Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

5 страниц V  < 1 2 3 4 > »   
Ответить в данную темуНачать новую тему
> Сердце Ситха, перевод с английского
Jo Dietrich
сообщение 15 Март 2011, 17:17
Сообщение #16



Иконка группы

Группа: Обитатель
Сообщений: 499
Регистрация: 31 Октябрь 2009
Из: Подмосковья
Пользователь №: 8462



10
Лее приходилось почти бежать, чтобы не отстать от отца, пока они добирались до посадочной платформы, где их ждал имперский шаттл.
"Ты найдешь, что в проживании на звездном разрушителе есть много интересного, Лея", - сказал Вейдер, когда они заняли свои места в пассажирском отсеке шаттла.
Лея кивнула. "Я уверена", - сказала она. "Я никогда не была на звездном разрушителе".
"Конечно, нет", - размышлял ситх, когда шаттл взлетел. "Команда знает о прибытии тебя и твоего брата", - сказал он. "Они все поклялись хранить тайну, чтобы не раскрывать ваши личности никому, кто не является членом команды".
"Ты сделал это, чтобы помешать Императору, узнать о нас?" - спросила девочка.
Вейдер повернулся и взглянул на нее. "Да", - ответил он, зная, что она достаточно сильна, чтобы почувствовать, лжет ли он. "Я не готов объяснить ему присутствие тебя и Люка. Пока".
"А что относительно мамы?" - спросила она.
"Что относительно нее?"
Лея нахмурилась. "Что между тобой и ею?" - спросила Лея в расстройстве.
"Объясни", - попросил он.
Лея вздохнула. "Я подразумеваю, ты заботишься о ней, но при этом притворяешься, будто она тебе безразлична. Какой в этом смысл?"
Вейдер отвел взгляд, не желая обсуждать это со своей четырнадцатилетней дочерью. "Смотри", - сказал он, указывая в окно. "Вот туда".
Лея наклонилась к окну и была удивлена размером судна, неясно вырисовывающегося впереди. "Ничего себе", - сказала она тихо. "Оно огромно".
"Флагман флота", - сказал ей Вейдер. "Я консультировался с имперскими инженерами о еще большей модели, которую мы называем звездным супер-разрушителем. Он будет, по крайней мере, в десять раз больше этого размера".
"Зачем такой нужен?" - спросила девочка. "Это судно уже огромно".
Вейдер начал понимать, что его дочь была очень похожа на него в своей откровенности. "Восстание заставляет, Лея", - сказал он ей. "Они угрожают миру в галактике".
Лея нахмурилась, вспоминая все, что Оби-ван преподавал ей по империи и восстанию, и это плохо стыковалось с тем, что говорил ей отец. "Если Империя так хороша, почему в ней вообще существует Восстание?" - спросила она, когда они приблизились к огромному судну.
"Очень много вопросов", - ответил Вейдер. "Ты многому научишься, когда начнешь здесь новую жизнь, Лея. Многое из того, что ты знала, ошибочно. Я расскажу тебе правду".
Лея кивнула. Часть ее была взволнована перспективой узнавания отца, но другая часть все еще боялась его, опасаясь Темноты, растущей в нем.
"Мы прибыли", - сказал он, вставая. "Добро пожаловать в свой новый дом, дочь", - произнес Лорд, протягивая ей руку. Лея поднялась, опуская свою тонкую кисть в протянутую ладонь.
***
Падме пыталась не позволять своим мыслям сосредотачиваться на огромном звездном разрушителе, который зловеще висел над Алдерааном, пока она упаковывала свое и детское имущество. "Лея уже настолько привязана к нему", - думала она с тревогой, "как я могу разбить ее сердце?"
"Мама? Ты в порядке?"
Падме повернулась, чтобы увидеть Люка, стоящего в комнате. Уже теперь она могла определить улучшение цвета его кожи и возвращение живости его блестящим голубым глазам. "Ты еще можешь поспать", - сказала она ему, возвращаясь к упаковке вещей.
"Ты не ответила на мой вопрос", - упорствовал Люк.
Лея смотрела на него. "Как ты думаешь, Люк?" - спросила она. "Твой отец взял нас за шкирку. Как ты думаешь, что я чувствую при этом?"
Люк кивнул, отводя глаза от матери.
"Прости", - сказала она, подходя к нему. "Я не хочу портить твое настроение, но я - испугана Люк. Это правда, я боюсь до смерти".
Люк взял мать за руки. "Я знаю, что ты чувствуешь", - сказал он, глядя на ее руки. "Но возможно, это - хорошая вещь, мама. Возможно, мы сможем возвратить его на сторону добра, когда будем близко к нему. Разве это не хорошо?"
"Люк, если бы я думала, что это правда, я была бы уже на борту того судна", - искренне сказала она ему. "Но твой отец слишком погружен в Темную сторону сейчас. Очень давно он был Анакином Скайвокером. Он ушел навсегда, Люк".
Люк нахмурился. "Нет, я не стану верить этому", - ответил Люк, удивляя мать своим рвением. "Я чувствовал доброту в нем, мама. И Лея - также. Он лишь нуждается в нас, чтобы показать ему путь назад".
Падме взяла лицо сына в руки. "Я надеюсь, что ты прав, Люк", - сказала она тихо. "Но я не хочу, чтобы ты сильно надеялся на это. Я не хотела бы видеть тебя и Лею, с разбитым сердцем, если твой отец никогда не вернется к свету. Я боюсь, что именно это произойдет, Люк. В глубине души я верю этому".
Люк улыбнулся. "Хорошо мы увидим, кто окажется прав", - ответил он уверенно.
"Я уже знаю, кто будет прав, Люк", - думала она, когда вернулась к укладыванию вещей, "и боюсь, это будешь не ты".
***
"Это удивительно!" - воскликнула Лея, когда Вейдер показал ей апартаменты, которые он устроил для нее, Люка и Падме. "Я не могу поверить, насколько здесь великолепно!"
"Я преобразовал треть уровня, чтобы разместить вас", - сказал он ей. "Здесь не только жилая площадь, но также и места отдыха. Я полагаю, что тебя и твоего брата научили, как использовать световой меч".
Лея кивнула, становясь более заинтригованной продолжением.
"Тогда ты оценишь это", - сказал он, когда они вошли в огромную комнату со сводчатым потолком. "Тут место, где ты сможешь тренировать свои навыки", - сказал он, активируя компьютерную программу. Сразу поднялся тренировочный дроид, покачиваясь в воздухе, ожидая дальнейших инструкций. "Отойди", - сказал он дочери, и ввел инструкции. Потом взял свой световой меч и запустил программу тренировки.
Лея отступила и в страхе смотрела как световой меч отца, сверкал с невероятной скоростью, отражая энергетические импульсы, которыми тренировочный дроид обстреливал его с убийственной точностью. "Оби-ван никогда не обращался так со световым мечом", - размышляла она, с каждой минутой все более впечатляясь умением своего отца.
"Ничего себе", - сказала Лея, когда программа закончилась, и отец вернулся к ней.
"Это было удивительно!"
Вейдер улыбнулся под маской, радуясь восхищению ребенка. "Пора возвратиться на Алдераан", - сказал он. "Твоя мать и брат ждут нас".
Лея кивнула, и последовала за Вейдером из комнаты, взволнованная перспективой проживания с таким замечательным и таинственным мужчиной, который был ее отцом.
***
"Падме, мне жаль, но нет ничего, чтобы я мог изменить эту ситуацию", - сказал Оби-ван, прощаясь с Люком и Падме.
"Ну", - сказала она. "Мы знали, что это было риском, когда связывались с Вейдером. Мы теперь должны жить с последствиями этого".
Оби-ван кивнул, хмурый взгляд изогнул его бровь. "Я пойду на Дагобу", - сказал он ей. "Мастеру Йоде нужно сказать об этом".
"Он не сможет сделать больше, чем ты, Оби-ван", - сказала Падме. "Что сделано, то сделано".
Оби-ван почувствовал себя совершенно беспомощным, поскольку был вынужден согласиться с Падме. Что они могли сделать? Вейдер требовал свою семью, и не было ничего, что можно было этому противопоставить.
"Тебе лучше не оставаться здесь, когда Лорд вернется", - сказала ему Падме. "Я не хочу видеть новую уродливую сцену".
"Да, ты, вероятно, права", - сказал он. Старик обернулся к Люку, который очень старался не заплакать перед прощанием со своим лучшим другом. "До свидания, Люк", - сказал Оби Ван, кладя руку на плечо мальчика. "Помни, чему тебя учили, и это хорошо послужит тебе. И пусть Сила будет с тобой".
"Я справлюсь", - ответил Люк тихо. "Пусть Сила будет с тобой, также".
Оби-ван почувствовал опухоль в своем горле, обнимая Люк на прощание. "Я буду скучать по тебе, юноша", - сказал он.
Люк просто кивнул, сжавшееся горло мешало ему говорить, но Оби-ван знал, что чувствовал мальчик. Слова между ними были не нужны.
"До свидания, Оби-ван", - сказала Падме, когда он подошел к ней. "Слова не могут выразить благодарность за твою дружбу и верность все эти годы".
Оби-ван печально улыбнулся. "Служить тебе было честью для меня, миледи", - сказал он с поклоном. Падме почувствовала на глазах слезы и тепло обняла его. "Я буду скучать по тебе", - сказала она ему. "Береги себя".
Оби-ван был тронут ее словами, и обнял ее в ответ. "Ты тоже, Падме", - ответил он. "Я буду следить за тобой, как только смогу. Я надеюсь, что ты сможешь найти Анакина, которого когда-то любила".
Падме чувствовала, что ее горло сжалось, поскольку она уже оставила любую надежду на это. "Я также надеюсь", - сказала она, тем не менее.
***
Лея почувствовала, что все тело отца напряглось, когда он увидел, что Оби-ван обнимает ее мать. Сильные волны гнева и ревности исходили от него, пугая Лею своей интенсивностью.
"Отец, расслабься", - сказала она, беря его руку. "Это не тот, кого она любит".
Вейдер повернулся и взглянул на нее, такие слова удивили его. Он ничего не сказал, а просто продолжил двигаться по коридору, глядя, как Кеноби оставил чужую жену и сына, без сомнения ощутив приближение Темного Лорда.
"Готовы пойти?" - спросил Вейдер, когда подошел с Леей к Падме и Люку.
"Да мы готовы", - ответила Падме. Она была очень рада, увидеть Лею, и могла сразу заметить, что девочка была чрезвычайно взволнована. Все, что произошло на борту звездного разрушителя, не сделало ничего, чтобы расхолодить восхищение Леи ее отцом. Падме начинала думать, что ничто не способно сделать это.
"Жди, пока ты не посмотришь наше новое место", - сказала Лея Люку. "Там есть все", - сказала она с большим воодушевлением.
Люк улыбнулся, тоже становясь взволнованным. "Прикольно", - произнес он, хотя усталость, начала добираться до него.
"Давайте пойдем", - велел Вейдер. "Этот мальчик нуждается в отдыхе", - добавил он, видя, насколько тот устал.
"Да", - согласилась Падме. "Он вообще не должен быть вне больницы", - не могла промолчать она.
Вейдер проигнорировал комментарий и скомандовал штурмовикам, которые их сопровождали, забрать все сумки.
"Очень скоро ты сможешь отдохнуть, Люк", - сказала сыну Падме, обнимая его за талию.
"Я в порядке, мама", - уверил он ее. "Только немного устал и все".
"Мед-дроид запрограммирован, чтобы позаботиться о тебе, Люк, в течение следующих нескольких дней", - сообщил ему Вейдер, идя по коридорам. "И мой собственный личный врач также проявит внимание к тебе".
Лея не могла не закатить глаза при упоминании об отцовском враче. Люк заметил это и усмехнулся.

Сообщение отредактировал Jo Dietrich - 16 Март 2011, 11:20


--------------------
Я люблю демократию! (Кос Палпатин)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Jo Dietrich
сообщение 15 Март 2011, 17:48
Сообщение #17



Иконка группы

Группа: Обитатель
Сообщений: 499
Регистрация: 31 Октябрь 2009
Из: Подмосковья
Пользователь №: 8462



