Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

53 страниц V  « < 50 51 52 53 >  
Ответить в данную темуНачать новую тему
> "Сейчас", моё первое творение
Рейтинг 4 V
Ариша
сообщение 31 Август 2015, 12:09
Сообщение #766



Иконка группы

Группа: Бывалый
Сообщений: 1293
Регистрация: 8 Май 2011
Из: Челябинск
Пользователь №: 8905



3 глава
Произойди такая спорная ситуация с кем-то другим, Лорд Главнокомандующий приказал бы вычистить «Лусанкию», поставить на мостик своих людей и отправить на верфи, и после этот бы корабль никто и никогда бы не смог забрать у Лорда Тьмы, но его оппонентом была Дармин Арти. Лорд был прав: самое сложное сражение было за «Лусанкию» с «Матерью Альянса». Мара на практике уже знала, что главком редко ошибался.
Арти, ещё бледная и сильно хромающая, но, как и прежде, в странных и красивых одеяниях, с идеальной причёской и макияжем, величественно прошла в кабинет ситха, чтобы разрешить сложившуюся ситуацию. А ситуация была тупиковая: Лорд хотел забрать «Лусанкию», а Дармин не хотела отдавать ему ещё один супер-разрушитель. «Мать Альянса» в качестве компромисса, как она думала, хотела сделать из крупного военного корабля медицинский крейсер. Но главком уже точно знал, что он хочет сделать с «Лусанкией», и отдавать её Союзу в это желание не входило. Эта была не первая их встреча по данному вопросу, поэтому Мара обречённо вздохнула, поудобней усаживаясь в кресле, утыкаясь в датапад, подготавливая данные Милорду. Адмирал, который так же обязан был присутствовать на данном совещании, получив какое-то сообщение, переглянулся с Лордом, покинул помещение.
«Дезертир», - расстроено решила секретарь, понимая, что адмирал заранее подготовил стоящий предлог, чтобы уйти с этого мероприятия. Её же пост не позволял ей проворачивать такие манёвры.
Дармин приветливо улыбнулась всем присутствующим, вступая в очередной спор с Вейдером с таким рвением, как будто она не из медблока сюда пришла. Образ этой женщины вызывал зависть, такую хорошую женскую зависть. Потому что Мара тратила минут тридцать, чтобы хотя бы в зеркало без испуга смотреться. Конечно, если бы у неё было чуть больше времени, она может и смогла бы привести себя в более или менее сносный вид, но его у неё нет. Хотя она знала один надёжный способ, как вывести синяки под глазами и обзавестись здоровым цветом кожи. Для этого ей надо было выбраться с флота. Время пребывания под строгим взглядом доктора Нерарса, Мара готовила очень интересный и развёрнутый план, как оказаться на Тайферре. Помимо политических и рабочих выгод, Джейд хотела удовлетворить и личные потребности. После смерти Палпатина она была в каком-то ступоре, чувствуя себя практически дройдом, работая на автомате, находясь в сером постоянном аналитическом беге; но сейчас это стало проходить. Внутренняя стена, которая надёжно защищала её от внешнего мира и отгораживала внешний мир от неё, рухнула, и её восприятие стало изменяться. Еда казалась вкуснее, цвета ярче, а желания конкретней. Она чувствовала, что ей нужен отдых, не только моральный, но и физический. Возможно, проблема была во снах, в которых Император требовал отомстить за свою смерть: они приходили в самый не нужный момент, в час наибольшей усталости, когда хотелось просто провалиться в забытье, а не слушать последний приказ. Мара не стала говорить Лорду об этом, считая, что уже сама способна справиться, в полной мере понимая о чём говорил Милорд, когда утверждал, что Император сдерживал её. Это действительно было так: она чувствовала изменения в себе, тонкие движения Силы, которые раньше были недоступны для неё. Накатывающая усталость, и внезапная жажда к жизни были очередным этапом её собственного освобождения. Лорд дал ей достаточно информации о ментальной защите, чтобы она сама смогла справиться с последним ментальным блоком, который поставил в её сознании Палпатин. К тому же, она чувствовала нарастающий ритм работы, увеличение давления перед серьёзным сражением. Пиетт спешил привести корабли в порядок, стремительно разбираясь с пленными и захваченными судами. Как только главком решит вопрос с «Лусанкией», все их силы будут сосредоточенны на предстоящем сражении, и ей уж точно не удастся отдохнуть. Именно поэтому, заступая на смену, Мара первым делом пошла к Лорду со своим предложением по Тайферре. Лорд положительно кивнул, и её хитрый и изящный план был прият к исполнению без неё.
- Ты нужна мне здесь, - бескомпромиссно пробасил начальник, отправляя на Тайферру послов.
Фирмус был отправлен на дальние рубежи, разбираться с их новым адмиралом Даалой. Джейд с интересом выгнула бровь, читая отчёт по ситуации в том секторе. Она совершенно не хотела лезть в проекты «Утробы», тихо радуясь, что этим займётся Дигрони. И в тайне поблагодарила Лорда, узнав, что к властям Тайферры, от лица Альянса, летит принцесса Лея, а Соло возвращается на «Исполнитель» и закатывает очередную пьянку. Мара не хотела бы встретиться с принцессой наедине, где-то на нейтральной территории, да ещё в каком-нибудь светлом коридоре. Органа была непредсказуема в своих реакция и действиях, и Джейд не могла ей ничего противопоставить. Лорд никак не прокомментировал её действия на «Искре», что девушка восприняла как одобрение, и возможно он знал, что Органа будет на Тайферре. Мара благодарно посмотрела на начальника: внешне главком был, как и прежде, спокоен, но клубящаяся Тьма выдавала его состояние – только Арти могла довести его до немого бешенства. Ещё чуть-чуть и у Джейд начнётся мигрень от плотных, резких и противоречивых эмоций ситха. Обнадёживало только то, что после совещания её смена заканчивается, и она, похоже, сможет сходить на сбор летунов и весело провести время.

***
- Ну, что, друг, ты со мной? - провокационно спросил Хэн.
- Да, куда я денусь, - обречённо пожал плечами Люк, забивая сообщение Веджу.
По мнению Чуи, они часто пытались покончить с жизнью очень странными путями, но сегодняшняя идея была особенно странна и грозилась всё же достичь нужного результата.
- Ты арбалет возьми, - нервно ответил ему Соло, - и будет спокойней.
- Я маякну, - малыш, как настоящий друг, взял на себя все самые сложные организационные моменты, оставляя Хэну самое главное исполнение.
На ситховом корабле это казалось ещё больше авантюрой, но Соло решил, что лучше сейчас, чем когда прилетит Лея. Поэтому одев любимую белую рубашку с жилеткой, поправив бластер на ремне, отправился в кантину. У малыша всё везде было схвачено, парень просто феноменально быстро умел воплощать самые безумные идеи в жизнь или готовить среду для воплощения всякого безумия. В единственном на всём флоте развлекательно-отдыхательном заведении было пусто, только рыжая особа за барной стойкой, заказывала себе бифштекс. Хэн тоже хотел, чтобы ему из офицерской столовки прям сюда к выпивке приносили хорошую закуску, но обсудив это с Люком, они решили всё же не наглеть на столько. А вот секретарь ситха могла затребовать нормальную еду куда угодно и в любое время суток.
- Привет, Мара, - подсел он на соседний стул, - а может ты там… договоришься и для нас… - девушка скептически вскинула бровь, тоже рыжую, не к месту заметил Соло, - ну, чтобы нам сюда еду принесли.
- Соло… - её взгляд говорил о многом.
- Ну ладно, - пожал он плечами, - спросить-то стоило, - и криво усмехнулся.
Джейд не хорошо так покосилась на него - заподозрив что-то не ладное, но бластер был уже у него в руке:
- Без резкостей, - попросил он, выстреливая в неё в упор. Рыжая успела дёрнуться в попытке выбить оружие, но замедляющий оглушающий заряд всё равно успел первым. Бестию оттолкнул импульс, и она пошатнулась; Люк, стоявший на стрёме, успел поймать её за спину, не дав упасть.
- Чуи, - сдавленно позвал друга Хэн, глубоко выдыхая.
Дверь в кантину открылась, и показался вуки, неуклюже волоча большое кресло. В кантине были только скамейки и одиночные стулья у барной стойки, поэтому им пришлось протащить командное кресло из рубки управления, чтобы посадить в него бесчувственное тело. Хэн очень хотел надеяться, что и эту мелочь рыжая стерва заметит.
- Готов? – напряжённо спросил малыш, доставая раздобытый шприц из медблока, который приведёт Джейд в чувство.
Хэн ещё раз глубоко вздохнул, он нифига не был готов к такому, но что делать?
- Давай.
- Эй, что тут происходит? – не вовремя явился Антиллес, заходя в кантину.
- Задержи своих!
– Зачем?
- Ведж! – с нажимом в голосе попросил Скайуокер, Антиллес странно осмотрел компанию около бесчувственной девушки и вышел, останавливая остальных «Проныр».
- Она меня убьёт, - жалобно произнёс Хэн, когда девушка сдавленно выдохнула.
- Она нас убьёт, - подтвердил друг, вставая в оборону.
Чуи протяжно зарычал, поднимая арбалет.
- Что тут происходит? – сквозь зубы спросил Ведж, проникая за спину Соло.
- С-с-с-соло, - сквозь зубы, зашипела рыжая, пытаясь напрячься, но после оглушающего импульса все мышцы расслаблены, и у неё это не очень получилось. Мужчины тоже знали, что это физически невозможно, но дружно сделали шаг назад. На всякий случай. Люк стоял ближе всех, с левой стороны, приготовился ловить фурию в прыжке - он по опыту знал, что Джейд прыгает при необходимости резко и сильно.
- Прости, Мара, я Лее пообещал, - затараторил Соло. - Это меньшее из зол, для нас обоих. А это тебе… - Мара открыла глаза, на расстоянии, контрабандист протягивал ей бутылку чего-то прозрачного, - так сказать в благодарность от меня, за то, что уберегла её.
Джейд нахмурилась, потянулась и взяла бутылку, оглядев общую диспозицию. Парни заметно выдохнули, когда она стала разглядывать этикетку.
Хэн кивнул Чуи, разрешая остальным входить, Ведж с любопытством рассматривал Мару.
В символах на этикетки Джейд признала кореллианские буквы, но диалект прочесть не смогла.
- Это джин, - прокомментировал Соло, - очень крутой. Я тебе его ящик прям из дома привёз.
По мимике Соло, Джейд решила, что должна очень быть этому рада, но свернув крышку, подозрительно понюхала. Аромат был действительно не плохим, но, не рискнув, протянула открытую бутылку стоящему рядом Скайуокеру.
Татуинец удивлённо скривился:
«Ты что нам не веришь?»
«Ни на грамм», - приподняла брови Мара, отвечая так же молча.
Люк, пожал плечами, и с замахом хлебнул из горла.
- М-м-м, а оно мягче того рома,
- Конечно, - самодовольно протянул Соло, радуясь тому, что хотя бы друг оценил его старания.
Друг поднял руку с бутылкой, намереваясь глотнуть ещё раз, но Мара поднимаясь, перехватила её у него из рук.
«Это моё», - говорил её взгляд.
Вкус был действительно приятным, не смотря на высокий градус.
- Мэм, ваш бифштекс доставили, - обратился к ней дройд из-за бара.
- Отлично, - с наслаждением ответила Мара, возвращаясь на свой стул за стойкой, - Соло, а можно попросить: кресло поближе к столу подвинуть? Я к вам позднее присоединюсь.
Соло переглянулся со Скайуокером, и глубоко вздохнув, два друга взяли тяжёлое кресло и подволокли его к столу. Огромный вуки подтащил к её креслу ящик для инструментов, по всей видимости внутри был подаренный джин. Мара довольно улыбнулась – приятно, когда тебя ценят. И даже пренебрежительно-завистливые взгляды девушек-проныр не могли испортить ей настроение. Кантина стала заполняться, так называемыми «своими», среди которых уже обосновались и «чёрные».
Мясо было не из ресторана на Корусанте, но тоже вполне вкусное и сочное; Мара довольно облизнулась, без церемоний делая глоток из бутылки. Дурные привычки бунтарей липли хуже нерпунов. Пилоты пили много и крепко, не размениваясь на стаканы, когда была возможность пить из горла. Кореллианин был нежадным, щедро угощая друзей, зная, что каждый из них последним с ним поделится в нужный час. Джейд долго не понимала этого, но сейчас это стало очевидным и ясным, как отфильтрованная вода. Многие солдаты, в особенности пилоты малых кораблей, жили одним днём, они гибли пачками в открытом космосе, и умели наслаждаться жизнью прямо здесь и сейчас. Ей было чему поучится у этих сорвиголов. Хотя, она могла бы сейчас так же пить в каком-нибудь баре на Тайферре, где о ней никто не знает, познакомится с каким-нибудь парнем, и хорошо провести ночь. Одной ночи ей было бы вполне достаточно. Организм в преддверии смерти, очень хочет жить. В этой кантине к ней тоже подсел вполне себе подходящий парень: Рикон Павун, позывной «Чёрный-3». Высокий, чуть худощавый брюнет, с острыми скулами и волевым подбородком. А также с великолепным послужным списком и высокой характеристикой. Конечно, он же пилот эскадры Вейдера. А там другие не летают. Вейдер знал толк в лётчиках, а Мара знала о чём думает «Чёрный-3».
- Привет, - не скрывая заинтересованного взгляда, поздоровался он.
«Резкий, напористый, уверенный», - оценила Мара, молча поворачиваясь к нему. Её вполне устраивало, только…
- Присоединишься к нам?
По телу уже пошла расслабляющая волна азарта, спина чуть выпрямилась, чуть развернулся корпус к собеседнику, выставляя грудь, правая нога накрыла левую, движения стали плавными и чуть замедленными привлекая особое внимание мужчины. Рыжая бровь не однозначно поднялась:
«Может быть».
Сообразительный Рикон вполне конкретно расшифровал её движения:
- А может прогуляемся?
Она хотела именно «прогуляться», до её комнаты, до его койки в общей казарме, пока сослуживцы пьют тут, хоть в уборную, но…
Взгляд зелёных глаз изменился, бровь изогнулась опасной дугой:
- «Чёрный-3» не забывайся.
Надо было ответить жёстче, резче, ударить с размаху в раздутое самолюбие успешного пилота, но… она же сама дала повод. Парень отстал, позволяя ей сделать ещё один глоток приятного напитка. Любовь к крепкому она тоже приняла у бравых ребят, которые шумели за столом. Главным оратором вечера пока был Соло, в красках рассказывая о переговорах с Иблисом. Кореллианин был очень горд и доволен собой и проведённой работой, не стесняясь в выражениях, и не сдерживая жесты с мимикой. Харизму капитану не занимать. Она с удовольствием села в своё кресло, чувствуя приятную расслабленность, искренне смеясь со всеми. Этот ситхов выстрел тоже был нужен ей, чтобы все связанные в тугие узлы мышцы наконец-то расслабились. Алкоголь быстро ударил в голову, док бы отругал её за то, что она пьёт после медикаментозного вмешательства. К ней подсел Антиллес, комментируя главного оратора. Мара открыто смеялась, вставляя едкие подколки, поддерживая издевательское настроение Веджа. «Проныра-лидер» тоже был хорош, и увести его из шумной компании ей бы не составило труда. Только была одна проблема: в пыточной камере из Антиллеса слова не достанешь, а вот в такой тёплой компании, да такому вот Соло, он хвастается своими подвигами. Это и была её центральная проблема. Тихая и скромная Тош, могла и дальше тихо обнимать Барсура на всех встречах, и греть его короткими ночами. Потому что Гентриан Тош была великолепным лётчиком, и носила позывной «Чёрный-8», и максимум, что ей светит, помимо быстрой смерти в открытом космосе, это звание капитана или генерала за выслугу лет, если доживёт. Поэтому она могла обнимать хоть «Чёрного-Лидера», хоть «Проныру-10», сейчас это было не важно. Джейд же в прямом смысле выбивала свою репутацию и уважение не только среди простых солдат, но и командного состава. Секретарь Лорда Вейдера была единственной девушкой во флоте без военного звания. Она была единственной женщиной в высшем командовании и лишь потому, что её такой властью наделил главнокомандующий. Но уважение ей пришлось заслуживать самостоятельно. Информация о адмирале Даале удивила её, и, если эта женщина подтвердила своё звание в глазах Вейдера, в будущем Джейд самой станет проще, но это только в будущем. Сейчас самая влиятельная женщина во флоте Вейдера не могла позволить себе провести ночь в мужской компании без последствий. Ведь нет никого болтливее женщины, кроме мужчины, который хочет похвастаться перед друзьями. Делая глоток, она ещё раз повторяла уже ранее обдуманные варианты. Выбрав компанию из механиков на нижних уровнях, она была уверена, что слух поползёт не так быстро, но он всё же поползёт. А доступная помощница ситха – это не то, что надо в её работе. Офицерский состав был из тех, кто хорошо выполнял свою работу и стремился к власти, следовательно, кандидат из офицеров, быстро смекнёт её ущербное положение в таком случае и попытается шантажировать. Она не ситх, чтобы позволить себе просто так убить офицера флота. Варианты среди «своих» тоже не блестели. Взгляд споткнулся об Соло, который продолжал стоя вещать о чём-то. Джейд уже не внимала словам, делая очередной глоток. Капитан ярко выделялся на общем офицерском фоне, что бунтарей, что экс-имперцев, но так переходить дорогу Органе она точно не решится. Проше подать в отставку, чем вздрагивать от белого цвета. В милосердие ситховой дочки она не верила. Право оратора вечера Соло плавно передал Скайуокеру. Татуинец перехватив нить повествования, продолжил рассказ в своей скоромной манере, преувеличивая заслуги других, опуская свою роль в действиях. Это была характерная черта фермера, который внезапно оказался героем Восстания, заработав прозвище, при котором враги бросали штурвалы и выходили из боя. Скромно опущенные плечи с прямой волевой осанкой, которая выдавала в невысоком парне титановый стрежень. Открытая располагающая улыбка, и яркие синие глаза, которые всегда так прямо смотрели куда-то глубоко внутрь человека. Душа компании, которая в любой момент готова распахнуться на встречу не только другу, но и каждому кому потребуется. Стальные нервы, достойная выдержка, при мягком и компромиссном характере. Как у Арти, подчеркнула про себя Джейд, наглядно зная во что может вылиться этот мягкий и податливый характер. Но самое главное: Скайуокер пару лет скрывал правду о своём отце. Скрывал это ото всех, сохранив свою тайну от надёжного друга, от верных соратников. И Джейд была уверена: «Явинский стрелок» хранит в себе много тайн. И рассмотрев парня повнимательнее, решила, что ещё одну тоже вполне способен сохранить. Люк Скайуокер был человеком, у которого нет никакой выгоды шантажировать её, и совесть у него была не в пример всем присутствующим. В последнем приказе Император велел ей убить Скайуокера, вместе с Вейдером, но она подавила внутреннее желание навредить, что «стрелку», что ситху. А сейчас она даже с удовольствием пойдёт на перерез последней воли Палпатина. Эти выводы порадовали её, рыжая довольно улыбнулась, продолжая рассматривать коммандера. Джедай почувствовал её интерес. Поворачиваясь к ней, по привычке ответил улыбкой на улыбку. Мара откинулась в кресле, не опуская взгляд, сделала ещё один глоток. Алкоголь круто расслаблял и дурил голову, ещё минута и она точно знала, что хотела сделать. Закончив рассказ, Скайуокер передал лидерство Хорну, и присел около неё.
- Ты что-то хотела? – просто спросил он.
«Тебя хотела», - чуть не ляпнула она:
- Ты видел эту Даалу? – сказала Мара вслух.
- Да, что она так всех интересует? – ответил он риторическим вопросом. - Видел.
Мара облизнула губы, определяясь с какой стороны зайти:
- И она тоже рыжая?
Вопрос сбил его с толку, Люк тут же обратил внимание на её гриву:
- Не такая яркая как ты.
«Честный, простой, деревенский ответ», – про себя усмехнулась Мара, оценивая собеседника. Скайуокер пил наравне со всеми, но, как и она, пьянел медленно, и в любой момент мог выгнать дурь из головы. И в разговоре с ней, он этого делать не стал, что говорило об определённом его доверии. Хорошо.
- Прозвучало как комплемент.
- Я думаю, Ведж с Лэндо тебе уже выразили общее мужское мнение, - ответ был и комплементом, и нейтральным, и обобщающим. Джейд чуть наклонилась:
- И как тебе она?
- Даала? - переспросил Люк, стараясь не потерять нить разговора: - По мнению отца, она достойна своего звания.
Снова ушёл от ответа Скайуокер. Он профессионально держался на нейтральной территории, маскируясь под простачка, что подкрепляло её азарт ещё сильней. На его месте «Чёрный-3» тут же пошёл в наступление, а «стрелок» точно знает свои границы. И бестия уже знала, как их сломать:
- Она еще ни разу не проявляла себя в сражении, - сказала Мара, рисуя пальцем витиеватые узоры на столе, сделав недолгую паузу, - хотя я слышала, что она уже покорила вас обоих...
- Я не силён в оценке адмиралов.
- А в женщинах?
- Только в рыжих, да и то, как видно, не очень, - подался он на провокацию.
- А, так ты спец не только по диверсиям, но и по рыжим?
- В диверсиях я разбираюсь лучше, чем в рыжих.
- Ты меня сильно выручил в прошлый раз.
- Ты умеешь мотивировать, - усмехнулся Люк, - там было жарко.
- Но это было потрясающе.
Татуинец смущённо опустил глаза. Комплименты принимать он не умел, особенно заслуженные. Особенно от девушки, которая вот так вполне конкретно на него смотрит. Ещё чуть-чуть и это привлечёт ненужное внимание, - решила Мара, оценивая общую ситуацию за столом.
- Могу тебя попросить об ещё одном одолжении?
- И куда надо лететь?
- Не далеко, правда с грузом, - взглядом она намекнула на ящик стоящий у её ног, - сам понимаешь…
Тот положительно кивнул:
- Записи сама подотрёшь?
- Разумеется, - ответила она, не спеша поднимая глаза на него, - и в долгу не останусь.
Его ответ: «Да, какие долги», - потонул в общем гамме, когда Джейд поднялась с кресла, не оборачиваясь, прошла на другой конец стола, чувствуя, как её провожает взглядом коммандер.
- Соло, приём, - пощёлкала она пальцами перед лицом у уже заметно пьяного кореллианца.
- Да я вижу тебя, Джейд! – возмутился тот, отмахиваясь.
- Спасибо за выпивку, конечно, но скоро прилетает ваша принцесса, мне бронежилет одевать?
- Против Леи бронежилет не поможет, - как-то обречённо ответил Соло, - но ты не волнуйся, я же сказал: выбрал меньшее из зол для нас обоих. Малыш подтвердит, что я в тебя стрелял, и она успокоится.
- Отлично.

Борусар вывел своих ровной шеренгой, «Чёрные» приходили и уходили все вместе и ровным строевым шагом. Только в глаза ребятам лучше не смотреть, как и «Чёрному-лидеру». «Проныр» же выводили дежурные, практически волоча. Чуи профессионально поймал нужную стадию опьянения у Хэна, когда он уже был готов, но на ногах ещё держался, и, попрощавшись, увёл капитана. Сегодня Ведж тоже отдыхал, Люк перекинул друга на плечо Хобби, остался последним, проверяя всё ли в порядке в кантине после них. Явным следом их пребывания осталось только тяжёлое кресло, которые притащил Чуи, и ящик под ним. Джейд, как всегда ушла незаметно, и Люк не мог вспомнить в какой момент она растворилась. В голове была кристальная расслабляющая пустота, он отослал сообщение Р2, прося дройда решить вопрос с креслом, а сам взял ящик, на котором стоял технический штамп. Он, кажется, пообещал.
Каюта Мары была на его этаже, уверенно шагая по пустому коридору, он остановился напротив её двери, позвонив. Ожидая, что она откроет, заберёт свой подарок, и закроет дверь перед его носом, Люк решил, что это будет как раз в её стиле. Но дверь открылась, а Джейд на пороге не было. Осторожно он зашёл внутрь, оглядевшись в чужой квартире – каюта девушки была полностью идентична его, за исключением каких-то личных мелочей.
- Мара? – позвал он хозяйку квартиры, опуская коробку на пол в углу, проходя во вторую комнату, в которой стояла кровать, был встроенный шкаф, и дверь в душевую с уборной. В комнате её не было, она, наверное...
Дверь из душевой открылась:
- А вы уже закончили? – спокойно сказала хозяйка квартиры, стряхивая головой воду с волос, завязывая на себе поясок коротенького халатика, который прилипал к влажному телу, не оставляя место для фантазии.
- А… да… - растерялся «стрелок», не ожидав увидеть всегда сдержанную, агрессивную и строгую бестию в таком виде. – Ты просила…
- Благодарность Соло? – уточнила Мара, довольная реакцией мужчины. Одним лёгким движением она сломала внешний стереотип, представая перед ним в новом нежном, соблазнительном образе. Ей даже показалось, что он не совсем верит в происходящее. – Пускай там стоит, – голос её тоже смягчился, приобретая мурлыкающий, чуть бархатистый тон. Не спеша она сокращала расстояние между ними, завораживающе переставляя босые ноги. В коротком халате, они казались невероятно длинными. – Кажется, я тебе тоже задолжала, – почти шёпотом, интригующе произнесла рыжая.
- Что? – его дыхание стало напряжённее, но он не отпускал зрительный контакт. Мара приблизилась, аккуратно протянула руку, нежно касаясь кончиками пальцев его шеи, чуть отгибая ворот кителя, касаясь ярёмной впадины.
- То, что должно остаться только между нами, – он не отодвинулся, позволяя ей расстегнуть ворот полностью. Привстав на цыпочки, она потянулась к его губам, останавливаясь в сантиметре от них. - Договорились?
- А если нет?
Она плавно убрала руки от него, чтобы так же не спеша развязать халат, который сам спал с её плеч:
- Значит после, я тебя убью, труп по кусочкам спрячу на «Соколе», и твой приятель распрощается жизнью от рук твоего отца.
В место ответа он поцеловал её, резко, несдержанно, ей даже захотелось укусить в ответ, но она приобняла его, спуская руки по напряжённой спине. Ещё рано терять голову, держала она себя, понимая, что это ещё не победа. Воздуха стало не хватать, и поцелуй пришлось разорвать. Она чувствовала волну желания, поднимающуюся изнутри, ощущала схожее чувство и в нём, но железной волей коммандер сдерживал её в себе, готовый в любой момент сжать собственные эмоции, как в вакууме, и закрыть их под недосягаемой защитой. Не отпуская рук, она чуть отодвинулась, не спеша, поднимая взгляд. Его глаза были ещё закрыты, она чувствовала, как он очищает разум, как пытается заставить себя думать…
«Расслабься, - молча попросила она, - хотя бы раз…»
Он медленно открыл глаза, смотря в её ярко зелёные:
«Ты уверена?» - хотел спросить он, ещё не до конца веря в происходящее, но уверено свивая кокон Силы вокруг них, даря ранее не изведанное ей чувство полного уединения.
«Разумеется», - промолчала она, перебирая пальцами по спине, не желая отпускать его. Сдерживающее барьеры растворились внутри него, выпуская на волю океан эмоций, в котором Джейд с удовольствием утонула, отпуская контроль над собой.

***
Хорошо, когда вуки считает, что ты детёныш и за тобой надо следить, - в сотый раз убедился на практике Хэн, радуясь тому, что Чуи вовремя его поднял, и он не опоздал на брифинг. Вчерашняя посиделка ещё жёстко отдавалась в голове, иссушая горло, он предпочёл бы выпить чего-нибудь слабенького и остаться на корабле. Но сегодня очень важный день, поэтому он был в двойне благодарен Чуи, поправляя свой парадный мундир со всеми регалиями и наградами. Малыш тоже был при параде, и судя по довольному лицу, жизнью он был на много довольнее, чем друг.
- Ночка у тебя была явно приятнее, чем моя, - заметил Хэн, когда они вышли из зала, направляясь к лифту. Ещё до собрания, капитан зашёл в медблок, с намереньем перехватить какой-нибудь стаканчик с жидкостью, но дежурный врач выгнал его, поэтому Соло просто стащил со стола чей-то стакан с витаминным коктейлем, и теперь с жаждой пил его.
- А что с тобой ночью приключилось? - якобы удивился приятель, тактично сводя тему с себя на Хэна.
- Холодная кровать и беспробудный алкогольный сон со мной случился.
- Я тоже хорошо выспался, - невинно кивнул Люк, как бы делая вид, что его хорошее настроение было ни с чем не связано. У малыша часто было хорошее настроение, парень в целом всегда отличался позитивным мышлением, и наравне с Дармин уже умел сдержано и приветливо всем улыбаться, когда сам хотел бить стенки кулаками и орать на хаттесе. Но Хэн слишком хорошо знал друга, и в целом он много усилий прилагал, чтобы научиться ловить скрытые эмоции что Леи, что Люка, и достиг определённых успехов в этом. И если с Леей, как с женщиной, у которой за одной спрятанной эмоцией может храниться ещё три контрабандистских дока с припасами, он уже научился ловить их, делая промахи лишь по голосвязи, то с Люком, который шёл рядом с ним, в несвойственной ему ленивой манере, стараясь держаться «как обычно», при этом не пряча на фейсе большую надпись «ночью было круто», он ошибиться не мог.
- Ладно, малыш, - развёл руками старший друг, - не хочешь говорить - не говори, только сделай вид мене довольным, а то Ведж же тебе не поверит, и под шкуру полезет.
Люк скептически посмотрел на него, но всё, что думал Хэн, было выраженно его активной мимикой.
- Да, ночь была хорошая, - сдался коммандер.
- И кто счастливится?
- Почему сразу счастливица? – ответил вопросом на вопрос Скайуокер, мгновенно уходя с личности тайной особы, на отношения друга к ситуации.
- Ну, не каждая девушка может заполучить единственного джедая…
- Да, брось ты, Хэн… - парень передёрнул плечами, друг сразу понял, что малышу стало не по себе.
- Ладно-ладно, - поднял он руки в защиту, - я просто рад… что ты покончил со своим целибатом…
- Хэн, какой целибат?
Похмельный друг умел лезть под шкуру хлеще нурманской блохи, которая прогрызала шкуру банты, и Ведж ему в подмётки не годился.
- Да и я вижу, что никакого… - Хэн снова отпил из закрытого стакана, - я только надеюсь у тебя и дальше будет такая довольная рожа.
Скайуокер заметно напрягал разговор.
- Ну, она же не дура, упускать такого парня! – не унимался кореллианин, вынуждая друга повернутся к нему лицом:
- Это было один раз, и точка, - твёрдо заявил Люк, - и ты никому об этом не скажешь. Даже Лее.
Хэн оборонительно понял руки:
- Да ей и говорить не придётся…
Кабинка лифта остановилась на нужном этаже:
- Закрыли тему.
Двери открылись, и с медицинского отсека к ним зашла Дармин, в белом платье, с накидкой на голове. Люк подал руку, когда она, опираясь на свою трость серебряного цвета, зашла внутрь.
- Доброе утро, - поприветствовала она их.
Хэн тут же спрятал стакан за спину, приветливо кивнув:
- Оно и впрямь доброе.
Арти чуть повернулась к парням, довольно улыбнулась и в полголоса поделилась новостью:
- Я только что получила сообщение от Милорда: он готов отдать «Лусанкию» под медицинские нужны.
Парни выразительно переглянулись, по-мужски сочувствуя ситху. Хэн даже знать не хотел, что она сделала, чтобы Повелитель Тьмы отпустил свою добычу, а Люк больше опасался тех условий, на которых он отдал «Лусанкию».

В отсеке у шаттла их ждали Чуи и Ведж, командир «Проныр» так же был в мундире с регалиями и медалями. Поприветствовав Дармин и друзей, они прошли внутрь.
- Ты мне сотку должен, - с порога шаттла в пол тона заявил Хэн, передавая свой стакан Антиллесу. Люк провёл Дармин вперёд, оставляя друзей в основном отсеке.
- Почему это? – вскинул бровь тот, с удовольствием отпивая, поддерживая тон друга.
- Ситх сдался.
Ведж скривился, его плечи поникли:
- А я так в него верил.
Сев на своё место, Дармин сразу надела наушники, подключённые к датападу, продолжая решать какие-то вопросы. Люк вернулся к друзьям, понимая, что Хэн сразу начнёт со своей победы:
- Ему было проще отступить, выставляя такие требования, что скорее всего Мон на них не пойдёт.
Соло посмотрел на Арти, которая была занята работой, но говорил практически шёпотом:
- Она Вейдера в узел свернула, а Мон с Мадиной тем более завернёт. Крепко она взялась за дело.
Мужчины, наиболее приближённые к хрупкой женщине в светлых нарядах, а теперь ещё и с тростью, лучше других знали, как Арти умеет работать с людьми.
Люк откинулся назад, упираясь затылком в холодную стенку:
- Я не представляю, если они сломали Додону или Уилларда… - озвучил он своё беспокойство, меняя тему, пока кореллианцы не придумали новое пари.
- Адар Таллон с ними был… - поддержал его волнение Ведж.
- Не раскисайте раньше времени, ребята, - сказал вечный оптимист Хэн Соло, - тюрьма Айсард не курорт, но и мужики не из пластика сделаны. Я очень хочу их увидеть, а потом уже делать выводы.

***
Старик дрожащими руками не спеша поправлял новый мундир, когда в его палату зашла хромая женщина, и без спросу села на стул, опираясь на трость.
- Рад снова видеть вас, - хриплым, даже скрипучим голосом поприветствовал он, оборачиваясь, пытаясь выпрямится, но плечи ещё не слушались его.
С не скрываемым интересом женщина рассматривала собеседника: даже в строгом и длинном военном одеянии была видна его не пропорциональная худоба; дрожащие пальцы казались просто костяшками, покрытыми синими венами; кожа, обтягивающая мужской череп была покрыта различными пятнами - даже бакта не смогла смыть следы увечий. Некогда густые тёмные брови стали абсолютно седыми, как и усы, в которых при прошлой их встрече ещё оставался цвет. Белая борода и волосы, которые некогда стояли белым густым облаком, поредели и были уже аккуратно подстрижены. Генерал, даже после плена, не мог позволить себе, показаться перед дамой, в не подобающем виде. Серьёзное лицо комменорца стало ещё вытянутым, а щёки казались тёмными пятнами. Надбровные дуги кидали глубокую тень на впалые глаза, но взгляд… Взгляд генерала Альянса, как и прежде, был ясным и пронзительно острым.
- Я уже не верила, что мы с вами снова встретимся, - её голос тоже был с хрипотцой, за который прятались искренние эмоции.
- А мы ни на секунду не теряли веру в Вас, Миледи, - ему тоже полагалось бы взять трость, но гордый комменорец, отказался, предпочитая передвигаться медленно, но на своих ногах. Ян Додона присел на кровать, так же прямо рассматривая собеседницу:
- Выглядите усталой, - заметил он, - много работы в столь уверенное время?
- Мне тебя не хватало, Ян, - перешла на «ты» Дармин. - Мы почти у цели…
- Но сделать предстоит ещё больше, чем мы сделали за эти двадцать лет.
Она положительно качнула головой, радуясь, что старый друг, как и прежде, с ясным сознанием.
- Так значит, под чёрной бронёй всё же Энакин Скайуокер, – перешёл сразу к делу Додона, понимая, что у них мало времени, - и мальчишка с Татуина всё же его сын.
Дармин положительно кивнула. Она пришла сюда не только поприветствовать старого друга, проведать генерала Альянса, убедиться в его трезвом уме и здравом рассудке. Она пришла просить его, человека, который попал в плен к Вейдеру, и после пыток был отправлен в тюрьму СИБ, где он пробыл практически семь лет. Просить отца работать с убийцей родного и единственного сына. Она знала Яна Додону много лет, она была уверена в его преданности, но если он сейчас откажется, она не будет настаивать, и никому не позволит на него давить. Даже Мон.
- Многое изменилось за то время, что Вас не было.
- Да, - хрипло согласился он. - Император мёртв, его первые помощники тоже, а Вейдер - наш союзник. Ты многого добилась за это время, - сделал правильный акцент опытный политик. - Правда, что командующий Иблис присоединится к нам?
- Герм упрям, но у нас общие цели, – подтвердила «Мать Альянса», отмечая, что высокий генерал, как и прежде, говорит так, как будто стоит в штаб-квартире.
- Цели, - задумчиво проговорил Додона, - они и впрямь у нас общие, – генерал всё пытался выпрямить спину, и это явно приносило ему боль, но он всё продолжал расправлять острые плечи. - Дармин, я так давно не стоял за аналитическим столом…
- Это легко исправить, - ответила она, видя за оболочкой дряхлого старика, высокого, с гордой прямой спиной, темноволосого генерала, чей взгляд был сравним со взглядом хищной птицы по время охоты.
- Мне сказали, что Вейдер собрал хорошую команду адмиралов, наконец-то перестав их убивать.
- Адмирал Пиетт, его правая рука, сейчас командует «Эскадрой Смерти» и вероятнее всего будет возглавлять атаку на Корусант.
Ян нахмурился и по его лбу пошли глубокие морщины, прибавляя ему ещё с десяток лет:
- Эта фамилия мне ничего не говорит.
- Я вас представлю.
- Не утруждайтесь, Миледи, - поднялся он, - пускай это сделает сам Лорд Главнокомандующий. Я давно не видел его на мостике.
Дармин так же не спеша встала, опираясь на трость, и двинулась на выход, вместе с генералом.
Как только двери открылись, четверо сопровождающих встали по стойке смирно, по двое с каждой стороны. Генерал внимательно оглядел офицеров, глотая ком в горле – он сразу узнал всех. Но он знал мальчишек: глупых, шальных, без ориентиров и тормозных двигателей, сопливых сорванцов, которые кидались на амбразуры, не думая и не оглядываясь, захлёбываясь собственными талантами и упиваясь благосклонной к ним удачей. А сейчас перед ним стояла элита офицеров Альянса, лучшие из лучших, с регалиями и наградами, которых не было на его собственной груди. Генерал Додона повернулся к бывшему контрабандисту, нахальному обормоту, который, явившись на базу Альянса, затребовал вознаграждение за спасение принцессы, а после улетел перед финальной битвой. Но потом вернулся.
- Генерал Соло, - похрипел старик, рассматривая ордена и эполеты, замечая изменения в лице и в причёске. Соло был старше своих друзей, и его тёмные волосы уже скоро выдадут раннюю седину. Додона сам поседел раньше времени. – Совесть-то дороже денег, да?
- Да, сэр, - пряча ухмылку, отозвался генерал.
На против него, вытянувшись по стойке смирно, стоял «Красный-2», который до последнего прикрывал «стрелка» в траншеях Звезды Смерти, один из немногих, кто вернулся с того вылета. Теперь он носил погоны коммандера.
- И какой сейчас у тебя позывной, Антиллес?
- «Проныра-Лидер», сэр, – генерал усмехнулся, переводя взгляд на сослуживца справа, который так и не вытянулся. Светловолосый мальчишка на полголовы ниже прочих, прибывший с Татуина в каком-то бесцветном пончо, с безумными и не понимающими глазами. Светловолосый фермерский пацанёнок, который в считанные дни облетел на симуляторе всех прочих квалифицированных пилотов, занял место в эскадрилье, а после нанёс самый сложный и решающий удар по объекту Империи. Мальчик, носящий давно забытую, но сильную фамилию. Сейчас же, перед старым генералом стоял коммандер в насыщенно чёрной форме без принадлежности, что к флоту, что к войскам, но на его поясе висела рукоять светового меча. Для людей поколения генерала Додоны, это значило больше, чем все символы на кителе и регалии в послужном списке.
«Не зря последний генерал-джедай отдал за него жизнь», - подумал ветеран Войны Клонов.
- В Галактике не будет мира без джедаев.
- Да, сэр, – отчеканил Скайуокер.
За его спиной стоял двухметровый вуки, без мундира, регалий и наград, но стоял на равных, гордый лишь тем, что его подопечные, как считал сам вуки, живы.
- Во всей Вселенной нет существ надёжнее и вернее вуки.
Чуббака положительно гавкнул, как было принято на Кашиике.
Дармин, которая всё это время стояла позади, приблизилась, опираясь на подставленный локоть Соло. Ян обернулся к ней:
- Как же дети-то быстро растут.

***
Из трюмов «Лусанкии» всех доставляли на «Сестру Милосердия», где освобождённые проходили процедуру идентификации, после чего им оказывалась медицинская помощь. Крейсер был переполнен, и Дармин распорядилась перевести шестьдесят освобождённых офицеров на флагман. Увидев списки идентифицированных, Мон была приятно удивлена находя в них имена важных генералов и командиров, которых они считали погибшими уже много лет. Мон Мотма распорядилась устроить торжественную встречу. Почётный караул выстроился длинным коридором, Глава Альянса с генералом Мадиной по правую руку и с адмиралом Акбаром по левую, стояла в центре дока, встречая освобождённых с полагающимися почестями.
Ян Додона, Адар Таллон, Вандер Уиллард возглавляли колонну именитых генералов, до этого дня считавшимися погибшими. Мон со слезами на глазах встречала выживших соратников, искренне радуясь их возвращению.
Перед тем, как войти в док, она получила сообщение от Арти, которая незаметно вышла из шаттла генералов, переходя в колонну встречающих, прячась за широкими спинами своих протеже. Мон понимала, что у них мало времени, и такие кадры, как Додона и Уиллард очень нужны сейчас Альянсу, и была бы крайне огорчена, если бы они оказались недееспособными на данный момент. Но в свежей информации Мон видела ещё один спланированный и продуманный ход Амидалы, которая первая возобновила контакт с генералами, и заручилась их поддержкой и верностью, ещё до того, как Мон увидела их. Ещё чандрилианка понимала, что она не сможет наверстать упущенное так же легко, как это сделает принцесса Лея, которая в данный момент находит на поверхности Тайферры. Органа сможет зайти в палату каждого генерала, и по-ребячески обнять их, выражая свою радость и волнение. И генералы, которые помнили принцессу ещё девочкой, простят её, и, в дань уважения её отцу, поддержат в нужный момент. Даже на своём посту Главы Альянса, Мон Мотма была бессильна перед растущей властью Падме Амидалы.

***
«Надо было запастись кафом», - решил Фирмус Пиетт, с завистью смотря на секретаря, через стол. Джейд то подготовилась. Общий брифинг с участием всех адмиралов длился уже больше пяти часов, и Лорд не собирался делать перерыв, разбирая конкретные ситуации, распределяя силы, решая кто будет участвовать в захвате столицы. Несмотря на то, что сейчас у Империи нет явных лидеров, власть перехватил совет моффов, среди которых были и военные, которые будут руководить защитой Центра Империи. Разведка ещё уточняла имена военачальников. Ситуация в столице была нестабильна, изменения происходили каждый час.
Не смотря на численный перевес объединённых войск Союза, взять Центр Империи малыми силами не получится. Столица была самой защищённой планетой в Галактике, даже без разумного командующего, планета-город может долго держать оборону на автоматических системах и планетарных щитах. Только грамотная диверсионная работа сепаратистов помогла генералу Гривусу проникнуть в столицу, чтобы похитить тогда ещё канцлера Палпатина. После укрепления сил Империи, Император отдал приказ об усилении защиты столицы, устранив все дыры в системе защиты. Любому флоту, не важно на сколько он был бы большим и оснащённым, пришлось бы тяжко при штурме Центра Империи. Но сейчас у них было преимущество: Лорд был хорошо ознакомлен с системой орбитальной защиты планеты. Дарт Вейдер был наблюдателем от имени Императора, в проекте усовершенствования и усиления щитов. Но даже с таким багажом знаний, бой будет не лёгким, знал адмирал Пиетт, тщательно проводя отбор кадров. Бунтари восстановили свои ряды военачальников, сразу кидая бывших пленных в сражения в помощь адмиралу Акбару, и насколько ему было известно, кореллианин Герм Иблис лично явится на общий брифинг Союза. Как будто без него скучно будет. Общий офицерский сбор, где только у Лорда Вейдера высшее воинское звание, при условии, что не все командиры и адмиралы принимают его командование, обречен. А учитывая настроение Милорда, после того, как ему пришлось уступить «Лусанкию» Арти, то встреча может закончиться трупами и возможным распадом Союза. Это конечно в худшем случае. Хотя Катисси, возможно, права, считая, что он пессимист, но ничего хорошего от предстоящей встречи он не ждал.

