполнило её, открываясь Силе полностью.
Это был конец.
Её.
Их.
Душа взвыла болью, и ярость вышла тугой удавкой Силы на шее мужчины, которую она затянула, падая на бетонный пол палубы.
Тело лежало сломанной куклой, а глаза уже закрылись, в её Вселенной большее не было ничего. Но она сжимала что-то, ожидая чужой смерти. В вакуумной тишине раздался хруст гортани.
Державшая её всё это время жажда мести отпустила, и алой кровью растеклось по серому бетону.
Она закончила.

***

Её передернуло, и внутри, где-то глубоко-глубоко, что-то лопнуло, как струна, и ей захотелось плакать. Лея не произвольно посмотрела на Хэна, вальяжно сидящего в кресле на совещании, импульсивно потянулась к брату, который был очень далеко, но он тут же ответил, таким же обеспокоенным сигналом. Они с мамой в безопасности. Отец отозвался нехотя, наотмашь.
«Что это?» - настояла она на своём, не желая разрывать контакт с отцом, но Повелитель Тьмы молчал, и в его молчании была бездна.
Лея вышла из кабинета, прошла небольшой коридор, и встала у окна, обняв себя. По щекам потекли слёзы, плохо было и отцу, и брату, но только она одна знала, что такую боль можно убрать слезами.
- Лея, что случилось? – за спиной оказался Хэн, всегда надёжный, и всегда любимый.
- Не спрашивай, обними меня.
Он обнял, где то далеко Люка обняла мама, только отец стоял среди своих холодных звёзд. Она потянулась к нему, в искреннем желании поделиться капелькой своего тепла. Но согревать Повелителя Тьмы было сравнимо с желанием растопить Хот. Но ему стало легче.

***

Новая надежда оборвалась, не успев зародиться. Нет, отдернул себя ситх - успев. То, что творилось у него внутри, успокоилось только прикосновением дочери. Её мягкая рука чувствовалась через Силу, им было больно всем, но они были вместе. Он не понимал, зачем Сила дала и тут же забрала маленький хрупкий комочек света, который мог стать… Мог, но никогда не станет. Зачем он дал своё разрешение на эту операцию? Почему пошёл на поводу у эмоций? Как допустил? Почему не предвидел?
На всё веление Силы, повторил он себе, не зная, как объяснить или оправдать.
На всё веление Силы и пути её неисповедимы. Она вела его, указывая именно на эту девчонку, на одну из четырёх агентов Палпатина, и он никогда не жалел о своём выборе. По велению Великой Силы ей был дарован второй шанс, и его сын выбрал именно её, и именно сейчас она могла стать матерью его внука. Но Сила отобрала то, что дала. Он закрыл глаза, прислушиваясь к ней, ощущая звучание мелодичной и спокойно мелодии, в которой проскальзывала непонятная боль, зудящая на одной ноте, пронзая всю Вселенную.
Что он должен понять из этого? А что вынести? А он ли?
На всё веление Силы.
Над последствиями взрыва уже работали специалисты, устранение разрушений займёт пару недель. Из сорока семи присутствующих рабочих и солдат, сорок две жертвы, пять человек в особо тяжком состоянии. Труп Шейвана опознан и доставлен, а Мара, как и прежде, боролась за свою жизнь. В крайне тяжёлом состоянии, с переломами и повреждениями, её доставили в медкапсуле на «Исполнитель», где Серж Нерарс уже приступил к операции. И ни на одну секунду Лорд не беспокоился за её жизнь. Он коснулся слабого и разорванного рисунка в Силе, расслабляясь и сосредотачиваясь, смотря дальше, чем сквозь время. Его не интересовали сроки, его интересовал результат. Её путь был пронизан Силой, и она шла по нему, она рождена бойцом и будет бороться, пока не победит,и однажды она победит. Нерарс соберет упрямую девчонку, и она будет жить. Жить упрямо и наперекор.

***

Покушение на принцессу вызвало большой ажиотаж со стороны хейпанской стороны. Их Мать,как её зовут, Хэн не помнил, была крайне взволнованна этим фактом, заявила, что они найдут виновника и накажу по всей строгости их суровых законов. Соло скептически вскинул бровь: «И вот этой дамочкой так восхищалась Лея?»
- Что-то мне не нравиться вся эта история, - признался он принцессе, притягивая её к себе. После покушения, Хэн окончательно разругался со всеми ведомствами систем безопасности Сенаторского корпуса и перевёз Лею на «Сокол». Принцесса спорить не стала: когда кореллианин хочет проявить заботу, ему лучше не мешать. Последствия могут быть катастрофическими.
- Мне тоже, - прижалась к нему, как маленькая девочка.
- Ты разобралась, что это было днём?
- Нет, - рассеяно ответила она, - спросила у отца, но он молчит. Люк в гипрепрыжке с мамой… где-то далеко…
- Куда их нелёгкая понесла?
- Не знаю…. Куда-то очень далеко.
- Лея, солнце моё, - он посмотрел ей в глаза, пытаясь поймать её рассеянный взгляд, - а давай тоже улетим! Далеко-далеко! – для красочности он развёл руками в воздух.
Она улыбнулась, обнимая его сильней:
- Улетим, мой генерал, но потом… попозже… Мне сейчас надо быть здесь.
- Зачем? Разобраться с этим расследованием? – Хэн недовольно сдвинул брови. – Это работа разведки и безопасников. Они у нас совсем обленились. Слышала, что говорят: чуть что во всём у них Вейдер виноват…
- Отец тут не причём,– сказала она и так очевидную для них истину. Потом подумала и добавила: - Хейпаны тоже.
Эта мысль заставила Соло напрячься:
- В смысле хейпаны не причём?
Опустив его из тёплых объятий, Лея прошла по каюте и уселась на любимое кресло. После покушения он уже не упирался и противился факту Силе и того, что она вокруг них. Его даже радовало, что Лея умеет ей управлять теперь. И даже в обмороки не падать.
- Мон…- как-то робко произнесла она,– на собрании сразу после покушения… она была разочарована, что я ещё жива.
Услышать это от Леи, он не ожидал. Хэн медленно уселся на пол, приходя в себя. Такой расклад событий он просчитывал давно, у него даже был план на такой случай, но где-то в глубине души он ещё надеялся, что этого делать не придётся.
- И что ты думаешь с этим делать?- аккуратно поинтересовался он.
- Одного разочарования для столь серьезного обвинения мало, -сползая с кресла, она потянулась к нему руками, а обняв, села рядом, - и я не уверена в этом. Но даже если это так… То я не собираюсь никуда бежать и бросать свою работу. Я останусь бороться до конца. Вы со мной, генерал?
- Всегда, – слова прозвучали как клятвой, и были закреплены долгим поцелуем.
Удовлетворённо улыбнувшись, она провела пальцами по его скулам, губам, носу… в его лице она разглядывала… что-то, что сама не могла определить. Новые ощущения, понимание, которые приходили не сразу, постепенно… она уже знала, но не понимала…
Её медитации и самостоятельные тренировки по методикам отца и брата наконец-то дали результаты. Она не преследовала каких-то целей, не стремилась познать Силу или стать джедаем. Она хотела совладать с собой. Отец говорил, что её Сила иная, что лежит она глубже и мощь её не предсказуема. Ночные кошмары, неописуемые предчувствия и резкие решения… она смогла всё это взять под контроль, перестала бояться и всматриваться в тени. Теперь она почувствовала Силу, и её движения стали заметны, а перечить желаниям практически невозможно. И сейчас, она знала, что перед ней стоит сложный выбор, а впереди решение будет ещё сложнее, но Хэн должен быть в другом месте.
- Ты нужен Люку…
Капитан удивлённо сдвинул брови:
- Малыш сам может о себе позаботься.

***

Она пришла в себя, не чувствуя тела. Вокруг всё белое и пищала аппаратура.
- Мара? – раздался женский голос. Ей он был знаком. Блондинка в белом халате. Катисси. – Ты меня слышишь?
Она просто качнула головой.
- Ты на «Исполнителе», - это она уже поняла, - в безопасности. Твоей жизни ничего не угрожает. Ты уже была пару часов в бакта-камере. Минут через тридцать мы ещё раз тебя туда погрузим. У тебя много переломов.
Её это не интересовало. На все вопросы доктора, которой здесь быть не должно, она просто кивала. Она уже знала самое главное, и не поняла, почему её откачали. Зачем она выжила? Она уже сделала, что хотела. И она… руки сами потянулись, но она не смогла ими пошевелить. Мышцы в конвульсиях сжались, она хотела дотронуться до своего живота, до туда, где была огромная дыра, туда где должен был гореть маленький огонёк… На глазах навернулась влага, и вода потекла по вискам.
- Мара, тебе больно? – насторожено спросила Катисси, проверяя показатели приборов.
Она показала головой. Ей не больно. В ней просто нет… в ней просто огромная дыра.
Катисси внимательно осмотрела пациентку, и поддерживающее погладила по плечу:
- Скоро это всё закончится. Пару часов в бакте и будешь как новенькой.
Она закивала головой, даже хотела улыбнуться. Доктор явно ничего не знала, Нерарс под смертельной пыткой никому не чего не расскажет.
Катисси тут по собственному желанию? По поручению Пиетта? По приказу Нерарса?
Не важно. Это уже всё не важно.
Мара закрыла глаза.
Пару часов и она будет как новенькая.

***

- Я полечу на крестокрыле, с Р2 будет быстрее.
Сигнал от Вейдера она получила сразу же по выходу из гиперпрыжка. Она не хотела отпускать сына, но и удерживать не стала. На истребителе это слишком длинный перелёт, но Люка это не волновало, он бледный, взволнованный, застёгивал комбинезон.
- Прости, что оставляю тебя… но что-то случилось… что-то важное…
-Лети, - поцеловав его в щёку, сказала она, - сейчас ты там нужней. Как всё разузнаю, я напишу тебе.
Он крепко обнял её:
- Я надеюсь, что всё это правда.

***

У неё уже ничего не болело и всё работало. Нерарс,бакта,достаточное количество времени и отсутствия сопротивления со стороны пациенты творили чудеса. Пару суток, и Мара в действительности была как новенькая. Почти. Она много часов провела тупо смотря в потолок, спрашивая себя, размышляя, рассуждая. Её больше ничего не интересовало: ни флот, ни «Союз», ни повреждения и восстановление платформы, ни жертвы – ничего связанного с работой. Она отмеряла своё время, время, когда прилетит Люк. Но его видеть она больше не хотела. И эта мысль не вызывала в ней каких то эмоций или шевелений. Она хотела улететь отсюда. Подальше.
Ситх принял её в своём кабинете, не вставая и не приветствуя.
- Я отклонил твоё прошение.
- Это не прошение, - глухо отозвалась она, чувствуя внимание этого человека с того момента как пришла в себя. Он ни разу не пришёл в медблок, но и ни одного доклада об её состоянии не пропустил. Она думала, что он обвинит её в гибели плода, но в его ауре и близко не было этого. Он… она не знала, что думал и чем руководствовался этот человек. - Милорд, это рапорт на увольнение. У нас с Вами был договор.
- Тебе нужен отдых, – сказал механический бас, с несвойственной терпеливостью, но с холодной отчужденностью. -На пару недель я тебя отпускаю.
Мара прямо смотрела на безжизненную маску, стоя напротив:
- Милорд,я больше не хочу работать на Вас в частности и в этой структуре в целом.
- Я думаю, ты знакома с посттравматическим психозом,- констатировал он, не реагируя на её эмоции, - по заключению врачей, у тебя именно он. Тебе нужен отдых, смена обстановки и прочее. Помоим расчётам Люк будет здесь через…
- Его это не касается, - резко перебила Мара, напрягаясь ещё сильней.
- Он был отцом ребёнка…
- Плода, – холодно поправила она. – Ребёнок – это рождённое существо, а плод, это что было у меня, но умерло во время взрыва.
- Термины в данном вопросе не важны, - терпеливо продолжал Лорд, пряча своё раздражение. Слишком много не конструктивных действий и эмоций было за последнюю неделю.
Она покачала головой, истерика подкатывала к горлу, а на глазах наворачивались… нет.Она взяла себя в руки:
- Милорд, я Вас прошу, не распространяться о случившемся. Особенно Люку.
- Он имеет право знать.
- Имел бы! – еле сдерживалась Мара, стараясь быть максимально логичной. -Если бы ребёнок родился! – маска собеседника была глуха, как бескрайний космос вокруг корабля. Но она попытается достучаться до него: -Милорд, Ваш сын, великолепный человек, он стал великим, и впереди его ещё многое ждёт, и Вы, как никто другой знаете, какую цену он платит за это! Неужели ему мало горя? Неужели ему не хватит и без этого? – ситх был последней сволочью, но заботливым отцом, и Джейд знала, на что давила. -Он не причём, он ничего не мог поделать, не надо ему говорить. Не зачем ему знать об этом! Проявите милосердие, хотя бы по отношение к нему!
Ситх молчал, но она чувствовала, как он закрыл глаза, принимая её правоту. Чувствовала, как в его холодном дыхании ослабевают сомнения, как выходят остатки боли.
- Подпишите отставку.
- Твоё место здесь.
- Вы этого не знаете.
- Знаю.
Глубоко вздохнув, она собралась с силами для очередной тирады заранее подготовленных аргументов:
- Всё это время Вы учили меня принимать решения, брать ответственность и слушать себя, – упёрлась руками об стол Мара, готовая идти до конца. - Вы говорили о выборе и давали его. У нас был уговор: я помогаю Вам убить Палпатина, захватить столицу и уничтожить всех его агентов. И теперь я могу сама выбирать, что мне делать и как мне жить. И требую расчёта и увольнения.
Блики маски изменились, меняя его выражение:
- И что ты хочешь делать? При твоих талантах и способностях?
- Жить, – само слово дало ей облегчение. Поняв руки со стола, она пожала плечами. -Просто жить, как все обычные люди. Вставать утром, идти на работу, не думая, что тебя сегодня могут убить, или то, что тебе придётся кого-то убивать. Не кидаться в перестрелки, не в ввязываться в космические бои. Не бояться, что от твоего решения могут погибнуть тысячи, не решать сверхгалактические задачи.
Перед ним стояла девочка, измученная, уставшая, которая не понимала ни себя, ни Силу, ни мир. Но в ней горел огонь, мощью граничащий с мощью небольшого солнца.
- Ты можешь их решать. Твоих умений, моральных устоев и нервной системы для этого предостаточно.
- Я не хочу этого, я хочу спокойно пожить.
- Это скучно.
- Милорд, где Вы родились?
- Это не важно.
- Важно! Вы родились среди простых людей, на самом низу, там, где никто ничего не решал. Вы сами выбрали и решили свою судьбу. Вы сами выбрали этот путь, как и все на этом борту. Все кроме меня. Я не знаю, где я родилась, я не выбирала жизнь агента, я не выбирала флот и не хотела работать на Вас. Я всю жизнь жила по чужой воле. Хватит.
Если бы он мог вздохнуть… если бы мог…
У Силы на всё свои планы, и он уже давно понял это.
Девочка умна, талантлива и способна. Её путь пронизан Силой, и если она отрицает это, то пускай. Посмотрим, насколько её хватит.

