Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

22 страниц V  « < 20 21 22  
Ответить в данную темуНачать новую тему
> Темные времена., Перевод.
Солярис
сообщение 8 Декабрь 2015, 18:13
Сообщение #316



Иконка группы

Группа: Постоялец
Сообщений: 516
Регистрация: 6 Февраль 2014
Из: Новосибирск
Пользователь №: 9439
Раса: Бегунец



Люку только плаката не хватает. А так, да, довольно опасно держать в сопротивлении джедая. Меня еще С возвращения джедая это ставило в тупик.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Nefer-Ra
сообщение 8 Декабрь 2015, 21:24
Сообщение #317



Иконка группы

Группа: Постоялец
Сообщений: 522
Регистрация: 3 Январь 2010
Пользователь №: 8557



Подозреваю, что под конец ситхам на Альянс (да и Империю тоже) было искренне начхать, а ловили они только Люка, причем стараясь не сильно помять при этом. Беда лишь в том, что увлеклись в процессе дележки smile.gif


--------------------
Линкор, просто линкор
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Jagged Fel
сообщение 9 Декабрь 2015, 21:11
Сообщение #318


на SWG на вольных хлебах
Иконка группы

Группа: Завсегдатай
Сообщений: 1322
Регистрация: 23 Август 2007
Из: Unknown Regions - Nirauan
Пользователь №: 6925
Раса: HomoSapiens



Всё таки лучше звучит СИД-бомбер, чем тай-бомбер!)))


--------------------
Jedem das Seine
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Солярис
сообщение 12 Декабрь 2015, 20:20
Сообщение #319



Иконка группы

Группа: Постоялец
Сообщений: 516
Регистрация: 6 Февраль 2014
Из: Новосибирск
Пользователь №: 9439
Раса: Бегунец



Глава 22

- Хорошо, Чуи, вырубай субсветовые, - раздраженно сказал Хан.
Он был все еще расстроен, скорее больше на себя, чем на Чуи, принцессу или реплику, вылетевшую ранее. Вскоре он увидит Люка, удостовериться, что с ним все порядке и сделает то, что намеревался в течении двух последних лет, покончит с Альянсом.
- Когда войдем в верхние слои атмосферы, скажи высочеству...
- Что сказать, капитан?
Он вздрогнул, по прежнему смотря на звездную систему, но невольно скосил взгляд на Лею.
- То, что мы на месте, - закончил он.
Он прищурился, всматриваясь в космос, пока «Сокол» пролетал мимо меленькой безжизненной Луны и взглянул на сканеры.
- Это твоя база...
Сканеры выдали большое скопление с маленькими двигающими точками, быстро удаляющимися к Раимару. Раздался сигнал тревоги и Чуи предупреждающе прорычал.
- Знаю, знаю, черт! - прокричал Хан, переключая тумблеры, включая защиту «Сокола». - Заряди орудия на нижней палубе.
- Что это? - спросила Лея, пододвигаясь ближе, но она знала ответ, чувство страха сковало нутро.
- Большой корабль, - сказал Хан, вытягиваясь в кресле. - Огромный. Похоже флагман.
- Мы должны им помочь, - сказала Лея на автомате.
- Я не собираюсь сбегать, - произнес Хан.
Она удивленно повернулась к нему, с благодарностью, но его следующие слова отрезвили ее больше, чем громада Звездного Разрушителя, парящего над планетой.
- Там внизу Люк.
Она посторонилась, давая ему пройти. - Что я могу сделать?
- Нужен еще стрелок.

***

От бомбардировки задрожало здание, Рован споткнулся и нырнул вниз, инстинктивно прикрывая голову руками в ожидании рушащихся кусков дюрастиля, но потолок лишь прогнулся со скрежетом старого металла. Рован слышал рев двигателей СИД-бомбардировщиков над головой. Светильник заморгал и погас, оставив его без света, и он на ощупь направился к двери. Атака бомбардировщиков не прекращалась, шла волна за волной; с земли не прекращая громыхал зенитный огонь.

Совсем близко раздался взрыв и его отбросило на пол, ударная волна прошлась по зданию и сотрясла землю. Часть потолочных балок обрушилась, едва не задев Рована, съежившегося в комок. Свет, дым и запах битвы ворвались в комнату. Мгновение он не двигался, ожидая, когда все успокоится и поднялся на ноги. Он должен выбраться отсюда и добраться до корабля, пока Империя не высадила десант. Он прикоснулся к входной панели и ничего не произошло, дверь осталась на месте. В отчаянии Рован ударил по сканеру и ему повезло. Коридор был заполнен мечущимся персоналом, казалось, у всех были разные инструкции и приказы и он понял, что единственный не знает, что делать. Его схватили за руку и всучили сумку.
- Сэр, - перекрикивая шум обратились к нему, - вы должны пойти с нами.
Рован всмотрелся в лица людей, это были те самые, из разведки, которые спасли его от вопросов Риикана. Не обращая внимания на эскорт, он проверил содержимое сумки, которая была с ним на Эскаале перед побегом. Он должен найти командный центр. Держась за дверной косяк, он осмотрел коридор и обратился к офицеру.
- Отведите меня к генералу Риикану. В командный центр, - прокричал он.
- Простите, сэр, но мы должны доставить вас на корабль.

Здание вновь сотрясло от взрыва. Рован осмотрел форму офицера, выясняя его звание.
- Лейтенант, как вы думаете, кто будет вами командовать, когда мы доберемся до Командования Альянса?
Молодой человек заколебался и, прежде чем ответить, украдкой посмотрел на других офицеров.
- Следуйте за мной. Командный центр там.
Они двигались так быстро, как могли. Движение затруднял бегущий персонал, мусор, обручившиеся перекрытия. Рован споткнулся и ухватился за свисающие кабели из развороченной крыши. В образовавшуюся дыру виднелось почерневшее от дыма небо и СИДы, пронзающие черноту.
Рован оттолкнул руку офицера и едва не ввалился в распахнутую дверь командного центра. Здание трясло от взрывов, вокруг рушились стены.

Риикан, до боли в побелевших пальцах, схватился за пульт связи, чтобы не упасть. Земля ходила ходуном под ногами.
- Сэр! - в панике прокричал офицер за сканерами. - Десант в трех километрах. Они нас окружают.
Риикан закрыл в бессилии глаза, пытаясь успокоиться, уйти на миг от творившегося хаоса, понимая, что его решение приведет к гибели многих людей. Он выдохнул и обратился Редхру.
- Они пытаются нас заблокировать. Отправьте наземные войска на позиции, чтобы их задержать. Так мы выиграем время для эвакуации.
- Да, сэр.
- Что с эвакуацией? Наши корабли?
- Они разбомбили ангары, - доложил полковник, - в зоне приземления. Мы потеряли три транспорта на земле. Медицинский фрегат получил повреждения, его необходимо немедленно увести.
Риикан нахмурился. - Почему они еще здесь?
- Скайуокер и его сопровождающие, по докладу, еще не прибыли, - объяснил полковник.
В этот момент новый мощный взрыв сотряс здание и взрывная волна чуть не свалила присутствующих с ног.
- Черт, этот мальчишка, - разозлился Риикан, - если он не подчиниться прямому приказу, я...
- Думаю, что Скайуокера сейчас беспокоит совсем другое, чем ваши приказы, Карлист.
Редхр обернулся к Ровану. - Разве вы не должны быть с разведкой? - сухо, с недоверием, парировал он.
- Как видите, - он указал на мужчин, - они следят за каждым моим шагом.
Риикан встал между двумя мужчинами, пытаясь перекричать грохот.
- Полковник, отдайте приказ наземным войскам и медицинскому фрегату покинуть планету с или без Скайуокера!
Он схватил Рована за рукав и потащил к выходу.
- Идите со своими громилами, найдите корабль и убирайтесь отсюда.
Рован вырвал руку.
- Сколько имперских кораблей?
- Не понял?
- Почему они не атаковали нас из космоса? Почему сразу не уничтожили базу, а затеяли дорогостоящую операцию?
- Рован, на это нет времени , - но следователь заметил, что, несмотря на ситуацию, разбудил любопытство Риикана.
- Так сколько?
- Только один.
Рован тонко улыбнулся. - Вейдер, - уверенно сказал он.
- Вейдер? - Риикан не знал, стоит ли смеяться над абсурдностью предложения или начать паниковать. - Вы думаете ему есть до нас дело? До маленького аванпоста?

Пол дрожал, мигало освещение, из приборов летели искры. Рован облокотился на ближайшую консоль, порылся в сумке и достал меч Люка, помахал перед лицом генерала. Перекрикивая шум он продолжил.
- Я думаю, что это касается Скайуокера. Помните отчеты времен начала Империи, когда Вейдер лично охотился за каждым джедаем?
Генерал помнил это. - Думаете, чтобы убить Люка?
Рован усмехнулся. - Не убить. Схватить.
- Зачем?

Рован тоже хотел знать «зачем». Он все время задавался вопросом, как Люк смог повлиять на вспыльчивый характер Темного Лорда. Что сделал Вейдер, чтобы Люк смог получить силу на сопротивление, когда, казалось, уже сдался.

« Это не я предал твоего отца».

Что-то связанное с отцом Люка. - Его фамилия, Риикан, - прокричал Рован. - Он утверждает, что является сыном Анакина Скайуокера. Думаю ответ лежит там.

Наступило затишье.

- Люк утверждает, что сказал, где мы, - произнес Риикан.
Следователь нахмурился, новость озадачила его, он вспомнил допрос на Эскаале. - Это невозмо... - начал он, но слова оборвал новый грохот взрывов.
- Сэр, новая волна СИДов и десантные корабли.
Риикан отвернулся от Рована, сконцентрировавшись на идущей битве.
- Всем кораблям покинуть планету. Отправить наземные войска и спидеры к шаттлам, доставить других на корабли. Эвакуировать командный состав.
Новая ударная волна опрокинула его на пол.
- Уходим! Все! - он повернулся к Ровану. - Вы тоже, майор, на корабль.
Рована взяли под руку. - За мной, сэр!
- Удачи, - сказал он генералу, а затем позволил себя увести.

Они бежали к кораблю, как только было возможно, пробиваясь сквозь людей, обрушившиеся перекрытия, стены. Мысли метались. Скайуокер намеренно сказал неправду, использовал ложь, чтобы предупредить об атаке. Он каким-то образом знал, что произойдет. Ответ лежал в его способностях джедая и той короткой встречи с Вейдером, и...
В руки протянули бластер, сбивая с мысли.
- Возможно, вам это понадобится, сэр.
Они вырвались из здания и погрузились в хаос.

Сообщение отредактировал Солярис - 12 Декабрь 2015, 21:44
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Солярис
сообщение 8 Январь 2016, 09:38
Сообщение #320



Иконка группы

Группа: Постоялец
Сообщений: 516
Регистрация: 6 Февраль 2014
Из: Новосибирск
Пользователь №: 9439
Раса: Бегунец



Глава 23

– Ну что, летун, здесь внизу оно пострашнее будет? – рявкнул Хаслам, вытаскивая Люка из грязи: раздавшийся неподалеку взрыв щедро осыпал их ошметками. Воспользовавшись перерывом в бомбардировке, он помог своему подопечному сесть.
– Вы не ранены? – прокричала сержант, ухитрившись перекрыть несмолкаемый гул нарастющего сражения. Над их головами пронеслась эскадрилья бомбардировщиков, которую преследовал отряд крестокрылов, прогромыхал зенитный залп. Транспортники взлетали, пытаясь удрать с драгоценным грузом – людьми и снаряжением. Трещали и стреляли искрами языки пламени, кричали раненые и умирающие.
– У нас мало времени! Сейчас подоспеет вторая волна бомбардировщиков, и транспорт нас ждать не будет! А мы должны вас туда доставить!
Люк потер глаза, пытаясь очистить их от грязи. Он тяжело дышал, все тело болезненно ныло, но все равно мотнул головой.
– Со мной все в порядке, – уверил он сержанта, пока конвоиры поднимали его на ноги, – просто дайте мне добраться до истребителя! Я хочу помочь!
– Ни в коем случае, – отрезала она, не оставляя места для сомнений. На пару с Хасламом они снова подхватили Скайуокера под руки. Люк не сомневался, что солдаты куда больше беспокоятся, чтобы он не сбежал и не помешал выполнить приказ, чем то, что он не может стоять без посторонней помощи.
Троица продолжила ковылять по направлению к посадочной площадке, прячась при каждой новой волне бомбардировок. Идти становилось все труднее: мешал густой темный дым, поднимавшийся из многочисленных воронок, скрывавший разбитые машины и горящие тела. Смог окрасил дождь в черный цвет, слепил глаза и забивал легкие, вызывая болезненный лающий кашель. По мере приближения к посадочному полю становилось понятно, что основной целью имперцев были вовсе не здания базы. Они бомбили открытые пространства, взлетные поля и ангары, и Люк с беспокойством вспомнил о Р2Д2, который дожидался своего пилота. Атаку спланировали так, чтобы помешать повстанцам покинуть планету. Ему не хотелось думать о том, что это значит и для обитателей базы, и для него лично.

«Нам предстоит долгий разговор, юноша…»

Вейдеру он нужен живым.

Люк споткнулся и упал на колени прямо в лужу, его тут же подхватили грубые руки. Пилота трясло от изнеможения, по лицу стекала липкая грязь, размытая потом и дождевой водой.
– Мы почти пришли, лейтенант-коммандер, – подбодрила его сержант. Уже был слышен гул двигателей ожидающего фрегата, а сквозь редкие просветы в удушающем чаду в дальнем конце взлетного поля виднелся смутный силуэт корабля, и бегущие к нему люди.
Ее слова вызвали у Люка вздох облегчения. Как же хорошо будет рухнуть на мягкую койку, принять обезболивающе и заснуть! Но тут же нахлынуло чувство вины: он ведь хотел добраться до истребителя, сделать хоть что-то! Ведь все происходящее – его вина. Империя отследила его до самой базы. Из-за него опять умирают люди, а он мечтает об уютной кроватке!

«Нам предстоит долгий разговор…»

Послышавшийся эхом голос Вейдера заставил Люка зажмуриться. На медицинском фрегате он окажется в безопасности, меньше шансов, что его схватят. Их корабль будет одним из дюжины, а то и больше. Вероятность проскочить мимо луча притяжения имперского крейсера на его стороне. Но другим может повезти гораздо меньше.
– Нет, – он уперся каблуками в землю, вынуждая охранников остановиться, – я должен быть со своей эскадрильей.
– Мы это уже обсудили! – возмутилась сержант, не скрывая ни раздражения, ни страха. Она попыталась сдвинуть его с места, – мы получили приказ, сэр!
– А я его отменяю! – в отчаянии отрезал Люк.
Она обменялась взглядом с ухмыльнувшимся Хасламом и снова повернулась к Люку.
– У вас нет должных полномочий, сэр. Мы получили приказ напрямую от генерала Риикана, и вы не можете его отменить. Если вы отказываетесь сопровождать нас добровольно, у меня не остается выбора, кроме как взять вас под арест, – она неуверенно посмотрела на повязки на его запястьях, зная, от чего остались скрытые под ними раны.
– Я пилот! – гневно взорвался Люк, – мое место в истребителе, в небе, я не могу убегать, когда другие умирают!
– Мы тут все убегаем, сэр! – рявкнула она в ответ, – в этом весь смысл эвакуации! Хаслам, передай мне наручники!
– Вот, совсем другое дело, – пробормотал рядовой откуда-то сбоку, снимая с пояса пару металлических браслетов.
Люк побелел от ужаса, глядя, как к нему приближается Хаслам.
– Вы не станете! – выкрикнул он, отшатнувшись от солдата. Они не могут, не могут заковать его в цепи, они же не имперцы! Все еще не до конца зажившая лодыжка подвернулась на неровном грунте, но проклятье и крик боли заглушил рев двигателей медицинского фрегата, становившийся все громче, по мере того, как корабль начал отрываться от земли. Им не хватило нескольких метров до цели.
Все трое не отрываясь смотрели в небо. Теперь все они оказались в одной и той же ловушке, а ближайшее будущее стало неопределённым и плачевным.
– Вот дерьмо! – в отчаянии выругался Хаслам, видя, как корабль медленно поднимается в небо, – дерьмо!
Люк стоял, застыв, глядя вослед кораблю. Краем глаза он уловил внезапное движение, но не успел среагировать, и кулак Хаслана врезался ему в лицо. Люк не ждал атаки и упал на спину, прямо на копчик. Вспышка боли тут же пронзила спину, вызвав крик. Он вскинул руки, пытаясь защититься от пинков набросившегося на упавшую жертву солдата.
– Хаслам! Хватит! Ситх тебя подери! Хватит!
Избиение прекратилось. Люк с трудом втянул в себя воздух, закашлялся и сплюнул в грязь кровавую слюну. Со всеми предосторожностями сумел все же сесть, придерживая ноющие ребра и кривясь от боли: старые и новые раны протестовали при каждом движении. Вытер разбитый в кровь нос ребром ладони и глянул вверх, где над его головой переругивались конвоиры.
– Мы тоже должны были улететь на этом корабле, сержант! – рослый солдат легко вырвался из захвата и указал на быстро исчезающий в небе фрегат, – этот мелкий кусок дерьма всех нас продал!
– Заткнись! – заорала она в ответ, – этот «маленький кусок дерьма» – офицер, и…
– …и он нас всех сдал! И не дал нам улететь! Мы застряли на этом треклятом камне!
– Ты не знаешь, что с ним случилось, что они с ним сделали! – она показала на Люка, все еще сидящего в грязи, – понятия не имеешь, как бы повел себя на его месте! Ты сейчас ничуть не лучше имперцев!
Хаслам с яростью пнул кусок грязи.
– Я бы не скурвился! Я бы раньше сдох, чем сдал своих ребят! А теперь мы застряли здесь, и все из-за него!
Люк сделал еще один тяжелый вдох, закашлялся, когда кислотный смог перехватил горло и снова глянул вверх, понимая, что вокруг что-то вдруг изменилось. Стало тихо. Все еще трещало пламя, кричали и раздавали приказы бегающие повстанцы, все еще доносились отзвуки отдельных взрывов, когда падали на землю сбитые бомбардировщики или поврежденные корабли, но чего-то не хватало.
– Сержант, – негромко позвал он, – слушайте!
Его проигнорировали, продолжая ругаться.
– Сержант! – позвал он уже громче, – вы должны услышать!
К нему повернулся Хаслан.
– С чего бы это нам тебя…
Но сержант положила ладонь на руку своего товарища.
– Хаслам, не шуми. Он прав.
Базу прекратили бомбить, а это могло означать только одно. Люк с трудом поднялся на колени, всплеск адреналина позволил пересилить боль. Сержант наклонилась ему помочь.
– Они высаживают штурмовиков, – подтвердила она то, что Люк уже и так знал. Хаслам выхватил бластер, начиная высматривать белые доспехи имперцев, – им нужны пленные.

«Нам предстоит долгий разговор…»

– Пожалуйста, – выдохнул он, зная, что Империи нужен всего один пленник. Это знание болезненно стучало в виски… меня, они хотят взять меня живым, он хочет… – помогите мне добраться до ангара с истребителями!
Хаслам снова накинулся на него.
– Что, хочешь спасти свою задницу, а на нас наплевать, а? Мы ведь простые ребята, нас легко заменить! Это мы даем время командованию и офицерам смыться! Тебя это не касается, а?

…если бы так… но Люк знал, за кем пришел Вейдер…

Рослый солдат продолжал:
– Стоит нацепить на тебя браслеты и оставить тут, подарочек имперцам!
Сержант оттолкнула его и встала между Люком и Хасламом.
– Ты что, забыл, кто мы такие? Мы своих не бросаем! Мы пехота, и это был наш выбор, помнишь? Мы так деремся, это наш долг!
Солдат глянул на нее пристыженно.
– Текла, я… – он махнул рукой на другую сторону площадки, – есть ведь и другие эвакуационные корабли, если мы до…
Она посмотрела в том направлении, на другие посадочные площадки, и покачала головой.
– Мы ни за что не успеем. Ангары ближе. Выполнить приказ генерала мы не смогли, но еще не поздно помочь лейтенант-коммандеру добраться до истребителя, тогда хоть один из нас сможет уйти, – она глянула на ангары, в то время как побледневший Хаслам смолк, – если, конечно, там еще остался хоть один истребитель, – добавила она, прежде чем повернуться к Люку и вытащить из кобуры свой бластер.
Девушка проверила заряд и протянула ему свободную руку для опоры.
– Надеюсь, ты оправдаешь все эти хлопоты! – предупредила она.
Ухватившись за ее руку, Люк вспомнил Ислу, экономку в доме генерала на Эскаале. Она взорвала бомбу, прикрывая их побег, и сама погибла при взрыве.

«Хорошо бы ты стоил всей этой суеты, Люк!»

Но он до сих пор не знал, стоит ли...

***

Еще один эвакуационный корабль появился в главном обзорном окне «Исполнителя», в сопровождении эскорта крестокрылов. Вейдер усмехнулся под маской, узнав по маркировке медицинский фрегат. Он закрыл глаза и призвал Силу, проверяя корабль, в то время как эскадрилья тай-истребителей выдвинулась на перехват. Но его сына не было на борту, его сын был…

…они ищут меня…он ищет меня…

…все еще внизу, на планете.

Все еще пытаясь спастись бегством, перепуганный насмерть. Все еще израненный, не осознающий, какую мощь он способен призвать. Сколько гнева, сколько страха и затаенного отчаянья – кажется, что сама Сила вибрирует, пронизанная его присутствием! Используй эти чувства, мой сын, они даруют тебе мощь.

***

Ангар был охвачен пламенем. Невыносимый жар выбил кислород из легких Люка, в клочья разорвав остатки надежды. Если Р2 дожидался его внутри, то маленький дроид погиб, сгорел вместе с техниками и крестокрылами, все еще остававшимися в ангаре, когда упали бомбы. Он закрыл глаза, позволив себе короткую вспышку горя в память о друге. Хотелось надеяться, что Ведж и остальные успели уйти.
– Ну и что теперь? – поинтересовался Хаслам. Они лежали ничком в воронке от бомбы, поглядывая поверх края на горящие здания. Кое-где по периметру базы еще звучали одиночные выстрелы, раздавались крики: «Отступаем! Назад!» Было понятно, что защитники долго не продержатся. Еще один имперский десантный транспорт пролетел совсем низко над их головами, но его уже не встретил заградительный огонь повстанческих орудий. Зенитки замолчали некоторое время назад. Стрелков или взорвали те самые корабли, которые они пытались сбить, или успели эвакуировать с последними транспортами.
– Нам нельзя здесь оставаться, – сказала сержант, – они захватят базу через несколько минут.
– Ну и куда мы денемся?
– Спрячемся, заляжем на дно и будем ждать подходящего момента, чтобы прорваться в лес.
– У них штурмовики, ищейки, репульсионные танки, разведчики, да они каждое здание наизнанку вывернут, а потом сожгут. Негде тут прятаться!
– Тогда мы будем драться, – возразила она, – мы же не одни так попали. Мы сможем…
Люк перевернулся на спину не обращая внимания на двух солдат, лихорадочно перебирающих отсутствующие варианты. Он уставился в небо, наблюдая, как дым от горящей базы рассеивается, поднимаясь вверх, чтобы смешаться с алеющими красками рассвета на Раимаре. Он знал, что им некуда идти, негде прятаться. Еще несколько минут… потом их обнаружат и возьмут в плен. Его возьмут… Люк пытался перебороть панику. Он не позволит снова схватить себя, не выдержит еще одного заключения в тесной клетке, новых допросов, новых…

… у нас много дроидов…

Люк закрыл глаза, стараясь отгородиться от пропитанных ужасом воспоминаний. Как он очнулся, чтобы обнаружить Вейдера, держащего его за подбородок, черную маску всего лишь в нескольких сантиметрах от своего лица, вспомнил ядовитые насмешки, и как Вейдер приказал продолжать пытку, пока его не спустили вниз. О том, как ему дали короткую передышку только для того, чтобы обещать новые мучения…

…нас ожидает долгий разговор, юноша…

Нет, он не может снова пройти через все это, не может опять попасть в плен! Но ему придется. Потому что Хаслам не ошибся. Все это на самом деле случилось из-за него. Он знал, Вейдер не оставит его в покое, отследит до базы. Он придет, потому что Люк – сын своего отца, потому что он совершил то, что совершил в битве при Явине. Он знал это еще и потому что чувствовал в нарастающем беспокойстве и понимании, дарованном Силой.
Все это случилось по его вине. Но Люк решил, что больше не будет впутывать других. И без того уже в последнее время слишком много людей погибло, чтобы спасти его: Исла, Тейн, доктор, чьего имени он так и не узнал, и множество других, ни в чем неповинных на Эскаале, заплативших жизнями за атаку Альянса и за его побег.
Больше никто не погибнет!
– Хаслам прав, – произнес он негромко, прервав спор солдат. Люк открыл глаза и посмотрел на рослого рядового, – нам некуда идти. Они обыщут каждую щель, пока не найдут то, что ищут.
– О чем это вы? – поинтересовалась сержант. Грязная, растрепанная, она не смогла бы скрыть испуг даже если бы и попыталась..
Люк глянул вверх и заметил маленький шаттл лямбда-класса, оставивший след в дыму и облаках.
– Они ищут меня, – ответил он, – Хаслам был прав, с самого начала. Я попытаюсь выиграть для вас время. Если они будут заняты мною, вы, возможно, успеете проскользнуть через оцепление.
– Нет! Мы своих не бросаем! – возмутилась она и посмотрела на Хаслама, ожидая поддержки, но великан отвернулся, не смея встретиться с сержантом взглядом, и наблюдал за дорогой, высматривая приближающегося противника.
– От меня никакой пользы в бою! – закричал Люк, пытаясь убедить ее. Он протянул к девушке дрожащие руки, – я даже бластер долго не удержу! Я вас только замедлю, и вы это прекрасно знаете. А Вейдеру нужен именно я! Вы ведь знаете, кто я такой, знаете, что я могу чувствовать Силу…
– … а еще я знаю, что ситхи делают с джедаями! – закончила она за него фразу.
– Они с любым повстанцем сделают то же самое! – напомнил Люк. Если не дать им этого единственного шанса, все они разделят одну и ту же судьбу.
– Пусть идет, Текла! – настойчиво вмешался Хаслам, – если ему так хочется, то пусть они его забирают! – теперь уже был слышен шум двигателей, имперцы приближались к их укрытию, – мы должны отступить, найти нору получше! – он орал все отчаяннее, перекрикивая приближающийся грохот, – нужно уходить!
– Идите! – приказал ей Люк. Он видел, что сержант никак не может решиться: страх приказывал ей бежать, но одновременно с этим она хотела остаться честным солдатом, и долг не позволял ей бросить товарища. – Я знаю, что делаю, – и он увидел в ее взгляде короткую вспышку сожаления.
– Вот, – сказала она так тихо, что Люк едва расслышал из-за нарастающего шума от приближающихся войск, – возьмите мой бластер, – сержант протянула свое оружие.
Он улыбнулся.
– Это мне не понадобится.
Люк подождал, пока Хаслам утащил своего сержанта за угол ближайшего здания, ухватив за руку. Он понадеялся, что оказавшись вне поля его зрения, бывшие конвоиры помчатся со всех ног. Потом перевел дыхание, задавил собственное желание бежать и с трудом поднялся – ноги плохо держали. Придерживая заново отбитые ребра, он начал хромать по направлению к единственной дороге, ведущей от базы. Навстречу приближающимся имперцам.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Солярис
сообщение 8 Март 2016, 13:01
Сообщение #321



Иконка группы

Группа: Постоялец
Сообщений: 516
Регистрация: 6 Февраль 2014
Из: Новосибирск
Пользователь №: 9439
Раса: Бегунец



Глава 24

Дарт Вейдер спрыгнул с трапа шаттла вниз, не дожидаясь пока тот приземлится в грязь. Скоро
битва за базу закончится и быстрая зачистка остатков недобитых повстанцев послужить хорошей тренировкой для войск. Прибывали пленные, но Скайуокера по отчетам среди них не было. Вейдер огляделся, над деревьями, где находилась база повстанцев, поднимались черные столбы дыма, отряды солдат подталкивали пленных для последующей обработки. Вейдер подавил всплеск удовлетворения от злых взглядов, брошенных на него, от поникших голов пленных. Они все знали, что обречены.
- Лорд Вейдер!
Он повернулся к подошедшему офицеру.
- В чем дело, капитан?
Человек вытянулся.
- Линия фронта приблизилась к базе. Все средства внешней защиты ликвидированы и по вашему приказу мы взяли пленных.
Вейдер изо всех сил сдерживал нетерпение. Все это он знал.
- Вы осведомлены о вашей главной цели?
- Да, милорд. Все десантники получили описание Скайуокера.
- Вы лично отвечаете за безопасность Скайуокера, капитан. Я полагаю, вы понимаете, что он должен быть взят живым?
- Конечно, милорд, - нервно сглотнул капитан.
Вейдер отпустил офицера и протянул руку в Силу.

... Никто больше... мимолетная мысль, смирение, затаенный страх, знание того, что должно случиться. Вейдер нахмурился, закрыл глаза и погрузился в Силу еще глубже, чувствуя как она уплотняется и крепнет.

... никто больше...

... обо мне...

... Никто...


Его глаза распахнулись с внезапным пониманием, с восторгом и темным удовлетворением. Сын сдается, приносит себя в жертву, чтобы дать другим шанс на свободу. Глупый жест; его схватят, но для повстанцев на планете нет никакого спасения. Они заплатят за предательство своими жизнями, а его сын выучит ценный урок.

Он обратился к капитану.
- Мне нужен спидер. Сохраняйте позиции. Все оружие поставить на оглушение, но они не должны стрелять по любой цели, если их только не спровоцируют. Понятно?
- Я .. ээ .. да, милорд, как вы пожелаете.
Непонимание явно читалось в глазах мужчины, но он по-прежнему исполнял приказы Вейдера без лишних вопросов.

Спидер доставили в течении минуты и Вейдер решил вести сам.

****

- Лея!
- Вижу! - прокричала принцесса, разворачивая кресло в орудийной башне за новой целью отделившейся от Разрушителя. - Еще один бронетранспортер движется к поверхности.
- Чуи! - гаркнул Хан в комм из другой башни. - За ним, вниз, мы должны выиграть время парням, чтобы они успели убраться.

Желудок Леи подпрыгнул, когда Чуи направил «Сокол» вниз врезаясь в атмосферу Раимара прямо над горящими остатками базы. Она была окружена имперскими войсками и десантники приближались все ближе, прорываясь через леса вокруг форпоста. Лея была поражена количеству людей и техники для такого маленького форпоста, ей казалось это излишним.
- Хан?- спросила она с сомнением. - Ты это видишь?
- Вижу! Вижу! - обеспокоено сказал Хан. Лея знала, что он думает так же, как и она.

Успел ли Люк скрыться вовремя?

- Хорошо, Высочество, давай выясним, сколько успеем разбомбить прежде чем уберемся отсюда. Сбиваем транспорт, пока не высадился десант!

****

Люк подавила крик, когда ноги, наконец, подогнулись и он упал на сырую землю. Стало внезапно тихо; не было больше орудийных залпов, не было криков, только монотонный звук танков, скутеров и солдат, двигающихся маршем, и его собственное затрудненное дыхание. Люк решал: остаться ли сидеть здесь, чтобы сохранить силы и ждать, когда за ним придут или попытаться встать и продолжить путь на встречу имперцам.
Но одно он знал точно, что вообще не хотел этого делать. Он хотел развернуться и бежать, спастись бегством от тех, к кому двигался на встречу. Разве был другой выбор? Это по его вине их нашла Империя. Из-за него снова умирали люди.

Люк приготовился, стиснул зубы и поднялся на ноги. Он будет стоять, он не собирался валяться на коленях, когда придут импы. Это случится позже ... Люк быстро подавил предательскую мысль. Не сейчас!

Он сделал еще один шаг вперед, морщась от хруста в лодыжке, от спазмов боли, которая пронзила спину и ребра. Дыхание сбилось, Люк поднял глаза, жмурясь от яркого утреннего солнечного света. Сейчас он увидел их отчетливо, AT-ST, маленькие 2-М репульсорные танки и отряды штурмовиков. Он нахмурился. Что-то было не так. Они больше не двигались, двигатели на холостом ходу. Люк остановился, наблюдая за мигающими огнями, где расположились имперские войска. Макробинокль. Он подумал, что если поднимет руки, то ничего хорошего для него не будет.

Но чего они ждут?

Внезапно небо затянули грозовые облака и пошел дождь. Тогда строй солдат расступился. Спидер направился в его сторону, останавливаясь в нескольких метрах. Сердце Люка забилось сильнее, когда вышел Дарт Вейдер.
Колени дрогнули, мышцы обессилили, дрожь пробежала по телу. Люк стал задыхаться, он пытался совладать с ужасом, не поддаться страху, сохранить ясность мышления, а не свалиться в лужи в приступе паники. Он так ярко представил себе это, что улыбнулся, почти громко рассмеялся, упрекая себя за то, что Темный Лорд возымел на него такой эффект. Но все-таки страх остался, и гнев. Как и скрученные в тугой комок ненависть и ярость. Человек, стоящий в ожидании, убил его отца, это его солдаты убили тетю и дядю за злодеяние в покупке дроидов, это он убил Бена, наплевав на то, что старик отступил и поднял меч в капитуляции.

Люк нахмурился, покосился на усиливающийся ливень, сморгнула воду, стекающую по волосам. Почему Вейдер стоит, почему не приказывает штурмовикам схватить его, связать и притащить к ногам своего хозяина? С какой целью эта задержка? Это лишь отсрочивает неизбежное, заставляет его чувства еще сильнее и ...

Люк мрачно улыбнулся, вдруг понимая. Это была его цель, Вейдер хотел, чтобы он поддался страху. Но он не собирался так легко сдаться в угоду ситху. Люк вдохнул, стер с лица дождевую воду вместе с грязью и сделал запинающийся шаг впред.

****

Сердце Вейдера учащенно забилось при виде сына, одиноко стоящего под дождем на дороге. Даже на расстоянии он мог видеть, что Люк еще не оправился после его допроса на Эскаале. Он слегка сутулился и прижимал руку к груди. Вейдер закрыл глаза и потянулся к Силе, чтобы ориентировочно коснуться присутствия сына. Он улыбнулся. Люк был слаб физически, дух поврежден выпавшими испытаниями, но его ненависть, страх и гнев пели в тьме. Однако, они были смешаны с пылким убеждением, что он делает все правильно, спасает жизни своих соратников.

Люк должен усвоить, что самопожертвованием редко чего можно добиться, и только живой достигнет поставленных целей.

Они оба оставались на своих местах, напротив друг друга. Вейдер чувствовал любопытство сына, повышенную тревогу, с каждой секундой растущий страх и гнев, пока он ждал, наслаждаясь моментом. Потом было что-то еще, и он нахмурился, почувствовал юмор и небольшую, яркую вспышку триумфа, когда сын провел ладонью по лицу и захромал вперед. Вейдер улыбнулся про себя, мимолетно отмечая и убирая вспышку гордости; его сын не позволил страху победить и он решил покончить с неизбежным. Вейдер приказал солдатам позади него.
- Приведите его ко мне.
Гордость или нет, но мальчик должен быть поставлен на колени.

Четверо солдат двинулись в сторону Люка, высоко вскинув бластеры и указывая на него.

****

От вида бегущих к нему солдат, пересохло в горле. Он приготовился к неизбежному; его схватят бронированные руки, притащат к своему хозяину и...

- Скайуокер!