***
- Ты уверен, что «Лусанкия» нам нужна на таких условиях?
После официальной встречи и личных разговоров, Глава Альянса и «Мать Альянса» наконец-то смогли переговорить наедине.
- Я уверена, что нельзя допустить, чтобы Вейдер создал второй «Исполнитель».
- Не уверена, что наш бюджет потянет её, - Мон присела на край дивана, перечитывая требования, - нельзя было отдавать ему «Фунджун».
- Мы её не отдали, - поправила её Падме, отпивая из чашки напиток, - он её захватил, раньше нас.
- У него слишком большое преимущество.
- Теперь он союзник, Мон, и его преимущества должны стать нашими.
- Если у тебя есть предложения по поводу проекта восстановления «Лусанкии», то я могу отдать его тебе, - сказала Мон, ровно то, что ожидала услышать Амидала.
«Лусанкия» была огромной, крепкой и по-своему красивой, с полностью перекроенным и вычищенным нутром. Состояние этого корабля чем-то напоминало ей своё собственное, именно поэтому Падме хотела сама заняться его восстановлением.
- У меня есть пара идей на этот счёт, – согласилась Дармин. - Она далась нам не малой кровью…
Падме, как всегда, сидела на против неё, с абсолютно спокойной и вежливой маской, в идеально вымеренном одеянии, делая вид, что ничего не происходит.
- Твоей кровью, Падме, – не выдержала подруга. - Как ты позволила такому произойти?
- Это было неизбежно, - с вздохом ответила Амидала. - Тем и опасна информационная война: чем больше знают, что ты в ней участвуешь, тем больше твои шансы на поражение.
- Но мне-то ты могла сказать!
- И принцессе, и генералу Мадине, и Акбару, и Кракену, и даже Борску, - продолжала гнуть своё «Мать Альянса». - Айсард была умна. Очень умна, и она вычислила меня, и поймала. Одни лишний символ, или не вовремя пророненное слово, и она бы была лучше подготовлена к нашей встрече, что привело бы к моей смерти.
Мон не могла с этим спорить, она лишь признавала правоту Амидалы, и то, что её структура разведки развита лучше, чем у Кракена и Борска вместе взятых.
- Я могу надеяться, что впредь ты не пойдёшь на такие рискованные шаги?
- Разумеется, Мон, - кивнула Дармин, возвращаясь к декам на столе. - Командир Иблис прибудет через пару суток, я встречу его, но после буду сопровождать «Лусанкию» на верфи. Постарайся не рассориться с ним ещё раз. Он нам очень нужен. Вопрос с Тайферрой уже решён, Лея присоединится к тебе через пару часов.

***
«Это какой-то бред!» - в сотый раз решил Хэн, вскидывая руки в немом возмущении. Если бы здесь был Чуи, он уже бы перешёл на мат. Хотя никто, кроме него, не понимает, когда Чуббака начинал рычать матом и проклинать всё вокруг, но уши закладывало у всех. Хорошо, что Чуи сюда не пустили, тут и так общего ора было больше чем предостаточно.
Герм Иблис в сотый раз вскочил со своего места, вступая в очередной яростный спор с Афшином Макати. Командующего трясло от происходящего, от чего его голос всё повышался и повышался. Соло тоже потряхивало, но язык он себе прикусил.
Не хватало ему ещё поорать тут!
Бедный адмирал Акбар встал, подняв ласты, пытаясь найти компромисс между двумя резкими стратегами, которые уже готовы были кинуться друг на друга. В драку между Макати и Иблисом, Хэн ставил на земляка. Жалко Веджа здесь не было – было бы с кем спорить. Мон-каламари как-то жалобно и с надеждой смотрел на молодого джедая, который в схожей позиции стоял между адмиралом Пиеттом и Мадиной. Хэн никогда не представлял, что строгий акзилец может так резко ответить на язвительность Криса Мадины. Оказалось, что мог. От хорошего настроения Люка не осталось и следа; малыш крепко держал позиции заградителя, командным тоном осаживая, что адмирала что генерала, когда те начинали уже теснить его. В целом малыш держался хорошо, сам генерал Соло даже влезать в это не стал, молча вжался в кресло, нервно проверяя на месте ли бластер, и мысленно составляя план побега. Причём так, чтобы захватить за шкирку Люка, который в данный момент находился в очень неудобной позиции. Совещание высшего командования могло проходить как угодно, но не в такой враждебной обстановке, и проблема была не в ситхе. Точнее не только в нём. Повелитель Тьмы с момента общего приветствия не произнёс ни слова, только его громкое дыхание нервировало всех присутствующих. У Хэна было подозрение, что главком занимается, чем-то своим, возможно читая что-то на мониторе перед ним, потому что Джейд, стоявшая за его спиной, не отпускала свой датапад, и даже не пыталась спрятать наушник. Их сторону представлял адмирал Пиетт, в сопровождении адмирала Заарина и адмирала Макати, который имел манеру высказывать мнение внятно и громко, словно вуки выстраивает всех на построение. Командир Иблис, в целом душевный мужик, но тоже не отличался спокойным характером и тихой манерой общения, мгновенно завёлся от чужой резкости и боевым клином, выдвинулся разбивать чёткую позицию оппонента. Бедный Акбар из-за всех сил пытался найти компромисс в их словах, но лично Соло ничего не понимал в их крике. Рикон, присоединившись к группе тактиков Додоны, ушёл в глухую оборону, когда адмирал Заарина пытался продвинуть свой план действий. Малыш, какое-то время пытался своими штуками держать общее спокойствие, руководя общим диалогом, но адмиралы Вейдера подчинялись только Повелителю Тьмы, а представители Альянса по-прежнему видели в ситхе врага, проводя непозволительные нападки в его сторону, что в свою очередь выбешивало адмиралов Вейдера.
В общем – полный бред и безумие!
При всех усилиях Люка, и помощи Акбара, ситуация стала выходить из-под контроля на десятой минуте. Военное совещание превращалась в кантинную разборку! Ещё чуть-чуть и кулаки пойдут в ход, кореллианцы схватятся на бластеры, а альдераанцы начнут крушить мебель! Если только их всех не задушит Вейдер!
Но никто из присутствующих не мог этого допустить, поэтому, как только происходящее начинало зашкаливать, главные спорщики тут же умолкали, садясь на место, ничего не добившись своими криками. Звуковое сопровождение происходящего напоминало Хэну волну, которая тихо поднималась, со спокойных и разумных аргументов переходила в волнительный спор, и выплёскивалась в раскатистую ругань, после чего вновь умолкала, но следующий заход был ровно таким же. Люк пытался держать диалог, но его влияния не хватало, а раздражение Вейдера уже стали ощущать все присутствующие, становясь ещё более нервными и психованными. Генералу Мадине всё же получилось взять слово, в своём репертуаре, нашёл лазейку, заставляя всех присутствующих слушать, но его заявления были резкими, даже для понятий генерала Соло, поэтому Хэн не удивился, когда в диалог вступил сам Лорд, и в своей бескомпромиссной манере отверг все предложения генерала Альянса. Генерал Рикон встал в поддержку соратника, что привело к спору между альдераанцем и акзильцем. Хэн посмотрел на друга: малыш, как и он, уже не мог скрывать своих эмоций, считал ситуацию патовой. Диалог превращался в спор, спор катился к ругани. Не выдержав Мадина ударил рукой об стол, стремясь привлечь внимание, на что Иблис быстро достал бластер.
Замечательно! Давайте начнём перестрелку! Нам же тут так скучно и тихо!
- Командующий, не горячитесь, - дружелюбно попросил он, опасаясь, что сейчас и Заарина достанет пушку, ситх – меч, а Джейд, судя по выражения лица, попкорн. И будет права. Хэн был уверен, если изъять запись, и посмотреть его в тёплой компании с винишком, то будет очень весело и увлекательно. Но пока он находился в центре происходящего, ему было далеко не до веселья.
Иблис повернулся на него, враждебно нахмурившись, на что получил доброжелательное выражение на лице Соло, и подумав, убрал бластер обратно.
- Спасибо, - сквозь зубы, пробормотал Хэн, понимая, что командующий его не услышит, потому что Макати морально напал уже на Акбара, и хриплый низкий голос мон-каламари стал повышаться, так как будто адмиралу не только мнение прижали.
Люк пораженчески взмахнул руками, плюхаясь в своё кресло.
«Да, малыш, я тоже не верю, что это наше высшее командование!» - хотел написать ему Соло, но передумал, доставая датапад:
«Если Вейдер нас не удушит, то Иблис нас застрелит, только если Мадина его не опередит. Спасай».
Люк собрался с силами, и, влезая в спор, умудрился как-то заткнуть обоих адмиралов. Малыш - молодец. Только, толку от этого? Не прошло и десяти минут, как Пиетт, спокойно и монотонно поперёк басистого тона Иблиса, пытался что-то донести до кореллианца. Бесполезно! Вот если бы акзилец сообразил, и развернул своё предложение в форме пари, то Герм бы может быть его и выслушал, но…
Соло уже был готов сам достать пушку и начать палить направо и налево. А самое главное, что уйти он отсюда тоже не мог. Хотя хотел, очень, и в сотый раз переглянувшись с Люком, понял, что и друг его поддержит.
Общий накал стал бить рекорды, беря новую веху, когда терпение Повелителя Тьмы лопнуло:
- Отставить! – жестко приказал механический бас главнокомандующего, и ударная волна холода, с кристаллизованным страхом и подавляющим ужасом сковала всех присутствующих. Тишина мгновенно повисла в помещении, разряжая накалённый воздух, опуская температуру ниже нуля, заставляя всех сесть на места. Только Мадина, белый больше от злости, чем от ужаса, остался стоять, и гневно повернулся в сторону Лорда:
- Может вы уже поймёте, что ваши способы устарели, Лорд Вейдер! И пора… - он поперхнулся, тяжело сглотнул. Из горла вырвался кашель, сдавленный, хриплый.
С ужасом и возмущением все взгляды были прикованы к Лорду Тьмы, который спокойно сидел на своём месте, а его руки расслабленно лежали на столе.
Мадина закашлялся, попытки прочистить горла ничего не давали, его правая рука схватилась за грудь.
- Прошу прощение за вторжения, господа, - неожиданно, резко и даже громко в ледяной тишине раздался женский голос. Всё мужское внимание сразу обратилось на принцессу Лею, которая застыла в главной двери. – Прошу официального вашего разрешения на участия в военном собрании.
Маленькая и хрупкая девушка была одета в чёрный мундир со светлыми эполетами, с которых спадал белый плащ с тёмной канвой. Голову принцессы украшали две косы, а светлые нити в них создавали иллюзию диадемы.
«Величественна и сногсшибательна, - довольно усмехнулся про себя Хэн, - моя принцесса». Он мгновенно забыл про Мадину, который безуспешно пытался прочистить горло, державшись рукой за грудь. По всей видимости про него все забыли.
- Разрешаю, - первым выпалил Герм Иблис.
Принцесса благодарственно слегка склонила голову, переводя взгляд на адмирала рядом с ним:
- Разрешаю, - побулькал Акбар.
Лея перевела взгляд на Лорда, и тот положительно кивнул. Его адмиралы стали по стойке «смирно», и Пиетт отчеканил:
- Разрешаю.
Разрешение было единодушным, поэтому принцесс, благодарно поклонившись, что-то сказала одному из своих помощников, и тот демонстративно поднёс стакан с водой генералу Мадина. А принцесса Лея - для кого девчонка бунтарей, чьё мнение уважает Лорд Главнокомандующий, для кого-то - уважаемый Лидер Восстания, и Лицо Альянса, для кого-то она верный продолжатель правого дела, для кого-то верный соратник и преданный друг, для одного она строптивая дочь, для Люка родная сестра, а для Хэна любимая и великолепная - в тишине чинно прошла на своё место. Она сразу запросила доступ к протоколу собрания, и всем присутствующим мужчинам стало стыдно. Хэн довольно сложил руки на груди, обменявшись ухмылкой с другом. Все присутствующие уважаемые офицеры были всего лишь мужиками, которые, как и их подчинённые, в своей компании стремились доказать свою правоту, и не более. И не важно, что они тут решают мега сложную и важную проблему, и в целом меняют ход истории. Состоявшиеся командиры и адмиралы не желали слушать и уступать бывшим врагам. И только женское присутствие могло сбавить их пыл. Джейд не считалась, рыжая бестия молчаливой тенью стояла за спиной главкома. Она не имела права голоса в данный момент, да и никогда не стала бы вмешиваться в это. А его любимая принцесса, может и не всеми уважаемая, но женщина, которую приходилось брать в расчёт всем присутствующим. И при ней ни Мадина, ни Пиетт с Макати не посмеют поднять голос, не говоря о том, что Иблис не станет выражаться при даме.
Лея пролистала протокол, из которого было наглядно видно, что за прошедший час они не подошли к решению даже первостепенных задач, переглянулась с адмиралом Акбаром, положительно кивая:
- Продолжим, господа.

Вейдер откинулся в кресле: выход дочери был превосходным. Падме будет невероятно горда ученицей, когда увидит запись, а в том, что она увидит её, Лорд был уверен. Признаться, подобное появление он ждал от самой Амидалы, это бы закрепило её власть над военным командованием Союза. Но Падме пока предпочитала работать скрытно, общаясь со всеми наедине. Возможно, это помогало ей временно не вступать в открытое соперничество с Мотмой, но это временный способ, понимал Вейдер, и, наверняка, сама Амидала. Что ж… присутствие Леи на собрании даст ей преимущество в будущем, и оставалось надеяться, что это станет ещё одним защитным барьером между его дочерью и её недоброжелателями. Он перевёл внимание на сына, который уже немного успокоился, и снова отпустил доброжелательные и примиряющие потоки Силы в пространстве. И если он, Повелитель Тьмы, сейчас не закроется, укрепляя внешние щиты, то в ближайший час у него начнётся мигрень. Осмотрев присутствующих, которые с появлением принцессы стали вести себя, как и полагается при их званиях, и ещё раз пришёл к выводу, что для него эта пустая трата времени. Он сутки готовил подробнейший описательный проект устройства защитной системы планеты, и ему здесь делать больше нечего. Его атакующими силами будет командовать Пиетт, а диверсионную часть возглавит Джейд. Для более тщательной стратегии в зале присутствуют три первоклассных специалиста, которые, если не подерутся, то разберутся и без него. Пять экспертов военных тактик, так же способны решить, что нужно делать, если начнут друг друга слушать. Все остальные частности адмирала и генералы тем более способны решить без главнокомандующего. Ему же нужно разобрать хотя бы список проектов «Утробы» и решить, что теперь с этим со всем делать. К тому же внешняя разведка сообщает об активности сил Трауна. Вести из центральной Галактики, по всей видимости, дошли и до чисса. С ним будет много мороки, был уверен Главнокомандующий. Пока присутствующие обсуждали захват Корусанта, он обдумывал, чем может обернуться для его сил эта победа. Ему совершенно не хотелось возвращаться на планету-город, но оставшиеся власти Империи Палпатина надо уничтожить. Столицу, как и прежде, займут политики, подогнув нынешнюю власть своей. Мон Мотма, Амидала, Иблис… хорошо, что Органа не дожил, главы делегации двух тысяч всё же добьются своего. И по иронии Силы, он им в этом поможет. Что будет после с их Союзом, Вейдер не знал, и даже предполагать не хотел, уделяя больше сил на создание своего, военного государства. У него много работы и мало времени.

***
В ангаре было спокойно и тихо, Хэн каждый день заходил на свой корабль, чтобы проверить Чуи, и просто посидеть в рубке, собраться с мыслями. Голова гудела от комбинаций вероятностей, приказов и регулярного шума по общей связи. Сработаться с кореллианцами было не так уж просто, как ему казалось по началу. Бывшие импы уже привыкли к нему, к его манерам и приказам, и им всем было попроще. А вот ребята Иблиса, несмотря на то, что у них на много больше общего с самим Хэном, как тому казалось, были сами себе на уме. Хотя он и сам такой, и с ним тоже бывает тяжко. И вообще, его долго может только вуки терпеть, ну, и малыш, и то иногда. С Леей долго быть у него не получалось. С начала это нервировало, потом бесило, а потом… она попала в плен, и ему самому пришлось туго рядом с ней. Но ничего… и это пережили, а сейчас она постоянно было занята на различных заседаниях, собраниях, переговорах и там ещё чем-то там. Чем конкретно, Хэн знать не хотел. Знал только то, что она продолжала терроризировать Вейдера. Он пару раз чуть не попался, когда заходил к папочке-ситху на отчёт по их личному проекту. После Корусанта надо будет экстренно лететь поверять проект. Если останется в живых. Хотя об этом Соло не любил думать.
В рубке он оказался не один: малыш тихо сидел на его капитанском кресле, пустыми глазами разглядывая панель. Ему тоже хватало. Хэн даже не удивился, когда на Люка повесили самый сложный этап разрушения последнего орбитального щита. Пять эскадрилий должны пробраться в двухминутный сбой верхнего щита, который должно организовать крыло Хэна, чтобы разрушить орбитальные станции, которые его держат. Затем снова работа Соло, и снова необходимо пролезть в щель, туда, куда даже разведывательные дройды не влезут. Хэн знал, что, несмотря на общий приказ, коммандер полетит один выполнять третий этап - малыш не пустит на смерть своих ребят. Да, Хэн сам не хотел пускать его на такое, но… «Явинский стрелок» должен снова и снова доказывать, что он лучший, и не потому, что он – Люк Скайуокер – не просто сын главкома. Нет, потому что малыш должен доказывать, что его идея, его вера в эту Силу, важна, верна и должна иметь последователей. Хорошо, что у человека есть во что верить, считал Хэн Соло. Он сам раньше верил только в себя, в деньги, в «Сокол» и в Чуббаку, а потом появился странный старик с малышом с фермы и строптивая принцесса. Он не хотел всего этого лишиться под финал. Да и не лишится, усмехнулся он сам себе, принцесса будет за всеми защитными «Исполнителя» рядом с шлемоносным папочкой, который не пустит её в очередную авантюру. Он сам будет на «Соколе» с Чуи, а малыш и в правду лучший в своём деле. Да, и эта Сила вроде как его бережёт, раз они так далеко зашли.
Хэн сел на место Чуи, большое и мягкое, вальяжно раскинулся, поворачиваясь к другу. Люк в последнее время часто был на «Соколе», насколько он понял, даже спал в своей каюте. Капитан был не против, наоборот, хорошо, что на корабле кто-то из своих всегда находится. Потому что сам он жил у Леи в каюте, пока она была на разрушителе. Хэн как-то поинтересовался у друга: почему он спит не у себя? Тот не внятно ответил, мол, до симуляторов и учебного центра ближе, не надо тащиться через весь разрушитель до койки. Хэн пожал плечами – ну, ближе и ближе. Только навряд ли причина была в этом.
- «Тысячелетний Сокол» вызывает «Проныру-Главного», приём?
- «Проныра-Главный» «Тысячелетнему Соколу», приём, – усмехнувшись, ответил друг. - Связь нормальная.
- Ещё немного осталось, - заложив руки за голову, сказал Хэн.
- Угу, - качнул светлой головой Люк. - Ты был на Корусанте?
- Залетал пару раз.
- И как тебе?
При воспоминании, губы кореллианина сами брезгливо искривились:
- Да так… огромный железный бесконечный город. Возможно наверху там и лучше, но внизу отвратно, как и везде. На средних ярусах ещё туда-сюда, можно жить, а вот на нижних, там всегда ночь, всегда сыро, и всегда чем-то воняет…
- И эта столица?
- Ну… малыш, я же ряженым генералом туда летал, - усмехнулся Хэн, - может там на верху чего поинтересней будет. Ты об этом лучше Лею спроси, это она у нас в Сенате заседала. Или матушку свою.
- Как поймаю, сразу же расспрошу, если успею до того, как они меня информацией засыплют.
- Да, с Леей в этом плане беда стала…
- Дармин, просто на связь не выходит.
- Она опять…
- …ушла подумать.
- Я ничего не имею против твоих предков, - сразу предупредил Соло, - но они странные. Оба. Причём я не знаю, кто страннее: главком или Дармин.
- Я вот тоже не знаю, - с усмешкой ответил друг.
- Ещё дня три и надо разгрузку устраивать: поспать, отвлечься… - Хэн с намёком покосился на Люка, малыш, понимающий к чему ведёт друг, ответил как всегда нейтрально и типа ничего не понимает:
- Я уже начал снижать ребятам нагрузку. Дня за два до вылета ещё полетаем, а потом можно и «по местам».
- Тебе тоже отдохнуть не мешало… Прогулялся бы… - продолжал гнуть своё капитан.
- Хэн, - предупредительным тоном, оборвал Люк, - я, кажется, просил…
- Так я никому и не говорил. Даже Чуи! – с ноткой возмущения и оскорбления заявил Соло. - Мне не веришь, иди, сам спроси!
Парень усмехнулся: Чуббака не сошёлся с характерами с одним из командиров Иблиса, и об этом узнал весь корабль. Стрелять в старшего лейтенанта было запрещено, поэтому успокаивать его вызвали капитана. Ботан к вуки больше не подходил, но это не означало, что бесить вуки он стал меньше. Поэтому Чуббака в последнее время был хмур и напряжён, предпочитая сразу уходить на корабль, где забирался в технический отсек и что-то ремонтировал. Мизантропия первого помощника была очень полезна для «Сокола», поэтому никто лишний раз не хотел трогать вуки, кроме самого капитана. За исключением тех моментов, когда Чуи сам выходил. Так что посылать к нему с таким вопросом было очень тонким издевательством, которое могло перерасти в пытку. Вуки конечно не навредит малышу, но наорать он может знатно.
- Ему и так тяжело, - хотел уйти с темы Люк.
- Да нормально ему! – отмахнулся кореллианин. - Только высоких деревьев не хватает, а так орёт на кого хочет, летает вдоволь, ест сколько влезет, ремонтирует там всё что надо, и имперцы приказов слушаются. Рай для Чуи! А хмурый он – это просто цену себе набивает, клыкастый комок.
- Мало кто его понимает…
- Больше, чем обычно, – шириивук, язык вуки, был не самым лёгким и распространённым языком в Галактике, но из тех, кто полетит в их крыле, его понимали все. А кто сейчас не понимает, ходит с портативным переводчиком. Так что Чуббаке и впрямь было намного комфортнее, чем всем казалось со стороны. – Ты бы лучше о себе подумал.
- Я в порядке.
- Ага, я вижу, и не говори мне, что ты тут залипаешь по поводу очередного вылета.
- Мы летим на столицу…
- Пф… - фыркнул Соло, - неужели тебе проще столицу взять, чем к какой-то девахе подойти?
Малыш обречённо закатил глаза, пытаясь уйти в глухую оборону.
- Мы её ещё не взяли…
- Да брось ты! Неужели мы с тобой там не пролетим, а? Нет-нет! Не отворачивайся, - Хэн повернулся к нему, - посмотри мне в глаза и скажи, что это нам не под силу.
Усмехаясь, Люк повернулся к другу:
- Мы пролетим. Столица будет наша.
- Вот! И я так думаю. Только я не понимаю, почему такой крутой парень, как ты не можешь решить вопрос с… - Соло очень хотел знать кто там у Люка, но малыш на провокацию не поддавался, - ой… да не важно, с кем там!
- Был договор… - замялся Люк, сам неуверенный был ли он на самом деле, - и ей это не надо… - малыш не уверенно посмотрел на старшего друга, на чьём активном лице было написано всё, что он по этому поводу думает.
- Ну, тебе же надо!
- Я этого не говорил.
- А мне и не надо, чтобы ты говорил…
- Перестань…
- Ладно, - Соло, развернулся к иллюминатору, заводя руки за голову, - а помнишь, как Лея возмущалась и сопротивлялась?
- Когда ты за ней по коридорам ходил? – не удержался Люк, чтобы не задеть друга.
- Эй, это она за мной бегала!
- Потому что ты грозился бросить нас в самый неподходящий момент.
- Какая разница? Она же бегала, вентефля всякие вытворяла, даже…
- Хэн…
- Что? И не надейся, что я забуду ваш поцелуй и твою довольную рожу.
- Мы тогда не знали.
- Сути это не меняет.
- Прекрати или мне придётся залезть в твоё сознание и подкорректировать воспоминания, – пригрозил джедай.
- Эй? Что за запрещённые приёмы? – возмутился Хэн, опасаясь, что утратит такой хороший способ поиздеваться, что над Леей, что над Люком.
Малыш в ответ лишь ухмыльнулся, так гаденько, мол, сделаю, если не заткнёшься. Хэн не стал рисковать и заткнулся, тупо уставившись в панель управления. Люк, тоже кажется, расслабился, думая о чём-то своём.
- А откуда ты знал, что она тебя любит? – спросил он, через долгую паузу.
- А я и не знал, - пожал плечами кореллианин, - да и она сама не знала…
- Тогда…
- Что? – Хэн не удержал возмущение, взмахивая руками. - Люк, ты самый странный тип во всей этой сумасшедшей Галактике! Ты с лёгкостью разбираешь самые сложные боевые комбинации с чумовой скоростью, летаешь так, что даже компьютеры просчитать не могут, при этом не знаешь элементарных вещей!
Не открывая головы от спинки капитанского кресла, Люк повернулся к нему:
- Каких? – обречённо спросил он, понимая, что Соло не отвяжется.
- Если ты хочешь получить добычу, то ты должен прийти за добычей, а если добыча умеет бегать, значит надо сделать так, чтобы она за тобой бегать начала!
Из глубины корабля послушался утробный рык вуки.
- Да не ору я на него! – возмутился капитан, но уже в пол тона. - Только Лее не говори про «добычу», а то она меня съест.

***
- Я не уверена, что это правильно, - с тяжёлым сердцем, продолжила принцесса, листая информацию. - Совет должен об этом знать.
- Совет об этом узнает, - продолжала мама по голосвязи, - в нужном объёме и то, что нужно в работе каждого.
Лея остановилась на паре строчек, нахмурилась:
- Это ты отдашь Вейдеру?
- Обменяю.
Принцесса вчиталась в содержание папки:
- На что?
- На помощь в реконструкции «Лусанкии», - спокойно ответила Дармин. Лея посмотрела на изображение матери, та подняла на неё глаза:
- Ты думаешь, он стерпит и такое?
- «Лусанкия» будет медицинским крейсером Союза, в котором помощь будут получать и его солдаты. И если не распространятся обо всей базе данных СИБ, то я смогу с ним договорится. Он тайно поможет нам создать медицинский крейсер, а мы ему отдадим важную информацию. Если это сделать без лишнего внимания, его гордость не будет так ущемлена.
- Если Мон об этом узнает…
- Зачем ей это знать?
- Это неправильно.
- Мир с твоим отцом – это правильно.
- Укрепляя Союз, мы разваливаем Альянс, - продолжала настаивать Лея.
Ей было тяжело признавать эту правду, как бы не спокойно её уже на работалось с отцом. Она понимала всю сложность ситуации, принимала те критические меры, которые применяла «Мать Альянса», и делала то, что считала необходимым. Она хотела мира. Они все хотели мира. Но видели они его по-разному. И раньше ей казалось, что у них общее виденье мира с Дармин и Мон, что они смогут вместе создать его, то сейчас, видя динамику развития их политической структуры, она уже сомневалась в этом. Мир с отцом был нужен и важен для неё, как для Леи, которая наконец-то примирилась со своей сущностью, признала его как военного и политического лидера: убийцу и тирана своим отцом. Он пока был нужен ей как Лидеру Альянса, который в первую очередь думал о благе Галактики, об изменении общего режима, о создании нового демократически свободного государство. И она понимала, что такому тирану не будет место в Новой Республике, и это пугало её. Пока она не видела выхода, но искренне надеялась, что у матери и у отца есть своё виденье на мирное урегулирование ситуации, которая возникнет после. И Лея раз за разом откладывала эти рассуждения, понимая, что впереди тяжёлое сражение. И она все свои силы кинула на то, чтобы создать наиболее комфортные и благоприятные условия для работы военных. Бывшим врагам трудно было сесть за общий стол. Мон была наиболее опытным политиком, имела намного больше точек воздействия на генералов, и была много старше самой Леи, но её личные разногласия с Гермом Иблисом, и военный нейтралитет с Лордом Вейдером закрыли ей двери на военные совещания. И роль миротворца пришлось взять ей на себя. Теперь и она приняла участие в перетягивании общего одеяла на себя. А она этого не хотела.
К тому же база данных СИБ, которую заполучила мама на «Лусанкии». Основные файлы были законсервированы, а после захвата корабля уничтожены. Айсард была очень осторожна. Поэтому единственный экземпляр этой базы был у них. Лея понимала, что не будь она дочерью Дармин, она вероятнее никогда бы и не узнала о таком сильном оружии в руках «Матери Альянса».
- Альянс скоро будет переформирован в Республику, - сказала Дармин, понимая сомнения дочери, - а Союз должен остаться, иначе все наши усилия будут напрасны.
- Вейдеру не будет места в Новой Республике.
- Оно ему и не нужно, - «Мать Альянса» похоже знала выход из ситуации, которая ещё не произошла. – Но для его флота и режима должно быть место в Союзе.
Успокоившись, Лея выдохнула резко и с облегчением. Она верила матери, и, поняв, что она знает, что делать дальше, выкинула ненужное из головы. Дармин уже сделала первичное структурирование базы, распределив многие блоки по ресурсам. Леи лишь осталось изучить подготовленную для неё информацию. А ей уже так хотелось спать.

***
Смотровая площадка восьмого ангара открывала вид на всё помещение. Люк сразу нашёл взглядом девушку, которая, чеканя шаг, шла к механикам. Секретарь главнокомандующего передвигалась быстро, и непредсказуемо, она всегда была чем-то занята, на ходу вела переговоры с кем-то через микрофон и наушник, от датапада она отрывалась, разве что при главкоме, когда после краткого отчёта или так же стремительно куда-то уходила, или же тенью вставала за его спиной, продолжая работу. В целом это было не самое подходящее время для его разговора, но другого может и не быть. Через сутки она улетит, чтобы за оставшееся время проникнуть в Центр Империи, скоординировать работу специалистов, которые уже были там, взломать информационную систему генераторов орбитальных щитов, запустить вирус, и провести диверсию в нужный момент, чтобы атакующее крыло под командованием генерала Соло, смогло пробиться через первые загранпосты. Люк приблизительно представлял, как она это будет делать за такое короткое время, но ему этого и не нужно. Главное, что она знала свою работу, а он свою. Только риск у обоих был очень велик, слишком велик, чтобы он мог ещё медлить или откладывать на потом.
Джейд о чём-то переговорила с механиками, и, развернувшись на каблуках, пошла на выход, даже не замечая, какими взглядами её провожают мужчины. Она, казалось, вообще не замечала ничего вокруг. Одно время Люку казалось, что она постоянно находится в каком-то собственном защитном куполе. И это была не энергетическая защита работы с Силой, хотя её чувствительность к ней светилась ажурным куполом вокруг неё. Она целенаправленно ограждалась от внешнего мира, и только единицам было позволено войти в её внутреннее поле зрения. С ней было сложно, при общении казалось, что когда она смотрит на человека, то видит в нём мишень, что в любой момент она может напасть, ударить или просто развернутся и уйти. Хэн бы по-другому рассуждал, если бы знал о ком идёт речь. Но самого Люка это не пугало, он всегда знал, что за крепкой стеной с турбобластерами на фасаде прячется, как правило, что-то очень хрупкое и беззащитное. И разглядывая красивую девушку внизу, он точно знал, что скрывается за этой стеной. И дело было не в ощущениях той встречи, а в эмоциях, которые он почувствовал, когда рыжая стерва и бестия мирно спала у него на плече. Он хотел увидеть, как она проснётся, поцеловать и пожелать доброго утра, но знал, что этого не хочет она, и тихо ушёл, стараясь не оглядываться. После, внешне в ней ничего не изменилось: тот же холодный взгляд, та же отчуждённая красота и крепкая деловая хватка, ни намёка на близость или интерес к нему. «Так обычно поступают мужчины», - усмехнулся он про себя. Холодный, циничный расчёт. Но ему не казалось, что внутри там настолько всё холодно и цинично.
Девушка, почувствовав взгляд на себе, повернулась в его сторону.
«Нашёл время», - недовольно подумала Джейд, увидев Скайуокера на площадке. Но проще сейчас поговорить и отделаться, чем бегать от него по всему кораблю.
Она, как обычно, пошла к лифту, не снимая наушник с микрофоном, читая очередное распоряжение на датападе. Ей пришлось ответить на сигнал в тот момент, когда Люк подошёл к ней. Двери лифта открылись, и они оба вошли внутрь. Джедай терпеливо ждал, пока она закончит разговор, но лифт уже остановился на нужном уровне, и Мара про себя практически выдохнула, намереваясь выйти. Но коммандер нажал кнопку «стоп», и лёгкая надежда смотаться с неприятного разговора, растворилась. Закончив, она связалась с оператором:
- Лифт 8-4-3-5 техническая блокировка. Приказ, – получив подтверждение, она сняла наушник, и убрала датапад, прямо смотря на джедая. - Так о чём ты хотел поговорить?
Получилось резко, даже грубо, но джедая это не проняло:
- О нас, - просто ответил он.
Великая Сила и проклятая Бездна! Она так надеялась, что всё пройдёт так же хорошо, как той ночью, но нет, правильный и замечательный джедай, решил всё испортить.
- Я думала, мы друг друга поняли, - не смягчая ни взгляда, ни тона, ответила Джейд. Не хотела она быть такой стервой, не хотела она делать ему больно, не хотела она вообще этого разговора.
- Поняли, - подтвердил Скайуокер, - но может…
- Повторим? – вскинула она бровь.
На какую резкую провокацию, он замялся. Она-то была не против ещё раз встретиться, и так же хорошо провести время, но в этих синих глазах читалось другое. Ему не нужен просто секс, как ей. Ему нужны отношения, эмоции, чувства. Того, чего у неё нет.
- Может, - он чуть приблизился, подбирая слова, - чуть в другой обстановке?
Её правая бровь изогнулась, как оружие дженисианцев, готовое ударить:
- Прямо здесь? - усмехнулась она, провокационно дотрагиваясь до замка своего кителя. - Прямо сейчас?
Рыжая бестия в открытую издевалась над ним, с интересом наблюдая за его реакцией. Такие поступки были не по правилам светлого рыцаря джедая. Он усмехнулся, перенимая её манеру, но не изменяя себе:
- Только с продолжением, - наклонился он к ней, с намерением поцеловать, но также, как и она ночью, остановился в паре сантиметров.
Дыхание пришлось контролировать, и Мара сжала кулаки, борясь собственным нахлынувшим желанием. Поцелуй будет означать согласие, а она не была согласна на его условия.
- Я не в твоём вкусе, Скайуокер,- вспомнила она, упираясь руками ему в грудь.
- Вкусы меняются, – не отступал он.
И куда подевался растерянный коммандер, который так робко вошёл в её спальню? Конечно, робость джедая и тогда достаточно быстро растворилась, стоило халату коснуться пола, но, тем не менее, внешне простой и скромный фермер, на деле, не так уж прост. О скромности не ей судить. Она же знала, что гибкий и покладистый характер Скайуокер может превращаться в нечто очень крепкое и настойчивое. Поэтому ей пришлось ускользнуть от него, растягивая расстояние в небольшой кабинке.
- Так быстро?
- Почему нет? – вопрос прозвучал двусмысленно, и Мара решила воспользоваться этим:
- Я не знаю, что ты себе там на придумывал, Скайуокер, но из этого ничего не выйдет.
- Почему? – повторил он вопрос. - Нам же хорошо вместе.
Этого отрицать она не могла, но:
- И что? - удивилась такому ответу рыжая стерва. - Знаешь со сколькими парнями мне было хорошо?
- Мне это не интересно, – удержал удар джедай. - Это было. А я говорю про сейчас.
- Сейчас ни мне, ни тебе это не нужно, - Джейд выпрямилась, стараясь всем видом показать всю серьёзность своего настроя, - если ты хочешь прекрасных отношений, то у тебя в распоряжении больше сотни прекрасных девушек из пилотов, координаторов и механиков. Любая из них отдаст тебе любовь, ласку, сердце, а если хорошо попросишь и всё своё жалование с имуществом. Если тебе вдруг что-то понадобится. Не трать ни своё, ни моё время, - закончила она, повернулась, намереваясь нажать кнопку пуска. Но Люк поймал её руку, что мгновенно напрягло её:
- Мне не нужны они, мне нужна ты…
- А ты мне нет, – холодно перебила она, поднимая на него ледяные зелёные глаза. - Закончили?
- Если передумаешь… - он выдержал её взгляд, но сам нажал на кнопку, - ты знаешь мой код.
Дверь открылась, и секретарь главкома вышла из лифта, одевая наушники и утыкаясь в датапад, а командир остался в нём, нажимая другой этаж.
«Закончили ли мы?» - спросил он сам себя. Этот разговор он себе приблизительно так и представлял. Только после тех раздумий ему становилось тяжелей, а сейчас… сейчас стало легче. Он ещё раз убедился в правоте друга: ему нужна эта рыжая бестия.
- Вернёмся к разговору на Корусанте, - пообещал он сам себе.

***
Механический голос вёл общий отсчёт. Штурмовики спешили занять свои места, механики доделывали последние приготовления, а пилоты запрыгивали в кресла истребителей и бомбардировщиков. Атакующее звено франтовиков уже прогревало двигатели.
Группа специалистов во главе с генералом Додона рассаживались по метам напротив аналитического стола. Адмирал Пиетт отправил успокаивающее сообщение врачу, поправил мундир и заложил руки за спину. Офицеры мостика заняли свои места, готовя «Исполнитель» к выходу из гиперпрыжка.
Десять…
Лорд Главнокомандующий не спеша зашёл на мостик.
Девять…
Тяжёлые шаги вызывали лёгкую вибрацию по полу. Генералы встали, приветствуя его.
Восемь…
Лорд Вейдер кивнул им в ответ.
Семь…
Он подошёл к общему монитору.
Шесть…
Лейтенант, поприветствовав его,…
Пять…
…сообщил о полной готовности,…
Четыре…
…и, поклонившись, ушёл.
Три…
Адмирал Пиетт провёл внимательным взглядом по всем мониторам…
Два…
…встал рядом с Лордом.
Один…

- Начнём, господа.


--------------------
"Ели у вас нет ног - бегите...
Если у вас нет надежды - творите..."
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Элора
сообщение 31 Август 2015, 23:57
Сообщение #767





Группа: Заглянувший
Сообщений: 10
Регистрация: 24 Март 2015
Пользователь №: 9598



Да, видимо предстоят "нехорошие предчувствия", как говорили джедаи. В верхах Альянса что-то мутновато. Не зря, видимо, Главком их мягко говоря "недолюбливает". Общий сбор - это нечто! Как всегда, блистательна Мать Альянса, но что же она задумала? Она то, прекрасно понимает, что планы Вейдера никак не будут связаны с Республикой. И, опаньки! Вот так Джейд! Ну, девонька, ты же попалась, не забыть тебе этой ночки! Автору респект! Ждём, ждём, ждём...
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Kat-Arva
сообщение 5 Сентябрь 2015, 21:22
Сообщение #768



Иконка группы

Группа: Обитатель
Сообщений: 357
Регистрация: 16 Ноябрь 2012
Из: Санкт-Петербург
Пользователь №: 9196
Раса: Фикрайтер



Отзыв. Сознательные мысли.

Я в восторге от количества сцен с Соло, особенно от того, где он в Мару стрелял, а потом ей вручал ящик благодарности) И Люка приплел, и пьянку закатил, и с местью Леи разобрался. Молодец, в общем.
И то, что его пустили (наконец-то) в серьезную операцию, гордость что ли... Умом-то понимаю, на штурм Корусанта нужны самые-самые, и держать кадры подальше - себе дороже, но после запомнившейся сцены, где Люка спрашивает папа, почему такого хорошему и крутому Соло не дают развернуться? - потому что для него никто кроме Леи не указ - обидно за парня стало. А вот после этого момента, все правильно )
А как Соло Малышу "простейшие вещи" объяснял... Но, главное, не говорить Лее про бегающую добычу XD

Брифинг. О... Попкорна, точно, не хватало. Смеялась до боли в животе, это было действительно уморительно. И выход Леи - мама точно гордится. Очень понравился взгляд с разных сторон, принцесса, мятежница, лидер, единственная и неповторимая.
Но особенно - встреча Додонны, это был очень сильный, при этом, трогательный момент.
Мон, конечно, до Дармин не дотягивает и никогда не дотянет. Но, учитывая амбиции этой дамы, это хорошо. Наверное.

