Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

2 страниц V  < 1 2  
Ответить в данную темуНачать новую тему
> Персонажи, других посмотреть, себя показать
Sarina
сообщение 2 Март 2011, 17:42
Сообщение #16



Иконка группы

Группа: Новичок
Сообщений: 66
Регистрация: 18 Февраль 2011
Из: Саратов
Пользователь №: 8865
Раса: человек



Сарина Сартуэй
РАСА Человек
РОДНОЙ МИР Набу
ВНЕШНИЕ ДАННЫЕ Среднего роста стройная девушка, разглядывала себя в зеркало. Красно-рыжие волосы волнами спускались почти до талии, ярко-синие глаза царили на лице, в обрамлении длинных черных ресниц. Четко очерченный ротик слегка скривился. Лучше бы она была мужчиной, тогда и приключения были бы все ее. (рост – 169 см., пол - женский, вес – 59 кг, возраст – 23 года (выглядит лет на 19-20)



ОТНОШЕНИЕ К СИЛЕ - сенсетив
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ПОРТРЕТ – немного вспыльчива, но школа аристократии Набу научила, держать свои чувства в узде, правда, иногда это не получается. Не приемлет рабство в любой форме.

БИОГРАФИЯ ПЕРСОНАЖА
Высокий набуанец передал спящего ребенка своей жене. Девочка мило сопела, не обращая внимания на окружающий мир.
- Кто это,милый?
- Ее родители погибли, - коротко ответил набуанец, приобнимая жену за плечи.
- Бедное, дитя, - прошептала женщина, прижимая ребенка к груди.
Сарине никогда не говорили, что она не родной ребенок.
***
Во дворце богатого аристократа Лина Сартуэя каждый день был похож на боевые действия. Всему виной был тот рыжеволосый чертенок, что рос в его залах. Дочь Лина и Эрлы Сартуэев была сущим наказанием. Любознательная непоседа доводила мать до нервных срывов. Однако, родители никогда не наказывали ребенка и потакали всем его капризам. Всякий раз, когда Эрла уже еле сдерживалась, чтобы не наказать свое неразумное чадо, в ее памяти всплывали слова мужа о гибели родителей девочки. Поэтому чертенок больше баловался нежели воспитывался. А состояние и положение Дома Сартуэев позволяло им выполнять практически все пожелания дочери, разве что не могли они купить ей Набу в личное пользование.

Ей исполнилось три...
Непоседливый ребенок крался в гараж. Ее давно привлекали эти быстрые штуковины. Как же все-таки лихо с ними обращались пилот. Она тоже так хотела.
В гараже царила тишина, лишь редкие пылинки кружили в лучах света. Все пилоты и механики ушли на обед, без опаски в тот день оставив свою технику.
Сарина, высунув от усердия язычок, забралась на спидер-байк. С большим трудом устроившись на седенье, потянулась к рулю. Не достала... Девочка насупилась от неудачи и поползла к рулю. Наконец, детские ручонки вцепились в управление спидер-байка, сама же Сарина напоминала распластанную куклу. Детские губы издали непонятный звук, который должен был изображать звук двигателя:
- Врум-врум..
И тут спидер-байк ожил. Что именно задела или нажала Сарина, она не поняла, но спидер-байк дернулся и врезался в стену. Ребенок кубарем полетел на землю и заревел в голос.
Гараж моментально заполнился людьми. Они подбежали к девочке, намереваясь узнать, что же случилось. Ребенок плакал, плакал навзрыд.
- Тебе больно? Ты ушиблась? Где болит? - обеспокоенно вопрошал пожилой механик Фил.
- Я ничего не умееееею!!! - сквозь всхлипы, практически провыла девочка. - Я неумехаааа!!
Все пространство гаража заполнилось еселым смехом. В тот же день Лин Сартуэй пообещал дочери, что как только ей исполнится восемь лет, ее научат водить спидер-байк. На следующий день в гараже появилась охрана.

Сарине исполнилось пять...
Во дворце готовились к большому приему. Девочке строго-настрого было запрещено выходить из комнаты. Ожидались дипломаты, представители самых опасных рас Галактики. Лин Сартуэй, как политик отвечающий за межпланетные отношения, должен был выслушать цели их дипломатических миссий.
Но разве наказ родителей мог удержать чертенка в комнате? Конечно же нет. Ребенок бродил по коридорам, играя в джедаев. тут из-за поворота, который делал коридор, выплыло нечто... Оно больше напоминало бесформенную кучу, чем разумное существо. За бесформенным нечто, мимо ошеломленного ребенка прошла красивая женщина, но широко открытые глаза Сарины увидели непонятную деталь... Цепь и ошейник. Но разве люди могли носить такие крашения?
незапно женщина споткнулась и упала. Существо выругалось, дернуло девушку за ошейник и потащило дальше волоком.
Громкий рев Сарины огласил коридоры дворца. Девочка побежала искать утешение у матери. Вот тогда она узнала, что существо это хатт, а женщина на цепи - рабыня, у которой нет прав, которая скорее вещь, чем разумное существо. Пряча слезы в подушку, Сарина пообещала самой себе, что искоренит рабство в галактике.

Девочке исполнилось семь...
Во дворце не осталось ваз. Все они были уничтожены Сариной, которая играла непонятно в кого, но при этом пыталась накидывать на вазы петлю, сделанную из ремней. Пряжки непременно разбивали дорогие вазы. Лин вздохнув в очередной раз, нанял учителя, который научил бы девочку кидать лассо.
Но на этом проблемы его не исчезли. Ребенку в руки попал бластер... Неумелой рукой была уничтожена статуя у дверей во дворец, слуги вздрагивали от каждого звука шагов. Три часа во дворце Сартуэев царила нервозная обстановка, пока у Сарины из-под куртки не выпал трофейный бластер.
- Что это? - строго спросил Лин.
- Это? - Сарина замялась, судорожно ища, что же ответить отцу.
- Да именно это, - Лин двумя пальцами держал бластер перед носом у дочери.
- Ах, этоо.. ну... это бластер, папа. неужели ты не знаешь? - на дипломата смотрела сама невинность.
- Откуда он у тебя?
- Нашла!
- Да неужели? И где же? Где та имперская база, где оружие свободно лежит, бери не хочу?
- Нууу...
- Значит так. Ты наказана! За вранье и опасные игры. Посидишь в своей комнате до вечера и подумаешь о своем поведении.
Сарина понурив голову ушла, в тот день ее впервые наказали. Но Лин решил, что лучше уж научить дочь владению оружием, пока она, чего доброго, не покалечила кого-нибудь.
К урокам добавилась стрельба и фехтование.

Сарине исполнилось 14,5...
Это была обычная прогулка. Лин любил иногда вывезти свою семью на прогулку на орбиту. Чтобы они увидели как красива их Набу из космоса.
Только Сарина не хотела смотреть на планету, ее интересовало управление кораблем. Она так и заявила молодому пилоту. Юноша поперхнулся. Отказать дочери Сартуэя означало испортить отношения с бесененком, согласиться...
И он согласился. С восторгом в глазах Сарина взялась за управление кораблем. Пилот мысленно застонал, увидев девушку. Она же теперь не отстанет, пока ее не научат летать на корабле. И он оказался прав. На следующий же день, девочка пришла к пилотом с требованием учить ее. Мысленно проклиная свою судьбу они согласились...

и вот ей двадцать...
В день выпуска Сарина вспоминала с каким боем она поступала в Академию. Родители сопротивлялись по полной программе, не желая, чтобы их единственный ребенок подвергал свою жизнь опасности. К тому же Лин надеялся, что однажды Сарина займет достойное место в политической жизни Набу, но девушку это не интересовало. Она бредила полетами и армией. Выпуск… А дальше новое место службы и… лицо кузена Эддарда Гамильтона, по совместительству командира эскадрильи не предвещало ничего хорошего.
Через две недели она получила жуткий разнос от Эддарда за выкрутасы со своим ведомым, он даже предложил перейти к шоуменам из королевской эскадрильи, чем страшно ее обидел. Но после этого она заработала свой позывной: Ведьма. Через полгода она устала, жутко устала, но продолжала летать в околопланетные патрули. Хотелось какого-то разнообразия, но жизнь была однообразна и, по мнению девушки, скучна. С другой стороны тесное пилотское братство было наградой за нудные патрульные будни боевого подразделения. Но в один прекрасный день все изменилось…

Любимое оружие: истребитель;)
Хобби: скачки, высший пилотаж.

