Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

7 страниц V  < 1 2 3 4 5 > »   
Ответить в данную темуНачать новую тему
> "Его сын"., Попаданец в Люка Скайуокера.
Nefer-Ra
сообщение 13 Июнь 2015, 22:40
Сообщение #31



Иконка группы

Группа: Постоялец
Сообщений: 522
Регистрация: 3 Январь 2010
Пользователь №: 8557



Надеюсь, Трауна хоть не сильно помнут в этой заварушке...


--------------------
Линкор, просто линкор
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
darketo31
сообщение 12 Июль 2015, 09:31
Сообщение #32



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 101
Регистрация: 2 Декабрь 2014
Из: Одесса
Пользователь №: 9519



Глава 16. И Ад следовал за ним.

Не успело утихнуть эхо от вопля Люка, как мальчик резко дернул руками, словно стряхивая брызги воды на стоящих впереди наемников и побледневшего второго падавана, с ужасом вперившего взгляд в неподвижное тело товарища, валяющееся на полу. Волна Силы отбросила дернувшихся было наемников, после чего Траун с офицерами выхватили оружие. Наемники залегли, чтобы не подставляться, один замешкался и сейчас булькал и хрипел - чисс оказался очень метким стрелком. Люк сосредоточился, сжимая кулаки - надо было любой ценой убить второго одаренного - самый опасный и непредсказуемый элемент данной головоломки.

Неожиданно Силу пронзило ощущение смерти - умер парень, который гонялся за Люком на Явине. Раздавленное сердце - не шутки, хотя будь он немного более знающим и сильным, то вполне мог бы дожить до оказания необходимой помощи.

Траун, затащивший мальчишку за какую-то гигантскую деталь, стоящую на небольшом постаменте - видимо экспозиция, так как зал, в котором все происходило, напоминал выставку, - отметил, что улыбка ребенка на мгновение стала просто зверской: он напрягся, оскалясь и неотрывно глядя на отбивающего выстрелы сейбером джедая, после чего резко хлопнул в ладоши. Падаван вскрикнул, дернув головой и хватаясь руками за уши, из которых потекли тонкие струйки крови, его взгляд на мгновение поплыл, и этого хватило.

Мальчик резко сжал правую руку, протягивая ее к зашатавшемуся парню крайне характерным движением... Чисс как-то видел, как Вейдер казнил проштрафившегося подчиненного, так что ассоциации возникли сами собой. Судя по неожиданно наступившей за их спинами гробовой тишине, офицеры резко вспомнили то же самое.

Джедай рухнул, корчась от боли, но тем не менее пытаясь сопротивляться. Люк прикрыл глаза, зарычав от напряжения и подступающего бешенства, белки глаз покрылись тонкой алой сеточкой. Он дернул рукой, еще раз, еще... и падаван обмяк, а по нервам Люка снова стегнуло непередаваемым ощущением смерти Одаренного.

Он протянул руки, и сейберы падаванов прилетели прямо ему в ладони.

- Пора стеночку делать... - лихорадочно блестя глазами, пробормотал Люк, торопливо пряча мечи в рюкзак. - Трофейную, - пояснил он в ответ на полный любопытства взгляд алых глаз. - Как у папы...

Траун быстро осмотрелся, недовольно нахмурившись. Насколько было понятно, наемники просто чего-то или, что было более вероятным, кого-то ждали, изредка огрызаясь ответными выстрелами. Чиновники, спрятавшиеся за соседним постаментом, на котором стояло что-то вроде гигантской шестерни, бешено оглядывались в поисках спасения, один нервно шипел в коммуникатор, тыкая пальцем в кнопки и умудряясь орать шепотом. На его лице расползалось отчаяние.

- Чего они ждут? - прошептал один из офицеров. Траун проверил свой коммуникатор и нахмурился - связи не было. Люк фыркнул.

- Джедаев. Магистры будут...

- Магистры?!

- Магистры будут здесь минут через пять, - Люк замер, прислушиваясь к своим ощущениям. - Поэтому...

Трауну достаточно было намека. Он сосредоточился, вспоминая необходимую информацию, после чего принялся действовать.

Первым делом надо было пробраться в следующий зал. Там, как вспомнил чисс, стоял какой-то очередной экспериментальный шаттл. Учитывая, что все модели делались действующими, шансы удрать повышались в геометрической прогрессии. А в данной ситуации это был единственный выход: чисс как-то видел атаку мастера-джедая, бросившегося на превосходящие силы противника. Результат был просто ужасающим, от этих самых превосходящих сил никого не осталось. А здесь - магистры.

Кроме того, Траун уже видел, что их может спасти. Но для этого ему понадобится помощь.

Раздав указания, чисс повернулся к Люку и в несколько предложений объяснил свою задумку. Мальчик кивнул, помассировал пальцами виски и сосредоточился.

- Раз... Два... Три!

Направленная волна Силы взметнула с постаментов тучу мелких деталей, обрушив их на наемников. Траун тут же подхватил как-то нехорошо побледневшего Люка на руки и метнулся вместе с офицерами в соседний зал, от которого их отделяли пять метров. Люк, все больше бледнея, продолжал метать Силой все, что отрывалось или, хотя бы, катилось, не давая возможности врагам атаковать.

Они успели.

Влетели сквозь гигантский проем, и Люк, практически теряя сознание от усилий, дернул руками вниз, ударяя направленным Силовым толчком в спрятанные в полу датчики, реагирующие на колебания и давление. Коротко взвыла сирена, и ангар, в котором действительно стоял шаттл немного необычной конструкции, наполнился гудением, очень сильно напоминающим гудение активированного сейбера - по периметру помещения с потолка рухнули энергетические завесы.

Вовремя. В только что покинутый беглецами ангар влетели две живые молнии. Магистры.

Траун осторожно опустил тяжело дышащего ребенка на пол, заботливо поддерживая за плечи - мальчика ощутимо шатало, да и внешний вид оставлял желать лучшего. Лицо побелело, под глазами появились темные круги, белки глаз налились кровью. Люк слабо улыбнулся и тихо поблагодарил чисса за помощь - стоять самому было немного затруднительно.

После чего бросил взгляд на внимательно осматривающегося Кеноби и вежливо кивнул.

- Приветствую вас, магистр Ордена джедаев Оби-Ван Кеноби. Приветствую, магистр Шаак Ти.

Подошедшая к проему тогрута просканировала живописную группу взглядом, обратив попутно внимание на всполохи, пробегающие по красной энергетической завесе, и приветственно кивнула. Подошедший Кеноби поправил на плечах капюшон.

- Здравствуй, Люк.

- Привет, Бен, - хмыкнул Люк, отряхивая рукав. - Что привело тебя сюда? Неужели соскучился?

- Люк... - джедай вздохнул, еще раз осмотрел завесы и поморщился - в памяти всплыло воспоминание о бое с ситхом. Он тогда победил, но далась эта победа дорогой ценой. - Ты...

- На Светлую сторону переходить не буду, - перебил его ребенок, вытирая потекшую из носа тонкую струйку крови платком, извлеченным из нагрудного кармана. - У вас печенек нет.

- Прости? - изумленно поднял брови джедай.

- Не прощу, - буркнул в платок Люк. - Не люблю лжецов.

- Я тебе не врал, - покачал головой Кеноби с оскорбленным видом. Люк фыркнул, складывая окровавленный платок и пряча его назад в карман.

- Но и правду ты мне не сказал... Знаешь, Бен, если бы я хотел охарактеризовать тебя, то дал бы тебе прозвище "Правдивый ложью"... В этом - весь ты.

Кеноби моргнул, внимательно рассматривая стоящего перед ним ребенка. От малыша разило Тьмой. Не так сильно, как от Вейдера, джедай чувствовал и присутствующий все еще Свет, но ведь это только начало. Тьма... она, как зыбучие пески. Выбраться практически невозможно.

- Кого ты встретил на Явине? - неожиданно спросил Кеноби, наблюдая, как офицеры инспектируют шаттл, проверяя, можно ли на нем удрать из этого дурдома. Чисс, все также придерживающий Люка, запоминал все происходящее, не упуская ничего. Ни неожиданно убравшихся из зала наемников, ни отползающих в сторону чиновников, ни странного выражения лица тогруты, наблюдающей за разговором.

- Своего Учителя, - осклабился Люк, откидывая грязной пятерней волосы со лба.

- И кто он?

- Вы его не знаете, - хихикнул мальчик. - Скажу только, что он застал еще Владыку Ревана.

- Ситх...

- Он самый, - кивнул мальчик. Кеноби помолчал, пряча руки в широкие рукава мантии.

- Дитя... ты не осознаешь опасности. Темная сторона, она...

- Она меня совершенно устраивает, - равнодушно отмахнулся Люк. - Впрочем, что мы все обо мне да обо мне? Давай поговорим о... моей матери. Зачем ты ее подставил и убил, а? Что скажешь, джедай?

- Я ее не убивал! - гневно вскинулся Кеноби, на что Люк только фыркнул.

- Да? Умереть в присутствии Одаренного, с багажом таких знаний и умений... - глаза Люка посветлели, став прозрачно-голубого цвета. - Ты мог ее спасти. Но не захотел.

- Мне жаль, - вздохнул мужчина, слегка наклоняя голову. Люк дернул рукой.

- Нет, Кеноби. Тебе не жаль. Вам такой исход был на руку... Впрочем, ладно. Я понимаю, тема не очень, поэтому... - губы мальчика дернулись в странной усмешке, - давай сменим ее! И поговорим о чем-то более... приятном. Например... о моем отце. Скажи, Бен, почему ты не убил моего отца? А? Или... - мальчик снова достал платок, прикладывая его к носу, - его тебе тоже было... жаль?

Кеноби замер, сверля взглядом пошатывающегося Люка, вытирающего опять полившуюся из носа кровь платком. Шаак Ти, стоявшая рядом, как-то странно вздрогнула и самую малость спала с лица, отводя взгляд. В помещении стояла тишина, нарушаемая только гудением завес, запечатывающих зал. Отслеживающий обстановку чисс отметил, что наемники и чиновники исчезли, словно их и не было, откуда-то издалека послышался рев сирены, тут же смолкший. Офицеры исчезли в шаттле, но коммандер не сомневался, что они сейчас просто прилипли к мониторам, жадно наблюдая за разворачивающимся представлением.

- Молчишь? Молчишь... Или это была не жалость? Ты решил его как следует помучить, знаешь, как ранкора, которого бьют разрядниками, чтобы злее был и беспощаднее? Тогда - поздравляю. У тебя получилось...

Кеноби прикрыл глаза, Траун отметил, что на его лице мелькнуло что-то странное, губы джедая дернулись, но он взял себя в руки и вновь уставился на Люка напряженным взглядом. Траун прищурился, не понимая, что происходит, но вот в том, что за этим разговором что-то стояло, он был уверен.

Чисс был наслышан о Кеноби, знал о его репутации - боевой генерал, причем, в отличие от множества других джедаев - довольно успешный, признанный дипломат, великолепный боец... Продолжать можно долго. Однако то, что сейчас происходило - не вязалось с этими сведениями. Кеноби не оправдывался, вообще практически не отвечал, только смотрел... или не только смотрел? Чего ждал магистр?

Настораживало и другое. Люк стал дрожать, чисс придерживал шатающегося мальчика за плечи, поэтому отлично ощущал как сотрясается его тело. Быстрый взгляд, брошенный на руку Люка, держащую платок у носа, подтвердил ощущения чисса - она подрагивала. Еще напрягала стоящая неподвижно тогрута, словно тоже или что-то делающая, или чего-то ожидающая. Неожиданно плечи мальчика дернулись, раз, другой...

- Кеноби, Кеноби... как не стыдно, - укоризненно покачал головой Люк, пряча насквозь мокрый платок в карман и вытирая все стремительнее текущую кровь рукавом. - Решил из меня Ревана сделать? Как это... по-джедайски! Сразу видно адепта Света. С удовольствием тебя разочарую - на этот счет приняты меры.

Мальчик промокнул кровь рукавом и оскалился, поймав взгляд Шаак Ти. Тогрута вздрогнула - глаза ребенка стремительно наливались янтарным сиянием, белки глаз стали практически алыми.

- Я скажу это только один раз, магистр Ти. Не стойте у меня на пути, ибо я реагирую на все адекватно. Пока что я против вас лично ничего не имею... но это пока что. Прощайте, магистр, передавайте привет Йоде. Скажите Гранд-магистру, что я очень хочу повесить его голову на свою стену трофеев. Зря он решил, что убийство моей матери и мое похищение, заранее спланированные, сойдут ему с рук... - тогрута было раскрыла рот, но осеклась под бешеным взглядом жуткого существа, притворяющегося маленьким ребенком. Золотые глаза пылали чистой ненавистью, ощутимой физически, магистр практически видела окутывающие хрупкое тело темные потоки.

Кеноби прикрыл глаза, сосредоточился и топнул ногой. Зал вздрогнул, по полу зазмеилась трещина. Завесы загудели еще сильнее.

- Да, магистр. Ибо на Полис-Масса великий Йода прилетел заранее... Уходим!

Чисс подхватил уже практически не имеющего сил стоять Люка на руки, отступил и метнулся к трапу шаттла. Трап поднялся, сидящий на месте пилота лейтенант в панике обернулся к коммандеру.

- Топлива нет!

- Огонь из всех орудий. В пол.

Кеноби открыл глаза - радужки засияли белым светом. Он снова топнул ногой, и завеса затрещала, но устояла. Лейтенант ткнул пальцем в кнопку... и джедай исчез, так же, как и тогрута. Выстрелы ударили в пол рядом с завесой, зал встряхнуло, трещины расширялись на глазах.

- Огонь.

- Энергии хватит только на один залп!

- Огонь.

Пол разлетелся на куски... и шаттл провалился в стремительно расширяющуюся дыру.

***

Им повезло. Так, как просто не могло повезти. Когда шаттл провалился сквозь пол в какие-то то-ли подсобные помещения, то-ли испытательные полигоны там как-раз готовились что-то проверить на прочность взрывом. Рухнувший прямо на объект опыта шаттл получил нехилый заряд бодрости в корму и полетел в следующую дыру аки птица вольная... провожаемый изумленными взглядами техников, укрывшихся в хорошо защищенном блоке рядом с испытательным залом, вывалившись прямо в открытый космос вместе с частями оборудования. Хорошо хоть дыру тут же затянули энергетические завесы, щиты и дополнительные перекрытия.

Офицеры только переглянулись, причем, молча. Слов у них просто не было. Лейтенант посмотрел на оживший комлинк, и связавшись с "Местью", отдал приказы. Теперь осталось только подождать, пока их затянут на корабль. Возле Трауна завозился Люк и все взгляды скрестились на нем.

Выглядел ребенок жутко. Грязный, покрытый кровавыми разводами. Волосы слиплись, торча в разные стороны, лицо побелело, щеки ввалились, так же, как и резко потемневшие глазницы. Больше всего поражали глаза - ярко-желтые, просто пылающие, окруженные алыми белками.

Люк сидел неестественно ровно, смотря куда-то в одну точку, прижимая к себе рюкзачок трясущимися руками. Он медленно, словно отсчитывая время, дышал, изредка моргая. Траун крайне осторожно протянул руку, решив привести ребенка в чувство, но его остановил тихий голос, просто вибрирующий от напряжения.

- Не стоит. Меня не трогать, ближе метра не подходить, не кричать.

Лейтенант раскрыл рот, чтобы что-то сказать и замер под жутким взглядом желто-алых глаз.

- Считайте, что вы в клетке с ранкором.

Руки ребенка затряслись еще сильнее, из носа снова потекла тонкая струйка крови. Траун достал платок и медленно протянул его Люку. Мальчик резко дернул головой, и прижал ткань к лицу. Шаттл дернулся, втягиваемый лучом в недра "Мести" и офицеры облегченно вздохнули.

***

Как он дошел до каюты, Люк так потом толком и не смог вспомнить. Он вообще не понимал, каким чудом ему удалось доползти до заветной двери: голова кружилась, в ушах гудело, перед глазами все плавало. Он не слышал, говорили ли ему что-то или нет, тело шло на автопилоте, без участия сознания, которое просто разваливалось на куски.

Насколько он смог понять, Кеноби пытался воздействовать на него Силой, чтобы снизить критичность мышления и заставить банально прийти к нему, банальное внушение, вот только реакция получилась совсем не та, какую ожидал джедай. И благодарить за это стоило "падение", как ни странно.

Акаади очень серьезно относился к своим обязанностям Учителя. Люк был для него настоящим подарком Силы, свалившимся ему в руки по непонятной для ситха прихоти Великой, а за такие дары обычно расплачиваются по полной программе. Забрак это отлично понимал и делал все, чтобы Люк превзошел не только его, но и легендарных Владык древности. И одним из проявлений его заботы стала разработка ментальной защиты.

Призраку крайне не нравилось, что в голове ученика можно, при желании, спокойно лазить, как у себя дома. Да, понять увиденное было невероятно тяжело, да рассмотреть можно было не все, но это было неважно. Сам факт такой открытости призрака невероятно расстраивал. Особенно его расстраивало, что одним из таких любопытствующих является Император. Хитрому Акаади не хотелось, чтобы какой-то бейновский выкормыш рассмотрел передаваемые Люку секреты, так что, было принято волевое решение навесить на разум мальчика замок. И вот тут-то и возникли трудности.

Насколько Акаади смог разобраться, у Люка и до "падения" были проблемы с психикой, просто проявлялись они тихо и без спецэффектов, а вот после все стало гораздо хуже. Раздробленная на части личность ребенка вновь была склеена, так сказать, однако о цельности теперь речи не шло. Каждый менталист видит разум подопытного по своему, подбирая самые подходящие и удобные для себя аналогии. Архивы и записи в датападе, рисунки и конструкции... вариантов много. Забрак воспринимал разум ученика как причудливую трехмерную головоломку, чьи части, зависшие в воздухе, соединяли проросшие насквозь нити. Вроде бы, на первый взгляд данная конструкция выглядела неплохо... Но только на первый.

Некоторых деталей не хватало, другие выглядели чужеродными, да сложена головоломка-разум была с полным игнорированием физических законов. Кроме того, эти нити... и, словно этого мало, центром вселенной ученика стал Вейдер.

Исправить положение было невероятно тяжело, но забрак нашел решение проблемы. Вообще, защита разума была трех видов: активная, пассивная, и комбинированная. При активной адепт постоянно проводил самопроверку разума, а также транслировал вовне агрессивные мысли, отпугивая любителей покопаться в чужих тайнах. При пассивной держали прочные щиты какого-либо вида, при комбинированной - делали и то, и другое попеременно.

Люку не подходил ни один способ, но Акаади справился. Он разработал четвертый - предложил ученику просто пропускать чужие поисковые щупы сквозь себя, как воду сквозь сито. Таким образом можно было избежать чужого внимания и даже противодействовать попыткам воздействия Силой. И короткое противостояние с Кеноби доказало всю эффективность данного способа.

***

Трауна, спешно сопроводившего практически невменяемого Люка в каюту, встретили на мостике бледные лица. Как выяснилось, с "Местью" уже шесть раз связывался Главнокомандующий, с каждым неудачным сеансом связи приходящий во все более мрачное расположение духа. Чисс не успел дойти, как затрясшийся связист доложил о новом вызове.

- Соедините.

Траун расправил плечи, стряхнул с рукава пыль (он даже не успел переодеться и вообще привести себя в порядок) и поклонился появившейся голограмме ситха.

- Коммандер Траун! - прогрохотал Вейдер. - Доложите обстановку!

- Лорд Вейдер! Было успешно отражено нападение и пресечена попытка похищения господина Люцифера, который в настоящее время отдыхает в своей каюте.

Вейдер замер. На мостике воцарилась мертвая тишина, все застыли, опасаясь шевельнуться и привлечь внимание ситха. Главком молчал, видимо переваривая новости и явно пытаясь взять себя в руки. Наконец, ситх вычленил из слов чисса главное.

- Успешно отражена. Подробности!

- Во время пребывания в доках Куата, группой наемников под предводительством двух одаренных, опознанных как джедаи, было совершено нападение. Отразив атаку, господин Люцифер убил джедаев, после чего пришлось совершить тактическое отступление перед превосходящими силами противника.

- Это перед кем? - Вейдер сложил руки на груди. Чисс продолжил доклад.

- Магистр Ордена джедаев Оби-Ван Кеноби и магистр Шаак Ти.

Лорд снова застыл, Траун просто физически ощущал направленный на него полный бешеной ярости взгляд.

- Кеноби... Дальше.

- Пока господин Люцифер отвлекал противника, нами был захвачен экспериментальный образец шаттла. Магистр Кеноби сумел повредить пол, что дало возможность отступить без потерь.

- Гхм!

Вейдер слегка наклонил голову к плечу, что-то обдумывая и постепенно остывая.

- Что с моим сыном? Почему он не отвечает на вызовы?

Траун краем глаза отметил, что присутствующий при разговоре персонал, офицеры и пара связистов просто позеленели, осознав прошедшую мимо них опасность. На лицах людей был написан шок, невероятный по своей силе, постепенно перешедший в ужас, резко сменившийся облегчением, и снова ужас. Беда прошла стороной... непоправимое не случилось... но она все еще рядом.

- В настоящее время господин Люцифер отдыхает после боя.

- Хорошо, - Вейдер слегка пошевелился и снова замер. - А теперь еще раз и поподробнее.

***

Ситх как раз медитировал, когда его просто подбросило в кресле от пронесшейся по связи с сыном волны ярости, а затем - какого-то злобного удовлетворения. Вздрогнув, Вейдер сосредоточился, пытаясь понять, что происходит. До него доносилось эхо от испытываемых Люком гнева и злобной радости, постепенно переросших в невероятное по своей силе бешенство, сменившихся приступом боли и дикой усталости.

Попытки хоть как-то связаться с сыном по ментальной связи, понять, что происходит, ничего не дали. Дикое напряжение и, одновременно, усталость, вот и все, что чувствовал Люк. Комлинк не отвечал, впрочем, это было понятно - если корабль в гипере, никакой связи не будет. Однако, стоило проверить.

Вылетевший из кабинета Лорд промчался на мостик, приказав связаться с "Местью", что связисты с легкостью обеспечили. И вот это уже вызывало вопросы. Когда наконец ситх увидел голограмму Трауна, он уже дошел до точки кипения, готовясь растерзать всех, кто подвернется под руку, но первая же фраза коммандера сбила бешеный настрой. Ушлый чисс сразу же дал понять, что Люк жив и здоров, опасность миновала, и он в безопасности. Выдохнув, мужчина прикрыл глаза, вдыхая и выдыхая, беря себя в руки и успокаивая вздыбленные нервы. Но следующая фраза снова заставила его заскрежетать зубами.

Кеноби. И, словно этого мало, Шаак Ти.

Рассказ чисса, дословно передавшего весь разговор (присутствующие при этом связисты и обслуживающий персонал с обеих сторон даже не шевелились, опасаясь пропустить хоть слово) внес немного ясности, заставив сжать кулаки.

Реван. Теперь ситху сразу же стали ясны действия джедаев. Не просто похитить или, на худой конец, убить Люка, но полностью переделать его, как личность. Реван был почти трупом, когда попал к джедаям - Малак очень хотел избавиться от соперника. Что с того, что его разум был разрушен? Джедаи ведь не восстановили его старую личность - и не важно, по каким причинам. Важно то, что созданная ими новая личность была другой и, даже когда некоторые воспоминания стали возвращаться... полностью они так и не вернулись, он стал другим. Кто-то с некоторыми воспоминаниями Ревана. Это уже был не он, не джедай, ставший ситхом осознанно. Другой.

По мнению Вейдера, убить было милосерднее.

И это они хотели сделать с ребенком?

Вернуть его к Свету вот таким способом? Люк слишком себе на уме, он не поддастся чужим уговорам, на него не подействует постоянное чтение моралей об опасности Темной стороны. Ведь иначе - никак. Предложить беглецам ребенку, у которого есть все - нечего. У них нет ни власти, ни влияния, ни возможностей... ничего, что ценит его сын.

Сердце бешено заколотилось в груди, заставив побледнеть под маской. В груди толкнулась Тьма, привычно растекаясь по венам жидким огнем. Выдохнув, ситх замер, сосредотачиваясь и беря себя в руки. У них не получилось. Сын в безопасности! Повторив это про себя несколько раз, Вейдер смог успокоиться достаточно для того, чтобы продолжить разговор.

***
Люк стоял посреди каюты, покачиваясь и глядя в никуда. Голова разваливалась на части, казалось, что она, как воздушный шарик, болтается где-то там, привязанная к телу ненадежной тонкой ниточкой, и сейчас оторвется и просто улетит. Послонявшись бесцельно по каюте, Люк содрал с себя одежду и полез в освежитель, где едва не упал - ноги практически не держали. Мыслей в голове не было, разум завис от перегрузки. Проковыляв к шкафу, открыл его и долго смотрел на вещи, висящие на вешалках, после чего достал пижаму и полез на кровать. Тишина действовала умиротворяюще, так что, когда дверь тихо отворилась, и в каюту вошел Траун, он увидел спящего в обнимку с коробочкой леденцов Люка.

Чисс постоял, рассматривая эту идиллическую картину, отмечая торчащий из-под подушки сейбер, стоящую на столе маленькую пирамидку, выглядывающие из рюкзачка трофеи, после чего развернулся и вышел, не увидев, как на мгновение открылись принявшие свой естественный цвет глаза ребенка, а рука малыша дернулась к сейберу.

***
Бейл ровным шагом вошел в покои супруги, сжимая в подрагивающей руке инфочип. Бреха, которой служанка заплетала волосы в сложную косу, только вопросительно подняла бровь.

- Нас ожидает визит Императора.

Изящная рука женщины сжалась, ломая ажурную заколку. Подняв палец, она прикрыла глаза, дожидаясь, когда служанка закончит работу и выйдет, и только после этого повернулась к супругу.

- Основание?

- Его Императорское величество желает обсудить некоторые вопросы, связанные с Сенатом, а также намеревается осуществить закупки вин и предметов роскоши. Плановая поездка, потом он летит на Набу.

Бреха фыркнула.

- Как же! Скорее всего, решил изобразить доброго правителя и привлечь нас на свою сторону.

- Что будем делать? - Бейл присел рядом с женой, вертя в пальцах инфочип. - С сама знаешь кем?

- План "Алеф". Все уже давно отработано.

Бейл задумчиво посмотрел в сторону окна, обвел взглядом покрытые расписанными вручную шелковыми обоями стены...

- Да, так будет лучше всего. Начинаем сегодня.

- Правильно. Ей понадобится время для отработки деталей... Думаешь, пройдет?

- Помнишь, что сказал Кеноби? Она для них теперь никто.

- Это радует... - в темных глазах Брехи мелькнуло что-то злобно-удовлетворенное.

***

Люк проснулся как раз к завтраку. Чувствовал себя он просто превосходно. Головная боль исчезла, словно ее и не было, мысли были четкими и ясными, а тело распирало от энергии. Хотелось двигаться, бегать, прыгать, крошить кого-то в капусту...

- Так... мне явно нужна тренировка!

Приведя себя в порядок, Люк оделся и потопал завтракать, не забыв прицепить к поясу шото. В столовой для высшего офицерского состава его появление встретили настороженным молчанием, пронизанным целым сонмом различных эмоций. И опаска, и настороженность, и интерес...

Траун окинул его цепким взглядом и приветственно кивнул.

- Доброе утро, Люцифер. Рад видеть вас в добром здравии.

- Доброе, - согласился Люк, присаживаясь. - Мы в гипере?

- Да, - сверкнул глазами чисс. - Лорд Вейдер передал, чтобы вы связались с ним, как только прилетим.

Люк кивнул, улыбнувшись, приступая к десерту. Сидящих вокруг офицеров просто распирало от любопытства. Мальчик хмыкнул и повернулся к Трауну.

- Спрашивайте, коммандер.

- Что именно? - прищурился чисс, азартно подаваясь вперед. Люк лукаво улыбнулся.

- А что хотите.

- Что значит - "сделать Ревана?"

Люк вздохнул и потянулся за травяным чаем.

- Что вы знаете о Реване?

- Джедай, ушел из Ордена, разгромил Республику, начал создание Империи. Неожиданно уничтожил то, что строил, - тут же ответил чисс.

- А почему он это сделал? - Люк попробовал чай и довольно прищурился. Траун пожал плечами.

- Дело в том, коммандер, что развалил он свое собственное - и крайне успешное - начинание, не по своей воле. Владыку Ревана смогли захватить джедаи, он в тот момент был крайне серьезно ранен и не смог нормально сопротивляться. Захватив, Совет решил, что убить блудного сына Ордена - слишком расточительно, и стер ему память, создав новую личность. Ломали его всем Советом, полным составом, вбив в него верность делу Света и подобающие джедаю идеалы и устремления...

Офицеры напряженно слушали неизвестные ранее подробности давней истории.

- Поэтому он и сделал то, что сделал. Вот так.

- Значит... - тут же провел параллели Траун.

- Значит, что Кеноби пытался сделать то же самое. Со мной. Не думаю, что магистры решили ограничиться чтением морали и лекциями о том, как опасна Темная сторона.

- А она опасна?

- Да, - жестко отрезал Люк, ставя на стол опустевшую чашку. - Впрочем, оставим это. Коммандер, на борту есть тренировочный зал или помещение, которое можно использовать таким образом? Мне необходимы физические занятия. Срочно.

Траун бросил на Люка взгляд, отмечая напружинившееся тело и ощущение подавляемого пока что напряжения.

- Есть. Я вам покажу, где он находится.

- Отлично! - расплылся в улыбке мальчик, вскакивая со стула. - Я достану дроидов.

***
Траун внимательно следил, как мальчик азартно гоняется по одному из почти пустых ангаров за мелкими летающими дроидами, сделанными в виде небольших, с кулак, шаров. Дроиды носились по помещению, ведя прицельный огонь по шустрому мальчику, тот успешно отбивал выстрелы небольшим сейбером, с каждой минутой приходя во все более прекрасное настроение.

Если в начале Люк двигался резко, напряженно, то уже минут через десять характер движений начал меняться. Они стали более плавными и изящными, постепенно начиная напоминать танец. На пол начали падать обломки дроидов, павших в неравной борьбе. Одни были сбиты отраженными сейбером выстрелами, других Люк подловил во время неудачных маневров, третьих банально достал в прыжке.

Оставшийся в гордом одиночестве шарик бешено закружил под потолком, выжидая момент, потом вдруг резко спикировал на ожидающего атаку ребенка... Люк подпрыгнул, взлетев больше чем на метр, плавное движение руки с сейбером - и на пол рядом с мягко приземлившимся мальчиком упал разрубленный на две части дроид. Люк погасил шото, одним движением подвесил его на пояс и повернулся к обдумывающему интересное зрелище, которому он стал свидетелем, Трауну.

- Благодарю, коммандер! Это было как раз то, чего мне не хватало!

- Рад, что сумел помочь, - церемонно склонил голову чисс. Люк посмотрел на усеивающий пол металлический мусор, и сосредоточился. Под заинтересованным взглядом коммандера обломки сползлись в кучу.

- Вот так гораздо лучше! - улыбнулся Люк, стрельнув глазами в сторону стоящего в углу шаттла, на котором они удрали с верфей.

- Коммандер...

- Слушаю.

- Скажите, коммандер... - Люк прищурился, осматривая шаттл, обдумывая пришедшую в голову идею, которая ему нравилась с каждым мгновением все больше и больше. - А вот этот шаттл... руководство верфей что-то говорило о нем?

Чисс обозрел предмет обсуждения и отрицательно покачал головой.

- Нет. Совершенно ничего не сказали.

- Дааа? Это хорошо... - ребенок задумчиво почесал нос, подходя к шаттлу и начиная рассматривать его со всех сторон.

- Значит, его можно записать во взятый в бою трофей... Хм! Какой простор для фантазии! Скажите, коммандер... вы будете претендовать на часть этого шаттла или на него целиком? Ведь захвачен он был группой, а не лично мною.

Чисс хмыкнул, с любопытством покосившись на ребенка.

- Нет. Я претендовать не буду, так же, как и команда...

- При условии?.. - улыбнулся Люк.

- При условии, что вы ответите еще на некоторые вопросы.

- Любые? - синие глаза холодно сверкнули.

- На ваше усмотрение, - дипломатично завершил торг чисс. Люк кивнул.

- По рукам!

***
Лея внимательно смотрела, как стоящая перед ней девочка делает разворот, тихо шурша длинной, до пят, накидкой.

- Великолепно, Мили! - невысокая пухлая женщина в строгом синем платье одобрительно похлопала, вызвав у девочки румянец на нежных щечках. - Умница! Ваше высочество?

Лея вздохнула, после чего повторила движения своей предшественницы, дождавшись одобрительного кивка.

- Отлично. А теперь - все разом!

Десять совершенно одинаково одетых девочек, похожих друг на друга, словно сестры - длинные, по пояс пушистые каштановые волосы, карие глаза, светлая кожа, одинаковый рост - прошлись перед воспитательницей, чинно придерживая кончиками пальцев подолы накидок.

- Браво! А теперь - следующее действие...

***
Палпатин устало откинулся на спинку кресла, массируя виски тонкими пальцами. Веки утомленно смежились, ситх постарался расслабиться, чтобы хоть немного отойти от разговора с Вейдером. Великая Сила! Ученик... сын... его утомил. Началось все с того, что Императора, занятого обсуждением результатов работы Инквизитория посетило весьма нехорошее ощущение надвигающихся неприятностей. В принципе - дело привычное, осталось определить, откуда эти самые неприятности будут исходить.

Однако, не успел Палпатин хоть как-то сосредоточиться, отвлекшись на мгновение от датападов и отчетов, как сработал сигнал, показывающий, что его вызывает по личному каналу голосвязи Вейдер. В принципе, ситх ожидал этого сигнала, ведь собственнический и отцовский инстинкты ученика, слившиеся в непонятно что, не могли так просто позволить отпустить Люка на Корускант. Мужчина ожидал претензий и возмущений, а получил бешеную ярость, от которой трескались стены и головную боль от негодования возмущенного Вейдера...

- Мастер! - застывший изваянием ученик дернул рукой, пытаясь сдержаться и не хамить - это было чревато, невзирая на статус и привилегии. - Я отказываюсь впредь отпускать своего сына куда-то без надежного сопровождения!

- Что произошло? - в противоположность Вейдеру, Палпатин олицетворял собой спокойствие. Вейдер помолчал, стискивая кулаки, после чего неожиданно притих, видимо сумев взять себя в руки.

- Люка пытались похитить. Кеноби!

- Кеноби, - уточнил изумленный ситх. Вейдер рубанул воздух рукой.

- Кеноби! И Шаак Ти!

- Тааак... - Палпатин сел поудобнее, подавшись вперед. - Рассказывай.

Рассказ ясности не внес, только запутал все еще больше. Что за странная попытка? И не одна? Диверсанты, наемники... джедаи.

- Так значит, он убил джедаев? - поднял бровь Палпатин, барабаня пальцами по подлокотнику. Вейдер гордо кивнул.

- Да. По словам Трауна - Силой.

Император уважительно поджал губы.

- Неплохо. В столь юном возрасте...

Вейдер молниеносно вернулся в бешеное состояние.

- Именно! Маленький беззащитный ребенок! Один! Против джедаев! Я с ним даже поговорить не смог, малыш совсем замученный был! Истощенный! А я...

- Тихо! - выставленная ладонь оборвала поток возмущений. - Через час корабль выйдет из гипера. Я позабочусь о том, чтобы ребенка встретили подобающе. Сразу после прилета он с тобой свяжется.

Вейдер слегка наклонил голову, раздумывая, после чего нехотя кивнул. Связь прервалась, и император развалился в кресле, пытаясь успокоить напряженные разговором нервы. Опять попытка похищения... Как только Люк появится, надо его будет как следует расспросить. И надо принять меры... не дело, что ребенок без охраны, мало ли желающих его обидеть.

- Капитана Райфа ко мне.

***

Корабль вынырнул из гипера и Люк улыбнулся - Корускант. Скоро он увидит Императора... Ребенок распахнул шкаф и уставился на висящие на плечиках одеяния, обдумывая, в чем стоит заявиться во дворец, пред светлые очи Палпатина. Выбор был богатым, но словно чего-то не хватало. Неожиданно взгляд зацепился за черно-золотое нечто, скромно притулившееся в самом углу.

- Действительно... - хихикнул ребенок, протягивая руку. - Почему бы и нет!

***
Проблемного гостя провожали чуть-ли не всем составом - Люку казалось, что если бы военные могли - они бы сейчас вываливались в иллюминаторы, радостно махая платочками. Что поделать, если он чувствует, как корабль затапливает облегчением. Да уж, Дамоклов меч в виде Вейдера никому не придется по вкусу.

Траун провожал его лично, с еще несколькими офицерами, пучившими глаза на его наряд. Сумку и все остальное погрузили на борт, но безоружным Люк не был. Нож на голени, в широком рукаве отлично поместился шото. Теперь Люку было понятно, почему у всех нарядов Палпатина такие широкие рукава - туда при желании что угодно засунуть можно.

Шаттл приземлился, опустил трап, и Люк, доброжелательно кивнув Трауну на прощание, сошел на платформу, изумленно оглядывая представшее его глазам зрелище. Такого он, если честно, не ожидал. Двойной ряд гвардейцев с пиками наперевес, но не Алых, которые охраняли лично Императора, а одетых в точно такие же наряды, но черного цвета.

Теневая гвардия, если он правильно запомнил название. Стоящий в одиночестве гвардеец, видимо главный, коротко поклонился.

- Приветствую вас на Корусканте, господин. Император ожидает.

- Благодарю, - светловолосая головка слегка наклонилась. - Не будем заставлять Его Величество ждать.

Офицеры, квадратными глазами наблюдавшие за происходящим, обалдело переглянулись. Сейчас ребенок, одетый во что-то непонятное, похожее на роскошную мантию черного цвета, обильно расшитую золотом, идущий между гвардейцами, напоминал маленькую копию Палпатина в окружении Алой гвардии. Траун проследил за выгрузкой багажа и слегка покивал своим мыслям. Встреча наводила на размышления, так же, как и некоторые полученные от Люка ответы на интересующие чисса вопросы. Просто сына Главкома так бы не встречали, невзирая на статус его отца.

Чисс прокрутил еще раз мысленно вид Люка в робе, поставил рядом гвардейцев... вспомнил выходы Палпатина в свет. Мелькнувшая в голове догадка заставила его слегка улыбнуться.

- Как интересно...

***

- И тогда мы провалились сквозь пол на шаттле, а там нас подобрала "Месть". Так что, у меня теперь есть шаттл. Свой личный.

- Великолепно... - сарказм в голосе императора можно было резать ножом. - Я смотрю, тебя без присмотра отпускать никуда нельзя. Совершенно.

Вейдер, внимательно слушающий по голосвязи эмоциональный рассказ сына, в красках повествующего о своих приключениях, горделиво приосанился. На лице ситха, не скрытом маской, расползлась злая улыбка.

- Так ты теперь с трофеями...

- А то! - задрал нос Люк. - Нечего меня обижать! И нечего на меня с оружием выскакивать! Я от этого пугаюсь!

- Угу, смертельно для пугателей, - пробурчал Палпатин, подперев голову рукой. - Куда шаттл дели?

- К папе во дворец, - пожал плечами мальчик, не желающий понимать предъявляемых ему претензий.

- Ладно... - Палпатин выпрямился, рассматривая свою с недавних пор самую большую проблему. - Итак, вот мое решение.

Вейдер с Люком одновременно уставились на императора подозрительными взглядами, ожидая... непонятно чего.

- С сегодняшнего дня тебя, Люк, будет сопровождать Теневая гвардия. Необходимые распоряжения и указы уже готовы.

- Обоснование? - пророкотал Вейдер, нахмурясь. Император тонко улыбнулся.

- Охрана Наследника.

Отец с сыном переглянулись.

- Пока что я не буду делать объявление... - светло-голубые глаза с кружащимися в их глубине золотыми искорками осмотрели изумленного Вейдера и насторожившегося Люка. - Пока что... однако, это не значит, что я не приму мер по обеспечению твоей безопасности... внук.

Люк вскинул голову, напряженно всматриваясь в лицо императора - благожелательное, с легкой поощряющей улыбкой на губах. Мальчик прищурился, обдумывая сказанное, и кивнул.

- Благодарю... дедушка.

Последнее прозвучало немного недоуменно, словно ребенок не знает, как воспринять сказанное. Вейдер тут же ревниво нахмурился. Император благосклонно прикрыл веки.

- Готовься, внук. Через неделю мы летим на Альдераан. Пора забрать твою сестру.

- Но... - подал голос Вейдер. Палпатин холодно сверкнул пожелтевшими на миг глазами.

- Не волнуйся, сын. Их сейчас пасут профессионалы.

***
Бейл и Бреха стояли на площадке, наблюдая, как на посадку заходит личный императорский челнок - полностью черный, украшенный только изображенным на борту гербом империи - солнцем в круге. Супругов потряхивало от волнения - и не только потому, что впервые Альдераан принимал такого высокопоставленного гостя.

Лея.

Маленькая девочка... Если о ее происхождении узнают - их ничто не спасет. Радовало, что Палач Императора отсутствовал - Бейл с ужасом представлял себе, что он может как-то почувствовать свою кровь, узнать, догадаться... последствия предугадать невозможно. Мужчина прекрасно знал, кто отец его приемной дочери. Энакин Скайуокер, джедай, ставший исчадием Тьмы. Йода не скрывал от него этот факт, совершенно, просто Бейлу было проще считать Лею сиротой. Энакин Скайуокер умер, тот, кто обычно стоит за левым плечом Императора - Дарт Вейдер. Ситх и чудовище.

Бейл никому не говорил об этом, даже Брехе, своей супруге. Не хотел подвергать ее опасности. Она знала о том, кто родители Леи, но считала, что они мертвы. И обоих супругов очень напрягало наличие у девочки пусть и подавленных блокираторами, но все же не исчезнувших способностей Одаренной. Хорошо хоть последний всплеск необычного был давно... очень давно. Лея уже и забыла, что когда-то подняла в воздух игрушку... это не могло не радовать.

Челнок мягко приземлился на опоры и замер. Трап плавно опустился. Солдаты Альдераанской гвардии выстроились двумя широкими рядами, изобразив торжественное построение. Из недр челнока начали выходить Алые гвардейцы, выстраиваясь почетным караулом, неожиданно вслед за одетыми в ярко-алые одежды стражами вышли гвардейцы, одетые в точно такую же форму, но совершенно черного цвета. Они выходили, занимая места между Алыми, такие же безмолвные, со световыми пиками в руках. Вышла последняя пара, заняла свои места, и все замерли.

На трап ступила нога в сапожке из чьей-то чешуйчатой шкуры, матово блеснувшей на свету, слегка зашуршали складки мантии - ярко красной, практически одного тона с одеждами гвардейцев, запутались в седых волосах солнечные лучи... Император замер, благожелательно улыбаясь и осматривая цепким взглядом окрестности.

Радушные улыбки правящей четы застыли, словно приклеенные... Рядом с императором стоял маленький светловолосый мальчик, с интересом рассматривающий все вокруг, одетый в том же стиле, что и Владыка Империи - длинная черная многослойная мантия, обильно украшенная вышивкой настоящими золотыми нитями.

Высокие гости с достоинством сошли по трапу и Бейл почувствовал, как холодеет его сердце - разодетый, словно маленький принц, ребенок взглянул на него невероятно яркими синими глазами. Такими, какие Бейл видел только у одного человека за всю свою жизнь.

Альдераанец недаром был столько лет у руля своей планеты. Он замер всего на секунду, после чего усилием воли взял себя в руки и шагнул навстречу Императору, склоняя голову. Рядом присела в реверансе Бреха, раскинув подол платья, словно хвост экзотической птицы.

- Приветствуем Вас на Альдераане, Ваше Императорское величество, - голос Брехи журчал, словно ручеек - ровно, чисто, без заминок и сбоев. Лица и тела сигнализировали только о самых лучших намерениях и испытываемых королевской четой чувствах.

Палпатин улыбнулся. Это выглядело так, словно солнце осияло своими лучами бренную землю. Люк мысленно завистливо вздохнул - ему до такого уровня владения мимикой и невербальными способами выражения чувств, мыслей и эмоций пахать и пахать... про харизму и говорить нечего. Мальчик всерьез подозревал, что от соответствующего ситуации оскала императора и крайт-дракона нежданчик прихватит.

- Благодарю... Ваше Величество... Ваше высочество... - холеная рука легла на плечо Люка. - Позвольте представить вам... Люцифера.

Альдераанцы снова поклонились, Люк отметил, что они явно не упустили ни заминку в его представлении, ни схожесть одежд... ничего. В груди шевельнулась злобная радость - пусть подергаются, особенно Бейл. Здоровяк явно догадался, кто перед ним, уж слишком ощутимым был ужас, на секунду повеявший от Бейла.