Теперь ждем эпического взятия Корусанта)


--------------------
Ученье - свет, а неученых - тьма.(с)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Taisin
сообщение 5 Октябрь 2015, 22:25
Сообщение #769





Группа: Заглянувший
Сообщений: 12
Регистрация: 5 Октябрь 2014
Из: Женева
Пользователь №: 9503



(перечитала последнюю часть в третий раз) Проду, автор! Проду!
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Элора
сообщение 12 Октябрь 2015, 19:58
Сообщение #770





Группа: Заглянувший
Сообщений: 10
Регистрация: 24 Март 2015
Пользователь №: 9598



Ждём-пождём с утра до ночи, Форум смотрим, инда очи разболелись глядючи с белой зори до ночи... Не видать милого друга (продолжения)... А.С. простит, очень хочется знать, что там дальше.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Ариша
сообщение 25 Октябрь 2015, 18:06
Сообщение #771



Иконка группы

Группа: Бывалый
Сообщений: 1293
Регистрация: 8 Май 2011
Из: Челябинск
Пользователь №: 8905



4 глава

- Что случилось? – обеспокоенность Веджа проявилась неестественной бледностью.
- Штатная ситуация, - пробежал мимо него коммандер, взбегая по лестнице к своему крестокрылу. - Р2 скинь данные в общую систему.
- Что это? – не унимался Антиллес, залезая на свой крестокрыл, стоявший рядом.
- Отставить расспросы, - приказал Скайуокер, надевая шлем, - загрузить код на корабли. Трёхминутная готовность. Активация файла только по моему личному приказу!
Предвзлётная суета окончилась с возвращением коммандера в пилотное кресло; его твердый, уверенный тон успокоил начавшуюся смуту, которая появилась после того, как главком внезапно вызвал Скайуокера прямо перед выходом разрушителя из гиперпрыжка. У них было ещё двадцать минут перед запланированным вылетом, но это был явный признак того, что уже что-то пошло не так. Но коммандер вернулся, активируя старые приказы, не меняя плана действий.
- «Сокол», подтвердить загрузку кода.
От ответа «Тысячелетнего сокола» у Люка заложило в ушах – Чуббака загрузил данные не только на своём корабле, но и проследил, чтобы остальные фронтовики сделали это же.
- Трёхминутная готовность, - вёл отчёт коммандер, наблюдая оперативную информацию с мостика.
Жаль, что они не успели доделать его крестокрыл, а отец запретил использовать его «Ди-перехватчик», на нём было бы удобнее работать с таким количеством информации во время полёта.
- Эй, малыш, у нас там всё хорошо? – связался по личной связи генерал Соло.
- Затрудняюсь ответить, работаем по плану - признался Люк, заканчивая предполётную подготовку. - Две минуты! – объявил он по общей. - Но по моей команде запусти код.
- Тебе его папочка дал?
- Данные с мостика – внимание! – не стал отвечать на очевидный вопрос коммандер, сосредотачиваясь. Вылет может состояться в любую секунду.
Вообще всё это было странно. И Люку очень не понравилось, то, что отец вызвал его прямо перед вылетом. Ему пришлось кинуть инструктаж, и в лётном комбинезоне бежать через пол «Исполнителя», чтобы поймать отца в коридоре, зайти с ним в лифт, где он выдал очень странные и абстрактные распоряжения, и так же в спешке вернуться в ангар.
- Загрузи на все корабли этот код, - грозно приказал Вейдер, протягивая инфо-кристалл. - По моей команде – активируйте его и, не смотря на угрозу, экстренно пикируйте на поверхность.
- Это код опознавания? – тут же догадался Люк. - Почему не выдали раньше?
- Это один шанс на миллион, коммандер. И молите Силу, что бы она вам его дала.
- Что происходит? – надавил джедай, сосредоточенно стягивая нити Силы, пытаясь прочесть Повелителя Тьмы.
- Война, сын мой! – раздражённо съязвил Вейдер, явно не намереваясь разводить дискуссию по поводу, а именно сейчас. – Если почувствуешь зов Мары – пикируй на поверхность. И постарайся сохранить целостность корабля. Глупо будет погибнуть в слоях атмосферы Корусанта.
На кораблях вели отсчёт времени до выхода из гиперпространства, и ни у коммандера, ни у главнокомандующего на разговоры не осталось времени. Лорд хорошо знал упрямый характер сына, специально выбирая именно этот неудобный для расспроса момент. А после, после у Люка будет ещё меньше шансов получить вразумительные разъяснения. На бегу к ангару, джедай обдумал эту мысль, решив, что приказ он выполнит, если будет такая возможность, и Силе он помолится, чтобы она была.
В командные интриги он влезать не хотел, хотя многие генералы хотели, чтобы он вмешался, но Люк чётко ограничил рамки своих обязанностей и интересов. Многие, честнее будет сказать, практически все, не понимали ни его действий, ни его мотивов. Арти не раз высказывалась о том, что недоверие некоторых генералов и командиров к нему, были вызваны именно его непредсказуемостью, а его мотивы оставались неизвестны. Люк не раз уже высказывался о своём намерении посвятить свою жизнь восстановлению Ордена джедаев, но никто, - как бы это ни было смешно, - кроме отца, не воспринимал его намерения всерьёз. Люк сознательно шёл на сложные одиночные миссии, подтверждая свой особенный статус, усиливая свою надёжную и проверенную репутацию, надеясь, что в будущем он сможет это использовать, как и опыт, обретённый на этих операциях.
Друзья заявляли о готовности помочь в нужную минуту, сестра настаивала на своём участии, а мама смиренно пила свой сладкий чай, готовая в любой момент оказать посильную и непосильную помощь. Только отец был против и однозначно высказывался об этом.
- Ты не должен этого делать, ни сейчас, ни после, - заявил глубоким басом главком, после первого совещания по захвату Корусанта. – Ты будешь более эффективен в командном зале, а этот прорыв могут выполнить другие пилоты. – За тоном практически приказа звучало беспокойство. Одним своим приказом Лорд мог отстранить коммандера от руководства авиации, и посадить в безопасное место. Он очень хотел так сделать. Он мог так сделать с любым. С любым военным, кроме собственного сына:
- Другие могут это сделать, но я смогу уменьшить количество жертв. Я возглавлю эскадрильи, – спокойно, но вместе с тем безапелляционно ответил Скайуокер-младший.
Сжимая кулаки в чёрных перчатках, Лорд Вейдер положительно кивнул.
Тема была закрыта.
Люк не любил конфликты, всё стремился к компромиссу, к пониманию и принятию. Времена ультиматумов, радикальных заявлений и яростных протестов прошли. Он нашёл иной путь, путь джедая. Путь мира и созидания, изучения и творения.
И всё это было прекрасно и конкретно. Он чувствовал это в своей душе, ощущал правильность в нитях Силы, в остатках слов, и мерцании звёзд, но отец прав – сейчас война. И чтобы идти по пути мира, нужно или свернуть с пути войны, или закончить её. Когда-то давно, последний магистр рыцарей мира свернул с пути войны. Он ушёл в глубокую пустыню, в поисках мира и созидания, но война пришла за ним. А, возможно, никогда и не покидала его.
Люк не хотел повторять его ошибки, уяснив, что побег - не всегда выход. Приняв точку зрения Повелителя Тьмы, джедай решил сделать всё, чтобы завершить бесконечное кровопролитие.
Его руки чуть потряхивало, а мысли проносились в голове; он закрыл глаза, останавливая бесконечный внутренний диалог, позволяя Силе захватить себя полностью. Состояние уединения, полного контроля и сосредоточенности позволили расширить свою собственную Вселенную, почувствовать биение не только сердца сестры, но и шевеление её волос. Лея ответила тёплым успокаивающим порывом, её энергия уплотнилась, стала более постоянной и цельной, по структуре своей напоминающая осязаемую ментальность отца. Она волновалась, так же как он, её одолевали сомнения и беспокойство, и грело понимание, что они все вместе в этой битве. Это понимание грело и его. В конкретном и полном восприятии ещё слабым, но уже более уверенным огонёчком сиял Хорн, Проныра-12, который сейчас, так же как и Люк, собирался с мыслями, касаясь Силы.
- Что есть Великая Сила? – не так давно задал странный вопрос Корран.
Люк улыбнулся, понимая, что так формулировать вопрос может только тот, кто уже сделал не просто шаг по пути обучения, а десяток шагов к познанию Великой Силы. У будущего мастера-джедая уже был ответ на этот вопрос:
- Определить – значить ограничить, - древней сентенцией ответил он, а после показал три простейших медитации. – Выполнив всё правильно, постепенно ты сам ответишь на свой вопрос.
При встрече после Тайферры Корран подошёл к нему:
- Я нашёл ответ, - задумчиво произнёс он, хотя Люк и так видел это.
А сейчас Хорн, как и Лея, и он сам, искали успокоение в неизведанной ими Силе. И в бескрайнем космосе, в напряженном пространстве самым спокойным и уверенным пятном светилась тёмная энергия Лорда Тьмы. Дарт Вейдер, открытый Силе, излучал плотный, подавляющий туман холодной и спокойной мощи, и пространство смирено преклонялось перед его волей. Люк даже не стал касаться отца – он и так чувствовал его поддержку, и при необходимости Лорд Вейдер каждому способен объяснить «почему» в сегодняшней битве они выйдут победителями. Джедай улыбнулся этой уверенности, ощущая шевеление тяжелого плаща отца.
«Молись Силе…» - велел ему главком. Уже не в первый раз, но услышав такое впервые, Люк сильно удивился:
- Ситхи молятся?
- Разумеется, - пробасил отец, и в его голосе звучала какая-то обречённость. И Люк задумался:
- Что значить молиться?
Повелитель Тьмы повернулся к нему своей страшной маской, которая в такие моменты казалась живой:
- Молиться Силе, означает просить её присмотреть за тем, что я не могу углядеть, держать под контролем то, что не в моей власти.
- Ты часто молишься?
- Постоянно.
Это было странно слышать от отца, от человека, чья воля решает судьбу Галактики. Люк никогда в серьёз не молился, он никогда к этому не относился в серьёз, но теперь чувствовал что ему это необходимо. Сидя в своём крестокрыле, с надёжным Р2, с полным ощущением присутствия отца, сестры, надёжных друзей, и целого мира вокруг, он хотел Силу просить только об одном: чтобы Мара осталась жива.
В этом секторе центральной Вселенной, было ещё одно сияние, которое он хотел ощущать сейчас. Оно было далеко внизу – на поверхности столицы, возможно в самой опасной точке, одна и напряжена как струна, звенящая чистым высоким звуком.
Мара Джейд - невероятная, восхитительная, сногсшибательная, и очаровательная девушка, чью красоту, возможно, можно сравнить лишь с оружием. Парни часто обсуждали секретаря ситха, Люк слышал много описаний этой загадочной и сильной особы, но под это описание могло подойти ещё три десятка прекрасный дам, которых он знал лично. Мара обладала особым качеством настоящего агента: не смотря на яркие медно-рыжие волосы, и глубокие зелёные глаза, она оставляла за собой лишь образ роскошной женщины, а вот лицо в памяти тут же стиралось. Её можно было узнать в толпе, но невозможно было найти её там. А самое главное: никто и никогда на этом не заостряется. Но стоило Люку закрыть глаза, как он увидел её: чуть растрёпанную, сидящую на кресле за столом, с довольной ухмылкой с пронзительно зелёным взглядом. В ту секунду он почувствовал её внимание, оно пришло приятной волной, аккуратно чуть прохладной водой обмыло ноги и так же спокойной отступила, уверенная в достижении собственной цели. Тогда Люк не знал, чего она хочет, он почувствовал её… Девушку, сидящую за общим столом. Последующая ночь была неожиданностью и надолго останется в памяти яркой вспышкой. Её желания, отношения, и эмоции он осознавал ещё тогда, и был согласен на данные условия. Ему казалось, что был согласен. Долгие попытки уложить это всё в своей голове привели к определённым результатам, только Хэн… Друг опять вмещался в его внутренний спор между умом и сердцем, значительно перевесив чаще весов в пользу неконтролируемых эмоций. Разговор в лифте был поспешен, но Люк не жалел об этом. Она была честна с ним, а он с ней. Никаких пустых надеж и иллюзий, Мара понимала, чего хочет она, а он определился, что хочет быть с ней. И пространство шептало, что следующая их встреча будет на Корусанте, время просило не спешить, а Сила подсказывала, что рыжая сама придёт. Он умел ждать…
Верить…
Надеяться....
Но сейчас выдыхая, успокаивая и тело, и разум, он сжал штурвал, возвращаясь в кресло коммандера.

***
Корусант - столица Империи, Королева Ядра, Сердце Галактики, Центр цивилизации и государств, неприступная цитадель Палпатина. Даже после смерти правителя, столица была готова к встрече с врагом: некогда заполненная орбита Корусанта превратилась в защитное поле. Прайм-Корусант – четыре естественных спутника, держали генераторы первого силового поля, который окутывал всю планету, отражаясь еле заметным жёлтым сиянием. Оранжевые туманности переливами просматривались за жёлтым щитом - орбитальные посты столицы активировали второй защитный купол. Третий рубеж на пути к поверхности: красный барьер орбитальных станций. И под всеми красками раскалённой энергии скрывалась чёрная планета, укутанная цветными пайетками железного города. Нынешние правители столицы знали, что этой защиты будет не достаточно, и собрали свои корабли в единый флот Империи, который в напряжённом одиночестве встречал захватчиков.
«Исполнителя» не интересовало волнительное молчание целого сектора, он плавно вошёл в систему, сразу занимая стратегически выгодную позицию, ожидая свою свиту, которая так же резким рывком вышла из гиперпространства. Огромные разрушители занимали свои места в продуманной боевой партии, разворачивали коммуникационные системы, активировали сканеры и радары, готовые в любой момент начать сражение.
Флагман, как и главнокомандующий на его мостике, занимал центральное место в атакующем построении, забирая всё внимание противников на себя, готовый в любой момент начать сражение. Все сенсоры, радары и сканеры были сосредоточены на «Эскадре Смерти» в тот момент, когда в пространство системы вошли ещё три флота: силы Альянса во главе с адмиралом Акбаром, корабли командующего Иблиса и флот адмирала Афшина Макати.
«Вовремя», - не без удивления отметил адмирал, перепроверяя расположения кораблей.
По заданным координатам крупные крейсера и линкоры начали построение. На одном из мониторов начался отсчёт.
Мостик «Исполнителя» был развёрнут на максимум: подняты все мониторы, активированы расчётные столы, выровнены координаторские планки, выстроены столы стратегов, увеличена смена лейтенантов и первых помощников. Рабочий шум увеличился тоже вдвое, но его перекрывало громкое дыхание Повелителя Тьмы.
- Все на позициях, сэр.
- Огонь по моей команде, - спокойно, даже буднично произнёс адмирал Пиетт, начиная сражение, которое войдёт в общегалактическую историю.
«Очередное», - равнодушно подметил он, наблюдая как зелённые ионные лучи перегружают защитное поле. Жёлтый купол уплотнился в своём сиянии, стараясь поглотить мощный заряд с разных точек. Мониторы фиксировали стабильность работы первого слоя. На долю секунды, адмиралу показалось, что не получится, и он коротко взглянул на Главнокомандующего. Если такая мысль и посещала Лорда, то по нему это не было заметно: ни в движении, ни в позе, ни в холодном молчании. Цифры на экране стали изменяться, показывая падения мощности. Адмирал с облегчением отметил прохождение показателей указанной точки и отдал приказ:
- Разрешить взлёт.
Счёт шёл на секунды, жёлтое поле ещё не погасло, когда корабли покинули доки. Опасность, что концентрированного удара может не хватить, ещё существовала, но Лорд Вейдер редко ошибался. Особенно в том, что касалось техники и оружия.
Энергетический купол не выдержал, моргнул и исчез.
- Погнали! – перекрыл общий гул мостика вопль генерала Соло.
Адмирал аж проморгался от такого резкого и неожиданно звука, отмечая, что маяки на стратегическом экране стали передвигаться с невероятной скоростью.
- Двадцать секунд… - пошёл отсчёт, и Пиетт отвернулся от экрана, сосредотачиваясь на своей работе.
- Адмирал вражеский флот выпустил эскадрилью на перехват!
- Девятнадцать секунд…
- Не успеют даже долететь, - холодно прокомментировал Лорд, позволяя адмиралу сэкономить время на анализ:
- Открыть огонь по приближению… - теперь его задача флот.
- Восемнадцать секунд….
- … опознать крупные суда...
- Семнадцать…
- …кто на мостике?
- Шестнадцать…
- … всю энергию на передние щиты…
- Пятнадцать….
- «Тиран» в квадрат Д4…
- Четырнадцать…
- …прикрывайте правый фланг…
- Тринадцать…
- «Разведчик» - не выпускайте из виду…
- Двенадцать… одиннадцать… десять… девять…
Маленькие точки, и огонёчки уже пересекли обозначенный рубеж, малые крейсера мон-каламари значительно отставали от истребителей и фронтовиков.
- Семь… шесть… пять…
«Акбар может дорого поплатиться за своё упрямство» - подумал Пиетт, уже серьезно опасаясь, что атакующее крыло может остаться без поддержки крейсеров.
- «Дом-1» «Урангео» - разворачивайтесь! – раздался булькающий приказ мон-каламари.
- Четыре…
- Разумно, - одобрил Лорд, видя, что только три крейсера успели пройти барьер, ещё пять судов экстренно пытались маневрировать.
- Три… две…
Жёлтое поле мигнуло, задев «Урангео», но крейсер продолжал входить в резкий разворот.
- Одна…
И энергетическое поле с жёлтыми раскатами вновь заняло свою оборонительную позицию, отрезая атакующее крыло от флота. На мониторах замелькали расклады, расчёты, предположения и ресурсы. Между первым и вторым защитным полем теперь находятся пять эскадрилий, три боевых звена фронтовиков и только пять малых крейсеров.
«Практически в два раза меньше конечного расчёта», - напряжённо подумал адмирал.
«Больше, чем могло было быть», - ответил внутренний голос, с оптимистическим настроем Катисси.

***
Глубокий вдох и ровный выдох, она выпрямила спину, и сосредоточилась на мониторах. Ей ещё не время вступать в бой, но она чувствовала общее напряжение пилотов. Сильнее чем обычно, их волнение звенело раскаленным металлов в общем холоде бескрайнего космоса, там, где мерцала только одна ровная, светящаяся и холодная звезда – её отец. Сияние Повелителя Тьмы обволакивало всё пространство флота, захватывало равномерным трезвым расчётом. Отец не боялся, его страхи были спрятаны глубоко внутри него самого, под тяжёлыми доспехами, и ни сейчас, ни после никто не сумеет разглядеть его слабые места. Кроме неё, кроме них: его детей, которые, так же как и он, освещали своих солдат, внушали им уверенность, силы и успокоение, каждый по-своему, каждый по-особенному. И она, как и Люк, адекватно понимала, что только их отец имеет реальную власть. А самое главное: они принимали его, принимали его силу, его превосходство, и они спокойно смирились с этим фактом. Эта была их собственная гарантия мира, их, одаренных по разным сторонам Силы, которые отныне не хотели воевать друг с другом, как ситхи и джедаи. Теперь они хотели быть вместе, единой семьёй.
В наушнике раздался приказ капитана, поднялся рабочий шум, на что принцесса лишь улыбнулась, расслабляясь и пуская по своему нутру тёплую волну адреналина. Прикрыв глаза, она чувствовала отца, ощущала тёплое сияние брата, через коридоры фронтовика слышался рёв Чуи, а в наушниках – приказы правильного генерала, который, забываясь, переходил на хаттез, и на кореллианский мат. Её не должно было быть тут; место принцессы Леи было на мостике «Исполнителя», как и много лет назад, она должна была стоять радом с Додоной, беспомощно наблюдая за сражением, но в безопасности, под прямой защитой отца. И это всех вполне устраивало, даже её. Почти, но долг - прежде всего, чётко вбила в её сознание мама.
Приказ о переназначении пришёл утром: генерал Соло отстранил своего стрелка и назначил её на это место. Если бы это случилось вчера, то шуму было бы немерено, но генерал сделал это сегодня, и тут же попал на ковёр к главкому, миновав адмирала Акбара, генерала Мадину и саму Мон Мотму. Лея подозревала, что Мотма с адмиралом до сих пор не знают о её местонахождении. Перечитав приказ, у неё у самой появилось много вопросов, но нашла она генерала уже выходящего из кабинета Вейдера: бледного и с влажными висками. Увидев её, он сделал вид, что всё в порядке, и, приобняв за плечи, довольно ответил:
- Приказ утверждён главкомом, малышка, так что с нетерпением жду увидеть тебя в обтягивающей форме!
- Может, ты объяснишь, что происходит? – в ответ на объятия рука легла на его талию, Лея почувствовала, что и спина у капитала была в холодном поту.
Генерал чуть прижался к ней, и, встряхнув головой, очаровательно улыбнулся:
- Лучезарная моя, я слишком хорошо тебя знаю, и не хочу, чтобы ты в одиночку сиганула в крестокрыл и без прикрытия полетела в огонь, потому что все самые крутые ребята летят с нами, а твоему папочке до тебя не будет никакого дела, когда начнётся сражение. Так, что, любимая моя, ты будешь рядом со мной! – и нежно поцеловал в лобик, стараясь всячески скрыть, как у него трясутся поджилки.
Лея оценила ситуацию, и даже немного выдохнула:
- Что он тебе сказал?
- Ничего нового, - отмахнулся Соло в своей манере.
- И всё же?
- Сказал, что если с тобой или с Люком что-то случится во время операции, он меня с того света вытащит, ну… и…
- Показал, что тебя ждёт?
- Ну, так… набросками…
Зайдя в лифт, она наградила его сладким поцелуем, и выбрала форму поуже. На что шёл Хэн ради неё, поражало до глубины души, порою ей становилось даже страшно: насколько далеко он готов зайти ради неё? И сможет ли она поступить так же ради него?

***
Жёлтый энергощит замерцал, восстанавливаясь, и активировался снова, отрезая крыло прорыва от основных сил. Генерал взял во внимание последние данные, рассчитал построение, прибавил особый тактически талант Скайуокера, стратегические способности Соло, размеренность и аккуратность Антиллеса, точность и жёсткий стиль Борсура, переложил на представленный план первого авангарда Корусанта, и высчитал приблизительное время их работы. Вывел предварительный расчёт для адмирала, ввёл поправки для командиров, и отправил согласованные действия адмирала Акбару.
Адмирал Пиетт настороженно окинул его взглядом, когда генерал встал с места: Додона не любил думать сидя, это его излишне расслабляло. Ему необходимо было стоять прямо, ровно дышать, держа во внимании всё происходящее на множествах мониторах на мостике. Руки должны иметь возможность полностью сгибаться и разгибаться, ничего мешающего или раздражающего. Находясь за работой, генерал всегда был в свободном удлинённом камзоле, имел привычку ходить в раздумьях. И сейчас, после длительного перерыва, с ещё болевыми ощущениями в теле, генерал не собирался изменять своим привычкам. Его поведение явно нервировало адмирала, который то и дело отвлекался на него, генерал даже хотел отойти с первого ряда расчётных столов, уйдя с поле зрения адмирала, но Лорд Вейдер подошёл вплотную к центральному иллюминатору, чтобы наблюдать сражение, и акзильца перестали волновать посторонние движения.
Дарт Вейдер умел не только захватывать всё внимание, становиться центром концентрации всех присутствующих, он умел, как будто заполнять собой всё помещение, а возможно и корабль, направляя ход мыслей подчиненных в нужную сторону. Такой способностью обладал не только ситх - Ян ещё помнил джедаев, которые тоже умели повышать внимание и сосредоточенность солдат своим желанием. Но у главкома был талант. То незабываемое чувство внутри, которое он ощутил впервые, когда Вейдер вошёл на базу на Явине, генерал не забудет никогда. Тогда, он всем телом почувствовал пришествие этого чистого, концентрированного холода и власти. Тогда, Врада уже не было, а отчаянные мальчишки спасали транспортник, тогда он остался там, зная, что отвлечёт внимание ситха. Что его персона гораздо важнее, чем очередной транспортник повстанцев, тогда он готов был умереть от рук этого чудовища. Вейдер был умнее, чем считают и считали многие, он не стал его убивать. Хотя тогда, Ян хотел именно умереть, но ситх не дал ему желаемого, а Додона не выдал имя «Явинского стрелка».
Генерал горько усмехнулся: по иронии судьбы тогда, он потерял своего сына, а ситх нашёл своего. Судьба была жестокой дамой, даже бессердечной и извращённо галантной.
Врад, его гордость, его отрада, продолжение его самого – его сын, он пожертвовал своей жизнью, чтобы корабль, на мостике которого стоит его отец, никогда не сошёл с верфей. И сейчас, когда их общая цель была так близка, он стоял именно на мостике «Исполнителя», помогая ситху захватить Корусант. Если бы семь лет назад, случайно спасённый магистр Кеноби, или гранд-мастер Йода рассказали бы ему о такой иронии судьбы, он бы не поверил. Но сейчас, спустя семь лет после смерти сына, после каторги и заключения на «Лусанкии», он пошёл на это не раздумывая. Врада не вернуть, он погиб за высшие идеалы, и Ян не мог отступить сейчас, когда появился реальный шанс уничтожить Империю, пускай даже с помощью Вейдера.
Ситху он не доверял и, сидя на собрании высшего командования, внимательно слушал его отчёт, его рекомендации и распоряжения. Все его действия были ровными и правдоподобными, даже изобразил определённое самопожертвование, отдавая оружие из своих потайных запасов.
- Вейдер - отличный актёр, - заметил генерал, усаживаясь в удобное кресло напротив Арти.
- О! Только ты, Ян, мог по-настоящему оценить его игру! – иронично усмехнулась она. - В драматургии все награды были бы его!
- Тяжело не признать, но у него много талантов.
- Да, Сила его наградила больше, чем кого-либо, - женщина напротив, отпила своего крепкого чая, вопросительно поднимая глаза. - Но вы хотите отметить какой-то особый его дар?
Он бы хотел отметить особый дар женщины, которая вот уже много лет не носит своего имени. Ведь, несмотря на смену власти, прошедшие десятилетия и появление новых ярких звёзд на политической арене, имя этой женщины имеет реальный вес, оно до сих пор внушает не только страх, но и уважение и даже почтение. Именно поэтому она была вынуждена отказаться от него.
«Жаль», - с сожалением подумал Додона, и поделился своими умозаключениями.
Никто не знал Палпатина так, как знал его Вейдер, его правая рука, ученик, советник, приближенный воин, исполняющий его волю. И сейчас ситх этим открыто манипулировал, выдавая все секреты защитной системы Корусанта, открывая потайные двери, делясь опытом и знаниями. И делал он это так искусно сдержанно, эмоционально и трагично, что всё высшее командование выпустило из виду один важнейший факт: Палпатин был параноиком, шизофреником с различными маниями. А это означало, что он не мог создать такую оборонительную независимую систему: каждый из сегментов держащие и образующие энергетические защитные поля были автономными единицами. В случае неисправности одного элемента, другие продолжали работать. Только столь массированный удар разрушителей мог перегрузить все сегменты внешнего контура одновременно, и то на короткое время. Крыло выбьет одну станцию из Прайма, но остальные продолжать работу. Запускалась система по общему приказу, и так же она выключалась – вручную на каждой точке. Этот принцип рассказал ситх, и было всё логично, за исключением того, что Палпатин не доверял никому, кроме Вейдера. И тот его предал, иронично подметил Додона. Император не мог строить свою защитную систему на доверии солдат, которые работают на этих точках.
- Считаешь, что есть единый выключатель? – спросила Дармин спокойным, чуть заинтересованным тоном. «Политик с рождения», - помнил Ян:
- Вы, наверняка, уже подумали об этом.
Женщина слегка поджала губы, виновата опуская глаза. Она понимала, что ситх просто так не отдаст им Корусант, что сначала он заберет самое важное в столице, то, что может храниться только в тронном зале Императора. Что-то настолько важное, что-то такое о чём союзники не то, чтобы знать, подозревать не должны.
- В тронном зале, помимо выключателя, должно храниться что-то такое, ради чего Вейдер готов собственного сына отправить на лобовое столкновение с защитной системой, чем допустить нас к этому.
- Джейд… - проговорил тактик, получив ответ на свой первый вопрос, но для его полного понимания информации было недостаточно. - Кто она? И зачем она летит туда?
- Она одарённая, его поверенная, обладающая незаурядными личными качествами, бойцовским духом и особой спецподготовкой, – Падме поставил кружку на столик. - Всё, что мне известно о ней, я писала в общем отчёте по ситуации. Она его световой меч – она сделает то, что он прикажет.
- Жертв будет…
- Не больше, чем обычно, - холодно продолжила за него «мать Альянса», - и мы с этим ничего не можем сделать.
Ян Додона снова почувствовал мёртвую хватку на своём горле. Генерал уже никогда не сможет избавиться от этого ощущения, если не сумеет посмотреть на ситуацию с другой стороны. Или посмотреть в спрятанные глаза ситха.

***
Датчики «Сокола» недовольно вздрогнули, когда щит встал на место. Энерговолны от полей создавали странное давление на корабль, управлять стало тяжелей, маневренный фронтовик кидало и заносило. Капитану показалось, что его самого засунули в «чулок». Щиты фронтовиков были на много сильнее, чем у небольших крестокрылов и ди-шек, их мощности хватало, чтобы оказывать отпор энерговолнам между двумя защитными щитами Корусанта. Хэн поёжился, представляя какого ребятам в истребителях, и напрягся, когда Чуи отчитался об их составе. Тёмный взгляд первого помощника встретился с янтарно-карими глазами капитана: «Всё! Нам конец!» - была их общая мысль.
«Валить некуда!» - это была вторая их общая мысль, при которой Чуи перепроверил показания приборов, а Соло выжал рычаг, увеличивая скорость.
«В Бездну!» - одновременно решила основная команда «Тысячелетнего Сокола», понимая, что бежать некуда, незачем и, в общем-то, всё нормально!
Пока…
И вот на четвёртой мысли их мнения расходились: Чуи это успокаивало, а Соло бесило:
- Пять крейсеров! Твою же мать, Соло! – бормотал себе под нос капитан так, что даже вуки рядом не мог разобрать. - Как ты, чтоб тебя, влез в это опять, а? Ситх подери!
- Генерал, – по общей связи отозвался капитан «Госкона» Милен, - мы почти без поддержки! – в голосе с ярким кореллианским акцентом звенела паника.
- Почти, не совсем! – добро отозвался Соло, твёрдо смотря на приближающуюся угрозу. - Пять крейсеров, это даже не почти! Это всё в порядке, парни. Подтянули яйца и приготовились: нас встречают!

***
- Выходим на построение.
Сила гудела от плотности и напряжения, энергодавление сжимало его маленький корабль, изменяя плотность всегда безмятежного вакуума, меняя аэродинамику истребителя. От общего непонимания, дезориентации и растерянности спасал только самоконтроль и искусственный собственный вакуум в голове, это позволило оперативно разобрать информацию из общего шума по связи.
- Соберитесь! - холодно приказ Скайуокер, прекращая уже панические возгласы и крики. Их прошло меньше, чем они рассчитывали даже при самом худшем раскладе. – Держаться за кораблями. Не высовываться!
- Как у нас там дела, малыш? – как бы спокойно, но волнительно напряжённо спросил Хэн, по личной связи.
- Да, как всегда. – С долей веселья признался Люк
- Что настолько плохо?
- Впереди дройды, - доложил лидер фронтового звена «Эвер солнц».
«Ещё нет, но скоро будет», - подумал коммандер, но ответить не успел.


***
Флот Империи действовал слишком решительно, агрессивно и несдержанно. Это было похоже на нападки раненого зверя. Лорд отстранёно наблюдал, как адмирал практически играючи отбивал натиск врага, больше заботясь о сохранение нужного построения, чем о силах вражеского флота. Основные силы Союза остались в стороне, наблюдая, как «Исполнитель» с «Эскадрой Смерти» сдерживает атаки Имперского флота.
Их база данных опознала флагманский разрушитель класса «Хранитель» - «Риш», под командованием адмирала Окинса. Признаться, Вейдер с большим любопытством увидел бы «Аватар» гранд-моффа, бывшего гранд-адмирала Руфаана Тигеллинуса, но адмирал всегда отличался смекалкой и осторожностью, и в этом сражении предпочёл отсидеться в командном кресле моффа, передавая мостик Окинсу, который всегда умел исполнять приказы. Это и нравилось Вейдеру в этом адмирале. В одно время Лорд даже допустил Окинса до мостика «Исполнителя» во время операции по захвату верфей повстанцев. Адмирал великолепно выполнил приказ, но показал свой потолок в сражении. Он был великолепным исполнителем, но не умел думать самостоятельно.
Адмирал Пиетт изредка посматривал на главкома: в немой просьбе дать разрешение начать полномасштабные действия, но Лорд молчал: всё шло по плану. Союзники считали, что они в выигрышной позиции: охраняли и перекрывали свой сектор, в ожидании, пока крыло Соло создаст брешь в защите. «Эскадра Смерти» вела бой с последним флотом Империи, и все ждали результата успешной диверсии, в то время пока всеми забытая Мара Джейд совершала настоящую диверсионную работу.
Главное правило диверсии: о ней никто не должен знать. А второе: в момент работы все должны смотреть в другую сторону. И сейчас, силы Империи смотрели в сторону большого «Исполнителя», который неуклюже отбивался от назойливых атак патрульного разрушителя «Адз» и троих разрушителей класса «Восхищающий», а весь Союз смотрел на его сына и на генерала Соло. Лорд Вейдер предпочёл бы, чтобы все смотрел только на Соло, а его сын, и дочь, были бы рядом с ним, в безопасности. Но его дети и безопасность - эти два явления не совместимы. К тому же, он никогда не отпустил их, если бы знал, что Соло не способен справится со своими собственно взятыми обязательствами.

***
Капитан «Челнока» настаивал на смену построения и ввод крейсера «Пали» и «Тиль» в первый ряд атаки, но генерал Соло, отмахнулся от него:
- Перед нами машины с искусственным интеллектом, господа, чем больше логики, тем больше шансов на поражение! Так что заткнулись! Скарп, пропусти нас.
«Эвер сонц» ушёл в уступительный манёвр, пропуская «Тысячелетний сокол» вперёд.


***
Вся планета-город, как будто замерла, обращая свой взор в небо, в светящееся алое поле, туда, куда силы Союза сосредоточили свой огонь.
Девушка в неприметной серой одежде служащего дворца перепроверила работу своего центра, и, собрав рыжие волосы под рабочую кепку, направилась вдоль по коридору. У неё много работы сегодня.

***
Деления активации «ЭМПУ» медленно поднималось.
- 80%, - бесцветными голосом проговорила Лея, понимая, что они поздно включили активацию. Об устройстве этой пушки она узнала только сегодня, в спешке изучая мануал управления. Соло, безусловно, молодец, что посадил её на место стрелка, принцесса была в пятёрке снайперов Альянса, но она имела очень приблизительное представление о работе этой пушки. Ситхово деление показало на шкалу 95%, а приближающиеся дройды уже открыли огонь. Уши закладывало от шума, и, не выдержав, Лея сдернула одно ухо, ловя лидера на мушку: два точных выстрела и дройд, размером с крестокрыл, взорвался.
- 100% готовность, генерал, - отчеканив она, чувствуя стремительный поток Силы, который пронизывал и её и весь экипаж практически живого корабля.
- Огонь!

***
Электромагнитная пушка ударила перед группой прорыва, вырубая всех крупных и малых дройдов. Обездвиженные дройды падали вниз, вспыхивая маленькими огонёчками на плотном энергетическом щите. Хорошо, что Вейдер поделился своими стратегическими запасами, иначе им бы туго пришлось. Люк не питал призрачных надежд, понимая, что им против дройдов долго не выстоять. Генерал Додона потратил больше десяти дней на проведения спецподготовки сопротивлению дройдов, но этого было не достаточно.
- Они сзади! – доложил оператор крейсера «Руноу».
Люк обратил внимание на приближающиеся объекты с тыла:
- Увеличить скорость.
Сенсоры забили тревогу – противник выпустил ракеты:
- Последние ряды – внимание, ракеты! Уберите их!
Звено «Флернц» поменяло построение, пропуская снаряды, открывая точечный огонь.
- Вы что творите?
- По аккуратней!
Завопили повстанцы, когда бывшие имперцы стали стрелять у них за спиной. Командиры тут же заткнули своих, но взорвавшиеся ракеты распадались огромным металлическим облаком.
- Что за…
Связь снова затопили крики и возгласы.
«Баз-дройды. Мерзки и опасны», - пояснил Р2, когда пролетевшая мимо них ракета сама взорвалась, оставляя после себя маленькое метеоритное поле.
Металлические шары пролетели мимо и в один момент раскрылись, цепляясь за корпус кораблей.
- Мать твою!
- Хевшах?
- Великая!
- Скиньте это! Скиньте!
- Эта дрянь срывает обшивку!
- Пар ор нот!
Скайуокер пытался понять, что происходит, когда и на его нос корабля зацепился такой шар, раскрылся в какую-то непонятную штуку, и достал маленький бур, стремясь повредить обшивку. Люк видел такие на голоизображении, ему даже рассказывали, как они работаю и что делать с ними, но сейчас, когда эта штука оказалась на носу его корабля, всё казалось намного сложнее. Рефлекторно, Скайуокер наклонил «крестокрыл», уводя в «бочку», но дройд крепко вцепился.
- Р2, скинь его! – крикнул Люк, понимая, что бессилен против этой твари. - Р2!
В звуковом ответе астродройда слышалось злорадство, у Люка не было времени посмотреть перевод, но по его панели сверкнул разряд:
- Ты что творишь?! Спалить нас решил!
Р2 недовольно что-то запищал, а вражеский дройд свалился с носа корабля.
- Предупреждать надо! - астродройд раздражённо пиликнул, и Скайуокер решил добавить: - Спасибо. Передай комбинацию действий остальным.
Ругаться с Р2 он не хотел, тем более сейчас, в ситуации, когда только астродройд знает как бороться в реальном сражении с этими тварями. Люк отдавал себе отчёт в том, что, несмотря на весь свой опыт, умения, теоретическую базу и Силу, он не знал как реально сопротивляться такому противнику. Даже симулятор, прописанный на сражение с искусственным интеллектом, не сильно помогал сейчас.
Мелкие твари намертво вцепились в истребители, вскрывая их, как консервные банки. Приём Р2 не был так прост, как казалось, и не столь эффективен, когда повреждён первый слой оболочки корабля. Не все астродройды смогли вовремя скинуть баз-дройдов, на имперских ди-шках дройдов не было вовсе. Ди-истребители уходили в резкие манёвры, стараясь скинуть напасть, некоторые пытались отстреляться… Крейсеры не понимали, что происходит с истребителями, и ещё не ощущали, что баз-дройды уже ковыряют их толстую броню.
Крики, осколки, потухающие сигналы на мониторе, угасающие звёзды в Силе…
Ему требовалось максимум самообладания, понимая, что с каждой минутой их становится всё меньше и меньше, а если эти твари разгрызут крейсера им не выжить:
- Р2, если «Сокол » выстрелит по нам…
«Вся электроника сгорит».
- Рассредоточиться, - приказывал он по общей связи, выстаивая приоритеты, - предельно точные выстрелы! «Чёрный-лидер», в голову строя – выжимайте скорость на максимум. Крейсеры – защиту на полную! «Крестокрылы» - отставание от группы семь метров! По моей команде разворот на 180, и огонь по мишеням!
Эскадрильи ушли на перестрой, разрывая расстояние, меняя калибр пушек на самый маленький. Палить по своим в такой ситуации было очень опасно, - понимал Скайуокер, - но оставив всё без вмешательства Люк опасался, что они вообще не долетят и до первой базы.
- Р2, если у тебя ещё что-то припрятано - доставай!

***
В какой-то момент, ему показалось, что он потерял связь с реальностью, Ведж сжал челюсть, пытаясь собраться, внимательно слушая приказы коммандера, который сделат резкий разворот. Он уже потерял троих, и что делать против этих тварей он не знал, а впереди ещё установки и пушки. Наверное, только еле ощутимые разряды Б9, ещё держали его в сознании, правда Антиллес опасался, что астродройд всю электрику спалит такими темпами, но выбирать не приходилось. Впереди идущий перехватчик вскрыли, «Стрела-5» вылетел из кабины и с размаху ударился об его лобовое стекло. Хорошо, что пилот был в глухом имперском шлеме, Ведж не хотел видеть его лица. И вообще забыть…
Скайуокер рявкнул по общей связи, и он, вместе с оставшимися неповреждёнными крестокрылами резко развернулись, Р2 скоординировал мишень, Б9 навёл прицел, командир по приказу открыл огонь. Истребители-носители разлетелись, высвобождая оставшиеся капсулы с дройдами.
- Маневрируйте! – приказал он, вспоминая, что пока они не коснулись дройдов, те будут не активны.
- Зацепила! – взвизгнула «Проныра-5»,
- Фпуар! – приказал Скайуокер открыть огонь; коммандер уже не замечал, как переходит на родной язык пустыни, при этом продолжая держать спокойствие и сосредоточенность в голосе. За что Антиллес был ему благодарен, концентрируясь на его искусственном спокойствии, беря себя в руки. Выжимая гашетку, Веджу становилось лучше, он уже начинал адаптироваться к происходящему аду вокруг. Первая растерянность ушла без следа, и он снова знал, что нужно делать:
- Сноп, Брун - протащите их «по гребню»!
- Отличая идея, - оценил Скайуокер уходя в пике, подлетая как можно ближе к защитному контуру: мелкие дройды не выдерживали энерговолн, исходящих от щитов, и, сталкиваясь друг с другом, попадали в разрушительный барьер.
- Квадрат зачищен, - отчитался Хорн, - я никого не вижу на «Дальции».
- «Руноу» чист.
- «Тиль» в строю.
- «Мири» чиста.
Отчитались пилоты облетая крейсера.
- В строй, - с долей облегчения приказал Скайуокер, напоминая себе, что дальше будут ещё установки и турболазеры.

***
Империя немного смогла собрать для защиты своей столицы, все корабли, предназначенные для агрессивных боевых действий были под командованием гранд-адмиралов или Лорда Вейдера; те малые силы, которые ещё оставались в Галактике, не смогли оперативно вернуться в Центр, или не захотели. Поэтому флот из «Хранителей», «Тральщиков» и «Воспрещающих», не смотря на количество, не могли представлять реальной угрозы для «Эскадры Смерти», которую прикрывали десять разрушителей гранд-адмирала Макати. Что позволило флоту Иблиса и Акбара спокойно стоять в стороне в ожидании непредвиденных ситуаций, и ждать, пока силовое поле даст трещину. Эта ситуация в полнее устраивала командующего Иблиса, который считал, что ситх больше всех обязан попотеть в этой битве, к тому же его ребята делают самую грязную работу. Адмирал Акбар знал, что бой на орбите не последний рубеж охраны Корусанта, и готовил наземные подразделения для захвата столицы.
На месте ситуация была не так серьёзна, как к этому подошёл Союз, Акбар понимал, что атакующему звену намного сложнее в бою, и если они не справятся со своей работой ситуация может оказаться патовой, потому что пробить второй слой защиты с орбиты не удастся. С возвращением в их ряды генерала Додоны и группы его тактиков им стало значительно легче. За годы их отсутствия Альянс так и не смог подобрать достойной замены старой гвардии, и Джиал был рад возвращению бывалых генералов в их ряды. Додона сразу занял своё место в Совете, поставив самые сложные задачи перед Адаром Таллоном и Вандером Уиллором. Вместе они построили чёткую и грамотную тактику их действий не только во время сражения на орбите, но и на поверхности, также рассмотрели варианты провала операции, и спрогнозировали дальнейшие действия Вейдера и Иблиса, что для Альянса было столь же важно, как и победа в этом сражении. Три военных тактика смогли быстро проделать работу, над которой трудились три отдела его аналитиков. Карлист Риекан был активно против того, чтобы генералов размещали на «Исполнителе», считая, что в случае провала, Вейдер мог пойти на крайние меры: вновь захватить ценных военачальников. Мадина и Акбар поддерживали его, но эта дискуссия не вышла за пределы кабинета и собрания Совета, потому что сам Додона настоял на своём присутствии в главном центре, и «Мать Альянса» поддержала его в этом. Адмирал уже давно знал, что Альянс раскалывался на негласные политические формирования с собственными лидерами, и Дармин Арти, которая всегда занимала ведущую роль в Совете, вернула своих единомышленников. Акбар понимал и признавал значимость «Матери Альянса» в их сопротивлении Империи, но её намеренья, которые всегда были прозрачно чистыми, с приходом Вейдера стали мутнеть. В давнем соперничестве Мон и Арти, Акбар в последнее время стал принимать сторону Мон Мотмы, понимая, что Арти отныне руководствуется не только общими интересами, но и своими личными. Хотя это не беспокоило ни Риекана, ни Кракена, ни Додону, а вот Акбара это настораживало ещё сильней.
- Адмирал, «Исполнитель» прижимают!
- Не волнуйтесь лейтенант, - оценил ситуацию адмирал, - Пиетт проверяет, не уснули ли мы. Выпустите корветы в поддержку – проредите правый фланг.

***
«Какая забота» - Фирмус Пиетт невольно вскинул левую бровь, наблюдая, как к ним движутся корветы Альянса. На общем мониторе высветился маршрут, приказ, задача кораблей. Он даже говорить с ними не хотел, отдавая очередной приказ о маневре: пускай полетают за ними. Лорд мог отдать общий приказ, взяв командование силами Союза на себя, - никто бы не рискнул ему перечить в военное время на поле боя: Лорд бы в течение десяти минут уничтожил вражеский флот, и они бы успели вернуться на позиции перед ожидаемым первым результатом атакующей группы. Но у Лорда Вейдера были свои планы, впрочем, как всегда.
- Энергию щитов на правый фланг – позвольте корветам поработать.
- Прорыв! – вскрикнул лейтенант Кларс, вскидывая руку в направление иллюминатора в который летел ди-бомбардировщик в камикадском намеренье…
Сердце на секунду замерло, в бессильном понимании, что иллюминатор вероятнее всего не выдержит… Повелитель Тьмы обернулся, закручивая тяжёлый плащ, вскинув руку в направлении ди-бомбардировщика, который уже выпустил первый залп… но выстрел отразился от невидимой стены и вернулся в истребитель, чтобы уничтожить его. Взрыв разметал останки смельчака об иллюминатор, а Лорд Главнокомандующий вернулся к созерцанию главного сражения.
Лейтенант испугано посмотрел на адмирала, перевёл взгляд на Лорда, а после медленно сел на своё рабочее место. Адмиралу тоже понадобилось закрыть глаза и глубоко вздохнуть, чтобы успокоить сердцебиение, надеясь, что от этого боль в груди не вернётся. Но ему всё равно придётся пройти дополнительное обследование, а говорить об этом моменте Катисси или нет, он подумает после:
- Капитан Мердок усилить огонь по «тральщику», я хочу, чтобы вы его уничтожили.
- Есть, сэр, - отчеканил капитан «Судьи»

***
Крейсера мон-каламари «Мири» и «Руноу» ударили из всех оружий, пробивая защитный контур базы «Центакс-2». Синяя эскадрилья зашла на первый заход, пытаясь уничтожить турболазеры базы. В ответ на это, с поверхности активизировалась новая волна дройдов.
- Генерал…
- Не получится! – ответил Соло, понимая, чего хочет командир. - Увеличивайте плотность огня!
- Если это возможно, - пробормотал Хэн, уже вырубая связь. Они уже потеряли крейсер «Тиль», когда мерзкие баз-дройды расковыряли мостик и разнесли главный ангар. Удар «ЭМПУ», который ещё не перезарядился после выстрела, вырубит не только дройдов, но и заденет крейсера, который спешили отойти на безопасное расстояние, подставляя более лёгкие истребители. Малыш ещё держал своих в тонусе, заставляя вытворять нереальные вещи: истребители уже адаптировались к этим мелким засранцам, но к ним прибавился огонь турболазеров и стационарных пушек. Хэн понимал, что они долго не протянут.
- «Фрон», заходите в квадрат 5 – устройте им там «дождик»! «Армос», квадрат 8 – ваш! «Нолун Ман», квадрат 3! - «Тысячелетний Сокол» тряхануло, капитан чуть не вылетел с кресла – Что за дела Чуи? - опустил он микрофон. - У нас тут ценный груз, не забывай об этом!
Первый помощник извиняюще пофыркал.
- Стрелок один – возвышенность, ты как там?
- В порядке, капитан, - отозвалась Лея, - не отвлекайтесь.
Признаться, он уже жалел, что взял её собой, понимая всю опасность ситуации, в которую они влезли, и самое главное: деваться уже некуда и у него нет плана «Б».

