Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Тема закрытаНачать новую тему
> Тема для голосования. Этап второй, Литературный конкурс «Голокрон SWGalaxy»
Шон Вернер
сообщение 10 Февраль 2010, 18:43
Сообщение #1


ангел с модераторскими крылышками
Иконка группы

Группа: Модератор
Сообщений: 3146
Регистрация: 8 Февраль 2005
Из: Краснокамск
Пользователь №: 1736
Раса: человек



В данной тема Арбитрам предлагается оценить произведения-финалисты по каждому из следующих 4 критериев:
1. оригинальность сюжета,
2. лексическая выразительность,
3. стилистическая выразительность,
4. эмоциональное воздействие.
Оценка выставляется по 5-балльной шкале: 1 – очень плохо, 5 – отлично.
После опубликования Арбитрами оценок на форуме изменения в результатах не производятся.

Победитель - произведение, набравшее большее количество баллов.

Произведения финалисты:


--------------------
Никогда не бойся делать то, что ты не умеешь. Ковчег был сооружен любителем. Профессионалы построили "Титаник".
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Шон Вернер
сообщение 10 Февраль 2010, 18:43
Сообщение #2


ангел с модераторскими крылышками
Иконка группы

Группа: Модератор
Сообщений: 3146
Регистрация: 8 Февраль 2005
Из: Краснокамск
Пользователь №: 1736
Раса: человек



Камень-ножницы-бумага

Оби-Ван Кеноби совсем не хотел убивать своего ученика, пусть даже тот и поджег джедайский Храм, чего не позволял себе с четырнадцати лет. Как хороший учитель и порядочный человек, Оби-Ван чувствовал в случившемся и свою вину. «Говорил же мне внутренний голос, похожий на голос Квай-Гона, - корил себя Оби-Ван, - что надо было с Энакином поговорить по душам. Пусть бы поведал мне все свои тревоги. А я на Йоду понадеялся, у которого на семь бед один ответ: «То, что любишь – отпусти». Вон оно, на холме догорает – то, что он любил. С трупами юнлингов вместе».
- Поручите мне убить Императора, - предложил Оби-Ван Йоде.
- Для поединка с Дартом Сидиусом сил твоих не хватит, - задумчиво произнес Йода, и Оби-Ван с трудом удержался от ответа, что Йоде для поединка с Дартом Сидиусом придется встать на стремянку.
- А давайте бросим жребий, Йода, - предложил Оби-Ван. – Камень-ножницы-бумага. Умеете?
Йода не умел, но Оби-Ван, вдруг почувствовав прилив энергии, быстро его обучил. Магистры потрясли кулаками на фоне дымящегося Храма, и Кеноби с удовольствием показал Йоде кулак. Йода растопырил ему навстречу пальцы.
- Кажется, выиграл я, - объявил Йода. – У меня бумага.
- Да нет же, у вас ножницы, - не согласился Кеноби и показал другой рукой ножницы, немного оттопырив большой палец. – Классические ножницы, магистр. А бумага – это так, - и Кеноби распрямил ладонь, плотно сжав пальцы.
Йода растерянно посмотрел на свою трехпалую лапку с растопыренными пальцами, которые он не смог бы так сложить и за деньги.
- Камень тупит ножницы, - продолжал Кеноби очень убедительным голосом. – Значит, такова воля Силы, что выбирать придется мне. Я иду убивать Сидиуса, а вы поищите Энакина.
«Найдет он его, как же», - злорадно подумал про себя Оби-Ван.
- Неизвестно, куда послал его Император, - растерянно произнес Йода. – Не знаю я, где искать.
- Используйте Силу, и вы его отыщете, - пообещал Оби-Ван, запрыгивая на спидер.

Падме привыкла к тому, что к ней порой заходят друзья и сослуживцы Энакина, но она также привыкла к их молодцеватому виду и военной выправке. Заходил порой, щелкнув каблуками в дверях, рыцарь Данва, жгучий брюнет с длинными волосами и орлиным профилем. Приходил Кеноби, при виде которого Падме всегда немного смущалась, потому что молодой магистр был строен, чертовски красив и явно умел обращаться с женщинами, несмотря на свою джедайскую образцовость. Заглядывал и Винду, почему-то всегда тогда, когда в доме вылетали пробки. Винду явно дружил с электричеством и галантно вворачивал пробки обратно, приговаривая, что он не даст тьме воцариться на Корусканте.
Поэтому Падме была все же шокирована, войдя в кухню и увидев в своей хлебнице Йоду.
- Вкусная еда, - приговаривал Йода, шевеля пальцами торчащих из хлебницы ног и чем-то в хлебнице похрустывая. – Вкусная. Есть джедаям сейчас пора тоже.
Падме решила не смущать престарелого магистра и остановилась в дверях. Но Йода, похоже, решил закусить за весь усопший джедайский Орден. Он чавкал, чмокал и, судя по хрусту, доев сухари, принялся за хлебницу. «Вот уж такой Орден мне ни капли не жалко! – подумала Падме, наблюдая за Йодой. – Может, Энакин и прав, что перешел на сторону канцлера...»
- Магистр Йода! – наконец окликнула Падме, чувствуя, что еще немного, и она захлопнет Йоду в хлебнице, хлебницу засунет в морозилку, а на дверцу повесит амбарный замок.
- Терпение! – прогудел Йода в хлебницу, но все же прекратил чавкать и вскоре из хлебницы выполз.
- Чем я могу помочь вам, магистр? – осведомилась Падме, думая про себя, что на самом деле магистру Йоде может помочь только психиатр.
- Энакина видела ты раньше когда? – спросил Йода, свесив ноги со стола.
- Простите? – не поняла Падме.
- Спрошу по-другому я, - пообещал Йода и, закатив глаза, ушел в астрал на добрую минуту. – Энакин где?
- А какое ваше дело? – наконец не выдержала Падме.
- Нужно убить мне его, - сообщил дипломатичный Йода. – Он превратился в скрытую угрозу. Юноши, что знала ты, уже нет. Поглотил его Дарт Вейдер.
- Йода, вы в своем уме? – возмутилась Падме, мысленно пропустив все слова, которые королеве знать не положено. – Что вы городите? А ну выметайтесь из моего дома!
- Он в большой опасности, - пояснил Йода уже мягче.
- Да уж я поняла! – крикнула Падме, хватая Йоду за шкирку и таща его к черному ходу.
Через десять минут корабль сенатора Амидалы взял курс на Мустафар. Йода, прошмыгнувший на корабль вслед за Падме, забрался в вентиляционную шахту эпических размеров и закрыл за собой решетку. «Верным было веление Силы, - подумал Йода про себя, довольный тем, как он употребил свой талант провокатора. – Оби-Ван бы здесь не поместился. Нет, не поместился».

- Я ждал тебя, мой зеленый дружок, - насмешливо сказал самоуверенный Дарт Сидиус, повернувшись на звук падающих тел, но, посмотрев вниз, увидел вместо Йоды стремительно приближающийся к нему джедайский сапог.
Когда Дарт Сидиус пришел в себя, он понял, что Кеноби стоит выше него – хотя бы потому, что он сам лежит на полу. Перед лицом Дарта Сидиуса мерно гудел голубой меч. На молнии Силы рассчитывать тоже не приходилось, потому что под плащом на Кеноби был резиновый бронежилет.
- Используй мои знания, молю тебя! – воззвал с пола коварный Дарт Сидиус. – И ты сможешь спасти Сири Тачи из юдоли скорби.
- Пожалуй, использую, - согласился Кеноби, но меч не убрал. – Начинай рассказывать.
Но рассказывать Сидиусу было нечего. Ведь говорил же ему в свое время Дарт Плэгиус, стараясь пробудить в нем подзатыльниками Темную сторону и тягу к знаниям: «Учись, балбес, учись, а то и расстрелять могут!» Оставался, конечно, шанс, что магистр Кеноби разбирается в биологии как Гривус в апельсинах, но с мечом у горла рисковать не хотелось. И Сидиус решил зайти с другой стороны.
- Сколько я тебя знаю, - проникновенно сообщил Сидиус и с замиранием сердца подумал, что все их встречи с Кеноби можно пересчитать по пальцам, причем по пальцам магистра Йоды, - сколько я тебя знаю, ты всегда искал участи более великой, чем удел простого джедая...
- Согласен, - отозвался Кеноби, - давай логин и пароль от правительственного компьютера. Я записываю.
Дарт Сидиус было вздохнул с облегчением, но ловкий Кеноби вытащил левой рукой из-под плаща планшет и карандаш, поставил левый сапог на Императора всея Галактики, положил на колено планшет и приготовился писать левой же рукой.
- Так я жду ответа на поставленный мной вопрос, - произнес Кеноби через несколько секунд, в которые Дарт Сидиус судорожно пытался сообразить, как так получается, что магистр Кеноби поддается всем искушениям, но его, Сидиуса, положение это нисколько не облегчает.
- Записывай, - сдался Сидиус. – Логин: Palpatine. Пароль: SithLord.
- Вот зараза! – выругался Оби-Ван, записав. – Мы по всей Галактике ситха искали, а оказывается, надо было просто с вашим админом поговорить.