Гвардейцы выстроились в каре, и высокие гости с хозяевами направились во дворец. Люк внимательно сканировал взглядом все, что попадалось на глаза: дворец, природа, население... одновременно раскинув ментальную сеть и осторожно, не слишком напрягаясь, считывая чувства встреченных людей. Потрясение. Восхищение. Опаска. Настороженность. Страх. Неприязнь. Удивление.

Им предоставили целое крыло замка, слуг, от которых Палпатин небрежно отмахнулся, и вообще все, что только могли. Люк походил по своим покоям - комнаты размером с полигон, обставленные в стиле "роскошный музей", и завалился на кровать. Отдохнуть перед торжественным приемом.

Как ни странно - не лежалось. Люк настолько привык каждую свободную минуту посвящать занятиям, что теперь просто не мог бесцельно тратить драгоценное время. Пожав плечами, мальчик устроил в кровати гнездо, в центр которого и залез, устраиваясь поудобнее. Плечи расправились, руки легли на колени ладонями вверх, веки наполовину прикрыли глаза. Люк расслабился, погружаясь в медитацию. Следовало прояснить некоторые моменты.

***
Прием был грандиозным. Самые лучшие одежды, самые дорогие драгоценности, самые красивые прически, самые изысканные блюда, самые... Все самое-самое. Звучала тихая музыка, придворные вовсю обсуждали императора, его... воспитанника? Наследника? политику Империи, последние новости с далеких фронтов... расстреливая глазами неторопливо прогуливающегося по огромнейшему залу Палпатина. Алые гвардейцы бдительно следили за драгоценным охраняемым объектом, представители Теневой гвардии не менее внимательно отслеживали предоставленного их заботам малыша.

Император был в ударе. Буйная грива кудрявых волос сверкала серебром, контрастируя с черным одеянием владыки. Очередная мантия, на первый взгляд простая, но стоящая как яхта экстра-класса. Изумительная, переливающаяся всеми оттенками Тьмы ткань, украшенная изысканнейшим вышитым узором на воротничке-стойке, по краю подола и на рукавах. Люк только улыбнулся - узор представлял собой ситхские глифы. Перстни из черного металла, сжимающие в своих объятиях огромные черные же камни - алмазы или что-то подобное. Никакого золота или алого - сегодня император выглядел тем, кем он и являлся - истинным Владыкой Тьмы.

Сам Люк был одет соответствующе - но в алое. Полностью алый наряд, похожая на императорскую мантия, скроенная так, что плечи расправились, подбородок гордо задрался вверх, походка стала неторопливой и важной. Алое, расшитое алыми глифами. От этого волосы стали еще светлее, а глаза - засияли небесной синевой.

Придворным и примазавшимся к ним, сумевшим попасть на прием, достаточно было намека. Все привели детей, своих или ближайших родственников, пылая жаждой познакомить их с предполагаемым Наследником или хотя бы помелькать рядом. Бейл с Брехой были этому не рады, но им пришлось соответствовать - сразу же, как закончилась так сказать официальная часть, и в зал впустили малышню (возраст варьировался в широком диапазоне), король и королева представили Палпатину свою дочь.

***
Все-таки, Палпатин был гениальным актером: он достаточно равнодушно осмотрел мелкую принцессу, стоящую в окружении доброго десятка одинаково одетых девочек, благожелательно кивнул и потерял к этой стайке всяческий интерес, вернувшись к обсуждению очередного политического вопроса. Стоящий рядом Люк вздохнул, изобразив скуку, вежливо рассыпался в комплиментах, после чего перевел взгляд на стоящую рядом невероятно красивую вазу в виде гигантской раковины.

Через Силу двойным эхом донеслось облегчение и затаенная радость с легкими нотками злорадства, прилетевшие от королевской четы... а вот от стоящей второй слева девочки повеяло грустью и недоумением, смешанным с сожалением - резко отличающимися от азарта, легкого мандража и гордости, волнами изливающихся от остальных малышек.

Взглядом испросив разрешения у Палпатина, Люк отвернулся и направился к столу, специально приготовленному для детей - сладости, легкие блюда, безалкогольные напитки, сопровождаемый взглядами четверки Теней. Руки мальчика не дрожали, когда он взял тарелочку с пирожным, он слегка улыбался, но внутри его скрутило от ярости, прорвавшейся золотыми искрами в радужку глаз. Гвардейцы напряглись, начиная сканировать помещение на предмет опасности, император на мгновение слегка довольно улыбнулся, что его собеседник принял на свой счет.

Ему не надо было смотреть глазами, Сила прекрасно показывала Люку не внешнюю оболочку, а содержимое - тлеющий, еле видно вспыхивающий последними тусклыми искрами Света отпечаток личности Леи. Где маленькое Солнце, сияющее нестерпимо ярким Светом? Где маленькая звезда, когда-то тянувшаяся к нему своими протуберанцами в отчаянной попытке вдохнуть жизнь в его угасающее сияние?

Ее не было. В толпе одинаково одетых наперсниц стояла обыкновенная девочка с практически умершим Даром... надежно запертым и похороненным в глубинах ее естества. Люк положил в рот конфету, прожевал, совершенно не чувствуя вкуса, и вернулся к Палпатину, повинуясь тихому голосу. Он наклонил голову, прощаясь с Органа и ослепительно улыбнулся стоящей перед ним принцессе, сверкая светло-голубыми, прозрачными как лед глазами, обводя взглядом, полным предвкушения, млеющих от его вида наперсниц.

В голове неожиданно мелькнула краткая вспышка воспоминания из прошлого...

- Я буду идти, и Ад будет следовать за мною...
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
darketo31
сообщение 12 Июль 2015, 09:35
Сообщение #33



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 101
Регистрация: 2 Декабрь 2014
Из: Одесса
Пользователь №: 9519



Глава 17. Кровь - не водица.

Гости разошлись, а Бреха с Бейлом сидели в кабинете, разбирая пошагово каждое действие императора и столь неожиданно появившегося мальчика.

- Хорошо, значит возможно снижение пошлин на ввоз вина категории "А" в миры Ядра, а вот для Внешних регионов ставка остается прежней... - Бейл сделал пару отметок в датападе, и сверился со списком. - Замечательно, вроде, все.

- Теперь по Лее. Представление прошло успешно. Император увидел Рори... она его не интересовала, так же, как и остальные.

- Да, - Бреха прикрыла глаза, вспоминая самый напряженный момент приема и прокручивая его в голове несколько раз. - Вежливо поприветствовал, без интереса. А вот малыш... Он одет слишком похоже на Императора, он ведет себя, как принц, его сопровождает Гвардия. Ты заметил? Они одеты так же, как и Алые - личная гвардия Палпатина. И он слишком похож на... - королева запнулась, не в силах назвать имя.

Бейл вздрогнул, вспоминая неестественно яркие синие глаза. Такие он видел только у... сердце дрогнуло, вспоминая высокого парня в джедайской робе. Мальчик - практически его точная копия... Бейл прекрасно запомнил, как выглядел тот, кого теперь именуют Дартом Вейдером, в девять лет. Те же светлые волосы, та же золотая от загара кожа, те же глаза.

Его сын. Он был в этом уверен. Значит, его нашли? Но в прессе ничего не было о поимке или наоборот, побеге джедаев. Кеноби ведь собирался присматривать за сыном Скайуокера. Но... вот он, в этом Бейл был уверен.

- Да, милая, - Бейл пересел на диван, обнимая сгорбившуюся под грузом реальности супругу. - Не знаю, каким образом, но это явно...

- И что теперь? - Бреха с надеждой посмотрела в лицо мужа. Бейл горько усмехнулся.

- Продолжать.

***

Прогуливающийся по саду, расположенному в одном из внутренних двориков дворца, Палпатин довольно прищурился, подставляя лицо теплым солнечным лучам. Все шло даже лучше, чем он рассчитывал.

Органа, с этими играми в двойников, сами себя перехитрили, предоставив ему просто невероятные возможности для осуществления наказания. Они расчистили ему не то, что путь, а настоящий широкий тракт! Да еще и обозначили его флажками, чтобы не промахнулся, наверное.

В саду было полно праздношатающихся - придворные, их дети... отдельной стайкой стояла принцесса со своими наперсницами. Ситх улыбнулся, прикрывая глаза и раскидывая ментальные сети, мониторя происходящее.

Придворные вовсю обсуждали визит, растянувшийся почти на неделю, их дети рассуждали, как получше познакомиться с прибывшим вместе с императором мальчиком... девочки перемывали косточки Люку, шушукаясь с неимоверным азартом. Ах, какой красивый! Ах, какие у него наряды! Ах, какие комплименты говорит!

Неожиданно в сад вошли высокие черные фигуры с пиками в руках, вслед за ними показался разряженный Люк, и девочки захихикали и зашушукались еще активнее, увидев принца своей мечты. Послышались томные вздохи, глазки заблестели... блестящий кавалер напрочь отбил у девочек возможность соображать. Мальчик подошел к принцессе, стоящей в плотном окружении наперсниц, и непринужденно завязал разговор.

Улыбка императора стала неподдельно довольной - Люк окучивал фальшивую принцессу со страшной силой, от чего и она, и ее товарки млели и таяли... резкой нотой в этом оркестре звучала Лея. Ситх едва не рассмеялся - Органа сами сделали все, чтобы облегчить ему исполнение задуманного. Лея выросла, зная, что она - настоящая принцесса, и когда-нибудь, рано или поздно, она станет королевой. Она привыкла, что все ее пожелания тут же исполняются... Нет, принцесса не была избалованной капризулей, но она четко знала, что рождена для власти - а для ребенка это значит очень и очень много.

Привыкшая ко всеобщему почтению, девочка примерила на себя роль второго, а то и третьего плана, и ей это не понравилось... в отличие от Рори. Зря Органа выбрали на роль двойника именно ее - девочка в своем воображении уже развернула целую эпическую интригу. Говорят, актер достойно играет роль, если она подходит ему по характеру, многие не только играют, они живут чужими судьбами... Маленькая сирота, похожая на настоящую Лею, как две капли воды, не смогла перебороть искушение соблазнами бытия принцессы, восприняв роль двойника слишком серьезно. Остальные девочки росли в семьях, с родителями, они о таком и не думали, для них это пока что было только крайне необычным развлечением, пусть и с очень интересными последствиями... а вот для сироты, выросшей пусть и в очень хорошем, но все-же приюте под патронажем королевской четы, роль принцессы стала роковой.

Люк действовал профессионально - сверкал улыбкой, нарядом и глазами, поймавшая кураж Рори распушила хвост, с блеском исполняя задуманное Бейлом и Брехой... а вот стоящая рядом Лея грустила и испытывала недовольство.

***
Лея тихонько шмыгнула носом, вздыхая. Все рассуждения и нотации родителей о том, что император опасен, что она не должна привлекать его внимание, что это для ее же пользы, что ей грозит опасность... все это вылетело у нее из головы при виде этой паршивки, кокетничающей со светловолосым красавчиком в умопомрачительном наряде. Принцессе не нравилось, что от нее что-то скрывают, ведь ей толком и не объяснили, в чем заключается опасность общения с Люцифером или императором. Родители так ничего внятно и не сказали по этому поводу - Бреха только недовольно посмотрела, сверкнув глазами в ответ на робкую попытку Леи прояснить немного ситуацию. Бейл сказал, что так надо, и на этом все пояснения закончились, оставив у принцессы ощущение какого-то грандиозного обмана.

Почти неделя маскарада только все усугубила - то, что должно было стать веселой и интересной игрой, забавным маскарадом, ничем таким не стало. Роль служанки гордой принцессе совсем не понравилась: оказалось, что теперь ее не воспринимают всерьез, да и смотрят, как на предмет мебели - ведь о сути происходящего знали только Бейл, Бреха и немного сама Лея.

Вся слава и внимание доставались фальшивке, что еще больше приводило в уныние, ведь на попытку пожаловаться родители только отмахнулись, причем достаточно грубо, от чего Лея еще больше ощутила: есть что-то во всем этом очень неправильное. Было обидно и больно, и с каждым днем становилось только хуже, ведь ее даже переселили в другие комнаты, отдав ее покои во владение, пусть и временное, Рори.

Бросив взгляд на ведущего непринужденную беседу мальчика, Лея едва подавила желание позорно разреветься на весь сад. Это она должна стоять там! Это ей должны расточать комплименты о ее уме и красоте! Это ею должны восторгаться окружающие! Ею! Не... не... этой!

Люцифер поразил ее с первого взгляда. Что-то было в нем, что притягивало Лею с невероятной силой, какое-то смутное ощущение чего-то странного, чему она не могла подобрать объяснение. Она не могла описать это странное чувство, но такого Лея даже к родителям не испытывала - словно было в них нечто общее, причастность к чему-то грандиозному, нечто в глубине души просто дрожало при виде мальчика, она не знала, что это... но этому невозможно было противиться. Лея снова шмыгнула носом, украдкой вытерев выступившие в уголках глаз слезинки, и вздрогнула, когда ее плеча коснулась теплая рука.

- Милая леди грустит? - осведомился мягкий мужской голос, полный неподдельного участия, и подпрыгнувшая от неожиданности девочка задрала голову, уставясь в пронзительно-голубые, с кружащимися в их глубине золотыми искрами глаза седовласого мужчины.

Император.

Мужчина не выглядел страшным или опасным, он мягко улыбался, смотря на нее с неподдельным сочувствием, но у Леи волосы на голове встали дыбом от какого-то подспудного страха, как в три года, когда она боялась чудовища, прячущегося под кроватью. Она стиснула кулачки, Палпатин слегка прищурился... и девочка облегченно выдохнула. Жуткое ощущение непонятно чего исчезло.

Краем глаза Лея уловила, что к ней заспешили почему-то резко побледневшие на миг родители. Девочка стояла, не в силах отвести взгляд, словно птичка перед удавом, готовящимся нанести удар, не имея сил отойти.

Ситх внимательно сканировал замершую перед ним принцессу, свернув свою Силу, пряча ее, словно в присутствии джедаев. Девочка крайне болезненно отреагировала на попытку коснуться ее Тьмой, она явно испугалась. Что самое интересное - на Люка такой реакции не было, хотя мальчик очень даже Темный, невзирая на все еще остающиеся в нем проблески Света. Пресловутая кровная связь? Нечто иное? Сила любит преподносить своим адептам сюрпризы, щелкая их по носу, когда те слишком его задирают.

Сила сообщила, что к ним приближаются Органа - задергались паршивцы, они и так на пределе, не рассчитывали, что он пробудет у них неделю, думали - все обойдется кратким, на пару часов, визитом. Да еще и с ребенком... так им волей-неволей пришлось представлять Лею, пусть и фальшивую. Император еще раз осторожно просканировал Лею, удовлетворенно отметив, что девочка уже на грани, после чего слегка улыбнулся повернувшемуся в его сторону Люку. От ребенка пришла вспышка садистской радости, он счастливо улыбнулся и подошел к ситху.

- Я думаю, можно, наконец, развеять туман неведения и раскрыть истинную цель этого визита, - ситх сверкнул пожелтевшими на миг глазами, улыбаясь. От замерших неподалеку Органа плеснуло ужасом понимания... и безнадежностью. - Не так ли, королева Бреха?

- Конечно, Ваше императорское величество, - мертвым голосом проговорила королева, вцепившись в руку супруга. Придворные замерли, отточенным интригами чутьем уловив, что сейчас произойдет нечто, что потрясет всех.

- Почти шесть лет назад в моей семье произошла трагедия... - лицо Палпатина выражало грусть, от всей его фигуры веяло неподдельной скорбью. Придворные обалдело переглянулись - какая еще семья?! Про Палпатина даже в бытность его сенатором и слухов таких не ходило, все считали его убежденным и закоренелым холостяком.

- Мой сын и его супруга... - люди обратились в соляные столбы, - стали жертвами воинствующих фанатиков, решивших стереть мой род с лица галактики. Моя невестка погибла, а дети... - глаза ситха с нежностью обозрели Люка, стоящего рядом, - мой новорожденный внук был похищен.

Органа стояли, словно памятники на своих собственных могилах. Недвижимые, безмолвные, побелевшие... Бреху не спасала даже косметика, смуглокожий Бейл сейчас был какого-то зеленоватого оттенка. Придворные заахали, некоторые дамы всхлипнули, доставая платки, все зашушукались, не в силах молчать. Палпатин вздохнул, и вновь наступила тишина.

- Следы были заметены столь искусно, что мы считали его погибшим... даже не зная, где он похоронен, и похоронен ли вообще. Однако, год назад свершилось чудо - долгие, безнадежные поиски увенчались успехом. Мы нашли моего внука.

Все взгляды скрестились на гордо стоящем мальчике, надменно сверкающем синими глазами. Палпатин ласково улыбнулся ребенку, от чего все снова заахали, и приобнял за плечи. В толпе послышались всхлипывания. Люк шмыгнул носом, скромно потупясь и с трудом удерживаясь от желания рассмеяться. Ситх вскинул голову, обводя придворных суровым взглядом и, одновременно, усиливая ментальное давление на толпу.

- И теперь, когда он вернулся в семью и находится в безопасности, мы можем наконец раскрыть тайну. Все эти годы моя внучка, сестра-близнец моего внука, находилась в безопасности здесь, на Альдераане, под присмотром моих вернейших сторонников - королевы Брехи и ее супруга, Бейла. Имея множество врагов, я не мог допустить, чтобы дитя моего сына подвергалось опасности, поэтому было решено ее спрятать. Все эти долгие, долгие годы Их величества растили ее наравне со своей родной дочерью, Рорелеей, - холеная рука указала на застывшую в ступоре девочку, замершую в окружении наперсниц, рубины в перстнях матово блеснули каплями крови. Бреха слегка пошатнулась, - не делая меж ними различий. И теперь я говорю им, - Палпатин посмотрел прямо в застывшие масками лица супругов, неописуемо ласково улыбаясь, - "Благодарю за то, что уберегли мою внучку от ужасов войны".

Придворные загомонили, некоторые откровенно плакали, всхлипывая в платочки, многие качали головами от ужаса всей этой ситуации... однако ситх прекрасно видел и колючие, ненавидящие взгляды, пронзающие королевскую чету. Не все были довольны таким исходом дела, для некоторых эта новость стала очень показательной.

- Подойди, дитя... - Палпатин протянул руку, и Люк, подошедший к стоящей столбом Лее, осторожно взял ее ладошку и потянул к императору под отчаянными взглядами Органа. - Вот она... дитя моего сына!

Ситх подхватил оцепеневшую девочку на руки, показывая ее толпе, наслаждаясь полной отчаяния обреченностью, разливающейся от супругов Органа. Рядом полыхнуло довольством - Люк оценил представление по достоинству.

- А теперь - я хотел бы побеседовать со своими верными друзьями - Их величествами.

Палпатин поставил Лею на землю, сжав ее ладошку, и неторопливо направился к дверям. С другой стороны семенил Люк, Алые и Тени бдили... за спиной еле тащились совершенно убитые Бреха с Бейлом. Толпа придворных, подвергшаяся ментальному давлению ситха всхлипывала и рыдала, проникшись слезливой историей по самое не могу, так что, Палпатин улыбался - все прошло просто идеально.

***
Все-таки ситх был гениальным актером. Как только закрылись массивные двери в роскошный небольшой то ли зал, то ли кабинет, Палпатин посуровел, из глаз исчезли малейшие намеки на приветливость и доброжелательность.

Император неторопливо прошел к стоящему возле стены массивному стулу с высокой спинкой, присел, тщательно расправив складки своего роскошнейшего одеяния, положил руки на подлокотники... Люк, все так же тащивший на буксире совершенно потрясенную происходящим и не сопротивляющуюся Лею, подошел к этому почти трону и встал там, где, как он считал, ему самое место - по правую руку Императора. Ситх слегка усмехнулся в ответ на эти маневры, но ничего не сказал.

Органа молчали, застыв статуями, Палпатин обозрел их слишком спокойным взглядом и перевел свое внимание на стоящую рядом с супругами Рори.

- Подойди ближе, дитя... - ситх благожелательно улыбнулся, слегка шевельнув рукой. Девочка, нервно сжав кулачки на мгновение, собралась с духом и робко сделала несколько шагов в направлении сидящего мужчины, опасливо косясь на застывших черными и алыми статуями по периметру помещения гвардейцев.

- Ваше Императорское величество, - тихо прошептала Рори, делая реверанс. Люк и Палпатин одновременно довольно прищурились: от девочки исходила мощная волна счастья - чистого, незамутненного... а также восхищения и почитания, направленных в сторону императора. Рори, невзирая на свой маленький возраст - шесть лет - была довольно умной девочкой. Она отлично знала, что никакой родной дочерью королевской четы не является, в приюте детей с сопливого возраста просвещали насчет их происхождения, давая ознакомиться с результатами экспертиз, чтобы дети не питали никаких иллюзий по поводу своего происхождения. Делалось это по крайне прозаической причине: там воспитывались сироты, из которых затем формировали, после соответствующего обучения и воспитания, штат чиновников. Именно поэтому заведение было достаточно элитным, так сказать - на выходе короли Альдераана получали армию преданных только им слуг - неподкупных, на которых не смогут влиять, ведь семей у них нет, обязанных высшей власти планеты всем.

И сейчас, назвав амбициозную девочку принцессой, дав ей статус, дав ей возможности, Палпатин одним махом превратился в высшую инстанцию, в настоящее божество, исполнившее самые смелые мечтания сироты - те, которые не могли осуществиться никогда и ни при каких условиях. Для нее, вкусившей за эту неделю роскошной жизни, которую она до этого видела только очень издали, понимающей, что она всегда будет на третьих ролях, всего-лишь служанкой, это было просто чудом, и теперь ее верность навеки была отдана Императору. Только и только ему.

- Я очень рад, Рорелея, что познакомился с такой прекрасной Наследницей престола Альдераана, как ты. Я уверен, что тебя ждет прекрасное будущее, наполненное заботой о процветании планеты... и уверен, что Альдераан будет верным союзником Империи... Не так ли?

- Да, Ваше Императорское величество! - звонко ответила девочка, обдавая ситха и стоящего рядом Люка волнами почитания и восхищения.

- Прекрасно, - благожелательно улыбнулся ситх, осторожными касаниями Силы укрепляя решимость девочки быть верной союзницей Императора. Ничего особо сложного, просто чуть-чуть, самую малость, добавить уверенности в правильности такого поступка, но эффект будет потрясающий.

- А теперь иди.

Рори сделала реверанс и вышла из кабинета через услужливо открытую гвардейцем дверь. Вот она захлопнулась, и Лея не выдержала.

- Это... это ведь неправда! - девочка с отчаянием в глазах посмотрела на Палпатина, на застывших альдераанцев... - Ведь неправда же!

- Да, дитя, - тяжело вздохнул император, понурившись. - К огромному своему огорчению я вынужден признать: то, что я сказал в саду - не соответствует действительности.

Лея опешила, распахнув карие глазищи. Бреха с Бейлом дернулись, поддавшись на миг замаячившей перед ними надежде, но снова замерли, не в силах понять, что происходит. Люк злорадно ухмыльнулся, но тут же принял невозмутимый вид.

- Видишь ли, Лея, правда состоит в том... - ситх выпрямился, гневно сведя брови, - что Бейл Органа, тот, кого ты считала своим отцом... он тебя просто похитил.

- Что? - пискнула Лея, с ужасом глядя на белого, как мел, Бейла.

- Да, дитя. Похитил. Твоя мать, Падме Наберриэ, нареченная тронным именем Амидала, умерла после родов. Ее тело не успело остыть, а вас с Люком уже увозили прочь, и совсем не к родственникам!

Воздух в зале словно сгустился, от императора пошла тяжелая волна ярости... Люк пьяно улыбнулся, сверкая глазами. Лея попятилась, Органа попадали на колени. Только гвардейцы все так же стояли черными и алыми изваяниями.

- Похитители прекрасно знали, что ваш отец жив. Они прекрасно знали, что на Набу, родине вашей матери, есть много живых родственников... Которые с удовольствием взяли бы детей своей дочери... сестры... внучки... тети... на воспитание. Вместо этого, им передали тело вашей матери, сказав, что вы погибли при родах! Что скажете, вице-король Бейл Органа, это не так? Я лгу? А? Скажите это, глядя похищенной вами Лее прямо в глаза!

Лея застыла, побледнев, смотря на коленопреклоненного Бейла, опустившего голову. Ее губы задрожали, из глаз потекли слезы.

- Папа?.. Папа... ведь... это не так? Правда? Я ведь ваша родная дочь... - последние слова девочка еле прошептала, погребенная навалившимися на нее откровениями. Ситх слегка дернул пальцами и вперед вышел Алый гвардеец, протягивая небольшую коробочку. Еще один Алый подошел к альдераанцам.

- Это - тестеры, показывающие генетическое совпадение. Я понимаю, ты хочешь проверить, убедиться... Сделай это. Сама.

Девочка вытерла рукавом слезы и вскинула голову, пытаясь взять себя в руки. Она взяла тестер, провела пальцем по рабочей поверхности, дождалась писка, подтверждающего взятие пробы, после чего взяла за руку несопротивляющегося Бейла и приложила указательный палец мужчины к прибору. Тестер пискнул, и губы Леи, внимательно отслеживающей процесс, снова задрожали. Подошедший Люк молча протянул руку. Лея взяла из коробки еще один тестер подрагивающими руками. Процедура повторилась и девочка обреченно прикрыла глаза.

Люк вынул из ее руки тестер, положил его в коробку, кивнул гвардейцу, тут же отошедшему к стене, и осторожно обнял ее, окутывая своей Силой, всем тем Светом, что в нем еще был. Лея зарыдала, вцепившись в так неожиданно обретенного брата.

Люк повернул слегка лицо к молча стоящим на коленях супругам, и они вздрогнули - глаза мальчика на миг удовлетворенно блеснули расплавленным золотом.

Палпатин довольно прикрыл глаза: Лея внутренне уже смирилась с фактом принадлежности к другой семье. Девочка этого еще даже не осознала разумом, но внутри уже зрело зерно, которое даст вскоре прекрасные всходы. Особенно, если принять меры... что и осуществляет Люк. Ситх внимательно наблюдал, как Сила Люка, те лучи Света, что в нем оставались, осторожно, но крепко обвивают Лею, касаясь ее почти погибшей сущности Одаренной. Это было просто невероятно. Для Императора было странно наблюдать рядом с собой источник энергии противоположной направленности - и не стремиться его или уничтожить, или переделать.

Лея была стопроцентно Светлой... пока ее не искалечили. Эти жалкие остатки былого великолепия потихоньку начинали резонировать с Силой ее брата, судя по всему, та самая пресловутая кровная связь, ведь они - близнецы. Пройдет немного времени - и эта связь окрепнет, а там можно будет рассмотреть проблему внимательнее: вдруг удастся вылечить девочку? Главное - узнать, что сотворили с ней эти скоты.

Что самое смешное, больше всего Палпатина бесило не то, что Органа украл Лею, а то, что он искалечил ее как Одаренную. Жалкий смертный посмел покуситься на то, что его не касается, на высшее существо, ведь для императора Одаренные - и ситхи в первую очередь - стояли на более высокой ступени развития. И вот за это Бейл еще заплатит, и платить по счетам будет очень и очень долго. И такой милости, как смерть, альдераанец не дождется.

- Однако, это только половина совершенных Правящим домом Альдераана преступлений.

Ситх расправил плечи, сев ровно, сложив пальцы домиком - всем своим видом олицетворяя суровое правосудие, готовящееся покарать грешников. Слегка успокоившаяся Лея подняла заплаканное лицо. Люк вынул из-за отворота рукава платочек и осторожно вытер опухшие глаза сестры, вызвав у нее робкую улыбку.

- Скажите... Бейл... Бреха... о чем вы думали, когда калечили девочку?

Лея дернулась, ошеломленно уставясь на Палпатина.

- Калечили? - изумленно пискнула девочка. - Как - калечили? Я... - она недоуменно осмотрела себя, - я... со мной все в порядке!

- Увы, дитя, - мужчина покачал головой с явным сожалением. - Тебе очень сильно навредили, и я вижу это четко и ясно. Видишь ли, наша семья... она особенная. Мы можем очень и очень многое, то, что недоступно для остальных. Люк...

Мальчик протянул руку, сосредоточился - и под потрясенным взглядом Леи высокая вычурная ваза, стоящая на полу, взлетела в воздух, покрутилась вокруг своей оси, и плавно приземлилась.

- У тебя тоже были такие способности. Вспомни, с тобой не случалось ничего необычного? Странного?

Лея задумалась, прикусив губу, вороша память в поисках хоть чего-то... этакого. Неожиданно она посветлела.

- Было! Бабочка! Она взлетела! Моя игрушка, - пояснила девочка, в ответ на вопросительный взгляд императора. Ситх перевел на коленопреклоненного Бейла тяжелый взгляд, воздействуя на него Силой - разжигая подспудную ярость, неприязнь и ревность.

- Ваше высочество? Что скажете?

Тяжело задышавший мужчина поднял голову, сверкая полными бешенства темными глазами.

- Что скажу? Нам не нужна была Одаренная в семье! Как я надеялся, что девочке не передадутся способности ее отца! Как я мечтал, что она будет как Падме! Что она пойдет в мать! Но - нет! Она его унаследовала! Этот Дар! Зачем?! Она...

Бейл захрипел и дернулся, закашлявшись, Люк разжал кулак под одобрительным взглядом Палпатина. Лея с ужасом смотрела на взбесившегося приемного отца.

- Не нужна? Но... я... Не... нужна... - девочка понурилась, блуждая взглядом по помещению. В голове со стеклянным звоном рушился мир, в котором она жила с момента рождения. Отец, мать, Альдераан... все это оказалось фальшивкой. Она дернулась, и ее обхватили руки брата, прижимающего к себе.

- Не плачь, сестра. Ты нужна мне. И папе. И даже дедушке.

- Правда? - всхлипнула Лея, с надеждой смотря в лицо Люка. Мальчик улыбнулся.

- Правда! Самая настоящая!

Лея вздохнула и мягко отстранилась. Поправила платье. Вытерла следы слез с лица. Выпрямилась.

- Ваше Императорское величество, - собралась с духом девочка. Ситх поощрительно кивнул.

- Скажите, что вы... - она запнулась, но продолжила, - что вы собираетесь сделать с... Их величествами?

Ситх посмотрел на замерших в ожидании альдераанцев.

- Я мог бы казнить их за похищение и пособничество врагам Империи, - медленно начал Император, сверля полумертвых от напряжения супругов тяжелым взглядом. - Однако... я этого не сделаю. Ведь это означает гражданскую войну на планете, возможную гибель принцессы Рорелеи, массовые беспорядки. Это будет фатально для мирной планеты. Кроме того, есть еще одно обстоятельство - невзирая на их побуждения, они сохранили тебе жизнь, дали хорошее воспитание, представили своей дочерью. Поэтому я сохраню им жизни... и даже не буду оккупировать планету.

Органа смотрели на ситха безумными глазами, не в силах поверить услышанному.

- Однако, это не значит, что я забуду об этом... - император предвкушающе улыбнулся. - Впрочем, подробности мы обсудим наедине. Одно могу сказать: я ожидаю, что правящая чета Альдераана достойно воспитает принцессу Рорелею. Встаньте!

Бейл поднялся, помогая супруге встать на неверные ноги.

- Дети... вы можете идти. Шаттл ждет.

Лея присела в реверансе, Люк поклонился. Один из Теней открыл дверь, пара гвардейцев выскользнула, осматривая пространство, и дети, взявшись за руки, чинно вышли из зала, окруженные стражами.

- Ты хочешь взять что-то? - наклонился к уху сестры Люк. - Учти, вещи и прочее можешь оставить - разве что несколько нарядов, на время перелета.

Девочка задумалась, потом решительно подняла голову.

- Бабочку! - твердо произнесла она. Люк улыбнулся.

- Тогда пошли, заберем ее и еще кое-что. А потом пойдем и вызовем отца. Он очень ждет.

***
Когда перед ней возникла голограмма, изображающая ее отца, Лея пискнула и попыталась спрятаться за спину брата. Люк хихикнул.

- Здравствуй, отец! А у меня новость!

- Какая? - пробасил ситх, наклонив голову в шлеме. Люк взял сестру за руку и вытащил ее пред ясные очи Вейдера, скрытые маской.

- Отец! Позволь представить тебе... - Люк гордо улыбнулся, приобнимая потрясенно уставившуюся на изображение девочку, - Леййяхх! Можно просто - Лея!

Вейдер дернулся и замер, прижимая руку к груди. Лея настороженно смотрела на голограмму, ситх молчал. Люк довольно улыбался, вцепившись в сестру и не давая ей возможности вырваться.

- Лея... - отмер мужчина. - Дочь. Я... я рад тебя... видеть, - запнулся ситх. - Очень. Здравствуй, Лея...

- Здравствуйте... - прошептала девочка, смотря на голограмму круглыми от изумления глазами.

- Да что вы как неродные? - не выдержал Люк. - Лея! Это папа. Папа! Это Лея! Вот и познакомились! А теперь рассказывай, отец, как у тебя дела?

- Неплохо, - облегченно выдохнул Вейдер, расправив плечи. - Пиратов повыбили, порядок навели. Скоро увидимся - на Набу.

- Ага... - глубокомысленно покивал Люк. - Набу... понятненько! Это хорошо, значит, не больше недели, так?

- Меньше. Дней пять. Ладно, - ситх повернул голову в сторону, в его голосе засквозила досада. - Меня вызывают. Увидимся, Люк. Лея...

Голограмма погасла и девочка повернулась к брату.

- Это - ПАПА?!

Люк гордо кивнул.

- Это - папа! Он самый лучший!

- Он страшный! - не выдержала девочка. Люк пренебрежительно фыркнул.

- Он - красивый!

- Кто красивый? - опешила Лея, перед глазами которой стояла бронированная фигура в устрашающей черной маске. - Он?!

- Он!

- Он страшный! А не красивый! - рявкнула Лея, доведенная всем происходящим до ручки. Люк надменно сложил руки на груди.

- Молчи, женщина! Ты ничего не понимаешь в красоте!

- Куда уж мне... - злобно процедила девочка, гневно уставившись на брата, внезапно оказавшегося не настолько хорошим, как ей показалось. - Таким страшилищем только врагов пугать!

- Так на это и расчет! - вскинул голову Люк. Лея застыла, пытаясь подобрать аргумент посущественнее.

- Он... он...

- Он тебя любит, и я тебя - тоже, - неожиданно примирительно улыбнулся мальчик, прижимая к себе пискнувшую от неожиданности сестру. - Мы тебя очень сильно любим!

Лея, попытавшаяся (безрезультатно) вырваться из объятий, затихла, подозрительно шмыгнув носом.

- Правда? - робко прошептала она в плечо брата. Люк уверенно кивнул.

- Правда. Самая настоящая!

Лея вздохнула.

- Он действительно красивый? - с ясно слышимым сомнением задала она вопрос. Люк хмыкнул.

- Не то слово! И это ты его еще вживую не видела!

***
Император в окружении Алой гвардии неторопливо вплыл на трап шаттла, провожаемый полными бессильной ярости взглядами королевы Брехи и вице-короля Бейла. Ситх находился в просто замечательном расположении духа, чего нельзя было сказать о супругах.

Трап поднялся, шаттл взлетел, возносясь туда, где его уже ожидала небольшая эскадра ИЗРов, висящая на орбите планеты - достойный эскорт для Императора и мягкое напоминание некоторым слишком умным персонам, кто является обладателем превосходящей мощи в галактике.

Встречающие повелителя офицеры дружно отдали честь, рявкнув приветствие, на что Палпатин только благосклонно кивнул, и отдал приказ.

- Рассчитайте курс на Набу, капитан.

***
- Почему мы еще живы? - недоуменно спросил Бейл, глядя в ясное, безоблачное небо... полную противоположность творящегося на его душе кошмара.

- Может потому, что это только видимость? - саркастично выплюнула Бреха, надменно отворачиваясь от мужа. - После подписания договора - мы просто трупы.

Бейл вздохнул, нервно одернув манжет. Император, фигурально выражаясь, снял с них кожу, выпотрошил, ободрал с костей мясо... и сопротивляться этому они не смогли. Стоило Палпатину поведать Альдераану правду... и революция им была бы обеспечена. Остальные королевские дома с радостью принесли бы их в жертву императору, заботливо связав и украсив бантиками, с пожеланиями всего хорошего и уверениями в вечной дружбе.

Связываться с Империей, а особенно с Империей в лице Дарта Вейдера, могущего нагрянуть в гости в сопровождении самого крупного и могучего флота в галактике никто не захочет. Их возможности несопоставимы. Палпатин поступил крайне умно и прозорливо: одной фразой о том, что они являются его верными друзьями, император легко и непринужденно вынес им вотум недоверия от всех тех, кто хотел восстановить Республику.

Теперь ни о каком влиянии или возможностях и речи не пойдет. Не после того, как их объявили воспитателями внучки императора. Теперь те, кто был их союзниками, будут бежать прочь, как от чумы, обрубая все контакты и подчищая хвосты. Да и декларируемый Альдерааном нейтралитет остался только на словах. А на деле...

Бреха повернулась к стоящей и терпеливо ожидающей их Рори в окружении наперсниц. Тоже... та еще головная боль. Сейчас королева могла смело признаться сама себе, что подспудно ревновала, видя как Бейл сюсюкает с Леей. Увы, их брак политический, они уважают друг друга, но как таковой любви не было... и не будет, скорее всего. Слишком многое стоит между ними: власть; генетическая несовместимость, из-за которой она не сможет ни зачать, ни выносить их общего ребенка; любовь Бейла к Падме, давно уже покойной, но все также являющейся его идеалом; теперь добавилась еще и Лея... Она любила девочку, но... родной она ей не стала. Что есть, то есть. Как ни крути, но где-то в глубине души Бреха испытывала даже подобие облегчения, что вся эта ситуация разрешилась вот так, бескровно. Страшно подумать, что могло произойти, ели бы к ним с претензиями нагрянул Вейдер. Оккупация нейтральной планеты имперскими войсками - и это еще в лучшем случае, в худшем... возможно все, вплоть до орбитальной бомбардировки.

Конечно, Рори проигрывала Лее в плане происхождения и полученного воспитания, однако, при желании все это можно компенсировать. Девочка не принцесса по рождению, однако из достаточно хорошей семьи, пусть и погибшей в результате несчастного случая. Обучение в приюте лишь немного не дотягивает до королевского, так что, наверстает. И, самое главное... она - не дочь Падме.

Бреха вздохнула, собираясь, и оценивающе взглянула на ту, что в глазах Альдераана является ее родной дочерью. Умная, даже слишком; преданная, но не им; сильная, но зависящая от их воли.

Хорошая заготовка для будущей Королевы. Очень хорошая. Женщина улыбнулась, и протянула руку настороженно ожидающей ее шага девочке.

- Идем, дочь. У нас много дел.

Что ж... будем работать с тем, что есть, и пытаться обернуть поражение в свою пользу. Королева взяла принцессу за руку и неторопливо направилась к дворцу, не обращая внимания на застывшего супруга, тоскливо глядящего в небо.

- Что скажешь, дочь, тебе понравился внук Императора?

- Очень... мама.

Рори улыбнулась и на мгновение сжала пальцами ладонь Брехи.

***

Первое, на что наткнулся взглядом Император, войдя в каюты, выделенные для близнецов - скромно застывшие в уголке обездвиженные дроиды: золотой протокольный и астродроид веселенькой бело-голубой расцветки. Озадаченно посмотрев на непонятно откуда взявшийся металлолом, ситх направился на звуки детских голосов, доносящихся откуда-то слева.

- Да, и вот тогда папа прилетел на своем разрушителе и забрал меня!

В голосе Люка сквозили гордость и восхищение. Палпатин довольно хмыкнул.

- Повезло, что тебя не догнали... - выдохнула Лея, явно принявшая рассказ брата близко к сердцу. - Ужас какой!

- Ну, смотря для кого... - скромно отметил Люк и хихикнул, явно вспомнив неозвученные подробности своих приключений. - Впрочем, что это мы все обо мне, да обо мне! Давай лучше подумаем, что ты наденешь, когда прилетим на Набу.

Растерянность девочки, сменившаяся ужасом, ясно ощутимая, заставили ситха хмыкнуть и мысленно поаплодировать. Люк очень умело отвлекал девочку от мыслей о произошедшем, удерживая ее сознание на совершенно других проблемах... одновременно плотно держа ее своей Силой.

Император прикрыл глаза, сосредотачиваясь, Сила послушно показала ему истинный вид того, что происходило в каюте. Маленькую, тусклую искру, еле светящуюся, словно крошечный, покрытый толстым слоем пыли светильник, находящийся на последнем издыхании, окутывали плотной сетью лучи яркого белого цвета, исходящие из плотного облака Тьмы, словно иглы, торчащие из тела морского ежа. Их было не очень много, но сияли лучи ярко и искру держали цепко.

Палпатин довольно кивнул, вновь раскрывая веки, блеснув на миг золотыми радужками глаз, медленно сменившими цвет на голубой. Замечательно. Люк действует именно так, как и ожидалось... Мальчик очень ревнив, но при этом дорожит своей родней. Ситх уже отметил, что отношение Люка немного изменилось после того, как он признал его своим внуком.

Уважение и почитание, как человека, добившегося невероятного положения и непосредственного начальника его отца и самого Люка дополнились нотками ревнивого собственничества к родственнику. Пока еще робкими, еле ощутимыми, но они были.

А вот Лея... к ней у мальчика сложилось очень интересное отношение. Конкуренции Люк совершенно не боялся, отлично понимая, что у девочки будет совершенно другой статус. Во-первых, она единственная представительница женского пола в их семье. Во-вторых, она практически потеряла свой дар. В-третьих, у нее будет совершенно другое воспитание... Однако, это не мешало ему принять меры для создания эмоциональной связи между ними.

Ситх, конечно, постарался сделать все, чтобы расставание с приемными родителями прошло для Леи гладко и безболезненно. Все-таки, он мастер-менталист, а не тупой боевик, он привык решать проблемы изящно, по возможности.

Осторожные касания Силой разума девочки усилили ее отчаяние от новости, что она потеряла свой дар, разожгли желание получить защиту у своей семьи и доверие к ним. А Люк теперь только закрепит результат... хотя, надо будет провести исследования, может получится настроить Лею на Люка? Они - близнецы, кровная связь, слабая, но начинающаяся пробуждаться, тем более остатки Силы девочки вошли в резонанс с Силой ее брата, что внушае надежду на благополучный исход даннного предприятия.

Свет вспыхнул, заставив ситха недовольно поморщиться. Люк успокаивал нервничающую сестру, сильнее опутывая ее Силой. Все-таки, мальчик очень ревнив... настоящий ситх.

Ситх усмехнулся, скользнул взглядом по неподвижным дроидам, и шагнул в открытую дверь.

- Дети...

- Ваше императорское величество... - ответил ему слаженный дуэт. Люк поклонился, Лея сделала реверанс. Император довольно улыбнулся.

- Ну-ну, не надо так официально. Дедушка - будет вполне достаточно.

Лея смутилась, Люк гордо сверкнул глазами.

- Вы хорошо устроены? Что-то необходимо?

Лея беспомощно оглянулась на брата, и тот тут же взял все в свои руки.

- Дедушка, у нас возникла небольшая проблема. Лее необходима одежда, она же не может показаться на глаза семье нашей матери в нарядах принцессы другой планеты! Это будет... нехорошо.

Ситх сочувственно покивал, проникаясь важностью проблемы.

- Я пришлю к вам портного. Совершенно случайно здесь такой есть. Алез Ларпит. Люк его знает... - улыбка мужчины на мгновение стала злорадной. Мальчик скривился, вспомнив подробности своего общения со светилом моды, потом оценивающе посмотрел на Лею.

- В этом случае, - со вздохом признал Люк, - самое оно!

***
Набу.

Уютная тишина просторного светлого дома, стоящего на вершине небольшого холма и окруженного ухоженными садами, нарушилась торопливыми шагами. Молодая женщина, невысокого роста, с пышными волосами закручивающимися в локоны цвета молочного шоколада, сейчас рассыпавшимися по спине, одетая в мягкое домашнее платье, не выдержав, перешла на бег, остановившись только перед дверью в кабинет.

Встала. Сложила руки перед собой, прикрыла глаза... вдохнула, резко выдохнула. Поправила растрепавшуюся гриву и недрогнувшей рукой постучала в дверь.

- Войдите!

Сидящая за изящным деревянным столом пожилая женщина, сухонькая, морщинистая, но все еще сохраняющая остатки былой красоты и легкость движений, посмотрела на неожиданную посетительницу.

- Сола? - тихий властный голос нарушил молчание. - Что привело тебя в такое... - карие глаза отметили следы поспешности, - состояние?

- Бабушка Винама! - Сола прерывисто вздохнула, нервно одергивая рукава, не в силах остановиться. - Бабушка Винама! Пришло сообщение от... Императора. Вот...

