Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

> М'Бана, Система на границе Неизведанных регионов.
Airen Demurg
сообщение 4 Декабрь 2018, 21:14
Сообщение #1


Темное Солнце
Иконка группы

Группа: Герой
Сообщений: 1417
Регистрация: 28 Август 2003
Из: Ташкент
Пользователь №: 203
Раса: Фаллиен



Солнце - красный карлик.
Рельеф - горы, джунгли, мелкие моря.
Интересные места - подземные города, пирамидальные города в джунглях.
Представляет интерес для археологов.
Преобладающий разумный вид - Бана, арахниды.
Уровень развития - первобытные племена, родоплеменной строй.


--------------------
Никогда не знаешь, где тебе повезет
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
 
Начать новую тему
Ответов (1 - 4)
Sotnik
сообщение 5 Декабрь 2018, 22:04
Сообщение #2


Землепроходимец
Иконка группы

Группа: Постоялец
Сообщений: 887
Регистрация: 26 Июнь 2007
Из: ИзНаКурНож
Пользователь №: 6795
Раса: Человек



20 лет назад

Лагерь разбили уже к вечеру, решив приступить к работе на рассвете. Ближайшие руины расположились в полукилометре от лагеря. Скайл предлагал разбить лагерь прямо на полянке возле руин, но доктор отговорил его из соображений безопасности. Но пока не стемнело, было решено расставить оборудование и запустить туда дроида, чтобы с утра были уже первые результаты. Нова то крутилась возле студентов, то по мере сил помогала родителям распаковываться, то засыпала вопросами Скайла, их руководителя. Она страшно гордилась, что ее взяли в экспедицию. Настоящую, не игрушечную, которые устраивали во дворе!
Студенты в отличие от их пылкого научрука предпочли первую ночь провести в лагере. Кое-где уже зазвучали песни. Крит и Маар быстро прибрали к рукам начавшийся было фестиваль бардов, пока Скайл распаковывал оборудование.
- Вы трое, займитесь кухней. Первые же будете страдать, что на завтрак вселенское ничего. К лесу не подходить, алкоголь приберегите до первых открытий. Мы установим оборудование и вернемся.
Сидевшая у костра девочка подорвалась к ним.
- Можно с вами?
- Сейчас стемнеет, обратно возвращаться надо быстро, так что из лагеря - ни шагу.
- Ну мам!
- Никаких «мам». Завтра будет весь день на то, чтобы осмотреться, посидите хоть один вечер спокойно!
- А не будешь слушаться - пауки унесут! - шикнул один из студентов, взобравшись пальцами ей на плечо. Девочка незамедлительно хлопнула его по руке.
- А я не боюсь. Дядя Скайл рассказывал, что пауки хорошие, если их не обижать.
- Все хорошие, если их не обижать, - заметил кто-то из студентов.
- Только эти сами кого хочешь обидят, - поддержал кто-то еще. - Инструкцию все помнят?
- Еще бы... Близко не подходить, в глаза не смотреть, священными тыквами в футбол не играть... - последовало унылое перечисление. - Хорошо хоть к руинам пускают.
- Не ко всем, - возразили от костра. - К пирамидам Н'Теску не пускают, например. Священное место.
- А чего мы в тех пирамидах не видели? Тотемы в каждой деревне есть, один в один...
- В деревню тоже нельзя. Инструкция.
Про девочку как-то забыли. Обсуждали пресловутую инструкцию, пауков-Боно, разнообразно опасную фауну джунглей и обещанный выезд на пляж, к розовому от каких-то целебных рачков морю. За разговором лагерь обретал завершенный вид, небо темнело, открывая россыпи звезд, и такие же россыпи поднимались им навстречу из темной травы.
- Светлячки полетели...
Девочка грела уши. Инструкцию она конечно же знала, но считала важным повторить лишний раз. Где-то в рюкзачке лежала прозрачная банка, конечно же для образцов. Наблюдая за светлячками, Нова вдруг задумалась, что если их наловить побольше в банку, а потом дружно выпустить- получится настоящий живой салют. Идея показалась соблазнительной, и сделав пару шагов к траве, девочка приступила к охоте.
Светлячки оказались не лёгкой, но очень красивой добычей. Почти невесомые и изящные, они состояли, казалось, из одних золотистых глаз в радужных крапинках, огромных прозрачных крыльев и фонарика на конце длинного тонкого брюшка. Фонарики загорались, только когда насекомые взлетали, в траве их не было видно. Но каждый шаг заставлял светлячков взмывать в небо, чтобы не оказаться раздавленными, и Нова сама стала живым фейерверком.
Кружась и восторженно хихикая, девочка отходила все дальше, сама того не замечая. Сейчас для нее существовали только светлячки. На какое-то время позабыв про банку, она пробовала сделать так, чтобы светлячок задержался на ее руке, прежде чем взлететь.
Несколько попыток окончились неудачей. Потом один из светлячков завис над ладошкой. Может быть, его привлекло тепло. А может, он счел детскую руку подходящей заменой травинке. Во всяком случае, сделав несколько кругов, он сел точно посередине ладони, и тут же задрал кверху брюшко с фонариком. Призрачный бледный свет начал пульсировать, разгораясь и угасая, и этим привлек других насекомых. Спустя минуту Нова стояла в сияющем вихре. Светлячки взлетали и садились, кружились, устраивались на волосах и рукавах одежды...
Девочка тихонько пискнула от восторга и замерла, боясь спугнуть насекомых. Вот бы родителям показаться! Никто ж не поверит! Вспомнив о родителях, Нова подумала о том, что надо бы вернуться, пока ее не хватились. Но разрушать светящееся волшебство очень не хотелось.