11
- Падме, я подумать не могу, что ты позволишь это!
- А что ты предлагаешь, Бейл? Что я могу сделать? Конечно, он сообщит Императору о Люке и Лее, если я не буду сотрудничать.
- Это все - моя ошибка, я никогда не должен был связываться с Вейдером, я никогда...
- Бейл, Люк, уже умер бы без этой пересадки. Кроме того, ты пригласил его по моему требованию. Не обвиняй себя в этом. Это - ситуация, которую невозможно избежать.
- Я знаю это… Вот только, у меня ощущение, что я подвел тебя, Падме. Я чувствую, что подвел Люка и Лею. Я обещал защитить их, а теперь я фактически передал их Императору.
- Ты не сделал ничего подобного, Бейл. Возможно, все будет хорошо, кто знает? Я верю, что Император нас не достанет.
- Я искренне надеюсь на это, Падме. Пожалуйста, сообщи мне, если будет что-нибудь, что я смогу для тебя сделать. Ты знаешь, как со мной связаться.
- Спасибо, Бейл. Я ценю твою помощь во всем.
***
Падме смотрела в окно, пока шаттл приближался к огромному судну. Вице-король Органа за прошедшие четырнадцать лет оказал ей огромную помощь, помогая ей при каждой возможности, включая обеспечение ее транспортом на всем протяжении Внешнего Кольца, где она скрывалась от Империи. После смерти его жены, Брехи, Падме ощутила, что у Бейла появилось к ней чувство, большее чем дружба. Он даже не раз намекал, что ей следует развестись с Вейдером. Несмотря на историю между ней и ее мужем, проживающим отдельно от нее, мысль о разводе была отвратительна Падме. Она не могла решиться на это.
"Смотри мама", - сказала Лея, когда они приблизились к огромному судну. "Вот подожди, пока ты не увидишь его изнутри, это удивительно!"
Падме улыбнулась, стараясь изо всех сил разделить энтузиазм дочери, но слишком тревожась о будущем. Она повернулась к Люку, интересуясь, разделил ли он волнение близнеца. Люк, однако, крепко спал, его голова откинулась назад на подголовник кресла. Мать вздохнула, и отодвинула упрямую прядь волос с его бровей. "Похоже, что Люк устал сильнее, чем делал вид", - сказала она, мягко водя ее пальцами по светлым волосам мальчика.
Вейдер тихо наблюдал за нею, ее связь с детьми была весьма сильна. Чувство зависти начало цвести в нем, несмотря на усилия, которые он прилагал, чтобы оставаться отстраненным. Его дети были замечательны, оба. Кто не захотел бы оставаться с ними близко? "Ты являешься ситхом, никогда не забывай это".
"Лорд Вейдер, мы приближаемся", - сообщил штурмовик Вейдеру.
Вейдер кивнул. "Очень хорошо". Он посмотрел на жену. "Мы прибыли", - сказал он ей.
"Я очень не хочу будить мальчика", - сказала Падме, когда шаттл вошел в огромный отсек ангара.
"Это не обязательно", - ответил Вейдер, вставая. Он подошел к спящему Люку и поднял его на руки. "Давайте пойдем", - сказал он.
Падме встала и последовала вместе с Леей, обе были впечатлены нежностью Вейдера. Лея улыбаясь, смотрела на свою мать. Падме не должна была читать мысли, чтобы понять, что выражение на лице дочери должно было говорить: "Что я тебе сказала!"
Штурмовики стояли в шеренгу по стойке "смирно", когда Вейдер, Падме и их близнецы появились из шаттла. Вид солдат испугал Падме, поскольку прошлые четырнадцать лет она пребывала в бегах, ища укрытия от них. Казалось странным, что теперь они подчинятся ей.
"Вот сюда", - сказал Вейдер, когда они шли из ангара мимо строя клонов.
***
"Лорд Вейдер, добро пожаловать обратно", - приветствовала его доктор Тек, когда они выбрались в один из больших коридоров судна. "Все хорошо?" - спросила она, глядя на спящего мальчика в руках Вейдера.
"Он в порядке", - сказал отец. "В поездке с планеты он заснул".
"Понимаю", - сказала врач, идя рядом с ним. "Я приняла меры, чтобы мед-дроид постоянно дежурил возле Люка следующую неделю", - сообщила она Лорду. "И сама я буду ежедневно проверять его состояние, так же как твое собственное".
"Это не обязательно", - ответил Вейдер. "Ладно".
"Это не то, что говорил доктор Максвелл", - вставила Падма, становясь немного раздраженной фамильярностью доктора.
Тек оглянулась на Падме. "О? И в чем проблема?"
"Ты - его доктор", - сказала Лея. "Ты должна знать".
Тек должна была прикусить свой язык от едкости дерзкой молодой девушки, и просто улыбнулась в ответ. "Да", - сказала она. "Я знаю, что твой отец в полном порядке, мисс Скайвокер, и достаточно хорошо знаю, что он очень не любит принимать лекарства, потому, что очень упрям".
"Здесь гораздо больше, чем просто пренебрежение медикаментами", - парировала Падме. "Его здоровьем пренебрегали в течение многих лет. Эта болезнь сердца никогда не развилась бы, если бы ему сделали операцию, в которой он нуждался еще несколько лет назад".
Вейдер был весьма удивлен замечаниями жены, и повернулся к ней.
"Почему ты уверена в том, что травмы лорда Вейдера можно было прооперировать?" – пренебрежительно ответила Тек. "Кроме того, я сомневаюсь в твоей заинтересованности, если ты держала детей лорда Вейдера вдали от него все это время".
От грубости женщины глаза Падме в шоке расширились. А затем она поразилась: у нее есть чувства к нему. Подумав, Падма нашла, что это чрезвычайно беспокоит ее, и не могла не задаться вопросом, взаимны ли эти чувства. Четырнадцать лет были, в конце концов, долгим периодом.
"Отношения между моей женой и мной самим не обсуждаются", - вставил Вейдер в этом месте, тоном своего голоса, сообщая Тек о том, что та перешла черту. "Следи за собой, доктор".
"Она… Ты - его жена?" - спросила Тек у Падме.
Падме кивнула, наслаждаясь потрясенным выражением лица женщины. Она была не одна, Лея смаковала каждое слово разговора.
"Кем же еще она могла быть?" - спросила Лея, улыбаясь.
"Я… Я только считала… Я подразумеваю…" - запиналась Тек, роя себя яму все глубже.
Вейдер остановился у дверей, которые открывались в апартаменты, устроенные для его семьи. "Ты вообще была самонадеянна, рассуждая об этом", - обвинил он, поворачиваясь к врачу. "Извини нас, доктор", - сказал он, заходя в комнату, сопровождаемый Леей и Падме. Дверь закрылась позади них, оставляя в коридоре озадаченного и оскорбленного врача.
Падме была удивлена роскошью апартаментов. Пока Вейдер понес Люка в его комнату, Лея взяв рукой свою мать, показала ей каждую из множества комнат, так же как и все удобства. Падме была сильно впечатлена расходами, на которые пошел Вейдер, чтобы сделать их новое жилье удобным.
"Я полагаю, что здесь все к вашему удовольствию", - сообщил Вейдер, когда вернулся к своей жене и дочери в обширном помещении в центре квартиры.
"Это замечательно", - ответила Падме, неспособная скрыть удивление. "Я понятия не имела, что ты пошел на такие траты. Спасибо".
Вейдер был озадачен ее добротой, и просто кивнул в ответ, скрывая эмоции за своей маской. "Люк все еще спит", - произнес он. "Я думаю, что он проспит еще некоторое время".
"Да, без сомнения", - ответила Падме. "Я не думаю, что можно что-то сделать с вещами, которые мы бросили на Хэннасе VI", - сказала она. "Мы уходили оттуда в значительной спешке".
"Я уже послал мужчину туда, чтобы он доставил ваше имущество", - сообщил ей Вейдер. "В течение нескольких дней он должен возвратиться".
Падме кивнула. "Он подумал обо всем", - размышляла она, понимая, что, вероятно, он запланировал это с мгновения, когда узнал, что она и близнецы живы. "Еще раз спасибо", - сказала она.
"Я должен пойти на мостик", - сообщил Вейдер, направляясь к выходу. Ему делалось неудобно в присутствии жены, и это ощущение расстраивало его. "Я возвращусь, когда смогу, чтобы посмотреть, нуждаетесь ли вы в чем-нибудь".
"Я могу пойти с тобой?" - спросила Лея.
"Лея, я не думаю, что это - очень хорошая идея", - сказала Падме.
"Возможно, другое время было бы лучше, девушка", - сказал ей Вейдер. "Сейчас ты могла бы познакомить мать с обстановкой", - добавил он.
Лея разочарованно кивнула, понимая бесполезность спора. "Хорошо", - сказала она. "До свидания, отец".
Вейдер не привык к тому, чтобы его называли отцом. Это поразило его. Однако он не мог отрицать, что каким-то образом такое обращение понравилось ему, хотя признаваться в этом ему не хотелось. Он не ответил и вышел из апартаментов, оставляя в покое Падме и Лею.
"Здесь удивительно, ты должна признать, мама", - сказала Лея, когда они сели в общей зоне.
Падме кивнула. "Это как клетка", - ответила она.
Лея нахмурилась. "Мама, пожалуйста, попытайся посмотреть на это как на возможность", - умоляла она.
"Возможность, для чего?" - спросила Падме.
"Для всех нас, чтобы стать настоящей семьей", - ответила Лея. "Я знаю, что ты думаешь, что отец не способен измениться, но я думаю иначе. К тому же, я считаю, что он уже меняется. Наше присутствие близко к нему обязано оказать на него влияние, разве ты не понимаешь?"
"Я не знаю, что думать", - ответила Падме. "Я честно не знаю. Я только не хочу, чтобы ты и Люк напрасно пробудили свои надежды. Я ненавижу мысль о вашем разочаровании. Поверь мне, я знаю, что это за чувство. Я не пожелала бы такого никому, меньше всего тебе и Люку".
Лея кивнула, понимая причину для осторожности ее матери. Однако, она также знала, что ее мать любила отца, и что он сохранил к ней любовь, несмотря на напряженность между ними.
"Пойдем", - сказала Лея своей матери. "Есть еще несколько вещей, которые я хочу показать тебе", - добавила она, беря руку Падме и почти таща ее к дверям. "Только подожди пока, ты не осмотришь спортзал!"
"Лея, мы не можем просто... уйти", - возражала Падме.
Лея остановилась и повернулась к ней. "Почему нет?" - спросила она. "Отец сказал мне, что мы можем посетить другие части судна всякий раз, когда нам нужно".
Падме подняла бровь, очень сомневаясь в правдивости дочери. "Он так и сказал, действительно?" - спросила она.
Лея кивнула. "Да, он это сделал. А еще, он сказал мне, что работает над одной из комнат специально для тебя", - добавила она. "Он не показывал ее мне, она еще не закончена".
"Я думаю, что ты неправильно поняла его, Лея", - ответила Падме. "Я крайне сомневаюсь относительно этого…"
"Мама, ты уже пойдешь со мной?" - спросила Лея в раздражении.
Падме вздохнула, понимая, что не сможет выиграть этот спор. Упрямство ее дочери было почти столь же замечательно как у ее отца.
"Очень хорошо", - сказала она, наконец. "Но мы не можем уходить надолго. Мне не нравится идея оставлять Люка одного".
"Мы не пойдем далеко", - сказала Лея, когда они двигались к выходу. "Мы лишь пройдем по коридору. Отец сказал, что преобразовал для нас треть уровня ".
"Да я знаю", - сказала Падме, когда они выходили из апартаментов. Встречные люди в коридоре смотрели на нее и Лею с любопытством и уважением. Без сомнения они уже знали о новичках. Совсем недалеко Лея остановилась у панели доступа на стене возле ряда дверей.
"Это - спортзал", - сказала Лея, входя в огромную комнату, осветившуюся, как только внутренние датчики заметили их присутствие.
Падме озиралась во внушительном комплексе, который демонстрировал самые современные технологии и оборудование. "Внушительно", - сказала она.
"Это круто!" - Лея ответила с энтузиазмом. "Отец показал мне, как использовать программируемого дроида".
Падме кивнула, понимая, как нетерпеливая Лея стремилась произвести впечатление на свою мать. "Это замечательно", - сказала она с улыбкой. "Ты и Люк будете способны тренировать бой на мечах на высоком уровне".
"Отец сказал мне, что будет обучать нас", - сказала Лея, когда направилась к двери в дальнем конце комнаты. Падме почувствовала, что холодное чувство страха наполняет ее: "Обучать их чему? Как стать ситхом?"
"Хорошо, давай уже вернемся", - сказала Падме. "Я хочу проверить Люка".
"Он - все еще спит", - уверенно ответила Лея. "Но я немного проголодалась".
Падме улыбнулась. "Тогда давай пойдем, приготовим какой-нибудь обед, не так ли?"


--------------------
Я люблю демократию! (Кос Палпатин)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Jo Dietrich
сообщение 15 Март 2011, 18:26
Сообщение #18



Иконка группы

Группа: Обитатель
Сообщений: 499
Регистрация: 31 Октябрь 2009
Из: Подмосковья
Пользователь №: 8462



