Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

12 страниц V   1 2 3 > »   
Ответить в данную темуНачать новую тему
> Люк — в переводе с латыни «свет»
surtukk
сообщение 11 Апрель 2015, 13:12
Сообщение #1



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 138
Регистрация: 12 Январь 2015
Пользователь №: 9570



Автор: surtukk

Фэндом: Звёздные Войны, Войны клонов.

Персонажи: Дарт Вейдер/Падме, Таркин/Даала, Оби Ван/Сатин, Люк/Мара Джейд, Лея/Хан Соло, Асока Тано/Лакс Бонтери, Дарт Сидиус

Рейтинг: PG
Жанры: Джен, Юмор

Размер: Макси

Статус: в работе

Описание:
Все живы и душевно здоровы. Почти. Пока.

Сиквел к «Вейдер - в переводе с нидерландского "отец"»
AU, начиная с четвертого сезона "Войн клонов".
Великий Канон принадлежит Джорджу Лукасу, а у меня есть кнопка "Сделать все хорошо".

Посвящение: тем, кто это никогда не прочтет.

Глава 1
Покушение

Новость - чистый триллер,
Бойня номер пять.
Есть, мол, некий гангстер Мюллер по кличке Шиллер,
Он-де намеревался меня взорвать.
Шиллер? Как же - знаю,
Был здесь только что,
Мебель в норме, разве чуть обгорела с краю,
Он положил взрывчатку не в то кашпо.
Альфа, бета, гамма,
Квинтер, финтер, жес,
Раз уж драма, то не гиньоль, умоляю, дама,
Пусть водевиль, уж если нельзя без пьес.
М.К.Щербаков