Между тем живые огоньки понемногу смещались в своем танце, шаг за шагом увлекая ее за собой. Пока очередной шаг не пришелся в пустоту...
Нова с головой ушла в поток, струящийся в глубине ущелья. Он уже растерял кипучую силу горной реки, но еще не обрел степенной плавности лесной реки, и справиться с его течением было бы непросто даже взрослому человеку.
...в лагере никто не услышал тихого всплеска где-то в темноте.
Девочка коротко вскрикнула, но очень быстро рот заполнила вода. Плавать Нова умела, но удержаться у поверхности воды стоило немалых трудов, как и подавить панику, которая очень быстро бы ее утопила. Вскоре девочка выбилась из сил в попытках приблизиться к берегу и снова начала паниковать, рискуя захлебнуться.
Именно в этот момент судьба над ней сжалилась. Сделав несколько судорожных гребков наугад, Нова ощутила под ногами дно... Течение прибило ее к отмели. И хотя в темноте не было видно берега, можно было различить слабые всплески слева, и тихий стрекот ночных насекомых наверху в той же стороне.
Девочка устремилась к берегу из последних сил, шлепая и плеская, как большая рыба. Ноги не слушались и Нова выбиралась на сушу уже на четвереньках, фыркая и поскуливая. В рюкзаке все, конечно, промокло, в том числе ее любимый блокнот. Надо было брать непромокаемый, хоть он и весил в два раза больше. Выбравшись на более-менее сухое место, она стащила с себя рюкзак и рубашку, кое-как выжала их и сжалась в ком, подтянув колени к подбородку. К дальнейшим подвигам она была не готова. Сейчас немного отдохнуть, а потом кричать изо всех сил!
На ее счастье, ночи в джунглях мало чем отличались от дней. Так же тепло и влажно, только еще и темно. Влага не испаряется с кожи и одежды, переохлаждение не грозит. А нервный озноб опасен разве что риском выдать себя ночным обитателям леса...
В воде тихо всплеснуло, и Нова увидела два круглых, бледно мерцающих глаза. Каждый с ее ладошку. Они появились, медленно удалились вниз по течению, и снова пропали в глубине. Закричало высоко в ветвях какое-то существо - пронзительно и надрывно. Вопль завершился клокочущим звуком и шелестом - кто-то возился в ветвях. Лес был полон жизни...
Нова встревоженно оглянулась. Отец научил ее разводить костер, но абсолютно все было мокрым, а после крика в дереве она боялась лишний раз шелохнуться. С другой стороны, вон то глазастое же ее не съело! А ведь могло! Завернувшись обратно в мокрую, противную рубашку, Нова пошарила в рюкзаке в поисках фонаря. Тот не должен был промокнуть из-за своей конструкции. Пальцы застряли в какой-то каше - видимо, это была початая пачка воздушных шариков. Наконец, она нащупала фонарик и включила его прямо в рюкзаке. Размокший блокнот, размокшие хлопья, мокрая розовая плюшевая крыса, которая тут же тут же засветилась двумя парами глаз. Нова вытащила ее, выжала и, зажав подмышкой, продолжила аккуратно перебирать содержимое. Где-то был подаренный отцом ножик, и обменянная у студентов химическая зажигалка.
Кроме этих бесценных предметов, в рюкзачке нашлась сигнальная ракетница. Вещь громоздкая и не предназначенная для детских рук, но родители решили перестраховаться. Как в воду глядели...
Нова ахнула. Вот почему рюкзак был такой тяжелый! Вспомнить бы, как эту штуку запускать...
Она встала, прижимая все это к себе, и отошла подальше от дерева, к относительно открытому пространству, все еще озираясь по сторонам. Фонарик из рюкзака она так и не вытаскивала: ее приучили, что на открытом пространстве лучше видеть хуже, но дальше, чем светить себе под ноги, ограничиваясь световым кругом и привлекая к себе внимание. С ракетницей пришлось повозиться. Наконец, задрав ее в небо, девочка зажмурилась и запустила ее.
Ракета с шипением вырвалась из ствола, взлетела... И с треском взорвалась в ветвях. На Нову посыпались ветки, листья, оглушенные птицы... С тяжелым глухим звуком поодаль упало что-то крупное.
Девочка взвизгнула и закрыла голову руками. Когда сыпать перестало, она отряхнулась и робко осмотрелась на учиненный ею хаос. Тут уже пришлось достать фонарь.
Круг света выхватил из темноты берег, уходящий круто вверх, темное пятно в глинистом обрыве, невысокую траву, усыпанную ветками, сплетенный из полосок коры и листьев шар, и в нескольких шагах, среди тростника, что-то большое и темное.
- Ой, - пискнула девочка, натягивая на спину рюкзак. Подходить к большому и темному было страшно, но в конце концов оно по ее вине там валяется. Надеясь, что в лагере все же что-нибудь увидели и услышали, она аккуратно подошла сначала к шару, явно рукотворного происхождения.
Из округлого отверстия высунулась голова на длинной шее. Голову украшал длинный и острый как шило клюв. Клюв раскрылся, и Нову оглушил уже знакомый ей истошный вопль.
Нова зажала уши руками, чуть не выронив фонарь.
- Ну прости. Мне тоже не нравится, что я непонятно где. И мне не хотелось тебя сбивать!
Она с интересом рассматривала птицу, надеясь, что та не пострадала. Даже сделала шаг ближе, предусмотрительно зажав уши.
Та зашипела по-змеиному, разевая клюв, потом сделала угрожающий выпад, метя клювом в фонарик. И снова завопила так, что сверху листья посыпались.
Нечто в тростниках от этого крика дернулось, словно приходя в себя...