Семейная ссора Скайуокеров была в самом разгаре, и Энакина начали терзать смутные сомнения. «Это Оби-Ван настроил ее против меня, - думал Энакин, внутренне закипая. – Я давно замечаю, как он на нее смотрит! А она – как только я сказал о том, что многие джедаи убиты, тут же воскликнула: «А как же Оби-Ван?» И ведь снилось, снилось мне, как он сидит с ней в палате роддома, гладит ее по щеке... Ах, ядовитая змея! Ах, учитель проклятый! Убью обоих!»
Если бы в этот момент из корабля Падме вышел Оби-Ван, Энакин в припадке ревности наверняка придушил бы жену и ринулся бы на учителя очертя голову. Но из корабля Падме, опираясь на палочку, вышел Йода.
Энакин был ревнив, и в ярости никогда не прислушивался к голосу разума. Но представить себе измену жены с Йодой ему просто не хватило фантазии.
- Это ты его привезла? – ошарашенно спросил Энакин, демонстрируя такое офигевание лицом, что затмил даже будущие гримасы контрабандиста Соло.
- Кого? – не поняла Падме, но тут же обернулась и даже подпрыгнула на месте. – Йода! Ах вы... ах ты... маленький паршивец!
- Ты угодила в сети обмана, как и все мы! – вскрикнул Йода, уворачиваясь от пинков Падме, но Падме в ярости призвала взмахом руки тяжелую арматурину, демонстируя, что у матери и плода общая кровеносная система, и если ребенок будет джедаем, то и мамочка на что-то сгодится.
- Я насквозь вижу лгунов-джедаев! – кричала Падме, гоняясь за Йодой и всерьез пытаясь вломить ему арматурой по голове. – Вы изменники! Мракобесы! Злодеи! Как я не догадалась, что джедаи затеяли переворот!
«Вот ведь вовремя я в ситхи ушел», - подумал Энакин, наблюдая за тем, как Йода уворачивается от ударов арматурой, но все-таки получает увесистого пинка и взмывает шутихой вверх. В этот момент на поясе у Энакина запищал коммлинк.
- Лорд Вейдер, - сказал коммлинк странным, но знакомым голосом, как только Энакин поднес его к уху.
- Лорд Сидиус, - почтительно отозвался Энакин. – Но почему у вас такой странный голос?
- Ты еще спроси, почему у меня такие большие зубы, - ехидно посоветовал коммлинк голосом Оби-Вана. – Энакин, ты свинья.
- А ты...! – закричал Энакин, вспоминая о подозрениях, которые только что лезли ему в голову, но в коммлинке что-то зашуршало, и в трубке послышался сдавленный и покаянный голос Дарта Сидиуса.
- Прости меня, Эничка, дурака грешного, - причитал Сидиус, косясь на меч Оби-Вана. – Это я развязал войну! Я натравил на тебя графа Дуку, я насылал на тебя сны о гибели Падме. Я врал, Энакин! Я дал взятку ее гинекологу. У вас будет двойня, такие здоровые детишки. И с ней все будет в порядке. Прости меня, Эничка, и ты, Оби-Ванюшка, прости!
Сидиус еще что-то рыдал в трубку, умоляя разрешить ему пойти в прокуратуру и сдаться властям, но Энакин уже не слышал его, снова офигевая лицом в лучших традициях коррелианских контрабандистов. На двойню он, признаться, никак не рассчитывал, и теперь опасался, что такие роды добьют не жену, а его самого.

Темной безлунной ночью два месяца спустя рейхсканцлер Кеноби и рейхсмаршал Скайуокер перетаскивали в рейсовый грузовой корабль тяжелые ящики с образцами ДНК.
- Двадцать четыре! – выдохнул Энакин, внося очередной ящик в корабль и осторожно ставя его на пол.
- Какие двадцать четыре! – возмутился Оби-Ван. – Девятнадцать! Филонишь, гад!
- И тяжелые же эти юнлинги, - пожаловался Энакин, сбегая вниз и поднимая следующий ящик. – Сколько их там?
- Тебе лучше знать, - отозвался бессердечный Кеноби. – Ты же столько нарубил.
Наконец все ящики, кроме самого большого, были погружены, и Энакин с Кеноби вдвоем взялись за последний ящик.
- Ситхова мать, и Совет тут, - проворчал Энакин, поднимая ящик и читая надпись на крышке. – Может, хотя бы их клонировать не будем?
- Поговори мне, - выдохнул Кеноби. – Я тебе еще и Йоду клонирую, два будет. Мы же решили: Ордену джедайскому быть! Ну, пока они подрастают и кушают кашку, мы их перевоспитаем, конечно, - и последняя коробка была аккуратно поставлена в грузовой отсек.
- Слушай, учитель, - сказал Энакин уже в здании космодрома, провожая глазами каминоанский грузовой с сотней ящиков будущих джедаев на борту, - а что бы было, если бы ты тогда не убедил Йоду, что он показал ножницы?
- Плохо бы было, - уверенно ответил Оби-Ван, - ты даже не представляешь, насколько.


--------------------
Никогда не бойся делать то, что ты не умеешь. Ковчег был сооружен любителем. Профессионалы построили "Титаник".
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Шон Вернер
сообщение 10 Февраль 2010, 18:45
Сообщение #3


ангел с модераторскими крылышками
Иконка группы

Группа: Модератор
Сообщений: 3146
Регистрация: 8 Февраль 2005
Из: Краснокамск
Пользователь №: 1736
Раса: человек