Женщина положила на стол инфочип и упала на стул, стоящий возле стола. С лица Солы не сходило потрясение. Винама внимательно посмотрела на свою внучку, дернула бровью и взяла чип, вставляя его в ридер. На экране появилась информация, по мере чтения которой лицо Винамы бледнело все больше и больше.

Дочитав до конца, женщина отключила ридер трясущейся рукой и тяжело осела в кресле. Сейчас стало видно, что у нее очень солидный возраст, что потери не прошли даром, оставив отметины на лице и в сердце.

- Падме... девочка моя... - дребезжащим голосом прошептала Винама, прижав трясущиеся руки к груди, позволяя себе минуту слабости... быстро прошедшую. Женщина прикрыла глаза и встряхнулась. Не время грустить и предаваться воспоминаниям. Все - потом, сейчас важно другое.

- Итак, - жестко посмотрела на разом собравшуюся внучку матриарх семьи Наберрие. - Император навестит нас через четыре дня. Именно нас, не королеву. Частный визит. Ты осознаешь, что это означает, Сола? И он везет с собой детей Падме и информацию о ее гибели. Детей! Ты понимаешь, Сола?! Детей! Нам солгали! Нам! Солгали! И мы - поверили! Почему?!

***
Тихий особняк превратился в бурлящее море. Спешно собранная семья Наберрие, вся, включая и исполняющую обязанности Королевы Пуджу, фонтанировали эмоциями и сыпали догадками. Винама железной рукой управляла этим бардаком, превращая бессмысленное броуновское движение в упорядоченный процесс.

Мужчины Наберрие - Руви и Даррен, - спешно опрашивали своих знакомых, наводили справки и трясли должников, которых у них как у оружейных магнатов было достаточно много. Уже через час начали поступать первые сведения, которые расшевелили это осиное гнездо еще больше.

Палпатин посещал Альдераан. Палпатин называл Органа своими верными сторонниками (тут все дружно зафыркали и скривились). Палпатин забрал из дворца девочку, которую растили Органа, представив ее как свою внучку. Палпатин представил своего внука. Палпатин приставил к мальчику охрану, точную копию Алой гвардии. Ходят слухи, что это - сын Вейдера. Палпатин летит на Набу.

Через три часа Руви притащил копии снимков, сделанных на Альдераане, и все сгрудились возле голопроэктора, разглядывая детей. Скромно одетая девочка, практически неотличимая еще от десятка одетых также малышек... Пуджа и Сола переглянулись - уж очень это было похоже на выход Королевы Набу, когда не поймешь: кто там под гримом и настоящая ли королева сидит на троне в пышных одеждах.

- Похожа... - выдохнула Сола и смахнула выступившие на глазах слезы. - Мать бы порадовалась... жаль, не дожила, известие о смерти Падме ее подкосило.

Руви с болью смотрел на маленькую копию своей младшей дочери. Ну просто один в один! Те же карие глазки, те же темные волосы, судя по выбившемуся из-под капюшона локону. Налюбовавшись на девочку, перешли к мальчику.

Малыш производил совершенно другое впечатление. Если девочка была растерянной, хоть и старалась этого не показывать, то он стоял гордо, словно маленький император. Уверенность в собственном превосходстве, надменность и осознание своей причастности к сильным мира сего. Светловолосый синеглазый красавчик, одетый роскошно, в том же стиле, что и Император, в одежды цветов Империи.

Наберрие притихли. Если девочку они обсуждали с умилением, то вот с малышом шутить не хотелось, невзирая на весь его подчеркнуто скромный вид на некоторых изображениях. Было что-то в этих невинных на первый взгляд глазках, чувствовалось, что ребенок очень даже не прост.

- Совсем не похож на Падме, - вздохнул Руви, наклоняясь ближе, рассматривая четкое изображение. Мужчина потер подбородок, пытаясь понять, кого же малыш ему напоминает... уж не Падме, так это точно - ни малейшего сходства! Разве что разрез глаз слегка, и губы, немного...

- Наверное в отца, - хмыкнула Сола, любуясь красивым ребенком, и неожиданно осеклась, вздрогнув от пришедшей в голову мысли. - В отца...

Женщина побледнела, смотря на особо удачный снимок, вышедший особенно четко. Светлые волосы - натуральный блондин, синие глаза, намечающаяся ямочка на подбородке. И это выражение лица... Она видела практически это же лицо много лет назад, только ребенок был постарше! И одет гораздо скромнее!

В голове замелькали догадки, воспоминания, кусочки мозаики сложились в цельную картину, ужаснувшую женщину. Она вздрогнула, прижимая руки к груди, неверяще беззвучно прошептав имя погибшего. Те же глаза... яркие, полные жизни.

Женщина помнила, как их обладатель смотрел на ее сестру, когда вырос. С каким выражением... сколько чувств плескалось в их глубине при виде Падме. Забыть было невозможно.

- Великая Сила... - осела на стуле Сола, потрясенно уставившись на снимок и не обращая внимания на загомонивших родственников. - Я, кажется, знаю, кто их отец...

***
При появлении портного Люк попытался было позорно сбежать, утешая себя тем, что это было стратегическим отступлением, но у него ничего не вышло. Нервничающая Лея всхлипнула, посмотрела на него огромными карими глазами, полными слез... и мальчик, едва не сплюнув злобно на пол, остался наблюдать за процессом выбора платья. И не одного.

Все эти мучения растянулись на два дня, за которые он едва не озверел, мечтая придушить не знающего меры Ларпита, предварительно выпотрошив большими портновскими ножницами и утыкав булавками, как ежа. Палпатин, время от времени приходивший, чтобы проверить, что получилось, только злорадно скалился и отдавал ценные указания пашущему, как ломовая лошадь, Ларпиту - оказалось, что император имеет превосходный вкус и является тем еще модником.

К концу полета Люк готов был на стену лезть, так его все раздражало, но делать было нечего: приходилось обсуждать с Леей наряды, отвлекать ее от воспоминаний об Альдераане, и ждать момента прибытия как чуда, психику от срыва спасали только медитации и занятия с Силой, так что, когда корабли вышли из гипера, мальчик едва по потолку не начал бегать от счастья.

Корабли вынырнули в отдалении от планеты по очень простой причине: Палпатин решил проконтролировать процесс знакомства Леи и Вейдера, а то будет странно выглядеть визг девочки при виде ситха вживую. Люк притащил заветную коробочку с конфетами - лучшее средство от стресса, по его мнению, подпрыгивая от нетерпения в ожидании прихода отца. Наконец от "Истца" отделился челнок, сопровождаемый восьмеркой СИДов, и вскоре по нервам ударило ощущением надвигающейся волны Тьмы. Вейдер ступил на борт "Превосходящего".

***
Лея нервничала. Она то стискивала кулачки, едва не подпрыгивая на месте, то разглаживала на новеньком платье складочки, то что-то еле слышно шептала под нос... Ожидание встречи с... отцом... заставляло ее дрожать. Стоящий рядом Люк не выдержал, достал из коробки леденец и протянул сестре.

- Держи.

- Не хочу! - едва не провыла Лея, нервозно посматривая на дверь. Конечно, она понимала, что вреда ей не причинят, что это ее отец, что все будет хорошо... но нервничать от этого не переставала. Страшный воин в жутких доспехах, которого ей наказывали опасаться... она голограммы испугалась! А тут...

- Жуй! - в руку ткнули конфету.

- Не буду! - взвизгнула Лея, топнув ногой.

- Жуй, тигра рогатая! - рявкнул выведенный из себя Люк, хлестнув посмевшую капризничать и перечить сестру Силой. Девочка вздрогнула, уставившись на брата огромными глазами, после чего на автомате запихнула в рот леденец и села на диванчик. Всю нервозность как рукой сняло, она почувствовала себя так, словно кто-то одним махом убрал все тревоги и сомнения, оставив в голове лишь гулкую пустоту. Леденец хрустел на зубах.

Люк подозрительно осмотрел ее, поставил банку на диван и присел рядом.

- Вот сразу бы так!

Глазам вошедшего в каюту Вейдера предстала умилительная картина: сидящие рядом дети, таскающие конфеты из небольшой баночки. Вошедший следом Палпатин одним взглядом окинул близнецов и понимающе хмыкнул. Люк расплылся в улыбке и слетел с диванчика, подскакивая к ситху.

- Папа!

Вейдер наклонился, подхватывая фонтанирующего счастьем сына на руки, тут же полезшего щупать броню.

- Круто! Вживую еще лучше, чем казалось!

- Здравствуй, Люк... - пробасил ситх, опустил сына на пол и снял шлем. Лея огромными глазами смотрела на белое лицо, непонятного сине-желтого цвета глаза и кожу, совершенно лишенную хоть какой-то растительности.

Вейдер с минуту жадно рассматривал сидящую на диванчике маленькую копию Падме, застывшую в ступоре, после чего подошел ближе и встал на колено, расплываясь в обаятельной улыбке, в которой мелькнула тень погибшего в лаве Энакина.

- Здравствуй, Лея. Здравствуй, дочь.

Лея осторожно протянула руку, несмело касаясь пальцами щеки замершего перед ней мужчины.

- О... отец? - тихо, с подозрением спросила девочка. Глубокий голос Вейдера заполнил помещение.

- Да.

- Точно? - с еще большей подозрительностью протянула Лея, посмотрев на подошедшего Люка. Тот утвердительно кивнул.

- Точно! Сам проверял!

Изумленно поднявший в ответ на этот пассаж брови Вейдер не выдержал и рассмеялся, вызвав у девочки ответную несмелую улыбку. Она слезла с диванчика и робко обняла ситха за шею.

- Папа...

Глаза Палпатина удовлетворенно блеснули золотом: все это время ситх осторожно помогал Лее справиться со стрессом, усиливая доверие и радость от обретения отца. Вейдер подхватил дочь на руки и плавно встал, вызвав у девочки восхищенный вздох. Люк, хмыкнув, достал очередной леденец, довольно посматривая на эту поистине эпическую картину: здоровенный бронированный воин держит на руках маленькую девочку в пышном платье, гордо улыбаясь. Зрелище - что-то с чем-то.

- Замечательно! - промурлыкал довольно Император, складывая руки на груди. - А теперь, когда все познакомились, давайте обсудим, что вы будете делать на Набу.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
darketo31
сообщение 12 Июль 2015, 09:38
Сообщение #34



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 101
Регистрация: 2 Декабрь 2014
Из: Одесса
Пользователь №: 9519



Глава 18. Кто сеет ветер...

Шаттл плавно приземлился на площадку практически возле дома, сверкнув скромным изображением имперского герба на антрацитово-черном лоснящемся корпусе. Опустился трап... из недр корабля показались алые и черные фигуры с пиками в руках, образовавшие своеобразный коридор.

Наберрие, встречавшие царственного гостя всем составом, подтянулись и замерли. Хоть это и частный визит, но расслабляться нельзя: император это не сосед, заглянувший на чашечку кафа с шири, все равно протокол надо соблюдать, пусть и с оговорками.

Ступивший на трап мужчина цепко оглядел пространство голубыми глазами, седые волосы сверкнули серебром под солнечными лучами. Он сделал шаг вперед и вслед за ним показался еще один... человек? Некто высокий, почти на голову выше Палпатина, одетый в необычного стиля черные одежды, виднеющиеся из-под длинного широкого плаща. Высокий мужчина был весь скрыт одеждами, даже руки были затянуты черными кожаными перчатками, невзирая на теплую погоду, из-под глубокого капюшона виднелся только белый подбородок. Он выглядел опасным, в каждом движении сквозила непринужденность опытного воина, хотя шаги были странно тяжелыми, однако ожидающих набуанцев заставило напрячься не это.

Неизвестный воин держал за руки детей.

***
Иногда этикет - благо, а иногда - сущее мучение. Но, зачастую, и то и другое одновременно. Пока Винама, как глава семьи Наберрие, обменивалась с Палпатином положенными фразами, долженствующими подчеркнуть неофициальность визита, все остальные беззастенчиво рассматривали детей, крепко сжимающих ладошками затянутые в черную кожу руки сопровождающего: мальчик - правую, а девочка - левую.

По контрасту с одетыми в черное взрослыми, дети сверкали цветными одеждами: мальчик - ало-черным нарядом, щедро покрытым золотой вышивкой, а девочка - пышным платьем пастельных тонов в лучших традициях аристократии Набу. Ей даже сделали легкий макияж, как положено при первом выходе в свет.

Женщины украдкой переглянулись: столь резкое расхождение в стилях уже говорило о многом. Имперские цвета для мальчика, наряд юной аристократки Набу для девочки. Наконец император и Винама закончили расшаркивания, и все неторопливо направились в дом, окруженные черно-алыми рядами гвардейцев.

Просторная гостиная, так называемая "семейная", с легкостью вместила всех, включая и стражей. Что поделать, статус Императора приносит за собой и некоторые неудобства, с которыми приходится мириться... или наслаждаться ими, что Палпатин и делал. Сола и ее старшая дочь Рио подали на стол каф и сладости, расставив тончайшие чашки, блюдца, тарелочки и прочее, после чего присели, разглядывая сидящего по левую руку императора так и не снявшего плащ мужчину и с интересом сверкающих глазами детей.

Винама села напротив Палпатина, выпрямившись, не отводя взгляд от его лица. Император слегка дернул уголком губ, обвел глазами помещение... людей... после чего прервал затянувшуюся паузу.

- Прежде всего, позвольте поприветствовать вас еще раз, Винама, глава семьи Наберрие, от имени моей семьи. Сегодня, спустя более чем пять лет со дня гибели прекрасной Падме, я принес благую весть. Ее дети, которых считали погибшими, живы... и присутствуют здесь, в данный момент.

Винама являлась опытным политиком, имеющим многолетний стаж. Ее изумление от слов "моя семья", прозвучавших от официально считающегося не женатым и даже не вдовым Палпатина никак не проявилось на лице, она просто приняла информацию к сведению и вступила в разговор, с каждым мгновением приносящий все больше и больше неожиданностей.

- Радостную весть принесли вы, Шив, глава семьи Палпатин... радостную, пусть и запоздалую. Смерть Падме была тяжким ударом для всех нас, ведь она была истинной драгоценностью семьи. Те, кто вернул ее нам, сообщили, что погибла не только она, но и ее дети, а также ее супруг, чье имя так и не было названо.

Винама выпрямилась еще больше, ее лицо закаменело. Палпатин подобрался, встретив достойного противника, причем такого, которого надо склонить на свою сторону. Люк дернул уголком губ, мысленно расцвечивая разворачивающееся перед глазами зрелище своими аналогиями.

Сейчас за столом встретились два вожака, ведущие за собой маленькие, но очень сильные, сплоченные и крепкие стаи. Они скалили клыки, топорщили шерсть и совершали прочие телодвижения, долженствующие показать, что вообще-то они мирные, но до поры до времени, и если что, то "как только, так сразу"; однако, лишнюю агрессию проявлять не будут и рассчитывают на долговременное сотрудничество, как имеющие общий интерес.

- Скажите, Шив Палпатин, как произошло, что дети семьи Наберрие вошли в вашу семью?

Неозвученное "хотя всем известно, что ты - старый холостяк" повисло в воздухе. Ситх слегка раздвинул губы в вежливой улыбке, Люк с Вейдером приготовились к необыкновенному зрелищу... Император готовился вбросить в массы первую часть загодя расписанной истории, которую они уже обсуждали на корабле.

- Увы, бытие публичным человеком несет за собой множество неприятных проблем, - ситх напустил на себя скорбный вид, которому Наберрие не поверили ни на секунду. - И одной из таких проблем является опасность для тех, кто нам близок и дорог...

Винама сочувственно покивала, хотя в ее глазах ясно читалось: "ври дальше, для тебя дорога только власть".

-... много лет назад в моей жизни произошла встреча. Она была краткой, так как обстоятельства сложились против, но имела неожиданное последствие. Сын.

Голубые глаза ситха неожиданно посветлели, он осторожно взял чашечку с остывшим кафом, снова поставил ее на стол, как бы предавшись на мгновение воспоминаниям... Винама смотрела на него и, к своему дикому изумлению, не чувствовала ни грана фальши. Сейчас сидящий перед ней мужчина был искренен, как бы странно это не выглядело.

- Обстоятельства сложились таким образом, что узнал о его существовании я, только когда ребенку исполнилось девять. Случайная встреча, перевернувшая мою жизнь и придавшая ей новый смысл. К сожалению, объявить о том, кто он, я не мог. Моим сыном заинтересовалась и взяла под свое крыло очень серьезная и влиятельная организация... и я не мог полностью спрогнозировать, как они отреагируют на правду о его происхождении.

От Вейдера повеяло странным чувством, которое Люк мог перевести как "ну-ну, говори дальше, я послушаю". Палпатин вздохнул и слабо улыбнулся.

- Тогда же произошла и первая встреча Падме и моего сына, ставшая для обоих роковой. Это была любовь с первого взгляда... и на всю жизнь.

Внимательно рассматривающая сидящих прямо напротив нее детей и их сопровождающего Сола вздрогнула, впившись взглядом в видимую из-под капюшона нижнюю часть белого, как мел, лица. Ее глаза непроизвольно сузились, но женщина тут же взяла себя в руки. Она внимательнейшим образом, анализируя каждый видимый миллиметр, осмотрела подбородок и губы мужчины, перешла на лицо спокойно смотрящего на нее мальчика... сравнила... Лицо Солы медленно побледнело.

- Второй раз они встретились годы спустя, и оказалось, что возникшее когда-то меж ними чувство никуда не делось, только став крепче, приведя в конце-концов к заключению тайного брака... - мужчина слегка сгорбился на мгновение, опустил глаза... снова распрямился.

- Как выяснилось, меры безопасности оказались недостаточными. О происхождении моего сына узнали... и предприняли определенные шаги. В день объявления империи случилась трагедия. Падме была похищена прямо перед родами, а мой сын... чудовищно искалечен и брошен умирать. Не выдержав всего произошедшего, Падме умерла после родов, а дети... все было обставлено так, словно и они мертвы.

- Почему... - голос побледневшей Винамы сорвался, она вздохнула и начала снова, - почему вы нам не сообщили о...

- Сообщил?! - неожиданно сорвался Палпатин, подавшись вперед и вцепившись побелевшими пальцами в край столешницы. - Что именно?! Что моя невестка мертва, что мой сын борется за свое существование, хотя с такими повреждениями не живут, что мои внуки похищены, и мы и следов их не можем найти?! Это я должен был сообщить?!

Резко откинувшись на стул, ситх прикрыл глаза, словно отходя от вспышки ярости, а на самом деле осторожно оценивая настроения Наберрие. Все, как по заказу: негодование, переходящее в ненависть к пока что неозвученному врагу, сочувствие и жажда мести.

- Я не знал даже, выживет ли мое дитя... - прошептал мужчина, уставившись на Винаму небесно-голубыми, прозрачными глазами. - Шансы были чудовищно малы.

Он встряхнулся и продолжил спокойным тоном.

- Почти год назад случилось чудо. Мой внук смог дозваться до своего отца. Мы вначале даже не поверили... но подделать такое невозможно. И поиски продолжились. Ребенка похитили, но он сумел бежать из плена, хотя даром такие испытания для него не прошли.

Ситх повернул голову и изящно повел рукой.

- Люцифер. Мой внук.

Наберрие вздрогнули, уставившись на самодовольно прикрывшего синие глазки ребенка с диким изумлением. Тем временем Палпатин продолжил шокировать общественность.

- Расследование дало неожиданный результат. Выяснилось, что детей было двое. Еще через полгода мы напали на след, и вот перед вами моя внучка. Леййяхх, - ситх гордо улыбнулся. - Дети Падме Наберрие, нареченной тронным именем "Амидала" и моего сына...

- Энакина Скайуокера... - прошептала побелевшая от осознания истинности своей догадки Сола. - Здравствуй, Энакин. Это ведь ты?..

Сидящий напротив мужчина медленно поднял руки, снимая капюшон. На белом, как мел лице ярко сияли синие с желтыми искрами глаза. Белые губы улыбнулись.

- Здравствуй, Сола. Это именно... Я. Так меня звали когда-то.

- А сейчас? - голос женщины дрогнул. Винама поджала губы, вспомнив слух, к которому они отнеслись с недоверием - что мальчик, чье изображение они рассматривали, сын Вейдера. Тогда они от него отмахнулись, как от бредового...

- Сейчас... - мужчина растянул губы в вежливой улыбке, - меня зовут Дарт Вейдер.

Наберрие замерли, уставясь на спокойно сидящего мужчину. Ужас Галактики, Палач Императора... Одно дело догадки, и другое - когда эти догадки становятся реальностью. Палпатин с благостной улыбкой лениво поглядывал на Наберрие, которые все больше нервничали и запутывались в раскинутых им сетях. Дети скучали... вернее, только Лея. Девочка тихо сидела на своем месте, тоскливо поглядывая на стоящие на столе сладости, но тем не менее воспитание дало свои плоды: она внимательно слушала и старалась по возможности запоминать реакцию окружающих на то или иное заявление.

Люк наслаждался. От него тянуло довольством, восхищением талантами Палпатина, а также интересом ко всему происходящему. Молодец, ребенок. Далеко пойдет. Тем временем присутствующие переварили пикантную новость и сделали выводы.

- Было сказано, что вас сильно... искалечили, - задумчиво сузила глаза Винама. - Однако, вы ведете крайне активный образ жизни. И носите броню... простите, я немного не понимаю...


- Броня помогала мне выжить. А сейчас... Люк меня вылечил, - в низком баритоне Вейдера звучала неприкрытая гордость.

- Вылечил? - впилась взглядом в расплывшегося в гордой улыбке Люка Винама.

- Да. Если бы не он... - Вейдер покачал головой, - мы бы с вами так не разговаривали.

Пальцы Солы, надежно упрятанные в широкие рукава, дрогнули. Последняя фраза звучала очень... неоднозначно.

- Интересно. Маленький ребенок... - недоверчиво подняла бровь женщина. Люк небрежно пожал плечами.

- Пришлось повозиться, повреждения были очень обширными. Да и это, все-таки, мой первый опыт в лечении, но я справился, кроме того помощь Учителя была просто неоценимой. Конечно, есть еще, над чем надо поработать, но это уже не критично. Зато теперь отец не нуждается в костюме жизнеобеспечения, может дышать без боли, нормально спать, есть... кстати, хорошо, что напомнили, надо кое-что проверить, - благодарно кивнул обалдевшей Соле мальчик, - ну и вообще, процесс излечения идет очень успешно, хоть и медленно. Но я доволен и этим, - вальяжно повел ручкой Люк.

Присутствующие замерли, потрясенно смотря на малыша, вещающего с видом умудренного многолетним опытом профессора. Лея вздохнула, раздраженная таким позерством.

- Прости, эээ... Люцифер, - с трудом выговорила имя потрясенная Винама. - А как именно ты лечил своего отца?

- Силой, естественно, - снова небрежно пожал плечиками мальчик. - Было трудно: следовало стабилизировать энергетику, осуществить тонкую настройку, хорошо хоть, мы с отцом схожи, иначе, было бы гораздо труднее, и так были... нюансы.

- Силой... ты... - Винама запнулась, - джедай?

- Нет, - глаза мальчика блеснули. - Я - ситх.

Винама моргнула, остальные сидели в ступоре. Ребенок своими речами и поведением просто выбил их из колеи. Да, на Набу была очень хорошая система воспитания, да, дети с ранних лет учились очень многому, но Люк... он выбивался даже на этом фоне. А тут еще и непонятное заявление. Они примерно знали, кто такие джедаи, все-таки сталкивались, да и Орден объявили запрещенной организацией совсем недавно... но вот кто такие ситхи?

Конечно, Винама, как и остальные, изучала историю. Она читала о войнах, произошедших за последние несколько тысяч лет, но это совершенно не помогало понять, чем именно одни одаренные отличаются от других. И те и другие воевали, не чурались насилия и вообще, зачастую отличить одних от других можно было только по декларируемым лозунгам, а совсем не по методам и целям. Поэтому неожиданное заявление ребенка заставило спешно лопатить память в попытке прояснить ситуацию.

- И что это означает?

- Да в принципе то же самое, только с некоторыми маленькими, но существенными расхождениями во взглядах на реальность и свое место в ней. Это больше проблемы философского характера, однако влияющие на практическое мировоззрение одаренного, вступившего на данный путь... - мальчик обвел внимательным взглядом смотрящих на него квадратными от изумления глазами Наберрие и торопливо добавил, - если хотите, я могу все подробно рассказать. С примерами.

От Вейдера с Палпатином плеснуло неприкрытым весельем: реакция присутствующих на мальчика их позабавила. Что поделать, это они уже привычные, а на психику неподготовленного человека Люк действовал крайне разрушительно, вводя просто в ступор, единственный, кто более-менее адекватно его воспринял - Траун, но он чисс, с него и взятки гладки. И вообще он не показатель.

Винама откашлялась, приходя в себя, машинально цапнула чашку с давно остывшим кафом и сделала глоток. Руви смотрел куда-то вдаль, что-то обдумывая, как и Дарред, Сола с дочерьми изображали статуи. Лея посмотрела на стол и потянулась к тарелочке с изумительным пирожным, стоящим дальше, чем она могла достать. Тут же тарелочка скользнула по столу прямо к ней в руку. Девочка благодарно улыбнулась.

- Спасибо, Люк.

- На здоровье... - Люк сузил глаза, и к нему направился целый караван из блюдец. Вейдер хмыкнул.

- Одолеешь?

Люк хихикнул, обведя веселым взглядом лица родни.

- Если вы боитесь поправиться, выпейте перед обедом пятьдесят грамм коррелианского виски! Он притупляет чувство страха!

Судя по выражениям глаз мужской части Наберрие, они были полностью согласны с данным утверждением. Палпатин улыбнулся и шевельнул пальцем. Перед ним тут же зависла тарелочка с ароматными лагурами - рулетиками из перемолотых в пасту орехов, сушеных фруктов и меда, с начинкой из желе.

Лея вздрогнула, но продолжила есть пирожное.

Винама вздохнула и подтянула к себе пирожки с ягодами. Стресс требовалось заесть. Сола вышла, вернувшись через некоторое время со свежим кафом и чашками. Напиток разлили, все, кроме Вейдера потянулись к чашкам. Люк повернулся к отцу и сосредоточился. Он так и не успел как следует проверить, следовал ли отец его указаниям. Люк, конечно, поправил Вейдеру желудок и прочее, но пять лет внутривенного питания накладывают свой отпечаток, так что... проверка не помешает.

Ноздри ситха дернулись, когда его прошила волна Силы светлой направленности, просканировавшая его тело до последней клеточки. Люк нахмурился, поджал губы, просканировал отца еще раз... откинулся на стуле, не обращая ни на что внимания и анализируя свои ощущения.

- Что скажете, доктор, - густой голос Вейдера пронзил заинтересованную тишину, наступившую в столовой, - я жить буду?

Люк отмер и хмыкнул.

- Будете, причем долго и плодотворно! Вот это, для начала...

Мальчик поставил перед отцом тарелку с лагурами.

- Мед, орехи, сухофрукты. Чистая энергия, то, что надо. Каф тоже можно. Чашку.

Вейдер кивнул и тут же цапнул первый рулетик. Этого момента он ждал очень долго, ведь без санкции сына есть нормально ситх не рискнул. Не хотелось, чтобы банальное желание почувствовать наконец практически забытый вкус пищи аукнулось какими-нибудь проблемами.

Люк бдительно проследил, как Вейдер, прикрыв глаза, медленно, неторопливо вкушает лагур, наслаждаясь каждым мгновением, еще раз просканировал его, убеждаясь, что все нормально, после чего повернулся к уставившимся на него Наберрие.

- Что? Папу лечу я, и накосячить не хочу.

Винама подняла бровь, но промолчала. Следующие полчаса прошли в тишине, нарушаемой только звяканьем вилок и ложек. Вейдер вообще выпал из реальности, отправляя рулетики в рот буквально по крошке, его удовольствие чувствовалось практически физически, даже Лея покосилась на отца и заулыбалась. Наконец Винама и Палпатин переглянулись.

- Дети... поиграйте в саду. В пруду есть радужные кальри, они очень красивы.

- Конечно, дедушка, - близнецы поклонились и вышли, сопровождаемые Тенями. Винама дождалась их ухода и тут же ее лицо приняло жесткое выражение.

- И что это было? - холодно произнесла женщина. Палпатин недоуменно посмотрел на нее.

- Что именно вы имели в виду?

- Люк демонстрирует уровень умственного развития, не соответствующий своему возрасту. Даже если предположить, что он - гений, это уже слишком. Лея вздрогнула и поежилась, когда вы использовали свои... способности. При этом, на брата у нее нет такой реакции. Также, настораживает очевидное противоречие...

- Какое? - сладко улыбнулся ситх, отпивая глоток кафа. Винама сверкнула глазами.

- На Альдераане было объявлено, что девочка росла там с вашего одобрения. Здесь вы заявили, что дети были похищены оба. Проясните этот момент, Шив, глава семьи Палпатин.

- Дети были похищены оба, - жестко посмотрел на женщину полыхнувшими на миг желтым прозрачными голубыми глазами император. - Магистр Ордена джедаев Оби-Ван Кеноби похитил Падме практически перед родами. Ее отвезли на Полис-Масса, где их уже ожидал гранд-магистр Ордена джедаев Йода, и... Бейл Органа. Она умерла спустя полчаса после рождения детей, успев только совершить Имянаречение... и озвучить Люку свое пожелание. Ее тело не успело остыть, как Органа забрал Лею, ведь он был влюблен в ее мать...

Внимательно слушающих Наберрие перекосило, Винама сделала стойку.

- А Люка отвезли на Татуин, к сводному брату моего сына, Оуэну Ларсу, сказав, что мальчик - полный сирота, что оба его родителя мертвы. Люку, как ни странно, повезло. Оуэн терпеть не может Кеноби, поэтому он гонял наглого джедая, не давая контактировать с ребенком. А вот Лее пришлось хуже. Бейл отлично знал, что отец девочки жив, и что у ее матери осталась родня. Это не помешало ему говорить ей, что она - родная дочь, а так же поить какой-то дрянью, когда у нее пробудились способности... - голос императора стал ледяным, глаза посветлели, приобретя нехорошую прозрачность.

- Впрочем, с этим вопросом уже разбираются... но теперь у нас проблема. Задавленные способности Леи крайне отрицательно реагируют на нас: меня и моего сына. Она нервничает, испытывает подспудный страх... Приходится постоянно сдерживаться. Хорошо хоть, на Силу брата у девочки реакция положительная, остается надежда, что дар Леи можно будет пробудить, хоть на немного... но для этого требуется время.

- Понятно, - глаза Винамы блеснули, улыбка стала жестокой. - Нейтралитет Альдераана остался только на словах... это хорошо, однако меня волнует следующее. Вы сказали, что Падме успела высказать пожелание... откуда это известно? Записи из палаты?

- Нет, - усмехнулся Палпатин. - Все гораздо хуже. Нам стало известно это от Люка. Мальчик помнит все, начиная с момента рождения.

- Великие стихии... - прикрыла глаза женщина, Сола и Руви в ужасе переглянулись. - Насколько сильно пострадала психика ребенка?

- Очень сильно, - от слов неожиданно заговорившего Вейдера все вздрогнули. - Как он сам сказал: "а потом я сошел с ума".

- Но... - Сола было вскинулась, но снова осела на стуле, - как-то помочь?..

Вейдер покачал головой.

- Поздно. Бессмысленно. Скорее всего, будет еще хуже. Мальчик просто очень умный, опережает свой возраст лет на десять, очень самостоятельный. Ну а то, что есть некоторые моменты... - ситхи непроизвольно переглянулись, - так это ничего. Жить можно.

- Кому? - остро взглянул Руви. Вейдер непроизвольно улыбнулся.

- Нам. И тем, кого ребенок будет считать своей семьей. К этому понятию у него отношение крайне трепетное. А окружающие... - лорд небрежно пожал широкими плечами. - Это их проблемы.

- Действительно, - пробормотал Дарред, с тоской гляда на каф. Мужчине явно хотелось чего-то покрепче, но заветного живительного эликсира в пределах досягаемости не наблюдалось. Винама откинулась на спинку стула, обдумывая недвусмысленное предупреждение. Психика ребенка очень хрупка и крайне непредсказуема, а уж психика сумасшедшего ребенка...

- Что вы собираетесь сделать?

- Я хочу, как и пожелала моя невестка, представить детей предкам. Всех, - прозрачные голубые глаза скользнули по замершему Вейдеру. Винама прикрыла веки. Ясно. Император хочет придать легитимный статус явно незаконнорожденному сыну. По законам Набу, а не стоит забывать, что Палпатин - ее уроженец, этого будет достаточно. Никто после признания не сможет оспорить права бывшего Энакина, как сына и прямого потомка Палпатина. Особенно, если он правильно назовет фамилии... а он это сделает, женщина совершенно не сомневалась. Однако, теперь стоит прояснить один момент...

- К какой семье вы хотите приписать Лею? В том, что Люк войдет в вашу, это и так понятно. Однако, в свете проблем девочки... вы хотите отдать ее нам.

- Да, - голубые глаза сверкнули на мгновение золотом. - Это будет лучшим решением. Мы не знаем, возможно ли восстановить ее связь с Силой полностью. Находиться постоянно с нами... Вейдер без конца в разъездах, он буквально живет на корабле. Если Люк не против, то для девочки такая жизнь неприемлема. Кроме того, она не переносит нашу Силу. Постоянно себя сдерживать, как мы делаем это сейчас... рано или поздно наступит момент, когда что-то произойдет. Калечить еще и психику Леи... над ней и так Органа потрудились. Воспитывать ее на Корусканте? Еще хуже. Единственный выход - Набу. Кроме того, у вас и так наследование идет по женской линии, а Падме не меняла фамилию. Я не могу оскорбить ее память, лишив девочку семьи.

- А Люк? - подал голос Руви. Палпатин неприятно усмехнулся.

- А Люк привязан к своему отцу, и тех, кто решит оторвать его от Вейдера, убьет не задумываясь. В этом мы уже убедились - была такая попытка.

- Бедный ребенок... - пробормотала Рио. Император хмыкнул.

- Ни в коем разе. Он прекрасно знает о своих проблемах и не менее прекрасно с ними справляется.

Винама покивала, обдумывая все сказанное, и решилась.

- Можем мы услышать пожелание моей внучки?

- Конечно. Вейдер...

Ситх на мгновение прикрыл глаза, сосредотачиваясь, и через пару минут в гостиную влетел чем-то довольный Люк.

- Папа?

- Люк, - Палпатин внимательно посмотрел на малыша, - повтори то, что тебе сказала мама.

- Хорошо... - Люк сосредоточился, начиная по памяти пересказывать слова матери, причем, опять-таки, с купюрами. Из текста выкинули строки, повествующие о нападении, решив, что не стоит смущать родню такими подробностями, оставив момент с обвинением Кеноби и просьбой представить детей предкам, как положено. Ах, да... пожелание отомстить тоже оставили.

Наберрие закаменели, слушая послание на набуаре. Закончив, Люк вопросительно уставился на Палпатина.

- Можешь идти, Люк.

Мальчик кивнул и снова умчался в сад.

- Когда Представление?

- Завтра. Вы согласны?

Наберрие переглянулись, после чего Винама встала. Тут же поднялся император.

- Шив, глава семьи Палпатин. От лица семьи Наберрие благодарю вас за то, что вернули нам потерянное дитя.

***
Представление предкам...

Церемония, которой уже очень много веков, осуществляемая с момента заселения Набу. Старая, простая церемония, не требующая ничего необычного, имеющая огромное значения для следующей заветам предков Набу, перевешивающая даже действующее законодательство, хотя и используемая сейчас в основном аристократией и теми, кто себя таковой считает.

Храм предков в Тиде стоял в живописном месте - на холме, рядом со стекающими с окрестных скал водопадами, окруженный деревьями и цветочными полянками. Место, настраивающее на возвышенный лад, способствующее гармонии с природой и умиротворению. Здание храма только подчеркивало красоту природы. Легкое, воздушное, цвета облаков, плывущих в небесной вышине, окруженное тонкими колоннами, притягивающее взгляд изумительными по сложности витражами, оно несло самые приятные ассоциации и навевало самые лучшие эмоции.

Храм был открыт для посещения круглосуточно и круглогодично: ничто не должно помешать желающему пообщаться с духами предков. Все семь входов храма всегда были распахнуты. Такая открытость иногда очень сильно облегчала жизнь посетителям: в жизни случается всякое... а еще, она имела самое практическое значение - у любого действия должны быть свидетели. Поэтому храм находился на пересечении множества путей и именно поэтому не возбранялось любоваться на проходящие внутри помещения церемонии: широкие ворота давали прекраснейший обзор всего происходящего.

Вообще в храме не возбранялось делать очень многое. Не возбранялось привести на церемонию кого угодно, в том числе и охрану... не возбранялось иметь оружие... в общем, много чего "не". А вот что было запрещено, так это проводить любые действия тайно: то есть, не допускать посторонних и закрывать ворота.

Поэтому, посетить храм желающие могли в любое время суток беспрепятственно, а учитывая скорость распространения слухов в этом мирном и законопослушном мире, ничего удивительного, что к моменту прихода (а идти полагалось пешком, чтобы как следует настроиться) Палпатина с Вейдером и Люком, в компании Наберрие полным составом, в окружении отрядов Алых гвардейцев и Теней, окрестности были переполнены праздношатающимися, одетыми в самые лучшие свои наряды, соответствующие моменту, так сказать, неторопливо гуляющих по дорожкам и разговаривающих исключительно на возвышенные темы, а именно: Семейное право в законодательствах Набу и Империи.

Палпатин даже бровью не повел, окидывая эту толпу ленивым взглядом голубых глаз. Ситх был очень доволен: никто не запрещает обсуждать увиденное в храме, так что, скоро Империю ждет огромный сюрприз. В этом многоопытный манипулятор совершенно не сомневался.

Неторопливо приближающиеся к храму семьи Палпатин (ну почти Палпатин, но это только пока) и Наберрие представляли собой необыкновенное зрелище. Первым величественно плыл, шелестя широкими полами одеяния сам Император. Как всегда - многослойные одежды: верхний слой алый, расшитый по подолу и краю рукавов золотыми символами ситхов, нижний - антрацитово-черный. Сверкали перстни и серебро волос, мужчина потрясал всех плавностью и изяществом походки, больше подходящей матерому воину, чем бывшему сенатору с очень мирной планеты. Следом за ним шел Вейдер, одетый в широкополое одеяние ситхского воина, развевающееся при каждом шаге, черное, как и накинутый на плечи плащ с глубоким капюшоном, скрывающим лицо, и только алая подкладка плаща разбавляла однотонность наряда. Мужчина держал за руку Люка, цепко оглядывающего окрестности, одетого в копию наряда Палпатина, только черно-алую.

Семья Наберрие, по контрасту с этим облаком тьмы, слепила глаза пышными платьями светлых тонов, украшенных вышивками, бисером и камнями, потрясающих сложностью кроя, а также необычными прическами и макияжем, приличествующим аристократкам Набу. Руви и Даррен были одеты в свободные одежды светлых тонов: плащи, накидки, брюки. Даже сапоги были светлого бежевого цвета.

Вся эта черно-белая толпа неторопливо вошла сквозь главный вход в помещение храма, представляющее собой огромный зал с алтарем посередине, постояла... и приступила к церемонии, под жадными взглядами толпы, едва не вваливающейся сквозь ворота.

Палпатин прошел к алтарю, где стояла каменная чаша с водой и единственным цветком золотой кувшинки, плавающей на ее поверхности, и повернулся к остальным.

- Народу и Миру! Сегодня я, Шив, глава семьи Палпатин, представляю предкам моих потомков. Энакин Палпатин-Скайуокер, Дарт Вейдер.

Вейдер сделал пару шагов вперед и склонил голову перед императором, положившим ладони ему на плечи.

- Мой сын.

Толпа вокруг храма замерла, в ужасе уставившись на высокую черную фигуру напротив императора. Было слышно, как жужжат насекомые, оккупировавшие цветущий кустарник росший возле здания. Вейдер отошел назад и вперед вышел Люк.

- Люцифер Палпатин-Скайуокер, - ладони легли на хрупкие плечи ребенка.- Мой внук.

- Леййяхх Наберрие-Скайуокер. Моя внучка.

На плечи девочки легла вторая пара ладоней.

- Леййяхх Наберрие-Скайуокер. Моя правнучка, - гордо объявила Винама.

Все присутствующие поклонились алтарю и молча вышли из храма, окруженные стражей, проходя сквозь потрясенных свидетелей исторического события. Палпатин довольно улыбался: теперь у него нет никаких препятствий для объявления Наследника и объяснения всего произошедшего. К моменту прилета на Корускант слухи разнесутся по всей галактике, что подогреет интерес и подготовит почву для официальной версии. Что ему и нужно.

***
- Значит, я теперь Наберрие? - присевшая рядом с прабабушкой Лея с тревогой вглядывалась ей в лицо. Женщина ласково улыбнулась, поправив девочке слегка загнувшийся воротник.

- Да, милая. Теперь ты - Наберрие. Как твоя мама. В нашей семье очень много женщин, и наследование идет именно по женской линии.

- А Люк? - нахмурилась Лея, покосившись на невозмутимо сидящего в кресле напротив брата, сосредоточенно играющего ножом. Винама хмыкнула.

- А твой брат - Палпатин. В этой семье наследуют мужчины. Однако, это не значит, что раз у вас теперь немного отличающиеся фамилии, родственниками вы не являетесь. Просто разные линии наследования, как и должно было быть с самого начала... - Винама отметила, что Люк внимательно слушает, при этом не прерывая занятия с ножом. Оружие мелькало в руках ребенка, то крутясь, словно мельница, то взлетая в воздух. Неожиданно женщина поняла, что Люк проделывает все это машинально, не слишком концентрируясь на процессе. Словно опытный воин.

- Видишь ли, Падме, твоя мать, не... смогла сделать это сама, однако, мы довели все до конца, как положено. Наши семьи теперь связаны: ты - одна из Наследниц Наберрие, твой брат - один из наследников Палпатин, однако, он также наполовину Наберрие. Просто прав наследования не имеет, вот и все. И мы - семья. Все, как один.

Внимательно наблюдающая за мальчиком женщина заметила, как на слове "семья" ребенок слегка нахмурился, обвел присутствующих сосредоточенным взглядом синих глаз, после чего едва заметно кивнул, словно делая какой-то вывод. Нож исчез в широком рукаве, а Люк уставился на стол голодным взглядом. Плавный жест рукой - и к нему подлетел плод пассинара.

Сола и Руви, нервно наблюдающие за ребенком, облегченно переглянулись.

- Пора подавать обед.

***
- Что скажешь, Люк?

Вейдер развалился в низком широком кресле, стоящем в саду, и смотрел на загорающиеся в темнеющем небе звезды. Люк сидел у отца на коленях, привалившись к его груди и смотрел туда же.

- Интересная комбинация... - задумчиво пробормотал мальчик, машинально окутывая Вейдера своей Силой и сканируя его в поисках проблем в организме, которые требуется подлечить. Ситх иногда морщился, но совершенно не возражал.

- Очень интересная. И дающая по меньшей мере пять вариантов ее развития.

- Пять?

- Да. Но это я насчитал, не сомневаюсь, что дедушка видит минимум двадцать. Впрочем, это его поле, а нам надо кое-что решить.

- Что именно?

Люк отодвинулся и посмотрел в лицо Вейдера.

- Учитель для Леи. Акаади не подходит. Нам нужен кто-то Светлый, с мозгами, с огромным терпением, с пониманием что Сила неделима, с нужными нам знаниями, который согласится взвалить себе на плечи этот геморрой и который не прибьет эту наглую малявку в процессе обучения!

Ситх тихо рассмеялся.

- Что, достала?

- Я ее не понимаю... - тяжело вздохнул мальчик, закатив глаза. - Девчонки... И с ними не жизнь, и без них не жизнь!

- Да ты философ... - уважительно констатировал Вейдер, с трудом сдерживая смех. - Такие выводы...

- А что делать? - развел руками Люк. - Впрочем, мы отвлеклись. Насчет учителя...

- Инквизиторы?

- Нет, - решительно отмел предложение мальчик. - Не годится.

- Поймать кого-то из бывших джедаев? - скептически почесал нос ситх, прекрасно понимая весь идиотизм данного предложения. - Какого-нибудь философа...

- И на выходе получим второго Йоду. Нет уж, такого счастья нам и даром не надо! Впрочем, есть у меня одна мысль... если выгорит, возможно Лея и разовьет свои таланты. Этот человек очень умный... был.

- Был?

- Да. Именно был. Ты его должен помнить. Квай-Гон Джинн.

Вейдер застыл. Перед глазами пронеслись воспоминания... Улыбающийся ему джедай, первый разумный, кто отнесся к нему не как к вещи...

- Он давно умер... - прошептал ситх. Люк кивнул.

- Тело умерло. А вот его Призрак шляется невесть где, вместо того, чтобы делом заняться!