***

Время,отведённого ей обстоятельствами, не хватило, чтобы она смогла почувствовать невыносимое ожидание. Возможно, из-за её отстраненного состояния получилось максимально в кратчайшие сроки передать дела, но в течение долгих дней, она каждый раз думала, как начнёт этот разговор. Как вздохнёт перед прыжком и сделает то, что очень давно нужно было сделать. С самого начала, Мара знала, что так и будет. Знала, что разобьёт его сердце. Чувствовала себя и лицемеркой и стервой, которая играет на чужих эмоциях. Хотя её учили именно этому и раньше муки совести не терзали её. Хотя, какая к ситхам мораль, когда тебе так хорошо. Ей было хорошо, весело, приятно, интересно… а ещё надёжно и спокойно. Она никогда не чувствовала такое спокойствие, которое дарил ей Люк, обнимая, закрывая от всей Вселенной. И вероятнее всего никогда больше не почувствует. Хотя…
На всё веление Великой Силы… - она усмехнулась. Эту фразу она не забудет.
Ситх сдержал слово: он закрыл в её сознание только ту память, которая была связана с работой. Процедура была не самой приятной, Вейдер никогда не был мастером ментального воздействия, но у неё выбора не была. Мара понимала, что с её знаниями системы и устройства флота, её никто и не куда не отпустит. Поэтому пришлось впустить ситха в своё сознание настолько глубоко, чтобы он смог разделить рабочую информацию от личной памяти и закрыть нужное. Именно закрыть, потому что стирание привело бы к повреждению сознания. Мара помнила тех, кто подвергался воздействию Вейдера, и не хотела стать «овощем». Она пролежала больше суток с головной болью, а потом трепетно ковырялась в своей памяти, проверяя. Она хорошо помнила знакомство с Пиеттом, но уже не могла вспомнить, кто его заместитель, помнила Катисси, и как искала её, но на вопрос: зачем? Ответа уже не было.
Самым чётким в её памяти остался день, когда она попала во флот, первый разговор с ситхом. Причины, по которым она осталась, и почему сейчас уходит. Удобно…
Так же удобной была и крутая жёлтая куртка, которую она крутила в руках уже непонятно сколько времени, размышляя забрать её или всё же оставить.
Все свои вещи она уже упаковала и унесла на корабль. Каюта была идеально прибрана и пуста.Люк уже был на борту… она знала это… у неё осталось совсем немного времени, чтобы собраться с силами, решить, что делать с солнечной курткой и начать разговор, которому так долго готовилась.
Остатки головной боли, помогали отстраниться от внутренних терзаний.
Чтобы он не сказал, она уже приняла решение.
Вот двери открылись, и Люк влетел в каюту, замерев напротив неё. В оранжевом лётном комбинезоне, взлохмаченный и взволнованный.
- Мара… - выдохнул он, казалось с облегчением, но заглянув в её глаза, напрягся с новой силой.
Горько сглотнув, она приподняла руки с курткой:
- Вот думаю оставить её себе или всё же вернуть.
- Это правда? – он уже знал ответ, но хотел услышать это от неё.
- Да.
- Что случилось?
От его взыскивающего взгляда,стали наворачиваться слёзы, но она сковано улыбнулась, запрещая себе реветь:
- Я закончила то, что обещала. И хочу пожить спокойно жизнью.
Он сделал шаг вперёд, желая обнять её, но Мара не могла это стерпеть,и отступила назад.
- Почему это должно влиять на нас? – задал он странный вопрос,который вызвал у неё горькую усмешку. – Почему ты прощаешься со мной?
- Люк… - до этого, она не могла посмотреть ему в глаза, а сейчас заглянула в самые чистые и светлые глаза, которые отражали душу этого человека. – Возможно, отношения с тобой, и ты сам, были самым прекрасным, что было в моей жизни. Но я…- горечь сдавливала горло, заставляя прилагать усилия для того, чтобы просто говорить, - хочу уйти. Пожить спокойно. Возможно, найти своё место.
Упрямый Скайуокер приобнял её за руки, не сокращая расстояния, оставляя ей пространство для воздуха.
- Мара, твоё место здесь. Ты же это чувствуешь.
- Нет… не чувствую,– от его уверенности ей стало легче. Он, такой же, как и его отец – считал, что лучше других знает, где и чьё место. Возможно, Сила и давала им преимущество перед другими одарёнными создания и не чувствительными, но ей проще отстаивать своё мнение, когда чувствуешь давление. – Люк, ты сам выбрал свой путь джедая. Несмотря на Императора, на смерть наставников, на убийства отца, ты веришь в Силу ив добро, в то, что ты делаешь, и ты готов идти до конца. Ты на своём месте, как бы сложно и трудно это было. Ты этим живёшь и дышишь. В тебе Сила и ты готов отдать жизнь за это. У тебя великое будущее, и то, что ты даёшь галактике – бесценно! И прошу, пойми меня:я не могу тут больше находиться. Как и ты, я хочу найти свой путь! Понять, что моя жизнь принадлежит мне, и самой решать, как жить и что делать.
Он терпеливо слушал её монолог, крепко держа её ладонями за локти, желая обнять, прижать к себе, но понимая, что ей сейчас это не нужно. Или нужно…
- Куда ты летишь?
- Ещё не решила…
- Я прилечу к тебе хоть на край Галактики!
- Люк…
- Мара,- он позволил ей высказаться, и просил теперь выслушать его. И просьба его была как всегда выразительной и молчаливой. - Я люблю тебя. И понимаю, что твоя жизнь с рождения не принадлежала тебе, понимаю твоё увольнение и желание улететь, и это не проблема. Я смогу к тебе летать. Нет ничего страшного в отношениях на расстоянии.
- Нет, ничего страшного, - повторила она, грустно улыбаясь, чтобы не зареветь, - но ты часть этого мира. Эта твоя жизнь. Здесь! Но не моя… Ты всегда будешь стремиться вернуть меня сюда. К тому же, при всём моём уважении, несмотря на то, что мне было с тобой хорошо, я не могу сказать, что люблю тебя. Я вообще не уверена, что могу испытывать такое чувство. Меня этому не учили, - она скованно пожала плечами. – Не мучай себя и меня, Скайуокер. Наши пути расходятся, и мы расстаёмся. Так будет лучше. Обоим.
- Мара, - упирался Люк, уже желая её удержать физически, - это не так. Возможно, ты сейчас не принимаешь этого, но мы должны быть вместе… я тебя не отпускаю… мы можем что-то придумать…
- Люк, не надо, – она хотела сказать это максимально серьёзно, но вышло сдавлено и несчастно. Он прижал её к себе, крепко и несвойственно властно, наконец-то целуя, выпуская свою силу, закрывая её от всего мира. Снова. Пряча. Желая удержать. По её щекам потекли слёзы, она быстро вытерла их, стараясь оттолкнуть мужчину, но не получилось. Она не хотела применять силу, не хотела драки, а его поцелуи, которые покрывали лицо и шею были предательски горячими.
- Скайуокер…
- Я тебя никому не отдам… - он перехватил её, поднимая, и понёс в комнату. Его желание затопляло всё пространство, стирало все мысли. Он скучал, и ждал их встречи, его тоска передавалась в каждом поцелуе, в каждом движение, перекрывала даже её боль. Раньше, она никогда не была с тем, кто её по настоящему любил, с тем, кто об её эмоциях и удовольствии беспокоился больше, чем за свои.
И возможно, этого больше никогда и не случиться.

***

Темнота медкапсулы привычно ограждала, в его собственном уже родном мирке была лишь Сила, которая лечебным воздухом заполняла всё пространство. Успокаивающее ощущение проникало через всё тело. Внешний мир, там за пределами медкапсулы ждал его, но его взор был направлен внутрь.Механические руки чуть подрагивали, отражая адреналин, который сдавливал и так рассечённую грудь.Такое бесконтрольное чувство волнения он не испытывал очень давно. Не конструктивное, без цельное, не разумное эмоционирование всегда было пустой тратой времени. Но сейчас он в этом нуждался. Ещё немного, ещё чуть-чуть. Пара вдохов, и ещё пара таких же болезненных выдохов. Сжав руки, он окунулся в Силу, в её бескрайнюю паутину с тысячами переплетений и узорами, необъяснимую и неповторимо прекрасную. Узоры лежали в идеальном порядке, объёмное прекрасное полотно, с переливами и гармоничными сияниями. Потянувшись к ним, он без труда разобрал переплетения чужих мыслей и ощущений. Все замерли в ожидании его, и они ещё чуть-чуть подождут. Ему нужно ещё время, ещё Силы, чтобы собраться и шагнуть. Он очень долго ждал, яростно боролся и мудро отступал, аккуратно и даже робко строя. Но Тьма не умеет строить, напомнил он себе, отчётливо ощущая, как она, сейчас, тугой стеной стояла перед ним. Но она его не остановит, он уже всё решил, и практически всё сделал. Его уже ничего не остановит.
Дыхательная маска с шипением легла на лицо, громкое механическое дыхание заполнило комнату, разогнав саму Тьму, открывая защитный купол.
Смежные двери открылись,присутствующие двенадцать адмиралов, в момент, когда Лорд зашёл в помещение, встали. Он прошёл по кабинету, остановившись во главе стола.
- Господа, дамы,- обжог холодом механический бас тоном, который навсегда запечатлится в памяти присутствующих. Все выпрямились по стойке «смирно». - С этого момента и до конца, по велению Великой Силы, провозглашаю новое государство – «Серый флот». – Последние слова ощутимой волной прошли сквозь присутствующих, оставляя благоговейный трепет. -Вам же вверяю управление, защиту и развитие его. Наши цели останутся прежними: боевая готовность, стабильность, безопасность наших граждан и развитие. Я, Лорд Главнокомандующий, Дарт Вейдер, беру правление Серым флотом на себя. Клянусь Великой Силой, Светлой и Тёмной её стороной, следовать и защищать цели Флота, следить за справедливостью и безопасностью в нём. Уничтожать любую опасность и каждого, кто осмелиться напасть на «Серый Флот» или предать его интересы.


--------------------
"Ели у вас нет ног - бегите...
Если у вас нет надежды - творите..."
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Catherine
сообщение 6 Февраль 2017, 21:16
Сообщение #782





Группа: Заглянувший
Сообщений: 2
Регистрация: 4 Февраль 2017
Пользователь №: 9889



Ариша, спасибо вам за чудесный фанфик! Второй раз читаю с огромным удовольствием! У меня уже путается канонный вариант и ваш, ваш во многом нравится больше. Ибо семейка Скайуокеров в полном составе очень радует smile.gif
И, ждем продолжения, как всегда )
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Ариша
сообщение 2 Апрель 2017, 19:17
Сообщение #783



Иконка группы

Группа: Бывалый
Сообщений: 1283
Регистрация: 8 Май 2011
Из: Челябинск
Пользователь №: 8905



9 глава (1 часть)
Острый и холодный пейзаж города не внушал ей ни уверенности, ни спокойствия. Она помнила последний раз, когда была в этом здании, когда ещё во времена Империи она прилетала сюда с отцом… с Бейлом Органой. Он бы не одобрил её методы проверки союзников, тем более употребления такого количества алкоголя. Он бы многое не одобрил в её действиях. И в ней самой. Раскладывая все выводы и наблюдения по полочкам, она была вынуждена признать, что её приёмный отец был не таким уж праведным, каким она его помнила. И те методы, которые он пытался в неё заложить, в данной ситуации, были бесполезны. Стоя одна посредине серого и враждебного города, она черпала силы не из веры и уверенности в своём правом деле, она брала их из себя самой. Закрыв глаза и расслабленно выдохнув, она расправила плечи, скидывая с них всю тяжесть. В ней были сомнения, она верила и не верила в измену Мон Мотмы, она чувствовала скрытую возню за своей спиной, но спокойствие внутри позволяло сохранять разум холодным.
Лея долгое время судила и выбирала союзников, опираясь на мнение матери, но нынешние отношения Мон и Арти настораживали всех, а скрытое и потайное желание чандрилианки избавиться и от неё, вдвойне ставили под сомнения не прекословное слово матери.
«Ты почувствуешь свою истинную Силу только после того, как примешь себя», - когда-то, сказал ей кровный отец. И, осознав эти слова, она приветственно улыбнулась своему отражению в окне.
Лея была вынуждена согласиться со своими мужчинами: Корусант – отвратительное место, которое заставляет разумных существ творить Сила знает что.
Отправить Хэна ей дорого стоило. Упрямый кореллианин спорил до последнего, потом ругался и даже стучал кулаками по железным стенам «Сокола», но всё же улетел. Несмотря на свои страхи и подозрения к окружающим, её сердце рвалось беспокойством за брата. Люку нужна дружеская поддержка, она ещё не знала, что случилось, но чувствовала его боль. После покушения Хэн спокойнее стал воспринимать доводы: «я чувствую», но велел готовить корабль, только после того, как получил от Риекана чуть ли не кровную клятву охранять её, а Лею в свою очередь «не делать глупостей». Что это конкретно означало – было не ясно, но Лея пообещала.
Альдераанин так же был обеспокоен случившимся, поэтому с энтузиазмом взялся за её охрану, и Лея переехала жить в альдераанский корпус, получив самого генерала фактически в телохранители.
– При всём моём уважении, принцесса Лея, Ваша безопасность…
После этих слов и тёплого, заботливого взгляда генерала, она почувствовала себя пятнадцатилетней девочкой, которая вновь вышла из-под защиты отца, но которую тут же взял под опеку его проверенный генерал.
Но ей уже давно не пятнадцать и нет той наивности и святой веры окружающим. Благодарно улыбнувшись, уже не малолетняя принцесса пригласила генерала и Айрена Кракена на дружескую беседу в свои временные апартаменты, чтобы обсудить сложившуюся ситуацию, и пользуясь, своим положением, как учил контрабандист, превратила беседу в знатную посиделку с алкоголем и громким смехом.
«Прощупать обстановку, посмотреть на прозрачность…»- с тонкими плутовскими нотками комментировал планирование подобных мероприятий проверенный контрабандист.
Споить Кракена невозможно, Риекан, как бывалый вояка, тоже пил, как не в себя, но у Леи была другая задача. Под крепкий алкоголь и дружескую беседу, она расслабилась, дала волю Силе, и успокоила свою паранойю. Генералы были не причастны к покушению на неё и, как и прежде, искренне верили в их правое дело.
Наутро, Лея отругала себя за излишнее недоверие и параноидальное подозрение к окружающим.
Разумеется, Карлисту не хватило посиделки у принцессы, и, вместе с Айроном, они продолжили вечер в баре. Бывалый генерал должен был признать, что он давно так душевно не проводил время, но утро было не таким приятным.
– Доброе утро, генерал, – приветливо улыбнулась принцесса, которая была прекрасна, как всегда.
– Доброе, Ваше Высочество, – попытался ответить ей так же радушно генерал, но его радушие значительно увеличилось, после того, как Лея протянула ему один из закрытых стаканов с кафом. – Благодарю за заботу.
– Следователь хапанского представительства уже ждёт нас, – как всегда собрано, и бесцветно отчеканил Кракен, который появился в точно назначенное время и выглядел так, словно не он вчера до шести утра пил с альдераанином. – Доброе утро, коллеги. Принцесса, выглядите великолепно.
– Спасибо, генерал,– Лея учтиво кивнула головой, и протянула ему третий стакан, – у Вас уже есть сведения…
Они шли по длинным коридорам сенаторского корпуса, обсуждая расследование и новые данные о нападения. Риекану стало значительно легче после того, как он допил явно не каф, а вот разведчик хоть и держал стакан в руке, к нему даже не прикоснулся.
– Может он капельницу поставил на время сна? – предположила Лея, с мягким дружеским смешком, когда один из подчинённых отвлёк Кракена срочным донесением.
–Хорошая мысль,– потёр лоб генерал, – но мне этого времени не хватило.
Королевская особа ещё больше улыбнулась и предложила ещё принести жидкости. Генерал согласился, так же по-дружески забавляясь над ситуацией, желая разузнать секрет Кракена.
–Ковачеги – искусственно выведенные насекомые. Яд смертелен. На данный момент является оружием массового поражения, координации или нейтрализаци и не подлежит или методы нам не известны, –продолжал отчёт разведчик.–При заморозке впадают в анабиоз. Ни тепловой, ни какой-либо другой активности не проявляют. Способ размножения не установлен,– от воспоминаний об этих тварях, Лею передернуло. –В реестре Новой Республики, как опасные или запрещённые организмы, не зарегистрированы. Я уже подписал распоряжение о занесении.По только что поступившим данным от хапанского посла: ковачеги выведены в Хапанском секторе. Официально запрещены. Используются различными террористическими группировками.
–То есть, они подписываются под тем, что угроза принцессе исходит именно с их территорий? – прямо спросил Риекан. – И именно они пропустили преступников с границы?
– Да, – потвердил Кракен, –и они хотят взять расследование в свои руки,–в равнодушном и спокойном тоне генерала разведки ничего не прозвучало,он остановился, залпом опустошил стакан, будто зная о содержимом, окинул взглядом коллег:–Их следователь… эта дама очень амбициозна, –и верхняя губа разведчика на долю секунды выгнулась, демонстрируя его неприязнь. На работе вывести Кракена на эмоции было практически невозможно, но хапанскому следователю это удалось.
– Генерал, если Вы позволите, я могу попытаться усмирить напор хапанцев, – предложила принцесса, зная о менталитете этой расы.
– Буду признателен.