Люк в ужасе обернулся и увидел несущихся к нему Хэслэма и Теклу, на ходу, с убийственной точностью, стреляющих по приближающимся солдатам.
- Нет! - закричал он, обернулся и посмотрел в сторону Вейдера. К нему бежали еще имперцы. - Назад!
Над головой раздался рев двигателей и Люк инстинктивно распластался на каменистой дороге. Сверху снижался большой корабль, мелькнула тень и рядом с ним мягко опустился подъемник. Сквозь шум космического корабля он расслышал тревожный свист астродроида. Люк поднял голову и увидел всего в метре от него шасси истребителя X-Wing. Он усмехнулся. У Арту получилось.
Руки в перчатках подняли его из грязи. Люк слышал бластерный огонь - повстанцев и подступающих штурмовиков.
- Ну же, сэр! Нам нужно, чтобы вы сели в эту птичку! - прокричала Текла ему в ухо, пока Хэслэм прикрывал их от импов.
- Как насчет вас! - спросил он, разрываясь от отчаяния: внезапно появилась надежда на спасение, он сможет выкрутиться. Но какой ценой?
- С нами все будет в порядке, сэр! - она указала вверх.

Люк проследил за рукой Теклы и улыбнулся, увидев знакомые очертания «Сокола», вынырнувшего из-за облаков. «Сокол» открыл огонь по десантному кораблю и тот упал объятый пламенем на землю. Корабль развернулся на сто восемьдесят градусов и сосредоточил весь огонь на имперцах, заставляя солдат бежать, сбивал скауты и танки.
- Если вы свяжетесь с капитаном, он сможет нас забрать!
- Хорошо, но мне нужна помощь! - перекрикивая с новой силой развернувшуюся битву, согласился Люк.
- Хэслэм!- крикнула она, выстрелив пару раз из оружия. - Помоги лейтенант-коммандеру!

****

Взбешенный Вейдер прорывался сквозь строй собственных солдат, разбрасывая их легким движением кисти.
- Только оглушающие! Скайуокеру не должен быть причинен вред.
Наконец, он был так близко. Он не мог потерять его снова. Вейдер шагнул вперед, сняв с пояса световой меч, чтобы отразить бластерные выстрелы. Позади него слышались металлические шаги AT-ST и скрежет наводящихся на истребитель пушек.

Нет! Люк...

Он повернулся, стремительно подрубая ноги ближайшему шагоходу, прежде чем он успел сделать выстрел и убить сына. Машина повалилась на отряд штурмовиков, убивая их мгновенно. Демонстрация заставила других заколебаться и Вейдер снова двинулся вперед. Он прорычал, когда повстанец помог подняться Люку в кабину X-Wing и схватил меч, готовясь его бросить.

****

Вскарабкавшись в кабину истребителя, Люк взял шлем с сиденья и быстро надвинул на голову, не став даже застегивать крепления непослушными пальцами.
- Хорошо, я внутри, - отозвался он, щелкнул выключателем, закрывая кабину .
- Вы и Текла отойдите и... - внезапно Люк почувствовал страх. Он вскинул голову, как раз вовремя, чтобы увидеть как Вейдер бросает световой меч.
- Нет!
Меч вращался с невероятной скоростью. Люк услышал крик и испуганный возглас «Текла!», но кабина истребителя закрылась, отрезая его от звуков битвы. Меч влетел обратно в руки Темного Лорда.

Люк ненадолго прикрыл глаза, борясь с желанием подняться из X-Wing и пойти на помощь сержанту. Она рисковала жизнью, чтобы доставить его в безопасное место, вернулась, чтобы помочь, несмотря на ничтожный шанс. Единственным способом почтить ее память было продолжить начатое, несмотря на собственные чувства, что это предназначалось ему.

Я... Это должен быть я.

Он сглотнул подступившую горечь. Пытался сосредоточиться.

- Арту, - позвал он, включая комм, и тишину разрезали бесконечные переговоры сражающихся над планетой. - Готов убраться отсюда по моей команде!
Он изменил канал связи.
- Хан, ты меня слышишь?
- Громкий и четко, малыш! - радостно отозвался Соло, захваченный битвой. Проревел вуки и тихий женский шепот. Хотя Люк не мог разобрать слова, но знал, что это Лея. Он не мог помочь, но воодушевленно улыбнулся.
- Ты в истребителе и рядом сердитый Вейдер?
- Именно, - подтвердил Люк.
- Позер, - пробормотал Хан.
Люк улыбнулся, несмотря на обстоятельства.
- Когда я поднялся, внизу остались двое десантников. У них никакого прикрытия, надо спуститься вниз и подхватить их.
- Слишком много имперских консервных банок, малыш, - проговорил Хан с беспокойством. - Я не уверен, что...
- Я останусь на земле, - заверил его Люк, переводя взгляд на Вейдера. Лорд ситхов подходил все ближе. - Они не будут стрелять, я нужен ему живым.
- Хорошо, Люк, принято, я понял, - нерешительно отозвался Соло. Он явно беспокоился за друга. - Чуи, заходи на круг. Нам нужно...

Уверенный, что Хан сделает все как он просил, Люк прервал связь и переключил канал обратно на переговоры, пытаясь вникнуть в ситуацию на планете. Стало меньше переговоров; в основном, пилоты докладывали, что сделали все, что могли. Это означало, что он и Хан будут убегать от СИД истребителей в одиночестве. Люк наблюдал, как «Сокол» прошелся огнем по позициям имперских войск, затем пошел вниз позади него и опустил трап даже не касаясь земли. Пушки «Сокола» развернулись к наступающим штурмовикам и открыли огонь. Хэслэм затащил обмякшее тело Теклы на корабль в безопасность.

X-Wing содрогнулся.
- Арту! Щиты! - крикнул Люк, подумав, что в корабль попали. Но истребитель опять затрясло. Медленно стал отползать купол кабины впуская запахи битвы и смерти вокруг.
- Арту? Что?
Потом он увидел Вейдера, стоящего с протянутой рукой в его сторону. X-Wing заскрежетал и купол медленно двигался дальше. Ошеломленный той силой, что владел Вейдер, чувствуя вокруг корабля силы тьмы Лорда Ситхов, Люк мог только беспомощно наблюдать как тот приближался.
Корабль снова содрогнулся, выводя Люка из ступора.
- Арту, энергию! - он лихорадочно включил комлинк, пока Арту увеличивал тягу и X-Wing немного поднялся от земли, но машину дернуло и она пошла обратно вниз, двигатели протяжно застонали в знак протеста. -Хан! Мне нужна помощь!

- ...Еще? - проворчал Хан, но пушки «Сокола» сверкнули, когда он поднялась в воздух и земля вокруг Вейдера взорвалась. Темный Лорд отшатнулся и в тот же момент X-Wing был свободен.
- Люк, пора уходить! - посоветовал Хан.
- Я с тобой! - кабина закрылась и истребитель взмыл в небо следом за «Тысячелетним Соколом».

****

Вейдер поднялся из грязи. Дыхание сбилось, протез правой руки поврежден; он сжал пальцы в кулак и обратил свой взор к небу, где исчез сын. Его постигло горькое разочарование и чувство неудачи, которого он не чувствовал в течении долгого времени.

Песок под его коленями, его извинения и клятва. "Но я обещаю, я не подведу снова."

Он отрешился от воспоминаний о похоронах матери, подавил минутную печаль; это же чувство опустошающего горя он чувствовал на Эскаале, когда Люка увел предатель, Рован. Всепоглощающая ненависть к предателю и надежда, что его сын будет рядом с ним, не оправдалась уже второй раз в столь краткий срок.

Надежда. Должен ли ситх испытывать такие чувства?

Познай мощь темной стороны. Силу, чтобы спасти Падме.

Надежда никогда ему ничего не давала. Надежда не имеет никакого значения, ее следует отбросить.

Вейдер схватил свой гнев, окружил им себя, позволяя чувствовать Силу еще сильнее. Он опустил голову, восстанавливая механическое дыхание, прилив кислорода очистил мысли. Может здесь он потерпел неудачу, но будет другое время, другие возможности. Он был уверен в одном: его сын, в один прекрасный день, встать рядом с ним.
- Милорд, - подбежал к нему капитан. - Милорд, с «Исполнителя» докладывают, они преследуют корабли и...
- Передайте Оззелю отозвать истребители, - пророкотал он. - Скайуокер не позволит себя захватить, а мертвый он мне не нужен.
- Да, милорд.

Вейдер отвернулся от человека и всмотрелся в небо. Он позволил дождю падать на маску, игнорируя мимолетное желание почувствовать прохладные капли дождя на коже. Он протянул руку, чувствуя присутствие сына, прежде чем он исчез в гиперпространстве, все, что осталось после него - это тонкие нити восторга и облегчения.

Конец второй части. Часть третья "Рован".
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Солярис
сообщение 19 Март 2016, 18:04
Сообщение #322



Иконка группы

Группа: Постоялец
Сообщений: 516
Регистрация: 6 Февраль 2014
Из: Новосибирск
Пользователь №: 9439
Раса: Бегунец



Часть третья Рован

Глава 25

Содержание главы: найдя убежище на главной базе Альянса, Люк обнаруживает, что не в состоянии так просто забыть о своих испытаниях на Эскаале и Раимаре.

Примечания от автора: главный техник, «Изабель Джаконти», принадлежит Луизе Т. «Элен Андерс» принадлежит Kazlynh, и я благодарна им обеим за разрешение использовать этих персонажей в своем фанфике.

Перевод Emuna.


Оказавшись на борту потрепанного повстанческого крейсера, майор Эрвин Рован бросил рюкзак на пол и прислонился к переборке. Провел дрожащей рукой по лицу и задышал нарочито медленно, чтобы вернуться в нормальный ритм, все еще в изумлении, что выжил под обстрелом, добрался до посадочной площадки и успел попасть на корабль. Еще сильнее его удивило, что разваливающийся на глазах крейсер не только поднялся в воздух, но и ушел в прыжок, проскочив мимо зависшего на орбите суперразрушителя и тучи истребителей. Складывалось впечатление, что внимание имперцев было обращено на другую цель.

Скайуокер…

Рован не понимал, почему его мысли постоянно возвращаются к мальчишке. Что на самом деле произошло во время последнего допроса? Почему появление Темного Лорда придало Люку сил, когда он уже почти был готов сдаться? А ведь он был на грани слома, в этом не оставалось никаких сомнений: раненый, избитый, накачанный наркотиками… Его били током, лишили сна, не давали есть и пить, еще немного – и пилот бы ответил на вопросы. Но стоило появиться Вейдеру, и парень каким-то чудом взял себя в руки, нашел силы сопротивляться еще яростней, чем раньше.

Его отец. Что-то по поводу его отца…

Всё так или иначе возвращалось к Анакину Скайуокеру. Именно этого рыцаря-джедая, героя войны Клонов, повстанцы считали отцом мятежного пилота. Скайуокер висел в цепях, его так накачали наркотиками, что пилот едва мог говорить, но все же сумел обвинить Вейдера: «Я не предам Альянс как ты предал моего отца!» А Вейдер с готовностью отозвался: «Не я его предал!»

Этот короткий обмен фразами одновременно заинтриговал Рована, и вызвал недоумение, но что именно произошло, было понятно только самим Скайуокеру и Вейдеру. Больше они ничего друг другу не сказали, но пилот плюнул кровью в маску Темного Лорда, а Вейдер чуть не отправил парня в отключку, яростно ударив по лицу. И только после этого Ровану позволили продолжать допрос.
Точно такие же ощущения: недоумение и интерес, вызвал у него допрос по прибытию в Альянс. Почему его отложили на потом, кто отдал приказ? Риикан определенно удивился и не стал скрывать раздражения, когда два разведчика вторглись в помещение и распорядились прекратить беседу.

Вопросы без ответов всегда вызывали у него раздражение. Рован протер глаза от грязи и огляделся по сторонам, вернувшись из размышлений к окружающей реальности. Повстанцы полностью забили пассажирский отсек и коридоры, было много раненых. Воздух в корабле казался душным: воняло промокшей под дождем тканью и смогом от взрывов, потом и кровью. Несколько сотен беженцев, заполнивших тесное пространство, вели себя на удивление тихо. Они почти не разговаривали, только время от времени раздавались крики боли да приглушенные уверения, что все будет в порядке, и сейчас подоспеет помощь. Большинство из тех, кому удалось спастись, были слишком подавлены потерей друзей и благодарны судьбе, что выжили, чтобы вести беседы.
– Я думаю, что нам не следует здесь оставаться, – прошептал Ровану на ухо голос, – сэр.
Майор заглянул в лицо своему уцелевшему надзирателю, только сейчас заметив, насколько тот молод. Офицер разведки нервно поглядывал в сторону, и отследив направление его взгляда, Рован заметил группу техников из обслуги истребителей. Техники бросали на них гневные взоры. Сердце ушло в пятки: он так и не успел сменить имперскую форму, с нашивками следователя.
– Похоже, вы правы, – согласился Рован, не желая сейчас ввязываться в уродливое выяснение отношений. Он перекинул сумку через плечо и покрепче ухватился за бластер.
– Мы отыщем капитана и попросим найти более безопасное место, – несколько нервно предложил офицер.
Не сводя глаз с техников, Рован поднял рюкзак, прихваченный еще с Эскаала, и оторвался от стены.
– Ведите!
Но они успели пройти всего несколько шагов, прежде чем кордон из мокрых, перепачканных грязью и кровью мятежников, преградил им путь. В руках они бережно держали тяжелые бластеры.
– А я и не знал, что мы захватили пленного! – процедил один из них, смерив Рована взглядом с головы до ног.
Разведчик стал между ними, поднял руку, пытаясь успокоить техника.
– Дай нам пройти и…
– …и что? – в технике сейчас говорили гнев, боль потерь и отчаянье, он явно нарывался на драку с молоденьким офицером. – Думаешь, что раз ты из шпиков, малёк, так я сразу уже испугаюсь?
Рован шагнул вперед, аккуратно отодвинул своего сопровождающего в сторону и оказался лицом к лицу с разъяренным повстанцем.
– Тебе так хочется набить мне морду, механик? – спокойно поинтересовался он.
Тот явно не ожидал подобной реакции: он рассмеялся, но оглянулся на своих товарищей.
– Я из тебя дух вышибу, – уверенно заявил техник, чувствуя одобрение публики, – ты ж только с теми смелый, кто ответить не может, ты…
– А ты совершаешь ту же самую ошибку, что и Империя, – сообщил ему Рован, по-прежнему тихим и спокойным голосом. – Нападаешь, не понимая, что происходит, и не желаешь утруждать себя выяснением правды, – он замолчал, смерил своего противника взглядом и добавил, – не советую тебе ввязываться в эту драку, друг мой.
– Я тебе не друг! – техник бросился на Рована, собираясь свернуть следователю челюсть ударом кулака.
Рован поймал вылетевшую вперед руку, вывернул и заломил за спину, после чего оттолкнул механика от себя и отпустил. Тот споткнулся, но устоял, развернулся и снова бросился в атаку, на этот раз уже в полном бешенстве.
– Греланд!
Окрик из дверного проема остановил нападавшего. Он затормозил, обернулся, но ничуть не успокоился.
– Это же тот ублюдок, что добрался до Люка!
Рован наблюдал, как к ним пробирается главный техник. Подойдя, она внимательно на него посмотрела.
– В таком случае, это мы ему должны за то, что он привез его обратно, – сообщила она разъяренному технику.
– Но Ведж сказал…
– Я знаю, что сказал Ведж, – резкий тон дополнил свирепый взгляд в сторону подчиненного, – и знаю, что случилось с Люком. Но сейчас он жив и снова с нами, благодаря вот этому самому майору. А теперь выметайтесь отсюда, доложитесь капитану! Этой ржавой жестянке нужен ремонт!
– Спасибо, Шеф, – Рован был благодарен за вмешательство.
Она встретилась с ним взглядом, продолжая заправлять за ухо непослушный локон грязных, испачканных смазкой волос. Майор заметил на внутренней стороне ладони главного техника глубокий ожог, наверняка безумно болевший. Женщину окружал запах дыма и машинного масла.
– Я просто не хочу, чтобы мои люди выходили из строя, они мне еще пригодятся, – ответила она кислым голосом, прежде чем развернуться на каблуках и последовать за механиками. Но вдруг остановилась, повернулась к Ровану, и добавила:
– Но я сказала, что по правде считаю. Мы и в самом деле в долгу, за Люка, – махнула рукой вслед уходящим техникам, – думаю, что больше проблем у вас не будет.
Рован едва заметно кивнул, показав, что услышал, и глядя, как главный техник выходит из отсека, снова погрузился в размышления о Люке Скайуокере.

***

Крестокрыл ушел в гипер, звезды за плексигласом кабины растянулись в бесконечные полосы. Люк закрыл глаза, несколько раз медленно втянул воздух, пытаясь успокоиться. Р2Д2 трещал что-то из своего гнезда в задней части истребителя. Было очевидно, что маленький дроид испытал огромное облегчение, когда они ушли от погони, но сам Люк не мог разделить чувства своего механика – слишком устал. Его вымотали события последних нескольких часов и еще один, чудом удавшийся побег. Он едва не попался, в последний миг ускользнул от имперцев! Если бы сержант не убедила своего напарника вернуться, если бы Хан не появился так вовремя, не расчистил им путь из орудий «Сокола», Люка доставили бы прямиком Вейдеру в руки.
Тысячи штурмовиков, военная техника, все это ради того, чтобы поймать одного пилота… страшно даже подумать. Столько смертей: и те, кто погиб на Эскаале, и персонал базы на Раимаре, не все ведь успели уйти! И Текла, сержант… Меч Вейдера проткнул её насквозь. Все это случилось по его вине! Но что в нем такого особенного?! Может его хотят примерно наказать за Звезду Смерти, чтобы другим неповадно было? Или все это из-за того, что он сын Анакина Скайуокера, и Вейдер не успокоится, пока не убьет наследника своего врага? Должно быть, обе причины сразу.

Все еще не открывая глаза, Люк сделал еще один глубокий вдох. Там, на планете, он держался на ногах только благодаря адреналину, и сейчас почти физически ощущал, как гормон стресса покидает его системы: расслабляются мышцы, замедляется сердцебиение.

«Нам предстоит долгий разговор, юноша»

Угрожающие слова Вейдера преследовали Люка, а перед глазами стоял образ Темного Лорда, возвышающегося среди своих солдат, протягивающего руку. Не получалось забыть, как взревел двигатель крестокрыла, пытаясь поднять истребитель в небо, но их держали словно лучом притяжения, а фонарь кабины неумолимо полз вверх, не подчиняясь переключателю, подставляя его под выстрелы приближающихся штурмовиков. Несколько ужасающе-долгих секунд он был уверен, что Вейдер получит свою добычу.

Но какая невообразимая мощь! Неужели Сила в самом деле способна даровать живому существу подобные способности? На первый взгляд невозможно, но ему доводилось слышать истории о рыцарях-джедаях от сослуживцев, заставших войну клонов. Он даже слышал несколько историй про похождения своего отца и Оби-Вана Кеноби.

«Ты постигнешь пути Силы!»

Если бы он мог разделить уверенность Оби-Вана! Иногда ему казалось, что он услышал эти слова целую вечность назад, и не слишком-то продвинулся на пути постижения после нескольких уроков, что получил во время первого полета на «Соколе». Сейчас он понимал Силу немногим лучше, чем в детстве, когда жил у дяди на ферме.
Обычно Люк предчувствовал неприятности, знал, что должно произойти нечто плохое, но окружающие объясняли эту особенность инстинктом, внутренним чутьём. Если сконцентрироваться с особым усердием, у него получалось оторвать от земли небольшой предмет, всего на несколько сантиметров. Это умение Люк использовал в основном для развлечения, на посиделках с пилотами. Он всегда испытывал смутное подозрение, что Сила дарована ему не для дешевых фокусов на вечеринках, а теперь, увидев, какая мощь подвластна Вейдеру, был в этом уверен.

«Вейдер соблазнился темной стороной Силы»

Темная сторона… Само название уже подразумевало зло. Но Кеноби описал ему Силу как разновидность энергетического поля. Но каким образом энергия может иметь стороны? Сколько раз он уже задавал себе эти вопросы... Люк мечтал пойти по стопам отца, но уже начал сомневаться, что сумеет узнать о Силе достаточно, чтобы исполнить свое желание. Разве возможно стать рыцарем-джедаем, если даже не понимаешь, что это значит?!

«Нам предстоит долгий разговор, юноша»

Проклятье!

Люк открыл глаза, разозлившись, что позволил мыслям уйти так далеко. Нет смысла снова и снова задаваться вопросами, на которые у него нет ответов. Он зажмурился, потом моргнул и осторожно коснулся правой щеки, внезапно осознав, что глаз заплыл и болит, да и нос лучше не трогать. «Вот дерьмо!» – Люк вспомнил кулак Хаслама, влетевший ему в лицо, вспомнил, как разъяренный солдат пинал его, упавшего на землю. Теперь, когда он начал приходить в себя после погони и побега, боль заявила о себе во весь голос. Ощущение дискомфорта, сковывающего мышцы, перешло в почти невыносимую муку. Люк с трудом извернулся в крошечной кабине, дотянулся до аптечки в кармане летного комбинезона и вытащил ампулу с обезболивающим. От движения в так и не зажившей полностью пояснице взорвалась вспышка боли. Скрипя зубами, он открыл упаковку дрожащими пальцами и воткнул иглу себе в бедро. Ребра ныли, ноги онемели. Дерьмо!
Р2Д2 пропиликал вопрос, и Люк глянул на перевод. Маленький дроид спрашивал, что не так, и чем он может помочь. Люк улыбнулся беспокойству друга, мощное обезболивающее начало действовать, он чувствовал, как его охватывает полное изнеможение.
– Мне просто нужно немного поспать, Р2, разбуди меня на подлете к Адралии.
Дроид свистнул, соглашаясь, и взял на себя управление. Люк снова закрыл глаза, пытаясь отключиться от слабеющей боли, и позволил себе погрузиться в беспокойный сон.

***

Невнимательному наблюдателю могло показаться, что на посадочной площадке адралийской базы царит хаос, но на самом деле этот хаос был организован наиболее практичным образом. Эвакуационные корабли находились на низкой орбите, ожидая своей очереди на посадку. Капитан по громкой связи объявил, чего следует ожидать: база перегружена, так что большинство новоприбывших получит временные назначения, а когда все успокоится, им найдут постоянные позиции. Также он предупредил, что высаживаться будут долго, сначала выгрузят раненых, а после того, как они покинут корабли, придется ждать, пока у всех проверят документы и распределят на поселение.
– Следуйте за мной, майор!

Ступив на почву Адралии, Рован вздохнул. Легкие заполнил теплый влажный воздух. Плотная атмосфера была насыщена вонью горючего и гудела от шума корабельных двигателей, громких распоряжений местного персонала, раздававшего указания прибывающим беженцам с Раимара. Базу расположили на покрытой лесом стороне древнего вулкана, здания, просвечивающие сквозь небольшие прорехи в кроне, соединялись тропинками и дорогами. Над ними возвышался конус вулкана, кратер выплевывал в безоблачное небо струйки темного дыма.
Рован отметил про себя, усмехнувшись, что Альянсу не помешало бы подыскать для базы место понадежней.
– Майор, пожалуйста! Не отставайте!
Закинув на плечи свой рюкзак, он последовал за сопровождающим. Они сошли с главной дороги и спустились на несколько метров вниз, пройдя через лес, росший по обе стороны от шоссе. Рован надеялся, что там, куда они идут, неважно, куда именно, ему дадут вымыться и переодеться. В душе он не был с тех пор, как угнал шаттл, а после побега с базы не получилось даже вымыть лицо, да и перепачканная имперская форма наверняка вызывала подозрения.
– И как давно здесь построили базу? – спросил он, щурясь на прорезавшееся сквозь кроны деревьев солнце.
Офицер разведки обернулся и посмотрел на него.
– Боюсь, сэр, что я не имею права обсуждать с вами эту тему.
– Ага, – кивнул Рован, не слишком удивившись, – тогда скажите мне хотя бы, куда мы направляемся.
– Прошу прощения, сэр, но я не…
– …могу ответить. Впечатляющая верность приказам, но позвольте хотя бы поинтересоваться, в каком качестве я здесь нахожусь? Я гость или заключенный?
Наконец-то улыбка.
– Вы ведь не в наручниках, сэр?

Разговор прервал шум двигателей, и они отступили в сторону, пропустив два спидера, направившихся к посадочной площадке. Рован успел заметить любопытное сочетание специалистов в машинах: медики и вооруженные разведчики.
Снова раздался рев двигателей, на этот раз над ними. Шум приближался со стороны гор: там, низко над лесом, вынырнули крестокрыл и корабль по форме напоминающий блюдце. Когда корабли начали заходить на посадку, Рован услышал отдаленный крик: «Это Скайуокер!» Несколько человек выбрались из толпы и бросились бежать обратно в гору, в то время как спидеры прибавили скорость.
– Проклятье! – пробормотал майор, уже понимая, что сейчас произойдет. Он развернулся и побежал следом за машинами. Нельзя пропустить такое зрелище!
– Сэр!
Рован проигнорировал беспомощный оклик своего сопровождающего, не оставив молодому человеку иного выбора, кроме как помчаться за ним вверх по горной тропинке. Оставив позади изгиб дорожки, Рован увидел истребитель и грузовик, втиснувшиеся на посадочную площадку всего в нескольких метрах друг от друга. Он был впечатлен: только пилоты высочайшего класса способны разместить корабли на таком маленьком пятачке!

Фонарь кабины крестокрыла открылся, и к истребителю подбежали техники с трапом для пилота, чтобы тот мог спуститься. Еще больше людей кинулось к рампе грузовика, стоило ей только начать опускаться.
– Нам нужен доктор! – поторопил их из открывшегося входа глубокий мужской голос.
Медики уже выбрались из запаркованных спидеров и разделились: несколько человек направилось к истребителю, остальные понеслись к грузовику.
Офицеры разведки пока что ждали позади, не вмешиваясь.
– Майор! Прошу вас! Вы должны пройти со мной! – его догнал собственный сторожевой пес.

Но все внимание Рована было сконцентрировано на пилоте крестокрыла. Последний раз он видел Скайуокера всего несколько дней назад. Тот находился в тяжелом состоянии: измученный, избитый, пластом лежал на медицинских носилках. А теперь он сидел в кабине истребителя, пролетев несколько световых лет.
Рован снова вспомнил, какую невероятную силу мальчишка проявил в плену. Следователь совершенно не ожидал подобной выносливости от молодого человека относительно хрупкого телосложения. Но, к его изумлению, парень выстоял долгие часы в стрессовой позиции, несмотря на бластерный ожог и травму позвоночника. Еще больше впечатлила Рована сила воли пленного пилота: он не только выдержал пытки и не поддался наркотикам, но и сумел собраться на самой грани слома, чтобы достойно встретить самого Темного Лорда!

Однако теперь пилот не двигался. Скайуокер сидел не шевелясь, уронив голову на грудь, словно не замечая, что фонарь открылся, а к истребителю подставили лестницу. Рован подошел поближе и увидел, как забравшийся в кабину техник, скрючившись, протиснулся вперед, чтобы тронуть парня за плечо.

***

Он не мог пошевельнуться.
Р2 разбудил своего пилота на подлете к базе, и как только им передали координаты для приземления, Люк взял управление на себя. Обезболивающее все еще действовало, и он не мог особо пожаловаться на самочувствие. Тело после недолго сна по-прежнему ныло, но он был в состоянии сконцентрироваться на посадке.

Но теперь, оказавшись внизу, в полной безопасности, Люк не мог сдвинуться с места. Спина словно превратилась в лёд, любое движение вызывало острую, режущую боль в пояснице и дальше, по ногам. Он втянул в себя воздух и остался сидеть с закрытыми глазами. К истребителю тем временем подставили лестницу, и наверх забрался техник наземной службы.
– Лейтенант-коммандер? Сэр?
Люк ощутил прикосновение к плечу, и поднял руку, расстегнуть застежку под подбородком. Техник помог ему стащить шлем.
– Сэр, вы ранены?
Люк запрокинул голову, чтобы посмотреть на незнакомого механика, понимая, как он, должно быть, выглядит. Весь в синяках и крови, летный комбинезон перепачкан сажей, и грязными потеками, пропитан запахами огня и смерти.
– Нет, но не откажусь от помощи, – сказал он технику, – моя спина…
– Медики уже ждут, сэр.
Люк глянул вниз, только сейчас заметив, как шумно его встречают, и издал приглушенный стон. Вот только зрителей ему и не хватало! Люк вздрогнул, распознав одно лицо в растущей толпе.

Дейд!

Люк ощутил медленно закипающую ярость. Он не покажет слабости перед следователем, не допустит, чтобы Дейд, или Рован, или как там его настоящее имя, знал, что его жертва все еще нуждается в помощи! Оторвав взгляд от своего мучителя, Люк вцепился пальцами в бока кабины и рывком поднял тело вверх. Вспыхнула боль, но он проглотил крик, прикусил изнанку щеки. Неловко выбрался из истребителя и, пошатываясь, медленно спустился по лестнице, надеясь, что не упадет, достигнув земли.
Его ноги едва сошли с последней перекладины, как сбоку раздался голос:
– Лейтенант-коммандер Скайуокер?
Люк поднял голову и увидел приближающихся солдат с нашивками разведывательного отдела. Все еще держась за лестницу, чтобы не упасть, он попытался выпрямиться, недоумевая, чего им от него нужно, и почему задерживаются медики. Техник спрыгнул вниз и присоединился к пилоту на посадочной площадке.
Офицер продолжил говорить:
– Вы подлежите аресту по обвинению в предумышленных действиях, повлекших за собой нарушение приказов командования и дисциплины.
Пальцы Люка еще сильнее сжали перекладину лестницы.
– Что? – выдавил он наконец, недоуменно.
Офицер вытащил пару наручников.
– Сожалею, сэр, но вы должны повернуться.

Люк уставился на наручники. Открыл было рот, чтобы предупредить разведчика, что едва в состоянии стоять и уж совершенно точно не сможет повернуться, но тут ноги все-таки подвели, и он бы упал, если бы не оказавшийся рядом техник. Снова вспыхнула боль.
– Раньше ад замерзнет, чем вы его арестуете!
Люк с облегчением услышал знакомый голос и улыбнулся, когда рука шефа техников красной эскадрильи обхватила его за талию, помогая держаться прямо.
– Спасибо, Иззи, – пробормотал он.
– Всегда пожалуйста, Люк, – заверила она, и набросилась на проводящего арест офицера.
– Вы совсем с ума сошли, наручники на него напяливать? Вы что, не знаете, что с ним было? Ему в медблок на койку надо, а не в камеру!
– Шеф, – предупредил офицер, выглядя весьма неуверенно, – я не хочу арестовывать еще и вас!

Вокруг них собиралось все больше людей: как только что приземлившиеся беженцы с Раимара, так и местные обитатели, заинтересовавшиеся происходящим на посадочной площадке.
Через толпу пробрался еще один оранжевый летный комбинезон, и Люк, несмотря на обстоятельства, ухмыльнулся с облегчением, увидев, что Ведж Антиллес пережил эвакуацию.
– Привет, Ведж!
– Здорово, Люк! – радостно приветствовал его Ведж, – что, опять вляпался в неприятности?
– Они никак не могут со мной расстаться, – пошутил Люк. Получив поддержку, он сразу почувствовал себя немного лучше: и морально и физически.
– Прямо как дурной запах, Скайуокер, – отозвался Ведж, тоже обхватывая Люка, чтобы поддержать его в вертикальном положении.
Он повернулся к ожидающим солдатам, не скрывая, что крайне зол.
– Лейтенант-коммандеру нужна медицинская помощь. Мы пропустим медиков, но вы оставайтесь где стоите!
– Боюсь, что у вас нет выбора, Антиллес, это приказ генерала Риикана, – офицер махнул стоящим позади солдатам, и они выступили вперед, подняв бластеры. После чего обратился напрямую к Люку, игнорируя шефа техников и Веджа.
– Лейтенант-коммандер Скайуокер! Я требую, чтобы вы вышли вперед, прежде чем вся эта ситуация станет неконтролируемой!

***

Ровану показалось, что на этом этапе Люк не сможет шагнуть вперед даже если и захочет. Лицо парня побелело, волосы слиплись от пота, и он тяжело опирался на своих товарищей. Пилот, тот самый Ведж, чье имя Люк выдал на допросе, спросил что-то, майор не расслышал, что именно, Люк слабо кивнул и тяжело выдохнул. Потом снова поднял голову, и они опять встретились взглядами.
Рован сразу же узнал это выражение глаз. Точно так же Скайуокер смотрел во время допросов: смесь отчаянья и ненависти. Он выдерживал взгляд, пока мальчишка не вздрогнул и не отвернулся. Майор знал, что Люк, точно так же, как и он сам, вспоминает прошлое.
– Дайте мне пройти! – потребовал резкий женский голос, – где Люк?

Толпа раздвинулась, пропустив на пустое пространство между противостоящими сторонами хрупкую темноволосую девушку. На ней была простая рубашка цвета хаки и такие же брюки, перепачканные кровью. Косы успели растрепаться, и на усталые глаза падали отдельные прядки.
Рован выпрямился, узнав принцессу Органу.
– Ваше высочество, – склонил голову офицер разведки и показал на группу вокруг крестокрыла, – у нас приказ от генерала Риикана, мы должны арестовать лейтенант-коммандера.
– В чем его обвиняют? – требовательно спросила принцесса и немедленно распрямила спину, приняв позу облеченного властью человека. Она бросила взгляд на встревоженных и очевидно злых пилотов и техников, собравшихся у крестокрыла.
– «Предумышленные действия, повлекшие за собой нарушение приказов командования и дисциплины», – процитировал офицер, – он не подчинился прямому приказу, и…
– Подождите здесь, – Лея быстро глянула на его форму, – капитан.
Затем повернулась и подошла к группе поддержки Люка.
– Отойдите в сторону, шеф, пожалуйста.
Женщина наградила офицера предупреждающим взглядом, но легонько кивнула Лее и уступила ей место. Принцесса немедленно прижалась к Скайуокеру, закрыла глаза и положила голову ему на грудь. Пилот крепко обнял её, обхватив обеими руками.

***

– Лея, – пробормотал он имя девушки, склонив голову к темным волосам. Втянул воздух, вдыхая аромат ее шампуня, пробившийся сквозь запахи боя, – Лея…
– Что ты натворил, Люк? – спросила она, дрожа от счастья, что снова видит его, обнимает. Её товарищ, самый близкий друг, снова был в безопасности.

Люк не знал, что сказать, что ответить. Столько всего произошло с тех пор, как он в последний раз видел Лею, несколько недель назад. Не скажешь же: я выжил…
Лея чувствовала, как его трясет, понимала, каких усилий ему стоит оставаться на ногах, вспомнила, что Люк повредил спину, когда катапультировался, а потом… потом Хан говорил, что его арестовали. Она немного отодвинулась, взяла Люка за руки и заглянула ему в лицо. Одного взгляда ей было достаточно, чтобы увидеть всю правду. Всё, что произошло на Эскаале и на Раимаре. Ее рука коснулась его щеки, провела по синякам – свежим и уже успевшим потемнеть.
– Мне сказали, что тебя вытащило местное сопротивление.
Люк сглотнул.
– Да, они, – ответил он хрипло.
– Но уже после того, как тебя взяли…
– Лея, я… – он снова притянул ее к себе, игнорируя кричащую боль в позвоночнике.
– Как же так…
– Да ладно, – отозвался Люк, все еще помня, что Дейд наблюдает из толпы, – я ведь сам катапультировался, сам попался и сам не подчинился Риикану.
Лея усмехнулась в его летный комбинезон.
– Ты не послушался Риикана?
– Ага, – Люк выдохнул, чувствуя себя лучше, словно с плеч свалился тяжелый груз, – кажется, это была плохая идея, – и глянул на «Сокол», ожидая увидеть Хана, – Текла? – спросил он, – сержант?
– Жива, но в тяжелом состоянии. Ее сейчас пытаются стабилизировать, перед тем как переносить в медблок, – мягко объяснила Лея. Затем предупредила, – солдат, который с нею, он тебя недолюбливает. Хан попросил Чуи посидеть на нем во время нашего пути сюда.
– У него есть на это причины, – признался Люк, но представив себе Чубакку, сидящего верхом на Хасламе, не сдержал слабой улыбки, – не могу его обвинить.
Лея глянула на Люка вопросительно, недоумевая, что он имел ввиду. Похоже, на Раимаре дело тоже обернулось не лучшим образом… Затем посмотрела на ожидающих солдат.
– Так что мы будем делать сейчас, Люк?
Он закрыл глаза, чувствуя себя безумно уставшим, не в силах бороться с подступающей болью, понимая, что уже со всем смирился.
– Только… без наручников. Я пойду с ними, но без наручников…
Их объятие закончилось тем, что у Люка наконец подогнулись ноги, и он начал падать, едва не увлекши за собой принцессу. Антиллес снова подхватил его, а Органа повернулась, крича:
– Немедленно пришлите медиков!
Затем обратилась к офицеру, производящему арест, и проинформировала его:
– Вы можете взять лейтенант-коммандера под арест, капитан, но его доставят в медблок, и он останется там, пока я не переговорю с генералом, – принцесса с отвращением посмотрела на наручники, – это вам не понадобится! – гневно прикрикнула она на капитана, и тот немедленно убрал их за пояс.
Защитники Люка расступились, пропуская медиков с носилками.
– Сэр, – Рован почувствовал руку на своем плече, – вам все же придется пройти со мной. И уже когда его уводили, майор успел краем глаза заметить вуки, за которым следовал высокий мужчина, продирающихся сквозь толпу к молодому пилоту, которого как раз укладывали на носилки. А позади них из грузовика выносили реанимационную капсулу, за которой следовал грязный и растрепанный пехотинец.