Вейдер странно посмотрел на возмущенного данным фактом сына, но промолчал, хотя вопросов появилась масса. Откуда Люк узнал о Квай-Гоне? С чего он решил, что джедай стал Призраком? Почему уверен в этом? Впрочем, кто мешает спросить?

- Люк, - осторожно начал ситх. - С чего ты уверен...

Мальчик улыбнулся и посмотрел на отца довольными глазами.

- Отвечаю по порядку. Про Квай-Гона я узнал из видений. Он был приверженцем теории Живой Силы, именно поэтому его два раза прокатывали со званием магистра. Джинн узнал технику, позволяющую стать Призраком Силы гарантированно. И испытал ее на себе, так сказать... Насколько я понял - у него получилось, но! Его тело не растворилось в Свете, поэтому хоронили его здесь, на Набу. Сожгли, как положено. Понятно? Его тело не исчезло, как у джедая, а осталось, как у ситха. Он к тебе... привязан, вроде бы пытался тебя звать, когда ты тускенов ломтями рубил. Не знаю - слышал ты его или нет... неважно. Главное вот что - если ты его позовешь, имеется приличный шанс, что он ответит.

Люк посмотрел на потрясенного отца и тронул его за плечо.

- Ну что, делаем?

Вейдер замер. Предложение сына отдавало безумием, но... вывернутое в непонятную сторону сознание Люка было, тем не менее, очень логично. По-своему. Мужчина уже даже не пытался понять, какими именно извилистыми путями в голову его ребенка проникают идеи, так как эти самые идеи всегда имели прекрасные шансы на воплощение.

Позвать Квай-Гона... увидеть рыцаря еще раз, наверное единственного джедая, к которому он испытывал доверие... Когда-то он мечтал, чтобы Джинн стал его учителем, и узнав о его гибели, горько сожалел, что эта мечта не осуществится. Теперь у него другой Мастер, но может, джедай согласится обучать его дочь? Да и просто увидеть его, поговорить... Ситх улыбнулся, сверкнув глазами.

- Делаем.

- Замечательно! - довольно ухмыльнулся Люк, умостился поудобнее, сложил на груди ручки... и кивнул.

- Зови!

Ситх моргнул, уставившись на излучающего радость сына.

- Как именно? - осторожно поинтересовался мужчина, ожидая хоть каких-то инструкций.

Люк пожал плечами.

- Силой, естественно! И голосом, но орать не надо. Окружающие не поймут. Так что... просто вспомни Квая, как он выглядел, его Силу... и позови. Ты можешь... - глаза Люка смотрели во все больше желтеющие глаза отца, - я знаю... Зови!

В памяти замелькали сцены из далекого, почти забытого детства. Первая встреча, обед, подготовка к гонкам, прощание... короткие кусочки прошлого. Сила Квая... Светлая, но не обжигающая, словно солнца-близнецы Татуина, а более ласковая, утешающая, спокойная...

- Квай-Гон Джинн... - тихо произнес Вейдер, пытаясь мысленно и Силой дотянуться до того, кто и после своей гибели пытался ему помочь. Теперь он вспомнил смутное ощущение присутствия джедая во время резни в лагере тускенов, эхо от его голоса... но тогда он не слышал, объятый горем и яростью.

Океан Сила дрогнул, по нему прошла рябь... и энергия сгустилась в высокую широкоплечую фигуру в джедайской мантии. Призрак улыбнулся и слегка наклонил голову.

- Здравствуй, Энакин. Звал?

***

Внешнее кольцо. Загоба.

Кантина, в которую он зашел, ничем не отличалась от тех тысяч и тысяч кантин, которые этот разумный встречал на своем пути. Погруженное в полумрак помещение, несколько дополнительных кабинетов, барная стойка и небольшая сцена с настраивающими в данный момент инструменты музыкантами, невероятное смешение видов.

Всё, как всегда, всё, как везде.

Вошедший повел головой, осматриваясь, после чего уверенно направился к отдельному кабинету - значит, его уже ждут. Бармен пожал плечами и вернулся к смешиванию странной бурды, ожидаемой клиентом.

Сидящий в комнате среднего роста широкоплечий мужчина в броне даже не дернулся, когда распахнулась дверь и вошел гость: человек, мужчина, одетый в неприметные одежды, ничем не выделяющие его из толпы. Дроид, влетевший в кабинет, принял заказ, разлил напитки, расставил закуску и вылетел прочь. Дверь захлопнулась, хотя никто к ней не прикоснулся и пальцем.

- Здравствуй, Кота, - Кеноби откинул капюшон на спину и сел за стол. Седовласый короткостриженый мужчина резко кивнул.

- И тебе привет, Кеноби. С чем пожаловал?

Кеноби вздохнул, не ответив. Он задумчиво обвел небольшое помещение внимательным взглядом, отпил из стакана хершш...

- Кота, нам нужна твоя помощь.

- Кому - нам? И в чем эта помощь должна состоять?

- Кому... нам, Кота. Ордену. Йоде, Шаак Ти, мне, другим разумным... Нам. Необходимо организовать военную операцию. Ты - боевой генерал, с огромным опытом... со связями. Нам нужен твой опыт в борьбе против Империи.

Генерал молча посмотрел на Кеноби.

- Крайне интересно... - хриплый голос генерала нарушил повисшую в кабинете тишину. - Борьба против Империи... подробнее, Кеноби. Мне уже интересно, - в глазах бывалого воина мелькнуло что-то странное.

- Сейчас Империя - это Вейдер и Палпатин. Убрать их - и все развалится. И тогда вновь восстанет Республика, уничтоженная ситхом. Мы готовы бороться, но нам нужна помощь. Твоя, генерал Кота, помощь. Ты ведь один из нас и знаешь, что борьба продолжается, пока есть хоть один разумный, несущий в своем сердце стремление к победе...

Кота, внимательно слушающий пламенную речь магистра, подозрительно прищурился, на его губах мелькнула странная усмешка. Покивав, генерал допил свой напиток, бросил в рот орешек, обсыпанный кристаллами соли, прожевал... не отрывая взгляд от лица Оби-Вана.

- Если опустить твое словоблудие, Кеноби, то вы хотите, чтобы я помог вам организовать разрозненную толпу из непонятно кого в армию, способную сокрушить Имперскую военную машину. Для этого вам нужен я, мои связи, мои подчиненные в качестве офицеров. Так?

- Так.

- Дальше. Вы хотите, получив эту самую армию, возглавить ее. Понятное желание... и тут возникает один интересный вопрос. Кеноби... я не "юный падаван", а ты - не Йода, чтобы заворачивать мне мозги кренделем. Я гранд-магистра очень уважаю, но... армия - это в первую очередь снабжение. Кредиты. Кредиты, которые обернутся снаряжением, кораблями, оружием и... обучением. Итак, допустим, кредиты у вас есть. Допустим, у вас есть те, кто станет воевать под вашим руководством... допустим, я в это поверю. Однако, как ты сам сказал, есть еще и Вейдер и Император. Ты думаешь, мимо них пройдет тот факт, что кто-то формирует армию у них под носом? А? С учетом полностью сформированной СИБ? Почему вы думаете, что у вас вообще что-то выгорит? Ваши возможности... несопоставимы.

Кеноби помолчал, смотря на бывшего мастера-джедая нечитаемым взглядом. Потом вздохнул, словно принимая тяжелое решение, и доверительно подался вперед.

- Выгорит. Скажем так. Появились недовольные, которые нам помогут.

- Недовольные... - лицо мужчины на мгновение закаменело, в глазах мелькнула застарелая боль и ярость. - Ох уж эти недовольные... впрочем, мы отвлеклись. Итак, что мне это напоминает? Дай-ка подумать... - мужчина задумчиво уставился в потолок, потирая тщательно выскобленный подбородок, - ааа... понял. Войну с КНС. Джедаи-генералы, только клонов нет. Клоны все под рукой Вейдера теперь маршем шагают. И не только шагают. Кстати... - Кота впился глазами в лицо магистра, - мы хоть и находимся Сила знает где, но дошли и до нас интересные слухи...

- Какие? - слегка напрягся Кеноби, почуяв неприятности. Кота прищурился, рассматривая мужчину, сидящего напротив, словно в первый раз. Среднего роста, коротко стриженые волосы, коротенькая бородка, удобные одежды... по внешнему виду - представитель какой-то мирной профессии, достаточно хорошо оплачиваемой. Оружия не видно, как и сейбера.

- Ты вот упоминал мои связи... они действительно есть, и самые разные. Меня жизнь еще до Ордена многому научила... да, так вот, встретил я недавно одного своего знакомого, и этот самый знакомый мне сообщил крайне интересную новость, услышанную уже от его знакомого.

- Какую?

- Оказывается, теперь в Имперском флоте появился еще один Главком. Только маленький... совсем еще ребенок. Но это не страшно. Говорят, наследственность у него хорошая. Даже слишком. Слышал о таком?

Благожелательная маска Кеноби на мгновение треснула. В глазах на мгновение мелькнуло недовольство, но тут же исчезло.

- Слышал... и не только слышал. И именно с ним и... - джедай резко оборвал предложение. - Неважно. Итак, ты поможешь?

Генерал не ответил, смотря на Кеноби нечитаемым взглядом. О чем он думает, понять было совершенно невозможно - Кота полностью закрылся щитами, не давая возможности считать его настроение. Молчание все длилось и длилось... словно никто не хотел продолжить разговор. Неожиданно Рам отмер.

- Кеноби. Если бы я был один, то дал бы тебе ответ сразу. Но под моим руководством состоят разумные, у которых может быть полностью противоположное мнение. Я дам ответ... но не сейчас.

- Когда?

Вместо ответа Кота задумчиво посмотрел на собеседника, словно что-то прикидывая.

- У вас сейчас есть средства на исполнение задуманного?

- Сейчас - нет, - с явным недовольством в голосе ответил Оби-Ван. - Однако, через полгода будут. Такие операции требуют тщательной подготовки.

- Вот, значит, через полгода и увидимся, - расплылся в благожелательной улыбке генерал. - На этом же месте. А пока - прощай.

Кота встал, резко кивнул магистру и вышел, четко печатая шаг. Кеноби задумчиво прищурился, повертел в пальцах стакан... отодвинул его и тоже вышел из кабинета. Что ж... этот вариант неопределен, но можно попробовать другой. Жаль с мандалорцами состыковаться теперь не получится... очень жаль. Впрочем, есть и другие возможности.

***
- Что скажешь, Лари?

Кота испытующе смотрел на пожилую, но очень хорошо выглядящую женщину, задумчиво барабанящую пальцами по столу. Тонкий палец с ухоженным ноготком нажал на кнопку, и проигрывающаяся запись разговора с Кеноби остановилась. Женщина неприятно усмехнулась, промотала запись и вновь прослушала интересующий ее кусочек.

- Час назад, пока ты сидел в кантине, птичка на хвосте принесла крайне интересную новость... - Лари повернулась к генералу, устраиваясь на жестком стуле поудобнее. - В свете этой новости предложение магистра принимает совершенно другую окраску.

- Какая новость?

Лари, не обращая внимания на нетерпение генерала, разложила на столе три инфочипа и один кристалл с записью.

- Рам... мы с тобой знаем друг друга... сколько?

- Много, Лари, много... - по грубоватому лицу генерала расплылась довольная улыбка. Женщина усмехнулась.

- Именно... ты знаешь, я - аналитик. Моя работа - анализировать и находить в куче окружающего нас... пуду... драгоценные камни стоящей информации... и предостерегать тебя, и не только тебя, от ошибок. Так вот...

Расписной ноготок коснулся первого чипа.

- Почти год назад впервые был зафиксирован слух... у Вейдера есть сын. Ребенок лет пяти, не старше. Все сочли это чьей-то самоубийственной шуткой, посмеялись... и забыли. Но... я отметила, что некоторые личности... задергались. Дальше.

Палец указал на второй чип.

- Пошла вторая волна слухов. Сын действительно есть, ему почти пять было на тот момент, родился... внимание! в День Империи. Мать умерла родами, отец считал его погибшим. Уже одно это настораживало, но... дальше - больше. Ребенок рассказал, что его похитили, и это - уже второе похищение. Третье... - палец ткнул в чип, отпихнув его в сторону. - С Куата поступило сообщение от нашего знакомого. Произошло некое происшествие, все засекречено, СИБ трясла всех, сверху донизу, невзирая на лица, статус и прочее. Трясли по наводке Вейдера и под его контролем. Полетели головы, во всех смыслах. Некая группа наемников попыталась устроить то ли терракт, то ли похищение... подробностей нет, однако есть трупы. В джедайских одеждах. Причина смерти - раздавленное сердце. Органы превращены в настоящий фарш. По словам нашего хорошего друга, наемники просто плюнули на все и сбежали. А на верфях видели маленького ребенка, перед которым офицеры прыгали на полусогнутых, при этом личность ребенка не обсуждали. Наводит на размышления?

- Наводит, - мрачно кивнул Кота. - Но ведь это не все?

- К сожалению, нет. Слухи-слухами, а материальные свидетельства - совершенно другое... - Лари потыкала пальцем в кристалл, покатала его по столу и вставила в ридер. - Запись очень короткая, но... она дает ответ на то, во что тебя хочет втянуть Кеноби. Ты заметил, как он сказал? Военная операция. Они не против получить армию, особенно, за чужой счет, но вообще-то им необходимо совершенно другое.

- Что именно? - мрачно осведомился Кота, нервно скребя подбородок. Вместо ответа Лари нажала на кнопку и голопроэктор начал воспроизводить запись. Камера, находящаяся где-то очень высоко под потолком показала помещение, похожее на выставочный зал, раскуроченное, словно внутри что-то взорвалось. Выход перегорожен энергетической завесой. По обе стороны завесы стоят: с одной - Кеноби и Шаак Ти, их Кота сразу узнал, с другой - чисс в мундире, держащий за плечи маленького светловолосого мальчика. Раздался звонкий голос ребенка:

- Кеноби, Кеноби... как не стыдно... Решил из меня Ревана сделать? Как это... по-джедайски! Сразу видно адепта Света. С удовольствием тебя разочарую - на этот счет приняты меры.

Голопроэктор еще две секунды показывал мальчика, после чего изображение погасло. Кота молча смотрел на стол, обдумывая увиденное.

- Ревана, значит...

- Ты заметил, Рам? - подняла бровь Лари. - За ребенком пришли магистры. Магистры! И не слабые! Я не Одаренная, как ты, но прекрасно понимаю - шансов спастись у мальчика и сопровождающих не было. Совершенно. Однако... они удрали. Целые и невредимые. Я не знаю, как это назвать, но если предположить, что прошлые похищения или похищение дело рук Кеноби, возникает просто прорва вопросов. А если приплюсовать то, что по слухам мальчик сбежал и в прошлый раз... это даже не везение. Я не знаю, как это назвать... - развела руками женщина, нервно поправив прядь седых волос. Хриплый голос генерала заполнил паузу.

- Зато я отлично знаю. Воля Силы. Это называется именно так. Воля Силы... и Кеноби - идиот, если хочет пойти против Нее. И это меня пугает.

- Почему?

- Кеноби... понимаешь, Лари, репутация у него очень... своеобразная. Оби-Ван прославился тем, что полностью полагается на волю Силы. Понимаешь? Я не знаю, как это тебе описать... - Кота мучительно задумался, пытаясь облечь в слова то, что Одаренные понимают интуитивно. - Это... вот у тебя - интуиция, анализ... ты - аналитик. Представь, что эта способность усилилась в сотню раз, что ты слышишь, как тебе советуют поступить в том или ином случае, расписывая варианты, и ты идешь за этим голосом, следуешь советам, полностью полагаешься на них... Знаешь, как его называли иногда? - карие глаза генерала мрачно смотрели на голопроэктор, - Орудие Силы. Орудие... И если сопливый пацан сумел удрать от него, причем, не впервые... это значит, что у Силы на него совершенно другие планы. Иначе... М-да...

Кота прокрутил запись еще раз и покачал головой.

- Знаешь, а пацан - молодец. Не сдрейфил... хотел бы я с ним встретиться! Очень! Удрать от Орудия Силы... что-то в этом очень... не то. Очень.

Сообщение отредактировал darketo31 - 4 Август 2015, 09:48
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Nefer-Ra
сообщение 12 Июль 2015, 13:51
Сообщение #35



Иконка группы

Группа: Постоялец
Сообщений: 522
Регистрация: 3 Январь 2010
Пользователь №: 8557



Оооо, сколько всего и сразу... Интрига закручивается.


--------------------
Линкор, просто линкор
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Civilian
сообщение 12 Июль 2015, 20:33
Сообщение #36



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 67
Регистрация: 29 Июнь 2015
Из: Ульяновск
Пользователь №: 9629



Три главы непрерывного каскадного оргазма мозга!
Спасибо!
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
darketo31
сообщение 12 Июль 2015, 23:18
Сообщение #37



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 101
Регистрация: 2 Декабрь 2014
Из: Одесса
Пользователь №: 9519



Цитата(Civilian @ 12 Июль 2015, 20:33) *
Три главы непрерывного каскадного оргазма мозга!
Спасибо!


На здоровье! Скоро еще добавлю!
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
darketo31
сообщение 17 Июль 2015, 23:35
Сообщение #38



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 101
Регистрация: 2 Декабрь 2014
Из: Одесса
Пользователь №: 9519



Глава 19. ... тот пожинает бурю.



- Лорд Акаади! Я болею за Вас!

- Мастер Джинн! Вы его сделаете!

- И что здесь происходит? - от вкрадчивого голоса императора все вздрогнули. Люк счастливо заулыбался, вскочил и подтащил к Палпатину кресло.

- Дедушка! Вы очень вовремя пришли, нам как никогда требуются ваш острый ум и огромные знания! У нас тут философский диспут о природе Силы образовался! Нужен беспристрастный судья, понимающий, о чем вообще речь идет! А то у нас с этим иногда... не очень... - Люк моляще сложил на груди ручки, распахнул глаза во всю ширь и уставился на ситха самым честным своим взглядом.

Ситх обвел сад суровым взором. В шагах пяти от него стояли два Призрака Силы: Акаади и... во втором Палпатин с огромным удивлением узнал давно покойного Мастера Джинна. Вид у обоих был какой-то... потрепанный и взъерошенный: на глазах императора Квай-Гон поправил растрепавшуюся прическу, а Акаади одернул плащ и расправил рукав. Было полное впечатление, что они только что попытались подраться. По-простому, на кулачках. Чуть подальше в кресле сидел Вейдер, от которого тянуло веселым потрясением, а Люк... тот просто фонтанировал радостью от хорошо, качественно исполненной пакости.

- Гхм! - откашлялся ситх. - Каким образом здесь оказался мастер Джинн?

- Оооо... это мы думали, кого пригласить на роль Учителя для Леи.

- И?.. - Палпатин царственно опустился в кресло, взирая на принесшего очередное потрясение внука нечитаемым взглядом. Невозможный ребенок. Просто невозможный.

- Ну... - Люк скромно улыбнулся, потупя глазки, - мы посовещались и я решил, что Мастер-Джедай Квай-Гон Джинн - самый лучший вариант. Он очень умный, у него есть опыт в обучении, он прекрасно понимает природу Силы, не является фанатиком... Он думать умеет! А это в наши дни такая редкость...

Призраки переглянулись, от Вейдера и окруживших сад стражей пахнуло весельем. Ситх хмыкнул, сел поудобнее, расправив мантию и посмотрел на замерших Акаади и Квай-Гона.

- Так о чем диспут?

- Философия Природы Силы, - с готовностью отрапортовал довольный Люк, разворачиваясь к Призракам. - Итак! В правом углу ринга - Лорд Акаади! Ситх! В левом углу - мастер Квай-Гон Джинн! Джедай! Тема диспута - "Сила, ее виды и способы взаимодействия с нею". Разрешается применять любые аргументы!

Акаади бросил на Джинна злобный взгляд и многообещающе потер кулак. Джедай широко улыбнулся, расправив плечи, словно разминающийся боксер перед ответственным матчем. В воздухе сгустилось напряженное ожидание.

- Итак! - самозванный рефери повел рукой, - Лорд Акаади! Вам слово!

Акаади надменно задрал подбородок, сложил руки на груди и бросил на оппонента насмешливый взгляд.

- Сила... многие говорят про Неё, но, увы, мало кто понимает Её природу. Сила - это та великая энергия, которая пронизывает все сущее, не делая исключений. Это океан, дающий нам жизнь и посылающий смерть, это наша суть, без которой мы - никто. Силу каждый воспринимает по-разному: одни считают ее панацеей, другие - ядом, к которому нельзя даже приближаться... ведь Она - это катализатор, выявляющий самые лучшие... и самые худшие качества Её адепта...

Сила затопила сад, словно в бассейн хлынуло море. Все присутствующие, не исключая Гвардейцев, внимательно слушали постепенно все больше и больше входящего в раж забрака. Люк подался вперед, едва не падая со стула, ловя каждое слово, каждую интонацию, каждый отклик Силы, даже мельчайший, на размышления ситха. Мальчик даже сам не ожидал, что то, что задумывалось как попытка найти для Леи адекватного наставника, причем шансы на успех прогнозировались как всегда "пятьдесят на пятьдесят" - то есть "или да, или нет", перерастет в самое настоящее серьезное обсуждение. Конечно встреча двух призраков стала эпической (примерно минут на пять), но и Акаади, и Джинн оба жаждали общения. Ситху было немного проще, ученик не давал ему скучать, а вот у Квая такой возможности не было. И теперь оба блистали знаниями, желая как произвести впечатление на благодарных (причем, действительно благодарных) слушателей, так и на своего оппонента.

Что поделать, разумные в своем большинстве - социальные животные, даже ситхи, которые по своей природе напоминают крупных хищников, живущих в одиночестве, максимум - семьями или небольшими стаями, все хотят хоть иногда, хоть с кем-то поговорить.

- Путей взаимодействия с Силой несколько. Светлый, являющий в своей основе отречение, Темный, являющийся его противоположностью, а также Равновесный, пытающийся быть синтезом двух предыдущих. Поговорим о Темном пути... - Акаади прошелся из стороны в сторону, плащ колыхался вокруг сапог при каждом шаге. - Темный путь - это путь преодоления себя через соблазны. Темная сторона Силы жестока, коварна и крайне соблазнительна. Она - это ловушка для слабого духом, только сильный может, вступив на этот путь, не потерять себя, превратившись в разумное животное, алчущее лишь удовлетворения своих низменных потребностей. Однако, если адепт не потеряет себя, если он найдет в себе волю и стремление вырваться из болота инстинктов, если он возьмет себя под контроль - каждую секунду, каждое мгновение своего существования... Тогда есть шанс, что из обычного адепта он станет Мастером, властвующим над самым непокорным и неуступчивым существом - самим собой!

***

Винама и Руви озадаченно смотрели на сидящих в саду представителей семьи Палпатин полным составом, которые внимательно следили за чем-то невидимым. Судя по позам, жестикуляции и обрывкам разговоров, зрелище было занимательным и даже очень, но вот что они видели?

- Интересно... что же там такое? - задумчиво поправила манжет Винама. - Жаль, что мы не видим...

- Там два мужчины, - неожиданно раздался звонкий голос Леи, подошедшей вместе с Солой. - Правда... я только одного хорошо вижу, второй совсем прозрачный. Как привидение... - наморщила нос девочка, пытаясь рассмотреть подробности в темном саду. Сола прищурилась и неожиданно хмыкнула.

- Знаете... а я что-то... чувствую. Или не чувствую? Ощущаю? Знаю. Там что-то есть. Но что... или кто - не вижу.

Руви и Винама переглянулись. Интересно... крайне интересно.

- Лея, милая... а ты можешь их описать? - мягко попросил Руви. Лея кивнула и подошла чуть ближе.

- Прозрачный... он какой-то... темный, его плохо видно. А вот второй... Это человек, высокий, как отец, с длинными волосами, с бородкой... - девочка прищурилась, силясь рассмотреть подробности, - в свободной одежде. Как плащ, только с рукавами.

- А что они делают?

- Беседуют, - пожала плечами девочка и заморгала. Винама покачала головой.

- Да ты спишь! Рио, уложи нашу маленькую красавицу.

Рио взяла зевающую девочку под руку и повела за собой. Винама дождалась их ухода и только тогда повернулась к сыну и незаметно подошедшим Соле и Пудже.

- Что скажете?

- Что нам очень повезло, - Руви потянул мать в сторону гостиной. - Покровительство императора и его семьи открывает такие горизонты...

- Теперь во многом нам будет легче, - Пуджа сверкнула карими глазами. - Однако, будут и некоторые сложности. Кроме того, надо решить несколько вопросов: охрана Леи (это в первую очередь), а также ее... обучение. Тем более, в свете того, что она - Одаренная...

- Я думаю, этим займется император, - отмахнулась Винама. - Сейчас меня волнует другое.

- Люцифер? - остро взглянул на мать Руви. Женщина поджала губы.

- Именно он. Проклятье! Как у Падме хватило мозгов назвать его таким именем?!

- Ну, - Пуджа дернула бровью, глядя куда-то в сторону, - надо сказать, что ему очень подходит.

- Не то слово, - буркнул Руви, кивнув севшему рядом Дарреду. - Очень своеобразный... ребенок. Видели, как он обращается с ножом?

- Надо распросить его об опекунах. Ларсы, так? - задумалась Винама. - Посмотрим, что он расскажет.

Неожиданно раздался топот, и в гостиную влетел предмет обсуждения.

- Пора спать! - объявил улыбающийся Люк. Руви тут же встал.

- Ну, раз пора, то идем. А остальные?

- Философия - очень увлекательная наука, - пожал плечами ребенок.

***
Диспут давно закончился, Палпатин ушел медитировать, а Вейдер все так же сидел, созерцая звезды. Акаади слегка улыбнулся и растворился в пространстве, Джинн вздохнул, аккуратно присаживаясь рядом.

- Рассказывай, Энакин.

- Что именно? - ситх упорно смотрел на небо, кутаясь в плащ. Квай повернулся к нему.

- Всё, что захочешь.

Вейдер замер, слепо глядя на мерцающие звезды, не видя их.

- Все, что захочешь... вы действительно хотите это знать?

- Нет, - пожал плечами джедай. - Многое я и сам видел, о некоторых происшествиях слышал... просто знай. Если ты захочешь, я выслушаю.

Вейдер помолчал, после чего встал, все так же кутаясь в плащ, и смотря куда-то в сторону.

- Спасибо, мастер Джинн. Я... может, когда-то и...

- Я подожду.

- Я знаю... - Вейдер отвернулся, направляясь к дому. - Я знаю...

Шаги стихли, и воздух сгустился в прозрачную рогатую фигуру в броне. Акаади оскалился, с намеком потирая кулак. Джедай хмыкнул.

- Почему бы и нет?

Призраки исчезли, и сад погрузился в тишину.

***
- Больной! Подрыгайтесь!

- Может, не надо?

- Надо, отец, надо!

Дорвавшись до обожаемого папы, довольный и фонтанирующий этим довольством Люк поднял ситха ни свет, ни заря, вырвав из медитации волной светлой Силы, просканировавшей мужчину в поисках недолеченного.

Вейдер только скривился, молча закатывая глаза: неприятно, но терпимо, кроме того, это для его же пользы. Люк осмотрел пациента, тщательно, не упуская ничего, после чего залез на кровать, озадаченно уставившись на лицо отца.

- Не понимаю...

- Чего именно?

- Почему волосы не растут?

- А должны? - дернул лысой бровью ситх. Люк задумчиво покивал.

- Должны. Но восстановить волосяные фолликулы почему-то сразу не получилось. Это плохо, значит, процесс не закончен. И меня это не устраивает. Ты сейчас похож не на себя, а на крутого мужика с избытком тестостерона в крови.

Вейдер хмыкнул.

- Ладно, хочу кое-что попробовать... начнем с бровей и ресниц.

Люк сосредоточился, прикоснувшись кончиками пальцев к лицу ситха. Вейдер замер. Было полное ощущение, что кожу колет множество тонких иголочек, вызывая зуд и раздражение. Тьма вокруг тела дрогнула и слегка заволновалась, но агрессии в себе ситх не чувствовал: как ни странно, но Свет сына не вызывал никаких привычных негативных реакций, хотя ощущения от сканирования, например, заставляли иногда морщиться - словно по коже и в глубине тела что-то бегало, раздражая прикосновениями множества острых лапок.

Пока Люк лечил его, полностью уйдя в этот процесс, мужчина внимательно рассматривал мальчика. Люк изменился. Если раньше окружающая его Сила была светлой, а оперировал он Темной, то теперь все стало резко наоборот - он стал темным, а из этой Тьмы, как иглы из тела ежа, среди темных торчали ослепительно-белые жгуты. Судя по всему, попытка похищения даром не прошла. При этом, ситх не чувствовал, что свет ослабел, нет, он словно стал более концентрированным. Пока что ребенок мог оперировать обоими видами энергии - факт, который изумлял всех, включая и Квай-Гона, пришедшего от этого в полный восторг. Как же, ходячая иллюстрация к его любимой теории о Живой Силе!

Ничего, теория - теорией, вот познакомится он с его сыном поближе, посмотрим, что скажет. Он даже Палпатина изумляет, даром, что тот матерый ситх-политик, и то... Вчера, например, выкрутился, хотя идея позвать Призрака Силы, да еще и джедая, для обучения девочки, пусть и светлой, но принадлежащей к насквозь темной семье... м-да... Впрочем, Палпатин уже все просчитал, что несет такое предложение, и нашел множество плюсов, ну а минусы... их он нивелирует, добавив в окружение Леи кое-каких разумных.

- Готово... - Люк опустил руки, прервав размышления отца. - Пошли, завтрак скоро. И да, можешь кушать, но пока осторожно. Нельзя так сразу желудок нагружать, во избежание. Хорошо? Кстати, давай еще раз кожу проверю. Костюм ты давно снял?

- С огромным удовольствием еще неделю назад.

- Замечательно. Все в порядке? Одежда не вызывает зуд, раздражение, натертости?

- Нормально, - пожал плечами Вейдер. - Хотя было сперва непривычно, но теперь все хорошо.

Люк покивал, осматривая кожный покров на груди и плечах. Белая, конечно, как молоко, никаких следов загара, но зато нормальная, здоровая кожа.

- Все в порядке, - наконец констатировал Люк. - Одевайся и пошли.

***

Завтрак прошел изумительно, словно и не завтрак двух семей, волей Силы объединившихся в единое образование, а какой-то прием по случаю встречи двух высоких сторон. Палпатин и Винама сидели за торцами стола, демонстрируя статус Глав. Остальные - по бокам, с одной стороны - Наберрие, с другой - свежеиспеченные Палпатины, единственное исключение, Лея, сидела рядом с братом.

Сначала беседа была светской - всякие незначительные новости, но постепенно стали затрагиваться более серьезные темы. Коснулись и обучения Леи.

- С кандидатурой Учителя, - Палпатин бросил на тут же принявшего невинный вид Люка нечитаемый взгляд, - мы уже определились. Теперь остается одна проблема - сможет ли Лея с ним контактировать.

- Вчера, - Винама невозмутимо ковырнула вилкой салат, выглядящий как произведение искусства, - Лея видела в саду двух призраков.

Палпатин тут же направил на девочку все свое внимание.

- Лея. Опиши тех, кого видела.

- Человек, мужчина, очень высокий, с бородкой и длинными волосами, в широких одеждах. Мужчина... забрак? В плаще... - неуверенно добавила девочка. - Его я плохо разглядела, он какой-то темный.

- А человек? - прищурился император.

- Человек сиял, и его хорошо было видно, - отрапортовала Лея. Сидиус довольно кивнул.

- Прекрасно, значит, проблема решена. Это твой Учитель, Лея - мастер-джедай Квай-Гон Джинн. Он будет учить тебя, и не только. А после десерта нам понадобится кое-что обсудить, госпожа Наберрие.

- Конечно, Ваше императорское величество, - невозмутимо кивнула женщина.

Император, Вейдер и Винама с Руви удалились в кабинет, а к Люку тут же подступили остальные Наберрие.

- Люк, - женщина слегка замялась, выбирая тактику общения с мальчиком. - У нас тут возникли некоторые вопросы...

- Вы хотите что-то спросить? - мальчик обвел взрослых серьезным, совершенно не детским взглядом. - Почему бы и нет... спрашивайте. Я постараюсь ответить.

- Скажи, Люк... - Дарред слегка подался вперед, внимательно отслеживая реакции ребенка. - Нам сказали, что ты воспитывался у Ларсов. Какими они были опекунами?

- Замечательными! - тепло усмехнулся воспоминаниям ребенок. - Тетя Беру и дядя Оуэн... Они были самыми замечательными опекунами, идеально подходящими для того периода времени. Не ругались, не орали, не действовали на нервы, не лезли в душу. Просто идеал. Они давали мне ощущение семьи, хоть это и было нелегко. Но они старались. Я, со своей стороны, тоже.

- А где они сейчас? - осторожно спросил мужчина.

- А тут недалеко... на Загоба. Папа о них позаботился, нечего им было оставаться на Татуине. Климат там... не каждый выдержит. Надо будет, кстати, наведаться к ним в гости. Я обещал... - покивал Люк. - Да и проверить, как устроились, тоже надо.

***
- Хорошо, с этим мы разобрались... - Палпатин сделал отметку в датападе и посмотрел на Винаму. За эти пару часов они смогли решить вопрос с охраной, сделать наброски планов обучения Леи, обговорить множество деталей... В общем, плодотворно провели время.

- Кстати... - ситх отложил датапад и с неподдельным интересом посмотрел на Винаму. - Я все хотел спросить... Имя Люка. Почему такая реакция? Вы не называете мальчика полным именем, а когда назвали... вас корежило.

- Сын сказал, что это - очень сильное имя, - глубокий голос Вейдера наполнил помещение кабинета. - Что оно принадлежит Владыке демонов...

Винама вздохнула, дернув пальцами, что не ускользнуло от острого взгляда Палпатина.

- Много веков назад, еще до того, как наши предки прилетели на эту планету, они поклонялись другим богам... Сейчас об этом помнят не все. Всесоздатель и пятеро его помощников - отражения его сущности. Воплощенные аспекты его силы... Люцифер был величайшим среди них, самым сильным. Первым. Воплощенный Свет.

Ситхи переглянулись и снова уставились на неторопливо рассказывающую Наберрие.

- Он был исполнителем Воли Всесоздателя. Нес блага, даровал жизнь... Возгордился. Решил, что раз создан первым - то и быть должен Первым. И ... ушел с небес, став Владыкой созданий, обитающих во Тьме, а его Свет отныне несет не только жизнь, но и сжигает, убивая. Считается, что имя Люцифер могут использовать для наречения только монархи и их потомки, как осененные милостью Вседержителя, в последний раз его носил представитель правящего рода еще в те времена, когда Набу только колонизировалась. Он был... - женщина неопределенно покрутила пальцами, - великим королем. М-да... великим. Но крови он пролил... После него никто не рисковал.

- Падме рискнула... - прошептал Вейдер. - И, судя по всему, не прогадала.

***
Знакомство с призраком Квай-Гона прошло практически буднично. Джедай широко улыбнулся, опускаясь на одно колено, чтобы девочке не пришлось задирать голову, опершись руками на второе.

- Здравствуй, Лея. Меня зовут Квай-Гон Джинн.

Лея воспитанно сделала книксен, после чего не выдержала и подошла ближе, борясь с желанием потыкать прозрачного мужчину пальцем. Стоящий рядом Люк с шуршанием развернул леденец.

- Итак, Лея! Это - Мастер-джедай Квай-Гон Джинн. Он будет твоим Наставником. Твоя Сила хоть и заблокирована, но никуда не делась, так что, процесс разблокировки вполне возможен, неизвестно, правда, до какой степени. Уважаемый мастер Джинн будет тебя учить и защищать, если что, так что, постарайся не слишком выедать ему мозг своими капризами.

- Я не капризничаю! - надменно задрала нос Лея. Люк лениво повернул к ней голову.

- Поспорим? Вот то-то же! Кстати... как прошел диспут?

- Замечательно! - широко улыбнулся Джинн, выпрямляясь во весь свой впечатляющий рост. - Просто замечательно! Лорд Акаади оказался великолепным... собеседником. Так интересно и, главное, убедительно рассказывает! Такие аргументы приводит! В общем, боевая ничья, - констатировал джедай, вспоминая вчерашнюю "разминку". Давно он так не радовался жизни! Пусть и рукопашная, но какое же это было наслаждение, встретить хорошего, понимающего соперника! Этого, если честно, не хватало...

- Обязательно надо будет повторить! Люблю дискутировать!

- Учитель тоже любит! - одобрительно кивнул Люк. - Так что, как только возникнет желание подискутировать - обращайтесь!

- Обязательно! - благодарно кивнул джедай. - Кстати... что это? - призрак указал на большую плоскую коробку, которую передал Люку тихо вошедший гвардеец. Мальчик довольно оскалился.

- Это - подарок! Для прабабушки Винамы, дедушки Руви, ну и для всех остальных!

Наберрие, присутствующие в гостиной, переглянулись, отмечая резкое изменение своего статуса. Судя по всему, их признали семьей. Это не могло не радовать. Тем временем Люк разорвал упаковку и извлек на свет божий тонкое деревянное основание, на котором была укреплена чья-то лапа с устрашающими когтями на кончиках пальцев - очищенная от плоти, заботливо отполированная часть скелета.

Сола озадаченно подняла брови, Дарред не выдержал и осторожно провел по длинному, неимоверно острому когтю длиной сантиметров в десять-двенадцать, не меньше.

- Это чье? - озадаченно спросил мужчина, рассматривая трофей. Люк гордо напыжился.

- Это - лапа крайт-дракона. Мой трофей.

Все присутствующие, включая Джинна, озадаченно уставились на совершенно серьезного мальчика. Дарред моргнул.

- Как это? Трофей?

- Как обычно, - пожал плечами Люк. - Я его убил и оставил себе на память голову и лапы. Голова у папы в кабинете теперь живет, одна лапа - в моих покоях, а эта теперь будет у вас.

- Кхм! - Сола озадаченно посмотрела на лапу, на Люка, снова на лапу... прищурилась, явно пытаясь прикинуть размер безвременно погибшего крайт-дракона и сравнить со стоящим перед ней малышом. - И как же ты его убил?

- Папиным сейбером. С одного удара! - похвастался подвигом Люк. - Нравится?

Джинн замер, пытаясь представить эту эпичную битву... потер подбородок.... Прищурился... и неожиданно рассмеялся.

- Ты мог его убить мечом только в одном случае... Ты бросил сейбер в дракона и он поймал его пастью. Не так ли?

- Именно, - кивнул мальчик, уважительно глядя на джедая. - Правда, я крут?

- Неимоверно! - согласился Джинн.

***

Загоба.

- Котаааа!!! - женский вопль разнесся по дому, заставляя звенеть все стеклянное. Генерал, сладко спящий после нескольких тяжелых дней, слившихся для него в одно сплошное превозмогание и нервотрепку, сам не понял, как очутился на полу в боевой стойке с включенным сейбером в руке, обводя помещение диким взглядом.

- Кота! Немедленно сюда! Есть новости!

- Великая Сила... - выдохнул бывший джедай, выключая сейбер и облегченно рухнув на кровать. - Лари... Опять ты и твой энтузиазм!

- Котаааа!!!

- Идууу!!! - гаркнул во всю мощь своих легких генерал, с трудом отскребая себя от такой заманчивой упругой поверхности. - Уже иду... - бормотал Кота, натягивая на себя одежду и выходя в коридор. - Чего орешь? Твои вопли мертвого поднимут!

- Судя по твоему виду, последнее утверждение - истинно! - хмыкнула непривычно взъерошенная Лари при виде пошатывающегося от усталости мужчины с опухшими глазами. - Сейчас сам восстанешь!

Женщина поправила волосы, придавая им видимость порядка и нервно вставила в датапад очередной инфочип, после чего подсунула устало подпершему голову генералу чашку с кафом и принялась торопливо рассказывать.

- Эта информация попала ко мне буквально десять минут как... Ты же знаешь, что пару дней назад пространство вокруг Набу было блокировано эскадрой имперских разрушителей? Так вот, по какой-то причине сначала блокировали пространство, потом ввели больше, чем на двое суток, запрет на рассылку информации с планеты... а правительство и не пискнуло! И жители совсем даже не возмущались, что вообще странно. Так?

- Так, - буркнул Кота, отпивая каф и медленно оживая. Лари азартно подалась вперед.

- Так вот, три часа назад эскадра неожиданно снялась и ушла в гипер. А теперь... - женщина торжествующе посмотрела на все еще хмурого Рама и вздохнув, подлила ему в чашку каф. - Теперь стало ясно, что это такое вообще было. На Набу прибыл Император... и пробыл там два дня. С частным визитом к Наберрие.

- Наберрие? - наморщил лоб генерал. - Знакомая фамилия. Погоди, это не родня бывшей Королевы Амидалы? Которая Падме Наберрие?

- Она, - кивнула Лари, странно улыбаясь. Рам сделал еще глоток кафа, выжидающе глядя на своего аналитика.

- Рассказывай. Ты же сейчас лопнешь.

- Он представил предкам своего сына и внуков!

Рам закашлялся, поставив на стол чашку. Успокоил дыхание... покосился на все так же странно улыбающуюся Лари, встал и достал из шкафчика бутылку с коррелианским виски.

- Чую, мне это понадобится, - Кота допил каф и плеснул в чашку алкоголь. - Давай, что там еще?

- Итак... Сын Императора Палпатина - Дарт Вейдер. Носящий имя Энакин Палпатин-Скайуокер...

Чашка разлетелась осколками, сжатая сильными пальцами, заливая стол виски. Генерал побледнел.

- Великая Сила! Ведь говорили, что он - мертв!

- Как видишь, нет. Однако, император представил еще и двух детей... Внук - Люцифер Палпатин-Скайуокер. Внучка - Леййяхх Наберрие-Скайуокер. Понял теперь?

Кота уставился на бутылку, в которой оставалось на треть, схватил ее и в несколько глотков опустошил, после чего с грохотом поставил на стол.

- Сила... - простонал седой мужчина, обводя помещение тоскливым взглядом. - Магистры доигрались!

- Это еще мягко сказано, Рамми... - покачала головой Лари. - У меня есть знакомая с Набу, так вот, я ее распросила о том, что такое "представление предкам". Если опустить подробности, то это круче самых официальных указов, завещаний и прочего. Законы, акты и указы можно отменить, это - нет. Самые что ни есть официальные последствия, недвусмысленные, полностью исключающие двойное толкование. Полностью. Однако, это действенно для Набу, так что я не удивлюсь, если вскоре вся Империя, да и галактика узнают, что насквозь холостой император резко обзавелся потомками. И это еще не все...

Лари нажала на кнопку и на экране высветилось изображение, в которое Кота жадно впился глазами. Двое детей, держащихся за руки: девочка, одетая в вычурный наряд набуанской аристократки, с положенным макияжем, идущая рядом с одетым в алое с черными вставками мальчиком. Свет падал на его волосы, превращая их в сияющее золото, необыкновенно яркое на фоне черного наряда мужчины, идущего сзади и не попавшего в кадр полностью.

Рам уставился на изображение, изучая внешность детей, и чем дальше, тем больше хмурился.

- Великая Сила... - пробормотал он, опершись подбородком на ладони. - Как же похожа... Разве что мелкая, но уже сейчас видно - копия. Знаешь, Лари, я Амидалу встречал пару раз... мелкая - вылитая она.

- А мальчик? - сидящая рядом женщина устало отхлебнула из чашки остывший каф. Кота вздохнул.

- Мальчик... Мальчик...

- Рамми?

- Ммм?

- Каким он был тогда?

- Кто? - скосил глаза на Лари генерал.

- Ваш Избранный?

- Избранный, - неприятно усмехнулся Кота. - С ним было много странного. Очень. Я в это не лез, меня не очень интересовало, Избранный этот парнишка, или нет. А вот некоторые пытались и... огребали. Что-то во всем этом было не то. Начиная с того, что Совет не мог определиться, принимать пацана в Орден или нет, а потом его сразу сделали падаваном... минуя стадию юнлинга.

- Если я правильно помню твои рассказы, - медленно начала женщина, накручивая на палец вылезшую из торопливо собранных в пучок волос прядь, - юнлинги проходили социализацию... общие нормы и правила, обучение необходимым наукам, практические занятия... мечемахательство... но это меньше. Основное - науки, языки...

- Да. Именно так.

- И кто был его Наставником?

- Оби-Ван Кеноби, - скривился Кота.

- Знаменитый дипломат? - удивилась Лари. Кота хрипло рассмеялся.

- Знаменитый... Знаменитым он стал гораздо позже, а тогда это был упрямый падаван, получивший звание Рыцаря только потому, что погиб его Мастер! Упрямый, как банта, слепо следующий Кодексу и Воле Силы, ловящий каждое слово Совета и считающий это самое слово истиной в последней инстанции! Ты знаешь, Лари, я попал в Орден взрослым. Восемнадцать лет! И жизнь у меня была до этого не мед и не сладкие нгеры. Это поначалу была эйфория и восхищение. Как же! Джедаи! Рыцари без упрека и страха! Миротворцы! Гаранты демократии в галактике! Хранители Республики!