--------------------
Мы Борг. Сопротивление бесполезно. Приготовитесь к ассимиляции. Ваша культура и технологии будут добавлены к Коллективу Борг.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Sotnik
сообщение 6 Декабрь 2018, 16:55
Сообщение #3


Землепроходимец
Иконка группы

Группа: Постоялец
Сообщений: 887
Регистрация: 26 Июнь 2007
Из: ИзНаКурНож
Пользователь №: 6795
Раса: Человек



Нова убрала фонарь, чтобы не тревожить птицу. А затем решительно подхватила гнездо так, чтобы рука была подальше от дыры, и, светя фонарем в землю, медленно подвела его к большому силуэту, не решаясь светить напрямую.
Когда луч света приблизился к неизвестному существу, в тростниках вспыхнули отраженным светом восемь огоньков - голубых по краям и желтых в середине. Потом стали видны полосатые желто-бурые конечности, покрытые густой опушкой. И наконец голова, на которой и светились восемь глаз. Вокруг нее нимбом торчали пучки жестких черных волос, придавая вид смертельно испуганного существа, у которого буквально встали дыбом волосы.
На Нову смотрел абориген-Бана. Которого инструкция предписывала обходить за парсек.
- Ой, - Нова пискнула и медленно отступила, медленно опускаясь на корточки, чтобы не споткнуться и не полететь кубарем. Инструкцию она знала и всеми силами старалась соблюдать, но та не предписывала, что делать, если ты сбил сигнальной ракетницей аборигена с дерева, пытаясь обозначить свое местоположение! И вообще дядя Скайл говорил, что пауки хорошие. Но вдруг этот обиделся? Она бы точно обиделась.
Нова все так же аккуратно пятилась, уже на четвереньках, держа перед собой гнездо.
Птица шипела и порывалась долбануть клювом девочку, но не могла достать. Оглушенные обитатели крон, один за другим, приходили в себя и с криками ломились кто куда. Бана потрогал свою голову ногочелюстями - и припустил вслед за ребенком.
Нова замерла, выставив перед собой гнездо, лихорадочно вспоминая, было ли в инструкции что-то по поводу правильности бегства от аборигенов. Единственный ее шанс сбежать был только обратно в реку, туда почему-то не хотелось.
- Я правда не хотела тебя обижать!
Паук тоже замер. Двигались только конечности грудного отдела, отчаянно жестикулируя. Бана что-то пытался сказать девочке.
Убедившись, что ее не собираются сожрать, Нова медленно приподнялась из-за гнезда, за которым тщетно пыталась скрыться. Первый испуг прошел, существо выглядело не таким уж и страшным. Нова решилась на контакт.
- Я Нова, - она указала на себя рукой, подсветив лицо фонарем, - Меня принесло рекой, - она протянула руку в сторону шумящей воды и указала себе за спину. - И мне надо как-то вернуться назад, - Беспомощно добавила она, обхватив себя руками.
Паук снова замахал конечностями. Потом сообразил, что его не понимают, задумался на несколько секунд, прыгнул к реке, макнул в нее одну из лап, и задрал мокрую конечность так высоко, как мог. Потом запрыгал к берегу и начал карабкаться наверх.
Нова с интересом и легким беспокойством наблюдала за его действиями, усиленно соображая, что он хочет сказать.
Подняться наверх? А может, она сможет увидеть с дерева костер лагеря, если ее недалеко отнесло? Повесив фонарь на шею, она подхватила гнездо, сунула его в раскрытый рюкзак, стараясь не попасться под клюв, и принялась карабкаться наверх, к ближайшему удобному для залаза дереву.
Девочка добралась где-то до середины обрыва, когда послышался отдаленный шум. Будто взлетал крупный транспортник... Наверху запрыгал и застрекотал паук, и Нова вдруг увидела прямо перед собой когтистые паучьи лапки, протянутые к ней.
Едва не поскользнувшись в очередной раз, Нова протянула вперед руку, схватившись за паучью конечность почти рефлекторно.
В нее тут же вцепились еще несколько коготков, и вытянули наверх, к подножию дерева. Выпустив ребенка, паук застрекотал, тыча ногочелюстью вниз, в сторону реки. Шум приближался.
- Спасибо, - Нова заозиралась по сторонам, соображая, откуда доносится источник шума и не за ней ли это. Подняв фонарь, она посветила им туда, куда указывал паук.
Поверхность реки менялась на глазах. Она потемнела и вспучилась, течение стало быстрее. От полосы отмели, которая спасла девочку, уже почти ничего не осталось.
А потом с грохотом и ревом пришла стена воды и грязи... Ущелье мгновенно заполнилось почти до краев. Останься Нова внизу, шансов у нее не было бы никаких...
Девочка закрыла рот руками, чтоб не заорать, и попятилась от обрыва, шлепнувшись на пятую точку. Вот это было действительно страшно! А пауки хорошие.
- Извини пожалуйста, что я тебя сбила, - Нова всхлипнула.
В рюкзаке заверещала птица - ей не нравилось, что ее трясут. На оглушительный вопль ее не хватило, но негодование она все же высказала.
Паук легонько постучал когтем по плечу девочки, отошел на несколько шагов, оглянулся.
Вытерев нос, Нова аккуратно поднялась, шаря лучом фонаря по сторонам, и сделала пару неуверенных шагов вслед за спасителем.
Издав короткую стрекочущую трель, тот побежал дальше, то и дело останавливаясь, чтобы девочка не отстала от него. Местность постепенно повышалась, шум воды становился все тише и ниже...
Нова озиралась по сторонам, стараясь не отставать, размышляя о том, куда ее ведут. Может, бана знает, где их лагерь? А вдруг ее приведут к местным и принесут в жертву, как студенты пугали? Хотя ее могли уже съесть десять раз, но не съели же!
Через некоторое время потянуло дымком. Но вместо лагеря Нова увидела запрещенную инструкцией паучью деревню. На поляне, освещенные одной из девяти лун, серебрились густо оплетенные паутиной конусы. В центре под паутинным тентом горел костерок. И горели синим и желтым десятки паучьих глаз...
Нова остановилась.
- Но нам туда нельзя! - она скрестила перед собой руки и замотала головой. Почему именно нельзя, она не знала, но в лагере это преподнесли так, словно за это следовала мгновенная смерть.
Освещенная костром и луной голова ее провожатого имела откровенно озадаченное выражение. Он замахал ногочелюстями, спохватился, и начал жестикулировать в сторону собратьев. Те, несколько озадаченные увиденным, тихо переговаривались стрекочущими звуками, но замолчали, когда Нова уперлась.