***

Сидя в коридоре перед закрытой дверью офиса, Рован чувствовал себя учеником, вызванным к директору школы. Вымыться и переодеться майору так и не дали, хотя понять, насколько ему необходимо освежиться, можно было уже и не принюхиваясь. Он усмехнулся – в школьные годы подобные мелочи мальчишек не беспокоят. Рован наклонился, прикрыл лицо грязными ладонями – все равно сильнее уже не испачкаешь. Как же безумно он устал: шутка ли, почти не спал со времени их побега от Вейдера, с Эскаала. Собраться с мыслями тоже не успел: слишком быстро все произошло. Только приземлились, а он уже сидит здесь, перед закрытой дверью, и ждет, пока «она освободится». Рован даже не стал спрашивать, кто такая эта загадочная «она». Глаза закрылись сами собой.
– Она готова принять вас, майор.
Рован вздрогнул: голос застал его врасплох, он не заметил приближающихся шагов и не сразу вспомнил, где находится. Стыдно! Как можно было позволить себе так отключиться! Разбудившая его молодая женщина улыбнулась.
– Она примет вас сейчас, – и показала на открывшуюся дверь.
– Примет. Прекрасно, – он встал, поднял свой рюкзак и вошел в кабинет, не зная, чего ожидать.

– Добро пожаловать на Ардалию, майор Рован.
За дверью скрывалась скромно обставленная комната: стол и пара диванчиков, знававших лучшие времена. Мягкий голос принадлежал женщине в длинном, кремового цвета платье. Юбка тихо прошелестела, когда женщина вышла из-за стола, чтобы обменяться с ним рукопожатием.
Ровану пришлось сглотнуть, чтобы вернуть себе голос, но он постарался скрыть изумление.
– Сенатор Мотма, это большая честь.
– Что вы, майор, я всегда рада встрече с соотечественником, вы ведь тоже родом с Чандрилы, – она улыбнулась и показала на один из диванчиков, – хотелось бы, правда, чтобы наше знакомство произошло при иных обстоятельствах.
Рован сел, хотя и боялся оставить грязные пятна на светлой обивке.
– Я не уверен, что правильно понимаю происходящее, миледи.
– Разумеется мне известно о ваших заслугах перед Сопротивлением, майор. Вы смертельно рисковали во имя свободы, работая изнутри Империи. Альянс привык полагаться на информацию вашей Сети, безумно жаль, что вам пришлось скомпрометировать свое прикрытие, – она уселась напротив. – Но мы все равно благодарны, что вы вернули домой лейтенант-коммандера Скайуокера.
Она произнесла это имя с таким выражением, что оно словно зависло в воздухе между собеседниками.

Рован откинулся назад, погрузился в мягкую подушку, внезапно осознав причину встречи. Теперь он уже не сомневался, кто остановил его допрос на Раимаре, но все еще не понимал, почему.
– Вы хотите, чтобы я рассказал вам о Скайуокере, – он утверждал, не спрашивал.
Мотма улыбнулась.
– Напротив. Это я хочу рассказать вам о Люке.
Она замолчала, словно примеряясь к майору, как будто она все ещё оценивала его, прежде чем принять решение.
– Вы проявили необычайную тщательность и осторожность в борьбе против Империи. Я хочу поручить вам задание, для которого понадобятся те же самые качества, – похоже, она определилась.
– Я не уверен, что понимаю вас, сенатор.
– То, что вы сейчас услышите, не должно покинуть пределы этого помещения. Никто, кроме меня, не знает об этом, но у меня нет ни возможности, ни навыков, чтобы сделать то, что нужно без посторонней помощи. Для этого нужен человек с вашими способностями.
Он наклонился вперед, сгорая от любопытства.
– И что же я должен буду делать?
– Следить за Люком Скайуокером.
Глаза Рована сузились от столь прямого заявления.
– Вы его в чем-либо подозреваете? Я могу вас заверить, сенатор, что вопреки тому, что он сам возможно утверждает, Люк не…
Мотма покачала головой.
– Я не сомневаюсь, что он храбрый мальчик. И не ставлю под сомнения его верность Альянсу. Но… я правильно понимаю, что после ареста он… пересекся с Вейдером?
– Да, но…
Экс-сенатор наклонилась вперед, не скрывая тревоги, пожалуй, даже испуга.
– Между ними произошло что-нибудь необычное? Вам ничего не показалось странным, неправильным?

Откуда она знала?! Майор замялся с ответом, хотя прекрасно помнил, как Люк нашел в себе внутреннюю силу противостоять допросу, когда появился Вейдер, и удивительную для Темного Лорда терпимость по отношению к юноше. И упоминание отца Скайуокера.
– Нечто подобное произошло, я права? – Мотма на секунду прикрыла глаза, на ее лице отразилась боль, – этого я и боялась. О чем они говорили?
– Не то, чтобы это был долгий разговор, – начал Рован, вспоминая последовательность событий. – Люку пришлось нелегко. Его подстрелили во время ареста, он повредил спину, когда катапультировался. Потом его избили, а я приказал использовать электро…
Бывший следователь остановился и посмотрел на собеседницу, ожидая увидеть осуждение своих действий
– Я знаю, чем вы занимались, майор. Знаю, что вам приходилось совершать, – её голос оставался спокойным, прохладным, – мне необходимо знать, что произошло между Люком и Вейдером.
Рован кивнул, хотя и удивился, насколько спокойно она отнеслась к его действиям, в то время как другие, например, Риикан, не скрывали возмущенного неприятия.
– Он был на грани слома, в безвыходном положении и совершенно отчаялся. Перед тем, как прибыл Вейдер. Тогда он словно обрел второе дыхание. А Вейдер, мне показалось, что он сдерживался. Это… необычно.
– Что они сказали друг другу? – повторила она настойчиво и тревожно.
Майор пожал плечами.
– Люк обвинил Вейдера в том, что тот предал его отца, – думал он вслух, вспоминая, – а Вейдер возразил, кажется, что-то вроде: «Твоего отца предал не я!», – именно тогда Люк плюнул в лицо, то есть, в маску Темному Лорду, и Вейдер ответил ударом, не сдерживаясь. После этого Вейдер приказал продолжать допрос. Скайуокер продолжал сопротивляться, отказывался отвечать. В конце концов Вейдер перерезал трос, на котором он висел, и приказал перевести его на свой корабль. Во время трансфера мы сумели сбежать.
Мотма улыбнулась, похоже, что она немного расслабилась, испытав облегчение по итогам его доклада.
– Судя по всему, Люк по-прежнему ничего не знает.
Рован нахмурился.
– Не знает о чем, сенатор?
Она снова не спешила отвечать, словно пересматривая принятое ранее решение, потом настороженно глянула на майора.
– Я сильно рискую, открывая вам эту тайну, Рован.
Майор с нетерпением ждал, когда же она заговорит, едва не подпрыгивая от любопытства.
– Я не подведу вас, миледи.
Мотма улыбнулась, услышав его заверение, и заговорила:
– После Альдераана, после Звезды Смерти, астродроид Люка, Р2Д2, доставил сообщение. Этот дроид принадлежал Бейлу Органе и был на посольском корабле принцессы Леи. Именно в его память загрузили чертежи станции.
Она замолчала, перевела дыхание.
– Сообщение было от вице-короля. Он приказал доставить его мне в случае своей смерти. Бейл рассказал, что рыцарь-джедай Анакин Скайуокер был тайно женат на Падме Амидале, сенаторе от Набу.
– Я помню ее. Невысокого роста и очень красивая.
– Да, – подтвердила Мотма, слова ее окрасила грусть, – Падме была моей подругой и оказалась главным противником Палпатина в Сенате, когда он начал захватывать все больше чрезвычайных полномочий. Я знала, что она влюблена в молодого джедая, помню, каким светом загорались ее глаза каждый раз, когда он входил в помещение. Но даже я не подозревала, что эти двое женаты, и тем более, о беременности, так тщательно они все скрывали.
– Её смерть стала настоящей трагедией, – заметил Рован, – ходили слухи, что сенатора Амидалу убили джедаи.
– Да, – подтвердила Мон Мотма, и в первый раз с начала разговора в ее голосе прорезался металл, – можно сказать и так. Вернее, не джедаи, а один джедай. Её супруг, Анакин Скайуокер.
– Супруг… Я всегда считал, что джедаи…
– Выше личных страстей? – спросила Мотма печально, – будь оно и в самом деле так,
мы бы сейчас не вели эту войну. После того, как началась чистка, Бейл спас двух рыцарей-джедаев, мастеров, Кеноби и Йоду. Они проникли в Храм и обнаружили, что там случилась страшная резня, и что виновен в этих ужасных преступлениях один из них.
– Скайуокер? – не то, чтобы Рован сомневался в ответе.
– Да, – подтвердила она, – Анакин перестал быть рыцарем-джедаем. Он перешел на Темную сторону Силы и принял… – снова секундная неуверенность, – … другое имя. Дарт Вейдер.

Осознав, что именно ему только что открыла Мон Мотма, Рован почувствовал, как коротко подстриженные волосы на его затылке стали дыбом от ужаса.
– Дарт Вейдер – отец Люка, – он не спрашивал, просто проговаривал вслух, – и Люк об этом не знает.
Но Вейдер знал, в этом Рован не сомневался. Именно поэтому Скайуокера было приказано брать живым. Поэтому Вейдер так торопился перевести его на свой корабль. Но что же это за отец такой, раз он приказывает пытать собственного сына?!
– К счастью, похоже, что Люк так и не узнал о своем происхождении, кроме того факта, что Анакин Скайуокер был его отцом… Но позвольте мне продолжить, – Мотма вернулась к своему рассказу, – как я уже сказала, Падме была беременна. Вейдер ранил собственную жену, едва не убил, но Кеноби успел привезти её на Полис Масса. Там она умерла, рожая детей Вейдера.
Последняя фраза привлекла его внимание.
– Детей?
– Двойня, – объяснила Мотма, – мальчик и девочка. Джедаи решили, что будет безопаснее разделить детей. Оба ребенка щедро одарены Силой, и слишком высок риск, что император или Вейдер обнаружат их, если близнецы останутся вместе. А если они присоединятся к своему отцу и императору, сама ткань мироздания окажется под угрозой, а страдания живых существ станут безмерны. Мальчика отвезли к сводному брату Скайуокера, на Татуин, и Кеноби остался там, присматривать за ним. Бейл и его жена удочерили девочку, вырастили её как члена королевского дома. Она…
– Лея Органа, – Рован потрясенно вспомнил сцену воссоединения принцессы и пилота, которой был свидетелем на посадочной площадке.
Мотма кивнула, подтверждая.
– Лея.
– И никто из них не знает?
– Нет, хотя они и стали близкими друзьями, они не знают, что приходятся друг другу братом и сестрой. И мы должны сохранить тайну, пока джедаи не выйдут на связь.
- Какие джедаи?! – мозг Рована с трудом осознавал новую информацию.

У Вейдера есть дети! И эти дети не знают ни про своего отца, ни о друг друге, ни о своем наследии. Одаренные Силой близнецы нашли укрытие среди врагов Империи. А где-то в галактике скрываются джедаи, выжидая, когда наступит их время! Во всё это было слишком трудно поверить.
– Бейл объяснил, что мастер Кеноби или мастер Йода однажды выйдут на контакт с близнецами и обучат их всему необходимому. А до того времени их нужно защищать от Вейдера и императора.
Рован вынырнул из размышлений, услыхав последнее заявление Мотмы.
– Именно это чуть было не случилось с Люком на Эскаале. Вейдер наверняка знает, что Люк его сын. После того, как он убил Кеноби на Звезде Смерти и выяснил имя пилота, разрушившего боевую станцию, Вейдер просто не мог не понять правду. Он никогда не скрывал, что одержим жаждой поймать пилота, разрушившего дорогую имперскую игрушку. Но теперь, когда Кеноби мертв, а мастер Йода так и не вышел на связь, я боюсь за Люка и Лею. Они так уязвимы… Особенно Люк. Если он когда-нибудь попадет в руки своего отца…
Она замолчала.
– Вы думаете, что он может присоединиться к Вейдеру? – заполнил паузу Рован, произнеся вслух то, что она, похоже, никак не могла решиться выговорить.
Мотма выпрямилась, встала и пересекла комнату, подойдя к окну, открывавшему вид на лагерь. Вулкан по ту сторону от базы заворчал, и по зданию пробежала легкая дрожь.
– Мне рассказывали, что Темная сторона Силы часто соблазнительна даже для полностью обученного джедая. Граф Дуку, Анакина Скайуокер... сколько вреда они принесли галактике…
– Так в чем же именно заключается моя задача? – Рован тоже встал, почувствовав, что Мон Мотма готова завершить их беседу.
– Как я уже сказала – следите за Люком. Присматривайте так же за Леей, но я считаю, что принцесса в безопасности. Не думаю, что Вейдеру было известно про двойню. Но наблюдайте за Люком, за всем, что он делает, за его поведением во время миссий, и докладывайте мне, напрямую.
– А если он начнет действовать подозрительно?
Мотма повернулась к Ровану, и он увидел её лицо, охваченное болью и скорбью.
– Тогда, возможно, вам придется его убить.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Солярис
сообщение 24 Март 2016, 10:13
Сообщение #323



Иконка группы

Группа: Постоялец
Сообщений: 516
Регистрация: 6 Февраль 2014
Из: Новосибирск
Пользователь №: 9439
Раса: Бегунец



Глава 26


Теплый ветер ерошил волосы, откинувшись назад, он закрыл глаза, поднял к небу лицо, ловя ветер на коже. Он взобрался на ящики и размеренно стучал по ним каблуками сапог. Персонал торопливо разгружал грузовое судно, бросая любопытные взгляды в его сторону. Ему было все равно, он наслаждался моментом: ветер на лице, солнце на коже, видом струек дыма и пара, поднимающихся из кратера вулкана.

Он раньше никогда не видел вулкан. Лежа под арестом в медицинском центре, он чувствовал толчки, и когда поменялся ветер, то в распахнутое окно центра ворвался запах серы. Однако только сейчас, спустя два дня после выхода из мед.центра, у него появилась возможность изучить гору. Когда он здесь приземлился, то практически был в невменяемом состоянии. Он даже не мог вспомнить, видел ли кратер или нет.

Хвала Силе за Арту!

Рассеянно царапая заживающие запястья, он улыбнулся этой мысли. Если бы не Арту, его здесь не было. Он, наверное, никогда не узнает каким образом маленький дроид сумел уцелеть на Эскаале и вернуться к повстанцам на Раимар. Или как Арту удалось не только выполнить приказ Веджа: сохранить крестокрыл во время бомбардировки базы Альянса, но также найти и доставить его в безопасное место. Он надеялся, что когда-нибудь встретит предыдущего владельца, который развил такую преданность в маленькой машине.

Внимание привлек рев двигателей, он открыл глаза и оглянулся: с платформы стремительно взлетала эскадрилья крестокрылов, уносясь в космос на очередное патрулирование. Он улыбнулся, узнав корабль Веджа, занявшего место лидера вместо командира Нарра, у которого было другое задание на сегодня. Ему хотелось быть там, с друзьями, в тесной кабине истребителя: прорываться сквозь атмосферу в темноту и тишину космоса, ощутить как вдавливает в кресло от перегрузок при очередном маневре, почувствовать вибрацию двигателей, проходящих через тело, стать по-настоящему свободным...

«Люк, катапультируйся!»

- Дерьмо! - выругался он, раздражаясь, что вспомнил последнюю миссию, просьбу Веджа прыгать из поврежденного корабля. Он невольно вспомнил эти же слова во время допроса: когда практически сломался, когда иссякли силы и возник неопределимый соблазн сказать то, что они хотели. Почти. Он чуть не выложил все, что знал, ему так сильно хотелось избавиться от боли, не подвергаться ударам шокера, без избиений, без наркотиков, чтобы опустили вниз и облегчили вес в вывихнутых плечах.

«Катапультируйся...»

Приподнявшись, он потер руками лицо, пытаясь стереть воспоминания, пытаясь...

В кармане брюк зазвонил комлинк. Он проигнорировал вызов, а потом протянул руку и выключил его.

- Это точно заставит их еще больше обмочиться, малыш.

Люк улыбнулся на реплику, подвинулся на ящике, освобождая место для своего друга.
- Привет, Хан, - поздоровался он тихо.
- Разве, - Соло комфортно устроился и всмотрелся в пейзаж, который заинтересовал Люка, - тебе не надо кое-куда? - Соло сразу же пожалел о своей шпильке, когда Люк вздрогнул от напоминания.
- Они послали тебя? - усталым голосом спросил Люк, словно не хотел этого разговора.
- Неа, - как можно более непринужденно ответил Хан. - Я сам пришел. Хотел отыскать тебя раньше этих болванов... Остановить от очередных глупостей.

Люк криво улыбнулся. - Слишком поздно.

Они сидели молча, наблюдая как с вершины горы поднимается дым.

- Так как же ты выбрался? - поинтересовался Хан.
- Через открытое окно, - сказал Люк и улыбнулся. Все еще находящегося под арестом, его перевели из медицинского центра в комнатенку со скучающей охраной за дверями: сторожить и проверять посетителей.
Хан усмехнулся. - Старо, как мир. *
- Похоже, они об этом не знают, - сказал Люк, понимая, что этот пустой разговор, отсрочивает решение реальных проблем. Он кусал неровный ноготь. - Тебя Лея отправила?
- В точку, - признался Соло. - Ее высочество не хочет, чтобы ты вляпался еще больше.
- Слишком поздно, - снова повторил Люк. Он не улыбался, смотрел на горизонт, стараясь не думать.
- Люк, - серьезно начал Соло. - Я знаю, ты не хочешь и что будет трудно, но как только ты это сделаешь, все закончится. Понимаешь? Это не военный суд...
- Но... - перебил Люк.
Соло проигнорировал его. - Всего лишь подведение итогов, это...
- Вопросы... - закончил за него Люк, его голос звучал глухо. - Еще вопросы о случившемся.

Соло не знал, что сказать, Люк был прав. Он по горло сыт вопросами, пострадал из-за Империи, и Хан волновался за своего друга. Кореллианец видел сильных мужчин, которые терялись только от одной угрозы ареста и его поразило, какой внутренней силой обладал Люк, чтобы пройти через такие испытания... хотя он достаточно пострадал.
Не забыть поблагодарить человека, который помог Люку, отметил Хан для себя.

Облака скользили по голубому небу, персонал на посадочной площадке занимался разгрузкой корабля. Люк и Хан смотрели на дымящуюся гору, просто наслаждаясь компанией и незримой поддержкой, которая родилась из их дружбы... откладывая неизбежное, просто его игнорируя.

Краем глаза Соло заметил какое-то движение, оглянулся и мысленно застонал, опознав в двух застывших солдатах, охрану Люка. Явно недовольные, они пришли убедиться, что Люк не пропустит, начавшееся час назад, заседание.

- Люк... - предупредил он, кивая на людей, чтобы Скайуокер тоже их заметил. Охрана едва сдержалась, поняв, что сделал Хан.
- Я знаю, что они там, - сказал Скайуокер, по-прежнему смотря на столбы дыма. Что-то странно гипнотическое было в поднимающемся дыме. Разве трудно ответить на несколько вопросов? Они спрашивают, он отвечает. Все просто.

«С какой эскадрильей вы летаете?»

«Вы встречались с Дейдом? У вас были контакты с другими оперативниками?
«С какой эскадрильей вы летаете?»

«Расскажи о Ведже»

Он закрыл глаза и вновь оказался в камере на Эскаале, подвешенный за руки, чувствую стекающую по телу теплую кровь, слыша зависшего рядом дроида, пока Дейд/Рован и другой имперец задавали вопросы.

Ожидая ответы.

Так же, как и собранная комиссия.

- Люк, - выдернул из воспоминаний Соло. Он посмотрел на друга, мысленно благодаря за присутствие рядом. Зная, что особого выбора у него нет. Он должен это сделать, так же, как выдержал допрос.
- Пойдешь со мной? - вопрос прозвучал по-детски, словно он ребенок, который ужасно боится, и сейчас Люк ненавидел свой голос.
- Конечно, малыш, - кивнул Хан. - Они еще те болваны, и я не хочу, чтобы все свалили на тебя.
Соло встал и протянул руку другу, помогая подняться, Люк поморщился, выпрямляя спину и это не осталось не замеченным Ханом.
- Все еще болит?
- Тянет, - ответил Люк. - Если сижу слишком долго.
Он сделал шаг вперед, снова поморщился, когда боль пронзила спину, ноги. Положил руки на поясницу и растер.
- Наверное, не следовало вылезать через окно, - заметил Хан, когда они пошли. Люк немного хромал.
- Я не вылез, - улыбаясь, признался Люк, - я упал.

Соло рассмеялся. Они шли через базу к штаб-квартире в сопровождении молчаливых охранников.

****

Глубоко вдохнув, пытаясь успокоить колотящееся сердце, Люк посмотрел на Хана; перед ним открылась дверь. Он сглотнул тугой комок в горле.

- Я буду ждать здесь, - заверил его Соло.

Скайуокер смог только кивнуть, он не мог говорить, во рту пересохло. Он понятия не имел, что ожидает его в этой комнате, кто там и каких проблем ждать. По идеи, они должны были расспросить об операции на Эскаале, что случилось после катапультирования, но сейчас все усложнилось. Теперь они тщательно его допросят, анализируя все, что он скажет: база раскрыта, и он к этому причастен, не подчинение прямому приказу вышестоящего по званию, попытка убедить других сделать то же самое, и вдобавок, опоздание на встречу.

Гнездо гундарков более привлекательно, чем эта комната.

Люк сделал шаг вперед, и за ним закрылась дверь. В комнате стоял длинный стол, практически пустой, кроме трех датападов, кувшина с водой, стаканами и голорекодером. За столом сидели трое незнакомых ему офицера Альянса. Перед сидящими - два стула: один, незанятый, для него, на другом расположился незнакомый ему человек.
Вдоль задней стены расположился командующий Нарра, присутствующий в качестве его командира и офицера, проводящего первоначальный, хотя и неполный, опрос на Раимаре. А рядом с ним, одетый в мундир с чином майора разведкорпуса Альянса, сидел Эрвин Рован.
Люк застыл, не в силах оторвать взгляда от человека, который его пытал, не в силах поверить, что он находится здесь же.

- Лейтенант-коммандер Скайуокер, - женщина, сидящая в центре, говорила тихо, но твердо.
- Пожалуйста, займите свое место. Собрание, итак, достаточно долго откладывалось.

Люк почувствовал прилив злости, щеки горели от унижения, он отвел взгляд от Рована и всмотрелся в потолок, тщательно изучая гофрированный дюрастил.

- Лейтенант-коммандер Скайуокер, - снова обратилась женщина, немного более резко. - Я прошу вас сесть.
Люк переключился с потолка.
- Прощу прощения, мэм, - сухо ответил он, - я проверял наличие цепей.

Майор Элен Андерс сдержала улыбку от язвительного комментария молодого человека, восхищаясь его мужеством. Она сверкнула глазами в сторону Рована, когда пилот, хромая, подошел и сел на свободный стул. Рован даже не пошевелился на едкое замечание, невозмутимо выдержал ее мимолетный укор. Майор слабо покачал головой, и она кивнула, принимая его указание оставить заявление Скайуокера без внимания. Элен Андерс была не в восторге от нового пополнения среди ее сотрудников, ей не нравилось, что Ровану позволено присутствовать на сегодняшнем разбирательстве, и безусловно, не нравилось, что она должна действовать по указке этого избранного офицера Альянса.

Она молча ожидала, пока Скайуокер на мгновение прикрыл глаза, а затем спокойно посмотрел на нее. Итак, этот пилот разрушил Звезду Смерти, по слухам, будущий джедай, сын Анакина Скайуокера, Героя Войны Клонов, и из-за него они собрались все вместе в этой комнате и ожидали более часа. Если бы она уже не знала, что пережил молодой человек, то арестовала снова, а совещание созвала на следующий день, давая мальчишке провести ночь в карцере, обдумывая свои действия. Тем не менее она сочувствовала ему, прекрасно осознавая, как трудно придется Скайуокеру в ближайшие часы. Она откашлялась, включила небольшой голорекодер на столе и обратился к пилоту.

- Лейтенант-коммандер Скайуокер, я майор Элен Андерс. Справа от меня майор Дерлен, слева - капитан С'адаан, - она указала на суллустинца. - Вам назначен адвокат капитан Шермо и...
Люк откинулся на спинку стула, посмотрел на человека, сидящего рядом, и откашлялся.
- Я не знал, что сегодня мне нужен адвокат, мэм.
- Сегодня не просто слушание, лейтенант-коммандер. Учитывая характер событий после Эскаала и заявление о неправомерных действиях, выдвинутых против вас, вполне естественно, предоставить вам юридическую консультацию во время допроса, потому что информация, которую вы предоставите, формально, может послужить против вас и привести к дисциплинарной ответственности. Конечно, вы можете отказаться, это ваше право.

Люк физически ощущал как Рован наблюдает за ним.
- Я имею право просить удалить человека, сидящего позади меня, прежде чем мы продолжим?

Андерс могла понять эту просьбу. Никто не должен вынужденно находиться в комнате с человеком, который подвергал тебя жестоким пыткам.
- Боюсь, нет, - сказала она, подавляя сострадание к пилоту, злость на изменения в протоколе, которые позволили присутствовать Ровану. Приказ исходил от Мон Мотмы без каких-либо объяснений.
- Присутствие майора Рована санкционировано приказом высшего командования. Он здесь, чтобы подтвердить или опровергнуть ваши воспоминания о событиях на Эскаале, командующий Нарра присутствует, чтобы сделать то же самое для событий на Раимаре.
Люк отодвинул стул подальше, нетвердо встал.
- Тогда я отказываюсь продолжать эту встречу.
Адвокат встал, положил руку ему на плечо. - Люк...
Люк дернул плечом и посмотрел на него. Он не знал этого человека, что дало ему право обращаться к нему по имени?
- Кто вы...? - начал он, но был резко прерван майором Андерс.
Она встала, терпение иссякло.
- Лейтенант-коммандер Скайуокер, если вы не будете охотно принимать участие в этом разбирательстве, то у меня не останется выбора кроме как поместить вас под стражу, и предупреждаю Вас, что вы имеете право хранить молчание, но все, что вы скажете, будет учтено и использовано в качестве доказательств. Вы...

Люк обернулся, Рован встал и наблюдал за ним, Нарра жестами уговаривал сесть обратно. Открылась дверь, и двое солдат, сопровождавшие его и Соло, вошли в помещение. Прежде чем дверь захлопнулась, он заметил обеспокоенного кореллианца в ​​коридоре. Он сник, сел обратно, чувствуя себя, как единственное дерево на болоте в свете прожекторов.**
- Хорошо... - все, что он смог сказать. - Хорошо...
Элен вернулась на место, двое солдат расположились по обе стороны от входа. Она понимала пилота, и мысленно ему сочувствовала, но так же была обязана выполнить свой долг и не могла поддаться эмоциям.
- ...Имеет право на адвоката, - продолжила она, - если у вас нет адвоката, то он будет вам предоставлен, - она сделала паузу, давая молодому человеку время осознать смысл слов. – Эта встреча по установлению фактов и подведению итогов, лейтенант-коммандер Скайуокер, будет проходить в соответствии с процессуально-правовыми актами Альянса и на протяжении собрания вы помещаетесь под стражу. Любые дальнейшие препирательства или неправомерные действия со стороны лейтенант-коммандера Скайуокера приведут к немедленному окончанию встречи, и вы будете обвинены в препятствовании расследованию, и находиться под стражей в ожидании дальнейшего расследования. Это понятно?

Люк кивнул, признав поражение. - Да.
- Вам нужен адвокат?
Он не взглянул на офицера, сидящего рядом с ним.
- Да.
- Тогда мы продолжим. Майор Дерлин, вам слово.
Она откинулась на спинку стула; Дерлин поднял датапад, быстро пробежал глазами по данным, а затем посмотрел на Люка.
- Лейтенант-коммандер, мы уже говорили с другими свидетелями событий, обсуждаемых сегодня. Учитывая это, пожалуйста, расскажите нам, что случилось, когда командующий Нарра отдал приказ выйти из боя с имперскими истребителями над Эскаалом?
Люк вытер потную ладонь об камуфляж.
- Лейтенант Ведж Антиллес и я были отрезаны от остальной группы. У нас был...
- Вы оба были отрезаны? - уточнил Дерлен.
- Я... э-э... - Люк попытался вспомнить. Два истребителя, потом еще пять на его пути. Звездный Разрушитель. - Ведж, он пытался добраться до меня, но мой корабль подбили и...
- Таким образом, только вы были отрезаны от группы?
- Нет... Нет, Ведж... - вот корабль Антиллеса пытается прорваться к нему сквозь СИД-истребители. - Да, да, я думаю, что только я. Ведж пытался очистить область. Меня подбили, я потерял щиты. Я...
- Вы решили направиться к планете, а не катапультироваться сразу. Почему? - поинтересовался строгим голосом капитан С'адаан.
- Имперцы бы подобрали меня. Я решил, что на поверхности больше шансов на спасение.
- И вы скрылись? - бросил С'аадан.
Люк пожал плечами, его раздражало отношение капитана, и враждебность существа, которую ощущал.
- Нет, меня взяли почти сразу.
- Почему так?
- Был пожар, утечка кислорода, я прыгнул. Но СИД засек мое местоположение. Чтобы ускорить спуск, я отстегнул основной парашют, а перед землей раскрыл запасной. Я приземлился жестче, чем рассчитывал и отключился. Когда пришел в себя, то...

****

Рован слушал молча, наблюдая за ходом разговора, когда дошла очередь до Сети, майор боролся с желанием задать пару вопросов от себя. Люк тихо ответил. Его удивило чувство тяжелой утраты, когда Люк рассказал о Тейне и Исле.

Если быть честным с собой, ему не хватало друзей.

Но он здесь не предаваться воспоминаниям, его задание наблюдать и понять Скайуокера.
Его задача решить, представляет ли Люк реальную угрозу для Альянса или сможет, особенно, если узнает, кто его отец.

Рован подался вперед, в попытке расслышать голос Люка, упавший до шепота, и Андерс попросила говорить громче. Молодой человек рассказывал о своей поимке, неудачной попытки побега вместе с Тейном. Рован и раньше задавался вопросом, что же случилось, почему Тейн не довел приказ до конца. Кажется, друг заколебался, а затем его застрелили штурмовики в туннеле. Интересно, дрогнула бы его рука, если он узнал, что Люк - отпрыск Вейдера.

****

- Я не могу вспомнить, - тяжело повторил Люк. Он устал, выдохся, спина затекла от долгого сидения. Допрос продолжался уже нескольких часов. Он провел рукой по волосам, посмотрел на потолок, когда по всему зданию прошла легкая дрожь. Для полного веселья на хватало полномасштабного землетрясения.
- Это важно, лейтенант-коммандер, - надавил Дерлен. - Вы ответили на вопросы майора Рована об Альянсе?
- Я сказал вам, я... не... Я не могу вспомнить. Я... было тяжело, - он начинал волноваться и злиться.
- Мы понимаем сложность ситуации, но мы должны знать, - настаивал Дерлен. - Когда допрос с Сети переключился на Альянс, что вы им сказали?

Голос издалека, пробивается сквозь хриплое дыхание и стоны боли. Голос, выдернул его из страданий, заставил оторвать взгляд от крови и пота, капающих на пол.

«Может быть, если он не хочет рассказать нам о Сопротивлении, то охотно расскажет об Альянсе Повстанцев»

Люк зажмурил глаза, отчаянно пытаясь не воспоминать. Паника нарастала, и он стал сомневаться в своей способности выдержать дальше. Он сглотнул, потянулся за стаканом воды, и сжал кулак, ужаснувшись, как сильно дрожит рука.

- Люк, что вы им рассказали?

Люк. Так же обращался Рован. Он использовал его имя, чтобы сыграть на чувстве дружбы, втереться в доверие.

«Остановись, Люк. Прекратить со мной бороться. Дайте мне что-нибудь, с чем я смогу работать, и я опущу тебя вниз. Ты сможешь отдохнуть»

- Люк, пожалуйста, ответьте на этот вопрос.

Люк прижал пальцы ко лбу. Что он им сказал? Что именно? Между мольбой и криками мог ли он выложить, на самом деле, все что угодно?

- Люк, - нажал Дерлен, облокотившись на стол.
- В вас когда-нибудь стреляли, а затем избивали? - спросил Люк, надсаживая горло, на грани потери самообладания. - Вас подвешивали за запястья и истязали снова, и снова? Током? Как вы можете говорить, что понимаете?
- Пожалуйста, просто ответьте на вопрос майора, - мягко попросила майор Андерс, предпочитая игнорировать, на данный момент, факт, что Люк проявил неуважение к вышестоящему должностному лицу. Напомнить и отвлечь от его вопросов. - Вы что-нибудь рассказали об Альянсе?
Люк кивнул на человека, молчаливо сидящего за ним. - Почему бы вам самим у него не спросить?
- Уже сделали, - жестко сообщил капитан С˙адаан, - теперь мы просим вас. Вы что-то выложили?

«Расскажи»

«Сказал»

«Сказал о доме»

«Вы рассказали...»

«Вы сказали о доме...»

«Татуин...»

- Нет, - прохрипел Люк. - Я ничего не сказал.
- Вы твердо уверены?

Уверен ли? Верно?

- Я сказал имя, звание и номер. Я...

«Люк, катапультируйся»

Ведж.

- Я... Я сдал Веджа, - устало признался он. Люк стыдился своей слабости, на краткий миг он поддался действию наркотиков в крови, уступил боли, поверил играм воспаленного разума.
- Что вы имеете в виду? - Дерлен наклонился вперед и положил локти на стол.
- Я сказал его имя, - быстро проговорил Люк, как ребенок, пытающийся объяснить проступок. - Только имя.
Он посмотрел на комиссию, выискивая малейшие признаки осуждения, неодобрения, но взгляды, направленные на него были пресным, невыразительными и сугубо профессиональными.
- Вы не сдали координаты Раимара? - спросила майор Андер.
- Нет, - прошептал он.

Теперь их цель - Раимар. Как он узнал, что база будет атакована, если не раскололся?!
Элен посмотрела на Рована, тот кивнул, подтверждая, что Люк не соврал.
Люк перехватил взгляд, поморщился, когда внутри все закипело от гнева, желудок скрутило, а сердце рвалось из груди. Похоже, Андерс получает подсказки от мучившего его человека.