Встреча

– Дуракам везет, – задумчиво произнес Фирмус Пиетт, обнаружив за очередным поворотом технического коридора тупик вместо ожидаемого выхода в реакторный отсек. – А вот умным – не очень.
Выудив из кармана датапад с картой уровня, капитан отметил очередное несоответствие и, развернувшись на каблуках, отправился в обратный путь. За два месяца службы Пиетт уже трижды умудрился заблудиться в коридорах собственного крейсера. Жизни и здоровью это никоим образом не угрожало, но в последний раз поисковая группа не смогла сохранить все в тайне и теперь над капитаном посмеивалась половина команды. Что было обидно. Разумеется, Фирмус не предполагал, что после шести лет службы в Генеральном штабе его на полгода занесет на патрульный крейсер окраинного флота, и особенностями конструкции ИЗР класса «Император–1» не интересовался. Как выяснилось – зря. Поэтому последние недели капитан все свое свободное время посвящал изучению «Пресекающего». Причем занимали его не только технические коридоры.
От размышлений о разгильдяйстве инженеров, поставлявших Имперскому флоту крейсера с устаревшей на пять лет документацией, Пиетта отвлек писк комлинка. Встроенное в узкий браслет переговорное устройство бодро заморгало трехцветным индикатором – вызов был не срочный, но игнорировать его не стоило.
– Да, – буркнул капитан, снимая с рукава длинный клок паутины. В этих коридорах явно не ступала нога уборочного дройда с момента постройки разрушителя. И вряд ли ступит в ближайшем будущем.
– Сэр, мы получили шифрованный сигнал из сектора Трилл–12, – протараторил дежурный офицер, – передан по закрытому аварийному каналу. На данный момент мы занимаемся его расшифровкой. Результат будет через десять минут. Передать данные на мостик?
Фирмус еще раз взглянул на карту.
– Нет, я буду в центре связи на шестой палубе.
Отряхнув с себя остатки паутины, Пиетт разгладил мундир, надеясь, что следы его очередной экспедиции не слишком заметны на оливково–зеленом сукне формы, и свернул к лестнице. Турболифтами технических уровней он пользоваться пока не рисковал, поскольку до сих пор не был точно уверен, где заканчиваются их шахты.
«Интересно, что и кого могло заставить слать шифровки по аварийному каналу?» – кивнув ошарашенному появлением старшего офицера из недр технического уровня энсину, капитан быстрым шагом направился к центру дальней связи. В любом случае, край Пространства Хаттов был не самым лучшим местом Галактики, и встретить там можно было не только контрабандистов, но и кого посерьезнее. Другой вопрос, что по имеющимся у Пиетта сведениям в районе Гаморры сейчас не было ни единого корабля тридцатого флота.
Обернувшийся на шорох открывающейся двери оператор попытался вскочить со своего места, но был остановлен резким жестом Фирмуса и осел обратно, слегка покраснев. Пиетта крайне раздражала манера младших офицеров вытягиваться в струнку в присутствии капитана. Особенно с учетом того, что при этом они бросали свою работу вне зависимости от степени ее важности. Предыдущий капитан «Пресекающего» уделял слишком много времени демонстрации своей значимости при полном, как сейчас казалось Фирмусу, пренебрежении служебными обязанностями.
«М–да, похоже с наследием покойного предшественника мне придется бороться все оставшиеся четыре месяца службы», – мысленно вздохнул Пиетт.
– Итак, что было в послании? – поинтересовался он, облокачиваясь на спинку операторского кресла. Владелец рабочего места при этом ссутулился, стараясь занимать как можно меньше места, но постарался сделать это не слишком явно.
– Просьба о помощи и координаты, – ровно сообщил лейтенант–связист, включая трансляцию. Сквозь хрип и шипение прорвался искаженный до неузнаваемости голос.
– Всем, кто меня слышит. ИЗР «Путеводная звезда» находится под обстрелом превосходящих сил противника, мы не имеем возможности забрать десант с поверхности планеты, и просим помощи. Координаты…
Пиетт непонимающе посмотрел на оператора.
– Это все?
Лейтенант неуверенно кивнул. Ему и самому казался странным переданный текст, но сомнений в правильности расшифровки не было.
– Да, сэр. Кроме этого, две стандартные минуты назад пришло сообщение от штаба флота. Они подтвердили подлинность послания и передали приказ следовать на помощь этому соединению. Мы находимся к нужной точке ближе всех. Еще два крейсера стартуют из сектора Реш–14, но они прибудут на место только через три часа.
– Замечательно, – едва слышно пробормотал капитан, проигнорировав неодобрительную гримасу на лице младшего офицера. Разрушителя с названием «Путеводная звезда» не было ни в одном из ближайших флотов, а, следовательно, эту операцию санкционировали или из Центра Империи, или еще откуда. Разумеется, не предупредив никого из местных.
– Кого именно мы будем спасать? – холодно поинтересовался Пиетт.
– Два ИЗР класса «Виктория–1» и универсальный транспортник с десантом. О противнике данных нет, – оператор слегка поежился под отсутствующим взглядом начальства. Но капитан смотрел не на него, а куда–то в пространство, перебирая варианты действий. За время службы в аналитическом отделе он изучил и спланировал сотни условных операций, но никогда не применял свои знания на практике. Похоже, сейчас настал момент, когда сухая теория воплощалась в реальность, и от качества этого воплощения зависел не только результат тактической игры, но и человеческие жизни.
– Хорошо, свяжите меня с мостиком и сообщите штабу флота, что мы приступаем к выполнению приказа.
Спустя сорок минут «Пресекающий» вышел из гиперпрыжка в системе Мутт. Ядовито–желтая звезда, вокруг которой вращались три газовых гиганта, занимала половину обзорного экрана. Маленькая рыжеватая луна Зарир, цель их пути, казалась крошечной на фоне белесого пятна своей планеты. Если сведения, содержащиеся в архиве флота, были верны, то эта луна отличалась засушливым климатом, пониженной гравитацией, исключительно сильными ветрами и атмосферой, лишь условно пригодной для человека. Плюс к этому в недрах Зарира скрывались просто фантастические залежи редких металлов. Неудивительно, что этим богатством нынешняя власть делиться с Империей не очень–то спешила. Но вооруженный конфликт из–за такой ерунды выглядел весьма странно.
– Вижу противника, – сообщил дежурный офицер из вахтенной ямы. – Четыре «Венатора» и два крейсера мон–каламари. Тип МС–40а.
– Щиты на восемьдесят процентов, скорость – шестьсот единиц, – старший помощник украдкой покосился на капитана, но Пиетт молчал, глядя в иллюминатор. Судя по творящемуся на орбите луны, дела у имперцев были плохи. Одна из «Викторий» горела, потеряв ход, но продолжала поливать огнем турболазеров все, что попадало в прицел. Насколько понял Фирмус, это и была «Путеводная звезда». Второй разрушитель защищал универсальный транспортник. Но голые ребра модульной конструкции свидетельствовали о том, что десантные шаттлы до сих пор на поверхности луны.
– Свяжитесь с ними по закрытому каналу. Не хотелось бы привлекать внимание раньше времени, – наконец решил Пиетт.
– Да, сэр, – отозвался оператор, и мостик наполнился свистом и шипением. Судя по всему, узел дальней связи «Путеводной звезды» доживал последние часы.
Спустя несколько секунд непрерывных запросов «Виктория» отозвалась. Но не та, которую они ожидали услышать.
– «Лунная заря» слушает, назовите себя, – донеслось из динамика.
– ИЗР «Пресекающий», капитан второго ранга Фирмус Пиетт, – представился Пиетт, поморщившись от пронзительного писка, то и дело прерывающего передачу.
– Мы уже и не ждали, – хмыкнул его невидимый собеседник. – Капитан первого ранга Сигизмунд Осси.
Маленькая пауза, выдержанная командиром «Зари», ясно дала понять, кто в текущей ситуации начальник, а кто подчиненный. Пусть у Осси был устаревший корабль, но звание и опыт были, несомненно, выше. Следовало это учесть.
Удовлетворившись произведенным эффектом, Сигизмунд продолжил:
– Итак, у нас проблема. На этой проклятой луне остался наш десант. Не знаю, где произошла утечка информации, но на поверхности нас встретили. Очень недружественно, надо сказать.
Речь капитана «Зари» прервалась хрипом помех, а его крейсер, получивший прямое попадание в левый борт, начал заваливаться на бок, выбросив в космос целый фонтан разнокалиберных обломков. Едва не протаранивший его вражеский «Венатор», тоже получивший серьезные повреждения, спешно покидал поле боя.
– Впрочем, нам и тут не рады, – тон Осси ничуть не изменился. – Так что мы решаем проблемы тут, а вы – там. Надеюсь, у вас хватит для этого истребителей. Наземными силами командует полковник Максимилиан Вирс. Если он до сих пор жив, конечно. Место высадки – южный континент, состав группы – четыре десантных шаттла типа «Хеш», две тысячи штурмовиков и двенадцать «шагоходов». Постарайтесь никого не забыть.
– Да, сэр, – подтвердил получение приказа Пиетт. Оставалось надеяться, что «Венаторы» противника связаны боем и не попытаются атаковать шаттлы на взлете. Каждый из кораблей мог нести до двух сотен истребителей, что в сложившейся ситуации не обещало ничего хорошего. На «Пресекающем» было всего четыре эскадрильи ДИ–истребителей, на «Викториях» – по две. И они уже побывали в деле.
– Свяжитесь с наземными силами, – приказал Фирмус, разглядывая приближающуюся поверхность Зарира. Золотой, как следовало из названия, луна не выглядела. Впрочем, первооткрыватели могли исходить из внутреннего содержания, а не внешнего вида.
Очередная порция свистов и хрипов, выплюнутая динамиками, вдруг сменилась гулом канонады. Похоже, что на поверхности дела тоже были плохи.
– ИЗР «Пресекающий» вызывает полковника Вирса, ИЗР «Пресекающий» … – монотонно бубнил оператор.
«Ну отзовитесь хоть кто–нибудь!» – Пиетт закусил губу, пытаясь перестать нервничать. Команде было совершенно не обязательно знать, что для него это первое реальное столкновение с противником. Штабные игры, пусть даже за Альянс, изображать который капитану приходилось куда чаще, чем Имперский флот, при всей своей психологической напряженности, не шли ни в какое сравнение с его текущим состоянием. Отдаленно похожее впечатление произвела на него разве что последняя «партия черными», как ехидно назвал ее вице–адмирал Оха, намекая на то, что Фирмусу пришлось играть за «Эскадрон смерти» лорда Вейдера. И нельзя сказать, что победа в этой игре далась капитану легко.
– Вирс слушает, – неожиданно хрипло прозвучало на весь мостик. Связисты тут же прикрутили громкость, пытаясь при этом не потерять стабильность канала.
– Мы – ваш билет отюда, – кратко сообщил Пиетт, решив, что обмен любезностями согласно Устава можно произвести и позже. – Передайте точные координаты места высадки, и мы прикроем вас на взлете.
– Не получится, – устало отозвался полковник. – На орбиту смогут выйти только два шаттла, остальные повреждены, и выше тридцати километров подняться не смогут. Так что уж лучше вы к нам.
Фирмус собрался было возразить, что ИЗР класса «Император» для входа в атмосферу не предназначены, но информация, переданная с поверхности, заставила его промолчать. В живых на данный момент осталось около полутора тысяч штурмовиков, что, с одной стороны, говорило о том, что Вирс командовать умеет, а с другой – делало эвакуацию десанта в полном объеме невозможной. Даже если бросить танки.
– Сэр, это нереализуемо, – вполголоса произнес старший помощник. – Нужно вывести из боя хотя бы одну «Викторию» – она сможет сесть на луну и забрать десант.
– Боюсь, уже не сможет, – так же тихо ответил Пиетт. Судя по информации с «Зари», они потеряли около тридцати процентов хода и половину щитов. Входить в таком состоянии в атмосферу было чистой воды самоубийством. Ветра Зарира ничуть не уступали ураганам Илесии. А их противники, идентифицированные как сводный флот системы Мутт, тоже это знали. Собственно, именно поэтому они в первую очередь атаковали именно корабли на орбите, а на уничтожение десанта бросили лишь малую часть своих сил.
«В крайних случаях для кораблей типа И–324/88 возможен вход в стратосферу. Но при этом вероятность выгорания дефлекторов возрастает до 65%», – фраза из проектной документации, неожиданно всплывшая в памяти капитана, заставила его задуматься о том, насколько сильно готов рискнуть он сам. Оставалось надеяться, что за годы, прошедшие с момента написания этих слов, инженеры Куата не внесли в конструкцию разрушителя существенных изменений.
– Второй и третьей эскадрилье – на взлет, дефлекторы на полную мощность, скорость – двести единиц. Мы снижаемся над точкой высадки, – ровно произнес Пиетт, проигнорировав возмущенный возглас старпома. Объяснять свое поведение Фирмус не собирался – на это совершенно не было времени. – Полковник Вирс, поднимайте шаттлы.
Крейсер мелко задрожал, начиная экстренное торможение. Где–то завыла аварийная сигнализация, но тут же умолкла.
– Сэр, я протестую, мы сожжем щиты, – попытался достучаться до капитана старший помощник Лунк. В его понимании приказ Пиетта был не просто необдуманным, а преступным.