***

Выделенный кабинет заливал свет из всех источников, включённых на максимум. Мужчины поморщились, когда зашли в комнату, Лея значительным усилием сохранила приветственную улыбку, зная, что хапанцы плохо видят в сумерках, и на их планетах светила освещают много больше, чем в основной Галактике. Будучи в гостях она практически привыкла к ослепительному сиянию, что позволило ей быстрее остальных адаптироваться в помещении.
В строгих кабинетах Сената, хапанские представительницы смотрелись… мягко говоря вызывающе. Вся прежняя мебель помещения была составлена в один угол, а посередине зала следователи расположили свои столы с рабочими коммутаторами. Три яркие особы приветственно поднялись. Лея бы никогда не осмелилась одеть подобного рода одежду для деловой встречи, тем более такого значения. Но хапанских женщин этика всей Галактики не интересовала, они не скрывали свою красоту, открыто демонстрируя самые привлекательные части тела. Не удосужившись даже проявить уважение к культуре другого мира. На фоне серого пейзажа Корусанта и сдержанного Сената стиль хапанцев выглядел не к месту и вульгарно. Будучи в гостях, принцесса сразу подчеркнула своеобразное отношение женщин Хапанского сектора к одежде. В их естественных условиях, среди особого стиля, они не выглядели столь броско и несуразно.
Первая из-за стола вышла, по всей видимости, старший следователь: худощавая брюнетка средних лет, с волосами по плечи и красными вызывающими губами. Кожаная жилетка с воротником стоечкой и с тонким разрезом воротника практически до середины солнечного сплетения, обтягивающая мини юбка из схожего материала, и вульгарно высокие сапоги. Её красота шла от осознания собственной силы и власти, она гордо держала голову, пренебрежительно осматривая гостей. Лея почувствовала, какими выразительными взглядами обменялись мужчины за её спиной, и должна была признать, что внешний вид представительниц хапанов поразили даже её.
– Ваше Величество, – поклонилась следователь, узнавая принцессу, подчеркнуто, какое-то время, оставаясь в поклоне, - Кианн Биофан, старший следователь по вашему делу. – Представилась она, оставляя безымянными своих коллег: высокую, фигуристую девушку с русо-рыжими волосами, лисьим взглядом, которая так же была одета в вызывающую жилетку с глубоким вырезом, но нежно голубого цвета с длинную юбку в пол и точёную брюнетку с выразительными скулами, острым подбородком, одетую в тёмно-синий кардиган без рукавов и в обтягивающих штанах.
Принцесса ответно кивнула головой, демонстрирую уважение, как было принято у следователя на родине:
– Рада знакомству, жаль, что по такому делу, – взяла в свои руки разговор Лея, – позвольте представить – Айрен Кракен – генерал Новой Республики и директор разведывательного управления. Карлист Риекан – генерал Новой Республики и «Союза», советник верховного канцлера по вопросам безопасности.
Несмотря на свои громкие звания и серьезные посты, Кианн Биофан уделила им всего один пренебрежительный взгляд, по одному на каждого. Всем своим видом выражая всю глубину возмущения хапанского женского общества по отношению к мужчинам, которые занимали столь высокие посты.
С точки зрения правительниц – мужчины существуют только для удовольствия. Разумеется, им, мудрым женщинам, нашли ещё целый ряд практических применений, а также признавали некоторые выдающееся достижения мужчин, но всё же им не сравнится с женщинами.
«Женская природа в создании и сохранения жизни, в заботе, уюте и комфорте, природа же мужчин ведёт их лишь к разрушению», - так ей говорила мать Хапана, на их личной встречи. И Лея была вынуждена с ней согласиться, что в основной массе, они всё же правы.
– Внимательно изучив поступившие данные, – начала Кианна, стремясь продемонстрировать своё доминирующее положение. Театрально повернув голову в сторону соседнего кабинета, она кого-то нашла взглядом и слегка качнула головой. Из соседнего помещения принесли кресло. Одно кресло для принцессы Леи Органы, оставляя двоих мужчин за её спиной стоять. Встреча будет долгой, знали все присутствующие, и демонстративно перебив следователя, Лея произнесла:
– Прежде, чем я начну отвечать на ваши вопросы, необходимо обеспечить рабочим местом моих коллег, – тон был приказной, а взгляд не терпел пререканий. Следователь покорно кивнула головой, демонстративно слегка наклонившись, и опустив глаза, хотя в них Лея увидела вспышку недовольства и возмущения.
– Мне нужен только стул, – как всегда размеренно и спокойно, сказал Кракен.
– Я сам за всем необходимым схожу, – с иронией и ухмылкой, произнёс альдераанин, и подошёл к углу, в которой стояла прежняя мебель, выбрал рабочее кресло.
Биофан, попытавшаяся продолжить расспросы, была прервана Леей, резко вскинувшей бровь, безмолвно спрашивающей «мои условия были выполнены?», резко замолчала под её взглядом, и снова поклонилась, дожидаясь пока мужчины рассядутся. На этот раз она уже ждала разрешения Леи продолжить.

***

Официальное объявление о новом государстве обрушило лавину с политической горы. И Вейдер с отдельным наслаждением наблюдал за результатом своей деятельности. Тысячи официальных писем, голозаписей, прошений об аудиенции, официальные заявления различных систем, отдельных планет и крупных организаций. Следующим этапом станет разрушение старых коалиций, и создания новых союзов. Его Серый флот каменным изваянием встанет посреди живого и бесконтрольного политического океана.
Раньше он был военным лидером с силовыми ресурсами, которого уже не раз обвиняли в бесчеловечности, бандитизме, терроризме и узурпаторстве. Разумеется, размер его флота и жёсткость в построении отношений не давали шансов ни подчиненным территориям, ни протестующим на сопротивление его воле, но все так же понимали, что если вдруг не станет самого Повелителя Тьмы, то и вся его сила разлетится на сотни осколков. Теперь же, миллиарды живых существ официально жили по установленным законам его правительства, миллионы разумных существ работали в государственной структуре, тысячи, – как и в любом государстве, – могли влиять на его правительство, сотни– составляли правительство, а десятки смогут официально занять место Главнокомандующего в случае его смерти. Чётко очерченные границы, твёрдо установленные правила, законы и права, обозначенный правитель и его подчиненные, и жёсткий военный строй, способны обеспечить безопасность граждан.
Серый флот станет основной фигурой на шахматной доске Галактики.
Структурированность флота способствовала плавному прохождению переорганизации. Бесконечная рутинная работа по подготовке была завершена, он сделал всё возможное, а порою казалось и невозможное, чтобы сейчас внимательно наблюдать за процессом перестройки.
Найти достаточно компетентного и квалифицированного специалиста на замену Джейд оперативно не получилось. Пришлось перераспределять её обязанности между помощниками. Среди которых, к сожалению, не нашлось ни одного одарённого. Возможно, это и к лучшему. Одарённые всегда амбициозны и непредсказуемы. Комплексы, которые вбил в девочку Император, оберегали и Главнокомандующего от удара в спину.Найти ещё одного такого же одарённого и с такими же моральными ограничениями было невозможно. Рассудив, Лорд решил, что безопасней собрать секретный отряд из спецслужб и провести переподготовку для его нужд.
Место статс-секретаря было сокращено.
Своё внимание он перевёл на работу Трауна и Даалы. Деятельность Пиетта была под тщательным контролем в течение многих лет, и акзилец ни разу не дал даже повода усомниться в своей преданности и подготовки к новой должности. Взаимодействия с Даалой и Трауном тоже были налажены, они так же прошли все возможные проверки, и Лорд был уверен в них. Но жизнь научила его оглядываться дважды и он отводил часы для изучения отчётов, просмотра голозаписей и донесений личных агентов об их работе.
Правители Новой Республики ещё официально не отреагировали на его объявление, и он надеялся, что Лея просила связи не для этого. Хотя суть разговора его не интересовала, Лорд хотел увидеть дочь. Получив донесение о происшествии на Корусанте, он чувствовал её смятение, и с тем же растущую силу. Могущество приходит с опытом и упорными тренировками, или же в резкой жизненной необходимости.
На Корусанте уже была глубокая ночь, хотя такие мелочи принцессу Лею мало интересовали.
–Доброго времени суток, милорд, – официально поприветствовала она, сидя за рабочим столом своего кабинета. – Или как сейчас к Вам обращаться?
– Я уже решил, что в столице все заснули,– откинулся он в своём кресле, понимая, что это не официальная беседа. Не смотря на сдержанный тон и на рабочее место, его дочь ехидно улыбнулась. В общем протоколе его должность осталось прежней, что указывало на сохранение и обращения.
– Завтра утром, канцлер официально поздравит Вас.
–Отлично, мы, как раз успеем уйти в гиперпрыжок.
– Нам снова нужно будет переподписать протокол «Союза».
– Для этих дел теперь есть советник по внешним политическим делам, в лице Гранд-адмирала Трауна. Дела «Союза» теперь его юрисдикция.
Принцесса слегка вздернула подбородок, стараясь сделать вид, что ответ её не задел, но расстояние между ними казалось не существенным. Сейчас его дочь принимала Великую Силу, используя её дары. Это радовало его, как и уверенность в её карих глазах.
– Значит, теперь мы будем меньше встречаться, – констатировала принцесса, уже не пряча своих сдержанных эмоций.
– По политическим делам, Лея, – сократил он дистанцию,расставляя акценты, желая, объяснить, что на их отношения это не повлияет. –Но, как и прежде, для Вас, принцесса, Серый флот останется территорией безопасности, и в любой момент я готов предоставить вам убежище.
Тонкая бровь выгнулась, и она прямо ударила:
– Это Ваше тонкое беспокойство по поводу недавнего покушения на меня? Или Вы в действительности считаете, что я стану скрываться от своих проблем?
Чем мягче он старался быть, тем жестче она становилась.
Непостоянная, строптивая, упёртая и просто вредная.
Его дочь.
Ему захотелось глубоко вздохнуть… но лишь усмехнувшись под маской, сменил тон:
– Считаю, что у тебя хватит ума вовремя отступить, для перегруппировки, чтобы изменив диспозицию, ударить по основному центру вражеской угрозы.
– Отступление и нападение не всегда лучшая стратегия для решения проблемы, – также ответила она, а затем добавила:–Я думала, что Вашего опыта, милорд, хватает для понимания таких прописных истин.
–Хватает, Лея,и ты прекрасно знаешь, что чаще ситуация лучше видна со стороны.
– Чаще,– парировала она, не желая отступать, – но не всегда, и да, лучше видно, когда взгляд не предвзят. А Ваше общее отношение к нынешнему правительству Новой Республики можно охарактеризовать как угодно, но только не не предвзятым.
–Считаешь,что мои суждения безосновательны?
Он смотрел на неё, как в собственное отражение. В её возрасте он так же уже умел прямо смотреть в глаза, считая, что твёрдо стоит на обоих ногах и способен решать свои проблемы.
В её возрасте он уже носил маску.
Её осанка выражала уверенность и силу, но она опустила взгляд, сжимая губы:
– Не знаю… я пока не уверена.
Вот за этим он ей понадобился посреди ночи. Осознано оставшись одна посреди разворачивающегося цунами, она стремилась разобраться в происходящем. Она самостоятельно, без чужих мнений и суждений, но, по всей видимости, зашла в тупик.
– Даже у тебя появились сомнения.
– Мои сомнения говорят лишь о том, что я не фанатик,– встала в привычную оборону Лея, – но разрушать годами созданное доверие из-за сомнительных мыслей, подслушанных через Силу, это не разумно. Никто из людей не свят. Все порою думают и о вреде союзнику, и о личной выгоде, но наши отношения строится на том, что люди думают, но не делают этого, когда могут. На том, что некоторые люди способны отодвинуть свои эгоистичные желания во благо общего, и поступить как надо, а не как хочется.
–Понятие «надо» и «правильно», а так же «общее благо» у всех разное. И возможно, у Вас разнятся взгляды с Вашими союзниками.
– Но для этого нужны доказательства.
– Для служителей Силы подслушанных мыслей достаточно, чтобы изменить своё мнение.
– Но не достаточно, чтобы развязать войну.
– Достаточно, чтобы привести ситуацию к войне.
Она замолчала, прекращая словесную пикировку, глубоко задумываясь об услышанном. Осознав Силу, пытаясь овладеть навыками её использования. Лея встала перед моральной дилеммой любого разумного существа, который в первый раз в жизни взял в руки бластер. С одной стороны – превосходство перед окружающими и возможность забирать жизнь, с другой стороны – ответственность и права, а так же использование оружия с точки зрения морали и этики.
– Джедаи и ситхи всегда стоили своё мнение на основе услышанного от Силы?
– Что джедаи, что ситхи слишком редко слушали Силу, чтобы в каждом шаге опираться на её отзвуки, но когда это случалось, то да. Её влияние на их мнение было максимальным.
– Не удивительно, что оба Ордена вымерли, – пренебрежительно заметила девочка.
Услышав такое от кого-то другого, он бы вмиг вышел из себя, но эти слова, произнесённые Леей, вызвали у него лишь ироничную улыбку.Она так молода, а чувствует себя старухой. В ней сарказма, иронии и скептицизма даже больше чем в нём самом. Хотя время это смоет.
– Рано ты похоронила меня с братом, – заметил последний Владыка ситх, – и списала себя со счетов.
– Прости, – смягчилась переменчивая принцесса, – немного забылась.
– Я прощу, но Мотма не забудет, – произнёс механический бас, возвращая к реальности, – факт нашего родства сейчас тебе не на руку. А реальное подтверждение твоих способностей превращают тебя ещё в более сильного соперника для неё. Я надеюсь, ты это осознаешь.
– Больше, чем кто-либо.
Ошибка её матери, которая грозилась перерасти в заточенный нож, направленный в её спину. Хотя, Лея понимала, что передача такой личной информации Мон тогда, не было такой уж угрозой или ошибкой. Тогда никто не мог себе представить, что спустя несколько лет, они окажутся в такой сложной политической ситуации. Тогда даже сама Арти не могла представить, что Мон сядет в кресло канцлера, и после этого будет представлять угрозу для них. Лея же и сейчас до конца не могла поверить в это.
– С другой стороны, – Лея посмотрела прямо ему в глаза, видя его даже сквозь маску, – владея этой информацией, она давно могла меня уничтожить как принцессу Альдераана, лишить меня не просто места в Совете, а разрушить всю мою работу по восстановлению народа Альдераана. Свести на нет все мои труды.Но она это до сих пор не сделала.
Рассказав о своей оплошности, Падме переживала за жизнь дочери, и Вейдер поддержал её в этих опасениях, поэтому и про спонсировал Соло в его проекте. А Лею беспокоил выживший народ Альдераана и как они будут на неё реагировать, если узнают, что она не кровная альдераанка. Сейчас же Лорда волновало, что Соло, который должен был быть рядом с принцессой, и увести её в случае опасности, летит на «Исполнитель», вероятнее всего, чтобы поддержать Люка. Вытирание соплей сыну, возможно, и нужное дело, но пустая трата времени в сравнении с опасностью, которая висит над Леей.
– Такое знание – сильное оружие, – произнёс отец, – но ударить им она сможет один раз. Если она это не сделала до сих пор, значит, не чувствует достаточной угрозы от тебя на данный момент.
– Значит, наём хапанских террористов тоже ни к чему, –подвела для себя итог Лея, мысленно выдыхая.
–Хапаны напыщенны и глупы, – внезапно заявил Лорд, –у них хватит идиотизма самим напасть на тебя.
– Милорд, Вы разве были в их секторе?– возмущённо спросила принцесса.– Вели с ними дела? Как вы можете так судить оцелой расе?
Вейдер хотел заметить, что матриархат не способствует развитию интеллекта, но решил промолчать, зная взрывной характер дочери, которая явно кинется на него со всей своей яростью.
–Искусственно выведенная раса по внешним данным изначально интеллектом не отличалась,–заметил он в ответ.–Хапанцы столетиями жили в полной изоляции, оторванные от внешнего мира. После определённых этапов развития, неизбежно идёт стагнация, а после деградация, если ничего не предпринять. А они, в своём строе, оторванные от цивилизованного общества, живут уже достаточно, чтобы начать деградировать.
–То, что ими управляют красивые женщины, и они не входили в состав Республики и Империи не говорят об их отсталости или деградации, –продолжала стоять на своём Лея,– я была у них: целые населённые планеты, обустроенные города, цивилизованное правовое общество…
– Где мужчины не имеют прав… – усмехнулся Лорд. Бессмысленный спор с дочерью забавлял его, приносил какое-то тепло в его холодное сердце. Для себя он давно обозначил, что иногда воспринимать слова Леи всерьез – это пустая трата и времени и нервов, и надо просто наслаждаться её обществом, пока на это есть и время и возможность.
– Имеют,– перебила Лея, а потом добавила:–определённые. Они ничем не хуже, чем твои чиссы…
– Вы такое только при моём советнике не ляпните, принцесса, – предостерег он, зная, что Траун не простит такое сравнение. – Несмотря на расчётливость, у чиссов очень тонкая натура.
Такое заявление вызвало улыбку на губах Леи:
– С каких пор Вас стала интересовать чья-либо тонкая натура, милорд?
–С тех пор, как познакомился с Трауном.
– Хоть кто-то на Вас положительно влияет.
– На меня влияете Вы и Ваш брат, принцесса, и порою не в лучшую сторону.
– Это не так.
«Возможно»,– промолчал отец, вглядываясь в дочь с тёплой улыбкой. Сейчас в её глазах горел огонь, она сомневалась, опасалась и была в смятении, она искала свой путь, открывая что-то новое в этой огромной Вселенной. Она росла и изменялась, путаясь в старых оковах, находя новые пути. В ней горел огонь жизни, такой который возможно был способен разжечь уже и умершую звезду. Только стоило его чувствам облечься в мысли, как перед его внутренним взглядом поднялся образ из сна: сильной, красивой принцессы, с абсолютно пустыми глазами.
Что может с ней такое сделать?
Как он может её предостеречь?
От чего?
– Будь осторожна … - он хотел добавить «с этим хапанцами», потом решил, что «со своими республиканцами»,поправился на «использовании Силой», но в итоге так и не закончил фразу.
– Постараюсь,– произнесла она, понимая, что это конец разговора, но она ещё хотела выразить своё восхищение его работой. Она и не представляла, что он в действительности способен сделать такое. Но их политические противоречия и статус… между ними стояло слишком много. – Спасибо за уделённое время, милорд.
- Доброй ночи, Ваше Высочество.