12
Вейдер взошел на мостик, перефокусируя мысли в область официальных обязанностей. Он придумал причину для своего долгого посещения Алдераана. По крайней мере, он надеялся, что это будет правдоподобно. Император не был человеком, которого легко одурачить, даже Вейдеру. Придется быть очень осторожным, говоря с ним теперь. Вейдер не решил, собирается ли он рассказать о близнецах и Падме, и это тревожило его. Он раньше не имел никаких проблем с доверием к мастеру, ничто никогда не сдерживало его прежде. Но теперь он столкнулся с трудной дилеммой: "Что сказать ему теперь? Или я обучу близнецов и кончу его с их помощью?"
"Лорд Вейдер, мы готовы к гиперскачку", - сообщил ему Оззель.
"Сделай это теперь", - ответил Вейдер.
"Мой Лорд, Император послал несколько сообщений, требуя, связаться с ним", - сказал Оззель.
Вейдер повернулся к нему. "Почему ты не информировал меня об этом раньше?".
"Мой лорд, ты оставил мне инструкции, что тебя не следует тревожить, пока ты на Алдераане", - нервно ответил Оззель. "Я не был уверен, должен ли я игнорировать твои приказы сэр".
Вейдер должен был бороться с желанием швырнуть несчастного капитана через весь мостик за его глупую некомпетентность. "Приказы Императора заменяют все другие, капитан Оззель", - напомнил он резко. "Я считал, что каждый компетентный офицер на борту этого судна знает это".
"Я… Приношу извинения, мой лорд", - унижался Оззель, ожидая в любой момент почувствовать отсутствие воздуха. Лорд Вейдер, однако, был слишком озабочен сообщениями от Императора, чтобы потрудиться убить офицера, и оставил мостик без дальнейших слов. Оззель смотрел, как он уходит, вздыхая от облегчения. В этот момент огромное судно прыгнуло в гиперпространство.
Вейдер прошел в каюту для аудиенций, чувство неприятного трепета наполнило его. Он знал, что должен двигаться очень осторожно, чтобы не насторожить Палпатина. Шагая по коридорам, он мысленно готовился к разговору. Захлопнув свои умственные щиты, он вошел в каюту для аудиенций и подошел к коммуникационной панели, сигнализируя в роскошный дворец на Корусканте. Он опустился на колени на большую подушку, положенную на пол, и ждал появления голограммы своего мастера. Долго ждать ему не пришлось.
"Ну, Лорд Вейдер, как любезно с твоей стороны, наконец, ответить на мои сообщения", - неприятно начал Император.
"Мои извинения, мой мастер", - ответил Вейдер, низко склоняясь перед ситхом. "Я задержался на Алдераане. Этому нельзя было помочь".
"Понятно", - ответил Палпатин. "А скажи мне, Лорд Вейдер, какие неотложные дела требовали твоего внимания? Что извинит игнорирование моих приказов?"
"Я исследовал сообщения, которые привлекли мое внимание", - ответил Вейдер спокойно, "как ты знаешь, я много лет пытаюсь обосновать обвинения вице-короля, и теперь…"
"И ты решил, что твой личный крестовый поход важнее, чем мои приказы?" - обозлился Палпатин.
"Нет, мой мастер", - ответил Вейдер. "Конечно, нет. Я просто подразумевал что…"
"Молчать!" - закричал Палпатин, добавляя к яростному воплю, удар молнии ситха.
Вейдер почувствовал энергетический удар так же ясно, как если бы он стоял в присутствии императора. Это умение Палпатин совершенствовал на протяжении четырнадцати лет. Потребовалось напрячь все силы, чтобы не рухнуть на пол.
"Я… Я приношу извинения, мой мастер", - задыхался Вейдер. "Я был неправ…"
"Неправ? НЕПРАВ?" - вопил Палпатин, снова взрывая своего слугу. "Ты был непокорным, непочтительным и непослушным!" - шипел он. "Сколько времени должно пройти, Лорд Вейдер, прежде, чем ты запомнишь свое место?"
Вейдер почувствовал новый взрыв, парализующий его руки и колени. Он ничего не произнес, зная, что все сказанное теперь способно лишь привести к дополнительному наказанию. Когда император был в таком мерзком настроении, Вейдер мог только надеяться пережить это, как штормовую погоду на корабле.
"Я хочу, чтобы ты пошел на Камино", - сказал, наконец, Палпатин, пока Вейдер изо всех сил пытался возвратить свое достоинство. "Проверь продвижение новых клонов, заказанных мною".
"Да мой мастер", - покорно сказал Вейдер. "Я сразу же продолжу двигаться туда".
Палпатин наблюдал за своим слугой, улыбаясь про себя. "Увидим, что ты сделаешь, Лорд Вейдер", - рявкнул он и закончил передачу.
Вейдер медленно взгромоздил себя на ноги. Боль все еще пульсировала, чуть ли не в каждой части тела, остававшейся до сих пор органической. Он потратил минуту перед выходом, держась рукой за переборку и восстанавливая силы. Никому нельзя позволить заметить его в таком ослабленном состоянии. Он подозревал, что члены экипажа знали, что Император применяет к нему телесные наказания, но их подозрения и видимое свидетельство этого, были совершенно разными вещами. Он был их командиром. В их глазах он должен оставаться неукротимым. Ранее незамеченные слова его жены пришли в голову, когда он боролся, чтобы возвратить силу. "Он не хотел, чтобы твои раны были излечены… Он хочет, чтобы ты оставался в этом костюме всю оставшуюся жизнь…"
Сначала он отклонил ее комментарий, поскольку под рукой были более неотложные дела. Теперь, в свете очевидного удовольствия, которое Палпатин получил, наблюдая боль Вейдера, казалось более чем вероятным, что она была права. Один человек должен был знать это, и этот человек скрывал от него что-то в течение четырнадцати лет: доктор Тек. "Очень скоро у меня должен быть разговор с доктором", - думал Вейдер, когда шел через коридоры судна, борясь с болью, которая успокаивалась, медленно пульсируя в его венах. Достигнув турболифта, он ступил внутрь, благодарный судьбе за отсутствие компании в настоящий момент.
Лифт остановился, и Вейдер сошел, направившись к апартаментам, где теперь проживала его семья. Коридор казался более длинным, чем он когда-либо раньше. Остаточный эффект молнии ситха все еще действовал в его теле, вызывая усиливающуюся с каждым шагом пульсацию режущей боли в боку. Он достиг двери и активировал ее, ступая внутрь.
Лея и Люк сидели в комнате отдыха, когда он вошел. Оба повернулись, чтобы видеть его. Оба смогли ощутить, что с их отцом было что-то ужасно неправильное. Но ни один не был достаточно близок, чтобы помешать ему упасть на пол в обмороке, когда он потерял сознание.
Падме была на кухне, готовя обед для детей, когда услышала Лею, зовущую на помощь. Падме сразу бросила то, что она делала и выбежала в общую зону. Где остановилась, онемев, когда увидела, что близнецы стоят на коленях около бесчувственного тела их отца.
"Что произошло?" - воскликнула она, присоединяясь к ним возле мужа.
"Мы не знаем", - ответил Люк. "Он только вошел и сразу упал в обморок".
"Лея, вызови мед-дроида", - приказала Падме, понимая, что они трое были не способны перенести Вейдера. Лея умчалась в комнату Люка, чтобы активировать покоящегося дроида и скоро вернулась с ним.
"Чем я могу быть полезным?" - спросил дроид.
"Лорд Вейдер упал в обморок", - сказала Падме, вставая чтобы дать дроиду пространство для работы. "Мы не знаем, что вызвало это".
Дроид попытался поднять Вейдера, но оказался беспомощен.
"Нуждаешься в какой-то помощи?" - спросила Лея.
"Да", - ответил дроид. Падме и Лея взяли ноги Вейдера, Люк помогал дроиду с плечами, и вчетвером им удалось взгромоздить Лорда на один из больших диванов, которые были расставлены в общей зоне.
"Возможно мы должны связаться с доктором Тек", - предложил Люк.
Лея и Падме обменялись взглядами. Никто из них не любил женщину, но обе понимали, что она лучше других была способна помочь в таком деле. "Да Люк", - сказала Падме. "Сделай так поскорее".
Люк поспешил к коммуникатору и, после быстрого изучения устройства, связался с медицинским отсеком судна.
"Это – из-за его сердца?" - спросила дроида Падме.
"Я оценил бы так", - ответил дроид. "Его биение весьма неровно".
Лея смотрела на свою мать, ощущая, что та взволнована до глубины души, как и сама Лея.
"Она уже идет", - сообщил Люк, присоединяясь к своей матери и сестре. "На него кто-то напал?"
"Нет", - ответила ему Падме. "Это – из-за его сердца".
Люк взглянул на свою мать. "Его сердце?" - спросил он.
Лея и Падме переглянулись, понимая, что Люк ничего не знает о болезни сердца Вейдера.
"Что случилось? Что вы от меня скрываете?" - спросил Люк, глядя на мать и сестру.
"Люк, у твоего отца очень серьезная болезнь сердца", - сказала ему Падме.
"Насколько серьезная?" - спросил Люк.
"Достаточно серьезная, чтобы не прожить пяти лет, если не вылечить ее", - ответила Падме.
Глаза Люка расширились. Осознание, насколько много сделал для него отец, поразило его. "Он знает? Он знал, когда он согласился пожертвовать мне почку?"
"Да он знал ", - ответила Падма, глядя на все еще бессознательного Вейдера. "Он знал риски, и настаивал на операции".
Люк посмотрел на своего отца, и его наполнила благодарность. "Я не могу поверить, что он сделал это для меня", - сказал он мягко.
Именно тогда в дверь позвонили, и Лея побежала, чтобы открыть ее. Там была доктор Тек.
"Что произошло?" - спросила она, спеша к дивану, на котором лежал Вейдер.
"Он только вошел в дверь и упал в обморок", - сказала ей Лея, отступая вместе с Люком, чтобы позволить врачу приблизиться.
"Сердечный ритм пациента довольно вял", - вставил дроид, вручая врачу планшет с записями наиболее важных показателей Вейдера. Тек быстро изучила его и повернулась к помощнику.
"В чем дело?" - спросила Падме. "Что произошло?"
"Судя показателям лорда Вейдера, похоже, что у него был syncopal эпизод", - ответила она, пока помощник готовил укол.
"Что это?" - спросила Лея.
"Простыми словами, это - внезапная потеря сознания из-за нехватки крови и кислорода в мозге", - объяснила Тек.
"Что могло вызвать такую вещь?" - спросила Падме
"Тяжелый шок его организма, скорее всего", - ответила Тек. Она открыла клапан в костюме Темного Лорда и ввела содержимое шприца в его плечо. "Он был в контакте с Императором?"
"Почему ты спрашиваешь об этом?" - заинтересовался Люк.
Тек вздохнула, поскольку она заметила признаки того, что пациент приходит в сознание. "Возможно, он сам объяснит тебе, Люк", - сказала она. "Он приходит в сознание".
Вейдер медленно открыл глаза, не сразу понимая происходящее. Он был поражен, что видит не только своего доктора, но также жену и детей, пристально смотрящих на него.
"Что… что случилось?" - спросил он, садясь с помощью мед-дроида.
"Ты вошел сюда и упал в обморок", - сказал ему Люк. "Твой доктор сказала, что у тебя случился эпизод... syncopal".
Вейдер повернулся к доктору. "Какой эпизод?"
"Ты был в контакте с Императором?" - спросила его Тек, зная частый результат таких коммуникаций.
"Да", - ответил Вейдер. "Он был… не доволен мной".
Падме нахмурилась. "Что это означает?" - потребовала она.
"Это означает, что он наказал его", - ответила Тек. "Я права, не так ли?" - спросила она Вейдера.
Вейдер просто кивнул.
"Как? Что он сделал тебе?" - сердито потребовала ответа Лея.
"Молния ситха", - сказал Вейдер ей. "Довольно большая доза этого. Он был очень рассержен на меня за то, что я не отвечал на его сообщения в течении нескольких дней".
"Он часто делает это?" - спросил Люк, разделяя гнев сестры.
"Достаточно часто", - ответил Вейдер.
Падме посмотрела на него. Мысль о Палпатине, причиняющем боль собственному мужу чрезвычайно возмутила ее. Ей хотелось так много сказать, но в присутствии доктора, она не могла говорить свободно. "Спасибо, доктор", - сказала она, наконец. "Я получаю впечатление, что ты и прежде имела дело с такими вещами".
Тек встала. "У Императора есть садистская черта в характере", - сказала она, глядя на Вейдера. "Ты был удачлив, что он не убил тебя, на сей раз, Лорд Вейдер. С твоим больным сердцем это вполне возможно, как я говорила тебе уже много раз".
"Да, я знаю, доктор", - ответил Вейдер, медленно вставая. Он прошелся по комнате, чувствуя себя неловко, из-за общего внимания, когда все трясутся над ним. "Доктора на Алдераане, кажется, думают, что мои Мустафарские повреждения, следовало исправить много лет назад", - сказал он, стоя спиной к доктору. "Это верно?" - спросил он. "И знай, что я могу понять, когда ты солжешь, доктор".
Тек тревожно взглянула на семью Вейдера, на обоих его детей, пристально наблюдающих за нею. "Да", - сказала она, наконец. "Это верно".
И Люк и Лея могли чувствовать скачок гнева, растущего в их отце. Он повернулся к врачу. "И все это время ты ни разу не думала, что это достаточно важно, чтобы сообщить мне?" - сердито потребовал он ответа.
"Я поклялась никогда не говорить тебе", - нервно ответила Тек. "Наказанием будет смерть, мой Лорд".
"Император заставил тебя поклясться молчать об этом, не так ли?" – уточнила Падме.
Тек кивнула, ее глаза уперлись в пол. "Да, много лет назад", - ответила она. "Когда Лорд Вейдер стал моим пациентом, мне приказали не сообщать ему правду о характере ранения. Нельзя не повиноваться приказам Императора, Миледи. Последствия страшны".
"Да, я понимаю", - сказала Падме, оглядываясь на Вейдера.
"Но теперь ты поможешь ему, правда?" - спросила Лея. "Ты должна помочь ему теперь!"
Тек не знала, что сказать. Ее всегда беспокоило, что она вынуждена скрывать жизненно важную информацию от своего пациента, и все же страх перед Императором, был огромен. Она видела на собственном опыте, что он делал с теми, кто не повиновался ему.
"Доктор Тек, очевидно, помещает свои собственные потребности выше присяги врача", - саркастически заметил Вейдер. Он обернулся, чтобы смотреть на нее. "Она великолепно щеголяет восхитительной присягой всякий раз, когда подворачивается подходящий случай".
Лицо Тек окрасилось от стыда. Она прятала глаза от присутствующих. "Я не могу предложить никакого оправдания для моей… трусости", - сказала она ровным голосом. "Знай, однако, что я серьезно отношусь к своей присяге. Именно поэтому я убеждала тебя…"
"Достаточно!" - проревел Вейдер, обрывая ее. "Я не хочу слышать твой лепет! Ничто не может извинить тебя за то, что ты сделала! Выписка таблеток и уколов, когда ты должна была сделать все возможное, чтобы восстановить сами травмы, заботу о которых ты симулировала! Ты - лицемерка, доктор Тек, шарлатанка!"
"Лорд Вейдер, пожалуйста", - жалко унижалась женщина. "Я действительно забочусь, мой Лорд! Если бы я не заботилась, я не потратила бы эти четырнадцать лет, делая все, что я могу для того, чтобы твое существование было терпимым!"
"Далеко не все", - ответил Вейдер. "Выйди теперь ", - сказал он, отворачиваясь от нее снова. "Сейчас твой вид вызывает у меня отвращение".
Тек перевела взгляд от Вейдера на Падме, как бы тихо умоляя жену Темного Лорда о помощи.
"Пожалуйста, уйди, доктор", - спокойно сказала Падме. "Это не самое лучшее время, чтобы рационально обсуждать такую проблему".
Тек кивнула, убирая непослушную слезу с лица. Она повернулась и оставила комнату, оставляя за собой напряженную тишину.
"Дети, пожалуйста, идите на кухню и пообедайте", - сказала Падме, наблюдая за Вейдером, который кипел в тишине.
Люк и Лея поняли, что их мать говорит серьезно, и сразу вышли. Прежде, чем исчезнуть на кухне, Лея бросила взгляд назад, в направлении мрачного отца.
Падме села на диван, ожидая пока шторм пройдет, прежде, чем поговорить с Вейдером.
"Кажется, ты была права", - сказал, наконец, Вейдер. Его спина все еще оставалась повернута к жене. "Кажется, что мой мастер солгал мне и здесь".
Падме поглядела на руки, сложенные на коленях. Оказаться правым, однажды было веселым соревнованием между ними, но теперь в этом не было ничего веселого. "Я сожалею", - сказала она, не зная, что сказать еще.
"Здесь тебе не о чем сожалеть", - сказал он. "Не ты сказала мне, будто мои раны не могут быть вылечены. Это не ты, сообщила мне, что я убил свою собственную жену".
Голова Падме вскинулась. "Что ты сказал?" - спросила она.
Вейдер мгновение молчал, изо всех сил пытаясь справиться со своей яростью. "Он сказал мне, что я убил тебя", - сказал он, наконец. "До недавнего времени, я полагал, что убил тебя и нашего будущего ребенка".
"Я не знаю, что сказать", - спокойно признала Падме. "Я понятия не имела, что он сделал такое. Но зная, каким монстром он является, это не кажется мне удивительным. Ты тоже понимаешь это теперь, не так ли? Какой он монстр?"
Вейдер не ответил. Эти слова, только усилили его ярость и огорчение фактом ее очевидной правоты.
"Тебе нужна операция", - продолжила она, наконец. "Доктор на Алдераане сказал, что ты не доживешь до сорока, если ее не сделать. Теперь, когда мы знаем, что это возможно, нет причин, чтобы задерживать ее выполнение".
Вейдер повернулся к жене.
"Нет, я не могу", - ответил он. "Не теперь. Четырнадцать лет назад, даже год назад, возможно, но теперь - это слишком опасно".
Падме встала, чтобы стоять перед ним, хмурым взглядом на ее лице. "Риск от задержки еще больше", - ответила она. "Ты действительно думаешь, что будет справедливо по отношению к Люку и Лее, если ты не сделаешь этого?"
"Разве ты не понимаешь?" - спросил он, подходя к ней. "Если мне внезапно вылечат мои раны, то это поднимет слишком много вопросов. Император не дурак, Падме. Он заметит, что чего-то происходит".
"Ты подразумеваешь, что он догадается о Люке и Лее", - спросила она.
Вейдер кивнул.
Падме, очень стараясь не разбудить напрасную надежду, не могла не спросить: "Это означает, что ты не собираешься сообщать ему о близнецах?"
Вейдер снова замолчал. Новая привычка, которую Падме считала самой раздражающей. Раньше она читала его мысли и чувства через его глаза, но за маской на лице она не могла ничего различить.
"Я не принял решение", - сказал он ей, наконец.
"Я не вижу, какое еще решение можно придумать", - парировала она. "Ты действительно рассматриваешь вариант вручения этому злодею наших драгоценных детей? После всего он сделал тебе? Нам?"
Вейдер снова не отвечал, конфликт в нем рос с каждым словом, которое она произносила. "Я необходим в другом месте", - сказал он, проходя мимо нее к дверям.
Падме повернулась за ним. "Ты не должен постоянно прятаться от правды, Анакин", - призвала она.
Вейдер замер. "Я сказал тебе не называть меня так", - произнес он, не глядя на нее. "Я был бы благодарен, если бы ты вспомнила об этом следующий раз". И с этим он ушел.
Падме тяжело села на диван, опустив лицо на руки. "Ты находишься там вообще, Анакин? Или я только обманываю себя?"

Сообщение отредактировал Jo Dietrich - 16 Март 2011, 11:17


--------------------
Я люблю демократию! (Кос Палпатин)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Jo Dietrich
сообщение 15 Март 2011, 18:56
Сообщение #19



Иконка группы

Группа: Обитатель
Сообщений: 499
Регистрация: 31 Октябрь 2009
Из: Подмосковья
Пользователь №: 8462