– Какая разница, когда это произойдет? – парировал Фирмус. – Сейчас или позже? Против восьми сотен истребителей мы продержимся ровно пятнадцать минут. А судя по результатам сканирования – ангары «Венаторов» были забиты под завязку. Так что выбора у нас нет.
– Можно дождаться второго отряда, – настаивал старпом.
– И получить еще два «Императора»? Пока они подойдут, у Вирса не останется шаттлов, а «Виктории» окончательно превратятся в космический мусор. Мы можем забрать десант – и мы его заберем.
Капитан отвернулся, пытаясь показать, что разговор закончен.
– Шаттл типа «Хеш» не поместится в наш ангар, сэр, – Лунк упрямо гнул свою линию, не собираясь сдаваться без боя.
– А мы и не будем пытаться его туда запихнуть, – фыркнул Пиетт. – Просто пристыкуемся, переведем солдат на борт крейсера и все.
Старший помощник посмотрел на него, как на сумасшедшего, и отошел, недоверчиво качая головой.
«Пресекающий» основательно тряхнуло – они вошли в атмосферу и начали снижаться. Мимо проскочили два неуклюжих с виду десантных шаттла, сопровождаемых истребителями.
– Ждем вас на низкой орбите, сэр, – сообщил командир одной из эскадрилий и отключился, не став дожидаться подтверждения.
Капитан с запозданием кивнул, пытаясь думать о десяти делах одновременно.
– Восемьдесят пять километров, восемьдесят, семьдесят, – отсчитывал оператор. С каждой минутой тряска усиливалась, и Пиетту пришлось ухватиться за переплет транспластилового иллюминатора, чтобы удержаться на ногах.
– Сэр, мощность щитов падает, – доложил старший инженер смены. – Мы не сможем удержать нужную плотность.
– Тогда снижайте ее, – отозвался Пиетт, напряженно наблюдающий за схемой крейсера, медленно наливающейся оранжевым цветом. Генераторы явно перегревались быстрее, чем следовало.
– Если мы полностью снимем щиты, то повредим обшивку…
– Двадцать процентов, – отрезал капитан. – И прекратите пререкаться!
– Есть, сэр, – очень сухо отозвался инженер.
«Вот с этого и следовало начинать», – подумал Пиетт.
– Сорок километров, – сообщил оператор.
– Сбрасываем скорость до ста единиц, на заданной высоте переходим в режим висения, – от такого заявления капитана побледнел не только старпом, но и половина присутствующих на мостике офицеров.
– Полковник Вирс?
В динамиках хрюкнуло и засвистело. Куда сильнее, чем раньше.
– «Пресекающий», мы потеряли один шаттл. Можете нас прикрыть?
– Передавайте координаты.
Пиетт отпустил раму иллюминатора и выпрямился. Крейсер по–прежнему болтало, но уже не так сильно. К несчастью, любой истребитель, рискнувший высунуться из ангара, тут же размазало бы по обшивке. Ветер был ураганным.
– Сэр? – старпом, уже успевший обзавестись синяком на физиономии, вынырнул из вахтенной ямы, как доисторическое морское чудище. – Вы собираетесь начать орбитальную бомбардировку?
Карта южного континента, вращающаяся на одном из экранов, явно демонстрировала неутешительный для десанта расклад сил. Проблема заключалась в том, что войска противника были слишком близко к шаттлам.
– Мы уже не на орбите, Лунк, – отметил капитан. – Но бомбардировка будет. С единственным отличием – понадобиться точность, а не массовость. Какую вы сможете обеспечить?
– Два километра, не больше, – отозвался после паузы старший помощник, машинально потирая поврежденную скулу. – Нас слишком сильно трясет.
– Этого достаточно, – Пиетт позволил себе тень улыбки. – Сейчас мы просто посеем панику, а зачисткой займемся чуть позже. Полагаю, этот вариант вас устроит больше.
– Да, сэр, – ответил Лунк, осознав, что отговаривать командира в данном случае бесполезно.
Удар шести турболазерных батарей произвел именно тот эффект, на который Фирмус и рассчитывал. Медленно поднимающийся шаттл никто не обстреливал, и у капитана появилась надежда на успешный исход операции.
– Сэр, мы зафиксировали приближающуюся группу легких кораблей противника, – доложил вахтенный офицер. – Предположительно истребители. Будут тут через двадцать шесть минут.
– Численность?
– Около сотни.
Пиетт скрипнул зубами. Надежда развеялась, как дым.
– Вирс, вы слышали?
– Да, капитан, будем в точке встречи через восемь минут.
Фирмус на секунду прикрыл глаза.
– Лунк, обеспечьте максимально быструю разгрузку шаттла. Привлекайте всех, кого сочтете нужным.
Старпом резко кивнул и поспешил в ангар.
«Взлетать с прицепом и без щитов будет весело», – мрачно хмыкнул Пиетт. – «Даже слишком весело, как мне кажется».
– Сколько нам потребуется для вывода дефлекторов на максимум? – в пространство поинтересовался капитан.
– Сорок секунд, – ответил старший инженер.
Фирмус попытался вспомнить точное местоположение кормовых батарей. Получалось, что пристыкованный шаттл перекроет часть из них. Поэтому разгрузку корабля надлежало провести как можно быстрее, поскольку от этого напрямую зависела сохранность разрушителя.
– Сэр, реактор выведен на восемьдесят процентов номинальной мощности. При резком старте мы рискуем перегрузить генераторы.
– Начинайте накачку батарей. Всех.
– Есть, сэр, – выражение лица вахтенного офицера говорило само за себя. Наиболее нервные уже подумывали о том, что пора начинать молиться. Турболазерные батареи требовали беспрерывной подзарядки, но полная накачка означала, что дать залп необходимо в течение ста стандартных секунд, иначе начинали выгорать предохранительные цепи и происходил самопроизвольный разряд, что при такой мощности реактора грозило выходом его из строя. В то же время, для выхода на максимальную мощность всем орудиям разрушителя требовалось от десяти до пятнадцати минут.
Крейсер снова тряхнуло от резкого порыва ветра. Где–то упал и разбился экран, разбрызгав во все стороны колючие осколки.
– Шаттл в пределах досягаемости. Начинаем захват и стыковку. До подхода истребителей семнадцать минут, – ровный голос оператора прозвучал среди общего шума, как взрыв.
Все моментально умолкли и начали подсчитывать шансы. К счастью, кореллианцев в команде не было, иначе бы подсчет быстро превратился в спор на деньги. Сам на себя в такой ситуации Пиетт не поставил бы и пяти кредитов.
– Переключите отсчет на громкую связь, – отрывисто приказал он. И вполголоса добавил, – будет повод пошевеливаться.
Оператор с сомнением посмотрел на капитана, но клавишей щелкнул. А еще через несколько секунд разрушитель снова вздрогнул.
– Стыковка произведена успешно, – доложили из ангара. – Приступаем к разгрузке.
«Пятнадцать минут до подхода истребителей. Одиннадцать. Девять. Семь. Пять…»
За три минуты до атаки Пиетт, наконец, смог добраться до ангара, с трудом пробившись сквозь нескончаемый поток людей, направляющийся в сторону лазарета и казарм десанта.
Остановившись посреди бурлящего хаоса экстренной разгрузки, капитан повертел головой, проклиная свой маленький рост, и после некоторого колебания двинулся в сторону туши шагающего танка, которую как раз выгружали из стыковочного модуля.
– Полковник Максимилиан Вирс? – обратился он к высокому человеку в закопченной форме бронетанковых войск, ругающемуся с каким–то техником. Старший помощник молча стоял рядом, являя собой живую иллюстрацию к легенде о терпеливой пряхе, которая до последнего не отпускала веретено во время городского пожара, и не бросила его даже когда нить вспыхнула прямо у нее в руках.
– Он самый, – отозвался танкист.
– Капитан Пиетт, – Фирмус коротко кивнул в знак приветствия и сразу перешел к делу. – Что осталось на борту шаттла?
Вирс оглянулся на скрежет, прозвучавший со стороны модуля.
– Вооружение, тяжелая техника, запасной боекомплект, – методично перечислил он. – И тела погибших.
«Только этого мне не хватало», – с тоской подумал Пиетт, понимая, что ему придется принять еще одно неприятное решение.
– В таком случае немедленно прекратите разгрузку.
Полковник удивленно вздернул бровь, нависнув над маленьким капитаном.
– Вы предлагаете сбросить шаттл вместе со вместе содержимым? – нехорошим тоном поинтересовался он. – У нас не принято оставлять…
– Меня не интересует, что у вас принято, – отрезал Пиетт. – Если вам так хотелось побывать в братской могиле – могли бы остаться на поверхности. Превращать в кладбище свой корабль я вам запрещаю!
Фирмус развернулся на каблуках и резко махнул рукой. Подчиняясь приказу, техники отцепили танк, с жутким грохотом обрушившийся в створ. От удара шаттл отстыковался самостоятельно и тут же был снесен в сторону сильным порывом ветра.
– Щиты! – успел рявкнуть в комлинк Пиетт за долю секунды до того, как палуба встала дыбом.
Все незакрепленное посыпалось со своих мест, сбивая с ног обслуживающий персонал и помогавших им в разгрузке штурмовиков. Со звоном и грохотом обрушилась аккуратная башня канистр с запасами питьевой воды. Фонтан, выплеснувшийся на палубу, тут же закоротил временную цепь питания, погрузив ангар во тьму. Лунк, успевший уцепиться за опору крана, простонал сквозь зубы:
– Боги, кто пустил этого ненормального командовать?
– А, по–моему, у него неплохо получается, – возразил Вирс, поднимая старпома на ноги. – Во всяком случае, мы до сих пор не превратились в металлолом. В отличие от некоторых.
Оба офицера посмотрели в щель между медленно закрывающимися воротами главной посадочной палубы. Обломки вражеских истребителей, не успевших совершить маневр уклонения после выхода дефлекторов на полную мощность, кувыркались в вихре морозного воздуха.
– Капитана на мостик! – вызов дежурного офицера, явно отдающий начинающейся истерикой, стал для Пиетта полной неожиданностью.
Выпутавшись из обрывка маскировочной сетки, обеспечившей ему мягкую посадку на палубу, Фирмус поднялся на ноги и потер ушибленный локоть. Похоже, сейчас был как раз тот случай, когда не зазорно побегать и старшим офицерам. Благо, паника уже в какой–то степени наличествовала. Как и полагалось по старому армейскому анекдоту.
Обратный маршрут до мостика занял значительно меньше времени, поскольку народу в коридорах поубавилось, а те, кто попадался, предпочитали перемещаться медленно и чинно, опасаясь нового неожиданного маневра, а не нестись сломя голову.
– Что еще? – совершенно не по уставу спросил запыхавшийся капитан, буквально ввалившись на мостик. В затылок ему дышали Лунк и Вирс.
– Вторая волна истребителей направляется к находящимся на орбите шаттлам, – доложил оператор. – Они будут там через пять минут. А мы – через двадцать.
Вирс замысловато выругался.
– Поднимаемся на максимальной скорости, – приказал Пиетт. – Всем эскадрильям – взлет по готовности.
– Но нас атакуют истребители противника, – осторожно напомнил старпом.
– В атмосфере? – со злой иронией переспросил Фирмус. – Их просто сдует, а для самых непонятливых есть турболазеры.
– Рано или поздно, но из атмосферы мы выйдем, – возразил Вирс.
– Вот тогда и будем разбираться с этой проблемой, – отрезал Пиетт.
Полковник пожал плечами и поморщился – поврежденный при взрыве танка сустав дал о себе знать. Старший помощник только вздохнул, искренне надеясь, что в будущем, если таковое случится, он служить под началом ненормальных штабистов не будет.
Минута текла за минутой, прерываемая только скупыми докладами командиров эскадрилий. Как и ожидалось, сдержать волну истребителей противника они не могли, и вынуждены были отступать, пытаясь при этом не допустить повреждения шаттлов, на максимальной скорости уходящих к транспортному кораблю. Нельзя сказать, что он мог их действительно защитить, но дефлекторы у него были мощнее, да и гипердвигатель в полном порядке.
– Не успеют, – тихо произнес полковник, глядя, как один из шаттлов начал отставать. Второй не сбавляя хода несся к транспортнику.
– Эскадрильи на взлет, – отрывисто бросил Пиетт. – Мы должны добраться до них раньше.
– «Венаторы» выпустили третью волну, – сообщил дежурный офицер. – Истребители противника идут сомкнутым строем, будут через десять минут.
Вирс побледнел, а капитан до крови закусил губу. Они действительно не успевали. Раз что…
– Отставить взлет. Щиты на максимум, скорость – девятьсот единиц. Форсируйте двигатель. Турболазерным батареям полная готовность, активировать лучи захвата, приготовиться к столкновению.
– Что вы собираетесь делать?! – изумленно выдохнул полковник.
– Еще не знаю, – пробормотал Пиетт. – И, боюсь, никто не знает.
Крейсер, на полной скорости выскочивший на низкую орбиту Зарира, несся наперерез волне истребителей.
– Корабли противника начинают подготовку к маневру уклонения, – доложил дежурный офицер.
– Да ну? – саркастично поинтересовался Фирмус, глядя, как истребители один за другим входят в зону действия лучей захвата. Ловушка сработала безупречно.
– Огонь! – рявкнул Лунк.
Волна ярких вспышек на несколько секунд ослепила мостик, а через мгновение осколки градом прошлись по броне крейсера, не причинив ему ни малейшего вреда.
– Истребители противника понесли серьезные потери. Уцелевшие отходят к кораблю базирования.
– Преследовать. Выпустить первую и четвертую эскадрилью. Обеспечить безопасную стыковку десантных шаттлов с транспортником. А мы займемся авианосцами.