***
Усиленного огня крейсеров и фронтовиков не хватало. Люк внимательно изучал данные с радаров, пролетая над базой, параллельно отстреливаясь от дройдов, - ненавидел он уже этих тварей! - попутно снимая турболазеры. Желание активировать опознавательный код свербело в мозжечке, но он не знал, сработает ли он сейчас, без приказа отца и маяка Джейд. И какой-то план пытался формулироваться у него в голове, но постоянный огонь, манёвры, крики, необходимость оценивать и отдавать приказы мешали ему сосредоточиться на очень главном моменте.
- Ведж, - всё же решился он, - прикройте меня, мне надо подумать…
- Понял, коммандер, - недовольно отозвался «Проныра-лидер», считая, что Скайуокер выбрал не лучший момент для этого, но перечить не стал: - Хорн, Селчу, Фордж – на построение.
Проныры обступили крестокрыл коммандера, закрывая его с четырёх сторон, ведя обстрел по дройдам.
Люк передал управление Р2, выключая общую связь, от гама у него звенело в ушах, а от постоянного выжимания гашетки, руки уже заходились в судорогах. Даже механический протез и тот клинил. Глубоко вздохнув, он положил руки на колени, очищая разум, стараясь не касаться Силы, которая звенела, мерцала, разливалась кровавыми пятнами смерти. Поймав мгновение покоя в собственном двойном ударе сердце – второй принадлежал сердцу его сестры, их связь со временем только усиливалась, и ему становилось спокойнее от этого, как и ей, - Люк открыл глаза, в спокойствии анализируя происходящее снаружи. У него было очень мало времени, но его хватило, чтобы мысль оформилась, вырисовалась в план и он смог раздать приказы. Минутный перерыв придал силы, и он вновь смог выйти в лидеры.
- Луджайн! – оглушил его визг Малир, когда выходя из построения «Проныру-11» поймал дройд, сконцентрировав на неё огонь.
- Эриси, - окликнул «Пронуры-5» коммандер, - сосредоточься! Твоя задача на мониторе…
Эскадра вышла на построение, «Чёрные» заняли свою позицию, открывая огонь по слабому месту, уничтожая генератор, прорываясь сквозь защитный огонь базы.
Ядерная вспышка ослепила «Стрелу-8», - он потерял управление, - ди-перехватчик закрутило, и кинуло в сторону «Пали». Крейсер, попытался уйти с траектории истребителя, но того разбило о его правый борт.
- Проклятая бездна! - выкрикнул лидер эскадрильи «Колчан», пытаясь уйти с такой же опасной позиции.
Но щит над ними исчез, снижая общее энергетическое давление:
- Люк - ты гений!
- Яхоу!
- Да наконец-то!
- Отлично!
- Не расслабляйтесь, - тормознул общее веселье генерал, который уже выходя на связь с «Исполнителем», ожидая поддержки от флота. – Держать плотность огня! Их ещё много!
Хэн немного выдохнул, было из-за чего - Акбар уже выслал к ним в поддержку крейсеры, которые не успели пройти в первый заход, и крыло бомбардировщиков вместе с ними.
- Генерал, - оператор флагмана соединил напрямую с адмиралом, - трёхминутная готовность, уведите свои силы под щит.
- Есть, адмирал, - Соло, и так уже отдал приказ скрыться за щитом: остальные базы уберут силы Иблиса, их задача – первый пролом. Задача адмирала – минутная деактивация первых двух щитов. Сбой последнего, третьего щита – на совести рыжей бестии. Хэн ещё не хотел об этом думать, - ему пока хватало картины выстраивающегося флота над ними, благо держащие станции были далеко друг от друга, и окно в щите получилось огромное.
Корабли, как солдаты на Эндоре, со всех ног покидали место концентрации огня, когда разрушители открыли огонь. Второй щит оказался прочнее: по общей связи начались уже панические разговорчики.
- Не думайте об этом, - приказал Скайуокер, - переведите дыхание, дальше будет ещё веселее.
- Веселее? – не удержался «Проныра-7», - нас и так осталось…
- Отставить, - перебил его «Проныра-лидер». Пуравун видел потери только их эскадрильи, командир потери всех истребителей, а коммандер и генерал – всего атакующего звена. И Антиллес не мог допустить такие рассуждения от своих ребят. Он не знал точно, сколько их осталось, но видел, что потери превысили ожидания.
«Сорок процентов всего состава», - ответил на незаданные вопрос Люк сам себе. Они потеряли два крейсера, четыре фронтовика и тридцать два первоклассных пилота. Из «Разбойного» осталось восемь, из «Чёрных» - девять, «Стрелы» в «Колчане» осталось только две, а «Синих» – пять, в эскадре «Флернт» - осталось четыре ди-бомбардировщика.
- Урожайный бой, - прокомментировал генерал, данные на мониторе, которые увидел Люк.
- Вливание свежей крови нам поможет, - попытался поддержать его Скайуокер.
- Я надеюсь, - отозвался Хэн, - у меня парни чего-то приуныли.
- У меня тоже. Выпусти крейсеры вперёд…
- И мы лишимся их в течение пяти минут, нет малыш, эти железяки ждут именно тяжёлые корабли. Видел, как они «Пали» разобрали?
- Видел: под щиты влезли, твари, и иллюминатор разломали…
- Вот именно…
- Хэн, у меня ребят половины нет…
- Акбар нам крыло бомбардировщиков выслал.
- Нам бы три сюда… - устало вздохнул Люк, понимая, что, сколько не посылай к ним на подмогу, дройды половину разберут, пока вторая половина соображает и адаптируется. Кривой у них план был, изначально кривой. – Хэн, там показатели хоть падают?
- Падают, малыш, и не надейся: сегодня всё быстро так не закончится.
- Да, я и не надеюсь.
Люк проверил показания приборов, и размял плечи, наблюдая, как к ним подлетает подмога, стараясь не попасть под атаку разрушителей. Оранжевый щит был плотнее и мощнее первого, его энергия пульсировала в пространстве, и им пришлось отлететь от него подальше, ожидая ударной волны, которую предполагал Вейдер. Но к радости пилотов, её не произошло, и оранжевое поле исчезло.

***
Разочарование подкатило к горлу, а злость вышла яростным ударом ноги об твёрдую стену:
«Тут ничего нет!» - оформила она свой позыв в Силе начальству. Чтобы достучатся до него сейчас, потребуется немало сил, думала Мара, пытаясь успокоиться, оглядываясь в потайной комнате ещё раз. Она уже всё тут облазила и всё перевернула. Она перепроверила рабочий компьютер Императора, залезла во все тайники, все данные. Всё, зачем она сюда пришла, уже было вынесено и затёрто! Её опередили!
«Система опознавания работает?» - холодно отозвался Лорд.
«Да».
«Активируй и уходи оттуда».
«Да, Милорд», - взяв себя в руки, она взломала очередной пароль - всю систему безопасности рабочих данных Императора она знала наизусть. После её предательства, изменив систему безопасности Палпатин не изменил принцип защиты, по этому выполнив приказ, она отчиталась, и так же незаметно вышла из уже пустого, и ничего незначащего тронного зала, который не оставил в душе ничего кроме разочарования: её обошли. И она догадывалась кто.

***
Второй слой защиты хранил в себе ещё больше опасных дройдов, вражеских истребителей и турболазерных орбитальных установок. Огонь уплотнился, корабли из одного пике уходили в другое, крейсеры держали на максимум защиты, стараясь производить точечные выстрелы, но это не спасало.
Принцесса же бесцельно палила из пушки, то и дело оглядываясь на панель перезарядки «ЭМПУ», молясь, чтобы она заряжалась быстрей! От неостанавливающихся манёвров «Сокола» её уже мутило, мышцы были сжаты до придела, а по вискам тёк горячий пот. Адреналин стучал в висках, отдаваясь гулом собственного сердца. На крою сознания успокаивающе в Силе светился брат и, как будто его отражение, один из пилотов, вероятнее всего Хорн. Рёв Чуббаки отдавался вибрацией внутренних переборок корабля, а приказы Хэна не умолкали по общей связи, это давало ей силы. Не смотря, на происходящее, они до сих пор все живы и вместе, и парни делали вид, что у них-то всё под контролем.
Как ледяной волной в разгорячённом бою почувствовала она всем телом приказ отца: «Вниз!». Лея вздрогнула, и забыла, как дышать, прекращая огонь. Тёмная энергия плотной волной разошлась по пространству Силы, и Лея впала в ступор, полностью дезориентированная, отойдя, только когда услышала общий приказ брата:
- Активировать код! - скомандовал Скайуокер. - Подготовиться к входу в атмосферу!

***
- Адмирал, - обратился Лорд к Пиетту впервые за время сражения, - уничтожить флот и направить силы на снятие щита.
- Да, сэр.

***
Тактик провёл взглядом по главнокомандующему, Адар заметил это, оценивая острый взгляд Додоны. Генерал обратил и на него внимание, Таллон понимающе кивнул, возвращаясь к работе: сейчас их скорость возросла в несколько раз. Через окно проделанное Соло и его ребятами, силы Союза направили корветы и фрегаты для полного снятия первого защитного контура, который держался ещё на трёх спутниках надёжно защищённых дройдами и статичными установками. Орбитальные установки первого периметра уже были уничтожены второй кореллианской диверсионной группой. Крыло прорыва, получив подкрепление, ушло под второй периметр, где плотность оборонительного огня выше.
Вейдер приказал уничтожить вражеский флот, и это позволило Додоне выдохнуть с облегчением. Он по-прежнему не доверял ситху, но тот, хотя бы подтвердил свою отцовскую преданность. Разговор с Дармин не принёс успокоения старому генералу, эта мысль гложила его в течение долгих суток, отвлекая и заполняя собой все его внимание.
Он помнил момент сложного решения, когда подписывал назначения Врада на операцию по уничтожению верфей. Он полностью отдавал отчёт в опасности, которая грозит сыну. В течение всей своей карьеры Врад не допускал отца к своей службе, даже хотел взять фамилию матери, чтобы имя отца не отягощало его. От Додоны-младшего ждали того же, что и от Додоны-старшего – гениальных тактик, великолепного командования и пилотирования. Но сын не унаследовал таланта к пошаговым действиям, и лидером он не являлся, но Врад был первоклассным летчиком, который умел выходить из самых сложных ситуаций и вовремя выполнять приказы. У него были свои таланты, и Ян понимал, что эта операция поможет раскрыть их, и продемонстрировать его собственные возможности. А ещё, Ян доверял Враду, как самому себе, и отдать командование в столь важной миссии кому угодно он не мог. Будь он помоложе, не занимай место генерала, он бы сам сел в кресло истребителя и отправился на эту миссию, но он был тем, кем был. А его сын – его сыном.
И сейчас, наблюдая за грозным Дартом Вейдером, он видел в нём себя: отца, который отправил своего сына на смертельную миссию, только из-за собственных военно-политических выгод. Внешне просто, но внутри это решение давалось крайне болезненно.
Ян пересмотрел все записи нахождения Вейдера и Скайуокера вместе, все заявления ситха, все реакции коммандера. Ситх не воспитывал Люка, не растил с младенчества, не носил на руках, не вытирал слёзы, и не лечил содранные руки и колени. Ян тоже не делал этого, потому что был на службе. Он тоже не сразу оценил значимость сына, и пропустил первые годы его жизни, но после поддал в отставку и всё свое время посвящал ему. Ситх не поддавал в отставку и с мостика сходить не собирался, но прогнул всю Вселенную, чтобы прекратить войну с собственным ребёнком.
Очень трудно понять, какого это быть отцом мальчика, когда ты военный при погонах и постоянно при исполнении. Вейдер считал, что его никто не сможет понять, да, Повелитель Тьмы никогда ни от кого и не ждал понимания. Когда-то Додона считал так же, но найдя тонкий интерес главнокомандующего, он уже знал, как можно посмотреть в глаза, спрятанные под непроницаемыми визорами.
Разговор был коротким и очень эффективным. Ян должен был признать, что теперь понимает, почему только Дармин могла так проводить переговоры с ситхом: безличностный человек, очень любил переходить на личности.
Ситх внимательно выслушал комменорца, который выложил весь его план прямым текстом, наглядно демонстрируя свои незаурядные умственные способности.
- Надо было Вас убить, генерал, на Явине, - в механическом басе звучала ирония.
- Надо было, Лорд Главнокомандующий, - хриплый голос ещё был сдавлен, но генерал гордо держал голову и острые плечи, - я очень этого хотел.
- Я получил данные разведки, что именно Ваш сын командовал диверсионной группой по уничтожению моего флагмана. И погиб во время неудавшейся диверсии.
- Да, Милорд, - просто согласился генерал, скрывая как болезненно для него слышать это от ситха, - мой сын командовал эскадрильей, а я составлял тактику их действий. В то время как Ваш сын взрывал «Звезду Смерти».
- Я лично сидел за штурвалом Ди-перехватчика и намеревался убить и его.
- Почему же не убили?
- Сила не позволила, – неожиданно откровенно ответил Вейдер.
Ян чувствовал пристальный взгляд светлых глаз под тёмными визорами. Он помнил высокого, резкого, светлого, как и сын, юношу, волевого и сильного. С годами воля переплавилась во власть, резкость во властность, сила в могущество, а юность в опыт.
- А сейчас? - старик не понимал, что его лицо темнело, а пятна после увечий, становились ещё более заметными на удлиненном лице. - Ваша Сила позволит отправить родного сына на смерть?
- Сила говорит мне, что мой сын не погибнет в этой операции, - механический бас не дрогнул, но Додона знал, как щемит сердце: само упоминание о смерти ребёнка. - И всё пройдёт успешно.
- Я, возможно, не так одарён, как Вы, Милорд, и Ваш сын, но в своего, в тот день, я верил так же. И потерял.
- К чему это сравнение? – раздражение ситха уже заполняло его кабинет.
- К тому, что наши дети порою уходят раньше нас, а наша самоуверенность, приближает этот момент.
- Если Вы вините себя в смерти своего ребёнка, то да, Вы в этом виноваты, и желаете мести?
- Я не ситх, чтобы мстить, перекладывая свою ответственность на других. А Ваш сын, по стечению обстоятельств – отличный парень, с превосходными способностями к командованию, пилотированию и тактическими данными. Я уже не говорю об его одарённости и вероятном великом будущем, если Вы не загубите его.
Додона знал, что в этот момент Вейдер заглянул ему в глаза, и увидел то, чего боится больше всего на свете. После этого, ситх вероятнее всего решит убить его, но комменорец уже ничего не боялся, нарочно оставаясь на его мостике, рядом. Как тень, как напоминание, что может случиться и с ним, если он поступит, так же как и Додона в тот день.
Генерал пришёл не навевать смуту и сомнения в решения Главнокомандующего, он знал, что стоит ситху засомневаться и вся их военная кампания может сорваться, поэтому вместе с критикой он принёс несколько компромиссных решений и вариантов. Уходя без ответа, Ян ушёл с уверенностью, что жертв в этом сражении будет немного меньше.

***
Как на себе, Люк чувствовал повреждения «крестокрыла», которые стали особенно ощутимы при прохождении плотных слоёв атмосферы. Он понимал, что не все истребители и малые корабли смогут пройти природную преграду, но другого варианта не было. Повреждённым корабля оставалось только скрываться за крупными крейсерами, которые останутся уничтожать орбитальные станции, и ждать подмоги. Хорошо, что при передаче и установке кодов, Р2 заметил указание о размере судов, которые смогут пройти сквозь поле по этому опознавателю, потому что Люк увидел эту информацию только сейчас, а умный астродройд за него отдал распоряжения и пояснения бортовым компьютерам крупных судов.
Его задача – снятие всех щитов, по-прежнему имела первостепенную важность, а конечная цель операции находится на планете.
- Р2, приготовься, по моей команде включай все сканеры и защиту на максимум.
Р2Д2 всегда готов, в отличие от него самого. Они резко влетели в атмосферу, стараясь как можно быстрее сориентироваться. Неожиданность – это был его главный козырь. Держа рычаг управления, он расслабил спину, и позволил себе попасть в поток Великой Силы, ощущение всего мира сразу, и его самого в этом мире, очистило разум, подарило успокоение и увеличило концентрацию. Мара тут же отозвалась раздраженным сигналом в Силе, с конкретным посылом, что всё готово – работайте. И так же стремительно исчезла, оставляя после себя лишь рыжий шлейф. Этого мгновения хватило, что бы одним его беспокойством стало меньше.
Появление в атмосфере Коррана он почувствовал плавным сиянием, как восход Тату-1, «Проныра» шёл за ним следом, ориентируясь не по приборам, а по сиянию коммандера.
- Прикрой меня, - скомандовал Люк, понимая, что их пока только двое, а силы гражданской обороны уже заметили вторжение в этом секторе, - быстро они сообразили.
- Вас понял, коммандер, - отозвался Хорн, продублировав свой ответ и в потоке.
Кореллианин вошёл в транс, сам не замечая этого, слишком резко, слишком сильно войдя в контакт с Силой для первого раза. Люк не знал, хорошо ли это, или плохо, но после – Коррану будет тяжко. Но пока делать что-то с этим он не решался, и знал, как можно это использовать.
- Сконцентрируйся на мне, - проговорил он по связи, фиксируя, что к ним присоединяются «Чёрные». – Мы летим первыми, Р2 собирает информацию, Свистун распределяет её. Наша задача прорваться вон туда… Мы должны войти как иголка в полотно…
Пограничные крейсеры, спидеры, военные флаеры, наземные оружия, дройды-наблюдатели – все наземные гражданские службы сосредоточили своё внимание на них. Люк почувствовал вопрос Хорна – он не знал, что такое иголка… Но у Скайуокера не было времени объяснять, заходя в невероятное пике, попутно раздавая приказы «Чёрным» и фронтовикам, которые проявлялись из-под щита.

***
- Что там?
Чуббака отчитался, когда они прошли сквозь атмосферу.
- Отлично!
Но в этом отлично Лея не видела ничего хорошего: два «кресторкрыла» идут напролом, «Чёрные» пытаются их прикрыть, половина «Проныр» и пять фронтовиков остались за контуром, а крейсера ещё не вышли из тяжелых слоёв атмосферы и все оборонительные силы планеты сосредоточенны на них.
- Лучше не придумаешь! – ехидно заметила она, готовясь к новому бою.
Опасность повредить жилые здания и задеть граждан была крайне велика, из иллюминатора принцесса видела поток гражданских, которые пытались убраться с поля боя. Лея старалась сейчас не думать о них, понимая, что необходимо в первую очередь отключить щит, чтобы могли спуститься штурмовые отряды.
- Ого-го! – отвлёк её Хэн. - Смотри, как там малыш накручивает! Он там с кем?
- С Хорном.
- Я и не представлял, что он так умеет.
- Это Люк так умеет, - скептически отметила Лея, как наяву видя связь между братом и «Пронырой», распределение стрелка и ведущего. Люк обладал способностью, которой Лея искренне завидовала: он мог становиться призмой в Силе. Он пропускал энергию через себя, как изогнутое стекло способное направлять луч в нужную сторону. Он не брал, не забирал, не искажал и не деформировал, он пропускал через себя и всего лишь концентрировал чужую силу в нужное место. Эту способность он применял не только в Силе, но и с не одаренными. А сейчас - талант в изначальном раскрытом варианте… это было просто эстетически красиво с её точки зрения, но чувство опасности свербело у неё внутри.

***
«Они на месте» - коротко отчиталась Джейд, транслируя ему собственный взгляд, как два «крестокрыла» проносятся по небу Корусанта.
«И где Соло?» – задался он логичным вопросом, но чётко ощущал биение сердца дочери, и не стал дёргать Джейд.
- Адмирал, стоит поторопиться.
- Да, сэр, - отчеканил Пиетт, - мы почти закончили.
От флота Империи оставалось только два «Хранителя», которые были зажаты в тугие тиски «Тирана» и «Обвинителя». Флагман «Риш» уже висел безжизненной грудой металла, и «Судья» выслал спасательный отряд, чтобы подтвердить смерть адмирала, и, возможно, спасти уцелевших, чтобы после доставить для допросов.
Первый защитный контур был практически снят – оставалась одна ячейка, которую уже бомбят силы Иблиса. Маневренные крейсера мон-каламари проникли под второй периметр, и должны были уничтожить его.
Генерал Вирс отчитался о готовности провести наземную операцию, пятьсот первый легион ждал в ангаре. Но Лорду было беспокойно.

***
Поменяв рабочую кепку на военную чёрную фуражку спецохраны, Мара спокойно проходила очередной пункт досмотра, мило строя глазки суровому охраннику.
- Я вас раньше тут не видел, - поддался мужчина на очарование зеленоглазой.
- И не увидите, - отозвалась та, проходя сканер, и, не оглядываясь, прошла по служебной лесенке. Свернув за первым пролётом, под камерами наблюдения, открыла дверь технического подуровня, прошла по двум длинным коридорам, свернула налево, затем направо. Достала из потайного отсека два бластера, затем вернулась к служебному пролёту, дошла до общего лифта, поднялась на триста восемнадцатый этаж, прошла сквозь личную охрану моффов, не привлекая никакого внимания, зашла в уборную. Над одной из кабинок был люк, в который она легко и бесшумно проникла, проползла четыре метра по шахте, затем свернула налево, ещё метров пять и направо.
…тактические экраны показывали плачевную ситуацию на орбите, фиксировали прорыв в северном полушарии, прогнозировали прорыв крейсеров в этом же секторе. За круглым совещательным столом стоял шум и ругань: Тигеллинус стоял, доказывая Алеку Прадексу о необходимости концентрации сил в северном полушарии, мофф Дизла не желал оставаться без прикрытия, Бертрофф Хисса отдал приказ об активации дополнительных сторожевых башен…
Привязав на ногу петлю и закрепив её крюком, Мара выбила люк и нырнула вниз, держа в руках оружие.
Появившись прямо под потолком над круглым столом моффов, она произвела ровно двенадцать точных выстрелов в голову: шесть из одного бластера, шесть из другого, покрутилась ещё пару секунд проверяя не остался ли кто в кабинете, оценила информацию на тактических мониторах, расстреляла их. Центральный кабинет гранд-моффов в считанные секунды затих. Вошедший лейтенант, так же не успел произнести ни звука, даже не успев зафиксировать висящую женщину под потолком. Гостья уничтожила главный коммутатор, обезвредила дройдов, и вернулась в шахту, закрывая за собой люк.
«Кабинет зачищен».

***
«Тысячелетний Сокол» вышел из пике, и направился ко второй сторожевой башне.
- Кажется, они уже паникуют, - отметила принцесса.
- Ну, вашество, увидев Вас в форме, многие парни начинают паниковать, - ответил Соло, чьё настроение заметно улучшилось, когда они наконец-то прорвались на поверхность: осталось вырубить щиты и вся пехота Союза будет тут. – А я так вообще дар речи теряю.
Чуи что-то ехидное фыркнул, за что получил:
- А ты не лезь в чужие разговоры! И вообще, почему этот урод у нас до сих пор на хвосте?

«Эвер солнц» и «Нолун Ман» прикрывали их с левого фланга, пытаясь проредить турболазерные установки.
- Ребята, это бесполезно, - сообщил по общей капитан Скарп.
- Наша задача - башня, а остальное - работа пехоты, - напомнил генерал, уводя фронтовик в крутое пике. - Всё внимание на цель! Огонь по команде!
Гражданская оборона Корусанта прилагала все силы, чтобы остановить вторжение, им удалось подбить четыре фронтовика, но пятый ушёл в очередной манёвр, чтобы вынырнуть из самого неожиданного места и нанести массированный электро-магнитный удар по башне.
- Вашество, что это было? – опешил даже генерал.
- Гуманный способ решения задачи, - самодовольно отметила Лея, понимая, что сожгла всю электронику не только в башне, но и тремя кварталами ниже неё. А так же обезвредила пару десятков стационарных орудий и щитов.
- Боюсь я вашей гуманности, принцесса, - отозвался Соло, видя, как разбивается бесконтрольный флаер о крышу здания.

***
Пространство Корусанта растеклось по нему, и он видел триста шестьдесят градусов вокруг себя, он чувствовал соприкосновение воздуха и обшивки истребителя, видел глазами дройда и коммандера, ощущал передвижение наземных сил... Вражеские выстрелы казались замедленными, приборы корабля показывали перегруз, но Корран не чувствовал этого в себе, ему казалось, что всё в порядке, что наконец-то всё в порядке! Всё так, как и должно было быть с самого начало! Он чувствовал в себе невероятную силу, ресурсы тела перестали для него существовать, мысли и движения противников появлялись раньше, чем они сами что-то сделали и подумали. Ощущения потрясали, и лишь жёсткая концентрация Люка Скайуокера, его холодная решительность, точный расчёт, контроль ситуации, это единственное что сдерживало его сейчас. Он подстроился под его ритм, под его невероятную манеру пилотирования. Он видел все самые опасные места, жёстко выставляя приоритеты, уходя из под обстрела, выворачивая комбинации, подставляя истребители имперцев под их собственный огонь… Хорн никогда и не представлял, что кто-то может так думать, так видеть мир, так ощущать каждый вздох, каждый выдох и… вскрик – не важно своих или чужих, боль, страх, смерть…
- Корран, соберись! – сконцентрировал его Скайуокер, суживая его восприятие, вычёркивая из его мира всё лишнее, оставляя только их задачу. Но Хорн уже почувствовал боль, которая засела в его собственной груди, на доли секунды, он упустил момент, и коснулся, случайно, по не знанию, пилота вражеского флаера, которого только что сбил. Он почувствовал как свою - его боль и сожаление… его ненависть… его любовь к любимой женщине, которую никогда не увидит… его растерянность… и смерть...
- Корран! - эта была звонкая пощёчина, которая выдернула его… из всего. Он потерял это ощущение, снова оказался в узком кресле с ограниченным взглядом.
- Огонь!
И он выжал гашетку, благо Свистун навёл прицел, чтобы попасть по небольшому квадрату слабого места защитной держащей установки. Это был их второй заход, который Хорн упустил в своём замешательстве, он не ожидал, не заметил, не почувствовал, что с противоположной стороны их уже ждал оборонительный кордон, который тут же открыл огонь. Чтобы уйти из-под обстрела, ему пришлось закинуть «крестокрыл» и развернуть его так, чтобы пролететь мимо падающей установки.

****
Угла не хватит, не успеет, не сумеет, звучало в голове джедая, когда он уже видел, как массивная установка сомнёт маленький крестокрыл Хорна…
Потеря контроля – это самое страшное в бою. Он знал это, его предупреждали об этом: Бен, Йода, отец… Его учили, вбивали прописные истины, и один раз он совершил её… и больше он не допускал такой ошибки. Но он не предупредил об это Коррана. Он не знал, не предугадал, не предвидел… что Хорн так быстро сможет прорваться в поток Силы в такой ненужный и опасный момент. В ту секунду, когда смерть сидела у них на турбинах. Он дал оружие в руки человека, рассказав ему о медитациях и контроле, но не научил, как этим пользоваться. Даже технику безопасности не прочитал. Он дал знания, но не взял ответственность, он поддался своему порыву и интересу, не оценив всю опасность этого пути. Люк привык рисковать собой, как Лея, как отец, как все его близкие, он знал, что это опасно, и Корран знал. Но обязанностью Люка было предупредить обо всех искушениях Силы, он же помнил тот момент, когда сам летел в шахте Звёзды Смерти, как Сила в первые впустила его в свои объятья, и концентрируясь только на необъяснимое присутствие Бена он смог выстрелить и вернуться. Это был короткий рейд. «Один выстрел и домой!» - сказал тогда Хэн, и это не дало ему утонуть в Великой Силе.
До дома им сейчас далеко, а Хорн сейчас может погибнуть по его вине…
…И он не мог этого допустить, закидывая свой истребитель, задевая правое крыло «Проныры» так, что тот ушёл в штопор, вылетая из-под обвала.
Р2 панически заверещал, когда их «крестокрыл» резко дернуло вниз, и он потерял управление… неконтролируемое падение… рывок - ремни безопасности впились в его тело, а сознание потемнело.

***
- Люк! – вскрикнула принцесса, посылая в пространство паническую волну.

***
Её как током ударило, а визг принцесса затопил сознание.
- Джейд! – выдернул её начальник. - Что с Люком?
Она видела и слышала и всем телом чувствовала волнение Повелителя Тьмы так, как будто он стоял в метре от неё, не скрывая свои эмоции за ментальными щитами.
«Откуда я знаю», - хотела ответить она, но даже сдавленно простонать не смогла. Встряхнула голову, она сделала запрос в центр, открывая окно, и цепляя присоску, готовясь спускаться вниз снаружи здания. Адреналин стучал в висках, а в груди стало давить, она уже чувствовала, что со Скайуокером что-то случилось. Холод тут же привёл её в чувство, пока она спускалась до нужного этажа. На комлинк пришёл отчёт о ситуации.
«Жив» - на свой страх и риск, отчиталась Мара начальству, думая, что делать.

***
Температура на мостике уже была около нуля, адмирал убрал руки за спину, чтобы спрятать их дрожь. Он не знал, что так злило Лорда, но чувствовал его ярость всем телом. Приказы стали короче и чётче, ситуация в космосе говорила об их успехе, но недовольство главкома заставляло всех шевелиться ещё быстрей. В течение семи минут настроят связь с поверхностью столицы, как только это произойдёт, адмирал отдаст приказ о спуске наземных сил.
- Сообщить командиру: я спускаюсь с ними, - резко приказал Лорд, и, закручивая полы своего плаща, развернулся, чеканя шаг, покинул мостик.
- Есть, сэр, - Пиетт выдохнул, подавляя желание проводить начальника взглядом.
К этому он никогда не привыкнет.

***
- Соло, это Джейд, мне нужна помощь!
- Мне тоже! – отозвался генерал, пытаясь скинуть с хвоста две ракеты.
- Надо вытащить Скайуокера, пока он жив! – голос рыжей бестии был похож на гортанный враждебный хрип. – Отвлеки авиацию.
- Я и так пытаюсь…
- Не в том секторе...
- Джейд! Мать твою!
- Хэн! - попыталась вмешаться Лея.
- У меня нет поддержки с воздуха, Соло! – не унималась Джейд, деря глотку. - А если я в течение кротчайшего времени, не вытащу вашего друга из-под завалов, то он, скорее всего, задохнётся…
Да он и сам понимал, что малыша надо вытащить, но пока они на прицеле у ракет, то ничего путного…
- Кидай координаты! Чуи пристегнись!
«Я и так пристёгнут!» - взревел прямолинейный вуки.

***
Две башни, держащие последний рубеж орбитальной защиты Корусанта, пали, позволяя крупным крейсерам появиться в небе столицы. Силы вторжения увеличивались, давая отпор гражданской обороне, разрушая установки и ведя плотный огонь по движущимся силам. Приказов от главного командования не поступало, но командиры продолжали держать оборону, из последних сил стараясь отстоять Центр Империи.
Воздушное пространство всегда занятой, деловой и высокомерной столицы превратилось в поле боя. Впервые за всю историю Империи, а до неё Республики, планета-город ужаснулась, увидев настоящую войну, - не по голонету, не на словах, а над своей головой и над домами. Граждане верхних уровней бежали вниз, вглубь, стремясь скрыться с открытого пространства, спрятаться под вековыми слоями нижних уровней, понимая, что столица уже пала. Жители Центра Империи не были готовы к такому, считая, что и на этот раз кровавое сражение обойдёт их стороной. Но не обошло, не сегодня, не сейчас.

***
Выжав торможение, выведя разворот штопора вверх, а потом на резкий поворот, Корран восстановил управления «крестокрылом», пытаясь прийти в себя. Его тошнило, мутило, и в глазах ещё мелькали звездочки, Свистун бесконечно что-то лепетал, но слышал его пилот, как сквозь воду.
- Что случилось? – но астродройд не успел ответить на этот вопрос, зафиксировав движущуюся к ним ракету, уводя истребитель с её траектории. Хорн попытался сосредоточиться на управлении, не чувствуя коммандера, и не видя их сигнала на мониторе, - где «Проныра-главный»?
Приказ пришёл от генерала Соло, выдавая новую задачу, переводя его под командование «Чёрного - лидера».
- Великая Сила… что случилось?

***
Над ней пролетел «Тысячелетний сокол» таща на хвосте две ракеты, пять истребителей и пару-тройку флаеров. Остальные фронтовики, летали с таким же эскортом, в попытках прорваться к другим башням. Джейд вскинула голову к небу, осматривая ситуацию: дело дрянь! Стоит только показать значимость сектора, и весь огонь будет сосредоточен на нём. Отряд мед. помощи с капсулой уже ждал в паре кварталов от точки, и ей осталась самая малость: вытащить Скайуокера из-под завалов самой, под видом гражданской. Молясь Силе, чтобы корабль не взорвался…
- Р2! – попыталась она связаться с дройдом, в слабой надежде, что он-то должен быть на связи.
К её счастью, астродройд отозвался слабым звуковым всхлипом. Определив координаты, она кинулась вперёд, спуская к правой части разрушения. Дройд смог даже обозначить их координату под завалами:
- Р2, что со Скайуокером? Купол пробит? – подбегая к указанной точке, она увидела кончик носа «крестокрыла». – У него есть кислород? - дройд отвечал сдавленными стонами, и, судя по мало разборчивому переводу – он не знал. Мара кинулась, разгребать в ручную, понимая безнадёжность этого занятия. Но подогнать сюда даже маленький погрузчик не привлекая внимания не получится… А тусклое сияние Скайуокера стало похоже на слабую пульсацию останавливающегося кровоснабжения…
Если она что-то экстренно не придумает, то Скайуокер… Люк… умрёт там…
«Так, стоп. Давай без этой фигни, а?» - приказала она себе, напрочь закрывая и вырубая любые посторонние чувства, эмоции в себе, стирая уже навернувшиеся слёзы на глазах. Вот бабской истерики сейчас и не хватало!

***
«Сокол» тряхнуло от очередного попадания, ещё пару таких выстрелов и их щит сядет. Хэн взглянул на оперативную диспозицию их сил: подкрепление к ним прибыло, только толку от этого. В воздушном пространстве пока толпились крейсера мон-каламари, которые вели точечный обстрел, боясь начать крупные бомбардировки жилых кварталов. Настоящее сопротивление баррикадировалось в зданиях, которые отстреливаются и при необходимости уходят на нижние уровни. А оттуда пехота устанет их выколупывать. Но Хэн откинул эти мысли, влетая в уже поредевший ряд патрульных машин, подставляя их под плотный огонь дройдов-перехватчиков.
- Ситх! Когда они устанут и поймут, что уже проиграли!
- Когда правительство подаст сигнал и выйдет встречать победителей.
- Ты думаешь, у кого-то там духу на это хватит?
- Они должны, - настаивала Лея, - иначе в здание правительства зайдут штурмовики и выведут их оттуда силой.
- У них там много охраны?
- На сутки боя хватит.
- Я надеюсь, у Джейд есть план...
- Есть, – уверенно заявила принцесса.
Ему уже было наплевать, знает она это или пытается его обнадёжить, главное, чтобы малыша вытащили.
- Чуи поднажми.

***
Совсем рядом шёл обстрел, слышались крики, возгласы, свист пролетающих кораблей мигалки полицейский флаеров, выстрелы, взрывы, пыль, скрип, грохот, слёзы… собственные слёзы на глазах. Она выпрямилась, смотря на железный корпус крестокрыла, чувствуя ещё слабое биение сердце там внутри, под завалами. Она никогда этого не делала, сама, в одиночку. Она не знала получится ли у неё, но на сомнения не было ни времени, ни эмоций, ни желания. Она закрыла глаза, сосредотачиваясь на пульсирующим, как рана, сиянии Люка, выставила вперёд руки, и поток энергии тёплым ощущением свернулся около её ладоней. Сила пронизывала всё: воздух, камни, железо и пластик… Неведомое ранее ощущение присутствия всего внутри, и её везде… и потоки… тысячи и миллионы тончайших потоков, которые пронизывают всё и создают всё… переплетаются, формируют и управляют. Сложнейшим узором она ощутила сама себя в огромном рисунке Силы, определяя себя и отличая, отмечая полезные для неё линии… чтобы перехватить потоки, чтобы направить их… по кусочкам поднимая тяжёлые плиты, балки, глыбы… Она боялась открыть глаза, чувствуя, что защитный купол истребителя пробит, что вероятнее всего…
- Спасательную капсулу сюда, - ей не нужны были руки, чтобы включить наушник с комлинком, ей не нужны были глаза, чтобы видеть запрокинутую голову в шлеме, ей не нужны были уши, чтобы слышать слабое дыхание джедая и волнительный стон астродройда. Она уже и так знала, что за её спиной подводят мед. капсулу, что ей надо только аккуратно поднять Люка, не допуская лишнего движения его бесчувственного тела и уложить в спасательную колыбель. Не много, совсем чуть-чуть… чуть-чуть, чтобы ощутить его бьющееся сердце, под сломанными рёбрами… и испугаться за разорванный рисунок некогда чётких линий…
… всё будет хорошо…

***
Кореллианские, мон-каламарские крейсера с символами Альянса, Союза, Кореллии затмили небеса Корусанта. Над всеми центральными площадями планеты угасли символы Империи и Нового Порядка. Теперь над ними развивались разноцветные флаги новых правителей. На некоторых улицах столицы ещё шли бои, слышались выстрелы и взрывы, но на центральных проспектах тяжёлая техника уже спокойно чествовала в сопровождении военных легионов. Официальный приказ о капитуляции Империи прозвучал уже глубокой ночью, когда пятьсот первый легион вскрыл последние защитные заслонки Имперского Дворца, а из здания Сената вытащили трупы всех гранд-моффов.

***
Заранее заготовленная речь Мон Мотмы для голонета была воодушевлённой, успокаивающей и полная искренних намерений. Чандрилианка выступала на пороге дворца Империи, над которым в прямом эфире активировали флаг Альянса.
Ей стало тошно, и Мара переключила канал, где та же самая Мон Мотма продолжала своё официальное обращение с таким видом, как будто это она сама тут пятеро суток столицу отвоёвывала. Джейд щёлкнула переключатель - новость дня всей Галактике, о которой трубили все СМИ: Корусант в руках повстанцев и сил Союза! И та же самая Мон Мотма обещала разораться с хладнокровным убийством всего кабинета гранд-моффов во время штурма, отказываясь брать ответственность за убийство.
- Заняться нечем? – задала риторический вопрос девушка, переключая очередной канал. Забравшись с ногами в гостевое кресло абсолютно серой и обезличенной приёмной в комплексе рабочих апартаментов Главнокомандующего Дарта Вейдера, Мара пыталась прийти в себя, стараясь не уснуть, и дождаться визита начальника. Адреналин ещё отдавался в теле, слабым мандражом. Она уже не могла стоять, её морозило, мутило, в голове звенели взрывы, только мысли продолжали аналитическую работу. Кто-то из медиков укутал её пледом, и вручил что-то горячее в стаканчике. От напитка ей становилось легче, и чтобы не выключиться, приходилось листать каналы, слушая официальную версию событий. Её штаб, который всё это время работал изнутри, уже был разобран и растворился, так как будто его и не было. Единственный отчёт о проделанной работе теперь хранился у Лорда Вейдера, послушав официальное заявление Мотмы, Мара взяла в руки комлинк, покрутила его, обдумала всё и удалила резервную копию. На всякий случай. Полки наземных сил вместе с легионом занимали свои базы, возобновляя полную боевую готовность всех военных точек, которые были под личным управлением и командованием Дарта Вейдера, на планете, во времена его служения Императору. Военные знали своё дело, и Маре осталось лишь дождаться отчёта с мед. центра. Ей было бы спокойней, если бы с «Исполнителя» спустился доктор Нерарс и сам взялся за лечение Скайуокера. Здесь она толком никого не знала и не доверяла. После перемен в лояльности Вейдера, большая часть его подчиненных была вывезена из столицы, но какая-то часть полностью запечатала его апартаменты, базы, крыло в императорском дворце, орбитальные станции и дворцы, и в режиме осады, ждала возвращения своего командующего. Эти люди заслуживали и уважения и доверия, и Джейд была уверена, Вейдер такую преданность не забудет. Но она, лично она, при возможности, подняла бы Скайуокера на «Исполнитель», и пока его состояние не известно, и нет прямого приказа главкома, рыжий секретарь власти решать такие вопросы не имеет.
Появление начальника в здании она почувствовала сразу, выключая голонет, и поудобнее сдвинула ноги, чтобы в момент его появления она смогла встать, но у неё это не получилось: Лорд зашёл в приёмную раньше, чем она рассчитывала, к счастью, махнул рукой, разрешая оставаться на месте.
- Хорошая работа, Джейд.
- Спасибо, Милорд, - хрипло ответила она, на такую редкую похвалу руководства. – Они планируют расследования убийства моффов провести…
Ситх прошёл вдоль приёмной, к её удивлению проходя до окна, по привычке закладывая руки за спину, рассматривая вид ночного города:
- Тебя это беспокоит?
- Немного… может, надо было оставить их до официального суда?
- Врагов надо убивать, а судить нас всех Сила будет, - уверено ответил Лорд, - расследование ни к чему не приведёт.
Он прибыл вместе со штурмовыми отрядами – это транслировали все каналы голосвязи, пока не прибыла Мон Мотма со своим официальным заявлением. Главком, как и ранее, никаких громких заявлений не спешил делать, подняв свои флаги и расставляя свои силы только вдоль своих объектов. Что, по сути, означало, что они уступают столицу бунтарям… Мару это не устраивало:
- Теперь отдадим им наш дом?
Голос был хриплым, и в интонации отчаянье, усталость накатывала с такой силой, что хотелось реветь. Она проделала работу, на которую у всей разведки Альянса ушёл бы месяц. И что теперь?
- Дом? - переспросил Повелитель Тьмы, как всегда заостряясь лишь на том, что ему интересно. – Что ты считаешь домом?
Покрутив тёплый стакан, она задумчиво ответила:
- Не знаю, родилась ли я здесь, но выросла я в Центре Империи, всё моё обучение проходило здесь, всё, что было когда-то у меня, было на этой планете. Корусант - мой дом. А для вас?
Он обернулся, задумчиво прошёл по приёмной, тяжело садясь на противоположный диван:
- Мне также неизвестно, где я родился, - механический бас звучал устало. - Первые мои воспоминания начинаются с выжженной песчаной пустыни. До девяти лет я был рабом на планете, которую даже не всегда указывают на картах Галактики, потому что мало кто знает о шлаках Дальних Рубежей. Там я начал взрослеть, а обучение проходить здесь, в Храме джедаев. Перед тем как попасть сюда, после пустыни, я был на одной планете, всего пару дней, но я всегда стремился вернуться туда, – Вейдер сидел напротив неё, впервые так откровенно и честно рассказывая о себе; Мара практически видела лицо, которое скрывала маска. – И какую из этих планет я могу считать своим домом? Та, на которой, я, возможно, родился, но потерял мать? Или Корусант: огромный город, который пропитана всем тем, что я призираю? Или возможно, та, на которой я пробыл меньше всего времени, но на которую хотел вернуться в течение всей Войны Клонов?
Планеты, о которых говорил ситх, она точно была на них, она чувствовала знакомое ощущение в странной интонации механического баса. Если ей дать время, чуть-чуть отдыха, возможно, она бы смогла вспомнить названия их.
- Порою мне, кажется, Милорд, что ваш дом на «Исполнителе», - не задумываясь, ответила она.
- Да, «Исполнитель» великолепно играет роль моего временного убежища. Но вряд ли он когда-либо станет моим домом, – согласился Вейдер. Он снова поднялся, пройдясь по приёмной в направлении окна. Лорд очень стремился скрыть своё волнение за сына, настолько хорошо, что в Силе было абсолютное спокойствие, только ситх не мог найти себе место, уходя в рассуждения вслух, что было ему не свойственно. А Мара определила для себя это новым этапом его доверия к ней. - Потому что дом, это не конкретная планета, это то место, куда ты хочешь вернуться, а вернувшись остаться. И это место может быть даже рядом с человеком. Ты уверена, что хочешь здесь остаться? У тебя будет время подумать об этом, – не дал он ответить ей, разворачиваясь, сразу меняя тон на привычный деловой. - Я срочно вылетаю - необходимо проведать нового адмирала. Ты остаёшься моим официальным представителем, все штатские и военные под твоё командование. Вся резиденция, кабинеты во дворце и в Сенате – в твоём распоряжении. Юридический отдел уже получил приказ о восстановлении и возврате недвижимости и имущества. Ты проследишь за тем, что бы мне вернули всё - до последнего спидера и дройда.
Ей захотелось простонать, но не позволила себе этого, соглашаясь, кивнула – как будто у неё был выбор.
Лорд направился на выход, когда её комлинк запиликал:
- Лорд…
Он и так понял, что это сообщение из мед. блока, вскинув руку, и её комлинк оказался у него.

***
В коридоре его ждали адъютанты, командиры и лейтенанты со срочными отчётами, им пришлось отчитываться во время длинного перехода из приёмной в медицинское крыло. Лорд Главнокомандующий слушал их на ходу, так же раздавал приказы и распоряжения, делал переназначения и указы.
Не любил он Корусант, буквально ненавидел, и возвращение в этот улей политики и бесконечных проблем ничего хорошего не сулило. Через пару часов он планировал провести брифинг по результатам операции, но первичный диагноз врачей по состоянию сына:
«Закрытая черепно-мозговая травма, ушиб головного мозга со сдавлением острой субдуральной гематомой. Отёк мозга. Тупая травма живота, разрыв печени, внутрибрюшное кровотечение. Закрытые переломы 5-10 ребер слева, ушиб сердца. Перелом ключицы слева. Гемопневмоторакс», – понятно разъяснял, что он не сможет заняться работой, пока не увидит Люка, и пока не будет конечного удобоваримого вердикта по его состоянию.
Ему уже предоставили запись действий сына, и отчёт по случившемуся, но всё это не отменяло того факта, что сияние Люка нестабильно тусклое. И дурная мысль, которую всё же донёс до него старый Додона, теперь свербела у него в мозгу.
Потерять сына – он не был готов к этому, и отдавал себе отчёт, что никогда не будет готов лишиться Люка, и Леи тоже.
Все сопровождающие остались за дверьми медицинского крыла. Вейдер не спрашивал разрешения врача, и остановить главкома никто даже не пытался. Пройдя все процедуры стерилизации, он вошёл в палату, где на кровати, среди различной аппаратуры, и дройдов- сиделок, лежал сын. Две бригады хирургов, работающие одновременно, уже закончили. Сейчас они должны отчитаться перед глав. врачом, и минут через десять, Вейдер узнает о конечных результатах. Торопить врачей уже не имело смысла. Уже всё сделано и проведено, а то, в каком состоянии Люк, он видел сам.
Он сам не раз получал тяжёлые травмы и имел повреждения, которые диагностировали и как черепо-мозговая, и как отёк мозга. Вейдер знал степень риска и последствия после них. Правда это было давно, в шальной молодости, в основном во времена Войны Клонов, когда его ещё не защищали доспехи и шлем. В памяти всплыл момент, один момент, который он никогда не забывал, но прежде и не вспоминал…
…белые стены, и адская головная боль. Больно, неудобно, жарко и холодно одновременно. В голове сотни картинок, звуков и шума, который он опознавал как взрывы. Это война его доконает, скользнула разумная мысль где-то между невесомостью и поверхностью. Сосредоточится, собраться, отключится, упокоится, утонуть в Силе…
- Энакин, - позвал его усталый голос, и всё успокоилось. Одномоментно, и здесь. Он даже смог приоткрыть глаза, чтобы увидеть, как напротив него, в каком-то кресле, укутанный чем-то похожим на одеяло, сидел бледный Оби-Ван. Наставника тоже зацепило, ему сильно досталось. Он точно не помнил, но в памяти проскальзывали туманные воспоминания учителя без сознания, а потом спасательная капсула…
- Как Вы? – он попытался поднять голову, от чего боль вернулась с новой силой, и стон вырвался из гортани.
- Тише-тише, - шёпотом проговорил наставник, ложа прохладную руку ему на голову, успокаивая боль с помощью Силы, - тебе нужен отдых.
- Что случилось?
- В беспамятстве ты не удержал Силу, и повредил несколько дройдов и какую-то аппаратуру, - магистр выглядел на десяток лет старше, он очень устал, ему самому нужен отдых и покой.
- Я не хотел…
- Знаю, но теперь здесь не могут помочь тебе. Через сутки должен прийти транспортник, и тебя эвакуируют на крейсер. Я надеюсь, всё пройдёт гладко.
- Я не оставлю Вас одного…
- Отдыхай, Энакин, - он направил поток Силы, в слабой попытке угомонить нерадивого ученика, - ты поможешь мне, если поправишься…
- Я и здесь поправлюсь.
- Отдыхай…
Около трёх суток наставник не отходил от него, поддерживая Силой, стараясь исцелить, хотя это никогда не было его сильной стороной и отнимало огромное количество сил. В запланированное время транспортник так и не смог пробиться сквозь сепаратистскую блокаду. Через трое суток, придя в сознание, он только узнал, что от контузии на время потерял и слух и способность говорить…
Многое произошло после, и Мустафар смыл значимость для него того момента, но время вновь подняло то, что для него действительно важно. Он помнил тот момент, и помнил, насколько важно для него тогда было, что Оби-Ван был всё время рядом. И оглядев Люка, он пододвинул стул, решив всё для себя.
- Все отчёты и запросы в письменном виде, - как можно тише приказал он, активируя свой комлинк, который раньше использовал только для связи с детьми, на общую чистоту. – Доктора Нерарса спуститься на планету. Вылет из столицы, после официального разрешения доктора Нерарса о возможности транспортировки коммандера Скайуокера.