13
Доктор Тек возвратилась в медицинский отсек звездного разрушителя. Ей удавалось сдерживаться, пока она не пришла в свой кабинет. Оказавшись там, она села за стол. Все ее тело дрожало от эмоций. "Я должна была сказать ему еще несколько лет назад", - упрекала она себя. "Я должна была оставаться честной с ним с самого начала".
Тек была одним из немногих людей в галактике, которые знали, что грозный Дарт Вейдер не был безликим. Она знала, что он был загадочным, многогранным мужчиной, который имел трагическое прошлое и нес глубокие шрамы, физические и эмоциональные. Она слышала, что Вейдер когда-то был рыцарем джедай, известным как Анакин Скайвокер. Теперь, когда она встретила детей Вейдера, она знала, что этот слух был верен. Люк и Лея носили фамилию их отца. Тек помнила Анакина. Она помнила, каким героем он был во время Клонических войн, когда каждая женщина в галактике была очарована стремительным молодым воином с блестящими голубыми глазами и резкой симпатичной внешностью. Оказывается, этот мужчина стал самой темной и одинокой фигурой галактики, известной как Дарт Вейдер. Он был тем самым мужчиной, которого она изо всех сил старалась достичь на протяжении прошлых четырнадцати лет. Потребовалось много времени, чтобы узнать мужчину под слоями гнева и боли, но Атлена Тек была целеустремленной женщиной. В течение четырнадцати лет она сумела заслужить доверие Вейдера и даже считала, что добилась уважения мужчины. Но теперь, теперь, когда доверие исчезло, она потеряла все. "Он никогда не станет доверять мне снова", - думала она горько, вспоминая злые слова, которые Вейдер бросил в нее ранее. "Я не могу обвинить его в том, что он был сердит – кто бы не был? Но, конечно он может понять, что у меня не оставалось никакого выбора. Он лучше чем кто-либо еще знает, на что способен Император".
"Доктор, мостик сообщил, что мы на пути к Камино", - сказал ей помощник, входя в офис. "Быть может, у нас будет возможность получить доступ к их базе данных, пока мы будем стоять там".
Тек кивнула. Физиология клонов предоставила ей много проблем, и она надеялась на возможность обсудить с клонерами некоторые из них. Теперь, когда они шли на Камино, она сможет получить доступ к информации, в которой нуждалась.
"Да, хорошо", - сказала она, наконец.
Молодой человек взглянул на нее насмешливо. "Все хорошо, доктор?"
"Нет, похоже, болезнь сердца Лорда Вейдера, к сожалению, ухудшается", - ответила Тек, вставая. "Что-то нужно предпринять достаточно скоро", - решила она, вздрагивая на этих словах. "Что-то нужно было сделать давным-давно, тогда его сердце не оказалось бы угрозой для его жизни", - размышляла она тревожно.
"Возможно, база данных на Камино сможет помочь нам при лечении Лорда Вейдера", - предложил помощник.
"Да, я уверена, что они имеют технологию, позволяющую излечить его травмы", - ответила Тек. "Их хирургическая технология опережает остальную галактику на много лет".
Помощник нахмурился. "Я не понимаю", - сказал он. "Если технология, для восстановления травм лорда Вейдера существовала, достаточно долго, то почему, он все еще остается в дыхательном костюме? Почему травмы до сих пор не излечены?"
Тек не ответила сразу, поскольку ответ на вопрос молодого человека казался теперь слишком опасным в свете недавних событий. "Император хотел этого", - сказала она просто. "Именно поэтому".
"О", - ответил помощник с хмурым взглядом, пытаясь самостоятельно определить, почему Император будет хотеть такую вещь. "Я… боюсь, что не понимаю, доктор", - признал он, наконец. "Почему Император мог желать, чтобы Лорд Вейдер существовал в таком плачевном состоянии, если бы это было возможно исправить?"
У Тек не было ответа на этот вопрос, и все же она соблюдала приказ Императора все эти годы. А почему? Потому, что она предпочла собственное благо присяге, которую она приносила, когда стала врачом. "Лорд Вейдер прав", - подумала она. "Я - лицемерка. Но теперь…"
"Хороший вопрос, Эндрю", - сказала она, наконец. "Ситуация изменилась. Лорд Вейдер не проживет долго, если его травмы не будут восстановлены. Таким образом, мы должны предпринять шаги, позволяющие сделать это. Я хочу, чтобы ты собрал все образцы клеток тканей, которые мы имеем от Лорда Вейдера", - сказала она. "Приготовь их к тому моменту, когда мы достигнем Камино".
Молодой человек кивнул. "Я начну сразу".
"И Эндрю", - окликнула Тек прежде, чем он ушел. Молодой человек вернулся.
"Не говори никому, что ты делаешь", - предупредила она его.
"Я понимаю", - ответил он, взволнованный перспективой небольшой интриги в его скучной жизни.
***
"Ты очень хорошо выздоравливаешь, Мастер Люк", - сообщил мальчику мед-дроид следующим утром.
"Спасибо", - ответил Люк, застегивая свой китель. "Это означает, что я могу проверить спортзал, о котором говорила мне моя сестра?"
Дроид рассмотрел этот вопрос, определяя состояние человека, который спрашивал, и затем ответил: "Только медленно, Мастер Люк".
Люк нахмурился. "Медленно? Что это означает?"
"Это означает отсутствие поединков на световых мечах и другой энергичной деятельности", - сказала ему мать.
"Мама, мне надоело!" - пожаловался Люк. "Я схожу с ума, сидя все время здесь!"
Падме вздохнула. После операции, его живость возвратилась в течение нескольких дней, и вместе с этим, его неугомонность. "Возможно, что-то менее напряженное", - предложила она дроиду. "Например, плавание?"
"Превосходное предложение, миледи", - ответил дроид.
"Есть ли водоем где-нибудь на борту?" - спросила она.
"Отец сделал его для нас", - сообщила Лея. "Он возле спортзала".
Падме кивнула. "Прекрасно", - сказала она. "Почему бы не пойти туда всем нам? Я тоже хочу немного поплавать, ведь я сидела в комнатах не меньше тебя".
Люк улыбнулся. "Прекрасная идея, мама", - сказал он. "Спасибо".
***
Лорд Вейдер провел свое утро в переговорах с премьер-министром Камино, подготавливая их скорое прибытие. Было несколько весьма важных вопросов, которые должны быть решены, пока Вейдер будет на планете. Он прикинул, что пребывание там составит, по крайней мере, неделю, а возможно больше. Он продвигался к месту жительства семьи, считая необходимым сообщить о предстоящем долгом отсутствии.
Вейдер вошел в апартаменты, чтобы обнаружить их пустыми. Он шел из комнаты в комнату, но никого не обнаружил, кроме мед-дроида.
"Где моя семья?" - потребовал Вейдер у дроида.
"Леди Вейдер взяла близнецов плавать", - ответил дроид. "Молодой Мастер Люк чувствовал себя довольно беспокойно", - добавил он.
Вейдер не ответил, а просто развернулся и оставил квартиру без лишних слов. Он направился по коридору, и остановился в спортзале. Там он пересек пустое пространство в соседней комнате, где рабочие и дроиды все еще продолжали деловитую работу.
"Лорд Вейдер, мы находимся в графике", - доложил ему диспетчер команды.
Вейдер кивнул, осматривая огромную комнату. "Превосходно", - сказал он. "Я буду ожидать, что все будет закончено через неделю ".
"Ты можешь рассчитывать на это, сэр".
Тогда Вейдер вернулся в спортзал, двигаясь к другой его стороне, где располагался бассейн.
Легко можно было услышать звуки плеска и смеха, которые отзывались эхом в огромном зале. Вейдер стоял и смотрел с безопасного расстояния. Открывшаяся перед ним сцена забавляла его. Его дети сменяясь, спрыгивали с трамплина, в то время как их мать подбадривала их снизу. Ясно, что близнецы унаследовали навыки пловца от своей матери, поскольку Вейдеру это занятие никогда не нравилось. Люк и Лея ощутили присутствие отца и, найдя его, приветственно помахали ему руками. Вейдер просто кивнул им в ответ.
Падме тоже заметила мужа, рассуждая, что должна быть причина для его появления. "Я скоро вернусь", - сказала она близнецам. Подплыв к краю водоема, она легко поднялась на его край. Женщина подняла полотенце и обтерлась, отжав длинную косу прежде, чем направилась узнать, чего хочет Вейдер.
Вейдер с удовольствием наблюдал за нею. Ее появление из воды, ее вид в бикини оказались более соблазнительными, чем ему хотелось признать. Всегда существовала огромная физическая химия между ним и его женой. Но прошли четырнадцать долгих лет, с тех пор как их отношения прервались. И теперь, даже если не рассматривать ограничения его существующего физического состояния, Вейдер считал, что она никогда не будет интересоваться возобновлением физических отношений с ним. "Не после всего этого времени, не после Мустафара..."
"Я вижу, что ты с близнецами обнаружила бассейн", - заметил он, неспособный придумать, что-то более умное.
Падме кивнула. "Да, это - великолепная терапия для Люка", - сказала она. "И ты мог бы вспомнить, насколько я люблю воду".
Вейдер кивнул. "Я помню", - ответил он. Напряженность заполнила последовавшую тишину, и Падме начала задаваться вопросом, почему он действовал так странно.
"Тебе нужно было поговорить со мной?" - спросила она, наконец.
"Да", - ответил он, вынуждая себя оторвать взгляд от чувственных очертаний ее тела. "Я хотел сообщить, что наш корабль на пути к Камино", - сказал он ей, "и что я буду на планете в течение большей части недели, как только мы прибудем туда. Я буду возвращаться только для сна".
Падме кивнула. "Я предполагаю, что ты нуждаешься в специальном… оборудовании для этого", - поинтересовалась она.
"Да, и оно находится здесь на судне", - ответил он. "Я обеспечу тебя комлинком, который может потребоваться для связи со мной, в то время как я буду на планете".
"Спасибо", - сказала Падме.
Вейдер промолчал и отвернулся.
"Ты собираешься проститься с Люком и Леей?" – напомнила она вслед ему.
Вейдер остановился и обернулся к водоему, где его дети играли в мяч. "Я не думаю, что это необходимо", - ответил он. "Ты можешь сказать им, где я".
"Я могу", - согласилась она. "Но им бы это понравилось".
Вейдер обдумал ее слова, конфликт между ситхом и отцом снова привел его в ярость. "Я должен возвратиться на мостик", - сказал он, уходя. "Через несколько дней я увижу тебя".
Падме наблюдала за ним, пока он шагал прочь, и задавалась вопросом, поймет ли она когда-либо мужчину, за которым снова была замужем.
Вейдер оставил комплекс отдыха, мысленно изучая образ голого живота Падме, когда услышал кого-то быстро приближающегося сзади. Он обернулся, понимая, кто это был, прежде, чем увидел ее.
"Лея, тебе не следует бегать по коридорам в одном купальнике", - серьезно сказал он своей дочери.
Лея натянула шнурки своей обтягивающей одежды и осталась стоять. "Ты уходишь, даже не говоря до свидания мне и Люку?" – возмутилась она.
Вейдер был командиром имперского флота и Лордом ситхом в течение четырнадцати лет, а перед этим - генералом и рыцарем джедай. Все же, ни какой его опыт не помог ему выдержать столкновение с дочерью-подростком, когда она стояла перед ним, капая водой с длинных черных косичек, и глядела на него большими темными глазами, вспыхивающими от негодования.
"Да", - сказал он, наконец, рассуждая, что было бессмысленно лгать.
При ответе отца, глаза Леи расширились еще больше. "Разве ты не думаешь, что это неправильно? Я подразумеваю, ты - наш отец, разве нет?"
"Да", - ответил он, начиная забавляться негодованием дочери.
"Тогда, почему ты ушел, не прощаясь с нами?" - спросила Лея, неспособная скрыть боль в своих глазах.
Вейдер вздохнул, его забава закончилось. "Я не собираюсь уходить надолго", - сказал он ей. "Это не показалось необходимым".
Лея нахмурилась. "Ну, это необходимо", - настаивала она.
Вейдер понял, что не сможет выиграть это странное сражение, и тогда смягчился. "Я приношу извинения", - сказал он, кланяясь ей. "До свидания, Лея".
Лея улыбнулась, наслаждаясь фактом, что превзошла своего отца. "До свидания, папа".
"Папа?" - подумал он, удивленный, что она использовала менее формальное обращение. "Пусть будет так". "Попытайся остаться вне проблем, пока меня не будет", - добавил он, оставляя ее.
Улыбка Леи расширилась, пока она наблюдала за уходящим отцом, чувствуя, что ситха в нем было меньше, чем желал признать ее папа.


--------------------
Я люблю демократию! (Кос Палпатин)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Алита Лойс
сообщение 16 Март 2011, 01:28
Сообщение #20



Иконка группы

Группа: Бывалый
Сообщений: 1490
Регистрация: 16 Декабрь 2010
Из: ДДГ
Пользователь №: 8815



Глупый Вейдер... если бы не Падме, он бы так и не скумекал, что к чему unsure.gif
Извините, не удержалась;) Всегда обескураживает, когда Вейдера выставляют не то что даже тупоголовым дубиной, а откровенным дураком. Странно, как он столько лет продержался на месте главкома.
Вообще расстраивает примитив и обыденность взаимоотношений; ощущение, что они не 14 лет не виделись, а две недели.
И Вейдера сейчас вылечат, и все заживут долго и счастливо, не забыв приютить Оби-Вана)

Цитата
"Твой доктор сказала, что ты имел... syncopal эпизод"


Вот это постоянное "имел" можно заменить в данном случае на "случился", "произошел", "был", что-нибудь по смыслу. Но от "имел" надо уходить. Мы ведь не говорим: "я имел головную боль", "я имел грипп", "ты имел инфаркт"... Безотносительно случившегося непонятного эпизода в жизни милорда;)

Цитата
"Твой отец высоко подвесил всех нас. "


Это как? За ноги, не иначе:)

Сообщение отредактировал Алита Омбра - 16 Март 2011, 01:30


--------------------
Выучи намертво, не забывай, и повторяй как заклинание:
"Не потеряй веру в тумане, да и себя не потеряй!"
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
vika
сообщение 16 Март 2011, 01:30
Сообщение #21



Иконка группы

Группа: Постоялец
Сообщений: 543
Регистрация: 21 Сентябрь 2008
Из: г. Самара
Пользователь №: 7787



Jo Dietrich
Само произведение очень хорошее. Что касается перевода... хотелось бы, чтобы он был более интересным. Труд переводчика - это то же самое, что заново написать книгу, но только на другом языке. "Шторм" был переведен Алитой Омброй более профессионально. Но тем не менее, спасибо вам за ваш труд. С нетерпением жду перевода новой главы.

Сообщение отредактировал vika - 16 Март 2011, 01:31
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Jo Dietrich
сообщение 16 Март 2011, 12:27
Сообщение #22



Иконка группы

Группа: Обитатель
Сообщений: 499
Регистрация: 31 Октябрь 2009
Из: Подмосковья
Пользователь №: 8462



Цитата(Nefer-Ra @ 15 мар 2011, 17:16)
Сократилось?! оно увеличиться должно было на столько же (минимум).
*
В таком случае предложенная вами метафора "напильника" была бы неуместна, ведь напильник способен только удалять лишнее. Однако, оригинальный текст, с русской точки зрения, крайне перегружен местоимениями, артиклями и словами "сказал-ответил", для удаления которых напильник вполне пригоден. Количество знаков при переводе возрастает, а количество слов почему-то снижается...
Цитата(Nefer-Ra @ 15 мар 2011, 17:16)
отнесение оригинала этого текста к литературе будет неоправданной щедростью
*
Ну, не классика, да. По-моему, все, что люди(хотя бы, некоторые) согласны читать, следует называть литературой, того или иного сорта. Благо, сортов у литературы больше, чем у осетрины.
Цитата(Nefer-Ra @ 15 мар 2011, 17:16)
Про отзывы - их, в основном, пишут дети и подростки, разумеется, им проще будет воспринять текст, похожий на их повседневные разговоры.
*
Пожалуй, с детьми вы погорячились, подростки - согласен. Однако, то обстоятельство, что какой-то текст не нравится подросткам, ни в коей мере не является его достоинством. Текстов, которые нравятся всем не существует, зато много текстов, которые нравятся исключительно их авторам. То, что текст имеет значительное количество почитателей, является достаточно объективным статистическим признаком его качества. Если же, отзывов мало, то есть текст непопулярен у подростков, он, тем не менее может оставаться качественным текстом, но рассчитанным на аудиторию, которой лень писать отзывы.
Цитата(Nefer-Ra @ 15 мар 2011, 17:16)
Вообще стоит при переводе положить рядом книжку, ну, хоть Бунина, и периодически в нее заглядывать. Тогда процент фраз, построенных по правилам русского языка, существенно возрастет (научный доклад класть не надо - будет только хуже)
*
Конечно, техническая литература виновата в столь печальном состоянии перевода. Похоже, до выхода на пенсию, в этом направлении не предвидится изменений. Вот тогда, и Бунин, и Шмелев, и... Нет, Льва Толстого перечитать не заставите!
Цитата(Nefer-Ra @ 15 мар 2011, 17:16)
Лучше было бы подать так (хоть это тоже далеко не идеально)
*
Спасибо за наглядный пример. Но, к сожалению, перевод подобного качества потребует от меня слишком много времени. Поэтому, он с большой вероятностью не будет завершен в условиях работы на голый интерес(я - программер). Это - неприемлемо, я должен успеть закончить перевод до того, как этот процесс сделается для меня скучным.

Сообщение отредактировал Jo Dietrich - 16 Март 2011, 13:12


--------------------
Я люблю демократию! (Кос Палпатин)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Jo Dietrich
сообщение 16 Март 2011, 12:58
Сообщение #23



Иконка группы

Группа: Обитатель
Сообщений: 499
Регистрация: 31 Октябрь 2009
Из: Подмосковья
Пользователь №: 8462



Цитата(Алита Омбра @ 16 мар 2011, 01:28)
Всегда обескураживает, когда Вейдера выставляют не то что даже тупоголовым дубиной, а откровенным дураком. Странно, как он столько лет продержался на месте главкома.
*
Вы уверены, что Вейдер не был тупоголовым, хотя бы в Трилогии? Может, был бы он посообразительнее, Палпатин и лечить бы его не стал после Мустафара, или потом грохнул бы его через год после создания Империи. Когда заместитель тупой, сильный и агрессивный, это не слишком опасно, если его держать под постоянным контролем. Если же он еще и сообразительный, его следует устранить как только тот перестал быть необходимым, иначе он быстро устранит своего начальника.
Цитата(Алита Омбра @ 16 мар 2011, 01:28)
Вообще расстраивает примитив и обыденность взаимоотношений; ощущение, что они не 14 лет не виделись, а две недели.
*
Это потому, что и автор, и переводчик - мужчины как и "дубина"-Вейдер. Что они понимают во взаимоотношениях.
Цитата(Алита Омбра @ 16 мар 2011, 01:28)
И Вейдера сейчас вылечат, и все заживут долго и счастливо, не забыв приютить Оби-Вана)
*
Долго-и-Счастливо - это ж мой любимый финал! Оби-Ван же, как Карфаген в другой реальности, должен быть разрушен, справедливость должна восторжествовать.
Ой, блин, возможно здесь был спойлер, а может и нет.
Цитата(Алита Омбра @ 16 мар 2011, 01:28)
За ноги, не иначе:)
*
Вообще-то, именно такой я и понял авторскую мысль. Спасибо, отмеченные вами недочеты я попытался поправить.

Цитата(vika @ 16 мар 2011, 01:30)
"Шторм" был переведен Алитой Омброй более профессионально.
Совершенно согласен. Спасибо за отзыв.


