Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

5 страниц V  < 1 2 3 4 5 >  
Ответить в данную темуНачать новую тему
> Сердце Ситха, перевод с английского
Nefer-Ra
сообщение 17 Март 2011, 12:56
Сообщение #31



Иконка группы

Группа: Постоялец
Сообщений: 522
Регистрация: 3 Январь 2010
Пользователь №: 8557



Имперский флот (если исходить из его показанного состава) исполнял исключительно полицейские функции. ИЗР - многозадачный корабль, а не узкоспециализированный. Это делает возможным использование флота для поддержания имеющегося порядка, пока его никто особенно не стремится нарушать, но серьезно затрудняет именно военные действия. А я склонна думать, что локальные конфликты имели место и именно для их решения требовалось присутствие лорда. С его манерой ведения военных действий - самое оно. А в Галактике только обитаемых систем миллионы, поэтому даже если оставить за лордом (главкомом он стал уже значительно позже, после 5-го эп) чисто контрольные функции, то мотался он по Империи много.
сама схема Империи Палпатина подразумевала обязательное наличие "контролеров", способных появиться где угодно и когда угодно и проследить за тем, чтобы любой каприз Императора - будь то получение дорогой безделушки или нового военного комплекса был удовлетворен немедленно. Но за безделушками посылали людей типа Мары, а за комплексами - Вейдера. Работу СИБ тоже необходимо было проверять и намеренно стравливать таким путем власть имущих, чтобы не вздумали договориться.
На мой взгляд - довольно плотный график. Но это, опять же, ИМХО.
А что до ума и сообразительности. Есть много неприятных работ, которые поручают людям неглупым, упорным и достаточно изобретательным. И верным определенным идеалам.


--------------------
Линкор, просто линкор
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Jo Dietrich
сообщение 17 Март 2011, 20:05
Сообщение #32



Иконка группы

Группа: Обитатель
Сообщений: 499
Регистрация: 31 Октябрь 2009
Из: Подмосковья
Пользователь №: 8462
Раса: Человек



17
Доктор Тек задумавшись шла по коридорам Каминоанской фабрики клонов, когда неожиданно оказалась лицом к лицу непосредственно с Императором. Он сразу заподозрил неладное.
"Да разве это не доктор Тек", - сказал он, улыбаясь. "Что привело тебя на фабрику, доктор?"
"Ваше величество", - начала она. "Я… Я прибыла сюда, чтобы получить доступ к местной базе данных", - объяснила она, прилагая все усилия, чтобы сохранить спокойствие. "У клонов бывают некоторые довольно специфические медицинские проблемы", - сказала она ему. "И я надеялась найти здесь некоторые идеи для их успешного лечения".
"Ты плохая лгунья, доктор", - размышлял Палпатин, легко прочитав эмоции женщины. "Что ты в действительности замышляешь?" - задавался он вопросом, пока доктор молола вздор. "Какова настоящая цель твоего интереса к базе данных?"
"Твоя приверженность профессиональным интересам должна стать примером для прочих, доктор", - сказал, наконец, Палпатин.
Атлена нервно улыбнулась. "Спасибо, Твое величество", - сказала она в ответ.
Палпатин доброжелательно кивнул и отпустил ее. Как только она оказалась за пределами слышимости, он повернулся к стоящим позади красногвардейцам. "Я хочу понаблюдать за ней на Камино", - сказал он. "Я хочу знать каждый файл, к которому она получает доступ и каждый тест, который она использует здесь".
"Я прослежу лично, Твое величество", - с поклоном ответил гвардеец.
***
Следующим утром Падме проснулась с пульсирующей головной болью. Она спала совсем немного, и ее короткий сон был заполнен видениями прошлого, мечтами об Анакине. Беседа, которая случилась у нее с Вейдером предыдущей ночью, только усугубила положение. Она было страшно представить, что он может проявить к ней ответное чувство, если она даст ему такую возможность. Ее сердце не было готово к этому. Слишком много пришлось пройти, понести слишком много потерь, чтобы снова столкнуться с этим. Было трудно жить вблизи от него, но отделенной барьером непонимания.
***
"Утро, мама", - сказал Люк, входя в столовую, где Падме ковырялась в своем завтраке. Он мог сразу заметить, что она была расстроена.
"Доброе утро, любимый", - ответила она, когда Люк поцеловал ее в щеку.
"Что случилось?" - спросил Люк, усаживаясь за стол.
"Я плохо спала, вот и все", - ответила Падме, глядя на свой чай.
Люк пристально посмотрел на свою мать, понимая, что тут не просто плохой сон ночью. Он ощущал, что без отца здесь не обошлось, но понимал, что проявлять любопытство сейчас было бы неуместно.
"Утро!" - пропела Лея, когда запрыгнула в комнату. Она остановилась, ощутив напряженность. "Что?" - спросила она.
"Доброе утро Лея", - сказала Падме. "Завтракай".
Лея села, вопросительно глядя на Люка. "Что произошло?" - спросила она молча.
"Я не знаю", - ответил Люк. "Я думаю, что это имеет отношение к папе".
"Я спрошу", - ответила Лея.
"Не надо!"
"Папа приходил прошлой ночью?" - спросила Лея, наливая себе немного сока.
Падме посмотрела на нее. "Почему ты спрашиваешь?"
"Просто, интуиция", - ответила Лея небрежно. "Он приходил?"
"Да, он был тут", - ответила Падме. "Было очень поздно, вы оба уже спали".
"Опять спорили?" - спросила Лея.
Падме нахмурилась, прямолинейность дочери, тревожила ее. "Лея, я не хочу говорить об этом", - ответила она. "Мы можем оставить эту тему в покое?"
"Ладно", - вздохнула Лея. Последовала неуклюжая тишина, пока все трое ели свой завтрак. Неожиданно их прервал дверной звонок.
Все переглянулись, пока Трипио шел к двери.
"Доброе утро, доктор Тек", - сказал Трипио, проводя доктора внутрь.
"Доброе утро Трипио", - ответила она. "Люк уже встал?"
"Да, он ест завтрак", - сообщил Трипио. "Проходите сюда".
"Доброе утро, всем", - поприветствовала сидящих доктор Тек, когда вошла в столовую.
"Доброе утро, доктор", - ответила Падме. "Я рада, что ты пришла. Люк неважно себя чувствовал вчера".
"О?" – произнесла доктор. "Похоже на проблему?"
"Просто устал и все", - ответил Люк. "Я на самом деле в полном порядке".
"Ну, давай взглянем на тебя, и давай определим это достоверно, хорошо?" - потребовала доктор.
Люк встал и проследовал за доктором Тек в комнату отдыха, к настоящему времени успев изучить всю процедуру обследования.
Лея последовала глазами за братом, ощущая, что врач чем-то озабочен.
"Что такое, Лея?" - спросила мать.
Лея оглянулась на нее. "Что-то ее беспокоит ", - ответила девочка. "Что-то серьезное".
Падме кивнула. "Ты знаешь, что это?" - поинтересовалась она.
"Да, понятия не имею", - сказала девочка. "Но я хочу узнать".
"Лея, не надо", - попросила мать, но Лея уже соскочила со стула и побежала в соседнюю комнату. Падме пришлось встать и последовать за ней.
"Люк находится теперь в прекрасной форме", - сообщила озабоченной матери доктор Тек, обследования. "Я думаю, что возможно, он просто переутомился. Я думаю, что он слишком много плавал".
"Да, он любит плавать", - согласилась Падме.
"Конечно, это - хорошее упражнение, но пожалуй, было бы лучше немного уменьшить его нагрузку", - посоветовала врач.
"Разумный совет", - согласилась Падме, многозначительно посмотрев на Люка.
"Ты кажешься расстроенной этим утром", - заявила Лея, глядя на врача в упор.
Тек посмотрела на девочку, удивившись ее комментарию. "Что?" - спросила она.
Лея кивнула. "Да. Что-то тебя расстроило".
"Да ничего, на самом деле", - ответила Тек. "Я только… столкнулась вчера с Императором. Он может быть немного… страшный".
"Да, я уверена", - согласилась Падме.
"Есть ли причина, по которой тебе было страшно говорить с ним?" - спросил Люк, разбираясь с тем, что ощутила его сестра.
Тек стало неуютно от странной способности близнецов читать ее мысли и чувства. "Ну, нет", - начала она.
"Я не думаю это правда", - отрезала Лея.
"Лея, хватит", - не вытерпела, наконец, Падме. "Прекрати преследовать доктора".
Тек посмотрела на Падме, а затем снова на близнецов, задаваясь вопросом, нужно ли рассказать им, о задуманной ею работе.
"Ну, есть кое-что, что я старалась держать в секрете", - сказала она. "Это создало бы мне серьезную проблему, если бы Император узнал о моих планах".
"Что же это?" - спросил заинтригованный Люк.
"Я никогда не чувствовала себя достаточно хорошо, скрывая правду о травмах от Лорда Вейдера", - начала Тек. "Вероятно, это является трусостью с моей стороны".
"Император убил бы тебя, если бы ты все рассказала Вейдеру", - напомнила ей Падме.
"Да, я понимаю", - ответила Тек. "Но, я давала клятву, чтобы предоставлять моим пациентам, всем моим пациентам, наилучшее возможное лечение и заботу. И в случае лорда Вейдера, я эту клятву проигнорировала".
"Я боюсь, что не понимаю", - сказала Падме. "Вейдер уже знает, что его раны могут быть восстановлены. Что еще можно скрывать?"
"Я работала над способом сделать это", - ответила Тек. "Способ восстановить его травмы. Именно поэтому я была на Камино, из-за чего мой помощник иногда появлялся здесь вместо меня. Я использовала их базу данных, чтобы разработать операцию восстановления тела и органов Лорда, а использование их оборудования и аналитических программ позволили получить все необходимые для моей работы параметры и дозировки препаратов".
"Ты собираешься теперь вылечить травмы отца? Именно это ты хочешь сообщить нам?" - недоверчиво спросил Люк.
Тек кивнула.
"Каким же образом?"
"Используя ДНК твоего отца, я начала процесс кодирования образцов клеток его тела. Для этого необходимы образцы здоровых клеток кости, кожи, сердца, всех жизненно важных органов, нуждающихся в замене. После того, как клеточные образцы будут активированы, клетки могут быть внедрены в области его тела, нуждающиеся в восстановлении", - объяснила Тек. "Предварительно, я удалила бы все протезные устройства из его тела, изнутри и снаружи", - объяснила она. "А затем, в соответствующих областях тела внедряются активированные клетки, и начинается процесс регенерации. Новые клетки восстанавливают поврежденные органы, создавая новую ткань".
"Это невероятно!" - воскликнула Лея.
Падме боялась надеяться, что такая вещь будет реально работать. "Ты сказала Лорду об этом?" - спросила она. "Он знает, что ты работаешь над этим?"
Тек покачала головой. "Нет", - ответила она. "Я не сказала, и я должна попросить, чтобы вы также ничего не говорили ему".
"Почему же нет?" - спросила Лея.
"Поскольку у меня еще нет всех компонентов", - ответила она. "Его легкие понесли страшный ущерб, и у меня нет его легочных клеток, достаточно кондиционных, чтобы было возможно произвести над ними эффективную активацию. Пока я этого не сделаю, рано говорить об операции".
"Очень жаль", - ответила Падме, крайне разочарованная этими новостями.
"Возможно, я смогу дать тебе клетки, в которых ты нуждаешься", - предложил Люк. "У меня с отцом одинаковая группа крови, в конце концов. Это сработало бы?"
Лицо Тек осветилось. "Да, да, конечно!" - ответила она. "Это наверняка сработает очень хорошо!" Она посмотрела на Падме. "Конечно, мы должны были бы подождать еще несколько недель, чтобы собрать у тебя клетки, Люк. Это - довольно агрессивная процедура, а ты - все еще восстанавливаешься после операции".
"Конечно", - подтвердил Люк, пытаясь содержать свое волнение. "Значит, папа перестанет носить маску и этот черный костюм, правильно?"
Тек кивнула. "Да, если все пойдет, как запланировано".
"И его сердце будет в порядке?" - спросила Лея.
Тек снова кивнула.
"Я могу спросить, почему ты скрываешь от Вейдера все это?" - спросила Падме.
"Я знаю, что он сердит на меня из-за того, что не рассказала ему о возможности восстановления его травм", - начала Тек. "Я не уверена, готов ли он говорить со мной теперь. Помимо этого, я не хотела напрасно будить его надежды, если бы оказалось, что я не смогу провести восстановление в полном объеме. Но с помощью Люка, я буду способна выполнить этот грандиозный план".
Лея пристально наблюдала за доктором, ощущая глубокие чувства, которые та имела к Вейдеру. "Она любит его", - думала Лея. "Эта тетка любит моего отца!"
"Доктор Тек, я знаю, что начало наших отношений было довольно ухабистое", - дипломатично сказала Падме, "но если ты сможешь сделать все описанное тобой, то наша семья навсегда останется перед тобой в долгу".
Тек улыбнулась. "Спасибо, Миледи", - сказала она. "Я, конечно, сделаю то, что должна была сделать несколько лет назад. Но я ценю вашу поддержку, тем не менее". С этими словами она встала. "Я должна возвратиться на свой пост".
"Сколько времени мы должны будем ждать прежде, чем ты сможешь взять у меня необходимые для пересадки легочные клетки?" - спросил Люк, когда все встали.
"По крайней мере, три недели", - ответила Тек. "Но я думаю, что при возникновении чрезвычайной ситуации, это может произойти скорее".
"Чрезвычайная ситуация?" - насторожилась Падме.
Тек кивнула. "Его сердце находится в бедственном состоянии", - сообщила врач. "У него может произойти внезапная остановка сердца, которую не сможет восстановить обычное медикаментозное лечение. Если это произойдет, операция может потребоваться гораздо раньше".
"Я понимаю", - согласилась Падме. "Еще раз спасибо вам", - поблагодарила она, протягивая доктору свою руку. "И мы никому ни слова не скажем об этом, правда, дети?"
И Люк, и Лея кивнули головами, понимая серьезность обещания.
"Великолепно", - ответила Тек. "Я увижу тебя послезавтра, Люк".
"Я буду здесь", - улыбнулся Люк.