***
Посольство планеты Чандрилы потерпело ряд изменений, но основное месторасположение и строгие архитектурно-стилистические очертания не потеряла. Мон Мотма прошла по огромным залам, чувствуя характерную свежесть и сладковатый аромат менархии. Нынешний сенатор любезно согласился уступить её прежний кабинет, куда уже переносили её вещи. Её служба безопасности во главе с генералом Мадиной уже выставили охрану и проверяли общую систему наблюдения. Она решила, что эту ночь проведёт в своих апартаментах. Теперь наступило время её настоящей войны, она сможет полноценно вернуть своё влияние, и получить предназначенное для неё место во главе Новой Республики. И Амидала не сможет ей в этом помешать.

Сообщение отредактировал Ариша - 25 Октябрь 2015, 21:14


--------------------
"Ели у вас нет ног - бегите...
Если у вас нет надежды - творите..."
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
innatemnikova
сообщение 25 Октябрь 2015, 20:12
Сообщение #772





Гость






Интересная напряженная глава..
Хочу отметить Дармин, мать Альянса, все ради цели
Цитата
В тронном зале, помимо выключателя, должно храниться что-то такое, ради чего Вейдер готов собственного сына отправить на лобовое столкновение с защитной системой, чем допустить нас к этому.

то как она это говорит, как будто не ее сын, ни она его выносила и рдила. Могла ведь вмешаться, опять не вмешалась победа Альянса важнее, и если надо она пожертвует детьми не в первый раз
Интересная история у Додоны
Цитата
- Я, возможно, не так одарён, как Вы, Милорд, и Ваш сын, но в своего, в тот день, я верил так же. И потерял.
- К чему это сравнение? – раздражение ситха уже заполняло его кабинет.
- К тому, что наши дети порою уходят раньше нас, а наша самоуверенность, приближает этот момент.
- Если Вы вините себя в смерти своего ребёнка, то да, Вы в этом виноваты, и желаете мести?
- Я не ситх, чтобы мстить, перекладывая свою ответственность на других. А Ваш сын, по стечению обстоятельств – отличный парень, с превосходными способностями к командованию, пилотированию и тактическими данными. Я уже не говорю об его одарённости и вероятном великом будущем, если Вы не загубите его.

Вот в этот момент я поняла, что Люк вляпается.
Цитата
белые стены, и адская головная боль. Больно, неудобно, жарко и холодно одновременно. В голове сотни картинок, звуков и шума, который он опознавал как взрывы. Это война его доконает, скользнула разумная мысль где-то между невесомостью и поверхностью. Сосредоточится, собраться, отключится, упокоится, утонуть в Силе…
- Энакин, - позвал его усталый голос, и всё успокоилось. Одномоментно, и здесь. Он даже смог приоткрыть глаза, чтобы увидеть, как напротив него, в каком-то кресле, укутанный чем-то похожим на одеяло, сидел бледный Оби-Ван. Наставника тоже зацепило, ему сильно досталось. Он точно не помнил, но в памяти проскальзывали туманные воспоминания учителя без сознания, а потом спасательная капсула…
- Как Вы? – он попытался поднять голову, от чего боль вернулась с новой силой, и стон вырвался из гортани.
- Тише-тише, - шёпотом проговорил наставник, ложа прохладную руку ему на голову, успокаивая боль с помощью Силы, - тебе нужен отдых.
- Что случилось?
- В беспамятстве ты не удержал Силу, и повредил несколько дройдов и какую-то аппаратуру, - магистр выглядел на десяток лет старше, он очень устал, ему самому нужен отдых и покой.
- Я не хотел…
- Знаю, но теперь здесь не могут помочь тебе. Через сутки должен прийти транспортник, и тебя эвакуируют на крейсер. Я надеюсь, всё пройдёт гладко.
- Я не оставлю Вас одного…
- Отдыхай, Энакин, - он направил поток Силы, в слабой попытке угомонить нерадивого ученика, - ты поможешь мне, если поправишься…
- Я и здесь поправлюсь.
- Отдыхай…
Около трёх суток наставник не отходил от него, поддерживая Силой, стараясь исцелить, хотя это никогда не было его сильной стороной и отнимало огромное количество сил. В запланированное время транспортник так и не смог пробиться сквозь сепаратистскую блокаду. Через трое суток, придя в сознание, он только узнал, что от контузии на время потерял и слух и способность говорить…
Многое произошло после, и Мустафар смыл значимость для него того момента, но время вновь подняло то, что для него действительно важно. Он помнил тот момент, и помнил, насколько важно для него тогда было, что Оби-Ван был всё время рядом. И оглядев Люка, он пододвинул стул, решив всё для себя.
- Все отчёты и запросы в письменном виде, - как можно тише приказал он, активируя свой комлинк, который раньше использовал только для связи с детьми, на общую чистоту. – Доктора Нерарса спуститься на планету. Вылет из столицы, после официального разрешения доктора Нерарса о возможности транспортировки коммандера Скайуокера.

А вот за это огромнейшее спсибо, это было написанно так, что чувствуешь и веришь thumbsup.gif yes.gif
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
bhairavy
сообщение 5 Ноябрь 2015, 11:49
Сообщение #773



Иконка группы

Группа: Обитатель
Сообщений: 255
Регистрация: 30 Май 2012
Из: Оренбург
Пользователь №: 9102



О, Марочка не собирается подумать о том, рядом с кем ее дом?
Амидала жууууткая у Вас все-таки

Сообщение отредактировал bhairavy - 5 Ноябрь 2015, 11:49
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Kat-Arva
сообщение 7 Ноябрь 2015, 00:11
Сообщение #774



Иконка группы

Группа: Обитатель
Сообщений: 357
Регистрация: 16 Ноябрь 2012
Из: Санкт-Петербург
Пользователь №: 9196
Раса: Фикрайтер



Как и предполагалось, взятие Корусанта обернулось широкомасштабным эпиком и крутизной, которой участники действий могут гордиться.

Здорово прописан контарст между атакующим крылом и мостиком "Исполнителя". Шальные, горячие парни, пробивающие слои планетарной защиты, и градус эмоций и температура воздуха на бешеной скорости соответствующие - творим невозможное в режиме подвига. Бормотание Хана, как он в этот раз умудрился в такое влезть, и то, что "как обычно" = "настолько плохо", очень хорошо это показывают.
И в то же самое время спокойно, равнодушно даже, подавляется флот Империи Эскадрой. И показатели термометров ближе к нулю. Очень хорошо ложатся в это настроение мысли Яна, усталые и отдающие болью старых ранений. Особено к месту сравнение рыцаря Скайуокра с Лордом Вейдером, вся юность и запал - они сейчас в атмосфере Столицы, а опыт и холодный расчет на орбите. И взгляд за маску, как отца, отправляющего своего ребенка на миссию, с которой он может не вернуться.

Переходя на личности, пара слов о Пиетте. Очередное сражение, которое войдет в галактическую историю... подумаешь) но при этом с человеческой стороны его нервирует Додонна, и возвращает к концентрации начальник. И мысли о итоговом количестве прорвавшихся кораблей, с опитимистичным налетом Катисси).

Хан большой молодец, это, конечно, был прорыв камикадзе, но наконец-то серьезная операция под его командованием. И главком, признавший за ним ответственность!
Кусочек про перевод Леи стрелком... Здесь в голову пришло сравнение влюбленного кореллианца с хаттом на диете, и вывод, что Соло хуже их вместе взятых, потому что, мне кажется, он и сам не знает, где лежит предел того, на что он готов пойти ради близнецов и принцессы в частности.
А ее возвышенность что-нибудь такое могла попытаться выкинуть, и родителю действительно не до нее было бы.
Ну и так как долг превыше всего, когда Соло увезет близнецов, и те очнутся, невесело ему будет...

Мара тоже молодец) Кажется, ей совсем не сложно было провернуть всю диверсионную деятельность, только по возмущению на Мотму что-то такое чувствуется, и в разговоре с начальством... На счет кандидатур, кто раньше нее влез в тронный зал - никак Арти постаралась? - что-то про нее в ходе действий ничего кроме диалога с Додонной не было; или последний привет императора... Ладно, не будем гадать. Главное, на счет Люка Джейд уже спалилась, так что ждем выздоравления светлячка.

Вейдер ошибся на счет поля, это неожиданно, как и оценка его великолепной актерской игры. А те планеты верные фанаты во сне могут перечислить happy.gif Но по настоящему важный момент, который "не забывал, но и не вспоминал", когда с ним раненным Оби-Ван сидел, и решение сидеть рядом с Люком... такой пунктирной линей отсылка к Мустафару во второй части, прошлое в прошлом с обманами и обидами, а в настоящем дети, которых он не готов потерять. Дети, которые слишком яркие и сильные, чтобы где-нибудь тихо сидеть и ждать, пока галактику поделят.

Люк же - большой мальчик, на больничной койке оказался в последствии собственного решения, и этот опыт в обучении других ему пригодится, главное, в итоге все живы, и что-то для себя извлекли. А Хорну он потом объяснит, что произошло, и что такое иголка)
В ходе прорыва татуинец еще раз себя показал, тут и так все ясно и понятно. И, да, ирония ситха, одного серьезно поддерживающего идею создания академии джедаев, мимо нас не прошла)

И Мотма, она мне действительно нравится. Целеустремленная, волевая дама, которая знает, чего она хочет, зачем она этого хочет, и кого на пути к цели подвинет. На фоне мутной Амидалы особенно)


Спасибо за этот кусочек вкуснятины, и
да пребудут с тобой винда и свободное время.)

Сообщение отредактировал Kat-Arva - 7 Ноябрь 2015, 00:12


--------------------
Ученье - свет, а неученых - тьма.(с)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Ариша
сообщение 27 Ноябрь 2015, 20:24
Сообщение #775



Иконка группы

Группа: Бывалый
Сообщений: 1293
Регистрация: 8 Май 2011
Из: Челябинск
Пользователь №: 8905



5 глава 1 часть


Огромный купол здания Сената, как и прежде, возвышался над центральным регионом столицы Корусанта, оставшись не тронутым во время сражения. Монументальное строение пережило уже не одну смену власти и режимов. И Падме Амидала Наберри была уверена, что переживёт ещё столько же. Длинные коридоры сохранили свою сдержанно-богатую красоту, совмещая в себе невероятное противоречивое сочетание роскоши и минимализма. Красное оформление с металлическими вставками – классически присутствовали в бесконечных коридорах и кабинетах. Гербы Империи, флаги и другие государственные символы уже были сняты и убраны. Остались лишь чёрные элементы в общем интерьере и в оформлении. К её удивлению дух Империи уже давно покинул это старое здание, только люди в форме ещё напоминали о прежнем режиме. В Сенате их никогда не было так много, представители различных систем предпочитали иметь свою охрану, которые носили форму, принятую у них на родине, а нынче в каждом коридоре стоял охранник с символами Альянса и старой Республики, заставляя местных рабочих оглядываться и нервно перешёптываться. Усиленная охрана сейчас была необходима, так как на нижних уровнях ещё продолжались бои. Но Падме это уже не волновало, результат этих сражений – это вопрос времени, и количество жертв, которых и так было предостаточно. Идти на переговоры имперцы отказывались, яростно сражаясь за уже мёртвую идею. Узурпация всегда встречалась с более агрессивным сопротивлением, чем любые перевороты или принятие ключевых и системообразующих реформ. Гром аплодисментов, под который умирала демократия, ещё отдавался эхом в её ушах. Она помнила тот день, тот роковой день, когда всё изменилось – резко, неожиданно и ярко, как полыхающий огонь, сжигающий старые устои. Она остановилась около иллюминатора, посмотрев туда, где раньше стоял Храм Джедаев с его высокими шпилями. Теперь на его месте возвышался пирамидальный свод Имперского Дворца. Здание, воздвигнутое на руинах Храма, подавляло всё пространство, закрывая собой весь горизонт Корусанта, его чёрная основательность говорила о нерушимости и долговечности Нового порядка. Но и сейчас, как много лет назад, солнце заходило за него, символизируя закат прежней эпохи, потому что ничто не может быть вечным.
Всё течёт и всё меняется, время не щадит никого.
Как и прежде она шла по бесконечным алым коридорам в одеянии представителя Набу, но уже скрывала голову фиолетовым капюшоном, тяжело опираясь на серебряную трость. Это здание всегда заставляло её сосредотачиваться на работе, погружало мысли в пучину нескончаемых государственных забот, которые стали для неё образом жизни и концентрировали всю её на общее благо, но и это претерпело изменения. Она пришла сюда, чтобы сосредоточиться на предстоящей работе, обдумать сложившуюся ситуацию и разработать собственную стратегию, но мысли о сыне не оставили её у порога Сената. Самоконтроль и выдержка, наработанная десятилетиями, сдавала, эмоции начинали брать верх, и туманили разум.
«Старею», - решила она, в тысячный раз обдумывая возможность полёта за «Исполнителем» и возможность взятия под контроль лечения Люка.
«На всё веление Силы», - говорили джедаи до того, как их уничтожили. Возможно, это и была воля Великой Силы, чтобы дать Галактике заново переосмыслить древнюю мудрость и приевшиеся ценности. Возможно, Сила хотела дать Ордену новую жизнь в лице молодого, не обученного и светлого сына ситха? Путь становления джедая, как и становления мужчины, и в целом человека, как оформившейся личности, очень сложен и жесток. И смерть – это не самое жестокое, что может случиться с живым существом на этом пути. Она видела, что бывает, когда повреждён мозг, она знала, что последствия полученных травм для Люка могут быть непоправимы. И так же, что он может вернуться и восстановиться практически полностью.
- Это фуранская рулетка, мэм, - ответил на её вопросы доктор Казам, нейрохирург, лучший в своём деле, главный специалист, которого она подобрала в штат «Лусанкии».
«На всё воля Силы» - в тысячный раз вспомнила она слова джедаев.
Воля Силы была и на то, чтобы она снова осталась вдали от сына, но вместе с дочерью. Она разминулась с «Исполнителем» на пару часов. Получив разрешение от врача, Вейдер забрал сына и улетел на Дальние рубежи. Куда конкретно он направился, Альянсу не было известно, но Падме могла это узнать, и отправиться следом, но… Вместе с новостями с Корусанта, она получила и подробный диагноз Люка, со всеми сканами и снимками, пока «Сестра Милосердия» меняла курс в столицу, она шла к доктору Казану, перебирая в уме варианты, на каких основаниях лечение командира Скайуокера должно проходить под вниманием специалистов Альянса. Генерал Соло провёл отвлекающую операцию, для того, чтобы Джейд вытащила Люка из-под завалов. Но первую помощь оказывали врачи Вейдера, и после, его доставили в реанимацию в лазарет Вейдера. Забрать что-то у ситха всегда было очень сложно, а сына…
- В данной ситуации, я порекомендую Вам оставить пациента под наблюдением врачей, которые первоначально проводили осмотр и первичную медицинскую помощь, - изучив диагноз и состояние пациента, ответил Казам, - транспортировка пациента в таком состоянии опасна, – пролистал документы, посмотрел подписи и добавил: - Доктор Нерарс в нашей среде имеет репутацию, не только высококвалифицированного специалиста, но и руководителя умеющего выбирать лучших и талантливых врачей.
Падме знала, что доктор Нерарс получил должность главного врача «Исполнителя» сразу после того, как разрушитель получил статус флагмана флота Дарта Вейдера. Доктор и до этого, долгий период времени работал в медблоках, на станциях и кораблях под командованием Повелителя Тьмы, и был на хорошем счету у начальства. Рядом с ситхом мало кто задерживался, а кто оставался в его подчинении больше десяти лет заслуживал особого внимания и даже уважения. Но Падме это не успокоило, а новость, что «Исполнитель» ушёл в гиперпрыжок с Люком, вызвала у неё истерику. Она тратила бесценное время для того, чтобы хоть как-то прийти в себя и привести себя в порядок, чтобы суметь спустится на планету, встретиться с дочерью и с Мон, и разобраться в нынешней ситуации. Вейдер отправил ей копию отчёта по наблюдению состояния сына, с обещанием докладывать об изменениях, но только после выхода из гиперпрыжка. Лея сообщила, что с Люком полетел и генерал Соло, что означало, что если она улетит сейчас, то дочь останется одна в нестабильной столице, посреди разгорающегося политического сражения. Она нужна дочери, здесь и сейчас.
Вейдер не отойдёт от Люка, пока его состояние не пойдёт на поправку; в отличие от неё, он мог повлиять на его состояние через Силу. Падме знала, что это возможно, а так же, что это не конёк мужа, но и не забыла и о том, что именно с его приходом Лея вышла из того страшного состояния. И что только благодаря ему их девочка, снова в порядке и вернулась к полноценной жизни, восстановив свою работу и состояние практически до идеального. А возможно, даже улучшила.
Глубоко вздохнув, она пришла к выводу, что стены Сената ей больше не помогут, и направилась на выход.
Жизнь Сената не изменилась с захватом столицы, и сенатор Рускус, как всегда шёл в сопровождении своих помощников, которые закидывали его важными вопросами и предложениями, он передал деку, посмотрев вперед. Ему на встречу не спеша шла женщина, опираясь на трость; сенатор сразу признал одеяния посольства Набу, а лицо… Он провёл женщину взглядом.
- Сенатор? – окликнул его советник. - Что-то случилось?
Он сморгнул:
- Ничего, кажется, мне нужен отдых, а то призраки уже мерещатся в этом кавардаке.

***
Выйдя из душа, она посмотрела в окно, осознав, что сейчас вечер. Переговоры с властями, с местными чиновниками и бизнесменами, посещение госпиталей, мест сражений, воинских частей, и мест для пострадавших мирных жителей, так же вопросы с компенсацией, восстановлением жилых кварталов, и урегулирование с согласованием размещение временных сил безопасности, настолько заполнили ей голову, что она уже не осознавала, какое время суток сейчас. Она ела, когда уже желудок требовал, спала, когда уже падала с ног, а душ принимала, как только получалось зайти к себе, чтобы переодеться к мероприятию. Будь Хэн здесь, то она бы уже получила в тык, и насильственным путём была уложена в кровать, но он улетел вместе с Вейдером, следить за лечением Люка. В медицине Соло понимал меньше, чем она, но его присутствие рядом, когда брат начнёт приходить в себя, будет намного полезней, чем будь он здесь. Хотя его помощь ей бы не помешала. Открыв гардероб, она вытащила первую попавшуюся свободную кофту, натянула штаны, попросила домашнего дройда налить ей кафа и чего-нибудь перекусить, залезла на тахту с ногами, погружаясь в информацию на деке.
Во время курса реабилитации отец порекомендовал раз в сутки один час уделять медитации, Лея не верила, что ей это может как-то помочь, но ввела это в привычку. По прибытию на Корусант, у неё совершенно не было времени на это, а сознание требовало покоя. Трое суток назад, она сама не заметила, как во время изучения очередных отчётов, погрузилась в медитацию, и удивилась, насколько легче ей стало после. Её эффективность возросла, голова больше не болела, а создание работало как компьютер. Слияние с Силой придавало спокойствие, уверенность и расслабляло. Возможно, в этом и заключался секрет такой высокой работоспособности Лорда Главнокомандующего?
В дверь позвонили, вставать ей не хотелось, она только уселась, как ей удобно, только съела канапе, позволив себе мусолить во рту шпажку так, как не полагается девушке в её статусе и с её воспитанием, и посмотрев на гостя через командное управление, открыла дверь.
- Приятного вечера, - поздоровалась мама, проходя в комнату, оценивающе смотря на дочь, - принцесса.
Лея исподлобья посмотрела, почувствовав в тоне всё её негодование, по поводу её любимых, таких потайных привычек, которые она с таким удовольствием выпустила наружу, будучи на «Исполнителе». Её всю сознательную жизнь воспитывали как принцессу, выбивая всё ненужное. «Не выбили,» - ухмыльнулся в первый раз Соло, заметив за ней привычку грызть шпажки, опускать всё лицо в воду, когда умывалась, пить из под крана, и лежать на половину свесившись с кровати. Капитана они забавляли, он даже поощрял их, что позволило ей отпустить титановый контроль над собой. Мама же не переносила их - мягко, жёстко, объяснениями, замечаниями пыталась исправить в ней это. Будучи маленькой, Лея верила, что мама права, что это необходимо, что в их кругах даже недопустимо. Она и сейчас понимала, что допустимо, а что нет.
- В чём ты? - сдержанный, спокойный, и ненавязчивый тон, который был способен смять сверхпрочные основы любого здания или корабля.
Лея осмотрела себя: чёрная свободная кофта с рукавами, тёмно-бордовые домашние штаны свободного кроя. Ей пришлось немного обновить гардероб, ещё не все вещи привезли, поэтому открыв первый попавшийся каталог одежды, она заказала, первое приглянувшееся для дома. У неё не было времени ещё разбираться со своим домашним гардеробом. Официальных нарядов у неё была целая комната, как и различных форм, но вот простой одежды – нет.
- Я дома, - не спуская взгляда, ответила она, только сейчас понимая, что одела то, что в детстве было запрещено, но сейчас она уже не видела в этих запретах смысла.
- Лея…
- Я в своих личных апартаментах, и сюда входят только те, кого я хочу видеть, и выгляжу я в соответствии с уровнем нашего доверия.
Мягко, властно, и неоспоримо. Так, как всегда мог отвечать Энакин.
Падме глубоко вздохнула, присаживаясь в кресло. Её нога и так ныла не переставая, хотя по заявлению врача эта боль была уже больше психологической, чем физической. За столько лет, она настолько жёстко держала себя в руках, что её организм практически разучился чувствовать и дискомфорт, и любую боль или недомогание, но с этим ранением всё изменилось. Цельность оболочки, и физической, и душевной, треснула, держащая нить морального спокойствия была разрублена, как нерв в ноге. Но нерв сшили, закрепили и всячески стимулировали восстановление, то же она старалась сделать и с собой, но не получалось. Уже не получалось. И теперь любое её беспокойство, волнение и переживание сворачивались струной боли, которая проходила от лодыжки до позвоночника, и эхом отдавалась выше, по её держащему столбу. Она сделала глубокий вздох, попросила принести ей сладкого напитка, и ещё раз посмотрела на дочь. На её растрёпанные волосы, не до конца просушенные, которые всегда ложились как угодно, только не так как хотелось ей, заглянула в её упрямые глаза, смотрящие так прямо, как не полагается в их среде, и всегда чуть исподлобья. Резкие скулы и острый подбородок, а ещё характер и нрав, и заключительным аккордом чёрная кофта с тёмно-бордовыми штанами - именно то, что всегда носил её отец.
Падме улыбнулась, и пересела рядом с дочерью:
- Прости…
- Не говори мне, что я похожа на Вейдера! – прочла она чужие мысли.
Мама забрала у неё шпажку изо рта:
- Нет, Лея, у тебя повадки и привычки Энакина Скайуокера. Не думаю, что Лорд сидит и грызёт шпажки от канапе.
- Это потому что ему шлем мешает.
Лея намного спокойней стала принимать своё сходство с отцом, и поняла, почему мама столько лет выбивала из неё то, что у неё в крови.
- Да, принцесса моя, - с долей обречённости согласилась она на шутку, - шлем ему мешает.


***
Попадаться на глаза ситху ему не хотелось. Совершенно, но и оставаться в неведенье он тоже не мог. Собрав всё своё мужество, написав прощальное письмо Леи и Чуи, он отправился в мед. блок к Люку. Попасть к нему в палату было невозможно, и не потому, что его шлемоносный папочка развернул рабочий кабинет в смежном помещении, но и потому, что состояние коммандера определялось как стабильно тяжёлое. Хэну нравилось слово «стабильно» и расстраивало дополнение «тяжёлое». Его пропустили в приёмную, а затем и в смотровую, кто-то из замов главного дока, просветил его о состоянии друга, заверив о положительной динамике и о том, что мозг Люка, как и прежде, показывает стабильную и уверенную активность. После огромного количества операций, малыш держался молодцом, и если верить показаниям приборов, скоро уже должен прийти в себя. Это обнадеживало. Генерал просил сообщать ему обо всех изменениях, даже малейших, и уже намеревался вернуться, как к нему подошёл адъютант в форме, приглашая к Лорду на ковёр. Письмо, он, похоже, не зря писал.
Вейдер, заложив руки за спину, стоял напротив прозрачного стекла, за которым лежал Люк в окружении большого количества какой-то техники и дройдов, которые в любую секунду готовы оказать необходимую помощь. На пару секунд, Хэн даже забыл о присутствии ситха, пройдя до середины комнаты без разрешения, рассматривая помещение за стеклом. Но давящее дыхание Повелителя Тьмы быстро отрезвило его. В практически пустой комнате было трудно дышать, давящее спокойствие тугим колючим облаком повисло в воздухе; Хэну казалось, что любое неровное движение, и около его шеи затянутся сотни тонких и острых гаррот и не удушат его, нет, они просто разрежут его горло. Поэтому он выпрямился, подтянувшись по стройке «смирно», ожидая реакции Лорда.
- Как продвигается Ваш проект, генерал? – бас давил, а по спине пошли мурашки, но глубоко внутри, Хэн выдохнул.
- По плану, сэр.
- Согласно плану, Вы должны сейчас быть там с проверкой, или я ошибаюсь?
Внутри всё заледенело, ситх редко ошибался или тем более говорил об ошибках, и Хэн понимал, к чему клонит Повелитель Тьмы, снова чувствуя, как усиливается искусственная гравитация, пытаясь прибить его к полу.
- Да, Милорд, по плану, после захвата Корусанта, я должен был отправиться на проверку.
- И почему Вы здесь?
- Ответ перед Вами, сэр, - сдавленным голосом ответил он, - за стеклом.
Очередного вопроса не последовало, Лорд бездвижно смотрел на сына. Молчание затягивалось, и Хэну казалось, что диски в его позвоночнике смещаются, деформируя всё тело. Всё пространство сходило с ума от сложной комбинации мыслей и эмоций Повелителя Тьмы, и Соло порадовался, что он не одарённый этой их Силой, ему страшно было представить, как бы чувствовала себя Лея, стоя на его месте, или Люк… если бы был в сознании. На это бесконечное молчание, Хэн, кажется, уже поверил в их Силу и был готов смириться с её существованием. Он готов был даже поблагодарить её или просить, чтобы Люк пришёл в себя, если он выйдет из этой комнаты.
- После выхода их гиперпрыжка, Вы немедленно отправляетесь на инспекцию.
Прямой приказ главкома, и самый хороший вариант для Соло. Но Хэн, прекрасно знал, что его не зря отправили под трибунал.
- При всём уважении, Милорд, я незамедлительно выполню Ваш приказ, после того, как коммандер Скайуокер придёт в себя.
Это должно было разозлить ситха, и Хэн приготовился, вспоминая холод карбонита, но ответ прозвучал так же спокойно и подавляюще:
- Вы не на флоте Альянса, чтобы ставить условия, генерал.
- Да, Милорд, - сглотнул Соло, прочищая горло, - и я готов снять погоны, если мои условия Вас оскорбили. На правах штатского, я прошу Вашего разрешения находиться рядом с другом, до его возвращения в сознание.
От напряжения у него даже скулы в судорогах онемели. Не то что мышцы спины и ног, которые уже превратились в камень. Он ждал секунды, когда ситх резко повернётся, и сомкнёт свою руку в чёрной перчатке у него на горле.
«Это случится сейчас, - подумал Хэн, - или сейчас…», но время текло, а Вейдер стоял к нему спиной, ничего не делая.
- Вас лишили офицерского звания много лет назад, Соло. Погоны бунтарей не я давал, не мне их и снимать с Вас. Вам сообщат, когда в Вашем присутствии возникнет необходимость. Свободны, генерал.
- Спасибо, сэр, – выпалил Соло и вышел из комнаты. Пройдя коридор, он зашёл в пустую смотровую и уселся на кушетку. Сердце, которое, казалось, не билось всё это время, теперь грозилось пробить рёбра и выскочить наружу. Мокрая спина неприятно холодила, а руки дрожали. Древняя пословица про страх и слабое место, по всей видимости, не работали на ситхов, или Скайуокеров. Он видел ярость Вейдера, и это было на много легче, чем то, что творится в комнате сейчас.

***
Взглянув на состав лидеров Альянса, у неё порою складывалось впечатление, что женщины захватывают власть, и из равноправного общества, в скором времени, превратятся в матриархат. Не смотря на то, что она сама была представительницей женского пола, Мара женщин не любила и была против матриархата. Она уже за глаза насмотрелась и на выходки Мотмы, и на манипуляции Арти, и на резкие взбрыки Органы. У власти должны быть мужчины: с холодной головой и с железной волей. Но, поприсутствовав на первом собрании нового Сената, она поняла, что мужики просто молча захватывают Галактику, а женщины к этому действу сопроводительный текст ведут, большой и развёрнутый. Она так не умела. Она вообще ничего не умела, осознала Мара, когда на неё очередной раз кинулся представитель Минирии. Желание вытащить бластер и пристрелить его, уже было в районе бедра, на котором рука пыталась нащупать оружие, которого там нет. Но ещё чуть-чуть и она сумеет поймать в себе это сосредоточие ярости, и придушить этого сенатора!
Не удивительно, почему Вейдер так резко покинул планету, даже не присутствовав на первом собрании. И, по всей видимости, этим назначением, он решил и из неё выбить любовь к Корусанту и к политике заодно. Император был прав, распустив всех этих словоблудов по домам, и если бы Лорд захотел, он мог бы их всех поставить на место! Но она… она знала, как выглядит в глазах всех присутствующих, и понимала почему её не берут в расчёт и нападают: перебивая, закидывая вопросами, обвинениями, устраивая перекрёстный допрос, как в пыточной камере. На допросах ей было бы легче, чем стоя перед этой сворой…
Органа взяла слово, призывая к порядку. Контроль над дискуссий перешёл к Мон Мотме - чандрилианка была единственной, у кого получалось хоть как-то держать его. Принцесса, казалось, даже не пыталась перехватить лидерство, она выглядела задумчивой, но Джейд чувствовала её усталость. Арти, как всегда не было видно, Маре доложили, что она прибыла на борт «Сестры Милосердия». «Мать Альянса» выйдет в самый решающий момент, чтобы произвести максимальный эффект. А пока она не появилась, Мара не знала, куда отсюда деться, чувствуя себя девочкой для битья. Свою слабость она почувствовала сразу: она не привыкла, когда на неё смотрят тысячи глаз, и все они сосредоточенны на тебе. Это сводило её сума: она шпион, разведчик, она тень за спиной, она не выносит яркого света, на который её так резко вывели. Чувство растерянности, порою даже страха, теперь посещало её перманентно, но изо всех сил она держала его под контролем. Представляя, что за ней стоит огромная фигура Вейдера, только так она могла заставить свой разум работать. Ей не хватало подготовки, умений, информации, это было не её!
Уполномоченный посол Вейдера, который ранее представлял его интересы - Лорул Труш, пытался помочь ей в работе, проводя постоянные консультации, писав инструкции и разъясняя те или иные ситуации, но его усилия были напрасны.
- Я полный дилетант в этом! - подскочила Мара, на последней их встрече. - Я передам Вам полные полномочия по представлению Лорда в Сенате.
- Ваше назначение подписано самим Лордом Вейдером, Вы не можете сделать переназначение, мэм, – идеальное произношение общегала раньше успокаивало её, сейчас же раздражало. Она уже привыкла к различным акцентам с дальних рубежей. – К тому же, Вам, Мара, как секретарю Лорда, должно быть известно, что он редко назначает специалиста неподходящей квалификацией. Если Вы на этой должности, значит, Милорд считает, что Ваша квалификация позволяет представлять его интересы.
Она расстроенно села:
- Лучше бы отчитал, чем на каторгу сюда отправил. А Вы чем так провинились?
Посол не понял её сарказма, вопросительно поднимая седую бровь.
- То, чему Вы пытаетесь меня научить, Вы сделаете с большей эффективностью, с меньшими рисками и затратами.
- Я слишком долго был изолирован от Лорда, и сейчас не имею актуальной информацией о его потребностях, в отличие от Вас.
Девушка тяжело вздохнула, потребности Милорда она могла сформулировать одним общеизвестным выражением: чужого нам не надо, а за своё - Республику свергнем. Только в случае Дарта Вейдера его надо было воспринимать в прямом смысле.
И не смотря на все усилия, у неё всё болело - голова сильнее всего, - всё бесило, Сенат больше всего прочего, и злость уже клокотала в районе гортани. Она ждала пока «Исполнитель» выйдет из гиперпрыжка, чтобы потребовать переназначения, или подать в отставку. Если Лорд хотел, чтобы она возненавидела Корусант, то он этого уже добился, и её пора эвакуировать отсюда!
- Мэм, вам приглашение… - сообщил её девятый помощник Тонори, который следил за расписанием и встречами.
- Отказать.
- Мэм, оно…
- Отказать, – Мара сегодня уже не могла, она или разревётся или убьёт кого-нибудь.
- Мэм… - и это походу будет Тонори, который сунул ей поднос деку с подписью Арти.
- Мать твою! Через сколько флагман будет на связи?
- Пока неизвестно, мэм, - отчеканил светловолосый Кирк, который к его счастью, имел и голубые глаза, но не вызывал никакой ассоциации со Скайуокером. – Сообщу при поступлении информации.
- Хорошо. Тонори, сообщи Мидели, о моём прибытии.

Кабинеты посольства Набу отличались простором, светлостью и изысканными мозаиками, что по полу, что на потолках. Арти больше не скрывала своё происхождение и разместилась в представительствах родного сектора, где ей выделили небольшой кабинет. Если Арти хотела бы большой или весь комплекс кабинетов, то она бы их получила, знала Мара Джейд, осматривая небольшие и даже скоромные апартаменты. Арти, сидящая в резном кресле, как никогда выглядела гармонично и естественно в своих нарядах в такой обстановке, даже серебряная трость была выполнена именно для такого интерьера. И, разумеется, Мара почувствовала себя снова не уместно в чёрной строгой форме флота.
- Добрый день, - поприветствовала её «Мать Альянса», вроде, как обычно: вежливо, мягко, с доброй и приятной улыбкой. Как всегда. Но они не на флоте, и от этой мысли Джейд стало страшно, - разреши, я не буду вставать.
- Конечно, Миледи.
- Присаживайся, Мара, - элегантное, идеально вымеренное движение руки. – Угощайся, тебе он должен понравиться.
Девушка села на соседнее кресло, стараясь немного расслабиться. На столике между ними стоял чайный сервиз из тонкого фарфора с красивым рисунком, в кружках уже был горячий напиток, от которого поднимался еле заметный пар и пара каких-то сладостей на краешке блюдца. Мара с интересом посмотрела на эту композицию: с аппетитом в последнее время были проблемы. Если бы доктор Нерарс узнал, сколько она сейчас ест, то он бы её сам съел. Но сладости ей захотелось, а напиток вызывал инстинктивное подозрение. Дармин поймала её взгляд и демонстративно подняла блюдце с кружкой, чтобы отпить из неё. Мара вежливо улыбнулась и попыталась повторить движение, но кружка предательски забренчала от дрожи рук; не найдя лучшего варианта, она взяла одну кружку и сделала глоток тёплой жидкости.
- Этот напиток называют айриглин, - сделав вид, что ничего не заметила, продолжила Арти светским тоном, - его изготавливают из ягод и настоев трав на восточном полушарии на Набу.
- Очень приятный, - оценила Мара, признавая, что ей нравится. Горячее тепло разлилось по телу, принося успокоение, ослабляя тугие узлы глубоко внутри. - С удовольствием, закажу и для себя, если это возможно.
- Конечно, у меня есть некоторые запасы, я с тобой поделюсь.
- Спасибо.
- Признаться, этот напиток много раз спасал меня.
Джейд не совсем поняла её, но обратила внимание на руки, которые перестали дрожать. Напиток, по всей видимости, имел успокаивающей эффект и разум не туманил. Да, ей такой сейчас не помещает. Она будет его пить перед каждой встречей, переговорами и двойную порцию перед выходом в Сенат.
- Мне принесли запись сегодняшнего заседания, - подошла к делу Дармин, понимая, что времени наслаждаться напитком, у них нет. - Я вижу нынешняя работа Вам в тягость, Мара.
Настороженно посмотрев на женщину с лицом ангела, Джейд спросила себя: а друг ли она главкому, а, следовательно, и ей? Или «Мать Альянса» сначала разорвёт её, а по прибытию и Лорда? И родственные связи в данный момент не могут гарантировать лояльность этой дамы, даже Органе, не то, что главнокомандующему.
- Малознакомая среда, Миледи, требует чуть больше времени для адаптации, – со светской лёгкой улыбкой ответила она.
- А времени, к сожалению, у нас нет, – Дармин повернулась корпусом к собеседнице, смотря прямо в глаза, понимая, что, в противном случае, Мара Джейд не сможет поверить ей. - Буду с тобой откровенна: ты не в лучшем положении, и дело не в твоих навыках и не в умении работать в Сенате. Присутствие представителя Лорда в Сенате, тем более тебя, - это его официальное заявление на власть, – одним предложением опытный политик объяснил всё то, что не смог донести до неё Труш. - Вейдер своё место займёт, и это все понимают, но вот насколько его влияние будет сильно в новом государстве, это вопрос ещё открытый.
- И это зависит от меня, - поймала суть дела Мара.
- Не полностью, но да. Формирование временного правительства будет проходить в три этапа. Каждый из этапов надо рассматривать отдельно и подход к нему комплексно.
Дармин Арти, она же Падме Амидала Наберри, не зря носила звание «Матери Альянса», политической и военной организации сопротивления, которая дошла до финального этапа - переформирования Империи в Новую Республику. Она была лучшей в своей сфере и знала систему, принципы работы и особенности политической среды их времени. Дармин пояснила поступки и мотивации основных оппонентов, составила список документов, с которыми Маре необходимо ознакомиться для работы, разбила всю работу на этапы. Вместе, они выработали общую стратегию, и Дармин пояснила, как подготовить тактику, перед тем как выходить в Сенат. Спорить с опытными сенаторами было бесполезно, они давили именно опытом и умением выкручиваться из любой ситуации, а самое главное, по словам Арти, ей и не нужно спорить.
- Потому что Вейдер не спорит, - пояснила Дармин, разливая по третей порции приятного напитка, - он не оправдывается и в исключительных случаях поясняет свои действия. Ты не просто его посол и представитель в Сенате, ты – его правая рука, ты его голос и воля, поэтому ты должна действовать, как он.
Когда она вышла из кабинета была уже глубокая ночь, в здании работали только охранники и сторожа, и, кажется, горели окна в ещё паре кабинетов. Встреча была сверхпродуктивной, Маре хотелось переговорить и посоветоваться с Лорулом, но сев в спидер, она уснула.

***
Сияние в Силе уплотнилось, стало более конкретным и ярким, импульс в пространство стал оформленный. Повелителю Тьмы, понадобились секунды, чтобы сдержать себя, чтобы не ответить, по привычке, конкретно и сильно. Его энергия и так плотная, имеющая окрас Тьмы, которая может навредить джедаю в таком состоянии. Его ответ был похож на лёгкое шевеление руки в спокойной воде, ему даже казалось что этого мало, но…
- Вызовите генерала Соло, - распорядился он, заходя в очищающий тамбур, чтобы зайти в палату сына.
Отец застыл на пороге, боясь сделать лишний шаг. Внешне, Люк, как и прежде, был неподвижен, но в Силе, его рисунок перестраивался, пытаясь соединить разорванные нити, восстанавливая энергопоток, усиливая тусклое сияние. Джедай питался Светом, и покоем, но покоя не было ни около Повелителя Тьмы, ни внутри него. Своим присутствием он всегда баламутил Силу, перестраивая её потоки под себя. Это пугало погибших джедаев, теперь это пугало его самого. Лишний шаг, и тонкая настройка сына может сбиться из-за него. Терпение не было его сильной стороной, и, чем сильнее он волновался, тем мощнее были волнения Силы около него, но он не мог просто стоять и ждать. Ждать пока придёт не одарённый Соло, который в Силе отражается еле заметной тенью, и сможет поддержать сына в его внутренней борьбе. Нет, он не мог ни стоять, ни ждать. Сделав ещё шаг вперёд, он сосредоточился, перестраивая внутренний рисунок на маскировку, пряча своё присутствие в Силе. Писклявый звук одного из приборов заставил ожить дройда, и вздрогнуть отца. Поисковая волна, светлая и оформленная прошла по пространству, слабый зов, который он мог услышать сквозь парсеки, заставил Вейдера растянуть губы в улыбке, и не торопясь снять маскировку, сделать ещё один шаг. Импульс повторился, и он ответил чуть увереннее.
Приборы зафиксировали изменения, писком сообщая о повышении работы мозга. Веки задрожали, и Вейдер подошёл к сыну, взяв за руку: физическое прикосновение не навредит сыну. За своё ментальное присутствие он не был уверен. Но если бы он мог контролировать собственное дыхание, он бы выдохнул с облегчением, увидев сознанный взгляд сына.

***
Его подняли посреди ночи, сообщив, что Люк очнулся. Он залетел в палату, после дезинфекции, чтобы сказать другу «привет», на что тот, как ему показалось, хотел улыбнуться, но не смог, лишь моргнул, а через пару секунд, закрыл глаза, вырубаясь. Испугавшись, Хэн вопросительно посмотрел на Вейдера, его маска отражала такую же растерянность, потом на дройда, который делал запись в журнале, потом снова на друга. Захотел его потормошить, даже руки протянул, но испугался, даже не коснулся: вдруг навредит. Из палаты обоих вывел доктор Нерарс, на ходу поясняя, что всё нормально, и даже лучше, чем могло было быть. Поначалу Люк сможет отвечать только глазами, речь будет восстанавливаться постепенно, это если всё пойдёт гладко, и в дальнейшем не выявится сбой работы мозга, и не всплывут какие то дополнительные повреждения, которые сейчас не видно, восстановится моторика, и ходить малыш будет учиться заново. Пожилой врач говорил слишком много «но» и «если», Хэна потряхивало, его богатая фантазия красочно рисовало всё, о чём говорил док. Ситх двигался как неживой, подчиняясь движению доктора, а по окончании пояснений, отчеканив «работайте», покинул мед. блок.
Соло проводил его взглядом, Лея тоже не отходила от малыша на Хоте, пока тот не пришёл в себя, а потом вернулась к работе. Так, как будто присутствие для бессознательного тела важнее, чем для человека в сознании. Обдумав эту мысль, он сменил вахту главкома, устроился в кресле около Люка, попросив плед для себя. Дройд обещал разбудить его, когда малыш очнётся. До выхода из гипера ещё больше суток, у них будет время поболтать.