На помощь пауку направились две самых крупных особи. Если подбитый Новой бана был крупнее нее, то любой из этих двоих смотрелся рядом с ним, как крейсер рядом с прогулочной яхтой. Густой мех без полос и пятен отливал в лунном свете золотом.
Нависая над гостями, они задвигали ногочелюстями.
Девочка поежилась, когда увидела размеры незнакомцев и, когда они приблизились в их сторону, растерянно шагнула за спину своему проводнику.
Последовали переговоры, состоящие из стрекота и хаотичных на человеческий взгляд жестов. По итогам этой непонятной беседы к ним подбежал еще один паук, он принес с собой устройство, в котором Нова могла распознать простейший лингвоанализатор с функцией переводчика. Когтистая лапа аккуратно нажала на кнопку включения, и золотой гигант застрекотал.
- Гость, - перевело устройство. - Нет страх. Ночь лес страх. Идти.
- Спасибо, - пискнула Нова, опасливо поглядывая на гигантов. Наличие переводчика несколько взбодрило ее. - Но меня могут искать родители. У нас лагерь вверх по реке.
Пауки еще немного помахали ногочелюстями. Эти взмахи анализатор не переводил. Ему был доступен только стрекот.
- Вода время сердиться, - сообщил второй великан. - Ходить потом. Теперь есть, спать, ждать.
- Хорошо, - послушно кивнула Нова, стараясь не думать о том, что в лагере будут сердиться еще сильнее. Она аккуратно стянула рюкзак, указывая на гнездо. - А ее куда? Упала в реку, я не стала ее там оставлять, потому что по моей вине упала.
Пауки еще посовещались. Потом один осторожно потрогал когтем гнездо. В ответ раздался вопль - пленница явно успела отдохнуть по дороге.
Дружная трель не нуждалась в переводе. Пауки были очень удивлены.
- Гость добыть ценность. Важность, - сказал один.
- Ритуал, - сказал второй. И обратился к девочке: - Гость сам добыть?
- Д-да, - смущенно ответила девочка, потерев ухо свободной рукой.
- Ритуал, - подтвердил второй. - Гость согласен?
Окончательно сбитая с толку, Нова кивнула.
Переводчик подобрали с земли и еще раз жестами пригласили Нову к костру. Птицу под истошные крики извлекли из рюкзака и подвесили на дерево - рядом с другими такими же гнездами. В них сонно возились и недовольно клекотали разбуженные птицы. Пауки у костра расступались, давая место маленькой гостье, чтобы могла обсохнуть и согреться. На горячих камнях у самого огня шипели куски мяса, завернутые в листья. Запах от них исходил умопомрачительный...
Нова робко прошла к очагу, усевшись на землю и прижимая к себе рюкзак. Какие же хозяева огромные! Но не такие уж и страшные. Она украдкой разглядывала аборигенов. Что за ритуал? Зачем им птица? От тепла начало клонить в сон и Нова мотнула головой, чтобы не задремать раньше времени.
Тем временем вокруг шла тихая суета. Пауки без полосок что-то делали, приносили, уносили, пока более мелкие особи с полосками держались на почтительном расстоянии, поджав ногочелюсти и помалкивая во всех смыслах.
Наконец к Нове подошел золотой бана, у которого в ногочелюстях был зажат небольшой сосуд. Его паук и протянул девочке.
В чашке из дерева темнел плод, покрытый золотистым пушком.
- Гость кусать.
Кусать незнакомый плод было страшно, но отказываться было уже поздно. Аккуратно достав плод, Нова откусила небольшой кусок, положив остальное обратно.
Мякоть оказалась темно-красной, терпкой и немного вяжущей на вкус. Чашку тут же унесли и принесли другую - с темной жидкостью.
У Новы слегка шумело в ушах, голова начинала понемногу кружиться. Возникло чувство, что она взлетает, очень медленно и плавно...
- Рисовать знаки. Где? - спросил паук.
Почему-то было понятно, что он спрашивает не о рисунках на флимси.
Нова вцепилась в рюкзак покрепче, не уверенная, что действительно не взлетит. На ней что-то хотят нарисовать! Это показалось очень важным, но в то же время - секретным. Поколебавшись, она указала себе за спину, не до конца уверенная, на что соглашается.
- Хорошо.
Анализатор переводил только слова. Остальное приходилось угадывать. Но откуда-то Нова знала, что ее выбор одобряют. Не лицо, не руки, не грудь, где все на виду. Место, где не увидит никто, если сам не покажешь. И знают только те, кто был свидетелем ритуала.
Двигаться девочка уже не могла. Но могла чувствовать, как цепкие коготки поднимают рубашку на спине. Как что-то колет кожу - не сильно, не до острой боли, но достаточно чувствительно, чтобы причинить дискомфорт. Как что-то стекает по спине...
Нова зажмурилась и уткнулась лицом в сложенные руки. Они говорили про рисунки, а сами что делают?
Незаметно пришел сон. Неотличимый от яви - она могла ходить, бегать, смотреть... Смотреть на себя со стороны. Могла видеть, как темная краска стекает по царапинам на спине, как ее бережно стирают пористым листом, чтобы не потерять ни одной драгоценной капли. Как на коже образуется рисунок из знаков, смысл которых она не могла постичь, но ощущала, что за ними кроется непредставимая древность. И тайная сила. И что-то еще...
Нова попыталась спросить, что это значит и что она должна теперь делать, но слова выходили невнятными, она сама не могла разобрать их смысла, но раз за разом упорно пыталась собрать мысли в осмысленные звуки.
Один из золотых гигантов, не занятый нанесением татуировок, коготками ногочелюстей легонько касался волос спящей девочки. Сейчас Нова понимала его жесты.
Спи, говорили его движения. Спи, дитя чужого народа, которое пришло, чтобы исполнить обещание, данное в незапамятные времена. Спи, больше не о чем тревожиться, потому что река судьбы подхватила и несет нас всех, и больше нет силы, способной остановить или повернуть ее. Спи, будет день, будут слова и знаки, и только одного у тебя не будет никогда...
Мысли спутались окончательно, оформившись только в бессловесный вопрос.
Права на поражение, ответили скользящие в мокрых спутанных волосах коготки. Права проиграть. Права отступить... Носящий эти знаки не может позволить себе сдаться.
А время для боя еще не пришло. Но придет...