--------------------
Я люблю демократию! (Кос Палпатин)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Jo Dietrich
сообщение 17 Март 2011, 20:13
Сообщение #33



Иконка группы

Группа: Обитатель
Сообщений: 499
Регистрация: 31 Октябрь 2009
Из: Подмосковья
Пользователь №: 8462
Раса: Человек



18
На протяжении следующих двух дней Вейдер старался держаться на расстоянии от своей жены, а когда они случайно встречались, он не мог не заметить, что и та держалась весьма формально. Ее сенаторское лицо было именно таким, каким он запомнил его по прежней жизни. Давным-давно ему нравилось поддразнивать ее за формальность, с которой она общалась с ним при любой публичной встрече. Как быстро, сенаторское лицо превращалось в лицо чистой любви и счастья, когда они оставались вместе одни, имея возможность, открыто продемонстрировать свою любовь, без страха перед разоблачением.
Несмотря на все усилия, Вейдер не мог не думать о последней эмоциональной беседе с Падме. Ему было трудно поверить в возможность, что она все еще заботилась о нем, но теперь это невозможно было отрицать. Она действительно заботилась, и, к его большому испугу, он отвечал ей взаимностью. В сущности, он никогда не мог отрицать свои чувства к Падме, с самого первого раза, когда они встретились в лавке старьевщика Уотто. Было похоже, что она поставила на нем невидимую, но несмываемую печать, навсегда утверждая его принадлежность ей. Когда-то он сказал, что она жила в его душе, а теперь Вейдер понял, что она до сих пор оставалась там. И все же, в чем был смысл всего этого? Она хотела не его, она хотела Другого, Того, которым он давно перестал быть. О Нем Падме плакала в своих снах, это Его объятий она жаждала.
***
Конец императорского визита приветствовался всеми, но особенно учеником Императора. Шесть дней пребывания Палпатина на Камино показались Вейдеру вечностью, напряжение, под которым он постоянно находился, сделало его нервным и ворчливым. В результате, несколько его людей получили больше, чем просто устный выговор, некоторые даже почувствовали железный захват его пальцев на своем горле. Поэтому, когда императорская яхта оставила орбиту Камино и исчезла в вихре гиперпространства, коллективный вздох облегчения изошел от команды Истца.
Вейдер мог почувствовать, что уровень напряженности понизился, когда поднялся на мостик. Люди были более непринужденны, ужасное ожидание покинуло их подсознание.
"Твои приказы, сэр?" - спросил лейтенант Пиетт, появляясь рядом с Вейдером.
"Сигналь транспортам", - велел Вейдер. "Сообщи их координатору, что войска будут погружены, как только транспорта достигнут Камино".
"Очень хорошо сэр", - ответил Пиетт.
Вейдеру нравился Пиетт, он был надежен и, одновременно, умен, что, по мнению Вейдера, было редкой комбинацией среди имперских офицеров.
"Я пойду к своей семье", - сказал Вейдер Пиетту. "Мостик твой, Лейтенант".
"Очень хорошо сэр".
Вейдер уже пошел, но затем кое-что припомнил. "Кто занимался проблемой, которую они имели в апартаментах?"
Пиетт нахмурился. "Проблема, милорд? Я не знал о проблеме. Я могу чем-то помочь?"
"Неважно", - ответил Вейдер, оставляя мостик, проклиная себя за то, что позволил этому выскочить из головы.
Вейдер поспешил в апартаменты, отмечая свое нетерпеливое желание увидеть семью. Он не видел их пару дней и удивился, обнаружив, что соскучился по ним, и подозревал, что его дети смогут заметить его чувства. Их способность читать его была удивительна.
Вейдер вошел в апартаменты, где обнаружил своих близнецов вовлеченными в довольно горячий спор. На мгновение он остановился, не уверенный, что лучше сделать. И тогда услышал голос Падме из другой комнаты.
"Если вы двое не можете прожить вместе, тогда держитесь подальше друг от друга!"
"Это определенно был ее голос я-говорю-серьезно", - размышлял он, сохраняя неподвижность и наблюдая за развитием событий.
"Это ты во всем виноват", - сказала Лея, дразня Люка высунутым языком.
"Что происходит?"
Люк и Лея повернулись, пораженные его неожиданным появлением, которое они прозевали в горячем споре.
"Лея израсходовала всю память на моем планшете", - сказал Люк. "И отрицает это".
"Я сделала это, только потому, что Люк стер половину моих файлов с моего", - возражала Лея, впиваясь взглядом в своего брата.
"Половина того материала по любому была мусором!" - ответил Люк. "Напрасная растрата памяти!"
"Ты ничего не понимаешь!"
"ДОСТАТОЧНО!" - Люк и Лея остановились, поскольку оба их родителя рявкнули одновременно. Падме не догадывалась, что Вейдер был в комнате, и казалась весьма смущенной, обнаружив его таким образом.
"Я не знала, что ты уже здесь", - пояснила она неловко.
"Я, кажется, пришел не вовремя", - извинился он, возвращая свой взгляд к близнецам.
"Нет, ты пришел как раз в нужное время", - заявила его жена. "Меня достало их препирательство. Если эти двое скоро не покинут квартиру, они наверняка поубивают друг друга".
Не впервые Вейдер был благодарен наличию маски, которая скрыла веселую ухмылку, когда он засвидетельствовал, что Сенатор Амидала потеряла свое холоднокровие. "Ну, тогда мое посещение оказалось абсолютно своевременным", - торжественно изрек он. "Поскольку я прибыл, сообщить вам, что Император уже на пути в Корускант".
Люк и Лея посмотрели друг на друга, и предмет их спора полностью выветрился из их голов. "Да!" - сказал Люк, хлопая пятерней по ладони сестры.
"Это означает, что мы можем покинуть апартаменты, правильно?" - спросила Лея.
Вейдер кивнул. "Конечно", - подтвердил он. "Я подумал, может быть, вам понравится тур по судну", - сказал он им. "У меня раньше не было возможности дать вам такую экскурсию".
"Нам всем понравилось бы это, правда мама?" - счастливо воскликнула Лея.
Вейдер неуверенно посмотрел на Падме, не зная, что от нее ожидать.
"Да, конечно", - согласилась она, наконец. "Будет приятно покинуть апартаменты на некоторое время".
"Превосходно", - заключил Вейдер, предлагая руку своей жене. "Пойдем?"
Мгновение Падме колебалась, а затем взяла его руку, замечая, как многозначительно переглянулись Люк и Лея. Она решила проигнорировать их и вышла в коридор с близнецами за спиной.
Падме очень быстро обнаружила, что команда и офицеры Истца очень интересовались семьей их командира. Она притягивала всеобщий интерес, к большому раздражению Вейдера. И хотя не было ничего неподобающего в том, как офицеры смотрели на нее, Падме могла чувствовать, как напрягались мускулы его руки каждый раз, когда офицер или член команды давали ей улыбку или восхищенный взгляд.
Лея и Люк были полны вопросов, на большинство которых мог ответить сам Вейдер. Иногда он позволял члену команды сделать это, в основном для проверки их знаний, чем для чего-то еще. Падме почти жалела молодых офицеров, которые были, очевидно, напуганы их командиром. Без сомнения он был суровым учителем.
"А это, конечно - мостик", - сказал Вейдер, когда они вышли на возвышение. "Центр управления всего судна". Он взглянул на Люка и Лею, зная, что они переполнены вопросами. "Не стесняйтесь интересоваться", - пригласил он их. "Мои офицеры ответят на любые вопросы, которые вас интересуют".
Близнецам не нужно было повторять дважды, они немедленно убежали на разные посты мостика и начали дотошными вопросами поджаривать на медленном огне стоящих на вахте офицеров. Вейдер следил за ними, впечатленный зрелостью, с которой они проявляли себя. Отеческая гордость неудержимо наполняла его, когда он наблюдал, за их общением с офицерами. Не было сомнения, что их присутствие в его жизни изменило его самого. Было бы глупо пытаться отрицать это. И еще была Падме…
Он повернулся, чтобы понаблюдать за ней. Она говорила с лейтенантом Пиеттом, проявляя любезность и элегантность, которая абсолютно очаровала Пиетта так же, как и других офицеров, которых она теперь держала в своем рабстве. Он понял, что не должен волноваться о верности офицеров там, где дело касалось ее. Оценивая, как они спотыкались, чтобы произвести на нее впечатление, Вейдер решил, что они будут лояльны к его жене до конца.
"Нам пора идти", - сказал Вейдер своим детям. "У этих людей есть работа, которой им необходимо заняться".
"Спасибо за ваше терпение", - сказала Падме офицерам, которые потратили двадцать минут под обстрелом детских вопросов.
"С большим нашим удовольствием, Леди Вейдер", - ответил Пиетт с улыбкой. "Вам рады в любое время, Миледи".
"Спасибо, Лейтенант", - ответила она, улыбаясь. Падме повернулась к мужу, наблюдавшему за ней, при этом она в сотый раз пожалела, что не может увидеть его глаза.
"Теперь все хорошо?" - спросил он.
"Да", - ответила она, подходя к нему. "Спасибо. Это было именно тем, в чем нуждались близнецы".
Вейдер кивнул. "Да, я полагаю, что это была очень долгая неделя для них. И для тебя тоже".
"Ты мог бы так сказать", - ответила Падме, когда они оставили мостик. "Хотя я не думаю, что твоя неделя была лучше".
"Это были мои проблемы", - возразил он. "Я полагаю, что близнецы поставили перед тобой собственные задачи".
"Ты мог бы сказать и так", - ответила она.
"Без сомнения они своенравны", - заметил Вейдер. "Возможно, немного отдыха поможет облегчить их неугомонность".
"Я уверена в этом", - согласилась его жена, оглядываясь на идущих позади близнецов. "Вы уже готовы к плаванию?"
"Без сомнения", - ответил Люк.
"Мы наденем купальники и будем там через минуту", - сказала Лея, выходя из турболифта и направляясь за Люком по коридору.
"Ты присоединишься к ним?" - спросил Вейдер свою жену.
"Возможно", - ответила она, не желая говорить ему, что в настоящий момент она хотела бы провести время с ним.
Вейдер кивнул, ощущая ее невысказанные чувства. Они удивили его, и напомнили ему о чем-то. "Пойдем со мной", - сказал он, внезапно беря ее за руку. "Я хочу показать тебе кое-что".
Падме была удивлена его жестом, и ей стало любопытно. "Что там?" - спросила она, когда они прошли по коридору.
"Ты скоро увидишь", - ответил он.
Падме взглянула на него. "Разве ты не дашь мне даже намек?"
Вейдер взглянул на нее, удивляясь ее нетерпению. "Терпение, Миледи", - сказал он. "Терпение".
Это напомнило Падме много случаев в прошлом, когда Анакин готовил для нее сюрприз, и она изводилась от любопытства. "По крайней мере, это не изменилось", - размышляла она.
"Пройдем сюда", - сказал он, входя в спортзал. Из следующей комнаты они уже могли слышать смех и плескание водоплавающих близнецов.
"Похоже, что они наслаждаются", - прокомментировала Падме.
"Действительно", - ответил Вейдер, когда направил ее к дверям на противоположной стороне большого зала. "Вот сюда", - сказал он.
Падме даже не могла вообразить, что лежит за дверью, защищенной кодом безопасности. Она стояла позади, когда муж ввел открывающий код, и последовала за ним, как только дверь, скользя, распахнулась. Когда светильники разгорелись, Падме задохнулась, увидев, что содержала комната.
Каким-то образом, применяя волшебство технологии и дизайна, Вейдеру удалось преобразовать огромный зал в горный луг с планеты Набу, наполнить его громом падающей в далеких водопадах воды и нежным бризом с запахом полевых цветов.
"О, Эни", - тихо произнесла она, когда слезы, заполнили ее глаза. "Это… это невероятно". Слезы потекли по ее щекам.
Вейдер замер перед ней, наблюдая чрезвычайное удивление и восторг на ее лице. Её эмоции сделали с ним, что-то, чего он не хотел признавать. Он не мог вообразить, что это произойдет с ним снова: он ощутил счастье. Радость Падме от наблюдения места, так много означавшего для ее сердца, широко растекалась от нее волнами яркого, пылающего света, который поставил под угрозу темноту, наполнявшую его так долго. Это потрясло Вейдера, и он решил, что ему было бы лучше уйти.
"Пожалуйста", - сказала женщина, беря его за руку. "Не уходи".
Вейдер взглянул на ее руку, а затем в ее лицо. "Мне нет никакого места здесь", - произнес он. "Это - священное место, Падме. Я не имею к нему отношения".
Его слова и печаль за ними походили на нож в ее сердце. "Не говори так", - возразила она тихо. "Это место значит для тебя также много, как и для меня. Ты не можешь отрицать это, не так ли?"
Вейдер неловко чувствовал себя под ее взглядом. Несмотря на то, что она не была чувствительна к Силе, она всегда была в состоянии прочитать его раньше. "Нет", - ответил он, наконец. "Я не могу".
Первый раз он допустил наличие Анакина Скайвокера в себе, и это дало ей проблеск надежды. "Спасибо", - сказала она, подходя к нему. "Это - замечательный подарок".
Вейдер смотрел на нее, борьба с раздвоением ума, делалась все тяжелее с каждым мгновением, пока он оставался здесь. "Я очень рад", - буркнул он, наконец. После чего, резко развернулся и вышел быстрыми шагами.