Распалившийся Кота ожил, эмоционально жестикулируя, смотря на свою верную боевую подругу, с которой он прошел очень многое, яростным взглядом.

- Это уже потом я увидел изнанку этой красивой картинки. Цепные псы Сената... рвущие по его указке. Сенат сделал все, чтобы лишить Орден влияния, военной мощи и самостоятельности, а Совет не слишком-то и протестовал. Пустобрехи! Были, конечно, и такие, как Винду, и что? Ничего. Просто лаяли громче остальных, вот и вся разница. Поэтому я и не бывал там практически, сил не было находиться в этом непотребстве. Я и Скайуокера видел тогда пару раз всего, да и если честно, то судя по тому, что я узнал - не слишком-то и поощряли Мастера общение своих подопечных с парнишкой. Бедняга постоянно был с Оби-Ваном - тем еще занудой. Да и вообще... я ж говорю, вся эта история с Избранностью - что-то в ней было странное, словно или поняли это гребаное Пророчество или что оно там было, не так, как надо; или оно было другое совсем, или речь шла вообще не о Скайуокере! По крайней мере, у меня было именно такое впечатление, а вот остальные... большинство сожрало и не поморщилось, попросив добавку, а меньшинство похвалило стряпню, улыбнулось и отодвинуло подальше. И поди пойми, что там на самом деле.

- А спросить?

- Спросить?! - неожиданно расхототался генерал, искренне, до слез, потекших из глаз. - Спросить... ну ты как скажешь! Спросить!..

Кота вытер мозолистой ладонью слезы и покачал головой.

- Спросить-то можно было, но вот получить ответ... Совет молчал, как не знаю кто, а Йода... Старый магистр мог и ответить, вот только понять его... "Тьма закрывает все вокруг!" Не знаю, что она там закрывала, но результат, - Рам кивнул на изображение, - перед тобой. И вокруг нас.

- А Войны Клонов?

- Войны... Избранный, не Избранный... Скайуокер был талантлив в одном - он настоящий, прирожденный военачальник. Это его стихия... во время Войн мы пересекались четыре раза, и вот что я тебе скажу, Лари... - Кота успокоился, налил себе в новую чашку каф и блаженно прищурил глаза. - Уже тогда было ясно, что сделать из парня правильного джедая у Совета не получилось. Слишком он выделялся из общей массы. Решительный, соображалка работает, да, опыта у него тогда маловато было, так что? Он рос с каждым боем, с каждой проведенной им операцией. Он и к клонам относился не так, как к остальным, а они платили ему верностью. Мы как-то встретились и слегка пообщались... случайно, но это отношение, оно чувствовалось. Не знаю, понимали ли это остальные, у меня в отряде клонов не было. Как видишь, не зря я им не доверял.

Рам наклонился, всматриваясь в спокойное лицо мальчика.

- Похож, - заключил он. - Очень. Не знаю, как девчонка - под этим гримом и нарядом фиг поймешь, так - да, кукла-копия, а вот мальчик... и, ты заметила, Лари? Волосы у него один в один, как у того пацана, что пытался похитить Кеноби. Лицо-то с того ракурса рассмотреть трудновато, но вот волосы... Тем более, на записи его держал офицер судя по всему, мундир характерный.

- Рамми... - тихо произнесла Лари, с тревогой вглядываясь в погрузившегося в воспоминания Кота. - Рамми... Теперь ты понимаешь, что хотел Кеноби? Если мы...

- Никаких "если", Лари, - отрезал генерал. - Никаких! Кеноби, видимо, возомнил, что вокруг Республика и Орден на вершине своего могущества, когда они могли творить, что хотят, оправдываясь делом Света и искоренением Тьмы. Я солдат, а не трандошанский наемник и не мандалорец, который за деньги что хочешь сделает. Тех, кто попытается хотя бы приблизиться к этим детям, общественность разорвет на куски. Даже я это понимаю. На Вейдера напасть у них, видимо, кишка тонка, или еще что, а вот на беззащитную малышню... привыкли отбирать детей у родителей, а ведь далеко не все шли на это добровольно. И забирали джедаи не младенцев, с ними возни много.

- Чистая поверхность... - вздохнула Лари. Генерал кивнул.

- Именно. Так проще. Воспитать в нужном ключе ребенка - это не убедить взрослого, доказав, что твой путь - наилучший.

- Тебе доказали? - бросила острый взгляд на Кота Лари. Генерал скривился.

- Не совсем. Просто... их путь - пока что единственный более-менее приемлемый вариант. Его противоположность меня не устраивает... Нет альтернативы, Лари. Вот и все.

- А если кто-то предложит?

- Вот когда предложат, тогда и буду думать, - отрезал Рам, мрачно глядя на изображение.

***

Первое, что сделал Палпатин, ступая на борт "Превосходящего" - отпустил свою Силу. Свернутая и сжатая до неимоверно малой величины, она хлынула во все стороны, словно река, прорвавшая плотину, и ситх с наслаждением прикрыл глаза, ощущая, как освобожденная от оков его воли Тьма затапливает разрушитель, проносясь по нему невидимыми волнами.

Это было практически физическое удовольствие... чувствовать себя свободным. Император благожелательно кивнул встречавшим его офицерам и направился в выделенные ему покои. Следовало успокоить нервы, помедитировать, рассмотреть варианты объявления на Корусканте его решений... Как же хорошо, что от Люка нет нужды закрываться! Конечно, для него это не представляет сложности или неудобства, но сам факт...

Ситх шевельнул пальцем, запирая дверь, и неторопливо опустился в кресло, располагаясь поудобнее и продолжая обдумывать проблему, имя которой Лея. Светлая... жаль, конечно, но и из этого можно извлечь пользу. Хорошо, что она маленькая и еще многое не понимает, несмотря на весь свой ум и обучение - просто опыта не хватает. Пришлось поработать над ее сознанием, так что? У девочки инстинктивное неприятие Тьмы, а это сулит в будущем множество проблем, если оставить все, как есть. Хорошо, что техники работы с разумом относятся к нейтральным... и не требуют привлечения Силы определенной окраски.

Ситх вспомнил, сколько пришлось осторожно влиять на девочку, чтобы это воспринималось ею как ее размышления и убеждения. Теперь будет проще, основное направление он задал, а дальше в дело вступит уже ее сознание, подсознание и... влияние окружения, в частности Наберрие и Джинн. Палпатин, если честно, сам был потрясен, когда увидел Призрака джедая, а ведь избавиться от него при жизни было непросто, потеря Дарта Мола принесла много проблем, впрочем, это того стоило: Вейдер до сих пор питает к рыцарю искреннее уважение, а это...

Неожиданно ситх поймал себя на том, что в его размышлениях проскользнула нотка ревности, и рассмеялся.

- Дожил! Ревную к призраку! Таааак... это что, дурное влияние Люка? - развеселился император. - Это что, заразно?

Вспомнив о внуке, ситх резко успокоился и принялся анализировать разговор, который состоялся на следующий день...

***
- Итак, Люцифер... - император сидел в роскошном кресле, сложив пальцы домиком, смотря на вытянувшегося перед ним по стойке "смирно!" ребенка, поедающего его взглядом. - Что ты можешь сказать в свое оправдание?

Вкрадчивый голос спокойно сидящего мужчины заставил адреналин хлынуть в кровь. Люк потупился, даже не пытаясь изобразить хоть какое-то подобие раскаяния (все равно не поверят), и тихо вздохнул.

- Оно само.

- А если подумать? - от ласковых ноток волосы на загривке встали дыбом.

- Я думал, что делать с Леей. Я не могу постоянно находиться рядом с ней, вы не можете постоянно закрываться, а Лея не может принять вашу Силу. Надо было что-то придумать. Я думал, думал... ничего не получалось, решил, что вы что-то предложите, а потом неожиданно вспомнил про Квай-Гона. И про то, что он был неправильным джедаем. Я мало что про него мог вспомнить... - задумчиво пожал плечами Люк, - но одно я помнил точно. Он стал Призраком, как джедай, а хоронили его, как ситха. Самое оно. Оставалась сущая мелочь - позвать его и уговорить на обучение. Но это уже папа, Джинна он уважает.

- Это все, что ты можешь сказать? - поднял бровь ситх. Люк распахнул глазищи:

- Но ведь получилось же!

- А какие шансы были на то, что получится?

- Пятьдесят на пятьдесят. Или да, или нет. Но, скорее - да.

- Почему? - прищурился Палпатин. Люк недоуменно посмотрел на него.

- Потому что это наверное, реально скучно. А так, у Джинна теперь прорва забот, да и Акаади морду ему начистить не отказывается, где еще он сможет так разлекаться?

- Действительно... - Император прикрыл веки, откидываясь в кресле, Люк с волнением ждал его решения. - Хорошо. Однако, впредь ты должен ставить меня в известность заранее... Тебе ясно, Люцифер?

- Да, Ваше императорское величество! - преданно уставился на него мальчик. - Тогда я заранее сообщаю - мне надо на Загобу.

- Зачем?

- Ларсов проведать. Я обещал! А еще... - он немного замялся, - просто чувствую, что надо.

- Хммм... - ситх замер, обдумывая неожиданное заявление. Что это? Предвидение? Воля Силы? Просто блажь? Нет, последнее сомнительно, но все же...

- Срочно?

Люк задумался, хмуря белесые бровки.

- Нет... пока нет? Нет. Не срочно. В течении полугода, не больше.

- Одного я тебя не отпущу, - сверкнул глазами ситх. - Хватит мне истерик твоего отца!

- Так я и не отказываюсь! - обрадовался мальчик. - В компании гораздо веселее!

- Значит, против сопровождения ты не возражаешь... - Люк помотал головой, и император прищурился, прикидывая варианты. - Хорошо... компанию я тебе подберу...

От довольного голоса ситха по коже Люка промчалось целое стадо мурашек.

***
На "Истце" Люка встретили, как родного. Когда вышедший из шаттла Вейдер, ведущий за руку сына, увидел лица офицеров, встречающих его на борту, то на пару секунд ситх даже засомневался, все ли с его подчиненными в порядке - уж больно счастливые стали у них глаза. Да и эмофон, насыщенный облегчением и радостью, внушал опасения.

Вейдер, опять облачившийся в броню, только изумленно смотрел первые несколько минут, не понимая, что происходит... потом поймал взгляды людей, устремленные на Люка, словно на панацею от всех бед и несчастий, некую благодать божию или милость Силы во плоти, снизошедшую к ним, грешным, и закатил глаза.

Все ясно. Наивные думают, что присутствие мальчика на борту подействует на него благотворно, то есть, он станет меньше с них требовать и не так интенсивно стимулировать выполнение этих самых требований. Ну-ну... это они с Люком не общались, а то он бы им живо раскрыл глаза на свои соображения по этому поводу. Его малыш тот еще мелкий тиран и манипулятор...

Люк довольно топал рядом с отцом, улыбаясь во все свои зубы и радостно кивая офицерам, попадающимся по пути, мысленно начиная проигрывать различные сценарии будущих расспросов, а в том, что они будут, мальчик совершенно не сомневался: краем глаза он уже отметил мелькнувшего в боковом коридоре своего самого любимого капитана - Пиетта. Можно быть уверенным, офицерский состав снова выдвинет его парламентером, впрочем Люк был не против, только "за".

Умеет Фиермус расположить к себе, умеет... Не навязывается, не наглееет, умеет слушать и делать из услышанного выводы, на рожон не лезет... да и рассказывает интересно, задает правильные вопросы... определенно, быть ему адмиралом! Люк за этим проследит... Да и вообще, надо начать налаживать связи и собирать людей, это процесс длительный и кропотливый... Хотя, некоторые мысли по этому поводу у него уже появились. Тот же Траун... грешно упускать из рук такой шикарный экземпляр военного гения, да и как собеседник чисс необыкновенно хорош: умный, тактичный, а уж цепкий... куда там клещам-кровососам! Но расспрашивает так ненавязчиво, что можно, не заметив, вывалить все, даже то, что и сам не помнишь, так что, это еще и тренировка на концентрацию и внимание - бдительность должна быть на уровне! А еще у чисса, некогда изгнанного из родного Доминиона, есть великолепнейшее качество - верность.

Конечно, одного чисса мало, пусть он и гений - Траун прирожденный командир, а Люку необходим и тот, кто будет вести войска (несомненно победоносные) вперед, к славе и почету на поверхности планеты, так что, ему нужен и практик. Генерал, умеющий не только исполнять приказы, но и думать. Надо поискать такого, не может быть, чтобы никого подходящего не нашлось. И если таковой вдруг попадется...

Люк задумчиво почесал нос, наводя порядок в шкафу и продолжая размышлять. Надо поискать по базам данных, хорошо, что отец дал ему доступ, и поискать везде, не только среди благонадежных. Мало ли, какие бывают в жизни обстоятельства, ему важнее личностные качества, тем более, если кандидат окажется обязанным ему лично... это тоже хорошо. А еще надо просмотреть данные по джедаям. Отец обмолвился как-то, что со штурмом храма и приказом о зачистке все не так просто... да и из его видений-воспоминаний что-то смутно помнилось этакое... то ли не всех добили, то ли на них вообще плюнули, если внимания к себе не привлекали, то ли еще что... нечто смутное и странное... А еще есть Инквизиторий... папа от его выпускников что-то не в восторге, особенно от некоторых, хотя есть пара экземпляров, которые его не раздражают... что уже подвиг.

Так что надо, надо полюбопытствовать, чует его пятая точка, что это ему пригодится, значит, как только они прибудут на Корускант, надо будет пошарить в базах данных. Но перед этим будет разбор полетов от Сидиуса... Ситх замыслил нечто совершенно убойное, готовя предъявление своих потомков народу... поэтому надо взять с собой леденцы, они у императорского кондитера просто божественные, если что, поможет стресс снять. А пока - отдых и сон, а с утра - променад по кораблю, надо наведаться к командеру Уиллу, ребят из легиона навестить, да и с офицерами пообщаться не мешает...

Стоящее посреди каюты странное существо, ребенок с воспоминаниями взрослого, утратившего личность, но не навыки и знания, безумное и наслаждающееся своим безумием, довольно вздохнуло и достало из коробочки очередной леденец.

- Хорошо быть маленьким... - на лице ребенка расплылась счастливая улыбка, от обладателя которой любой нормальный человек постарался бы держаться подальше. - Сколько всего можно сделать безнаказанно... и папа на ручках таскает... ээээхххх... красота! Осталось только пережить тех, кого дед подберет в качестве сопровождения, и все будет просто великолепно!

***

Тихое размеренное дыхание, на счет. Простейшая техника, являющаяся, тем не менее, одной из самых действенных. На пять - вдохнуть, на десять - выдохнуть. Концентрация на точке Аук, единой для всех. Плечи расправлены, глаза прикрыты веками, тело застыло, но не одеревенело... он замер, подобно хищнику перед прыжком - точка равновесия, из которой пути ведут в любую сторону: спокойствие или движение, все едино.

Сила наполняет древнее тело, обновляет клетки, заставляет их делиться, выводит отмершие. Энергия жизни. Она везде - в нем, вокруг него, в данный момент времени они едины, точка пространства-времени, слитая в одно целое. Нет ни прошлого, ни будущего, только настоящее во множестве вариантов. Десятки возможных деяний и десятки возможных недеяний...

Решения. И их последствия.

Перед внутренним взором Великого магистра побежденного, но не уничтоженого до конца Ордена разворачивались варианты возможного настоящего. Осталось только выбрать самый наилучший для джедаев вариант.

***
Кеноби тщательно расправил одежду, поправил прикрепленный к руке сейбер, отлично замаскированный широким рукавом. Расправил плечи, поправил легкую накидку... и еще раз внимательно осмотрел свое отражение в зеркале.

Там отражался молодой мужчина, ухоженный, явно не бедствующий, одетый скромно, но добротно. С виду - самый обычный человек, ничего общего с разыскиваемым беглецом. Бороду и усы Кеноби практически сбрил, оставив короткую щетину, что сразу же придало ему гораздо более молодой вид, как и короткие волосы. Вроде мелочь, но теперь он не выглядит на свой возраст.

Гардероб также подвергся пересмотру, никаких джедайских роб или привычных им туник со штанами, здесь не Татуин, где всем плевать, во что ты одет, главное - умеешь ли ты за себя постоять. Оби-Ван скрестил руки на груди, правая нырнула незаметно в рукав, обхватывая сейбер, после чего опустил их. Рукоять спряталась в правый рукав, придерживаемая большим пальцем. Магистр придирчиво присмотрелся - не выглядывает ли сейбер... нет, все в порядке, рубаха и накидка отлично маскировали рукоять. То, что надо. Теперь надо немного потренироваться, закрепить эти движения, сделать их рефлекторными.

Руки мужчины задвигались, сейбер стал перекочевывать из рукава в руку, из руки в рукав, а Кеноби задумался о дальнейших действиях. Если честно, магистр был немного раздосадован неопределенным ответом генерала Кота. Рам был отличным тактиком, бой был его стихией. Как стратег он был слабоват, но как тактику ему в Ордене равных не было. Генерал запросто мог превратить поражение в победу, изменив сущие мелочи, что и принесло ему признание солдат и уважение от вышестоящего начальства. Плохо, что он не согласился сразу, однако есть кое-что, что убедит строптивого полководца присоединиться к тем, кто хочет вернуть Орден к жизни.

Жаль, что погиб мастер Авелл... этого не должно было произойти: магистр Йода сам просматривал ближайшее будущее, мастер должен был уйти незамеченным, а наемники... им платят за риск. Однако, и сам Авелл не предчувствовал ничего дурного перед операцией, он был собран и спокоен, и это настораживает. Все-таки, Авелл был Мастером, а не падаваном или рыцарем. А вот то, что не удалось захватить Люка, вот это уже серьезно. Все было рассчитано посекундно, но после того, как джедаи и наемники проникли на верфи, началось нечто странное. Сначала падаваны умчались вперед, и магистры даже не успели их затормозить: совершенно неожиданно началось перемещение собранных частей строящейся яхты, набежал персонал, и пришлось отвлечься, причем, буквально на минуту... однако, этого хватило, чтобы блудные сыны Ордена, решившие отринуть впущенную в души Тьму помчались прямо к месту своей гибели.

Их смерть резанула сознания Кеноби и Шаак Ти, а уж присутствие Темной стороны так и вовсе заставило их собраться. Они решили, что рядом с ребенком находится кто-то из Павших... а оказалось, что убил их именно Люк. Он тогда смотрел на мальчика и не мог понять, что же произошло? Что с ним сделали, что ребенок превратился в чудовище? Он не смог даже затуманить мальчику разум - Сила словно просочилась сквозь частую решетку.

И вся эта ситуация, она была просто невероятной, словно ребенку передалось ставшее легендарным везение отца. Что это? Йода, выслушав отчет, только нахмурился, пожевав губами и сморщился еще больше.

- Плохо это... - вздохнул маленький магистр. - Тьма пускает корни свои в сердце ребенка. Можем не спасти мы его.

Шаак Ти тогда промолчала, но Кеноби чувствовал ее недовольство и сомнения. Тогрута была сама не своя с момента отлета с Дагобаха, но Оби-Ван не хотел бередить ей душу, если Шаак захочет, то попросит помощи или совета. Однако, им теперь есть о чем подумать. Всем.

***
Корускант.

Вейдер влетел в покои сына, грохоча сапогами. Люк обнаружился сидящим на диване, наблюдающим за садом. Ситх молча прошел на балкон и сел рядом, сдирая с себя шлем.

- Что-то случилось, сын?

Люк нахмурился, взлохмачивая волосы.

- Как сказать... - протянул ребенок. - Дедушка меня озадачил.

- Чем именно? - мужчина щелкнул пальцами, подзывая дроида с напитками. Энсин, который перешел в полное распоряжение мальчика после того, как Вейдер обнаружил в кабинете перевязанных ленточкой дроидов, которых считал давно утерянными, тут же засеменил к нему с подносом, что характерно - молча. Видимо, Люк его окончательно доконал.

Ситх отпил рарусовый сок и прикрыл глаза, расслабляясь - вкус пищи да и вообще возможность нормально питаться приводили его в самое благодушное настроение. Люк повернулся к отцу.

- Помнишь разговор с Его величеством вчера?

- Да, - нахмурился Вейдер, почесывая пальцем бровь. Эксперимент Люка оказался успешным, и ситх обзавелся ресницами и бровями, пока, правда, не успевшими отрасти полностью и время от времени начинающими зудеть и чесаться.

- Так вот, судя по всему будет озвучен именно этот вариант.

Вейдер поджал губы, недовольно стискивая стакан.

- Все-таки решил убить одним выстрелом целую стаю вомп-крыс?

- Ну, у него это хорошо получается, - хмыкнул Люк. - Просто обалденно получается... я еще так не умею.

- Хвала Силе, - буркнул Вейдер, салютуя в пространство бокалом. - Когда?

- Через неделю, - скривился Люк и поежился. - Так что, чисть доспехи, гладь плащ и гоняй адъютантов. Вечер будет... томным.

- Ты волнуешься? - ситх повернулся к сыну, вглядываясь в его лицо и окутывая его Силой. Мальчик кивнул.

- Волнуюсь. Пусть галактика мое лицо и не увидит, но и придворных достаточно.

- Это уж точно! - вздохнул Вейдер, скривившись от мыслей о предстоящем.

***
Корускант, Дворец Иператора, Тронный зал.

Огромный зал был заполнен народом. Конечно, присутствовали самые-самые, но и этих было достаточно, чтобы собралась огромная толпа. Никаких мелких царьков или представителей нейтральных планет, здесь и сейчас находились те, кто олицетворял собой Власть. Именно так, с большой буквы. Элита элит: военная и гражданская аристократия, Королевские дома и самые мощные корпорации. Соль Империи.

Люди и редкие экзоты и представители нечеловеческих рас неторопливо, тихо переговаривались: сегодня должно было произойти нечто грандиозное. Меры безопасности были беспрецендентными, орбита планеты контролировалась Эскадрой смерти, возглавляемой Вейдером, Алые гвардейцы пятнами крови расцвечивали постранство. Наступила тишина - в зал начали входить Гвардейцы. Присутствующие переглянулись: стражи шли попарно, расходясь по местам, Алые и одетые в черное. Показался император, и все почтительно замерли, поедая Владыку взглядами: за спиной Палпатина, как всегда на важнейших мероприятиях шел Вейдер, но удивляло не это. Рядом с ним шел маленький мальчик, знакомый многим присутствующим.

Император сел на трон, Вейдер встал слева, как и всегда, а ребенок... спокойно встал у правой руки.

- Граждане Империи! - властным голосом император объявил стандартное начало указа. - Сегодня я принес в Империю благую весть...

Аристократы и военные напряглись. Благими вести императора зачастую были только для него, ну еще для некоторых избранных.

- Я могу представить вам своего сына...

Взгляды скрестились на невозмутимом мальчике, застывшем возле трона.

- ... и внука!

Все присутствующие уже знали про произошедшее на Набу, но не верили до конца, ведь оставалась надежда, что это только слухи...

- Мой сын, - гордо объявил Палпатин, плавно поведя рукой в сторону устрашающей массивной фигуры в черных доспехах. - Энакин Палпатин-Скайуокер, Лорд Вейдер.

Ситх слегка наклонил голову, заставив всех оцепенеть.

- Мой внук, Люцифер Палпатин-Скайуокер.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Nefer-Ra
сообщение 18 Июль 2015, 00:23
Сообщение #39



Иконка группы

Группа: Постоялец
Сообщений: 522
Регистрация: 3 Январь 2010
Пользователь №: 8557



Интересно, кто что подумал во время этого представления наследничков...


--------------------
Линкор, просто линкор
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Civilian
сообщение 18 Июль 2015, 14:02
Сообщение #40



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 67
Регистрация: 29 Июнь 2015
Из: Ульяновск
Пользователь №: 9629



Цитата(Nefer-Ra @ 18 Июль 2015, 01:23) *
Интересно, кто что подумал во время этого представления наследничков...


Печатно думали, явно, только Пестаж и Айсард)))
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
darketo31
сообщение 23 Июль 2015, 10:31
Сообщение #41



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 101
Регистрация: 2 Декабрь 2014
Из: Одесса
Пользователь №: 9519



Глава 20. И Воля моя тверда, как алмаз...


* "И воля моя тверда, как алмаз, дабы мог я пресечь Зло, и оградить от него братьев своих...". Фраза из так называемых "решимостей", то есть установок, помогающих сосредоточиться на воспитании своего характера, распространенных в одном боевом братстве.


Палпатин внимательно осматривал зал, сохраняя на лице благожелательную маску. Глаза цепко отмечали непроизвольные, мельчайшие движения тел, Сила раскрывала во всей красе внутренние переживания и мысли присутствующих... Кто-то послабее запросто потерялся бы в этом бурлящем море хаоса, но для Сидиуса это было привычным рабочим моментом.

Он запросто вылавливал необходимую ему информацию, то концентрируясь на ком-то конкретном, то расширяя свое восприятие, чтобы ощутить общее настроение. Сейчас, когда он вбросил в массы первую порцию информации, зал замер на минуту, осмысливая и принимая все это к сведению, а теперь пошел анализ.

Палпатин довольно прикрыл на мгновение глаза, пряча вспыхнувшие на миг золотом радужки. Сейчас стала известна самая основа, тот краеугольный камень, который замкнул тщательно выстроенную конструкцию. Имена и статус его потомков, факт их наличия в этой реальности.

Сколько планов рухнуло в этот момент, сколько из них потерпело крушение! Сколько разбитых надежд, мечтаний, оказавшихся бесплодными, сколько ярости, ненависти, злости и отчаяния! Просто раздолье... Император с наслаждением втянул ноздрями насыщенный бурлящими эмоциями воздух Тронного зала, обменявшись со стоящим рядом внуком понимающими взглядами. Вейдер закатил глаза, благо под маской все равно ничего не видно, от него пришла волна раздражения, отвращения и легкой брезгливости. Что поделать, хоть Энакин и научился разбираться в интригах, любви к ним он не испытывал, как и к интриганам вообще. Сидиус и Люк были исключениями, в порядке родства, так сказать.

Меж тем, накал страстей набирал обороты. Сидиус намеренно назвал только имена своих потомков и ничего более, обозначив их наличие и статус. Первая фаза, самая важная. Все гадают, каким образом такое вообще произошло, от кого у императора сын (то, что женщина носила фамилию Скайуокер, было ясно, но вот как такое произошло?), да и вообще вспоминали подробности биографии широко известного пять лет назад генерала.

Неясностей была прорва, но придворные привычно принялись раскапывать тайны, прорубаясь сквозь отвалы недомолвок, умолчаний, намеренной дезинформации и прочего. Радовала реакция той части зала, где постепенно собиралась военная элита: гранд-адмиралы, адмиралы, высшие офицеры. Все-таки, что ни говори, но у Скайуокера, как военачальника, репутация была отличная, в противовес очень многим другим магистрам и мастерам.

Джедаи, увы, были великолепными одиночными бойцами, но не командирами, и этому было простое и логичное объяснение - их этому попросту не учили, нужды не было. Они не изучали тактику и стратегию взаимодействия групп, их не обучали управлять этими самыми группами, поэтому успехи небольшого числа генералов-джедаев объяснялись исключительно их личностными качествами и врожденными талантами. Кота, Скайуокер, тот же Кеноби...

Остальные таким не заморачивались, да и вообще не обращали внимания на клонов, которыми командовали, за что и поплатились. Тем временем прием шел своим чередом. Массы мигрировали по залу под внимательными взглядами императора, Люка и агентов СИБ, во главе с Иссардом, который всегда лично присутствовал на таких мероприятиях, не желая, чтобы хоть что-то ускользнуло от его бдительного взора, сновали официанты, разносящие напитки, возле стола с закусками было постоянное движение, люди постепенно образовывали группы по интересам.

- Готов, внук? - Палпатин слегка улыбнулся, еле заметно повернувшись к мальчику. Люцифер сверкнул глазами, от него повеяло жаждой действия.

- Конечно, дедушка... - промурлыкал ребенок, предвкушающе уставясь на бросающих на него осторожные взгляды военных, в подтянутых рядах которых Люк уже углядел Трауна и Пиетта с Оззелем, чешущих языками.

- Тогда... вперед, Люцифер.

- Слушаюсь, Ваше императорское величество, - коротко поклонился мальчик, дождался разрешающего жеста императора и неторопливо направился к фуршетному столу, возле которого и расположились офицеры.

Все-таки, военные - сплетники те еще, и новости в их среде распространяются не просто быстро, а очень быстро. Не успел Люк дойти до стола, на котором заманчиво возвышались закуски и сладости, как в рядах офицеров произошли шевеления, и на первый план совершенно естественно выдвинулись Траун с Пиеттом. На "Истце" уже успели по достоинству оценить таланты Фиермуса на поприще переговоров с Люком, которого многие воспринимали настороженно, перенося на ребенка мрачную славу его отца, да и о его собственных подвигах не забывая, а уж рассказы служащих "Мести", которым посчастливилось побывать в тот памятный день в доках Куата, так и вовсе добавили интереса к персоне мальчика.

Люк только нацелился на горку канапе из мяса с какими-то ягодами, как Пиетт шагнул вперед.

- Здравствуйте, Ваше императорское высочество! - капитан вежливо наклонил голову. - Вам помочь?

- Капитан Пиетт! - расплылся в очаровательной улыбке Люк. - Если вам не сложно... вот это, что бы оно ни было! Выглядит очень забавно! И пахнет вкусно.

- Точно! - согласился Пиетт, подхватывая щипцами канапе и перекладывая их на тарелку. - Прошу.

- Большое спасибо! - Люк попробовал первый микро-бутерброд и довольно кивнул. Пиетт бросил на него внимательный взгляд и ненавязчиво приступил к расспросам.

- Позвольте поздравить вас с официальным выходом в свет...

- Спасибо!

- Сегодняшнее объявление Его императорского величества было крайне неожиданным, - капитан бросил осторожный взгляд на Вейдера, изображающего изваяние возле трона. - Конечно, некоторое время назад появились слухи, но... - Пиетт изобразил всем своим видом, что они - люди опытные, их слухами не проймешь и на мякине не проведешь. Люк доел канапе и отставил тарелку.

- Не слухи. Что есть, то есть. Когда-то отец был известен именно под этим именем - Энакин Скайуокер.

- В галактике были уверены, что генерал Скайуокер мертв, - Пиетт с интересом уставился на Люка, - но никто не знал, как именно это произошло.

- На самом деле, он был практически мертв, - лицо Люка стало холодным, в глазах мелькнула ярость. - Слишком много травм и слишком сильное душевное потрясение. Дедушка вообще не уверен был, что папа выживет.

- Простите, - мягкий баритон Трауна, подавшего Люку пирожное, на которое тот уставился, нарушил установившуюся на минуту тишину, - а что же произошло? Неизвестность порождает догадки, но этого мало...

Люк вздохнул и вонзил в десерт вилочку под жаждущими взглядами офицеров, подошедших ближе и настороженно ловящих каждое слово.

- На самом деле, ничего хорошего. Покушение на убийство и попытка государственного переворота.

Военные переглянулись, Траун заинтересованно поднял бровь.

- Ммм... а можно подробнее?

- Почему нет? - пожал плечами Люк, сковыривая вилочкой кремовый цветок, украшавший десерт. - В этом нет никакой тайны. Вам ведь известно, что Орден джедаев являлся религиозной организацией? - офицеры неопределенно что-то промычали, некоторые кивнули.

- Так вот... Джедаи считают всех ситхов, к которым принадлежит моя семья, своими Врагами. Никаких переговоров, никакого перемирия. Тотальная война на уничтожение... - Люк вздохнул, рассеянно смотря по сторонам и отмечая краем глаза, как стремящихся подойти ближе гражданских заворачивают в сторону - вежливо и аккуратно. Сидиус не хотел, чтобы кто-то помешал важному разговору.

- Такая нетерпимость и привычка считать себя гарантами демократии и столпами, поддерживающими Республику, дали свои плоды. Многим магистрам не нравилось, что у канцлера начали появляться какие-то реальные полномочия, что у него появилась возможность влиять на политическую ситуацию, а не просто служить красивой вывеской. Они решили, что чрезвычайные полномочия - это слишком. А уж когда они узнали, что дедушка является ситхом... Для них известие о принадлежности к другой конфессии стало просто подарком Силы. По их мнению, это прекрасное основание для смещения его с должности и для государственного переворота. Для них факта исповедуемой религии оказалось достаточно для попытки убийства и установления военной диктатуры. Ведь он ситх! Они шли убивать, - мальчик доел десерт и, отложив тарелку, неопределенно повел рукой.

- Отец успел в последний момент, и так как он по решению Совета был назначен телохранителем, то ему пришлось вступить в бой с магистрами, ведь отмены приказа не поступило... Попытка государственного переворота обошлась джедаям дорого: был отдан приказ о расформировании Ордена, всех сопротивлявшихся уничтожили.

- А не сопротивлявшихся? - не утерпев, Оззель подошел ближе. Люк дернул плечом.

- Тех кто решил остаться в стороне - не тронули. Да и Инквизиторий откуда взялся, по-вашему?

Офицеры изумленно переглянулись, осмысливая неожиданную информацию.

- А потом был бой отца с Кеноби. Отец проиграл, а магистр по какой-то причине решил проявить милосердие... оставил его умирать, искалеченного. Гореть заживо. В лаве.

Офицеры побледнели, дружно уставившись на мощную черную фигуру в доспехах. Неожиданно Вейдер повернул к ним маску, и все разом отвели взгляды.

- Моей матери сказали, что отец умер, это стало для нее просто ударом, да и стресс от всего произошедшего... Магистр мог ее спасти. Йода мог ее спасти. Это несложно для Одаренного, тем более, такой силы и знаний. Поэтому ее смерть - их вина. А меня отвезли на Татуин и заблокировали щитами способности.

- Зачем? - потрясенно спросил Пиетт. Люк посмотрел на него, изумленный такой непонятливостью.

- Чтобы позвать отца не смог, ведь Кеноби отлично знал, что папа выжил.

- Выжил? - прищурился Траун, оглядывая могучую фигуру Главкома в броне. - Простите... - коммандер озадаченно осмотрел ситха, разговаривающего о чем-то с императором, и повернулся к Люку.

- Вы сказали, что милорд был искалечен? Но ведь он участвовал в военных операциях, да и вообще вел очень активный образ жизни!

- Одаренные - живучи, - тонко улыбнулся Люк. - А ситхи - очень живучи. Отец выжил. А раны и постоянная боль... - мальчик пожал плечами, - это можно перетерпеть. Хуже было другое... отец был уверен, что я - мертв. Моим опекунам сказали то же самое о нем.

- Зачем? - Пиетт с сочувствием смотрел на Вейдера, вновь замершего возле трона.

- Разве непонятно? - поднял бровь Люк и взял с подноса еще одно канапе. - Чтобы воспитать меня в правильном для джедаев понимании, чтобы сделать из меня правильного джедая... Чтобы, когда придет подходящий момент, натравить меня на врагов Ордена, - жестко закончил мальчик.

Офицеры вздрогнули, представив себе этот ужас. Все присутствующие были в курсе приключений Люка на верфях Куата, и все отлично знали, что этот миленький на первый взгляд малыш сделал с теми, кто пытался на него напасть. И это ребенок... а что будет, когда он вырастет? Люк поймал взгляд Оззеля, у которого от мыслей о возможном грядущем чуть волосы дыбом не встали, и довольно кивнул.

- Вот именно. Кеноби и Йода все очень хорошо рассчитали. И допустили две ошибки. На их несчастье у меня прекрасная память. И я очень силен.

- Поэтому и была совершена попытка похищения на Куате? - проницательно заметил Траун, предусмотрительно пододвигая поднос с канапе поближе к мальчику. Люк цапнул еще один бутербродик и кивнул.

- Именно.

Император встал и направился к выходу, окруженный Алыми гвардейцами. Вейдер поклонился Палпатину и подошел к замершим возле стола офицерам.

- Сын.

Люк вежливо кивнул собеседникам, повернулся к отцу и взял его за протянутую руку.

- Идем, отец.

Офицеры смотрели им вслед, обдумывая слова Люка.

***
- Котаааа!!!

Вопль заметался между стен, заставляя мучительно застонать и накрыть голову подушкой в отчаянных попытках спастись от этого ужаса. Сейчас генералу было плевать, что он воин, мужчина и местами даже джедай, ему дико хотелось спрятаться куда-то подальше, а еще лучше - не слышать и не видеть источник этих раздирающих уставшие мозги на части звуков.

- Котааа!!! Вставай, стервец, я знаю, что ты не спишь!

Рам заскрежетал зубами, прижимая подушку сильнее.

- Котааа!!!

Подушка полетела в стену, мужчина встал, полыхая жаждой убивать. Сейчас переход на Темную сторону Силы неожиданно показался легким и привлекательным, маня интересными перспективами. Злобно сопя и бурча под нос забористые ругательства, генерал натянул на себя свободные штаны и рубаху, всунул ноги в мягкие домашние туфли и направился вниз, пошатываясь и изредка хватаясь за стены. От усталости ломило тело, Сила, конечно, очень облегчает жизнь, но всему есть предел. За эти две недели Кота полноценно спал всего несколько раз, и то недолго, спасаясь медитациями и специальными техниками, повышающими работоспособность. Он только-только заснул, и на тебе!

- Сволочь ты, Лари, - объявил Кота, свалившись на стул и злобно глядя на всклокоченную женщину. - И совести у тебя нет. Совсем.

Лари сочувственно посмотрела на своего друга, пытающегося не заснуть сидя и моргающего красными воспаленными глазами.

- У меня совесть есть, Рамми, - мягко улыбнулась женщина, - это у Императора ее нет, и очень давно.

- При чем здесь этот сволочной ситх? - процедил генерал, шаря взглядом по столу. Лари тут же подсунула ему чашку горячего сладкого кафа и подтолкнула вазочку с печеньем.

- При том, что было сделано заявление...

- Какое? - пробубнил в чашку Кота.

- Подтверждающее информацию с Набу.

Генерал замер, не донеся до рта печенье. Всю сонливость как рукой сняло, мозг проснулся и заработал как следует.

- Это точно?

- Совершенно, - вздохнула Лари, облокачиваясь о стол. - У меня есть знакомая, а у нее есть еще одна знакомая... информация обнародована лично Его императорским величеством на приеме.

- М-да... - Кота осел в кресле, машинально отхлебывая каф. - Значит, Скайуокер жив. А ведь говорили, что помер... аккурат при объявлении Империи.

- Как видишь, нет. А кто говорил?

- Мастера... ходили слухи, понимаешь ли...

- А магистры?

- Магистры? - усмехнулся мужчина. - Одни молчали, другие ничего не говорили... а некоторые, видимо, знали. Впрочем, нам докладывать никто не спешил. Кто мы, и кто они... Каждый спасался как мог.

Лари побарабанила пальцами, задумчиво поглядывая на развалившегося на стуле генерала. Мужчина мелкими глотками отхлебывал каф, таская печенье, и размышлял о чем-то своем.

- Знаешь, Рамми, - тихо начала Лари, гоняя пальцем по столу инфочип, - чем больше я обо всем этом думаю, тем больше мне это не нравится. И тем больше я не понимаю. Тот же приказ 66... смотри, Орден выбили практически одним ударом. Тех, кто воевал, прикончили клоны, практически всех, за исключением самых шустрых, так? Так. Штурм Храма... говорили, что там вообще живых не осталось, но! Из того, что мне известно, Инквизиторий возник не на пустом месте, да и почему туда пошли многие джедаи добровольно? А еще ведь есть те, кто просто тихо-мирно живет себе, те же мастера, рыцари, магистры попадаются! И их никто не трогает. Совершенно. Пока они не начинают позиционировать себя, как джедаев.

- Да, Лари, - вздохнул Кота, наливая себе еще каф. - Я тоже об этом думал. Разведка не дремлет, и хлеб свой она не зря ест, иначе нафига она нужна? Я думал... Выбили самых непримиримых. Ты что думаешь, в Храме все так уж радовались заведенным там порядкам? Нет. Даже невзирая на воспитание практически с пеленок, а детей старались брать в возрасте до двух лет, максимум до четырех, хотя были и исключения и их было достаточно много. Это с Избранным была какая-то лажа... Все равно были те, кто рано или поздно начинал думать самостоятельно. Тот же Квай-Гон Джинн... Он должен был стать магистром, этот титул был его по праву, и что? Совет два раза его очень красиво прокатил, и все из-за того, что он не был фанатиком Светлой стороны Силы. Что есть, то есть. И он не один такой был. А ведь есть еще и те, кто просто плюнул на все и ушел из Ордена. В последние годы их было достаточно много, а уж во время Войн...

Мужчина помолчал, доел печенье и отодвинул пустую вазочку.

- Знаешь, Лари, я Йоду очень уважаю. Он действительно очень силен, умен... Опыт просто колоссальный... тем более, он - Консул. И при всем этом... допустить такое... "Тьма все скрывает"... Да плевать, что скрывает! Неужели нельзя просто сесть и подумать над собранными данными? Можно. Простой анализ информации. И где? Непонятно. К тому же... - генерал посмотрел на внимательно слушающую его Лари тяжелым взглядом, - если он не увидел гибель собственного Ордена... Ситха под самым носом, да еще и такого сильного... если они все не увидели... такой финал был просто закономерным.

Генерал тяжело встал, опираясь руками на стол, помолчал и устало вздохнул.

- Лари. Я иду спать. Умоляю... меня не будить, даже если Император прилетит к нам в дом лично. Хорошо?

- Я постараюсь сдержать свои порывы! - торжественно объявила женщина и хихикнула, вызвав у Рама стон отчаяния. - Но обещать... не могу!

***

Шаак Ти замерла, подняв лицо к небу. Звезды мерцали в темных бархатных складках ночи, мягко освещая своим светом все окружающее. Настроение у магистра было аховое. Чем дальше, тем больше тогрута чувствовала себя так, словно ее засасывает какое-то болото. Размышления и медитации только подтверждали худшие опасения женщины: решение Великого магистра начать сопротивление несет очень нехорошие для присоединившихся последствия.

Начать стоило с организации диверсии. Попытка провалилась в зародыше, погиб мастер Авелл. Погиб, невзирая на то, что Йода лично просматривал ближайшее будущее, что для него, как для Консула, к тому же имеющего огромный опыт и обладающего невероятными знаниями, не составляло особых проблем. Невзирая на это, итогом провалившейся операции стала гибель Авелла и всех наемников.

Дальше - больше. Провалилась и попытка похищения Люка. Причем опять-таки с ужасающим результатом - погибли падаваны. Однако, словно этого мало, Кеноби даже не смог повлиять на малыша! Шаак вспомнила лицо мальчика и слова, обращенные к ней, и вздрогнула. Эта краткая встреча показала, что дитя действительно является Воплощенной Волей Силы. Если бы можно было достать хоть каплю крови и проверить на мидихлорианы! Что-то подсказывало, что результат потряс бы всех.

Женщина отлично помнила, каким был Энакин, когда его только доставили в Храм. Яркое Солнце Силы, сияющее и слепящее взгляд своим сиянием... Люк был также силен, как и юный Энакин, за исключением одного нюанса - он был Темным. Она тогда стояла и смотрела... просто смотрела в Силу и видела необычайно страшное и, тем не менее, прекрасное зрелище: звезда, испускающая невидимое другими темное сияние, покрытая хаотично движущимися протуберанцами... среди которых мелькали редкие лучи чистейшего Света. Это было настолько невероятно, что магистр просто замерла на месте, ограничившись исключительно наблюдением... стоило поблагодарить Силу, что ребенок не воспринял ее как врага. Пока что он просто предупредил... и Шаак Ти отнеслась к словам Люка крайне серьезно. Что-то не давало ей воспринять данное предупреждение как детский лепет. Это была не угроза, а констатация факта.

Размышляя о произошедшем, тогрута все больше убеждалась, что мальчик необычайно развит. Маленький гений...

Да, сейчас Люк юн и практически необучен, однако, какой невероятный потенциал он в себе скрывает! Какую мощь! И как печально, что эти таланты обращены к Тьме... золото, залившее радужки глаз ребенка, не давало усомниться в этом.

Тогрута прошлась по площадке, нервно запахнувшись в накидку - дующий с гор воздух принес прохладу, сменившую дневную жару.

Разговор с Кеноби только подбросил факты для размышлений. Оби-Ван был убежден, что мальчик - воплощенная Воля. Это была непоколебимая уверенность, не имеющая даже грамма сомнения. Кеноби просто перечислил все те факты, свидетелем которым стал, и высказался в том смысле, что это не просто везение, тут им и не пахнет, удачливость ребенка просто перешла все границы, значит, это что-то другое.