***
Ради этого человека, она готова была пройти три яруса огромного здания и по его просьбе подождать десять минут в приёмной.
«Слишком много работы в собственном кабинете», - призналась себе Падме, наслаждаясь минутами тишины в альдераанской приёмной. Бело-серые стены, этнический интерьер, в котором она прожила половину жизни, но которые так и не стали для неё родными, но смена обстановки всё же была полезной.
- Прощу прощение за задержку, Миледи, - Карлист Риекан, генерал, который однажды станет премьер-министром, знала Падме. Как минимум.
- Ничего страшного, - она поднялась, чтобы пройти в его кабинет в альдераанских апартаментах.
Им давно надо было поговорить, но у неё совершенно не было времени, а когда она его нашла, генерал был занят, но, обдумав всё, она решила прогуляться и немного передохнуть.
Они были знакомы с Войны Клонов, Риекан долго вглядывался в няньку ещё юной принцессы Альдераана, пока однажды в лоб не спросил Бейла Органу. Король всё отрицал, но генерал понял всю правду, а после Падме решила, что он станет надёжным союзником. И не прогадала. Военный, с большим политическим потенциалом, который продолжает расти и раскрываться. «Мать Альянса» была рада, что столь влиятельный генерал и талантливый политических деятель поддерживает её дочь, и видела его в первых рядах свиты её принцессы.
Не смотря на фактическое отсутствие столицы, Альдераанский сектор набирал силу. Лея, зная о своём истинном происхождении, не могла и никогда не бросит тех, кто считает её своей правительницей. Родство с Вейдером до этого момента играло ей в плюс, но если это станет известно широкой общественности, то только такие генералы, как Риекан смогут её защитить. И именно признанный, уважаемый и влиятельный альдераанин, как Карлист, должен быть рядом с Леей, чтобы никто не оспаривал ни её право, не её заслуги. К такому выводу, Падме пришла больше десяти лет назад, и постепенно, со становлением Леи, готовила стража для неё. Признаваясь самой себе, тогда она и не думала, что настанет момент, когда Лея сможет встать рядом с Вейдером, и признать его своим отцом. Но этот день настал, но настал он для их семьи, и только для них четверых, это должно быть важно.
- Сражения на улицах закончились, - подтвердил новости, генерал, - теперь все сражения перейдут в Сенат.
- И на соседние планеты.
- Да, информация в Центральном секторе распространяется быстрей, чем где-либо. Пока только митинги и протесты, но скоро дойдёт и до военных столкновений.
- Насколько мы готовы к этому?
- На все сто процентов, Миледи, - заверил генерал, - но хочу настаивать на попытке мирного урегулирования.
Падме активировала очередной инфо-кристалл, просматривая разведданные.
- С начала мы попытаемся всё решить мирным путём, но я уже не уверена, что это получится.
- Горестно признавать, но методы Вейдера будут эффективнее и принесут меньше жертв со стороны мирного населения.
Методы Империи, которые сейчас стали именоваться «методами Вейдера» «Мать Альянса» не поддерживала.
- Страх и угрозы, никогда не станут основой Новой Республики.
- Мы готовы к длительным переговорам, - успокоил её Риекан, - но для начала нам нужно разобраться здесь.
«Это будет долгий разговор», - решила для себя Падме, разворачивая информационные кристаллы и деки. Над их стратегией она работала давно, все её идеи и планы по реконструкции принципов и устоев Республики, должны быть реализованы не одним человеком, а группой политических единомышленников. «Делегация 2000» в своё время стала политической оппозицией, но нехватка реального взгляда на сложившуюся ситуацию разрушила и их, и Республику, но оставшийся фундамент «Делегации», теперь сможет не только реорганизовать, но и провести модернизацию строя, который просуществовал тысячу лет.
- На каком этапе, вы планируете выступить перед Сенатом? - спросил альдераанин, на втором часу беседы.
- Не вижу пока в этом необходимости, - ответила «Мать Альянса» не отрываясь от документов. - Мон великолепно держит необходимую линию, – чем сильно удивила генерала:
- Она это делает, пока это обеспечивает ей ведущую роль. Трибуна канцлера ваша.
- Трибуна временно исполняющего обязанности канцлера, - поправила его Амидала, поднимая глаза, - и эта должность будет выбрана Сенатом путём общего голосования.
Карлист встал, молча прошёлся по кабинету и снова занял своё кресло:
- Вы – Падме Амидала Наберри, законная экс-королева сектора Набу, и по-прежнему являетесь официальным лицом, имеющим все законные основания присутствия на собрании Сената и выдвижения своей кандидатуры на пост временного исполняющего канцлера.
- Падме Амидала Наберри – мертва, - холодно ответила женщины с седыми висками, - моё имя - Дармин Арти, генерал. И законный представитель сектора Чоммелл - сенатор Пуджа Наберри.
- Она не имеет достаточной силы в Сенате, чтобы претендовать на этот пост, – жевалки выступили на челюсти генерала, явно выражая его несогласие. – А, учитывая нынешнюю тенденцию, это место займёт только кто-то из Совета Альянса.
- Вероятнее всего, да.
- Вы – мать Альянса, Вы нас привели сюда, и я не понимаю, почему Вы не хотите выступить перед Сенатом.
- Я выступлю, генерал, если в этом будет необходимость. Но пока, я её не вижу.


***
Чтобы попасть на встречу с принцессой, Веджу пришлось записаться, потом прождать две недели, не выдержав, набрать Лею, получить конкретное: «Да, я очень хочу с вами встретиться», - и такое же конкретное: «Простите, я не знаю, как это организовать». Прошло ещё две недели, и Хорн достал его в край прежде, чем принцесса Органа лично связалась с ним и пригласила в гости.
- Простите, что так долго не могла выбрать время, - тепло приняла их Её Величество, - и без Хэна у меня не получилось достать вашего любимого виски.
- Без него мы пить и не будем, - усмехнулся Антиллес, которому внезапно стало стыдно за все пьяные вечера на Корусанте.
Они многих друзей потеряли, и все официальные церемонии в память погибших, и вручение посмертных орденов боль не унимали, а наоборот разжигали. Теперь каждый вечер, остатки «Разбойной эскадрильи» собирались у командира и пили. Каждый вечер.
«Проныры» были элитой, и Антиллес сам выбирал себе пилотов в звено, но ему никто не нравился и никто не подходил.
- Из них никто не будет настолько хорош, как Луджиан, или Першк, - поддержал его Тахо, - но нам нужны пилоты.
Ведж в целом был не в себе от всего происходящего: они столько сражались, столько пережили и перенесли, и вот они на Корусанте, в столице Галактики! У руля Мотма и Лея, Арти в здании Сената, Риекан, Додонна, Акбар с Мадиной и Иблис контролируют ситуацию, что в космосе, что в небе, что на земле! Любая еда, любая выпивка, любые женщины и услуги! Всё что хочешь – к ногам победителей! Но ему блевать от всего этого хотелось! Все в мыле, все загнанные как звери, все заняты, Соло нет, Скайуокер неизвестно в каком состоянии непонятно где, большей части его пилотов больше нет! Те, кто остались, ещё в худшем состоянии, чем он: Эриси постоянно плачет, Хорн убивается самобичеванием, Хобби пьёт до беспамятства, Брен уже шесть раз влезал в крупную драку, и только Тахо пытается, держать хотя бы видимость, что всё нормально, поднимал всех на построение, заставлял летать, а командира - подбирать новых пилотов.
- Есть новости о командоре? - вмешался Корран, как только они прошли в гостиную, где принцесса велела накрыть стол.
- С «Исполнителем» ещё нет связи, - Лея пыталась сохранить спокойствие и не выдать своё беспокойство, но друзьям и так было понятно, что она переживает чуть ли не сильнее их всех.
- Куда он улетел? – с возмущением в голосе спросил Антиллес.
- На Дальние Рубежи, конечный пункт назначение нам не известен.
- А Джейд знает? - спросил Техо.
- Вероятнее всего, но она никому ничего не скажет.
- А если попросить? – решил разрядить обстановку Ведж, поправив камзол и очаровательно улыбнувшись.
- К ней попасть на встречу ещё сложнее, чем ко мне, - по-дружески ответила Лея.
Она сама думала о том, чтобы встретится с помощницей отца, забыв про прошлые недопонимания, узнать хотя бы время, через какое будет информация о брате. Но всё обдумав, она решила, что это будет слишком иррационально. – Я уверена, что с Люком всё будет в порядке.

***
- Не могу поверить, что ты всё-таки дашь этому случиться! – Гарм гневно ходил по кабинету, махая руками, и переходя на кореллианский. Выражаться при даме на общегале, он все же себе не позволял. - Хочешь второго Палпатина на престол посадить?
Остро ударил Иблис, даже не подозревая, сколько сил ей понадобилось, чтобы не сморщиться от боли. Командующий хотел донести свои намерения и своё виденье, он всегда хотел, чтобы она поддерживала его, и готов бить, пока собеседник не сломается. А она уже не сломается, уверила себя Падме, потому что если бы могла сломаться, это бы случилось очень давно.
- Мон не станет вторым Императором, - спокойно ответила она.
- И кто же ей помешает, если не ты?
- Вы, командующий Иблис, - поднялась она, мило улыбаясь. - Когда Палпатин пришёл к власти, никто не знал, к чему это может привести, и никто никогда по-настоящему не был ему реальным оппонентом в Старой Республике, а сейчас, мы знаем, к чему можем прийти. И Вы - командующий, сможете держать уверенную оппозицию власти Мотмы, если она начнёт переступать границы.
- Вы должны выйти в Сенат, и заявить свои права! Вы – Падме Амидала!

***
Первые проигрышные появления в Сенате надо было чем-то закрывать, решила Мара, посоветовавшись с послом Трушем и с Арти. В здании Сената она появлялась только в сопровождении солдат Пятисот первого легиона. Лорун пустил слух, что на представителя Вейдера было совершено покушение, и сам Лорд Главнокомандующий приказал круглосуточную усиленную охрану. На деле, Маре было проще работать, когда за её спиной шла полноценная устрашающая охрана, приступы паники наступали всё меньше. По совету Арти, она так же чуть изменила гардероб, взяв за основу чёрную форму доспехов, которые носил сам Лорд, и распустила рыжие волосы. Ранее, она всегда убирала в тугую косу, пряча их, но Дармин посчитала, что медный родной цвет благородный и яркий, в косе она их полностью не скрывает, а значит надо выставить напоказ. На фоне чёрной формы, которая увеличивала её в плечах и в росте, рыжий цвет смотрелся пламенным. От плаща она отказалась, считая это перебором, а кожаные перчатки одела. Новая форма имела не только визуальный эффект, но также реально могла защитить её от покушения любого плана. И в перчатке правой руки у неё хранился вибро-нож на всякий случай. Воспользоваться им она навряд ли сможет, но сам факт его присутствия немного успокаивал. Особенно в те моменты, когда не хватало выдержки терпеть нападки.
- Игнорируй, - велела Дармин.
И Мара, стоя по стойке смирно, холодно переносила перекрестный огонь сразу с пяти сторон.
- Они реальной силы не имеют, и никогда не будут иметь, - комментировала поступки опытная «Мать Альянса». - Их задача не продвинуться за счёт тебя, их задача уронить тебя, сломать и затоптать. Всё, что они говорят, всё, что они делают – направлено только на то, чтобы ты делала как можно больше ошибок.
- Представитель Джейд, сенатор просит вас дать официальный ответ, - в этот спор вмешалась Мон Мотма, на конец первого этапа, решив, что пора присоединится к процессу ломания.
- Любой официальный ответ сенатор получит в письменном виде, с печатью Лорда Главнокомандующего, после того, как чётко сформулирует суть своей претензий с подкреплением реальных зарегистрированных данных в письменном виде, зарегистрированный секретарём Сената и приёмной Лорда Главнокомандующего, – отчеканила Мара, вспоминая одну юридическую поправку, которая действовала во времена Старой Республики, и которая не была запрещена в Империи. И, по словам Арти, до сих пор имела силу.
«Вот сейчас и проверим, стоит ли верить Арти», - глубоко вздохнула Мара, ожидая реакции окружающих.
Реакция была громогласной, оппоненты перешли на ор, а секретарь Сената, кинулся поднимать должностные указания. Все попытки призыва к порядку – не были услышаны, пока чагрианин не активировал зарегистрированную поправку, которая на данный момент имела силу.
- Молодец, девчонка, - услышала она сквозь гамм, с левой стороны, оттуда, где пыталась встать на место трибуна сенатора Рускуса.

***
До выхода из гиперпрыжка оставалось чуть больше часа, и аргументов больше оставаться на корабле у него не было. Ситх и так был снисходителен к нему, и наглеть и выводить его из себя, Хэну не хотелось, но и улетать, больше не увидев друга, тоже.
- Ну, ладно, малыш, - вздохнул он, и потрепал бледную руку друга, - приходи в себя, моргай активнее, и истребителей не угоняй. Мы куда-то очень далеко залетели, так что топливо на один перелёт может не хватить, – неуверенно обернулся, когда он входил, ситха не было, но это не означает, что Вейдера нет и сейчас. Нагнулся и в пол голоса добавил: – И папочка у тебя весь из переживался, даже никого не убил. Так что ты… это… порадуй его, приходи в себя по чаще… А мне пора…
Датчики ожили, и веки задрожали.
- Давай! Давай! – поддержал Соло. - Приходи в себя! Ну, что ты тут валяешься такой, а?
Люк открыл глаза: чистые, голубые, осознанные…
- Привет, приятель! – Обрадовался Хэн, слишком громко и наигранно для реанимационной палаты. - Как поживаешь?
Верхние мышцы губ не естественно дёрнулись, так, как будто их пытались поднять.
- Да ты не напрягайся, тебе только моргать пока можно, говорить ты потом…
- Нор… – резко, не привычным звуком вырвалось из неконтролируемых губ, - маль… но…
- Ну, или сейчас. Ты меня прямо радуешь, малыш. Я Лее напишу, что ты все прогнозы врачей в Бездну послал, и уже даже отвечать можешь.
- Ку… да… ты?
- Ты всё слышал? Подслушивать так-то нехорошо.
На что друг только прикрыл глаза и попытался растянуть губы в улыбке.
- Ладно, ладно... мне тут мотнуться надо – на проверку одного проекта, а потом назад в столицу, нельзя же Лею там одну оставлять, правильно?
Люк попытался что-то ответить, но сил уже не хватало.
- Ладно, брат, отдыхай, как сможешь – пиши.

***
-Талантливая девочка, - одобрил Ян, тщательно прожевав пропечённую рыбу.
- Далеко пойдёт, - поддержала Падме, запивая овощи соком, - но ей надо больше времени.
- Она ещё молода, у неё его предостаточно, - Додонна отмотал запись, вслушиваясь в результаты сессии, и намеченные вопросы на следующее собрание.
Есть и работать он не любил, искренне, считая, что не надо ничем портить приём пищи. Особенно, если еда вкусная и свежая, военного рациона и сухпайка в его жизни было больше чем предостаточно. Но отказаться от обеда с Дармин он не мог, как и пропустить собрание Сената.
- Будем надеяться, но сейчас нам надо действовать.
- Рад это слышать, Падме, думаю, начало второго этапа будет самым подходящим моментом для Вашего выхода. Мон великолепно подготовила среду для этого.

***
Отрывки фраз, остатки мыслей, отзвуки голосов. Привыкнуть к такому ритму и стилю жизни, так и не удалось. Эргономичная кровать, приятные простыни, а Мара мечтала вернуться в свою каюту на «Исполнителе» и упасть в усталом беспамятстве, даже не обратив внимания, что не расправила её. Заняв квартиры в апартаментах в жилом корпусе для сенаторов для того, чтобы не было необходимости уезжать во дворец ночью, после встреч с Арти, Мара запросила всё самое удобное и лучшее, выбрав на свой вкус. Но в последние дни даже это не помогало. Успокаивающий напиток Арти, явно имел определённый эффект, не удивительно, что эта женщина всегда была спокойна и бодра, но садиться на такую явную зависимость, Мара не хотела. Лучше сама адаптируется и привыкнет, чем однажды и совсем некстати, у Дармин закончатся запасы. Поэтому Мара уже полночи пыталась самостоятельно уснуть - безрезультатно.
Она уселась на кровати, скидывая одеяла, дотягиваясь до своего комлинка, вспоминая об определённых плюсах своего нынешнего положения. Насколько ей было известно, «Исполнитель» уже вышел из гиперпрыжка пару часов назад, и она очень хотела связаться с ним. Надо было это сделать сразу, но отправив отчёт Лорду, её отвлекли дела, а потом ещё, и ещё…
Официальный запрос, код подтверждения, установка связи, приём, ответ, локальная сеть, разрешение, код, ещё пароль, и ещё три этапа защиты безопасности…
«Доброго времени суток, док» - пальцы быстро набили приветственное сообщение.
«И вам доброго времени, любезная», - через пару секунд прогрузки пришёл ответ. - «У вас сейчас утро или вечер?»
- Отлично, - обрадовалась Мара, готовности доктора Нерарса к диалогу. Его ответ – это уже хороший знак.
«Ночь… глубокая»
«Полагаю, не ради интереса к моей скромной персоне вы решили бодрствовать в такое время?» - она невольно улыбнулась, представляя выражение и поведение дока, если бы она была напротив него. С первых строк доктор сумел её успокоить и поднять настроение, обнадёживая на хорошие новости.
«Как там коммандер? » - задала она главный вопрос, потом подумала, и решила добавить: «Думаю, дезертировать мне пора, или ещё рано».
Информационное окно долго оставалось без ответа. Через пару минут Мара поняла, что смотрит на него не отрываясь, периодически поглядывая на значок соединения – как не странно, но связь была стабильной.
«Потихонечку: открывает глаза, фиксирует взор, пытается говорить, получается внятно и разборчиво, несмотря на усилия дыхательного аппарата поддержать оксигенацию на должном уровне», - не дочитав до конца, она попыталась проанализировать хорошо это или плохо. Но судя по спокойному и внятному ответу дока – всё хорошо. - «Я полагаю, вас не интересуют сугубо специальные термины, которые так любят употреблять мои коллеги».
«Нет, не интересует», - четно ответила она. - «Жить будет?»
И ответ вновь заставил себя ждать.
«Милая, ну, кто же задает такие вопросы? Наука о мозге - суть материя тонкая и не терпит однозначных и быстрых ответов. Мы делаем то, что должно, а дальше будь, что будет... Но, возвращаясь к Вашему вопросу, ответ - "скорее да, чем нет"».
Огромный камень внутри раздробился на кучку маленьких, которые ещё продолжали причинять ей дискомфорт, но от ответа дока ей стало значительно легче.
«Вы, как всегда прозаичны», - доку она была готова простить всё: и милую, и любезную и дорогую, и полночную пустую болтовню. Хотя из длинных и витиеватых ответов был видно, что док в настроении, и у него есть время и подумать и ответить. – «Полагаю, о работе мозга спрашивать рано?»
«Процесс симбиоза мидихлориан с носителем не настолько изучен, как хотелось бы. На данном этапе, могу констатировать, что восстановление нашего друга идёт на удивление быстро. О работе мозга я писал в самом начале нашей беседы. Мозг есть – томография это подтверждает, то, что пациент им пользуется можно увидеть по его мимике и движению глаз, а вот на сколько эффективно он им будет пользоваться – есть тайна простой науке не подвластная».
- Особенно, Скайуокер, - пробормотала она, продолжая читать ответ:
«Полное восстановление может занять до нескольких лет».
Кровь резко сошла с лица, и внутри всё похолодело.
«По крайне мере, у обычных людей», - попытался успокоить её доктор. Она ещё сама не поняла, успокоило ли это её, но если доктор Нерарс ничего сделать не может, то она тем более.
«Замечательно. Как на это отреагировал главный?»
«Сдержано. Обязательный 12-часовой отчет был отправлен и наверняка внимательно изучен, но он не любит напрямую вмешиваться в процесс, за что я ему крайне признателен».
«Я тоже», – через пару секунд добавила: - «И Вам», - обратила внимание, как дрожат собственные руки, и отправила третье сообщение подряд: «Нервы шалят, уснуть не могу. Может, посоветуете чего-нибудь?»
Ответ заставил её в голос рассмеяться, впервые за много месяцев: «А Вы, милочка, какие наркотики предпочитаете?»
«Крепкие!»
«Тогда на Ваш выбор. По дороге к смерти - все средства хороши, хотя я естественно порекомендовал бы Вам оставаться в здравом уме и трезвой памяти, ибо Ваше нынешнее состояние есть следствие предыдущих злоупотреблений психо-активными препаратами»
«Не принимала я ничего!»
«Тогда и начинать не чего».
«Умеете успокоить».
«Всё, что действует на разум угнетающе, также действует и на этих ваших маленьких паразит… симбионтов».
«Мои симбионты и так угнетённые. Мне бы ум чуть успокоить - думаю даже во сне».
«Рядом с коммандером есть еще один аппарат для отдыха, если Вы будете настаивать, я могу помочь Вам туда забраться и выспаться за пару недель на полгода вперед».
«Спасибо, док. Воодушевляете».
«Всегда, пожалуйста, дорогая. Рад, если небольшой экскурс в фантазию о спокойном сне в искусственной коме Вас успокоил».
«Особенно про возможность только моргать, а не постоянно говорить».
«Моргать - это через некоторое время после того, как мы перестанем Вам петь колыбельную нашими препаратами».
«Всегда хотела услышать, как Вы поёте. Только можно без аппаратов?»
«Возможно, позже, когда голос появится. До связи, дорогая моя».
«Удачи, док».
Мара хотела верить, что доктору просто надоела их болтовня, и ничего серьезного не случилось. К тому же она не знала, какая сейчас смена у врача, или возможно, он был после неё? Это не важно, если Скайуокер не отъехал, то жить он будет. А о сознании, а уж об использования собственного мозга, не ей рассуждать и беспокоиться. Теперь это головная боль главкома и дока, а ей пора спать. Завтра много работы.

***
- И где Вы?
- Спокойствие, Ваша Нервозность, ты какая-то бледненькая, - Хэн изогнул бровь, рассматривая её плоское изображение в мониторе.
Лея промолчала, что сейчас глубокая ночь, что спать она ещё не ложилась, а вставать через три часа, её волновало:
- Как Люк?
Все заминки кореллианина заставляли её дрожать, и упирать кулаки в край коммуникатора. Если бы он был рядом, то…
- Док сказал, что он для начала просто моргать будет, а он даже привет тебе передавал!
- Не ври мне!
- Ну, он не так сказал, у него тяжко это пока получается, но очень хотел!
- Хэн!
Лея бы успокоилась, если брат сам вышел на связь, помахал ручкой, пообещал поскорее вернуться и так далее… хотя нет, не успокоило, она, наверное, успокоится, когда Люк сам прилетит и обнимет её, и посмотрев брату в глаза, она убедится, что всё в порядке.
- Ты сейчас обратно?
- У меня ещё дела…
- Какие?
- Ты какая-то больно нервная, красивая…
Она промолчала, но посмотрела так, что Соло выдал весь свой маршрут и обещался вернуться в кратчайшие сроки. Посчитав, посмотрев на календарь, залезла в свой ежедневник, она прикинула – за неделю до официальных выборов. Лучше не придумаешь! А до этого времени, она тут сума сойдёт!
Или не сойдёт, если не будет забывать про медитации. На самом деле ситуация налаживалась, но Лея знала, что это затишье перед бурей. И дневной разговор с матерью, её совершенно не успокоил.
- Мон Мотма лучший оратор своего времени, - сказала мама, игнорируя её вопрос, - она сможет повести за собой всю Галактику.
Лея решила не настаивать, её наставница не тот человек, на которого давлением можно чего-то добиться. Хотя принцесса до конца не понимала её решения, или это было не решение? Ведь у Дармин ещё осталось время заявить своё право за неделю до голосования. Она может выйти в самый последний момент, поднять необходимую волну и встать на её гребень. «Мать Альянса» могла это сделать, принцесса осознала это, как и Мон Мотма, и те, кто прежде работал с Дармин Арти. Лея так же выставила свою кандидатуру на пост временно исполняющего обязанности Верховного канцлера, но признавшись себе и матери, не готова была его занять. И не хотела, не сейчас.
Она с ужасом думала о возвращении отца в столицу, о возможных его действия, о возможных собственных реакциях, которые обязаны быть, если она встанет во главе нового государства. Всё слишком запутанно, сложно, и грядущего конфликта с Вейдером не избежать. Несмотря на все личностные взаимодействия, главком не пойдёт на уступки и не изменит свои правила, а новое государство не может потакать тирании. Но попытаться вывести на решение конфликта с минимум ущерба для обоих сторон могла Дармин, женщина, которая реально имела власть на обе стороны. Та, которая действительно умела вдохновлять, направлять, убеждать, слышать и слушать, решать нерешаемые задачи, брать ответственность на себя, видеть настолько вперёд, что она могла бы быть провидцем. И всегда, при любых жизненных ситуациях, она умела сохранять трезвый рассудок, и поступать так, как лучше всем. Не ей. Она, как наставница, пыталась привить ей это, пыталась научить думать как лидер, как правитель, и принимать решения за других, лишая себя и своих близких чего-то важного. И порою Лее казалось, что и она может так, что и она сможет принести в Галактику мир, что она сможет стать такой же королевой, как её мать. И подходит момент, когда она, Лея Органа, рождённая Скайуокер, принцесса Альдераана, может стать Великим канцлером; ведь все понимают, что после временного правительства придёт правительство постоянное, и что временно исполняющий обязанности канцлера станет Великим Канцлером Новой Межгалактической Республики, что она может стать королевой, возглавив строй, ради которого жила и боролась. Она сможет привести порядок в Галактику и закончить войну, которая началась ещё при её родителях, но сейчас, она только почувствовала себя принцессой, только начала понимать и постигать себя, приняв всё своё наследие, сейчас она хотела бы остаться собой. Такой собой, с распушенными волосами, в бордовом платье со светлыми элементами, и сидеть в позе «лотоса» у коммутатора, скучая по любимому и брату, и страшиться грядущей очередной войны с отцом.

Сообщение отредактировал Ариша - 27 Ноябрь 2015, 20:49


--------------------
"Ели у вас нет ног - бегите...
Если у вас нет надежды - творите..."
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Ариша
сообщение 10 Декабрь 2015, 17:23
Сообщение #776



Иконка группы

Группа: Бывалый
Сообщений: 1293
Регистрация: 8 Май 2011
Из: Челябинск
Пользователь №: 8905



«Стабильно тяжёлое состояние» теперь определялось как «средней тяжести». Через два дня после первого курса нахождения в бакте, пациент выключил дройда и выявил желание «прогуляться», доктор Нерарс внёс изменения в диагноз и решил не вмешиваться в семейные переговоры, удалился.
- Ляг, пожалуйста, обратно - недовольно басил отец, стоя на пути.
Отвечать предложениями Люку было тяжело, зато вскидывать бровь, и нагло ухмыляться вполне нормально. Он скинул ноги с кровати, пытаясь встать.
Несмотря на значимое улучшение состояния сына, Вейдер опасался расслабляться, и продолжал держать себя и свою Силу в жёстком контроле, но когда «неокрепший» джедай, упёрся в него руками намереваясь отодвинуть, Лорд выдохнул, поднимая облако негодования около себя.
- Дай руку – тяжело выговорил Люк, не реагирую на уплотняющуюся Силу около него, - или отойди.
- Сын, - не шевелился Лорд, - ты не в плену, и сбегать тебе не зачем. Объясни, что ты хочешь, и я постараюсь тебе это дать.
- Встать хочу, - вырвался ответ.
Не сводя терпеливого взгляда, Лорд всё же подал руку сыну, сделав шаг назад. Люк облокотился об неё, инстинктивно крепко сжимая, поднялся на ноги.
- Спаси…бо.
Его поведение не похоже на то, что он понимает, что происходит около него. Но доктор успокаивал, утверждая, что попытки сбежать и выйти из-под контроля, могут быть инстинктивным порывом, которому Люк сейчас подвержен. Его мышечная активность говорит о стремительном выздоровлении, а результаты тестов, которые он проходил, показывали положительную динамику и стабильную работу мозга.
- Куда ты направляешься? – он двигался за ним, не опуская руку, хотя Люк пытался оттолкнуться, и полностью выпрямиться, поймав равновесие.
- К ил… лю... ми... натору… - привычные слова стали делится на сложные и простые. Сложные, Люк, как ребёнок, разделял на слоги, и прилагал видимые усилия, чтобы произносить их. Доктор рекомендовал упрощать, заменять на более простые, но мальчик упрямствовал и в этом, стараясь сохранить прежний словарный запас.
- И что там?
- Звёзды, - не думая ответил сын и удивлённо посмотрел, как будто не ожидал такого вопроса от него.
- Иллюминатор далеко.
- Спешишь?
Эта была прямая провокация, на которую Лорд Главнокомандующий предпочёл не отвечать. Разумеется, он спешил, он всегда занят и его внимания всегда ждут сотни отчётов. Он потратил массу времени находясь около сына, пока тот был без сознания. Это время следовало бы использовать с большей эффективностью, но он не мог. И сейчас, он тратил бесценное время, чтобы помочь сыну пройти половину палаты, потом ещё минут десять проспорить и снова попытаться довести его до кровати. Чтобы снова отказаться от сна, и всё же сделать запланированную работу.
- В следующий раз, мы прогуляемся до иллюминатора на кресле.
- Не... кресло… - закрывая глаза от бессилия, Люк продолжал упрямствовать.
- Поговорим, когда придёшь в себя, - с долей облегчения, Вейдер убедился, что сын уснул и поспешил вернуться к работе.
Для прочтения предоставленного списка проектов «Утробы» ушло больше часа, не говоря уже о вникании в суть и дальнейших перспективах применения и развития. Лишив себя сна на очередные сутки, Вейдер всё же разобрался с этим, выделил основное, выставил приоритеты и принял решение расформировать цельный проект «Утроба», переместив все его лаборатории и комплексы на свои военные базы и верфи. Судя по личному общению и отчёту адмирала Нерха, адмирал Даала рвалась в бой и всеми силами стремилась выбраться из своего укрытия, так что снятие её с поста стражи не вызвало сопротивления. Амбициозная дама долго ждала своего часа. Лорд решил, что оно ещё не настало, но время это уже вымерил и вписал в общий план. Выводить нового адмирала на политическую арену в столь переменчивое время он не хотел, но Даала, если не получит желаемого через него, будет искать свои выходы для реализации. Главнокомандующий этого не хотел и, собрав общее совещание, внёс ряд сильный диспозиционных изменений в ответственные зоны адмиралов, представив Даалу в закрытом кругу. Адмиралы с настороженностью приняли нового командующего в своих рядах, но продемонстрировали полное согласие и покорность приказу Главнокомандующего. Присутствие всех лично могло упростить его работу на тот момент, но даже через голосвязь, сосредоточившись и окунувшись в потоки Великой Силы, он и на таком расстоянии мог проанализировать истинные мысли и мнения своих подчиненных. Он помнил предательство адмирала Дугани, вследствие чего Лея попала в руки Императора, и не награждал лишним доверием ни одного из поверенных адмиралов, за исключением гранд-адмирала Пиетта, который по-прежнему был его правой рукой.
Пиетта же волновал Гранд-адмирал Траун, чьи разведывательные суда стали появляться в центральных регионах, а разведка в их тылу доносила об активности флота и готовящейся операции по вторжению и захвату власти. Чисс не получит пост Императора, но объединить оставшихся имперских адмиралов и разрозненные войска, занять место главнокомандующего Империи, он вполне мог. Никто из круга адмиралов под командованием Лорда Вейдера, не выражал желание иметь дело с чиссом. Тяжёлый и специфических шлейф присутствия Трауна в их рядах во времена правления Палпатина, крепко зафиксировался в сознании военных. В прочем, таланты гранд-адмирала Лорд не мог игнорировать в своих расчётах, отмечая степень опасности противника как «крайне высокую». Потратив сутки на раздумья, он всё же выставил приоритеты. Приказав собрать полную информацию о планах, мотивациях и намереньях чисса, Лорд велел выставить загранпосты, и отложил решение этого вопроса до конкретизации ситуации в столице, признавая более важные дела, зная, что ещё поплатится за игнорирование Трауна в данный момент. Но сейчас он не мог бросить сына, забыв о дочери, и начать полномасштабные действия против чисса.
Сила ему подсказывала, что есть другой путь решения этого вопроса, но он пока его не видит. Пока.

***
Выделить время для личной беседы было очень сложно, и проводить её так не результативно она не хотела.
- Ты планируешь заявить о себе? – прямо спросила Мон, глядя на соратницу.
Дармин устало посмотрела на неё, и улыбнулась, тепло и доверяющее. Этой улыбке Мон, разумеется, не поверила, но на прямой вопрос ответа она не получила.
Во время их беседы Арти получила отчёт о состоянии коммандера Скайуокера, и они вместе радовались его поправлению.
Отсутствие джедая в столице Мон вполне устраивало, как и отсутствие Вейдера. Дружеский тон, рабочие отношения и нагнетающее давление ничего хорошего не сулили, но как никогда прежде Мон не чувствовала своей такой силы. Она уже подготовила стратегию дальнейших действий, поэтапно проработав план на случай выхода Амидалы на арену Сената в любой момент, и рассматривала варианты заявления своих прав и со стороны Вейдера.
Кандидатуру принцессы Леи выдвинул сектор Альдераана, но сама принцесса пока не высказала своего рвения вступать в политическую борьбу. И генерал Мадина прилагал максимум усилий, чтобы у активной и рьяной Леи не было ни сил, ни времени для обдумывания и прорабатывания своей политической стратегии. Принцесса была хороша для решения конфликтных ситуаций, которых на планете по-прежнему оставалось много. Поднимающиеся бунты и протесты на соседних планетах требовали внимания, и Мон ждала возвращения генерала Соло для перепоручения ему этой проблемы, в надежде, что принцесса не оставит возлюбленного с этой сложной задачей наедине. Так уже бывало не раз: принцесса, пользуясь своими дипломатическими полномочиями, экстренно вылетала в помощь менее опытному в таких делах генералу для разрешения проблемы более мирным путём.
Подготовив более пяти рабочих вариантов в случае необходимого устранения принцессы, Мон по-прежнему не знала, как более мирным путём избавиться от Арти, тем более в тот момент, когда вернётся Вейдер. Ещё ситхова помощница, неожиданно для всех, заняла наиболее выгодную позицию и вкопалась, словно в землю, не давая к себе подступиться и уронить статус.
- Её кто-то направляет, - высказал своё мнение Крис.
- Ну не сама же Арти, - усмехнулась Мон, зная, что за всеми серьезными и грамотными политическими шагами, генерал Мадина видит Дармин Арти.
- Почему нет?
«Мать Альянса» всегда оставалась за спиной во времена восстания, направляя их, появляясь лишь на внутреннем Совете, никогда реально не показывая ни свою зону влияния, ни свои возможности. Кракен работал на неё, их личные отношения начались очень давно, Мон даже не знала когда и при каких обстоятельствах, но разведчик, как Риекан и Додонна, никогда не выдадут её. Мон было трудно признавать, что сильнейшие кадры Альянса, служа общей цели, работали именно на Падме. Благо, что Амидала считалась погибшей, а Арти знали единицы. Это не уменьшало её власти, но и ограничивало доверие общественности к ней. Мон знала её слабые места, и готова была ударить при необходимости, но пока они сидели в рабочем кабинете, обдумывая следующие шаги по реконструкции Республики.

***
- Я смотрю, вам тут грустно без нас было, да, Чуи?
Штормовой ветер и так сбивал с ног, и ещё друзья навалились всей толпой, чуть не роняя его и могучего вуки.
-Да, конечно, Соло, не столица, а тоска!
- Как коммандер?
- Вы где застряли?
Бравые «Проныры» во главе с Антиллесом больно радостно их встречали, отметил Соло, рассматривая помятые рожи парней.
- Да, дела были, - отмахнулся он от объяснений, - а с малышом всё нормально будет. Крепкий парень он, да и шлемак у него прочный.
Их тут ждали, как вестников надежды, усмехнулся Хэн, когда ребята, не дав даже шмотки с корабля забрать, утащили его в какую-то кантину.
«С возвращением, генерал» - отписала послание Лея, даже не встретив на платформе.
Хэн недовольно сдвинул брови и навернул с Тайко стакан чего-то крепкого. Ведж разъяснил обстановку, Коран дополнял подробности красочного рассказа, под названием «принцесса и триста три военных конфликта на нижних уровнях Корусанта», Селчу рассказал все уровни прохождения мега квеста «Попади на приём к принцессе», после чего Соло сломался.
- Ладно, ребята, рад был вас всех видеть, – он поднялся, вышло даже так авторитетно. - Не раскисать, завтра я возьму командование над базой, – все парни ухмыльнулись, уже представляя бой кореллианина с местными командирами, - но мне пора.
- И куда ты?
- В Сенат! – выпалил Хэн.

***
Карлист подал очередной доклад, Кракен дополнил общие сведения, Мадина выдвинул контрмеры. «Слишком контр», - решила Лея, рассматривая документы:
- Не согласна, генерал Мадина, должны быть другие способы решения данной проблемы.
- У Вас есть предложения?
- Нет, генерал, но они должны быть у Вас, - жёстко осадила его принцесса, однозначно показывая свою политику.
- Поддерживаю, принцессу Лею, - вступил Риекан, прямо смотря на Криса Мадину, - есть другие варианты. Смею предложить…
Общая усталость чувствовалась во всех участников экстренного комитета по борьбе с угрозой местному мирному населению, но они уже достаточно много лет работали вместе, чтобы уметь переходить внутренние и конфликтные ситуации, оперативно решая поставленные задачи. Генерала Мадину чуть ущемляло, что на пост главы комитета была поставлена принцесса Лея, а не он или его коллеги в погонах, но опыт юной особы позволял занимать такой пост. К тому же остальные мужчины принимали её главенствование, считаясь с её политическим влиянием. Сама же Лея, как и все, хотела одного: мира.
- Добрый день, господа, - как к себе домой зашёл взъерошенный генерал Соло, - и дамы, – в показном приветствии, он отдельно отметил Лею, и, подвинув к себе стул, сел за общий стол. – Прощу прощения за опоздание. Не был вовремя осведомлён.
Как прошёл кореллианин через охрану никто даже спрашивать не стал, его не было в числе участников комитета, лишь потому, что на момент назначения, генерала не было на планете.
«Руки лишними не бывают», - вспомнил поговорку Кракен, переглядываясь с Мадиной, - «И в особенности голова, тем более такая светлая, как у Соло». Мадина переглянулся с Риеканом и с принцессой, и в немом внутреннем голосовании комитета, все решили, что Соло будет им полезен. Хоть и временно. Не смотря на всю универсальность Соло, его, вероятнее всего, отправят решать конфликты на соседних планетах, но пока, он здесь и внимательно вчитывается в дела, это всех устраивало.
Пока не прошли выборы.

***
Полпути он упрямо шёл сам, опираясь о стену и руку отца. Некогда ужасный и устрашающий бас Повелителя Тьмы гудел над ухом, хлеще засорённого двигателя «Сокола», нервируя и раздражая так же.
- Хорошо, - сдался Люк, чувствуя, как у него кончаются силы и подгибаются ноги, и сел в кресло. И дело пошло гораздо быстрее, меньше чем за минуту они оказались в смотровой с иллюминатором.
- Далеко мы… привет адмиралу Даале передай.
Своё удивление отец не успел скрыть. Люк не знал, что главком велел флагману отлететь на существенное расстояние от всего флота и развернуться так, чтобы из иллюминаторов медблока нельзя было увидеть ни флот Нерха, ни загран посты Даалы.
- Как ты определил наше месторасположение?
- Ты тоже так умеешь.
- Я умею, потому что пролетел все известные регионы, и не по разу, а так же пробыл в космосе на мостике дольше, чем ты живёшь.
- Значит, нас… лед… ств… ность…
Отец не чего не ответил, наслаждая видом Млечного Пути.
- И что тут такого ин… те… рес… ного?
- Мозг твой, как я вижу, работает нормально.
- Думал, что я дурачком останусь? - помимо их координат, Люка ещё интересовало своё отражение: наголо стриженая голова обрастала ровным ёжиком, а свежие шрамы, уже начинали зарастать под действием бакты. Возможно, после всех процедур их совсем не останется, или их закроют волосы, когда отрастут. На Хоте было хуже.
- Были подозрения, но как видно не оправдались.
- Теперь меня куда отправишь?
- Обратно в постель.
- А в столицу, когда?
- Когда можно будет тебя показать матери, - Люк посмотрел на него, понимая, что он думает о том же. – И сестре.
- Волнуют…ся?
- Удивлён, что обе ещё на Корусанте.
- А они знаю, где мы?
- Нет, конечно.

***
Встречи, переговоры, заседания службы безопасности, связь с Лордом, переговоры с адмиралом, отчёт юридической службы, отчёт финансовой службы, переговоры с тремя сенаторами, с послом, заседание в комитете по безопасности космических границ, встреча с Трушем…
«Хочу напиться», - решила Мара, усаживаясь в очередное мягкое и эргономическое кресло. – «И в шкаф на «Исполнителе»», - или хотя бы чтобы её просто оставили в покое и одну. Хоть на полчасика. Одну и в тишине.
- При всём уважении, Вы многого хотите, - не зная этого, ответил на её внутренние стенания посол Армеруа, - наш народ ценит Ваш вклад, но…
Рыжая девушка вкинула бровь, посмотрев на него так, как не мог и сам ситх. Посол поперхнулся, и сбавил обороты.
Уроки Арти, в сопровождении с владением Силы, и наглядная практика в исполнении Повелителя Тьмы, не прошли для неё напрасно. Хотя Джейд по-прежнему не чувствовала себя на нужном месте, но в сравнении, с парой месяцев назад, когда она только вернулась в столицу в новом статусе, она чувствовала себя уверенней и спокойней. Или слишком устала, чтобы нервничать и переживать по пустякам, и обращать внимание на то, как на неё смотрят окружающие. К тому же самые сложные и нереальные вещи сейчас казались простыми и банальными, она научилась разглядывать политические многоплановые интриги, но вступать в них не хотела и не позволяла затаскивать себя никуда. За исключением комбинаций Арти, которые она по-прежнему чувствовала, но проследить не могла. Да, и признаться не хотела. Бессонница по-прежнему была её проблемой, и в час полной и невыносимой усталости, которая даже заснуть не давала. Она задавалась вопросом: почему разумные существа сами идут на такое? Почему они выбрали именно этот путь?
Тот момент, на «Исполнителе», после первой встречи с «Затмением», когда Соло, после прорыва блокады, сам вновь кинулся на планету, спасать их солдат, ради помощи принцессе. Это потрясло её, она сама не заметила, как вновь и вновь стала возвращаться в памяти к этому моменту, понимая, что тогда у неё внутри, что-то изменилось. Чётко настроенные координаты потеряли привязку к поверхности. Днём и вечером, у неё была работа, бесконечная работа, и она считала дни до возвращения начальства, чтобы поскорее улететь с этой планеты и, по возможности, не возвращаться, а ночью она смотрела на многотысячные огни столицы, и задавалась странными вопросами, обещая себе, что когда-нибудь найдёт ответы на них.
А пока, у неё много работы, и чудовищное желание напиться.

***
Время неслось с невероятной скоростью, отмеренный строк до выборов казался достаточным, но по прошествии пары месяцев, его оказалось недостаточно.
- Нельзя сделать работу за полгода, которая требует годы времени, - пораженчески постановила Мон.
- Порою мне кажется, что у неё просто нет конца, – устало поддержала её Лея.
- Так и есть, - подтвердила Дармин, разливая очередную порцию приятного напитка.
- Какие-то пораженческие ноты в ваших голосах, прекрасные дамы, - отметил Ян Додонна, осматривая собеседниц.
Еженедельное собрание Совета Альянса, происходило глубокой ночью, не потому что оно было секретным и имело вывший приоритет, а потому что ни у кого не было времени на резюмирование проделанной работы. В отличие от усталой принцессы и напряженной Мон, Дармин видела явный успех в реализации их планов, и ещё верила, что у них хватит время привести всё в порядок в обозначенное время.
«Работаем в режиме подвига», - усмехнулся Хэн, подмигнув принцессе. Он то, в отличие от всех остальных, был свеж, полон сил и рвался в бой. Первые три дня. Потом его нагрузили по полной, и генерал погрустнел.
Присутствие духа потерял и Мадина, когда адмиралу Акбару со своим флотом пришлось экстренно вылететь для решения конфликтной ситуации на границе. Пока главное правительства Альянса пыталось закрепиться в столице, пираты, местные тираны и другие силовые организации пытались воспользоваться моментом и урвать себе кусок территорий Альянса. Так же разведка докладывала об усилении границ территорий Дарта Вейдера, в связи с активностью на Дальних рубежах гранд-адмирала Трауна. Совет не выражал желания вмешиваться в эту ситуацию на данном этапе, решив оставить этот вопрос на разрешение Вейдеру.
- В случае победы Лорда, это приведёт к увеличению его границ, – заявила свои сомнения принцесса Лея.
- В случае победы, - поправил Мадина, - а в случае поражение, он сильно ослабит Вейдера.
- Лорд не будет вступать с ним в открытые военные действия, - вмешался Додонна, - ситх будет искать другой способ.
- Вейдер всегда идёт напролом, - не согласился Кракен.
- Не всегда, - без аргументировано поправил генерал Додонна, завершая ненужный спор.
- У нас есть более насущные дела, - поддержала его «Мать Альянса», поднимая важные на её взгляд вопросы.
Собрание закончилось, когда над столицей растекались первые лучики рассвета. Хэн сладко зевнул, и ловким движением руки забрал у Леи комлинк:
- У нас отсыпной.
- Хэн… - протестовать было бесполезно, оставалось только дойти до квартиры. Потом до кровати и просто уснуть. Радуясь, что через сутки, половину которых она проспит, прилетит брат.