***
День первый.
Открывать глаза он не видел смысла. Если, только убедиться в том, что он и так знал: она ушла. Прижав к себе обеими руками, уткнувшись носом ей между лопаток… он долго лежал, охраняя её сон, но собственная усталость всё же взяла своё, и она выскользнула из объятий, как космический туман, растворяясь в просторах космоса.
Невыносимая женщина…
Прекрасная женщина…
Любимая.
Это было не важно. Он перевернулся на другой бок, поплотнее закутываясь в одеяло, вновь засыпая, игнорируя писк комлинка.
А он был долгим. Противным.
И нехотя Люк потянулся через кровать, на пол. Нервно нашарил в карманах прибор связи и раздражённо произнёс:
– Слушаю!
– Привет, малыш!– раздался звонкий голос друга:–Ты как там?
Люк завис, пытаясь сформулировать ответ. Как он? Никак…
– Не знаю. Только проснулся.
– Мы уже садимся в тридцать восьмой док. Ты сам придёшь к нам, или нам с Чуи тащиться к тебе?
Зачем? Для чего? Что он тут вообще делает, если должен был быть в столице с Леей? Люк не стал задавать кучу вопросов, ответы на которые его не интересовали. Он не хотел никуда идти, вообще вставать с кровати… Непроизвольно Люк опустил голову, упираясь в постельное бельё, которое ещё хранило аромат хозяйки…
–Лю-юк? – протяжно и через чур громко позвал друг.
Но ему так не хотелось выбираться из тёплого и сладкого аромата.
– Ты где там? – повторил нетерпеливый Соло, и Люк представил, как сейчас в эту тихую каюту ворвётся его шумный друг, как начнёт его тормошить и вытряхивать… нет… этого он хотел ещё меньше чем вставать.
– Я сам приду.

Волевым движением он скинул одеяло, резко встал, оделся, и вышел. В голове не было мыслей, а внутри было пусто. Не было боли, обиды или непонимания. Ему уже было всё равно. Встречные офицеры приветствовали его, кто-то что-то говорил, в полтона, наверное, важное, но Люк не воспринимал реальность. Комлинк ещё раз пискнул, когда он зашёл в лифт, среди десятка не прочитанных сообщений он увидел одно. С «рыжего» канала. Сердце пропустило удар, он открыл сообщение, и тут же об этом пожалел:
«Ты делаешь эту Вселенную лучше, никогда не сомневайся в этом.Прости за всё. Ты лучшее, что было в моей жизни, но не ищи меня. Отпусти».
Со звенящей пустотой, граничащей с безумием, он, не видя дороги, зашёл в док, поднялся по знакомому трапу и в общем кампусе встретил друга. Хэн окинул его взглядом, что-то сказал Чуи,и без дружеских объятий, кивнул в сторону общего стола. Друг точно знал, что ему нужно.
Хэн пожалел, что позволил Лее себя уговорить, сразу как ушёл в гиперпрыжок. По выходу они получили общие новости, в которых так же было указано о сокращении должности статс-секретаря. Так же в этом списке было указано увольнение Мары Джейд, и в тайне надеялся, что он сейчас встряхнёт малыша, и они втроём вернутся в столицу. Но увидев пустые глаза друга, понял: Лея была права.
Какой бы не была спецагентессой Джейд, уходила она, как обычная стерва. Прекрасные слова о «своём пути», «ты лучший, но мне надо другое», он столько раз слышал этот бред, и знал, что это именно бред, что не стоит даже заморачиваться, надо разлить ещё пару бутылок чего-нибудь крепкого, нажраться в хлам, а на утро промучиться с похмельем и найти новую. Этот рецепт всегда работал, и Хэн с полной уверенностью доставал следующую бутылку рома. В данном случае разница была лишь в том, что Люку надо было в разы больше алкоголя, чем обычно, но Хэн давно дружил с малышом и был готов и к этому: наливая Люку полный стакан, а себе лишь на глоток.
Вой Чуи сотряс корабль, когда он вошёл на кампус. Он уже и забыл, когда вуки так орал. Комок шерсти махал лапами и нёс всякую чушь, из серии: «Ты отравишь ребёнка!»
– Чуи, – еле шевеля языком, отозвался капитан, – да этот ребёнок, сам кого хочет споит, – Только попытавшись встать, он понял, что пьян в дрова. Малыш посмотрел на него пустыми глазами, он уже окончательно не понимал, что происходит:–Ладно, приятель, надо поспать.

День второй.
Его толкнули в бок.
– Ты живой? – раздался знакомый голос Хэна.
– Угу…
– Есть будешь? Тут Чуи нам из столовки обед притащил.
– Нет, спасибо.
– А пить?
Люк прислушался к себе, да, наверное, пить он хотел.
Пришлось перевернуться на спину и подняться, а ещё открыть глаза.
– Ты как? – Хэн внимательно смотрел на его медленные действия.
– Живой, как видишь,– лёг обратно, укрылся одеялом и перевернулся обратно к стенке.
– Спать?
–Угу.

В дверь его каюты робко пошуршали, он не отреагировал. Громко мурча Чуи вошёл в комнату и поставил на стол разнос, похоже с едой, затем завис над ним, продолжая утробно мурчать. В отличие от кореллианина у вуки было воспитание, он заботливо поправил одеяло и вышел из каюты, понимая, что с ним не хотят говорить.

День третий
Его снова толкнули в бок, и бесцеремонно прижали к стене, а потом стали громко жевать над ухом, звонко шкрябая ложкой по тарелке.
–Супчик – просто отличный, – произнёс Хэн, продолжая жевать. – Ты бы хоть его похлебал, а то Чуи обидится.
– Спасибо, я не голоден.
– Алкоголь – высококалорийный продукт, но, малыш, если ты сегодня ничего не съешь, Чуи забеспокоится, а потом решит, что внутривенно, это тоже питание. А он мне один раз укол делал… лучше бы я к импам попал…
Люк не знал, дремал ли он, или находился в сознании, но отвечать ему не хотелось. И через какое-то время Хэн ушёл.И он точно уснул.

В каюту пробрался Р2, он жалостно просвистел, и хозяину пришлось повернуться к нему:
– Всё в порядке, дружок.
Дройд ему не поверил, но откатился к терминалу и замер режиме ожидания. Люк проводил его взглядом, сходил в уборную, умылся, оглядел свою серую каюту на «Соколе». Посмотрел на еду, которая стояла на столе, выпил какой-то жидкости из стакана и вернулся в постель. Причин выходить из каюты у него не было. Как и вставать.

День четвёртый.
Тяжёлое присутствие Повелителя Тьмы затопило корабль, ещё до того, как он вошёл в его каюту и завис над ним.
Лорд Главнокомандующий хотел, что бы он подпрыгнул, собрался, залез в крестокрыл и переломил исход какого-то сражения. Люк вставать, а уж тем более подпрыгивать не хотел, не говоря уже о сборах, полёте и сражениях. Без него Галактика существовала пару триллионов столетий и ничего; и сегодня, если он останется в кровати переживёт. Но Повелителя Тьмы вообще мало интересовало чьё-либо мнение, поэтому через двадцать минут, коммандер Скайуокер уже выстраивал координаты для гиперпрыжка.
Выданные им ранее координаты выкинули его прямо в центр боя. Или любимый папочка не знал о реальной картине происходящего или решил его угробить. Хотя стресс-терапия была вполне в духе Повелителя Тьмы.
– «Белый-главный» на связи, - отстранёно откликнулся Скайуокер позывным, получая оперативную информацию с боле боя.
На одну из станций«Союза» напали пираты, устроив диверсию на подходящем караване. Двух крейсеров Альянса не хватало для защиты, а заградители Серого флота заняли оборонительную позицию, предоставляя авиации работу. Но авиация не справлялась.
–Беру командование на себя, – отправив свой код, «явинский стрелок», перехватил командование.
Стянуть силы, перераспределить задачи, вывески крейсера в авангард, развернуть заградители на защиту каравана. «Снайперов» в квадрат 3 и 8, два звена перенаправить на мостик атакующего корвета,остальных рассредоточить по периметру.
– Эй, «Белый-главный», – раздался в наушнике голов Веджа, – без нас не начинай!
«Разбойный эскадрон», крыло «Сапфир» и отделение «Колчан» одновременно вышли из гиперпрыжка, в поддержку. Главком всё же не его одного послал.
– Почему задерживаетесь? – бесцветно спросил Скайуокер, распределяя приказы. Если бы он был в своём новом крестокрыле, было бы проще. Хорошо, что Р2 работал, как десятки дройдов-координаторов.
– Прости, главный, мы были ещё в ангаре, когда ты уже ушёл в гиперпрыжок.
По общей связи гуделаштатная болтовня «Проныр», которая обычно успокаивала его, разряжала обстановку, придавала бою будничную атмосферу, не давала думать о смерти. Но сейчас она вызвала раздражение:
– Тишина в эфире, – холодно приказал главный.– Всё внимание на цель. Работаем.
Истребители как стая птиц, вошли в пике, открывая огонь по целям, синхронная работа крейсеров, авиации и заградителей в считанные минуты изменила ход сражения, и пираты, не готовые к такому натиску, развернули корабли на отступление.
– Никого не отпускать, – произнёс коммандер, меняя тактику сражения. Его задачей стояло отбить нападение, по поводу нападающих главком ничего не говорил, ну, раз уж его вытащили из кровати, то он доделает работу до конца.
– Держу на мушке главную палубу, – отчитался «снайпер».
– Удар по готовности, – не задумываясь, приказал Скайуокер, – «Темьян» приготовить пехоту.
Глава пиратской группировки, чьё имя Люка даже не интересовало погиб при уничтожении палубы. Все остальные взятые в плен были наёмниками и головорезами, и это коммандера тоже не интересовало.
– Жёстко ты их, – заметил Хэн, который вошёл к систему уже после уничтожения вражеского флагмана. Кореллианин только успел погонять пару «поплавков» между крейсерами в своё удовольствие, прежде чем их загнали в «сеть» и приняли на борт.
Подкрепление получило «базу» на станции, которую блестяще отбили. Командующий станции официально встретил спасителей прямо на посадочной площадке, восхищаясь и благодаря Скайуокера.
Люк стеснительно прятал глаза, растерянно кивая, не понимая ни единого слова. Он хотел поскорее убраться отсюда.
– Коммандер, – привлёк его внимание ботан в белом мундире адмирала, – Зело Мурс, к Вашим услугам, – протянул он ласту для приветствия.– Впечатлён и восхищён Вашими командными талантами.
– Спасибо, – равнодушно кивнул Скайуокер на комплимент.
– Мы ранее с Вами не встречались, но о Ваших талантах хотят легенды.
– Это преувеличение.
– Я тоже так считал, – не желал отставать адмирал Мурс, – до сегодняшнего дня. Возможно, я не компетентен давать вам совет, но хочу настоять.
Люк кивнул из уважения, совершенно безразличный к разговору.
–Вы давно выросли из звания коммандера, – Ваше место на мостике, Скайуокер.
– Моё место в кресле крестокрыла, – достаточно резко ответил Люк, потом извинился, и всё же выскользнул из захвата батана, чтобы в лифте его поймал друг.
–Ты как, приятель?
Люк хотел ответить, что Соло уже задрал этим вопросом, но решил, что грубости адмиралу достаточно на сегодня.
– Нормально.
– Ты так быстро улетел, я только на брифинг сходил, вернулся, а ты уже в гиперпрыжок ушёл.
– Отец приходил.
–Ммм…. – протянул генерал, – теперь понятно. Слушай, друг, там нам уже каюты выделили…
– Да, я туда и направляюсь.
– Я хочу сейчас побеседовать с местным руководством, потом займусь пленными и ущербом, а вечером хочу собрать ребят – отпраздновать, ты как?
– У меня есть выбор?
– Отлично, – хлопнул его по спине жизнерадостный генерал и вышел на нужном этаже.
Чтобы избежать дезертирства Скайуокера, Хэн организовал вечеринку прямо у него в каюте.

День пятый.
Спал ли он вообще, был ли пьян или уже трезв, Люк не мог сказать. Вечером ребята быстро накидались, каждый высказался на тему «какая же Джейд сука и дрянь», и улеглись штабелями в небольшой каюте. Посреди ночи, Хэн посмотрел на него и сказал:
– Ну, ладно, приятель, прорвёмся. Мне завтра рано вставать и тут ещё пару дел доделать надо. Я спать, – и удалился вместе с Чуи, уверяя того, что почти трезв и сам дойдёт. Оставшись среди спящих тел, коммандер решил, что так нельзя, и пошёл в душ. Сколько он там пробыл, он не знал, но вытащил его оттуда Р2: Арти просила связаться с ней.
Разговаривать с ней в каюте, среди спящих, он не хотел, опасаясь, что кто-то из ребят всё-таки проснётся, он ушёл в переговорную.
На станции было уже утро.
– Доброе утро, – постарался он нарисовать улыбку на своём лице.
– Доброе, – ласково улыбнулась мама, так, что он понял – соврать не получиться, – ты уже завтракал? – неожиданно спросила она.
– Нет ещё,– смутился Люк, почесав затылок, – только из душа вылез.
–Поздравляю с победой, видела записи – это было великолепно.
– Спасибо. Но вчера не произошло ничего особенного.
Она укоризненно нахмурилась:
– Ты отбил нападение пиратов, уничтожил лидера самого крупного пиратского синдиката в этом секторе, сохранил станцию и не позволил разграбить караван с провизией – не называй это «ничего особенного». Это уже не скромность.
– Прости, – растерялся Люк,– трудная неделя.
– Понимаю, – она протянула руку, желая погладить его по щеке. В этом движении было столько тепла и ласки, что он пожалел, что она так далеко. Он захотел её обнять. – Люк, мне сейчас нужна твоя помощь.
– Что случилось?
–Я много лет вела переговоры с королевой Жеззалы, и сейчас она ответила на моё предложение. К сожалению, я сама не могу сейчас прибыть к ней на личную встречу, но и упускать момент тоже нельзя.
Люк тяжело вздохнул, соглашаясь, потому что сопротивление бесполезно. Это был родительский сговор. Их не было рядом, когда он был маленький, и каждый из них винил себя и считал, что сейчас не имеет право на вмешательство в личную жизнь, и в целом они просто не знали, как выразить свою заботу и беспокойство в такой момент. Поэтому решили его отвлечь чем-нибудь… отец – сражениями, мать – переговорами. Хорошо, решил он, пускай будет так.
Он ещё хотел расспросить Дармин о проекте, но она показала головой, с ноткой разочарования:
– Судить ещё рано.
Вернувшись в каюту, он никого не обнаружил. Антиллес поднял ребят на построение, по велению генерала Соло. Люк в красках представил, как парни проклинают кореллианина за такой садизм, но мысленно поблагодарил друга и сел изучать высланные матерью документы.

День шестой, седьмой, восьмой, девятый.
Мозг работал как компьютер, перерабатывая проект Арти. Такие многоходовки никто кроме неё не мог построить. Чтобы вникнуть в суть предложения, Дармин написала ему разъяснение на пятидесяти страницах. Она послала к нему проверенных людей, которые приготовили для него камзол, предоставили необходимую информацию для работы и подговорила Р2, чтобы он чётко следил за его завтраками, обедами и ужинами.
От такой заботы он застрелиться хотел.
Пропустив всё происходящее мимо себя, он наконец-то спокойно сел в крескторыл, и уснул на всё время перелёта.