--------------------
Я люблю демократию! (Кос Палпатин)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Jo Dietrich
сообщение 18 Март 2011, 19:22
Сообщение #34



Иконка группы

Группа: Обитатель
Сообщений: 499
Регистрация: 31 Октябрь 2009
Из: Подмосковья
Пользователь №: 8462
Раса: Человек



19
Падме была благодарна мужу за то, что удалось распихать близнецов по кроватям после самого незначительного сопротивления. Очевидно, тур вокруг судна и последовавшее купание в бассейне утомили их, поскольку они заснули через несколько минут после того, как их головы упали на подушку. Падме стояла в дверном проеме их смежных комнат, с удовольствием слушая звук их дыхания.
День был богат событиями, принеся сюрпризы, которых она не ожидала. Жест, который сделал Вейдер, воссоздавая луг, был настолько неожиданным, что в это все еще было трудно поверить. Она попыталась не думать об этом, попыталась не позволять своим надеждам питаться его неожиданной сентиментальностью, но это было слишком трудно. За прошедшие несколько дней она видела проблески мужчины, которого она когда-то знала, мужчины, которого Вейдер отчаянно пытался держать запертым глубоко в себе. "Если бы только он позволил себе чувствовать что-то иное, нежели гнев или боль, то он возвратился бы к нам, я знаю, что он смог бы. Возможно, все, в чем он нуждается, является толчок в правильном направлении, или приглашение к этому…"
Падме подошла к каждому ребенку и поцеловала их в лоб, так же, как она старалась делать каждую ночь за прошедшие четырнадцать лет. Двери между комнатами близнецов скользя закрылись, и через комнату Леи мать возвратилась в общую зону.
"Я могу получить какое-то задание, Миледи?" - спросил Трипио, когда Падме вошла в комнату отдыха.
"Нет, спасибо Трипио", - ответила она. "Я думаю, что буду ложиться спать".
"В таком случае, я желаю тебе доброй ночи, Миледи".
"Спасибо Трипио".
Зевая, Падме направилась в свою комнату, с нетерпением ожидая хорошего ночного сна.
***
Падме обнаружила себя одну в апартаментах. Близнецы вместе с дроидами исследовали судно. Она была счастлива иметь возможность поразмышлять обо всем, что выяснилось за несколько прошедших дней.
Подарок, который Вейдер преподнес ей, был настолько неожиданным, что до сих пор еще удивлял ее. Такой откровенно сентиментальный жест не был действием ситха. Нет, это больше походило на то, что мог сделать Анакин. И все же, снова и снова он отрицал, что был Анакином, и исправлял ее всякий раз, когда она использовала это имя. Он был парадоксом, противоречием, но с другой стороны, он всегда обладал этим свойством, не так ли?
Размышления Падме были прерваны дверным звонком, и она пошла к дверям, чтобы ответить на него. Дверь скользнула в сторону, распахиваясь и открывая Темного Лорда, словно она сама каким-то образом призвала его своими мыслями.
"Я надеюсь, что не потревожил тебя", - сказал он, вступая в комнату.
"Нет, конечно, нет", - ответила она. "Но если ты прибыл, чтобы увидеть близнецов, они не здесь, я боюсь".
"Ты одна?" - спросил он.
Падме кивнула.

"Прекрасно", - ответил он. "Я надеялся на это".
"Почему же?" - спросила она, присаживаясь снова.
"Я пришел, чтобы увидеть тебя, Падме", - сказал Вейдер. "То, что я должен сказать тебе, лучше сказать конфиденциально", - продолжил он, усаживаясь рядом с нею, "и не прерываясь".
Падме стало любопытно от его нетипичной искренности, и она ничего не сказала в ответ, просто ожидая, когда он продолжит.
Вейдер потянулся и взял ее руку в свою. "Я больше не могу продолжать так ", - сказал он ей.

"Я не понимаю", - ответила она, наблюдая за ним, пока он мягко поглаживал ее запястье.
"Я был дураком, пытаясь отрицать свои чувства, Падме", - продолжил он. "Но не теперь". Он придвинулся к ней поближе. "Ты спросила меня, скучаю ли я о том, что было между нами", - сказал он.
Она кивнула.