- Люк! Приди ко мне, сын!
- Люк!
Призыв в Силе ощущался все слабее, и Люк несся по коридору не разбирая дороги. Охрана пропускала его без всякого внушения, редкие придворные шарахались, только у самых покоев императора пришлось Силой расшвырять гвардейцев.
- Ээээн! - орал Люк уже и в Силе, и голосом.
- Че случилось? - из лаборатории выполз младший брат, следом показался Дарт Сидиус.
- А ты послушай! Сидите тут под куполом... - Люк был в полном отчаянии: император не позволял мешать своим экспериментам и скрывал себя и ассистента в Силе — и именно тогда, когда брат был так нужен!
- О! - Эн прислушался. - У папы неприятности. Он тебя зовет. Где он?
- В космосе.
- На «Экзекуторе»?
- Нет. Такое впечатление, что он в открытом космосе и вокруг нет никаких жизненных форм в радиусе нескольких световых лет.
- Да, непохоже на «Экзекутор», - хихикнул император и тоже прислушался к Силе. - Костюм позволит ему дышать несколько часов, но вот долго ли он будет поддерживать тепло...
- От меня ты что хочешь? - но Эн уже снимал лабораторные перчатки. - Что сразу к нему не улетел?
- Если все так, ему будет нужна медкамера, а она есть на флагмане и на шаттле. Шаттл у нас в ангаре, но он запаролен, я его не откроооою! - Люка трясло.
- Понял, не ори! - братья уже бежали по коридору.
- Простите, Ваше Величество! - донеслось до Сидиуса.
В ангаре перед шаттлом Эн неожиданно обернулся к Люку:
- Ты когда меч свой сделал?
- Какой?
- Первый, зеленый. Число, месяц, год.
Люк назвал цифры, Эн что-то набрал, но шаттл не открылся.
- Ты думаешь, это пароль? - у Люка заныл живот от ужаса, но тут Эн ударил кулаком по белому корпусу, набрал новые символы и шаттл открылся.
- Конечно! Не просто «Люк и дата», а «гранд-мастер Люк»! Мог бы и сам догадаться, это папа тебя прикалывает!
- Ты у нас специалист по паролям, - Люк скрылся в шаттле, Эн устремился за ним.
- А ты куда? - Люк уже сидел в кабине.
- С тобой. Там опасно.
- Правильно, поэтому ты не со мной, - шаттл завелся, топлива хватало, ниточка связи с отцом была тоненькой, но крепкой — Люк успокоился.
- А вот и не..., - Эн не смог договорить: волна Силы вынесла его из кабины и вышвырнула в ангар. Что он кричал вслед, Люк уже не слышал. Было нетрудно догадаться, что брат орет как всегда: «Джедай недоделанный!»
Люк впервые задавал координаты для гиперпрыжка, основываясь на велении Силы, а не на карте. Но бортовой компьютер не запугал его скоплением космических тел в предполагаемом месте появления из гиперпространства. Чуть отклонившись, чтоб не попасть прямо в отца, сейчас представляющего собой во всех смыслах космическое тело, Люк нажал кнопку. На несколько минут прыжка он потерял связь с отцом и уже не смог до него докричаться, когда корабль вынырнул. Отец, видимо, потерял сознание, и Люка опять накрыла паника. Однако ощущения безошибочно указывали ему, куда лететь, и скоро в черноте космоса обозначились очертания черного доспеха Дарта Вейдера. Он проплыл у переднего стекла вверх ногами. Ругая себя за идиотизм и медлительность (папиными словами и с папиной интонацией), Люк влез в скафандр. Оказавшись снаружи, он довольно быстро добрался до отца, вцепился в него, нажал кнопку, и страховочный трос втянул их в шаттл.
Люк волоком тащил отца к медкамере, не замечая, что вслух уговаривает его потерпеть. Вдруг Вейдер махнул рукой, явно приходя в себя, и в голове у Люка раздался его голос:
- Какой сервис! Я не рассчитывал на шаттл. Неужели сам открыл?
- Эн подобрал пароль, - сквозь зубы прошипел Люк. Они были уже у медкамеры, отец попытался перевернуться, но у него получалось только бесцельно загребать руками воздух. Это не мешало ему ехидничать:
- Ах, Эн.., - в эту мысль было вложено несколько больше разочарования, чем требовалось. Люка это насмешило и обрадовало: отец издевается — значит все не так плохо.
Люк включил в медкамере режим медленного увеличения температуры и принялся аккуратно раздевать отца.
- Герой, - продолжал иронизировать Вейдер, - сам-то скафандр сними! Тебе шлем не мешает?
- Кто бы говорил! - огрызнулся Люк, но шлем и перчатки снял. Руки тут же почувствовали пронизывающий холод и от доспехов, и от обмороженной кожи отца.
Вейдер нащупал панель управления камеры, и к нему потянулись диагностические щупальца. Запищал передатчик. Отец нажал кнопку, и тут же на всю камеру завопил император:
- Люк, ты где?! Что с Вейдером?!
- Нор-маль-но, - отец с трудом раздвигал обмороженные губы, - потом.
- Дарт Вейдер!
Но отец отключился.
- Ты думаешь, это он хотел тебя убить? - спросил Люк.
- Не знаю.
- Можешь рассказать все с начала? Только молчи, - попросил Люк.
- Ну как с начала? - мысленно отозвался Вейдер. - «Экзекутор» вез инспекторов из Генштаба на секретный объект номер 09. 501-ый обеспечивал охрану. Они завершили проверку, и мы с клонами вернулись на борт. Штабисты задержали на с Рексом в ангаре, а потом открыли аварийный люк и выпихнули меня в переходный отсек, его створки раскрылись, и меня вынесло в космос. Я повис на корабле, но «Экзекутор» перед гиперпрыжком сбросил мусор и меня вместе с ним.
- Рекс мертв?
- Я чувствую, что ему очень больно, так что...
- Это покушение.
- И угон корабля, - мысленно хмыкнул отец.
- Разве им не мог приказать император?
- Такое дилетантское покушение? И потом, император шутку знает.
- Какую?
- Выживаемость адепта Темной стороны не зависит напрямую от уровня его Силы и его боевых навыков. Она измеряется в молах. Из-за Дарта Мола, который выжил, когда твой Оби Ван разрубил его пополам. Соответственно, выживаемость Старкиллера 0,5 мола, выживаемость Мары Джейд 0,75 мола. Выживаемость Дарта Вейдера 2 мола.
- Ага, - подхватил Люк, - а выживаемость Дарта Сидиуса — государственная тайна, неизвестная пока даже ему самому.
- Выживаемость датомирских ведьм колеблется от 0,8 до 1,5 мола, а выживаемость самой Матери Талзин стремится к бесконечности, - Вейдер закончил лекцию, и Люк совсем успокоился и уже привычно ждал задачки, но ее не последовало. - В любом случае, покушение провалилось, а император по-прежнему может представлять для нас опасность.
- Вернемся к офицерам. Ты их чем-то задел?
- Я был с ними вежлив, никого не душил. От них ощущалась враждебность, но со штабными всегда так.
- Мы можем узнать, что сейчас происходит на «Экзекуторе», не привлекая их внимания?
- Сейчас войду в систему, - Вейдер включил биосканер, который идентифицировал его, и на большом экране появилась мигающая схема. - Корабль следует по заданному курсу, повреждений нет, - он ткнул пальцем на значок в углу экрана, и вылезло новое окошко, - в систему никто чужой тоже не лез. Рекс заперт в тюремной камере №10. Давай-ка посмотрим, что у техников происходит.
Отец переключился, и Люк увидел на экране знакомый технический отсек «Экзекутора». Камера видеонаблюдения снимала сверху, и были видны только спины инженеров, занятых обычными делами. Вейдер усилил звук до максимума и они услышали:
- Ну и где Вейдер? Восьмой раз вызываю — нет ответа!
- Выдыхай. Ничего ж не случилось.
- Действительно, ничего! Разгерметизация в первом ангаре — обычное дело! - Люк знал иронизирующего, это был главный техник. - У начальства всегда так: мелкая поломка — так полночи сидим причины выясняем, а тут дырка в космос сама открылась и закрылась — фигня!
- Да просто сбой в системе.
- Еще хуже! Следующий сбой какой будет? Прыгнем не туда?! Я пошел будить старпома.
- Пожалей человека! Его сам Вейдер спать отправил.
Отца явно обрадовало такое усердие, а Люк и так знал, что главный техник трясется над «Экзекутором» не меньше своего начальства.
- То есть они вообще не знают, что тебя нет на корабле.
- Давай-ка посмотрим, что на мостике твориться, - отец переключился.
На мостике было спокойно, персонал работал, только на обычном месте Вейдера стояли три офицера с нашивками Генштаба и тихо переговаривались.
- Не слышно, - расстроился Люк.
- Там R2, - сообщил отец и начал быстро что-то набирать. Через минуту к офицерам подкатил R2, покрутил антенной для лучшей связи с корабельной системой, и звук появился. Офицеры не обратили на него внимания, они обсуждали Рекса:
- Труп, труп куда денем?
- В мусор.
- Мусор перед прыжком выкинули, новый будут сортировать, его найдут.
- Да не надо его убивать! Скажем, что клон сошел с ума, полез драться, я слышал, у них бывают сбои в программе.
- Он видел, он расскажет!
- Да кто будет слушать сумасшедшего клона!
- Убить гораздо надежнее.
Ярость затопила Люка:
- Я не могу это слышать, я их остановлю!
- Только надо собрать их всех. И не из медкамеры, будь добр, - отец махнул рукой, выгоняя Люка.
Он открыл камеру, чтобы экран с мостиком было видно прямо от передатчика шаттла. Пока Вейдер в системе «Экзекутора» связывался с техниками, освобождал Рекса и отдавал свои бесчисленные распоряжения, Люк вызвал корабль. На мостике появились остальные заговорщики, видимо, получившие сообщение об общем сборе. Услышав писк связи, они одновременно повернулись к R2. Люк вздернул подбородок, заложил руки за спину. Таким он и увидел себя на экране — синяя фигурка, возвышавшаяся над R2D2.
- Господа офицеры, я уполномочен выяснить, где Дарт Вейдер, - заговорщики переглянулись.
- Кем уполномочен?
- Где Вейдер? - гаркнул Люк.
- Не знаем, - ответил самый старший.
- Он исчез, - сообщил другой.
- Говорите правду! - заорал Люк и поднял руку, внушая это Силой.
- Мы убили его, - невыдержавший офицер сам испугался признания. Его более устойчивый товарищ метнулся к R2, доставая оружие, но Люк успел раньше. Он сжал кулак и все десять заговорщиков поднялись в воздух, отчаянно пытаясь освободиться от невидимых тисков, сжимающих горло.
- Вы признались в покушении на жизнь Дарта Вейдера. Вы арестованы.
Люк перевел взгляд на экран и увидел Рекса. Тот морщился от боли — вероятно, было сломано несколько ребер, левый глаз окружал огромный синяк, на губах запеклась кровь. Увидев R2 и Люка, он явно приободрился.
- Полковник Рекс! - официальным тоном начал Люк. - Ввиду чрезвычайных обстоятельств «Экзекутор» переходит под ваше руководство. Офицеры из инспекторской миссии арестованы по обвинению в государственной измене. Разместите их в тюремном отсеке.
- Так точно, сэр! - Рекс попробовал выпрямиться, но только скривился от боли. Люк разжал хватку, и офицеры повалились на пол. Как будто очнувшиеся пилоты бросились забирать у них оружие. На мостик вбежали клоны, защелкали наручники. Выяснилось, что никто из арестованных не может идти сам: половина была в глубоком обмороке, у остальных не слушались ноги. Клоны потащили их к лифтам.
- Люк, - Рекс уже не выглядел бодрым, - отец твой?..
- А! Он жив, - на Люка смотрели уже все присутствующие на мостике, - и выглядит, надо сказать, гораздо лучше тебя!
Счастливая широкая улыбка осветила разбитое лицо Рекса. Почему-то она мгновенно заразила всех на мостике.
- Да, все в порядке, - оказалось, Вейдер успел вылезти из камеры и нацепить шлем. Он подошел и встал так, чтобы его было видно на «Экзекуторе». - И главное. Где болтается мой старпом?
- Я здесь, сэр! - старпом неловко застегивал мундир и в целом выглядел как человек, разбуженный посреди ночного кошмара.
- На несколько часов вы переходите под командование полковника Рекса. Я ожидаю увидеть «Экзекутор» на орбите Корусанта в самое ближайшее время.
Вейдер отключил связь, и Люк сел готовиться к прыжку.
- Погоди минутку, - отец полез обратно в камеру, - отправлю кое-что.
- Что? Кому?
- Видеозапись последних трех минут на мостике. Императору.
- Зачем? Вдруг это все-таки он?
- Тем более.
- Он разозлится.
- Сидиус у нас не циклится на поражениях. А это его еще и отлично переключит. Вот увидишь, он будет облизывать тебя больше, чем Эна.
- Это опасно.
- Для тебя это не опаснее, чем носиться по галактике с Оби Ваном. Но все-таки позови Лею нас встречать.