День десятый.
Станция «Союза» в системе Валптер, в паре парсеков от Корусанта. Одно маленькое поручение от матери, и он наконец-то остался один в новой каюте. На комлинке висели сотни сообщений, у Р2 тоже было куча сообщений для него, но Люк попросил пока его не беспокоить. Медитировать он ещё не мог, да и не хотел. Он сел на пол, около иллюминатора и просто смотрел на звёзды и пролетающие корабли. Это всегда его успокаивало, и дарило чувство покоя.
В дверь позвонили.
Он не хотел открывать.
Звонок повторился…. Потом ещё.
Ему пришлось встать, пригладить волосы и, натянув приветственную улыбку, открыть дверь.
– И не говори, что с тобой всё в порядке, – с прохода заявила Лея.
– Как ты здесь… – удивился он.
– Оказалась?- протолкнулась маленькая принцесса в его комнату.–К тебе прилетела. Я реву десятые сутки! – возмутилась она. – Остановиться не могу! И это всё из-за…
– Лея… я прощу тебя… не надо.
– Нет, надо! Она…
Воспитанная особа королевской фамилии раззадоренная, нахохленная и просто злая, стала ходить по комнате и высказывать всё, что она думала и по поводу самой Джейд, и по поводу её поступков, их отношений, и его чувств, которые раздирали его так сильно, что сознание даже не давало их ощущать. А она… его сестра на расстоянии парсеков, чувствовала всё это, и не могла молчать. В конце концов, когда её запал кончился, она заревела, обняла его, и уткнулась в шею.
Ему казалось, что с её слезами выходит его боль, что внутри становится, не так холодно, что и из него водою выходит злость. Какое-то время они сидели в обнимку.
– Ты сама-то как? – прервал тишину брат.
– Нас с Хэном чуть не убили какие-то мерзкие твари из Хапанского сектора, – с облегчением произнесла Лея, – во время первого собрания из-за происшествия я уловила мысли Мон, что она сожалеет, что меня не убили. Я решила, что это она подстроила нападение, и моя паранойя окончательно разыгралась. Хэна пришлось отправить к тебе. Я залезла в голову всех участников Малого Совета. Перевернула всю службу безопасности, допекла Кракена, по итогу поговорила с отцом.
– Помогло?
– Частично, – со вздохом продолжила она, – он окончательно убил мои подозрения с Мон, и перенаправил их на хапанцев. Так же его объявление Серого флота вызвало очередной скандал в кругу Малого Совета. Мадина снова готов развязать войну с ним, Борск роет компромат и планирует какие-то интриги, Додонна хочет уйти на покой, Риекан и Кракен пока сохраняют трезвость ума и крепкую хватку.
– Это обнадёживает, – улыбнулся Люк, ища хоть что-то положительное в ситуации.
–Мама не выходит на связь. Хэн хочет придушить Мадину… – резюмировала принцесса, а потом дополнила: – возможно, и хапанского принца. И, знаешь, Люк, порою я чувствую себя единственной вменяемой в этой психиатрической лечебнице.
Брат засмеялся, тихо, сдавленно, и ей самой стало легче, она поддержала его,вместе громко смеясь.
– Из твоих рассказов, выглядит всё в вполне так, – ещё смеясь, сказал Люк.– Я думаю в реальности ситуация намного хуже…
– Ты про опасность или про психиатрию?
Они сидели в обнимку и просто разговаривали, делясь всеми страхами и рассуждениями. Люк даже смог поговорить о Маре и об её уходе, Лея поделилась с братом опасениями, что Мон может доказать, что она дочь Вейдера.
Стало легче. Обоим.

День одиннадцатый.
Лее пришлось вернуться в столицу, Люк получил сообщение от отца. Ему снова нужно было прилететь на «Исполнитель». Благо нынешняя столица Серого флота находила на верфях Куат, и перелёт занял не столько времени, как в прошлый раз.
– Только не говори о том сражении, – с порога начал Люк, входя в кабинет Лорда Главнокомандующего.
– Оно было великолепно построено и идеально высчитанным, – всё равно начал с чего хотел Вейдер,– я видел запись. Чисто, красиво и элегантно. Так работают настоящие полководцы.
Скайуокер нахмурился, получить такую похвалу от Лорда Главнокомандующего дорогого стоило, и даже при учёте его родства, отец никогда не хватил понапрасну. Ему было приятно услышать это, но и с тем, ему не нравилось то, куда он вёл.
– Это было обычное сражение…
– Которое было бы проиграно, если не твоё вмешательство.
– Ты послал мне подкрепление.
– Ты бы и без него справился.
– Зачем ты дал мне координаты самого центра боя? – спросил Люк.–Я же мог погибнуть по выходу!
–Тебе нужна была встряска, – отмахнулся ситх. – Ты бы не погиб, я был уверен в твоих навыках и не просчитался. Ты бы лучше подумал о своём будущем.
–Кажется, мы это обсуждали, – присел Люк за стол, напротив Лорда, – моё будущее связано с Орденом Джедаев и я от своего не отступлюсь.
Отец поднялся с места, оборачиваясь в свой огромный иллюминатор, закладывая руки за спину. В его плотном поле Силы, что-то менялось, джедай прямо видел, как его Тьма, что-то сдавливает и смалывает внутри отца. Что-то случилось, но он не мог понять что. Аура Повелителя Тьмы была слишком плотной и мощной, чтобы разглядеть. Но что-то поменялось.
– Да, твой путь лежит по тропе джедаев, но этот путь не имеет конца, – глубоко и сдержано произнёс механический бас, даже с опасениями, тщательно подбирая слова.– В тяжелые времена джедаи переплавляли свои навыки созидания и становились солдатами.
– Ты говорил, что это не всегда было оправдано и эффективно.
– Да, не многие могут вести за собой людей, выигрывать сражения и брать командование,–согласился отец, чтобы вывести свою мысль:–И для этого не обязательно быть одарённым. Но если в человеке объединяется Сила и талант военачальника – это нельзя игнорировать.
– Я не хочу воевать, – жестко ответил джедай. – Мостик и командование – это не моё. Это твоё место.
– Люк, послушай, – попытался успокоить распаленного сына Лорд, – я не предлагаю тебе своё место. Я лишь хочу, чтобы ты посмотрел на ситуацию с другой стороны.
– С какой?
– Ты - коммандер со сверх привилегированными возможностями, по моему приказу, или по приказу правительства Новой Республики, или по необходимости Союза и велению Силы, ты вступаешь в сражения. Порою в очень сложные, с меньшими ресурсами или в патовых ситуациях. Но ты попадаешь в эти сражения, ты берёшь ответственность и командование на себя, и ты можешь выигрывать эти сражения.
– Тогда в чём проблема? – не понимал, куда теперь ведёт отец.
– В том, что твои победы всегда на грани фола, – ответил главком, – они всегда на волоске от провала. Ты всегда выкручиваешься за счёт своей одарённости, а не реальных знаний стратегии.
– Ты сказал, что я чисто выиграл прошлое сражение!
– Да, потому что на такой размах у тебя хватило опыта и знания, а порою, его не хватает.
Люк соскочил с кресла и взмахнул руками:
– Я командир авиации, я знаю свои реальные возможности и не стремлюсь брать на себя больше, чем могу!
– Но ты можешь больше. И берёшь больше, – Вейдер упёрся руками об стол.–Сын, я не прошу тебя становиться капитаном корабля и расти до адмирала. Я хочу, чтобы ты прошёл курс подготовки высшего командования.
Простое предложение, которое отец чуть не превратил в ссору.
– Как с тобою тяжело, – признался Люк, опять присаживаясь на кресло, готовый обдумать предложение.
– С тобою не легче, – парировал отец, садясь напротив.
– Я согласен с тобою, что в данном бою я перегнул палку и взял на себя слишком много, – начал Люк, унимая свои эмоции, – ноя видел, как можно выиграть это сражение. Если бы я не видел расклада, я бы никогда не взял командование на себя сверх своего звания. Согласен, что мне не хватает теоретических знаний и классической школы командования, которая есть у того же Хэна. И в своё время, я бы многое отдал за такое предложение, отец. Но не сейчас,– он посмотрел прямо, уже без страха вглядываясь в тёмные визоры маски, –Во-первых, для прохождения этой программы мне не хватит начальной базы…
– Хватит.
– Даже если это так. Она займёт всё моё время на годы.
– Полгода.
– Отец... – он снова встал и прошёлся по кабинету, – как только я получу такое образование, и ты, и Республика никогда не дадите мне заниматься тем, чем я хочу. Вы никогда не дадите мне уделять всё свое время восстановлению Ордена Джедаев. Даже сейчас, когда я вернулся во флот на неслыханных ранее правах, когда я имею право командовать и твоими силами, и республиканскими, и всего «Союза», и имею право в любой момент не выполнить приказ и уйти. Я всё равно постоянно в сражениях. В космосе, в крестокрыле.
– Это твой выбор.
– Нет, отец, мой выбор – восстановление Ордена Джедаев.
Когда-то Вейдер себе пообещал, что больше не будет вмешиваться в дела джедая, что новому ордену нужен новый подход, что возможно, Люку стоит начать всё с начала и старые догмы ему ни к чему. Сейчас, глядя в голубые глаза сына, полные упрямства, веры и силы,он понимал, что если он и дальше будет так бездействовать, то он может потерять его. Возможно, он совершает ошибку, а возможно нет.
На всё веление Силы.
– Хорошо, – он достал инфо-кристалл, – здесь записи всех боёв с твоим участием, которые есть в моих архивах. Посмотри их внимательно и хорошо всё обдумай.
– Хорошо, – кивнул сын, беря кристалл, – но я от своего не оступлюсь.
– Я знаю. Поэтому моё предложение об обучении не имеет срока.Вот координаты моего замка, в системе Вьюн,– он забил на коммутаторе координаты системы, – завтра я подготовлю для тебя описание и все ключи, чтобы ты смог туда добраться.Там я собираю всю информацию, которую считаю нужной или важной.– С каждым словом лицо мальчика стало вытягиваться, демонстрируя удивление.–Включая методики работы с Силой. Люк, имей в виду, там знания и ситхов, и джедаев. Неправильное их толкование или использование могут привести тебя не просто во Тьму, они могут привести тебя в Пустоту.
Для закрепления эффекта, Повелитель Тьмы поднял в памяти джедая образ Императора, образ чёрной Пустоты в плотном полотне всей Вселенной.
Мальчика передернуло.
– Я понял. Но… – он встряхнул голову, переваривая услышанное: – информация джедаев?– Волна возмущения поднималась в нём: – Ты знал, что все старые хранилища были пусты… потому что ты сам всё забрал… Почему ты с самого начала мне не сказал?
– Я говорил, что эта пустая трата времени.
– Отец… – возмущение и даже ноты разочарования отразились не только в голосе мальчика, но и в его глазах, – почему ты мне сразу не отдал их мне? Почему молчал и просто смотрел, как я собираю по крохам информацию о местах, где могут быть архивы джедаев… зная, что это всё в пустую?! Почему сразу не рассказал и не отдал?
Эмоциональная волна джедая не затронула каменного Повелителя Тьмы. Вейдер холодно выслушивал возмущения сына, отмечая, что расставание с Джейд не в лучшую сторону повлияло на него. Ему возможно нужно время, чтобы собраться.Он ещё раз обдумал разумность своего решения пускать сына в архивы. Тем более сейчас, тем более в таком состоянии.
Хотя возможно именно сейчас ему нужно дать то, чего он больше всего желает.
– Я считал, что ты не готов.
– А сейчас готов? После того, как пролазил все пустые катакомбы?
– И сейчас я в этом не уверен.
–Почему?
– Потому что, сын, там содержится вековая информация работы с Силой, методики которые опасны для неокрепшего человека.
– Ты считаешь меня таким?
– Да, сын. Потому что ты не видел и половины, того, что видел я. Твои учителя никогда не рассказывали тебе, что иногда от Силы одарённые сходили с ума. Что не все ситхи осознанно ступали на Тёмный путь. Что не все суждения джедаев были светлыми и праведными. Там хранятся методы владения Силы, которые могут вызвать неуправляемые последствия, как в Силе, так и в душе одарённого.
– Отец, я осознаю всю степень опасности, – первый отступил Люк, понимая, что сейчас спор уже бессмысленный. Что отец поступил так, как считал лучше и будет поступать так и впредь.–Изучение архивов я начну с истории. Если она там есть.
– Есть,– сказал Вейдер, ценя компромиссный шаг сына.– В библиотеке есть хранитель– это дройд-секретарь, он не может покидать замок ни при каких условиях. При его сборке я вставил детонатор, который запустится, если его память попытаются копировать или вывести за пределы замка. Тебе нужно будет передать ему инфо-кристалл от меня, и только после этого он будет выдавать тебе соответствующую литературу.
–Спасибо.


--------------------
"Ели у вас нет ног - бегите...
Если у вас нет надежды - творите..."
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Ариша
сообщение 29 Май 2017, 17:52
Сообщение #784



Иконка группы

Группа: Бывалый
Сообщений: 1283
Регистрация: 8 Май 2011
Из: Челябинск
Пользователь №: 8905



9 глава (2 часть)

Как только Лея вышла из комнаты брата, за её спину встали два телохранителя: один агент Риекана, второй- длинноногая хапанка. Сам вид этой девушки вызывал у неё комплекс неполноценности и женскую зависть. Но с этим она как-нибудь справится.
После встречи с братом ей стало легче.
Отношения Люка с Марой для неё были чем-то… таким… несущественным. Для неё важнее были его состояние и настроение… она видела его счастливым, чувствовала его… полноту, целостность… Таким в её понимании должно было быть состояние джедая в уединении и понимании себя и Силы. Она знала насколько важны для него были отношения с отцом, её собственное состояние и взаимопонимание с родителями. Признание его идей и заслуг. Он упрямо двигался по своей сложной тропе и именно это, по мнению Леи, давало ему силы. Люку было хорошо с рыжей стервой, Джейд не мешала его идеям, не встревала в отношении с семьёй и друзьями, но Лея и не догадывалась,на сколько глубокими были его чувства к ней.
Только острота его боли была сравнима с этой любовью. Внутри Люка осталось огромная рана, которая ещё долго будет кровоточить.
Джейд ушла… и, возможно, это к лучшему.
Они не пара, считала Лея, видя холод и агрессивность рыжей. Люк нёс в себе больше чем свет и доброту, в нём было милосердие, вера. Он отдавал всего себя своей идеи, и в пару ему нужна та, которая сможет ценить это, будет понимать его и поддерживать.
А это расставание они переживут.
Её комлинк был, как обычно, переполнен новыми сообщениями, среди которых требование Канцлера вернуться в столицу. Лея внимательно прочитала сообщение и решила, что ещё не готова для разговора с Мон. Обдумав всё, она решила, что по пути на Корусант сможет сделать ещё пару важных дел. Одним, из которых была встреча с сенатором Набу, которая являлась так же и дипломатом «Союза», во дворце на орбите столицы.
Странное ощущение болтика в общем механизме, который запустился с… она не знала с какого времени, не давало ей покоя. В решении пойти на переговоры с хапанцами она была уверена, и оно казалось правильным с самого начало и по сей день, но что-то беспокоило.
Уже по выходу из гиперпрыжка она связалась с братом:
- Наш отец – не просто ситх – он…. – у Люка закончился общегалактический и он перешёл на хаттес.
- Да, братик,что он вытворил на этот раз? –в возмущении брата не было злости, а на его губах снова была улыбка.
- Архивы джедаев у него.
- С-с-ситх… - сквозь зубы, произнесла она, понимая всю абсурдность и подлость данной ситуации, - я от него такого не ожидала.
- Я тоже.
- С ним всегда надо держать ухо востро и не расслабляться.
- Это точно. – Люк был в шлеме и куда-то летел в крестокрыле. - Но он отдал мне координаты места, где они хранятся. Так что я на какое-то время пропаду со связи.
- Куда ты летишь, разумеется, сказать не можешь.
- Нет, не могу, и не знаю, будет ли там связь. Отец капитально прячет свои секреты, и только он знает, как меня найти.
- Хорошо, Люк, – с грустью в голосе, ответила Принцесса. - Я рада, что ты наконец-то получишь их. Я знаю, как они важны для тебя.
- Береги себя, и будь осторожна с хапанцами.
- Обязательно.
- Да прибудет с тобой Сила.
Он ушёл в гиперпыжок, растворяясь в космосе. И она осталась одна. Разумеется, она всегда может с ним связаться через Силу, отец придёт по первому же её сигналу, мама… где сейчас мама, она не знала, но вот её ей сейчас больше всего не хватало.