***
Рожа в зеркале стала чуть более походить на человека, чем пару недель назад. Тот затянутый кожей череп, с глазами и скулами, с острым подбородком, походил на кого угодно, только не на Люка Скайуокера. Признаться, он уже не помнил, чтобы его когда-то так волновало собственное отражение.
- А с этим ёжиком можно что-то сделать? – поинтересовался Люк, глядя на себя в зеркало на выписке у доктора Нерарса. Короткие волосы стояли торчком в разные стороны, отказываясь хоть как-то прятать полосы шрамов.
- В столице много высококлассных стилистов, командор, намного больше, чем во флоте, - с прицоконьем ответил доктор, пролистывая выписку пациента. – Уверен, Вам они помогут.
- М… я не о том, - смутился татуинец, густо краснея, - можно простимулировать рост волос? А то с такими шрамами меня сразу же в бакту на неделю утопят.
- Лазерная коррекция, коммандер, от которой Вы отказались…
- Я её сделаю, позже, мне надо первые десять минут выглядеть нормально, – честно врал Скайуокер, понимая, что никогда ему не было так важно, как он выглядит, как по прибытию на Корусант. Встреча с сестрой и мамой, разговор с Корраном, и Мара… он хотел увидеть Мару. И постараться не выглядеть так, как будто он только сбежал с Кесселя.
- Соблюдайте распорядок дня, пропейте курс витаминов, никаких полётов и других умственных нагрузок, - словно приговор зачитал свои рекомендации доктор, - тестирование ежедневное, отчёты…
- Перезагрузите тесты на Р2, - перебил Люк, - он единственный кто сможет гарантировать Вам ежедневный отчёт.
- Хорошо, по поводу Ваших шрамов, коммандер, рекомендую пройти лазерную коррекцию, а волосы до вашего прилёта в столицу вырастут.
- Успокоили.
Помимо его самого, его внешний вид волновал ещё и отца, который как сканер осмотрел сына, перебрал все ниточки Силы, убедившись, что чадо в порядке, готово предстать перед вторым родителем и сестрой. Всё было проще, когда они были просто друзьями, коллегами, соратниками и даже врагами, сделал для себя странный вывод Люк, вспоминая, какой он был после Бепсина, после обморожения на Хоте, после сотен операций и диверсий, возвращаясь без сознания, с ранениями, с потрепанной и изукрашенной рожей, и главное, что было – он был жив и ладно. Сейчас же Лея на правах сестры, могла настоять на излишнем лечении, мама просто промолчит, а после коммандер Скайуокер никогда не окажется в авангарде. Всё это было излишнее волнение их слабого, но очень могущественного пола их семьи. И сейчас, признавая себя семьёй, каждый по отдельности, но считая все вместе, с ними приходилось считаться и с чужим волнением, и с заботой, и с чрезмерной опекой. Поэтому Люк, глубоко вздохнув, выстоял проверку отца, покинул «Исполнитель» отправился в столицу, а сейчас в часе от Корусанта, пытался в сотый раз убедиться, что он точно в порядке.
Весь курс его реабилитации напрочь перечёркивал его режим, все его занятия, работу и времяпровождения. Нельзя читать, напрягать глаза, о полётах временно вообще можно было забыть, физические нагрузки в умеренном объёме. Люк долго пытался объяснить прикреплённому врачу и дройду, что умеренные нагрузки для него это только разминка. Даже работу над собственным крестокрылом пришлось приостановить.
- Медитация, сын, тренировка самоконтроля… – посоветовал отец.
- Не более двух часов в день, - поправил доктор Нерарс.
Что делать всё остальное время Люк не знал, по итогу прикреплённый врач составил плотный график различных оздоровительных процедур для деятельного пациента, и через сутки Люк по серьёзу думал, как вывести небольшой крейсер из гиперпрыжка, угнать истребитель и самостоятельно добраться до столицы. На третьи сутки он вспомнил уроки магистра Йоды, беря свою внутреннюю энергию под контроль, вспоминая о смирении. И отмеренное время покоя и бездействия оказалось необходимо для его усталого разума.
К моменту выхода крейсера из гиперпрыжка, он чувствовал себя отдохнувшим и полным сил, но с оставшимся сомнением по поводу своего внешнего вида.
Р2 крутился около двери, сообщая, что им уже пора выходить. Дройд уже вторые сутки издевался над хозяином по поводу лицезрения себя у зеркала, за что с утра получил по круглой голове, и уже третий час недовольно пиликал.

О ветрах Корусанта ходили легенды, они всегда были сухими, с привкусом стали и пустоты. Только дневное солнце светило сегодня ярко-жёлтым светом, отражаясь ото всех поверхностей паллеты-города. Солнце тоже было странное, не тёплое, какое-то северное, яркое, но не грело совсем. Зато его согрели крепкие объятья сестры, которая кинулась к нему, как только Люк сошёл с канонерки. Хрупкая девушка, казалось, стала ещё тоньше, обнимая её, он чувствовал её кости, и казалось, можно чуть сильнее сжать и она сломается. Но Лея была прочнее, чем казалось, скрывая свою усталость, она радостно улыбалась, целовала его в щёки, внимательно рассматривала лицо, приподнимая волосы там, где виднелись шрамы. Её не волновало, что они на открытой платформе, под ярким солнцем, и возможно камеры СМИ уже снимают эту встречу, которую не так могут преподнести, и пустить странные слухи. Её это не беспокоило, она рада была видеть брата живым и здоровым, а самое главное в своём уме. Своей очереди ждал Хэн с Чуи, весело комментируя их объятья. В тени входной группы его ждала ещё одна женщина в цветных одеяниях, которая крепко обнимет его и так же поцелует только, когда он зайдёт в эту тень. Хрупкая женщина, любящая и заботливая, способная переживать и сочувствовать, которая закована в свои устои, как и отец в свои доспехи.
Он знал, что творится в столице, даже читал аналитические выкладки, не смотря на врачебный запрет, и он знал, что Дармин Арти никогда больше не выйдет в свет. Она способна нести на себе всё восстание, прощать, помогать, изменять и править, но в тени, стоя за спинами других, и так же в тени крепко обнимать, пряча свои чувства, и саму себя под цветными и яркими нарядами. Был момент, знал Люк, чувствовал всем нутром рядом с матерью, когда в ней что-то поменялось, в самой её сути личности что-то настолько изменилось, переплавилось, чтобы выжить, чтобы сохранить всё остальное. Что из открытого яростного политика, который всегда стоял в свете софитов, в центре общественного внимания, который никогда не боялся смотреть в глаза, она ушла в тень, против себя, против своей истиной природы, она смогла адаптироваться к сложным условиям, перекроив себя заново. У неё хватит сил повторить это вновь, Люк чувствовал это, но понимал, что эта не та ситуация и не тот момент, чтобы она снова пошла на такое изменение в себе. Но заглянув в её бесконечные тёмные глаза, такие же красивые и глубокие как у сестры, он увидел огонёк, слабый, еле заметный, новый.
Она собирает силы для другого - понял он.

***
Только стоило малыша выпустить из медблока, как он тут же оказался в шумной компании друзей и с девушкой под боком. Эриси, вцепилась в командора, как в своего, а скромность и вежливость Люка, позволили ему отцепить её от себя, только когда он решил уйти с общей встречи чтобы переговорить с Корраном.
Никто из ребят ни в чём его не винил, в битве за Корусант много погибло, и то, что малыш решил подставиться ради брата по эскадре, все восприняли нормально, это было вполне в духе командора, только вот Хорн воспринял это очень тяжело и чувство вины его открыто грызло. Стоило Люку прилететь в столицу, как всё завертелось вокруг него, этот человек сам по себе притягивал и неприятности, и хороших парней с девчонками, и политические решения с такими же проблемами. Хэн сложил руки на груди, недовольно покосившись на Мадину, который прилетел лично поприветствовать командора в кантину, где сегодня они не пили. Да, все не пили, потому что коммандеру нельзя. Ему вообще всего нельзя, поэтому Хэн переглянулся с Чуи, потом на часы, вуки понимающе кивнул, и встал около столика Люка с Хорном. Мадину развернула Лея, а всех остальных забрал Ведж.
Быстрое восстановление Люка всех радовало, но и беспокоило одновременно. Он-то видел малыша под капельницами, лысого, со свежими швами на голове. Проблема с координацией, дикцией, движением и мышлением и ещё длинный-длинный и очень опасный список проблем, которых опасались врачи. Скайуокер показывал свою живучесть и раньше, демонстрирую высокую степень внутренней регенерации. Врачи Альянса говорили, что дело в его генетике, что в нём только половина татуинца, а вторая там кого-то ещё, и такое сочетание даёт ему массу преимуществ. За Леей таких особенностей не наблюдалась, хотя принцесса и не попадала в такие ситуации, как малыш. Хотя Соло сомневался, что в нём самом-то только кровь Кореллии, верил в это больше, чем во влияние этих их непонятных вещество в крови. Сейчас ему без разницы было: смешанная кровь это или Сила Великая, главное, чтобы последствий не было. Хотя времени прошло уже предостаточно, чтобы всплыли всякие минные поля.
- Тут чего-то со временем не так, - пожаловался он Лее, наблюдая, как заходит солнце.
- Другой ритм жизни самой планеты, - обняла она его, утыкаясь в грудь.
Малыш прилетел больше девяти часов назад, но казалось, что меньше часа.
- Подстава…

***
Ощущение полного слияния с Силой было ни с чем не сравнимо и практически неописуемо. Люк помнил, когда в первый раз почувствовал его, а ещё помнил момент, когда ощутил слияние отца с Силой, когда Повелитель Тьмы, открывшись Великой Силе, стал растворяться в общем свечении, как его тугие узлы контурного сплетения стали развязываться, сливаясь со всей паутиной. Он помнил, как это было устрашающе прекрасно, и как он с испугу позвал отца, опасаясь, что тот не вернётся. Лорд не зря носил сой титул, да и он с Силой работал дольше, чем сам Люк жил на свете, и смотря на одарённого напротив него, он не мог судить ни его, ни себя. Чувство вины притупилось, осознание ситуации со стороны сильно помогло переосмыслить случившееся и сделать выводы.
- Каждый из нас несёт ответственность за свои действия, - повторил Люк, - каждый из нас решил по-своему в тот момент, и каждый из нас заплатил по-своему за это.
- Ты чуть не погиб.
- У меня было много этого «чуть». Зато, за это время мне удалось многое переосмыслить и осознать. И я, надеюсь, ты тоже.
Корран понимающе качнул головой. Спавший с него груз вины растёкся облегчением в Силе, и они оба выдохнули. Тонкие нити понимания стали проскальзывать в их разговоре, переплетая их дружеские отношения в более конкретные и направляющие. Люк чувствовал, как в глазах Коррана он становится наставником. Это странное ощущение проскальзывало уже не в первый раз, но сейчас оно стало более конкретным и ясным. За время его отсутствия Хорн задал себе слишком много вопросов, на которые только Скайуокер мог ответить. В тайне, Люк радовался, что у него пока есть ответы на эти вопросы, понимая, что может настать момент, когда у него ответов может и не быть. Старые наставления магистра Йоды цитатами всплывали в мыслях, незримым проводником ведя их разговор по выбранному пути. Все его внутренние опасения, высказанные однажды отцом вслух, стали притупляться, и он всё же хотел поделиться ими с Корраном, но не сейчас.
Они не всё успели обсудить, Хорн многим хотел поделиться, как и Люк, но Чуи настойчиво просил свернуть разговор и перенести на потом, не давая нарушать решим. Скайуокер недовольно скривился, покосившись на друга с сестрой, которые мило беседовали за соседнем столиком, в надежде, что Хэн попросил Чуи не мешать им, но друг лишь поддержал своего помощника и выпроводил Хорна.
- И сколько будет продолжаться этот детский сад? – угрюмо поинтересовался Люк, когда капитан с Леей провожали его до выделенных апартаментов в Сенаторском корпусе.
Для него были подготовленные комнаты во Дворце в крыле Лорда Вейдера, у него также была комната на базе, около казарм «Проныр», а Люк думал попроситься переночевать на «Соколе», но сестре решила по-другому и ей было трудно отказать.
- Ровно столько, сколько понадобится для твоего полного выздоровления, – вполне серьёзно ответила Лея.
- Я здоров.
- Это не тебе судить, а доктору Нерарсу.
- Кажется, я уже ненавижу этого мужика.
- Зря ты так, - вмешался Хэн, вспоминая седого доктора, - нормальный дядька.
- Столько заботы и опекунства, я, наверное, за всю жизнь не получил, как за эти месяцы.
Лея не оценила его стенания, и, как Люку показалось, даже немного обиделась. Апартаменты были подобранны именно для него, и это чувствовалось стразу. Мама с сестрой хотели, чтобы эта квартира стала ему домом, подобрав всё как он любит, но со своими требованиями.
- Она даже на это время нашла, – сделал отдельный акцент Соло, в пол тона, явно жалясь на нехватку внимание, – меня просто к себе подселила.
- Хочешь личные апартаменты? – услышала ремарку Лея, недовольно вскидывая бровь.
- Нет, что ты, принцесса, мне бы тебя в твоих апартаментах найти, не то, чтобы в своих.
Пререкания Хэна с Леей стали походить уже на семейные, отметил Люк, улыбаясь и осматривая квартиру:
- Прямо рай.
- Рада, что хоть этим угодила.

***
Она проснулась резко, с панической мыслью: «Проспала!» - но глаза сразу не смогла открыть, расслабленное тело отказывалось напрягаться вновь. Разум тут же нашёл оправдание в звонках, которых нет, в бесконечных сообщениях… Она медленно пошевелилась, вдыхая приятный и знакомый аромат, но вспомнить чей он, сразу не смогла. В теле ныла усталость и какие-то болевые ощущения, сжав пальцы, она почувствовала другую фактуру белья и сразу же открыла глаза. Она не у себя. Приложив усилие, чтобы не подскочить, Мара медленно повернулась, осматривая помещение: сдержанная светлая спальня, небольшого размера, без декора и изысков. Судя по виду из окна, она в Сенаторском корпусе, на верхних этажах…
…После нескончаемого шума Сената, она предоставила отчёт Лорду Главнокомандующему, который в данный момент был в гиперпрыжке, и через пару суток наконец-то явится в столицу. Отчитавшись в письменно виде, поставив точку и оправив файл, она решила наконец-то осуществить свою навязчивую идею: напиться. Ещё утром у неё была идея выйти в свет, в платье и найти прекрасную компанию; в обед, она уже думала, что загул с «Пронырами» вполне сойдёт; а вечером, закрылась у себя, и достала бутылку презентованного рома. Одна и в тишине…
«Что-то пошло не так», - решила Мара, ложась обратно, закапываясь в одеяло, когда в соседней комнате открылась дверь. Кто-то бесшумно прошёлся по спальне, подошёл к шкафу, что-то взял и так же с минимумом звука вышел в соседнюю комнату…
…в какой-то момент вкусный ром надоел ей, и открыв свой мини-бар, она не нашла ничего интересного, кроме очередного кореллианского виски. Во флоте был только алкоголь, который привозил Соло, разумеется, он весь был с Кореллии. А в чём проблема на Корусанте? Эта мысль и разбавила её скучный вечер. В поисках другого алкоголя она нашла бар, родианца, которому очень захотелось врезать, а себе она уже не могла отказывать, потом были два турианских вышибалы, с которыми она тоже справилась, но решила прогуляться до другого заведения. А там текила и какой-то тви`лек, с которым она так же подралась, так же бармен-зелтрон, который отказался ей наливать, и дройд-вышибала. С ним было посложнее, но она справилась, и откровенно отвела душу. Глубоко вдохнув ночного терпкого запаха Корусанта, она намеревалась идти домой…
…Дыхание она держала ровно, словно продолжает спать, рёбра болели, локоть тоже, капризно ныла трапециевидная мышца на спине, костяшки перемотаны бакто-пластырем, а на голое тело одет халат. Почему она не дошла до дома? Синий дройд…
…Синий астродройд с деловым видом проехал мимо неё в направлении Сенаторского корпуса. Она подняла глаза вверх, высоко, очень высоко, где на тысячном этаже светился огонёк в Силе.
- Мара? – опешил спросонья джедай, взлохмаченный и удивлённый.
Девушка прошла в его квартиру, рассматривая мужчину в одних штанах для сна, отмечая его худобу, но и с тем рельефность. Яркий верхний свет красиво бликовал на его светлой макушке, а глаза светились, как и раньше, чистой синевой.
- Что случилось? – побеспокоился он, который готов был защищать весь мир сразу. А она лишь скривила губы в игривой ухмылке, рассуждая про себя: «Не подойду, я уже и так пришла. Пускай сам», - Ты ранена? – он сам и подошёл, приподнимая прядь, под которой была ссадина, и не ожидал, когда она страстно поцелует его, обнимая, притягивая к себе…
…ей захотелось застонать, переворачиваясь на другой бок. Как она могла такое сделать? Мара Джейд! Правая рука Лорда Главнокомандующего, обученная помощница и агентесса Императора, как она могла?! Как такое могло произойти, а? Как она могла повиснуть на Скайуокера, как блудная зелтронка, с закидыванием ног и с впечатыванием в стенку? А он…
…поднял её на руки и отнёс в душ, под прохладный поток воды, в котором она билась в пьяной и усталой истерике. Он слушал её, обнимал, мыл и успокаивал, пообещав, что она снова сможет спать. А потом вывел, как маленькую за ручку, посадил на кровать, достал аптечку, заклеил всё её синяки и ссадины, одел халат и уложил спать.
«Добрых снов, Мара», - и поцеловал в макушку.
…О! Великая Сила! – захотелось взвыть ей и тут же застрелиться, только сигнал комлинка в соседней комнате не дал пошевелиться.
- Доброе утро, Лея, - чистый, звонкий и добрый голос джедая раздался из комнаты. – Да, всё хорошо, акклиматизируюсь. Р2 уже отправил отчёт доктору Нерарсу… Нет, я пока бесполезен в этом… Да, пару дней я ещё передохну, а там видно будет… Люблю тебя.
Мара прислушивалась к звукам, в постыдной мысли сбежать, но после разговора, он, как назло, вернулся в спальню и аккуратно сел на край кровати:
- Доброе утро, - скрываться, что она не спит, уже бесполезно, оставалось только повернуться, пряча лицо за волосами. - Как себя чувствуешь? Голова не болит?
- Не-а… - ответ получился слабым и детским. Его улыбка стала шире, он провёл рукой по волосам, приподнимая пряди, осматривая ссадину у виска.
- А рёбра?
- Болят… и спина… - пожаловалась она, не сопротивляясь осмотру. Сопротивляться уже было поздно, вчера он раздел её и аккуратно укутал в мягкий халат. Его прикосновения были нежными и полны заботой, и впервые ей было по-настоящему стыдно.
- Подождём до вечера, - констатировал хозяин квартиры, спальни и кровати, не замечая её скованности. - Завтракать будешь?
- Буду, – покорно согласилась рыжая бестия, закутываясь обратно в одеяло. - Тебя опять хотят во что-то втянуть?
- Бесполезно, - отмахнулся он, доставая комлинк и делая заказ, - я временно отстранён и от командования, и от любой работы до официального разрешения доктора Нерарса. И Дармин с Леей никому не дадут нарушить приказ отца.
- Сочувствую, - понимающе заметила она, - из крепких рук дока только Пиетт умудрился сбежать, и то недалеко. А чувствуешь ты себя нормально?
Он поднял глаза, посмотрев так прямо, видимо, не ожидав от неё беспокойства:
- Как видишь, я в норме, - она выдержала взгляд не шелохнувшись, что заставило его отвести глаза. - Отец будет только через трое суток. Можешь немного передохнуть.
В дверь позвонили, он отошёл…
За завтраком. Он не спросит ни о чём, и никогда никому об этом не расскажет, он просто выслушает, вытрет слёзы, залечит раны и позаботится о еде…
Поднос он поставил прямо на кровать, и сам устроился у неё в ногах, принимаясь за завтрак.
- А еда тут и вправду вкуснее, - заявил Скайуокер, облизывая пальцы.
- Это же столица, фермер, тем более в Сенаторском корпусе, - она жадно выпила светлый напиток, ей показалось мало, и без проса она выпила его.
- Эй?
- Хорошо тут, - проигнорировала она его протест, - можно я останусь?
- А кто тебя отпустит?

***
- Чего-то малыш на связь не выходил, - невпопад заявил Хэн, когда они вышли с совещания. Хотя, по мнению Леи, голова у него должна быть забита другим.
- Он отдыхает, я сегодня утром с ним говорила.
- Значит, с ним время поговорить ты находишь, а со мной – перезвоню, я занята?
- Генерал Соло, что за детские приступы безосновательной ревности? – вскинула бровь деловая принцесса. - С тобой мы уже пару недель, а Люк прилетел только вчера.
- Значит так?
- Генерал Соло, прекратите валять дурака, у нас много дел.
- Да, у нас очень много дел, - согласился Соло, выпинывая из лифта какого-то работника, чтобы после того, как двери закрылись, крепко поцеловать принцессу, несмотря на все её протесты. У них много дел и очень мало времени. С три тысячи сто восемнадцатого этажа до первого и обратно до тысяча пятьсот восьмого. Без остановки.

***
Центральные Всегалактические СМИ освещали главное событие столицы: прибытие Лорда Вейдера для участия в выборах временного правительства Новой Республики. Разные источники информации по-разному относились к персоне Дарта Вейдера, и по-разному преподносили этот странный, с точки зрения всегалактической общественности, факт.
Лорд Главнокомандующий был фигурой известной и не определённой одновременно, его мотивации, его поступки и его политика всегда оставалась загадкой для общественности, что во времена Империи, что во времена Союза, а тем более сейчас, когда был свергнут режим, которому он служил больше двадцати лет. Так же СМИ не упустили и тот факт, что три дня назад исполнилось двадцать восемь лет со дня начала судьбоносной для Галактики и Республики Войны Клонов, всячески приписывая и сравнивая события того времени и нынешнего.
Шесть голоизображений, включённых одновременно, с разных точек и с разными комментариями транслировали прямую связь с частной платформы, куда прилетел Дарт Вейдер. Официальный представитель Лорда в Сенате, Мара Джейд встречала его в сопровождении пятьсот первого легиона. После официального приветствия её самим Лордом, которое транслируют на всю известную Галактику, статус и позиции этой рыжеволосой особы резко увеличились и укрепились. Впрочем, это уже не столь важно, отметила про себя Падме, наблюдая, как ситх с помощницей стремительно покидают посадочную площадку в сопровождении штурмовиков, которые мешают съёмке.
До специальной сессии Сената оставалось не более трёх часов, но Падме не назначала никаких встреч и отложила всю работу.
Громкое механическое дыхание заполнило её кабинет, она призналась себе, что скучала. Она встретила его тёплой и радостной улыбкой, облегчённо выдыхая. Её так же успокоило и то, что он сразу пришёл к ней, хотя последний их разговор был после прилёта сына в столицу, и посвящен был только здоровью Люка. Сейчас, к их совместной радости, этот вопрос был исчерпан, и перед ними стоял очень сложная политическая ситуация, которую она одна не могла решить. И ей нужна была его поддержка. Она знала, как её получить, и на что надавить, но результат был не гарантирован, да и желания у неё уже не было.
- Рада Вас приветствовать в столице, Милорд.
- Я предпочёл бы другое место встречи с Вами, Миледи, - он тяжело прошёлся по её кабинету, подходя к окну: серый геометрически вымеренный пейзаж Корусанта. – Тем более сегодня. Надеюсь, Вы помните, какой сегодня день?
Она задумчиво улыбнулась, опуская взгляд.
Двадцать восемь лет, но она помнила красный песок Джеонозиса, улетающую серебряную каплю корабля Графа Дуку, и непонимающий взгляд раненого юноши. Крепкие руки Оби-Вана, который, не смотря на свои ранения, схватил её за плечи, отрывая от падавана и уводя в канонерку, где Энакину оказали первую помощь. Она помнила тот момент, когда сидела напротив раненого магистра, в двух шага от них в медкапсуле лежал Энакин, неосознанно постанывая, когда корабль трясло. Кеноби видимо знобило, лицо бледное, а губы сухие, взгляд порою терял концентрацию, но он упрямо смотрел на неё. И если бы не пристальный взгляд серых глаз, она бы уже сидела около Энакина, целовала и пыталась успокоить. Но…
Их сразу же доставили на крейсер, который в течение десяти минут ушёл в гиперпрыжок, чтобы как можно скорее доставить сенатора в столицу. Практически всё время полёта она провела в бакто-камере, прибыв в столицу без следов после нахождения на арене. И обеспокоенная столица тут же закрутила её в своём безумном водовороте интриг и экстренных решений. Но, несмотря ни на что, на утро следующего же дня, она пробилась в госпиталь в Храме Джедаев. Она буквально бежала по бесконечным коридорам, проходя невообразимые пролёты, боясь заблудиться, и застыла, собираясь с духом, у двери его палаты. Дверь с тихим шипением открылась, и она успела увидеть его, лежащего, подключенного к какой-то аппаратуре, как в проёме оказался Оби-Ван Кеноби. Джедай шагнул прямо на неё, заставляя отступить, и дверь за его спиной закрылась.
- Доброе утро, сенатор, - приветственно мягко, но вполне конкретно произнес магистр.
Падме искренне улыбнулась, радуясь, что он уже оправился, и абсолютно безрезультатно попыталась зайти в палату. Используя весь свой политический и дипломатический опыт, она юлила, просила, требовала и угрожала, но магистр стоял непреступной стеной между ней и любимым. Кеноби был терпелив, вежлив, и чётко дал понять, что если сенатор не покинет Храм, то придётся использовать силу. Доводить до конфликта, тем более с Оби-Ваном, Падме не хотела, и откровенно боялась. Всегда есть другой способ – решила она, отступая, возвращаясь в свой кабинет, с заваленным работой столом и безумно плотным графиком встреч.
Эмоции подкатывали к горлу, и грозились вырваться или криком или слезами, но Падме понимала, что нужно время, что нельзя спешить и идти на необдуманные решения. Тем более сейчас, когда ещё не объявлена война, но которая уже началась.
Остаться одной в кабинете получилось только через два дня. Тонизирующий напиток, прохладный светлый кабинет и длинный список дел. Всё ещё панически она искала выход из сложившейся ситуации и так же панически пыталась придумать, как пройти Кеноби.
И в идеальной тишине что-то изменилась. Она подняла голову: посреди её кабинета стоял Энакин. Бледный, чуть сутуленный, и смотрел так… растерянно. Она аж подскочила, чуть отступила от испуга, проморгалась, пытаясь понять, что это ей не привиделось из-за бессонных ночей и бесконечного желания увидеть его.
- Энакин, - еле слышно произнесла она, и сама не заметила, как кинулась через весь кабинет, путаясь в тяжёлых юбках, и застыла, как вкопанная, в двух шагах от него, - как ты?
Он слабо улыбнулся, заглядывая в её глаза:
- Уже лучше.
Её рука сама поднялась, касаясь холодной щеки, а он, как ручной зверёк, потёрся об неё, вкладывая в нежное движение, что–то настолько большее, чем просто нежность, что у неё в груди всё сжалось, а взгляд опустился на его правую руку. Там где должна быть его правая рука. Проводя её взгляд, он поднял протез, неуверенно разжимая искусственные пальцы.
- Больно?
- Уже нет.
В его «уже» были все страхи и отчаянье, всё расстройство и злость на Кеноби, всё… их общее и их личное. Она вложила свою руку в его металлическую ладонь, прислушиваюсь к новым ощущениям. Его поцелуй обжог губы, а вместе с тем и всё нутро. Руки сами обхватили его шею, и она отступала под его натиском, пока в спину не упёрся рабочий стол. Она потерялась в его поцелуях и руках, чувствуя физическую и почти жизненную необходимость касаться его, быть как можно ближе к нему... Твёрдые пальцы пытались разобраться в корсете, в её ситховом сложном корсете, зашнурованном в восемь разных шнурков, когда звук приёмника, как холодная вода, отрезвил её. Сердце перестало биться и они оба замерли.
- Капитан с секретарём видели тебя?
- Нет, конечно, - задыхаясь, ответил он.
Падме положила ладонь на его грудь, чуть отодвигая, чувствуя, как колотится его сердце.
- Да? – как можно ровнее и спокойнее, спросила она, отвечая на сигнал.
- Госпожа, король Органа просит немедленной личной аудиенции.
Глубоко вздохнув. Она посмотрела на взъерошенного Скайуокера, который ощутимо напрягся.
- Просите короля перенести встречу… - горящий взгляд синих глаз ощутимо давил на неё, - на завтра. Я занята.
Три вдоха молчал секретарь, переговаривая с представителем альдераанца:
- Его Величество лично просит принять его. Сейчас.
Тяжело выдыхая, Падме опустила глаза, обдумывая.
«Возможно, это к лучшему» - решила она:
- Проси подождать пару минут. Я приглашу.
Энакин отступил.
- Я… - хотела оправдаться она, но повернув голову, обнаружила, что в кабинете пусто. Хорошо оглядевшись, честно не понимая, куда он делся, Падме попыталась прибраться на столе, поправила платье, села за рабочий стол, активировав зеркало. Привела себя в порядок, и глубоко вздохнув, игнорируя тугое неудовольствие внутри, попросила пригласить короля.
Бейл влетел в помещение, в не свойственном для него открытом беспокойстве. Амидала встала, подходя поприветствовать друга и соратника.
- Миледи, дорогая моя, как я рад видеть Вас живой и здоровой!
- Добрый день, Бейл, - улыбалась ему Падме, отмечая, что после дружеского рукопожатия, Органа не отпускает её руки, - я полностью в порядке. Спасибо за беспокойство, – и она ещё раз попыталась убрать свои ладони из его горячих рук.
- Падме, прости, что отрываю от работы, - крепко держал Бейл, - тем более сейчас, я понимаю всю степень важности, и то, сколько нам предстоит сделать… - идеальные манеры альдераанца стали пропадать, он смотрел прямо с очень конкретным выражением в глазах.
Падме стала прилагать усилия, чтобы держать идеальную улыбку на лице, чувствуя, что речь идёт не совсем о работе. Захотелось оглядеться, а лучше всего покинуть помещение. Одной.
- … новость с Джеонозиса потрясла меня, я прибыл как только смог. Весть о том, что Вы, Падме, опять были в эпицентре сражения…
- Под охраной лучших джедаев… - попыталась перебить его Падме, желая остановить и свести тему на что-то нейтральное. Для короля мирного Альдераана любой вооруженный конфликт был чем-то невероятным и крайне опасным. И как человек, как мужчина, который ранее сам никогда не оказывался в такой ситуации, и имеющий представление со стороны, для Бейла её участие в любом конфликте было потрясением. Искреннем и глубоким.
- Я почувствовал, что если с вами что-то случится, то это убьет и меня…
- Не преувеличивайте, Бейл…
- Падме, я больше не могу молчать, мои чувства к Вам, как никогда сильны, и я надеюсь…
- Ваше величество…
- Я прошу, тебя Падме. Не отвергай меня. Только услышав об опасности, нависшей над тобой, я уже не смог ни о чём другом думать…
- Бейл, прошу тебя. Остановись, – уже молила Падме, думая, что признаний ей достаточно на этой неделе, что она не уверена, что в кабинете нет Энакина, что зачем ей Органа…
- Прощу прощение, Миледи, что вот так на Вас всё это вываливаю, – судя по всему, улыбку ей не удалось удержать, и Падме наконец-то забрала ладони, прижимая к себе. Мягкое и крепкое объятье тёплых рук ещё хранились на них, с тем же непривычным ощущением холодного метала искусственной руки.
- Бейл, я не знаю, что Вам ответить… - призналась она отворачиваясь.
- Падме, прошу Вас… - он подошёл к ней, обхватывая её хрупкие плечи руками, - если мои чувства взаимны…
«Взаимны?» - разорвалось сердце у неё внутри. – «Они никогда не были взаимны!» Даже мысли у неё не было, что однажды она окажется в такой ситуации, а о желании и речи быть не может. Но Падме не могла игнорировать тот факт, что Органа самый ближайший и верный её соратник, их личностные отношения могут повлиять на работу. Этого она допустить не могла. Чувствовать себя женщиной, беззаботно флиртовать, обниматься, целоваться и признаваться в любви падавану, она могла на Набу, вдали от работы и обязанностей, но не когда идёт речь о её деловых связях и общественной ответственности. Сейчас ей нужен весомый аргумент отказать королю, очень весомый. Разумный, взвешенный и сильный.
- То, что мы с этим сделаем, Бейл? – дрожащим голосом ответила он, шагая вперёд, разрывая между ними расстояние, но не поворачиваясь. – Бреха моя подруга.
- Я понимаю, Падме, но мы можем…
- Не ранить её этим? – в голосе прозвучало удивление с примесью возмущения. - Бейл, - и она повернулась, пристально смотря на альдераанца, так, что ему стало не по себе, и он отвёл глаза, – без неё вы потеряете свой пост, а оставив всё в секрете… Вы предлагаете мне стать любовницей? – в последнем слове было возмущение, оскорбление, удивление и даже обида. Настоящая и искренняя. – Вы настолько низкого мнения обо мне, как о женщине? - в отражении растерянных глаз короля, она увидела себя: возмущённую и потрясённую.
Органа не мог идти против такого, он потупил взор, принёс свои искрение извинения, попросил не держать на него обиды, понадеялся, что их рабочие отношения будут по-прежнему не изменены, и, поклонившись, удалился.
Двери закрылись, Падме попросила никого не впускать, и с тяжелым выдохом села в рабочее кресло, закрыв глаза. Ей надо столько сделать и решить, а в голове была абсолютная тишина, только внутри всё ныло, и руки дрожали.
Она почувствовала, как он встал около неё, и открыла глаза. Растерянно смотря на него: высокого, худощавого, ещё бледного падавана, с тонкой косицей. Ей не хотелось смотреть ему в глаза, но пришлось, ведь огонь в них пугал и манил одновременно. А заглянув в них, она уже не могла отвести взгляд. Он опустился на колено, подставляя свою руку.
Левую, отметила она.
- Падме, - прочистил он горло, - Амидала Наберри, выходи за меня.
Кровь спала с лица, а внутри всё замерло, она даже дышать перестала, пытаясь понять реально ли это или это всё какой-то дурной сон?
«Что происходит?» - словно выстрел пролетела единственная мысль у неё в голове. - «Это же глупость!»
Её молчание затягивалось, а он продолжал на неё пристально смотреть, явно давая понять, что без ответа не уйдёт.
- Энакин… - пролепетала она, пытаясь найти выход из щепетильной ситуации.
Она его любила, да, любила, и честно признавалась в этом и ему и себе, да, готова была принять и его чувства, и его, но… Она по-прежнему сенатор, а он – падаван, и в Галактике война. И… - Не надо делать поспешных… предложений. Мы… - ком встал в горле, она не смогла продолжить, увидев изменение в его ярко-синих, горящих глазах то, что случилось у него внутри от её реакции.
Он поднялся, гордо выпрямляя голову:
- Я люблю тебя, это не поспешное предложение, – спокойный и уверенный тон, он встал с колен, но готов был снова опуститься и повторить своё предложение. И неожиданно ей это понравилось. Она хотела провалиться, исчезнуть, сделать всё, чтобы не отвечать, но с тем же, ей захотелось встать и принять его, чтобы снова оказаться в тёплых объятиях, почувствовать его уверенности и силу. Голос разума всегда руководил ею и сейчас не давал забыться в сладостном ощущении собственной хрупкости и женственности рядом с ним.
- Энакин, я понимаю… - она поднялась, и руки сами потянулись к нему, но он отступил. Это не было похоже на поведение мальчишки, с которым она полетела на Набу, - и мои чувства к тебе так же сильны, но…
- Ты отказываешь.
- Сейчас мы не должны спешить…
- Потом может и не быть.
Неоднозначные её многоточия, он завершал конкретными точками. Недомолвки и растерянный взгляд, он чётко определял для себя. Татуин и Джеонозис сильно изменили его, а возможно и не изменили, отстранёно подумала она, может лишь раскрыли то, что в нём всегда хранилось. Она шагнула вперёд, желая обнять, чувствуя тягу к нему такому, но её ответ стоял между ними, и официально поклонившись, он развернулся, намереваясь уйти.
- Энакин…
И он обернулся, смотря на неё так же прямо, уверенно, искренне, не пряча своих переживаний и сердце, которое замерло. Ответ застрял в горле, и она молчала, видя на взрыв у него внутри, и отпустила взгляд. На секунду. На мгновение, чтобы заставить себя вздохнуть, чтобы набраться силы, чтобы…
Подняв голову оказаться одной в прохладном кабинете.
- Всё правильно, - прошептала она, отрывисто вздыхая, потом ещё раз и ещё… Сжала зубы, чтобы не закричать. Села в кресло, уткнулась в руки, поплакала минут десять, а может и двадцать.
- Всё правильно, - повторила она, вытерла слёзы, поправила макияж, и вернулась к работе.

«Всё правильно» - повторяла она себе ещё сутки, утром, днём, вечером и ночью. На работе, в дороге и на переговорах, и на заседании, до того момента, как Верховный Канцлера Палпатин не выступил в Сенате, с официальным заявлением, с прямым указом:
- … все джедаи, согласно своему опыту и навыкам, будут воздвигнуты в офицерские звания. И именно нашим стражам я доверяю возглавить защиту нашей Республики на огневых рубежах и защитить наши границы!
Впервые она думала так чётко и так быстро, практически летя по коридору Сената:
- Я возвращаюсь домой, капитан, - спокойно и холодно заявила она, - подготовьте корабль и эскорт к немедленному вылету.
- Сейчас опасно, госпожа, нам нужно увеличение охраны.
- Задействуйте все наши ресурсы.
- Официально вы ещё находитесь под защитой джедаев, – думал в нужном направлении капитан Тайфо.
- Они должны сопровождать меня домой, - бесстрастно заявила Амидала, зная, что Кеноби обязан будет остаться в столице, так как Совет в свою очередь собирал всех магистров для разъяснения обстановки.
И ровно через три часа, поднимая тяжёлую юбку, она заходила на борт своего фрегата, стараясь не оборачиваться на телохранителя, который шёл следом, и которого она никому не отдаст и ни на какую войну не отпустит…
…через трое суток его всё же пришлось отпустить. На войну. Разорвала крепкие объятья, пряча слёзы, поцеловала, пообещала ждать, и впервые проводила мужа на фронт, тогда ещё не веря, что он вернётся. Тогда она сама не верила, что сможет выжить в этой войне. Тогда, стоя на взлётной площадке, она смотрела на него, как в последний раз, думая, что никогда не придётся отвечать за содеянное. Что в один момент, одна из их жизней оборвётся, молясь, чтобы сразу обе и одновременно, и они падут, как те джедаи на арене Джеонозиса, унося свой секрет в Силу. Но она не погибла, и он возвращался с фронта, и ей стало казаться, что наступит тот момент, когда они всё же смогут быть вместе, не смотря ни на что.
«Не настал», - констатировала Падме, поднимаясь с кресла, - «Может ещё не время? А может такого времени никогда и не будет», – смотря на закованную в броню фигуру мужа, подумала она. Нога ещё болела, и требовалась трость, но она не взяла её, зная, что муж подаст ей руку, выпрямив плечо, оставив её на почтительном расстоянии, и позволит приблизиться, если она этого захочет. Она встала рядом, не воспользовавшись помощью, теша себя наивной надеждой, что если она упадёт, то он поймает. После «Лусанкии» эта мысль часто согревала её в минуты сомнений и опасений. Конечно, после, она корила себя и бранила, осуждала и запрещала, помня то мгновение, когда её горло сжалось под воздействием захвата Силы. Но страх притуплялся, а ощущение, которое возникло много лет назад, когда она впервые несмотря ни на что захотела встать с ним рядом, сейчас было сильно как ни когда.
- Я рада, что и Вы помните его, Милорд, - ответила она вслух, зная, что и перед его глазами пронеслась вся та шальная и страшная, но решающая недели их жизни, - и у меня для Вас есть подарок.
Угол разворота головы чуть изменился, демонстрируя интерес. В тайне от всего мира, Повелитель Тьмы, как и много лет назад, любил подарки, и так же холодно принимал их, до конца не уверенный в необходимой реакции. Падме раскрыла ладонь, в которой она держала инфо-кристалл. Блестящий носитель поднялся с ладони и перепрыгнул в его руку.
Лорд предполагал, что у Арти множество интересных для него сведений, но не то, что она просто так подарит ему именно эти данные. Кусочки мозаики встали: Айсард в действительности обошла Джейд и первая вытащила информацию из тронного зала, после, вероятнее всего, сохранив архивы на «Лусанкии», откуда их вынесла Арти. И вот, военные архивы у него в руке, в качестве подарка ко дню свадьбы.
- Миледи, Вы продолжаете меня удивлять, - довольная улыбка и теплота в ней мягкими волнами расходилось в пространстве. Это грело и успокаивало, ощущение, покинувшие его много лет назад, снова забирались под броню, ломая комфортную температуру для поврежденного тела. – И что вы хотите в обмен?
Бровь приподнялась в лёгком оскорблении:
- Ничего, Милорд, это мой подарок Вам. В честь дня нашего бракосочетания и наших долгосрочных, надёжных отношений.
Ему захотелось рассмеяться, высказать своё восхищение, и губы растянулись в широкой улыбке, но он промолчал, убирая кристалл. Его чувства к ней всегда были чёткими и прозрачными, он всегда восхищался и её красотой, умом и силой, но верить и доверять ей, ему не позволял пост Главнокомандующего, и её звание «Мать Альянса».
- Ваша вера в наш Союз, утешает меня, особенно в преддверии сегодняшнего заседания, – постарался уйти с личной темы Вейдер, чувствуя свою слабость в этом вопросе.
- Вас что-то беспокоит, мой Лорд?
- Опасная и неустойчивая позиция нашей дочери в нынешней политической ситуации, - признал он, переходя к вопросу, ради которого пришёл сюда. - Если Вы не выступите сегодня, то она останется главным соперником Мон Мотмы. И я опасаюсь неоднозначных действий с её стороны.
- Глава Альянса никогда не подтвердит Ваши опасения, мой Лорд.
- Я бы не был столь уверен, - температура в механическом басе стала понижаться. - Если Вы не вмешаетесь.
- Вы тоже считаете, что в этом есть необходимость?
- Миледи, - он развернулся к ней, чуть нависая, демонстрируя свою обеспокоенность и решительность. - Выступление и заявление своей кандидатуры на пост временно исполняющего Канцлера сугубо Ваше личное решение, меня лишь интересуют последствия этого решения.
Повелитель Тьмы прибыл не власть делить, как думает вся столица, Лорд прилетел защитить дочь. Падме приподняла руку, в немой просьбе помочь ей, и он подставил предплечье, чтобы она смогла опереться:
- Лея станет прекрасным правителем, - она чуть сжала пальцы, в успокаивающем жесте, - у неё сильные соратники и верные защитники.
- Но этого не достаточно…
- Да, Милорд, она сильна, умна, знает правила игры и способна поднять государство.
- …которого ещё нет, и я не хочу, чтобы она стала тралом, как Вы в своё время.
- Согласна… и её не было в том зале, когда сенаторы разрушали Республику.

***
Гром аплодисментов сотрясал огромный зал Сената, приветствую нового хоть и временно исполняющего, но Верховного Канцлера Новой Республики.
Амидала уже не могла переносить этот звук, чётко ассоциируя его с одним моментом в истории её жизни и жизни всей Галактики, и она покинула зал. Но этого никто не заметил, особенно это уже было неважно новому законному правителю: гордой чандрилианке в бело-серебряных одеяниях, чьи каштановые волосы были обрамлены серебряной диадемой. Её трибуна поднималась на вершину своей карьеры, и Мон Мотма произнесла свою торжественную речь, с клятвами, обещаниями и гарантиями.
Миллиарды глаз сейчас смотрели на неё, и она, наконец-то заняла своё место во главе нового государства. Она очень долго этого ждала, десятилетиями шла к этому часу, и сейчас она была на пике, и её речь, самое главное её оружие: ораторское искусство, которым она владела практически в совершенстве, было к месту как никогда. Она точно знала, чего хочет, а самое главное она знала, как этого добиться. Мон понимала, что самое сложное ещё впереди, что это лишь очередной этап восстановления демократического правового государство, что ей предстоит сделать гораздо больше, чем она уже сделала. Пережив годы смуты, годы Войны Клонов, переворот Палпатина, и его Империю, тёмные времена для восстания, расцвет Альянса и странный Союз с Вейдером, теперь она сможет поднять Новую Республику. У неё было много времени для подготовки, и сейчас, в момент, когда ей аплодирует вся Галактика, она была уверена: всё получится.