Сообщение отредактировал surtukk - 26 Июль 2015, 18:21
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
darketo31
сообщение 13 Апрель 2015, 01:06
Сообщение #2



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 101
Регистрация: 2 Декабрь 2014
Из: Одесса
Пользователь №: 9519



Шикарно...
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
surtukk
сообщение 13 Апрель 2015, 01:49
Сообщение #3



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 138
Регистрация: 12 Январь 2015
Пользователь №: 9570



Цитата(darketo31 @ 13 Апрель 2015, 01:06) *
Шикарно...


Рада, что понравилось!
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
surtukk
сообщение 16 Апрель 2015, 22:01
Сообщение #4



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 138
Регистрация: 12 Январь 2015
Пользователь №: 9570



Встречать «Экзекутор» и так собрались высокие лица, а ввиду чрезвычайных обстоятельств прибыл сам Император. За Леей увязался Эн, и Люк решительно пошел к ним. Эн тут же начал вываливать на брата свои версии покушения, Лея страдальчески сморщилась и пошла к отцу. Люк оглядел толпу.
- Таркин, - тяжелый взгляд Люка остановился на высоком лбе гранд-моффа.
- Он очень расстроен, - подтвердил Эн.
- Узнать бы, чем.
- А вы прочитайте его мысли, - император втиснулся между ними и приобнял братьев за плечи. Защелкали камеры, и Люк понял, что теперь уж точно попадет на первые полосы галактических новостей. Хорошо хоть, что журналисты, оттесняемые Алой гвардией, не слышали их разговора.
- Я не могу, - ответил Люк.
- А я могу! - похвастался Сидиус.
- Вы его сто лет знаете, - проницательно заметил Эн.
- Может быть, мой мальчик. Люк, ты сегодня со мной даже не поздоровался!
- Здрасте, Ваше Величество, - пробурчал Люк.
- Так просто ты не отделаешься. Отец твой поедет домой, а ты сопроводишь меня на прогулке, поговорим.
- Я тоже с вами погуляю, - за спиной императора возникла Лея.
- Семейство параноиков, - вздохнул Сидиус, - хорошо, принцесса, погуляешь, но говорить я буду только с Люком!
Зимний сад располагался прямо под стеклянной крышей дворца. Набуанская его часть была настоящим лесом, даже с небольшим голубым озером, ручейком и крошечным водопадом. Люк умылся, вымыл шею и руки до локтей, потом задумчиво посмотрел на свои ботинки.
- Ага, разуйся, разденься и поплавай! Императору останется только пустить молнию в воду! - прокомментировала Лея.
- Да вряд ли... Он удивлен и явно рад, что все так закончилось.
- Очень рад! - Сидиус обожал появляться мгновенно.
- Люк, ты обещал гулять со мной, - Император сцапал Люка за рукав и повел вдоль берега. Лея нащупала меч в складках кармана и пошла за ними, стараясь держаться на расстоянии своего прыжка.
- Что ж, джедай, поздравляю! Сегодня ты почувствовал Силу Темной стороны: твой страх пробудил гнев, гнев усилил твою мощь, и она принесла тебе победу. Понравилось побеждать?
- Возможно, - вздохнул Люк, - вы об этом хотели поговорить?
- И об этом тоже, - император заметил отсутствие энтузиазма. - Из десяти придушенных тобой офицеров трое.., - Сидиус задумался, подбирая слово, - у троих опорожнился кишечник, когда ты их подвесил.
- Расскажите это Маре Джейд.
- Так вот какая победа тебя обрадует!
- Возможно, - снова вздохнул Люк. - Как вы думаете, кто за этим стоит?
- Уж точно не я. И точно не Таркин, - насмешливо ответил Император.
- Мы не уверены, - пробурчала себе под нос Лея.
- А вы, молодые люди, уже и убивать меня собрались, - Сидиус отпустил локоть Люка и развернулся, чтобы видеть и Лею тоже.
- Нееет, - в тон ему легкомысленно ответил Люк. - Папа говорит: кто Императора убьет — сам будет галактикой править, - Лея засмеялась.
- А ты, мальчик мой, не хочешь лишней ответственности. Это так по-джедайски!
- Вы так смачно произносите «джедай»! У вас это ругательство даже мой братик подцепил.
- Зато вы, ребята, так говорите «любимый Император», что «старый безумный ситх» кажется комплиментом, - вернул ему Сидиус.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
surtukk
сообщение 16 Апрель 2015, 22:06
Сообщение #5



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 138
Регистрация: 12 Январь 2015
Пользователь №: 9570



Люк и Лея





Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
surtukk
сообщение 16 Апрель 2015, 22:08
Сообщение #6



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 138
Регистрация: 12 Январь 2015
Пользователь №: 9570



Ты знаешь, у нас будут дети
Самые красивые на свете
Самые капризные и злые,
Самые на голову больные…
Как мы.
Янка Дягилева