Сообщение отредактировал Sarina - 4 Март 2011, 22:01


--------------------
Сами понимаете, насколько надо быть выпемши подготовленным, чтобы на бомбардировщике напасть на истребитель.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Cetus
сообщение 4 Март 2011, 03:23
Сообщение #17





Группа: Заглянувший
Сообщений: 1
Регистрация: 14 Февраль 2011
Пользователь №: 8860



Имя Ксилири Айраго.
Раса Зелтрон
Описание внешности (если есть возможность с рисунком) Среднего роста, спортивного телосложения, так как в постоянных танцах. Фигура еще подростковая, но нескладной Ксил не назовешь. Кожа светло-розовая, «пурпур с молоком» для своей расы считается светлокожей; мягкие черты лица, но чуть выдающиеся скулы и подбородок придают лицу несколько упрямый характер. Нос маленький, с чуть скругленным кончиком. Светло-сиреневые, как кристалл аметиста, глаза широко расставлены. Огромные, чуть раскосые, с заинтересованным, изучающим взглядом, они придают Ксил сходство с любопытным маленьким фелинксом. Волосы прямые и непослушные; по всей длине, кроме затылка, где схвачены в длинную косу, острижены до уровня подбородка. Обычно они у зелтронов красного или синего цвета, у Ксил же они ярко-лиловые от рождения. Одеваться предпочитает в клубную одежду желто-зеленых тонов, контрастирующих с кожей и волосами. Обувь – удобная, обычно это ботинки на платформе. На руках огромное количество «фенечек», среди которых «затерялся» наручный компьютер. С собой таскает рюкзак со всякой необходимой мелочью, так как часто приходится ночевать не дома, и принцип «все свое ношу с собой» прочно въелся.
визуализация
Биография (максимально полная и интересная)
В своей обширной семье Ксилири была шестым ребенком. И помимо трех родных сестер и двух родных братьев у нее было около двадцати двоюродных.
Семья Айраго, потомственных архитекторов по мужской линии, жила в шикарном особняке на берегу озера. Ашгор Айраго, отец семейства, гордился тем, что старшие сыновья унаследовали его дело. Его вторая жена, Лиа, была инженером легких летательных аппаратов, предназначенных для прогулок. Она всю жизнь мечтала писать картины, но живопись у нее выходила сухой и строгой, как чертежи. Ей очень хотелось, чтобы кто-нибудь из детей стал живописцем, но у детей, как это часто водится, было свое мнение на этот счет – старшие сестры-двойняшки ударились в пение, средняя, судя по постоянному времяпровождению с животными, станет ветеринаром, ну а братья пошли в папу. Вся надежда оставалась на младшую дочь.
Ее имя подсказала ярко-лимонная певчая птичка, прилетевшая на окно комнаты, где мать уже несколько часов не могла уснуть, не дав новорожденной дочери имени. Мелодичная трель птицы настолько вдохновила Лиа, что она решила назвать девочку созвучно с птичьей песней.
Ксилири отличалась удивительно гармоничным сочетанием цвета кожи и волос – ее сестры были ярко-розовыми, цвета фуксии, и щеголяли чернильными копнами, цвет же Ксил отец охарактеризовал как «рассветное облако» - у нее была на удивление светлая кожа, «пурпур с молоком», и насыщенно-лиловые волосы, словно в них застыли рассветные лучи. На мир девочка смотрела огромными, чуть раскосыми глазищами цвета аметиста. В этих глазах было настолько проникновенно-мечтательное выражение, что мать уже не сомневалась – девочке быть художницей.
Несмотря на огромное количество детей и достаточно занятых родителей в семье уделяли особое внимание воспитанию и образованию. Поэтому было решено, если Ксил проявит интерес к карандашам и краскам, немедленно определить ее в художественную школу.

Талант к рисованию у девочки проявился еще в младших классах – сначала безобидные каракули появлялись в черновиках и на доске на переменах, затем очень быстро перепрыгнули на парты, причем, не только на те, за которыми сидела Ксилири на уроках. Ей удавалось подбивать на свои «художественные похождения» четверть своего класса и еще примерно одну пятую всей школы.
И вскоре Ксил, помимо общеобразовательной школы, стала учиться в художественной. Начальная школа закончилась и родители, желавшие дать дочери самое лучшее образование, отправили ее в зелтросский филиал межгалактического колледжа Высоких Искусств, в старших классах которого начинались полеты на другие планеты.
Будучи учебным заведением межгалактического характера, колледж обучал в своих стенах не только коренное население Зелтроса. Были в нем и выходцы с самых разных галактик, но больше люди и зелтроны. Дружелюбная от природы, Ксил с одинаковым удовольствием водила дружбу с представителями самых разных цивилизаций, мечтая с выходом в космос найти еще более непохожих на нее друзей – ведь у них можно многому научиться, и гораздо быстрее, чем на уроках культурологи. Так одна твилечка из старших классов научила ее танцевать так, чтобы приковать к себе внимание, и шить себе одежду, одновременно модную и удобную. С тех пор Ксил одевалась только в вещи собственного изготовления, которые подчас были весьма экстравагантными. Учителя махали рукой, мол, что с них взять, с зелтронов. Но, когда под Ксил стал «косить» ее класс, ситуация обернулась весьма критической и грозящей выйти из-под контроля.
Наряду с природной эмпатией, позволяющей ей не только тонко разбираться в настроении окружающих, но и направлять их, вложив силу в слова, девочка очень быстро собрала себе большую команду. Помимо умения обратить на себя внимание, Ксил обладала обостренным чувством справедливости, и, стоило при ней кому-то в классе поставить незаслуженно заниженную оценку или кого-то обидеть, она тут же поднимала этот вопрос на всеобщее обсуждение. За попытки поставить ее на место получали не только старшеклассники, но и учителя, на которых рисовалась умело подчеркивающая их не самые лучшие стороны сатира, активно распространявшаяся потом по колледжу. Слышать хихиканье за спиной авторитетам было обидно, а учителям и просто немыслимо, поэтому публичные выговоры перенесли в учительские кабинеты, где не было никого из учеников, а старшеклассники стали значительно аккуратнее с прежними «жертвами», и устраивали им подколы значительно реже, лишь убедившись, что Ксил и ее «банды» нет поблизости.
Все было прекрасно до поры до времени, училась Ксил замечательно, нередко побеждая в творческих олимпиадах, но ее пагубная привычка рисовать на уроках только усугублялась. Рисунки, подобно пламени, перекидывались с парт на стены. Поначалу робкие и незаметные, картинки возникали на стенах туалетов, потом гардероба и столовой и, наконец, добрались до аудиторий. Вскоре все стены, до которых она могла добраться, были разрисованы пейзажами, видными с ближайших окон, сценами из жизни колледжа и неизбежной сатирой на некоторых особо колоритных персонажей этого колледжа. При чем, судя по скорости и масштабности расцветающих на стенах красок, орудовала Ксил не одна.
Выговоры на юное дарование не действовали – оно опускало голову, шмыгало носом и, трогательно хлопая глазищами, заявляло, что все это во благо школы. А ухудшало ситуацию то, что остальные ученики ее только поддерживали, говоря, что так учебное заведение выглядит куда более похожим на колледж высоких искусство галактического масштаба. В конце концов, учителя махнули рукой. Но в каникулы Ксил привлекли к общественным работам – заставили красить стены. Девочка покорно взяла краски и валики и… к концу работ учебное заведение встретила новый семестр стенами всех цветов радуги. Не только стенами, но и потолками, и партами. Как за две недели трудовых работ «турболазер», как ее звали в колледже, умудрилась это провернуть, осталось загадкой. Но, так как ученики дружно встали на защиту радужных стен и даже повысили свою успеваемость, преподавательский состав махнул рукой, оставив все, как есть.
Но теперь ко всем малярным работам привлекали Ксил. Ее матери не очень нравилось, что дочь вместо живописца ударилась в маляры, но Ксилири гордо называла это «не маляром, а дизайнером-оформителем» и спорить с ней было бесполезно.
Но самое страшное ждало мать Ксил в старших классах. Во-первых, девочка заболела звездными перелетами, что выяснилось, когда Ксил вдруг проявила нешуточный интерес к работам матери и стала активно ей в них помогать, а потом поинтеросовалась, могут ли флаеры-крылатки выходить на орбиту, если к ним приделать ионный двигатель. Перспектива активных полетов на другие планеты в старших классах стала для ее матери ночным кошмаром. Она боялась, что неугомонное создание подобьет класс на какую-нибудь авантюру и, чего доброго, напорется на пиратов. Ведь космос далеко не столь дружелюбен, каким его рисуют. Но запретить перелеты означало увести Ксил из престижного заведения, и Лиа пришлось смириться.
Во-вторых, девочка стала активно общаться с представителями музыкальных субкультур, и все чаще пропадать из дома по ночам. Против клубов Лиа ничего не имела, но не в тринадцать же лет!