--------------------
Мы Борг. Сопротивление бесполезно. Приготовитесь к ассимиляции. Ваша культура и технологии будут добавлены к Коллективу Борг.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Sotnik
сообщение Вчера, 20:26
Сообщение #4


Землепроходимец
Иконка группы

Группа: Постоялец
Сообщений: 887
Регистрация: 26 Июнь 2007
Из: ИзНаКурНож
Пользователь №: 6795
Раса: Человек




Крит, Маар и Скайл вернулись поздно, сунулись на кухню, нагнали студентов, таки доставших алкоголь.
- Нова спать ушла?
- Да, куда ж еще.
Крит заподозрила неладное.
- То есть вы не уверены?
- Она не стремилась пробраться за вами следом, значит, легла спать.
- А теперь вопрос: куда, если в нашем модуле ее нет?
- Может, к Марте и Хэйли? Последний раз вроде с ними сидела.
Сонные девушки виновато развели руками: когда они уходили спать, ребенка с ними не было.
Очень быстро выяснилось, что ни в одном из модулей девочки нет. Поднятые на ноги студенты быстро сообразили, что дело серьезное: ребенок, ночью, в джунглях... Не до шуток.
На крики никто не отозвался. Поиски с фонарями и факелами тоже ничего не дали. Найти следы там, где ставили лагерь студенты... Задача для ищейки, а не для археолога.
Наконец кто-то нашел пустую банку для образцов. С горем пополам отыскали следы по примятой траве. След вывел к обрывистому берегу реки. Там еще виден был осыпавшийся подмытый участок...
Крит срывалась то на плач, то на проклятия, метаясь по берегу загнанным зверем, Маар с трудом успокоил ее: по его соображениям оползень случился сравнительно недавно, а раз девочку никто не видел продолжительное время, уплыла она гораздо раньше. Скайл хмурился и что-то высчитывал, потом подозвал одного из студентов и поинтересовался, можно ли найти ребенка при помощи одного из дроидов. Маар же порывался уложить жену спать и отправиться на поиски в одиночку. У него, как чистокровного наухирри были основания полагать, что ничего катастрофического не случится, но обьяснить этого жене у доктора не получилось.
Студент подумал и ответил, что в теории можно попробовать. Хотя никаких гарантий дать он не может - джунгли богаты обитателями на всех ярусах леса, и даже фильтр по размерам не слишком облегчит положение.
Скайл настоял на том, чтобы все-таки попробовать: если дроид передаст им видео, по характеру движения теплового пятна можно будет сообразить, что это человек. На самом деле профессор чувствовал себя виноватым в случившемся и просто не хотел сидеть сложа руки.
Дроида настроили и подняли в воздух. И тут же обнаружили странность.
Берега реки словно вымерли. Животные уходили прочь от них, поднимаясь на возвышенности.
- Не собирается ли какой-нибудь бури, о которой мы не знаем? - спросила Крит, немного успокоившись: по крайней мере они начали поиски дочери, а не топтались по берегу.
- Нужно уточнить карту этой реки: где она сворачивает, там могут быть отмели, - распоряжался Скайл, наблюдая за показаниями.
Метеокарты сообщали, что в горах идут сильные грозовые ливни. Карты поверхности позволили отыскать излучину в одиннадцати километрах от лагеря вниз по течению. Выше по течению по понятным причинам не искали. Дроид пошел вдоль реки вниз, но уже через несколько минут зафиксировал подъем уровня воды. С предгорий шел поток воды, смешанной с грязью и обломками, кошмар всех жителей гористых местностей.
Селевой поток.
Только вернувшая самообладание Крит вновь впала в панику, ругаясь на жуткой тарабарщине и поминая всех богов. Искать на реке было бесполезно, оставалась надежда, что девочка успела где- нибудь выбраться и спрятаться.
- Пусть дроид пройдет сначала этим берегом, потом соседним, - распорядился Скайл.
В поисках прошел остаток ночи. Дроид не нашел никаких признаков жизни по берегам реки на протяжении полусотни километров.
К утру ревущая река успокоилась. Подмыв берега увеличился, обрыв стал ближе к лагерю на несколько шагов, но модули не пострадали.
А когда рассвело, в лагерь явился огромный золотистый паук с лингвоанализатором в ногочелюстях.
Полусонные тела у костра в панике завозились. Кто-то окаменел, зажав рот руками, кто-то тихо ругнувшись, медленно попятился к кострищу.
Маар медленно поднялся, выпустив из рук завернутую в пончо жену, задремавшую лишь час назад, и, сделав к чужаку пару шагов, опустился на колени, склонив голову. Скайл с недосыпа решил, что у него галлюцинации: на его памяти бана не выходили на прямые контакты с местными, а этот нес устройство. Так или иначе, ближе всех к аборигену оказался отец девочки. И он не выражал страха. Чувство вины, в том числе за беспокойство, покорность перед местным, мудрым и сильным, - но не страх.
От реки тянуло знобким утренним туманом. В лесу было тепло, но здесь, на открытом месте, утро принесло прохладу. Арахнид вряд ли испытывал беспокойство - золотой мех, покрывавший его, наверняка сохранял тепло куда лучше человеческой одежды.
Бана положил лингвоанализатор на землю и включил его. Над поляной послышался стрекочущий звук, который тут же начало переводить устройство.
- Мир под солнце. Я здесь сказать, мы принять обещанный гость. Мы исполнить ритуал.
Крит встрепенулась, открыла глаза от незнакомого голоса и вздрогнула.
- Какой ритуал?
Когтистая мохнатая конечность потянулась к Маару, коснулась плеча.
- Нимфа твоего яйца взять добычу. Принести нам. Сильное потомство. Ты оставить нам?
Мужчина молчал несколько мгновений, прогоняя эмоции, хлынувшие не слабее вчерашнего селевого потока и подбирая слова.
- Она дала согласие?
- Что вы собираетесь сде... - Скайл не договорил, на него шикнула Крит.
- Она может сама принять решение, - добавил доктор. Фраза прозвучала скорее утверждением, чем вопросом.
Паук сделал несколько взмахов педипальпами, которые прибор не перевел. Потом ответил:
- Хорошо. Приходить наш дом. Решать.
С этими словами он подобрал анализатор, развернулся и скрылся в лесу, стремительно и беззвучно.
- Значит ли это, что нам придется посетить деревню? - осторожно спросила Крит.
Скайл молчал, лихорадочно соображая, что предпринять. Соображалось плохо. Все были вымотаны ночными поисками и изрядно напуганы, и пока шли переговоры, доктор тихонько покинул лагерь, не дожидаясь принятия какого-то общего решения.