«Правила обращения с Императором Палпатином» висели в кухне на холодильнике. Внизу большими красными буквами было приписано: «ЛЮК, НЕ ЗЛИ ИМПЕРАТОРА». Когда Люк смотрел на эту запись, ему всегда слышались дыхание и хриплый голос отца. Еще ниже аккуратным маминым почерком: «Эн, не умничай, его это смешит!» Сейчас Люк смотрел на них, но не понимал смысла знакомых букв.
Мама и Асока так прониклись замученным видом своего мальчика, что накормили, ни о чем не спрашивая. Люк вылез из душа, и тут его пронзила страшная догадка:
- Папа! - он подлетел к медкамере. - Бен наверняка почувствовал в Силе... Он поймет, что я сегодня сделал!
- Ты думаешь, после этого Кеноби с тобой общаться не будет? К Йоде не отвезет? - отец приглашающе махнул рукой, и Люк залез в камеру.
- Ууу. Ты хочешь сказать, тогда он не стоит дружбы, - Люк сел, привалившись спиной к ребристой стенке камеры, совершенно не чувствуя неудобства своей позы. Он вообще не чувствовал тела. Вейдер покачал головой.
- Я хочу сказать: Оби Ван не перестанет с тобой дружить, если узнает. Поверь мне — я действительно хорошо его понимаю.
- Император сказал, - Люк смотрел не на отца, а на какую-то точку, видимую только ему, - я сегодня перешел на Темную сторону.
- Нашел кому верить. Это происходит совсем не так. Эмоциональный срыв, который у тебя сегодня был, - явление обычное. Джедаи с таким борются, но не всегда достигают успеха. Переход — это решение, выбор. И то все не так просто.
- Зачем я стал их душить? Ты же уже вызвал на мостик штурмовиков. Их бы повязали без меня, - Люк говорил медленно, как будто преодолевая что-то.
- Они бы достали оружие. Перестрелка на мостике? Думаю, они стреляли бы не в бронированных штурмовиков, а в пилотов. Я не умею ставить Силовые щиты через полгалактики. Ты спас людей, - отец убеждал, и внутри Люка что-то разворачивалось и подступало к горлу.
- Я, я... так за тебя испугался! Я, я бы убил всех! Если бы.., - Люк глотал воздух, рыдания мешали ему говорить.
- Ты никого не убил, - раздельно проговорил отец.
- Я в следующий раз ууубьюууу! - наконец пришли слезы.
Вейдер понял, что пора менять тактику. Он Силой притянул сына к себе, уложил рядом, одной рукой обхватил за плечи, крепко прижал его голову у себя подмышкой. Люк схватился за него, но продолжал рыдать и выгибаться в истерике. Вейдер гладил его по голове и плечам, но это не помогало. Истерика росла, стенки камеры начали выгибаться. «Давно такого не было, - отрешенно подумал Вейдер. - Так и до серьезных разрушений недалеко. Надо заканчивать». Заканчивать можно было единственным способом, Темным и насильственным.
- Люк, прекрати! Люк, спать, давай спать, - зашипел Вейдер, еще крепче обнимая ребенка. Он вошел в сознание сына. Темная сторона создает страхи, а Сила ставит барьер против них — если быть достаточно уверенным в своей Силе, можно внушить это напряженному мозгу, и он доверится и расслабится.
Люк отключился, Вейдер следил, как в его голове проносились и улетали прочь впечатления дня. Этот способ усыпления Вейдер нашел много лет назад в минуту самого беспросветного отчаяния, когда младенец Люк уже охрип от криков, но так и не успокаивался. Много позже он сообразил, что на этом способе (только без использования Силы) построены все архаические колыбельные. Вообще, из пяти близко знакомых Вейдеру младенцев Люк был самым беспокойным: он очень плохо спал, а когда не спал, орал без остановки. Рядом с ним Лея, тоже довольно своенравная, казалась ангелом. Ни болезненный Эн, ни Падмочка, родившаяся в результате самых тяжелых родов, ни Скай, сын Асоки и Лакса Бонтери, со всеми присущими полукровкам-торгутам проблемами, рядом не стояли с Люком. Первый год жизни Люка, первый год Нового порядка, первый год после Мустафара — самое страшное время в жизни Дарта Вейдера. Император был очень явно разочарован его уменьшившимися способностями, и тщеславие жгло Вейдера сильнее боли. Он мотался по галактике, убивал джедаев, терял протезы, ломал спину, а потом возвращался домой и зализывал раны в медкамере. Люк вопил, и успокоить его не мог никто. Вейдер вылезал, клал младенца головой себе на плечо и на шатающихся ногах ходил по комнатам. Тогда-то он и использовал Темную сторону, касаясь младенческого разума. А утром Вейдер услышал, как Руви Наберри, отец Падме, приехавший заменить ее в Сенате, говорит ей: «Хороший у тебя муж, ошибался я в нем», - и эта похвала поддержала его больше, чем все, что говорил когда-либо Кеноби, и все, что мог сказать Сидиус.
Запищала связь, вызывал император:
- Я на минутку, - это означало минимум получасовую беседу, - изменников наших допрашивать сейчас бесполезно — в голове у них каша, а завтра... Ты когда к ним зайдешь?
- Не пойду я их допрашивать! - сходу отрубил Вейдер. - Интересно не этих послушать, а их приятелей из генштаба. У меня в графике завтра заседание — вот и прощупаю остальных.
- А этих мне предлагаешь допрашивать?
- Старкиллера пошлю, - Вейдер прислушался к Силе, ловя эмоции ученика. - Он расстроился, что я позвал не его, а Люка.
- То есть на допросе он постарается, - понял Сидиус. - Но сегодня лучше Люка он бы тебе не помог. Сколько интересного, оказывается, в твоих детях!
- О! И о детях. У меня есть просьба к Вашему Величеству, - Вейдер наклонил голову на бок, изобразил улыбку — не хотелось терять подходящий момент. - Эн слишком близко к сердцу принял твои советы ни с кем не делиться этими фруктами с непроизносимым названием. Он предлагает их всем — старшие отказываются, а Скай и Падмочка едят. Можешь присылать нам побольше?
Эти фрукты с очень дальнего рубежа Палпатин выписывал специально для Эна. Они были умопомрачительно вкусны и абсолютно бесценны: очень тяжело искать, сложно доставлять — Вейдер не хотел думать, сколько тратит на это император. Эн совсем не усваивал синтетические витамины, а сейчас быстро рос и чувствовал себя не очень. Фрукты с непроизносимым названием он ел охотно (в отличие от всего остального) и отлично усваивал из них все, что нужно.
- Хорошо, - Сидиус отвернулся и сделал себе заметку. - Вот и учи его плохому.
- Моих сыновей бесполезно чему-то учить: хоть плохому, хоть хорошему. Люка сегодня вынесло: концентрацию растерял, дышать забыл. Учил-учил его Оби Ван правильному дыханию — а все вылетело.
- А у меня он дышал по-джедайски.
- Поздно вспомнил. А на волне эмоции...
- Отлично он «на эмоции»! Как он моих гвардейцев расшвырял! А ведь их тренировали против форсюзеров! Где он сейчас?
- Да вот же, - Вейдер поднял руку, показывая уткнувшегося в него Люка.
- О, хаттенок залез в сумку! Что он там делает? - съехидничал Сидиус.
- Спит, - Вейдер осторожно пригладил рукой потные волосы сына. - Стресс у ребенка: испугался, геройствовал, устал.
- Я ж говорю: хаттенок с родителем-хаттом.
На этих словах в медкамеру заглянула Падме.
- Добрый вечер, Ваше Величество. Почему хатты?
- У мужа спроси. Отдыхайте, - император отключился. Падме обернулась к мужу.
- Хатты — гермафродиты, - начал объяснять Вейдер. - У хатта-родителя на животе есть сумка, в которую детеныш прячется в случае опасности или когда сильно волнуется.
- Палпатин сравнивает тебя с хаттом? Он так издевается?
- Да, но мне нравится. Хатты — очень нежные, - Вейдер попытался изобразить звук из энциклопедии «Все живые существа Галактики», голос у него не получился, а интонация была та самая, - и заботливые родители. Они очень привязаны к своим детенышам, всегда защищают их как самое ценное, живут с ними вместе около ста стандартных лет.
- Если ты хатт, то понятно, почему ты живот отращиваешь! - засмеялась Падме и прилегла рядом. Люк завозился, волосы попали ему в нос, она полезла убрать их и заметила опухшие веки:
- Он плакал?
- Рыдал.
- Бедный мой мальчик! И второй тоже, - она погладила мужа по щеке. - Что там вообще случилось? Я даже испугаться не успела — как вы уже вернулись.
- Очень хорошо, что не успела, - серьезно сказал Вейдер. А потом добавил, отвечая своим мыслям:
- Я — настоящий ситх. Я до сих пор испытываю счастье, когда вспоминаю, как убил Нута Ганрея.
- Который устроил четыре покушения на меня, - Падме положила ладонь на грудь мужа.
- Да. Это такое облегчение: знать, что эта тварь больше не думает, как тебя убить, - Вейдер накрыл ее руку своей.
- Ты будешь счастлив, когда убьешь императора?
- Нет. Мертвый Дарт Сидиус принесет нам гораздо больше проблем, чем живой.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
darketo31
сообщение 17 Апрель 2015, 10:34
Сообщение #7