Когда Ксил заявила, что у нее будет своя группа и – о Вселенная! – свой клуб, Лиа жутко расстроилась. Ругать дочь за выбор не поднималась рука, так как, если пойти наперекор, станет только хуже. Находчивая Ксил выкрутилась и из этой ситуации, добавив, что днем клуб может работать, как выставка, и она ее непременно там проведет.
Вскоре изрядно увеличившая свои ряды творческая «банда», как ее называли взрослые, действительно всеобщими усилиями «отвоевала» небольшое здание в парке, к которому из-за удаленности потеряли интерес, привела его в порядок и прочно там обосновалась. Получился некий дворец неформальной молодежи, провокационно названный «Пурпурный смерч». На вывеске с подписью «здесь сметают стереотипы» был изображен схематический человечек в очках, удирающий от кислотно-розовой воронки торнадо.
Творческая группа развивалась весьма активно, в ее рядах в основном, были студенты вузов и выпускники колледжей. Среди них оказалось несколько людей и зелтронов, учившая Ксил шитью и танцу твилечка с бледно-сиреневой кожей, за что зелтроны называли ее «со своей планеты», два брата-родианца, Хейку и Нейку из театрального факультета и еще несколько инопланетян. Ксил оказалась самой младшей. Несмотря на то, что она была очевидным творческим лидером, в группе с ней носились все, кому не лень – учили управляться со спидером, готовить из первого подвернувшегося под руку пир на весь мир, стрелять из спортивного бластера по банкам. Здесь же ее научили тому, что всю жизнь было ей дико и неприемлимо – врать.
Близился выпускной, который Ксилири намеревалась провести в собственном клубе, устроив там же праздник для одноклассников. К этому моменту она не только обучилась играть и микшировать клубную музыку, но и с ее помощью, благодаря природной эмпатии, менять настроение на танцполе. В это же время Ксил по-серьезному обратила внимание и на некоторые другие проявления своей эмпатии. Так, например, с близкими друзьями ей удавалось общаться, всего лишь установив мысленный контакт – «проговаривать мысли в голове», как она это называла. Во-вторых, ее потрясающая интуиция, четко работавшая на то, какой билет лучше вытянуть и какую тему взять для курсовой, чтобы она получила приз, стала проявляться в пугающих масштабах.
В одну прекрасную летнюю ночь, проводимую частью команды в подготовках к выпускному, Ксилири вдруг охватила необъяснимая паника при виде того, как один из членов их банды, рыжеволосый парень по кличке Файред поджигает бумажный макет их колледжа, который получился у него кривым и он решил его не просто выкинуть, а сжечь. Вообще тяга к горячему у этого парня была изначально – он увлекался пиротехникой, крутил огненные пои и звали его исключительно по прозвищу, на имя он не откликался. Поэтому он искренне удивился панике зелтронки. Дело проходило в их собственном клубе, где они дожидались остальных – танцовщицу Сиию, задержавшуюся в школе, и братьев-родианцев, готовивших какой-то умопомрачительный номер.
Ксил потащила Файреда к колледжу, умоляя поторопиться. Зная об эмпатии зелтронов, человек решил не шутить с этим и вскоре их спидер остановился у стен колледжа, где Ксил чуть не потеряла сознание – из окон здания валил дым. Решив не терять ни минуты, Файред оставил девушку в спидере и понесся в горящее здание, на ходу вызывая пожарных и медиков.
Час был поздний, на улицах было мало народу, и только внезапная паника зелтронки, притащившей их сюда, помогла спасти друзей. Но беда, как известно, не приходит одна – Сиия, получив ожог лекку, ослепла.
Две ночи Ксил прорыдала возле ее кушетки в больнице, а на третью организовала вместе с «Пурпурным смерчем» благотворительную вечеринку. Клуб был не готов к большому количеству народу, поэтому пришлось вынести часть аппаратуры на улицу. Собранных с вечеринки денег вполне хватало на операцию, вот только на следующей неделе надо было отбывать на выставку, да и куда – аж на Корусант.
К концу этой недели Сиия отошла от шока и к ужасу команды заявила, что полетит с ними, а на Корусканте врачи ничуть не хуже.
Взвесив все за и против, «Пурпурный смерч» решил, что лучше взять ее с собой, чем оставить здесь, и вскоре вместе с другими старшеклассниками колледжа высоких искусств, команда прибыла на Корускант. Выставка растянулась на целый месяц, поэтому Сиию спокойно определили в одну из лучших больниц, потратив на это не только деньги с вечеринки, но и часть денег с выставки, полученных в качестве премии. На время выставки зелтросская публика рассыпалась по городу, совершенствуя навыки, выискивая вузы для дальнейших обучений и прикидывая, куда устроиться на работу.
А Ксил понесло на поиски приключений. Новая планета, новый город, верх которого не расскажет столько, сколько расскажет низ. Вооружившись разнообразными светомузыкальными штуками и, «на всякий случай», бластерами, добытыми Файредом, везде и всюду имевшим связи, «Пурпурный смерч» отправился завоевывать сердца корускантской публики своими эпатажными выступлениями, в которых неизменно принимала участие пиротехника.