Полностью снимать лагерь не стали, Скайл не видел смысла тащить туда всех несмотря на интерес. Взял самых спокойных и опытных студентов, в которых был уверен, хотя, признаться, не испытывал уверенности сам: контакт вел его коллега, но Скайл все еще считал себя виноватым а инциденте. Крит молчала всю дорогу, сохраняя ледяное спокойствие, граничащее с безразличием.
Пробираться через влажный тропический лес даже при свете дня было тем еще испытанием. Без постоянной корректировки с воздуха группа сбилась бы с пути, не успев утомиться. В деревню не было проторенных дорог, и оставалось лишь гадать, как сумела добраться до неё маленькая девочка. Да еще ночью.
Но все однажды кончается, кончился и этот изнурительный переход.
Маар добрался до деревни раньше, чем его догнали остальные, но входить в нее не спешил. Но он не прятался - ждал, пока его заметят, чтобы не оказаться слишком внезапным: в отличие от остальной группы двигался он практически бесшумно для человека.
Долго ждать не пришлось. Через несколько секунд после того, как он появился из-за деревьев, на него обратили внимание. К Маару устремилось многоглазое и многоногое полчище арахнид - значительно меньшего размера, чем посетивший лагерь археологов великан, но зато куда более воодушевленное прибытием нового гостя.
Маар глазом моргнуть не успел, как вокруг стрекотали, махали ногочелюстями и подпрыгивали десятки юных Бана.
Доктор встретил толпу спокойно, внимательно наблюдая за их жестами и делая про себя вывод, что скорее всего это молодняк. Он не пытался заговорить с ними, так как без переводчика это не имело смысла, показал только несколько жестов: на себя, на свои длинные волосы, и рядом с собой, после чего опустился на колени, чтобы стать ниже ростом. И уже в таком виде дожидался контактеров постарше.


--------------------
Мы Борг. Сопротивление бесполезно. Приготовитесь к ассимиляции. Ваша культура и технологии будут добавлены к Коллективу Борг.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Sotnik
сообщение Вчера, 20:26
Сообщение #5


Землепроходимец
Иконка группы

Группа: Постоялец
Сообщений: 887
Регистрация: 26 Июнь 2007
Из: ИзНаКурНож
Пользователь №: 6795
Раса: Человек