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 101
Регистрация: 2 Декабрь 2014
Из: Одесса
Пользователь №: 9519



Прекрасно, просто изумительно. Такие живые герои... спасибо (а фотки вообще в тему)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
surtukk
сообщение 17 Апрель 2015, 11:19
Сообщение #8



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 138
Регистрация: 12 Январь 2015
Пользователь №: 9570



Цитата(darketo31 @ 17 Апрель 2015, 10:34) *
Прекрасно, просто изумительно. Такие живые герои... спасибо (а фотки вообще в тему)


Спасибо за добрые слова!
Я когда фотки со съемок ОТ увидела, сразу поняла: вот мои герои, не замученные каноном.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
surtukk
сообщение 21 Апрель 2015, 18:55
Сообщение #9



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 138
Регистрация: 12 Январь 2015
Пользователь №: 9570



Глава 2
Сердце Таркина (часть 1)


Как учил нас Герострат:
"Спички детям не игрушка".
Ему Байрон возражал:
"Кто не любил, тот и не жил".
Рассудил их наше все,
Он сказал: "Выпьем, братцы. Где же кружка?"
Это, дети, он шутя,
Он из кружки-то не пил.
Как сказал один Бердяев
Своей матери-старушке:
"Много, мама, в мире негодяев,
А из приличных - я да Пушкин".
Тимур Шаов


- Балованный папин сыночек! Маленький принц! Что бы ни случилось — папочка всегда его прикроет! Как удобно жить за широкой спиной Дарта Вейдера! Папочка всерьез расстраивается, что мальчик забывает про зарядку, и следит, чтобы сыночек вовремя покушал! - разливался император. - Что у тебя может быть общего с этим неженкой?
Мара слушала и вспоминала голую спину Люка. Она заканчивалась углублением, покрытым нежнейшим невидимым пушком, — по нему так приятно водить носом и губами. А дальше была попа: идеально круглая, бело-розовая, с ямочками по бокам. В этот момент Дарт Сидиус и полез в голову своей ученицы, дабы выяснить причину ее отрешенного вида. От увиденного он поперхнулся, и Мара спохватилась:
- Мастер, у нас только секс! Ничего большего, ни чувств, ни привязанности. По крайне мере, с моей стороны.
Сидиус внимательно слушал — Мара не врала. Она искренне верила в то, о чем говорила. Скайуокер не вызывал у нее восхищения, не казался ей идеальным мужчиной — смешно было так думать о мальчике младше ее на три года и ниже на полголовы. Любовь — это серьезно, а серьезно общаться с Люком невозможно. С Люком здорово заниматься этой самой любовью, драться подушками и носиться голыми друг за другом — однажды мама Люка наткнулась на них, тут же выбежала, а потом было слышно, как она смеется за дверью — чудесная женщина! С Люком здорово тренироваться: он никогда не поддается на спарринге — всегда дерется честно. Старкиллер, решив ухаживать за Марой, пару раз поддался ей во время тренировки — и это было так унизительно! С Люком можно не быть «самой крутой Марой Джейд» — Император и Вейдер всегда требуют по-максимуму, Старкиллеру принципиально надо утереть нос — а Люку не надо ничего доказывать. Чудесные, необременительные отношения!