"Правда в том, что за прошедшие четырнадцать лет не было дня, когда бы я не думал, о том, что было между нами", - сказал он ей. "И теперь, когда ты вернулась, теперь, когда я нашел тебя снова, я замучен этими воспоминаниями, замучен знанием, что я никогда не смогу прикоснуться к тебе, никогда не почувствую тебя близко ко мне, никогда не проснусь возле тебя. Это - правда, Падме. Ты находишься в моей душе, ты всегда была там. Я был пуст в разлуке с тобой".
Падме почувствовала, что ее глаза заполнились слезами от его признания, ее сердце, заполнилось его нежными словами. "Я была потеряна без тебя", - сказала она ему, повернувшись к нему лицом. "Такое не должно было произойти, разве ты не видишь? Доктор Тек сказала мне, что есть способ восстановить твои раны, способ сделать тебя снова целым! Разве ты не позволишь ей помочь тебе, Анакин? Я люблю тебя, Анакин! Я так нуждаюсь в тебе ".
***
Падме проснулась, образы и чувства из ее сна были слишком интенсивны, чтобы справиться с ними. Она сидела на кровати с бьющимся сердцем. А затем, действительность разбилась вокруг нее, и она уронила лицо на руки, все ее тело дрожало от переживаемых эмоций. "Если бы я только знала, что он чувствует, я ждала бы его столько, сколько ему потребуется", - думала она пылко, "если бы только он снова открыл сердце для меня". Но он сделал это, не так ли? Его собственным уникальным способом, на который способен только он. Разве он не сделал это, когда он создал ее сюрприз? Падме вздохнула и расчесала руками взъерошенные волосы, понимая, что ей придется быть терпеливой. Четырнадцать лет были долгим периодом, погруженным во Тьму, дорога назад тоже должна быть трудной и длинной. "Четырнадцать лет – очень долгое время, для одного", - размышляла она. В то время как у нее были близнецы, он был совершенно один все эти годы. Он оставался один, считая, что убил свою жену и будущего ребенка. "Разве удивительно, он боится любить нас теперь?"
***
"Лорд Вейдер, командир первого транспорта доложил, что меньше чем через час они подойдут к нам".
Вейдер кивнул в ответ. "Транслируй сообщение премьер-министру", - скомандовал он.
"Да милорд", - ответил Пиетт. "Сэр, к нам также была просьба, взять несколько пассажиров", - добавил он.
"Пассажиры?" - спросил Вейдер. "Кто?"
"Шахтеры, сэр", - ответил Пиетт. "Они на пути к Системе Аноата, и так как мы, в конечном счете, движемся в этом направлении…"
"Да, я понимаю их", - прервал его Вейдер. "Сколько?"
"Тридцать семь, сэр", - Пиетт ответил, смотря информацию на планшете.
"Очень хорошо", - ответил Вейдер. "Выделите им зону на нижних палубах", - сказал он. "Я не хочу, чтобы они имели доступ на судно. Они не должны иметь доступа на судно, ясно дайте им понять, Пиетт. Я не хочу видеть их, бродящими бесконтрольно".
"Понял, милорд", - ответил Пиетт. Он разделял недоверие офицеров экипажа к шахтерам, и был более чем счастлив, установить ограничения для их перемещения по судну.
Вейдер сложил руки и смотрел на обзорный экран, ожидая прибытия транспортных судов. Он изо всех сил старался избегать мыслей о своей жене. Достаточно плохо, что он снова начал мечтать о ней. Ее реакция на подарок, который он представил ей в предыдущий день, была глубока, и он не мог избежать размышлений об этом. Вейдер не был заранее уверен в ее реакции. Часть его считала, что она будет сердита и обижена, ненавидя его за то, что он посмел грубо испачкать память об этом особенном месте. Пожалуй, он сильно ошибался. Более того, ей удалось взглянуть прямо в его сердце, прямо в душу, как ей всегда удавалось раньше. Как он мог сохранять требуемую отрешенность и отчужденность, когда она прикладывала все свои усилия, чтобы подорвать это?
"Мой лорд", - сказал Пиетт, появляясь возле Вейдера.
Вейдер повернулся к нему.
"У нас есть посетители", - сказал Пиетт с улыбкой, указывая рукой на другую сторону мостика.
Вейдер поднял глаза, чтобы заметить своих близнецов уже на мостике. Необычное чувство теплоты, обосновалось в его сердце. "Ты проиграл", - он сказал себе, когда они пришли к нему. "Но едва ли это была справедливая борьба, они превосходят тебя числом".
"Доброе утро", - произнес он, когда Люк, и Лея достигли его. "Чему я обязан удовольствием видеть вашу компанию в самом начале дня?"
"Люк пытается избежать доктора Тек", - сказала Лея, глядя на близнеца с заговорщической усмешкой.
"Действительно", - подтвердил Вейдер. "Я и сам так делал, при случае".
"Она имеет к тебе чувства, ты знаешь", - сказала ему Лея.
"Лея, закройся, что ли?" - закатил глаза Люк.
Вейдер взглянул на свою дочь и сложил руки на груди. "Чувства?" - переспросил он.
Лея кивнула. "Да", - сказала она уверенно. "Конечно, ты ощутил это".
"Я думаю, что ты воображаешь вещи, дочка", - сказал Вейдер, удивленный отсутствием у его дочери запретов. "Она - мой врач, ничего больше".
"Да, почему же она столь расстроена, когда ты рассержен на нее?" – возразила Лея.
"Лея, заткнись!"
Лея проигнорировала предупреждение своего брата. "Она даже сочинила тщательно продуманный план, как сделать все хорошо".
Вейдеру внезапно стало интересно. "О чем ты говоришь, Лея?"
"Лея, не ходи туда!"
На сей раз что-то в глазах Люка остановило ее. Она взглянула на своего отца, а затем вернулась к Люку, понимая, что зашла слишком далеко.
"Скажи мне", - Вейдер потребовал тоном, который не терпел никакого возражения. "Скажи мне, что она делает".
Лея отвела взгляд от своего отца, жалея, что не способна исчезнуть в черную дыру.
"Лея, отвечай мне", - сказал он, пытаясь удержать спокойствие ради нее.
"Она собиралась, что-то сделать с твоей ДНК", - сказала, наконец, Лея, нервно переводя взгляд от Вейдера к Люку, прикрывающему лицо рукой и недоверчиво качающему головой. "Я не знаю, что она подразумевала, большая часть этого была слишком технической, но…"
Лея остановилась. Оба близнеца ощутили гнев, вспыхнувший в их отце. Это было страшно. Конечно, они оба все время знали, что их отец был ситхом, но видеть его гнев рядом, чувствовать его непосредственно, это было совершенно иное дело.
"Она зашла за грань", - сказал Вейдер, шагая через мостик. Аура гнева, слегка колебалась вокруг него с каждым шагом. Люк и Лея следовали за отцом, наполовину опасаясь его, наполовину боясь его оставить.
"Папа, успокойся", - сказал Люк, когда он и Лея проследовали за отцом в турболифт.
Вейдер не отвечал, а Лея и Люк страшились того, что произойдет, когда они достигнут медицинского крыла. Лея чувствовала себя ужасно, что она вызвала такую страшную реакцию у своего отца, ей было от всего сердца жаль, что она не учла предупреждение брата.
"Папа, пожалуйста, не делай этого", - умоляла его Лея, когда они сходили с турболифта. Она взяла одну из его огромных рук в две маленькие, глядя на него глазами своей матери. "Пожалуйста!"
"Не стой на моем пути, Лея", - предупредил он, "У меня нет никакого желания вредить тебе".
Его слова потрясли Лею. "Ты не сделал бы этого, я знаю, ты не стал бы!" - кричала она, ее ужас, усиливался с каждой секундой, пока волны Тьмы сокрушали все вокруг, неумолимо и мощно.
Вейдер сжал кулаки в сильнейшем расстройстве и ярости. "Останьтесь в стороне!" - кричал он, заставляя Лею сжаться позади него, сразу выпуская его руку.
Люк посмотрел на свою сестру, ощущая ее ужас. Но Люк не собирался позволить своему отцу совершить что-то, что погрузило бы его дальше в Темноту, а так же, уничтожить любой шанс, для излечения. Доктор Тек может и перешла границу, но она оставалась единственным шансом, который имел его отец.
Люк бежал за Вейдером, оставив Лею рыдать в коридоре.
Помощник доктора Тек сидел за компьютерным пультом, когда Темный Лорд вошел в комнату.
"Где она?" - потребовал Вейдер.
"Мой лорд?" - спросил Эндрю, медленно поднимаясь. Он мог видеть, что Вейдер был очень сердит. "Кто, мой лорд?"
Рука Вейдера закрылась вокруг горла мужчины со смертельной скоростью. "Ты чертовски хорошо знаешь, кто!" - ревел он. "Эта мошенница, Тек! Где она?"
"Я… я не знаю…" - несчастный мужчина, задыхался, его глаза вылезли из орбит. "Она…" - Вейдер потерял терпение и сломал трахею мужчины, бросив труп к переборке.
"Эндрю, что…"
Вейдер обернулся и увидел, что доктор Тек стояла в дверном проеме, уставившись на ужасной сцену в молчаливом испуге.
"Ты!" - ревел Вейдер. "Ты смеешь называть себя врачом!" - рычал он, угрожающе надвигаясь на нее.
"Лорд Вейдер, что случилось?" - спросила она, пытаясь справиться с ужасом. "Почему Эндрю мертв?"
"Что ты сделала?" – спросил Вейдер, сокращая расстояния между ними с ужасающей скоростью. "Ты вмешивалась в мою ДНК? Как ты смела вмешиваться в это, не ставя меня в известность, без моего согласия!" - ревел он, когда инструменты начали слетать с полок.
"Лорд Вейдер, пожалуйста, позволь мне объяснить!" - умоляла она, пригибаясь, поскольку осколки стекла и инструменты носились повсюду.
"Где они?" - потребовал Вейдер, подходя к ней еще.
"Я не…", - начала она, но замолкла, поскольку почувствовала невидимые пальцы вокруг горла.
"ГДЕ ОНИ?"
Тек отчаянно взглянула на разбитую лабораторию, указывая на противоположную сторону, где хранились образцы клеток. Вейдер потянулся и грубо схватил ее за руку, таща через комнату. "Теперь, доктор", - он шипел, когда разрушались пузырьки, содержащие драгоценные образцы клеток, "ты увидишь, что происходит, когда ты предаешь меня!"
"Мой лорд я никогда не предавала тебя!" - кричала она. Зрелище уничтожения ее многочасовой работы разбило ей сердце, затмевая физическую боль. "Я только хотела помочь тебе!"
"Ты снова лжешь!" - парировал он, снова поворачиваясь к ней. Лорд вытянул руку, душа врача темной мощью, переполняющей его. "Приведи мне одну причину, почему я должен верить чему-нибудь, что ты скажешь мне, после твоего предательства?"
"Папа, не надо!" - закричал Люк, подходя из-за спины отца. "Не вреди ей! Я прошу тебя!"
"Останься в стороне, Люк", - предупредил Вейдер, "она заслужила свое наказание! Она - не более, чем самозванка и мошенница!"
"И она - единственный живой человек, который знает, как излечить твои травмы", - сказал Люк ему. "Не делай этого, папа! Пожалуйста!"
Вейдер посмотрел вниз на своего сына, который смело встал между ним и доктором, очень хорошо зная, какой опасности он подвергает себя. "Она говорит правду, папа", - сказал Люк, "она нашла способ восстановить твои травмы! Ты действительно хочешь потерять единственный шанс, снова зажить нормальной жизнью?"
Вейдер мог заметить, что свет изошел из чистой и сверкающей ауры сына. Он мог почувствовать, как это окружает его, ставя под угрозу, заполнившую его темноту.
"Пожалуйста, папа", - сказал Люк, его блестящие глаза, сверкали непролитыми слезами. "Не делай этого".
Вейдер взглянул на доктора, которая отчаянно дергалась в невидимых пальцах, сжимавших ее горло. Внезапно она освободилась и рухнула на пол, оказавшись на локтях и коленках. Вейдер посмотрел на нее. "Благодари моего сына за оставшуюся жизнь, доктор", - сказал он ей, когда она с хрипом и кашлем пыталась отдышаться. Он повернулся и вышел из лаборатории, стекла хрустели под его ботинками.
"Ты в порядке?" - спросил Люк доктора Тек, помогая ей подняться на ноги.
Женщина кивнула, медленно поднимаясь. "Спасибо, Люк", - сказала она хрипло, осторожно потирая шею. "Если бы ты не был здесь, я была бы сейчас мертва. Как Эндрю", - сказала она, когда слезы потекли из ее глаз. "Бедный Эндрю", - шептала она, подходя к телу мертвого коллеги. "Он был так молод!"
Люк не знал, что сказать, чтобы успокоить горе врача. "Я сожалею", - сказал он, наконец. "Я, я не знаю, что еще сказать".
"Это не твоя ошибка, Люк", - ответила она, когда она встала, убирая слезы с ее лица. "Я знала риск, который влечет за собой служба твоему отцу. Ему трудно понравиться".
Люк нахмурился. "Он действительно имел право сердиться на тебя", - заявил мальчик. "Ты лгала ему в течение многих лет. Разве ты можешь обвинить его в том, что он не доверяет тебе теперь?"
"Нет, я не думаю так", - признала она спокойно. Женщина осмотрела разбросанные образцы клеток, бережно собирая уцелевшие. "Вся моя работа", - всхлипнула она, печально качая головой. "Все напрасно. Наверно, было глупо даже пробовать".
"Нет, что ты", - сказал Люк, подходя к ней. "Ты - одаренный врач, нашедший способ помочь ему, и я благодарен тебе за твою попытку".
Тек взглянула на мальчика, изумленная зрелостью его рассуждений. "Ты - замечательный молодой человек, Люк Скайвокер", - сказала она с улыбкой. "Ты знаешь это?"
Люк пожал плечами, внезапно сделавшись застенчивым. "Есть ли чего-то, что можно спасти здесь?" - спросил он.
Тек вздохнула. "Возможно", - сказала она. "Я посмотрю, что здесь осталось. Наверно, тебе лучше уйти, Люк. Я уверена, что твоя мать будет искать тебя".
Люк кивнул. "Хорошо", сказал он. "Я надеюсь, что твоя работа не была полностью разрушена, доктор. Я знаю, что ты можешь помочь моему отцу, как только он позволит это".
Тек кивнула. "Спасибо, Люк", - сказала она. "Я надеюсь, что так. Вот еще, Люк", - окликнула она, когда он уже пошел.
Люк обернулся.
"Возьми это", - сказала она, вручая ему диск. "Когда отец успокоится, продемонстрируй ему эту запись. Здесь результат моей работы, мой проект восстановления его травм. Возможно, это поможет".
Люк кивнул, убрал диск в карман и поспешил к выходу. Он оставил лабораторию, аккуратно переставляя ноги между обломками, которые теперь собирал дроид. Отца в коридоре нигде не было видно. При этом, он также не заметил и Лею, которая оставалась в турболифте. Люк чувствовал приступ вины за то, что оставил ее одну, но учитывая события, произошедшие в лаборатории, он решил, что никакого выбора у него не было. Мальчик ступил на турболифт, решив вернуться в апартаменты, где он надеялся найти свою сестру. Относительно своего отца, Люк чувствовал, что будет благоразумно дать ему некоторое время, чтобы остыть. Гнев, который испытывал Вейдер, был непохож ни на что, виденное Люком в его короткой жизни, и он испугал его. "Это - то, во что он был погружен в прошедшие годы? Это все, что он имел в сердце в течение четырнадцати лет?"
***
Лея двигалась обратно к апартаментам, ее зрение было размытым из-за слез, заполнивших глаза. "Почему я не послушала Люка?" - упрекала она себя много раз. "Почему я не могу просто держать рот на замке?"
Лея достигла уровня, где был ее новый дом, когда услышала, что открылась дверь другого турболифта. Она повернулась, чтобы увидеть, как оттуда появляется ее отец. Теперь, она смогла ощутить изменение в нем, поглотивший его гнев начал уменьшаться. Она ничего не сказала ему, и просто ждала, пока он приблизится. Он подошел к ней, видя в ее глазах страх и слезы, от которых его сердце упало. Вейдер молча протянул ей руку. Лея могла почувствовать его раскаяние, его вину за то, что он напугал ее. Она подошла к нему и взяла его за руку, а затем крепко обхватила его руками. Вейдер посмотрел на свою дочь, последние остатки гнева, были вытеснены из его сердца невинной, чистой любовью, исходящей от нее.
"Прости меня, малышка", - попросил он, мягко поглаживая ее волосы.
Лея взглянула на него и просто кивнула. "Я сожалею", - сказала она. "Я не понимала…"
"Тебе не о чем сожалеть", - сказал он ей. "Именно доктор Тек сделала что-то не так, а не ты, Лея. Давай, пойдем теперь домой".
"Где Люк?" - спросила Лея, когда они вместе пошли по коридору.
"Он остался", - сказал ей Вейдер. "Именно он помешал мне убить ее".
Лея почувствовала, как дрожь спустилась по позвоночнику от спокойствия, с которым ее отец произносил эти тяжелые слова. "Ты… ты собирался убить ее?"
Вейдер кивнул. "Она предала мое доверие", - сказал он ей с легкостью. "Я не терплю предательства, Лея".
Лея нахмурилась, потревоженная его словами. Это было стороной, которую она до сих пор не видела, и не хотела признавать ее существование. Но теперь, в свете того, что произошло, или почти произошло, она больше не могла отрицать это. "Папа, я думаю, что она действительно пыталась помочь тебе", - сказала Лея, наконец. "Она действительно заботится о тебе".
Вейдер оставался тихим, пока они шли по коридору, но его ум пребывал в замешательстве.
***
Падме выглянула из прачечной, где она оказалась вместе с Трипио. Она сразу поняла, что Лея была расстроена.
"Что случилось?" - спросила она, когда Лея, и ее отец вошли в комнату. "Где Люк?"
"Он с доктором Тек", - сказала Лея.
Падме кивнула, переводя взгляд от Вейдера к Лее. "Почему мне кажется, что что-то случилось?" - спросила она.
"Ты знала о том, чем занимается доктор Тек?" - спросил ее Вейдер.
Падме посмотрела на Лею, понимая, что дочка все разболтала. "Да", - сказала она. "Я догадываюсь, что и ты теперь тоже".
"Она нарушила приказ, делая такую вещь без моего разрешения", - сказал он, гнев грозил вспыхнуть снова.
"Даже если это означает спасать твою жизнь?" – удивилась Падме.
Вейдер и ничего не сказал, не зная, что ответить. В этот момент Люк вошел в квартиру.
"Хорошо, что ты здесь", - сказал Люк своему отцу. "Ты должен посмотреть это", - показал он диск данных.
"Зачем? Что это?" - спросил Вейдер.
"Это - исследование доктора Тек", - ответил Люк, настраивая считыватель данных, включенный на большом столе в центре гостиной. "Здесь проект твоего лечения". Он вставил диск в устройство и вернулся к отцу. "Ты сможешь, по крайней мере, увидеть то, что она имеет в виду прежде, чем решишь, что это - плохая вещь".
Вейдер взглянул на своего сына. "Он никогда не просил меня ни о чем, как я могу отказать ему в этой ерунде?"
"Очень хорошо", - сказал Вейдер, садясь на один из диванов. "Я посмотрю твой диск, Люк. Но это не стирает того, что она сделала".
"Нет, я сказал ей, что ты имел право быть сердитым", - согласился Люк, когда Падме села рядом.
Сев возле отца, Лея помогла ему успокоиться. Они дождались, пока диск был прочитан, и перед ними на экране появилась изображение. Тек экстраполировала информацию, найденную в базе данных клонеров на Камино, и создала компьютерную модель процедуры восстановления. Все четверо в тишине наблюдали удивительное преобразование, происходившее с пациентом в компьютере. В течение недель он снова стал цел, без каких-либо протезов вообще.
"Ничего себе", - тихо сказала Лея, когда диск закончился. "Это… удивительно", - воскликнула она, поворачиваясь к отцу. "Папа, ты должен позволить ей сделать это", - потребовала она. "Ты сможешь жить без маски! Подумай об этом!"
Вейдер кивнул, сильно впечатленный тем, что он только что наблюдал. "Это действительно кажется обещанием…", - признал он, наконец. "Но проблема императора остается", - поспешил он добавить. "Он будет подозрителен, если внезапно я восстановлюсь таким образом. Я не могу рисковать этим".
Падме кивнула, зная, что он был прав. Палпатин уже был рассержен на Вейдера из-за его задержки на Алдераане. Если бы он узнал настоящую причину, по которой Вейдер оставался там так долго, вся надежда на сохранение близнецов будет потеряна.
Но затем, идея ударила ее.
"Что, если он не узнает об этом?" - сказала она, наконец.
"Как он может не знать?" - спросил ее Вейдер.
"Ну, ты можешь использовать маску и костюм, всякий раз, когда ты находишься в его присутствии, даже после операции", - ответила Падме.
"Замечательно!" - воскликнул Люк. "Мама, ты - гений!"
Падме улыбнулась энтузиазму своего сына, но она искала одобрение Вейдера. "Что ты думаешь?"
Вейдер был тих, когда он подумал об этом. Проживание без маски и костюма было чем-то, о чем он не позволял себе даже мечтать, действительно ли это было возможно?
"Я подумаю об этом", - сказал Вейдер, когда поднялся. "Я должен возвратиться на мостик, скоро прибудут транспорта".
Падме и близнецы тоже встали, зная, что теперь лучше притормозить. По крайней мере, пока.
Люк и Лея проводили отца к дверям.
"Мы увидимся позже?" - спросила Лея, взяв его за руку.
"Возможно", - ответил Вейдер. "За погрузкой войск нужно проследить".
Лея и Люк понимали, что их отец имел множество подчиненных, достаточно компетентных для выполнения этой задачи, и чувствовали, что ему требовалось лишь время, чтобы разобраться в том, что он теперь узнал. Они чрезвычайно уважали его, и знали, какая огромная решимость требуется от него.
Падме наблюдала, как ее дети взаимодействовали с отцом. Пока он не возвратился в их жизни, она даже не догадывалась, насколько они нуждались в отце. И хотя он не был совершенно обычным родителем, он действительно заполнил пустоту в жизни близнецов. "Как и они заполнили его жизнь",- размышляла она. "Возможно, пора расширить побуждение", - думала женщина, поскольку к ней пришла очередная идея. Она улыбнулась, когда он ушел, и вернулась в прачечную, которую оставили без присмотра.