- Итак, давайте продолжим, - объявила она, придерживаясь согласованной линии допроса, не обращая внимания на вопиющие несоответствие между тем, что Люк говорит сейчас и тем признанием на Раимаре.
- Когда вам стало известно о присутствии Дарта Вейдера?

Вопрос выбил Люка из колеи. Не этого он ожидал.

«Нам предстоит долгий разговор, юноша»

Угроза пыток, скрытая в безобидных словах, рука в черной перчатке, почти ласково поднявшая за подбородок, его отражение в линзах убийцы отца. Это, пожалуй, был самый худший момент. Даже очнуться по-прежнему подвешенным к потолку и уткнуться взглядом в обсидиановую маску в паре сантиметров от лица, не так ужасно.

- Лейтенант-коммандер, - обратилась к нему Андерс, вырывая из воспоминаний. Она посмотрела в датапад, бегло пробежала по вопросам, подготовленных Рованом. Интересно, зачем это, если майор находился в камере вместе с ними в тот момент. - Когда вам впервые стало известно о присутствии Дарта Вейдера?

****

Рован подался вперед, опираясь локтями на колени. Именно этой части собрания он ждал и составил вопросы так, чтобы навести пилота на то, что хотел от него Лорд Ситхов. Даже сидя позади Люка, по реакции его спины, Рован с уверенностью мог сказать, что вопрос потряс мальчишку.
Андерс повторила вопрос, Люк напрягся, выпрямился, поднял руку и потер лоб. Юноша изможден и испытывает огромный стресс. Пилот с издевкой, хотя немного истерично, рассмеялся, и ответил с сарказмом. "Когда я голый свисал с потолка. Когда я настолько был накачан наркотиками, что не зависимо от того, что мне делали, я не мог потерять сознание. Когда кровь капала на пол... - слова подпитывались яростью и болью.

Рован наблюдал, как Шермо, адвокат Люка, успокаивая, положил ему на плечо руку. Люк дернулся, но капитан настаивал и обратился к комиссии. - Лейтенант-коммандер устал, возможно, стоит сделать перерыв, - предложил он.
Люк покачал головой. - Нет... Я хочу покончить с этим.
Он выглядел усталым, мрачным. Как на Эскаале.

Рован перехватил взгляд Андерс, отрицательно качнул головой. Остановиться сейчас, значит упустить момент, сломать давление на пилота. Нужно продолжать, никаких перерывов. Ему было без разницы на гневные взгляды офицера разведки.
- Люк, если вы желаете, мы сделаем перерыв на двадцать минут.
В этот миг Рован едва сдержался, чтобы не выдать своего отношения к действиям Андерс.
Он мысленно уговаривал себя остановиться, не вскакивать с места и самому проводить допрос. Рован чувствовал на себе взгляд командира Нарра, но упрямо продолжал наблюдать за спиной Скайуокера. Голова пилота поникла, но тут же дернулась вверх, Люк повернулся к Ровану и посмотрел в упор.

- Все в порядке, я хочу продолжить, - спокойно ответил он.

Он сдержал улыбку, когда пилот отвернулся. Он знал, что Люк догадался. Мальчик был полон решимости не дать ему преимущества над собой. Но Люк действительно не понимал, что выкладываясь сейчас, истощал себя. Он делал то же самое на Эскаале, старался не показывать слабости, задействовал все свои резервы и почти сломался...

...сломался...

Разве он не решил опустить Люка и дать отдохнуть, а затем пришел Вейдер и Люк обрел второе дыхание.

Андерс кивнула в знак согласия.
- Тогда вспомните, пожалуйста, когда вам впервые стало известно о присутствии Дарта Вейдера?
Люк облокотился на спинку стула, прижал руку к спине.
- Я... был без сознания. Когда пришел в себя, - он сглотнул, - когда меня привели в сознание, он уже был там.
- Вейдер сказал вам что-нибудь?
- Он сказал что-то о моем страхе, о... - он откашлялся, - моем... мой гнев и ненависть поддерживают меня.
Андерс сверилась с датападом. - Как вы думаете, что он имел в виду?
Люк покачал головой. - Я не уверен, но он..., похоже, слова имели смысл.
Рован отметил как напрягся суллустанец. - Какой?

Заинтригованный ответом Люка, Рован подался еще больше вперед, борясь с желанием взять допрос в свои руки.

- Я... сдался, - он снова откашлялся, голос дрожал, признавая слабость. - Было страшно, я испугался происходящего. Боль была... боль... - выдохнул он, изо всех сил стараясь сохранить спокойствие и продолжил, - я боялся, а потом, когда... когда он заговорит, я больше не боялся. Я был зол, очень зол, и я... - Люк замолчал, старательно подбирая нужные слова, что не скрылось от Рована. - Я сфокусировал свою ненависть... на нем, и почувствовал себя сильнее.

Рован улыбнулся, именно этого признания он ждал, вот что выдернуло Люка из глубин отчаяния и помогло встать перед Лордом ситхов. Теперь он понял: Вейдер, скрыто, дал совет сыну. Рован не сомневался, что Вейдер знал, кем являлся Люк. Вопрос заключался в том, знает ли или догадывается об этом Люк? Эрвин понял, что обязательно должен узнать больше о джедаях, выяснить какое влияние на них имеют чувства. Выяснить подробно о Силе.

Андерс вновь заговорила. - Вы сказали что-нибудь Вейдеру?
Люк поднял голову; на этот раз ответ прозвучал сильнее, увереннее. - Я сказал ему, что не предам Альянс, как он предал моего отца.
- Люк, поясните, пожалуйста, что Дарт Вейдер сделал с вашим отцом?
Рован внимательно выискивал признаки малейшей лжи.
- Мой отец - Анакин Скайуокер, рыцарь-джедай, был предан и убит Дартом Вейдером, - уверенно ответил Люк.
- У вас есть какие-либо доказательства, чтобы так утверждать? - уточнил С'адаан.
- Доказательства?
Казалось Люк сбит с толку, и гневно высказался.
- Это не утверждения. Мне сказал Оби-Ван, друг моего отца. Он отдал мне световой меч отца, немного обучил использовать Силу, а затем Вейдер убил и его тоже.
- Это не является доказательством.
Шермо, наконец, присоединился к беседе.
- Я не понимаю, какое отношением к этому разбирательству имеет происхождение Люка.
- Мы просто пытаемся понять его позицию, - пояснил Дерлен, - внести в контекст то, что произошло на Эскаале и Раимаре. Пожалуйста, ответьте на этот вопрос, - обратился он к пилоту.
Люк заерзал на стуле. - У меня больше нет доказательств, - признался он, - у Рована был мой меч на Эскаале.
Рован кивнул, когда все, кроме Люка, обратились к нему. Меч Люка был у него на Эскаале, и по-прежнему лежит в рюкзаке.
- Как Вейдер ответить на ваше заявление? - спросил Дерлен.
- Он сказал, что не он предал моего отца.
- Что вы подумали? - поинтересовался капитан С'адаан.
- Я... Я подумал, что он имел в виду Оби-Ван. Он предполагал, что Оби-Ван предал моего отца.
- Вы ему не поверили?
- Нет, я... Нет, я считаю, что он пытался сбить меня с толку, играл со мной. Я не позволил.
- Что вы сделали? - спросила Андерс.
- Я плюнул в него.
Андерс промолчала.
- Он меня ударил, - рука коснулась щеки. - Сильно ударил. Потом... Я... Я услышал Дейда, вернее Рована, он что-то сказал про меня и Вейдер велел ему продолжать... допрос.

Рован вспомнил тихий вдох неверия, гул светового меча, когда Вейдер перерезал трос с подвешенным на нем Люком, и приказ перевести пленника на флагман. Тогда Рован понял, что все потеряно, он застрянет на корабле Темного Лорда с заключенным, который знал, что он не тот за кого себя выдает. Он убил охранников центра задержания, и собирался застрелить Люка, но, как и Тейн, в последний момент передумал.

Было в этом мальчишке что-то интригующие и неопределимое. Особенно сейчас, когда он знал, кто его отец.

****

Все. Его мучения и пытки на Эскаале обсудили, проанализировали и изучили. Наверное, следовало почувствовать облегчение, что худшее позади, но комиссия не расходилась. Часы медленно тянулись, вопросы заданы; в комнате без окон становилось душно и жарко, все пили воду. Тем не менее, никто не расходился. Боль в спине просто убивала, онемели ноги, в голове пульсировало от усталости. Придется опять возвращаться в мед.центр.

- Переходим к другим вопросам. Есть возражения? - произнесла Андерс.
Люк поднял усталый взгляд на комиссию.
- Лейтенант-коммандер, мы переходим к рассмотрению ваших действий во время эвакуации с Раимара. Напоминаю, вы находитесь под стражей, поэтому все, что вы скажите, может быть использовано в качестве доказательств на будущем военном суде. Вы понимаете?
- Да, - сухо подтвердил он. Желудок сковало холодом от плохого предчувствия.

И вновь посыпались вопросы, и он снова отвечал. Почему он считал, что база была в опасности? Откуда он знал, что Империя их обнаружила, когда не сдал расположение базы во время допроса?

- Сила, - заявил Люк. - Я иногда чувствую вещи. Я просто чувствовал... - он замолчал. Он чувствовал Темного Лорда рядом, как будто находился с ним в одной комнате. Он посмотрел на офицеров и, по какой-то причине, не пожелал откровенничать. - Я знал. Просто знал.

Откуда это знание? Откуда уверенность, что именно Сила предупредила его? На основании какого опыта имел такое убеждение? Это Оби-Ван Кеноби обучил его? Почему он соврал, что выдал местоположение базы?

- Думал, что не поверят, - он чувствовал то же разочарование и беспомощность. - Я думал, что если скажу это, мне поверят. Нам нужно было выбираться оттуда.

Почему, когда генерал Риикан приказал ему отправиться на медицинский корабль, он посчитал необходимым убедить его эскорт нарушить приказ? Он намеревался оставить пехотинцев на планете, а сам улететь на крестокрыле в безопасное место? Каковы были последствия его действий? Чего он добился на самом деле?
- Итак, когда вы увидели, что там не было крестокрыла, вы разделились с пехотинцами. Почему? - поинтересовался Дерлен.
- Я хотел дать им шанс скрыться. Это из-за меня они оказались в такой ситуации, поэтому я так решил.
- Что вы собирались предпринять? - Андерс взяла стакан с водой и сделала глоток.
Люк пожал плечами. Он устал, но, наконец, скоро совещание закончится.
- Я пилот, взорвавший Звезду Смерти. Я сын Анакина Скайуокера. Вейдер пришел за мной.
- Довольно высокомерное заявление, мистер Скайуокер! - вмешался С'адаан. - Предположить, что Темный Лорд Ситхов явился только из-за одного человека? Сравнял с землей и убил сотни только ради вас?
- Может и высокомерно, - с готовностью признался Люк, - но это правда.

Он чувствовал.

«Нам предстоит долгий разговор, юноша»

- Таким образом, вы были готовы сдаться повторно в плен, чтобы позволить другим спастись?
- Да.
- Очень благородный поступок, учитывая, что вы уже пережили.
- Разве я поступил не правильно?
- Вы поступила правильно, после стольких ошибок, - заявил С'адаан. Он обратился к датападу, прочитал, и взглянул на Люка. - Я заявляю вам, мистер Скайуокер, что ваши действия выглядят подозрительно. Я также заявляю, джедай, что вы на самом деле захотели вернуться к единственному человеку в Галактике, который мог бы научить вас обращаться с Силой. Что вы, на самом деле, намеревались присоединиться к Империи. Разве это не правда?

В комнате, словно, взорвалась бомба. Нарра кричал, что такое предположение нелепо. Рован встал, призывая командира сесть обратно. Адвокат громко выражал протест, что такие обвинения не были обговорены заранее. Майор Андерс призывала к порядку. Но его разум заполнил белый шум, он слышал, но не понимал, горло сжал страх.

Они же не могли подумать, что он перебежчик. Поверить, что он готов пойти к Вейдеру...

...Не так ли?

...Неужели, они поверят, что он отринул все, чем дорожил и...

- Лейтенант-коммандер Скайуокер!
- Что?.. Что? - он был сбит с толку, в ужасе от такого поворота событий. Кто-нибудь, объясните, что происходит.
- Ответьте капитану, пожалуйста, - поторопил Дерлен.
- Люк, вы ничего не должны говорить, - посоветовал Шермо. - Предлагаю перерыв, чтобы обсудить ситуацию.

Перерыв. Обсудить.

«Нам предстоит долгий разговор...»

- Нет, - Люк совладал с голосом.
Он вздохнул, пытаясь успокоиться, помня, что за спиной сидит Рован. Он посмотрел на суллустанца, спрятав гнев и страх за такое заявление. - Нет, - повторил он. - Я не дезертир. Я бы никогда... Никогда...
- И все же вы добровольно отправились к имперцам.
Люк кивнул, говоря серьезно. - Да, но чтобы выиграть время для Теклы и Хаслама. Не... не... по какой-либо другой причине.

- Как вы думаете, что сделал бы Вейдер?

Люк сглотнул. Он действительно не хотел этого знать, закрыл глаза...

...Лежа в луже по середине каменистой дороги, прижатый коленями штурмовиков, пока руки смыкали за спиной наручниками. Его дернули вверх, он вскрикивает от непереносимой боли вдоль позвоночника, ноги подкашиваются. Они толкают его вперед к ждущему Темному Лорду. Замирают перед их хозяином, удерживая его в вертикальном положении, а он не в состоянии стоять. Почувствовав движение, он поднял голову и пошатнулся, когда Вейдер рукой проводит по лицу. Свет танцует в темноте, его опять держат за подбородок, он снова столкнулся с убийцей отца.

- В этот раз спасения не будет, Скайуокер.

Его тащат вперед, вверх по пандусу шаттла и бесцеремонно швыряют на пол...

- Люк?

Люк открыл глаза. Элен Андерс перегнулась через стол и смотрела на него с беспокойством; на лбу пролегли морщинки. Он потер подбородок, обратил внимание на Дерлена и С'адаана, пытась понять, что сейчас произошло. Все казалось реальным, он как-будто вернулся на Раимар, только на этот раз его схватили.
- Я... Я думаю, меня бы допросили и казнили. Так же, как и любого члена Альянса, - он обратился к суллустанцу. - Я совершал ошибки, капитан, и признаю это. Но я не предатель.
- Спасибо, Люк, - подвела итог Майор Андерс. - Вы и ваш адвокат может покинуть помещение, а мы рассмотрим доказательства, которые вы предоставили. Мы позовем вас, чтобы прояснить и объяснить какие ваши действия, если таковые имеются, будут приняты против вас.

****

Рован остался сидеть на месте, Люк с трудом поднялся и, хромая, вышел из комнаты вместе с адвокатом. Потом он улыбнулся Андерс.
- Что вы думаете?
Она сжала переносицу, пытаясь унять нарастающую головную боль.
- Он многое испытал, но вы это знаете, майор, - ответила она многозначительно.
- Признаю, - Рован упал на стул, где недавно сидел Люк, Нарра передвинулся ближе.
- Люк талантливый пилот, с природными инстинктами, - поделился коммандер. - Он обладает лидерскими качествами и навыками, которые...
- Он безрассудный и опрометчивый, - с ухмылкой опроверг С'адаан. - Его действия на Раимаре могли иметь серьезные последствия. Он не подчинился прямому приказу, и, как ни прискорбно, должен понести наказание. Он может быть одним из самых ценных наших сотрудников, но мы не можем закрывать глаза на факты.
- Он не отдавал себе отчет из-за травм и событий на Эскаале, - мягко сказала Андерс. - Это повлияло на его решения.
- Но если он действительно переставляет опасность для Альянса, - задал вопрос Рован. - Если заинтересованность Вейдера им, представляет для нас угрозу?
Дерлен нахмурился. - О чем вы говорите? - он взял датапад и ткнул в сторону Рована. - Ваши зашифрованные вопросы и намеки относительно Вейдера, по вашему, должны нас заставить усомниться в Люке?
- Нет, - возразил Рован. - Мои вопросы были разработаны, чтобы Люка начал думать над ситуацией с Вейдером. Я расшевелил его немного. Он должен понять, как другие могут отреагировать, учитывая его дар... На данный момент он слабое звено.
И он что-то скрывает; язык тела Люка изменилось, когда его спросили, как он узнал, что базу скоро атакуют.
- Как вы думаете, мы должны его изолировать? - Дерлен хотел знать. - Если Вейдер настолько одержим молодым человеком, возможно, следует позволить ему уйти?
- Мы только вручим его Вейдеру, если так поступим, - возразил Рован.
- Тогда Люк умрет, - сказал Нарра, качая головой, потрясенный финалом беседы. - Я не верю своим ушам. Что и почему мы обсуждаем? Простой разбор полетов превратился в нечто другое. Люк - один из самых честных и надежных людей, которых я знаю. Я обязан ему жизнью два или три раза.
- Расслабьтесь, коммандер, просто мысли в слух. Заинтересованность Вейдера относительно Скайуокера интригует, учитывая, что он, якобы, убил отца Люка, - хотелось добавить, что Темный Лорд не желал смерти молодому человеку, но такое заявление добавить лишних вопросов. Они будут настороже, присматриваться к действиям Скайуокера, как он и намеревался. Он нуждался в них, чтобы не выглядеть самому подозрительным.
- Вейдер убил много отцов, - прямо сказал С'адаан. - Люк - пилот, разрушивший Звезду Смерти, только это выделяет его среди нас, и делает главной целью.
- Еще Сила, - напомнил Рован.
- Господа, пожалуйста, - прервала Элен. - Мы удаляемся от темы. Для Люка и нас был трудный и долгий день. Я бы хотела съесть что-нибудь и выпить что-то покрепче, - она посмотрела на Рована. - Решение было принято еще до этой встречи, не так ли, майор?
Рован улыбнулся, кивнул комиссии.
- По-видимому, генерал Риикан значительно остыл и теперь рассматривает действия Люка в ином свете.
Нарра выглядел ошеломленным. - Вы уже решили? Вы заставил пройти Люка через это, а решение давно принято?
- А что бы вы предпочли, коммандер? - поинтересовался Рован. - Желаете официальное слушание и обвинение для вашего заместителя?
- Нет, конечно, нет, но ...
- Тогда давайте заканчивать, - подвела итог Элен. Она, действительно, хотела выпить, а еще обезболивающее от головной боли.

****

Когда Люк вошел в комнату, все стулья убрали. Он одиноко встал перед столом, чтобы выслушать дальнейшую судьбу; адвокат, как и Нарра с Рованом, пристроился позади него у стены.

Майор, сидящая по центру стола, была собрана и официальна.
- Мы выслушали свидетелей и вас, и готовы огласить решение.

- Смирно.

Люк вытянулся по мере сил, смотря вперед, пока майор зачитывала приказ с датапада.

- Лейтенант-коммандер Скайуокер. Касаемо событий на Эскаале, мы находим ваши действия в соответсвии с обстоятельствами. Вы следовали согласно инструкции Альянса, и мы пришли к выводу, что ваши действия не скомпрометировали Альянс. В действительности, мы признаем, что ваше поведение достойно восхищения, и рекомендуем объявить вам благодарность с занесением в личное дело.
- Тем не менее, - продолжила она, сверяясь с данными. - Мы также принимаем во внимание ваши действия на Раимаре. Вы подтвердили, что ослушались прямого приказа генерала Риикана, вы убедили двух пехотинцев сделать то же самое в сомнительной попытке помочь при эвакуации. Несмотря на самоотверженность этой попытки, она была безрассудна, ваше безрассудство привело к серьезным травмам у сержанта Теклы Д'амалан.
- Если состоится военный суд, то вас, наверняка, признают виновным в нарушении порядка и дисциплины. Тем не менее, на основании медицинского заключения, полученного нами, мы пришли к выводу, что вы находились под влиянием посттравматического стрессового расстройства и не были в состоянии адекватно оценивать свои поступки. Таким образом, из-за смягчающих обстоятельств, было вынесено решение провести разбирательство в неформальной обстановке. Однако, если вы хотите рассмотрения дела на военном трибунале, это ваше право, - она замолчала, взглянула на него снизу вверх. - Вы хотите, чтобы я продолжила или будете настаивать на военном трибунале?

Люк сжал челюсть, в данный момент его одолевали противоречивые чувства. С одной стороны, он был рад, что скоро все закончится, ему не нужно сталкиваться с трибуналом, а с другой - злился, что они считали его нарушителем.

- Пожалуйста, продолжайте, мэм.
- Хорошо, лейтенант-коммандер Скайуокер. Вам заносится письменное предупреждение в личное дело. Любое повторное нарушение приведет к полному официальному слушанию. Вы будете посещать медицинский центр, так как ваше физическое и психологическое здоровье вызывает сомнение, о пропуске посещений или опоздания будет сразу доложено дисциплинарному комитету. До тех пор пока вас не признают годным к полетам, вы остаетесь на земле. Вам подыщут легкие обязанности. Я напоминаю и приказываю вам, что все, сказанное сегодня является конфидециальным и не подлежит разглашению за пределами этой комнаты. Настоящим вы освобождаетесь из-под стражи. Явиться на доклад к командиру Нарра в 6:30 для дальнейших указаний. Свободны.

Люк повернулся на каблуках и вышел из комнаты, намеренно не смотря в сторону Рована.

****

Это был долгий день и настало время его завершить. Прихватив сумку, Рован вышел из комнаты. Он прошел мимо спешно собранных строений, похожих на те, где его расквартировали. Он знал, что ему повезло: как и большинство офицеров, он имел крышу над головой, койку для сна и уединение. Многие из младших чинов размещались по несколько человек в палатках. Походило на древний военный лагерь, который он видел в материалах по истории на Корусканте. И пахло, вероятно, так же. Слишком много существ скучены на небольшом пятачке у подножия вулкана. Пока Рован добирался до места, базу накрыла ночь.

Но даже с наступлением темноты, не прекращался шум: рев двигателей взлетающих и заходящих на посадку кораблей, возгласы и выкрики со стороны тренировочных площадок, где бегала пехота, треск возводимых сооружений, грохот от горы.

Скайуокера разместили на другой стороне комплекса возле ангаров и посадочных площадок вместе с другими пилотами. Люк тоже был офицером и имел право на отдельную комнату в скромных жилищах.

На входе он почти врезался в огромного вуки, выходящего из комнаты.

- Прошу прощения, - машинально буркнул Рован. Он попятился назад, подняв руки в примирительном жесте, готовый извиниться еще раз.
- Ты парень, который вернул Люка? - сказал ему человек с кореллиансикм акцентом.

Рован напрягся, готовый защищаться, встревоженный, каким тоном заговорил незнакомец. Интересно, он успел переговорить с пилотом, Веджем, свидетелем его приземления с Люком на Раимаре?

- Я хотел бы тебя поблагодарить, - продолжил мужчина, не давая Ровану возможности ответить. - Не говори Люку, но парень очень много значит для меня. Знаешь, у него просто талант влипать в неприятности.

Рован действительно знал, а также видел.
- Не стоит благодарности, - ответил он.
Кореллианец порывисто протянул руку.
- Хан Соло, - он ткнул пальцем на вуки, - это Чубакка, мой первый помощник. Если тебе что-то понадобится, просто скажи.
- Буду иметь это в виду, - заверил его Рован, сразу отметая предложение про себя.
Он посмотрел на дверь комнаты, откуда вышел Соло. - Люк ...
- Малыш в порядке, немного расстроен из-за выговора, но переболеет.

Так, Люк уже нарушил приказ и рассказал итоги встречи. Рован задавался вопросом, что он еще выложил своему другу.
- Приятно слышать, - признал Рован и кивнул в сторону комнаты. - Как вы думаете, он примет еще посетителя?
- Конечно, - радостно подтвердил Соло. - Просто удостоверься, что он не погрузился в себя. Пошли, Чуи, - позвал Хан вуки.

Рован повернулся к двери и легонько постучал. Он вдохнул, в ожидании, спрашивая себя, какой прием получит.

****

Люк снял майку через голову; нижняя часть спины сразу отреагировала покалыванием. Он бросил одежду на пол, слегка почесал заживающее плечо.
В дверь постучали и Люк, с притворным раздражением, поинтересовался, что Хан забыл на этот раз; столько материнской заботы от кореллианца он уже не выносил. Провел ладонью по сенсору, открывая вход. Улыбка тут же исчезла с лица, и он невольно отступил назад.

- Лейтенант-коммандер, - поздоровался Рован.

Люк не знал, как реагировать. В голове мелькал калейдоскоп из картинок, звуков и чувств; раздеться перед этим человеком, избитый им. Приказы дроиду, приказ подвесить к потолку, дать надежду и растоптать. Воспоминания о боли и страхе были настолько сильны, что тело бесконтрольно покрылось дрожью. Люк страдал от смущения и унижения, стыдясь своей спонтанной реакции.

- Я прошу прощения, если я пришел в неподходящее время.

Люк изо всех сил заставил себя успокоиться.
- Что ты хочешь? - с трудом выдавил он.

Рован проигнорировал нарушение субординации, посчитав, что пилоту, в данный момент, трудно обращаться к нему «сэр». Но он должен будет это выучить. Майор снял сумку с плеча и протянул молодому человеку.
- Хочу вернуть кое-что, - ответил он, внимательно следя за реакцией Люка.

Скайуокер не двигался. Он смотрел на сумку, не желая принимать что-либо от майора. Но кажется догадался, что в протянутой сумке - самое ценное в его жизни. То, что казалось навсегда потерянным на Эскаале. Он неохотно протянул руку и взял сумку. Ничего не сказав, отвернулся, закрывая дверь.

Рован перехватил створку.
- Люк...
- Уйдите, - проговорил еле слышно пилот, так и не обернувшись. - Просто уйдите.

Майор изучал спину Люка, отметил заживающий шрам от бластерного ожога, обесцвечиванную кожу на пояснице, куда прикасался пыточный дроид, и не чувствовал никакого раскаяния. Он сделал то, что было необходимо на тот момент.
- Вы должны кое-что знать.

Люк повернулся, борясь с чувствами.
- Мне ничего от вас не нужно, Дейд, - он нарочно обозвал Рована этим именем.
- Я бы сделал это снова, - прямо сказал майор. - Я защищал своих людей и Сеть. Тейн и Исла были моими друзьями. Они погибли, пытаясь спасти твою жалкую шкуру, не позволяйте их смертям быть напрасными, - произнес он в закрывающуюся дверь.

Люк на секунду застыл, а потом колени подкосились, и он упал на койку. Он крепко вцепился в сумку; тело дрожало от страха и гнева. Тяжело дыша, он пробовал восстановить контроль над телом, унять панику. Разжал кулаки, опустил сумку и заставил себя ее открыть. Внутри оказался только один предмет.

Его световой меч.

В последний раз он видел его в камере, свисая с потолка. Рован показал меч, доказывая, что явятся Дейдом, командиром Сети, и вместо спасения собирался передать Вейдеру.

Он вынул меч, повертел цилиндр в руках, отметив грязь на рукоятке. Он спрятал его под камнем на Эскаале, тогда как Рован его нашел? Но спрашивать не собирался. Люк активировал меч, вспыхнул голубой клинок, заполняя комнату гудением. Он улыбнулся, почувствовав, наконец, себя хорошо. Ощутив себя дома.

Дом...

Теплый воздух и солнечный свет. Желтый песок, золотые дюны и красные скалы.

Женщина в простой одежде, зовет домой...

"Люк?"

Нежная рука гладит по щеке.

Он нахмурился, вспоминая сон. Сон о доме, который он увидел во время выпавших испытаний, память о мире и любви. Голос тети, шепчущий на задворках сознания, пытаясь что-то ему сказать.

«Люк, ты его слабость...»

Темный силуэт у могилы его бабушки. Высокая фигура в капюшоне, защищеная плащом от ветров Татуина.

«В тебе есть сила, что он жаждет»

Он нахмурился, озадаченный видениями, и выключил меч. Он понятия не имел, почему пришли образы, что они значат, есть ли в них смысл, о ком говорила тетя. Он знал только, что сны помогли ему продержаться в самых мрачных и безнадежных моментах, остановили от разглашения местонахождение Раимара. Они помогли ему не подпустить Вейдера.

Он поднял брошенную майку с пола и воспользовался ею, чтобы вытереть грязь и сажу с металлического корпуса меча. Он пожалел, что не может так же легко стереть воспоминания об Эскаале.

****

Когда Рован услышал звук отключающегося оружия, он повернулся и направился обратно в свою комнат.

* в оригинале диалог звучит как:
- The oldest trick in the book. Старый трюк из книги.
- Похоже, они ее не читали.

** Еле перевели это болото, анахронизм.
Для Люка скорее сравнить себя с дюной, ИМХО.

Сообщение отредактировал Солярис - 24 Март 2016, 10:21
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Солярис
сообщение 23 Май 2016, 16:08
Сообщение #324



Иконка группы

Группа: Постоялец
Сообщений: 516
Регистрация: 6 Февраль 2014
Из: Новосибирск
Пользователь №: 9439
Раса: Бегунец



Глава 27

Конфликт

С самого начала атаки постоянно шел дождь, и теперь, спустя несколько дней, почва пропиталась водой, превратившись в липкое грязное болото. После того, как несколько машин застряло в глубокой грязи, шагающие танки отозвали на «Исполнитель». Поиском уцелевших повстанцев, застрявших на планете, занялись отряды пехоты и танки на репульсорах.
Захваченную базу и окрестности обыскивали до тех пор, пока не отловили последних спрятавшихся повстанцев. Новых пленных загнали к тем, кого взяли во время штурма. Повсюду раздавались бластерные выстрелы: штурмовики добивали раненных, измученных болью и слабостью: после взятия в плен их просто оставляли валяться на земле в открытых загонах. Офицеры выкрикивали приказы, вытаскивая из толпы тех, из кого, по их мнению, можно было выжать полезную информацию. Отобранных сковывали цепочкой и конвоировали в ожидающие шаттлы.
Остальных повстанцев, притихших и понурых после нескольких дней допросов, выстроили перед расстрельной командой. Дарт Вейдер бесстрастно наблюдал, как многие из них поднимали лица к небу, позволяя воде струйками стекать по коже. Они знали, что этот дождь – последнее, что им суждено ощутить, и наслаждались краткими мгновениями перед смертью. Гремели выстрелы, скрюченные тела падали на землю, и на их место приводили новую группу.
Вейдер отвернулся: он знал, что вода стекает с его маски, понимал, что, как и мертвые повстанцы, больше никогда не почувствует капли дождя на лице. Ситх позволил очередному механическому вдоху обжечь легкие, разрешил боли пройти сквозь себя, слился с нею в единую сущность. Это помогло смягчить ощущение потери, тоску, что против воли преследовала его с самого Эскаала, когда Люка выхватили у него прямо из-под носа, и вспыхнула с новой силой, когда истребитель сына скрылся в облаках. Боль смягчила горечь утраты и разожгла в нем ярость.

Выдыхая, Вейдер сжал кулаки. Мокрая кожа скрипнула, натянувшись поверх искусственных пальцев. Никаких ощущений: ни дождя, ни прикосновения. Одна лишь боль всегда оставалась верна Темному Лорду, и он привык к ней, научился использовать, чтобы становиться сильнее. Именно этот способ он предложил Люку на Эскаале. Боль, ярость, ненависть стали для Вейдера источниками Силы, способом продвигаться вперед. Ярость и ненависть к тем, кто причинил ему боль.

Оби Ван.

Джедаи.

Но их больше нет. Ты покончил с ними, отомстил сполна.
Нет, не сполна. Они забрали твоего сына, твоё дитя, настроили против отца.
Ты ударил его, и теперь он страшится тебя.
И правильно делает.
Ты ведь убил его мать.
Или же нет, и старый кошмар обернулся реальностью?
Падме уверяла, что это всего лишь сон.
Её он тоже должен ненавидеть, презирать это имя, не вспоминать о ней.
Он изменился.

«Оби Ван был прав. Ты стал другим»

«Я не могу оставаться правильным джедаем… Я жажду большего!»

Он закрыл глаза, услышав эхо собственного голоса: молодого, не искаженного маской и болью.
В тот самый миг он ни в чем не был уверен, чувства раздирали его изнутри, он не знал, что делать.

Конфликт.

«Ты должен выбрать!»

И он выбрал. Выбрал могущество, чтобы спасти свою любовь. Но могущество предало его беспощадно, выпотрошило, ограбило. Превратило в оболочку для темной стороны, оставило слугой Сидиуса, полностью во власти Императора, обрекло выполнять приказы.

«Я жажду большего…»

Главная беда заключалась в том, что ему всегда не хватало обретенного, он всегда стремился к большему. Быть джедаем – слишком мало, любовь тоже не смогла заполнить пустоту, и даже власть не утолила его жажду.
Так продолжалось до той самой минуты, когда он узнал о существовании Люка. И наконец догадался, чего хочет, что ему необходимо, чтобы удовлетворить все свои стремления. Анакин ничего не понял, когда Падме призналась, что беременна. Был слишком молод, слишком слеп, чтобы осознать, что значит привести в мир дитя.

«Наш ребенок – благословение…»

Он до сих пор без труда мог вспомнить, как она выглядела в тот миг. Деревянный резной кулон, лежащий на нежной шее, огромные глаза, ищущие уверенность в его взгляде. Он убедил Падме, что все будет хорошо, но сам терзался сомнениями. Мир стремительно изменялся, джедаи и канцлер сражались за власть, а они с Падме оказались в ловушке между двумя силами, пешками в чужой игре. Ребенок только добавлял проблем.
Вейдер закрыл глаза, стараясь сфокусироваться, отдалиться от воспоминаний: после того как он узнал, что их сын выжил, они все чаще и чаще всплывали на поверхность из глубин памяти. Ситх не хотел иметь отношения к этим воспоминаниям, принадлежащим другому времени и другому человеку. Он перестал быть Анакином Скайуокером.
Но это не помешало ему заявить права на сына джедая.
Вейдер издал короткий яростный рык: издевательский внутренний голос слишком сильно напомнил ему Оби Вана. Как он, с самодовольной улыбкой, произносил слова, указывая своему падавану на очевидное. Как жаль, что Оби Ван уже мертв! Старик не суждено было дожить до того дня, когда Люк будет принадлежать ему. До дня, когда Люк станет подле своего отца и… внезапно – гнев, переплетенный с беспокойством.

Искорка в Силе. Вейдер с легкостью поймал её, проследил путь и улыбнулся, опознав в Силе Люка. Он нашел своего сына. Мальчик обеспокоен, его раздирают на части сильнейшие внутренние чувства, а ещё…

«Ты его слабость»

Темный силуэт над могилой его матери. Высокая фигура в плаще, капюшон надвинут на лицо, защищая от ночных ветров татуинской пустыни.

«Внутри тебя сила, которой он жаждет»

Вейдер знает отразившийся эхом голос, но никак не может вспомнить. Уверен, что слышал его совсем недолго и много лет назад. Напрягается сильнее, стремясь больше узнать, больше увидеть. Странно, что действие происходит на Татуине.
Этот голос, он похож на…

«Это моя невеста, Беру». Беру…

Та девушка, на которой в конце концов женился Оуэн Ларс. Женщина, которую Люк называл тётей. А потом её казнили вместе с мужем, за укрывательство дроидов принцессы.
Вейдер призвал Силу. Отправился по следу образов, что Люк неосознанно рассылал во все стороны. Лучевой меч. Голубой клинок выключен. Ткань оттирает грязь и пятна со знакомой рукояти. Помещение, маленькое, необжитое. Гора за окном, её склон покрыт влажной зеленью, а вершина прячется в облаках клубящегося дыма из…
– Милорд?
Вмешательство заставило его взреветь, потому что картина рассыпалась перед внутренним взором, и Вейдер не стал сдерживать гнев. Он выбросил вперед руку, и посмевший обратиться к лорду лейтенант отлетел в сторону, шлепнулся на землю и прокатился по лужам. Внезапно воцарилась тишина, так как и штурмовики, и офицеры прекратили все свои дела, чтобы взглянуть в их сторону. Вейдер проигнорировал напряженные взгляды, подошел к упавшему офицеру, наклонился и поднял дрожащего от страха человека на ноги.
– В чем дело, лейтенант? – спросил, не скрывая раздражения.
Офицер попытался вытянуться по стойке смирно и внятно выговорить слова из-под слоя грязи, покрывшей лицо.
– После... последние пленные отправлены в расход, – молодой человек сглотнул, стараясь не смотреть на возвышающегося над ним Темного Лорда. На человека, отшвырнувшего его в грязь даже не прикоснувшись.
– Офицеров мятежников переправили на корабль, и патрули не обнаружили новых следов беглецов.
– Тогда нам здесь больше нечего делать. Разрушьте всё, что еще осталось от их базы и отзовите своих людей, – Вейдер отвернулся, и его взгляд упал на дорогу, на то место, где всего несколько дней назад стоял его сын. Одинокий, исполненный решимости. Так близко…
– Да, милорд, но…
На этот раз Вейдер заставил себя сдержать нетерпение, оторвал взгляд от дороги и оглянулся.
– Что еще? – прорычал он.
Молодой человек нервно сглотнул.
– Поступил вызов из Центра Империи. С вами желает говорить император, сэр.