Однажды, когда друзья закупались на нижнем рынке фруктами, «потому что тут они натуральные и дешевле», внимание Ксил привлекло нагромождение бумажного мусора, которое подозрительно шевелилось. Оставив друзей разбираться с фруктами, зелтронка решительно двинулась к горе бумажек, привлеченная еще и каким-то необъяснимым ощущением.
Среди коробок, закутанная в лохмотья, сидела девушка приблизительно ее возраста. Бледная кожа, светлые спутанные волосы. Девушка чистила маленьким ножиком желто-оранжевый фрукт, кучка таких же фруктов лежала у нее на коленях. Когда она ощутила чужой взгляд, то, убрав добычу за спину, прикрыла глаза, словно захотев стать незаметной. Она действительно не привлекала внимания. Исключая Ксил.
- Почему ты здесь сидишь? – Удивилась она. Конечно, девушке доводилось видеть бездомных, но обычно это были спившиеся, потерявшие облик существа, которые, как ей казалось, деградировали настолько, что, даже если их вытащить и отмыть, не станут нормальными членами социума. А тут – не безродный камень, а граненый кристалл среди мусора.
От удивления, что к ней кто-то обратился, да еще и с таким странным вопросом, девушка вздрогнула, поджала колени и распахнула огромные, прозрачно-голубые глаза. Она глядела куда-то мимо Ксилири, растерянно и подавленно.
- Потому что мне некуда идти, - тихим, удивительно мелодичным голосом изрекла она и сморгнула – глаза заслезились.
Ксил обернулась на друзей – они все еще возились с фруктами, которые продавал тойдарианец, стремившийся задрать цену, а они это видели и пытались ему помешать.
- Почему дороже? Потому что эти, снаружи, вся пыль на них. А те внутри! Они чище! – Доносились его смешные аргументы до ушей зелтронки. Подойдя к девушке поближе, она присела перед ней на корточки, разглядывая ее аметистовыми глазами.
- Руки есть. Ноги есть. Голова тоже есть, - задумчиво проговорила зелтронка, по-птичьи склонив голову набок. Интуиция забилась в ней электрическим разрядом, призывая к немедленному принятию решения. – Да и голос есть. Идем с нами! – Подытожила она, протянув девушке руку. Та ошарашено уставилась на зелтронку, не веря своим ушам. Ей действительно захотелось пойти с ней (тут Ксил пустила в ход все свое обаяние, включая природное), но она не могла поверить в то, что кто-то с улицы способен вот так вот протянуть ей руку.
- Ну, чего ты? У тебя много вещей? – Осведомилась Ксил, оглядев кучу хлама.
- У меня вообще… вообще их нет, - девушка шмыгнула носом и улыбнулась. Скатившаяся по щеке слеза, смыв пыль, оставила практический белый след чистой кожи.
Ксил решительно потянула ее за руку. Та оказалась одного роста и одной комплекции с ней. На бездомнице было грязно-белое платье, со множеством дыр и заплат, едва прикрывавшее острые коленки, волосы оттенка пыли были сплетены в толстую, длинную, растрепанную косу.
Когда Ксил явила свою находку остальным, заявив тоном, не терпящим возражений, что «негоже ребенку на улице валяться», команда уже закупилась и собиралась в верхние уровни, оставить еду в номере. Разумеется, найденное зелтронкой чудо повергло их в шок, но Файред, привыкший к выкрутасам «турболазера», понял, что спорить бесполезно.
- В таком виде нас никуда не пустят, ты же понимаешь?
На этих словах «находка» чуть не разочаровалась в свалившемся счастье и открыла рот, чтобы что-то сказать, но Ксил перебила ее:
- Может, ты окажешь мне морально-кредитную поддержку, чтобы привести ее в тот вид, в котором пустят? И вообще, мне за вас представляться? Это… - Ксил сделала паузу, ожидая, пока находка, наконец, назовется.
- Зэлл, - изрекла девушка. Возникло ощущение, что она не проговорила, а прозвонила это слово на каком-то музыкальном инструменте.
Процесс «превращения» надо было проводить постепенно. Переодевшись в «оборванцев», чтобы не привлекать внимания, Ксил и братья-родианцы сводили девушку в ближайшую кантину с наличием душевой. Выбрали наиболее популярную по количеству сброда, чтобы не привлекать внимания. Кое-как отмыв находку от грязи и пыли, Ксил одела ее в свежекупленные «тряпки» из секондхенда. Теперь она не сильно отличалась от населения нижних городов, но уже не походила на бомжа. Такими же темпами была найдена самая дешевая парикмахерская, где «лохматое недоразумение» Зэлл подстрили и расчесали. Выяснилось, что волосы у девушки белые, как звездное сияние. До верхних уровней Зэлл доехала уже совершенно другим человеком, одетой в ярко-бирюзовую юбку свободного покроя, и бело-бирюзовую рубашку с разводами. Девушке все это было непривычно, и она молчала всю дорогу. Но в какой-то момент не выдержала и спросила у зелтронки:
- А почему… почему ты такая красная?
На что Ксил рассмеялась и ответила:
- Я с Зелтроса. Там все такие, нас любит наше Солнце. А почему ты такая белая? На твоей родной планете светит только луна?
Зэлл не нашлась, что ответить – она попросту не помнила своего детства.
Пока они летели на нужный уровень, Файред подметил странное сходство Ксил и Зэлл – обе были приблизительно одного роста, у них был похожий овал лица и форма носа, они смотрели на мир одинаково огромными, чуть раскосыми глазами. Ксил смело предположила, что, родись Зэлл на Зелтросе, она могла бы быть ее сестрой по отцовской линии. По настоянию друзей, в гостинице Зэлл осмотрели врачи, но не нашли никаких болезней. Выявили только, что она – альбинос, и под яркие солнечные лучи ей лучше не попадать.
Все это время Ксил приходилось прилагать нехилые усилия, искусно играя на заинтересованностях людей, чтобы отвести интерес от появления Зэлл в сторону.
До возвращения на Зелтрос эй это удастся, но при погрузке на лайнер придется объяснять, откуда она взялась.
Мало-помалу Зэлл привыкла к своим спасителям и поведала жуткую историю о том, что ее продали в рабство среди других детей, что ее очень рано научили петь, что потом в нее влюбился главарь какой-то уличной банды и выкрал ее. Как она оказалась на улице, она не помнит. На незамедлительную просьбу Ксил спеть, если ей это не будет неприятным, Зэлл выдала такое сопрано, что женскую половину аудитории, а в тот вечер в комнату набилась большая часть «Пурпурного смерча», пробило на слезы.
Помимо уникального голоса у Зэлл открылась еще одна способность – умение снимать боль руками. Так состоялось их знакомство с Сиией - Зэлл, прежде чем представиться, занесла над ней ладони, и только после этого заговорила. Ощущение чужой боли Ксил списала на эмпатию, а пообщавшись с Зэлл поближе, и найдя кучу точек пересечения, она стала звать ее исключительно «сестренкой» и никак иначе. То, что Зэлл чувствительна к Силе и оказалась она на улице частично из-за своих умений, она умолчала. Чувствительность к Силе была и у Ксил, но она списывала свои достижения на развитую интуицию, удачливость и природную эмпатию. Она сразу поняла, что Зэлл недоговаривает, но тащить из нее что-то клещами ей не хотелось. «Будет готова, сама расскажет».
Между тем выставка продолжалась, Ксилири обрастала новыми знакомыми, но Зэлл не спешила принимать никого, кто был не из Пурпурного смерча. Их творческий коллектив прославился на весь Корускант, и, хотя Зэлл неохотно принимала выступление в вокальных номерах, именно их с Ксил выступления заставляли зал замирать в экстазе. Похожие, как две капли воды, окрашенной в пурпурный и белоснежный цвета, упавшие с разных кисточек, девушки были гвоздем программы. Своей игрой на синтезаторах, подборкой музыки и умелым введением этой музыки под номер, Ксилири приковывала внимание публики к сцене, цепляя ее багром и не отпуская до последнего аккорда, а выходившая в конце выступления с песней Зэлл ставила загарпуненную публику на колени и добивала контрольным в голову.
Все это действо обрамлялось огненным буйством, разноцветные фейерверки летели в небо, огненные шары послушно плясали на цепях в умелых руках Файреда, а когда под огненный шторм выходили танцевать девушки, убитая наповал публика воскресала лишь для того, чтобы снова умереть перед сценой.
Так продолжалось полмесяца – Ксилири удалось привезти сюда частицу Зелтроса, и делать жителей этой огромной планеты-города счастливыми на несколько часов их выступления. Вскоре выписали из больницы Сиию, но возвращаться в шоу она теперь боялась – при виде огня у нее начинала кружиться голова. Находчивая Ксил внесла небольшие коррективы в программу, и команда обзавелась парой голопроекторов, которые только добавили ее выступлениям зрелищности. Сиия стала танцевать под голограммы. Танцевала она не одна – привлеченные бурной деятельностью творческой группы, ряды «Пурпурного смерча» пополнили жители Корусканта – твилек Адиан со своей сестрой Лирой. Оба отличались ярко-красной кожей и любили тяжелую музыку и черную одежду с металлическими вставками, за что их прозвали «демонами». Они также стали танцевать с огнем, оттеняя Сиию с ее нежными, плавными движениями под перетекание голограмм. Чуть позже у группы появился собственный татуировщик – забрак Тиаз, заядлый гонщик на подах и мастер бодиарта, которого привлекла эпатажная деятельность «Смерча». С его появлением в группе само собой появилось более серьезное вооружение – выросший на улицах Тиаз не понаслышке знал, что происходит, когда какая-либо команда представляет собой серьезную конкуренцию другим.
Он же заразил «сестричек» и Файреда летными симуляторами, в которых проводил немало времени – друзья задумались, а не пуститься ли им на очередное безумство, и, закончив колледж, пойти не в высшую художественную, а в летное училище.
За это время Ксил обучилась водить спидер в непростых городских условиях и применять бластер в реальной жизни – пару раз ей довелось подвергнуться нападению хулиганов, но те, не ожидая, что «звезда» вооружена, быстро отстали. Ведомая врожденным чувством справедливости, Ксил часть вырученных денег направляла в детские приюты, хоть и понимала, что это «капля в море», но надеясь, что своим примером «Пурпурный смерч» сподвигнет еще кого-то на хорошие поступки.
Вскоре творческий месяц на Корусканте закончился, и надо было возвращаться на родную планету. Зелтронка и слышать не хотела о том, что корускантские друзья остаются – как она не уверяла их в том, что на Зелтросе всем хватит места, Тиаз, как лидер «корускантского филиала Смерча», сводил на «нет» все ее уговоры аргументом, что, каждому уготован свой путь, и, если надо, эти пути пересекутся.
Что больше всего расстраивало Ксил, так это то, что Сиия захотела остаться на Корусканте вместе с краснокожими собратьями.
Так или иначе, на Зелтрос «Пурпурный смерч» вернулся несколько иным составом.
Заметное расслоение общества на планете-городе не могло не отразиться на взглядах команды, и с каждым днем творчество «Пурпурного смерча» стало приобретать все более бунтарский характер. Пришлось выделять выставки и проекты «для своих» и «для всех остальных».
Зэлл приняли в семью Ксил без разговоров, и только, оказавшись вдали от Корусканта, девушка решилась рассказать «сестре» всю правду. Оказывается, ее даже начали учить обращаться с Силой, но вмешалась орудовавшая на нижних уровнях банда, отбившая девочку только потому, что та понравилась его главе. Все произошло настолько внезапно, что Зэлл не могла вспомнить деталей захвата. Но ее пленитель обладал какой-то особой силой, она не могла не подчиняться ему. После рейдов он заставлял ее заживлять его раны, так как пронюхал, чему девочка успела научиться, а чтобы повысить ее навыки, нанимал ей учителей. И убивал их, если они отказывались ему подчиняться. До семнадцатилетия саму Зэлл он не трогал, словно боялся чего-то. Но потом для нее начался персональный ад. Несмотря на владение Силой, она мало в чем могла противостоять ему. И однажды в «воспитательных целях» он отправил ее на нижние уровни города, чтобы она «образумилась», пообещав, что если она будет себя хорошо вести, ее заберут. Зэлл уже к вечеру заметила спидеры его банды, быть может, за ней следили все это время, но возвращаться не было никакого желания, и ей удалось уйти от слежки. Возможно, тут сработало еще одно умение, которое она затронула, желая скрыться от посторонних глаз – умение прятаться с помощью Силы. Через два дня скитаний ее нашел «Смерч» и спокойной она себя почувствовала, лишь покинув планету. Тем не менее, она твердо решила отомстить бандиту, но для этого ей надо будет подготовиться. В песнях Зэлл все откровеннее выявлялись экстремистские нотки, и Ксилири это начинало пугать. В кругах «Пурпурного смерча» понеслись разговоры о том, что на Зелтросе все так прекрасно лишь потому, что никого не интересуют проблемы жителей других планет. Эти разговоры активно поддерживал ее двоюродный брат, Ян, который присоединился к их коллективу после выпускного Ксил; он занимался электроникой, и его заинтересовали купленные на Корусканте голопроекторы.
Ксил не верила в эти разговоры до тех пор, пока дело не коснулось ее самой.