Падме просматривала на датпаде новости и наткнулась на рекламу свадебных платьев. Проглядев их внимательно, она вздохнула:
- А Маре ничего не подходит.
- Тебе ж она не нравится, - удивился Вейдер.
- Да уже понятно, что все серьезно. Не сейчас, конечно, но через несколько лет...
- А почему платья не подходят?
- У нее немодная фигура.
- Это как?
- Она высокая, с большой грудью, большой разницей между талией и бедрами. А в моде минимальная разница. Как у Асоки.
- А у тебя?
- У меня тоже немодная фигура.
- Как же это прекрасно! - сообщил Вейдер и полез обниматься. Потом он неожиданно продолжил:
- А Мара верит, что у них просто секс.
- Да ты что! Когда «просто», так не смотрят.
- Она, наивная девочка, и сама не понимает, насколько сильно привязана: выросла без семьи и совсем не знает, что такое нормальные отношения. Поговори с Сатин: у нее тоже муж в джедайском инкубаторе вырос — и сколько лет он бегал от своих чувств? И мне постоянно объяснял, что дружить можно, а привязываться — нет.
- А ты? - заинтересовалась Падме.
- Да мы с тобой тогда уже год женаты были — все морали прошли мимо.
- Какой шок у Марочки будет, когда она поймет! - забеспокоилась Падме.
- В любом случае, понять она должна сама, - Вейдер уже перетащил жену к себе на колени. - А Лее ты свадебное платье еще не выбрала?
- Представляешь, - Падме сделала большие глаза и трагическим тоном прошептала, - ее отец против этой свадьбы.
Хана Соло Люк подцепил на Татуине. Они с Оби Ваном застряли там по делам Альянса повстанцев. Император прикармливал Альянс из своих соображений и не мешал Вейдеру снабжать их лекарствами и провизией. Люк считал Альянс лучшим средством против произвола моффов, и Сидиус, видимо, тоже. Под произволом моффов Люк и император понимали явно разные вещи. Соло, наемник и контрабандист, тоже симпатизировал повстанцам, а еще был приятно удивлен щедростью Люка. Поэтому он без опаски принял приглашение в гости. Там его ждало два страшных потрясения: Темный Лорд и Лея. Второе было ужаснее первого и заворожило Соло. Лея поначалу общалась с новым знакомым как обычно, на что Хан реагировал фразами типа: «Ваше высочество уверено, что все вокруг ваши подданные?» Никто не отследил момент, когда между взаимными оскорблениями они перешли к поцелуям. Вейдер честно терпел Хана, практически поселившегося у них дома, за что дочь была ему очень благодарна. Хотя даже напарник Хана, вуки Чубакка, нравился ситху гораздо больше. По имперским документам все вуки числились рабами Дарта Вейдера — это был результат зачистки Кашиика от джедаев. Теперь вуки, с документами, подписанными Главкомом, были самыми независимыми существами в галактике. Дарт Вейдер получил безмерную благодарность всех кланов вуки, а в нагрузку десятилетнего Галена Марека, чьи родители-джедаи погибли на Кашиике. Чубакка сдал капитана Соло со всеми потрохами, Хан серьезно обиделся на него, а Темный Лорд ни из каких документов (а он залез и в СИБовское досье, и даже в характеристику на курсанта Соло из Академии) не узнал столько хорошего, сколько рассказал ему вуки. На Соло не действовало Силовое внушение, контролировать его не получалось, и Лейка просто купалась в его чистых эмоциях. Как он сам мог общаться с Леей, про которую говорили, что это тот же Дарт Вейдер, только без шлема и пониже ростом, было отдельной загадкой. Хан как-то проговорился, что в детстве мечтал завести ранкора, и Асока считала, что разгадка именно в этом. Падме Хан нравился. А Вейдер все равно не мог общаться с Соло непринужденно. С Марой, по которой Люк сох с пятнадцати лет, у них всегда находились общие темы, а с Соло, несмотря на обилие общих знакомых, диалоги не клеились.
- Мой корабль называется «Тысячелетний Сокол». Я кое-что в нем модифицировал и теперь он обгоняет даже имперские крейсеры класса Кореллия.
- Попробуй обогнать звездный разрушитель, - хмыкнул Вейдер. - Какое, однако, бредовое название!
- Это говорит человек, который назвал свой корабль «Экзекутор»! «Палач»! - вступилась Падме. - Этот твой слишком черный юмор не всем доступен.
- Правильно. А кто на флоте моего юмора не понимает... тем НАДО меня бояться.
А еще Хан Соло выпивал. То есть пьяным-то его никто не видел, но Вейдеру хватало самого факта, и он, как иронизировала Падме, «опасался развращающего влияния такого взрослого (почти тридцатилетнего!) Соло на своих невинных детей». Падме даже уточнила тогда: «То есть спать с Леей ему можно, а предложить ей выпить нельзя?» - на что получила утвердительный кивок.
В случае любой возможной опасности Дарт Вейдер был сторонником превентивных мер. Он собрал вместе Люка, Лею и Эна и поведал им историю Дарта Плегаса Мудрого:
- Великий ситх Дарт Плегас Мудрый постиг многие тайны Силы. Он умел управлять мидихлорианами, сдвинул баланс Силы и разработал гениальный план захвата галактики.
- Мы знаем, кто такой Дарт Плегас, - перебил его Люк.
- Помолчи, - прошипел ему Эн, - не видишь, как пафосно рассказывает?
Вейдер хмыкнул и продолжил:
- Это был старый, но поразительно крепкий муун, который никогда не спал. Настал день, когда его план осуществился, и он был так рад, что впервые за много лет выпил вина и уснул. И тут его ученик, известный вам Дарт Сидиус…
- Убил его, - догадался Люк.
- Ты дурак? - сострадательно спросил Эн. - Убить! Ради такого и рассказывать не стоит. Убить — это самое простое.
- Эн совершенно прав. Сидиус сковал своего учителя и подверг его жестоким пыткам. Когда тот терял сознание от чудовищной боли, ученик приводил его в чувство и пытал снова. Это продолжалось много часов, пока Сидиус не внял его мольбам и не убил его, - Вейдер подумал и добавил: - Хотя я думаю, у него просто кончилось запланированное время. Его ждали другие обязанности, ведь накануне его избрали Верховным Канцлером, точно в соответствии с гениальным планом Дарта Плегаса. Тогда, тридцать лет назад, Сидиус еще мог остановиться вовремя.
- А сейчас далеко не всегда, - вздохнул Эн.
- Точно. Поэтому капитан Соло может пить сколько угодно, он и трезвый не представляет для императора интереса, а вы все… У пьяного гораздо меньше шансов сконцентрировать Силу и спастись от Сидиуса, особенно от его ментальной атаки. Не ослабляйте себя дополнительно.
- Так вот почему все наши не пьют! - сообразила Лея. - Я думала у них режим, дисциплина, а вот оно что!
- Трезвость и концентрация не спасут форсъюзера, которого решил убить император, - заметил Люк. - Никто из твоих ребят не сможет победить учителя-ситха.
- Концентрация позволит ему позвать меня, - ответил отец. - А уж я постараюсь спасти своего бестолкового ученика.
Когда дети ушли, в воздухе материализовался сам Дарт Плегас Мудрый и Обиженный:
- Вот обязательно было делать из моей трагической гибели материал для антиалкогольной пропаганды?!
- Простите, учитель, - усмехнулся Вейдер. - Всякая история в свой черед становится мифом, а потом и сказкой. Иногда нравоучительной.
- Я — не миф!
- Вы умерли.
- Это не относится к делу!
Вейдер знал, что долго Плегас обижаться не будет: тот слишком ценил возможность принимать участие в жизни Избранного. Они были как-то связаны в Силе: медитация Плегаса дала толчок событиям, которые привели к рождению Вейдера, а некоторые действия Вейдера (он и сам не знал какие) освободили дух мертвого ситха, и теперь он мог являться кому угодно и где угодно. Дарт Сидиус называл такие аномалии «побочным эффектом пророчества об Избранном».
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
surtukk
сообщение 21 Апрель 2015, 19:07
Сообщение #10



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 138
Регистрация: 12 Январь 2015
Пользователь №: 9570



Лейка со своим





Хан показывает девушке свой корабль

Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
darketo31
сообщение 21 Апрель 2015, 21:09
Сообщение #11



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 101
Регистрация: 2 Декабрь 2014
Из: Одесса
Пользователь №: 9519



Бесподобно. Особенно попа Люка и Плегас Мудрый. А Хан вообще добил!
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
surtukk
сообщение 21 Апрель 2015, 21:51
Сообщение #12



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 138
Регистрация: 12 Январь 2015
Пользователь №: 9570



Цитата(darketo31 @ 21 Апрель 2015, 21:09) *
Бесподобно. Особенно попа Люка и Плегас Мудрый. А Хан вообще добил!