Пиетт с холодным интересом наблюдал за приближающимся крейсером мон–каламари, напоминающим раскормленную личинку. Похоже, флот системы Мутт решил обратить на «Пресекающий» несколько больше внимания.
– Начать накачку турболазерных батарей.
– Реактор выведен на девяносто шесть процентов, – осторожно напомнил старший инженер.
– Знаю, – отрезал капитан, краем глаза наблюдавший за схемой корабля, ставшей насыщенно оранжевого цвета. Контур главного реактора слабо мерцал алым. Если гнать в таком темпе дальше, то они рискуют красиво взорваться прямо посреди строя противника.
А даже скептик Лунк, признававший за Пиеттом склонность к принятию нестандартных решений, считал, что на самоубийцу капитан похож не больше, чем вомпа–песчанка на вонскра. Но угадать, какой еще фокус приготовил его командир, не брался.
– «Путеводная звезда», доложите обстановку.
– Падаем, – лаконично отозвались с горящего разрушителя.
«Виктория», сейчас больше напоминающая полуразобранный макет, чем боевой корабль, дрейфовала к планете, пытаясь тормозить переведенным на реверс уцелевшим двигателем. Два «Венатора» противника, тоже поврежденных, поливали ее огнем. «Лунная заря» вполне успешно расстреливала третий «Венатор», а последний авианосец вражеского флота, охраняемый кораблем мон–каламари, готовился выпустить очередную волну истребителей.
– Лунк?
– Дистанция предельная, – отозвался старпом. – Но попробовать можно.
– Носовым батареям – огонь!
Легкий крейсер мон–каламари, попытавшийся в последний момент закрыть собой основную цель, взорвался, обдав волной обломков авианосец. Едва взлетевшие истребители беспомощно закувыркались, сгорая в огненной вспышке и разбиваясь о щиты собственного корабля базирования.
– Шаттлы завершили стыковку. Готовность в гиперпрыжку – тридцать секунд, – оператор вопросительно посмотрел на полковника Вирса. Как бы то ни было – именно он командовал десантом и должен был отдать соответствующий приказ.
– Прыжок по готовности, – отозвался Максимилиан.
– Есть прыжок по готовности, – с явно слышимым облегчением подтвердил получение приказа капитан транспортника.
Пиетт проводил взглядом исчезнувший в гиперпространстве корабль и застыл, увидев, как на его месте возникают еще два треугольных силуэта. Против ожиданий, принадлежали они не «Императорам», а очередным «Венаторам». Было очень похоже, что власти системы Мутт окончательно решили объявить войну Империи.
«М–да, лучше бы я сидел в штабе», – с ноткой обреченности подумал капитан. Дело определенно начинало пахнуть жареным. По огневой мощи, бронированию и плотности дефлекторов корабли противника уступали ИЗР класса «Император–1», но это с лихвой компенсировалось числом истребителей.
– Мощность реактора? – устало спросил Фирмус.
– Девяносто два процента.
– Выводите на предельную. Скорость – восемьсот единиц, щиты на максимум. Подготовить к стрельбе ионные орудия. Всем эскадрильям вернуться на борт.
– Тому, что от них осталось, вы хотите сказать, – поправил капитана старпом. Истребители, до последнего момента сопровождавшие транспортник, сейчас находились на полдороги между своим крейсером и кораблями противника. И количество их неуклонно сокращалось.
– Тому, что от них осталось, – эхом повторил Пиетт. И, после небольшой паузы, спросил, – какова вероятность того, что мы выдержим двойное столкновение?
Старший инженер покосился на капитана с явным неодобрением.
– Тридцать процентов. Возможно меньше, поскольку реактор перегрет и может потерять стабильность в результате удара.
– В таком случае будем надеяться, что у противника хватит ума начать расхождение до того, как мы в них врежемся, – философски отметил Пиетт, заставив присутствующих поежиться.
«Пресекающий», разогнанный до предельно допустимой скорости, несся навстречу вражескому соединению скорее по инерции, чем по воле капитана. Маршевые двигатели отключились тридцать секунд назад, и теперь работали только вспомогательные, которые должны были обеспечить разворот разрушителя в случае удачного выполнения маневра. Вариант с неудачей благоразумно решили не обсуждать.
Вирс, давно уже ставший фаталистом, с искренним интересом рассматривал открывающуюся в обзорном иллюминаторе картину. Наблюдать боевые действия с мостика Максимилиану приходилось исключительно редко, поэтому случай, даже если он был последним, упускать не стоило.
Скосив взгляд на тактическую карту, на которой три разноцветных треугольничка упорно шли на сближение, Лунк про себя отсчитывал секунды до удара. Но в последний момент командиры «Венаторов» или разгадали маневр Пиетта, или просто решили не рисковать лишний раз, начав расхождение и одновременно дав залп из всех имеющихся турболазеров.
«Пресекающий» тряхнуло так, что старпом второй раз за последний час потерял равновесие, кубарем покатившись по палубе. Ответный залп крейсера тоже достиг своей цели, и оба «Венатора» окутало облако ярко–голубых молний. Электроника авианосцев вышла из строя, и теперь они беспомощно дрейфовали, утратив возможность маневрировать.
– Повреждения? – в свете аварийных ламп лицо Пиетта казалось мертвенно–бледным.
– Мощность реактора – сорок процентов, дефлекторы левого борта – отсутствуют, дефлекторы правого борта – десять процентов. Носовые и кормовые – на максимуме, – дежурный офицер набрал воздуха и скривился, отбитые при падении ребра пульсировали жгучей болью. – По левому борту потеряно турболазерных батарей – все, генераторы луча захвата – все, ионные пушки – двенадцать из пятнадцати, лазерные пушки – все. По правому борту потеряно турболазерных батарей – все, генераторы луча захвата – один из двух, ионные пушки – десять из пятнадцати, лазерные пушки – десять из двенадцати. Носовые и кормовые орудия повреждений не получили. Потери в живой силе подсчитываются.
– Ясно, – капитан вытер кровь с рассеченной губы и с некоторым сожалением подумал о том, что всего несколько часов назад его больше всего беспокоило – не перемазался ли он в грязи технического уровня. – Разворачиваемся.
Подбитый крейсер медленно описал дугу, развернувшись в верхней точке и дав залп в корму ближайшего «Венатора». Вражеский корабль окутался вспышками многочисленных взрывов и начал разваливаться на части. Второй авианосец, худо–бедно восстановивший энергосистему, пытался убраться с линии огня, но уцелевшие истребители четырех эскадрилий не собирались так просто его отпускать. Спустя несколько минут интенсивного обстрела «Венатор» окончательно потерял ход и застыл неподвижной мишенью. Лишенные системы автоматического наведения, его орудия не успевали за слишком быстрыми целями и беспорядочные залпы не причиняли атакующим истребителям особого вреда.
– Установите связь с «Путеводной звездой», – попросил Пиетт.
После нескольких безуспешных попыток оживить дальнюю связь, пришлось воспользоваться дублирующим передатчиком и слать запрос без кодирования. Но ни «Путеводная звезда», ни «Лунная заря» не отвечали.
– Мы остались одни? – тихо спросил Вирс.
– К сожалению, нет, – капитан указал на уцелевшую тактическую карту, на которой мерцали отметки трех поврежденных «Венаторов». Но вдруг они начали гаснуть одна за другой – корабли противника покидали поле боя. Потерявшие свои авианосцы истребители описывали беспорядочные круги, надеясь прихватить с собой на тот свет еще кого–нибудь, но и они спустя несколько минут построились и ушли в прыжок.
– Похоже, у них нашлось занятие поинтереснее, – констатировал полковник.
Но не успело эхо его слов умолкнуть, как ожил передатчик и искаженный помехами голос произнес давно ожидаемую фразу:
– ИЗР «Знамение» вызывает «Пресекающего». Ответьте.
– Слышим вас, «Знамение», – ответил дежурный офицер.
Серый клин разрушителя класса «Император–2» вынырнул из–за газового гиганта и медленно поплыл в сторону «Пресекающего». В кильватере «Знамения», удерживаемая лучом захвата, висела обгоревшая до неузнаваемости «Путеводная звезда». «Лунная заря» следовала за ней на последнем уцелевшем двигателе. Выглядела она немногим лучше «Звезды» – надстройка снесена начисто, крылья по левому борту вывернуты с фрагментом корпуса, правый маршевый двигатель отсутствует, броневое покрытие в дырах.
– Помощь требуется? – поинтересовались со «Знамения».
– Нет, спасибо, – отказался Пиетт.
– В таком случае оставляем эту инвалидную команду на ваше попечение, – хмыкнул их далекий собеседник. – А нам пора вернутся к основной задаче. Если у вас была недвижимость на Мутт–Беш, можете с ней смело попрощаться.
– Орбитальная бомбардировка? – уточнил капитан «Пресекающего».
– Хуже. «База–Дельта–Ноль». Командование приказало испепелить этот шарик дотла, чтобы больше никому в этом секторе не пришло в голову оказывать содействие повстанцам. Счастливо оставаться.
«Император–2» отпустил свой груз и прогрел двигатели. Через неполную минуту серая туша разрушителя исчезла в гиперпространстве.
– Повстанцам? – вполголоса переспросил Вирс. – Эти ребята были похожи на кого угодно, кроме вояк Альянса. Слишком хорошее вооружение, слишком сытые солдаты.
– Какая разница, полковник? – Пиетт прислонился затылком к холодному транспластилу обзорного иллюминатора. – Кстати, раз уж зашла речь о бомбардировке. Вам не кажется, что наши противники поспешили унести ноги?
– Что вы хотите этим сказать? – Максимилиан потер подбородок, только сейчас заметив, что вымазан в копоти с головы до ног.
– Только то, что у вас есть шанс отомстить за своих солдат, устроив им погребальный костер размером с континент, – Фирмус наблюдал на Вирсом из–под полуприкрытых век. – Или вы хотите спуститься и поинтересоваться, кому действительно служили войска противника?
– Не стоит отбирать хлеб у военной разведки, – криво улыбнулся полковник. – Хотя, надо заметить, что в последнее время им приходится выяснять истину, основываясь исключительно на обломках, которые остаются после действий армии и флота.
– Это их проблема, – хмыкнул Пиетт. – Мы будем делать свою работу, а они пусть делают свою.
В орбитальной бомбардировке обе «Виктории» участия не принимали исключительно по техническим причинам, хотя капитан Осси, чудом выживший при столкновении «Зари» с авианосцем противника, не отказался понаблюдать за действом с борта «Пресекающего». Глядя, как распускаются огненные цветы взрывов, он беззвучно шевелили губами, то ли ругаясь, то ли вспоминая всех погибших в этот день. Вирс смотрел молча.
Когда погасла вспышка последнего залпа, Пиетт с силой потер переносицу, пытаясь очнуться от этого бесконечного кошмара, и с грустной иронией подумал о том, что его патрульный крейсер после, казалось бы, простой операции по поддержке наземных сил, превратился в перенаселенный дурдом. На борт «Пресекающего» пришлось принять остатки команды «Путеводной звезды», поскольку крейсер слишком сильно пострадал, а совершить гиперпрыжок тандемом не представлялось возможным по причине повреждений самого «Пресекающего».
«Лунная заря» с третьей попытки запустила гипердвигатель и ушла на свою базу, а разрушителю Пиетта досталась роль транспорта. Следовало доставить к месту дислокации остатки соединения Вирса, а остальных отправить в центр реабилитации и переподготовки. Сам ИЗР требовал серьезного ремонта, который можно было осуществить только на верфях Куата. В общем и целом, следующие пару месяцев обещали быть ничуть не более радостными, чем предыдущие. С другой стороны, Фирмус надеялся, что ему удастся добыть актуальные чертежи своего корабля непосредственно у разработчиков. Разумеется, если в процессе ремонта в конструкцию не придется вносить очередные изменения.
Прощаться с Вирсом пришлось уже на орбите Куата. Штурмовики организованно грузились в шаттлы, отвозившие их на новый крейсер, висевший неподалеку.
– Поздравляю с повышением, господин бригадный генерал, – чуть поклонился Пиетт.
– Спасибо, – хищно улыбнулся Максимилиан и крепко пожал протянутую руку. – Надеюсь, это не последняя наша встреча.
– Все зависит от того, где вы будете служить, – задумчиво произнес Фирмус, размышляя о чем–то своем.
– ИЗР «Охотник», «Эскадрон Смерти» лорда Вейдера, – с ноткой гордости сообщил Вирс.
– О, даже так, – Пиетт недоверчиво вздернул бровь. – Боюсь, в таком случае встретимся мы нескоро, поскольку мне после окончания полугодовой практики приказано вернутся на Корускант.
– Видимо, командование сочло, что двигать метки на карте у вас получается лучше, – фыркнул Максимилиан. – Во всяком случае, эффект менее разрушительный.
– Хотелось бы верить, – улыбнулся Фирмус. – До свидания, генерал.
Вирс коротко кивнул вместо слов прощания и легко взбежал по трапу шаттла.
Пиетт проводил его взглядом и ужасом вспомнил, что в каюте его ждет недописанный отчет о минувшей операции. Но он пока совершенно не представлял, каким образом объяснить командованию свои действия при Зарире. В рамки логики они однозначно не вписывались. А из этого следовало, что придется искать аналогичные случаи и ссылаться на них, чтобы не выглядеть в глазах штаба флота полным идиотом.
«Кстати, про Эскадрон», – вспомнил Пиетт слова Вирса, – «в практике лорда Вейдера точно должны были быть похожие ситуации…»