И вот это и напрягало и заставляло все больше сомневаться в правильности выбранной стратегии. Ведь если мальчик - воплощенная Воля, то как можно противиться и предпринимать что-то, идущее вразрез с его планами? Ведь это все равно, что идти против Силы. И кто? Йода, который видел варианты решений Великой, и Кеноби, ее Орудие.

Было такое ощущение, что Сила подбросила им неразрешимый коан и смеется над их мучительными попытками его разгадать. А уж в свете намечающегося... Тогрута вздрогнула, сильнее запахивая накидку, вздрагивая от мыслей о грядущем. Это было неправильно... а еще это было бессмысленно. Даже если планы Йоды осуществятся, это принесет одни беды. Никто, ни один разумный не скажет после такого, что джедаи - гаранты Мира. Никто не назовет их Светом. Их проклянут и будут плевать им в лицо. И будут правы...

Тогрута замерла, сгорбившись, невидяще смотря куда-то в даль. Время медленно текло, пригибая ее грузом сомнений к земле, заставляя задумываться о происходящем. Неожиданно женщина выпрямилась и встряхнула головой, на ее лице появилось решительное выражение. В голове промелькнули слова ребенка: "Я на все реагирую адекватно..."

- Хватит сомнений. Хватит. И хватит слепой веры. Может, пора прозреть?

Магистр Ордена джедаев Шаак Ти гордо вскинула голову и направилась в дом. Недолгие сборы, оставленное на датападе сообщение... Через полчаса маленький шаттл взлетел в небо, исчезая в темноте космоса.

***

- Что скажете, друг мой?

Высокий худой мужчина с резкими чертами лица недовольно скривился, бросив на собеседника недовольный взгляд.

- А что я могу сказать? - раздажение прорывалось в голосе, заставляло нервно жестикулировать и ходить взад-вперед, словно животное в клетке. - Что я могу сказать? Я могу сказать многое... Старый интриган одним махом добился упрочнения своих позиций и нанес удар всем мечтавшим взобраться на его место. Наследники!

Мужчина резко рубанул рукой воздух и встряхнул головой. - Одно это привлекло на его сторону половину колеблющихся, а остальные начали подумывать о присоединении. Всего лишь наличие Наследников! Даже невзирая на тот факт, что один из них - Вейдер! Не к ночи будь помянут!

- Не просто Вейдер... - невысокий пухлый мужчина, почти полная противоположность своего собеседника, усмехнулся, дернув уголком губ, вот только взгляд был жестким и острым. - Не просто... а герой Войны Клонов генерал Энакин Скайуокер! Видели, какими взглядами на него вояки смотрели? Как же! Живая легенда!

Высокий заскрежетал зубами, его перекосило от ненависти.

- Хуже всего не это... - процедил он. - Хуже всего, что у этого исчадия ада есть сын. И судя по слухам, то еще отродье! А император доволен... как же! Теперь, даже если кто-то и сумеет его устранить, ничего не выйдет. У Империи есть законные хозяева...

Мужчина рванул воротничок, он просто задыхался от ненависти. Его собеседник взглянул на тяжело дышащего друга почти с сочувствием... но только почти. В болотного цвета глазах мелькнуло что-то непонятное.

- Да... это все очень печально. Однако, нет безвыходных ситуаций. Есть варианты, которые для нас неприемлемы... или дороги. Буквально.

Высокий мужчина нервно провел костлявой ладонью по редеющим волосам, приглаживая их и возвращая прическе нормальный вид, серые глаза прищурились.

- Дорогой вариант... - задумчиво прошептал он. - Как интересно! Насколько дорогой... - серые глаза впились в каре-зеленые, - и каковы гарантии, что деньги не уйдут на ветер?

- Гарантии - стопроцентные... - оскалился толстячок, сразу приобретя неимоверно опасный вид. - Они - гарантируют результат. Но обойдется это...

- Сколько? - сероглазый прищурился, ноздри хищно затрепетали. Его друг назвал сумму и мужчина поперхнулся воздухом.

- Сколько?! Да они что, с ума...

- А чего вы хотели, друг мой? - неприятно оскалился толстячок. - Это вам не мелких сошек на нижних уровнях отстреливать! Тут надо учитывать все, а расходы на операцию будут огромные. Но окупится все сторицей!

- Но... - высокий вытер вспотевший лоб белоснежным платком. - Такая сумма!

Его собеседник пожал плечами, всем своим видом словно говоря: ну что вы трепыхаетесь, сами ведь знаете, на кого именно пасть разеваете, так чего мнётесь, как фантик?

Высокий мужчина нервно забегал по кабинету, раздумывая, под ироничным взглядом друга. В голове насмерть сцепились осторожность с ненавистью, рвущие друг друга на части. Да, если хоть кто-то узнает о его даже еще не действиях, а только мыслях... и доложит Императору... По спине потек холодный пот, волосы на голове встали дыбом. Его смерть будет медленной и крайне мучительной. Палпатин такого не прощает и искореняет всеми доступными ему средствами, а их у него очень много. И не нужно думать, что такое простят...

- Так какие гарантии?

- Стопроцентные, - сверкнул глазами мужчина. - Стопроцентные.

- Задаток?

- Половина.

- Согласен.

В глазах цвета болотных топей мелькнуло темное удовлетворение.

***
Императорский дворец. Казематы.

Про это место никто практически не знал, тем не менее, оно существовало. Казематы Императорского дворца, скрытые от всех, оснащенные по последнему слову техники. Способные удержать кого угодно, будь он даже Избранным и Одаренным. Сюда можно войти, но выйти невозможно. Особенно - живым.

Коридоры были совершенно пустыми, не было даже вездесущих дроидов. Никто и ничто не нарушало жуткую тишину, царящую здесь, никто не оглашал пространство криками, мольбами или проклятиями... Тишина. Воистину мертвая. Нарушенная чьими-то тяжелыми шагами.

Сидиус стремительно шел между металлических стен, бесшумно скользя по отполированному полу. Сейчас это был не Император Шив Палпатин, обаятельный мужчина без возраста, модник и интриган, а Дарт Сидиус, Темный лорд ситхов, наследник целой череды жестоких владык Тьмы. Сегодня он не потрясал всех привычной роскошью нарядов - простая черная мантия, скрывающая такого же цвета рубаху, штаны и сапоги, а также прикрепленный по многолетней привычке к руке сейбер. Ноги ступали плавно и бесшумно, Сидиус скользил, словно призрак и развевающиеся полы мантии только усиливали это впечатление.

В противовес ему, чуть позади четко печатал шаг Вейдер: мощная бронированная фигура, источающая ужас, жуткий воин, посвященный Тьме.

Ситхи молча прошли в конец коридора, Сидиус на ходу небрежно дернул рукой - и двери плавно разъехались в стороны, пропуская внутрь ожидаемых посетителей. Еще одна комната, и они у цели. Небольшое помещение, залитое светом, чистое и практически пустое. В углу скорчился человек, прикованный к стене, тяжело дышащий, встретивший вошедших бешеным взглядом загнанной крысы... Возле противоположной стены выпрямился высокий голубоглазый брюнет в форменном алом мундире - Арманд Иссард. Скудная обстановка из двух простых стульев, намертво прикрученных к полу возле двери только усугубляла неприятное впечатление производимое камерой.

- Ваше Императорское величество, - склонил голову глава СИБ. - Лорд Вейдер.

- Арманд? - Сидиус сверкнул наливающимися желтизной глазами, вопросительно подняв бровь. Иссард гордо вскинул голову.

- Ваше величество, позвольте представить вам Джулиа Лане. Именно этот человек предоставил супругам Органа препараты для подавления способностей Одаренных.

Скорчившийся в углу мужчина попытался вжаться в него еще сильнее, когда на нем скрестились взгляды ситхов. Комнату затопило ощущением потусторонней жути, Арманд вздрогнул, рефлекторно сглотнув, и попытался незаметно отойти в сторону. Сидиус обозрел пленника, его глаза засияли расплавленным золотом, радужку окружил алый обод, расползающийся на белки кровавыми росчерками. Губы раздвинулись в легкой улыбке, словно у довольного охотой хищника.

Вейдер сложил руки на груди, замерев совершенно неподвижно, от него растекалось предвкушение насилия и жажда крови.

- Замечательно, Арманд, - промурлыкал Сидиус и даже привычный Иссард ощутил, как от урчащих ноток в голосе императора по его спине потек холодный пот, а волосы встали дыбом. - Я очень доволен... Материалы?

- В соседнем кабинете, Ваше величество, - хрипло вытолкнул из пересохшего горла слова разведчик. Ситх ободрительно кивнул.

- Превосходно. Можете идти, Арманд.

- Ваше Императорское величество... Лорд Вейдер... - Иссард торопливо поклонился и с огромным облегчением выскользнул за дверь, закрывшуюся за его спиной. Счастливо выдохнув, мужчина вытер вспотевший лоб платком и быстрым шагом направился прочь из резко ставшего неуютным места. В кабинете его ждало коллекционное вино... Покрутив в голове мысль о том, что можно отметить удачное завершение операции, Иссард мысленно сплюнул и решительно отмел ее в сторону. Сегодня он напьется. Виски. Тоже коллекционное, но гораздо более крепкое, чем "Альдераанская золотая лоза".

***
Повторяющий под внимательным взглядом Акаади "Полет бабочки" Люк неожиданно резко остановился, отведя сейбер в сторону. В крови начинал медленно бурлить адреналин, дыхание участилось, его постепенно затапливало ощущением безграничной мощи и чудовищной ярости, пронизанных жаждой крови и предвкушением насилия.

Мальчик тяжело задышал, веки затрепетали, губы сами собой раздвинулись в безумной улыбке.

- Вот это приход... - счастливо выдохнул он, чувствуя, как вливается в него темная Сила отца... и деда.

- Ученик?

- Отец и дед, - повернулся к нему Люк. - По-моему, они сейчас кого-то потрошить будут.

- Ясно, - Акаади кивнул, принимая информацию к сведению. Взмах рукой - и стоящие возле стены четыре боевых дроида резко зашевелились, мигая сенсорами. Загудели тренировочные сейберы, способные обжечь, но не убить.

- Танцуй, ученик.

- Да, учитель! - радостно воскликнул Люк, становясь в стойку, чувствуя, как поет кровь в его венах.

- В атаку!

Мальчик счастливо рассмеялся и прыгнул с места, плавно взмахивая боевым сейбером слева направо.

***
Лея проснулась с хриплым вскриком, испуганно распахнув глаза и схватившись руками за грудь. Сердце бешено колотилось внутри, словно пытаясь выбраться наружу. Обведя настороженным взглядом спальню, Лея облегченно выдохнула и распласталась на кровати, натягивая на себя одеяло. Легкая вспышка света заставила моргнуть.

- Лея? Что случилось?

Квай-Гон настороженно осмотрел комнату, сканируя ее Силой. Ничего подозрительного не обнаружилось, но у девочки был слишком бледный вид, слишком сильно трясущиеся руки и слишком прерывистое дыхание. Призрак подошел ближе и осторожно присел на край кровати.

- Что тебя испугало, ученица?

- Сон... - дрожащим голосом прошептала девочка. - Просто сон...

- Просто сон? - Джинн скептически поднял бровь. - Расскажи, тебе станет легче, успокоишься...

То, что это не сон, мастер понял сразу. От Леи пришла волна Силы... резкий импульс, вспышка... Сначала Джинн даже обрадовался на миг, неужели это первый звоночек, намек на то, что все получается, что способности девочки начинают потихоньку просыпаться... но сразу же понял свою ошибку. Это была не Сила девочки. У Леи, стопроцентно Светлой, не могло быть такой подавляющей все живое ауры Тьмы.

- Мне Люк приснился... - слабо улыбнулась девочка. - Он танцевал с мечом. Так красиво! А потом его окутало тьмой... и все стало совершенно темным. Совсем ничего не было видно, только меч. Голубой, мне его Люк показывал... - Лея сумбурно пыталась рассказать свои впечатления, бурно жестикулируя. - И он смеялся... И где-то там две фигуры... тоже смеялись. Жуть! - девочку передернуло и Квай-Гон успокаивающе положил ей ладонь на лоб. - И брат... он так смеялся... страшно.

- А от чего тебе было страшно? - тихо спросил призрак, успокаивая Силой ученицу. - От того, что Люк смеялся, или от Тьмы?

Успокоившаяся девочка задумалась. Теперь, после того, как страх прошел, она даже не могла понять, что именно ее напугало. Люк? Так брат у нее своеобразный, уж это она хорошо поняла за время перелета. Но он ее очень любит, а это - главное. Тьма? Ну стало темно во сне, так что? Или нет?

- Я даже не знаю, - озадаченно посмотрела на Джинна Лея. - Я испугалась, потому что...

- Потому что... что? - тихо спросил джедай, продолжая окутывать ребенка своей Силой - умиротворяющей, Светлой... Лея почесала нос, пытаясь разобраться в себе.

- Тьма, - наконец уверенно ответила она. - Не Люк. Другая Тьма. Жуткая... бррр!!!

- Другая... - поднял брови Джинн. Лея закивала.

- Другая. Но похожая... - она замялась, смотря на призрака практически с отчаянием. - Не знаю, как это описать!

- Утром вызовем твоего брата, - джедай улыбнулся и встал. - И разберемся, чья там Тьма... а теперь - спи. Хорошо? Больше бояться не будешь?

- Нет, - девочка поудобнее улеглась, укутывя одеялом. - Не буду...

Лея засопела и призрак тихо исчез, недовольно поджав губы. Для него все стало предельно ясно: заработала кровная связь между близнецами. Резко и неожиданно, как обычно все и происходит. Теперь осталось дождаться утра и выяснить, что послужило причиной такой резкой активации.

***
Джулиа умирал долго и крайне мучительно. И Сидиус и Вейдер решили как следует расслабиться и снять накопившийся за последнее время стресс, а так как они все-таки ситхи, а ситхи борются со стрессом весьма своеобразными методами...

Отец и сын даже немного поругались и поспорили, в попытке настоять на своем. Сидиус предложил сперва вывернуть пленнику сознание, а потом приступить к пыткам, Вейдер настаивал просто на пытках... В конце концов сошлись на том, что все это можно совместить. И ментальную ломку и физическое воздействие. Конечно, Арманд провел серию допросов, но он ведь мог что-то упустить. Впрочем, даже если и не упустил, так что? Почему они должны отказывать себе в удовольствии наказать того, кто посмел причинить вред члену их семьи? Да и вообще, почему они должны отказывать себе в удовольствиях?

С ужасом слушающий обсуждение своей судьбы Джулиа упал на пол, умоляя... Вот только это было бессмысленно. Ситхи переглянулись... после чего двери плавно захлопнулись, отрезая пути к отступлению и пресекая даже самую призрачную надежду на побег. Вейдер отстегнул плащ, бросив его на один из стульев, снял шлем... подумал, и принялся снимать с рук броню.

Сегодня он хотел крови.

Благожелательно улыбающийся Сидиус присел на свободный стул, рассматривая желто-алыми глазами обмочившегося от страха Джулиа, рыдающего, стоя на коленях. Слабак... а ведь это просто легкая Аура ужаса... Ситх с хрустом размял пальцы и повел рукой. Кандалы раскрылись с тихим щелчком, мужчина упал, но тут же забился в угол.

Подошедший Вейдер брезгливо скривился, рассматривая того, кто помог искалечить его дочь, после чего схватил его за горло, подтаскивая к отцу. Палпатин слегка подался вперед, его Сила метнулась, словно ловчие щупальца, опутывая голову мужчины, которого Вейдер, совершенно не напрягаясь, спокойно удерживал на месте.

Джулиа уставился на него расширенными от ужаса глазами... и замер.

- Ну что, дружок... - ласково прошептал Сидиус, улыбаясь. - Расскажи-ка мне... всё.

Воля ситха начала ломать сознание пленника, захрипевшего от боли. Сидиус прищурился, начиная усиливать давление на разум, неторопливо просматривая воспоминания Джулиа. Мужчина завыл, дернулся, стараясь закрыться, что-то спрятать... Сидиус шевельнул рукой, и Вейдер начал медленно сжимать пальцы, дробя плечи заоравшего от боли пленника.

- Еще...

Зафиксированный Силой мужчина захрипел, когда стальные пальцы принялись отрывать мышцы от костей на его руках.

***
Люк вывалился из душа, счастливо распевая во все горло и вытираясь огромным мохнатым полотенцем. Настроение скакнуло куда-то в космос и возвращаться на бренную землю совершенно не собиралось. Чувствовал себя мальчик просто великолепно, как морально, так и физически. Высушившись, Люк повесил полотенце, надел пижаму и просто рухнул в постель, потягиваясь с довольными постанываниями и покряхтываниями. Глаза закрылись сами собой... через минуту он уже спал беспробудным сном.

***
Камера воняла ужасом, болью, кровью и отходами человеческой жизнедеятельности. Присевшие отдохнуть ситхи удовлетворенно наблюдали, как один дроид-уборщик смывает кровь и ошметки плоти в сток, щедро заливая все водой, голубоватой от дезинфицирующих средств, нежно пахнущей лилиями, хотя пока что этот запах, на фоне всего остального, практически не чувствовался, а второй сгребает в контейнер то, что осталось от Джулиа после допроса.

Вейдер довольно повел плечами, разминаясь... тело наполняла энергия, а душу - умиротворение. Сидиус слегка улыбался, голубые глаза приобрели какое-то мягкое выражение... ситх обдумывал сведения, полученные от Джулиа, раскладывая их по полочкам в голове.

- Почему у меня такое чувство, что я что-то забыл? - задумчиво пробормотал Вейдер, вставая и надевая шлем и плащ. Руки от крови он уже вытер, броню надел... что-то слегка цепляло сознание, что он забыл что-то сделать. Вот только что?

Мысленно пробежавшись по событиям дня, ситх пожал плечами: все, как обычно, ничего срочного и требующего внимания. Дверь распахнулась, отец и сын вышли из камеры и направились к себе, перебрасываясь ленивыми замечаниями. Они уже почти подошли к крылу, принадлежащему Вейдеру, как ситх резко остановился. До него дошло, наконец, что он чувствовал во время допросов на краю сознания... мужчина вздрогнул.

- В чем дело, сын? - Палпатин повернулся к Вейдеру, вопросительно подняв бровь.

- Люк, - кратко ответил ситх.

- То есть?

- Связь.

Ситхи переглянулись и прибавили ходу. Вейдер и Сидиус ворвались в покои Люка и первое, что они увидели - стоящий посреди гостиной Акаади, встретивший их недовольным выражением лица.

- Где...

- Спит, - призрак окинул мужчин странным взглядом и поинтересовался куда-то в пространство, - Неужели так тяжело было прикрыть щитами связь между вами? Всеми?

- Что произошло? - Сидиус осмотрел гостиную - вроде, все на месте. Забрак хмыкнул и приглашающе махнул рукой.

- Прошу. Полюбуйтесь.

Двери в тренировочный зал распахнулись и глазам ситхов предстало потрясающее зрелище. Помещение было совершенно разгромлено. На полу валялись кучи металлолома, в которых изумленные мужчины узнали дроидов, стены местами покрыты странными пятнами и обуглены, несколько тренажеров превратились в абстракные конструкции - смятые и перекрученные. Единственное, что уцелело - стойка для сейберов, все остальное превратилось в хлам.

Вейдер содрал с себя шлем, обводя зал потрясенным взглядом.

- Что случилось?

- Люк случился, - хмыкнул Акаади, движением руки расчищая пол, обнажая обугленные пятна. - Он как раз тренировался, отрабатывал "Полет бабочки"... неожиданно остановился, - забрак прошелся под напряженными взглядами ситхов, - и сказал, что словил шикарный приход. От папы... и... дедушки, которые как раз готовятся кого-то потрошить.

Вейдер обреченно закрыл глаза, едва не застонав в голос. Сидиус изумленно покосился на него.

- После чего четыре часа подряд разносил зал на молекулы. Сначала сейбером... - прозрачная рука обвела металлолом, - после - Силой. Отрабатывал Силовой захват.

Призрак показал на покореженные тренажеры, помолчал и продолжил доклад.

- Когда это ему надоело, решил попробовать создать полноценную Молнию Силы. Можете гордиться - у него получилось, - Акаади ткнул в россыпь обугленных пятен.

- Лорд Вейдер? - Палпатин сложил руки на груди и повернулся к мужчине. Ситх вздохнул, проясняя ситуацию.

- У Люка очень необычная способность. Он впитывает мою Силу... гнев, ярость, злость... как губка. Его это только... возбуждает, добавляет энергии.

Акаади фыркнул.

- Возбуждает, как же... - саркастично хмыкнул призрак. - Крышу у него срывает, отшибает все мозги! Это хорошо, что ребенок здесь был, тренировался. А если бы его накрыло в людном месте? Малыш рассказывал, как отреагировал на вашу, Лорд Вейдер, ярость, когда путешествовал на "Мести". Им дико повезло, что ребенок был один в своей каюте. Он сказал, что если бы поддался хоть на мгновение... если бы он только шевельнулся... количество жертв было бы...

Забрак помолчал, рассматривая застывшего Вейдера и нахмурившегося Сидиуса.

- Ваше Императорское величество... сегодня Люк почувствовал не только отца, но и вас. Начала устанавливаться и раскрываться связь и между вами. Имейте это в виду. Я пытался помочь ему закрыться, но малыш не смог. Слишком сильно его накрыло...

Некоторое время все молчали, рассматривая погром... Сидиус потер переносицу.

- Что с ним сейчас?

Забрак пожал плечами.

- Спит. Набегался, напрыгался, научился создавать Молнию... маленькую, но все же. Можете посмотреть записи с камер. Будет познавательно.

Акаади вздохнул, почесывая височный рог.

- Я уж думал, он никогда не угомонится...

***
Ситхи с интересом смотрели на экран, на котором Люк азартно крушил все вокруг себя. Ребенок носился по залу с радостными воплями, смеялся... энергия совершенно не заканчивалась. Вот начали сминаться тренажеры, перекручиваясь замысловатыми конструкциями. Мальчик задумчиво обозрел дело рук своих, после чего встал в позу, горделиво подбоченившись и изрек в пространство:

- Да я художник, Тьма побери! Пикассо! Определенно Пикассо! Талант! Даже не так... Талантище!

Заливисто рассмеявшись, Люк с интересом осмотрелся, словно пытаясь решить, что делать дальше. Неожиданно он тяжело задышал, по лицу расползлась совершенно безумная улыбка. Он вытянул руки вперед, шепча:

- А что, если...

Кончики пальцев окутало легкое свечение.

Вейдер с Сидиусом подались вперед, зачарованно наблюдая, как вокруг кистей рук малыша начинают сверкать искры, постепенно набирающие силу, сливающиеся в... Легкая вспышка, и в полет отправляется короткая белоснежная Молния, оставившая на полу обугленное пятно. От счастливого вопля Люка задрожали стены.

- ДАААААА!!!

Вейдер гордо повернулся к отцу.

- Какой молодец, а?!

Сидиус покосился на него и продолжил смотреть на экран, где Люк со счастливым визгом изображал из себя пошедший вразнос трасформатор энергии, у которого оборвали провода. Молнии летели во все стороны, довершая погром, за чем устало наблюдал Акаади, предусмотрительно отошедший подальше, чтоб не зацепило. Наконец мальчик выдохся, и устало вытер потный лоб рукавом.

- Круто! Учитель Акаади, я спать пойду.

Призрак только махнул рукой, отпуская ученика...

Сидиус остановил запись и молча повернулся к довольному Вейдеру.

- Почему об этой особенности внука я узнаю только сейчас?

Мужчина смущенно потупился.

- Забыл...

- Ах, забыл... - саркастично протянул Сидиус, складывая руки на груди и разглядывая покорно склонившего голову в ожидании взбучки сына. - Больше вы ничего не забыли, Дарт Вейдер?

- Нет, Мастер. Ничего.

- Надеюсь... - прошептал Сидиус и повернулся к экрану. - Ладно. У меня слишком хорошее настроение... сейчас. Однако, я надеюсь, Лорд Вейдер, что впредь вы будете информировать меня о возникающих сюрпризах... заранее.

- Да, Мастер! - облегченно выдохнул ситх. Палпатин кивнул и немного расслабился.

- Хорошо. Итак, я вижу несколько возможных решений данной проблемы...

***

Первое, что Лея сделала утром, сразу после завтрака, это связалась с братом. Палпатин позаботился о том, чтобы Наберрие могли поговорить с ним в любой момент, все-таки, Лея - его внучка, а в жизни случается всякое, но в основном стационарный коммуникатор служил для обеспечения связи между Люком и Леей.

Девочка встала на платформу, засиявшую по периметру синим светом, и напряженно уставилась перед собой. Через несколько минут ожидания появилась голограмма ее брата - в пижаме, всклокоченного, ожесточенно потирающего лицо ладонями.

- Лея? - мальчик раслепил один глаз, уставившись на девочку мутным взглядом. - Чего в такую рань не спишь? Пять утра!!!

- Уже не рань. И вообще... я тебя разбудила, да? Извини, я забыла... - немного виновато протянула Лея.

- Разбудила... - зевнул Люк, еще сильнее взлохмачивая и так стоящие дыбом волосы. - Что стряслось? Рассказывай... только сейчас, погоди...

Люк повернулся в сторону и заорал:

- Энсин! Живо мне каф! Шевели булками, железяка!

- Как грубо... - посмотрела куда-то в сторону Лея. Люк хихикнул.

- Зато действенно! Итак?

- Понимаешь, Люк... - замялась девочка, наблюдая как брат отпивает из большой чашки, оживая на глазах. - Мне такой страшный сон сегодня приснился...

- Сон? - Люк подобрался, вспомнив вчерашнее. Видимо Лею тоже накрыло, сестра все-таки... кровная связь и все такое. - Рассказывай.

Лея принялась послушно описывать увиденное в кошмаре, мальчик внимательно слушал, допивая каф. Отдав чашку Энсину, Люк задумался, сложив руки на груди.

- Ясно. Итак, что я тебе скажу... Первое. Это был не сон, как ты решила, это заработала связь между нами. Мы с тобой - кровные брат и сестра. Мало того, что близнецы, вернее, двойня, так еще и Одаренные. Ты почувствовала мои эмоции.

- Тебе было весело... только как-то странно, - озадаченно посмотрела на него девочка. Люк улыбнулся.

- Именно. Мне было просто шикарно. Вчера я научился создавать Молнии Силы... Ты ведь испугалась не меня?

- Нет, - решительно отмахнулась Лея. - Там был кто-то еще... страшные. Я их испугалась...

- Зря, - пожал плечами мальчик. - Никогда не нужно бояться Тьмы. Опасаться и быть настороже - можно и нужно. А бояться - глупо и опасно.

- Почему?

- Потому что, когда ты боишься, ты открываешь ей свои слабости, становишься уязвимой. Ясно? Значит, появляется возможность на тебя влиять. Поэтому бояться не надо.

- Ааа... - протянула Лея, напряженно обдумывая слова брата. - Это как открыть свои секреты конкурентам?

- Именно, - облегченно кивнул Люк. - Так что, не бойся. Кроме того, у тебя есть я, есть папа и дедушка. Мы тебя сможем от всего защитить... если ты сама глупостей делать не будешь. А бояться - глупо и недальновидно. А ты у нас умная, так?

- Я очень умная! - наставительно произнесла Лея, гордо задрав нос. Люк рассмеялся.

- Не сомневаюсь. Раз так, привезу тебе подарок. Особый нож... специально для девочек. Такого ни у кого нет! Только у тебя! Хочешь? С ним тебе никакая Тьма или Свет страшны не будут.

- Хочу! - сверкнула глазами Лея. - Конечно, хочу!

- Хорошо. Я начну делать его сегодня. Специально для тебя. Ну что, теперь не боишься?

- Нет.

- Отлично. Тогда до свидания, сестра. И передай Квай-Гону, что учитель Акаади просто жаждет провести с ним дискуссию. И не одну. Пока!

Голограмма погасла и Лея побежала к семье. Хвастаться.








Не удержалась, чтобы не выложить. Это просто прелесть, и как в тему! https://pp.vk.me/c623825/v623825692/1dead/iInFVCjuQ4c.jpg
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Civilian
сообщение 23 Июль 2015, 13:43
Сообщение #42



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 67
Регистрация: 29 Июнь 2015
Из: Ульяновск
Пользователь №: 9629



На пикче, конечно, не "Исполнитель" и даже не военный корабль, но тоже более-менее флотское судно)

Глава, как всегда, превосходная. Если ещё и Ти принесётся к Люку в команду...
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
darketo31
сообщение 2 Август 2015, 19:49
Сообщение #43



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 101
Регистрация: 2 Декабрь 2014
Из: Одесса
Пользователь №: 9519



Глава 21. В глазу бури.



Мужик сказал - мужик сделал.

Под этим девизом прошли два месяца, в течении которых Люк пытался создать шедевр. То, что он задумал, в этой вселенной не существовало, невзирая на все многообразие средств для убиения себе подобных, создаваемых разумными независимо от вида, расы и пола.

Самому Люку мысль сделать именно это пришла вечером, когда он мучил мозг попытками сообразить, какой же именно нож подойдет маленькой девочке. Первый попавшийся ведь не подаришь! Он должен быть легким, удобным, безопасным... и экзотическим до кучи.

Люк подобрал с грехом пополам несколько моделей, но это все было не то. Совершенно! Вот не то, и все тут. Отдыхая после тренировки, мальчик сидел на балконе, наблюдая за садом, за тем, как летают птицы и перепархивают с места на место огромные пестрые бабочки, поражающие своей красотой.

Настоящие бабочки натолкнули на мысль о любимой игрушке Леи... неожиданно в голове щелкнуло, и Люк вспомнил один из любимейших экспонатов своей коллекции холодного оружия, что он собирал в прошлой жизни. Он не помнил всех подробностей, но этот нож буквально врезался ему в память.

Балисонг. Нож-бабочка.

- Черт... - хмыкнул Люк, почесав нос, - а ведь это то, что надо!

Насколько он помнил, на родине балисонга считалось, что работа с этим ножом успокаивает. Да и для обучения новичков существовали специальные модели, в которых лезвие было просто ажурной пластиной, которой совершенно невозможно пораниться. Кроме того, нож незаметен, удобен в обращении и даже ребенок может совершенно спокойно носить его с собой, не боясь пораниться.

Чем дальше, тем больше этот вариант привлекал Люка своей простотой и изяществом. Ведь он будет делать не просто нож, он будет делать нож-артефакт. И материалы подберет соответствующие...

- Учитель Акаади! Хочу научиться Силовой ковке! - заорал Люк, слетая с дивана и мчась в гостиную в поисках призрака. - Прямо сейчас!

Забрак только поднял бровь в ответ на это заявление.

- А что так резко?

- Хочу Лее подарок сделать! И вообще, хочу сделать себе оружие! Да и пора подумать о сейбере...

- Что ж, похвальный энтузиазм, - Акаади встал и направился в тренировочный зал, в котором как раз закончили первый крупный ремонт. Судя по всему, не последний... - Тогда пошли. Начнем с основ. Напитывание материала Силой...

***

- Здравствуй, друг мой! - Таркин стремительно поднялся с дивана, приветствуя вошедшего мужчину, свою полную противоположность. Таркин был высоким, худым и резким, его друг - низеньким, полным и вальяжным. Однако различия во внешности и характере не мешали мужчинам приятельствовать.

- Здравствуй, здравствуй, Уилл... - Зиндж подкатился упругим колобком к возвышающемся жердью Таркину. - Рад, что нашел для меня время...

Уилхуфф сухо рассмеялся, приглашая присесть. Дроид подал напитки, и два моффа завели ничего не значащую беседу. Примерно через пять минут обсуждения различных сплетен, Таркин достал небольшую коробочку и поставил ее на столик перед диваном.

- У нас есть десять минут, - резким голосом начал Таркин. - Какие новости?

- Прекрасные. Подготовка идет полным ходом, - от вальяжности Зинджа не осталось и следа, теперь было видно, что его полнота обманчива и скрывает крепкие мышцы.

- Подготовка... - недовольно скривился Уилхуфф. - За такие деньги можно и пошевелиться, Райли!

- Они и шевелятся, - пожал плечами Зиндж. - Не забывай, что покушение, независимо от результатов, вызовет небывалую волну. Поэтому в настоящий момент они готовят ложные пути, ведь нам понадобиться тот или те, на кого можно повесить все грехи, не так ли? Или... Уилл, ты суицидник и хочешь закончить жизнь самоубийством? Император тебе это обеспечит. После долгих и разнообразных пыток!

- Тише, Райли, - поморщился Таркин. - Просто, сам понимаешь, ждать невыносимо.

- Ничего, Уилл, потерпишь, - отрезал Зиндж, сверкая глазами. - Тем более, цель такая, что нахрапом не возьмешь. И плевать, что мелочь пузатая, те, кто думал, что его можно взять голыми руками, сейчас в могилах гниют. На флоте, сам знаешь, слухи ходят... А ведь есть еще и охрана... и отец не выпускает его из поля зрения... Хочешь, чтобы в результате спешки все накрылось одним местом? Тогда просто подойди к Главкому и расскажи о своей задумке. Он этому обрадуется... - голос Райли стал вкрадчивым и приобрел мурлыкающие нотки, - приголубит тебя, как родного... нежно...

- Райли! - прорычал Таркин, нервно дергая головой. - Ты и твои шуточки! Может, хватит?

- Может и хватит, - покладисто согласился Зиндж. - Наше счастье, что заказы не имеют срока исполнения. Они будут ждать столько, сколько надо... рано или поздно, но он покинет Корускант и тогда...

- Да. Тогда... - глаза Таркина сверкнули, на тонких губах расползлась жестокая улыбка. - Тогда. Я подожду...

***
Силовая ковка. Обучиться этому оказалось проще, чем Люк думал, и сложнее, чем ему казалось. Для начала следовало подобрать материал. Делать из отходов пулю можно, но не нужно. Мороки много. Поэтому сначала подбирали материал, более-менее подходящий для воплощения задуманного, после чего его начинали напитывать Силой - процесс долгий и кропотливый, если хочешь получить результат, устраивающий по всем параметрам.

Люк хотел, кроме того, это ведь будущий подарок, и не кому нибудь, а сестре. Хотелось произвести впечатление, поразить своими талантами... Да и вообще... поразить. Тренировки мальчик начал с самого простого - напитка материала Силой, а именно - сделанного когда-то собственоручно еще на Татуине ножа.

Сделан он был непонятно из чего, во всяком случае, Оуэн так и не смог сказать, откуда в отвалах различного мусора взялась эта полоса металла, но нож из нее получился превосходным, с великолепными режущими свойствами. И теперь Люк чередовал тренировки с медитациями и работой с Силой, медленно, по капле, пропитывая ею лезвие. Ощущалось это немного странно, словно этот вот нож неожиданно приобрел его... запах?

Люк не знал, как это описать, но выглядело для него все именно так. Запах. Постепенно запах сменился ощущением сродства, нож медленно, но верно, становился частичкой его самого.

***
Акаади внимательно смотрел, как сидящий на коврике на полу ученик легкими касаниями Силы постепенно меняет структуру зависшего перед ним в воздухе ножа - процесс тем более интересный, если учитывать, что мальчик использовал попеременно то Темную, то Светлую энергии. На металл это оказывало воздествие, похожее на закаливание - когда раскаленную заготовку резко охлаждают в жидкости, он даже немного изменил цвет, став из серебристого - темно-серым.

Вот Люк открыл глаза, прищурился, осматривая висящий перед ним нож, недовольно нахмурился... и продолжил напитку.

- Хорошо, ученик.

Акаади прощупал нож Силой и задумчиво покивал.

- Продолжай. Практически готово.

***
- Докладывай... - сидящий на грубом каменном троне рослый, массивный... разумный, одетый в широкий черный балахон, скрывавший его полностью, шевельнул затянутой в перчатку рукой. Стоящий перед ним некто, одетый так же, из-за чего непонятно было даже к какому виду он принадлежит, учтиво поклонился.

- Первая фаза прошла так, как и ожидалось. Пешка "Альта" отреагировала в нужном ключе после соответствующей обработки пешки "Бере". Заказ размещен, задаток выплачен.

- Мотив? - сидящий на троне еле заметно склонил голову к плечу, демонстрируя интерес. Отчитывающийся слегка дернул рукой, в его голосе зазвучало злорадство.

- Личный мотив. Месть. Как и предполагалось. Однако, невзирая на это - полностью лоялен.

- Интересно...

- Негодование вызывает не наличие Наследников, а их личности. Против <b>него</b> ничего не имеет.

Сидящий рассмеялся.

- Как забавно... Верность, и при этом - удар исподтишка.

Стоящий передернул плечами, как бы говоря: у каждого разумного в голове такое водится... а уж у этого, и подавно!

- Хорошо. Что насчет "Идущих по следу"?

- Готовятся. Радуются, что удалось сорвать хороший куш... и не один!

- То есть?

- Им пришло еще два заказа. На одну и ту же дичь!

Сидящий изумленно застыл, переваривая новость, раздумывая... после чего оглушительно расхохотался.

- Великолепно! - в густом голосе звенело веселье. - Какая чудесная шутка Силы! Изумительная! И от кого?

Докладчик назвал имена и сидящий замолчал, обдумывая новость.

- Иди, - рука шевельнулась, и докладчик, глубоко поклонившись, вышел из помещения. - Это надо обдумать. И не только.

Разумный встал - крупная фигура в балахоне, и быстрым шагом направился по хорошо известному ему маршруту. Неожиданную новость следовало обдумать, как следует. И не только обдумать. В расчетах и видениях этого не было.

***
- Такими темпами я буду делать подарок до второго пришествия Ревана, - задумчиво пробурчал Люк, раскинувшись на диване. - А ведь это только первичная напитка! А ей конца-края нет...

Злосчастный нож лежал на столике, одним своим видом вызывая изжогу. За два месяца Люк смог только напитать металл Силой и то, до нужного для начала ковки уровня ему было далеко. Пока что он просто чувствовал нож как часть себя. И все.

Мечты сделать нож подобно великим лордам древности полностью с помощью Силы, меняя структуру материала на молекулярном уровне, столкнулись с суровой реальностью. Хоть Силовая ковка и начала потихоньку поддаваться Люку, до истинных высот мастерства было... далеко было, в общем. А время шло... К тому же Люку уже сообщили, что через месяц будет возможность слетать на Загобу, а ведь до Набу там рукой подать.

- Что, ученик, сдулся? - Акаади насмешливо сверкнул алыми глазами под одобрительное молчание Палпатина. У императора появилось новое развлечение: завтрак со своими потомками. По мере возможности Сидиус завтракал в компании сына и внука, попутно обсуждая дела и интересуясь успехами Люка. К ним обычно присоединялся и Акаади, обожающий потрепаться на различные темы, ну а учеба мальчика вообще была среди них вне конкуренции. И присутствие ребенка никого не смущало.

- С чего это вы взяли? Учитель Акаади? - подозрительно прищурился Люк, подбираясь. Вся расслабленность с него слетела просто молниеносно. Пьющие каф со сладостями Палпатин и Вейдер переглянулись, давя улыбки. Наблюдать за процессом воспитания этого ребенка было очень интересно и познавательно.

Что Сидиус, что Вейдер, воспитывались совершенно по-другому. И учителя их дрессировали по-другому... особенно Палпатина. Плэгас размышлениями о морали не заморачивался, для него на первом месте была эффективность. Молния Силы - прекрасное воспитательное средство... убежденность в этом передалась и его благодарному ученику.

Здесь же в этом нужды не было.

Мальчик жаждал учиться и выкладывался полностью. Кроме того, не было нужды ломать ему психику, приучая к насилию всех видов и форм, убеждать, что оно естественно, как и убийство. Когда ребенок сам, безо всякого принуждения с четырех лет мечтает открутить голову врагу, причем, по возможности, мучительно, и вообще осознанно убивает и кидается в бой, так, что приходиться наоборот, притормаживать... Тут о многом задумаешься, и о том, что привычные схемы в данном случае не годятся.

Акаади недаром был одним из ближайших соратников Ревана. Обдумав проблему, он нашел решение. Люк терпеть не мог, когда в его талантах и вообще гениальности кто-то сомневался. Это его не обижало и не злило... нет, мальчика это стимулировало для совершения подвигов. Доказать, что он самый-самый...

Впрочем, следовало отдать ему должное - лесть Люк принимал только заслуженную.

- Как с чего? - удивился забрак, глядя невинным взглядом. - Сидишь, ноешь... фигней страдаешь!

- Я фигней не страдаю, - надменно выпрямился Люк и взял чашку с кавера - сладким густым напитком, напоминающим ему какао, но не совсем. - Я обдумываю стратегию... Творческий подход. Я думаю, вам известно такое понятие, учитель!

- Творческий подход... ну надо же! - потрясенно покачал головой призрак. - И в чем же он выражается?

- В том, - торжествующе посмотрел на него поверх чашки Люк, - что я могу сделать нож другим способом!

- Продемонстрируешь? - невинно осведомился Акаади, поглядывая на пришедшего в полную боевую готовность ученика.

- Легко!

Действительно легко для того, кто может Силой сминать дюрастиловые балки и трубы и завязывать их бантиком. В голове смутно брезжило воспоминание о булатной стали и принципах ее создания: переплетение стальных прутьев с различной степенью плотности, при многократной перековке превращающихся в узорчатое совершенство.

Естественно, Люк идиотом не был и делать булат не собирался - увы, по сравнению с некоторыми металлами этой вселенной он не котировался, однако, здесь важен был сам принцип создания узора. Красиво ведь, ничего не скажешь! Кроме того, хоть клинок и будет самым что ни есть настоящим, и использовать его по назначению можно будет свободно, глупо думать, что Лея пойдет с ним в атаку на врага в доспехах, которые могут выдержать удар сейбера... тот же кортозис или мандалорское железо или фрик... эта галактика богата материалами с самыми потрясающими свойствами.

Смысл ножа был в другом: девочка должна была обрести уверенность в своих силах и перестать шарахаться от Силы Вейдера и Палпатина. Сейчас еще ничего, но она растет, потом ее представят на Корусканте... вид дергающейся чуть ли не в припадке принцессы не очень вяжется с постепенно формирующимся имиджем дружной семьи.

Так что Люк озадачился выбором подходящих для воплощения задуманного металлов.

Поймав алчный взгляд внука, устремленный на его перстни, Палпатин напрягся.

- Люцифер?

- Черное железо. Сорок грамм. Надо, - проинформировал его малыш, зачарованно смотря на украшения горящими энтузиазмом глазами.

- Что еще? - поднял бровь Палпатин, невозмутимо пряча руки в широкие рукава очередной роскошной мантии.

- Фрик. Сорок грамм. Поющая сталь. Сорок грамм. Золото. Сорок грамм. Титан. Сорок грамм.

- Всё?

- Всё, - кивнул мальчик, сверля взглядом деда. - Пока что только это.

- А что так мало? - насмешливо поинтересовался Акаади.

- Почему мало? - пожал плечами Люк. - В самый раз! Эксклюзив!

- Завтра все доставят, - Палпатин встал, расправил наряд и направился к дверям. - Но я хочу увидеть результат.

- Естественно! - с энтузиазмом закивал мальчик. - И мандалорское железо. Сто грамм.

Император кивнул и вышел, оставив внука радостно потирать ручки. Действительно, на следующее утро Люк, азартно сопя, рассматривал присланное: слитки металлов, и не только тех, что он заказал, и не такой массы, какую он хотел, разложенные по отдельным ячейкам в особом боксе, подписанные, с инстукциями "по применению", так сказать; инструменты, необходимые для их обработки, универсальный станок и еще по мелочи. К его апартаментам добавили еще одно помещение, превратив его в мастерскую, и снабдив всем необходимым типа специальных печей, вытяжек и системы безопасности. И звуконепроницаемого покрытия стен, пола и потолка.

Выслушав крайне подробную лекцию о том, что это такое и для чего предназначено, Люк кивнул и бросился все осматривать и ощупывать, знакомясь с оборудованием и прочим, на что ушло еще два дня. После чего работа закипела.

Самое первое, что сделал мальчик - отобрал металлы, предназначенные для лезвия, и вытянул проволоку. Достаточно тонкую, но не слишком - два миллиметра в диаметре. Черное железо, фрик, поющая сталь. Разноцветные спицы лежали на столе, радуя глаз: черный металл, серый, ртутно-серебряный. Всего получилось по четыре штуки каждого вида, которые Люк сложил в пучки.

После чего Силой начал скручивать их, словно канаты.

Процесс шел ни шатко, ни валко: Люк переплетал металлы, скручивая их, нагревая в печи, вытягивая в прут, снова скручивая... и обрабатывая чем-то вроде гидравлического молота. Оказывается, такое тоже было, но использовалось скульпторами и ювелирами, впрочем, Люку было плевать: оно работало, и работало, как надо. Все остальное - не важно.

Акаади только довольно щурился, смотря, как его ученик плетет из металлических прутьев косички: мастерство мальчика постепенно росло, так же, как и раскрывался его потенциал - ведь все манипуляции осуществлялись только Силой, кроме проковки молотом. Через неделю монотонного труда Люк получил небольшой слиток, с которым можно было работать.