Спасибо!
Люк - нежный домашний мальчик. А Плегас сам вылез, его Вейдер у меня как пример брал, я никак не ждала, что он самолично выползет из Силы.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
surtukk
сообщение 23 Апрель 2015, 17:54
Сообщение #13



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 138
Регистрация: 12 Январь 2015
Пользователь №: 9570



На самом деле, проблему с пророчеством Вейдер решил для себя давно и однозначно. Он полагал, что исполнил свое предназначение еще на Мортисе, когда при его непосредственном участии погибли Дочь, Сын и Отец, способные колебать Баланс Силы. Когда они с Оби Ваном рассказали об этом Йоде, то ничего внятного в ответ не услышали. Дарт Сидиус напротив чрезвычайно заинтересовался, нашел у себя древний ситский голокрон с описанием Мортиса, и в итоге согласился с учеником. Сидиус вообще очень здраво относился к пророчествам: Сила наделила его способностью видеть разные варианты развития событий, а высокий интеллект позволял анализировать, от чего они зависят, и конструировать желаемое будущее. А еще учитель считал, что пророчества часто бывают самосбывающимися, потому что люди, верящие в них, подсознательно организуют реальность так, что предсказанному остается только сбыться. «Так что поменьше воображай, как я убиваю твоих детей», - с улыбкой пожелал он ученику в завершение разговора. Сам же Дарт Вейдер был начисто лишен способности видеть будущее, кошмары, вызванные его паранойей за близких, не считались. Сидиус имел свою теорию на этот счет: «Ты — живое воплощение Силы, твои решения меняют будущее галактики. Варианты будущего — результат твоих желаний и действий, ты можешь прогнозировать их, но не видеть в Силе».
И правда, исполненное пророчество не отменило уникальности Энакина Скайуокера, у него по-прежнему было самое большое в мире количество мидихлориан в клетке, то самое, так поразившее когда-то Квай-Гона, 20 тысяч. Травмированный, не способный дышать самостоятельно, он, однако, был легко уязвим только для молний Силы, которые могли повредить систему жизнеобеспечения его костюма, от всего остального Дарт Вейдер мог отбиться. Больше двадцати лет Сидиус не прекращал опыты по клонированию ученика, но все попытки проваливались. Стоило колонии клеток, содержащих ДНК Вейдера, разрастись, как количество мидихлориан в каждой отдельной клетке резко падало. Изменение условий среды помогало не сильно. Максимум, которого добился Сидиус, было 4-5 тысяч в клетке — уровень талантливого джедая. Анализировавший это генетик добавил, что потенциальный клон будет иметь отличную мелкую моторику и выраженный талант в технических специальностях. Такой персонаж императору был не нужен. Самое смешное заключалось в том, что Падме четыре раза рожала детей, у которых к десяти годам мидихлорианы оставались на уровне 20 тысяч и дальше не падали. Сидиуса задевало, что организм женщины может создать условия, которые у него не получаются, но экспериментировать с клетками Падме ему никто не давал. Генетический материал, взятый у детей Вейдера, при клонировании давал тот же неутешительный результат.
Вейдер всегда иронично отзывался об этой затее, но периодически, в моменты полного завала делами, мечтал о собственных клонах, которым можно было бы вручить хотя бы часть, хотя бы самой тупой работы. Гален Марек, однако, был уверен, что нужен своему мастеру как раз для нее. Вейдер расстраивался: на Марека можно было переложить некоторые обязанности, но его приходилось контролировать, а это тоже занимало время и участки мозга, которые были так нужны! Если бы клонировать свои мозги, связать их в сеть и задавать задачи!..
Вейдеровского чутья хватало, чтобы видеть, что Марек, умница и красавчик, имеет свой путь, предопределенный Великой Силой, и мешать этому незачем. Хотя призвать к порядку хотелось нестерпимо. Бурная половая жизнь Старкиллера была главной темой при обсуждении форсюзеров в придворных кругах. («Может, это и хорошо, - иногда думал Вейдер, - меньше лезут во все остальное») Слухи об уникальных способностях Марека приводили в его постель множество любопытных дамочек. А, вообще-то, в сексуальных играх использовали Силу практически все «наши ребята». Виноват в этом был сам Вейдер. В первые годы после Мустафара он, по выражению Асоки, «страшно комплексовал» и стал Силовыми потоками делать то, что раньше делал рукой и губами. В минуту откровенности он поделился этим с Асокой, даже научил ее кое-чему, Асока протрепалась дальше. В итоге, Старкиллер имел славу лучшего любовника в галактике. Хотя сам Вейдер учил его только предохраняться. Когда эта история вскрылась, Падме смеялась два дня, а ее муж сделал некоторые выводы и уже Люка учил не только предохранению. Это имело свои последствия — Мара Джейд, в итоге, тоже практически поселилась у них.
Собственные дети — такие же однолюбы, как он сам, были понятны Вейдеру, отношения «наших ребят» — тоже: они могли быть недолгими, но всегда честными. Но половое поведение имперской верхушки вызывало у Темного Лорда ужас и омерзение. Все моффы и адмиралы были женаты по расчету, развлекались в борделях или имели любовниц. Император считал, что через эти слабости подданных проще контролировать, но для него, как догадывался Вейдер, половая жизнь была конструкцией чисто умозрительной. Главком же считал, что нечистоплотность в сексе и непорядочность в делах связаны напрямую. Обсудить это он мог только с женой, больше никто не понимал его ужаса.
- Представляешь, они думают, что мы с тобой женаты по расчету!
- И что Асока — твоя любовница, - засмеялась Падме, - а Скай Тано — твой сын.
- Стой! А Лакс злится?
- В рамках своих сложных отношений с Асокой — злится. На тебя — нет. Особенно после того, как ты отучил Ская звать тебя папой.
- Пусть больше времени с ним проводит, - пробурчал Вейдер. - Но вот ты мне объясни, - он опять вернулся к наболевшему, - как их жены и любовницы все это выносят? Зачем они терпят унижения? Адмиралы наши женщин за людей не считают!
- Поэтому и терпят: хочешь устроиться в мире, терпи неприятного мужа или влиятельного любовника.
- Вы с Асокой как-то устроились, не унижаясь.
- У меня влиятельный отец, Асока была джедаем — там женщины и мужчины были равны.
- У Великой Силы нет предрассудков, - хмыкнул Вейдер.
- У нашего общества они есть. В политике и на госслужбе женщины еще присутствуют, а у вас в армии, а тем более в армейском начальстве их нет совсем.
- Никто не запрещает им поступать в Академию.
- А кто их продвигает потом?
- Продвигаться надо с помощью мозгов, а не требовать особого отношения! - завелся Вейдер. - Даже если есть дискриминация, ее надо преодолевать честно, а не как наша «единственная женщина-адмирал»!
- Ты про Даалу? Про то, что она спит с Таркиным? А как иначе она может построить карьеру?
- Она очень умна, она чуть не самый талантливый аналитик во всем флоте. И она не влюблена в Таркина, я точно знаю, она пользуется им! Ты можешь представить, чтобы ты спала с... Палпатином ради сенатской карьеры?!
- Я — нет. Но я не ставила карьеру выше всего, а она, наверное, ставит. Она идет к своей цели, а вы все дружно презираете ее!
- Падме, ты всегда защищаешь униженных, но у Даалы-то все в шоколаде! Таркин двигает ее вверх, а она плюет на весь флот. И, заметим, не стремится помочь другим женщинам, в отличие от тебя!
- Это пока. Если что случится с Таркиным...
- Будет ей урок, - жестоко подытожил Главком.
Все, что касалось Таркина, злило Вейдера безмерно. Его расчетливая половая жизнь, его самоуверенность, его доктрины и концепции: запугивать и подчинять — Вейдер видел в этом злую пародию на себя самого. Воплощение этого маразма — любимый таркинский проект Звезда Смерти — только что достроился. Это супероружие должно было стать воплощением идеи «править страхом перед использованием силы». Вейдер бесился: совокупная мощь Имперского флота в два раза превосходила максимальную мощь Звезды Смерти — зачем она нужна! Проект ее главного реактора устарел на двадцать лет - его еще Дуку продвигал! А если такое оружие попадет в руки врагов! Битва Звезды Смерти против вейдеровского флота могла разнести полгалактики. Императору проект нравился: «Главное — функциональность, а не новизна конструкции! Защищайте лучше!» Дарт Сидиус собирался посмотреть на Звезду Смерти в действии и, если все пойдет хорошо, разогнать наконец «последний демократический институт Старой Республики» - Галактический Сенат. И править только страхом.
Как ни странно, выходило, что Вейдер очень боится, что император разгонит Сенат, а Падме, которая, хоть и не была сенатором, сохранила там много друзей, нет.
- Это было понятно с самого начала. Военное давление гораздо удобнее для контроля, чем наш болтливый Сенат. Таркин двадцать лет назад описал концепцию Нового Порядка, там не пахнет демократией, - Падме казалось, что Дарту Вейдеру, воплощающему идею «военного давления», это должно быть очевидно. А ее мужу было очевидно другое:
- В Сенате плетутся интриги, у Сидиуса есть настоящие враги, и там они все под присмотром. Если он разгонит Сенат и уничтожит всех врагов... Если не появляются новые задачи, его интеллект начинает придумывать их. А Темная Сторона разрушает не только тело императора, мозг тоже начинает давать сбои, особенно когда он позволяет гневу завладеть собой целиком. В сильном гневе он практически безумен — приятного мало. Это явно будет усугубляться.
- Эни, - ужаснулась Падме, - что же будет?
- Когда враги кончатся, Сидиус, согласно ситховской логике, начнет искать врагов здесь.
- Где?!
- Прямо в этой квартире. Все четверо твоих детей потенциально сильнее императора. Только он гораздо опытнее и хитрее. Мне такой расклад не нравится.
- Вот зачем тебе нужен Альянс повстанцев.
- И вот почему мне так не нравится Звезда Смерти. Но в этом есть и хорошие стороны: Таркин и компания далеко не лояльны, если я их поймаю и докажу Сидиусу факт измены...
Император, похоже, был того же мнения о лояльности своих адмиралов, и сам направил ученика приглядывать за ними. А еще нужно было не позволить энтузиасту Таркину победить Альянс повстанцев, так аккуратно выращенный ситхами. Но сидение на Звезде Смерти было для Вейдера изощренной пыткой — и он знал, что Сидиусу это приносит дополнительную радость. Ужас Галактики отчаянно скучал по дому, возможности обнимать жену, возиться со Скаем Тано, лично, а не по Голонету, гонять Люка и следить, чтобы Хан Соло не втягивал детей в неприятности. Даже «Экзекутор» с тренировочным залом был недоступен, потому что не помещался ни в один ангар Звезды Смерти. Чернота космоса и светящиеся в ней звезды были самым любимым зрелищем Вейдера — он проводил долгие часы на мостиках всех своих кораблей, застыв у стекла. Пилоты «Экзекутора» сначала напрягались, а потом привыкли и даже стали дергать его, когда возникали проблемы. У Звезды Смерти был неудобный мостик, к тому же там вечно ошивались Таркин и К, и вместо погружения в себя и в космос нужно было отслеживать их мысли и настроения. А еще на многомесячную командировку ужасно реагировали желудок и кишечник Вейдера. Капельница, встроенная в костюм, позволяла ему обходиться без обычной еды. Это было очень кстати, потому что он не ел нигде, кроме дома, по причинам «больше психологическим, чем физиологическим», как объясняла это Падме. Она пробовала присылать ему домашнюю еду (хотя дома он ел любой мусор — и чипсы, и сухарики) и по Голонету уговаривать его поесть в медкамере вместе с ней хотя бы раз в сутки, но чаще всего у Вейдера «не было настроения».