--------------------
Я люблю демократию! (Кос Палпатин)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Jo Dietrich
сообщение 18 Март 2011, 19:28
Сообщение #35



Иконка группы

Группа: Обитатель
Сообщений: 499
Регистрация: 31 Октябрь 2009
Из: Подмосковья
Пользователь №: 8462
Раса: Человек



20
Неподвижно стоя на мостике, Вейдер следил, как транспорта выстраивались на орбите. Его руки были плотно свернуты на груди. Это была знакомая поза, члены экипажа привыкли к его безмолвным размышлениям и зловещему присутствию на мостике. Однако, они не могли заметить, насколько их командир был противоречив.
После обнаружения своей семьи, эмоции Вейдера менялись от шока до восторга, от слепого гнева к самому меланхоличному сожалению. И теперь перед ним открылась возможность, о которой он никогда не смел надеяться: шанс снова жить нормальной жизнью. Жить без маски, жить, как нормальный мужчина, это было выше его самых диких мечтаний.
"Мой Лорд, пассажиры доставлены на борт", - сообщил ему Оззель. "Наши солдаты готовы сопроводить их в предназначенное им помещение".
"Пиетт тоже там?" - спросил Вейдер.
"Да, милорд", - ответил Оззель. "Согласно твоим приказам".
"Как только выгрузите транспорта, приготовьтесь покинуть орбиту", - ответил Вейдер. "Я хочу сам поговорить с этими пассажирами так, чтобы не осталось никаких предпосылок для… недоразумений".
Оззель не мог не улыбнуться. "Превосходная идея, мой Лорд".
Вейдер направился к нижним уровням, где размещались тридцать семь шахтеров. Он был огорчен присутствием грубых мужчин на борту, когда на судне поселилась его семья. Конечно, судно было огромно, а за мужчинами будут хорошо. Однако, это не вполне успокаивало Вейдера. Он знал, что будет счастлив, как только их высадят в пункте назначения, в Системе Аноата.
"Пассажирам показали их каюты, милорд", - сообщил Пиетт Вейдеру, когда Темный Лорд приблизился к нему.
"Я полагаю, что их проинструктировали", - поинтересовался Вейдер. "Они не должны оставлять этот уровень, ни при каких обстоятельствах".
Пиетт кивнул. "Да сэр, они были предупреждены об этом. На всякий случай, если шахтеры попробуют какую-то глупость, лифты контролируются дежурными".
Вейдер кивнул. "Превосходно", - сказал он. "Я не доверяю этим мужчинам. Это - отбросы галактики".
Пиетт улыбнулся. "Да, точно мои чувства, сэр", - ответил он. "Они уже сделали несколько… красочных комментариев относительно ограничений их размещения".
"Вот как?" – заинтересовался Вейдер. "Кто? Покажи мне кто это, Пиетт".
"Очень хорошо, сэр", - сказал он. "Вот сюда".
Вейдер следовал за Пиеттом в небольшую общую зону, где сидело много мужчин, играя в карты. Они повернулись к вошедшим в комнату.
"Где Кассус Бендикс?" – громко спросил Пиетт. Никто не ответил.
"Лейтенант задавал вам вопрос!" - проревел Вейдер. Мужчины затихли, и один мужчина встал.
"Я - Бендикс", - сказал он, пытаясь не выглядеть настолько запуганным, каким он себя чувствовал. "Что тебе?"
Вейдер подошел к нему широкими шагами. "Я вижу, что ты недоволен условиями своего размещения", - сказал он.
Бендикс выплюнул свой комок табака, который жевал, как многие вокруг, и тогда ответил. "Да, здесь воняет".
Вейдер схватил мужчину за воротник потертого рабочего комбинезона. Он поднял его над полом, смакуя страх, который был виден в глазах мужчины. "Возможно, гауптвахта понравится тебе больше?" - ворчал он.
Бендикс замотал головой. "Нет", - сказал он. "Здесь хорошо".
"Ты полностью уверен?" - спросил Вейдер, слегка сдавливая гортань мужчины.
"Да", - мужчина стал задыхаться.
"Что, да?" – переспросил Вейдер.
"Да... Лорд... Вейдер!"
"Это лучше", - ответил Вейдер, освобождая мужчину. Бендикс рухнул на пол, в то время как товарищи смеялись над его унижением.
"Никто не должен оставляет этот уровень", - сказал Вейдер им всем. "Пока вы соблюдаете это простое правило, ваша поездка будет спокойной. Но если вы начнете проверять мое терпение, то не останетесь в живых, как теперь ваш храбрый компаньон", - сказал он, глядя на мужчину под ногами.
Мужчины затихли, и Вейдер мог ощутить их страх и шок. Это понравилось ему.
"Пиетт", - сказал он, когда он вернулся к лейтенанту. "Давайте выберемся отсюда".
"С удовольствием, милорд".
***
"Это будет работать без проблем", - сказал техник, собрав свои инструменты. "Теперь у тебя будет много горячей воды, Миледи".
"Спасибо", - сказала Падме. "Я очень благодарна тебе, ведь ты работал здесь в такой поздний час".
"Никаких проблем, Леди Вейдер", - ответил мужчина с улыбкой.
Падме не нравилось это имя, но она промолчала. Мужчина, в конце концов, не виноват, и после его доброты, выговор был бы проявлением обидной неблагодарности.
"Если возникнут какие-то затруднения, только сообщи мне", - сказал он, пока Падме шла за ним к дверям. "Мое имя - Ардинн, Барак Ардинн. Ты можешь найти меня на техническом уровне, Миледи".
"Спасибо, Барак", - ответила Падме. "Я так и сделаю, и еще упомяну моему мужу о твоей превосходной работе".
Улыбка Ардинна выросла. "Спасибо, Миледи", - сказал он с поклоном. "Ты очень добра".
Падме улыбнулась, когда он вышел за дверь. Она обнаружила, что члены команды и офицеры Истца чрезвычайно стремились понравиться ей. Они путались в своих ногах и едва не падали стремясь услужить ей любым образом. "Мне кажется, что есть некоторые преимущества в том, чтобы быть Леди Вейдер", - размышляла она, присаживаясь. Люк и Лея уже легли спать, и апартаменты остались в ее распоряжении. Обдумывая события, произошедшие за день, она не могла не задаться вопросом, принял ли Вейдер решение. Мечта о превращении его в прежнего мужчину, по крайней мере, физически, часто занимала ее мысли в последнее время. За прошедшие в одиночестве четырнадцать лет, тоска по близким отношениям, которыми она дорожила с Анакином, потеряла свою остроту, покрывшись толстым слоем пыли. Но, события последних дней бесцеремонно сорвали защитный слой с ее души, воспоминания снова стали яркими, как много лет назад. Они всегда имели гармоничные, даже жаркие физические отношения, теперь она скучала об этом. У нее было достаточно времени, чтобы убедиться, что никто иной не пробудить ее женские инстинкты, и Падме практически была готова признать, что останется одиночкой до конца своей жизни. Бейл Органа пытался убедить ее начать снова, полностью порвать с прошлым и начать новую жизнь. Но Падме не могла сделать этого. Несмотря на то, что Анакин ушел, она не могла заставить себя развестись с Вейдером, к большой тревоге вице-короля. Он не мог понять неизменную преданность Падме к мужчине, который был мертв для нее. Падме не могла ничего объяснить ему, и через некоторое время она прекратила попытки.
Но теперь, теперь был шанс, что ее муж мог вернуться. Он рассмотрел последствия этого? Он все еще, думает о ней так же, как она думает о нем? Действительно ли четырнадцать лет воздержания были столь же болезненными для него, какими они были для нее?
Идея пришла к ней в этот день утром, но она решила, что это через чур, и выбросила ее из головы. Но теперь, ночью это не казалось Падме слишком непристойным. Она была его женой, в конце концов. Возможно, он нуждался в легком толчке, чтобы заставить его принять верное решение. Возможно, в ее распоряжении был уникальная возможность убедить его.
Падме встала и зашла в комнату близнецов, убедившись, что они все еще спят. Тогда она вернулась в собственную комнату, решив привести в действие свой новый план.
***
Это был долгий, насыщенный эмоциями день, и Вейдер стремился скрыться в уединенности и одиночестве своей квартиры. Даже несколько часов, которые он мог оставаться без маски, были похожи на благословение, поскольку это позволяло ему чувствовать себя по-человечески, хотя бы в течение короткого промежутка времени.
Протирая усталые веки, Вейдер только что закрыл капсулу, когда услышал, что кто-то вошел внутрь его квартиры. Он открыл глаза, готовясь взорваться на дерзнувшего потревожить его в такой поздний час, на посмевшего войти в его квартиру без приглашения. Но, это была Падме.
Падме приблизилась к странной сферической капсуле в центре комнаты, по описаниям Вейдера догадываясь, что это была компрессионная камера, где он проводит ночь. Она начала задаваться вопросом, был ли он внутри вообще, когда капсула издала громкий звук и начала открываться. Падме молча смотрела, как верхняя часть капсулы поднялась.
"Я надеюсь, что не потревожила тебя", - сказала Падме, ее глаза встретились с другими, поразительно синими, которые смотрели навстречу.
"Нет", - ответил он. "Хотя я немного удивлен, увидеть тебя здесь".
"Я уверена", - сказала она.
Вейдер наблюдал за ней, ощущая, что она появилась здесь не без причины. Падме никогда ничего не делала без причины.
"Чему я обязан удовольствием оказаться в твоей компании, миледи?" - спросил он.
"Я хотела поговорить с тобой", - сообщила она. "Я надеюсь, что мое появление здесь вполне уместно".
"Конечно", - ответил он. "Ты - моя жена".
Падме кивнула.
"Что же у тебя на уме?" - спросил он.
"Ты", - сказала она, подходя ближе к капсуле.
Вейдер взглянул на женщину, и нежность в ее глазах обезоружила его.
"А что со мной?" - спросил он.
"Я задавалась вопросом, подумал ли ты о том, что предложила доктор Тек", - сказала она. "Принял ли ты решение?"
Вейдер уныло вздохнул, почесывая переносицу. "Я еще мало думал об этом", - сказал он ей.
"Я тоже думала об этом, честно говоря", - сказала она, нервно улыбаясь. "Я не могу перестать думать о том, что ты снова мог бы стать целым".
Слова Падме удивили его, как и мысли позади них.
"И что же ты думала?" - спросил он многозначительно.
Падме поколебалась, прежде чем ответить она собралась с духом. Подступив ближе к капсуле, она посмотрела на мужа. "Можно?"
Вейдер кивнул, заинтригованный и даже удивленный отсутствием привычного стремления держаться от него на расстоянии. Он следил за нею, когда она ступила в капсулу и приблизилась к нему вплотную.
"Я не думаю, что должна обстоятельно объяснять это, не так ли?" - намекнула она. "Я думаю, что ты помнишь, так же как помню я, что обычно происходило между нами когда-то".
Вейдер только кивнул в ответ, слишком потрясенный ее откровенным намеком, чтобы сказать что-либо.
"Это снова могло бы произойти ", - сказала она, переступая ногами. "Разве ты не хочешь этого? Разве ты не хочешь меня?"
Вейдер мгновение молчал, сопротивление его внутреннего ситха быстро испарилось. Наконец он больше не мог сдерживаться. Подняв руки, он схватил ее за талию, привлекая к себе, его глаза уперлись в ее. "Я действительно должен ответить на это?" - спросил он.
Она кивнула, сердце учащенно забилось от тяжести его рук, обнимающих ее спину. "Да", - сказала она. "Мне нужно услышать это".
"Я хочу тебя", - сказал он ей, его глаза не отпускали ее.
Падме зажмурилась, не в силах вынести его пылающий взор. Недостаток его слов, не был способен умалить власть, которую он имел над ней, власть, которую он всегда имел над ней.
"Тогда, пожалуйста", - начала она, открывая глаза и поднося руки к его лицу. "Пожалуйста, сделай это", - умоляла она его. "Сделай это для нас, сделай это для детей".
Чувство ее прикосновения после множества лет изоляции было опьяняющим и волнующим. Он закрыл глаза, когда она мягко ласкала части его лица, которые были доступны ей. "Падме", - шептал он, чувствуя себя будто во сне.
Падме почувствовала подступающие к глазам слезы, видя, как глубоко он был затронут этим самым простым из прикосновений. Такая изоляция, такое чрезвычайное одиночество. Ее сердце раскалывалось, когда она думала о том, на что походила его жизнь все годы, начиная с Мустафара.
"Я должна вернуться к детям", - сказала она хриплым голосом, убирая руки и отстраняясь. "Я уверена, что ты не должен держать камеру открытой так долго".
"Ты права", - почти простонал он, чувствуя холод без ее прикосновений. "Доброй ночи, Падме".
"Доброй ночи", - сказала она. Она поколебалась на мгновение, а затем склонилась к нему и поцеловала его в бровь. После чего повернулась и покинула его.
Вейдер наблюдал ее уход, неспособный оторвать от нее взгляда, даже, если его дыхание сделалось судорожным и хриплым. Только когда дверь в его квартиру закрылась за женой, он закрыл капсулу.


--------------------
Я люблю демократию! (Кос Палпатин)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Jo Dietrich
сообщение 21 Март 2011, 20:01
Сообщение #36



Иконка группы

Группа: Обитатель
Сообщений: 499
Регистрация: 31 Октябрь 2009
Из: Подмосковья
Пользователь №: 8462
Раса: Человек