***
То что ему нет места на Корусанте, он понял ещё будучи падаваном. Сердце тянуло его на Набу, но прилетев туда один раз, после становления Империи, оно замолчало, и он окончательно потерялся посреди бескрайнего космоса, который был весь его, но в котором не было ему места. Рыжая девочка как то сказала, что «Исполнитель» заменил ему дом, и она была права, но до появления его разрушителя, он построил себе другой дом. На спрятанной планете, в никому не известной системе, он возвёл замок и спрятал туда всё своё прошлое, страхи и одиночество. Огромное строение с множеством залов, библиотек, ремонтных, мастерских и испытательных полигонов, в котором жили только дройды. Он много лет свозил туда всю информацию, которую собирал по всей Галактике, о Силе, о джедаях и ситхах, о древних учениях и религиях, о неизвестных расах и культурах. Всё, что казалось ему интересным, он хранил там. Замок отражал его сущность: огромный, чёрный, с невероятным количеством знаний, технических мастерских, пустой и холодный, с болтливыми дройдами, которых он сам собирал. Наверное, сын оценит их общество, улыбнулся про себя Вейдер, и придумает что-нибудь с отоплением.
Сомнения ещё занимали его разум, правильно ли он поступил, отдав ключ от замка Люку,но что сделано, то сделано.
Когда-то он прятал джедайские архивы в замке от Палпатина. Император считал, что если он получит доступ к древним знаниям, которые от него скрывали магистры джедаи, то немедленно свергнет его. Безумец и не подозревал, что эту мысль он обдумывал сразу, как только почувствовал мощь Тёмной стороны. Если бы тогда, на Мустафаре, Падме поддержала его, то он бы не стал медлить с реализацией её, но после…
После ни какие знания и древние методики не могли залечить его раны и вернуть былую мощь.
И уверенность.
Или он ещё не нашёл их.
Сейчас же в недрах своего нынешнего дома он хранил оружие, против себя самого и всех одарённых.
«Исполнитель»- разрушитель сверх класса, являлся не только флагманом самого сильного в Галактике флота, но и мобильной столицей нового государства. С его боевой мощью никто не мог сравниться. Главнокомандующий не задумываясь, посылал свой флагман в самые серьезные и масштабные сражения, исключая любую мысль, о том, что на корабле может быть что-то сверх ценное и опасное для него.
«Бесстрашно скрываете свои страхи, Лорд»,- сухо и без интонации прокомментировал Траун его решение, но в этой фразе было столько сарказма и усмешки, что ситх ухмыльнулся.
Изучение исаламири было жизненно необходимо. Знакомство с ними сразу зародило массу не самых приятных мыслей и опасений.
Такие опасности джедаи предпочитали прятать, ситхи – уничтожать, а он решил- изучить.
Собрав команду надёжных учёных, в числе которых так же были одарённые, он создал спец. отдел по изучению этих животных, и начал поиски подобных явлений.
Первичной задачей изучения исаламири стала блокировка их способностей и действий, помимо их смерти. Как только удалось установить, что кортозис, уже известный материал, который способен нейтрализовать световой меч, может и ограничивать влияние исаламири, Вейдер перенёс лабораторию с ведущими специалистами на «Исполнитель». Он внимательно следил за изучениями, понимая, что это может спасти не только его, но и его детей.
Уже полученные знания, он спрятал в ключе, который отдал сыну. Хранитель знает, куда положить эту информацию.К тому времени, когда Люку понадобятся эти знания, изучение будет закончено.

***
Широкой улыбкой и тёплыми объятьями встретила её Пуджа Наберри. «Союз» стал семейным проектом, что очень забавляло Пуджи. С ней Лее было легко работать, они быстро находили оптимальные решения. Жизнерадостность и лёгкость,с которой двоюродная сестра относилась к сложным ситуациям вокруг них, восхищали Лею. Пуджа никогда не держала бластер в руках и избегала агрессивные столкновения, но была непревзойденной на политической арене, тонко балансируя над пропастью, делая это с мастерством. «С фамильным мастерством», - поправил как то она Арти, когда та выражала свою похвалу племяннице.
Во времена Восстания, Лея с осторожностью принимала помощь от сенатора, опасаясь её способности идти на компромисс и угождать правителям Империи, Королеве Набу и своим интересам. Пуджа была настоящим политиком, как и Дармин. Теперь же их родственная связь давала уверенность и перевела их отношения на совершенно другой уровень.
-Тебя очень ждут на поверхности, - заметила Пуджа, во время встречи, прогуливаясь по обзорной площадке, с которой открывался космический видна поверхность столице. Планета-город светилась и переливалась различными огоньками на тёмном фоне.
- Знаю, - сдержано ответила Лея, вглядываясь в горизонт, на котором красовались драконы хапанов.– Не хочу туда.
Наберри понимающе кивнула и положила руку ей на плечо:
- Не знаю смогу ли я тебе чем-то помочь, но могу сопровождать тебя, как дипломат «Союза». У меня много вопросов, которые скрасят твой досуг, – и лучезарно улыбнулась.
Мама рассказывала, что её тётя – Сола, мать Пуджи, научила её улыбаться в любой ситуации. Что именно от Солы Пуджа унаследовала свою лёгкость с жёсткой хваткой. Что сестра мамы всегда находила подходящие слова и умела поддержать. Лея хотела, чтобы сейчас рядом был брат или Хэн, а лучше мама, но они все были далеко, а Пуджа рядом.
И в ответ, копируя искреннюю широкую улыбку, Лея согласилась:
- С удовольствие рассмотрю все Ваши вопросы, сенатор.

***
Разобравшись на станции «Союза» сначала с последствиями после нападения, потом с пленёнными пиратами, передав кого надо кому надо, вздрючив высшее руководство станции, а так же командиров. Сделал пару перераспределений, завёл пару служебных расследований, разобрался с поставками и охраной караванов,ещё раз наехал на безопасников, поручил разведке разобраться, откуда у пиратов сведения о маршрутах, отправил более сотни офицеров на переподготовку, настрочил с десяток отчётов, связался со столицей, поругался в очередной раз с Мадиной. Подправив воротник, Хэн Соло тяжело выдохнул:
- Что-то устал я, Чуи, быть генералом.
Вуки издевательски зафыркал.
- Да-да, - шагая по коридору, расстегивая китель, мечтал Соло: - вот бы сейчас, как в былые времена, рвануть за Принцессой, хватануть малыша, посидеть в какой-нибудь кантине под прикрытием, подраться с каким-нибудь головорезом и беззаботно свалить на край Галактики.
Чуи протяжно заревел, сообщая, что Люк написал ему ещё двое суток назад, что свалил он на край Галактики в одиночестве – не терять, если что связь через ситха, а Принцесса ужасно занята на каких-то переговорах и через сутки должна быть в столице, по приказу Канцлера. Расследование по покушению идёт полным ходом, уже есть подозреваемые.
- Ну… дела не так уж и плохи, - оптимистично заявил кореллианин, - мы хотя бы знаем где искать Принцессу. Готовь «Сокол».

***
Шестьдесят три звёздных хапанских дракона, как стражи, расположились на орбите Корусанта. Лея ещё раз их пересчитала, понимая, что зря задержалась в пути.
Канцлер с генералами встретили их прямо на посадочной площадке:
- Хапанские послы прибыли, просят официальной встречи с тобой,- Мон была сильно взволнована, приветственно кивнув ей и сенатору.- Твоё отсутствие накаляет обстановку.
- Предполагаем, что на борту Королева-Мать,- сказал Кракен, - возможно, она хочет высказать извинения по поводу покушения, а наша задержка её оскорбила.
- Хапанцы не извиняются, - поспорил с этим Риекан, - от них ничего хорошего ждать не стоит.
-Вы считаете, что покушение на Принцессу достаточный повод, чтобы Королева покинула свой безопасный дом? – скептически высказалась сенатор Наберри.
- Согласна, - поддержала её Лея,- возможно, они хотят сообщить о своём согласии на наше предложение.
- Я бы на это не надеялся, - сказал Риекан.
- Хапанцы не чего не делают просто так, – согласился с генералом Кракен.
- Тем не менее, визит назначен через час в Большом Приёмном Зале, – заявила Мон. -Будьте готова,Принцесса, и помните, Вы будете говорить от лица всей Республики.
- А Вы? – Лея посмотрела ей в глаза.
- Меня не приглашали. Хапанцы просили встречи только с тобой.

***
Она уже одела белое классическое платье двора Альдераана – универсальная форма одежды при её статусе. Косы с серебряным нитями заканчивали плести, оставалось выбрать аксессуары: пояс и наплечники. Активировав изображения украшений, которые могут подойти к её наряду, стала их пролистывать. Она должна выглядеть величественно и роскошно, но альдераанский титул и Королевское воспитание не позволят ей одеваться под стать хапанским женщинам. Пролистав каталог, она не смогла выбрать подходящие.
- Прошу прощения, Ваше Высочество, - затараторил 3ПИО, - не прилично Вас торопить...
- Сколько у меня ещё времени? – перебила его Лея, подходя к своему гардеробу.
- Пятнадцать минут до выхода…
- За пятнадцать минут можно добраться до истребителя и долететь до орбиты…
- До орбиты за пятнадцать минут не долететь, - прокомментировала вошедшая Пуджи Наберри. Оглянулась, Лея восхитилась её красотой: она-то могла поспорить с хапанскими женщинами, особенно в этом золотом платье с открытыми плечами.
- «Тысячелетний сокол» долетал за двенадцать, – возразила Лея, возвращаясь к гардеробу, нервно раздвигая вешалки с плащами. Ей на глаза попался длинный глубоко чёрный плащ, к которому были тонкие серебряные наплечники с рубиновой россыпью.
- Он шикарен, но не к месту, - заявила сенатор, которая встала за её спиной. Лея хотела заметить, что в выборе гардероба она не нуждается в советах, но посмотрев на Наберри, поняла, что та ещё и ответит, и заставила себя отодвинуть плащ, который в действительности был не к месту. Но что одеть…
- Тебе нужны опалы… браслеты-наручи, ожерелье-стоечкой и … - Пуджа профессиональным взглядом осмотрела лицо девушки, - губы поярче.
Принцесса не стала ни спрашивать почему, ни спорить. Сейчас она бы одела военный комбинезон и заплела волосы корзинкой, но в таком виде, она не могла явиться к послам хапанов и, пользуясь советом Набу, выбрала украшения и подвела губы, ещё раз осмотрела себя в зеркале, признавая, что не зря послушала сестру.

***
Большой Приёмный зал представлял собой огромную площадку более километра в длину и обрамлённую четырнадцатью балконами-ярусами. Там где всегда располагались места правительства, сейчас было оставлено лишь одно кресло, с высокими резными подлокотниками и обшитое синим бархатом. Место напоминало трон.
Всё правительство Новой Республики и весь высший свет Корусанта уже заняли свои места, когда в зал строевым шагом вошли гвардейцы в синих одеяниях и с серебряными символами на плечах. Гамм прекратился, когда появился точёный силуэт в белом одеянии. Подол платья легко развевался, создавая впечатления больше видения, но переливы опала заявляли о реальности Леи Органы,Принцессы уничтоженного мира, но не сломленного народа, символа Альянса за восстановление Республики и мира в Галактике.Внешне нежная, внутри стойкая девушка с приветливым выражением на красивом лице величественно прошла до своего места, занимая трон. Все камеры Галактики в этот момент сосредоточились на Принцессе, транслируя приём, комментируя происходящее, выдвигая предположения.
Лея контролировала своё дыхание, чётко следя за мимикой. За спиной, которая должна быть ровной, и ни в коем случае не прикасаться к спинке кресла. За правой рукой, которая должна расслабленно лежать на подлокотнике. За левой рукой, которая так же должна быть расслабленна, но не небрежно лежать на подлокотнике. За взглядом, которым она ровно провела по ярусам, находя Мон в первом ряду, в сопровождении генерала Мадины, рядом сидел Карлист, о чём-то переговариваясь с Пуджей. По левую руку от Мон сидел Борск. Не найдя взглядом Кракена, она припомнила слова генерала: «Если разведчика станут замечать в толпе, то его пора расстреливать».Улыбнувшись про себя, Лея перевела взгляд на хапанский шаттл, который приземлился в центре залы.
Первой с трапа сошла длинноногая брюнетка,в лёгком перламутровом платье, украшенном топазами. Грациозно, лёгким, практически танцевальным бегом, она подбежала к ней, и величественно поклонилась, опуская на колено. Лея оценила поклон и слегка кивнула, позволяя. Особа изящно поднялась, как цветок, который только напился воды, и посмотрела на неё ярко-голубыми глазами, в которых сверкала глубина хрустального озера:
- Элленеселлибет эТа'аЧьюм. Шака Лея, эренесета'апеллесеранелХэйпс, –громко, ораторским поставленным голосом, произнесла хапанка. -Реннителлесароон! – Обернулась и хлопнула в ладоши.
Лея частично, но не в совершенстве, понимала хапанский, поэтому носила в ухе переводчик: «Достойная Лея, приношу тебе дары от шестидесяти трех миров Хэйпа. Радуйся им». Ей понадобились усилия, чтобы удержать свою праву бровь. Дары? От хапанов? В честь чего? Особенно от всех миров… Подавив глубокий вздох, она наблюдала за красотою танцовщиц в сверкающих нарядах, следом за ними вышли музыканты, которые распределились по периметру, что сразу напрягло службу безопасности.

***
- Прощу прощения, - отчеканил Фирмус, войдя на совещание Главнокомандующего и двух министров, - срочное донесение с Корусанта. Разрешите включить прямую трансляцию.
Лорд коротко кивнул, сворачивая файлы, которые они обсуждали ранее.
В начале совещания Траун предупредил, что в столицу прибыли хапанские послы, и ситх приказал немедленно сообщить о ситуации. Трансляция с Большого Приёмного Зала шла по всем каналам Центральной Галактики. Траун зачитал сообщение:
- Хананцы привезли дары Принцессе со всех своих миров.
- В честь чего? – задумчиво почесал подбородок Пиетт, внимательно смотря на голоизображение над большим столом.
- Пока неизвестно, - переплёл пальцы министр внешней политики.
Под своеобразную музыку и красивые танцы,хапанцы вручали Принцессе сундуки с драгоценностями, древние артефакты, звёздные корабли и заповеди мудрых старух. Главнокомандующий, нахмурив брови, следил за представлением, как и все, ожидая центральной развязки. Хапанцы просто так не одаривают.

***
Плавно выйдя из гиперпространства, Чубакка, наученный горьким опытом, сразу подключился к общей сети, просматривая основные новости.
Хэн не успел подняться с кресло, как вуки недовольно заревел:
- Что там, Чуи?
Не тратя время на объяснения, вуки активировал изображение на основной экран: не превзойденная в своей красоте Лея Органа на троне принимает подарки от хапанцев.
- Что-то у меня плохое предчувствие, приятель.

***
Наблюдая за событиями в столице, Падме поняла, что не дышит, жалея, что смотрит на происходящее на небольшом мониторе за десятки парсеков, а не с балкона на Корусанте. Она уже знала, чем закончится это представление.
Музыка резко замолчала, а девушки замерли в ряд. Повисла давящая тишина не только в столице, но и на всех цивилизованных планетах, наблюдавших данное событие. Держа идеальное приветственное лицо настоящей правительницы, Лея не опустив взгляда, спросила:
-Вы говорили о дарах со всех шестидесяти трёх миров, я вижу только с шестидесяти двух.
Падме улыбнулась: слова не Принцессы, слова Королевы, и мысленно поаплодировала дочери. На весь экран показали одобряющую улыбку посла. Падме уже не вслушивалась в слова и представление на экране, забивая координаты полёта, подготавливая «Крылья ангела» к взлёту.
Её интересовало только, сколько времени на решение возьмёт Лея и хватит ли ей его, чтобы добрать до столицы.

***
Интересное предложение на коленях сидело перед ней. Принц Изольдер был хорош во всём и всегда. По крайне мере в тех обстоятельствах и ситуациях, в которых она его видела, и сейчас он был тоже великолепен. Глядя в серые глаза Принца, которые напоминали ей горы на Альдераане, она складывала все его слова и действия Королевы-матери в единую картину. Она не была готова к такому. Чувствуя внимание всего Корусанта, она, подбирая слова, произнесла:
-Народ Хапана, в лице Королевы-матери, щедр и величествен. Для меня большая честь получить такое предложение от столь великого народ и его несравненной правительницы. Передайте Та'а Чьюм, что её дары изысканны, её щедрость не знает границ, но мне нужно время, чтобы обдумать столь серьёзное предложение.
В зале поднялся шум, представители Хапана, непонимающе переглядывались, посол подошла к Принцессе:
- Террефель н ласарламелла н сесселтар?
Лея задумалась: сколько ей надо времени для принятия решения?
Ответ: «ни сколько, я не собираюсь замуж», крутился на языке, но невольно она посмотрела на Принца. Будучи у хапанцевв гостях, она призналась себе, что ей доставляет удовольствие смотреть на него, а сейчас особенно. С голым торсом, он был весьма…
- Тридцать, - волевым движением она перевела взгляд на посла,- общегалактических тридцать суток.
Девушка глубоко поклонилась и, встав одновременно с Принцем, удалилась на шаттл. Делегация свернула дары и так же покинула зал. Лея поднялась с трона, не дожидаясь отлёта шаттла, и покинула зал под пристальный взгляд миллионной толпы.