Дарт Сидиус попробовал связаться с учеником в Силе, но не смог: Вейдер спал. Это была редкость и большая удача. Сидиус аккуратно проник в его сон и очень обрадовался: в последние годы это получалось не всегда. Но теперь ученик был слишком утомлен, чтобы во сне скрывать себя в Силе. Сидиус смотрел глазами Вейдера и видел вокруг каюту на Звезде Смерти и большой черный экран. Потом взгляд сосредоточился на левой черной ладони, по которой медленно шел большой набуанский крестовый паук. Вейдер поднес ладонь к своим подслеповатым глазам, паук затих.
- Ну, хорошая моя, - ласково зашептал Вейдер, - красавица моя, потерпи немного, не дергайся.
- Девочка моя, - над головой паучихи появилась черная рука с маленьким пинцетом, - ты же у меня умница, - пинцет проделывал какие-то манипуляции с головой, Сидиусу даже показалось, что в голову что-то вставили и закрепили.
Не откладывая пинцет, Вейдер включил свой экран, на котором чернота изменилась и зашевелилась. Он снова обернулся к паучихе и продолжил:
- Вот какая хорошая девочка! Ты у нас не глупое насекомое, а уж здесь ты поумнее многих, носящих мундиры, - не прекращая успокаивающий шепот, Вейдер начал воздействовать на паучиху Силой, и Сидиуса вынесло из сна.
«Опыты ставит, - понял император. - Однако, он там совсем тронулся от одиночества — с пауками сюсюкает».
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
surtukk
сообщение 23 Апрель 2015, 19:30
Сообщение #14



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 138
Регистрация: 12 Январь 2015
Пользователь №: 9570



Гален Марек ака Старкиллер




Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
darketo31
сообщение 23 Апрель 2015, 22:00
Сообщение #15



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 101
Регистрация: 2 Декабрь 2014
Из: Одесса
Пользователь №: 9519



Ух ты какой Вейдер затейник! мммм! И какой заботливый папа! Блеск. И паучок такой интересный...
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Поделиться темой: Поделиться ссылкой через ВКонтакте Поделиться ссылкой через Facebook
12 страниц V   1 2 3 > » 
Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 24 Авг 2019, 01:50

Рекламные ссылки: Дневники беременности на Babyblog.ru//Бэбиблог - соц сеть для будущих мам //