--------------------
Никогда не бойся делать то, что ты не умеешь. Ковчег был сооружен любителем. Профессионалы построили "Титаник".
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Шон Вернер
сообщение 10 Февраль 2010, 18:46
Сообщение #4


ангел с модераторскими крылышками
Иконка группы

Группа: Модератор
Сообщений: 3146
Регистрация: 8 Февраль 2005
Из: Краснокамск
Пользователь №: 1736
Раса: человек



Герой должен быть один.
Когда героев много, это называется «хулиганы».



Свободное предпринимательство

Окутанная дурманящим облаком прозрачного дыма, вспыхивающим в такт бешенному стакатто разноцветных лазеров сценической подсветки, полуголая твилечка томно извивалась вокруг высокого шеста под оглушающую ритмичную музыку. Светящийся газ внутри прозрачного шеста заливал голубую кожу яркими пятнами, плавно изменяющими свой цвет вдоль всего спектра, видимого большинством посетителей бара. Огромные глаза девушки то находили кого-нибудь в плотной толпе, и тогда счастливчик удостаивался воздушного поцелуя, то вновь безразлично устремлялись в бесконечность над колышушимися головами. Красивая девушка, жалко худая, да и грудей всего две. Прокио вздохнул и отвернулся от сцены.
- Желаете что-нибудь еще, господин?
Задумавшись лишь на секунду, гаморреанец отрицательно покачал головой.
- Достаточно.
- Как пожелаете, господин. – Дроид-официант укатился к следующему столику.
- Место недешевое, да.
На кресло напротив плюхнулся здоровенный родианец. Вытряхнув из стоящей на столе вазочки чахлый цветочек, он залпом проглотил оставшуюся внутри воду. Шутка про гидропонику и зеленую кожу просто сама просилась на язык, но Прокио благоразумно промолчал, лишь пригубив эля из своей уже ополовиненной кружки. Родианец хмыкнул, аккуратно поставил вазочку обратно и навалился на стол, так что очутился нос к пятачку с Прокио.
- Роттс, тебе повезло.
Прокио чуть приподнял бровь.
- Мне часто везет.
- В нашем бизнесе это важно. Я Лирг, босс бригады «Мугаарские Крайты».
- А я уж думал гадалка.
- Не борзей, я к тебе с делом.
- Не покупаю. Денег нет.
Лирг хохотнул и откинулся на спинку кресла.
- Какие продажи? Я зову тебя к себе в бригаду!
- Расширяешь бизнес?
- Точно! На этом камне становится тесновато.
- И чисто случайно сейчас у Крайтов нет своего корабля.
- Ремонт затянулся..
- ..и закончился продажей на металлолом.
- Говорю ж, тебе повезло.
- Продолжай.
- Пока мы тут сидим, вокруг шныряют жирные непуганные клиенты.
- И?
- У меня дюжина лбов с оружием, а у тебя пустой корабль. Чего непонятного?
- Хм. Условия?
- У нас все просто, добычу делим поровну на всех.
- У тебя одна доля?
- Ээй, я босс. Главный. У меня десять долей. Тебе дам три.
- Не пойдет.
- Говорю тебе – не борзей. Лучше предложений не будет.
- Ничего, я и сам уж как-нибудь.
- Сам, ага. И армия клонов? Кто будет клиентов потрошить?
- Моя команда.
- Шесть рыл.
- И капитан.
- Ха! Угнал тюремное корыто, набитое всякой швалью, и уже капитаааан? Ни денег, ни оружия, ни связей. Да тебя послезавтра пристрелят и корабль отберут.
- Мы голыми руками порешили взвод труперов.
- Да пойми, вместе мы сила! Что толку с корабля, если некому на абордаж идти? Или ты решил руду возить?
Прокио вспомнил про кружку и снова отхлебнул.
- Ну почему же. Мысль здравая, согласен. Люди мне нужны.
- ТЕБЕ нужны?
- Именно. Так что предлагаю тебе и твоей команде работать в нашей фирме. Будешь боцманом и командиром абордажной группы.
- Охохо, «капита-а-ан». Я командир «Бригады Крайт». А ты никто с ржавым корытом.
- Зато у меня есть это корыто и обученый экипаж. А у твоей шайки за спиной ограбление ювелирного магазина, вторая неудачная попытка ограбления и шикарная погоня с перестрелкой. Я, знаешь, смотрю новости. Лирг, мозгов у тебя может и достаточно, но вот пользоваться ими ты не умеешь.
Родианец зарычал и вцепился в воротник Прокио – точнее, хотел вцепиться. На полпути его рука была перехвачена железной хваткой оскалившегося капитана. Несколько секунд собеседники сверлили друг друга налившимися кровью глазами, потом Лирг демонстративно разжал пальцы.
- Ладно, проехали. – Прокио отпустил родианца и откинулся назад в кресле, снова взявшись за кружку.
- Ну так как тебе мое предложение?
Лирг насупился.
- Добычу пополам.
- Добычу по долям. У боцмана пять долей.
- А у капитана?
- У капитана десять.
Родианец ухмыльнулся.
- Да, у тебя с мозгами все в порядке, похоже. Ладно, поспрашиваю ребят.
- Отлично.
Прокио взял с соседнего столика еще одну вазочку, поставил ее перед родианцем и поднялся.
- Удачного фотосинтеза.

***
Писаным красавцем контейнеровоз «Эрбээм» не был, но и любили его не за красоту. Он был новым, быстрым и грузоподъёмным, а значит комфортабельным для команды, удобным для клиентов и приносящим хорошую прибыль владельцам. Девять громадных контейнеров, нанизанных на центральную ось грузовика, содержали в себе тысячи более мелких ящиков, тюков и цистерн от десятков различных клиентов. Металлы, газ, станки, дроиды, продукты, оружие – добра в трюмах «Эрбээма» хватило бы для основания и поддержания сносной жизни небольшой колонии. Был даже разобранный на части гигантский шагающий экскаватор, детали которого занимали полтора контейнера. Среди всего этого изобилия принайтованный к транспортной платформе и затянутый пленкой небольшой портовый погрузчик с репульсорным подъемником, ютившийся в глубине первого контейнера, являл собою материальное воплощение понятий «неважность» и «незаметность».
Времена стояли неспокойные, так что к прыжковой точке грузовик шел в составе хорошо охраняемого конвоя. Потом патрульные катера отвернут обратно, а вот три корвета прыгнут вместе с транспортами, обгонят их в гиперпространстве и выскочат в точке назначения на полчаса раньше конвоя, чтобы убедиться в отсутствии неприятных сюрпризов. Все продумано, механизм отработан, накладки невозможны. Даже страховые компании понимают это, предлагая конвоируемым транспортам льготные условия. Что, в свою очередь, позволяет грузоперевозчику снизить тарифы на свои услуги, благо за охрану платить не надо – об этом позаботились власти сектора. Торговля процветает, уровень жизни растет, капитализм озаряет всех своей золотой улыбкой.
***
И только группка отщепенцев верит не в капитализм, а в абсолютно свободное предпринимательство, свободное от всего, даже от соблюдения законов. Эта группка, кстати, и купила упомянутый чуть выше погрузчик. Лирг предлагал не тратить деньги и угнать машинку, но его быстро осадили: никто не хотел лишних проблем на таможне.
Вместе с «Эрбээмом» маленький погрузчик нырнул в гиперпространство. Замотанные противоударной пленкой фары смотрели в стенку грузового контейнера №1. Ничего не происходило. Прошло уже два часа – а все еще ничего. Не. Происходило. А потом произошло.