На одном из званых вечеров, где ее отец сдавал очередной архитекторский проект, куда ее, а с ней и весь «Смерч» пригласили для помощи с инсталляциями и музыкальным оформлением, среди гостей и непосредственно клиентов, которым сдавался построенный особняк, появились какие-то подозрительные люди. На вопрос «кто это» отец отмахнулся, что охрана клиента, и что все под контролем. Но волнение Ксил стало передаваться другим зелтронам, и, чтобы смягчить атмосферу, в ход пошли феромоны. Званый вечер плавно перетекал в дружеские посиделки, а гости, знакомые с особенностями местного населения, были не против того, чтобы сбросить официальные маски. Но все равно атмосфера казалась натянутой, ненатуральной. Ксил не выдержала и, когда один из «охранников клиента» оказался за спиной ее отца, она крикнула «на пол!» Ее крик совпал с выстрелами, но отец успел увернуться, отделавшись ранением в плечо. Но следующий выстрел убил ее старшего брата. Охрану быстро скрутили, но «клиента» и след простыл.
Когда организаторы этого вечера публично извинялись перед Ксил, принося свои соболезнования, она выскочила на сцену и закричала:
- Хватит меня жалеть! Вы только и можете, что плакаться и вздыхать! Вместо того чтобы утешать меня, найдите убийц! Или вы так боитесь покинуть уютные дома? Боитесь! А не боитесь, что завтра они придут за вашими близкими?
Толпа начала шуметь, понеслись недовольные шепотки, некоторые из которых поддерживали Ксил, а другие негодующе отзывались о ее манерах и жалели родителей.
Ян уволок сестру со сцены и в течение следующих суток отпаивал успокаивающим, зная, что с нее станется разнести здание клиента вдребезги и поубивать всех, кто подвернется под руку.
- Если наше правительство не хочет шевелить мозгами, чтобы обезопасить жизнь граждан, я сама найду убийцу. – Прошипела она, когда оправилась от истерики. И Ян не сомневался, что найдет. Он и сам был на ее стороне.
Когда они навещали отца, тот дал одну зацепку.
- Он все время принимал какие-то вещества. Я бы подумал, что он наркоман, но он очень хорошо маскировал это под «необходимыми лекарствами». Я не силён в медицине, поэтому особого подозрения это не вызвало. Также я чувствовал себя рядом с ним несколько напряженно, но отказывать клиенту из-за необъяснимой неприязни посчитал невежливым.
- А он и воспользовался, - ядовито заметила Ксил.
- Дай папе договорить, - оборвал ее Ян.
- Она права, я не слишком хорошо разбираюсь в людях, если они что-то употребляют. Это сбивает с толку. Как если ты снимаешь маску, а под ней – еще одна маска. И ты уже не знаешь, одна ли она, или это лицо. Ксил, милая, власти найдут его.
- Не найдут, - мотнула головой девушка, сдерживая слезы. – Ты что, не понимаешь, что им это не надо? Они пожалеют нас, выплатят компенсацию и забудут! Как будто этой их компенсацией можно вернуть Рика!
После этого разговора она чуть не рассорилась с родителями, и несколько дней не появлялась дома, присылая отцу в больницу письма с посылками через брата.
Во время очередных посиделок в штаб-квартире «Пурпурного смерча», которая стала для Ксил вторым домом, Зэлл и Файред предложили ей сделать одно из массовых мероприятий с намеком. У Зэлл имелась пара песен провокационного характера, а Файред хотел бросить в сторону толпы пару пакетов с краской и публично сжечь куклу, символизирующую власть. Это показалось Ксил чересчур, но, когда на следующей неделе был убит доктор наук в области биохимии, искавший доступное вещество для блокирования действия феромонов, чтобы разобраться в случае с покушением на архитектора, и пропала без вести группа из пяти подростков, недовольства стали слышны и в других уголках планеты.
Преступника так и не нашли, а смерти продолжаются. Да, власти ужесточили режим в космопортах и ввели строгую идентификацию среди приезжих, но было понятно, что это не те меры. Это – чтобы народу было спокойнее.
Приурочив очередной концерт ко Дню молодежи, «Пурпурный смерч» к середине выступления начал декламировать в зал провокационные тексты, сопровождаемые агрессивной музыкой. Зал начал отвечать на них. К концу дня выступление переросло в демонстрацию, загорелись пункты продажи газет, которые «врут и распространяют вранье». Довольно быстро «смерч» разросся, сумев обзавестись собственной радиостанцией и получить пропуска в космопорт, а также яхту вместе с командой на случай, если придется «делать ноги».
Власти поспешили прекратить уличные беспорядки. Суд выдвинул свое решение спустя пару дней, назвав действия «Пурпурного смерча» противозаконными.
«Экстремистская группировка, известная под названием «Пурпурный смерч» обвиняется в противозаконных действиях, разжигающих гражданские разногласия, распространении агитационных текстов революционного характера, агрессивных демонстрациях, и подобных опасных для жизни действиях. Решением королевского суда данная группировка объявлена вне закона и отдельные ее участники, в случае продолжения противозаконной деятельности, будут высланы с планеты».
Такой приговор объявили «Смерчу» после того, как разогнали их демонстрацию. Выходов было два – либо расформировать свою команду, либо… улетать с планеты, где они стали чужими.
Ксил покидала планету со слезами на глазах. Родители умоляли ее остаться, но это означало оставить все, как есть. Несколько дней на сборы – и небольшая яхта, переделанная из какого-то торгового судна, уносит прочь «Пурпурный смерч» с родной планеты. Провожать непокорную команду собралась приличная толпа, и толпа эта была крайне недовольна таким поворотом событий. Запись с последнего выступления «Смерча» крутили по всем каналам, образовалось несколько локальных молодежных групп, объявивших себя «противостоянием», на планете становилось все более неспокойно. И с отлетом «Пурпурного смерча» Зелтрос охватила редкая и запоминающаяся буря – революция. Впрочем, продлилась она недолго, заставив власти пересобрать систему судопроизводства и начать развивать не внутреннюю, а внешнюю безопасность.
Оказавшись в космосе, команда корабля открывает «смерчу» карты – выясняется, что часть из них принадлежит к компании «Свободный космос», оказывающей посильную поддержку планетам реформ.
При выражении «планеты реформ» Ксил вытаращила глаза. Ей не верилось, что отголоски «Смерча» достигли других систем. Но все оказалось значительно проще – на многих планетах сейчас неспокойно, а Зелтрос всегда был оазисом, и представители «Свободного космоса» оказались там случайно. Файред и Алан, одноглазый парень с длинными светлыми волосами, лидер «Свободного космоса» принимают решение объединить силы, творческая деятельность «Смерча» теперь самое настоящее прикрытие. Выясняется, что у «Свободного космоса» несколько баз на разных планетах, и они держат курс на Иего.
Крошечный фронт сопротивления ненадолго остановился на Набу – здесь к «Свободному космосу» присоединилось еще два корабля. На одном из них к радости бывшего «Пурпурного смерча» оказался Тиаз.
- Я же говорил, что пути пересекутся, - проговорил забрак с улыбкой. С этого дня он стал оказывать Ксил чуть больше внимания, и она прекрасно понимала, что дело тут не в старой дружбе. С Набу они улетали, получив в распоряжение благодаря связям Алана и его команды целый фрегат. Алан был негласным капитаном, Тиаз – его лучшим пилотом. Тиаз, помня увлечение Ксил симуляторами, стал подогревать ее интерес к пилотированию, под разными причинами приглашая ее в кокпит.
- Если власти мешают народу, значит, эти власти нужно убрать, - любил говорить он, хитро щурясь на приборную панель кокпита, между объяснениями зелтронке назначения всех этих кнопочек-лампочек. Тем временем между братом Ксилири Яном и Файредом начала расти пропасть, причиной которой стала Зэлл. Она питала к парням очень нежные чувства, но воспринимать Файреда иначе, чем «братишку» у нее не получалось. Та же проблема возникала и у Яна – Зэлл была названой сестрой его родной сестры, а значит, приходилась сестрой и ему. Сложившееся положение выматывало всех троих, но ситуация не спешила разрешаться.
Ситуация на Иего показалась Ксил на удивление тихой и спокойной, несмотря на то, что все только и говорили о сотрясающих ее беспорядках. Расположившись в полузаброшенном бункере, команда развернула творческую деятельность, вселяя надежды в жителей планеты. Почему-то Ксил очень не хотелось, чтобы на последних концертах, к которым должны были прилететь остальные, выступала Зэлл. Когда к этому нежеланию примешались сны, в которых во время их выступления начинается орбитальная бомбардировка, Ксил попыталась запретить сестре выступать, но дело чуть не дошло до драки. Она поделилась своими опасениями с друзьями, уверяя их в том, что интуиция ее никогда еще не подводила, но Алан успокоил ее тем, что планета контролируется «Свободным космосом», а значит, риск, что ее будут бомбить, минимален. Пришлось смириться, приготовившись к самому худшему – на концерт Ксил взяла с собой бластеры, аптечку и зажигательную смесь в банках. Тиаз к ее опасениям и подготовкам отнесся спокойно, а перед самым выходом на сцену заставил «сестриц» надеть броню, мол, зрители могут чересчур впечатлительные оказаться.
Во время своего номера Зэлл решилась на опасный поступок – перед несколькими десятками тысяч граждан она рискнула спеть крайне провокационную песню, не скрывающую в своих словах экстремистских настроений.

Вы дышите лишь потому, что Они позволяют вам дышать.
Вы смеетесь лишь затем, что Им нужен смех. Вам не понять -
У вас нет своего мнения, у вас нет своих желаний.
Это все – Их прихоти, ваши здесь - лишь страдания.
Оглянитесь вокруг, вы лишь куклы, вам некуда бежать.
Они сожгут весь воздух, и вам будет нечем дышать.
В наших сердцах – осколки замерзшего льда.
В наших глазах отражается пламя.
Бояться бороться - останетесь куклами навсегда.
Обернитесь! Вы могли бы быть с нами!