--------------------
Я люблю демократию! (Кос Палпатин)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Nefer-Ra
сообщение 16 Март 2011, 16:53
Сообщение #24



Иконка группы

Группа: Постоялец
Сообщений: 522
Регистрация: 3 Январь 2010
Пользователь №: 8557



Про "доработку напильником" - цитата из известного анекдота.
В текстах серии детективов "Она написала убийство" в оригинале тоже сплошным потоком "он сказал", "она сказала" по двадцать раз на страницу. Читать совершенно невозможно. Но если мы возьмем, например, Гибсона, то там язык много богаче.
ИМХО, перевод не должен быть подстрочником, а должен быть переработкой исходного текста. Особенно если переводчик не ставит целью вогнать читателя в сон.

"Сумерки", раз уж речь зашла о популярности, тоже поражают числом почитательниц, но гадость же несусветная.
Что до детей - 10-12 лет - вполне себе дети, а Лукас и эту часть аудитории не забывает, так что они тоже массово вовлечены в процесс фанатения от ДДГ. Кстати, от текста остается стойкое впечатление молодости автора, навскидку лет 16-18, не больше.

К вопросу же о качестве перевода - опять же, имхо. Лучше прочитать ради общего знания сюжета гугл-траслейтом или же делать полноценный перевод.

З.Ы. Кеноби на мыло! smile.gif
З.Ы.2. В плане оценки полезности и возможности использования глупых и агрессивных приспешников вы сильно ошибаетесь. Манипулировать можно и весьма неглупыми людьми, главное - знать их слабости. Сидиус был великолепным манипулятором.


--------------------
Линкор, просто линкор
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Jo Dietrich
сообщение 16 Март 2011, 19:57
Сообщение #25



Иконка группы

Группа: Обитатель
Сообщений: 499
Регистрация: 31 Октябрь 2009
Из: Подмосковья
Пользователь №: 8462



Цитата(Nefer-Ra @ 16 мар 2011, 16:53)
"он сказал", "она сказала" по двадцать раз на страницу. Читать совершенно невозможно.
Я склонен полагать, что это дело привычки. Так сказать, проявление национальных особенностей разных языков. У англосаксов подобные повторы слов и, особенно, местоимений не считаются недостатком произведения, а русские привыкли к иному, более сложному оформлению текста. Переделка, конечно, является задачей переводчика.
Цитата(Nefer-Ra @ 16 мар 2011, 16:53)
Кстати, от текста остается стойкое впечатление молодости автора, навскидку лет 16-18, не больше.
Тут вы не угадали. Согласно тому, что он написал в своем резюме, он живет в Канаде,женат, имеет двух детей, большую часть дня занят карьерой, и уже успел издать по крайней мере один роман. Чего бы ему врать об этом.
Цитата(Nefer-Ra @ 16 мар 2011, 16:53)
В плане оценки полезности и возможности использования глупых и агрессивных приспешников вы сильно ошибаетесь. Манипулировать можно и весьма неглупыми людьми, главное - знать их слабости. Сидиус был великолепным манипулятором.
Можно то - можно, но зачем рисковать без явной необходимости? Тем более, что имперская идеология требует повышения стабильности за счет индивидуальной инициативы. В период глобальных войн и переворотов умный, инициативный, сильный и агрессивный главком может быть выше головы занят текущими проблемами, не представляя опасности верховной власти. Но, многие годы после конца республики не было ни нужды в таком главкоме, ни задач, которые могли бы его обезвредить, требуя для своего решения всех его сил. В борьбе же с Альянсом он совершенно не преуспел, своим здоровьем не занимался, сторонников заимел лишь во флоте, да и то - не много. Он, конечно, не глуп, но и сообразительность его была очень узко заточенной, во остальном же оставляла желать лучшего.


--------------------
Я люблю демократию! (Кос Палпатин)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Jo Dietrich
сообщение 16 Март 2011, 20:05
Сообщение #26



Иконка группы

Группа: Обитатель
Сообщений: 499
Регистрация: 31 Октябрь 2009
Из: Подмосковья
Пользователь №: 8462



14
"Добро пожаловать на Камино, Лорд Вейдер", - приветствовала его Таун Ви. "Мы гордимся, что удостоены твоего посещения. Мы живем в такой дали".
Вейдер кивнул. Безмятежная, безупречно воспитанная чужачка была одним из немногих местных бюрократов, кого Лорд был способен терпеть. "Дорога сюда заняла некоторое время", - согласился он. "Император попросил, чтобы я прибыл и проверил продвижение заказанных им новых ударных войск".
Таун Ви кивнула. "Мы движемся по графику, мой лорд", - сообщила она. "Клоны будут готовы через пять дней, как мы обещали Императору".
"Превосходно", - поощрил ее Вейдер. Он повернулся, когда двери открылись снова, и доктор Тек со своей командой помощников вошла в комплекс. Тек не нуждалась в том, чтобы видеть его лицо, чтобы почувствовать гнев, испытываемый Лордом по ее адресу. Ей удалось избегать его во время путешествия на шаттле, чем оба были весьма довольны. Напряженность между ними не оставалась незамеченной Таун Ви, которая, однако, не посмела задавать вопросы.
"Сюда, Лорд Вейдер", - сказала она, вытягивая длинную, изящную руку в направлении дальнего конца коридора. "Наш премьер-министр стремится встретиться с тобой". Она повернулась к доктору Тек. "Наш главный врач ждет тебя, доктор", - сказала каминоанка. "Ты знаешь путь?"
Тек кивнула. "Да, я помню", - ответила она. "Спасибо".
Таун Ви развернулась и присоединилась к Вейдеру, они вдвоем прошли по коридору к канцелярии премьер-министра. Тек проследила за их уходом, а затем повернулась к своей команде.
"Пойдемте", - сказала она небольшой группе людей и дроидов. "У нас есть работа, которой пора заняться".
***
"А правда, что все клоны были сделаны на Каминоанской фабрике?" - спросила Лея, сидя с матерью и братом за обедом.
"Да", - ответила Падме. "Это - огромное сооружение, наверно, самое большое в галактике".
"Спорим, что это удивительное зрелище", - прокомментировал Люк.
"Я никогда не была на Камино", - ответила Падме. "Но я уверена, что это очень внушительно".
"Трудно вообразить, что клоны когда-то воевали на стороне джедаев", - сказал Люк.
"Давно это было", - ответила Падме. "Перед Клонической войной некоторые члены Республиканского Сената, и я в том числе, выступали против создания республиканской армии из клонов. Не раз я бывала почти убита за мои взгляды".
"Кем же?" - спросила Лея.
"Людьми императора", - ответила мать. "Твоему отцу была поручено защищать меня. Именно тогда мы влюбились", - сказала она детям, просияв улыбкой.
Люк и Лея уже слышали такую историю прежде, но им нравилось слушать про счастливые времена, когда их родители жили вместе.
"Мне очень жаль, что я не знал отца раньше", - сказал Люк задумчиво. "Он кажется удивительным человеком".
Падме кивнула. "Он всегда был таким", - заметила она ровным голосом. Замолчав, она поднялась и стала собирать тарелки, чтобы отнести их на кухню и передать протокольному дроиду, предоставленному Вейдером. "Я скучаю по Арту и Трипио", - задумчиво размышляла она, задаваясь вопросом, приказал ли Вейдер офицеру на Хэннасе VI, доставить дроидов вместе с прочими вещами.
"Все хорошо, мама?" - спросил Люк, когда принес в кухню еще одну груду тарелок.
Падме улыбнулась и нежно взлохматила его волосы. "Да", - сказала она. "Я только становлюсь немного сентиментальной иногда, это - все".
Люк кивнул. "Отец собирается вылечить свои раны теперь, когда болезнь сердца стала настолько серьезной? Есть ли какой-нибудь способ, сделать это?"
"Да, есть", - ответила она. "Но я не знаю, что ответить на твой вопрос, Люк. Мне кажется, что он отказывается сделать это, потому что боится насторожить Императора".
"Ты считаешь, что он боится за нас?" - спросил Люк. "Отец не хочет, чтобы Император узнал о нашем существовании?"
"Я не говорила этого, Люк", - ответила Падме. "И я не хочу, чтобы ты принимал желаемое за действительность".
Люк кивнул, зная, что его мать была чрезмерно осторожна после истории с их отцом. Не то, чтобы он мог обвинить ее. Ее сердце было разбито, когда Анакин Скайвокер стал Дартом Вейдером. Из того, что она рассказывала близнецам, любовь между их родителями была огромна, так же, как и жертвы, которые они принесли, чтобы оставаться вместе.
"Что он делает сейчас на Камино?" - спросила Лея, когда тоже пришла на кухню.
"Я не знаю", - ответила Падме. "И я не спрашивала. Он не слишком щедр на информацию".
"Возможно, он должен узнать здесь о возможности излечения своих ран", - предположила Лея с надеждой. "Это не было бы фантастикой?"
"Не было бы", - согласилась Падме, перед тем как выйти в общую комнату. "Но я сомневаюсь относительно этого. Я уверена, что официальная причина совершенно иная".
У Люка и Леи было много собственных догадок о том, что могло бы произойти на Камино, но они держали их при себе. Дети быстро поняли, что их мать очень чувствительна, когда дело касалось решений их отца.
"Можно ли, мне с Леей пойти в спортзал?" - спросил Люк.
"Я думаю, что сегодня у тебя было достаточно физической активности, Люк", - ответила Падме.
"Я ничего не собираюсь делать", - возразил он, "только посмотреть".
"Чего смотреть?"
"Меня", - ответила Лея. "Папа запрограммировал удивительного учебного дроида для тренировок со световым мечом", - добавила она с улыбкой. "Я думала, что смогу немножко попрактиковаться".
Падме обдумала это и кивнула. "Ладно, идите", - сказала она. "Только не позволяй своему брату сделать что-нибудь глупое", - добавила она, глядя на Люка.
Люк усмехнулся. "Разве я могу делать глупости?" - спросил он, его улыбка так сильно напомнила Падме Анакина, что горло на мгновение сжалось.
"Можешь", - ответила Падме, вынуждая себя улыбнуться. "Иди, но не опаздывай".
"Мы не опоздаем", - пообещала Лея, целуя маму в щеку.
"Ты лучшая", - добавил Люк, целуя в другую. И через мгновенье, они исчезли.
"Есть ли что-нибудь, что я мог бы сделать для тебя, Леди Вейдер?" - спросил ее протокольный дроид.
Падме не нравилось такое имя, но она понимала, что бессмысленно говорить об этом с дроидом. Без сомнения это было запрограммировано по распоряжению самого Вейдера.
"Чашка чая была бы прекрасна", - ответила она.
"Сейчас, миледи".
***
Дарт Вейдер возвратился на Истца, чувствуя себя расстроенным и усталым. Попытка общаться с каминоанскими чиновниками была чрезвычайно утомительна. Их склонность тратить множество времени, чтобы сказать что-либо осмысленное, была способна угробить терпение любого человека. Однако, Вейдер знал, что с этими существами необходима дипломатия, ибо они были лучшими в своей области, и Империя нуждалась в них. "И если ты снова что-то испортишь, то можешь этого не пережить", - напомнил он себе.
Идя по коридору, он притормозил около спортзала, который построил для своих детей. Там ощущалось их присутствие, и Вейдер подумал, не зайти ли внутрь, чтобы посмотреть на них. Однако, он продолжил свой путь, решив, что сон необходим ему больше чем общение с близнецами.
***
"Это охренительно", - воскликнул Люк, пылко жалея, что сам не может поучаствовать. "Я никогда не встречал такую крутую программу!"
"Я знаю!" - ответила Лея. "Только подумай, насколько улучшатся наши навыки после таких тренировок, Люк!"
Люк кивнул. "Да", - сказал он. "Только надеюсь, что не застряну вне игры слишком долго".
"Я не хотел бы увидеть, что ты обходишь меня", - не мог он не добавить с улыбкой.
Темные брови Леи поднялись. "Обходить тебя?" - фыркнула она. "Я сделала это давным-давно, дорогой брат", - заявила она, крутя свою саблю. "Вот, я видела, как папа использовал этого дроида", - сказала она вскоре. "Это было намного более высокая настройка, конечно", - добавила она. "Он невероятно быстр, Люк. Как никто, кого я когда-нибудь видела".
"Я уверен", - ответил Люк, смотря на свои наручные часы. "Мы уже должны возвращаться. Мы обещали маме, что не станем опаздывать".
"Хорошо, хорошо", - согласилась Лея. "Я только хочу попробовать еще одну вещь. Я встречу тебя дома через несколько минут".
"Ну, если ты обещаешь", - ответил Люк, зная, что лучше не пытаться отговорить ее от этого. У Леи был собственный ум, и Люк знал, что она не хуже него умела избегать проблем. Сестра была приведена в такой восторг тренировочным дроидом, что Люк беспокоился, не останется ли она в спортзале на всю ночь. "Слишком плохо, что Трипио не здесь", - размышлял он, когда зевая, возвратился в их апартаменты. "Он удостоверился бы, что Лея не наделает лишних глупостей".
***
Дарт Вейдер не мог вспомнить время, когда хорошо спал последний раз. Кроме усложнения сна из-за полувертикального положения внутри компрессионной камеры, он также регулярно сталкивался с кошмарами, которые изводили его почти каждую ночь. Активируя механический коготь над головой, он подождал, пока устройство удалит шлем и верхнюю часть маски. Хорошо почувствовать себя свободным от тяжелого, громоздкого механизма, хотя бы в течение нескольких часов. Вейдер осторожно протер усталые глаза, и уселся насколько возможно удобно, собираясь заснуть.
***
"Где Лея?" - спросила Падме, когда Люк вошел в квартиру.
"Она хотела потренироваться немного подольше", - ответил Люк. "А я уже устал".
Падме кивнула. "Конечно, пора ложиться спать".
"Никаких проблем, мамочка", - ответил он с улыбкой. "Доброй ночи".
"Доброй ночи Люк. Сладких снов".
***
Едва лишь Вейдер начал засыпать, как панический ужас возмутил Силу. Его глаза резко раскрылись, и он сосредоточился, чтобы определить источник волнения. Вейдеру потребовались считанные мгновения, чтобы точно определить его.
Распахнув камеру, Вейдер покинул место своего сна даже не позаботясь о дыхательной маске.
Вейдер не был единственным, кто ощутил волнение, и догадался о его происхождении. Люк встал с кровати и пошел в комнату Леи. Дверь раскрылась, но внутри никого не оказалось. Его тревога возросла, Люк выбежал в комнату отдыха, где все еще находилась его мать.
"Люк, что такое? Что случилось?" - спросила Падме в тревоге.
"Это - Лея", - ответил он, направляясь к выходу. "Она в беде".
Не задавая лишних вопросов, Падме вскочила на ноги и последовала за ним наружу.
***
Вейдер ворвался в спортзал со световым мечом в руках. Лея отчаянно боролась, чтобы отклонить лазерные болты, испускаемые тренировочным дроидом, но она не была достаточно быстра, и уже не раз жгучий лазер поджаривал ее. Вейдер легко отклонил лазерные выстрелы и использовал Силу, чтобы бросить дроида через зал, ударяя его о противоположную переборку.
Лея упала на пол от усталости и облегчения, что пришел отец. Он повернулся к ней, уже начиная чувствовать недостаток кислорода.
"Ты в порядке?" - спросил он, став на колени около нее.
Лея кивнула, стараясь не расплакаться, чтобы не выглядеть маленькой перед отцом.
"Ты завысила настройку дроида, не так ли?" - спросил он.
"Да", - ответила она, ее голос дрожал. Девочка не смогла больше удерживать слезы из-за значительных ожогов, которые вдруг разболелись на ее руках и ногах.
"Зачем ты сделала такую глупость?" - упрекнул ее отец.
"Я только подумала, что…" - она остановилась и окончательно разревелась. Вейдер не знал, что делать, когда его четырнадцатилетняя дочь в течение мгновений превратилась в массу истерических слез.
" Самое главное, что ты серьезно не пострадала", - сказал он, неловко гладя ее по голове. Лея кивнула, понимая, что он прав. Еще несколько минут и один из лазерных болтов, мог поразить более важную часть ее тела.
"Лея!"
И Вейдер и Лея повернулись, навстречу ворвавшимся в комнату Падме и Люку. Вейдер встал и попятился, поскольку Падме примчалась, успокаивать свою дочь. Люк остановился возле своего отца, пораженный зрелищем его открытого лица.
"Ты тоже почувствовал это, не так ли?" - спросил Люк.
Вейдер кивнул. "Да", - сказал он, его голос был напряжен от недостатка кислорода.
"Тебе нужно надеть свою маску ", - сказал Люк, понимая бедствие, в котором оказался его отец. "Пойдем, я помогу тебе".
Падме следила, как ее сын помогает Вейдеру выйти из комнаты, и поняла, что теперь оба ее ребенка оказались живы, благодаря отцу.
"Где ты живешь?" - спросил Люк своего отца.
"Прямо… по коридору", - ответил Вейдер, начиная чувствовать себя легкомысленным. Люк обхватил рукой талию отца и помог ему вернуться в свою квартиру. Оказавшись там, Вейдер указал на компрессионную камеру, брошенную им открытой, и сын помог добраться до нее.
Люк в замешательстве смотрел, как закрывалась перед ним компрессионная камера, проглатывая отца. Он ненавидел мысль, что это было единственным способом, каким его отец мог существовать без дыхательной маски. "Должен быть способ помочь ему", - решительно думал Люк: "Просто не может не быть такого способа!" Когда Люк глядел в отцовские глаза, такие похожие на его собственные, в мальчике обосновалась решимость, спасти отцу жизнь, как Вейдер спас его.
Через несколько мгновений Люк услышал, что камера вновь открывается. Внутри сидел отец, уже одетый и дышащий с помощью своего аппарата.
"Ты в порядке?" - спросил мальчик.
Вейдер встал. "Да", - ответил он, выходя из камеры. "Спасибо за помощь".
Люк кивнул. "Никаких проблем", - ответил он. "Ты - мой отец".
"Конечно", - ответил Вейдер. "Давай пойдем и убедимся, в порядке ли твоя сестра".
Вейдер направился к выходу.
"Почему ты не собираешься позволить клонерам помочь тебе?" - спросил Люк.
Вейдер замер и повернулся к своему сыну. "Что заставляет тебя думать, что они смогут?"
"Я достаточно знаю о клонировании, чтобы понять, что они наверняка способны сделать это", - ответил Люк, идя к отцу. "Мама также согласна с этим", - добавил он.
Вейдер ничего не сказал в ответ, снова пребывая в неуверенности, как поступить в этом вопросе. Во время сражения, у него никогда не было момента подобной нерешительности. Когда было необходимо принять трудное командирское решение, это никогда не доставляло ему даже мгновения тоски. И все же, два четырнадцатилетних ребенка заставляли его задумываться на каждом шагу.
"Ситуация сложнее, чем ты знаешь, Люк", - сказал он наконец. "Но теперь не время, обсуждать это", - добавил он, оборачиваясь и снова шагая к выходу. У Люка не было никакого выбора, кроме как последовать за ним, ощущая растущий конфликт в своем отце.
"Как она?" - спросил Вейдер свою жену, входя с Люком в апартаменты.
Медицинский дроид обрабатывал ожоги Леи, в то время как Падме оставалась на диване. Ее руки были напряженно сложены на груди. Вейдер признал язык тела, она была сердита, очень сердита.
"Девочка получила незначительные ожоги", - доложил дроид. "Других повреждений нет".
"Но они легко могли быть", - сказала Падме. "Она могла быть убита". Мать озлобленно поглядела на Вейдера.
"Она включила настройку высшего уровня", - объяснил он, глядя на Лею. "Глупость для падавана".
"Наверно, наличие такого высокого уровня на тренировочном дроиде, не является хорошей идеей", - предположила Падме, крайне возмущенным голосом. "Им же только четырнадцать лет!"
Вейдер был удивлен, что ее гнев направлен на него. "Я уже был в нескольких перестрелках в таком возрасте…"
"Они не ты!" - парировала она горячо. "Было небрежностью и безответственностью разрешить им доступ к такому опасному устройству! Она могла быть убита!"
Вейдер кивнул. "Действительно, могла ", - согласился он. "Если бы я не пришел достаточно быстро". Он посмотрел на свою дочь. "Я приношу извинения Лея, за твои травмы". После чего, повернулся к сыну. Люк глядел на него, желая многое сказать, но даже не зная, с чего начать. "Хорошей ночи, сынок", - сказал Вейдер просто, и оставил комнату.
Падме посмотрела на Лею, которая, казалось, успокаивалась под заботой мед-дроида. "Я скоро вернусь", - сказала она, быстро идя к двери. Перед тем как она ушла, Люк и Лея могли услышать другие слова.
"Анакин, Анакин подожди!" - позвала она мужа, когда он шагал далеко по коридору.
Вейдер услышал ее, но проигнорировал, не желая снова терпеть ее упреки этой ночью. Он достиг двери в свое жилье, когда почувствовал, что Падме взяла его за полу плаща. Он быстро повернулся, отодвигая ее руку. "Я попросил, чтобы ты не использовала это имя", - сказал он голосом едва сдерживаемого гнева.
"Прости", - сказала она. "У меня не получается использовать твое новое имя".
"Но это я, Падме", - сказал Вейдер. "Анакина больше нет, теперь есть Вейдер".
Падме кивнула. "Я знаю это", - ответила она спокойно. "Но сейчас, я хотела поговорить о другом".
"Ты снова будешь обвинять меня в риске для жизни нашей дочери?" - спросил он, когда двери закрылись позади нее. Свет в помещении почему-то не включился.
Падме нахмурилась, смущенная, что осталась с ним одна в темноте. "Нет, я пришла, чтобы принести извинения", - сказала она, делаясь усталой от переживаний.
Долгое время не было никакого ответа, и единственным звуком в окружающем пространстве оставалось механическое дыхание Вейдера. Он стоял, глядя на нее и ощущая рост ее беспокойства. Потом подошел на несколько шагов ближе к своей жене, так, чтобы между ними оставались считанные сантиметры. "Извинение принято", - сказал он, наконец.
Падме пришлось вытянуть свою шею, чтобы стоять перед ним. Огоньки на броне его груди перемигивались в темноте. "Если бы ты не пришел вовремя, то Лея могла умереть", - сказала она. "Ты спас ей жизнь. Я… Напрасно я сорвала свое расстройство на тебе".
Вейдер снова не отвечал, и просто наблюдал, наслаждаясь близостью с ней.
"Лея склонна быть несколько... своенравной", - сказала Падме, неспособная выдержать напряженность, заполнившую тишину между ними. "Как ты, возможно, заметил".
"Заметил", - сказал он. "Она напоминает мне тебя".
Падме подняла бровь. "Меня?"
Вейдер кивнул.
"Нет, нет, я не такая упрямая", - ответила она.
Вейдер почти улыбнулся ей под своей маской. "А что, есть отличия?"
Падме фактически рассмеялась над этим, к собственному ее большому удивлению. "Это было почти, как если бы... нет, этого нет, поскольку его нет".
"Я должна вернуться к детям", - сказала она, наконец, отступая в сторону, чтобы отдалиться от мужа.
"Конечно", - ответил Вейдер. "Доброй ночи, Падме".
"Доброй ночи", - ответила она, не называя его Анакин, но не способная заставить себя, использовать имя Вейдер.
Она повернулась, покидая его, и возвратилась к своим апартаментам. Ее руки дрожали после странного разговора.