***
Искуственный интеллект часто ошибочно наделяют чертами интеллекта живого. Это не так. Мозг дроида чрезвычайно сложен, и программная заданность его поведения может быть неочевидна. В простых механизмах ограничения ИИ видятся гораздо четче и яснее. Взять, к примеру, предохранитель мотиватора гипердрайва. Там даже электроники практически нет, простая проволока, на которую подается постоянное напряжение с гравидатчика. Если датчик обнаружит препятствие на траектории в гиперпространстве, то сигнал его даст пик напряжения, и проволока «примет решение» перегореть, и никаким уговорам передумать не поддастся. Просто и эффективно, но по-другому и нельзя, когда решение должно быть принято за миллионные доли секунды.
А гравидатчик? Ничуть не умнее. У него есть вход, правила обработки сигнала и выход. Если он почувствует внезапный рост гравитации на своем пути, то не заорет «О Боже, планета!», не испугается, не запаникует, не будет судорожно решать, что-же надо делать в такой ситуации. Он обработает сигнал, и ничто более его не касается. Только живые боятся смерти.
По сравнению с датчиком и предохранителем установленная на погрузчике микросхема была мыслителем и философом, постигшим суть времени и причинно-следственной связи. Это были часы с будильником, но вместо звонка сигнал включал законтренный репульсорный подъемник. Естественно, лишь чуть дернувшись, тот должен был замереть. Только вот место обычных батарей в корпусе занял блок мощных конденсаторов, а предохранители были заблаговременно сняты и обойдены. Полная трудовых свершений жизнь репульсора мгновенно завершилась, так что он даже не дернулся, а порожденный разрядом совершенно чудовищный гравитационный пик в репульсоре был столь краткосрочным, что его никто не заметил.
Кроме гравидатчика.
Выпустив струйку сизого дыма, мотиватор отключился.
«Эрбээм» вывалился в обычное пространство на восемь часов раньше срока, в межзвездной пустоте.
Которая не была пустой.

***
- Есть отметка! 26-15, дистанция 8.
- Проклятье, далековато. Вперёд!
- Есть вперёд.

***
Экипаж «Эрбиэма» сладко спал, лишь дежурная вахта из кока и инженера бдила на мостике. Кок был парнем простым, но ушлым, и уже освободил механика от недельного жалованья. Проигравший зло отбросил карты, выругался и от внезапного рывка улетел вверх тормашками к комингсу. Кок успел вцепиться в края стола и ошалело уставился на бесчисленные точки звезд, вдруг появившиеся на обзорном экране. Освещение мигнуло пару раз и погасло, потом снова включилось. Кряхтя, инженер поднялся на ноги, оттолкнул с пути привставшего кока и быстро осмотрел консоль управления гипердрайвом, усыпанную красными огоньками. Чертыхнувшись, он развернулся и стремительно захромал к машинному отделению. Кок торопливо сгреб примагниченные фишки со стола в карман и бросился следом – все равно на мостике от него толку было мало, а оставаться одному страшно. Ни тот, ни другой не обратили внимания на появившуюся на радаре быстро приближающуюся метку.

***
- Вижу шлюз, включаю притягивающий луч.
- Есть касание. Магнитный захват включен.
- Переходная камера герметична.
- ВПЕРЁД!!

***
Через три минуты после вскрытия шлюза абордажной партией команда контейнеровоза «Эрбиэм» была удивлена, ошарашена и возмутительнейшим образом незаконно задержана и заперта в спасательной капсуле. Особенно негодовал кок – ладно корабль угнали, но один из пиратов содрал с него почти новую куртку! Кок забился в дальний угол капсулы и шипел от злости.
- Ненавижу родианцев!
- Скажи спасибо, что не пристрелили – фыркнул навигатор. – Надеюсь, работорговлей они не балуются.
Все посмотрели друг на друга. Капитан пожал плечами.
- А чего, собственно, мы ждем? – и ударил по большой красной кнопке. В сопровождении грохота и вспышки сработавших пиропатронов капсула выстрелила в пространство, одновременно включив свои примитивные астросенсоры. Через полчаса она определит путь в ближайшей населенной планете и тихонько поползет к ней на своем маленьком одноразовом гипердрайве.

***
Но гораздо раньше длинные зеленые пальцы с присосками вставят в мотиватор «Эрбиэма» новый предохранитель, система прогонит самодиагностику и отрапортует на мостик о своей полной готовности. Контейнеровоз вместе с семьюдесятью тысячами метрических тонн груза и намертво прицепившимся к рубке корабликом быстро разгонится и огненным росчерком исчезнет из обычного пространства.

***
Маленькая колония на Эр-Бидане была бедна. Первоначальные изыскания предполагали крупные залежи руд, но добраться до них оказалось делом сложным и неэффективным. Организовавшая колонию горнодобывающая корпорация свернула свое присутствие, но часть людей уже прижилась на новом месте и не пожелала улетать, тем более что небольшие шахты были вполне рентабельны. Так и жили. Никаких излишеств, никакой роскоши. Но бедность колонии была не безнадежной, от которой опускаются руки и ржавеет брошенная без запчастей техника. В каждом новом поколении эрбиданцы жили чуть лучше, чем в предыдущем. Никто не голодал, планета вполне обеспечивала себя пропитанием, хотя привозные деликатессы в ресторанах и были чрезвычайно дороги. Экспорт руды давал пусть небольшой, но стабильный приток валюты. Пять лет назад повторная серия геологоразведочных работ обнаружила наконец крупное рентабельное месторождение. Имевшихся у колонистов маленьких проходческих щитов для его разработки было недостаточно, сдавать же с потом и кровью поднятую колонию в долговое рабство крупному бизнесу никто не хотел. Была проведена всепланетная подписка, выпущены облигации специально организованного инвестиционного фонда «Эр-Бидан Тек» и за полгода собраны необходимые для покупки средства. Грандиозный горнорудный комплекс в виде шагающего экскаватора разобрали на части, загрузили на транспорт и отправили на Эр-Бидан. Больше транспорт никто не видел.
Страховая компания после долгих проволочек выплатила оговоренную сумму – с учетом износа, необходимости сборки и наладки, транспортных расходов и прочих хитростей на полученные деньги можно было бы заказать разве что новый ковш без доставки.
Впервые за триста лет на Эр-Бидане поселилось уныние.

***
Зачем деньги, если не можешь их тратить? Не на бизнес, а на себя, на свое удовольствие. Формула «Деньги–Товар–Деньги’» была самым гигантским обманом в истории цивилизации – и прежде всего потому, что эта формула была абсолютно верна. Но она замещала в сознании цель методом её достижения, вместо счастья предлагая бесконечный бег в его направлении. Нет, иногда надо откинуть всю шелуху и просто наслаждаться жизнью. Прочь воспоминания о тюремном бараке и каторжном труде в шахте! Уютная вилла, красивый закат за окном, отключенный коммуникатор, горячая ванна, дорогой бренди в бокале, тихая музыка. И еще минимум час – никого вокруг, никаких посетителей, никаких дел..
- Есть одно маленькое дело.
Прокио подпрыгнул от неожиданности, выплеснув десяток ведер воды на мраморный пол.
- Кто здесь?!
Бешенно озираясь, Роттс схватил первое, что попалось под руку – розовую пластиковую щеточку на длинной ручке для чесания спины – и выставил ее перед собой.
- Покажись!
Из тени выступил угловатый силуэт. Движение руки:
- Этим меня не сразить.
Щеточка вырвалась из рук Прокио и улетела в угол. Тот уставился на свою пустую ладонь, потом на щеточку в углу. Перевел взгляд на фигуру.
- Отличный фокус.
Силуэт сделал шаг вперед и снял капюшон, оказавшись седовласым человеком.
- Это лишь крохотная демонстрация возможностей того, кто владеет Силой.
Прокио обернулся полотенцем и вылез из ванны.
- Джедай. Не знал, что вы еще остались.
Человек чуть скривился.
- Как я уже сказал, есть одно дело.
- И чего же хочет от меня почтенный джедай?
- Меня зовут Биррэн Ор. И мне нужен экскаватор.
Человек внимательно посмотрел на гаморреанца.
- Экскаватор нужно отдать.
Роттс помотал головой. Он и сам думал, что экскаватор нужно отдать. Конечно. Зачем ему экскаватор? Экскаватор нужно отдать.
- Нужно отдать?
- Экскаватор нужно отдать.
Но ведь отдать просто так – это неправильно. Что-то тут не так. Но что? Ведь экскаватор нужно отдать.
- Да, экскаватор нужно отдать. Но я не могу.
- Можешь. Экскаватор нужно отдать.
- Нет. Нет транспорта. Нечем везти.
Джедай снова сфокусировал взгляд.
- Что?
- Два контейнера болтаются в вакууме, их нужно чем-то тащить.
- У тебя есть транспорты.
- Перевозка стоит денег. – Роттс ощерился. – И экскаватор тоже.
- Экскаватор нужно отдать.
- Нужно. Но не отдам.
Человек хотел было что-то сказать, но потом вздохнул.
- Хорошо. Доставивший контейнеры в грузовой порт Эр-Бидана получит половину страхового возмещения.
- Почему только половину?
- Потому что половины ДОСТАТОЧНО. Это очень много денег.
- Очень много денег – это достаточно. Очень много денег – это достаточно.
- Не надо паясничать, Роттс.
- Откуда я знаю, что ты не пытаешься вложить эту мысль в мою голову, джедай?
- Я был джедаем. Уже несколько лет я.. нахожусь в отпуске.
- Несколько?
- Около тридцати. Срок достаточный, чтобы понять, когда трюк перестает действовать.
- Извини, что я не тупой гаморреанец из голодрамы.
- Не тупой. Именно поэтому ты и продашь ненужный тебе кусок железа за хорошие деньги.
- Как ты меня нашел?
- Тридцать лет люди приходят ко мне со своими проблемами. Тридцать лет за скромное вознаграждение я их решаю. Иногда приходится использовать свои скромные способности.
- Звучит угрожающе.
- Обо всем можно договориться, особенно если собеседник готов тебя выслушать. Никакой расчлененки. Так проще и эффективнее. – Биррэн Ор развернулся, взмахнув полой плаща. Дорогого плаща из тонко выделанной узорчатой кожи вулкарска, как сейчас заметил Прокио.
- Вижу, бескорыстная помощь посредника неплохо оплачивается?
Джедай приостановился в дверях и, не поворачивая головы, хмыкнул:
- Зачем деньги, если не можешь их потратить?