21
Этой ночью Вейдер спал совсем мало. Неожиданное посещение жены надолго взбудоражило его мозги. Он солгал бы, если б утверждал, что не думал о возможности возобновления физических отношений с женой. Фактически, она появлялась в его мечтах почти каждую ночь, с тех пор как он снова увидел ее на Алдераане. Было сюрпризом узнать, что она все еще хочет его, этому он едва смог поверить. После Мустафара, после того, что он сделал ей там в ужасный момент безумия, как было возможно, чтобы она все еще хотела его? И тогда, его поразила догадка: "Она думает, что, если я снова буду похож на Скайвокера, я стану Скайвокером. Это - его, она хочет на самом деле, не так ли? Хотя, она ведь пришла к тебе, тебя она гладила своими пальчиками".
Понимая, что он не сможет отдохнуть, пока не узнает ответ на этот вопрос, он покинул свою квартиру.
***
"Мама! Репликатор еды, снова скуксился!"
Падме со вздохом встала и направилась в кухню, где Люк держал миску полезно выглядящей гранолы. "Что ты имеешь в виду? Что с ним?" - задала она вопрос. "Чем тебе не нравится эта полезная пища?"
"Это совсем не то, что я просил", - ответил Люк, искоса глядя на навязчивую здоровую пищу.
Падме кивнула своему сыну. "Ты велел Арту исправить агрегат?"
"Да", - сказал Люк, ковыряясь в злаках. "Это нисколько не помогло. Трипио заявил что-то о программной несовместимости Арту с репликатором".
"Ну, возможно, тебе придется пожить без своих фаворитов, пока мне не удастся найти кого-то, способного его настроить", - ответила она.
"Может папа сумеет все починить", - предположил Люк с надеждой в голосе.
"Возможно", - ответила она, возвращаясь в столовую. "А может у него есть более срочные вопросы, чем твои проблемы с нездоровой пищей".
"Мама!" – сделал жалобные глазки Люк.
Падме только рассмеялась и ушла, видя, как Вейдер входит в апартаменты.
"Доброе утро", - сказала она с улыбкой. "Что принесло тебя в такой ранний час?"
"Я хотел кое-что обсудить с тобой", - сказал он, усаживаясь за стол напротив нее. "Относительно предмета нашего разговора в прошлую ночь".
Падме улыбнулась, довольная тем, что он, несомненно, продолжает думать об их беседе.
"Да?" - произнесла она.
Вейдер сделал паузу, глядя на свои руки, сложенные на столе. "Мне нужно кое-что понять", - начал он.
"Что же?"
Он взглянул на нее. "Понимаешь ли, даже при том, что я могу стать похожим на Анакина Скайвокера, я не буду им".
Падме кивнула. "Я знаю это".
"И все же, зная это", - продолжил он, "ты все еще…"
"Папа!" - воскликнула Лея, проскользнув на стул возле него. "Я не знала, что ты уже здесь!"
"Здесь, здесь", - ответил Вейдер, поворачиваясь к дочери, огорченный невозможностью продолжить разговор с Падме.
"Эй, папа", - сказал Люк, садясь около Падме. "Не мог бы ты взглянуть на репликатор? Он не дает мне хороших продуктов".
Вейдер посмотрел на сына и жену, понимая, что продолжить разговор теперь невозможно.
"Я сделаю это, когда у меня появится время", - сказал он Люку. "Сегодня я планирую длительное свидание с моим врачом", - добавил он, снова оглядываясь на Падме.
Ее глаза расширились, поскольку она поняла, что он сказал. "Значит… ты собираешься сделать это, не так ли?" - спросила она.
Вейдер кивнул. "Да, я много думал об этом, и решил запустить процедуру".
Люку и Лее потребовалась минута, чтобы понять происходящее, и тогда они оба спрыгнули со своих мест и накинулись на отца с широкими объятиями. Падме могла только с улыбкой смотреть, как они радуются. Впервые за очень долгое время она почувствовала надежду на лучшее будущее. Несмотря на то, что он сказал, и даже, чему он верил сейчас, она знала, что Анакин Скайвокер находился где-нибудь внутри Вейдера.
"Я должен побывать на мостике, прежде, чем отправиться на консультацию к доктору Тек", - заявил Вейдер, едва дети освободили его.
"Мы встретим тебя там", - сообщил ему Люк.
"Это не обязательно", - возразил Вейдер, вставая. "У меня нет никаких намерений, повторять вчерашний инцидент".
"Мы знаем ", - ответила Лея. "Но мы, тем не менее, хотим быть там. Для моральной поддержки".
Вейдер кивнул, одобрение и любовь его детей продолжали изумлять его. "Очень хорошо", - сказал он. "Я увижу вас позже".
"Я провожу тебя", - Падме тоже поднялась, пока близнецы продолжали доедать свой диетический завтрак.
"Я так счастлива, что ты решил сделать это", - улыбнулась Падме, подходя к двери вместе с Вейдером. "И дети, тоже взволнованы".
Вейдер снова качнул головой. "Да, я, кажется, заметил это".
Падме прищурила глаза. "Ну, и вопрос, который ты не успел задать… Ответ - да".
Вейдер ничего не произнес, но просто поднял руку к ее лицу. "Встретимся позже", - пообещал он.
Падме кивнула и проследила, как он покинул апартаменты.
В другом конце комнаты, Люк и Лея понимающе ухмыльнулись друг другу и продолжили есть свой чересчур здоровый завтрак.
***
Последним человеком, которого доктор Тек ожидала увидеть в этот день, был Лорд Вейдер. Фактически, он был последним человеком, которого она вообще хотела видеть когда-либо. Она была все еще потрясена вчерашним инцидентом. Хотя бывали и другие случаи, когда она сталкивалась с гневом Темного Лорда, никогда он не демонстрировал такую ярость, как в предыдущий день. Особенно Тек возмущало, что ее молодой помощник попал под огонь, поскольку он имел совершенно незначительное отношение к причине недовольства. И все же, Эндрю был мертв. Тек уже отослала сообщение о его кончине родителям на Кореллию. "Умер при исполнении служебных обязанностей", - было написано в нем. Как еще она могла сказать им, что их младший ребенок умер, потому что Лорд Дарт Вейдер вышел из себя, а лейтенант попался на его пути? "Трупом должна была стать я", - мрачно думала Тек, собирая имущество молодого человека из его шкафчика в комнате медицинского персонала.
"Доктор Тек?"
Тек посмотрела на медицинского дроида, обратившегося к ней. "Да?"
"Лорд Вейдер здесь", - ответил дроид. "Он хочет говорить с тобой".
Тек почувствовала, что все ее тело напряглось при словах дроида. "Нет, он не запугает меня на сей раз, даже если убьет меня". "Я сейчас буду", - сказала она, вставая. Расправив китель униформы, она пошла в офис. Вейдер сидел на краю ее стола, когда она вошла в комнату.
"Что я могу сделать для тебя, Лорд Вейдер?" - спросила она формальным тоном.
"Я изучил диск данных, который ты дала моему сыну", - начал Вейдер.
"Мой лорд, если ты должен здесь далее ругать и наказывать меня за то, что я сделала в твоих интересах", - начала она, потрясая себя собственной наглостью, "тогда…"
Вейдер поднял руку, чтобы остановить ее. "Я не сделаю этого. Мои действия вчера были… прискорбны", - сказал он. Это наиболее походило на извинение Лорда, за все время службы под его командой, и Тек немного расслабилась.
"Я должна была проконсультироваться с тобой с самого начала", - ответила она. "Я приношу извинения за то, что не сделала этого своевременно".
Вейдер кивнул, желая, чтобы она замолчала и дала ему возможность продолжать.
"Я заинтригован тем, что ты предлагаешь", - сказал он, когда она, наконец, дала ему шанс говорить. "И желаю продолжить начатый тобой процесс".
Брови Тек поднялись. "Ты… ты хочешь довести процедуру до конца?"
Вейдер кивнул снова.
Тек не могла не улыбнуться. "Это замечательно!" - воскликнула она, но затем быстро опомнилась. "Я подразумеваю, что я рада услышать это, Лорд Вейдер", - сказала она. "Есть только одна вещь".
"Какая?" - спросил Вейдер, предчувствуя неприятности.
"Некоторые из образцов клеток, над которыми я работала, были повреждены вчера", - сказала она настолько изящно, насколько возможно. "Их необходимо заменить".
"Я понимаю", - ответил он.
"Кроме того, нам потребуется помощь твоего сына", - продолжила она. "Твои легкие слишком повреждены для нас, чтобы собрать с них достаточно здоровые клетки для регенерации. Так как Люк и ты - совместимы, он стал бы прекрасным донором".
"Конечно", - ответил Вейдер. "Он знает об этом?"
"Фактически, это было его предложение", - ответила Тек. "Но, поскольку, у него самого недавно была операция, я должна подождать прежде, чем я смогу взять клетки его легких. Это - довольно агрессивная процедура, и я не могу рисковать его здоровьем".
"Ну, и я не желал бы этого", - подтвердил Вейдер.
В этот момент Люк и Лея появились в дверном проеме. Вейдер повернулся, приветствуя их. "Стоило о нем заговорить…" - пробормотал он.
Тек обернулась, чтобы увидеть близнецов. "Я полагаю, что вы уже слышали о решении вашего отца?" - спросила она.
Люк и Лея кивнули. "Я думаю, что это замечательно", - сказал Люк с улыбкой.
"Мы оба", - подтвердила Лея, подходя, чтобы встать возле отца.
"Я сказала твоему отцу о предложении пожертвовать клетки для регенерации его легкого", - сообщила Тек мальчику.
"Ты очень щедр, сын", - сказал Вейдер.
"Ты же дал мне почку", - возразил Люк. "Это наименьшее, чем я могу ответить".
"Как скоро ты сможешь сделать это?" - спросила Лея врача.
"По крайней мере, еще три недели до того, как я соберу клетки у твоего брата", - ответила Тек. "А тогда, клетки будут активированы и начнут развиваться. Я сказала бы шесть - восемь недель всего".
"Это не слишком долго", - сказал Люк. "Два месяца - совсем не долго".
"Не долго", - согласилась Тек. "Ну, поскольку Лорд решил сделать это, мы должны провести некоторые тесты, прикинуть, какой материал нам необходимо собрать, сделать некоторую работу с кровью. Есть достаточно много задач, которые можно решить в настоящее время".
"Именно поэтому я здесь", - сообщил Вейдер.
"Ты хочешь начать сразу?" - спросила она.
Вейдер кивнул.
Тек улыбнулась. "Очень хорошо. Проходи сюда, Лорд Вейдер".
***
"Ваше Величество, вот данные, которые ты требовал".
Палпатин посмотрел на одетого в красное охранника, который стоял, протянув к императору руку, с диском данных в ней.
"Кратко расскажи мне, что ты узнал", - велел Палпатин, не желая изучать многие часы скучных материалов о наблюдении доктора Тек. "Чем она там занималась?"
"Пребывая на Камино, доктор Тек много времени провела в их базе данных", - ответил сотрудник, опуская свою руку. "По-видимому, больше всего она интересовалась регенераций органов".
Палпатин хмурился. "Регенерация органов?" - повторил он. "Подробнее".
"По-видимому, она искала возможности альтернативной терапии для клонов, Сир", - ответил мужчина. "Таков, кажется, характер ее интереса к данным".
"Возможно", - ответил Палпатин. "Но возможно, в этом есть больше, чем просто выполнение ее обязанностей. Она - личный врач Лорда Вейдера, разве нет?"
"Да, Сир".
Палпатин кивнул, подозревая, что здесь где-то присутствовала корреляция. "Мы должны держать ее под наблюдением", - велел он, барабаня своими костистыми пальцами по подлокотнику трона.
"Но как, Сир, не вызвать подозрений?"
Хмурый взгляд Палпатина углубился, пока он обдумывал это. Затем он расслабился.
"Я полагаю, что у меня есть способ", - сказал он, наконец.


--------------------
Я люблю демократию! (Кос Палпатин)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Jo Dietrich
сообщение 22 Март 2011, 19:13
Сообщение #37



Иконка группы

Группа: Обитатель
Сообщений: 499
Регистрация: 31 Октябрь 2009
Из: Подмосковья
Пользователь №: 8462
Раса: Человек