Нова повернулась набок, открывая глаза, и с удивлением поняла, что проснулась не в лагере. Вокруг неё было что-то шелковое, практически невесомое, а ещё не слышалось знакомого утреннего гомона. В памяти тут же всплыли события прошедшей ночи и девочка испуганно прижала к себе крысу. Значит, это действительно не было сном!
- Есть кто-нибудь? - робко позвала она, высовываясь наружу из импровизированной постели.
Снаружи оказался воздух. Шёлковый кокон покачнулся от ее движения, но растянутые между деревьями прочные нити паутины выдержали. До земли было невысоко, около метра.
Посередине поляны слабо дымился костерок, суетились бана, а на краю леса стоял человек...
Нова пискнула, обнаружив, что висит в воздухе, но взяла себя в руки и, засунув крысу за пазуху, стала осторожно спускаться, спрыгнув в конце.
- Папа!
Маар поднял голову.
Окружившие его молодые пауки дружно замерли, услышав возглас, развернулись - и как по команде помчались к девочке. Через несколько секунд щелкали, стрекотали и прыгали уже вокруг нее.
К Маару тем временем приблизились два золотых великана с уже знакомым устройством. Но теперь один держал его, второй взял на себя беседу.
- Мир под солнце, гость. Разделить тепло.
- И вам мира под солнцем, - Маар склонил голову, затем поискал взглядом дочь. Та, спустившись на землю, попала в толпу, которая несколько затруднила её стремление добежать до отца.
- Всё хорошо, это за мной, - она медленно двинулась сквозь толпу, коснувшись меха ближайшего паука, чтобы её пропустили. - Ох и влетит же мне!
Похоже было, что эти слова лингвоанализатор перевел на язык Бана. Потому что старейшина обратился к Маару:
- Обещанный гость не сам решить?
- Она еще не знает о нашей утренней беседе и о том, какое решение ей надо принять, - ответил Маар, медленно двинувшись навстречу Нове. Со стороны леса послышались голоса и учёный недовольно поморщился: сейчас Скайл со своей пылкостью помешает контакту.
Старейшина развернулся, взмахнул передними конечностями. Молодняк притормозил и подался в стороны, давая наконец отцу встретиться с дочерью.
Нова с разбегу взлетела отцу на руки, ничуть не смущённая его попытками наладить контакт с местными.
- Не ругайся, пожалуйста. Со мной всё в порядке. Я действовала по инструкции!
- Хорошо, хорошо, - Маар оглянулся на старейшину и поставил дочь на землю, впрочем, обнимая ее одной рукой. - Ты лучше расскажи мне, что ты успела сделать, а потом я тебе скажу, что тебе предстоит принять одно важное решение.
- Ну... меня принесли сюда светлячки. Точнее не прямо сюда, я упала в реку и меня сюда принесло уже течением. Потом я запустила ракетницу, но что-то пошло не так, потому что все вокруг попадали, а потом срочно надо было выбираться с отмели, потому что случился селевой поток, - девочка замедлилась на научном термине, и стала дальше щебетать про то, как её сюда позвали, как она принесла им птицу, которая орёт так, что заткнёт саму Марту, а потом... она осеклась, не совсем понимая, можно ли говорить о том сакральном действе, которое она уже приняла за сон. Замешкавшись, Нова аккуратно задрала рубашку со спины.
- Это очень важно, да?
- Да. Они хотят, чтобы ты осталась с ними.
- А можно! Ну, не навсегда, разумеется. Так, на денёчек. Мы познакомиться не успели! А наша экспедиция всё равно тут практически месяц! И я знаю, ты уговоришь маму!
- Нова!
- Ну пожалуйста! Они такие хорошие! Как там говорил дядя Скайл, это обмен опытом!
Маар нахмурился. Его лицо, как обычно, не выражало никаких эмоций, даже если внутри бушевала буря.
- Что она должна делать и сколько времени может провести с вами? - обратился он к старейшине, несколько сбитый с толку.
Громкие голоса, выбившиеся из леса и уже вполне различимые - Скайл спорил о чём-то с Крит, вдруг притихли. Люди не решались войти в деревню.
- Обещанный гость может жить с Бана, может идти, когда решить, что жить достаточно, может делать дела Бана, может учить Бана делать дела свой род, - перечислил арахнид. - Бана смотреть, слушать, думать. Петь.
Группа людей на опушке тихо переговаривалась. Затем Скайл поднял руку, голоса стихли, и он медленно, очень медленно, стал приближаться к беседовавшим. За ним последовала Крит.
- Будем ли мы большим беспокойством для вас, если будем приходить навещать её?
Скайл открыл рот, услышав последние слова, да так и замер, не сказав ни слова.
- Вы приходить наш дом, - эту фразу они уже слышали. - Бана готовить пищу. Бана собирать говорящий лист. Решать.
Паук взмахнул передними ногами, указывая на костер, и неторопливо направился к огню.
Маар кивнул. Затем обернулся к остальным людям и махнул рукой, мол, чего встали.
Крит тут же кинулась к Нове, которая ничуть не выглядела несчастной, напуганной и... соскучившейся по родителям настолько, чтобы тут же уйти вместе с ними из этого ужасного места назад в лагерь.
- Пойдём, я покажу тебе, где я спала! - высвободившись из объятий матери, Нова подхватила её за руку и потащила к подвешенным на деревьях сферам. А папа и без неё может решить важные вопросы, связанные с этими, как их... к о н т а к т ё р а м и.
Появление новых людей вызвало новый подъем энтузиазма. Стрекочущая молодежь окружила их, и к центру поселения археологи шли под оглушительный гвалт. Самые смелые решились даже потрогать одежду, так отличающуюся от их густого меха. Но чем ближе к костру, тем тише становилось - в присутствии взрослых Бана юные паучки вели себя намного скромнее. Часть устремилась за Новой и Крит. Но большинство осталось там, где был вождь. Вдруг тут будет что-то более интересное?
При свете дня было хорошо видно то, что не разглядела ночью измученная полусонная девочка. Святилище. Одному из деревьев по мере роста придавали форму, переплетая побеги и фиксируя их, пока они не становились достаточно прочно соединенными. Но насколько можно было судить, ни одна ветка не была при этом обрезана. Морщинистая кора ствола и ветвей дополняла образ живого божества арахнид: глубокая старуха гуманоидного вида обнимала паучий кокон, прикрывая его рукой. Жест защиты и ласки...
Пока Нова восхищенно щебетала про то, какие ее новые знакомые очаровательные, про то, что её сюда принесли светлячки, но не донесли и она по дороге немножко искупалась, но действовала по инструкции, когда поняла, что заблудилась, Крит с интересом рассматривала деревню и святилище, конечно, привлекло её внимание. Женщина коснулась обода очков со встроенной камерой, чтобы сделать несколько снимков.
- Интересно, если это их божество, то почему оно имеет такой вид? Как будто и не арахнидом является, - рассеянно произнесла Крит и спохватилась, когда дочери рядом не оказалось. Впрочем, та тут же с хохотом выглянула из подвешенного шара, где спала.
- Надо нам в лагере такое сделать! Может, удастся их уговорить?
Археологи держались спокойно, но некоторые побледнели, когда юные бана попытались их потрогать.
Скайл сохранял серьёзный вид, хотя изрядно заволновался, когда Крит и Нова пропали из поля зрения. Один Маар вёл себя так, точно каждый день общался с малоизвестными цивилизациями, далёкими от человека всем, чем только можно, в качестве посла.
К гостям этот народ относился с величайшей серьёзностью - как ко всему, что они делали, впрочем. Для людей были собраны фрукты, ягоды, орехи, птичьи яйца. Между плетеными плоскими блюдами располагались длинные свертки из листьев, от которых исходил достаточно приятный запах. Похоже было, что готовить все это начали еще до рассвета - или же использовали все свои конечности.
- Разделить тепло, - еще одна уже знакомая фраза.
Люди робко устраивались у костра, вопросительно переглядываясь: видимо, кое-кто всё ещё верил, что бана охотно закусывают непутёвыми туристами. Маар извлёк откуда-то свёрток с ломтиками вяленого мяса, посетовав, что они как следует не подготовились ко встрече. Скайл растерянно вытащил из кармана энергетический батончик.