Еще через неделю мальчик полировал лезвие специальной пастой, высунув от усердия кончик языка и активно елозя специальной тканью по металлу, после чего, закончив, позвал Акаади. Полюбоваться. Призрак одобрил: лезвие получилось обоюдоострым, не очень большим - двенадцать сантиметров в длину, с красивым узором из завитков, петель и точек - словно тонкие черно-серо-серебристые нити, прихотливо свитые между собой. Еще два дня ушло на рукоять, после чего наступил черед декоративных накладок из золота и прочих украшательств.

Про безопасность Люк также не забыл: еще за три дня он сделал из титана и керамостали простой тренировочный нож, красивый, но совершенно тупой, просто волнистая не заточенная пластина и дырчатая позолоченная рукоять. Для учебы - самое оно.

В Силе ножи ощущались интересно. Если тренировочный был самым обычным, то вот боевой... Переплетение металлов с самыми разными свойствами ощущалось, словно слоеный пирог. Черное железо Силу впитывало, словно черная дыра. Жадно и с готовностью. Представив себе, сколько усилий надо было приложить, чтобы напитать заготовку для меча, Люк уважительно присвистнул, поражаясь упорству, способностям и уровню Силы древних ситхов. Круто, ничего не скажешь! Все равно, что разрушитель напитать, не меньше.

Поющая сталь... пела. По другому и не скажешь. В Силе она слегка словно звенела и впитывала ее с некоторым трудом. А вот фрик противился напитке, каждую каплю принимая с некоторым отвращением. Словно капризный ребенок, отказывающийся съесть кашу. В конце концов он ее съест, но вот сколько нервов попортит в процессе...

В общем, впечатление нож производил интересное.

Собравшиеся на демонстрацию шедевра Вейдер с Сидиусом и Акаади оружие внимательно осмотрели, прощупали всеми доступными им способами, одобрительно переглянулись, после чего довольно полюбовались, как Люк "играет" с ножом.

- Как ты его назвал?

- Бабочка.

- Похоже, - согласился Палпатин, вертя в пальцах нож. - А Лея себе ничего не отрежет?

- Нет, я сделал еще и тренировочный, совершенно тупой, - Люк достал второй экземпляр и показал его деду. - Вот.

- Разумно, - одобрили ситхи. Император еще раз осмотрел ножи и обратил внимание на маленькое клеймо на лезвиях, расположенное практически у рукоятей.

- Что это?

- Утренняя звезда, - в глазах Люка мелькнула темная гордость. - Мой личный знак.

- Твой? - иронично усмехнулся Вейдер. Мальчик кивнул.

- Конечно, мой. У дедушки - герб Империи, у тебя - звезда. Я тоже хочу.

Люк встал перед Сидиусом и принял официальный вид.

- Ваше Императорское величество, - начал ребенок и Сидиус поощрительно кивнул, - я могу нанести свой знак на захваченный шаттл? И не только на него?

Палпатин прищурился, смотря на поедающего его преданным взглядом внука. Интересная просьба... имеющая далекоидущие последствия. Действительно, раз он избрал малыша Наследником, ему необходим личный знак, герб, показывающий, что данная вещь, в самом широком смысле этого слова, принадлежит лично ему. Как 501-й легион, несущий звезду на наплечниках, или Черная Эскадрилья Вейдера...

- Хорошо. Разрешаю, - кивнул Император и Люк поклонился, после чего занялся ножами.

- Отлично, теперь я вижу, что творческая жилка у тебя есть, - Палпатин внимательно смотрел, как Люк упаковывает подарок, тщательно завязывая ленту на коробке. - Значит, можешь отправляться на Загобу, Ларсов проведать. Не передумал еще?

- Нет, - Люк закончил упаковку и присел на диван. Слава Силе, это не тронный зал и стоять в присутствии Императора не обязательно. - Надо.

- Надо... - поднял бровь Палпатин и Вейдер недовольно нахмурился. - Ты уверен?

- Да. Вот просто надо туда лететь, и всё тут. Через неделю. Не позже.

- Одного я тебя не отправлю, - глубокий баритон Вейдера наполнил гостиную. - С меня и прошлого раза хватило!

Сила заплескалась, словно начинающее волноваться море, начали чувствоваться первые нотки гнева и недовольства, исходящие от ситха. Палпатин одним жестом остановил начинающиеся разборки.

- Сын! Спокойно... Один Люк не останется. С ним будут Тени. Охрана Наследника, пусть об этом еще никто не знает, теперь на них.

Вейдер фыркнул и Сидиус прекрасно понял его возражения.

- В форме они будут только на мероприятиях. В остальное время - просто охрана. Люди в свите. Люку ведь могут понадобится адьютанты, секретари и прочее... они всем перечисленным, и не только, и займутся.

Палпатин повернулся к внуку и слегка улыбнулся.

- Теперь они будут с тобой постоянно. Как показывает опыт, тебя в одиночестве отпускать гулять нельзя. Чревато.

- Чем? - с интересом уставился на ситха развеселившийся мальчик. Сидиус хмыкнул.

- Разным.

- А для кого? - ехидно улыбнулся малыш. Палпатин не менее ехидно ухмыльнулся в ответ.

- Для всех.

Люк хихикнул и перебрался на диванчик к отцу под бок. Вейдер тут же ревниво приобнял сына, всем своим видом демонстрируя недовольство и, одновременно, смирение перед непреодолимой силой в лице Императора. Дескать, ему это не нравится, но поделать он ничего не может. Люк плотнее прижался к боку отца, тут же начиная втягивать потихоньку бурлящую энергию Вейдера, за чем с огромным интересом наблюдал Палпатин.

Зрелище для понимающего разумного было изумительное: бурная энергия гнева, ярости и недовольства, окутывающая сидящего ситха, закружилась вокруг ребенка, начиная словно втягиваться в его Силу, насыщая и растворяясь... а взамен отдавая Вейдеру спокойствие.

Очень интересно... Сидиус довольно прищурился, тут же начиная прикидывать, как это можно использовать. Вейдер успокоился и потянулся за кафом, а Люк - за конфетами. Наконец Сидиус с сожалением посмотрел на хронометр и, встав, отправился к себе, раздумывая по пути о том, как изменилась его жизнь с того момента, как объявился Люк.

Что ни говори, изменения были глобальными. Начать стоило с того, что у него появились сын и внук, и заканчивая тем, что он задумался над вопросом, кому достанется империя, которую он строит. Очень важный вопрос... Да и вообще, это только самые крупные перемены, а сколько мелких... Надо будет развеяться, тем более в Опере готовят премьеру.

И пойти туда всей семьей... Ситх злорадно ухмыльнулся, представив, как опять задергаются придворные... Да, определенно надо развлечься! Приняв решение, император повеселел и направился к кабинету гораздо бодрее, готовясь атаковать завалы документов.

***
- Что-то это не похоже на утреннюю звезду... - пробормотал развалившийся на диване Вейдер, рассматривая принесенный сыном эскиз символа: черный круг, окруженный чередующимися большими и маленькими золотыми лучами на алом фоне. Люк кивнул.

- Вообще-то это затмение. Полное.

Вейдер покосился изумленно на мальчика и снова уставился на рисунок. При чем здесь затмение? И почему тогда утренняя звезда? Понять было невозможно. Он повертел рисунок, рассматривая его с разных ракурсов в надежде, что осенит, но всё было бесполезно.

- Так... - сдался ситх. - Поясняй.

- Все просто, - Люк привалился к боку отца, блаженно улыбаясь. - Солнце - это звезда? Звезда. Утренняя? Утренняя... ну и дневная и вечерняя до кучи, но это мы скромно опустим. Я - Темный? Да. Светом оперировать могу? Тоже да! Вот и получается - основа темная, лучи - светлые.

- А затмение почему? - ситх честно пытался понять логику рассуждений своего ребенка. Ведь затмение - это когда одно небесное тело заслоняет собой другое. Может это какой-то намек? Люк оскалился.

- А это, чтобы некоторые хитрозадые гады, строящие на меня планы, не забывали одно простое правило...

- Какое? - с интересом посмотрел на сына Вейдер.

- Простое. На затмение нельзя смотреть просто так, без защиты - можно сжечь сетчатку и ослепнуть. И вообще... Свет - он тоже убивает.

Ситх задумчиво посмотрел на символ и одобрительно кивнул.

- Хороший знак. Правильный.

- Я тоже так думаю... - расплылся в довольной улыбке ребенок.

***
Сборы шли полным ходом. Сидиус окончательно распределил обязанности Гвардии, отделив Теневых гвардейцев от Алых. Теперь Императорская Теневая гвардия занималась охраной Наследника и обеспечением его безопасности, как на официальных мероприятиях, так и в повседневной жизни. Покои Вейдера и Люка в очередной раз переделали, добавив помещения для охранников, ведь они обязаны пребывать рядом с объектом охраны постоянно, а не набегами.

Кроме того, у мальчика появились личные слуги. Точнее, служанки. Люк с огромным интересом осмотрел двух высоких девушек с потрясающими фигурами, одетых в длинные платья, не стесняющие движений, отметил плавность их походки и жестов, после чего повернулся к наблюдающему за ним Сидиусу.

- Круто! - мальчик еще раз оценил экстерьер двух блондинок, и уважительно выдал, - Мне уже нравится... А для чего они мне?

- Быт, - кратко пояснил Сидиус и Люк кивнул. Действительно, теперь все ясно. Обеспечение комфорта, причем, повседневного - настоящий труд, требующий пригляда опытного специалиста. И не одного... Еда, гардероб, жилье, какие-то мелочи и не только, которые могут понадобиться вот прямо сейчас, и так далее, и тому подобное... Раньше всем этим занимались слуги его отца, а теперь это будут делать его личные служанки... Неплохо. Судя по всему, Император начинает приучать его к самостоятельности, так сказать... потихоньку, полегоньку... Да и вообще, если ему что-то понадобится, он что, сам должен за всем бегать? Еще чего! А вот то, что весь обслуживающий персонал во дворце - люди, имеет очень простое объяснение. Первое. Люди - главенствующий вид в Империи. Второе... Когда правитель - Одаренный, на дроидов начинают смотреть по-другому. У них нет мозгов, в которые можно залезть, чтобы узнать, что там творится. Роботы не ощущаются в Силе, даже когда идут в атаку. Нет эмоций и мыслей, по которым их можно засечь. А значит... Поэтому во дворце очень мало разумных машин, разве что, протокольные дроиды... и очень много людей.

Следующее знакомство было с гвардейцами. Мощные ребята оказались. В Императорскую гвардию отбирали элиту элит, самых лучших, самых сильных, самых умелых... Ну и самых преданных, само собой. За этим следили особо.

В процессе отбора их направляли или в Алые - охрана Императора, или - таких было очень мало, - в Теневые. Вообще изначально Палпатин задумывал создать особое подразделение, которое займется чем-то вроде диверсий, или наоборот, помощи, кому надо, но что-то у него застопорилось, и за год так ничего определено и не было. А затем появился Люк и остро встал вопрос обеспечения его безопасности. Ребенок, принадлежащий к самой верхушке... мишень на нем нарисована в полный рост. И не одна. А учитывая личности тех, кто жаждет его или убить, или заполучить живьем... Охрана должна была быть под стать охраняемому.

Так что, Люк смотрел на двадцать одаренных, все сплошь мужчины, возраст в пределах от двадцати до сорока, все великолепно развиты, как физически, так и энергетически - каждого окутывала Сила. Теперь они будут жить рядом с ним, сопровождать его везде... значит, надо наладить отношения. Люк ослепительно улыбнулся и сделал первый шаг к завоеванию их доверия.

- Давайте знакомиться?

***
Комната для медитаций напоминала каменный мешок. Отполированные стены, пол и потолок, облицованные темным камнем... только посреди помещения стоит плоская каменная чаша на ножке, а перед ней - удобное простое кресло, в котором можно медитировать часами. Вошедший разумный сел в кресло, поерзал, устраиваясь и расслабляясь... дыхание стало мерным и спокойным. Под взглядом сидящего из чаши вылетел крупный, сантиметров десять в диаметре, кристалл, прозрачный, как слеза, заигравший гранями в свете одинокого светильника, укрепленного над дверью, за спиной разумного. Кристалл закрутился вокруг своей оси, потом резко замер. Медитирующий застыл, практически не дыша, а вокруг него заплескалась Сила.

Грудь мужчины практически не поднималась, настолько утончилось дыхание. Сейчас он напоминал изваяние - безмолвное, неподвижное, а вот Сила пришла в движение. Сначала она слегка заплескалась между каменных стен, словно ей было тесно в этом мешке, постепенно давление начало нарастать, и энергия медленно начала закручиваться вокруг неподвижной фигуры. Быстрее. Еще быстрее. Еще... вскоре в комнате бушевал настоящий смерч... но на сидящем не шелохнулась ни одна складочка широкого одеяния.

Неожиданно смерч замер... и обрушился горным водопадом, наполняя комнату... после чего Сила застыла в полном покое. Разумный все так же сидел, сверля взглядом неподвижно зависший кристалл, неожиданно камень упал в чашу и растекся по дну тягучей жидкостью. Мужчина слегка наклонился, вглядываясь в темное зеркало, образовавшееся внутри чаши.

Сейчас он чувствовал себя единым со всей вселенной, растекшимся по ее бесконечному пространству, он был космосом и планетами, и энергией, что наполняла их жизнью. Невообразимая мощь Силы, пред величием которой остается только трепетать... слабакам. Сильный - идет своим путем, ведь сильного - судьба ведет. Слабого - тащит.

Сидящий в кресле разумный был сильным. Очень сильным. По-своему. Может он не был великим мастером меча, и не мог усилием воли вызвать шторм Силы, это не значило, что он слаб. Сидящий развивал свой дар так, чтобы стать мастером в той отрасли, о которой одни одаренные даже не догадываются, а другие - не могут контролировать.

Предвидение.

Вообще, все одаренные имели развитую интуицию. То самое шестое, седьмое и так далее чувство, успешно вытаскивающее их задницы оттуда, куда их хозяев завели неуемная жажда деятельности и дефектные мозги. Выбрать правильно дорогу, или совершить какое-то действие, или наборот, что-то не сделать... То, что называют удачей.

Меньшинство одаренных пыталось развивать это самое предчувствие, осознанно его тренируя, упорно раскачивая, добиваясь часто неплохих результатов. Краткие вспышки видений, озарения, четкая уверенность... у каждого это проявлялось по разному.

Единицы рождались с даром, позволяющим увидеть не просто картинку из будущего, или несколько сцен, а настоящий путь... и не просто путь. Полный веер решений.

Десятки вариантов ненаступившего сегодня, выборы и их последствия... Этот дар наделял своего обладателя невообразимой мощью. Увидеть то, что необходимо тебе, пойти самым быстрым и легким путем, устранить препятсвия до того, как они появятся, приобрести союзников и надежных партнеров. Предвидение позволяло многое.

Однако, научиться этому было не так уж и просто. Долгие изнуряющие тренировки, монотонные, каждодневные... требующие невероятного упорства и уверенности в себе.

- Так... интересно... а если так? Нет? Так. Тоже нет. Вот... нет. А... Может? Нет.

Бормотание рикошетом отскакивало от каменных стен и пола. Мужчина смотрел в чашу, изредка слегка дергая пальцами, сжимающими мягкие подлокотники, словно перебирая невидимые нити.

- А если? Нет. Опять. Может так?

Сидящий напряг волю, отпуская свой дар полностью, пытаясь преодолеть завесу неведения, прячущую в своих обманчивых складках будущее. Перед мысленным взором потекли картины: то четкие и определенные, то мутные и туманные. Дыхание стало тяжелым, подлокотники затрещали в крепкой хватке сильных пальцев, Сила вновь разбушевалась, жидкость в чаше заволновалась - странно тяжелая и плотная, словно ртуть. Наконец он вздрогнул, и все закончилось.

Мужчина поморщился и замер, успокаивая разбушевавшиеся мысли, и потирая ноющие виски пальцами. То, что раньше он проделывал с легкостью, сейчас потребовало усилий, и немалых. Резко встав, неизвестный заходил по помещению, раздумывая, но вскоре решение было принято.

Раз один он не справляется, надо приложить усилия всех посвященных.

***
С Тенями, как стал называть гвардейцев Люк, договориться оказалось достаточно просто. После дрессировки инструкторами и лично Палпатином в них на клеточном уровне было вбито почитание императора, и на Люка, как на его прямое продолжение, попали лучи славы его деда. Чем мальчик и воспользовался на полную катушку.

В принципе, в полном смысле слова ситхами эти одаренные не являлись, их не учили философии Темной стороны, а развивали в определенном направлении: диверсии, убийства, скрытое проникновение... и охрана того, на кого укажут. Их развивали физически, учили пользоваться Силой, обучали стратегии и тактике, натаскивали на работу в команде. Очень хорошо натаскивали - в процессе обучения гибель учащихся достигала невероятной величины. Но уж те, кто пережил его, становились настоящими монстрами.

Конечно, с Палпатином или Вейдером их было не сравнить, ну так от гвардейцев и не требовали стать лордами ситхов, их задача была другой: сохранить жизнь тому, кого они охраняют. Любой ценой. И это были не просто красивые слова. Если понадобится, эти красавцы прольют реки крови, но вытащат охраняемого в безопасное место... при условии, что враг сумеет прорваться через них, ведь гвардейцев учили не просто пресекать попытки покушения, а по возможности и предотвращать. Может поэтому их учили диверсиям?

В общем, на взгляд Люка, все это выглядело достаточно странно и непонятно. Впрочем, его это не слишком волновало, просто мальчик тут же начал строить планы на своих новых подопытных. Это будет его маленькая личная гвардия... преданная, в первую очередь, именно ему.

Что поделать, он тоже параноик. Это у него - наследственное.

***
- Бабушка Винама! - бодро застучали туфельки и в гостиную, где глава семьи Наберрие расслаблялась с чашечкой кафа после трудных переговоров, влетела Лея. Женщина улыбнулась, протянув руки и ловя маленькое сокровище. Действительно сокровище - охрану девочке предоставили, что надо.

Палпатин наивностью не страдал, так же, как и скупостью. Для него девочка была ресурсом, пусть ее полезность как Одаренной и была под вопросом. Однако, она была членом его семьи, его прямым потомком, так что... Через несколько дней после отлета императора с Набу, в доме появились спокойные, неприметные мужчины и женщины, нашпиговавшие здание и окрестности уймой датчиков и всего остального и взявшие девочку под свой ненавязчивый контроль.

Лея к охране отнеслась с пониманием, все-таки, воспитание ее как принцессы Альдераана включало и такое, к тому же четыре женщины, которые теперь посменно находились с ней рядом, свои функции не выпячивали, исполняя роли нянек, служанок и немного учителей. Они играли с девочкой, тренировали, ведь настоящая леди обязана уметь постоять за себя, сопровождали за пределами поместья... и бдительно отслеживали окружающую обстановку.

Все они были Одаренными, пусть и не очень сильными, но для того, чтобы видеть Квай-Гона и общаться с ним, их дара хватало. Призрак джедая только задумчиво огладил бородку, рассматривая неожиданное приложение к его так внезапно появившейся ученице, после чего пожал плечами и продолжил обучение Леи, попутно помогая и охранницам развивать свои способности. Джинн не терпел невежества и искоренял его всеми доступными ему способами.

- Что, милая? - женщина похлопала ладонью рядом с собой и Лея тут же приземлилась на диван. Вошедшие охранницы коротко поклонились и пристроились на стульях.

- Люк скоро прилетит! - возбужденно выпалила девочка. - И он сказал... - Лея мечтательно прищурилась, расплываясь в улыбке, полной предвкушения, - что везет мне подарок! Он его сам сделал!

- Подарок? - подняла бровь Винама, делая глоток из тончайшей расписной чашки. Девочка закивала.

- Да! Совершенно особый нож! Такой только у меня будет! Больше ни у кого!

Винама понимающе хмыкнула. Действительно, что еще можно подарить девочке? Только оружие.

- Люк его сам сделал, сказал, что он совершенно особый, - продолжила восторгаться Лея, пребывая под впечатлением от разговора с братом, - что его можно будет напитать Силой и сделать полностью своим. Это будет артефакт, - благоговейно выдохнула девочка, - полностью мой собственный!

Винама изумленно моргнула и вопросительно посмотрела на охранниц.

- Невероятная редкость, - уважительно произнесла одна из них. - Я о таком только слышала, но никогда не видела.

- Ясно. И когда прилетит Люк? - голос Винамы слегка дрогнул. Как ни крути, но правнук ее... слегка пугал. Слегка. Самую малость.

- Через три дня, - радостно сверкнула глазами девочка.

- Прекрасно, - кивнула Винама. - Значит, у нас есть время подготовиться.

Присутствующий при разговоре Квай понимающе покивал. Действительно, к такому надо готовиться заранее.

***
- Путешествуйте нашим ИЗР-экспрессом! Мы гарантированно доставим вас в любую точку галактики! Быстро! Четко! С гарантией! Каждая пятая поездка подарит вам бонус! Отряд штурмовиков! Каждая десятая - две серии залпов по указанным вами координатам. Великолепный метод продемонстрировать вашим врагам силу Империи! За отдельную дополнительную плату вы сможете увидеть действительно редкое событие - ковровую бомбардировку в исполнении эскадрильи TIE-бомбардировщиков.
Служба ИЗР-экспресс - мы летаем для вас!

Люк в последний раз окинул взглядом свою каюту и довольно кивнул. Все вещи уже дожидаются отправки, Энсин в шаттле, верный рюкзачок за спиной. И охрана, куда ж без нее. Четыре Тени - крепкие мужчины в черных одеждах, скрывающих под собой броню, вооруженные не только сейберами, но и какими-то навороченными бластерами в кобурах. Выглядели они очень солидно и достаточно устрашающе. Что больше всего нравилось Люку - на правом плече у каждого был вышит золотом его символ. Утренняя звезда.

В гостиной мальчика ожидал недовольный Вейдер. Ситх сидел в кресле, сложив руки на бронированной груди, от него волнами растекалось раздражение и гнев. В Темном лорде в очередной раз взыграли родительские инстинкты, частично придавленные недавней взбучкой от Палпатина.

Мужчине не нравилось, что после Набу, куда они сейчас прилетели, Люк отправится на Загобу. Один. Без его присмотра. Его заранее нервировал тот факт, что сына придется выпустить из поля зрения, и то, что теперь у ребенка есть очень квалифицированная охрана, ситха совсем не утешало. Он уже отправлял Люка одного... и что? Попытка похищения!

Вейдер настолько накрутил себя, что даже высказал все, что он думает по этому поводу Палпатину. Император выслушал претензии, покивал... после чего четыре часа подряд выбивал из обнаглевшего потомка пыль и дурные мысли в тренировочном зале, из которого лорд еле выполз, с трудом удерживая себя в вертикальном положении и практически не передвигая ногами. Попытка доковылять до своего крыла дворца оказалась сравнима с эпическим подвигом - Сидиус оторвался на полную катушку, вразумляя сына Молниями, Силой и добрым словом. Последнее временами почему-то очень походило на мат, причем отборный.

Люк, не находящий себе места, чувствующий, что все связи между ним и его отцом и дедом перекрыты, услышав грохот, вылетел из своих покоев на первой космической, увидев рухнувшего на пол Вейдера, покрытого подпалинами и в покореженых доспехах - Молнии у Сидиуса были необычайно мощными. Да и напитанные Силой удары рук... все равно, что обстрел из пушки. В упор.

Заскрежетав зубами, мальчик Силой поднял бессознательное тело, отлевитировал его в спальню, содрал доспехи и принялся за лечение. Процесс шел с трудом, взбудораженная избиением энергия ситха была крайне агрессивной, Люку пришлось сначала долго ее успокаивать, впитывая и отдавая обратно, и только после этого начался процесс исцеления.

Утром очнувшийся от целительного транса Вейдер обнаружил себя в постели, рядом сопел дико вымотавшийся сын, на полу валялись доспехи, годные только на металлолом. Хорошо, что были запасные части. С тех пор Лорд немного умерил свой гонор, но беспокоиться меньше не стал.

- Папа! Ну хватит уже! - укоризненно посмотрел на недовольно нахмурившегося отца мальчик. - Ты Лею испугаешь. И вообще... со мной теперь целый отряд Теней. Ну что может произойти?

- Не знаю! - огрызнулся ситх, накидывая на голову капюшон - шлем он решил не надевать, опять-таки, по настоянию сына. - Мне беспокойно!

- Беспокойно? - хмыкнул Люк. - Вот сейчас увидишь Лею, будет тебе беспокойно! Так что... посидеть с тобой?

- Да, - выдохнул Вейдер и Люк тут же сел рядом с ним. Торопиться им было некуда, а спокойный ситх - это целые окружающие, так что, четверть часа ожидания они переживут. Постепенно мужчина успокоился, Сила прекратила закручиваться маленькими смерчами. Мужчина встал, взял за руку мальчика и вышел из каюты.

***

Лея азартно распотрошила упаковку и открыла коробку, изумленно уставившись внутрь.

- Что это? - девочка подняла на брата карие глаза, Люк ухмыльнулся.

- Это? Обещанные ножи. Эта модель называется "бабочка". Ты ведь бабочек любишь? Вот... Смотри.

Мальчик достал из коробки тренировочный нож и снял фиксатор. Половинки рукояти разошлись в стороны, порхая, словно крылья, мальчик уверенно заиграл ножом, демонстрируя свое изделие.

- Это - тренировочная модель. Она совершенно тупая, порезаться будет невозможно. Учиться будешь на ней. Ясно? - Люк строго взглянул на сестру и та закивала. - Замечательно. А это... - мальчик достал еще один сложенный нож, богато украшенный, - настоящий. Тот самый артефакт, что я тебе обещал. Возьми. Только осторожно.

Лея аккуратно раскрыла нож, разглядывая словно сотканное из нитей лезвие.

- Красивый... он... странный, - Лея озадаченно посмотрела на Люка. - Другой. Не такой, как этот.

- Конечно, другой, - пожал плечами мальчик. - Тренировочный, он обычный. А это - артефакт. Но полностью он свои способности раскроет, только когда ты напитаешь его своей Силой. Ясно?

- А из чего он сделан? - Руви с интересом рассматривал необычное оружие, благо сидел рядом с Леей.

- Черное железо, фрик, поющая сталь. Золото.

Охранницы Леи переглянулись. Однако... крутой подарок. Особенно, если учесть, что сделан он ребенком, которому еще шести нет.

- А как напитывать? - Лея вертела в пальцах нож, не в силах оторваться. Люк понимающе улыбнулся.

- Вот так. Смотри.

Маленькая капля энергии впиталась в лезвие. Девочка беспомощно заморгала. Люк вздохнул.

- Ясно.

Он обнял сестру, взял ее руки с ножом в свои и сосредоточился.

- Сконцентрируйся. Чувствуешь?

Глаза Леи изумленно расширились.

- Да... это так странно... что ты делаешь?

- Сейчас я собираю Силу в ладони. А теперь отдаю ее ножу. Вот так... через твои пальцы.

Девочка замерла практически в шоке. Неожиданно кисти рук стали горячими, кончики пальцев закололо, а затем этот жар медленно стал перетекать в лезвие ножа.

- Как...

- Просто, - Люк посмотрел в лицо сестры. - Не можешь увидеть - визуализируй. Представь, что у тебя в груди, вот здесь, - ладонь легла на солнечное сплетение, - появился огонек, который растет и наполняет собой всю тебя. Полностью. Свет. Как солнце... звезды... и эта энергия, этот свет перетекает через твои пальцы куда тебе надо. Ясно? Просто представь. Сначала так... потом, ты <b>увидишь </b>по-настоящему. Всё просто. Тренируйся.

Лея задумалась, сжимая в руках подарок. Охранницы переглянулись, так же, как и Тени. Стоящий в углу Квай-Гон задумчиво сложил руки на груди, обдумывая совет Люка. Очень дельно. Вполне может помочь.

Сидящий рядом с Винамой в мягком кресле Вейдер одобрительно кивнул, и с тоской покосился на хронометр. Еще шесть часов, и он вынужден будет покинуть Набу. Что поделать, Главнокомандующий должен исполнять свои обязанности. Люк заметил взгляд отца, наклонился, и что-то зашептал Лее на ухо, от чего девочка начала медленно расплываться в улыбке. Посмотрев на брата, она кивнула... дети встали, подошли к с интересом наблюдающему за ними отцу и сели на подлокотники, после чего дружно обняли ситха и чмокнули в щеки.

- Обнимашки! - хихикнул Люк. Вейдер замер с неописуемым выражением лица, присутствующие невозмутимо смотрели кто куда, включая охрану, давя улыбки. Да уж... дикое зрелище. Репутация у мужчины была очень неоднозначной, и такая сцена... Покажи кому-то запись - массовая истерика гарантирована. Никто не поверит, решат, что это подделка. Темный лорд, известный своей жестокостью, которого тискает в объятиях малышня. У любого крышу сорвет.

Вейдер застыл, не двигаясь, боясь пошевелиться. Он уже привык, что сын запросто лезет к нему на руки или обнимает, но то Люк, у него и так с головой не в порядке, а тут еще и Лея... которая относится к нему настороженно и с легкой опаской. Вообще, если признаться честно, Вейдер не знал, как на свою дочь реагировать. Сын-психопат был, как ни странно, привычным явлением для ситха - его маленькая копия, а вот маленькая девочка, Светлая, так похожая на Падме, при которой приходиться сдерживать и прятать свою Силу, так как иначе ребенок будет в ужасе, с которой нельзя обсудить девяносто пять процентов тем, интересных ситху, ведь она или не поймет, о чем речь, или у девочки будет истерика и ступор... в общем одна сплошная проблема.

Люк хмыкнул и посмотрел на сестру, с интересом рассматривающую настороженно уставившегося на нее отца.

- И совсем не страшный, правда?

- Ну... - протянула с сомнением Лея. Мальчик хмыкнул, окутывая и отца и сестру своей Силой. Квай-Гон, потрясенно наблюдающий за происходящим, только головой покачал - облако мрака, пронизанное редкими лучами света, вот как это выглядело для того, кто видит Силу.

- А теперь?

Лея моргнула.

- Хорошо...

- <b>Отец, чуть-чуть выпусти свою Силу. Чуть-чуть.</b>

В голове ситха зазвучал голос сына, и Вейдер согласно смежил веки. Ясно. Очередной этап воспитания Леи. Мужчина слегка, на миг, приоткрыл щиты и снова их сомкнул. Лея озадаченно нахмурилась.

- А теперь?

- Тоже нормально... - слегка дернула плечом девочка. После чего еще раз робко поцеловала отца в белоснежную щеку, смутилась и села ровно. Вейдер подумал, осторожно снял ее с подлокотника и посадил на колени.

- А теперь? - хмыкнул мужчина. Лея почесала нос и изрекла вердикт.

- А теперь просто замечательно!

Что поделать, видеть, как Люку достаются все знаки внимания, было завидно. Хотелось того же, и побольше... чем Люк очень прозорливо и воспользовался. Мысленно поставив галочку в воображаемом списке сразу в нескольких пунктах, а именно: "ввести в шок окружающих" и "осуществить еще один опыт, приучая Лею к Тьме Вейдера", мальчик вздохнул и повернулся к отцу.

- Когда прилетит Траун?

- Завтра, в три часа дня по времени Набу.

- Хорошо... - задумчиво пробормотал Люк. - Значит, есть время поговорить с мастером Джинном... да и учитель жаждет с ним пообщаться...

Квай-Гон задумчиво наблюдал, как постепенно завязался разговор между Наберрие и Скайуокерами, рассматривая Силу Люка и бросая косые взгляды на эмблему на рукавах Теней. Действительно... очень точное изображение. Очень.

***

Загоба.

Пурпурная планета вращалась в космосе, приближаясь с каждым мгновением. Люк, окруженный охранниками, неторопливо перебирал содержимое рюкзака, вспоминая, не забыл ли он чего, и все чаще косясь на коробку с конфетами. Шаттл вошел в атмосферу и с ревом помчался вперед, к горам, где находились поселения людей.

После того, как Загоба подверглась частичному терраформированию, проведенному имперскими специалистами, жить здесь стало гораздо приятнее, не было нужды надевать дыхательные маски для защиты от спор, климат стал ровнее, а правительство наладило поставки ценной древесины и грибов из грибных лесов.

Не представляющий себе жизни без работы Оуэн все так же был фермером, однако теперь очень преуспевающим, ведь здесь вырастить что-то было гораздо проще, чем на Татуине, а нежданно-негаданно привалившее богатство, полученное в дар от Вейдера, позволило купить прекрасный участок земли у подножия гор, где были самые лучшие плантации ценных растений.

Услышав рев шаттла, заходящего на посадку, Ларс вышел из дома, с недоумением рассматривая опускающийся на расположенную неподалеку от дома посадочную площадку челнок необычной конструкции, матово-черный, с необычным символом, нарисованным золотом на борту - черный круг, окруженный золотыми лучами. Под эмблемой обнаружилось и название, написанное так же золотом - "Сын Зари". Недоуменно почесав нос, Оуэн покосился на подошедшую Беру.

- Это кто, интересно?

- Сейчас узнаем, - пожала плечами женщина. Трап опустился, из недр челнока вышли двое мужчин в броне, внимательно осмотрелись... и в следующий миг к Ларсам понесся маленький золотоволосый вихрь, вопя во все горло:

- Тетя Беру! Дядя Оуэн! Я приехал!

- Люк?!

***
- Все готовы?

Стоящий в центре большого зала, набитого экранами, приборами и непонятными предметами среднего роста человек, коротко стриженый, с залысинами, с небольшим брюшком, перетянутым тугим ремнем, внимательно осмотрел стоящих перед ним разумных.

- Готовы, Наставник.

- Хорошо. Приступаем.



В текст вставлен омак от ВедьмакГеральт. (Реклама ИЗР-экспресса)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Civilian
сообщение 2 Август 2015, 21:31
Сообщение #44



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 67
Регистрация: 29 Июнь 2015
Из: Ульяновск
Пользователь №: 9629



Рекламная хохмочка оценена и раскидана по френд-листу)
Как всегда - "проду!")
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
darketo31
сообщение 12 Август 2015, 21:16
Сообщение #45



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 101
Регистрация: 2 Декабрь 2014
Из: Одесса
Пользователь №: 9519



Глава 22. Сын Зари.


- И вот теперь я живу с папой, а Лея - на Набу. Вот так... - завершил рассказ Люк и допил свой каф, который ему с огромным скрипом сделала Беру. Женщину не смущал тот факт, что сидящий перед ней ребенок - внук императора и сын Дарта Вейдера, для нее он был просто племянником, за здоровьем которого надо следить, а каф детям давать вредно, в этом она была твердо убеждена. Однако Люк знал, как уломать несговорчивую тетю: десять минут нытья, огромные умоляющие глаза, пара минут шмыганья носом... и Беру сдалась на милость победителя.

В качестве дополнительного стимула Люк приволок гору подарков, которые заполняли небольшую гостиную. На подарки косился Оуэн, но вопросы задавать не спешил, он отлично знал своего племянника - тот сам все расскажет и покажет, причем с подробностями.

- Значит, и сестра твоя нашлась, - подытожил рассказ Ларс, вдыхая одуряющий аромат горячего кафа со специями - первый подарок Люка, распакованный им сразу после того, как ребенок активно пообнимался с Беру и степенно пожал руку Оуэну. - Вся семья в сборе.

- Да, теперь мы все вместе... - Люк ненавязчиво подсунул Беру пустую чашку, вызвав этим возмущенный взгляд и недовольное складывание рук на груди.

- Люк! Ты уже выпил одну! - покачала головой женщина, и Скайуокер снова состроил просящую мордашку.

- Тетя! Ну что ты волнуешься! Ничего со мной не будет, на меня каф не действует вообще-то, просто вкусно очень. Ну пожалуйста! - мальчик шмыгнул носом, и Беру устало махнула рукой.

- Ладно.

Мальчик тут же налил себе еще и повернулся к подаркам. Движение руки - и на стол приземлилась высокая коробка.

- Это что? - с любопытством посмотрела на нее женщина. Люк вытащил нож и весело улыбнулся.

- Вскрытие покажет!

Вскрытие показало, что это шесть высоких стеклянных банок, доверху набитых сладостями.

- Это - к кафу. Попробуй, тетя. У дедушкиного кондитера конфеты получаются просто... ммммм... - Люк в восторге закатил глаза, Ларсы зачарованно уставились на банки.

- У... это от императорского кондитера?! - вытаращил глаза мужчина. Скайуокер кивнул.

- От него, родимого! Какие он пирожные делает - закачаешься! Мне очень нравится, да и папе тоже...

- Как он? - подалась вперед Беру, вертя в пальцах конфету. Люк гордо посмотрел на родственников.

- Хорошо. Теперь - хорошо.

- Это радует, - почесал нос Оуэн, вспомнив свою вторую встречу с Энакином Скайуокером, и остро надеясь, что третьей - не будет. - Очень радует.

- Всех радует, - стрельнул в его сторону глазами Люк, подтягивая Силой следующую коробку и парой движений ножа вскрывая упаковку.

***

Лари, напевая песенку, неторопливо шла на кухню, предвкушая, как сейчас заварит себе каф, достанет печенье... позовет Рама... Шагнув в проем, она недоуменно замерла, увидев своего старого друга. Хмурый Кота сидел за столом, что-то просматривая на датападе и делая отметки стилом. Рядом источал аромат заварник, стояла та самая вазочка, на которую она нацелилась, и две кружки, одна из которых была полной.

- Рам? Когда ты пришел? - женщина присела на стул, налила в чашку напиток и потянулась за печеньем.

- Минут десять назад, - хмуро пробурчал генерал, недовольно черкая стилом. Лари прищурилась, потихоньку отпивая каф.

- Что-то случилось? - осторожно поинтересовалась женщина. Кота неопределенно пожал плечами.

- Еще не знаю.

- А твои предчувствия? - Лари внимательно посмотрела на товарища, отмечая общую напряженность его фигуры и ясно чувствующееся недовольство.

- Мои предчувствия... - генерал отложил датапад и стило, потянувшись за чашкой. - Мои предчувствия... мои предчувствия, Лари, несут сплошную ахинею.

- То есть? - захрустела печеньем женщина. Кота вздохнул, уставясь на плещущийся в чашке каф.

- То есть, я чувствую, что грядет что-то странное.

- Опасное?

- Странное.

- Это как? - озадаченно почесала нос Лари. Генерал неопределенно пожал плечами.

- Понятия не имею. Но мне уже сообщили, что на орбите болтается разрушитель.

- Какой?

- "Месть".

- Интересно...

Женщина ненадолго вышла, вернувшись со своим датападом, по сравнению с которым принадлежащий генералу казался древней рухлядью, и начала священнодействовать. Непродолжительные поиски, какая-то загадочная переписка, и вот на экране появляется изображение и информация, прочитав которую, Лари только хмыкнула.

- Узнаешь? - женщина подтолкнула к Раму датапад, генерал всмотрелся в изображение.

- Знакомая расцветка.

- Ага. Коммандер Траун. Экзот. Чисс. Считают восходящей звездой имперского флота. Гений. Стратег и тактик. Единственный чисс в рядах флотского командования.

- И он тогда был...

- Да.

На кухне воцарилось молчание, нарушаемое только хрустом печенья.

- Так что там говорят твои предчувствия?

- Что-то грядет, - Кота задумчиво уставился в окно, - вот только что... я не могу определить. Но это будет нечто потрясающее.

- Значит, остается только ждать, - со вздохом констатировала Лари, потянувшись к вазочке и обнаруживая ее совершенно пустой. Генерал хмыкнул и под негодующим взглядом женщины отправил в рот последнее печенье.

***
Траун, коммандер Имперского флота, сидел в кресле, обдумывая крайне интересную тему - своего пассажира. Люцифер Палпатин-Скайуокер. Его императорское высочество Люцифер. Мальчик, которому через два месяца исполнится шесть лет.

Чисс задумчиво потер подбородок и включил свою любимую музыку - тихая мелодия помогала как следует сосредоточится на задаче. Траун вспоминал разговор, состоявшегося в каюте мальчика, его ответы на задаваемые мужчиной вопросы, анализировал его мимику и жесты, каждое движение, каждое слово.

Общаться с мальчиком было крайне интересно: если отвлечься от внешности, то можно было подумать, что разговариваешь с гораздо более взрослым человеком. Траун постарался максимально разузнать подробности и нюансы происходящего, уточнил некоторые моменты, которые его интересовали еще с их прошлой встречи и прошлого разговора...

- Скажите, господин Люцифер... - мальчик отмахнулся от "Ваше императорское высочество", на "милорд" сверкнул глазами и сообщил, что пока что не заработал этот титул, так что можно просто "господин", - почему "Сын Зари"?

Траун и Люк стояли в ангаре, рассматривая хорошо знакомый ему шаттл, когда-то захваченный на Куате, на котором прибыл ребенок с охраной. Вот и сейчас двое крепких мужчин ненавязчиво маячили неподалеку, присматривая за своим маленьким повелителем.

- Ваш отец на Зарю не слишком похож... - тонко улыбнулся чисс. Люк хмыкнул.

- Как сказать... Сейчас, может и нет... Не важно. Шутка для своих. "Как упал ты с неба, денница, сын зари! Разбился о землю, попиравший народы..." Вы помните подробности нашего стратегического отступления? - весело сверкнул глазами ребенок. Чисс кивнул.

- Конечно. Мы провалились сквозь перекрытия, в космос.

- Если подумать, то мы упали. Так? Так. Одно из значений моего имени - "утренняя звезда". Денница. Мы рухнули с "неба" на "землю". Так что... соответствует.

Чисс потер подбородок и уставился на окруженный золотыми лучами круг.

- При чем здесь тогда затмение?

Мальчик одобрительно посмотрел на коммандера.

- Опять-таки аналогия. И это - "утренняя звезда". Как-нибудь я вам объясню. Здесь отражено многое... - лицо ребенка стало мрачным, глаза заледенели. - "Падение" я уже совершил. Теперь остается только один путь. Вверх. Коммандер... - Люк кивнул и направился к своей каюте, охрана тут же пристроилась рядом. Траун молча рассматривал изображение на борту. Мысли в голове крутились интересные...

Как только Император сделал то самое объявление, двор и армия забурлили. Генерала-джедая Энакина Скайуокера помнили, и очень хорошо, ведь многие из тех, кто сейчас служил в имперских войсках, служили раньше республике. Кто-то Скайуокера встречал, кто-то под его началом воевал, кто-то проводил с ним совместные операции... новость свалилась в войска, как катализатор в сосуд с нестабильным веществом, так что неудивительно, что тут же пошла бурная реакция.

Известие о смерти самого сильного и известного джедая в свое время породило много слухов, которые теперь ворошили, словно мусор. Интереса подбавляли и пересказы слов Люка о его отце. Офицеры припоминали всё, что сказал ребенок, всё, на что он намекал, а уж маленькая речь во дворце вообще была разложена на молекулы и подвергнута самому пристальному анализу.

Больше всего мусолили слова о похищении, причем, неоднократном, а также новость, что Темный лорд, оказывается, был... ээээ... нездоров. Намеки Люка на купание в лаве произвели огромное впечатление, заставив на многие моменты взглянуть по-другому. И на то, что Главком никогда не снимал броню, и на его жуткий характер и кошмарные привычки... Самые умные обратили внимание не только на это.

Траун был в империи пришлым, поэтому многие вещи были ему непривычны или неизвестны, хотя с джедаями он сталкивался. Приснопамятный "Сверхдальний перелет" и К`Баот, едва его не задушивший. Вспомнить было о чем. Так что его мнение о "защитниках демократии и опоре республики" опиралось на не самые приятные личные впечатления. Тем более интересно было узнать, что во многом мнения Трауна и военных на этот счет совпадают.

Вообще, джедаев, за редким исключением, в галактике не любили, так сказать. Невзирая на всю пропаганду и прочее, отношение к храмовникам было очень настороженное, недоверчивое и опасливое... а кое-где их откровенно ненавидели.

За огромное самомнение, за то, что считают себя выше всех, за то, что лезут со своим уставом в чужое пространство, насаждая его силой, за то, что творили всякое, оправдываясь при этом непонятно чем, за то, что... претензий к цепным псам Сената было много.

Тот же Гривус... что, он просто так ненавидел джедаев лютой ненавистью и уничтожал их при первой возможности? Нет. Были у генерала основания для такого отношения, были.

Скайуокер на фоне остальных рыцарей приятно выделялся тем, что относился к оказавшимся под его руководством не как к ресурсу, причем неодушевленному и запросто восполнимому. Он по мере сил защищал своих солдат, старался заботиться, не строил из себя истину в последней инстанции и сверхсущество, снизошедшее к простым смертным. Конечно, идеалом он не был, недостатков и у него хватало, но по сравнению с остальными мастерами и магистрами он был простым и понятным.