- Полилось со сцены под безумную пляску огня и голограмм. Что-то подсказывало Ксил, что это выступление будет последним.
Она не ошиблась – среди зрительских мест замелькали люди в броне и с оружием. Надо было сматывать провода, и сматывать их поскорее. В голову пришла мысль прервать выступление Зэлл инсценированным захватом полиции, роли которых выполнят близнецы, но этот жест мог еще больше спровоцировать служителей порядка. Тем не менее, это могло задержать срыв выступления.
На пару минут покинув музыкальный пульт, она бросилась в гримерку, которой служил обширный, растянутый на стропах, шатер.
- Тиаз! Умоляю, сделай что-нибудь! Нас же сейчас повяжут!
- Сделать что? – Забрак отложил альбом с эскизами татуировок – к нему уже успело записаться несколько зрителей.
- Нам нужно убираться отсюда. Любым доступным способом, желательно, незаметным. Ты сможешь инсценировать нападение?
Янтарные глаза вглядывались в аметистовые с недоумеванием.
- Предупреждал ведь.
- Файреду потом все фырки, у нас мало времени!
Спустя несколько мгновений к стадиону неслись спидеры. В этот же момент из другой точки планеты двинулись аэробайки одной из местных банд, позванные другим инициатором беспорядка.
Файред зашелся в экстазе со своими огненными поями, летавшими вокруг него на цепях, и, кажется, не замечал происходящего.
Синхронно возникшие на сцене Хейку и Нейку, одетые в черные блестящие одежды, подступили к Зэлл, с намерением «арестовать» ее.
Ксил, всеми силами пытавшаяся выкрутиться из положения, с замиранием сердца наблюдала за развязывающимся на сцене. Что-то подсказывало ей, что даже простроенные пути отступления сейчас разрушатся.
Так и случилось – когда родианцы накинулись на беловолосую девушку, та, пребывавшая в своих мыслях, среагировала не сразу. Она попросту не поняла, что находится на сцене, ее сознание ощутило угрозу из внешнего мира… и Зэлл, расставив руки в сторону, Силовым толчком отшвырнула близнецов прочь со сцены, продолжая петь.
Зал взревел. Певица только сейчас поняла, что сделала, и перед кем. К сожалению, она не обладала той феноменальной находчивостью, что была дана ее названой сестре – с трудом сдерживающая ужас и негодование Ксилири сейчас бы просто бросилась на колени на ее месте, закрыв голову руками и дожидаясь, пока близнецы поднимутся. Нет, она бы попросту не допустила этого!
Видимо, это послужило сигналом к действию – по группе начали стрелять. Подоспевшие люди на спидерах открыли огонь по толпе, без разбору.
Ксил бросилась к сестре и попыталась утащить ее из-под огня, но та стала вырываться. Поймав ее взгляд, зелтронка поняла, что ее не остановить – в бледно-голубых глазах альбиноса горела жажда мести. Она увидела Его в толпе. Того, кого панически боялась и мечтала убить. Выдернув один из факелов, украшавших сцену, Зэлл бросилась в толпу.
Очень быстро стадион превратился в поле боя, и было не понять, кто против кого воюет.
Ксил, прикрываясь декорациями, выискивала сестру.
- Беги к кораблям! – Донесся до нее голос Алана.
Она игнорировала его крики, выискивая взглядом Зэлл. Разглядеть что-либо тут было бесполезно, и Ксил положилась на природное чутье.
Зэлл обнаружилась возле входа в бункер. Все это время Ксил приходилось лезть по буеракам и временами ползти по земле, потому, как вокруг непрерывно гремела перестрелка. Возле бункера вместе с сестрой стояли Файред, Ян и незнакомые люди; они жарко что-то обсуждали, целясь бластерами в ее сестру и друзей. Увидев Ксил, один из людей произнес «ты подойдешь» и что-то ткнуло ее в спину, скручивая в судорогах и отключая сознание.
Послышались крики и брань, затем звук бластерного выстрела.
И «прости» над ухом - голосом Тиаза.

Она во что-то проваливалась, словно падала сквозь густые облака или хлопья пены – именно такое ощущение возникало. Еще ей казалось, будто сверху на нее обрушиваются потоки почему-то горячей, как в душе, воды, но сознание ускользало, оставляя ее в этой липкой полудреме.
Размытый силуэт чего-то огромного и приближающегося, отползти в сторону мешает окаменение во всем теле.
Хватит. Это всего лишь сон. Надо проснуться.
По коже побежали мурашки, под лопатками ощутилось что-то мягкое и пружинистое, но пошевелить руками ей так и не удалось.
Громкий щелчок двери, наконец, выдернул ее из оцепенения.
Каюта.
Смешавшиеся в голове мысли с эмоциями лишили ее дара речи, и открывшуюся дверь она поприветствовала коротким, но крайне неприличным словом.
На пороге стоял незнакомый ей человек, весьма массивной комплекции, с зализанными в куцый хвост сальными волосами невнятного оттенка. Он расплылся в улыбке.
Ксил криво улыбнулась в ответ, хотя она готова была разорвать этого человека на части, и только после этого потребовать объяснений.
- Я думал, девушкам твоего возраста неприлично так выражаться.
Комлинк на руке. Бластер на поясе. А вот это уже совсем нехорошо – шприц.
Мгновенно вспомнился разговор с отцом.
- Уж кто бы мне про манеры рассказывал. Девушек моего возраста неприлично бить, похищать и связывать, - огрызнулась она, пытаясь подняться. Руки и ноги были связаны, причем связаны аккуратно, она не могла пожаловаться, что что-то затекло. Боль ощущалась только в спине, от парализатора.
- Какая ты агрессивная. Кусаться будешь? Придется одеть намордник. – Незнакомец протянул руку к ее лицу. У Ксил действительно было желание укусить его, но она понимала, что так сделает хуже только себе. Ей стоило чудовищных сил заставить себя расслабиться и использовать единственное, доступное ей сейчас оружие – свое обаяние. Она прислушалась к эмоциям этого типа – потаенные желания оказались предсказуемыми. А еще он боится своего начальника. Никогда ей не доводилось совершать над собой такого насилия. Натянуто улыбнувшись, она повела плечами и взглянула ему в глаза. Кажется, они у него начисто лишены рассудительности. Действует, как программа. Слава Вселенной, что к ней не прислали дроида – человеческая программа значительно легче выводится из строя.
Короткие, грубые пальцы взяли ее за плечо – неуверенным, скользящим движением. Неуверенность. Ему запретили применять к ней насилие. Отлично.
- Оставишь синяк – придется тебя укусить, - заметила она, скосив глаза на его руку. Судя по тому, как он напрягся, Ксил попала в точку. Заведя руку ей за спину, незнакомец поднял ее, помогая сесть. Судя по тому, как он пыхтел и обливался потом, выполнять ему пришлось неимоверно трудную для его профессии задачу. Как если бы каменщика посадили за огранку кристалла.
- Как тебя зовут? – Спросила она у него, цепляясь за его неуверенность, как утопающий за соломинку. Надо увести его как можно дальше от его цели, чтобы он позабыл про шприц и про то, зачем вообще сюда пришел.
- Дролл, - несколько обалдело ответил он, видимо, не ожидая от пленницы такого вопроса. Но он быстро справился с собой и натянул на лицо мерзкую улыбку. – правду про ваш народ говорят, в любом месте, в любое время, - хмыкнул он, поправляя ремень.
Его слова задели Ксил, но она справилась. Иногда, чтобы выбраться на берег, приходится плыть и по грязи.
- Хочешь проверить, Дролл? – Вкрадчиво поинтересовалась Ксил, смело взглянув человеку в глаза. Ее вопрос в сочетании с взглядом подействовали на него не хуже парализатора – эмоции так и вспыхнули в нем, открывая на всеобщее обозрение животную натуру и жажду легкой наживы.
Бросил взгляд на дверь, задергался. Ксил сжала в кулаки связанные руки, аккуратно пробуя путы на прочность. Ее сил не хватит их разорвать. Связывали умело. Интересно, кто.
- Ты в этом уверена? – Спросил он, открыто демонстрируя собственную неуверенность.
Ксил поймала его взгляд, чтобы не давать ему вернуться к изначальным мыслям.
- Я в себе абсолютно уверена. – Она поджала связанные ноги и вновь повела плечами. Дролл усмехнулся и, стыдливо косясь на дверь, стал расстегивать ремень, но тут он обнаружил шприц в своей руке и выпал из транса.
- Тебе надо засушить цветок, прежде чем вдыхать его аромат? – С блестяще наигранным разочарованием поинтересовалась зелтронка, с трудом сдерживая дрожь.
- Играешь с огнем, детка, - кажется, она потеряла над ним контроль, - человек занялся шприцом, щелчками пальцев взбалтывая его содержимое.
- Не играю, а развожу костер, чтобы согреться. Я замерзла. – Ксил не собиралась проигрывать. – А ты, Дролл, видимо, забыл, как это – греться у пламени.
Пальцы человека задрожали, и он чуть не выронил шприц. Положив его на столик, он схватил девушку за горло, не сильно, без риска оставить синяков.
- Ты можешь замолчать?
В ответ Ксил хлопнула глазищами, пустив по щеке слезу – сейчас она готова была заплакать безо всякой игры, достаточно отдать себя во власть эмоций и переживаний. Дролл убрал руку.
- Ненавижу слезы.
- Тебе ничего не стоит согреть замерзающую душу. А она в ответ подарит тебе счастье.
Еще некоторое время бандит колебался, затем махнул рукой и вновь принялся расстегивать ремень.
- Развяжи мне хотя бы ноги, - капризным тоном проговорила Ксил. Она умело расставила акценты – в подсознании бандита не появилось подозрений, как если бы она попросила развязать ей руки. Убрав ремни, он собрался, было, убирать и другие мешающие элементы, но Ксил остановила его, уткнувшись коленом ему в живот.
- Я не смогу ответить, а ты будешь занят. Почему ты торопишься?
- Это надо сделать быстрее, - он потянулся к ее талии.
- Но нельзя же насладиться песней, промотав ее за пару секунд. Сразу видно, ты не знаешь толку в удовольствиях. – Ксил запрокинула голову, позволяя ему приблизиться к ней максимально. Он распутал ее руки, но запястья оставил связанными. Но когда девушка с несчастным выражением на лице попробовала обнять его связанными руками, распутал и их. Затем, все же, в нем что-то включилось, и он приковал одну руку к Ксил к своей наручниками. Позволив его отвратительным пальцам забраться под одежду, Ксил обняла его, прижимаясь всем телом, спуская руки к поясу.
- Вас совсем не балуют на службе, - сладострастно прошептала она, извлекая из его кобуры бластер.
Бандит среагировал слишком поздно.
Высвободившись из наручников и отпихнув от себя тело, Ксил поспешно прибрала его датапад и карты доступа. Тут ее взгляд упал на шприц. Эту вещь необходимо забрать. Она догадывалась, что это за вещество. Обыскав каюту на предмет каких-нибудь баночек, она плюнула и, отсоединив от шприца игру, запихнула ее подальше под койку. Там же она к своему удивлению обнаружила свой рюкзак. Оружие из него вытряхнули. Надо же, какие предусмотрительные. А вот технику не тронули. Завернув шприц в попавшуюся под руки тряпку, Ксил выбралась из каюты.
Она слабо представляла, как в одиночку захватить управление кораблем, даже небольшим, насколько она могла судить по коридорам, и понимала, что ее сигнал с компьютера, скорее всего, будет перехвачен. Тем не менее, коридор вскоре привел ее на мостик.
Два силуэта у приборной панели.
- Ожидаемо, но, тем не менее, похвально. – Голос Алана. – Проходи. Не обижайся, так было нужно.
Застрелить его? Но тогда она не узнает многих вещей. Скорее всего, он знает, что она обезоружила охранника, по крайней мере, подозревает.
- Что вы мне вкололи? – Возмущенным тоном поинтересовалась Ксил, узнавая во втором пилоте Тиаза. Он не реагировал на происходящее.
- Видишь ли. Нам крайне необходимы такие умельцы, как ты. Ты прекрасно ориентируешься в критических ситуациях, отлично владеешь собой. Умеешь заговаривать зубы. Прирожденный агент.
- Что?!
- Сейчас ты будешь злиться и паниковать, быть может, даже сделаешь мне пару дырок в корабле своим бластером, но потом все поймешь и осознаешь.
Нет, его убийство ничего не даст. Только еще больше запутает. Но Тиаз… черт возьми, она доверяла ему!
Что-то говорило ей, что правила надо принять. Сейчас не ее ход. Сейчас надо переждать.
В течение недели она ни с кем не разговаривала, втираясь в доверие. Ей по-прежнему объясняли, как управляться с кораблем. Это было невыносимо – лететь на корабле, где кругом одни предатели. При мыслях выведать что-либо про своих друзей, на нее находил необъяснимый страх. И мысли путались.
Ее вызвали на мостик посреди ночи. Яхту трясло, в коридоре горело только дежурное освещение.
В рубке она застала только Тиаза.
- Где капитан?
- Неважно.
Глаза девушки расширились. Не дав ней договорить, забрак потащил ее к спасательным капсулам.
- Мы проходим астероидное поле. Тут должна была быть планета. Вероятность того, что до другой планеты мы доберемся раньше, чем нас сотрет в порошок, нулевая.
Устроив Ксил в спасательной капсуле, Тиаз прикрыл глаза.
- Прости. Этого всего не должно было случиться. Меня вынудили. Я не успел. Если повезет, встретимся где-нибудь там, должен же кто-то получить наш сигнал.
Тот же спокойный тон, будто его обладателю плевать на то, что они на волосок от смерти.
- Имплант, - коротко ответил Тиаз на ее беззвучный вопрос. Затем, молча, что-то вложил ей в руки и закрыл капсулу.
Дальше был оглушительный свист, грохот и темнота. И полет в бесконечность космоса...