Крит устроилась рядом с мужем, тихо поделившись своими мыслями по поводу внешнего вида божества, Нова же по-свойски протянула одно из блюд перепуганным девушкам, жавшимся друг к другу и так и не рискнувшим пересесть ближе к контактёрам.
- Не знала, что они едят фрукты, - призналась Крит, оттягивая неприятный разговор.
Взяв у отца свёрток с мясом, Нова решительно направилась прямо к вождю.
Золотистый великан прилег, чтобы его глаза были на одном уровне с глазами девочки.
- Что желает обещанный гость?
- Поблагодарить вас за гостеприимство, - Нове стоило немалых усилий не запнуться, - и предложить разделить и нашу еду, - она чуть дрожащими руками протянула великану свёрток с ломтиками мяса.
Маар с интересом наблюдал за ней, ещё больше утверждаясь в том, что идея пожить девочке с местными, немного и под присмотром, не так уж и плоха. Сложнее будет донести её до окружающих.
Старейшина аккуратно взял подношение из детских рук. Острые коготки быстро вскрыли его, ногочелюсти исследовали кусочек мяса, и вождь положил это угощение на общий стол. Если можно было так назвать расставленные на широких листьях блюда и корзины.
- Бана не знать вкус гостей, - прозвучало это довольно двусмысленно. - Приготовить плоды воздуха, плоды земли и плоды реки. Думать, гости найти свое среди них.
И знаком предложил приступать к угощению.
Кто-то чуть не брякнул "да ладно, мы невкусные", но вовремя осёкся, поймав сверлящий взгляд Скайла.
- Спасибо за гостеприимство! - прокомментировал тот, вернув себе добродушный вид и первым приступив к трапезе, чтобы подбодрить остальных своим примером.
Маар протянул жене один из фруктов.
- Как раз по ним вчера первые результаты пришли. Очень питательная штука.
- Наши студенты их вчера сначала сгрызли пару килограмм, а потом результаты пришли, ага. Было бы интересно спросить местных о божестве, - тихо добавила она, оглянувшись на великана. - Но не хотелось бы недопонимания. Вдруг у них не принято об этом говорить чужакам.
Видимо, у арахнид был исключительно тонкий слух. Или у лингвоанализатора... Во всяком случае, старейшина ответил.
- Плоды не яд, не болеть. Баан сказать нам, что есть обещанный гость и его народ. Баан есть такие плоды. Бана помнить.
- Баан? Вы можете рассказать больше, если это допустимо? - осторожно спросила Крит.
Мохнатые конечности вождя торжественно поднялись в воздух. Пестрая паучья малышня перестала стрекотать. И золотистый гигант заговорил...
Не все в его рассказе оказалось понятно. Были это проблемы перевода - лингвоанализатор был чудовищно стар по любым меркам, ему самое место в музейной экспозиции периода кораблей поколений, или причина крылась в чем-то более глубоком - все же между млекопитающими и арахнидами лежала пропасть не только в плане физиологии - но основная суть повествования была доступна для понимания.
Старейшина говорил о тех временах, когда в небесах сражались боги, а бана были дикими охотниками джунглей, почти не умели говорить, и совсем не умели петь. Однажды битва богов завершилась, и с неба стали падать злые звезды. Там, где они падали, лес умирал, а звери и птицы болели. Бана тоже болели. Их никогда не было много, а после битвы богов осталась одна Золотая Мать, которая не ходила к злым звездам, но и ее коснулась болезнь. Собрав последние силы, она пошла спросить богов, за что они так жестоко наказали ее племя. Но там, где упали злые звезды, она увидела чудовище. Оно ранило Золотую Мать. И тогда пришла Баан... Она не была похожа на Бану - она была похожа на чудовище. Но она защитила Золотую Мать, отвела ее в безопасное убежище, и там Золотая Мать свила кокон, в котором спрятала яйца. Последние яйца Бану, тридцать и два. И когда чудовища пришли по их следам, Баан обняла кокон, и стала петь. Она пела, и чудовища не увидели их, хотя смотрели прямо на них. Они ушли, а Баан осталась с Золотой Матерью. Баан учила ее песням охоты и песням убежища, учила не только охотиться, но и выращивать пищу, она показала Золотой Матери, как плести сети и ловить рыбу - то, что бана называли плодами реки. А когда появились на свет юные бана, Баан помогала Золотой Матери воспитывать их и учить всему, что знала сама. Когда же пришло ее время, Баан села у края поляны, и стала деревом. С тех пор в лесу живут тридцать и два рода бану, и в каждом всегда есть два золотых старейшины. Вождь и шаман.
- Когда Баан уходить, Баан сказать - будет гость, он придет и принесет добычу посвящения. Этот гость быть от Баан. Другой гость не от Баан, нельзя говорить, нельзя пускать в дом, нельзя делить тепло. Гость приходить много раз. Не приносить добычу посвящения. Мы прогонять.
Вождь повернулся к Маару.
- Нимфа твоего яйца принести добычу посвящения. Она - обещанный гость.
Крит потрясённо слушала вождя, забывая дышать и моргать, но смарт-камера тщательно записывала рассказ. Да и остальные притихли - никто не ожидал от бана ни гостеприимства, ни посвящения в свои тайны, ни, тем более, столь внезапного развития контакта.
Маар поклонился.
- Это большая честь для нашего народа. Быть вашими гостями, узнать о вашем мире чуть больше. Стало быть, моя нимфа сделала свой выбор? - доктор улыбнулся.
Крит нахмурилась, но ничего другого, кроме как согласиться, ей не оставалось.
- Да. - Нова придвинулась поближе к вождю, кажется, уже почти не боясь его. Не то, чтобы она и до этого его боялась, так, немножко. Всё-таки такой большой!
- У нас тоже есть песни, - сообщила она ему. - Про Бога-Кита, который несёт Вселенную! А меня сюда несли светлячки и они тоже похожи на звёзды, - добавила она задумчиво.
- Нова останется с вами на неделю, но мы будем навещать её, - добавил Маар после некоторой паузы.
Всё это было невероятно, шло вразрез со всеми имеющимися источниками и заслуживало внимательного изучения.
- Сегодня мы пишем историю, - тихо проговорил Скайл. - У нас есть лингвоанализатор помоложе, я думаю, надо будет его принести, - обратился он к Маару. Тот поднял ладонь в останавливающем жесте.
- Не торопи события.
Молодь оживленно замахала лапками, но перебивать стрекотом старейшину не решилась. Однако складывалось впечатление, что им пришлась по душе мысль о новых встречах.
Тем временем то там, то тут пауки постарше, уловив какое-нибудь слово из речи гостей, начинали постукивать коготками по земле. Ритм речи они воспроизводили безукоризненно, но без звуков определить, какое слово воспроизводится, было невозможно. Один из молодых паучков, набравшись смелости, подергал Маара за рукав показал коготком на лист с горкой птичьих яиц, и замер, глядя на человека во все свои глаза.
Маар улыбнулся и взял несколько яиц из горки, протянув часть жене. Нова в свою очередь смело тронула паучка за лапу, протянув кусок вяленого мяса.
Контакт определенно налаживался. Осмелевшие паучки осторожно исследовали гостей, прикасаясь к одежде и волосам. Каждое новое открытие вызывало волну стрекота. Лингвоанализатор это оживление не переводил. Угощение тем временем исчезало с импровизированного стола, но его подносили снова, пока все не наелись до отвала. Тогда золотистый великан коснулся плеча девочки.
- Баан говорить нам, как сплетать песни. Как рисовать знаки. Мы передать песни обещанный гость. Мы не знать, кто прочитать их. Баан знать.
Студенты всё ещё жались друг к дружке, побаиваясь слишком любопытных контактёров, в то время как научный состав окончательно расслабился и стал шутить по поводу трубок мира и горячительных напитков.
Нова повернулась к великану, отложила угощение и поднялась, демонстрируя всю возможную серьёзность по отношению к происходящему.


--------------------
Мы Борг. Сопротивление бесполезно. Приготовитесь к ассимиляции. Ваша культура и технологии будут добавлены к Коллективу Борг.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Поделиться темой: Поделиться ссылкой через ВКонтакте Поделиться ссылкой через Facebook
Ответить в данную темуНачать новую тему
2 чел. читают эту тему (гостей: 2, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 29 Май 2020, 14:02

Рекламные ссылки: Дневники беременности на Babyblog.ru//Бэбиблог - соц сеть для будущих мам //