--------------------
Я люблю демократию! (Кос Палпатин)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Jo Dietrich
сообщение 16 Март 2011, 20:13
Сообщение #27



Иконка группы

Группа: Обитатель
Сообщений: 499
Регистрация: 31 Октябрь 2009
Из: Подмосковья
Пользователь №: 8462



15
Вейдеру потребовалось долгое время, чтобы заснуть этой ночью. Инцидент с дочерью потряс его сильнее, чем он хотел признать. Но более того, случившаяся неприятность продемонстрировала ему несомненный факт, что он был совершенно неопытен, как родитель. Ситх считал, что это не было его виной, ведь в течение предшествующих четырнадцати лет он был вынужден проживать отдельно от своих детей. Он помнил, на что походили его собственные четырнадцать. В муках полового созревания, его тело изобиловало изменениями, которые его мастер не желал или был неспособен внятно объяснить. Разве Кеноби был способен понять, что его падаван чувствовал к Амидале? Как получилось, что простое детское увлечение медленно перекипело в безумную страсть и затем в абсолютную любовь, горячую и глубокую. Нет, Кеноби никогда не понял бы такое.
Наконец, Вейдер заснул, мысли о его жене обосновались на периферии его подсознания.
***
Несколько часов спустя ситх проснулся, и его затуманенные глаза распахнулись. Он приподнялся в капсуле и прикрыл глаза ладонями в перчатках. Ему снова приснилась его жена, сон, который не был неожиданным, но был нежелательным. Глупо отрицать, что он все еще желал свою жену, он ведь оставался мужчиной, в конце концов. Все же, признание таких чувств должно было бы признать в нем мужчину, которым он когда-то был, мужчину, которого он оставил четырнадцатью годами ранее. Конфликт бушевал в нем, когда он пытался отрицать свое желание. Теперь он принял решение, которое должно положить конец этой дурацкой, бесполезной тоске.
Вейдер активировал механизм, который опустил маску и шлем на голову, и тогда открыл капсулу. Было очень рано, как он надеялся, достаточно рано, чтобы избежать встречи с ней. Казалось, это было единственным способом, которым он мог выбросить ее из головы, и он был настроен сделать это. Он не считал свои действия тщетными, и не считал иронией, что сам настаивал на ее присутствии здесь, одновременно боясь находиться возле нее. Он ничего не боялся, он не был противоречив, он не смущался, он чувствовал себя нормально. Он был ситхом, в конце концов. А ситхи не признают слабые эмоции, которым подвержены низшие существа.
Определившись, он перефокусировал свои мысли на официальные дела, и оставив свои апартаменты, направился в отсек шаттла.
***
"Вчера вечером ты действительно сделала глупость, Лея", - сказал Люк своей сестре, когда сел около нее на завтраке следующим утром. "О чем ты думала?"
Лея злобно взглянула на брата из-за стакана сока, факт, что их мать отсутствовала в настоящее время, не освободил ее от нотации. "Закройся, Люк", - оборвала она его. "Никакого вреда из этого не произошло".
Люк фыркнул. "Да, точно", - буркнул он.
"Что это должно означать?" – уточнила она.
"Ты вчера слышала, какой сердитой была мама с нашим отцом ", - ответил он. "Она обвиняет в этом его, а не тебя".
Лея нахмурилась, поскольку это тоже обеспокоило ее. Если бы не своевременное прибытие Вейдера... Она не хотела думать о том, что могло произойти.
"Я знаю", - сказала она, наконец, ее гнев уступил стыду. "Я хотела поговорить с нею об этом вчера вечером, но она не захотела обсуждать со мной эту тему". Лея остановилась, поняв что-то. "Ты заметил, как ни один из них не хочет говорить о другом? Как они всегда сменяют тему, когда мы упоминаем другого?"
Люк кивнул. "Да ", - ответил он. "Я знаю, насколько они оба противоречивы. Я уверен, что ты почувствовала это".
"Точно", - ответила Лея. "Что мы можем тут сделать?"
"О чем вы?" - сказала Падме, присоединяясь к своим детям. Люк и Лея взглянули друг на друга и затем опустили взгляд в свои тарелки.
Падме нахмурилась. "О чем вы тут говорили?"
"Ни о чем", - сказал Люк, чуть быстрее, чем надо. Падме посмотрела на одного и другого. Несмотря на нечувствительность к Силе, она хорошо понимала, что дети говорили о ней.
"Ну, и не говорите ничего", - сказала Падме, наливая себя немного сока. "Я знаю вас, и я знаю, что вы говорил обо мне, о вашем отце или обо мне и вашем отце. Какой из вариантов был фактически?"
Люк и Лея взглянули друг на друга, понимая, что танец начался.
"Я только сказала Люку, что ужасно жалею о том, что произошло вчера вечером", - сказала Лея, наконец.
"Да ладно", - вздохнула Падме.
"Но я не думаю, что ты должна обвинять папу в том, что я сделала неправильно сама", - добавила Лея. "Это была не его вина, а - моя. Если бы не он…"
"Я знаю, знаю", - сказала Падме, поднимая руку, чтобы не позволить Лее продолжить эту тему. "Я поняла, что была неправа относительно его вины, и принесла ему извинения".
Глаза Люка и Леи расширились почти одинаково. "Он, должно быть, оценил это", - прокомментировал Люк.
Падме пожала плечами. "Трудно сказать", - ответила она, отказываясь вспоминать странное столкновение, которое произошло с Вейдером предыдущей ночью. "Я теперь не знаю, что он чувствует".
"Зато, мы знаем", - отозвалась Лея, зарабатывая неодобрительный взгляд от близнеца.
"Вы уже знаете?" – улыбнулась Падме. "Вы собираетесь просветить меня?"
"Ты хочешь знать?" - спросила Лея.
"Есть ли причина, чтобы я не хотела?"
"Нет, только, ну, в общем, ты… кажешься своего рода…" - сказала Лея, не находя правильных слов.
"Кажется, ты боишься разговоров об отце", - сказал Люк, выручая сестру.
"Я?"
"Да, так же, как он не способен разговаривать о тебе", - ответил Люк.
"Я думаю, что это - ваше воображение", - ответила Падме. "Или просто, принятие желаемого за реальность".
Люк и Лея раздраженно посмотрели друг на друга. Было трудно сказать, от какого родителя они унаследовали свое упрямство, поскольку оба предка изобиловали этим.
"Миледи, со мной только что связался отсек ангара", - возник протокольный дроид. "Твое имущество с Хэннаса VI прибыло и скоро будет доставлено сюда".
"Роскошно", - произнесла Падме с улыбкой, радуясь изменению предмета беседы. "Похоже, что у нас, дети, сегодня будет распаковка ".
***
Уже был вечер, когда Вейдер возвратился на Истца. Хотя события на Камино продолжали двигаться согласно плану, он почувствовал в себе желание вернуться на судно. Он устал, и, кажется, не прекратил волноваться о Лее. Это беспокоило его. Он не должен был волноваться ни о чьем благополучии, тогда, почему он заботился теперь? "Конечно, твои дети помогут тебе разрушить Императора и управлять галактикой. Именно поэтому". Да, это было причиной, решил он. Он заботится о Люке и Лее просто из эгоизма и корысти.
Побывав на мостике, чтобы проверить своего заместителя, Вейдер направился в свои апартаменты. Миновав спортзал, он остановился, задаваясь вопросом, есть ли внутри близнецы. Помещение было пустым, тем не менее, он вошел внутрь. Вейдер подошел к тренировочному дроиду, который теперь валялся грудой поломанных деталей на противоположной стороне зала. Он поднял его, используя Силу, чтобы оценить повреждения. "Люк и Лея нуждаются в средстве, для тренировок", - рассуждал он, неся тренировочного дроида к столу на противоположной стороне зала. "Возможно, несколько регулировок..."
***
"Мастер Падме, есть ли что-то еще, в чем я мог бы помочь?"
"Спасибо Трипио", - ответила Падме. "Ты был превосходен. Я думаю, что мы уже все сделали".
"Это означает, что мы можем сходить на плавание?" - спросила Лея с надеждой. Она и Люк помогли матери распаковать имущество и потеряли лучшую часть дня в апартаментах.
"Да, идите", - ответила Падме. "Я знаю, что вы оба очень не любите оставаться запертыми слишком долго".
Люк усмехнулся. "Спасибо, мама ", - сказал он. "Ты придешь?"
Падме покачала головой. "Нет, я немножко устала Люк. Но все равно, спасибо".
"Если ты передумаешь, то знаешь, где нас найти", - сказала Лея, когда она вместе с Люком направилась к выходу с купальником в руках.
"Я знаю", - сказала Падма. "Только не будьте слишком долго, хорошо? И возьмите Трипио с собой, просто для безопасности".
Люк и Лея собирались прокомментировать, но передумали и просто позволили Трипио тащиться вслед за ними. Падме не волновалась по поводу близнецов, они оба были превосходными пловцами. Она хотела только побыть в тишине и покое, хотя бы несколько часов, но в присутствии Трипио это было практически невозможно.
***
"Я не запрограммирован, чтобы плавать, Мастер Люк", - сообщил Трипио близнецам. "Я вполне уверен, что твоя мать хочет, чтобы я сделал это".
Люк и Лея обменялись улыбками. "Не волнуйся, Трипио", - ответил Люк, когда все трое вошли в спортзал. "Я не думаю, что она хочет тебя искупать".
Вейдер видел, как его близнецы вошли в комнату, в сопровождении протокольного дроида, которого он построил в детстве. Они удивились, обнаружив его.
"Привет", - сказал обрадованный Люк. "Что ты там делаешь?"
Вейдер посмотрел на полу-разобранного дроида, лежащего на столе. "Я чиню тренировочного дроида", - ответил он.
"У разве тут нет ремонтных дроидов, чтобы сделать это?" - спросила Лея.
"Есть, но я предпочитаю сделать это самостоятельно", - сказал он ей. "Я же построил его, в конце концов", - он добавил, указывая на протокольного дроида рядом с ними.
Люк и Лея озирались. "Ты… Ты построил Трипио?" - спросил Люк в изумлении.
Вейдер кивнул и возвратился к своей работе.
"Извините меня, сэр, но это не верно", - заговорил Трипио, смущенно глядя в сторону. "Моим создателем был Мастер Анакин Скайвокер".
Вейдер не отвечал, раздраженный дроидом, которого когда-то называл своим другом.
"Трипио, это - наш отец", - объяснил Люк. "Он - Анакин Скайвокер".
"Я был, Люк", - поправил его Вейдер. "Когда-то. Но я не был им уже давно".
Ни Люк, ни Лея не хотели обсуждать эту проблему, и поэтому замолчали. "Мы идем плавать", - сказала Лея, наконец.
"Значит, ты чувствуешь себя хорошо", - заметил Вейдер. "Я рад видеть это".
Лея кивнула. "Еще раз спасибо за то, что ты так быстро прибежал", - сказала она. "Ты спас мою жизнь".
"Ты - мой ребенок, Лея", - ответил он, внося заключительные корректировки в программу тренировочного дроида. "Я не допущу, чтобы тебе причинялся вред". Вейдер активизировал дроида, и тот взлетел со стола. "Я думаю, что теперь он не будет опасен. Я внес некоторые дополнения в программу, чтобы избежать инцидентов в дальнейшем".
"О?" – сказал Люк, разглядывая собранного дроида, висевшего над столом. "Что ты туда добавил?"
"Необходимо ввести ключевое слово, чтобы получить доступ к высшим уровням агрессивности", - ответил Вейдер.
"А что, если мы отгадаем его?" - сказала Лея с улыбкой.
Вейдер сохранил уверенность. "Ты не сможешь", - лаконично сказал он, выключив дроида.
"Мне кажется, что я знаю", - ухмыльнулся Люк, глядя на свою сестру. "Это - Татуин, не так ли?"
Вейдер взглянул на своего сына в удивлении. "Чертовски", - пробормотал он, а затем включил дроида. Люк и Лея не могли не рассмеяться.
Вейдер на мгновение задумался, и ввел новый код, в котором он был уверен. Они не смогут угадать его: "Ангел".
"Теперь, он станет работать как нужно", - сказал он. "Теперь, вы не сумеете угадать это".
"Дай нам время, и мы догадаемся", - ответил Люк с усмешкой. "Пойдем скорее, Лея. Давай пойдем плавать прежде, чем Трипио решит, что нам пора уходить".
"Возможно, Трипио может помочь тебе, папа", - предложила Лея с улыбкой.
Вейдер быстро посмотрел на нее. "Нет, в этом нет никакой необходимости", - ответил он сразу.
"Он силен в расстановке вещей, разве нет Трипио?" - уточнил Люк.
"Ах, да, Мастер Люк", - счастливо ответил Трипио. "Я был бы очень счастлив, помочь Мастеру Анакину всегда, когда смогу!"
Вейдер посмотрел на своих детей, и, не смотря на одетую маску, они знали, какое выражение было на его лице. Они не могли не хихикать, уходя и оставляя Трипио в руках своего отца.
"Что я могу сделать, чтобы помочь тебе, Мастер Эни?"
Вейдер повернулся к дроиду, несколько раздраженный детским заговором, оставившим его в компании надоедливого дроида. "Ты не будешь называть меня этим именем", - начал он. "Ты назовешь меня Лордом Вейдером".
Трипио не понял причин, но почувствовал, что будет благоразумнее не просить разъяснений. "В чем я могу помочь тебе, Лорд Вейдер?"
"Ты можешь забрать этот рабочий стол и инструменты в мастерскую", - сказал он. "А затем ты можешь вернуться в квартиру".
"Но Мастер Падме сказала мне…"
"А, я говорю тебе, вернуться", - раздраженно оборвал его Вейдер. "Теперь сделай, как я говорю!"
Трипио был поражен внезапной вспышкой гнева Вейдера, и просто сделал, что ему велено. Вейдер молча покачал головой, задаваясь вопросом, что делало Трипио настолько раздражающим. "Конечно, он не был таким, когда я создал его", - размышлял он, глядя на дроида занявшегося поставленной задачей.
Люк и Лея были уже в воде, когда Вейдер вышел на парапет водоема. Они заметили, что Трипио с ним не было, и задавались вопросом, не сделал ли дроид чего-то, что действительно огорчило их отца.
"Где Трипио?" – крикнул Люк своему отцу.
"Ему изменили задачу", - ответил Вейдер, складывая руки на груди и глядя, как плавали его дети. "Было очень любезно с вашей стороны, предложить мне его услуги".
Люк и Лея засмеялись. "Никаких проблем, в любое время", - отозвался Люк, подпрыгнув в бассейне.
Вейдер прислонился к стене, незамысловатое удовольствие от наблюдения игры своих детей, оказалось больше, чем он мог вообразить. Наличие их в его жизни изменяло его, даже если он не желал признавать это. Он начинал чувствовать себя связанным с ними в самой неподобающей ситху манере.
Этого не было в его плане, когда он решил поселить на борту свою семью. И это создало Вейдеру совершенно новый комплект проблем.
"Ну, кто из вас отослал Трипио назад?"
Вейдер повернулся, чтобы увидеть, как его жена подходит к бассейну.
"Я послал", - ответил он.
Она сначала не заметила его и удивленно обернулась на звук. "О", - произнесла она.
"Похоже, он не фигурировал в твоих планах на этот вечер", - заметил Вейдер.
Падме засмеялась, сбрасывая с себя банную простыню, в которой она пришла из квартиры. "Ты мог бы так сказать", - ответила она.
Образы из его сна вспыхнули в голове, когда он увидел Падме в купальном костюме. Он едва задвинул их прежде, чем они вышли из-под контроля.
"Ты не обязан оставаться, если у тебя еще есть какие-нибудь важные дела", - сказала она ему. "Я понимаю, что ты должен быть сильно занят".
"Сейчас нет ничего срочного", - ответил он. "Если ты просто не хочешь, чтобы я ушел".
"Нет, я думаю, что в этом нет необходимости", - объяснила она. "Дети наслаждаются твоей компанией".
Вейдер повернулся, чтобы смотреть на близнецов. "А я их", - ответил он. "Они замечательные дети, они оба".
Падме кивнула, и повернулась, чтобы наблюдать за Люком и Леей. "Да, они такие", - согласилась она. "Ладно, я, пожалуй, присоединюсь к ним", - добавила она, не желая начинать новый спор с Вейдером.
Вейдер кивнул, когда она подошла к краю водоема и нырнула. Именно в это мгновение засигналил его комлинк. Он вышел из бассейна в пустой спортзал прежде, чем ответить.
"В чем дело?" - спросил он.
"Мой Лорд, Император попросил, чтобы ты вступил с ним в контакт", - сообщил ему лейтенант Пиетт. "Срочно, милорд".
"Очень хорошо", - ответил Вейдер. Он дезактивировал устройство и оставил спортзал, снова покидая свою семью, чтобы разговаривать со своим мастером.
"Куда пошел папа?" - спросила Лея, заметившая, что он больше не смотрит на них.
"Должно быть, он получил какой-то вызов", - предположила Падме.
Люк и Лея обменялись взглядами, подумав одну и ту же вещь: "Он избегает ее".
"Наверное", - ответил Люк, понимая, что лучше не говорить с матерью на эту тему.
***
"Ударные войска, которые ты заказал, будут готовы по графику", - сообщил Вейдер своему мастеру.
"Превосходно", - приветливо ответил Палпатин. "Ты преуспел, мой друг".
"Спасибо, мой мастер", - ответил Вейдер с небольшим поклоном.
"Я хочу, чтобы ты обеспечил транспорт для этого нового подразделения", - продолжил Палпатин. "Их нужно распределить на Звездные Разрушители в Секторе Чоммель. Однако, я хотел бы осмотреть клонов лично, гарантируя, что новые особенности, которые обсуждались мною с премьер-министром Камино, действительно присутствуют".
"Конечно, мой мастер", - ответил Вейдер. "Ты пойдешь на Камино?"
Палпатин кивнул. "Да, я ухожу в течение следующих двадцати четырех часов".
"Тогда, я встречу тебя на планете", - ответил Вейдер, прилагая все усилия, чтобы сдержать свое беспокойство, пока образ Императора постепенно исчезал. "Он прибывает сюда… Он прибывает на Камино…" Это было слишком близко к нему, слишком близко к семье. "Он не узнает об их присутствии", - поклялся Лорд, "Пока не наступит подходящий момент…"