***

Преклонив колено перед голографическим изображением Дарта Сидиуса, Вейдер произнес слова, заученные столь надежно, что они срывались с губ сами собой, без его ведома.
– Каково будет ваше распоряжение, Повелитель?
Палпатин наклонился вперед, возвышаясь над своим слугой.
– Вы не на Эскаале, друг мой.
– Нет, Повелитель, я последовал за пилотом повстанцев на Раимар и разрушил базу мятежников…
– Вам поручили разобраться с ситуацией на Эскаале. Найти пилота бунтовщиков, наказать его так, чтобы эта казнь стала примером для остальных, усмирить местное население, – напомнил император.
– Местное население больше не осмелится подвергать сомнению вашу власть, Повелитель, – заверил Вейдер, – однако несмотря на то, что пилота взяли в плен и допросили еще до моего прибытия, его освободил старший следователь, который…
– Мне известно об этом, – оборвал его император, – майор Рован разочаровал меня. Многообещающий офицер поддался жалости, посочувствовал мятежному мальчишке. Они оба ответят за это, когда попадут ко мне.
Это заявление вызвало тягучее ощущение страха внизу живота. Сидиусу доложили о предательстве Рована, следовательно, ему должно быть известно, что арестованный пилот – Люк. Имя повстанца, разрушившего Звезду Смерти, выяснили некоторое время назад, но они до сих пор не обсудили этого друг с другом, и ни один из них не признал открыто, что Люк – сын Вейдера. Темный Лорд не мог не удивляться, в какую игру с ним играют.
– Я буду преследовать их, Повелитель, – поклялся он, вопреки собственным сомнениям, – и доставлю их к вам.
– Всему свое время, друг мой, – с улыбкой успокоил его Сидиус, – у меня есть для вас другое поручение, иной природы. Пора заканчивать с этим смехотворным восстанием. Повстанческий Альянс следует поставить на колени. Население галактики должно понять, что они всего лишь террористы и бунтовщики.
– Так точно, Повелитель, – согласился Вейдер.
Палпатин продолжил:
– Научно-исследовательская станция на орбите Кусреана устарела морально и физически. Я собираюсь перевести ученых в современные условия, чтобы продвинуть их исследования. Вы лично проследите за закрытием лабораторий и переводом персонала, чтобы гарантировать, что все пройдет как следует.
– Но Повелитель, эта задача… – начал было протестовать Вейдер, не понимая, почему ему поручают столь ничтожное задание. Подобное поручение было настолько ниже его положения, его…
– После того, как станцию эвакуируют, вы переоборудуете её в перевалочный пункт для беженцев. Заполните её вдовами и сиротами, жертвами этой войны.
Окончательно перестав что-либо понимать, Вейдер попытался ещё раз.
– Повелитель, я…
– Трансфер персонала должен произойти в обстановке крайней секретности. Официально лаборатория остаётся рабочей. Вас должны там увидеть, узнать, что вы лично присутствуете на станции. Организуйте утечку информации для ботанской разведывательной сети: пусть узнают, что кусреанская станция получила новое оборудование, а местные ученые совершили прорыв в разработке биологического оружия.
Вейдер с трудом успевал следовать за мыслью императора.
– Вы готовите ловушку, – пришел он наконец к выводу.
Император усмехнулся, глаза блеснули желтым.
– Повстанцы нанесут удар. Пагубная сентиментальность заставит их действовать, как только они узнают о эксперименте. Они атакуют Кусреан, пребывая в уверенности, что взрывают лабораторию по производству биооружия, а разрушат убежище, полное беженцев. Галактика возмутится смертью гражданских, гибелью сотен беспомощных существ. Восстание потеряет поддержку множества планетарных систем, это позволит нам использовать их временную слабость. Вирус, вшитый в данные для ботанов, позволит нам отследить передвижения их флота. Тогда мы вычистим нашу контрразведку от продавшихся мятежникам диверсантов и нанесем жалкому восстанию один решительный удар, – он сделал паузу, смягчил голос, – после этого вы сможете снова заняться поисками своего пилота.
Вейдер склонил голову.
– Как пожелает мой Повелитель.

***

Дарт Сидиус выключил передатчик и повернулся к широкому панорамному окну, обрамлявшему вид на сумерки в Центре Империи. Башни и пики вспарывали темнеющее небо, а в вышине над ними линии для воздушного транспорта кишели машинами, как и в любое время суток. Еще выше величественные звездные разрушители, силуэты, очерченные на фоне угасающего солнечного света, проплывали через атмосферу, окруженные роями патрулирующих тай-истребителей.
Он улыбнулся спускающейся темноте. Все так, как и должно быть. Он, ситх, снова восстановил их империю. Десятки поколений ситхи скрывались, передавали знания от учителя ученику, но теперь галактика снова в их власти! И на этот раз не будет отступления, капитуляции и потерь. Некому выступить против них: джедаев больше нет.

Его подмастерье был ключом к победе, молотом в его руках. Драгоценный джедайский Избранный, тот, кто должен был восстановить баланс в Силе, принес Ордену только разрушение, и сделал это с рвением и страстью. Стремление к мести обуяло его так сильно, что он едва не превзошел своего учителя. Сидиус улыбнулся. Да, все так, как и должно быть.
Включая это восстания. Оно не могло не случиться, иначе как бы он правил? На чём бы сосредоточился, к чему приложил усилия? Что оправдало бы централизацию власти в его руках? Как бы существовал, если нечего подавлять и сокрушать?
Восстание сослужило свою службу, и со временем он сотрет их в пыль, как поступил с джедаями и с сепаратистами. А после этого подождет, пока следующий одинокий голос выступит против него, позволит этому голосу вырасти и расцвести, собрать сторонников, даст ему надежду. После чего уничтожит его точно также. Это и было его целью, любимой игрой, способом упрочнять свою власть, его Тьмой.

Конфликт.

Тонкие губы поджались, когда он взвесил слово, глаза засверкали желтым.
Похоже, что Дарт Вейдер переживал свой собственный конфликт. Пилот повстанцев, молодой Скайуокер, затронул чувствительную струну в душе его подмастерья. Возможно, он совершил ошибку, позволив этой струне натянуться.
Он думал, что как только Вейдер разочаруется, как только столкнется с невежественным юнцом, и избавится от необученного мальчишки тем же образом, как избавился от юнглингов в Храме. Однако оказалось, что щенок обладает большей силой, чем предполагалось, и сумел впечатлить Вейдера, вызвать его гордость. Чувства подмастерья к сыну звенели в Силе. Вейдер стал одержим мальчишкой, практически потерял способность думать о чем-либо ещё. Именно эту его черту Сидиус использовал в прошлом, чтобы манипулировать Анакином в своих целях.

«Познать мощь Темной стороны Силы. Могущество, способное спасти Падме»

Он сцепил пальцы в замок, уперся костяшками в подбородок, наблюдая за потоком машин, маршруты и следы в небе от транспортов пересекались в затейливую сеть перед его глазами, точно так же, как линии Силы переплетались перед внутренним взором.
Мальчишка был силен, даже он ощутил это, когда Сила поддерживала парня во время испытаний на Эскаале и далее. Сидиус ощутил всплески света, когда мальчик пытался защитить себя, почувствовал, как его сияние, пусть ненадолго, потеснило Тьму. Но ощутил так же и нечто иное: под светом, в глубине души пилота, бурлили страх и гнев, ненависть. Чувства настолько сильные, что тени пели в резонанс с мощью юноши.

Позже он просмотрел записи допросов с Эскаала, услышал, как Рован признался, что командует местным Сопротивлением, наблюдал, как Вейдер изучал своего избитого и окровавленного потомка, видел, как парень боролся с собой, не поддаваясь пыткам, и как он выиграл битву.
Возможно сын Скайуокера заслуживает более пристального изучения. Возможно следует присмотреться к расцветающей в нем Силе. Возможно, о, это всего лишь потенциальная возможность, что мальчишка может пригодиться.
Отец, сражающийся против сына, не знающего о своем происхождении.
Отец, выступающий против сына, ставшего на сторону врага.
Сын, не осознающий своего могущества.
Сын, способный повергнуть в прах восстание.
Избранный и его сын.

Сидиус улыбнулся и отвернулся от окна, подол его робы мягко шелестел по полу, когда он возвращался обратно к передатчику. Он быстро ввел секретный код, встраивающийся в сигнал. Долго ждать не пришлось.
– Приказывайте, мой император, – склонилась маленькая фигурка.
– Ты на месте?
– Да, мой Повелитель.
– А юный Скайуокер?
– Его подвергли надлежащему наказанию.
– Хорошо. Я доволен тобою.
– Вся моя жизнь – в служении вам.
Палпатин проигнорировал заискивания.
– Я изменяю твоё задание: наблюдай за юным Скайуокером, за его действиями на пользу восстанию. Обращай особое внимание на любое применение джедайских способностей, которое он проявит, и на любое задание, которое приблизит его к лорду Вейдеру.
– Как вам будет угодно.
– Следи за ним, – предупредил Темный Лорд, – не упускай его из виду.
– Слушаюсь, мой Повелитель, – фигурка склонилась еще ниже, и Сидиус оборвал связь.
Да, все идет так, как и должно.

Сообщение отредактировал Солярис - 23 Май 2016, 16:12
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Солярис
сообщение 8 Июль 2016, 20:04
Сообщение #325



Иконка группы

Группа: Постоялец
Сообщений: 516
Регистрация: 6 Февраль 2014
Из: Новосибирск
Пользователь №: 9439
Раса: Бегунец



Глава 28 Легитимная цель Часть первая

Маленький дроид стоял деактивированный, пока рядом с ним работал человек. Он пальцами скрутил провода, обходя центральный блок обработки данных. Человек припаял крошечную систему на место, скрывая ее среди старых, больших приводов машины. Затем он подключил оптическое реле и протестировали новую сеть; человек сел на корточки и улыбнулся от проделанной работы. Даже дроид не узнает об новых изменениях.

***

Люк Скайуокер заправил рубашку в брюки, застегнул ширинку и потянулся за сапогами. Обувшись, сидя на кушетке, он встал и взглянул на себя в зеркало, висевшее над раковиной. Плохая идея... Лицо, отраженное в зеркале мед.центра, выглядело усталым и напряженным. Нервным. Опухшие веки, черные тени под глазами. Бледные щеки, тусклые волосы, висящие безжизненной паклей. Люк отвернулся, прежде чем смог заметить больше. Он практически наверняка знал, какими будут результаты тестов. Он не был готов к полетам. Понуро Люк застегнул пояс с оружием, поправил кобуру с бластером и пристегнул световой меч на петлю. Затем сел обратно на кушетку в ожидании медика, который не заставил себя долго ждать.
- Итак, - начала доктор, заходя в комнату, не отрывая взгляда от деки с данными. - Кровь в норме. Травма позвоночника заживает и любые остаточные явления должны пройти в ближайшие несколько дней. Плечо в норме, шрамы от выстрела проходят. Трещина в лодыжке срослась, хотя вы можете испытывать некоторую слабость во время физических упражнений в течение еще нескольких недель.
Она замолчала. - Ваше кровяное давление немного повышенное, но в пределах нормы. Вы все еще плохо спите, верно? - спросила она с долей беспокойства.
- Так заметно, да? - Люк выдал самоуничижительную улыбку.
- Отчет доктора Терриман показывает, что вы делаете успехи, Люк. Лечение посттравматического стресса может занять некоторое время и...
- Док, у меня нет времени, я пилот. Мой отряд нуждается во мне. У нас не хватает пилотов и...
Она махнула на него рукой, не отрывая взгляда от деки. - Ваше место в команде по-прежнему остается за вами, вернетесь, когда вас признают годным к полетам.
- Я чувствую себя прекрасно, - возразил Люк. - Ничего не болит, и...
- Люк, - вздохнула она, и посмотрела на него. - Вы знаете, что пока у меня не будет отчета от доктора Терриман, подтверждающего, что вы психически здоровы, я не могу допустить вас до полетов...
Люк спрыгнул с кушетки. - Все еще под домашним арестом, - заявил он, признавая поражение.
Врач сочувственно улыбнулась. - Пока, да.
- Спасибо, док, - хотя в голосе не было ни капли благодарности. Он был расстроен, зол, его желанием было вернуться к истребителям, ринуться в бой.

Вернуться...

- Встретимся в следующий раз, - сказала она ему по-доброму.

Люк просто кивнул в знак согласия, прежде чем вышел. Он пробрался через толкущийся персонал центра и направился к ангарам. Остановился у массивных дверей, слушая безобидные шутки и смех пилотов и техников, которые заглушил рев двигателей. Он вдохнул запах топлива и моторного масла, смешанного с серой от вулканически испарений.

Даже вид массивной горы больше его не тревожил. Он хотел большего, намного большего, чем утомительное существование под служебными обязанностями и надуманными объяснениями... Он был пилотом, бойцом...

...рыцарем-джедаем, как мой отец...

Он закрыл глаза, внутри росла горечь, раздражение и злость. Он не был джедаем, ничтожный шанс достичь этой великой цели не имея того, кто бы смог его обучить.

- Эй, Иззи, мне нужен гидрогаечный ключ!

Люк поморщился от раздавшего крика из ангара и развернулся на пятках. Он не должен быть здесь, это неподходящее для него место. Здесь он только будет чувствовать себя хуже.

Но куда еще идти? Следующая смена только в 18.00; в его комнате слишком пусто и неприветливо; в столовой полно народа; ангары напоминали о том, чего ему недоступно. Он устал проходить симуляторы. Хан был далеко, а Лея застряла на совещании.

Он чувствовал себя потерянным и одиноким, не имея представления, куда направиться дальше. Желудок скручивало, но причину он не мог определить... в этот раз не было настойчивого желания бежать: никакой угрозы. Он посмотрел на поднимающийся дым от вулкана и улыбнулся. Ну, не было никакой угрозы... пока...
Нет, ни вулкан, ни Империя были причиной странного чувства. Он вспомнил, это случилось однажды: на Татуине. Он почувствовал это в ту ночь, когда стоял возле фермы и смотрел на умирающие солнца...

Накануне своей новой жизни: смерти старой.

Но что это чувство означало сейчас? Что-то произойдет?

Люк встряхнулся от мыслей, чем больше он придавался раздумьям, тем более становился угрюмым, воспоминания, которые он хотел избежать воскресали в памяти и...

"Все в порядке, все хорошо. Скоро все закончится..."

- Проклятье, - выругался он, заставляя шепот Дейда замолчать. Этого он хотел избежать, старался забыть.

"И ты проиграешь..." возник голос Вейдера.

- Черт, - прошептал Люк. Он провел дрожащей рукой по волосам, явственно вспоминая маску Вейдера всего лишь в паре сантиметров от лица. Без понятия, куда он направляется, Люк сделал шаг вперед. В данный момент он просто знал, что должен покинуть это место пока его не увидели, и не начали задавать вопросы: как он, как они скучают по нему, когда вернется к команде.
Он ускорил шаг, стараясь не думать, но пронизывающий свист позади него заставил его испугаться, и он обернулся.
- Привет, Арту, - сказал Люк. - Мы по-прежнему на земле, - он указал сторону ангаров.
Маленький дроид мягко протрелькал.
Люк не имел ни малейшего понятия, что сказал Арту, но звучало как сострадание.
- Спасибо, - юноша был признателен.

Люк внимательно посмотрел на дроида. Иногда он чувствовал, что маленькая машина была больше другом, чем механическим устройством. Иногда он чувствовал, что Арту может гораздо точнее, чем любой из его человеческих друзей, понимать его чувства. Еще он был обязан своей жизнью и свободой Арту. Тем не менее, он не мог поговорить с дроидом. Он не мог объяснить, что действительно чувствует, потому что знал, что Арту не очень его понимает.

Если бы только Лея не застряла на заседании совета. А Ведж не готовился к патрулю. Надо было согласиться на неоднократные предложения Хана присоединиться к нему и Чуви...

- Давай, малыш. Это убивает тебя. Возьми отпуск, ты это заслужил.
- Не думаю, что мне позволят, - он покрутил бутылку пива в руке, поднес к губам и сделал большой глоток горькой жидкости.
- У них не останется выбора, если ты подашь в отставку, - Соло откинулся и положил ноги на голодоску. - Повторю еще раз, бороться с Империей можно разными способами. Пойдём со мной и Чуи, будем поставлять продукты! Красота, а не жизнь!
Люк рассмеялся. - Теперь это так называется?! В последний раз ты говорил по другому, когда Сокол...
Хан поморщился. - Не напоминай... Но я выбрался оттуда, летаю, а не застрял на куске камня в ожидании, когда эта треклятая штука взорвется. Все эти урчания заставляют нервничать.
- Я не могу. Я нужен им, и...
- Вот в чем твоя проблема, малыш! - прервал его Соло. - Только иногда ты должен подумать о себе, а не других людей! Восстание прекрасно справиться и без их лица с агитплаката.
Люк рассмеялся, так же горько, как и его пиво. - Вряд ли, Хан. К тому же, думаю, что это у Империи имеется мой плакат.
- Да, - Хан согласился с полуулыбкой, - с большими красными цифрами под твоей смазливой мордашкой.
- Только подумай, Хан, что смог бы сделать со всеми этими кредитами, - Люк шутил, хотя внутри все сжалось от мысли, сколько наемников будут за ним охотиться, особенно один из самых известных людей в Галактике, - можно сделать капитальный ремонт Сокола.
- Да... - Соло поддержал игру, а затем подмигнул Люку. - Так... ты собираешься со мной?
Люк допил пиво. - Нет, но я собираюсь напиться.
- Может просто похитить тебя...


Еще один свист вывел Люка из воспоминаний.
- Понятия не имею, - он пожал плечами, угадав вопрос Арту. - Возможно, схожу к тренажерам - пройду еще несколько моделей атак, или, возможно, поработаю над моим истребителем с техниками...
Но разве он только что не ушел от ангаров, посчитав, что ему не место там? Но куда идти, чем заняться?
- Есть идеи, Арту?!
Арту издал электронный свист и покатился по земле. Люк нахмурился, задаваясь вопросом, что делает Арту, что пытается сказать.
- Арту?
Дроид столкнулся с ним, заставляя сделать пару шагов назад.

- Какого черта?

Дроид щебетал рядом с ним; скользнула в сторону панель и появился манипулятор, потянулся, отстегнул меч от пояса Люка. Дроид бросил меч в пыль.

Арту! - воскликнул Люк, нагнулся, чтобы поднять оружие. - Что с тобой?
Арту издавал трели и крутился вокруг него. Люк нахмурился, не понимая дроида. Он вытащил рубашку из штанов и вытер грязь с рукояти. Он думал, что потерял оружие на Эскаале, навсегда оставив под камнем на болотной пустоши... пока Дейд не помахал мечом перед лицом, когда он висел подвешенный к потолку в камере и не раскрыл свою личность главы Сети. Человек, который должен был помогать, пытал.

Он закрыл глаза от воспоминаний, ощутил тяжесть оружия в руке. Как в то время, когда он действительно думал об оружии, но с жизнью пилота Альянса мысли стали забываться. Времени всегда не хватало, чтобы обдумать свое предназначение, закрепить то, что успел дать Оби-Ван. Времени не было, чтобы развиваться.

Теперь оно у него есть.

Люк открыл глаза. Может быть, Арту понимает его лучше, чем кто-либо другой.
- Именно это мне необходимо, верно? У тебя еще и пару дистанционных пультов есть?

Арту тихо согласился и покатился рядом с хозяином, когда Люк отправился за периметр базы.

***

Система Касреан располагалась в центре кольца всего лишь с одной обитаемой планетой. Ярые почитатели Палпатина, фанатично преданные Империи они почти полностью истощили природные ресурсы планеты во благо режима. Добывались минералы и металлы, на планете и спутиках исследовалось новое оружие, лекарства и технологии.

Над загрязненной атмосферой медленно угасающего мира кружили орбитальные платформы и космические станции. Неспешно лаврировали грузовые корабли. Вдалеке виднелся переоборудованный звездный разрушитель на дозаправке. Летали патрулируя СИД-истребители, охраняя умирающую планету.
Особо выделялась огромная конструкция биооружия, нависшего над планетой, как опухоль. Словно клешни раскинулись массивы панелей солнечных батарей; уродливое насекомое, высасывающие жизненную силу из планеты.

Вейдер повернулся от открывшегося вида с мостика "Исполнителя" к офицеру перед ним.

- Вы хорошо справились, капитан, отзывайте людей.
- Спасибо, Милорд, - коротко кивнул Пиетт в знак признательности. Такая редкость получить похвалу от Темного Лорда.
- Начинайте разгрузку кораблей с беженцами и выделите помещения. Объясните, что процесс переселения может занять несколько недель, и что "Исполнитель" будет оставаться на орбите для их защиты. С помощью посыльных, капитан. Я не желаю передач, их могут перехватить. Повстанцы должны поверить, что станция все еще работает на полную мощность, иначе это не привлечет их.
- Все будет исполнено, Милорд.

Пиетт поклонился и развернулся на каблуках; Вейдер вернулся к прерванному занятию. Планета цвета ржавчины, умирала: агония проходила через Силу каждый раз, когда поверхность разрывалась от землятрясений и извержений. Даже с высокой орбиты были видны огромные шлейфы дыма из кратеров, выбросы ядовитых газов и...

...Еще один толчок. Он поднял глаза; черный дым на фоне голубого неба, с опаской ожидает другого землятресения. Все затихло, он вдохнул испорченный серой воздух и закрыл глаза, вернул меч в исходное положение, пытается ухватить Силу и...

Видение продолжалось секунду и прекратилось, слишком быстро, чтобы он смог понять и выйти на след.

Его сын!

Он закрыл глаза, пытаясь вернуть себе образы, мимолетные чувства, но Сила резонировала лишь с погибающей планетой. Он подавил вздох разочарования, руки сжались в кулаки. Мальчишка был неуловим, его присутствие мелькнуло на мгновение и растворилось.

Даже, когда он был перед тобой, ты отпустил его. Он проигнорировал внутренний голос. Мальчишке помогли. Удачный побег.

Дважды? Издевался его внутренний голос.

Он вдруг снова увидел Люка на Раимаре, одиноко стоящего под дождем на дороге, сгорбленного, с прижатой к груди рукой. Раненного сына вырвали буквально из рук. Третьего раза не будет.

Вейдер резко отвернулся от иллюминатора и покинул мостик, не обращая внимания на осторожные взгляды своих людей, безразличный к волне облегчения, прокатившейся по рубке, когда за его спиной закрылась дверь. Он направился к себе, в барокамеру и одиночество. Ему нужно было найти покой, утешение, отдать себя Силе. Необходимо найти сына раньше, чем это сделает кто-то другой.

***

Не конец..

Сообщение отредактировал Солярис - 15 Июль 2016, 21:31
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Солярис
сообщение 15 Июль 2016, 21:32
Сообщение #326



Иконка группы

Группа: Постоялец
Сообщений: 516
Регистрация: 6 Февраль 2014
Из: Новосибирск
Пользователь №: 9439
Раса: Бегунец



Глава 28 продолжение

Люк вскрикнул, когда выстрел из тренировочного шара попал в плечо. Он споткнулся и упал в кучу, жадно хватая воздух. Мышцы свело от напряжения, сердце забилось быстрее, насыщая тело кислородом. Пульт дистанционного управления парил в паре метров от него. Люк все еще сжимал в руке деактивированное оружие. Легкий ветер обдувал вспотевшую спину. Люк растер лодыжку, сыпя проклятиями на хаттском.

Отдышавшись, он повалился на спину и посмотрел на гору, видневшуюся с того места, где тренировался. Он был всего в нескольких сотнях метров от базы, но лежа в этом месте вполне можно было представить, что он единственное существо на планете.

Альянс расположил базу на лесных склонах активного вулкана. Эвакуированным с Раимара потребовалось время, чтобы привыкнуть к разряженному воздуху и более сильной гравитации. Люк был очарован красотой места, величием вулкана. Казалось, что место кроме плохого предчувствия ничего не обещало, но каким-то образом он чувствовал себя здесь в безопасности. После событий на Эскаале, побега с Раимара, отдых был необходим.

Когда он отправился с Арту за пределы периметра, то хотел найти подходящую площадку, где без посторонних глаз, мог бы попрактиковаться в фехтовании. Он заметил глубокую расщелину в земле. Чисто из любопытства Люк спустился вниз и оказался на небольшой круглой площадке, спрятанной, с одной стороны, торчащими скалами, а с другой - огромными деревьями. Солнце с востока обеспечивало нормальное освещение в течении нескольких часов, но теперь время перевалило за полдень и свет скрылся за деревьями. Возможно, пришло время заканчивать тренировку и отправиться обедать. К тому же он не думал, что сегодня преуспел. Он вымотался, сердился на себя за неспособность освоить движения, не говоря уже о боли от выстрелов тренажера и прилипшей грязи. Меч больше не чувствовался продолжением себя, как раньше.

На "Соколе" под руководством Бена, меч ощущался продолжением его существа. Он был в состоянии чувствовать свою силу. Сила, казалось, простиралась через него, сливалась с его шагами и пожеланиями. Сегодня этого чувства не было, и он не был уверен, что сможет достичь своего центра сосредоточения, как говорил Бен. Сплошное разочарование.

Обратись к своими чувствами...

Он усмехнулся, вспомнив фразу Бена. Легко сказать, но что, если ты не знаешь как себя чувствуешь? Что делать, если ты не в состоянии определить нужные чувства, не можешь отделить одно от другого. Что делать, если ты боишься тех чувств, того, что они расскажут о тебе, страшишься заглянуть в себя...

...Я чуть не сломался... Я почти сказал им все, что ...

Он закрыл глаза, обхватил лицо руками, успокаивая дыхание...

...Но ты не сдался...

...И медленно выдохнул, и снова глубоко вздохнул...

...Он стоял там, ждал тебя. Все солдаты пришли за тобой... люди мертвы из-за тебя...

Нет, это был форпост Альянса. Смешно, что Вейдер атаковал Раимар ради одного человека. Темный Лорд разыскал их, что было все...

...Тогда почему он замер, когда увидел тебя? Почему техника и солдаты остановились? Ты был тогда абсолютно уверен и не сомневался.

Утверждай, что хочешь, Скайуокер, но ты знал.

- Проклятье.

Воспоминания беспрерывно прокручивались в голове, одни и те же мысли, проблемы и ужасы.

...из-за тебя...

"Ты слишком много думаешь, Люк. Иногда просто нужно действовать."

Шепот Тейна прорвался сквозь невеселые мысли. Тейн покрытый пылью от взрыва жилого района на Эскаале во время побега. Тейн, погибший спустя несколько часов в неудачной попытке спасти его жизнь

- Действовать.

Люк улыбнулся, отнял руки от лица. Раздался грохот, задрожала земля, зашелестели деревья над ним; Арту просвистел, привлекая внимание Люка. Он посмотрел на маленький дроида, нервно мнущегося в грязи.
- Все в порядке, - заверил он дроида, и сосредоточенным на собственных чувствах, на лесе над ним. Все спокойно, ничего опасного. - Просто еще один толчок, он точно не взорвется. Пока.

...Просто сделать...

Люк обдумал наставление Тейна. Он знал, что опасности нет, чувствовал через Силу... Сила.... Он инстинктивно только что воспользовался ей. Не задумываясь.

Он улыбнулся и встал. Свободно держа незаженный меч, закрыл глаза, очистил разум и вытянул руку.

Ничего.

Он глубоко вдохнул, наполняя легкие, медленно выпустил воздух. Снова глубоко вздохнул, и услышал над головой крик птицы, и коснулся...

...Ветер закружил его, унося с собой, растрепал волосы, охладил кожу. Затем наступила тишина... неестественная... и...

Он включил меч. Тренажер сразу же метнулся в сторону. Люк повторил движение. Тренажер взлетел и выстрелил со спины. Люк отклонил разряд. Еще выстрел под другим углом и снова парирование. Тренажер кружил вокруг человека, но юноша держал оборонительную позицию, чтобы отразить удары.

Он двигался все быстрее и быстрее, отражая выстрел за выстрелом, клинок превратился в размытое пятно. Погруженный в Силу, он позволил руководствоваться только инстинктами.

Громко треснула ветка.

Люк споткнулся и нырнул под выстрел, который пропел прямо над головой. Он прокатился по земле, выключил оружие и прижал к животу. Он улыбался в грязи, задыхаясь от напряжения, засмеялся, окрыленный успехом.

Внезапно возникло чувство чего-то инородного...

...постороннего взгляда...

Люк посмотрел на скалы, ожидая увидеть наблюдателя. Затем поднялся на ноги, он был уверен, что там кто-то был.

- Привет? - голос эхом отразился от скал. Он повернулся к Арту. - Ты заметил кого-нибудь?

Арту закрутил куполом и прощебетал ответ, хотя что именно, Люк мог только догадываться.

- Ладно. Но дай мне знать, если они вернутся.
Он осмотрел себя и понял как нелепо выглядит: грязный и потный. Тряхнул головой, повертел меч в руке, занял позицию, нашел Силу; тренажер вновь метнулся к нему.

Арту с трепетом наблюдал, как занимается хозяин, даже не подозревая о записывающем устройстве, спаянным с его оптическими рецепторами.

Конец 28 главы.

Сообщение отредактировал Солярис - 15 Июль 2016, 21:33
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Солярис
сообщение 25 Октябрь 2016, 17:08
Сообщение #327



Иконка группы

Группа: Постоялец
Сообщений: 516
Регистрация: 6 Февраль 2014
Из: Новосибирск
Пользователь №: 9439
Раса: Бегунец



Глава 29.

Перевод Emuna.


Лея Ор­га­на про­тер­ла ли­цо, дви­гая паль­цы от глаз к вис­кам, пы­та­ясь мас­са­жем ус­ми­рить го­лов­ную боль. Со­веща­ние дли­лось це­лую веч­ность, и она ус­та­ла. Ус­та­ла от бес­ко­неч­ных об­сужде­ний проб­лем, ко­торые са­ми по се­бе не мог­ли ни­чего ре­шить, а за­час­тую толь­ко до­бав­ля­ли к ста­рым бе­дам но­вые. Сно­ва воз­никли слож­ности с пос­тавкой про­доволь­ствия, тех­ни­ки ни­как не мог­ли на­ладить один из ис­тре­бите­лей, не хва­тало топ­ли­ва, по­тому что им­пе­рия пе­рех­ва­тила пос­ледний тран­спорт с го­рючим. За­то на­рода на ба­зе при­бави­лось, пос­ле эва­ку­ации Ра­има­ра. Под­разде­ления раз­бухли, спу­тав ко­ман­дную струк­ту­ру, приш­лось ис­поль­зо­вать все вре­мен­ные пос­трой­ки, и все рав­но в жи­лых по­меще­ни­ях бы­ло не про­тол­кнуть­ся, а тех­ни­ки, при­писан­ные к эс­кадриль­ям ис­тре­бите­лей, впо­вал­ку спа­ли в ан­га­рах. И Со­ло дол­жен был вер­нуть­ся с гру­зом ору­жия уже три дня на­зад!

«На­вер­ня­ка на­пил­ся в ка­ком-ни­будь ба­ре», – по­дума­ла прин­цесса.
Единс­твен­ной хо­рошей но­востью ока­зались док­ла­ды ге­оло­гов: пол­но­цен­ное из­верже­ние вул­ка­на им не уг­ро­жало. Дав­ле­ние по­ка что на­ходи­ло вы­ход.

Она вздох­ну­ла, под­ня­ла со сто­ла план­шет и прок­ру­тила стра­ницу вниз, к ос­тавшим­ся в по­вес­тке дня пун­ктам, пы­та­ясь по­нять, при­дет­ся ли им прер­вать­ся на ланч, или мож­но за­кон­чить все пря­мо сей­час. Пос­ле че­го вер­ну­лась мыс­ля­ми к со­веща­нию, пос­та­рав­шись сос­ре­дото­чить­ся на те­ме об­сужде­ния: тран­сфе­ре час­ти бе­жен­цев с Ра­има­ра на дру­гие ба­зы Аль­ян­са.
– Я уве­рен, что мы слиш­ком уз­ко смот­рим на си­ту­ацию, – выс­ту­пил Ри­икан, пы­та­ясь убе­дить соб­равших­ся вок­руг сто­ла: Мон Мот­му, воз­глав­лявшую Со­вет, Элен Ан­дерс от раз­ведки, ка­пита­на С’ада­ана, от­ве­чав­ше­го за снаб­же­ние, ком­манде­ра Нар­ру, ко­ман­ди­ра крас­ной эс­кадрильи, а так­же прин­цессу Лею Ор­га­ну и про­чих по­лити­ков, – чем боль­ше у нас пе­хоты, тем боль­ше воз­можнос­тей для…
– Чем боль­ше сол­дат, тем боль­ше слож­ностей, – воз­ра­зил С’ада­ан, ярос­тно мор­гая ог­ромны­ми тем­ны­ми, как у всех сул­ласти­ан­цев, гла­зами, – у нас ед­ва хва­та­ет при­пасов, лю­ди си­дят друг у дру­га на го­ловах, в та­ких ус­ло­ви­ях не­из­бежны кон­флик­ты сре­ди ря­дово­го сос­та­ва.
– Дис­ципли­на – да­леко не са­мая глав­ная на­ша проб­ле­ма, – на­чал от­би­вать­ся Ри­икан, пос­коль­ку сул­ласти­анец имел вви­ду имен­но его лю­дей, – уж точ­но не страш­нее…
Дверь в по­меще­ние, где про­ходи­ло сек­ретное со­веща­ние, рас­пахну­лась, и Лея вып­ря­милась на сту­ле, уви­дев вор­вавше­гося в ком­на­ту май­ора Эр­ви­на Ро­вана. Он не­мед­ленно об­ра­тил­ся нап­ря­мую к Мон Мот­ме, с кри­вой улыб­кой про­иг­но­риро­вав воз­му­щение Ри­ика­на, ко­торо­го обор­вал на по­лус­ло­ве.
– Про­шу прос­тить мне втор­же­ние, ми­леди, но де­ло не тер­пит от­ла­гатель­ств, – пе­реда­вая план­шет гла­ве Аль­ян­са, он бро­сил взгляд на Лею.
Мон Мот­ма чи­тала мед­ленно, вдум­чи­во, по ме­ре прод­ви­жения глаз по строч­кам, ее ще­ки блед­не­ли. Она об­ве­ла взгля­дом соб­равших­ся за сто­лом, за­тем опять по­вер­ну­лась к Ро­вану.
– Эта ин­форма­ция дос­то­вер­на, май­ор? – уточ­ни­ла Мот­ма ти­хим, обес­по­ко­ен­ным го­лосом.
– Так точ­но, мэм. Мы толь­ко что за­вер­ши­ли рас­шифров­ку. Со­об­ще­ние по­луче­но че­рез бо­тан­скую раз­ве­дыва­тель­ную сеть.
Мот­ма по­ложи­ла план­шет на стол.
– Бла­года­рю вас, май­ор. Про­шу, при­со­еди­няй­тесь.