***
В боевом порядке стражи покидали свои места, а затем изрители с балконов. Пиетт выключил трансляцию. Градус в кабинете падал в месте с растущим напряжением в столице, а клубы Тьмы волнами расходились за спиной Лорда. Главнокомандующий был в ярости. Его грозное дыхание заполняло тишину. Пиетт уже рассчитывал последствия такого предложения…
- Убить, – пробасил одно слова Лорд Тьмы.
Испуганный Фирмус посмотрел на адмирала в немой мольбе. Помощник не знал о родстве Лорда и Принцессы и не мог понять, кого убить. Чиссу не нужно время для контроля эмоции, поэтому Траун быстрее остальных рассчитал последствия подобного предложение и успел предположить очередную войну, которую они разожгут, выполнив приказ Лорда. Адмирал не видел перспектив в ликвидации хапанского Принца, для развития и продвижения их плана. В частности развитие и помощь чисскому сектору. Ему это было невыгодно.
- Смерть Принца Изольдера на территории Новой Республики сорвёт соглашение между Республикой и хапанцами, но Королева-мать истеричная и принципиальная женщина, которая будет мстить.
- Для нас это уже не важно, - пожал плечами Пиетт. – Главное, чтобы не добрались до сути.
- Вы правы, Республиканцы кинут все силы на расследование.
- Сделайте так, чтобы не нашли, - ярость гремела в механическом басе, но Трауна это не волновало.
- Конфликт хапанцев и Новой Республики заставит вмешаться Вашего сына. И нас, как следствие.
- Предлагаю подождать, милорд, - прочистил горло Пиетт, - имея в виду личные отношения генерала Соло и Принцессы Органа, она, возможно, откажется от такого предложения.
Чисс посмотрел на адмирала:
- Вы романтик, уважаемый министр. Вероятность такого решения сорок три процента. Не достаточно велика, чтобы рисковать.
-Что Вы предлагаете?- повернулся в сторону чисса Лорда Главнокомандующий.

***
- Чуи, я надеюсь, ты ещё не подал опознавательной сигнал?
Вуки отрицательно потряс головой.
- Хорошо, давай курс на ночную сторону. Не будем спешить.

***
Её грудь сковало волнение, Лея прошла пару коридоров и влетела в один из залов, где находились представители Малого совета.
- Канцлер, можно с Вами переговорить? – Лея окинула всех взглядом так, что мужчины всё поняли.
Дождавшись пока все выйдут, Мон поднялась с места, понимая яростные эмоции Леи и готовясь, к тому, что их разговор не пройдёт мирно за столом.
- Ты знала?! – выплеснула в одном вопросе своё негодовании ситхова дочь, используя всё своё влияние через Силу так, что Мон стала тяжело дышать.
- Нет, Лея, мне ничего не было известно. Такое предложение…
- Их предложение полетит в трубу, если Королева-мать узнает о моём происхождении, - не спускала взгляда Лея ударила, идя ва-банк. Невидимые оковы сковали Мон, жуткое ощущение знакомое после общения с ситхом, захлестнуло чандрилианку, но она твёрдо стояла на ногах, не сводя взгляда:
- Я думаю для неё это не важно, - пыталась успокоить взволнованную одарённую, Мон, старалась разорвать расстояние между ними и отвязаться от ощущения, что ситхова дочь пытается залезть ей в голову. – Лея, пойми, ты не только Принцесса Альдераана, ты –Принцесса Восстания! Твоё происхождение уже давно не играет никакой роли. Ты стала символом свободы и демократии! Ты –Принцесса Лея! Ты- возглавлявшая Восстание и Альянс, подписавшая Союз и уничтожавшая Империю. Лея, не важно, что Вейдер твой отец. Это не сможет тебя уничтожить ни в Республики, ни где-либо ещё. Именно поэтому Королева-мать выбрала именно тебя своей преемницей. Ты сильна во всём: и в правлении, и в бою. Ты вела за собой людей на смерть, ты поднимала людей на мир. Ты умеешь править и воевать. Именно поэтому Та'а Чьюм хочет выдать тебя… или его за тебя…
Глубоко вздохнув, Лея,глядя в глаза чандрилианки, чувствовала, что она говорит правду. Расслабившись и пользуясь моментом, одарённая зацепилась за мысль… за эмоцию Мон, увидев её рисунок в Силе, она поняла её суждения и намерения. Она не желала ей смерти, она её… боялась, а с тем и опасалась.Облегчённо вздохнув, Лея отпустила мысль, что Мон хотела её смерти и сложила все пазлы головоломки. За покушением стояли хапанцы, которые раньше прочих узнали о намерениях Королевы-матери и хотели убить её.
Это было похоже на правду.
- Даже если и предположить, что это так, - произнесла Лея, стараясь унять свои эмоции,- я не могу принять их предложения.
- Из-за генерала Соло?
Принцесса кивнула.
- Лея, тебе предлагают политический брак. – Мон искренне не понимала причину её отказа,- ты сможешь сохранить отношения с генералом и получить весь Хапанский сектор. Подумай, сколько ты сможешь сделать став Королевой-матерью? – Она подошла ближе, положив руку на плечо Принцессе, видя её растерянность и сомнение: -Лея, личные отношения – это не повод отказываться от предложения, которое сулит столько благ обществу.

***
Планета-город уже много столетий не засыпала, живя в своём бешеном ритме, которые не могли сбить ни переворот, ни война, ни блокада, а уж предложение хапанцев тем более. Но, как и везде, существовало особое время – три тридцать ночи, когда даже самые трудоголики ломались и начинали дремать. Именно в это время Хэн Соло выбрал, чтобы вернуться домой. Сонно шагая по Альдераанскому крылу, к покоям Принцессы, он недовольно расстегнул куртку и воротник рубахи.
- Привет, ребята! – поприветствовал он охрану: двух парней Риекана, и хапанскую девицу, - что у вас тут так душно? Хоть бы вентиляцию открыли.
- Она открыта, сэр, - отчитался один из альдераанских охранников.
Генерал невольно засмотрелся на хапанку: блондинистая особа сверлила его тяжёлым взглядом в ответ, держа руку на оружии:
- Расслабься, красотка,я тут сегодня ночую, - заявил генерал, подозревая, что охранница будет против. –Вот документики.
Протянул свой опознавательный чип мужчина, и, к ярости воительницы, генерал Соло входил в список привилегированных людей, допущенных до Принцессы в любое время суток без дополнительного оповещения и досмотра.
- Доступ разрешён, генерал, - отчеканил альдераанец, который в лицо знал кореллианина, и пропустил, внеся посещение в журнал.
- Там тоже, чтобы окно открыть – надо у вас спросить? – уточнил Соло, указывая пальцем на дверь покоев.
- Внесите свой код в систему безопасности, и она разрешит, согласно Вашим правам. Но не рекомендуем, генерал…
- Знаю-знаю… - отмахнулся Соло, лениво заходя в помещение,- спокойно ночи… или утра? - тут же ложа руку на выключатель, не позволяя системе включить свет. Усталую дремоту Соло как рукой смахнуло, он аккуратно осмотрелся,с первого раза находя спальню. Пошарив в потайных карманах куртки, он нашёл маленький футлярчик с мазью. Расслаблено подошёл к приоткрытой двери, он нанёс мазь на губы, и убрал футляр обратно в карман, начиная отсчёт.
Свернувшись клубочком, его Принцесса спала на краю кровати, скинув с себя одеяло. В домашних штанах и свободной кофте, даже волосы не до конца расплела. Во сне она вся сжалась, стараясь быть ещё меньше.
Замучили, возвышенность …
Когда он рядом, она всегда ложилась ему под бок, складывала на него ноги и упиралась носом в шею, ей так было спокойнее.
Он присел рядом, нежно погладив по плечу, от чего она вздрогнула и мгновенно проснулась:
- Тише, прелестная, это я…
- Хэн… – со вздохом облегчения она потянулась к нему, за сладким и долгим поцелуем, затем - крепкие объятия. Увидев её улыбку, оставшиеся сомнения в нём исчезли, и, нащупав языком у себя во рту прикрепленную к зубам мудрости ампулу с противоядием, он раскусил её. Привкус был горьковатым.
Лея крепко прижала его к себе и повалила на постель, облизнув губы, смакуя поцелуй:
– Когда ты прилетел?
- Только что…
- Почему ты в куртке? – уже сонным голосом спросила она, пытаясь уместиться на нём, закидывая ноги.
- Я ещё и в обуви.
- Соло… - недовольно протянула Принцесса, но выгонять с кровати не стала, только погладила в районе бедра, где у него всегда висела кобура, - хорошо, хоть бластер снял.
- Да… - нежно погладил он её по руке, глядя в потолок, отсчитывая время, - пришлось оставить его Чуи. Иначе бы твои стражи меня не пустили. Особенно эта блондинка.
- Ммм… - борясь со сном, протянула Лея, - как тебе она?
- Ну, так… - стараясь казаться расслабленным, отмахнулся Хэн, - мне брюнетки всегда больше нравились.
Она хотела приподняться и поцеловать его, но он повернулся, пытаясь улечься поудобней.
- Подлиза…
- О да…
- Я сегодня так устала…
- Спи, малышка, ни о чём не думай.
- Хорошо, что ты прилетел.
- Это точно. Теперь я тут, и ни о чём не переживай, - продолжал он бормотать, успокаивающе гладя её по руке, слыша её мирное сопение. – Ты спи, любимая, не волнуйся. Я обо всём позаботился. Ты главное спи… крепко-крепко…

***
8:00 –Принцесса Органа пропустила плановое экономическое совещание.
8:05 – Генерал Риекан запросил отчёт от охраны: «3:30 ночи – визит генерала Соло. Ни Принцесса, ни генерал не покидали покои».
Генерал Риекан пожал плечами: Соло умел не только решать проблемы, но и устраивать их. Хотя дело-то молодое…
10:00 –Принцесса Органа не присутствовала на встречи послов Нерюн.
10:30 –Принцесса Органа не ответила на звонок генерала Мадины.
10:45 –Принцесса Органа проигнорировало сообщение генерала Додонны.
11:00 – Сенатор Наберри не получила ответа на своё сообщение.
12:00 –Принцессой Органой был проигнорирован звонок из приёмной Канцлера.
13:00 – Генерал Риекан запросил связи с «Тысячелетним соколом».
13:10 – Отчёт генерала Кракена: по данным служб безопасности «Тысячелетний сокол» в системе Корусант не появлялся. Идентификацию не проходил. Согласно последнему сообщению бортового журнала:Покинул станцию «Союза» «Дреад Серб» в системе Морнс. Планируемое место прибытие – Корусант. Время не указано. В Системе не отмечался. Генерал Соло прошёл идентификацию в 3:20 при входе в Сенаторский корпус.
13:15 – Открытие покоев Принцессы Органа,орден подписан генералом Риеканом.
Апартаменты пусты. Вещи Принцессы на месте. Окно открыто.
13:30 – экстренное совещание Малого Совета.

***
- Генерал Риекан, как Вы такое допустили? – начала с ходу Канцлер Мон Мотма, когда все уже сидели на своих местах. Канцлеру пришлось прервать заседание, отменить все плановые встречи. А чандрилианка не любила такое.
Альдераанец поднялся с места, опустив голову:
- Это полностью моя вина, Канцлер, и я готов понести за это наказание.
- Соло – Ваше наказание, генерал, - ответила Мон Мотма, - и я хочу знать, где он и Принцесса Лея? И как он устроил похищение? – к Канцлеру подошёл первый помощник, передавая деку и сообщая в пол тона, что сенатор Наберри, как представительница «Союза» и доверенная Дармин Арти, требует участия в закрытом совещании по поводу инцидента. Канцлер окинула тяжёлым взглядом присутствующих мужчин.
- И ещё, - продолжал помощник, - Принц Изольдер также осведомлён о происшествии и также требует присутствия.
- Этого ещё не хватало… - не выдержала она, произнеся в пол тона. Потом в голос спросила: - Откуда и почему сенатор Наберри и Принц Изольдер уже знают о происшествии?
Мадина переглянулся с Кракеном.
-В 11:10 сенатор Наберри сообщила об отсутствии ответа от Принцессы, - первый ответил Крикс Мадина, - просила сообщить о месторасположении дипломата «Союза». Ответ ей не дали, и в 13:15 она присутствовала при вскрытии покоев.
- Таун Чус – назначенный телохранитель со стороны хапанов, вероятнее всего донесла Принцу, - прокомментировал Кракен.
- Отлично, господа!- словно выстрел раздалась фраза Канцлера: – Теперь, мало того, что генерал Новой Республики без затруднений похищает Принцессу, так ещё и расследование этого инцидента мы будем обсуждать при свидетелях. Впустить сенатора и представителей хапанов.
Глубоко вздохнув, беря все эмоции под контроль, Канцлер повернулась к входной двери, где уже появилась Пуджа Наберри. Имперский сенатор, представительница мирного далёкого мира, протеже Дармин Арти и племянница великой Амидалы. Как на зло, в сегодняшнем наряде светловолосая особа, как никогда была похожа на свою тётю в молодости. Она приветственно поклонилась перед Канцлером, Мон взглянула в тёмно-коричневые глаза потомственной Наберри. Такие же тёмные, глубоко-карего цвета, за которыми скрывалось упрямство, Принципиальность и сила. Возможно, нынешний сенатор никогда уже не добьется такого мастерства и успеха, как её тётя, но Мон предпочитала, чтобы эта женщина была в её соратниках, хотя, будучи откровенной сама с собой ей одной Амидалы было предостаточно. Хотя, именно сейчас Арти была бы уместна за этим столом.
- Добрый день, господа, - поприветствовала сенатор, почтительно склонив голову.
Канцлер подошла к своему месту, решая не начинать совещание без хапанов, которые не заставили себя долго ждать. Принц, в сопровождении следователя и посла, церемониально поклонился перед Канцлером, и занял место напротив сенатора, что вызвало у той улыбку.
- Пожалуй, начнём, господа, - произнесла Канцлер, присаживаясь, - и дамы.
Согласно протоколу, им пришлось тратить время на представления всех участников, и только через пару минут Кракену пришлось заново зачитать результаты расследования и причины пропажи Принцессы.
- Кто этот генерал Соло и откуда у него доступ ко всем данным? – тщательно следя за словами, на общегале спросил Принц.
Присутствующие переглянулись, не решаясь прямо ответить на этот вопрос.
- Генерал Хэн Соло,- первой взяла слово сенатор Наберри, - герой Восстания, Альянса и Новой Республики, так же является действующим генералом «Союза» и Республики, имеет высший приоритет доверия. Входит в круг ближайшего окружения Принцессы Леи со времён битвы при Явине. Пользуется её полным доверием.
-Влюблён в неё? – переспросил Принц.
- Они находятся уже в достаточно длительных отношениях, - не сбавляла тон представительница Набу, прямо смотря на Принца. Его красота доставляла ей нескрываемое удовольствие.
- Несмотря на все заслуги, - вступил в разговор Мадина, - Соло под трибунал пойдёт.
Ян Додонна усмехнулся в седые усы:
- Соло ради Принцессы и к импам ходил под выстрелы, и в Бездну летал. Трибуналом его не испугать.
- Возможно, нам удаться вернуть Принцессу и без военного вмешательства, - постаралась угомонить мужчин Канцлер, - свяжитесь со Скайуокером. Возможно, он сможет нам помощь.
Кракен прочистил горло: все присутствующие посмотрели на него. Генерал разведки редко чувствовал себя неудобно:
- Коммандер Скайуокер временно сложил полномочия и скрылся в неизвестном направлении пятеро суток назад. Последнее место пребывания -система Куат, звёздный разрушитель «Исполнитель». Возможная связь через Лорда Главнокомандующего Дарта Вейдера.
- Нельзя было джедаю выдавать такие полномочия и свободу действий, - сквозь зубы прокомментировал общее недовольство Мадина.
- Джедаи никогда никого не спрашивали, - ответил ему Додонна, - они всегда поступали согласно велению своей Силы.
- Считаю необходимым связаться со Скайуокером, а до этого времени включить его в список подозреваемых сообщников, - предложил Кракен, держа прямой взгляд Канцлера.
- Мы не можем предъявлять такие обвинения единственному джедаю.
- Который подчиняется ситху, - оспорил её слова Мадина.
- Подчинялся бы Скайуокер ситху, мы бы здесь не сидели, - сдержано, стараясь не поднять старые разборки, прокомментировал Риекан. – Похищение Принцессы имеет личный характер, который был спровоцирован предложением Королевы-матери хапанов. Навряд ли Соло планировал похищение какое-то длительное время, а Скайуокер мог сложить полномочия раньше этого.
- Принимаю аргументы - отчеканил Кракен, - и в списке единственным сообщником остаётся вуки Чубакка.
Сенатор обвела присутствующих взглядом, изучающим, не к месту нежным и заинтересованным:
- А почему вы рассматриваете именно похищение? А не побег? – Пуджа получила желаемое внимание.- На месте не было следов борьбы или же других признаков насильственного давления.
- Она ни чего не забрала с собой, - в пространство произнёс Риекан, в реальности раздумывая версию побега.
- Всё что нужно Принцессе, есть на «Соколе», - пожала плечами Пуджа, которая хорошо знала характер Леи, которой для комфорта нужен бластер, один комлинк и надёжная поддержка её мужчин.
-Принцесса бы так не поступила, - авторитетно заявила Канцлер, мягко улыбаясь сенатору, так словно хотела задушить её.
О похищении Принцессы решено было не сообщать. Пока у них есть тридцать суток на поиски. Связываться с ситхом никто не счёл нужным, и достаточно веских причин для поиска ещё и Скайуокера не было. Кракен развернул поисковую систему на всей территории Республики, подключая возможности «Союза», пользуясь особыми полномочиями сенатора Наберри. Кореллианин и вуки снова стали самыми разыскиваемыми существами Галактики.Определив стратегию действий, Мон Мотма посмотрела на Принца: неприятностей она ждала со стороны хапанцев.