22
"Мне очень жаль, Мастер Падме", - извинялся Трипио. "Арту не в состоянии восстановить программу".
Падме покачала головой. "Ну ладно, Трипио", - успокаивала она дроида. "Я полагаю, что нам придется попросить нашего друга-техника снова посетить нас. Я ведь пообещала детям, что репликатор будет отремонтирован сегодня".
"Я могу куда-то сходить для тебя, миледи?" - предложил Трипио.
Падме прикинула, что после того как Трипио заблудился на пути в расположенный совсем близко спортзал, неразумно было бы посылать его на технический уровень.
"Нет, ты оставайся здесь и накорми детей ужином, когда они вернутся", - велела она. "Я пойду сама".
"Очень хорошо, Мастер Падме", - ответил Трипио.
"Я ненадолго", - бросила она через плечо, выходя из квартиры.
***
"За исключением легочных клеток, у нас есть все необходимые нам образцы", - сказала доктор Тек.
Люк и Лея слушали взволнованный лепет доктора о следующих этапах восстановительной операции, дожидаясь, чтобы их отец проснулся. Женщина явно была очень довольна решением их отца, позволяющем провести разработанную ею восстановительную процедуру. Дети подозревали, что она стремилась таким образом компенсировать причиненный за четырнадцать лет ущерб.
"Сколько времени ему придется выздоравливать после того, как операция завершится?" - спросила Лея.
"Он должен будет провести несколько дней в стазисе, пока будут восстанавливаться его органы", - ответила им Тек. "А затем, необходимо провести лечение в баке, заполненном бактой. В целом, потребуется всего неделя или две, в зависимости от скорости регенерации вашего отца".
"Как удивительно", - улыбнулась Лея. "Мне трудно представить, что через несколько недель наш отец сможет жить нормальной жизнью!"
Люк кивнул, разделяя энтузиазм сестры. Подсознательно он надеялся, что их отцу станет легче вернуться к свету, как только он будет освобожден от оков его ран. Но захочет ли он возвратиться? Совсем недавно Люк увидел, на что способна Тьма, живущая в его отце. Сможет ли он когда-нибудь победить эту Темноту?
"Почему бы вам не сходить и проверить своего отца", - предложила близнецам Тек. "Он очень скоро должен проснуться. Я сразу подойду, тогда".
Люк и Лея оставили ее, чувствуя, что доктору требуется некоторое время, чтобы поправить прическу. Когда они достигли кровати Вейдера, он уже начал приходить в себя.
"Как ты себя чувствуешь?" - спросил его Люк.
"Бывало и лучше", - ответил Вейдер. "Когда я смогу выбраться отсюда?"
"Скоро", - ответила ему Лея. "Доктор Тек придет через минутку, попытайся пока расслабиться".
Вейдер кивнул, снова закрывая глаза и прилагая все усилия, чтобы выполнить совет дочери.
***
Падме достигла технического уровня судна или, по крайней мере, она считала это техническим уровнем. Уже идя по коридору, она, однако заподозрила, что ухитрилась заблудиться, поскольку обещанная ей мастерская, никак не обнаруживалась. Решив, что лучше всего спросить кого-нибудь, а не просто топать вперед, все дальше удаляясь в ошибочном направлении, она направилась на звук, похожий на шум людей в кубрике.
Женщина достигла комнаты и на мгновение встала в открытом дверном проеме, пытаясь сообразить, кому тут лучше задать вопрос. Несколько находящихся внутри мужчин заметили ее и толкнули своих приятелей локтем, так что скоро у нее было внимание всей комнаты. На нее смотрели приблизительно три десятка мужчин.
"Ты ошиблась, красавица?" - спросил один из мужчин, подходя к ней.
Падме забеспокоилась, видя, как мужчины наблюдают за ней. Это были не те любопытные взгляды членов команды, к которым она успела привыкнуть, это были оценивающие взгляды мужчин, опасных мужчин.
"Да, совершенно точно", - ответила она, прилагая все силы, чтобы оставаться спокойной. "Я - Леди Вейдер", - сообщила женщина, ненавидя имя, но полагая, что оно обеспечит ей защиту, необходимость в которой стала отчетливой. "Я ищу технический уровень".
"Леди Вейдер?" - недоверчиво сказал один из мужчин. "Ты подразумеваешь - жена Вейдера?"
Падме кивнула. "Да, точно", - подтвердила она, давая мужчинам ее лучший королевский взгляд. "Наверно, я попробую поискать это сама", - пробормотала она, отступая, ощутив, что попала в очень опасную ситуацию. "Спасибо вам".
"Не столь быстро", - заявил ближайший к ней мужчина, закрывая проход. "Ты только что пришла сюда, Миледи", - сказал он с кривой улыбкой. "Разве ты хотела бы лишить этих бедных одиноких мужчин удовольствия твоей компании?"
Падме могла почувствовать, как забилось ее сердце. "Мне придется потребовать, чтобы ты отодвинулся", - сказала она, стараясь не запаниковать. "Я уверена, что ты знаешь, кто мой муж, и на что он способен".
"Да, я знаю, на что он способен", - сказал мужчина, медленно надвигаясь на нее. "И я полностью уверен, что знаю, на что он не способен, если ты понимаешь мой намек", - сказал он улыбаясь. Другие мужчины шумно засмеялись над его комментарием.
"Ты - придурок, если думаешь, что тебе сойдет с рук такой разговор со мной", - возмутилась Падме. Еще двое мужчин приближались к ней. "Он убьет вас, если вы только дотронетесь до меня!"
"Заходи, хорошенькая леди", - пригласил мужчина стоящий слева от неё. "Не говори нам, что тебе не одиноко ночью, и тебе не хочется немного любви. Вейдер машина, он не может дать тебе, того в чем ты нуждаешься".
"Тебе понравится с нами, разве не так, мальчики?" - спросил мужчина перед ней. "Как же давно мы не видели женщину", - осклабился он, подступая ближе к Падме и оглядывая ее сверху до низу с явным желанием, "особенно женщину столь прекрасную как ты".
Падме заметила, что двое мужчин приблизились с обеих сторон, а затем почувствовала, как ее крепко схватили за руки. Она хотела закричать, но мужчина, стоящий перед ней закрыл ее рот ладонью. "Жена Вейдера, ага", - сказал он. "Я буду наслаждаться этим".
Пытаясь вырваться на свободу, Падме мысленно закричала: - Анакин! Помоги мне!
***
Глаза Вейдера резко открылись, и он сел на кровати. В комнате он оставался один, Лея и Люк оставили его, чтобы не мешать отдыху. "Падме", - произнес он. Спускаясь с кровати, он использовал Силу, чтобы получить шлем и маску. Вейдер был уже на полпути к дверям, когда на шум в комнату вошли Лея и Люк.
"Папа! Что ты делаешь!" - закричала Лея.
"Оставайтесь здесь!" - скомандовал он, убегая из комнаты. Его световой меч уже лежал в ладони.
Люк и Лея были смущены и встревожены странным поведением отца, но остались на месте, как им было велено.
"И где ваш отец?" - спросила доктор Тек, входя в комнату.
"Только что ушел", - ответил ей Люк. "Убежал отсюда, как будто…" - он остановился, почувствовав причину, по которой его отец оказался в такой панике. Он взглянул на Лею. "Мама", - произнес он тихо.
Лея кивнула, ее глаза расширились от страха. "Она в беде", - прошептала Лея. "О Люк!"
Люк положил руку на ее плечо. "Она будет в порядке", - сказал он. "Папа придет к ней. Он не позволит ничему с ней случиться". "И он убьет всех, кто попытается ей навредить…"
Вейдер не испытывал никаких затруднений, определяя местонахождение жены. Ее присутствие было столь же ясно ему, как положение солнца на небе Татуина. Ее ужас терзал его. Он бежал, и с каждым шагом ярость в нем раскалялась, пока Темнота не окутала его. Его глаза под маской пылали желтым огнем. Наконец, он услышал ее крик.
С гневным воплем он ворвался в комнату. Зрелище, полностью лишило его самоконтроля. Красный световой меч метался по сторонам кровавой смертоносной молнией, рассекая мужчин, удерживающих его жену. Крики боли и страха на короткое время заглушили все вокруг, когда Вейдер рассекал одного мужчину за другим или разбивал их о переборки, кроша крепкие шахтерские черепа в кровавую кашу. Наконец, остался лишь один мужчина, стоявший среди кучи трупов. На его лице была гримаса шока и ужаса, от зрелища страшной смерти своих товарищей, изувеченные и расчлененные тела которых валялись повсюду.
Вейдер подступал к Бендиксу, ведя за собой жену. Падме дрожала всем телом, перебирая лохмотья своей порванной одежды спадающей с нее. Она прилагала отчаянные усилия, чтобы не упасть в истерику из-за того, что с ней почти произошло.
"Глупый, глупый мужчина", - сказал Вейдер, протягивая руку вперед, чтобы задушить мерзавца. Он хотел, чтобы этот гаденыш пострадал больше других, и смотрел в его глаза, когда тот беспомощно хватал ртом воздух. "Отважиться такую вещь!"
Бендикс почувствовал, будто железные тиски сдавили его трахею. Вейдер одной рукой держал его над землей, пока лицо мужчины не посинело. "Умри теперь и отправляйся в Ад к своим товарищам ", - зарычал Вейдер, бросив мужчину на переборку, его тело, упало с отвратительным глухим стуком, сопровождаемым звуком ломающейся шеи.
Вейдер повернулся к своей жене. "Ты в порядке?" - спросил он, осторожно беря ее за плечи.
Падме кивнула, а затем замотала головой. Слезы вырвались из глаз, истерика, которую ей удавалось сдерживать, наконец, захватила ее. Вейдер обнял и держал ее в сильных объятиях, пока ее хрупкое тело сотрясалось от пережитого страха. "Прости меня, Ангел", - сказал он. Падме не могла ничего ответить, и просто рыдала в его объятиях. Наконец, когда она начала успокаиваться, он снял свой черный плащ и завернул в него любимую женщину. Молча, он поднял ее на руки и унес из кровавой комнаты.
Вейдер вошел в ближайший лифт. Он смотрел на свою жену, которая почти успокоилась в защите его рук. "Что она делала здесь?" - Он спросил себя сердито. "Как это произошло?" Боль остановила его мысли, боль и опухоль в центре его груди. Он проигнорировал это, задвигая поглубже в себя. Его жена нуждалась в нем, и он не хотел ее подвести.
***
"Что случилось!" - закричала Лея, когда Вейдер вышел из лифта в медицинском крыле.
"На нее напали", - сказал Вейдер, слова заставили гневно сжаться его челюсти.
"Кто сделал это с ней?" - спросил Люк, следуя вместе с Леей за отцом.
"Шахтеры", - зарычал Вейдер, даже мысль о них приводила его в бешенство. "С ними все улажено".
Люк и Лея обменялись взглядами, они оба точно знали, как их отец уладил проблему с мужчинами, посмевшими напасть на их мать.
"Лорд Вейдер, что произошло?" – воскликнула доктор Тек, увидев Вейдера с женой на руках.
"На мою жену напали", - сказал он. "Я хочу знать, насколько серьезны ее травмы".
Вейдер положил Падме на диагностическую кровать, чтобы доктор поспешил обследовать ее. Опухоль в его груди, которую он пытался игнорировать, увеличивалась, и теперь сопровождалась болью, отдающей в левое плечо и часть руки, которая все еще была человеческой плотью. Люк и Лея ожидали снаружи комнаты, поскольку доктор Тек осторожно сняла плащ, в который была обернута Падме. Тек передала плащ Вейдеру, который взял его дрожащими руками.
"Ты в норме?" - спросила она.
"Не обращай на меня внимания", - сказал он ей. "Позаботься о Падме".
Тек кивнула, понимая, что он болен, и возвратилась к его жене. Вейдер стоял в ногах кровати, когда Тек обследовала пациентку.
"Как это случилось?" - спросила она у Падме.
"Я заблудилась", - ответила Падме. "Я искала технический сектор, и оказалась в комнате, полной…" - она замолчала, прикрывая глаза, поскольку свежие воспоминания о произошедшем с ней парализовали ее горло.
"Зачем ты искала технический сектор?" - спросил ее Вейдер.
"Я хотела найти техника, чтобы кто-то починил репликатор еды", - сказала она ему. "Я обещала детям, что сегодня сделаю это".
"Тебе повезло остаться живой", - заметил он, когда новая судорога боли поразила его.
"И не изнасилованной", - вставила Тек. "Судя по ушибам и состоянию твоей одежды, именно это они пытались сделать, не так ли?"
Падме кивнула, и слезы покатились по ее щекам. "Они могли бы", - заговорила она, "если бы ты вовремя не пришел", - сказала она Вейдеру.
Вейдер кивнул, вид ее ушибов, снова наполнил его гневом. Боль в его груди усилилась и стала постоянной.
"Я дам тебе кое-что успокоительное, Миледи", - сказала ей Тек. "Это же уменьшит боль. Ты захочешь спать, так что попытайся расслабиться".
Падме закрыла глаза, когда успокоительное средство начало действовать, в это же время как Тек занялась ее травмами. Ушибы были на ее лице, на запястьях, руках, и даже на ее бедрах. "Монстры!" - мысленно кричал Вейдер, жалея, что не может убить их всех во второй и, даже в третий раз. "Я должен был предупредить ее о них. И у лифтов, ведь должен быть поставлен…"
"Лорд Вейдер, Лорд Вейдер!" - закричала Тек, когда он упал и распростерся на полу.


--------------------
Я люблю демократию! (Кос Палпатин)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
D'Setta
сообщение 22 Март 2011, 23:51
Сообщение #38





Группа: Заглянувший
Сообщений: 18
Регистрация: 7 Декабрь 2009
Из: Камчатка
Пользователь №: 8524
Раса: Ранат



"мрачно" А после 50 части - сплошная слезогонка crazy.gif . Автор - все-таки женщина.


--------------------
Ранаты могут завоевать Галактику. Им просто лень...
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Jo Dietrich
сообщение 23 Март 2011, 12:18
Сообщение #39



Иконка группы

Группа: Обитатель
Сообщений: 499
Регистрация: 31 Октябрь 2009
Из: Подмосковья
Пользователь №: 8462
Раса: Человек



Слезогонка? Ну, с мужской точки зрения, женщины плачут очень часто, причем, как правило - по всяким пустякам. Когда я прочел эту хрень, у меня осталось впечатление, что произведение весьма оптимистично, тихое семейное счастье от начала и до конца с небольшими перерывами.
Может, конечно автор - женщина, но по-моему у автора слишком бедное описание эмоций и человеческих отношений. Мне кажется, что автор - феминизированный преподаватель младших классов или ДДУ. На его домашнюю страничку меня не пустили без регистрации в "Yahoo! Groups".


--------------------
Я люблю демократию! (Кос Палпатин)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Nefer-Ra
сообщение 23 Март 2011, 12:30
Сообщение #40



Иконка группы

Группа: Постоялец
Сообщений: 522
Регистрация: 3 Январь 2010
Пользователь №: 8557



Не знаю, как у автора с полом, но с логикой у него беда. ИЗР все же не бантовозка, чтобы на нем всякий сброд возить (и, тем более, позволять ему пересекаться с остальным экипажем). Вообще вся описанная ситуация выглядит так, как будто действие происходит не на корабле, а в маленьком городке и персонажей там раз-два и обчелся. Можно подумать, что за ремонтником послать было некого, тьфу.


--------------------
Линкор, просто линкор
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Jo Dietrich
сообщение 23 Март 2011, 18:28
Сообщение #41



Иконка группы

Группа: Обитатель
Сообщений: 499
Регистрация: 31 Октябрь 2009
Из: Подмосковья
Пользователь №: 8462
Раса: Человек



Цитата(Nefer-Ra @ 23 мар 2011, 12:30)
Вообще вся описанная ситуация выглядит так, как будто действие происходит не на корабле, а в маленьком городке и персонажей там раз-два и обчелся.
Скорее, малобюджетный мыльный сериал tomato.gif
Ведь в маленьком городке может жить больше людей, чем на ИЗР. Вот,лично меня огорчают книги с большим количеством персонажей. Особенно, если их чтение растягивается надолго, как обычно случается с фанфиками.