Предпочитаемое оружие
Сила убеждения и обаяния. Если разговаривать некогда, то бластерный пистолет DH-17
Владение силой
Есть задатки, но ни кем никогда не развивались. Выражаются в мощной интуиции.
Психотип
Характер упертый. В ней еще не выцвел "юношеский максимализм". Доверчива и привязчива, за близких готова свернуть горы, но предательства не прощает. Если берется что-то делать, разобьет лоб, но сделает "лучше всех". Или хотя бы на уровне. Обостренное чувство справедливости. Будучи эмпатом от рождения, чутко улавливает эмоции и настроения окружающих, что позволяет ей хорошо разбираться в людях. Довольно импульсивна. Не всегда сдерживает свои эмоции и может нагрубить, даже зная, что получит за это, но нагрубит лишь для того, чтобы оппонент "услышал правду". Относится к тем зелтронам, которые "странные, так как предпочитают одну половинку на всю жизнь, чем постоянно менять партнера". Тем не менее, пользуется своим расовым обаянием, если ситуация критическая, например, надо спасти себя или друзей. Предпочитает полагаться на интуицию.
Навыки и умения
Художник. Рисовать учили с ранних лет, в школе были выставки. Хорошо рисует по памяти. Может восстановить сцену по нескольким наброскам. Играет на синтезаторе, умеет подбирать музыку под настроение компании, в которой находится. Умеет готовить из того, что «под руку подвернулось». Имеются организаторские способности – может собрать команду и сподвигнуть на какое-либо дело. Сносно стреляет из бластера. Свободно управляется со спидером. Есть навыки пилотирования корабля. Благодаря расовой эмпатии и неплохо подвешенному языку умело водит переговоры.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Sotnik
сообщение 4 Март 2011, 21:10
Сообщение #18


Землепроходимец
Иконка группы

Группа: Постоялец
Сообщений: 767
Регистрация: 26 Июнь 2007
Из: ИзНаКурНож
Пользователь №: 6795
Раса: Человек



Терренс "Зеро" О'Хирн
Человек. Мужчина. 27 лет

Внешность: атлетического сложения фигура, что однако, скрывается свободного покроя одеждой

Рост: 185
Вес: 85

Характер: можно назвать "темным человеком", как в прямом, так и в переносном смыслах. Характерен несколько деперссивный взгляд на вещи, что не мешает оставаться приветливым и общительным человеком, полностью преданным своим друзьям.

Зеро (ударение на О) родился в Облачном городе, что на Беспине, в семье пилота, погибшего на задании. Необходимо отметить, что ранее Зеро не подавал особых надежд. До поступления в Академию он был довольно незаметным молодым человеком, хотя добился некоторых успехов в спорте, заняв несколько призовых мест в составе различных команд, в целом же практически ничто не отличало его от одноклассников. После окончания школы Терренс два года помогал своей матери, Саре О'Хирн в дешевом ресторанчике в космопорте, которое та купила незадолго до этого, и поступил в Академию Космических Сил только когда почти достиг критического возраста для поступления, да и то частично из-за льгот, предоставляемых детям погибших героев войны.
Этот момент стал поворотным в судьбе Терренса, он осознал свое призвание - профессию пилота космического истребителя. Ново обретенная жизненная цель дала молодому летчику стимул проявить весь свой потенциал. Его отметки улучшились, и он стал одним из лучших кадетов, когда-либо закончивших Академию. Однако самоуверенность сделала О'Хирна несколько более нахальным молодым человеком, и он также получил самое большое в Академии число дисциплинарных взысканий, меньше было только у его лучшего друга Макса Гаррета.
Как и его бесчисленные предки до него, он закончил Академию с отличием... И вот наконец, свершилось... Свежеиспеченный лейтенантик попал во флот. Через, полгода, когда он уже обладал внушительным боевым счетом, его зачислили в элитную эскадрилью "Черная Вдова", в которую обычно не назначались молодые и неопытные пилоты..
Его непредсказуемый, спонтанный стиль ведения боя часто ставил в тупик вражеских пилотов. Но в то же время он иногда обвинялся в чрезмерной независимости и небрежном отношении к правилам. Как он сам говорил, он "подталкивает правила к самому краю, не переходя границы дозволенного".
Однажды, пытался совершить посадку не включая АСП (автоматическую систему посадки); при этом серьезно повредил свой "икс" и до смерти перепугал персонал на взлетной палубе. Отличался веселым нравом и имел много хороших друзей в эскадрилье. Порой его шутки оборачивались против него самого. Как то раз, подложил крысу в постель Тодда "Маньяка" Маршалла. Тот два часа просидел под потолком, а "Зеро" после этого две недели чистил картошку на местной гауптвахте.
Вскоре после выхода из гауптвахты, его следы теряются примерно на три года. Что с ним происходило в это время, Терренс молчит. Ходят различные слухи, что он состоял в это время в отделе Особых Операций, проводившем скрытые операции по обе стороны границы.