Ро­ван при­тащил сво­бод­ный стул с дру­гого кон­ца по­меще­ния и ус­тро­ил­ся за сто­лом как раз нап­ро­тив прин­цессы Ор­га­ны. Дочь Дар­та Вей­де­ра и сес­тра Лю­ка Скай­у­оке­ра смот­ре­ла на не­го с ин­те­ресом. Он кив­нул, при­ветс­твуя ее, от­ме­тив се­бе, что нуж­но бу­дет пред­ста­вить­ся да­ме пос­ле окон­ча­ния со­веща­ния.
Лея от­ве­тила на при­ветс­твие май­ора ко­рот­ким кив­ком.
Зна­чит, это и был Ро­ван – че­ловек, спас­ший Лю­ка от Дар­та Вей­де­ра. Та­кова бы­ла офи­ци­аль­ная вер­сия, но она зна­ла, что за ней скры­валось неч­то боль­шее. Пос­коль­ку они с Лю­ком бы­ли близ­ки­ми друзь­ями, ее не пос­вя­тили во все под­робнос­ти и не поз­во­лили при­сутс­тво­вать на слу­шании его де­ла нес­коль­ко не­дель то­му на­зад, а сам Люк свел свой рас­сказ к ми­ниму­му. Но ему и не нуж­но бы­ло ни­чего го­ворить. Она ви­дела его, ви­дела, что с ним сде­лали, и по­доз­ре­вала, что зна­ет, чья это ра­бота. Ро­ван был им­пер­ским доз­на­вате­лем, а Люк – его плен­ни­ком.
Жи­вот скру­тило прис­ту­пом гне­ва, а ще­ки пок­расне­ли от не­навис­ти: при­ходит­ся си­деть в од­ном по­меще­нии с этим че­лове­ком! Ро­ван свя­то ве­рил, что цель оп­равды­ва­ет средс­тва, в то вре­мя как ее всег­да учи­ли об­ратно­му, и Лея не сом­не­валась, что ее учи­теля бы­ли пра­вы. Аль­янс не зас­лу­жива­ет по­беды в этой вой­не, ес­ли опус­тится до им­пер­ских ме­тодов. Од­на­ко она зна­ла, что сре­ди ее со­рат­ни­ков есть и те, кто раз­де­ля­ет убеж­де­ния май­ора. По­рой они от­да­вали во имя Аль­ян­са за вос­ста­нов­ле­ние Рес­публи­ки та­кие при­казы, ка­кими мог бы гор­дить­ся да­же Вей­дер.

От это­го зна­ния му­тило. Не­уже­ли вос­ста­нов­ле­ние Рес­публи­ки бу­дет оп­ла­чено ис­клю­читель­но кровью? Лея бо­ялась, что так и слу­чит­ся, что кон­фликт ока­жет­ся не ме­нее кро­вавым, чем Вой­на Кло­нов. В кон­це кон­цов, раз­ве она са­ма не взя­лась за ору­жие, воп­ре­ки па­цифист­ским убеж­де­ни­ям сво­его на­рода? И раз­ве не зап­ла­тила она за это са­мую до­рогую це­ну?

Лея зас­та­вила се­бя не вспо­минать, отор­ва­лась от встав­ше­го пе­ред внут­ренним взгля­дом Аль­де­ра­ана, гиб­ну­щего во вспыш­ке ужас­но­го ору­дия Звез­ды Смер­ти, и сно­ва об­ра­тила вни­мание на Мон Мот­му. Гла­ва го­сударс­тва со­об­ща­ла соб­равшим­ся ин­форма­цию от Ро­вана. Она дол­жна слу­шать, скон­цен­три­ровать­ся на сло­вах, а не на че­лове­ке, что си­дит нап­ро­тив, и не на вос­по­мина­ни­ях, слиш­ком тя­желых, что­бы пе­ренес­ти, или бо­ли, слиш­ком силь­ной, что­бы вы­дер­жать.
– …серь­ез­ность этой ин­форма­ции, – го­вори­ла Мон Мот­ма, – им­пер­ская на­уч­но-ис­сле­дова­тель­ская стан­ция на Кус­ре­ане, за­нима­юща­яся раз­ра­бот­кой би­оло­гичес­ко­го ору­жия, по­лучи­ла но­вое обо­рудо­вание и пло­щади. Су­дя по все­му, они со­вер­ши­ли про­рыв в раз­ра­бот­ке фе­луси­ан­ско­го нек­ро­за. Раз­ра­бота­ли спо­соб рас­пы­лять усо­вер­шенс­тво­ван­ные спо­ры, с ус­ко­рен­ным цик­лом раз­мно­жения, в ат­мосфе­ру и во­ду, за­раже­ние про­ис­хо­дит че­рез кон­такт. Сог­ласно их дан­ным, пред­ста­вите­ли раз­личных рас впа­да­ют в па­ралич че­рез пят­надцать ми­нут пос­ле за­раже­ния, уми­ра­ют в те­чение две­над­ца­ти ча­сов. Они пе­рехо­дят к ста­дии про­из­водс­тва ору­жия и мас­со­вых ис­пы­таний. В ка­чес­тве проб­но­го объ­ек­та им­пе­рато­ру пред­ло­жили ис­пы­тать ток­син на Май­ги­то и те­перь ожи­да­ют его ре­шения.
Она за­мол­ча­ла, гля­нула на дан­ные на сво­ем план­ше­те.
– Я пом­ню ра­пор­ты с Фе­лусии о нек­ро­зе, вре­мен Вой­ны Кло­нов. Как он разъ­едал плоть, как за­ражен­ные кло­ны уми­рали в аго­нии.

В по­меще­нии во­цари­лась ти­шина, все за­были о мел­ких пов­седнев­ных труд­ностях, по­дав­ленные тя­жестью но­вого из­вестия. Му­читель­ная смерть для со­тен ты­сяч жи­вых су­ществ раз­личных рас: муж­чин, жен­щин, де­тей.
Мон Мот­ма от­ло­жила план­шет на стол и об­ве­ла взгля­дом при­тих­ших со­вет­ни­ков.
– Я счи­таю, что мы дол­жны ата­ковать Кус­ре­ан.
Ри­икан кив­нул.
– Сог­ла­сен.
– Нам не­об­хо­димо боль­ше ин­форма­ции о кус­ре­ан­ской стан­ции, – ска­зала Лея, об­ра­ща­ясь к сто­ящей во гла­ве сто­ла Мон Мот­ме, – и…
– Вся ин­форма­ция со­дер­жится в ра­пор­те, – по­яс­нил Ро­ван, – это ор­би­таль­ная плат­форма, с лег­ким во­ору­жени­ем, но под серь­ез­ной за­щитой: флаг­ман и два до­пол­ни­тель­ных крей­се­ра. На ор­би­те так­же на­ходит­ся ре­мон­тная и зап­ра­воч­ная стан­ция, но сог­ласно на­шим дан­ным, ее как раз сей­час де­мон­ти­ру­ют.
– Ор­би­таль­ная, – нак­ло­нил­ся впе­ред ком­мандер Нар­ра, зная, что это бу­дет его за­дание, – да TIE-ис­тре­бите­лей толь­ко на этих ко­раб­лях бу­дет…
– …по две­над­цать ма­шин в эс­кадрилье, шесть эс­кадри­лий в кры­ле, три кры­ла на обыч­ном крей­се­ре, шесть – на су­пер­разру­шите­ле, – с ух­мылкой про­ин­форми­ровал его Ро­ван и по­жал пле­чами, – ес­ли все они в ра­бочем сос­то­янии, ра­зуме­ет­ся.
Под­счи­тав об­щее ко­личес­тво, Лея по­чувс­тво­вала, как у нее хо­лоде­ет кровь. Шан­сы на ус­пешную ата­ку про­тив та­кой мо­щи бы­ли…
– Это са­мо­убий­ство! – вы­разил ее мыс­ли С’ада­ан, – мы не мо­жем на это пой­ти.
– Тог­да мы сог­ла­ша­ем­ся на ги­бель мил­ли­онов, ка­питан! – рез­ко от­ве­тила ему Мон Мот­ма, – по­тому что ес­ли мы не ус­пе­ем вме­шать­ся сей­час, до то­го, как они из­го­товят бо­его­лов­ки и ис­пы­та­ют спо­ры, мож­но счи­тать, что на­ша борь­ба за вос­ста­нов­ле­ние Рес­публи­ки про­иг­ра­на.
– Но это ведь не та­кая же си­ту­ация, как со Звез­дой Смер­ти, – воз­ра­зил ка­питан, – с этим на­ши уче­ные смо­гут спра­вить­ся…
– И сколь­ко по­гиб­нет, по­ка мы раз­ра­бота­ем ан­ти­дот или вак­ци­ну? – вме­шал­ся Ри­икан, – и как мы на­ладим рас­простра­нение? И смо­жем ли во­об­ще пре­ус­петь, ес­ли во вре­мя Вой­ны Кло­нов так и не по­лучи­лось най­ти ле­карс­тво? – ге­нерал опи­рал­ся на собс­твен­ные вос­по­мина­ния о вой­не. Он ви­дел лю­дей, по­гиб­ших от этой бо­лез­ни.
– Мы дол­жны ата­ковать, вне вся­ких сом­не­ний, – сог­ла­силась Мон Мот­ма.
– Ис­сле­дова­тель­ская стан­ция ста­рая, ее толь­ко что от­ре­мон­ти­рова­ли и за­вез­ли но­вое обо­рудо­вание, но по су­ти, это все та же са­мая плат­форма, что бы­ла пос­тро­ена вско­ре пос­ле то­го, как Пал­па­тин при­шел к влас­ти, – уточ­нил Ро­ван, – на нее хва­тит од­ной или двух тор­пед, са­мое слож­ное – по­доб­рать­ся на нуж­ное рас­сто­яние.
– А пос­ле это­го еще и ус­петь уй­ти, – с на­жимом на­пом­нил им Нар­ра, – ма­ло то­го, что и так шан­сов поч­ти нет, так у ме­ня еще и не хва­та­ет трех пи­лотов!
– Мо­жет быть мы ус­пе­ем по­лучить под­креп­ле­ние с дру­гой ба­зы? – спро­сила Мот­ма, – Дер­ра IV не так…
– Они уже зап­ро­сили раз­ре­шение у Пал­па­тина, он мо­жет под­пи­сать при­каз в лю­бую ми­нуту, у нас нет вре­мени, ми­леди, – на­пом­нил ей Ро­ван.
– Лю­бую ми­нуту… – пов­то­рила она, поб­леднев, – есть еще кто-ни­будь с бо­евым опы­том, ко­го мож­но по­садить за штур­вал крес­токры­ла?
– Вы за­были про Лю­ка.
Все по­вер­ну­лись на её мяг­кий го­лос.
– Люк, – пов­то­рила Лея, на этот раз гром­че.
Нар­ра улыб­нулся, ки­вая.
– Ес­ли лей­те­нант-ком­мандер Скай­у­окер вер­нется, это здо­рово по­может де­лу. Он один из на­ших луч­ших пи­лотов и…
– Но он отс­тра­нен от по­летов, по­ка не прой­дет фи­зичес­кое и пси­холо­гичес­кое ос­ви­детель­ство­вание, – на­пом­ни­ла Элен Ан­дерс, – он не го­тов!
– Это вы его ре­зуль­та­ты в си­муля­торе не ви­дели, – воз­ра­зил Нар­ра, прог­ло­тив вско­лых­нувший­ся гнев, – реф­лексы еще луч­ше, чем рань­ше, а спо­соб­ность скон­цен­три­ровать­ся на за­дании вов­се изум­ля­ет!
– Имен­но что в си­муля­торе, – под­чер­кну­ла Ан­дерс, – это ведь не нас­то­ящий бой, где и ок­ру­жение, и пси­холо­гичес­кая наг­рузка го­раз­до вы­ше. Скай­у­окер еще не спо­собен сра­жать­ся в та­ких ус­ло­ви­ях!
– Имен­но это ему и не­об­хо­димо: сно­ва ока­зать­ся в ка­бине крес­токры­ла, – нас­той­чи­во про­дол­жил Нар­ра, – а мне он ну­жен в строю, май­ор!
– Вы го­товы рис­кнуть, что он зас­ты­нет в бою, ког­да при­печет как сле­ду­ет? – спро­сила Элен, – вы по­теря­ете еще од­но­го пи­лота и еще один ко­рабль, в луч­шем слу­чае!
– У ме­ня двад­цать пти­чек, май­ор, – ко­рот­ко со­об­щил ей Нар­ра, – и во­сем­надцать пи­лотов, ес­ли счи­тать с Лю­ком. А мы от­прав­ля­ем­ся про­тив вось­ми со­тен TIE-ис­тре­бите­лей, па­ры со­тен пе­рех­ватчи­ков, су­пер­разру­шите­ля и как ми­нимум двух крей­се­ров соп­ро­вож­де­ния. Ес­ли хоть кто-то из нас вер­нется, бу­дем счи­тать, что нам круп­но по­вез­ло.
Нар­ра об­ри­совал их по­ложе­ние нас­толь­ко чет­ко, что при­заду­мались все, вклю­чая Лею. О чем она ду­мала, под­вергая Лю­ка та­кой опас­ности?!
Но ведь он имен­но это­го и хо­чет…

***

Все эти не­дели он толь­ко и де­лал, что жа­ловал­ся и ме­тал­ся по ее ком­на­те, слов­но за­пер­тый в клет­ке лес­ной хищ­ник. Его не­тер­пе­ливое ус­трем­ле­ние, жгу­чая не­об­хо­димость дей­ство­вать прев­ра­щались в пе­репол­ненную энер­ги­ей нер­возность, не на­ходя­щую вы­хода.
– Я дол­жен вер­нуть­ся, Лея, дол­жен драть­ся! Я здесь ско­ро свих­нусь от без­делья!
– Спер­ва те­бе нуж­но поп­ра­вить­ся, – на­пом­ни­ла она ему.
– Я уже поп­ра­вил­ся, – вос­клик­нул Люк, – ку­да уж даль­ше?!
– Я не док­тор…
Он опус­тился на пол, сел ря­дом с нею, скрес­тив но­ги, приз­на­вая по­раже­ние.
– Мо­жет мне и в са­мом де­ле сто­ит от­пра­вить­ся с Ха­ном.
У нее за­мер­ло сер­дце.
– Он сно­ва те­бе пред­ло­жил?
Люк кив­нул, не под­ни­мая взгля­да.
– Нес­коль­ко раз.
– И ты всерь­ез ду­ма­ешь? – он зас­тиг её врас­плох, и Лея всерь­ез ис­пу­галась, – Люк, ты ведь зна­ешь…
– Лея, я… – он су­дорож­но вдох­нул, про­дол­жая смот­реть на пол, не в си­лах встре­тить­ся с ней взгля­дом, – мне это не­об­хо­димо! Не прос­то по­тому, что так хо­чет­ся… Слиш­ком мно­го сво­бод­но­го вре­мени… – он все же по­вер­нулся и пос­мотрел на нее. Го­лубые гла­за по­тус­кне­ли от бо­ли и вос­по­мина­ний, – ты ведь зна­ешь…
Да, она зна­ла, ка­ково это, слиш­ком хо­рошо по­нима­ла. Нуж­но пос­то­ян­но чем-ни­будь за­нимать­ся, что­бы не поз­во­лить па­мяти за­топить се­бя с го­ловой. Ка­мера, дро­ид, от­ча­янье и боль.

***

– Люк обя­затель­но дол­жен ле­теть, – пов­то­рила она с еще боль­шей убеж­денностью, на­де­юсь, что сде­лала пра­виль­ный вы­бор.
Сле­дом взял сло­во Ро­ван:
– Я сог­ла­сен.
– И по­чему же вы так счи­та­ете, май­ор Ро­ван? – пот­ре­бова­ла от­ве­та Мон Мот­ма.
Прин­цесса с удив­ле­ни­ем пос­мотре­ла на нее, удив­ля­ясь, что Мон поп­ро­сила Ро­вана объ­яс­нить, по­чему Люк дол­жен при­со­еди­нить­ся к ата­ку­ющим, вмес­то то­го, что­бы спро­сить са­му Лею.
Ро­ван прог­ло­тил улыб­ку и за­гово­рил, на­мерен­но из­бе­гая взгля­да де­вуш­ки:
– Су­пер­разру­шитель – флаг­ман­ский ко­рабль Вей­де­ра.
Лея за­мети­ла, как два уро­жен­ца Чан­дри­лы пе­рег­ля­нулись. По­хоже, они зна­ли неч­то, скры­тое от всех ос­таль­ных. Это сму­тило ее и обес­по­ко­ило.
И это «неч­то» свя­зано с Лю­ком и Вей­де­ром.
– Хо­рошо, – сог­ла­силась Мон Мот­ма, – лей­те­нант-ком­манде­ру Скай­у­оке­ру раз­ре­ша­ет­ся вер­нуть­ся в крас­ную эс­кадрилью.
Она по­вер­ну­лась к стар­шим во­ен­ным чи­нам.
– Ге­нерал Ри­икан, ком­мандер Нар­ра, пос­коль­ку у нас очень ма­ло вре­мени, со­ветую вам не­мед­ленно раз­ра­бот­кой стра­тегии. У нас все­го нес­коль­ко ча­сов, джентль­ме­ны, что­бы про­вер­нуть всю опе­рацию, раз уж мы за нее взя­лись. Я не мо­гу да­же най­ти нуж­ных слов, что­бы под­чер­кнуть, нас­коль­ко важ­но до­бить­ся ус­пе­ха в этом на­паде­нии. Вся га­лак­ти­ка до­рого зап­ла­тит за на­ше по­раже­ние.

Лея зас­та­вила се­бя ус­по­ко­ить­ся, зад­ви­нула тре­вогу как мож­но даль­ше. Как толь­ко за­кон­чи­лось со­веща­ние, она нап­ра­вилась к две­ри, то­ропясь най­ти Лю­ка. Хо­телось уви­деть его, са­мой рас­ска­зать, что про­ис­хо­дит, уви­деть, пе­ред тем, как он уле­тит…

Прос­тить­ся…

И по­желать уда­чи.

– Ва­ше вы­сочес­тво!
Она обер­ну­лась на звук го­лоса и уви­дела, что к ней спе­шит Ро­ван.
– Я чем-ли­бо мо­гу быть вам по­лез­на, май­ор?
На­вис­нув над ней, он улыб­нулся, гля­дя свер­ху вниз.
– Я все­го лишь хо­тел ска­зать, как рад на­конец-то с ва­ми поз­на­комить­ся. Я всег­да вос­хи­щал­ся де­ятель­ностью ва­шего от­ца.
По­чему-то Лея усом­ни­лась в ис­крен­ности это­го за­яв­ле­ния, хо­тя и не по­нима­ла, за­чем Ро­вану лгать.
– Бла­года­рю вас, май­ор. А я за­дол­жа­ла вам спа­сибо за то, что вы вер­ну­ли нам Лю­ка.
– Я бы ска­зал, что бла­года­рить сле­ду­ет его дро­ида. Он дал нам воз­можность сбе­жать.
Лея теп­ло улыб­ну­лась.
– Да, Р2 ни за что не ос­та­вит Лю­ка в бе­де.
– Не­час­то мож­но встре­тить по­доб­ную пре­дан­ность, – за­метил Ро­ван.
– У Лю­ка нас­то­ящий дар… вы­зывать пре­дан­ность. И не толь­ко у дро­идов, – от­ве­тила Лея.
– Я пос­та­ра­юсь это за­пом­нить, – Ро­ван нак­ло­нил го­лову, ус­лы­шав, как по всей ба­зе раз­но­сит­ся сиг­нал тре­воги, а пи­лотов вы­зыва­ют в ан­га­ры. Вне­зап­но воз­дух пе­репол­ни­ло ощу­щение спеш­ки, – вы­нуж­ден от­кла­нять­ся, с ва­шего поз­во­ления.
У Леи ос­та­лось ощу­щение, что она ска­зала что-то, о чем сле­дова­ло мол­чать, и что Ро­ван ис­поль­зо­вал ее, что­бы по­лучить ин­форма­цию. В кон­це кон­цов он был та­лан­тли­вым доз­на­вате­лем, из тех, ко­му не всег­да нуж­но при­бегать к пыт­кам, что­бы раз­го­ворить сво­их по­допеч­ных. Но для че­го ему знать, что Лю­ку мно­гие до­веря­ют?
– Лей­те­нант-ком­мандер Скай­у­окер в штаб…
Лея вы­руга­лась, ус­лы­шав вы­зов по внеш­не­му ин­терко­му, и вы­бежа­ла из по­меще­ния, на­де­ясь пе­рех­ва­тить Лю­ка до то­го, как он по уши уй­дет в под­го­тов­ку к вы­лету.

***

– Нет, вы толь­ко пог­ля­дите, кто тут у нас та­кой! Но­вичок не­обс­тре­лян­ный!
На про­бирав­ше­гося че­рез по­меще­ние для инс­трук­та­жа Лю­ка об­ру­шил­ся во­допад ра­дос­тных воп­лей и ве­селых шу­точек. Он дал пять Хоб­би, стук­нулся ку­лаком о ку­лак с Джан­со­ном и об­ме­нял­ся ру­копо­жати­ями с нес­коль­ки­ми пи­лота­ми, ко­торых не смог уз­нать.

Его не бы­ло слиш­ком дол­го...

Люк улыб­нулся Вед­жу и плюх­нулся на со­сед­ний с ним стул. Он как раз за­кан­чи­вал оде­вать­ся пос­ле ду­ша – на­тяги­вал чис­тую кур­тку, ког­да объ­яви­ли тре­вогу для пи­лотов. По всей ба­зе про­бежа­ла вол­на нап­ря­жения, и ему сра­зу ста­ло оче­вид­но – что-то слу­чилось. Сна­чала по­думал, что ми­мо сис­те­мы про­лета­ет ка­кой-ни­будь ко­рабль, и его на­до про­верить, но ус­лы­шав свое собс­твен­ное имя, по­нял: тут что-то дру­гое.
Люк ед­ва ус­пел заг­ля­нуть в ко­ман­дный центр, как Ри­икан при­казал ему на­деть лет­ный кос­тюм и бе­жать на бри­финг, его до­пус­ти­ли к по­летам. Спер­ва удач­ная тре­ниров­ка с ме­чом, пос­ле ко­торой он ус­тал, но вос­прял ду­хом, а те­перь он воз­вра­ща­ет­ся в эс­кадрилью! От воз­бужде­ния пе­рех­ва­тило дух: это бы­ло зна­комое, ра­дос­тное ощу­щение – пред­вку­шение бит­вы. Он мо­мен­таль­но на­тянул ком­би­незон, схва­тил жи­лет и шлем, и пом­чался по­лучать инс­трук­таж.
– Ведж, при­вет! – Люк поз­до­ровал­ся, не скры­вая сво­его счастья, и опус­тил шлем на пол, за­жав меж­ду ног, – ка­кие слу­хи? Про­тив че­го вы­лета­ем?
– По­нятия не имею, – отоз­вался Ан­тиллес, – но что-то не­ожи­дан­ное, раз уж они да­же те­бя сос­креб­ли с по­садоч­ной пло­щад­ки и вы­пус­ка­ют в не­бо.
– Ха-ха, – су­хо от­ве­тил Люк, и, вмес­те с ос­таль­ны­ми пи­лота­ми, об­ра­тил все вни­мание на во­шед­ших в по­меще­ние ком­манде­ра Нар­ру и ге­нера­ла Ри­ика­на. Как толь­ко Ри­икан за­гово­рил, все пе­рес­та­ли шеп­тать­ся.
– Джентль­ме­ны, – он вклю­чил го­лоп­ро­ек­тор, не те­ряя вре­мени, – вот на­ша цель…
Люк слу­шал, как Ри­икан объ­яс­ня­ет, что это за цель, и при­чину для сроч­ной ата­ки. Же­лудок сжал­ся от ярос­ти, ког­да ге­нерал рас­ска­зал, что та­кое нек­роз. Он по­дал­ся впе­ред, весь соб­равшись, лок­ти на ко­ленях, го­лова на ру­ках. Нар­ра встал пе­ред пи­лота­ми, что­бы рас­ска­зать их стра­тегию в бою, ког­да им при­дет­ся выс­ту­пить про­тив зна­читель­но пре­вос­хо­дящих сил про­тив­ни­ка, не за­бывая при этом под­черки­вать, как важ­но по­бедить, и сколь­ко мил­ли­онов жи­вых су­ществ по всей га­лак­ти­ке ум­рет, ес­ли они по­тер­пят не­уда­чу.
– Вот дерь­мо, – вы­дох­нул Ведж ему в ухо, – да тут шан­сов еще мень­ше, чем про­тив Звез­ды Смер­ти!
Люк про­иг­но­риро­вал пес­си­мизм дру­га: Ведж час­то во­об­ра­жал се­бе все са­мое худ­шее пе­ред вы­летом на за­дание. Та­ким уж он уро­дил­ся, за­то на ве­черин­ке по по­воду оче­ред­ной по­беды ра­довал­ся боль­ше всех, удив­ля­ясь, что пе­режил еще один день.
– Люк, – Нар­ра об­ра­щал­ся к не­му, и Люк сел ров­нее, – ты возь­мешь Крас­но­го-2 и Крас­но­го-4, ва­ша цель – ре­ак­тор, – он ука­зал на го­лог­рамму стан­ции, – вот здесь, у ос­но­вания, щит не вы­дер­жит по­пада­ний. Как толь­ко он упа­дет, за­пус­тишь ту­да тор­пе­ду, – он ух­мыль­нул­ся мо­лодо­му пи­лоту, – сов­сем как на Звез­де Смер­ти.
– Так точ­но, сэр! – под­твер­дил Люк, чувс­твуя шум кро­ви в ушах. Да, имен­но так. Он вер­нулся. Те­перь его оче­редь на­нес­ти от­ветный удар.
Нар­ра кив­нул.
– И вот еще что, Крас­ные. Флаг­ма­ном ко­ман­ду­ет Вей­дер, он лич­но над­зи­ра­ет за раз­ра­бот­кой нек­ро­за. А всем из­вес­тно, что он лю­бит ле­тать, так что ес­ли он вам по­падет­ся в пе­рек­рестье при­цела – не стес­няй­тесь!
Он по­мол­чал, по­том до­бавил:
– Это бу­дет по­ганая пе­ред­ря­га, но нам дос­та­валось и силь­нее. Вы­лета­ем в 17.00. По ма­шинам!
При­тих­шие пи­лоты под­ня­лись со сво­их стуль­ев: с од­ной сто­роны, они бы­ли ис­полне­ны ре­шимос­ти, с дру­гой – скры­вали не­мой страх пе­ред пред­сто­ящим сра­жени­ем.
Люк ос­тался си­деть на сво­ем мес­те, пос­леднее со­об­ще­ние Нар­ры при­дави­ло его к сту­лу.

Вей­дер.

«Нам пред­сто­ит дол­гая бе­седа, юно­ша».

Он сглот­нул, еле во­рочая язы­ком, во рту вне­зап­но пе­ресох­ло. Воз­бужде­ние, ко­торое он чувс­тво­вал все­го нес­коль­ко се­кунд на­зад, ис­чезло, ус­ту­пив мес­то тя­желой тре­воге, скру­тив­шей жи­вот. К гор­лу под­сту­пила тош­но­та.

Вей­дер.

Лю­ку в го­лову не при­ходи­ло, что при­дет­ся так ско­ро сно­ва стол­кнуть­ся с Тем­ным Лор­дом. Он не был го­тов к это­му, еще не го­тов. Что, ес­ли Вей­дер бу­дет знать, что он там? А ес­ли его опять подс­тре­лят? А ес­ли пой­ма­ют лу­чом? Или…

«Ты его сла­бость, Люк, и в те­бе си­ла, что он жаж­дет об­рести»

Го­лос его те­ти, из да­леко­го прош­ло­го, но Люк был уве­рен, что ощу­тил аро­мат ее пе­ченья с яго­дами ма­равы, что она пек­ла с ве­чера на сле­ду­ющее ут­ро. Он улыб­нулся, вспо­миная не­дав­ний сон. Сон, явив­ший­ся в са­мый тя­желый миг на Эс­ка­але, ког­да он поч­ти уже пе­рес­тал соп­ро­тив­лять­ся. Те­тя… она всег­да ока­зыва­лась ря­дом, сто­ило ему упасть, обод­рать ко­лен­ку или по­ругать­ся с дя­дей. Раз за ра­зом под­держи­вала его, всег­да в не­го ве­рила.
Люк чувс­тво­вал еди­нение с Си­лой тем ут­ром, чувс­тво­вал энер­гию, за­пол­нившую те­ло. Она по­мог­ла ему стать быс­трее, силь­нее, нап­равля­ла его ру­ку, дер­жавшую меч. Он боль­ше не ви­сит на сталь­ном тро­се, из­би­тый, ис­ка­лечен­ный, не спо­соб­ный за­щитить­ся, от­ве­тить уда­ром на удар. Сей­час он здо­ров, внут­ри и сна­ружи, чувс­тву­ет се­бя цель­ным, ис­це­лен­ным. И он бу­дет в ка­бине сво­его крес­токры­ла, а Вей­дер, воз­можно, в ка­бине сво­его тая… ес­ли во­об­ще ос­ме­лит­ся вы­лез­ти на­ружу.
Они бу­дут на рав­ных, и ес­ли слу­хи из им­пер­ских ис­точни­ков вер­ны, то Люк уже один раз по­бедил его, в той тран­шее на Звез­де Смер­ти.

«Тог­да те­бе по­мог­ли. С то­бой был Хан»

– Люк? – тре­вож­но поз­вал Ведж. Он по­ложил ру­ку на пле­чо дру­га, – эй, при­ятель, ты с на­ми?
Он сде­лал нес­коль­ко ус­по­ка­ива­ющих глу­боких вдо­хов, бла­годар­ный Ан­тилле­су за под­дер­жку…

Сей­час он то­же не в оди­ночес­тве.

…и под­нял шлем с по­ла.

– Ко­неч­но я с то­бой, Ведж, – и в его го­лосе проз­ву­чал стран­ный от­те­нок, ка­кого Веж­ду еще не до­води­лось слы­шать, что-то тем­ное прос­коль­зну­ло во взгля­де Лю­ка, – я прос­то пред­вку­шаю, как зап­ла­чу по ста­рым сче­там.

Сообщение отредактировал Солярис - 25 Октябрь 2016, 17:12
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Андромеда
сообщение 23 Январь 2017, 22:59
Сообщение #328



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 23
Регистрация: 25 Январь 2016
Пользователь №: 9708



Интересно, а продолжение будет. Мне очень понравился фанфик. Интересно встретятся ли вновь отец и сын и, как они будут вести себя при этой встречи и состоится ли разговор? Проду.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Солярис
сообщение 21 Апрель 2017, 17:54
Сообщение #329



Иконка группы

Группа: Постоялец
Сообщений: 516
Регистрация: 6 Февраль 2014
Из: Новосибирск
Пользователь №: 9439
Раса: Бегунец



Лея запыхалась пока добралась до комнаты, где проходил брифинг пилотов. Она не смогла связаться с Люком до начала инструктажа, затем его вызвали в командный центр, чтобы обсудить детали предстоящей операции и формулировку публичного заявления Альянса жителям галактики о миссии, успешной либо нет. И теперь, всего лишь за несколько минут до вылета, она не могла не найти его.

Первым вышел Нарра. Он улыбнулся с искренней симпатией.
- Ваше Высочество, рад вас видеть. Вы пришли проводить нас.
- Всегда, командующий. Да пребудет с вами Сила.
Он улыбнулся.
- С вернувшимся в команду Люком так и есть, - он оглянулся, стоя в дверном проеме; многие пилоты направлялись к своим кораблям. - Он скоро придет, - Нарра кивнул головой в знак уважения. - Прошу прощения.
Нарра ушел, ведя своих людей к истребителям.

Люк пришел последним в компании, как всегда, Веджа Антиллеса.
- Лея...
Ведж толкнул его в бок, подталкивая ближе к принцессе, и усмехнулся.
- Люк, встретимся снаружи, - он отошел, пятясь спиной к выходу и активно показывая неприличные жесты, хотя принцесса их не видела.
Люк покраснел, пожал плечами и улыбнулся ей; руки теребили ремешки шлема.
- Он думает, что между нами что-то есть.
Лея легко засмеялась.
- Что-то? - повторила она, дразня Люка.
Он заерзал, еще более краснея, откашлялся.
- Вы знаете... - неубедительно он продолжил.

Ее рассмешила его неловкость, это было всего лишь легкое дружеское подшучивание, ей казалось, что Люк вовсе не собирается на задание, где превратится лишь в очередные цифры статистики, в еще одну зарубку на корпусе имперского истребителя.
- Спасибо, - сказал Люк. Он повернулся к выходу.
- За что? - догнала его Лея.
- Нарра сказал мне, что ты замолвила за меня словечко. Благодаря этому меня восстановили.
Лея задалась вопросом, упомянул ли Нарра об участии Рована в его допуске к полетам. - Это то, что ты хочешь.
Что-то в тоне Леи насторожило Люка.
- Ты не очень счастлива.
Они вышли из здания на солнце, в упорядоченный хаос из шума подготовки эскадры к взлету. Земля под ними задрожала, вулкан выбросил очередную порцию дыма. Легкий ветерок поднимал невысоко мелкие частицы пепла, пока они шли к кораблям.
- Лея? - спросил он.
- Хан еще не вернулся, - сказала она, опережая вопрос. - Я беспокоюсь, что оружие за которым его отправили было...

Люк затих. Вот как. Хан. Он подавил крошечную вспышку ревности, что все еще таилась в нем. Он уже давно пришел к согласию с самим собой, что между ним и Леей всегда будут только дружеские отношения, без романтических чувств.
- С ним все будет в порядке, - он осмотрел X-Wing, отметил, что Арту уже был в гнезде. - Он и Чуи всегда возвращаются.

" Хан?" Подумала Лея. Почему она упомянула его? Это о Люке ей должно беспокоиться. Именно Люк улетает на опасную миссию, так почему она заговорила от его имени и упомянула Соло? О чем она думает? Почему у нее такие противоречивые чувства по отношению к этим двум мужчинам? Она любила их обоих; она не могла этого отрицать, но она не была уверена в своих чувствах, все так запутанно. Люк был добрым и спокойным, Хан – резким и сильным и, конечно, она знала, что может полагаться на них обоих. Она любила их, просто не была уверена, каким образом она их любила.
- Я знаю, - сказала она, перекрикивая шум ревущих двигателей. Она сожалела, что упомянула Соло, надеясь, что не отвлечет Люка от миссии своими проблемами. Она протянула руку, коснулась ладонью его щеки.
- Да пребудет с тобой Сила, - привстала на цыпочки и легко поцеловала его в щеку.
- Скоро увидимся, - серьезно он ей сказал, нахлобучивая шлем на голову. Он приставил лестницу и поднялся в свой корабль, Арту просвистел приветствие. - Все готово, Арту, - сказал Люк дроиду, устраиваясь в кресле пилота. - Включить питание... - он сделал паузу, улыбнулся и крикнул Лее. - Хан вернется прежде, чем мы! - и махнул рукой; кабина закрылась.

Принцесса помахала рукой в ответ, отходя к краю посадочной площадки. Откуда Люк мог это знать и почему так уверенно сказал, что Хан вернется?

"Это все джедайские штучки, - сказал Хан, покрутив рукой в воздухе. - Просто прими его заскоки".

Она улыбнулась воспоминанию, пока корабль Люка поднимался с земли. Посадочные стойки сложились под брюхо истребителя, машина уносила Люка все дальше; вулканический пепел взвился облаком вверх в след за X-Wing. Взлетающие истребители сложили крылья и, сквозь плотный дым от вулкана, устремились на миссию.