--------------------
Я люблю демократию! (Кос Палпатин)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Jo Dietrich
сообщение 16 Март 2011, 20:23
Сообщение #28



Иконка группы

Группа: Обитатель
Сообщений: 499
Регистрация: 31 Октябрь 2009
Из: Подмосковья
Пользователь №: 8462



16
"Мама, совсем нет горячей воды!"
Падме поставила чашку чая на стол и направилась в ванную комнату. Очень сердитая Лея, одетая в пижаму, стояла с рукой на бедре.
"Это даже становится смешным", - пробормотала Падме, когда проверила воду. Она не была даже теплой.
"Может, на сей раз тебе нужно поговорить об этом с папой, вместо какого-то лакея", - предложила Лея.
Падме подняла бровь. "Лакей? Я сомневаюсь, что Капитан Оззель квалифицируется как лакей".
"Он мне не нравится", - сказала Лея. "Он относится ко мне, как к малышке".
Падме засмеялась. "Лея, ты думаешь так почти обо всех", - сказала она, когда вышла из ванной комнаты. "Я свяжусь с мостиком, может быть, твой отец все еще там".
Падме вовремя вошла в комнату отдыха, чтобы увидеть, как открывается дверь и входит Вейдер.
"Доброе утро", - сказал он.
"Доброе утро", - ответила она. "Я рада, что ты здесь".
"О?" - спросил Вейдер, с заметным любопытством в голосе.
"Да, я уже говорила с твоим заместителем, который сказал мне, что назначит кого-то, для решения проблемы, но он забыл или не успел и ремонтник еще не добрался до нас".
"О чем ты говоришь?" – прервал ее Вейдер.
"О горячей воде", - ответила Падме. "В смехотворно короткий промежуток времени она может закончиться. Вот вчера, я даже не успела ополоснуть с волос шампунь, когда она пропала. Это весьма раздражает".
Вейдер кивнул. "Я могу вообразить", - ответил он, представляя, насколько она была огорчена необходимостью, поливать себя холодной водой.
"Я срочно узнаю об этом", - обнадежил он. "Но я должен обсудить с тобой кое-что весьма важное".
Падме нахмурилась. "Что же?" - осторожно спросила она.
"Император вскоре прибывает на Камино", - ответил Вейдер.
Падме опустилась на диван, перед которым стояла. Ее глаза в страхе расширились. "Он прибывает сюда?" - переспросила она.
"Нет, он прибывает на Камино", - уточнил Вейдер, сидя напротив нее. "Он останется на своем собственном судне, нет никаких причин, чтобы он прибыл прямо сюда".
"Но ничто не сможет помешать ему появиться здесь", - заявила Падме. "Зачем он прибывает? Что он говорил?"
"Он будет на планете, чтобы осмотреть новые ударные войска", - ответил Вейдер, когда Лея вошла в комнату. "В этом его задача, Падме. Здесь он не появится".
"Я надеюсь, что ты прав", - сказала она.
"Кто?" - спросила Лея. "Кто прибывает сюда?"
"Император прибывает на Камино", - сказала Падме ее дочери.
"Император?" - спросила Лея с заметным страхом в голосе.
"Он не узнает о вашем присутствии здесь, Лея", - уверил ее Вейдер. "Я обещаю тебе. Однако, необходимо, чтобы вы не покидали апартаментов", - добавил он. "Где Люк?"
"Все еще спит", - сказала ему Падме. "Я думаю, что он переусердствовал в последнее время".
"Ну, чувство меры подросткам неизвестно", - язвительно заметил Вейдер. "Обязательно, сообщите ему о приезде императора и необходимости пребывания здесь на протяжении времени его визита".
"Разве ты не думаешь, что император будет способен ощутить здесь Люка и меня?" - спросила Лея.
"Нет, если ты будешь ограждать себя", - ответил Вейдер. "Я полагаю, что Кеноби научил вас, по крайней мере, элементарным вещам".
"Как же еще, по-твоему, они оставались скрытыми все это время?" - сказала Падме, не одобряя способ, которым Вейдер умалял Оби-вана.
Вейдер повернулся к ней. Он очень не хотел слышать, что она защищает Кеноби, и все же она была права. Если бы не его бывший мастер, близнецы и Падме, давно могли быть обнаружены Императором.
"Я пошлю техника, чтобы решить вашу водную проблему", - сказал он Падме, не желая начинать новый спор. "Теперь, я должен пойти на мостик". Падме вышла за ним в коридор.
"Подожди", - сказала она.
"Падме, я не хочу открывать очередную дискуссию о твоем дорогом друге", - сказал он ей кратко.
"Ну, я тоже", - ответила она. "Я только хотела спросить тебя, не знаешь ли ты, сколько времени Палпатин останется на Камино".
Вейдер мог ощутить страх своей жены, несмотря на попытку скрыть его. Его этот внезапный визит тоже сильно обеспокоил. "Я не могу сказать", - ответил он. "Он собирается осмотреть свои новые войска, а затем увидеть их развертывание. Я предположил бы, около недели".
"Неделя!" - воскликнула Падме. "Так долго?!"
"Возможно", - ответил Вейдер. "Может больше, а может меньше. Я не могу сказать. Поверь мне, я не наслаждаюсь его пребыванием здесь больше, чем ты".
"Я удивлена услышать, что ты говоришь это", - заметила она.
Вейдер отвел от нее взгляд. Конфликт, который он пытался отрицать в течение многих дней, вскипел в нем снова. "В прошлый раз, когда я говорил с ним, он почти убил меня", - сказал он, удивляя себя своей искренностью. "Я не уверен, чего ожидать на сей раз. И в то время как смерть не пугает меня, я не хочу оставить незащищенными тебя и близнецов".
Его слова снова оставили Падме удивленной. "Это звучит, как если бы ты заботился о нас", - сказала она.
"Я всегда заботился о тебе, Падме", - сказал он, слегка касаясь ее лица пальцами. "Хочешь ли ты верить этому или нет".
На этом он ушел, оставляя Падме более запутанной и сомневающейся, чем когда-либо раньше.
***
Император Палпатин ничего не делал без большой помпы, и его посещение Камино было соответствующим. Прежде, чем королевские охранники посчитали безопасным для него ступить на посадочную платформу, они должны были установить большой навес, под которым пожилой монарх мог идти, не подвергаясь неприятному воздействию сурового климата планеты.
Вейдер стоял возле входа, наблюдая, как император медленно продвигался к дверному проему. Его шаги значительно замедлились с прошлого раза, когда Вейдер видел его.
"Добро пожаловать на Камино, твое Величество", - приветствовала Палпатина Таун Ви. "Я полагаю, что твое путешествие сюда было приятным".
"Это было терпимо", - ответил Палпатин с неприязнью. "Ах, Лорд Вейдер", - сказал он, поворачиваясь к своему ученику. "Рад увидеть тебя, мой друг".
"Мой мастер", - Вейдер ответил с поклоном. "Новые войска ждут вашего осмотра".
"Тогда продолжим двигаться", - сказал Палпатин. "Я хочу увидеть их".
Вейдер медленно шел за Палпатином, вынужденный существенно замедлить шаг, чтобы идти в ногу со стариком. К счастью старик был слишком занят, думая о войсках, не потрудившись исследовать мысли ученика, как он нередко делал. Однако, если бы он попробовал, то обнаружил бы, что Вейдер блокировал его, ограждая свои мысли от мастера.
Палпатин, однако, хорошо знал своего ученика и заметил, что тот был чем-то озабочен. "Что-то беспокоит тебя, мой друг", - сказал старик, пока они шли. "Я могу ощутить, что ты находишься в противоречии…"
Вейдер повернулся и тревожно посмотрел на своего мастера, срочно придумывая оправдание и выталкивая из сознания любую мысль о семье. "В последнее время у меня были некоторые проблемы со здоровьем", - сказал Вейдер. "По-видимому, мое сердце находится в плохой форме".
Палпатин нахмурился. "Твой врач был небрежен в своих обязанностях?" - спросил он.
"Нет", - ответил Вейдер. "Я был несколько небрежен в принятии лекарств, которое она прописала".
"Действительно", - усмехнулся Палпатин. "И почему это?"
"Я даже не знаю", - ответил Вейдер. "Возможно, я просто устал от постоянного медицинского вмешательства, требуемого для поддержания меня в движении. Если бы только был способ восстановить мои травмы", - Вейдер пристально наблюдал за своим мастером, ожидая ответа.
"Да, действительно жалко", - ответил, наконец, Палпатин, изображая глубокое сожаление на высохшем лице. "У тебя есть бывший друг, предатель Кеноби, которого следует благодарить за это".
"Действительно", - ответил Вейдер, разрешая себе почувствовать скачок гнева. Палпатину это понравилось, и он продолжил.
"Конечно, ты можешь представить, что Амидала оставалась с ним", - прокомментировал он.
Вейдер резко взглянул на него, комментарий старика возмутил его больше, чем тот рассчитывал.
"Я бы даже рискнул предположить, что ребенок, которого она несла, когда ты убил ее, был от него", - сказал Палпатин, наслаждаясь яростью, тление которой он чувствовал в своем слуге. "В конце концов, предатель есть предатель".
Гнев, который чувствовал Вейдер, был мощным и сжигающим. "Таким образом, ты лгал мне все время", - думал он сердито. "Ты лгал мне обо всем!"
"Действительно, предатель есть предатель", - ответил, наконец, Вейдер. "И месть - сладкая вещь. У меня она будет однажды, мастер. Я обещаю тебе".
Палпатин улыбнулся. "Я уверен в этом, мой друг".
***
Весь день Падме находилась на грани. То, что близнецы были беспокойны и ссорились весь день, не делало положение лучше. Она приложила все усилия, чтобы держать детей занятыми, но развлечение четырнадцатилетних не всегда является легкой задачей.
"Когда уйдет Император?" - спросил Люк за обедом той ночью. "Мы не собираемся застрять здесь на всю неделю, не так ли?"
"Я не знаю, Люк", - ответила Падме, очень стараясь быть терпеливой. "Мне это нравится не больше, чем тебе, поверь мне".
"Папа обещал вернуться, чтобы проведать нас, пока император остается на планете?" - спросила Лея.
"Он не говорил об этом", - ответила Падме. "Но я не рассчитывала бы на такое. Император очень требователен".
"Он не собирается сообщить императору о нас", - заявил Люк. "Я точно знаю, что он спрячет нас".
"Я не знаю, Люк", - ответила Падме. "Я не уверена даже, что он сам знает то, что собирается сделать. Он кажется очень нерешительным".
"Его терзают противоречивые сомнения", - сказала Лея. "Это очень заметно, разве не так Люк?"
Люк кивнул. "Да, очень".
Падме не сомневалась в своих детях, но не хотела думать, каковы могли быть варианты его внутреннего конфликта.
Лея могла ощутить, что у матери оставалось множество вопросов, и что она тоже находилась в противоречии.
"Он действительно заботится о нас, мама", - сказала Лея матери. "Хотя он очень старается не показать вида".
"Зачем бы ему это?" - спросила Падме.
"Это не способ ситха", - объяснил Люк. "Они ни о ком не заботятся, ничего не любят. Наличие нас в его жизни переворачивает вверх тормашками все, чем он жил в течение четырнадцати лет".
Падме могла представить, что это возможно, но она не могла предсказать, кто победит, ситх или семья. "Я допускаю это", - ответила она, наконец, поднимаясь от стола. "Пойдем, отнесем эти тарелки на кухню".
***
"Наконец-то", - подумала Падме, когда близнецы заснули. Большую часть дня они были беспокойны, и Падме начала задаваться вопросом, сколько еще таких дней она должна будет вытерпеть.
"Есть ли чего-то, что я мог бы сделать для тебя, Мастер Падме?" - спросил Трипио.
"Нет, все в порядке, Трипио", - ответила она. "Ты можешь отключиться на ночь".
"Как ты пожелаешь, миледи", - ответил он и покинул комнату.
Падме села на диван, чувствуя себя истощенной и нервной. Решив, что приятное замачивание в теплой ванне с пузырями, было похоже на хорошую идею, она встала и направилась в ванную комнату, которая примыкала к ее комнате.
"Это определенно было хорошей идеей", - думала Падме, расслабленно опускаясь в теплую пенистую воду. Она закрыла глаза, любимый аромат пены, оживил память прошлого. Того прошлого, которое кончилось целую жизнь назад...
Я вхожу в ванную комнату и улыбаюсь обнаруженному передо мной зрелищу. Там в ванне, в окружении моря пенистых пузырей, мой очень красивый и очень голый муж. "Наслаждаешься собой?" - спрашиваю я.
Он кивает. "Да, здорово", - говорит он мне. "Я думаю, что нашел свою женскую сторону".
Я не могу не хихикать в ответ на его комментарий. Мысль, что Анакин Скайвокер, имеет женскую сторону, слишком смешна, чтобы выразить ее словами. Я ему так и говорю. "Эни, у тебя нет женской стороны", - говорю я, становясь на колени около ванны. "Я сделала полный поиск. Ни следа нету".