--------------------
Никогда не бойся делать то, что ты не умеешь. Ковчег был сооружен любителем. Профессионалы построили "Титаник".
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Rover A.J.
сообщение 16 Февраль 2010, 23:41
Сообщение #5


Soldier of Misfortune
Иконка группы

Группа: Обитатель
Сообщений: 301
Регистрация: 31 Май 2009
Из: Нижний Новгород
Пользователь №: 8286
Раса: Корун



Всем доброго позднего вечера)
В первых строках своего поста хочу поблагодарить всех, кто голосовал и участвовал в обсуждениях конкурсных рассказов, - благодаря вам в финал вышли очень интересные тексты. И, конечно же, три персональных спасибо авторам thumbsup.gif
А теперь, собственно, оценки и краткие комментарии.

Встреча

Сюжет этого рассказа прост, как депеша с фронта, его полный пересказ можно уместить в одно предложение, но это ни в коем случае не упрёк – с чисто литературной точки зрения текст очень, очень хорош. Да, можно отметить перегруженность деталями и флотской терминологией, но эти термины знакомы любому фанату ЗВ (а если незнакомы, читайте энциклопедии, источник знаний). Порой встретится усложнённая конструкция или проскользнёт неблагозвучие ("Они подтвердили подлинность послания и передали приказ..."), но восприятию текста это не мешает. Всё остальное полностью уместно. Для заявленной темы именно такой суховатый стиль, разбавленный лёгкой иронией, подходит идеально. Браво, автор.
Сложнее дело обстоит с эмоциональным воздействием. Вроде бы, экстремальная ситуация подразумевает сопереживание: выживет главный герой или не выживет, спасёт своих или не спасёт? Да только изначально ясно, что с ним всё будет в порядке, а когда на сцене появляется Вирс, интрига умирает окончательно. Оба выживут, никуда не денутся, у них ещё вся ОТ впереди. Эмоциональный фон текста напряжённый, но ровный, в нём нет кульминации. Дважды мог вспыхнуть внутренний конфликт (Пиетта со старпомом и Пиетта с Вирсом), и дважды он моментально гаснет. Да, понятно, что все герои - дисциплинированные благоразумные профессионалы, но… Порой кажется, что за показаниями приборов наблюдать интереснее, чем за людьми.
Также остаётся невыстрелившее ружьё: нам не дают ответа, кем были "слишком сытые" повстанцы. Конечно, разведка во всём разберётся, не сомневаюсь, но сюжетная линия оборвана. И вообще, создаётся впечатление, что это не законченный рассказ, а глава, вырванная из большого обстоятельного военно-политического романа с неторопливым развитием сюжета. Хотя глава интересная и мастерски написанная, не спорю, – её хочется перечитать ещё и ещё раз. И очень хочется прочитать тот самый гипотетический роман)

Оценки:
Оригинальность сюжета: 4
Лексическая выразительность: 5
Стилистическая выразительность: 5 с плюсом
Эмоциональное воздействие: 4

Свободное предпринимательство

Признаюсь честно, первые предложения этого рассказа повергли меня в уныние. Три тяжеловесных, перегруженных эпитетами периода так явно не соответствуют всему духу текста, что кажется, будто их писал другой человек. Невольно думаешь: а может, автор сделал это специально? Не красоты ради, но шутки для вставил в текст маленькую пародию на все эти штампованные ЗВшные кантины с соблазнительными тви'лекками? Хорошо, если так, но начинать с неё текст в любом случае было ошибкой: в коротком рассказе - особенно в коротком рассказе! - нельзя недооценивать значение первой фразы.
Но вот главный герой с неудовольствием замечает, что «грудей всего две», и всё становится на свои места. Перед нами классическая байка бывалого контрабандиста, которая после некоторой доработки прекрасно смотрелась бы в официальных сборниках вроде «Баек из кантины Мос-Айсли». Автор чужд пафоса, он просто развлекает - и делает это мастерски, с долей хорошего ненавязчивого юмора. Даже технические подробности поданы в виде остроумных метафор. В малый объём текста уместился солидный отрезок времени, однако повествование не выглядит рваным. Стиль повествования вполне соответствует характеру персонажа, он лаконичен и в меру грубоват. Особенно радует, что автору не изменило чувство меры: обилие вульгаризмов или криминальный жаргон только повредили бы рассказу, нескольких метких просторечий вполне достаточно.
Однако замечу, что тексту не помешала бы ещё одна вычитка. Внимательный бета-ридер и тавтологию исправит ("Никто не голодал, планета вполне обеспечивала себя пропитанием..." - Капитан Очевидность где-то рядом? wink.gif), и обязательно подскажет, что слово "деликатесы" пишется с одной буквой «с», «бешеному» - с одной «н», а «стаккато»... кхм... пишется именно так, как оно написано выше. Также хочется отметить два спорных момента. Первый касается не литературы вообще, а исключительно реалий ЗВ. Расчётливый, спокойный, саркастичный гаморреанец, способный противостоять майнд-трику? Простите, не верю. Во-вторых, не раскрыт образ Биррэна Ора. Нет даже намёка на его мотивацию. Как он попал в преступный бизнес? Скрывался от Чистки? Или он просто авантюрист по натуре, которому осточертели орденские порядки? Неизвестно. Вместо интересного и оригинального персонажа – много ли мы видели рыцарей, ушедших в криминал? – получился схематичный набросок. Думаю, если бы на коронной фразе джедая повествование не закончилось, рассказ бы только выиграл.
Но, несмотря на вышесказанное, текст оставил самое приятное впечатление.

Оценки:
Оригинальность сюжета: 4
Лексическая выразительность: 4 (уважайте правила грмтк)
Стилистическая выразительность: всё-таки 5
Эмоциональное воздействие: 5

Камень-ножницы-бумага

Стандартная сюжетная схема для юмористической AU: забавное допущение порождает цепочку гэгов. Да, это допущение немотивировано, ну и что? Забудем о логике, всё равно главную роль в этом рассказе сыграет не сюжет, а качество шуток. И о литературных критериях тоже забудем, как ни крутись, а приходится набивать стандартный комментарий: «Текст грамотный, читается легко». Автор использует всего один, старый и проверенный стилистический приём, - перенос в ДДГ реалий Земли-матушки. И компьютерный сленг, и русифицированный Оби-Ванюшка, и пословицы-поговорки, и, конечно же, какая-нибудь производная от слова "фиг"... Всё это мило и забавно, но сколько фиков и оригинальных произведений, написанных подобным стилем, мы уже видели? Тысячи их.
Однако текст смешной. Местами очень смешной. С этим не поспоришь.

Оценки:
Оригинальность сюжета: 4
Лексическая выразительность: 4
Стилистическая выразительность: 3
Эмоциональное воздействие: 5


--------------------
Падут замки и своды, долги пойдут ко дну
Для тех, кто у свободы в пожизненном плену,
Для тех, кто без печали проходит по земле,
Как греки завещали и дедушка Рабле.
© Л. Бочарова
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
decemberfox
сообщение 25 Февраль 2010, 18:33
Сообщение #6





Группа: Заглянувший
Сообщений: 1
Регистрация: 9 Ноябрь 2009
Пользователь №: 8481



Здравствуйте, люди добрые.
Я искренне прошу прощения за непозволительную задержку с оценками. Можно кидать в меня тяжелыми предметами и тухлыми помидорами.
Если это еще нужно, то мои оценки:
- Камень-ножницы-бумага
1. оригинальность сюжета - 3
2. лексическая выразительность - 2
3. стилистическая выразительность - 2
4. эмоциональное воздействие - 1
Простите, но рассказ очень "рваный", к тому же произвел на меня впечатление этакого стебного фанфика, рассчитанного исключительно на тех, кто "в теме".

- Встреча
1. оригинальность сюжета - 3
2. лексическая выразительность - 4
3. стилистическая выразительность - 3
4. эмоциональное воздействие - 2
На мой взгляд, автор несколько излишне углубился в подробности, за счет чего рассказ, который стоило бы вести в достаточно высоком темпе, стал излишне спокойным, а развязка крайне невыразительной и смазанной.

- Свободное предпринимательство
1. оригинальность сюжета - 4
2. лексическая выразительность - 3
3. стилистическая выразительность - 3
4. эмоциональное воздействие - 3
Очень неплохая задумка, решенная с определенным изяществом. Однако, как и в предыдущем случае, смазано главное - финал. он не так ярок, как хотелось бы.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Шон Вернер
сообщение 25 Февраль 2010, 19:56
Сообщение #7


ангел с модераторскими крылышками
Иконка группы

Группа: Модератор
Сообщений: 3146
Регистрация: 8 Февраль 2005
Из: Краснокамск
Пользователь №: 1736
Раса: человек



Спасибо арбитрам за оценки!

В ближайшие несколько часов я подведу итоги и будет объявлен победитель.
И сняты маски с авторов.


--------------------
Никогда не бойся делать то, что ты не умеешь. Ковчег был сооружен любителем. Профессионалы построили "Титаник".
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Шон Вернер
сообщение 26 Февраль 2010, 00:57
Сообщение #8


ангел с модераторскими крылышками
Иконка группы

Группа: Модератор
Сообщений: 3146
Регистрация: 8 Февраль 2005
Из: Краснокамск
Пользователь №: 1736
Раса: человек






Итак сначала подведем итоги голосования.

Встреча
Оригинальность сюжета: 4 + 3 = 7
Лексическая выразительность: 5 + 4 = 9
Стилистическая выразительность: 5 + 3 = 8
Эмоциональное воздействие: 4 + 2 = 6
Итого 7 + 9 + 8 + 6 = 30

Свободное предпринимательство
Оригинальность сюжета: 4 + 4 = 8
Лексическая выразительность: 4 + 3 = 7
Стилистическая выразительность: 5 + 3 = 8
Эмоциональное воздействие: 5 + 3 = 8
Итого 8 + 7 + 8 + 8 = 31

Камень-ножницы-бумага
Оригинальность сюжета: 4 + 3 = 7
Лексическая выразительность: 4 + 2 = 6
Стилистическая выразительность: 3 + 2 = 5
Эмоциональное воздействие: 5 + 1 = 6
Итого 7 + 6 + 5 + 6 = 24

Итого у нас получается победитель Свободное предпринимательство

Сообщение отредактировал Шон Вернер - 26 Февраль 2010, 00:57


--------------------
Никогда не бойся делать то, что ты не умеешь. Ковчег был сооружен любителем. Профессионалы построили "Титаник".
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Поделиться темой: Поделиться ссылкой через ВКонтакте Поделиться ссылкой через Facebook
Тема закрытаНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 20 Окт 2017, 06:32

Рекламные ссылки: Дневники беременности на Babyblog.ru//Бэбиблог - соц сеть для будущих мам //