Не нес какой-то бред о Воле непонятно кого и чего, не отмахивался от разумных, как от надоедливых насекомых, раздражающих своим жужжанием, не равнял всех по себе. Да, он выжимал из своих подчиненных всё, и еще чуточку сверху, ну так что? Таким образом поступает каждый руководитель. Он планировал свои операции так, чтобы избежать потерь, он общался с клонами, как с нормальными людьми, зовя их по именам, а не номерам, он побеждал, выгрызая свои достижения зубами, даже когда все обстоятельства были против него.

Именно за это Скайуокера и уважали, а способности джедая только добавляли ему очков в глазах окружающих, как ни странно.

Вейдера боялись до судорог, он был ожившим кошмаром, обретшим плоть... Но! Его опять-таки уважали за то, что лорд буквально создал флот практически с нуля, ведь то, что было при республике, назвать так было невозможно. Сборище летающего металлолома и некомпетентных командиров. Непотизм, цветущий пышным махровым цветом, ужасающая безграмотность, вскормленная неимоверным гонором, откровенная нехватка грамотных кадров, отсутствие всего нужного... продолжать можно долго и нудно.

Вейдер спаял эту аморфную массу в единое образование, создав действующую машину, все больше набирающую ход. Он рвал жилы окружающим и себе, жил на корабле, воспринимал проблемы, как свои личные... Что с того, что он действовал зачастую жестоко?

Темный лорд Вейдер научил флот и армию побеждать. За это ему готовы были простить многое, а на остальное - прикрыть глаза. Мимоходом сказанные маленьким ребенком фразы, слегка проясняющие прошлое ситха, заставили военных посмотреть на многое под другим углом. В глазах офицеров, особенно тех, кто хоть как-то контактировал когда-то с Энакином Скайуокером, две личности постепенно сливались в одну.

Вейдер был резок, зачастую груб и жесток?

Он был ранен, а боль никому не прибавляет доброты.

Лорд пахал, как проклятый, заставляя и остальных делать так же?

Он старался забыться, отойти от кошмаров прошлого, в котором погибла его семья.

На каждый довод находился свой аргумент, каждое действие теперь чем-то обосновывалось. Люди отметили, что с момента нахождения сына ситх стал гораздо более спокойным, а уж как он трясся над своим ребенком, это вообще было что-то неописуемое. Кроме того, окружающие видели, как к своему отцу относится мальчик, какими глазами на него смотрит... так играть невозможно. И это тоже трактовалось в пользу Вейдера.

Траун же обратил внимание не только на официальную версию, но и на некоторые нестыковки. А именно... судьба сестры Люка. Девочка военных интересовала не слишком. Да, было сообщение о признании Императором и внучки, но тот факт, что ее отдали в семью матери, сказал понимающим разумным о многом. Так же, как и один интересный нюанс... все внимание очень искусно переводили на Люка, оставляя маленькую принцессу в тени.

Конечно, можно было решить, что император пошел самым простым путем: выбрал себе устраивающего его по всем параметрам наследника, а некондиционного, так сказать, убрал с глаз долой, однако Траун такой наивностью не страдал. Так же, он не недооценивал ум Палпатина.

Чисс обладал отличной памятью, он припомнил все слухи, курсирующие по флоту, все разговоры с мальчиком, навел справки о визите Императора на Альдераан... Если жена Вейдера была похищена и рожала под присмотром похитителей, после чего Люка отвезли туда, где, как они были уверены, ребенка не найдут, то каким образом девочку могли отдать на воспитание королевской чете Альдераана? Ее что, бросили под дверями императорского дворца с пояснительной запиской?

Вывод был только один. Девочка также была похищена, и на Альдераане просто разыграли постановку для окружающих. В милосердие Императора чисс не верил, так же, как и в старческий маразм или забывчивость. Похищение детей... такое никто не оставит безнаказанным, и если альдераанцы еще живы, то только потому, что это выгодно Палпатину. Об этом говорил и тот факт, что Вейдер до сих пор не посетил планету, где якобы воспитывалась его дочь, с дружеским визитом.

Сам Траун склонялся к мысли, что что-то есть еще, какой-то фактор, о котором он не знает. Однако рыть коммандер не спешил - лезть в личное императора... есть и более простые способы самоубийства.

Еще чисс отметил, что мальчик его выделяет среди всех, так же, как и капитана Пиетта, и ещё нескольких офицеров. Как следует припомнив подробности их общения, Траун понял, что это действительно так. Несмотря на всю живость своего характера и демонстрируемое дружелюбие, ребенок общался (действительно общался, а не просто здоровался или перебрасывался парой пустых фраз) лишь с несколькими разумными, и чисс входил в их число.

Это радовало с одной стороны, а с другой - настораживало. Откуда такой интерес? Почему именно к нему, Пиетту, Оззелю? Чем они отличаются от других, готовых из кожи выпрыгнуть, чтобы обратить на себя внимание явного Наследника Императора?

В простой интерес и детскую блажь Траун не верил. Не у этого существа. И не после того, как чисс сам видел, что именно прячется за милой внешностью голубоглазого мальчугана.

****
Подарки распаковали, определили, куда что применится, Беру любовно поглядывала на кучу разных приспособлений для кухни (Люк отлично помнил, с каким удовольствием женщина готовила, как жаловалась на ограниченность и дороговизну ассортимента в магазинах на Татуине), а Оуэн - на парочку дроидов, смирно стоящих в углу.

Сам Люк чувствовал себя странно. С одной стороны - программу действий он выполнил, родню навестил, проверил, как они обжились на новом месте жительства, подарки подарил и получил свою долю ласки от Беру. С другой... интуиция, толкавшая его на Загобу, настойчиво намекала, что вообще-то визит к родне (хотя какая они родня, если честно, но все же... Они - его люди) второстепенен. На первом месте стоит просто нахождение на этой планете.

Мальчик не знал, что именно его здесь ждет, однако предположений не делал. Мало ли как Сила отреагирует... один раз он уже попросил. Ему хватило. Вот окрепнет, станет сильнее, тогда можно будет повторить опыт. А пока что не надо. Ему папа и дед нужны здоровыми и адекватными, а не заикающимися неврастениками.

***
- Раааааам... Рааааам... Рамми!

- Чего тебе, мучительница? - скрипнул зубами генерал, ожесточенно черкая стилом в датападе. Лари нудила уже третий час, успев достать обычно не обращающего внимания на ее издевательства генерала до печенок.

- Мне скучно, - выдала женщина, лениво наблюдая за прыгающей по ветке птичкой, которую отлично было видно в окно.

- Займись чем нибудь! - Кота упорно не поднимал голову от датапада, общаясь с одним из своих подчиненных. Переговоры были очень важными, ведь мало отказать магистру Ордена словесно, нужно сделать это так, чтобы отказ восприняли серьезно. А то... знает он Кеноби... и Йоду. У них на все свое мнение и Воля Силы. И плевать, что по этому поводу думают остальные. Они знают, как лучше.

- Чем именно? - Лари развалилась в кресле, подперев голову рукой.

- Взломай какие-нибудь базы данных, или еще что... - генерал раздраженно почесал голову стилом, уставясь на экран прибора.

- Уже.

- И что?

- И ничего. В смысле - ничего нового.

- Разрушитель все ещё болтается?

- Все еще болтается.

- И какого хрена он ещё болтается? - вздохнул Кота, машинально дергая себя за мочку уха.

- Обычного. Стандарный рейд по рутинному маршруту, - лениво отмахнулась Лари. Вздохнув, покосилась в сторону окна - птичка упорхнула.

- Раааам...

- Да что тебе?! - в полном отчаянии рявкнул генерал. Мозговой штурм, совместный с его подчиненными, ничего не дал. Мысли упорно разбегались, а стоящие идеи умерли, не родившись.

- Мне - скучно! И вообще... - почесала нос женщина, - я есть хочу.

- Так приготовь!

- Не хочу! Я же сказала! Мне! Скучно!

- А я тебя развлекать не нанимался! - гаркнул окончательно выведенный из себя генерал. Лари возмущенно выпрямилась... и, неожиданно сгорбившись, шмыгнула носом. Лицо мужчины вытянулось.

Лари шмыгнула раз... другой... её губы задрожали, в глазах появились слезы.

- Ээээ... - пробормотал Кота. - Лари... ты чего... ну не надо...

- Я... - всхлипнула женщина, - думала, что ты мне друг... а ты!.. Эээх... - она отвернулась, махнув рукой, оставив мужчину сидеть с отвисшей челюстью. Что делать, было непонятно. В последний раз Лари закатывала истерику лет тридцать назад, а то и больше, и Кота уже успел давно и прочно забыть, что это такое... зато, он отлично помнил, чем это чревато. Маравва просто перестанет с ним общаться, а это значит: никакой информации, никакой помощи, никаких советов... а вот-вот грядет визит Кеноби.

Тяжко вздохнув, генерал отложил датапад и стило, помассировал переносицу и сделал попытку загладить свою вину.

- Ладно. Пошли в "Вечерний ларантил". Поедим. Развлечемся.

- Правда? - всхлипнула Лари, все еще сидящая к нему спиной.

- Правда! - тяжко вздохнул Кота. Женщина вскочила и запрыгала по гостиной.

- Даааа! Мы идем развлекаться!

Никаких следов слез и в помине не было. Кота раскрыл было рот, чтобы высказаться... но махнул рукой и уважительно констатировал.

- Ну ты и стерва, Маравва Лари!

***
- Что-то приготовить, Люк? - озабоченно посмотрела в сторону кухни Беру. - Оуэн?

Мужчина неопределенно поморщился, после чего неожиданно выдал.

- А пошли куда-нибудь! А? Отдохнем...

Люк моргнул, чувствуя, как по спине пробежал холодок. Вот оно. Вот...

- Но... - Беру покосилась на невозмутимую охрану, сидящую в соседней комнате, и наблюдающую за своим подопечным сквозь незакрытые двери. - А как же...

- Идем, - решительно встал Люк. - Я очень хочу, - он выразительно посмотрел на капитана Райфа, и тот понятливо кивнул, - куда-то пойти. Куда?

- В "Вечерний ларантил". Самое лучшее заведение в округе. Чисто, пристойно, публика нормальная. Можно развлечься...

- Замечательно, - сверкнул улыбкой Люк. Его глаза странно блеснули. - Мне уже нравится. В "Ларантил", так в "Ларантил".

***
"Вечерний ларантил" оправдывал свое название: на вывеске заведения был изображен произрастающий в грибных лесах Загобы цветок. Цвел он только вечером, распуская похожие на колокольчики цветки, густо усыпающие длинные тонкие стебли.

Загодя отправившиеся на разведку Тени признали местный образчик заведения с претензией достаточно безопасным для их подопечного, забронировали несколько столиков и устроились за одним из них, ожидая приезда остальных Теней вместе с Ларсами и Люком.

Конечно, у заведения были недостатки, например, отсутствие отдельных кабинетов. Непонятно по какой причине владелец этого гибрида ресторана с кантиной не стал их делать, взамен посетителям было предложено несколько залов на выбор. Для публики без претензий: самая обычная забегаловка, стандартная для любой планеты. Большой малоосвещенный зал, барная стойка, поражающая взгляд обилием разлитой по самым различным сосудам бормотухи, как местечковой, так и привозной, единственные условия отбора - дешевизна и крепость напитка, кучкующиеся вдоль стен столики с крепкими стульями, маленькая сцена для музыкантов. Еда самая дешевая и простая, в большинстве - просто закуски.

Второй зал был предназначен для тех, кто мнил себя культурнее прочих, но деньгами сорить не спешил. Все практически то же самое, только чуточку светлее, мебель немного удобнее, а на полках бара - продукция повыше ценой и качеством. Здесь уже можно было нормально поесть, не опасаясь интересных последствий.

Третий зал был немного меньше по площади, но гораздо более благоустроенный. Бар представлял собой шикарный закуток - мечту алкоголика-сибарита, столики имели скатерти, еду готовила настоящая команда отличных поваров, музыка звучала тихо и ненавязчиво, при желании даже можно было потанцевать, что многие и делали.

Естественно, чтобы попасть сюда, надо было не только иметь кредиты, но и презентабельно выглядеть - дресс-код, однако.

И конечно, вход в каждый зал был отдельным.

Теней пустили без раздумий: стоящий на страже твиллек окинул задумчивым взглядом явно очень дорогую броню, выглядывающую из-под длинных черных одеяний, оценил эмблемы и оружие... и приглашающе повел рукой.

- Прошу, господа.

Проводив глазами плавно ступающих людей твиллек решительно отмахнулся от странных предчувствий: всё, как обычно, какая-то шишка решила передохнуть от трудов неправедных, и прислала охрану для осмотра заведения и бронирования столика. Дальнейшие действия двух молодых мужчин только подтвердили его размышления: они все осмотрели, сделали несколько заказов и сели в углу, контролируя зал. Типичная охрана.

Через четверть стандартного часа ровно на площадку рядом со зданием приземлился черный шаттл. Из него вышли еще несколько мужчин в такой же форме, как и на прибывших ранее охранниках, а также семья, одетая достаточно просто, хотя и дорого. Наметанный глаз Лурта тут же отметил, что ребенок, держащий за руку молодую миловидную женщину, одет гораздо дороже... Обдумав это небольшое несоответствие, твиллек пожал плечами, придя к выводу, что ребенка явно балуют... вон как охрана за ним смотрит, явно сорванец, причем, наглый. Впрочем, это не его проблемы.

Проведя гостей к уже ожидающим их местам, Лурт вздохнул, поправил форменное одеяние старшего распорядителя, и вновь замер, глядя на площадку, любуясь изящными обводами шаттла. Очень интересный челнок... явно на заказ - силуэт немного непривычного вида, отличающийся от стандартных. Интересно, что это дает?

Ленивые размышления твиллека прервал прилет еще одного челнока, гораздо меньше размером, чем стоящий на площадке. Вышедшие из него разумные были Лурту знакомы: седовласый человек, мужчина, крепкий, одежда сидит, словно военная форма, да и выправка намекает... его спутница заставила распорядителя скривиться: эта злоязыкая особа в прошлое посещение все нервы ему вытрепала. И то ей не так, и это не этак... Ее спутник тогда просто молчал, видимо она его достала своими нотациями. Впрочем... это опять-таки не его дело, лезть в семейные отношения...

Посмотрев на практически пустую площадку, Лурт вздохнул - посетителей с кредитами сегодня мало, хотя остальные два зала забиты битком. Судя по всему, вечер будет тихим и спокойным...

Твиллек еще не знал, насколько он ошибается.

***
Кота задумчиво уставился на стоящий на площадке шаттл, разглядывая небольшой рисунок и надпись золотом на борту.

- "Сын Зари"... - прочитал генерал и хмыкнул. - Интересно. Скромно и со вкусом.

Лари поправила прическу и нагло взяла мужчину под руку. Вздохнув (душераздирающе и явно напоказ), генерал направился к входу, все сильнее хмурясь. Что-то было не то в окружающем мире. Интуиция стала подавать недвусмысленные сигналы, что что-то скоро произойдет. Очень скоро. Вот прямо сейчас. Бывший джедай повертел головой, напрягая все свои способности, ощущая что-то странное, от чего холка встала дыбом.

Может, если бы он был один, то Кота просто развернулся бы и удрал из нервирующего его места подальше, но Лари перла вперед с целеустремленностью идущего в атаку ИЗРа, они уже вошли в зал... Генерал обвел настороженным взглядом помещение и вздрогнул: в одном из углов сидела странная компания, сразу приковавшая к себе взгляд. Шесть охранников, молодые мужчина и женщина, явно муж и жена... и ребенок, тут же на него уставившийся с неподдельным интересом.

Кота замер. Интуиция взвыла сиреной. Вот оно, то, что беспокоило его. Генерал стоял под прицелами семи пар глаз: шести настороженных и одной любопытной, и чувствовал себя так, словно стоит перед группой сытых нексу, выгуливающих маленького котенка. Сытых, но тем не менее обдумывающих, стоит ли дать малышу игрушку... или нет.

Мгновение тянулось неимоверно долго, генерал смотрел на золотоволосого мальчика, чувствуя, как Сила замерла вокруг него... но тут твердо вознамерившаяся развлекаться Лари, разговаривающая с распорядителем, от которого фонило обреченностью и тоской, дернула его за руку, устремившись к своему любимому столику. Генерал шагал не глядя, настороженно косясь на наблюдающего за ним ребенка. В глазах дорого одетого мальчика плескалось неприкрытое веселье. Он слегка улыбнулся, глядя на начавшую терроризировать подошедшего официанта Лари, хмыкнул... и отвернулся. Охранники расслабились, снова начав смотреть по сторонам.

Насильно усаженный на стул мужчина вздрогнул, когда Маравва недовольно стукнула его по руке.

- Рам! Да что с тобой?! - злобно прошипела женщина, нахмурившись. - Ты что, привидение увидел?

- Хуже, - деревянным голосом произнес Кота. Лари было вознамерилась поскандалить, но посмотрела на побелевшего друга внимательнее и собралась.

- Что случилось, Рам? - женщина подождала, пока официант поставит закуски и уйдет, и подалась вперед, сосредоточенно выбирая пайру поаппетитнее.

- Мы вляпались, Лари... - Кота так же сосредоточенно смотрел на тарталетку с паштетом. - Слева от нас.

- Компания в черном? - Лари определилась, закинула пайру в рот и прожевала, демонстративно жмурясь от удовольствия... и совершенно не чувствуя вкуса.

- Они.

- Кто?

Генерал хмыкнул, вспоминая высказанное как-то крайне опрометчивое желание. Вот кто его за язык тянул?! Сила любит пошутить... вот только одаренным и остальным от ее шуток бывает уж слишком весело.

- Помнишь, я хотел познакомиться с тем, кто сумел удрать от Орудия Силы?

- Ты имеешь в виду... - в глазах женщины проступило понимание. - Ты хочешь сказать...

- Да.

***
Заведение Люку понравилось. Тихо, спокойно... посетителей, кроме них, не было, поданные блюда были вкусными... конечно, до класса "супер-элит" они не дотягивали, но ведь Скайуокер отлично понимал, что зажрался на императорских харчах, так что... в общем, вкусно. Охрана бдила, мальчик беседовал с Ларсами, рассказывая о своей жизни, естественно, с купюрами, ничего не происходило. Люк даже решил, что сегодня ничего не произойдет, но неожиданно почувствовал нечто интересное. Зуд предвкушения важной встречи. Кто-то прибыл к ресторану, кто-то... Одаренный.

Распорядитель, от которого фонило грустью и тоской, провел в зал посетителей: среднего роста мужчину, добротно одетого, с военной выправкой, и седовласую женщину в длинном платье, уцепившуюся за его руку.

Женщина перла вперед, как таран. Она явно вознамерилась выпотрошить все нервы несчастному твиллеку, воспринимавшему всё стоически, фоня весельем и азартом. Люк про себя хмыкнул - мало ли как люди развлекаются, а вот ее спутник неожиданно полыхнул настороженностью и готовностью к борьбе... но привлекло внимание не это. Он был Одаренным. Светлой направленности.

Охрана тут же подобралась, готовясь атаковать, если что, но настроение у Люка было отличным, мужчина попыток удрать или напасть не делал... так что, мальчик мысленно пожал плечами и вернулся к разговору с Ларсами. Если это что-то важное, то Сила даст ему знать. Если нет, то нет.

Постепенно настороженно сидящие за столиком незнакомцы расслабились, заволновавшаяся вокруг мужчины энергия успокоилась, ненавязчиво играющая музыка, исполняемая небольшой группой музыкантов, тихо разносилась по практически пустому залу. Люк наелся до отвала, и теперь лениво заполировывал десерт, оказавшийся выше всяческих похвал кафом, одуряюще пахнущим специями и сваренным по какому-то умопомрачительному рецепту чуть ли не хозяином заведения лично. Еще бы! За такие-то деньги...

Довольные и расслабленные Оуэн и Беру поглядывали по сторонам, все-таки, заведение было дорогим, и посетили его Ларсы всего лишь во второй раз. В первый - вскоре после переезда на Загобу. Неожиданно в зал ввалилась компания, бросив взгляд на которую, Люк брезгливо поморщился: шумные, наглые, манерно и презрительно цедящие слова ... четверо людей, один разожравшийся до неимоверной толщины твиллек и один забрак, его полная противоположность: тощий, высокий, брезгливо кривящий губы.

Тени равнодушно окинули эту гоп-компанию ленивыми взглядами, и продолжили сканировать пространство, Люк отлично чувствовал легкие колебания Силы, нервирующие сидящего неподалеку седого вояку. Мальчик был уверен, что где-то он его лицо видел, причем не так давно, но вот где? Крутилось что-то в голове, но никак не вспоминалось.

Тем временем, вошедшие успели рассесться, заказать еду, и начать ее потреблять. Шумно, демонстрируя отвратительные манеры, на что кисло поглядывал распорядитель. Увы, выгнать их он не мог - судя по отношению, это были явно постоянные клиенты, денежные клиенты. Шум постепенно начал раздражать. Скайуокер поморщился, решив заканчивать этот балаган, когда один из посетителей, упитанный брюнет лет сорока, одетый в достаточно дорогой костюм, поглядывающий искоса на умиленно улыбающуюся Люку Беру встал, подошел к их столику и, дыхнув перегаром прямо на Скайуокера, требовательно уставился на женщину:

- Потанцуем, красотка?

Люк недоверчиво наклонил голову к левому плечу, рассматривая явного самоубийцу. Тени застыли в полной боевой готовности, ожидая команды. Сидящий неподалеку седой одаренный напрягся, обводя внимательным взглядом зал. Стоящий возле дверей распорядитель дернулся было, но один из Теней бросил в его сторону короткий предупреждающий взгляд, и твиллек вернулся на свое место. Оуэн гневно засопел и попытался встать, чтобы дать отпор наглецу, но Люк остановил его одним ленивым жестом.

- Не стоит, дядя... Я разберусь.

Стоящий наглец вперился в мальчика мутным взглядом.

- Ха-ха. Какой грозный. И жжжжуууть, - мужчина покачнулся, но восстановил потерянное равновесие, уцепившись за стол, - какой страшный!

Его товарищи пьяно расхохотались, в полном восторге колотя по столу, заставляя напряженного распорядителя страдальчески кривиться от вида разбитой посуды.

- Страшный? - поднял бровь Люк. - Страшный...

В голове мальчика замелькали идеи. Акаади учил своего ученика на совесть, основной упор делая на техники Силы, раздел, в котором он был настоящим Мастером, отдавая предпочтение изящному решению проблем, а не грубому напору.

- Что ж... ты выбрал.

***
Кота потрясенно смотрел на того, с кем так опрометчиво пожелал встретиться. Маленький мальчик. Золотые волосы, синие, очень яркие глаза, сверкающие на смуглом лице. Дорогая одежда подчеркнуто простого кроя.

Сейчас, рассматривая ребенка вживую, не на изображении, генерал видел, насколько мальчик похож на своего отца. И дело было совсем не во внешности, такое встречается достаточно часто. Главным было другое... Сила. Она окружала ребенка плотной пеленой, темным коконом, из которого время от времени выстреливали протуберанцы, делая его похожим на черную звезду. Уже одного этого было достаточно для удивления, однако, опровергая все убеждения и факты среди черных протуберанцев сияли нестерпимым блеском и белые: плотные, потрясающие одним своим видом.

Кота не мог понять, как такое вообще возможно. Конечно он, хоть и был мастером-джедаем, похвастаться таким уровнем понимания Силы и взаимодействия с ней как тот же Кеноби не мог. Он был чистым боевиком, его стихией был бой, а техники Силы изучались им постольку-поскольку. Однако он был достаточно знающим для того, чтобы осознать - перед ним находится маленькое чудо Силы.

Пока генерал рассматривал ребенка и наслаждался обедом, в зале начала разворачиваться настоящая драма. Ну, или комедия, с какой стороны посмотреть.

Шумная компания, занявшая большой стол, зашевелилась. Из ее тесных рядов вышел находящийся явно в неадекватном состоянии индивид, подошел к столику, за которым сидел мальчик с сопровождающими его взрослыми и, отравляя атмосферу перегаром, начал приставать к молодой миловидной женщине.

Попытку мужчины, видимо ее супруга, пресечь данное безобразие, ребенок остановил одним движением. Он оценивающе посмотрел на наглеца, брезгливо скривился, прищурившись. В следующий миг пьянчуга замер... развернулся, и деревянной походкой отправился назад за свой стол, моргая и дергая головой.

Внимательно наблюдающий Кота отметил вспышку Силы перед этим, и то, как ребенок тяжело вздохнув, слегка осел на стуле.

Твиллек-распорядитель, стоящий возле дверей, облегченно выдохнул. Эту компанию он, к своему огромному сожалению, знал неплохо. Не местные, но на планете бывают регулярно. Денежные клиенты, это да, вот только очень проблемные: без конца пытаются показывать свой гонор, правда приставать к другим посетителям пока не отваживались, все-таки, публика в данном зале посиживала своеобразная, лезть к таким, показывая собственную крутизну - чревато. Мало ли на кого нарвешься... Видимо, человек уже чем-то накачался, раз полез, хорошо хоть, дошло вовремя, что это может иметь неприятные последствия.

***
Генерал изумленно моргнул. Интересно... он ожидал чего угодно, вплоть до расстрела охраной всей этой шебутной компании прямо здесь, на месте, но такое простое и изящное решение ему даже в голову не пришло. Мощное ментальное воздействие - и пьянчуга забыл, что хотел. В настоящий момент мужчина сидел, уставясь в стакан, словно пытаясь отыскать на дне истину, не обращая внимания на тормошащих его друзей. Те наконец оставили попытки до него дозваться, подозвали официанта и продолжили банкет, гомоня о чем-то своем.

Неожиданно мальчик вскинул голову, хмуря белесые бровки, и повернулся к Коте. Синие глаза посветлели, у ребенка был такой вид, словно он вспомнил нечто важное. У Рама засосало под ложечкой. Судя по всему... его узнали.

Мальчик встал, слегка наклонив голову к плечу, рассматривая замершего Кота и застывшую Лари. Тихо сказав несколько слов подошедшей охране, ребенок дождался ухода своих сопровождающих вместе с двумя бойцами, положил на стол карту, показав на нее распорядителю, и подошел к столику бывшего члена Ордена. "Тени" ненавязчиво окружили их, одними взглядами окоротив попытавшуюся было возбухать пьяную компанию.

- Приветствую Вас, генерал Кота, - ребенок слегка кивнул вставшему мужчине. Кота поклонился, Лари изобразила что-то вроде реверанса.

- Приветствуем Вас, Ваше императорское высочество, - севшим голосом выдал мужчина. Люк посмотрел на стул.

- Вы позволите?

- Прошу вас!

Люк и Рам с Лари сели, окруженные охраной. Настороженно косящий на них твиллек взял карту, снял необходимое количество кредитов и снова положил её на стол, после чего отошел в сторону. Компания за столом шушукалась, злобно поглядывая в их сторону, но никаких попыток встать и что-то сделать не предпринимала.

- Рад познакомиться с вами, генерал. Ваши таланты произвели на меня впечатление.

- Благодарю вас, - настороженно ответил Кота. Люк чувствовал, что занервничавший было мужчина неожиданно резко успокоился и словно расслабился. Судя по всему, какая-то техника работы с сознанием. Скайуокер помолчал, спокойно смотря на бывшего джедая, обдумывая сложившуюся ситуацию. То, что он встретил генерала - это очень хорошо. Кота - мужик умный, думать умеет. Судя по той информации, что мальчик прочитал, фанатиком он не был, так же, как и догматиком. Да и принят в Орден он был в восемнадцать лет - сложившаяся до конца личность, многое пережившая, с богатым жизненным опытом. Учился, воевал, отличный боец, великолепный тактик. Его бы в команду к Трауну... мммм... и Пиетта до кучи. И... не важно. А важно то, что хоть он и стал Мастером, Кота всегда был себе на уме, авторитеты уважал, но слепо им подчиняться отказывался... да и тот факт, что солдаты, которых он вел в бой, после приказа 66 свалили вместе с ним, очень показателен.

Значит, настоящий лидер, умеет не только повести за собой, но и обеспечить всем необходимым, а это крайне важное качество для командира.

- Вы знаете, генерал, - задумчиво начал Люк, - я много читал о проведенных вами операциях. Вы - гениальный тактик. И умеете управлять группами разумных. Скажите... - мальчик прищурился, - а вы не задумывались о карьере кадрового офицера?

Кота замер, бешено обдумывая слова ребенка. Сидящая рядом с ним Лари буквально сканировала мальчика фиалковыми глазами, отслеживая каждое движение, каждое слово... абсолютно всё.

Воспринимать сказанное как шутку ребенка - глупо. Мальчик уже показал, что к нему надо относиться крайне серьезно. К тому же... он может просто озвучивать слова своего отца... или деда. А это не то, что можно проигнорировать. Ответить положительно? И тебя сразу же потащат служить. Отказаться? На отказ могут отреагировать крайне резко.

- Когда-то думал... - нашелся с ответом Кота. - Но это решение не одной минуты...

- Естественно! - ребенок кивнул, напрягший все свои способности Рам ощутил, как от него плеснуло одобрением. - Конечно, такое требует тщательного обдумывания! Ведь это изменит не только вашу жизнь, но и жизни ваших подчиненных! Тех, кто когда-то вам доверился. Хороший командир обязан заботиться о своих людях, не так ли, генерал?

- Именно так, - голос мужчины дрогнул. Ребенок снова кивнул, окинул внимательным взглядом уставившуюся на него Лари и слегка улыбнулся.

- Бытие кадрового офицера дает многое... хорошее жалованье, надбавки за вредность... защита. Ведь главное... что? Выбрать хорошее начальство. Правильное... которое ценит, а не кидает в пекло, добавляя ускорения пинком под зад, отказывая в снабжении.

Генерал хмыкнул, уставившись на необычного ребенка с внезапной симпатией и скепсисом.

- А что? Такое начальство бывает? - сарказм в голосе генерала был ясно ощутим. Люк рассмеялся, сияя прозрачными глазами.

- Конечно, бывает... я же говорю, главное для удачливого военного - выбрать правильное начальство.

Ребенок встал и слегка кивнул поднявшимся Коте и Лари.

- Приятно было познакомиться, генерал. Буду рад, если вы захотите пообщаться, я был бы не против обсудить с вами некоторые операции, проведенные вами.

- Увы, я не знаю, как связаться с вами... - притворно вздохнул Кота, насторожившись и кося на невозмутимых охранников. Люк хмыкнул и протянул руку. Один из "теней" вложил в его ладонь комлинк, который мальчик положил на стол.

- Если, - ребенок выделил голосом это слово, - вы захотите поделиться со мной своими воспоминаниями, достаточно воспользоваться этим.

- А если нет? - напрягся еще сильнее Кота. Люк пожал плечами.

- Нет, так нет. Это решение целиком на Вас, генерал... но мне было бы приятно. Вот и все. Прощайте.

Люк развернулся, охрана тут же его обступила и маленькая процессия вышла из зала, провожаемая взглядами оставшихся. Неожиданно сидящие за столом насупившиеся мужчины встали, бросили на стол пару карт и, поддерживая друг друга, шатаясь, целеустремленно ринулись на выход. Лари и Кота переглянулись.

- Они... что, того? - женщина неопределенно дернула бровью. Мужчина равнодушно пожал плечами, сверля взглядом комлинк.

- Не наши проблемы.

***

Первое, на что обратил внимание Люк, подойдя к шаттлу - насупленный Оуэн. Судя по исходившим от него эмоциям, мужчина переживал факт того, что на оскорбление ответил не он, а его племянник, но прежде чем Ларс решил высказаться, мальчик пошел в атаку.

- Дядя! Когда вы находитесь в моем обществе, это автоматически означает и то, что вы находитесь под моей защитой. Оскорбление кого-то из вас - это оскорбление меня. А я такое безнаказанным не оставляю. В остальное время глава семьи Ларс - вы. Понятно?

Синие глаза посветлели до прозрачности, ребенок смотрел жестко и требовательно. Вздрогнувший Оуэн с тоской припомнил некоторые нюансы отношения к ним малыша... если до четырех лет он искал у них защиты, то после всё стало резко наоборот. Ребенок начал относиться к ним покровительственно, так, словно он сильнее, опытнее...

Вздохнув, Ларс смирился с неизбежным и махнул рукой, бороться с диктаторскими замашками племянника и раньше было бесполезно, а теперь стало еще и опасно.

- Понял, понял... - пробурчал мужчина. - Тиран ты, Люк. Самый натуральный.

Мальчик просиял, широко улыбнувшись.

- Спасибо! Это у меня семейное... - гордо сверкнул глазами Скайуокер. Оуэн молча закатил глаза и пошел вглубь шаттла, к ожидающей его супруге. Люк хмыкнул, почесав нос... неожиданно по восприятию ударило волной ярости, недовольства и злости. Он повернулся к источнику идущих в их направлении неприятностей и предвушающе оскалился: к нему и стоящим рядом охранникам целеустремленно шагали гневно бурчащие, накручивающие себя ресторанные хулиганы, по другому мальчик обозвать их не мог.

Обменявшись с капитаном восхищенными взглядами, Люк довольно потер руки.

- Ну надо же! А дядя не соврал насчет развлечений...

Взбудораженное наездом сознание требовало чего-то этакого. Хотелось ответить на оскорбление, ответить жестко, кроваво, но, увы, в ресторане пришлось сдерживать себя, а так хотелось размазать мерзавца по полу. Чем дальше, тем больше Люк понимал, почему иногда отец просто срывается, начиная лезть в драку или крушить все вокруг: особенности бытия ситхом. Темная сторона требовала действия. Даже Палпатин, уж на что владел собой, контролировал и прочее, и то, иногда вызывал Алых полным составом и устраивал им тесты на выживание, а уж если в этот момент на Корусканте присутствовал Вейдер... половина гвардейцев сразу же отправлялась лечиться.

И это он даже не в полную силу действовал, не отпускал себя целиком...

У Люка пока что эти стремления не слишком проявлялись, но они были, и игнорировать это было нельзя. Не с его хлипким контролем и только-только начавшей восстанавливаться после всего пережитого психикой. Конечно, у него был учитель, которого фиг убьешь, гоняющий в такие моменты просто нещадно, но тренировки это одно, а практика в полевых условиях - совершенно другое.

- Капитан... - довольно прошептал мальчик, смотря на надвигающуюся на них начавшую размахивать виброножами неадекватную компанию, - как вы думаете, они в грузовой отсек влезут?

Райф окинул мужчин опытным взглядом, что-то прикинул... и кивнул.

- Да. Свободно.

- Замечательно, - просто промурлыкал Скайуокер, алчно сверкая посветлевшими глазами. - Мне как раз надо Молнию отработать, наставник все уши прожужжал о практике и подопытном материале.

"Тень" невозмутимо кивнул, и Люк спокойно пошел в шаттл, ожидая отлета. Через десять минут в салон вошел капитан, кивнул и шаттл плавно поднялся в воздух... мальчик отметил, что двое гвардейцев отсутствуют - явно на корабле пьянчуг, следы заметают. Повеселев, Люк прижался к Беру, наслаждаясь объятиями тети и ее нежностью, изливаемой на него... что поделать, своих детей у Ларсов так и не появилось.

Сделав отметку в памяти прояснить этот вопрос, мальчик чмокнул довольную женщину в щеку и прикрыл глаза, предвкушая момент отработки Молний на живых объектах.

***
Ларсы отправились спать, а Люк - развлекаться. Гвардейцы, избавившиеся от челнока посмевших напасть на их подопечного, уже вернулись, и Скайуокер беседовал с Райфом, обсуждая тонкости применения Молний Силы.

Вообще, с приставленными к нему "Тенями" отношения у Люка складывались просто отлично. Высокие договаривающиеся стороны пришли к консенсусу: Люк не мешает гвардейцам исполнять их обязанности по охране его тушки, а они, в свою очередь, исполняют его пожелания по мере возможности, а если что-то вызывает сложности - они это обсуждают.

Так что, все остались довольны: Тени - вменяемым объектом охраны, Люк - адекватными охранниками. Кроме того, тот факт, что твои садистские устремления не осуждают, а даже одобряют, действовал очень воодушевляюще... все-таки, обучение у Гвардейцев было... гхм... специфическим. И это еще мягко сказано.

***

Марид со стоном разлепил глаза, пытаясь разогнать мутную, липкую пьяную одурь, цепко держащую его в объятиях. От движения голову пронзила боль, слегка затошнило... он попытался встать, наталкиваясь руками на что-то мягкое... Рядом застонали, мужчина потер ладонями лицо, приходя в себя.

Поморгав и разогнав плавающие перед глазами пятна, Марид осмотрелся, хмурясь. Он и его товарищи валялись на металлическом полу небольшого помещения, судя по всему - грузовой отсек яхты. Это встряхнуло, заставило собраться. В голове завертелись мысли.

Кто?

Вот он, главный вопрос на повестке дня.

Что поделать, у контрабандистов конкурентов много, а врагов - еще больше. Очень многие облизываются на их процветающий бизнес, очень многие горят желанием изменить таковое положение дел. Вздохнув, мужчина завертел головой, осматриваясь. Все его компаньоны ворочались, возвращаясь в недружелюбную реальность, вид у всех был помятый... Встрепенувшись, Марид хлопнул ладонью по бедру, где в ножнах обычно находился вибронож... и заскрипел зубами. Оружия не было. Ни ножа, ни маленького бластера... ничего.

Неожиданно дверь отъехала в сторону и мужчина вздрогнул. В проеме стоял рослый человек, одетый в броню и необычного вида длинную, широкую накидку черного цвета, скрывавшую его от горла до пят. Шлема на мужчине, лет сорока на вид, не было, и Марид прекрасно видел выражение его глаз: равнодушно-скучающее с легкими оттенками брезгливости, словно он на насекомое смотрел.

Обведя помещение и с трудом шевелящихся на полу разумных, мужчина слегка скривился, после чего шевельнул пальцами правой руки. В отсек тут же вошли еще четверо людей, одетых точно так же, и встали возле стен, попутно придав ускорение сползающимся к центру контрабандистам ударами бронированных сапог и длинных металлических посохов.

Получивший болезненный тычок в бок Марид скривился, выругавшись, с ненавистью уставившись на охрану и провожая их взглядом прищуренных глаз. Отходящий от пьяного дурмана мозг что-то царапнуло при виде этих посохов. Где-то он подобное видел... как-то... когда-то...

- Милорд, они очнулись.

После такого Марид ожидал чего угодно... но только не того, что произошло дальше.

В помещение вошел маленький светловолосый мальчик, которого они видели в ресторане, обвел частично принявших вертикальное положение мужчин хозяйским взглядом, после чего с хрустом размял пальцы.

- Замечательно... Привет, мясо!

Воцарившуюся на мгновение тишину разорвали сочные ругательства, изрыгаемые со всех сторон. Разозлившиеся контрабандисты тут же нашли в себе силы подняться.

- Ты чего сказал, сопляк? - злобно выплюнул твиллек, резкими движениями одергивая на себе одежду. - Ты хоть понимаешь, на кого попёр? Да я...

С интересом смотрящий на него ребенок слегка поднял руку и твиллек захрипел, схватившись руками за горло. Его друзья рефлекторно отшатнулись, потрясенно наблюдая за дикой сценой. Мальчик демонстративно начал сжимать кулак, и разевающий рот мужчина упал на колени, пытаясь втянуть в себя хоть немного воздуха, но все было тщетно. Довольно улыбающийся ребенок стиснул пальцы еще плотнее... и едва дергающийся твиллек застыл на полу неподвижно.

- А теперь проясним ситуацию, - оскалилось маленькое чудовище. - Первое. Мне не нравится, когда какое-то отребье, мнящее себя непонятно кем, наезжает на мою родню. Второе. Я воспринимаю это как личное оскорбление. Третье. Такое я безнаказанным не оставляю. И четвертое... мне как раз нужны добровольцы для отработки техники. И этими самыми добровольцами будете вы. Приступим?

Застывшие в ступоре контрабандисты потрясенно переглянулись... неожиданно забрак резко дернулся вперед, видимо рассчитывая схватить ребенка и использовать его как заложника, но стоящий у стены охранник, на которого почему-то никто не обращал внимания, как и на его товарищей, просто взмахнул посохом, раздалось мерное гудение... на пол упало разрубленное на две части тело, распространяя тяжелый запах горелой плоти.

Люди отшатнулись назад, затравленно уставившись на алое энергетическое лезвие, наполняющее помещение тяжелым гудением.

- Приступим! - оскалился мальчик, его глаза стали наливаться желтым. Он плавным жестом поднял руки, вокруг пальцев засверкали искры, сливающиеся в окутавшую плоть сияние. Легкая вспышка - и в полет отправилась первая белоснежная Молния, впившаяся в тело Марида, от чего мужчина истошно завопил.

- Цыц! - нахмурил светлые брови мальчишка, прищуриваясь. С пальцев сорвалось еще несколько коротких молний, впивающихся в заметавшихся контрабандистов, попытавшихся пойти на прорыв. Попытка вышла неудачной: наблюдающие за экзекуцией с неподдельным интересом охранники тут же пресекли попытку побега, отбросив мужчин назад меткими и точными ударами посохов. Отсек наполнили стоны и крики, а также экспрессивная ругань и проклятия, в воздухе запахло озоном, как после грозы, и паленой плотью.

- Хм! - озадаченно посмотрел на свои руки Люк, задумчиво почесывая ухо и не обращая никакого внимания на шум. Чувствовал он себя... странно. Так, словно начал вычерпывать себя изнутри. Тряхнув головой, мальчик еще раз посмотрел на руки и нахмурился: кончики пальцев словно опекло. Плохо... - А если так?

Он сосредоточился, вспоминая те ощущения, которые испытывал, громя тренировочный зал. Эйфория. Всемогущество. Полная свобода... Энергия тогда текла через него, делая всесильным, а молнии рвались с пальцев.

Он сейчас использует собственные запасы Силы... а что, если попробовать пропускать ее сквозь себя? Ведь Сила окружает его, наполняя все вокруг.

Злобно глядящие контрабандисты напряглись, наблюдая за тем, как мальчик слегка улыбнулся, его лицо приняло какое-то одухотворенное выражение... Он вздохнул, распахивая пылающие золотом глаза, плавно поднимая руки. С окутанных ярким сиянием кистей сорвалась ветвистая Молния, сияющая нестерпимым белым светом, впиваясь в дико заоравшего человека.

- Я понял... - счастливо улыбнулось маленькое чудовище. - Это так прекрасно...

Молнии летели одна за другой, вбивая посмевших гавкнуть под руку будущему Владыке в стены. Наконец Люк устало вздохнул, прекращая экзекуцию. Контрабандисты были еще живы, валяясь на полу и дергаясь в конвульсиях, скуля и подвывая от боли. Бросив на них брезгливый взгляд, Люк поморщился, снял с пояса шото и шагнув вперед, ткнул лезвием. Раз, другой, третий... Четвертый.

- Капитан?

- Да, милорд? - "Тень" шагнул вперед, равнодушно смотря на трупы.

- Надо избавиться от мусора.

- Конечно, милорд...

- Спокойной ночи, капитан.

- Спокойной ночи, милорд.

Люк зевнул и вышел из отсека, мечтая о кровати. За ним облаками тьмы бесшумно скользили гвардейцы.

***

- Итак?

- Проведено наблюдение, использована тактика провокации.

- Кто?

- Какие-то контрабандисты. Ментальное внушение.

- Результат?

- Объект "Алеф" отреагировал спокойно. Угрозу устранил ментальным посылом. Были признаки усталости.

- Охрана?

- Не вмешивалась.

- Хм... причина?

- Воспитание. Приказ не вмешиваться. Неопределено...

- Дальше?

- Охрана начала проявлять признаки беспокойства, пришлось снять наблюдение.

- Плохо... очень плохо... Где объект сейчас?

- На Загобе.

- Ничего не предпринимать. Наблюдение, по возможности, продолжать.

- Слушаюсь...

Голограмма погасла, и сидящий мужчина погладил осанистую бороду.

- Что ж всё так сложно?

****
- Тетя! Ты детей хочешь?

Люк вопросительно уставился на потерявшую дар речи Беру и подавившегося кафом Оуэна. Ларсы переглянулись: такого они не ожидали, да еще и за завтраком.

- Детей? - с трудом выдавила из себя слова женщина.

- Детей! - кивнул Люк, разворачивая леденец. - Так что?

- Аааа... ээээ... - Беру беспомощно посмотрела на мужа, утирающегося салфеткой, на племянника... - Хочу!

- Вот и замечательно! - улыбнулся мальчик. - Значит, будем лечиться!
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Поделиться темой: Поделиться ссылкой через ВКонтакте Поделиться ссылкой через Facebook
7 страниц V  < 1 2 3 4 5 > » 
Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 26 Авг 2019, 01:35

Рекламные ссылки: Дневники беременности на Babyblog.ru//Бэбиблог - соц сеть для будущих мам //