--------------------
Я люблю демократию! (Кос Палпатин)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Jo Dietrich
сообщение 23 Март 2011, 19:12
Сообщение #42



Иконка группы

Группа: Обитатель
Сообщений: 499
Регистрация: 31 Октябрь 2009
Из: Подмосковья
Пользователь №: 8462
Раса: Человек



23
Мед-дроиды поспешили к упавшему Темному Лорду, чтобы поднять его бессознательное тело на стоящую неподалеку диагностическую кровать. Тек разрывалась между двумя пациентами. "Проверьте его жизненные показатели", - бросила она через плечо, обрабатывая ссадины и ушибы Падме.
"Артериальное давление 210 на 120", - доложил один из дроидов.
"Используйте вазодилататор", - распорядилась Тек.
Дроиды сделали инъекцию и непрерывно контролировали артериальное давление Вейдера, грозившее опасными для жизни кровоизлияниями.
"Давление уменьшилось до 180 на 110 и продолжает медленно снижаться", - сообщил дроид.
С помощью дроидов Тек одела на Падме халат, а затем накрыла одеялом. Та продолжала спать благодаря снотворному, которое в настоящий момент, по мнению Тек, было наилучшим способом помочь пострадавшей женщине.
"Давление 120 на 70", - сообщил дроид, когда доктор Тек обратила свое внимание на Вейдера.
"Перенесите его в гипербарическую палату", - приказала она.
Дроиды подняли кровать за края и понесли ее вместе с лежащим на ней Вейдером в смежную комнату через взрывозащитную дверь.
"Доктор Тек? Можно ли нам…" - Лея и Люк замерли в дверном проеме, увидев, как бессознательное тело их отца выносится из комнаты.
"Что здесь?" - закричала Лея. "Что случилось с нашим папочкой?"
"У него снова был сердечный приступ", - сказала Тек близнецам, разыскивая дыхательную маску. "Он стабилен теперь, но сейчас я должна идти к Лорду".
"А как наша мама?" - спросил Люк.
"Она спит", - ответила Тек. "Ей дали успокоительное, и она будет в полном порядке. Почему бы вам не пойти и посидеть с ней, она может скоро проснуться?"
Люк и Лея согласно кивнули, когда Тек оставила их, надев маску. Они подошли к кровати Падме с обеих сторон.
"Я не понимаю, что это с ней произошло", - недоумевала Лея, взяв в ладони ближайшую к ней руку матери. "Зачем она там оказалась?"
Люк нахмурился. "Я думаю, что она искала кого-нибудь, чтобы настроить репликатор еды", - сказал он. "Я весь день не переставал бы гундеть об этой глупой штуке".
"Люк, не надо", - стала успокаивать брата Лея. "У тебя нет никаких причин считать себя виноватым".
"Что я могу сделать с этим?" - возразил Люк. "Лишь подумаю о том, как она пострадала…" – потряс он головой. Лея посмотрела на него, чувствуя скопившийся внутри него гнев.
"Я понимаю", - согласилась Лея. "Могу представить, что стало с мужчинами, которые сделали это с ней".
"Отец убил их", - уверенно сказал Люк, глядя на лицо спящей матери. "Всех, до последнего. И ты знаешь что, Лея?" - спросил он, оглядываясь на сестру. "Они заслужили это".
Лея не могла не согласиться со своим братом, но заученная за прошедшие годы фраза не удержалась на языке. "Гнев - самый быстрый путь на Темную сторону ", - смущенно повторила она поучение Оби-Вана.
"Конечно", - согласился Люк. "Теперь о них вообще думать не стоит", - его собственный гнев начал исчезать.
***
Падме просыпалась постепенно и, открыв затуманенные глаза, не сразу заметила своих детей, сидящих с обеих сторон ее кровати. Люк и Лея улыбнулись, держа ее за руки.
"Как ты себя чувствуешь?" - спросила Лея.
"Я в порядке, наверное", - ответила ее мать, все еще вялая после применения транквилизатора. Падме огляделась и снова вернула взгляд близнецам. "Где же ваш отец?"
Люк и Лея коротко переглянулись, и Падме сделалось тревожно. "В чем дело? Что здесь произошло?" - нервно спросила она.
"У папы снова был сердечный приступ", - осторожно сказал ей Люк. "Доктор Тек сейчас с ним".
"Что!" –резко поднялась Падме, к горлу подступила противная тошнота. "Где он?"
"Мама, успокойся", - сказала Лея. "Тебе не следует вставать, пока не разрешит доктор".
"Все нормально, Лея", - перебила ее Падме, стараясь не думать о произошедшем с ней. "Я хочу увидеть отца, где он?"
"Он там", - сказала доктор Тек, выходя из дверей гипербарической палаты. "Он теперь в сознании, и если ты хочешь, то можешь к нему войти".
"Конечно, конечно", - сказала Падме, опуская ноги с кровати.
"Собралась к нему?" - уточнила Тек.
Падме кивнула.
Тек улыбнулась, ее оценка Падме, поднялась на несколько делений. "Тебе придется надеть маску", - сообщила она. "Эта палата заполнена кислородом. И я боюсь, что должна буду ограничить количество посетителей одним человеком за один раз".
"Сколько времени папе придется оставаться там?" - забеспокоился Люк.
"Не долго", - ответила Тек. "Хорошо зная твоего отца, я сильно сомневаюсь, что он останется столько, сколько я считаю необходимым".
Падме почувствовала импульс ревности к этой женщине, которая прошедшие четырнадцать лет заботилась об Анакине. "О моем Анакине", - думала она. "Я могу увидеть его сейчас?"
"Конечно", - сказала Тек, передавая ей маску. "Можешь зайти".
Люк и Лея смотрели, как их мать пересекала комнату. При этом, они оба почувствовали приступы боли, ощущаемые матерью при ходьбе. Она закрыла маской рот и нос, а затем вошла в гипербарическую палату.
***
Вейдера раздражало его испорченное сердце, создающее ему опасные проблемы. "У меня нет времени для этого", - неприязненно думал он, пока вокруг суетились мед-дроиды. Он сжал кулаки, стараясь поддержать остатки спокойствия, но почувствовал, как что-то ласково-теплое вошло в комнату. Он повернулся и увидел, что к нему подходит жена.
"Ты уже поднялась?" – задал он риторический вопрос, беспокоясь о своей женщине.
"У меня все хорошо", - уверила она его, подойдя к краю кровати. "Во всяком случае, получше, чем у тебя", - добавила она, слабо улыбаясь.
Он смотрел на нее, ощущая, что она старалась отвлечься от произошедшего нападения. "Внутренне она всегда была сильной, возможно, даже более сильной, чем я…"
"Кризис уже прошел", - успокоил он. "Но медицина, кажется, думает, будто я должен остаться здесь на некоторое время".
"Нужно согласиться с этим", - настаивала Падме. "К сердечному приступу не следует относиться легкомысленно".
"Наверно ты права", - согласился Вейдер.
"Тек говорила тебе, когда можно было бы начать твою операцию?" - поинтересовалась Падме, садясь на край кровати.
"Два месяца", - ответил муж, чувствуя ее усталость. "Возможно, даже скорее, если такие сюрпризы будут повторяться".
"Да пожалуй, лучше сделать это поскорее". Она посмотрела на свои руки, опущенные на колени, яркость его глаз обезоруживала ее. "Я не могла поблагодарить тебя раньше", - произнесла она тихо. "Если бы ты не появился вовремя…" - паника перехватила ее горло, пережитая недавно опасность, почти парализовала женщину.
Вейдер почувствовал ее вырывающиеся из под контроля эмоции. Он потянулся и взял жену за руку. "Не никакой потребности благодарить меня", - сказал он. "Это - моя обязанность защищать тебя, Падме. Ты - моя жена. Мне лишь жаль, что я не наладил проклятый репликатор самостоятельно. Тебе не пришлось бы…"
"Не надо", - прервала она, кладя палец на его губы. "Не обвиняй себя в этом. Было глупо искать ремонтника, блуждая как я. Но ты ведь знаешь меня", - сказала она, виновато улыбаясь. "Мне все нравится делать по-своему".
"Ну, это наше общее качество", - утешил он жену.
Падме кивнула. "Да, я думаю также", - сказала она. "Я должна позволить близнецам войти", - сообщила она, внезапно вставая. "Они ведь тоже хотят проведать тебя".
Вейдер кивнул. "Обещай мне кое-что", - сказал он, удерживая ее руку.
"Что же?"
"То, что ты позволишь мне и впредь защищать тебя", - сказал он, пристально вглядываясь в нее. "Всегда".
Глаза Падме покрылись слезами, которые она безуспешно попыталась сморгнуть. "Я обещаю тебе", - сказала она.
Не вполне веря ее обещанию, он отпустил ее руку и не отрывал от нее взгляда, пока она не покинула комнату.
***
Люк и Лея волновались, ожидая, что скажет об отце их мать.
"Он уже хочет встать", - сказала она им. "Так что, мне кажется, что он чувствует себя неплохо".
"Хорошо бы", - сказал Люк. "Иди первой, Лея. Я подожду здесь".
Лея не стала спорить, и сразу направилась к отцу.
"Г-жа Скайвокер, я хотела бы поговорить с тобой, если ты не против", - обратилась доктор Тек. "Но не раньше, чем ты присядешь".
Падме охотно подчинилась, чувствуя себя больной и уставшей. Сын помог ей сесть на кровать, и она с интересом посмотрела на доктора.
"Это о Лорде Вейдере", - начала доктор Тек. "У него был сердечный приступ, который технически не мог произойти".
Падме нахмурилась. "Почему нет? Ты говорила, что у него увеличенное сердце".
"Это так", - продолжила Тек. "Но устройство, которое он носит на груди, регулирует его сердцебиение, так же как и дыхание. Оно должно было предотвратить подобный приступ".
"Но почему это случилось?" – насторожился Люк. "Сердечный приступ происходит у него не первый раз".
"Не первый", - согласилась Тек. "И у меня есть предположение". Она пересекла комнату, обдумывая свою идею. "Мы знаем, что Император хотел скрыть от Лорда Вейдера правду, относительно возможности лечения его ран", - начала она, "Я теперь также подозреваю, что при его лечении, после несчастного случая был использован нестандартный аппарат жизнеобеспечения".
Люк нахмурился. "Ты считаешь, что Император сделал это нарочно?" - спросил он. "Зачем? Для чего делать моего отца слабее, чем он мог быть?"
"Я не знаю, Люк", - ответила Тек. "Мне это неизвестно". Она посмотрела на Падме. "Возможно, у тебя будет предположение, зачем Императору делать это".
"Предположение у меня есть ", - подтвердила Падме. "Но только предположение".
"Скажи нам", - попросил ее Люк.
Падме вздохнула и провела ладонью вдоль другой своей руки, жест, который Люк считал признаком сильного волнения. "Я думаю, что Палпатин хочет удержать Анакина, то есть, Вейдера, подвластным ему. Чтобы сделать это, он должен гарантировать, что Вейдер будет слабее, чем он. Когда Вейдер восстановит свои поврежденные органы, он станет сильнее Палпатина, гораздо сильнее. Анакин был самым мощным джедаем в свое время. Палпатин помнит это. Он чувствует, что если Вейдер вернет свое прежнее состояние, по крайней мере, физически, то он сможет бросить вызов Императору и победить".
"Таким образом, Палпатин гарантировал, что у папы никогда не появится возможность восстановить потерянные силы", - завершил Люк цепочку рассуждений матери. "Именно поэтому, он запретил тебе сообщать моему отцу, что ему можно помочь", - добавил он, глядя на доктора Тек.
Врач кивнула. "Это имеет смысл", - согласилась она и нахмурилась, понимая, что нанесла удар в сердцевину важного императорского плана. "Я сознаю, что совершаю государственную измену, говоря это", - тихо сообщила она, "но Император - монстр, злодей худшего сорта".
Падме почувствовала импульс ненависти, едва подумав о мужчине, которого когда-то называла другом. "Палпатин использовал Анакина всю его жизнь", - сказала она. "Он использовал его боязнь потерять меня. Чтобы подчинить его, Палпатин постоянно кормил его ложью". Она замолчала, пытаясь справиться с эмоциями. "Если ты сможешь помочь моему мужу, доктор Тек, то ты приведешь в движение серию событий, которые способны свалить Императора".
Глаза Тек расширились от такого заявления. "О чем ты говоришь, миледи?"
"Я говорю, что, если ты сможешь восстановить Вейдера физически, то он, в конечном счете, снова станет Анакином", - пояснила Падме. "А если вернется Анакин Скайвокер…"
"Император не получит ни шанса", - закончил Люк, улыбаясь во все лицо.
Падме кивнула.
"В таком случае", - сделала свой вывод Тек, "мы должны предпринять все возможное, чтобы восстановить Лорда. Люк, легочные клетки, возможно, понадобятся нам скорее чем я ожидала. Особенно, учитывая нестабильное состояние сердца твоего отца".
"Я всегда готов, когда тебе потребуется", - подтвердил Люк свое обещание. "Только скажи мне, когда это будет нужно".
Тек кивнула. Идеи, брошенные Падме в голову доктора, проросли и собирались расцвести. "Очень скоро, Люк. Очень скоро, на самом деле".


--------------------
Я люблю демократию! (Кос Палпатин)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
D'Setta
сообщение 24 Март 2011, 06:12
Сообщение #43





Группа: Заглянувший
Сообщений: 18
Регистрация: 7 Декабрь 2009
Из: Камчатка
Пользователь №: 8524
Раса: Ранат



Тихое семейное щасте - это точное определение. Вейдеру - семью (и обязательное раскаяние и куда-то там возвращение wacko.gif ), джедаям - Орден, демократию ака высшее благо и Мон ака канцлер - Галактике, Хэну - Лейку))). И только Императора автор не любит... не жалеет... представляю, как каялся б Палпатин. Еще б серий на стопятьдесят хватило.
Но в целом да. Позитивненько.
Правда, Император тут какой-то... умственно ущербный.


--------------------
Ранаты могут завоевать Галактику. Им просто лень...
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Jo Dietrich
сообщение 24 Март 2011, 13:12
Сообщение #44



Иконка группы

Группа: Обитатель
Сообщений: 499
Регистрация: 31 Октябрь 2009
Из: Подмосковья
Пользователь №: 8462
Раса: Человек



Ну как же Хэну без Лейки? Это - Святое, почти как Демократия.
Надо будет перевести "Династию". На редкость приятный фик: Мотме - публичную казнь; Лейку - тихо удавили; Вейдер и сынуля - наследники Императора; Люк - настоящий принц, без идиотских сантиментов режет ребелей; ну и в финале - безоблачные перспективы для основанного Палычем тысячелетнего Рейха.
Я бы с нее и начал, но не хотел гарантированно портить хорошую вещь.


--------------------
Я люблю демократию! (Кос Палпатин)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Nefer-Ra
сообщение 24 Март 2011, 14:37
Сообщение #45



Иконка группы

Группа: Постоялец
Сообщений: 522
Регистрация: 3 Январь 2010
Пользователь №: 8557



"Династию"? кто автор, где дают?


--------------------
Линкор, просто линкор
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Поделиться темой: Поделиться ссылкой через ВКонтакте Поделиться ссылкой через Facebook
5 страниц V  < 1 2 3 4 5 >
Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 11 Дек 2019, 06:56

Рекламные ссылки: Дневники беременности на Babyblog.ru//Бэбиблог - соц сеть для будущих мам //