Основные навыки:
Стрельба, Пилотирование, Маскировка и Ремонт.

Сила:
Владение на уровне мастера. Считает себя одним из последних последователей Нарса Типо

Одет:
Черная, кожаная куртка, черные штаны, ремень с кобурой для бластера, чёрные сапоги.
Под курткой, оранжевая футболка

Инвентарь:

Пояс с инструментами.
Пояс предоставлять широкий выбор полезных предметов используемых путешественником. Большинство поясов также очень стильно выглядят и могут быть вручную добработаны чтобы подходить по стилю к броне за дополнительные 300 кредиток. Обычный пояс поставляется с химическим осветителем, комлинком, одной "кошкой" на гибком тросе и пакет жизнеобеспечения с рационом пищи и воды

Оружие:
Бластерный пистолет DC-15s в набедренной кобуре.
Верпинский "Разрушитель" в подмышечой кобуре.
Вибронож в голенище сапога.

Имущество.
С момента призыва в "отдел специальных операций", в имуществе появился легкий перехватчик/курьерский корабль класса "Спираль" второй модели. Знающие люди по кораблю понимают с кем имеют дело и стараются не связываться.

Сообщение отредактировал Sotnik - 7 Март 2011, 00:56


--------------------
Мы Борг. Сопротивление бесполезно. Приготовитесь к ассимиляции. Ваша культура и технологии будут добавлены к Коллективу Борг.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Оливер Айр
сообщение 8 Март 2011, 23:05
Сообщение #19


Мастер Джедай
Иконка группы

Группа: Бывалый
Сообщений: 586
Регистрация: 24 Сентябрь 2007
Из: Нар Шадда
Пользователь №: 6997
Раса: Человек



Имя: Оливер Айр
Раса: Человек
Родной мир: Нар Шадда
Пол: Мужской
Возраст: 28
Рост: 195 см.
Вес: 83 кг.
Внешность: Темно-каштановые волосы, коротко подстрижены, зачесаны назад. Иногда растрепаны. Глаза – болотного цвета. Уши немного великоваты, но это не заметно. Нос кривоват, из-за детской травмы. Губы полноватые. В целом его можно назвать красивым.
Телосложение: Длинные руки и высокий рост делают его немного неуклюжим – когда подготовлен – имеет уверенную и плавную походку, но в случаях, если его просят быстро что-то подать – может обрушить на пол половину стола.
Худощавый, нельзя назвать накаченным (скорее жилистый) – но пресс четко виден.

Особые приметы:
Шрам на левом плече от бластера, родимое пятно на животе.

Одежда:
На миссии или в обычное время – Коричневая кожаная куртка, черная или серая рубашка, синие штаны из плотного материала, удобные ботинки, пояс с сумкой – внешне не отличить от обычного контрабандиста.
Официальные представительские задания Ордена, или когда в Храме: - Роба коричневого цвета, с капюшоном.

Характер:
Смесь принципиального высокоморального рыцаря джедая и «рубахи парня» с ближайшего бара.
У Оливера свое понимание мира и происходящего – он может относиться с юмором к ситуациям, когда некоторые начинают скрипеть зубами, но в определенный момент может оказаться уж слишком серьезным и не понять банальной шутки.
Достаточно спокоен, его трудно вывести из себя. Но если уже вывели – то держитесь, правда быстро остывает и раскаивается во всем что наделал.
В его жизни есть принцип, которому он всегда соответствует – никогда не жалей о том что делаешь.
Никогда не стремиться быть первым – не в жизни, не в Ордене Джедаев. Нельзя сказать что он не стремиться ни к чему, просто к всем своим успехам и поражениям относиться с должной мудростью и спокойствием.
Обладает чувством юмора, и не стесняется его показывать, что не мешает ему иногда быть ужасным занудой и снобом. Любит традиции, но так, же и любит выбирать и отсеивать их по принципу «нравиться»/»не нравиться».
Можно сказать, что он себе на уме – но у него есть отличительная черта – никогда не бросает друзей в беде, и свято верит в дружбу.

Биография:
Отца Оливера зовут Ленс. Когда-то во времена своей молодости он путешествовал на своем корабле, занимаясь тем, что перевозил дроидов и другую технику безопасности, занимаясь ее установкой и продажей. Пока не залетев на лесной спутник одной из планет, не познакомился с девушкой по имени Амелия.
Амелия была абсолютной противоположностью космического торговца – образованная, утонченная и привыкшая к красивым вещам – неизвестно, что именно так понравилось ей в молодом человеке. То ли тяга к авантюризму, то ли желания «чего-то нового» заставило ее покинуть родную луну, и отправиться в путешествие вместе со своим «мужем».
Около Нар Шадда на корабль Эйров напали пираты. Ленсу и Амелии удалось спастись в спасательной капсуле. Все что им оставалось делать – это ждать голодной смерти. Но по велению Силы, их капсулу подобрал торговый корабль, и безопасно доставил до Нар Шадда.
Без средств существования и друзей, Ленс влез в долги перед хатами, но благодаря своим техническим навыкам, смог отработать свой долг в нескольких «грязных» делах, и даже заработал достаточно, что бы открыть свой магазин техники и дроидов.
Вскорее у четы Эйров появился сын, которого они назвали Оливером, в честь дедушки.
Амелия оказавшись на чужой планете, не нашла ничего более умного кроме как заняться воспитанием ребенка – в начале она вела уроки только для сына, но затем решила открыть свою небольшую школу, где обучала местную детвору основам наук.
К 13ти годам Оливер знал правила хорошего тона, спокойно писал на общегалактическом и знал алгебру и геометрию.
Отец, в свою очередь регулярно привлекая к работе в магазине, научил обращаться с отверткой и паяльником. К 16ти парень починил первого дроида.
Жизнь на Нар Шадда – не была сладкой – разбои и грабежи, Контрабандисты со своими историями – все это окружало Оливера с самого детства. Он не хотел, что бы его жизнь стала чем-то таким, беспросветным. Без возможности защититься или защитить кого-то.
В 18 лет, Оливер покинул отчий дом, и устроился на Коррелианский торговый корабль техником, а позже – остался на Коррелии
Именно там он в первый раз и услышал о «Джедаях». Он принялся изучать всю информацию, какую только смог найти в Голонете. Каждое слово, что он читал и изучал, вызывало в его душе, какой-то странный отклик. Именно тогда он познакомился с человеком по имени Кейд Фостер, который и открыл то, что парень чувствителен к Силе. Кейд, оказался Мастером джедаем, и разглядев в парне чувствительность к Силе отвез на Эриаду, где молодой Оливер и начал свой путь как джедай.
Даже для Мастера Джедая, было странным с какой скоростью он обучался основам Ордена – нет, разговор не о Силе, а о тех строчках кодекса Ордена, которым Оливер следовал словно это было в крови.
Столкнувшись с первыми проблемами на Пути Джедая, уже будучи Падаваном Фостера Оливер показал свое понимание кодекса и джедайского пути – доставив на Эриаду груз кристаллов для светомечей, нарушив при этом добрый десяток Руспубликанских законов и в итоге отпустив контрабандистов на свободу. Совет сделал ему строгий выговор, но так как все оказались живы и здоровы, опасные кристаллы на территории Республики без таможенного сбора – все обошлось.
Получив звание Рыцаря участвовал в операции против пиратов вместе в Беспинском секторе с юнглингом Люком Фортисом.
Предпочитаемое оружие
Световой меч (Предпочитает агрессивный стиль Атару 4), бластер

Владение силой:
Обучен. На уровне Рыцаря Джедая – стандартные – телекинез, чувство силы, повышенный метаболизм – имеет некоторые таланты к исцелению – путем приложения огромных усилий может исцелить легкое ранение или выстрел из бластера, но вынужден восстанавливать силы в течении двух дней. Повторное применение способности – приводит к потере сознания.

Инвентарь:
Аптечка - 2 шт, Световой меч (зеленый) - 1 шт, Ремонтный пояс - 1 шт, Бластерный пистолет - 1 шт, Кожанная куртка (коричневая) - 1 шт. Штаны (синие) - 1шт, Ботинки - 1 шт, Роба рыцаря джедая - 1 шт.


--------------------
"...нет противника опаснее и коварнее, чем ты, сам себе..." Юнглинг Айр
"...я всегда возвращаюсь, так или иначе, так или иначе..." Рыцарь Айр
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Поделиться темой: Поделиться ссылкой через ВКонтакте Поделиться ссылкой через Facebook
2 страниц V  < 1 2
Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 16 Сен 2019, 13:09

Рекламные ссылки: Дневники беременности на Babyblog.ru//Бэбиблог - соц сеть для будущих мам //