***
Сложив ногу на ногу, Пуджа откинулась в любимом кресле. Кабинеты сенатора Набу были украшены крупным геометрическим орнаментом с изящными скульптурами. В центральном зале был расположен фонтан, а стены расписаны цветами с объёмными лепестками. Тётя укоризненно покачала головой на такую роскошь, но Пудже было спокойней с водой. В столице ей не хватало именно воды. И сейчас раздумывая над трудной ситуацией, её успокаивал звук фонтана. Перед Леей поставили сложный выбор, будь её сердце свободно, она бы не задумываясь приняла дары хапанов, но, учитывая генерала Соло, её сестра могла и сбежать с ним.
Сейчас Пуджа ждала прилёта тёти, она сама всё, что могла сделать в нынешней ситуации, уже сделала. Ей нужно решать вопросы «Союза» и текущие дела сектора, а поиском влюблённой пары пускай занимаются родители.
Рабочие вопросы полностью завладели её вниманием, когда позвонил секретарь:
- Слушаю.
- Хапанский Принц Изольдер, просит вашей аудиенции. Примете?
«Только обнажённого», - про себя улыбнулась Пуджи, но подумав:
- Пропусти.
С чего наследник Хапана пришёл к ней, она не знала, но ещё раз увидеть этого мужчину, она не упустит возможности. Подправив причёску, и макияж, она вышла в основную залу.
- Прошу прощение за вторжение, сенатор Наберри, - с сильным акцентом произнёс Принц, глубоко поклонившись.
- Рада Вас приветствовать, Ваше Высочество, от лица народа Набу и от себя лично:мой дом всегда открыт для Вас,- Пуджи сделала изящный реверанс, демонстрируя свою грацию. Она так редко могла себе позволить использовать своё обаяние в разговоре с мужчинами, а Принц весьма располагал к такой куртуазной манере. Окинув взгляд за спину гостя, она отметила, что его телохранительницы, встали у дверей. Форма одежда хапанок ей симпатизировала – она бы не отказалась примерить подобные платья и форму, но в столице её точно не поймут, а вот дома, уже статус не позволял. А жаль.
-Спасибо, - Принц ещё раз поклонился. - Я в первые за пределами Хапана, и многого не понимаю в данной ситуации. Вы могли бы мне уделить немного времени и разъяснить?
- Конечно, Ваше Высочество, - улыбнулась Пуджа такой возможности завести дружеские отношения с наследником Хапанского сектора. Разумеется, она держала в голове, что он фактически не имеет власти у себя в секторе, хотя является самым дорогим мужчина хапанов, и, всё же, он будет именно тем мостиком, который можно проложить в их сектор. К тому же, общение с этим мужчиной ей однозначно приносило удовольствие. Хотя любой женщине – это доставляло удовольствие. Наверное, кроме Леи… Или Соло её всё же выкрал?
- Расскажите про генерала Соло, - попросил Принц, когда они пошли по залам Набуанского крыла.
Слегка поведя плечами, Пуджи заставила себя не смотреть постоянно на Принца:
- Кореллианин, высок, красив, обаятелен и решителен.
- Компактное описание, - неправильно подобрал слово хапанец, и Пуджа подавила смешок в широкой улыбке.
- Ёмкое, - всё же подправила она.
- Ёмкое, - повторил Принц.- А из какой он семьи?
- У него не было семьи, - сменила тон сенатор, наслаждаясь красотой любимых залов, - рос беспризорником на улицах Кореллии. Сам себя сделал. Сам пробился и поступил в Имперскую Академию, закончил с отличием.
- Имперец? – странно удивился Принц, по всей видимости, не зная, что восемьдесят процентов нашего правительства Новой Республики бывшие имперцы.
- Можно и так сказать. В рядах Империи его карьера закончилась, не успев начаться. На первое же распределение попал на Кашиик, где шло закрепощение вуки. Не смог пойти против совести, предал Империю, освободил вуки, а сам стал дезертиром.
Оценочные эмоции плавно изменяли красивое лицо Принца, делая его ещё более интересным:
- Пожертвовать своей карьерой ради вуки… благородно.
- Да, - согласилась Пуджи, акцентируя внимание на этом, -вуки тоже оценили. Один из спасённых в благодарность дал клятву преданности.
- Этот Чубакка?
- Да, - подтвердила Наберри, - поэтому факт его участия в похищении даже не оспаривался.
- Вуки был вместе с Принцессой, когда она была у нас в гостях, - припомнил Изольдер.
- Чубакка выполняет любые приказы Хэна, он охраняет не только его самого, но и тех, на кого покажет генерал.
- Я не заметил, чтобы с ним обращались как с рабом.
Пуджа вздернула бровь и Принц тут же опустил голову, понимая, что сказал, что-то не то.
-Прощу прощения, я неверно выразился…- замешкался Его Высочество.
Пуджа наклонила голову, изучая поведение мужчины, который был воспитан в матриархальном обществе. Если Принц целого народа Хапана так реагирует на неодобрение малознакомой женщины, то как остальные преклоняются перед своими правительницами?
- Нет, ничего, - как можно мягче произнесла Пуджи, стараясь вывести общение в прежнее русло, - многие в Галактике, а тем более имперцы считали, что вуки мало разумны, и что они действительно могут быть только рабами в обществе. Но на самом деле это не так. И Соло, как и Принцесса, и все остальные в их окружении относятся к Чубакке как к равному, а сам вуки относится к генералу, скорее как к малолетнему ребёнку, которому надо потакать и оберегать, чем как к хозяину. Вы бы слышали, как они друг с другом спорят. – Она добавил в голос смешинки, чтобы посмотреть, как Принц улыбается. Чувственные губы плавно изогнулись, вызывая странные желания для женщины её статуса и для данной ситуации в целом.
- Куда Соло подался после дезертирства?
- В контрабандисты,–отводить взгляд от Принца становилось всё трудней, но Пуджа всегда была волевой: - Он первоклассный лётчик с нестандартным мышлением.
- Как они попали в Восстание?
- В какой-то кантине познакомился со Скайуокером, который и затащил его на Звезду Смерти, где в этот момент в плену находилась Принцесса Лея. – История знакомства знаменитой троицы была куда более интересной и опасной, но Наберри не очень хотелось об этом рассказывать, особенно в красках.
- Я слышал, что Скайуокер - последний джедай, и что он воздействует на людей, – Принц стремился заглянуть ей в глаза. Но Пуджа крепко держала себя в руках. Ей казалось, что Принц, находясь в уязвимом положении, подвержен её власти, и это чувство искушало. И смотреть ему в глаза было очень чревато. Она умела и любила ходить по острию, но не сейчас.
- Да, - отвернулась она, осматривая пролетающий флаер у большого окна,а потом перевела взгляд на Принца,- Люк особым образом действует на людей. Подаёт им пример, показывает альтернативную сторону ситуации.
- Они друзья с Соло?
- Да, с той же битве при Явине. Соло помог ему уничтожить Звезду Смерти. С тех пор, Соло остался в ряду с начала Восстания, потом Альянса, участвовал в спасении Принцессы из рук Палпатина, командовал авангардом при захвате Корусанта… У него большой послужной список.
- У меня сильный соперник, - констатировал Принц.
- Думаю, да, - опустила взгляд опытный манипулятор, заставляя Принца пожалеть о сказанном. Изольдер тут же переключился на её родной мир Набу, прося рассказать откуда она и какая у неё семья. Пуджа про себя улыбалась, ловя каждое мгновение рядом ним. Эта ситуация забавляла её. Старшая сестра- Рио, которая давно уже была замужем и мела двух детей, порекомендовала бы ей расстегнуть платье поглубже и не теряться, а мама и вовсе назвала бы её дурой. Только Пуджа улыбалась и ждала тётю, чтобы та, поскорее помогла найти Лею с её генералом, и этот Принц больше никогда не приходил к ней.

***
Её посреди ночи просто так никто не будил. Особенно генерал разведки собственной персоной на пороге.
- Прощу прощения, Канцлер.
- Что случилось?
- Хапанский Принц пропал из своих покоев.

***
К утру на орбите Корусанта красовался Хапанский флот из ста звёздных драконов. К шестидесяти трём кораблям, которые привезли дары Принцессе, присоединились тридцать семь передовых военных драконов из флота самой Королевы-матери.
Акбар стягивал флот Республики в столицу, Канцлер была готова в любой момент активировать защитное поле планеты. Меньше суток Кракену понадобилось, чтобы поминутно проработать шаги Соло на поверхности планеты и на орбите в ночь похищения Принцессы Органа, но его след простыл, как только «Тысячелетний сокол» ушёл в гиперпрыжок. Без дополнительных зацепок, поиски бывалого контрабандиста могут занять годы. У разведки были некоторые предположения, но они все уходили за границы Вейдера. И даже каналов «Союза» могло не хватить …
- Нужен контакт с Серым флотом, - в полдень сдался разведчик, который параллельно занимался и расследованием похищения Принца. Единственное, может почему, хапаны ещё не нанесли удар по Республике, так это то, что, Принц всё своё время нахождения в столице был под своей охраной и сейчас хапанские следовательницы, которые прилетели тремя кораблями, вели самостоятельное расследование. Кракен понимал, что через какое-то время они, без их помощи, зайдут в тупик, и тогда его в полном объёме допустят к этому делу. Наиболее выгодной бы была ситуация, если к этому времени у них уже что-то будет по нему.
Канцлер держала молчание, рассматривая все доклады, которые ей предоставили спецслужбы.
- Что скажете, генерал Додонна? – она посмотрела на пожилого тактика с надеждой в глазах. После ухода Арти ей казалось, что её система стала работать хуже. Генералы совершали одну оплошность за другой, что они постепенно теряли веру в неё. Коменорец постоянно просился в отставку, жалуясь на усталость, хотя она знала, что он ещё может послужить общему благу. И сейчас именно его ум тактика мог рассчитать сложную и непонятную много ходовую систему.
- Соло – влюблённый кореллианин. А вы помните поговорку? Он увез Принцессу гораздо дальше нашего воображения. Я не уверен, что даже ситх сможет нам помочь, если конечно, он не был причастен к этому.
- Зачем Вейдеру помогать Соло? – спросил Акбар.
- Ему не выгоден наш союз с хапанцами, - ответила Мон. – Но тогда он не будет нам помогать.
-Вейдер занят своим Серым флотом, ему и не зачем будет нам мешать. – подметил Додонна. - А похищение Принца кому выгодно?
- Тем, кто не хочет этого союза, - лаконично ответил Кракен, который уже рассмотрел все возможные версии. – А учитывая тот факт, что покушение на Принцессу были подготовлены сверх правыми группировками Хапанского сектора, то похищение своего Принца могли организовать они сами.
- Или Вейдер, которому так же не выгодно это, - высказался Мадина.
- Вейдер бы его убил, - пресёк Кракен – эту версию он тоже рассматривал. – А труп, насколько мне известно, ещё не обнаружен. То есть он, вероятнее всего, жив.
- Со своими правыми пускай хапанцы разбираются сами, - резюмировал своё мнение Додонна, - а с Вейдером на переговоры надо послать опытного в этом деле.

***
По длинным коридорам, заставленным хапанской охраной, раздался жёсткий стук каблуков. Тяжёлые ткани шлейфом спадали с юбки, золотой корсет с плечами подчёркивал тонкую талию, создавая ощущение брони, высокая причёска и волевой взгляд женщины, заставлял воительниц выпрямить спины и пропустить главного дипломата «Союза» в комнату допроса.
Встретившись с прямым взглядом следователя, Дармин Арти затребовала имя, статус,и полномочия на основании, которого представители Хапана задержали сенатора Набу и подвергли допросу без юридической поддержки.
Пуджа Наберри посмотрела на тётю, улыбаясь про себя. В матриархальном обществе, с диктаторским уклоном, у всех в генофонде прописана способность вычислять и чувствовать альфу. Это проявлялось во взгляде, в прямоте спины, в манере держаться и во внутренней уверенности. Она была в себе уверенна, без возражений идя на следственный допрос, даже не затребовав адвоката, зная, что он ей не поможет.
- У вас есть улики предполагающие причастность сенатора к похищению Принца Изольдера? – Амидала была значительно ниже следовательницы, но она умела ставить на место мужчин одним взглядом, не говоря уже о женщинах.
- В данный момент, выясняем, - сжимая кулаки за спиной, ответила следователь, не ожидая такого напора.
- Сенатор была последней, кто общался с Принцем до его похищения?
- Нет, мэм, - женщина сглотнула, пытаясь придумать более уместное обращение, пока дипломат пролистывала протокол, используя переводчик.
- Согласно данному протоколу, сенатор не попадает в круг подозреваемых и свидетелей.
- Мы должны всё проверить.
- Проверяйте,- резюмирующим тоном ответила Падме Амидала,- не мешая нашей работе. Полагаю, сенатор может быть свободна?
Хапанка хотела сказать «нет», но, горько сглотнув под прямым взглядом дипломата, кивнула головой. Чтобы перечить на чужой территории правительнице, ей нужны более существенные полномочия.

***
- Впечатляюще, - прокомментировала Пуджа, когда они зашли в лифт.
- Спасибо, - Падме повернулась, внимательно осматривая племянницу, - насилия не применяли?
Сенатор покачала головой, это было не самое приятное время провождение, которое она никогда не забудет, но рук на неё не поднимали.
Войдя в систему Корусанта Падме сразу поняла, что дела плохи. То, что Хэн увезёт Лею подальше от всего этого, ей надо было предположить. Кореллианин слишком горяч, чтобы просто так стерпеть такое. Похищение Принца так же было не предсказуемо. Она бы меньше удивилась, если бы на утро нашли его труп. Пуджа выложила всё ей известное по данной ситуации, она уже связалась с Кракеном, который, в свою очередь, просветил ей свою сторону событий, по дороге к следователям, она выслушала мнение Додонны. После освобождения Пуджи, Падме назначила встречу Риекану, с которым они обсудили возможные варианты развития данной ситуации.
По недавно поступившим сведениям с Хапанского сектора Королева-мать казнила всех причастных к покушению на Принцессу Лею. Законы Хапана были строги и безжалостны к предателям. На сколько стало известно Кракену больше восьмидесяти хапанцев лишились головы, из которых двоюродная сестра Та'а Чьюм, которая и была основным инициатором этого. Дочь казненной бежала, вероятней всего на территорию Новой Республики, и могла устроить похищение Принца.
- Что бы женить на себе и занять трон Та'а Чьюм? – словила мысль Пуджа.
- Хороший мотив,– одобрил Риекан, который присоединился к встрече, – но беглянка на чужой территории, даже с группой поддержки, смогла бы провернуть такое похищение?
- У нас нет реальных сведений о возможностях хапанцев, - произнёс Кракен. - Они слишком долго были в изоляции.
- Но это не помещало им осуществить покушение на Принцессу, - укоризненно посмотрела на мужчин Амидала.
- У хапанцев есть деньги, - стал оправдываться Риекан, - и оружие, которое не было в списке запрещённых на территории Новой Республики. Им нужно было только попасть к нам и вычислить апартаменты Принцессы.
Разведчик смотрел куда-то в сторону, параллельно думая о своём:
- К тому же убить с фейерверком всегда проще, чем вытащить в тихую под носом сотни человек охраны.
- Значит, им кто-то помог, - резюмировала Падме. – Кто?
- Найдём, миледи, - сказал Арен, читая сообщение на комлинке, - срочный сбор. Хапанский представитель спускается на поверхность. Требует встречи.


--------------------
"Ели у вас нет ног - бегите...
Если у вас нет надежды - творите..."
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Поделиться темой: Поделиться ссылкой через ВКонтакте Поделиться ссылкой через Facebook
53 страниц V  « < 51 52 53
Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 23 Сен 2017, 12:23

Рекламные ссылки: Дневники беременности на Babyblog.ru//Бэбиблог - соц сеть для будущих мам //