Её улыбка замерла, облако скрыло солнце, внезапный холод прошел через нее, и вдруг возникло необъяснимо желание крикнуть ему вслед, чтобы он остановился. Ей нужно было сказать больше, ему было это важно, сказать, чтобы был осторожным, чтобы позаботился о себе, не рисковал, но то, что она прошептала под шум двигателя было неожиданным.

- Вернись.

Что-то пошло не так. Что-то, что она не могла понять. Связанное с Люком...

- Вернись, - снова прошептала Лея, пытаясь понять, почему именно это она произнесла.
X-Wings исчез в облаках, рев двигателей прокатился над базой, заглушая грохот вулкана.

- Он будет в порядке, Ваше Высочество.

Лея повернулась на голос и увидела рядом с собой главного техника отряда, с чумазым лицом и растрепанными волосами.

- Вы выглядите обеспокоенной, вспоминаете о прошлой миссии, вдруг это снова повториться. Я права? - спросила Изабель, уверенная, что понимает Лею. - Люк вернется. Они все вернуться. Изабель пыталась убедить себя.
- Я в этом уверена, шеф Жаконти.
Лея слышала ложь в собственных словах, слышали ли Изабель тоже самое?
- Спасибо.
Было ли это тем, что действительно беспокоило ее? Неужели миссия на Эскаале так повлияла на нее, что поселила страх внутри? Это имело смысл, она боялась за своего друга, как он будет справляться и реагировать после травмы. Да, именно это беспокоило ее.

- Вернись...

Изабель подняла взгляд к уже пустому небу; тишина окутала взлетную площадку. Лея пошла обратно в сторону командного центра.

Теперь все, что они могли сделать, это ждать.

***

Вейдер втянул в себя холодный, перенасыщенный кислородом воздух. Почувствовал, как дыхательная смесь причиняет боль, обжигая легкие. Выдохнул, снова вдохнул. Он сидел неподвижно, глубоко погрузившись в медитацию. Двойной мрак: глаза закрыты внутри гипербарической капсулы, сердце растворилось в полуночной мгле. Сила раскрывалась перед ним по мере продвижения в глубину, и он сливался воедино с Темной Стороной.
Он ощущал страх и неуверенность тысяч беженцев, запиханных в «центр для переселенцев», но их тревогу скрашивала надежда: мерцающий свет в середине темноты, и Вейдер отправился дальше, оставив позади манящий отблеск.
Чувствовал напряженное ожидание членов экипажа перед неизбежной атакой повстанцев, страх пилотов, спрятанный в самой глубине души. Но от Вейдера не ускользнула тревожность, притаившаяся у них под ребрами.
Его чувствам открылась планета, стонущая внизу в агонии. Сила кружилась и клубилась вокруг нее, пока животные и растения медленно отправлялись в небытие. Отголоски мучительной смерти еще несколько месяцев будут звучать в Силе.
И сквозь все это он заметил ликование своего мастера. Сегодняшняя битва оттолкнет сочувствующих от Альянса, планеты, готовые встать под их знамена, в ужасе отшатнутся. Мятежников станут считать террористами и боевиками, которые плевать хотели на священную ценность жизни. Тщательно сотканный императором злокозненный обман привлечет повстанцев, как огонь притягивает мошкару.

Он призвал Силу, обернул вокруг себя прохладным одеялом, стараясь заглянуть в будущее, узнать исход приближающейся схватки, но обнаружил…

«Вернись!»

Молодой голос, девичий.
Он нахмурился, не прерывая медитации. Это не будущее, это…

«Вернись!»

Пахнет жаром, пеплом и дымом. Шум, глухое ворчание нестабильной почвы.

«Вернись! Я люблю тебя!»

Он был здесь. Стоял на рампе корабля. Был здесь. С нею вместе!

«Лгунья! – слова сорвались словно лай, наполненные ненавистью и гневом, - ты сговорилась с ним!»
«Нет!»

Он широко распахнул глаза. Воспоминания о прошлом постепенно исчезали, словно таял оставшийся на сетчатке отпечаток. Эту память давно следовало похоронить, но в последнее время она все чаще и чаще всплывала на поверхность, терзая и дразня его потерями. Друзья, любовь, дитя… у него отняли все. И виноваты в этом…

«Твои собственные деяния…»

…предательство джедаев. Предательство жены. Предательство…
…Палпатина
…Оби-Вана.

«Ты был моим братом, Анакин. Я любил тебя!»

Что не помешало ему повернуться и уйти, предоставив пламени пожирать этого самого брата! Не постеснялся он так же и отнять у брата жену и ребенка, напичкать мальчика лживыми бреднями!

«Я не предам Альянс… как ты предал… моего отца»

Столь смелые слова, вымученные сквозь невыносимую агонию, способную сломать куда более зрелого человека. Его сын был силен и телом, и духом, и одарен Силой. Он только что начал осознавать свой потенциал. Мальчишка едва процарапал несколько штрихов на поверхности могущества, ему еще предстояло полностью принять свои способности и овладеть ими.
Вейдер улыбнулся. И отец будет рядом, когда этот день наступит. Когда Люк полностью осознает свой потенциал. Он предвидел это.
Люк займет место подле своего отца и…

«Вернись»

Снова этот шепот. Но это не Падме, и не воспоминание вовсе. Он вгляделся в темноту капсулы, стараясь отследить ощущение, с точностью определить его значение, и…

…Инком Т-65, накренившись, отваливает от облака черного дыма. Солнце, отражающееся от фонаря кабины, мешает разглядеть пилота, но не скрывает эмоции мужчины… Нет, юноши… Испуган и возбужден, но полон решимости свести счеты.
Люк.

***

В спешке от внезапного осознания, Вейдер деактивировал замки медитационной капсулы. Шлем опустился, обхватил голову, восстановив систему жизнеобеспечения костюма, в то время как челюсти отсека разошлись. Он повернул кресло и включил обзорный экран.
Адмирал Оззель развернулся, выходя на связь.
- Милорд?
- Адмирал, объявите боевую тревогу и передвиньте корабли сопровождения за Кусреан. Пусть остаются в укрытии, если не получат приказа вмешаться. Прикажите станции приготовить все орудия и проследите, чтобы на «Исполнителе» находился полный экипаж. Выпустите одно крыло истребителей, остальных привести в полную боевую готовность, и приготовьте к вылету мою личную машину и эскадрилью.
Оззель выслушал распоряжения.
- Будет исполнено, милорд. Однако наша разведка не подтвердила, что следует ожидать атаку, а сканеры ничего не…
Вейдер подавил раздражение: когда-нибудь Оззель перейдет границу, подвергая сомнению его приказы.
- Повстанцы приближаются, адмирал, и мы должны быть готовы.

«Мой сын совсем близко»

- И приготовьте луч захвата. Я собираюсь взять пленного.
Сын и его друзья попались в ловушку императора. Они преуспеют в своей миссии, и галактика проклянет их за удачу. А все последствия выпадут на долю единственного пленника. У Люка не останется иного выбора, кроме как отречься от подобных друзей, он, наконец-то, сорвется с повстанческого поводка и станет сыном своего отца.
Оззель склонил голову.
- Как вам будет уго…
Вейдер оборвал связь.

***

- Р2, три минуты до выхода из гиперпространства, - Люк выпрямился, приготовившись к снижению скорости. Сердце колотилось, от предвкушения битвы и тревоги крутило живот, а протянув руку к панели управления, он удрученно отметил дрожащие пальцы.

«Люк! Отваливай!»

Голос Веджа, во время битвы над Эскаалом, несколько недель назад, когда его подбили, взяли в плен и…

«Вы рассказали нам о доме, Люк. Рассказали о Ведже»

- Вот дерьмо! – выругался Люк, сжимая пальцы в кулак. Р2 тревожно свистнул.
- Со мной все в порядке, Р2, заверил его Люк, к счастью голос не дрогнул, - просто неприятные воспоминания.

«Ты позволил страху поглотить себя, юноша, тогда как гнев и ненависть позволили тебе продержаться так долго»

Люк начал размеренно дышать, стараясь изгнать слова Вейдера из памяти. Он должен сфокусироваться на том, что происходит здесь и сейчас, не на прошлом. Сконцентрироваться на цели, не думать ни о чем ином.

Он закрыл глаза, и погрузился в глубину своего сознания в поисках столь необходимого спокойствия. Почувствовал пульсацию и гул двигателей истребителя, приглушенное дребезжание внутри кабины, тиканье системы жизнеобеспечения.
Как же ему не доставало этого – свободы, которую давал истребитель, незамутненной радости полета! Он открыл глаза, улыбаясь.
- Р2, активируй орудия и приготовь торпеды, - они выйдут из гиперпространства вне системы Кусреана, чтобы не попасть под сканеры, но незачем искушать судьбу – Люк давно уже научился выходить из прыжка «горячим», готовым к любому повороту событий. – Одна минута, приятель, - напомнил он астромеху, - все показатели в норме. Тридцать секунд, - он ухватился за штурвал, облизнул губы, - Р2! Выходим из прыжка!

***

Хаотичная мешанина пятен света за плексигласом фонаря внезапно вытянулась в линии и рассыпалась на блестящие точки звезд в темноте космоса. Люк тут же глянул вправо и с облегчением увидел, как Ведж появился по его правому борту. Антиллес махнул ему рукой в тот самый миг, когда Нарра приказал доложиться.
- Красный-5, жду указаний, - отозвался в свой черед Люк, в то время как Хобби и Йансон заняли свои места слева по борту. Сам Люк встал в позицию позади Нарры.
- Построиться в формацию, плоскости в атакующую позицию, - приказал Нарра, как только отозвались все семнадцать пилотов, - мы заходим на цель «горячими» и точно так же отходим. Ускорение до полной боевой, соблюдать радиомолчание, пока не достигнем цели. И да прибудет с нами Сила!
Люк почувствовал, как перегрузка вжимает тело в кресло, а истребитель набирает скорость.

«Люк, доверься своим чувствам!»

Он улыбнулся эху слов Оби-Вана, ощущая заполнившее его тепло Силы. Сердце перестало колотиться, тревога ушла, оставив только легкую дрожь предвкушения, нараставшую по мере того, как они на максимальной скорости приближались к Кусреану.

***

- Милорд! – голографическое изображение Оззеля с помехами отобразилось на крошечном коммуникаторе внутри кабины модифицированного тай-истребителя, - сканеры засекли восемнадцать одноместных истребителей, приближающихся с высокой скоростью к нашей позиции. Им осталось меньше пяти минут, должен ли я…
- Пусть подлетят без помех. Они должны сделать первый выстрел, потом мы ответим.
Оззель склонил голову, и голограмма погасла. Вейдер активировал комм и обратился к своей эскадрилье:
- Черная эскадрилья, в наши задачи не входит защита станции или уничтожение противника. Этим займутся атакующие крылья. Наша задача проста: обнаружить, отметить и изолировать одного из пилотов повстанцев. Его следует подогнать к «Исполнителю» и принять на борт, живым и невредимым, - он особенно выделил последние слова: Люк не должен пострадать. Он заплатит полную цену за участие в восстании, совсем скоро, но взымать плату дозволено только его отцу, или же императору, никому другому!
- Приготовиться к вылету по моему сигналу, - Вейдер повернул рычаг дросселя и направил истребитель в сторону створок ангара.

***

Они почти подошли к цели, планета Кусреан быстро вырастала по мере приближения. Люк разглядел пустые ремонтные и заправочные станции, заметил орбитальные платформы, кружащиеся над планетой как мертвые космические корабли. Система наведения мерцала, отыскивая цель, и запищала, зафиксировав в прицеле станцию, на которой производили биологическое оружие. Теперь ее увидел и Люк: дюросталевые щупальца сенсоров, протянувшие когти к планете прямо с орбиты. Отвратительное сооружение с не менее отвратительным предназначением!
И всего один крейсер, суперразрушитель, его силуэт маячил позади станции, вырисовываясь на фоне умирающей планеты. Корабль Вейдера.
Дыхание перехватило от судорожного гнева и, одновременно, удовлетворения. Он нанесет Темному Лорду удар. Быть может, не столь разрушительный, как Звезда Смерти, но, тем не менее, удар. Он разрушит еще одну космическую станцию, порученную Вейдеру, и…

Что-то было не так.

Внезапное знание пронзило, словно удар под дых. Люк извернулся, чтобы зрительно проверить пространство, не доверяя сканерам. Где спрятались еще два разрушителя, что должны быть здесь по данным разведки? Где все колесники? Почему по ним никто не стреляет? Все неправильно!
Все его чувства кричали одновременно, он запаниковал, сглотнул тошноту, не понимая, в чем причина. Позади Р2 пропищал встревоженно, заметив ускорившееся сердцебиение пилота.
- Заходим на цель! – приказал Нарра, прерывая радиомолчание, - стреляем всем, что есть, и отходим, Красные!
Они разорвали построение и беспрепятственно направились к оружейной станции. Нарра со своим ведомым – к генератору защитного поля, Люк, Ведж и Хобби – к реактору, остальные взяли на себя систему жизнеобеспечения, ангары и оружейные установки.
- Пара выстрелов, и она полностью в твоей распоряжении, Люк, - с радостным возбуждением заявил Ведж.
Люк не ответил. Все было неправильно, все не так.

«Доверься своим чувствам!»

- Люк? – переспросил Ведж, - их цель приближалась, приближалась слишком быстро, - ты с нами?

Люк смотрел на станцию. Нет, его чувства привело в беспорядок не отсутствие защиты, и даже не корабль Вейдера, которому еще надо было развернуться в их направлении. Проблема была в самой станции. Он не ощущал от нее ничего зловещего. Ничего похожего на Звезду Смерти. Нет злых намерений. Он чувствовал… надежду. Надежду и… невинность!
- Нет, - выкрикнул он внезапно, - коммандер, это ошибка! Здесь что-то неправильно!
- Что? – рявкнул Нарра. Он уже взял генератор под прицел, зарядил торпеды и держал палец на прицеле. Его тоже беспокоило отсутствие защиты, но он надеялся, что им удалось захватить противника врасплох, - что еще за бред, Скайуокер?
- Станция, она не опасна, - крикнул Люк, пытаясь овладеть своими эмоциями, понять, что ему твердит Сила. Он вышел на цель, оставались секунды до того, как Ведж и Хобби выстрелят по обшивке, до того, как ему предстоит уничтожить станцию.
Нарра колебался не дольше микросекунды. Он нажал на кнопку и торпеды ушли. Коммандер развернул крестокрыл в пике, стараясь уйти как можно дальше, пока снаряды достигнут станции. Удар, взрыв, и станция заметно содрогнулась.
Хобби и Ведж последовали примеру командира. Их счетверенные орудия пробили туннель в обшивке, открыв Люку возможность запустить торпеду в реактор. Из коммуникатора раздавались ликующие вопли пилотов.

«Получи обратку, скотина!», «Это вам за Раимар!»

Сооружение трясло, сенсорную установку оторвало, и она, кувыркаясь, отдалялась от станции, в обшивке осталась дыра, через которую в вакуум вынесло воздух и тела.
Люк закричал от боли. Его захлестнули эмоции, он со всей силы нажал на педаль, разворачивая крестокрыл, уводя его как можно дальше от станции.
- Скайуокер! – заорал в его ушах голос Нарры, - какого хатта ты…
- СИДы! – закричал кто-то.
- К нам гости, заходят на пять часов, двенадцать штук. Похоже, что перехватчики, - уточнил Ведж.
- Вот дерьмо! – выругался кто-то другой, - еще больше на два часа!
Люк просканировал пространство, взглядом отслеживая противника.
- Атакующее крыло! Это была ловушка! – он развернул истребитель лицом к врагам. Они все еще не достигли дистанции выстрела, но быстро приближались.
- Мы здесь еще не закончили, - напряженным голосом напомнил им Нарра, - Красный-5, пошел на второй заход на реактор, Второй и Четвёртый, прикройте его! – орудия станции открыли огонь, заставив щиты Нарры содрогнуться, - дрянь! -выругался он, отступая, - щит упал на десять процентов.
- Сэр! – Люк продолжал протестовать, хотя уже разворачивал свой истребитель, по обе стороны от него то же самое делали Ведж и Хобби, - эта станция не…
- Скайуокер, ситх тебя подери, выполняй приказ!

Приказ. Он знал, что подвергает эскадрилью опасности. СИДы их почти нагнали, а он все еще медлит, все еще отказывается подчиниться и рискует попасть под новый трибунал.

«Любое повторное нарушение приведет к официальному рассмотрению дела согласно законам военного времени»

Его раздирали противоречия. Все, что относилось к этой миссии, было неправильным. Станция не представляла собой той угрозы, в которую их заставили поверить. Это была всего лишь приманка, наживка, которая привела их сюда.

Это…

«Нам предстоит долгий разговор, юноша»

Присутствие Вейдера окатило Люка холодной волной, выморозив до костей.

***

Темный Лорд вывел двигатели своего истребителя на полную мощность и понесся навстречу атакующим повстанцам, оказавшимся теперь в ловушке между приближающейся волной истребителей, его собственной эскадрильей и орудиями станции.
- Не стрелять! – приказал он своим, - я отмечу нашу цель.
Он осмотрел поле боя и с удовлетворением отметил, что «Исполнитель» начал разворачиваться в сторону сражения. А теперь он отыщет своего сына.

***

- Люк, проснись! – заорал на него Ведж, - нас разнесут на атомы!
Его машина ушла по спирали, уворачиваясь от зеленых энергетических разрядов. Истребитель Люка содрогнулся от залпа станционных орудий. Р2 заверещал из своего гнезда. Он ушел в штопор влево, выровнял машину и влетел прямо в строй вражеских истребителей, паля из всех орудий.
Из коммуникатора раздавались агонизирующие крики.
- Мы потеряли Двенадцатый! Триани погибла!
- Он висит у меня на хвосте! Помогите! Помогите! А…
- Меня окружили!
Люк поднял щиток шлема и приставил ребро ладони ко лбу, с трудом заставляя себя дышать ровно, в то время как его раздирали противоречивые эмоции. Сила ударами молота стучала по всем чувствам, утверждая одно, в то время как долг и верность требовали другого.
Там умирали его друзья.

«Доверься своим чувствам»

- Разрушитель приближается! – в голосе Йансона звучала паника, - Красный-6, у тебя на хвосте один!
- Где? Я его не вижу, не ви…
Еще одна вспышка, еще одна смерть.
- Люк, у тебя перехватчик сзади! – крикнул Ведж.
- Дерьмо, - он рванул щиток шлема вниз, резко потянул на себя рычаг и бросил корабль в уклоняющийся маневр. Противник последовал за ним, но не открыл огонь.
Он знал, что это Вейдер.

***

Вейдер рванул на себя рычаги управления, повторив маневр крестокрыла. Два корабля выплетали узоры по полю боя, уклоняясь от обломков, отлетевших от поврежденной станции, и ускользая от огненных вспышек.
У его сына были быстрые рефлексы, безошибочные, отточенные Силой. И он был талантливым пилотом, это Вейдер заметил еще над Звездой Смерти, почти два года назад.
Он во многом был сыном своего отца.
Мальчика раздирали противоречивые чувства. Люк заметил, что что-то не складывается со станцией, убедился, что это затейливая ловушка, и все же… часть его сознания желала выстрелить, разрушить станцию, чтобы они могли убраться отсюда. Улететь раньше, чем погибнут все его друзья.
Вейдер навел прицел и выпустил торпеду вслед истребителю сына.
- Оззель, выпускайте еще одно атакующее крыло и вводите в бой остальные корабли.

***

- Он взял нас на прицел! – выкрикнул Люк, отжал штурвал от себя и нырнул глубоко вниз, - Ведж, я…
Как только сканеры крестокрыла Люка показали торпеду, направляющуюся в их сторону, перехватчик ушел в сторону.
- Р2, контрмеры!
Он разнес на части СИД, преграждавший путь, и повернулся, пытаясь углядеть преследующую их боеголовку, - ах ты ж!
Пока Люк сражался с управлением, бросая крестокрыл в немыслимые виражи и перекаты, пытаясь стряхнуть с хвоста торпеду, Р2 выстрелил на перехват. Боеголовка пролетела прямо сквозь облако обломков, которое выпустил астромех, и продолжила нагонять убегающий истребитель.
- Р2, держись! – Люк вцепился в кресло и закрыл глаза в ожидании удара. Истребитель швырнуло вперед, страховочные ремни поймали его, наверняка оставив синяки. Он закричал:
- Меня подбили, меня подбили...

***

Вейдер почувствовал панику Люка, поймал момент обжигающего ужаса, в тот момент, когда боеголовка ударила по кораблю и взорвалась, вдавив маячок в обшивку истребителя.
Он посмотрел на сканер, отметил появившийся на экране сигнал.
- Это наша цель.

***

- Что еще за ерунда?! – воскликнул Люк, не в силах поверить в случившееся, - Р2, доложи о повреждениях, - он глянул на экран, по которому побежала строчка перевода, отметил ущерб щитам, небольшой пробой в обшивке, ничего критичного.
- Люк, ты в порядке? – влез на канал Ведж.
- Да, все нормально. Должно быть… пустышка.
Он одновременно чувствовал и смущение, и облегчение, но Сила продолжала предупреждать об опасности.
- Где же он? Куда он делся? – он извернулся в кресле, пытаясь увидеть перехватчик, задел крылом обломки и потерял одну из пушек. Крестокрыл взревел, перераспределяя энергию на оставшиеся орудия и отключил повреждённый ствол.
- Ведж, Йансон! Вы видите Вейдера?
- Вейдер, - коммуникатор затрещал, когда Антиллес заговорил, откуда ты знаешь, что…
- Еще одна волна! – предупредил их Нарра, - еще больше колесников!
- Паскудство! – выдохнул Люк, происходило невозможное. Шансы против них росли с каждой минутой, ситуация стала отчаянной, а станция, на которой разрабатывали биооружие продолжала висеть над Кусреаном, поврежденная, но не разрушенная.
И все это из-за него! Потому что он раздумывал, когда нужно было стрелять! Он был вторым офицером, за бортом погибали его люди! Его друзья.

«Люк, нет…»

***

- Антиллес, реактор на тебе! – раздался голос Нарры, голос одновременно звучал яростно, разочарованно и отчаянно, - Скайуокер, выходи из боя и возвращайся на базу.
Его обожгло унижением, одновременно вскипела ярость: Люк знал, что случится по возвращении. Нарра думает, что он «замер», что он разучился летать! Вся эскадрилья будет знать, что случилось, как он подвел их, как позволил им умереть!
Неважно, что от станции исходило только ощущение…
…невинности.
…она оставалась имперской. Она принадлежала Вейдеру, и тот все еще летал где-то там, без повреждений! Пришло время проучить Темного Лорда!
Время доказать Альянсу, что Скайуокер – по-прежнему пилот, на которого они могут положиться.
Время выполнить изначальный приказ, нарушив последний.
Люк принял решение. Он развернул крестокрыл, выпустил залп из оставшихся орудий и пробил себе путь сквозь корабли противника.
- В этом нет необходимости, коммандер. Я в порядке. Я могу это сделать, - спокойным, ровным голосом.
- Ведж, Хобби, построились! Давайте взорвем эту штуку и полетим домой.

«Люк, нет!»

***

Вейдер почувствовал возмущение в Силе, услышал, как поет темнота. Он увидел три крестокрыла, построившихся для атаки, определил истребитель своего сына во главе тройки.
- Пропустите их, - приказал он всем пилотам. Станция должна быть разрушена. Пусть его сын ступит на путь полуночи, пусть ощутит мощь и страсть Темной Стороны.

***

Палпатин поднял костистый палец, заставив своего советника моментально замолчать. Он сощурился, присмотрелся, потянулся к Силе и улыбнулся тому, что обнаружил.
Отец… И сын… И Темная Сторона, охватившая их обоих.

***

Люк отбросил звучащее в Силе эхо, обратил все внимание на дисплей, сконцентрировался на ускользании от выстрелов. Он притянул Силу ближе, игнорируя неправильность в ней, сфокусировался только на цели перед собой и закрыл глаза. Нажал спуск, выпустил торпеды и ушел вверх и в сторону, пока они летели в цель.
- Ура-а-а! – завопил Ведж, - прямое попадание, Люк! Добро пожаловать назад!
Люк оглянулся, увидел вспышки, огонь, охвативший внешние балки, увидел, как станция взорвалась и скривил лицо, когда Силу, словно удар ножа, пронзила смерть тех, кто был на борту. Он судорожно вздохнул, проглотил готовый сорваться от кипящих эмоций крик. Ощущения ушли так же быстро, как и возникли, и Люк улыбнулся. Улыбка перешла в торжествующий смех. Он это сделал!

***

- Пора сматываться, Красные! – приказал Нарра, с явным облегчением в голосе.
Уцелевшие крестокрылы один за другим выходили из боя и направлялись к границе солнечной системы, в открытое пространство для прыжка.
- За нами гонятся, - заметил Хобби, стараясь, чтобы голос прозвучал спокойно, в то время как его кормовой щит принял удар. Истребитель встряхнуло.
- Кто бы мог подумать! – напряженно отозвался Ведж, выжав штурвал и со всей силы надавив на педали, закрутив корабль в штопор, чтобы избежать новых залпов.
- Еще больше подвалило, направление…
- Я их вижу, - отозвался Нарра, - Красный-5, они направляются в твою сторону.
Люк заложил вираж, и выстрелы прошли под брюхом его машины. Перехватчики следовали за ним, прокладывая себе путь сквозь красную эскадрилью, пока Люк пытался развернуться. Имперские пилоты сломали построение и налетели на Люка со всех сторон, эффективно взяв в кольцо.
- Вот дерьмо! За меня взялись!
Ведж проверил свои экраны, - разрушитель подходит слишком уж близко, - заметил он. Затем нахмурился, заметив странный сигнал, и зрительно проследил его направление, пока истребитель вздрагивал под огнем. Затем последовал за одним из перехватчиков и разнес его на части.
- Люк, ты передаешь какой-то сигнал!
- Что? – успел выдохнуть Люк, пока еще один перехватчик не сел ему на хвост. Краем глаза он заметил движение сбоку – еще два истребителя заняли места по сторонам, слева и справа. И еще два: сверху и снизу.
- Что они делают?!
Но он знал. Его пометили, а теперь загоняют к приближающемуся флагману, под луч захвата.
- Люк! – закричал Ведж, когда вторая атакующая волна таев отрезала его от друга, открыв огонь по уцелевшим Красным, - ты что, совсем свихнулся?!
- Убирайся отсюда, просто улетай! – выкрикнул Люк в отчаянии, - коммандер, встретимся на базе.
- Мы тебя не оставим, - возразил Антиллес, - не в этот раз!
Нарра вклинился в разговор:
- Красные, уходите в отрыв и прыгайте. Ведж, к тебе это тоже относится! Скайуокер, перед тем как возвращаться, убедись, что избавился от маяка!
- Вас понял! – он уклонился влево, поцарапав плоскость о ближайший перехватчик. Предупредительная вспышка огня сзади испачкала его крыло гарью, - Р2, выкинь эту проклятую сигналку с моей машины!
- Я сберегу тебе пива, Люк!
- Спасибо, Ведж! – он был благодарен за попытку поднять ему настроение, но предчувствовал, что в его венах спустя пару часов окажется вовсе не алкоголь, если только он не отыщет способа вытащить себя и Р2 из этой ловушки.
- Р2, у нас мало времени. Ты можешь дотянуться до маяка? – Люк сражался с самим собой, заставляя себя сохранять спокойствие, не поддаваться панике, понимая, что потеря самообладания приведет его обратно в тюремную камеру.
Он облизнул пересохшие губы, добавив в уравнение нависающий суперразрушитель.
Р2 взвизгнул и просвистел полную сомнений трель, поднимаясь из гнезда для дроида и примагничиваясь к обшивке крестокрыла. Он продолжал свистеть, перекатываясь по направлению к маленькой пробоине.
- Я знаю, знаю, я буду лететь осторожно, ты только позаботься о себе.
Шёпот-предупреждение в Силе, и он отжал штурвал вперед, затем вниз, и поцарапал брюхо истребителя о верхушку перехватчика прямо под собою. Зеленый огонь лазеров осветил фонарь кабины сверху.
- Р2, ты в порядке?
Приглушенный свист подбодрил его.
- Понял, давай быстрее и возвращайся в гнездо. Мы как раз успеваем, - он глубоко вдохнул, успокаиваясь, нельзя терять концентрацию. Потянулся к Силе и обнаружил…

…ничто… пустое пространство… нет ощущения ни мощи, ни уверенности.

Еще один глубокий вдох. «Ну что же ты, не оставляй меня теперь!», - прошептал он Силе и потянулся снова.

***

- Луч захвата готов, милорд, через несколько секунд пилот будет в пределах досягаемости, - заверил Вейдера Оззель, пока тот продолжал следовать за вихляющим крестокрылом.
У Люка не осталось особого пространства для маневра, движения ограничивали пастухи-перехватчики черной эскадрильи. Скоро, совсем скоро, его сын окажется в его власти. Скоро Люк узнает, к каким последствиям привели его действия, и тогда он…
Вейдер нахмурился и наклонился вперед, чтобы лучше видеть крестокрыл. Дроид выдвинулся из гнезда и начал передвигаться вдоль поверхности истребителя. Он улыбнулся: Люк пытается удалить передатчик. Слишком поздно, он остался последним повстанческим кораблем, невозможно промахнуться теперь, когда битва уже закончилась.
Вейдер выстрелил в сторону астромеха, но истребитель Люка внезапно ушел вниз, так как мальчишка сумел предвидеть выстрел и защитил своего маленького ремонтника.
Любопытно, что Люк настолько дорожит своим дроидом…

***

«Мы их поймали, Р2!»

Разве он сам не вел себя так же много лет назад? Разве не было у него верного дроида, всегда следовавшего за хозяином?
Р2Д2. Он значительно усовершенствовал конструкцию дроида, за те годы, что прошли с того времени, как ему подарила его…
Нет, он не будет даже в мыслях произносить ее имя, не будет вспоминать!
Он наблюдал как дроид добрался до пробоины, выпустил манипулятор-клешню и залез в дырку в фюзеляже. Видел, как астромех достал маячок и вышвырнул подальше, как устройство отскочило от его собственного истребителя.
Маленький голубой дроид в лифте на Эскаале. Тот дроид, что взломал систему тюремного центра и отключил энергию, помогая старшему следователю Ровану спасти своего юного хозяина. Именно этот дроид сейчас старательно возвращался в гнездо для астромеха. Нет никаких сомнений, что это именно Р2Д2!
Вейдер не мог справиться с любопытством. Он улыбнулся, недоумевая, как астродроид прожил все эти годы, прошедшие с того времени, как он видел его в последний раз.

«Р2, оставайся на корабле»

Мустафар.

«Ты был моим братом, Анакин!»

***

Темный лорд издал рычащий звук, застрявший где-то в глубине гортани, злясь, что позволил дроиду отвлечь себя, позволил мыслям унестись так далеко, в то время как следовало сфокусироваться на поимке своего блудного сына и доставке его на борт «Исполнителя», под охрану. Он снова обратил все внимание на пилота, открылся и ощутил уникальное присутствие сына.
Мальчишка метался, пытаясь найти точку концентрации, его ощущение в Силе ослабло, стало приглушенным, начало исчезать и…
Он закричал:
- Нет! – осознав, что Люк собирается сделать, и в чем заключается его ошибка. Несмотря на то, что мальчишка подстрелил истребитель у себя по носу, он все равно должен был оставить корабль у него прямо по курсу.
- Оззель! Немедленно! – зарычал Вейдер, открывая огонь по кораблю сына, - выведите его из строя!

***

Р2 засвистел сзади, и Люк раскочегарил двигатели на полною катушку, выжав из крестокрыла все, что можно, до предела. Он ускорился по направлению к разрушителю, подальше от конвоя перехватчиков, когда лазерный луч пронесся с боку кабины. Он ушел вниз, увернулся, перегрузка вдавила в кресло, и нырнул под бок разрушителя, под его огромное брюхо, вынырнул на другой стороне.
- Р2, рассчитай прыжок!
В ответ он получил предупреждающий свист.
- Я знаю, что мы внутри системы. Компенсируй!
Крестокрыл вздрогнул, щиты взвыли от нагрузки, когда истребитель вырвался на открытое место, закручиваясь в штопор и уходя в пике, чтобы избежать лазерного обстрела.
- Р2! – закричал Люк.
Крестокрыл нырнул в гиперпространство, и лазерные лучи ушли в пустоту.
- Ми… лорд, - Оззель бормотал из коммуникатора, - мы... мы не смогли навести луч. Внезапное ускорение…
Вейдер выключил связь.

***

Он уставился на точку пространства, в которой исчез Люк. Мальчик пошел на риск, пригнув так близко к планетной системе, но он в молодости поступил бы точно так же. Провернуть побег в самую последнюю секунду, вопреки всем вероятностям, и все равно победить.
Он развернул свой истребитель, направляясь обратно на «Исполнитель» и увидел горящие остатки центра для беженцев. Когда до Люка дойдет, что он только что убил гражданских: мужчин, женщин, детей, чьим единственным преступлением была вера в Палпатина, что император на самом деле переселит их на новую планету… у него резко поубавится ликования.
Горечь и отчаянье заведут мальчика еще глубже в темноту, и там его встретит отец. Нужно только подождать.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Солярис
сообщение 21 Апрель 2017, 17:55
Сообщение #330



Иконка группы

Группа: Постоялец
Сообщений: 516
Регистрация: 6 Февраль 2014
Из: Новосибирск
Пользователь №: 9439
Раса: Бегунец



Глава 30

Лея запыхалась пока добралась до комнаты, где проходил брифинг пилотов. Она не смогла связаться с Люком до начала инструктажа, затем его вызвали в командный центр, чтобы обсудить детали предстоящей операции и формулировку публичного заявления Альянса жителям галактики о миссии, успешной либо нет. И теперь, всего лишь за несколько минут до вылета, она не могла не найти его.

Первым вышел Нарра. Он улыбнулся с искренней симпатией.
- Ваше Высочество, рад вас видеть. Вы пришли проводить нас.
- Всегда, командующий. Да пребудет с вами Сила.
Он улыбнулся.
- С вернувшимся в команду Люком так и есть, - он оглянулся, стоя в дверном проеме; многие пилоты направлялись к своим кораблям. - Он скоро придет, - Нарра кивнул головой в знак уважения. - Прошу прощения.
Нарра ушел, ведя своих людей к истребителям.

Люк пришел последним в компании, как всегда, Веджа Антиллеса.
- Лея...
Ведж толкнул его в бок, подталкивая ближе к принцессе, и усмехнулся.
- Люк, встретимся снаружи, - он отошел, пятясь спиной к выходу и активно показывая неприличные жесты, хотя принцесса их не видела.
Люк покраснел, пожал плечами и улыбнулся ей; руки теребили ремешки шлема.
- Он думает, что между нами что-то есть.
Лея легко засмеялась.
- Что-то? - повторила она, дразня Люка.
Он заерзал, еще более краснея, откашлялся.
- Вы знаете... - неубедительно он продолжил.

Ее рассмешила его неловкость, это было всего лишь легкое дружеское подшучивание, ей казалось, что Люк вовсе не собирается на задание, где превратится лишь в очередные цифры статистики, в еще одну зарубку на корпусе имперского истребителя.
- Спасибо, - сказал Люк. Он повернулся к выходу.
- За что? - догнала его Лея.
- Нарра сказал мне, что ты замолвила за меня словечко. Благодаря этому меня восстановили.
Лея задалась вопросом, упомянул ли Нарра об участии Рована в его допуске к полетам. - Это то, что ты хочешь.
Что-то в тоне Леи насторожило Люка.
- Ты не очень счастлива.
Они вышли из здания на солнце, в упорядоченный хаос из шума подготовки эскадры к взлету. Земля под ними задрожала, вулкан выбросил очередную порцию дыма. Легкий ветерок поднимал невысоко мелкие частицы пепла, пока они шли к кораблям.
- Лея? - спросил он.
- Хан еще не вернулся, - сказала она, опережая вопрос. - Я беспокоюсь, что оружие за которым его отправили было...