Он кивает. "Хорошо, мне стало легче", - говорит он с улыбкой. "Хочешь, присоединиться ко мне?" - спрашивает он.
Я возвращаю его улыбку. "Тебе никогда не нужно об этом спрашивать", - отвечаю я…
Падме открыла глаза, отказываясь продолжать воспоминания. "Я скучаю по тебе, Анакин", - думала она безутешно, когда слезы наполнили ее глаза. "Почему я мучаю себя этим?"
Тогда она села, выдернула штепсель и вышла из ванны, думая, что, возможно, в конце концов, ванна с пеной не была такой уж хорошей идеей.
***
"Будь ты проклят, старик", - мрачно думал Вейдер, выходя из шаттла около полуночи. Он был измотан и напряжен, проведя большую часть дня в присутствии мастера. И в то время как Палпатин был удовлетворен продвижением армии клонов, он, тем не менее, постарался нанести своему ученику столько моральных ударов, сколько было возможно. Игры ума. Палпатин был мастером в них, а Вейдер их презирал. Иногда, было почти невозможно сдержаться от использования своего светового меча для разрезания старика пополам.
Когда он приблизился к квартире, где жила его семья, Вейдер был поражен сильной эмоциональной волной, выделяющейся изнутри. Она порождалась совсем не близнецами, поскольку они спали. Он мог сказать это благодаря смягчению их подписей в Силе, которое ощутил, когда подошел к апартаментам. Нет, эмоции пришли от Падме, которая все еще вполне бодрствовала. "Она думает о нем", - понял он, стоя за дверью. "Она думает о Скайвокере".
Разрываясь между мужчиной, который был и мужчиной, которым он становился, он секунду стоял у двери, борясь с конфликтом, устойчиво усиливающимся в нем, с тех пор, как только он обнаружил, что его Ангел был жив. Было время, когда печальных мыслей о ней оказывалось достаточно, чтобы порвать его сердце, а разве не это он чувствовал прямо сейчас? Разве это не было тем, почему он не мог уйти? Но сейчас не ты, она жаждет; не ты, а она хочет.
Падме только что допила чашку чая, когда услышала, что дверь в апартаменты открывается. Пораженная, она подняла глаза и с удивлением заметила Вейдера, стоящего в дверном проеме.
"Я надеюсь, что не потревожил тебя", - сказал он, когда дверь, скользя, закрылась за ним. Она была одета в красивый халат, ее волосы выглядели влажными, как если бы она только что приняла ванну.
Падме покачала головой. "Нет, проходи", - пригласила она. Она хотела спросить, не хочет ли он чашку чая, но вовремя остановила себя.
Вейдер вошел в апартаменты, неуверенный, что сказать своей жене. Он кратко оглядел квартиру. Обычно близнецы были вокруг, действуя как буфер между ними. "Дети спят?" - спросил он.
Падме кивнула. "Да, уже некоторое время. Они скучали по тебе", - добавила она.
"Я освободился позже, чем предполагал", - объяснил он. "Император - довольно… требователен".
Падме нахмурилась. "Это - преуменьшение", - бормотала она. "Мне жаль, что ты скучал по детям, но ты можешь сесть, если хочешь".
Вейдер был удивлен ее приглашением, и сел напротив нее.
"Так он был доволен?" - спросила она.
"По-видимому", - ответил Вейдер. "Но никто никогда не знает мысли Императора. Он любит играть в игры ума".
"Что он говорил?" - спросила Падме.
Вейдер не был уверен, что нужно говорить это ей; слова, которые произнес Император, были настолько ненавистными, настолько мерзкими. "Он попытался подразумевать, что близнецы не были моими", - сказал он. Его руки судорожно сжались в кулаки, когда он вспомнил, какой восхищенный вид имел Палпатин, предполагая это.
Падме была оскорблена. "Что!" - вскрикнула она. "Он пытался сказать тебе, что ты не их отец?"
Вейдер кивнул. "Да", - сказал он голосом, обрамленным яростью. "Он предположил, что их отцом был Кеноби, а не я".
"Я надеюсь, что ты не поверил этому мусору", - сказала она. "Я надеюсь, что ты знаешь меня лучше, чем он".
"Конечно", - ответил он. "Император любит играть со мной", - добавил он со снова растущим гневом. "Симулировать озабоченность моим благополучием".
Падме не была уверена, что сказать в ответ. Первый раз, с тех пор как они снова увидели друг друга, он почти открылся перед ней, и она почувствовала себя странно вдохновленной этим. Все же ей приходилось идти по тонкой тропе, она чувствовала, что не потребуется многого, чтобы прогневить его.
"Палпатин никогда не заботился ни о ком, кроме самого себя", - сказала она, наконец, решив рискнуть огорчить его. "Теперь ты можешь заметить это?"
На мгновение Вейдер замолчал, и неподвижно глядел на свои руки, сжатые между коленями. "Есть еще причина, чтобы я пришел", - сказал он, меняя тему. Падме уже привыкла к этому.
"Какая?"
"Я ощутил, что ты была расстроена…", - сказал он ей. "И я задался вопросом, что было неправильным. Если есть что-то, что я мог бы сделать или достать…", - он замолк, его слова прозвучали слишком неуклюже. "Ты не счастлива здесь", - заявил он. "Не так ли?"
Падме была потрясена, что он поинтересовался этим, или даже побеспокоился. "Это имеет значение?" - спросила она.
Вейдер взглянул на нее. "Я сказал тебе на Алдераане, что не хочу, чтобы это стало тюрьмой", - сказал он ей. "Я надеялся, что через некоторое время ты сможешь понять существующие обстоятельства".
"Я приняла это, ради Люка и Леи", - сказала она ему. "Но покориться чему-то и быть довольной этим означает две совершенно разные вещи".
"Ты была более счастливой, бегая по всей галактике и скрываясь от меня?" - спросил он. "Это - то, что ты хочешь для Люка и Леи? Жизнь в опасности и без призора?"
Падме нахмурилась. "Я не уверена, что ты имеешь в виду", - ответила она кратко. "Я приложила все возможные при этих обстоятельствах усилия. Обстоятельства были созданы тобой, я могла бы добавить".
"Я не хотел подразумевать что-либо", - он ответил. "Ты сделала превосходную работу, воспитывая Люка и Лею. Они замечательны".
"Да, конечно", - сказала она, становясь более смущенной с каждой минутой. Секунду она смотрела на него. "Я не понимаю тебя", - признала она мягко. "Я не знаю тебя теперь", - добавила она. Печаль, окружавшая ее раньше, снова заполнила ее душу. "Я скучаю по тебе", - сказала она, больше неспособная сдержать слезы. "Я скучаю о том, что мы имели. Разве ты не скучаешь об этом, Анакин? Разве ты не скучаешь о том, что мы имели вместе?"
Вейдер не отвечал, как Падме и ожидала. Она встала. "Я понимаю", - сказала она тихо. "Я устала", - ее голос ломался от эмоций. "Доброй ночи".
Вейдер смотрел, как она ушла в свою спальню. Тогда он поднялся и вышел из апартаментов, неся в себе более сильный конфликт, чем перед входом.


--------------------
Я люблю демократию! (Кос Палпатин)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Nefer-Ra
сообщение 17 Март 2011, 00:37
Сообщение #29



Иконка группы

Группа: Постоялец
Сообщений: 522
Регистрация: 3 Январь 2010
Пользователь №: 8557



Jo Dietrich, я привела два примера, и считаю, что "простота" или "сложность" текста зависит исключительно от его автора. Если используются разные слова, определяющие действие типа речь - текст выигрывает smile.gif

Автор... ну, я надеялась на лучшее, но увы. Обоснуй по ходу рыдает кровавыми слезами (это я начала с самого начала читать), логика автора тоже не радует, но "що маємо - то маємо" (с). Я встречала похожий по ттх текст, но он был абсолютно явно (и, надеюсь, сознательно) ориентирован именно на возраст читателя 12-13 лет. "Сердце" же явно повыше по рейтингу будет.

Что до занятости Вейдера в этот период - полагаю, дел там хватало. Галактика большая, мира и порядка в ней мало, воруют много, чем себя (и флот) занять - найдется. Да и недобитые то джедаи, то революционеры, то свои родные заговорщики - чихнуть некогда.


--------------------
Линкор, просто линкор
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Jo Dietrich
сообщение 17 Март 2011, 10:40
Сообщение #30



Иконка группы

Группа: Обитатель
Сообщений: 499
Регистрация: 31 Октябрь 2009
Из: Подмосковья
Пользователь №: 8462



Цитата(Nefer-Ra @ 17 мар 2011, 00:37)
я привела два примера, и считаю, что "простота" или "сложность" текста зависит исключительно от его автора. Если используются разные слова, определяющие действие типа речь - текст выигрывает
Вообще то, для своего первого перевода я сознательно выбрал достаточно примитивный текст, чтобы собственная совесть не портила настроение, попрекая убогой дискредитацией хороших вещей.
Цитата(Nefer-Ra @ 17 мар 2011, 00:37)
"Сердце" же явно повыше по рейтингу будет.
Назначенный рейтинг 13+, но как я понимаю, вы не об этом. Мне кажется, что автор иллюстрирует собой такие процессы, поразившие "золотой миллиард", как феминизация и инфантилизм. По большей части - инфантилизм, человек с мышлением, отраженным обсуждаемым текстом, в условиях благополучной Канады может оставаться наивным ребенком до самой старости. И аудитория у него - аналогичная. В определенном смысле инфантильность, порождаемая беспроблемным существованием, это - признак принадлежности к элитарному обществу.
Цитата(Nefer-Ra @ 17 мар 2011, 00:37)
Что до занятости Вейдера в этот период - полагаю, дел там хватало. Галактика большая, мира и порядка в ней мало, воруют много, чем себя (и флот) занять - найдется. Да и недобитые то джедаи, то революционеры, то свои родные заговорщики - чихнуть некогда.
Приведенные вами факты верны, но неужели решение перечисленных проблем является основной задачей имперского флота, главной силой которого являются многочисленные звездные разрушители? Эту задачу гораздо эффективнее могли бы решать специализированные организации в рамках КОМПОНП под руководством чиновников, вроде Арманда Исарда. Наконец, если уж Император по своей непостижимой гениальности требует ловить террористов и уголовников силами именно имперского флота, можно было бы организовать специальную службу в структуре этого флота. Поставить над этой службой кого-то, вроде папочки-Мюллера, и заняться решением задач глобальных. Например, исполнить мечту детства - править галактикой, выпнув старичка из его мягкого кресла.
Когда человек в течении многих лет посвящает все свои силы решению перманентных второстепенных задач, располагая при этом почти неограниченными ресурсами, то его мозг явно не является его сильным местом.

Сообщение отредактировал Jo Dietrich - 17 Март 2011, 11:46


--------------------
Я люблю демократию! (Кос Палпатин)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Поделиться темой: Поделиться ссылкой через ВКонтакте Поделиться ссылкой через Facebook
5 страниц V  < 1 2 3 4 > » 
Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 21 Авг 2019, 22:59

Рекламные ссылки: Дневники беременности на Babyblog.ru//Бэбиблог - соц сеть для будущих мам //