Люк затих. Вот как. Хан. Он подавил крошечную вспышку ревности, что все еще таилась в нем. Он уже давно пришел к согласию с самим собой, что между ним и Леей всегда будут только дружеские отношения, без романтических чувств.
- С ним все будет в порядке, - он осмотрел X-Wing, отметил, что Арту уже был в гнезде. - Он и Чуи всегда возвращаются.

" Хан?" Подумала Лея. Почему она упомянула его? Это о Люке ей должно беспокоиться. Именно Люк улетает на опасную миссию, так почему она заговорила от его имени и упомянула Соло? О чем она думает? Почему у нее такие противоречивые чувства по отношению к этим двум мужчинам? Она любила их обоих; она не могла этого отрицать, но она не была уверена в своих чувствах, все так запутанно. Люк был добрым и спокойным, Хан – резким и сильным и, конечно, она знала, что может полагаться на них обоих. Она любила их, просто не была уверена, каким образом она их любила.
- Я знаю, - сказала она, перекрикивая шум ревущих двигателей. Она сожалела, что упомянула Соло, надеясь, что не отвлечет Люка от миссии своими проблемами. Она протянула руку, коснулась ладонью его щеки.
- Да пребудет с тобой Сила, - привстала на цыпочки и легко поцеловала его в щеку.
- Скоро увидимся, - серьезно он ей сказал, нахлобучивая шлем на голову. Он приставил лестницу и поднялся в свой корабль, Арту просвистел приветствие. - Все готово, Арту, - сказал Люк дроиду, устраиваясь в кресле пилота. - Включить питание... - он сделал паузу, улыбнулся и крикнул Лее. - Хан вернется прежде, чем мы! - и махнул рукой; кабина закрылась.

Принцесса помахала рукой в ответ, отходя к краю посадочной площадки. Откуда Люк мог это знать и почему так уверенно сказал, что Хан вернется?

"Это все джедайские штучки, - сказал Хан, покрутив рукой в воздухе. - Просто прими его заскоки".

Она улыбнулась воспоминанию, пока корабль Люка поднимался с земли. Посадочные стойки сложились под брюхо истребителя, машина уносила Люка все дальше; вулканический пепел взвился облаком вверх в след за X-Wing. Взлетающие истребители сложили крылья и, сквозь плотный дым от вулкана, устремились на миссию.

Её улыбка замерла, облако скрыло солнце, внезапный холод прошел через нее, и вдруг возникло необъяснимо желание крикнуть ему вслед, чтобы он остановился. Ей нужно было сказать больше, ему было это важно, сказать, чтобы был осторожным, чтобы позаботился о себе, не рисковал, но то, что она прошептала под шум двигателя было неожиданным.

- Вернись.

Что-то пошло не так. Что-то, что она не могла понять. Связанное с Люком...

- Вернись, - снова прошептала Лея, пытаясь понять, почему именно это она произнесла.
X-Wings исчез в облаках, рев двигателей прокатился над базой, заглушая грохот вулкана.

- Он будет в порядке, Ваше Высочество.

Лея повернулась на голос и увидела рядом с собой главного техника отряда, с чумазым лицом и растрепанными волосами.

- Вы выглядите обеспокоенной, вспоминаете о прошлой миссии, вдруг это снова повториться. Я права? - спросила Изабель, уверенная, что понимает Лею. - Люк вернется. Они все вернуться. Изабель пыталась убедить себя.
- Я в этом уверена, шеф Жаконти.
Лея слышала ложь в собственных словах, слышали ли Изабель тоже самое?
- Спасибо.
Было ли это тем, что действительно беспокоило ее? Неужели миссия на Эскаале так повлияла на нее, что поселила страх внутри? Это имело смысл, она боялась за своего друга, как он будет справляться и реагировать после травмы. Да, именно это беспокоило ее.

- Вернись...

Изабель подняла взгляд к уже пустому небу; тишина окутала взлетную площадку. Лея пошла обратно в сторону командного центра.

Теперь все, что они могли сделать, это ждать.

***

Вейдер втянул в себя холодный, перенасыщенный кислородом воздух. Почувствовал, как дыхательная смесь причиняет боль, обжигая легкие. Выдохнул, снова вдохнул. Он сидел неподвижно, глубоко погрузившись в медитацию. Двойной мрак: глаза закрыты внутри гипербарической капсулы, сердце растворилось в полуночной мгле. Сила раскрывалась перед ним по мере продвижения в глубину, и он сливался воедино с Темной Стороной.
Он ощущал страх и неуверенность тысяч беженцев, запиханных в «центр для переселенцев», но их тревогу скрашивала надежда: мерцающий свет в середине темноты, и Вейдер отправился дальше, оставив позади манящий отблеск.
Чувствовал напряженное ожидание членов экипажа перед неизбежной атакой повстанцев, страх пилотов, спрятанный в самой глубине души. Но от Вейдера не ускользнула тревожность, притаившаяся у них под ребрами.
Его чувствам открылась планета, стонущая внизу в агонии. Сила кружилась и клубилась вокруг нее, пока животные и растения медленно отправлялись в небытие. Отголоски мучительной смерти еще несколько месяцев будут звучать в Силе.
И сквозь все это он заметил ликование своего мастера. Сегодняшняя битва оттолкнет сочувствующих от Альянса, планеты, готовые встать под их знамена, в ужасе отшатнутся. Мятежников станут считать террористами и боевиками, которые плевать хотели на священную ценность жизни. Тщательно сотканный императором злокозненный обман привлечет повстанцев, как огонь притягивает мошкару.

Он призвал Силу, обернул вокруг себя прохладным одеялом, стараясь заглянуть в будущее, узнать исход приближающейся схватки, но обнаружил…

«Вернись!»

Молодой голос, девичий.
Он нахмурился, не прерывая медитации. Это не будущее, это…

«Вернись!»

Пахнет жаром, пеплом и дымом. Шум, глухое ворчание нестабильной почвы.

«Вернись! Я люблю тебя!»

Он был здесь. Стоял на рампе корабля. Был здесь. С нею вместе!

«Лгунья! – слова сорвались словно лай, наполненные ненавистью и гневом, - ты сговорилась с ним!»
«Нет!»

Он широко распахнул глаза. Воспоминания о прошлом постепенно исчезали, словно таял оставшийся на сетчатке отпечаток. Эту память давно следовало похоронить, но в последнее время она все чаще и чаще всплывала на поверхность, терзая и дразня его потерями. Друзья, любовь, дитя… у него отняли все. И виноваты в этом…

«Твои собственные деяния…»

…предательство джедаев. Предательство жены. Предательство…
…Палпатина
…Оби-Вана.

«Ты был моим братом, Анакин. Я любил тебя!»

Что не помешало ему повернуться и уйти, предоставив пламени пожирать этого самого брата! Не постеснялся он так же и отнять у брата жену и ребенка, напичкать мальчика лживыми бреднями!

«Я не предам Альянс… как ты предал… моего отца»

Столь смелые слова, вымученные сквозь невыносимую агонию, способную сломать куда более зрелого человека. Его сын был силен и телом, и духом, и одарен Силой. Он только что начал осознавать свой потенциал. Мальчишка едва процарапал несколько штрихов на поверхности могущества, ему еще предстояло полностью принять свои способности и овладеть ими.
Вейдер улыбнулся. И отец будет рядом, когда этот день наступит. Когда Люк полностью осознает свой потенциал. Он предвидел это.
Люк займет место подле своего отца и…

«Вернись»

Снова этот шепот. Но это не Падме, и не воспоминание вовсе. Он вгляделся в темноту капсулы, стараясь отследить ощущение, с точностью определить его значение, и…

…Инком Т-65, накренившись, отваливает от облака черного дыма. Солнце, отражающееся от фонаря кабины, мешает разглядеть пилота, но не скрывает эмоции мужчины… Нет, юноши… Испуган и возбужден, но полон решимости свести счеты.
Люк.

***

В спешке от внезапного осознания, Вейдер деактивировал замки медитационной капсулы. Шлем опустился, обхватил голову, восстановив систему жизнеобеспечения костюма, в то время как челюсти отсека разошлись. Он повернул кресло и включил обзорный экран.
Адмирал Оззель развернулся, выходя на связь.
- Милорд?
- Адмирал, объявите боевую тревогу и передвиньте корабли сопровождения за Кусреан. Пусть остаются в укрытии, если не получат приказа вмешаться. Прикажите станции приготовить все орудия и проследите, чтобы на «Исполнителе» находился полный экипаж. Выпустите одно крыло истребителей, остальных привести в полную боевую готовность, и приготовьте к вылету мою личную машину и эскадрилью.
Оззель выслушал распоряжения.
- Будет исполнено, милорд. Однако наша разведка не подтвердила, что следует ожидать атаку, а сканеры ничего не…
Вейдер подавил раздражение: когда-нибудь Оззель перейдет границу, подвергая сомнению его приказы.
- Повстанцы приближаются, адмирал, и мы должны быть готовы.

«Мой сын совсем близко»

- И приготовьте луч захвата. Я собираюсь взять пленного.
Сын и его друзья попались в ловушку императора. Они преуспеют в своей миссии, и галактика проклянет их за удачу. А все последствия выпадут на долю единственного пленника. У Люка не останется иного выбора, кроме как отречься от подобных друзей, он, наконец-то, сорвется с повстанческого поводка и станет сыном своего отца.
Оззель склонил голову.
- Как вам будет уго…
Вейдер оборвал связь.

***

- Р2, три минуты до выхода из гиперпространства, - Люк выпрямился, приготовившись к снижению скорости. Сердце колотилось, от предвкушения битвы и тревоги крутило живот, а протянув руку к панели управления, он удрученно отметил дрожащие пальцы.

«Люк! Отваливай!»

Голос Веджа, во время битвы над Эскаалом, несколько недель назад, когда его подбили, взяли в плен и…

«Вы рассказали нам о доме, Люк. Рассказали о Ведже»

- Вот дерьмо! – выругался Люк, сжимая пальцы в кулак. Р2 тревожно свистнул.
- Со мной все в порядке, Р2, заверил его Люк, к счастью голос не дрогнул, - просто неприятные воспоминания.

«Ты позволил страху поглотить себя, юноша, тогда как гнев и ненависть позволили тебе продержаться так долго»

Люк начал размеренно дышать, стараясь изгнать слова Вейдера из памяти. Он должен сфокусироваться на том, что происходит здесь и сейчас, не на прошлом. Сконцентрироваться на цели, не думать ни о чем ином.

Он закрыл глаза, и погрузился в глубину своего сознания в поисках столь необходимого спокойствия. Почувствовал пульсацию и гул двигателей истребителя, приглушенное дребезжание внутри кабины, тиканье системы жизнеобеспечения.
Как же ему не доставало этого – свободы, которую давал истребитель, незамутненной радости полета! Он открыл глаза, улыбаясь.
- Р2, активируй орудия и приготовь торпеды, - они выйдут из гиперпространства вне системы Кусреана, чтобы не попасть под сканеры, но незачем искушать судьбу – Люк давно уже научился выходить из прыжка «горячим», готовым к любому повороту событий. – Одна минута, приятель, - напомнил он астромеху, - все показатели в норме. Тридцать секунд, - он ухватился за штурвал, облизнул губы, - Р2! Выходим из прыжка!

***

Хаотичная мешанина пятен света за плексигласом фонаря внезапно вытянулась в линии и рассыпалась на блестящие точки звезд в темноте космоса. Люк тут же глянул вправо и с облегчением увидел, как Ведж появился по его правому борту. Антиллес махнул ему рукой в тот самый миг, когда Нарра приказал доложиться.
- Красный-5, жду указаний, - отозвался в свой черед Люк, в то время как Хобби и Йансон заняли свои места слева по борту. Сам Люк встал в позицию позади Нарры.
- Построиться в формацию, плоскости в атакующую позицию, - приказал Нарра, как только отозвались все семнадцать пилотов, - мы заходим на цель «горячими» и точно так же отходим. Ускорение до полной боевой, соблюдать радиомолчание, пока не достигнем цели. И да прибудет с нами Сила!
Люк почувствовал, как перегрузка вжимает тело в кресло, а истребитель набирает скорость.

«Люк, доверься своим чувствам!»

Он улыбнулся эху слов Оби-Вана, ощущая заполнившее его тепло Силы. Сердце перестало колотиться, тревога ушла, оставив только легкую дрожь предвкушения, нараставшую по мере того, как они на максимальной скорости приближались к Кусреану.

***

- Милорд! – голографическое изображение Оззеля с помехами отобразилось на крошечном коммуникаторе внутри кабины модифицированного тай-истребителя, - сканеры засекли восемнадцать одноместных истребителей, приближающихся с высокой скоростью к нашей позиции. Им осталось меньше пяти минут, должен ли я…
- Пусть подлетят без помех. Они должны сделать первый выстрел, потом мы ответим.
Оззель склонил голову, и голограмма погасла. Вейдер активировал комм и обратился к своей эскадрилье:
- Черная эскадрилья, в наши задачи не входит защита станции или уничтожение противника. Этим займутся атакующие крылья. Наша задача проста: обнаружить, отметить и изолировать одного из пилотов повстанцев. Его следует подогнать к «Исполнителю» и принять на борт, живым и невредимым, - он особенно выделил последние слова: Люк не должен пострадать. Он заплатит полную цену за участие в восстании, совсем скоро, но взымать плату дозволено только его отцу, или же императору, никому другому!
- Приготовиться к вылету по моему сигналу, - Вейдер повернул рычаг дросселя и направил истребитель в сторону створок ангара.

***

Они почти подошли к цели, планета Кусреан быстро вырастала по мере приближения. Люк разглядел пустые ремонтные и заправочные станции, заметил орбитальные платформы, кружащиеся над планетой как мертвые космические корабли. Система наведения мерцала, отыскивая цель, и запищала, зафиксировав в прицеле станцию, на которой производили биологическое оружие. Теперь ее увидел и Люк: дюросталевые щупальца сенсоров, протянувшие когти к планете прямо с орбиты. Отвратительное сооружение с не менее отвратительным предназначением!
И всего один крейсер, суперразрушитель, его силуэт маячил позади станции, вырисовываясь на фоне умирающей планеты. Корабль Вейдера.
Дыхание перехватило от судорожного гнева и, одновременно, удовлетворения. Он нанесет Темному Лорду удар. Быть может, не столь разрушительный, как Звезда Смерти, но, тем не менее, удар. Он разрушит еще одну космическую станцию, порученную Вейдеру, и…

Что-то было не так.

Внезапное знание пронзило, словно удар под дых. Люк извернулся, чтобы зрительно проверить пространство, не доверяя сканерам. Где спрятались еще два разрушителя, что должны быть здесь по данным разведки? Где все колесники? Почему по ним никто не стреляет? Все неправильно!
Все его чувства кричали одновременно, он запаниковал, сглотнул тошноту, не понимая, в чем причина. Позади Р2 пропищал встревоженно, заметив ускорившееся сердцебиение пилота.
- Заходим на цель! – приказал Нарра, прерывая радиомолчание, - стреляем всем, что есть, и отходим, Красные!
Они разорвали построение и беспрепятственно направились к оружейной станции. Нарра со своим ведомым – к генератору защитного поля, Люк, Ведж и Хобби – к реактору, остальные взяли на себя систему жизнеобеспечения, ангары и оружейные установки.
- Пара выстрелов, и она полностью в твоей распоряжении, Люк, - с радостным возбуждением заявил Ведж.
Люк не ответил. Все было неправильно, все не так.

«Доверься своим чувствам!»

- Люк? – переспросил Ведж, - их цель приближалась, приближалась слишком быстро, - ты с нами?

Люк смотрел на станцию. Нет, его чувства привело в беспорядок не отсутствие защиты, и даже не корабль Вейдера, которому еще надо было развернуться в их направлении. Проблема была в самой станции. Он не ощущал от нее ничего зловещего. Ничего похожего на Звезду Смерти. Нет злых намерений. Он чувствовал… надежду. Надежду и… невинность!
- Нет, - выкрикнул он внезапно, - коммандер, это ошибка! Здесь что-то неправильно!
- Что? – рявкнул Нарра. Он уже взял генератор под прицел, зарядил торпеды и держал палец на прицеле. Его тоже беспокоило отсутствие защиты, но он надеялся, что им удалось захватить противника врасплох, - что еще за бред, Скайуокер?
- Станция, она не опасна, - крикнул Люк, пытаясь овладеть своими эмоциями, понять, что ему твердит Сила. Он вышел на цель, оставались секунды до того, как Ведж и Хобби выстрелят по обшивке, до того, как ему предстоит уничтожить станцию.
Нарра колебался не дольше микросекунды. Он нажал на кнопку и торпеды ушли. Коммандер развернул крестокрыл в пике, стараясь уйти как можно дальше, пока снаряды достигнут станции. Удар, взрыв, и станция заметно содрогнулась.
Хобби и Ведж последовали примеру командира. Их счетверенные орудия пробили туннель в обшивке, открыв Люку возможность запустить торпеду в реактор. Из коммуникатора раздавались ликующие вопли пилотов.

«Получи обратку, скотина!», «Это вам за Раимар!»

Сооружение трясло, сенсорную установку оторвало, и она, кувыркаясь, отдалялась от станции, в обшивке осталась дыра, через которую в вакуум вынесло воздух и тела.
Люк закричал от боли. Его захлестнули эмоции, он со всей силы нажал на педаль, разворачивая крестокрыл, уводя его как можно дальше от станции.
- Скайуокер! – заорал в его ушах голос Нарры, - какого хатта ты…
- СИДы! – закричал кто-то.
- К нам гости, заходят на пять часов, двенадцать штук. Похоже, что перехватчики, - уточнил Ведж.
- Вот дерьмо! – выругался кто-то другой, - еще больше на два часа!
Люк просканировал пространство, взглядом отслеживая противника.
- Атакующее крыло! Это была ловушка! – он развернул истребитель лицом к врагам. Они все еще не достигли дистанции выстрела, но быстро приближались.
- Мы здесь еще не закончили, - напряженным голосом напомнил им Нарра, - Красный-5, пошел на второй заход на реактор, Второй и Четвёртый, прикройте его! – орудия станции открыли огонь, заставив щиты Нарры содрогнуться, - дрянь! -выругался он, отступая, - щит упал на десять процентов.
- Сэр! – Люк продолжал протестовать, хотя уже разворачивал свой истребитель, по обе стороны от него то же самое делали Ведж и Хобби, - эта станция не…
- Скайуокер, ситх тебя подери, выполняй приказ!

Приказ. Он знал, что подвергает эскадрилью опасности. СИДы их почти нагнали, а он все еще медлит, все еще отказывается подчиниться и рискует попасть под новый трибунал.

«Любое повторное нарушение приведет к официальному рассмотрению дела согласно законам военного времени»

Его раздирали противоречия. Все, что относилось к этой миссии, было неправильным. Станция не представляла собой той угрозы, в которую их заставили поверить. Это была всего лишь приманка, наживка, которая привела их сюда.

Это…

«Нам предстоит долгий разговор, юноша»

Присутствие Вейдера окатило Люка холодной волной, выморозив до костей.

***

Темный Лорд вывел двигатели своего истребителя на полную мощность и понесся навстречу атакующим повстанцам, оказавшимся теперь в ловушке между приближающейся волной истребителей, его собственной эскадрильей и орудиями станции.
- Не стрелять! – приказал он своим, - я отмечу нашу цель.
Он осмотрел поле боя и с удовлетворением отметил, что «Исполнитель» начал разворачиваться в сторону сражения. А теперь он отыщет своего сына.

***

- Люк, проснись! – заорал на него Ведж, - нас разнесут на атомы!
Его машина ушла по спирали, уворачиваясь от зеленых энергетических разрядов. Истребитель Люка содрогнулся от залпа станционных орудий. Р2 заверещал из своего гнезда. Он ушел в штопор влево, выровнял машину и влетел прямо в строй вражеских истребителей, паля из всех орудий.
Из коммуникатора раздавались агонизирующие крики.
- Мы потеряли Двенадцатый! Триани погибла!
- Он висит у меня на хвосте! Помогите! Помогите! А…
- Меня окружили!
Люк поднял щиток шлема и приставил ребро ладони ко лбу, с трудом заставляя себя дышать ровно, в то время как его раздирали противоречивые эмоции. Сила ударами молота стучала по всем чувствам, утверждая одно, в то время как долг и верность требовали другого.
Там умирали его друзья.

«Доверься своим чувствам»

- Разрушитель приближается! – в голосе Йансона звучала паника, - Красный-6, у тебя на хвосте один!
- Где? Я его не вижу, не ви…
Еще одна вспышка, еще одна смерть.
- Люк, у тебя перехватчик сзади! – крикнул Ведж.
- Дерьмо, - он рванул щиток шлема вниз, резко потянул на себя рычаг и бросил корабль в уклоняющийся маневр. Противник последовал за ним, но не открыл огонь.
Он знал, что это Вейдер.

***

Вейдер рванул на себя рычаги управления, повторив маневр крестокрыла. Два корабля выплетали узоры по полю боя, уклоняясь от обломков, отлетевших от поврежденной станции, и ускользая от огненных вспышек.
У его сына были быстрые рефлексы, безошибочные, отточенные Силой. И он был талантливым пилотом, это Вейдер заметил еще над Звездой Смерти, почти два года назад.
Он во многом был сыном своего отца.
Мальчика раздирали противоречивые чувства. Люк заметил, что что-то не складывается со станцией, убедился, что это затейливая ловушка, и все же… часть его сознания желала выстрелить, разрушить станцию, чтобы они могли убраться отсюда. Улететь раньше, чем погибнут все его друзья.
Вейдер навел прицел и выпустил торпеду вслед истребителю сына.
- Оззель, выпускайте еще одно атакующее крыло и вводите в бой остальные корабли.

***

- Он взял нас на прицел! – выкрикнул Люк, отжал штурвал от себя и нырнул глубоко вниз, - Ведж, я…
Как только сканеры крестокрыла Люка показали торпеду, направляющуюся в их сторону, перехватчик ушел в сторону.
- Р2, контрмеры!
Он разнес на части СИД, преграждавший путь, и повернулся, пытаясь углядеть преследующую их боеголовку, - ах ты ж!
Пока Люк сражался с управлением, бросая крестокрыл в немыслимые виражи и перекаты, пытаясь стряхнуть с хвоста торпеду, Р2 выстрелил на перехват. Боеголовка пролетела прямо сквозь облако обломков, которое выпустил астромех, и продолжила нагонять убегающий истребитель.
- Р2, держись! – Люк вцепился в кресло и закрыл глаза в ожидании удара. Истребитель швырнуло вперед, страховочные ремни поймали его, наверняка оставив синяки. Он закричал:
- Меня подбили, меня подбили...

***

Вейдер почувствовал панику Люка, поймал момент обжигающего ужаса, в тот момент, когда боеголовка ударила по кораблю и взорвалась, вдавив маячок в обшивку истребителя.
Он посмотрел на сканер, отметил появившийся на экране сигнал.
- Это наша цель.

***

- Что еще за ерунда?! – воскликнул Люк, не в силах поверить в случившееся, - Р2, доложи о повреждениях, - он глянул на экран, по которому побежала строчка перевода, отметил ущерб щитам, небольшой пробой в обшивке, ничего критичного.
- Люк, ты в порядке? – влез на канал Ведж.
- Да, все нормально. Должно быть… пустышка.
Он одновременно чувствовал и смущение, и облегчение, но Сила продолжала предупреждать об опасности.
- Где же он? Куда он делся? – он извернулся в кресле, пытаясь увидеть перехватчик, задел крылом обломки и потерял одну из пушек. Крестокрыл взревел, перераспределяя энергию на оставшиеся орудия и отключил повреждённый ствол.
- Ведж, Йансон! Вы видите Вейдера?
- Вейдер, - коммуникатор затрещал, когда Антиллес заговорил, откуда ты знаешь, что…
- Еще одна волна! – предупредил их Нарра, - еще больше колесников!
- Паскудство! – выдохнул Люк, происходило невозможное. Шансы против них росли с каждой минутой, ситуация стала отчаянной, а станция, на которой разрабатывали биооружие продолжала висеть над Кусреаном, поврежденная, но не разрушенная.
И все это из-за него! Потому что он раздумывал, когда нужно было стрелять! Он был вторым офицером, за бортом погибали его люди! Его друзья.

«Люк, нет…»

***

- Антиллес, реактор на тебе! – раздался голос Нарры, голос одновременно звучал яростно, разочарованно и отчаянно, - Скайуокер, выходи из боя и возвращайся на базу.
Его обожгло унижением, одновременно вскипела ярость: Люк знал, что случится по возвращении. Нарра думает, что он «замер», что он разучился летать! Вся эскадрилья будет знать, что случилось, как он подвел их, как позволил им умереть!
Неважно, что от станции исходило только ощущение…
…невинности.
…она оставалась имперской. Она принадлежала Вейдеру, и тот все еще летал где-то там, без повреждений! Пришло время проучить Темного Лорда!
Время доказать Альянсу, что Скайуокер – по-прежнему пилот, на которого они могут положиться.
Время выполнить изначальный приказ, нарушив последний.
Люк принял решение. Он развернул крестокрыл, выпустил залп из оставшихся орудий и пробил себе путь сквозь корабли противника.
- В этом нет необходимости, коммандер. Я в порядке. Я могу это сделать, - спокойным, ровным голосом.
- Ведж, Хобби, построились! Давайте взорвем эту штуку и полетим домой.

«Люк, нет!»

***

Вейдер почувствовал возмущение в Силе, услышал, как поет темнота. Он увидел три крестокрыла, построившихся для атаки, определил истребитель своего сына во главе тройки.
- Пропустите их, - приказал он всем пилотам. Станция должна быть разрушена. Пусть его сын ступит на путь полуночи, пусть ощутит мощь и страсть Темной Стороны.

***

Палпатин поднял костистый палец, заставив своего советника моментально замолчать. Он сощурился, присмотрелся, потянулся к Силе и улыбнулся тому, что обнаружил.
Отец… И сын… И Темная Сторона, охватившая их обоих.

***

Люк отбросил звучащее в Силе эхо, обратил все внимание на дисплей, сконцентрировался на ускользании от выстрелов. Он притянул Силу ближе, игнорируя неправильность в ней, сфокусировался только на цели перед собой и закрыл глаза. Нажал спуск, выпустил торпеды и ушел вверх и в сторону, пока они летели в цель.
- Ура-а-а! – завопил Ведж, - прямое попадание, Люк! Добро пожаловать назад!
Люк оглянулся, увидел вспышки, огонь, охвативший внешние балки, увидел, как станция взорвалась и скривил лицо, когда Силу, словно удар ножа, пронзила смерть тех, кто был на борту. Он судорожно вздохнул, проглотил готовый сорваться от кипящих эмоций крик. Ощущения ушли так же быстро, как и возникли, и Люк улыбнулся. Улыбка перешла в торжествующий смех. Он это сделал!

***

- Пора сматываться, Красные! – приказал Нарра, с явным облегчением в голосе.
Уцелевшие крестокрылы один за другим выходили из боя и направлялись к границе солнечной системы, в открытое пространство для прыжка.
- За нами гонятся, - заметил Хобби, стараясь, чтобы голос прозвучал спокойно, в то время как его кормовой щит принял удар. Истребитель встряхнуло.
- Кто бы мог подумать! – напряженно отозвался Ведж, выжав штурвал и со всей силы надавив на педали, закрутив корабль в штопор, чтобы избежать новых залпов.
- Еще больше подвалило, направление…
- Я их вижу, - отозвался Нарра, - Красный-5, они направляются в твою сторону.
Люк заложил вираж, и выстрелы прошли под брюхом его машины. Перехватчики следовали за ним, прокладывая себе путь сквозь красную эскадрилью, пока Люк пытался развернуться. Имперские пилоты сломали построение и налетели на Люка со всех сторон, эффективно взяв в кольцо.
- Вот дерьмо! За меня взялись!
Ведж проверил свои экраны, - разрушитель подходит слишком уж близко, - заметил он. Затем нахмурился, заметив странный сигнал, и зрительно проследил его направление, пока истребитель вздрагивал под огнем. Затем последовал за одним из перехватчиков и разнес его на части.
- Люк, ты передаешь какой-то сигнал!
- Что? – успел выдохнуть Люк, пока еще один перехватчик не сел ему на хвост. Краем глаза он заметил движение сбоку – еще два истребителя заняли места по сторонам, слева и справа. И еще два: сверху и снизу.
- Что они делают?!
Но он знал. Его пометили, а теперь загоняют к приближающемуся флагману, под луч захвата.
- Люк! – закричал Ведж, когда вторая атакующая волна таев отрезала его от друга, открыв огонь по уцелевшим Красным, - ты что, совсем свихнулся?!
- Убирайся отсюда, просто улетай! – выкрикнул Люк в отчаянии, - коммандер, встретимся на базе.
- Мы тебя не оставим, - возразил Антиллес, - не в этот раз!
Нарра вклинился в разговор:
- Красные, уходите в отрыв и прыгайте. Ведж, к тебе это тоже относится! Скайуокер, перед тем как возвращаться, убедись, что избавился от маяка!
- Вас понял! – он уклонился влево, поцарапав плоскость о ближайший перехватчик. Предупредительная вспышка огня сзади испачкала его крыло гарью, - Р2, выкинь эту проклятую сигналку с моей машины!
- Я сберегу тебе пива, Люк!
- Спасибо, Ведж! – он был благодарен за попытку поднять ему настроение, но предчувствовал, что в его венах спустя пару часов окажется вовсе не алкоголь, если только он не отыщет способа вытащить себя и Р2 из этой ловушки.
- Р2, у нас мало времени. Ты можешь дотянуться до маяка? – Люк сражался с самим собой, заставляя себя сохранять спокойствие, не поддаваться панике, понимая, что потеря самообладания приведет его обратно в тюремную камеру.
Он облизнул пересохшие губы, добавив в уравнение нависающий суперразрушитель.
Р2 взвизгнул и просвистел полную сомнений трель, поднимаясь из гнезда для дроида и примагничиваясь к обшивке крестокрыла. Он продолжал свистеть, перекатываясь по направлению к маленькой пробоине.
- Я знаю, знаю, я буду лететь осторожно, ты только позаботься о себе.
Шёпот-предупреждение в Силе, и он отжал штурвал вперед, затем вниз, и поцарапал брюхо истребителя о верхушку перехватчика прямо под собою. Зеленый огонь лазеров осветил фонарь кабины сверху.
- Р2, ты в порядке?
Приглушенный свист подбодрил его.
- Понял, давай быстрее и возвращайся в гнездо. Мы как раз успеваем, - он глубоко вдохнул, успокаиваясь, нельзя терять концентрацию. Потянулся к Силе и обнаружил…

…ничто… пустое пространство… нет ощущения ни мощи, ни уверенности.

Еще один глубокий вдох. «Ну что же ты, не оставляй меня теперь!», - прошептал он Силе и потянулся снова.

***

- Луч захвата готов, милорд, через несколько секунд пилот будет в пределах досягаемости, - заверил Вейдера Оззель, пока тот продолжал следовать за вихляющим крестокрылом.
У Люка не осталось особого пространства для маневра, движения ограничивали пастухи-перехватчики черной эскадрильи. Скоро, совсем скоро, его сын окажется в его власти. Скоро Люк узнает, к каким последствиям привели его действия, и тогда он…
Вейдер нахмурился и наклонился вперед, чтобы лучше видеть крестокрыл. Дроид выдвинулся из гнезда и начал передвигаться вдоль поверхности истребителя. Он улыбнулся: Люк пытается удалить передатчик. Слишком поздно, он остался последним повстанческим кораблем, невозможно промахнуться теперь, когда битва уже закончилась.
Вейдер выстрелил в сторону астромеха, но истребитель Люка внезапно ушел вниз, так как мальчишка сумел предвидеть выстрел и защитил своего маленького ремонтника.
Любопытно, что Люк настолько дорожит своим дроидом…

***

«Мы их поймали, Р2!»

Разве он сам не вел себя так же много лет назад? Разве не было у него верного дроида, всегда следовавшего за хозяином?
Р2Д2. Он значительно усовершенствовал конструкцию дроида, за те годы, что прошли с того времени, как ему подарила его…
Нет, он не будет даже в мыслях произносить ее имя, не будет вспоминать!
Он наблюдал как дроид добрался до пробоины, выпустил манипулятор-клешню и залез в дырку в фюзеляже. Видел, как астромех достал маячок и вышвырнул подальше, как устройство отскочило от его собственного истребителя.
Маленький голубой дроид в лифте на Эскаале. Тот дроид, что взломал систему тюремного центра и отключил энергию, помогая старшему следователю Ровану спасти своего юного хозяина. Именно этот дроид сейчас старательно возвращался в гнездо для астромеха. Нет никаких сомнений, что это именно Р2Д2!
Вейдер не мог справиться с любопытством. Он улыбнулся, недоумевая, как астродроид прожил все эти годы, прошедшие с того времени, как он видел его в последний раз.

«Р2, оставайся на корабле»

Мустафар.

«Ты был моим братом, Анакин!»

***

Темный лорд издал рычащий звук, застрявший где-то в глубине гортани, злясь, что позволил дроиду отвлечь себя, позволил мыслям унестись так далеко, в то время как следовало сфокусироваться на поимке своего блудного сына и доставке его на борт «Исполнителя», под охрану. Он снова обратил все внимание на пилота, открылся и ощутил уникальное присутствие сына.
Мальчишка метался, пытаясь найти точку концентрации, его ощущение в Силе ослабло, стало приглушенным, начало исчезать и…
Он закричал:
- Нет! – осознав, что Люк собирается сделать, и в чем заключается его ошибка. Несмотря на то, что мальчишка подстрелил истребитель у себя по носу, он все равно должен был оставить корабль у него прямо по курсу.
- Оззель! Немедленно! – зарычал Вейдер, открывая огонь по кораблю сына, - выведите его из строя!

***

Р2 засвистел сзади, и Люк раскочегарил двигатели на полною катушку, выжав из крестокрыла все, что можно, до предела. Он ускорился по направлению к разрушителю, подальше от конвоя перехватчиков, когда лазерный луч пронесся с боку кабины. Он ушел вниз, увернулся, перегрузка вдавила в кресло, и нырнул под бок разрушителя, под его огромное брюхо, вынырнул на другой стороне.
- Р2, рассчитай прыжок!
В ответ он получил предупреждающий свист.
- Я знаю, что мы внутри системы. Компенсируй!
Крестокрыл вздрогнул, щиты взвыли от нагрузки, когда истребитель вырвался на открытое место, закручиваясь в штопор и уходя в пике, чтобы избежать лазерного обстрела.
- Р2! – закричал Люк.
Крестокрыл нырнул в гиперпространство, и лазерные лучи ушли в пустоту.
- Ми… лорд, - Оззель бормотал из коммуникатора, - мы... мы не смогли навести луч. Внезапное ускорение…
Вейдер выключил связь.

***

Он уставился на точку пространства, в которой исчез Люк. Мальчик пошел на риск, пригнув так близко к планетной системе, но он в молодости поступил бы точно так же. Провернуть побег в самую последнюю секунду, вопреки всем вероятностям, и все равно победить.
Он развернул свой истребитель, направляясь обратно на «Исполнитель» и увидел горящие остатки центра для беженцев. Когда до Люка дойдет, что он только что убил гражданских: мужчин, женщин, детей, чьим единственным преступлением была вера в Палпатина, что император на самом деле переселит их на новую планету… у него резко поубавится ликования.
Горечь и отчаянье заведут мальчика еще глубже в темноту, и там его встретит отец. Нужно только подождать.

Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Поделиться темой: Поделиться ссылкой через ВКонтакте Поделиться ссылкой через Facebook
22 страниц V  « < 20 21 22
Ответить в данную темуНачать новую тему
2 чел. читают эту тему (гостей: 2, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 19 Сен 2019, 11:18

Рекламные ссылки: Дневники беременности на Babyblog.ru//Бэбиблог - соц сеть для будущих мам //