***
- Речь она сама писала? Или тоже Вы?
- Сама, - ответила Падме внимательно наблюдая за племянницей: Пуджа Наберри, нынешний представитель сектора Чоммелл, от планеты Набу, была копией своей матери: очаровательной, изящной и ехидной, хотя только в кругу своих. Для общественности, она была воспитанной, политкорректной и умеющей добиваться своих целей. Как и её тётя, часто дополняли в прессе. Пуджа не стеснялась своих привилегий именитой тёти в политике, смело пользуюсь всем необходимым.
- Не люблю белый, - сморщила носик молодая особа, становясь до невозможности похожей на Солу. Падме улыбнулась, отмечая, что племянница соединила в себе всё самое лучшее: Пуджа имела хватку Амидалы, её воинствующий дух и чувство справедливости, она прямо вставала против своих оппонентов, открыто доказывая свою правоту, при этом унаследовала умение пользоваться своим влиянием на мужчин, нося потягивающие эффектные наряды, острый язычок матери и её же критическое мышление. Пуджа умела выживать и подстраиваться, но при этом сохраняя свои идеалы и отстаивая права. Всё это помогало представителю сектора Чоммелл балансировать на очень тонкой грани поддержки Империи и сотрудничества с Альянсом. Наберри никогда в открытую не признает свою связь с восстанием, и периодическую помощь принцессе Лее и её людям, а так же прямую связь с самой «Матерью Альянса». Но она, не задумываясь, поддержала кандидата, которого рекомендовала некая Дармин Арти. – Хотя принцессе Лее он идёт. Возможно, она единственная, кому идёт этот цвет.
Падме снова промолчала, что принцесса теперь носит белый только на выход в Сенат или на конференциях своего сектора.
- Жалеешь о выборе?
- Никогда, - ярко выразилась девушка, и подкрепила свой ответ, очаровательной улыбкой. Улыбкой смелой и даже отчаянной Соло Набери, – но принцесса стала бы великим канцлером.
- Станет, когда Галактика будет готова к этому… - выражение этих карих глаз, Пуджа знала с очень раннего детства, поэтому понимающе кивнула, зная, что тётя точно знает что делает.
- Я смотрю, принцесса даже в такой момент с капитаном Соло общается…
Она перенаправила камеру на трибуны Альдераана, на которой принцесса отвлеклась и что-то забивала на комлинке, в момент триумфальной речи Мон Мотмы.
- Генерал очень печётся о ней.
- Очаровательный мужчина, - одобрила Наберри-младшая, - а может у него есть брат?
- Есть, - усмехнулась Падме, - старший.
- Ммм?
- Чуббака, так же при наградах.
- Высокий и волосатый… - задумчиво проговорила она, - но больно уж старший… Мама не поймёт.
Женщины весело рассмеялись, уже не смотря прямую трансляцию с зала Сената.
- Совсем забыла, - Пуджа наклонилась, открывая ящик стола, - Вам просили передать, - и достала небольшую коробочку.
- Оформление мне уже нравится, - с интересом отметила предмет Падме, открывая: в квадратной коробочке лежал маленький флакон с духами.
Волшебный аромат, тот, который с годами не потускнел, и который по-прежнему ей так нравился. Соло всегда знала, как выразить свои эмоции в маленьком подарке.
Связь с семьёй восстанавливалась тяжело для Падме и даже болезненно. Пуджа много лет хранила тайну от семьи, глядя, как умирал дедушка, как поседела бабушка, и как мама с тоской смотрит на семейные фотографии, вспоминая о якобы погибшей сестре. Новость о Союзе, выход некой гражданки Альдераана Дармин Арти в роли посла и дипломата, не остался незамеченным для Соло, которая сразу же признала сестру, но, не будучи уверенной, молчала. Она попросила дочь передать дипломату комплемент – тонкую нить бус, и это стало знаком для Падме, что дома её по-прежнему ждут. Она написала письмо Соле, и та написала ответ, вложив его в маленький подарок в виде её любимых духов. Но Падме не была готова вновь прийти на порог дома, где её оплакивают уже много лет.
- Признаться, я уже готовилась организовывать торжественное возвращение великой Амидалы домой.
- Великой, - горько усмехнулась Падме, наслаждаясь приятным ароматом, - никогда не была… к тому же Амидала мертва и воскрешения не будет.
- Но мы всегда ждём Вас домой.
Падме хотела выразить свою благодарность за понимание, но их разговор прервали: представитель Лорда Вейдера требовал встречи с Дармин Арти, и его не волновало, что дипломат на аудиенции у сенатора Наберри.
- Прощу прощение за вторжение, - отчеканила Мара Джейд, проходя в кабинет сенатора, - но у меня прямое поручение Лорда Главнокомандующего передать Вам это.
Девушка протянула инфо-кристалл, Памде с интересом взяла его, переглянувшись с племянницей, активировала: документы на право собственности кораблём типа «Нубиан», оформленные на Дармин Арти.
- Милорд приносит свои извинения, что не смог лично вручить Вам подарок в честь сегодняшнего дня.
Рыжая чеканила слова не имея понятия об их значимости. Падме молча разглядывала голоизображение корабля, чувствуя, как подкатывают слёзы, которым она не даст пролиться. Своего корабля, единственного имущества, которые официально принадлежит некой Дармин Арти.
Двадцать пять лет назад умерла Падме Амидала Наберри, и всё её имущество отошло её семье, а «Мать Альянса» Дармин Арти была лишь наставницей принцессы, всё её имущественно было уничтожено вместе с Альдерааном. И с тех пор, она жила на базах и квартирах Альянса, передвигалась только на кораблях и судах Альянса. «Сестра милосердия» - корабль, который подчинялся её прямым распоряжениям, был медицинским крейсером, который официально входил во флот под командованием адмирала Акбара. При всей её власти и влиянии, фактически у неё ничего не было. Юридически умерев Дармин Арти ничего не оставит после себя. Потому что Дармин Арти была «Матерью Альянса», она отказалась от всего для себя, выдвинув на передний план только интересы Альянса и мира в Галактике, только это породила Дармин Арти, только это и было основой её жизни. А сейчас, после официального объявления о создании Новой Межгалактической Республики, она держала в руках подарок от мужа – документы на корабль под названием: «Крылья Ангела».


--------------------
"Ели у вас нет ног - бегите...
Если у вас нет надежды - творите..."
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Ариша
сообщение 26 Февраль 2016, 22:13
Сообщение #777



Иконка группы

Группа: Бывалый
Сообщений: 1293
Регистрация: 8 Май 2011
Из: Челябинск
Пользователь №: 8905



6 глава 1 часть

Сжав зубы, перезаряжая бластер, Мара жалела, что не одела броню на эти переговоры. Пробежав под огнём пару метров, скользнув за поворот, она вжалась в угол и прикрыла голову от взрыва. В наушник что-то говорили, отчитывались, докладывали, но она не могла разобрать слов. Потеряв где верх, а где низ, Мара расслабилась, прислушиваясь к себе. Великая Сила или её собственное шестое чувство заставили сорваться с места, кинуться вперёд, пролететь пару проёмов, уйти в кувырок и застыть около разрушенной стены.
В целом вся эта миссия с самого начала ей не нравилась, она так же не нравилась и главкому, именно поэтому её послали сюда в качестве представителя Союза, хотя урегулированием конфликта занимаются представители Новый Республики, а именно принцесса Лея Органа собственной персоной. И именно поэтому, как только стало жарко, Мара отдала приказ своей свите сопроводить принцессу с генералом до их корабля. Она-то как-нибудь выберется, особенно в одиночку и в таком кавардаке, к тому же тут было что-то не чисто... Она не могла ничего сформулировать и понять… Надо было разобраться. Сбежать она всегда успеет, тем более, когда все будут думать, что она покинула планету.
Через дыру в стене открывался прекрасный вид наземного сражения, с пролетающими истребителями, бомбардировщиками и другими военными силами.
«Хорошо, что наземную артиллерию не спустили,» - подумала Мара, оценивая ситуацию. – «Прыгать не вариант». Уходя в очередной кувырок, она кинулась в направлении лифта.
Какое-то движение… позыв... след... да, она чувствовала…
- Мара! – оглушил её звонкий голос в наушнике: - Ты где?
- В здании правительства, - сквозь зубы ответила она, нажимая кнопку лифта. Ей надо наверх.
- Ваши отступают!
- Это мой приказ.
- А ты?
- Выберусь.
- Как?
- Разберусь…
Проще вырубить приёмник, чем спорить со Скайуокером. И что он тут делает, Мара пока знать не хотела.
Холодный охотничий инстинкт пополам с Силой и адреналином вёл её… Держа бластер на готове, она вышла из лифта; кровь застучала в висках. Коридор уже был пуст, но с явными следами боя, за стеклянными перегородками на улице ещё шёл бой, здание подрагивало от выстрелов и взрывов. Противная горечь вместе с пылью заполняли пространство, порванные шторы громко колыхались, разнесённая мебель, куски ковров… Среди сотен следов она искала один, такой новый, но такой знакомый; все чувства обострились, и Сила прохладной водой потекла сквозь неё, увеличивая свой поток, заставляя ускорить шаг, подойти к перевёрнутому дивану, откинуть покрывала, чтобы увидеть детонатор бомбы.
Четыре…
…развернувшись на каблуках, Мара бросилась…
…три…
…к окну…
…два…
...точный выстрел разбил стекло…
…один…
…и она прыгнула.
Взрывная волна ударила ей в спину, относя на пару метров дальше, раскручивая в воздухе, изгибая тело, заламывая конечности. На какое то время она потеряла сознание, а потом об что-то ударилась, приходя в себя уже в полёте, но руки болезненно пытались вцепиться во что-то металлическое.
Сознание дрожало, боль пульсировала во всём теле, и вой турбин затоплял всё вокруг. Если она не придёт в себя сейчас, потом уже не будет. Собравшись с духом, Мара подняла голову, пытаясь понять, что с ней. Взгляд еле сфокусировался на кабине крестокрыла.
Замечательно.
По корпусу корабля прошла волна, в одно мгновение её как ударило током, попутно опуская в кипяток. Прежде Джейд никогда не ощущала на себе действие защитных щитов и больше не хотела, но быть подстреленной из турболазера тоже не стремилась.
«Мара!» - вместе с обеспокоеным импульсом заботливая личная жизнь прибавила нехилый импульс Силы, что резко привёл её в себя. – «Держись!»
Как держатся за нос крестокрыла в манёвре Мара не представляла, но каким-то чудом или благодаря Силе осталась на носу во время очередного манёвра Скайоукера. Но второго раза точно не переживёт. Она чуть наклонилась, пытаясь сообразить, может получиться спрыгнуть и заранее придумать куда приземлится?
«Мара!» - снова привлёк её внимание Люк, открывая купол истребителя.
-Ты в своём уме?! - вырвался панический возглас толи через Силу, толи через крик.
- Забирайся! - нос крестокрыла начал медленно подниматься, и в не зависимости от своего желания Мара стала скатываться на кабину.
- Закрой купол! – орала во всю глотку Джейд, опасаясь, что их сейчас подобьют.
Но Люк её не слышал и не хотел слышать, перекинув управление на Р2, вылез на половину из кресла, чтобы дотянутся до неё. Истребитель тряхнуло, и защитное поле ударило по обоим, но Люк плюхнулся в кресло пилота, втягивая Мару за собой.
- Р2 закрой купол! – прямо в ухо крикнул пилот, и её с верху стало вдавливать.
- Мы не влезем оба! – тело возмущалось тянущий болью от позвоночника до кончиков пальцев, она пыталась, как-то вжаться, поместится в кабину одноместного истребителя.
- Залазь в ноги, - успокоил её ярость его холодный командный тон. Она попыталась выпрямить ноги, вдоль его, стараясь не задеть педали управления, пока Люк отодвигал кресло чуть назад, чтобы освободить место. Матерясь сквозь зубы, Мара всё же забралась и попыталась уменьшиться, ложась грудью Люку на колени.
- «Сокол», приём, – как ни в чём не бывало, позвал Скайуокер.

***

Дело дрянь! Их жёстко зажимали в тиски, и если они хотят смотаться отсюда с меньшими потерями, то надо делать ноги сейчас.
- Малыш, ты в порядке? - связался генерал Соло, закидывая корабль в очередной манёвр. - Системы показывали, что у тебя нарушена герметичность.
- Были проблемы, но я всё уладил.
Не то, чтобы Хэн ему сильно поверил, но времени у них было мало, поэтому генерал переключился на общую, прикидывая план отступления.
- Коммандер, они затягивают «удавку».
- Уходите через «люк».
- «Проныра-Лидер», куда ж мы без тебя? – Антиллес и сам видел выход из положения, но друга оставлять…
- Уходите, я уйду севернее по «туннелю». Встретимся на «Исполнителе», - коммандер выслал код и отрубил связь.
- Ладно, ребята, все всё поняли? – ему это не нравилось, но Соло прикинул координаты и рассчитал маршрут. Оставлять малыша одного он не хотел, но парень сам знал, что делать. Силы Вейдера уже давно покинули систему и ушли в гиперпрыжок, это они тут задержались чуток.
- Почему на «Исполнитель»? – задалась вопросом Лея, которая всё это время сидела тихо в кресле стрелка. Хэн знал, что высочество очень болезненно переживает такие провалы и быстро замыкается в себе, и ей надо в кого-нибудь пострелять, желательно из тяжёлого оружия.
- Ты же хотела залететь к папочке в гости? - не предал этому значению капитан.
- Хотела, а вот Люк нет.
- Они что поссорились?
- Нет.
- Так, что тебе не нравится, красавица?
- А кто сказал, что мне не нравится?

***

Выдавив гашетку, Люк прикинул дальнейший план действий, взвешивая ситуацию. Дорога к своим уже была закрыта, до крейсера не успеть, а задерживать в такой ситуации флот просто неразумно и глупо. Мара вдавила его в кресло, и так сжала ноги, что он скоро перестанет их чувствовать. А ещё её трясло, она горячо дышала ему в живот и подозрительно молчала, но она в сознании, а значит пока в порядке. Откинув всё лишнее, он направил крестокрыл в противоположную сторону от своих. Пролетев пару сотен километров по поверхности, ушёл на орбиту с северной стороны там, где не было агрессора, а следовательно и усиленной защиты, а с орбиты в гипрепрыжок до «Эскадры Смерти». Это круто, конечно, до первого вылета, но что делать?
Крестокрыл характерно дернуло и повисла свистящая тишина, сообщая об объятьях гиперпространства.
- Мы с Р2 молодцы, - облегчённо выдохнул коммандер, погладив Мару по голове.
- Руку убрал, - это было похоже больше на угрожающий рык, чем на благодарность спасителю. - Мы в гиперпрышке?
- М-м... да, - немного растерялся он, - могла бы и «спасибо» сказать. Мы тебя спасли.
- Я разве просила о помощи? – Джейд опёрлась о руки, приподнимаясь, сверкая зелёными глазами: - И почему мы на крейсер не полетели?
Тяжело выдохнув, Люк снял шлем, чувствуя влажные волосы под ним. Это было не просто, особенно после такого длительного перерыва в полётах, а ему сейчас похоже ещё и голову свернут за спасение, и почему он думал, что она его хотя бы поцелует?
- Мы бы не долетели, - без подробностей ответил он, заблокировал панель управления, стараясь изменить настройки кресла, чтобы отодвинуть его и перевести в лежачее положение. – Вылезь, пожалуйста, у меня ноги затекли.
Продолжая кипеть от ярости, Мара плавно выбралась, упираясь локтями и коленями об край панели, прислонившись лицом к нему, а спину выгнула в холодный купол.
- У тебя с головой всё в порядке?
- Справочку достать? – на её манер Люк вскинул бровь, отвечая на взгляд. - Может, прекратишь на меня шипеть, мне тут с тобой тоже не очень удобно летать.
- Так это ты меня сюда затащил! – ей было очень больно шевелится и не удобно, а ещё она была очень на него зла.
- А у тебя был другой вариант? – судя по мокрым вискам, Скайуокер тоже перенервничал, и терпеть упрёки не желал.
- Был бы! Если бы кое-кто не тормознулся по среди боя!
- Кто-то вообще со взрывом вылетел по среди боя! – он сжал руки, чтобы случайно не взмахнуть ими.
- У меня было всё под контролем!
- Да, я видел твой «под контролем»! И Р2 видел! Хочешь, запись посмотрим? Увидишь своё бледное, еле дышащее «под контролем»!
- Ничего я смотреть не собираюсь! – демонстративно отвернулась Мара, пытаясь вывернуться и посмотреть на таймер, который отображался на куполе, прямо у неё за спиной. - Сколько нам до выхода из прыжка?
- Десять часов.
- Сколько?!
- Не ори... я уже оглох…
- Куда мы летим? На «Исполнитель» на прямую?
- Да.
- Это был сарказм.
- А я серьёзно. Хватит ругаться, спускайся сейчас должно быть по-удобней, - и заботливо положил руку на талию, желая притянуть к себе.
- Стрелок, такими темпами ты можешь не долететь, – всё ещё злясь на него, пригрозила Мара.
- Собралась лететь в обнимку с трупом? – поинтересовался Скайуокер, отказываясь убирать с неё руки. И в общем убирать их не куда было. Мара вообще не представляла, что в одноместном истребителе могут даже теоретически поместиться двое, Скайуокер об этом даже и не думал, поэтому нервно постанывая, она пыталась улечься.
- У нас кислорода хватит на двоих? – голова гудела ещё после взрыва, а тело беспощадно протестовала против её выкрутасов, и несмотря на физиологическое удобство Люка, она не могла не как уместиться.
- Хватит с запасом.
- Когда ты успел проверить? - они попытались лечь на бок, но её правое плечо взвыло тугой болью.
- Р2 начал расчёты, как только купол закрыл. И воды тоже достаточно.
Мара попыталась приподняться, но ударилась головой об планку купола и громко застонала, уткнувшись в плечо Люку.
- Да, ладно тебе, Рыжик, не всё так плохо, - он даже постарался поцеловать её.
- Не всё, - согласилась она, - но у меня всё болит, а меньше чем через час у тебя всё затекёт и начнёт болеть. Это была дрянная идея, Скайуокер, признай.
- Не признаю, - и сильней обнял её, вызвав новую волну боли, отчего Джейд застонала громче, но что-то изменилось: стало тепло, сердце наконец-то успокоилось, тело перестало дрожать и так болеть, и наконец-то стало удобно. Блаженное расслабление растеклось по ней, сознание приятно повело, глаза сами закрылись, но желанный сон не пришёл, слишком много адреналина. Успокаивающая тишина помогла собраться с силами, и ей пришла странная мысль: они уже пару месяцев вместе, но никогда не оставались вдвоём на такое время. Были два первых дня, в первый она проснулась уже у него в кровати, и в тот день они от туда не вылезали: ели, спали, занимались любовью. Второй день был такой же. А потом работа в прежнем объёме и усталость, с разницей лишь в том, что иногда она засыпала не одна. С Люком было удобно и не напряжно, он не требовал много внимания, бесконечной болтовни или чтобы его развлекали. Приходил, когда ей было удобно, уходил, когда сам хотел. Они иногда ужинали вместе, по праздникам даже завтракали, но в основном спали вдвоём и занимались любовью. И её всё устраивало, Скайуокера, похоже, тоже.
А сейчас спать она не хотела, да, и он похоже тоже, а о сексе в таких условиях, она даже заикаться не хотела, - вдруг понравится идея, и в правду придётся убить, и лететь с трупом.
И о чём с ним говорить?
Она подняла на него глаза: Люка такие вопросы явно не волновали, он вполне в расслабленном состоянии созерцал раскатистые звёздные полосы гиперпрыжка думая о чём-то своём. Ему было вполне удобно, что она практически на нём лежит и сопит в шею. Возможно, сказывался огромный опыт перелётов в истребителе, но ей всё же было интересно о чём можно думать с таким выражением в глазах?
- Тебе это не интересно, - смутился он, как мальчишка. Сейчас было трудно поверить, что так смущаться может коммандер, рыцарь-джедай, герой и просто отчаянный парень.
- Я уже спросила, мне уже интересно.
- Храм Джедаев стоял на Корусанте тысячу лет, во времена Империи его снесли, и на его месте поставили Имперский Дворец. – Не сказать, что удивил этим, она знала, что он много времени посвящает этой теме: - Сейчас в столице нет места под такое монументальное сооружение, а Дворец ещё долго никто трогать не будет.
- На данный момент сорок пять процентов всего дворцового комплекса принадлежит Лорду, - решила она поддержать разговор, тем более, когда он был вполне предметным, а не абстрактным. - И если он кому-нибудь хоть что-то из него отдаст, то только тебе.
- Я не буду просить у отца Дворец…
- Это твоё право, просто… имей в виду, что за хорошее поведение, он может и подарить тебе его.
- Я не уверен, что новый Храм надо строить на месте старого.
- А ты уверен, что вообще нужен именно Храм?
- Храм – место служения Силе, джедаи столетиями изучали и познавали Великую там.
- А потом двое ситхов их всех уничтожили, – получилось чуть резче, чем она хотела. В его глазах ничего не изменилась, лицо осталось расслабленным, как и всё тело, но глубоко внутри он выставил защиту:
- Ты тоже считаешь, что это глупость и джедаи уже не нужны? – он чуть наклонил голову, переводя на неё взгляд, без обвинений в голосе, без требований или обид. Это был просто вопрос.
- Признаться, я об этом никогда не думала, - честно ответила она, - но будет глупостью не признавать явление Силы, и нас, одарённых, как достаточно опасное явление, как по одиночке, так и группами. И если, предположим, что восемьдесят процентов одаренных просто никогда не узнают о Силе и будут ею пользоваться сами на своё усмотрение, то ничего плохого в этом тоже нет. Но оставшиеся двадцать – точно каким-либо образом придут к Силе, и вступят на очень опасный путь, не понимая что творят. А уж сколько вреда могут натворить недоситхи с недоджедаями, я и думать не хочу. Так что я считаю, что будет лучше, если ты всё таки восстановишь Орден, и мы хотя бы будем знать в лицо одарённых и обученных.
- А чем тогда тебе не нравится Храм?
- Люк, я выросла в Империи, на антипропаганде джедаев, при словосочетании Храм Джедаев у меня рука тянется к бластеру, – как можно мягче усмехнулась она. - И так к этому относится большая часть столицы.
- Не только столицы.
- Да, и с этим ты уже ничего сделать не можешь.
- То есть, Орден нужен, но народ против Храма?
- Да, но зачем тебе Храм? Создай… - Мара задумалась, пытаясь сменить позу, - школу, или академию. Лучше назови это какой нибуть академий Джедаев, найти старый Храм подальше от Корусанта и познавай там Силу в тишине и подальше от столицы. А то там собственных мыслей не слышишь, не то, чтобы Силу.

***

Яркий свет погас, окуная его маленький мирок в кромешный мрак, такой привычный и прохладный. Ему нужен был сон, даже ему надо спать, но что-то внутри никогда не давало просто так уйти на отдых. И, закрыв глаза, сконцентрировавшись на Тьме вокруг, он открыл медицинскую капсулу. Прохладный воздух, не фильтрованный, без лекарств и препаратов, пробрался внутрь, обжигая повреждённую кожу, и принёс привкус металла. Дыхание стало некомфортным, жёсткий воздух стал царапать нутро. С каждым вздохом становилось всё сложнее и больнее, его усталость выкачивала силы, но он продолжал держать купол открытым. Это было похоже на мазохизм, но только в такие минуты он ощущал себя человеком. Ещё живым человеком. Та упрямая часть его, которая отказывалась умирать, сдаваться, подчинятся, она же отказывалась мириться со своими увечьями. Улучшений давно уже нет, ухудшений тоже. Положительная динамика его физического состояния была вызвана резким эмоциональным подъемом, сейчас она поддерживается тем же. Но прекрасного излечения так и не произошло. И не произойдёт. Ему буквально на физическом уровне требуется периодическое общение со семьёй, но он так же трезво осознавал, что без них это можно будет поддерживать, но намного сложнее. В прочем, иногда ему казалось, и этого уже и не надо, отодвигая заботы о своём здоровье на сотые строчки своих дел.
Палпатин никогда бы не дал ему это сделать, усмехнулся он израненными губами. Как бы не было смешно, но старик всегда трепетно тряся о его здоровье, требуя отчёты, медкомиссии. Разумеется, у него были свои цели, да и мальчишка регулярно норовит влезть под броню, узнать о его здоровье и состоянии, но Лорд его никогда так далеко не пустит. Он – калека и это только его проблема и вина; сыну, а тем более дочери, он, если и нужен, то только сильным воином и главнокомандующим. А что происходит в этой комнате знать не положено никому. Тут нет места никому, кроме него самого, его ран, его боли, его заслуг и его же ошибок. Он научился с этим жить, и даже дышать чуть больше двух минут, но тем не менее.
Когда боль стала не выносимой, он закрыл капсулу, впуская мягкий газ.
Пару часов сна и за работу.

***

«Исполнитель» не был любимым местом для перегруппировки, но уже вполне привычным. Здесь уже все знали генерала Соло, что его корабль стоит в шестом доке, и что всё необходимое надо просто подвезти к трапу, а дальше вуки сам со всем разберётся. После длительной и громкой подготовки к штурму Корусанта, к Чуи все стали относится более уважительно, поэтому второму пилоту «Сокола» здесь даже стало нравиться.
Переговорив с адмиралом, а потом с Антиллесом по поводу случившегося на Дорге, они решили, что после возврата коммандерп вернутся в столицу. Дорг они ещё не потеряли - планета в центральной системе, рано или поздно признает Новую Республику и им придётся подписать соглашение о входе в её состав. Это вопрос времени. Только это не сильно интересовало Лею, которая сразу же ушла на встречу с Вейдером. Хэн не горел желанием лишний раз без причины появляться на глаза к папочке-ситху, тем более их проект шёл согласно плану и он уже обо всём отчитался, поэтому решил дождаться принцессу у них в каюте.
- Как там папочка поживает? – подсел он к ней на диван. Разговор с главкомом настроение ей не поднял.
- Как обычно: конструктивен, краток и груб. – принцесса упёрлась взглядом в иллюминатор и никак не проявляла интерес к разговору.
- Ммм… кто-то не в духе? – подсел он чуть ближе.
- Кто-то что-то за спиной мутит, – он хотел внимания, и он его получил в виде сверкающих карих глазок.
- Так он же ситх! Он всегда что-то мутит! – пожал плечами Хэн, в тайне надеясь, что Вейдер и в правду что-то крупное замышляет, и принцесса чувствует не их маленький проектик.
- Капитан, мне кажется, что вы мне чего-то не договариваете.
- Я? – до глубины души сначала удивился, а потом обиделся Соло. - Принцесса, я перед тобой полностью голый два раза на дню, что я могу скрывать? И я даже корабль давно уже не запираю. Хочешь, спроси у Чуи – он может тебе все трюмы показать.
- Видела я ваши трюмы, капитан, - она посмотрела ему в глаза, и Хэн, кажется, перестал дышать. - Вы все что-то задумали, все и по отдельности что-то постоянно скрываете. И мне это не нравится.
- Эй, доченька ситха года, прекрати, пожалуйста, мне страшно… Давай лучше придумаем, как перед Мон отчитываться будем.
Бордовые губы соблазнительно изогнулись:
- Перестаньте, генерал, эта миссия изначально была провальной. Нас туда за этим и послали.
- Зачем? – не понял генерал.
- Затем, чтобы мы подтвердили её повальность и не мешали в столице.
- Так зачем мы туда полетели? Надо было остаться на Корусанте и разобраться, что хочет Мон протащить за нашими спинами.
- Мон хочет стравить нас с Вейдером, поэтому мы здесь.
Смысл этого действия Хэн не понимал, он вообще сделал вывод, что или он теряет связь с реальностью или это делают в столице. Хотя, их «гнездо» было практически готово, и при экстренной необходимости может лететь туда хоть сейчас - это утешало капитана.
- Я начинаю путаться в этих интригах, вашество, - признал Хэн, укладывая голову ей на колени, чётко зная что ему делать в случае чего: – Как только станет страшно – свисни.
- Мне с тобой, Хэн, ничего не страшно, - потрепала она его за волосы, впервые улыбнувшись.
- А зря.

***

- Моффов убили по приказу Вейдера, - наконец-то произнёс Гарм.
- У Вас есть доказательства?
- Разумеется, нет.
- Тогда не уподобляйтесь генералу Мадине, высказывая собственные предположения, как истину или факт, который уже подтвердили, – холодно заявила Арти.
- Миледи, при всём моём уважении, - кореллианин смотрел в упор, - я знаю о Ваших личных отношениях с этим ситхом, но я не понимаю Вашего стремления его защитить!
Дармин ответила взглядом командующему, что заставило его остановиться, опустить глаза, присесть, и подкрутить усы, чтобы хоть как то занять руки.
- Убийство Моффов было всем на руку, - спокойно продолжила Арти, - и их такая тихая смерть в середине сражения в двойне. А устранение руководства в тот момент, было крайне эффективным и разумным шагом в период такого сложного и важного сражения. И их заказать мог очень умный и расчетливый командир, согласны со мной?
Гарм кивнул головой.
- И при всём этом такой шаг Вы приписываете только Вейдер, почему же?
- Вы знаете, что это он.
- Я знаю, что силы Империи и столицы в нужный момент остались без руководства, и это принесло нам победу. А то, что Мон раздула из этого преступление – это её предвыборный флаг, которым она так не разумно махает, а сейчас пытается стравить людей с очень сильным союзником.
- Вейдер нам не друг!
- И не надо делать из него вновь врага.
- Я Вас не понимаю, Миледи, – снова поднялся Гарм, расхаживая по кабинету. - Вы хотите мира с Вейдером, но Мон Мотма сделает всё, чтобы не допустить этого, Мадина уже копает под него! Почему Вы пустили эту… тираншу на пост канцлера?
Существование Лорда Вейдера, как появление Силы претило Иблиссу само по себе, но командующий понимал, что ситх в статусе союзника на много выгодней и полезней, чем в статусе врага. Несмотря на все его условия и требования. А вот причина мириться с Мон Мотмой на престоле была только одна, и она сидела напротив него:
- Потому что она его достойна.
- Она раздует очередную войну с ситхом, – кореллианин как никто другой знал, сколько бывшая «Мать Альянса» сделала, чтобы этого не случилось.
- Если вы не будете поддерживать и помогать – не раздует. Сил не хватит.
- Вы понимаете, что её власть возросла втрое!
- Вместе с ней и головная боль.
Командующий поднялся и снова стал мерить шагами комнату. Ему это всё не нравилось, в прочем, Дармин тоже, но всё пока шло в контексте распланированного и задуманного. Укрепления сил нового временно исполняющего обязанности Верховного Канцлера было очевидно, правильно и необходимо, и бывшая «Мать Альянса» приложила ряд серьезных усилий, чтобы помочь соратнице укрепится на своём месте, прося в замен лишь одного – сохранения мира с Лордом Вейдером и его флотом. Но оставив столицу Новой Республики, Лорд Вейдер чётко дал понять каковы границы его влияния тут. Как выяснилось, по факту значительная часть недвижимости на планете, считая все государственные здания, принадлежат главнокомандующему. Даже после предательства Вейдер остался наследником Императора Палпатина, и по какой причине за год их открытой вражды не было переписано завещание, и почему до него не добрались Айсард и Великий Визирь, ей осталось неизвестно. Но печати на завещании были подлинными и хранились всё это время на Корусанте, и были переданы Вейдеру, как только он вступил на планету. С юридической точки зрения, ситх защитил себя со всех сторон, оградив свои владения от любых посягательств новой власти. И если Имперский Дворец был лишь на половину его, то вот десяток сенаторских корпусов были его полностью, причём уже очень длительный срок. Никто из юристов Новой Республики так и не докопался, в какой момент и каким образом Лорд Главнокомандующий получил на столько дорогостоящую недвижимость в столице, но факт законности этого никто оспорить не мог. И, разумеется, никому из нынешнего правительства не нравилось жить на территории Лорда Вейдера, а выкупать недвижимость, нынешний бюджет не позволял.
Хотя Мон и считала, что этот юридический факт не должен влиять на их политические и идеологические взгляды и отношения с ситхом, то Падме это беспокоило в серьёз. У Вейдера было и так достаточно много инструментов воздействия, чтобы разрушить неокрепшую Республику, и оставлять ещё один без расчётов она не могла. Падме порою казалось, что никто в Малом Совете реально не представляет, какую угрозу может нести Лорд Главнокомандующий, что никто по-настоящему никогда не вникал в те дела, которые ситх проворачивал в то время, пока его флот у них на глазах мирно плыл в космосе. Образ прямолинейного и жестоко военного крепкой пеленою скрывал расчётливость Вейдера. Оценив работу его юристов, когда те возвращали разграбленное имущество, Падме через подставных сотрудников так же собрала полную информацию о его правах на собственность и имущество в столице. И она нашла только то, чтобы было официально на его имя, а то, чтобы было не официально, или на его служащих, или на подставных было скрыто. Всё это вырисовывалось в не очень красивую, но элегантную паутину: он одним словом мог задушить их экономически и юридически. Тихо и плавно, до хруста гортани, и, несмотря на государство, их законы и устои, им придётся покинуть Корусант. Потому что в столице могут приклонить голову перед кем угодно, а так же служить кому угодно, пока работает внутренняя экономика города-планеты. Местные управленцы и бизнесмены не потерпят убытки от любого правительства. Вейдер смог уберечь своё во время войны с Палпатином, хотя именно безумный Император так щедро одарил главкома, что лучше слов указывало на его понимание ситуации. И очень наглядно демонстрировало его расположенность новому демократическому обществу. И если во времена Империи закон был один – слово Императора, то сейчас открытое правовое государство не может позволить себе действовать как Империя, и Вейдер на этом открыто играл.
Все боялись мощи Великой Силы Повелителя Тьмы, забывая про его умственные способности.
Падме повернулась к окну, смотря в глубокую ночь, вспоминая седого и высокого ситха. Граф Дуку, бывший джедай, ситх, который сплотил и поднял Сепаратистов за спиной у Совета и Сената. По мимо своей мощи, Дуку и Палпатин обладали умом, харизмой, способностью влиять на людей и плести очень сложные, хитрые сети. Они всегда были в тени, прятались за чужими спинами, Вейдер же всегда был на виду. Энакин вообще не любил прятки, но это не означало, что он, так же как и предшественники, не научился такому же мастерству манипуляций и управления. С этим же Падме по-прежнему знала Лорда Вейдера, и была уверена, Корусант ему не нужен, а все эти сети он держит для перестраховки.

***

Логистическая миссия – душ, отчёт, медблок, Доктор Нерарс, разговор с главкомом, и ни разу не встретиться и не подать виду, что они прилетели вместе, была выполнена блестяще и без единого шороха.
К Главкому Люк пришёл сам, а Мару начальство вызвало после прочтения отчёта; к Нерарсу Джейд зашла сама, с повинной, а вот за Скайуокером доку пришлось посылать.
Как ни странно, но после длительного полёта, желание убить Скайуокера только уменьшилось, и она решила зайти к нему сразу после затяжного совещания.
- Что это?
«Откуда у Скайуокера силы? И когда он всё успевает?» - Джейд не знала, но посреди его комнаты был раскрытый контейнер и из него он вытаскивал какие-то тряпки.
- Мои вещи с Явина-4, - задумчиво отозвался Люк, поднимая что-то непонятно серо-бежевого цвета, - эвакуировались в спешке, контейнер с вещами запечатали и отправили на Дальние рубежи, и там потеряли на какой-то базе, а сейчас нашли и доставили сюда.
- В стиле бунтарей, - усмехнулась Мара.
Джедай с какой то робостью и аккуратностью пытался разложить непонятную вещь:
- Это пончо с фермы, - пояснил он, - я в нём прилетел на Явин.
Теперь понятно, почему контейнер был маленький и практически пустой. Помимо одежды с фермы, там лежали чёрные штаны, и что-то ярко-жёлтое. Люк широко улыбнулся, доставая кожаную куртку, похоже, единственное, что хоть как-то напоминало нормальную одежду, по мнению Джейд.
- Эту куртку мне подарил Вейдж, - с ностальгией проговорил татуинец, пытаясь одеть её, - на вручение медали, мне даже одеть было нечего. Она была мне тоже велика, но явно меньше чем куртки Хэна…
- Что, коммандер, плечики раскачали за пару лет? – прокомментировала Мара, наблюдая, как он пытается втиснуться в явно маленькую куртку. Она помнила голоснимок с вручения медалей, единственное изображение Явинского стрелка тех лет: маленького, щупленького, светловолосого паренька. Рост-то у Люка не изменился, но вот в спине он явно увеличился.
- Да, обидно, крутая куртка…
- Дай сюда, - Джейд взяла куртку: а она и в правду крутая, хорошая мягкая кожа, солнечно-жёлтый цвет, приятный подклад. Мара накинула её на себя, активируя зеркало. - Хм… какой же ты щупленький был-то. Она мне в пору, только в груди узковата.
- Она мужская…
- Ты всё равно в неё не влезешь, - покрутившись, Мара распустила волосы. Её медно-рыжий приятно сочетался со солнечно-жёлтым. – Я её забираю!
Он встал около неё, с мягкой полуубкой рассматривая:
- Она тебе идёт, только если Вейдж в ней тебя увидит…
Мара вскинула бровь:
- Таких курток по всей Галактике тысячи…
- Нет, она одна, и Вейдж её узнает.
- Не узнает.
- Если не хочешь, чтобы о нас узнали, просто не показывайся в ней перед Антиллесом, - сложил он на груди руки, не сводя с неё влюблённого взгляда.
- Я придумаю куда её носить, - куртка ей и в правду нравилась, она как-то хорошо села, и приятно было в ней находится, - и не смотри на меня так.
- Как? – Скайуокер вообще перестал реагировать на её протестующие или гневные взгляды, продолжая откровенно рассматривать её, представляя что-то себе. И будь это что-то очень развратное и пошлое, её бы этот взгляд абсолютно не волновал, но в нём было что-то очень тёплое, переполненное нежностью и трепетным обожанием. А это напрягало её.
- Так.
- Вот так? – взгляд стал выразительней, хотя казалось что это не возможно. По спине побежали мурашки, а в груди стало давить. Ей стало не ловко под пристальным вниманием голубых глаз, захотелось отвернуться, и возможно даже коснутся лица, потому что к щекам стало поступать краска.
- Скайуокер, я предупреждала тебя, - заложив руки на груди, не опускала жёсткого взгляда, продолжила Мара, - не влюбляйся в меня. Это ничем хорошим не закончится.
Он терпеливо вздохнул, довольная улыбка стала ещё шире, он опустил взгляд, только ради её комфорта, а потом подошёл чуть ближе:
- Почему?
- Потому что я разобью тебе сердце, и вытряхну душу, как только мне это всё надоест, - жестко и холодно, как можно резче и чётче произнесла она, стараясь пробиться сквозь его такую мягкую нежность.
- Не разобьёшь, - не согласился он, ласково обнимая, притягивая к себе, поднимая её подбородок рукой и аккуратно целуя, - ты не такая.

***

Данные разведки заставили адмирала отправиться к Лорду. Главнокомандующий, разумеется, сам знал о ситуации на границах Неизвестных регионов и Дальних Рубежей, но активные действия Трауна начинали набирать серьезные обороты. Секретная миссия, с которой отправили гранд-адмирала в Неизвестные регионы, Пиетту больше напоминала ссылку. Что конкретно там делал Траун, и чего он там добился никому не известно, кроме самого чисса. Адмирал лично никогда не сталкивался с единственным экзотом во флоте Империи, но о его талантах был наслышан и не совсем понимал, почему медлил Лорд. Они могли мобилизовать достаточное количество сил, чтобы подавить чисса численным преимуществом, и самому Лорду нет необходимость покидать Центральные Системы, чтобы устранить эту угрозу.
- Милорд, - прочистил горло Пиетт, после отчёта разведки, - прошу вашего разрешения на мобилизацию наших основных сил. Мы не можем больше игнорировать гранд-адмирала.
Главнокомандующий не спешил с ответом, задумчиво стуча большим пальцем по столу, затем распрямил ладони, откидываясь на спинку кресла.
- Вам правы, адмирал, тянуть больше не куда. Мобилизовать флот адмирала Гратора и Питта, – сделал основную расстановку Лорд Главнокомандующий.
- Да, Милорд.
Пиетт уже знал что делать, согласовав основную диспозицию их сил на время отсутствия. Лорд решил самолично возглавить эту операцию, взяв с собой и Джейд. Адмиралу было бы спокойней, если бы Мара вернулась в столицу и прикрывала их оттуда. Удара в спину от Новой Республики он ждал с того момента, как они покинули Корусант. Посол Труш был хорош в своём деле и вряд ли допустит такую ситуацию, но Маре адмирал доверял больше. Ещё Пиетта по-прежнему беспокоила Даала. Эта особа имела небольшой флот из звёздных разрушителей, и Милорд вывел её, обозначив подконтрольные территории, и по их расчётам пока этой особе не было мотивации нападать, но Фримус не привык доверять женщинам целый флот. Так же «Утроба» была передана под охрану адмиралу Нерху. Все основные проекты были уже вывезены из сектора и распределены на верфи под контроль лично Лорду, но в комплексе и без них осталось достаточно опасного арсенала. Нерх был очень амбициозен и талантлив, но ни разу не дал повода усомниться в своей преданности, а излишняя подозрительность Пиетта, возможно, была вызвана их личным соперничеством.
Лорд терпеливо выслушал все опасения своего советника, и решил воспользоваться предложениями адмирала по усилению внутренней безопасности. Он не чувствовал угрозы среди своих, но и доверял лишь единицам. Сила плела не разборчивый узор грядущих событий, заворачивая в круги линии его приближенных, очень плотно переплетая их между собой. Время замедляло свой бег, позволяя делать всё основательно, давая возможность всё обдумать и решить. Слишком всё основательно и плавно, так он не привык действовать. Ритм Великой Силы изменился, замедлился; казалось, Вселенная наконец-то отдышалась от полувековой беготни, но работа в такой среде была для него в новинку. Он не знал, сколько можно тянуть, а когда срываться в бег, а ещё он не знал, хорошо это или плохо. Первые мгновения, которые он помнил, Сила была в непроглядном омуте интриг, в какой-то мути и постоянном хитросплетении чьих-то действий, чьих-то желаний. Он помнил, когда рвал держащие основы, роняя покой и смирение, заставляя пространство около себя шевелиться и двигаться. И вот, Свет в правлении мальчика вновь ушёл в поиски и созерцание, его же Тьма пыталась строить, а Сила успокаивалась, даря ранее неизведанные ощущения.
Он больше не хотел войны, он хотел строить.
Но Тьма не умеет создавать, она умеет лишь разрушать.

***

Мальчишка сиял ярче нового Солнца, не переставая болтать даже тогда, когда по пояс залез в истребитель, чтобы в пятый раз перепаять электронику. Люк старался делать всё быстро, чётко и красиво, развитый талант практически произведением искусства ложился внутрь нового крестокрыла. Сама конфигурация «Х-крылов» не была достаточно совершенна с точки зрения Вейдера, который вот уже двадцать лет предпочитал летать на ди-шках, но сын выбрал именно этот каркас. Его пришлось подкорректировать: над балансом Лорд сам работал больше трёх месяцев, пытаясь выкроить время во вред всем своим второстепенным делам, но эту главную часть он доверить сыну не мог. Люк хоть и обиделся, что его чертежи раскритиковали и просто перерисовали заново, но оценил творение отца по достоинству. Не смотря на всё его знание дела, и аккуратность Люка, переделывать приходилось много и часто, но мальчика это не расстраивало, и это радовало.
- Отец, ты так и не высказал своё мнение об Академии, - не отставал сын, протягивая новую плану на оценку.
Сын до странного выглядел счастливым, они с матерью продолжали волноваться за его здоровье. Хотя и доктор Нерарс разрешил полёты, правда доктору никто не рассказал, что вытворял коммандер во время первого же вылета, и отец мог лишь молиться Силе, чтобы она не оставила сына в такие моменты и его концентрация не дала сбой.
- Люк, - пробасил Вейдер, впаивая плату, - сама структура Академии – это хороший проверенный способ эффективного обучения большого количества людей. Обучение Силе – всегда был индивидуальным процессом. Кеноби за мной десять лет ходил, постоянно тыкая, что делать, а что не надо. Он постоянно рассказывал о Силе, о её движении, принципах и явлениях. Когда мне дали ученицу – ей нужно было быть около меня постоянно, чтобы выжить в войне. И я не представляю, какого это, обучать больше одного падавана. В кодексе была отдельная строчка – один учитель, один ученик.
- Но я не могу взять одаренного младенца и растить его в течение двадцати лет, - чуть расстроился мальчик, понимая всю проблемность этой ситуации, - я хочу найти уже взрослого человека, которому это будет надо так же как и мне, и научить его, чтобы в свою очередь потом обучал он. Ты же сам говорил, что Силу познать не возможно, что это бесконечный процесс, и он требует постоянного самосовершенствования.
- Приятно знать, что моё время не тратится в пустую.
Люк перегнулся через каркас, и навис над отцом:
- Я очень ценю твои советы, но ты говоришь как было, а не как можно сделать по-другому.
- Потому что я не знаю, как сделать по-другому, сын, но если ты знаешь, как это сделать, делай, – отец поднялся во весь свой не малый рост, и толкнул Люка, чтобы тот сполз и не мешал осмотреть место для двигателя, который можно будет вставить в следующий раз.
- Я ещё не совсем представляю, как это должно выглядеть. И я хотел бы, - замедлил Люк, не уверенный, что отец в достаточно хорошем настроение для этого, - попасть в подвалы Имперского Дворца, там где раньше была библиотека Ордена.
-Там ничего нет, - холодно отозвался главком, и джедай глубоко вздохнул, готовясь к длительным дебатам.
- Отец, я понимаю, что все архивы были уничтожены, но это место тысячу лет хранило знания и Силу, там должно было что-то остаться.
- Сын, мы с Императором об этом и думали, когда строили там Дворец.
- Тогда чего ты упираешься? – удивленно развёл руками Люк. - Пусти меня туда.
- Ты попусту потратишь время, - упёр руки в бока Повелитель Тьмы.
- Так это моё время, - откопировал его позу сын, - дай разрешение, и я не буду тебя больше этим беспокоить.
Если бы он мог вздохнуть, вздох получился бы обречённым.

***

Лёгкий аромат приятных духов успокаивал её, ощущение цветочного сияния родного Набу и уверенная рука любимой сестры. Психосоматическая боль в ноге порою становилось не выносимой, не говоря уже о бесконтрольности, затмевая всё её сознание, и надо было что-то серьезное, чтобы она могла отвлечься от неё.
- Это, наверное, усталость, - улыбнулась она старому другу.
- Вы очень многое сделали, порою мне кажется непосильно много для одного человека, Миледи, - Ян сложил свои длинные пальцы перед лицом, смотря тёмными пронзительно птичьими глазами. - Порекомендовал бы Вам немного отдохнуть, только ситуация нынешняя не сопутствует.
- Отдохнуть, - горько усмехнулась она, отпивая свой чай. Сыну понадобилась пара месяцев, чтобы излечиться от сверхтяжелой травмы, а она со своей ногой уже больше полугода справиться не может. Разумеется, она уже не так молода, и не одаренна Силой, как Люк, и кровь в ней не кипит и не рвётся в бой, но всё же такой слабости от себя самой она не ожидала. Врачи ей помочь не могли, только она сама.
- Вам это надо, моя дорогая, но боюсь наша Республика слишком маленький ребёнок, чтобы оставить её без присмотра мамы.
- Я чувствую себя бабушкой, и к тому же, теперь у этого ребёнка другая мама.
Её ребёнком был Альянс, он вытеснил всё из её жизни: семью, детей, саму себя, а теперь, когда он перерос в то, ради чего был создан, она хотела заняться другим. Работа над «Лусанкией» вдохновила её на пару проектов, а ещё сподвигла на развитие одной старой и практически нереальной идеи, о которой она раньше и подумать не могла. А сейчас это стало казаться возможным, сложным, невероятно сложным, но возможным. Ей нужно было обдумать всё, предпринять рад очень дальних путешествий. Эти проекты требовали, чтобы им уделяли как можно больше времени и сил, но всё её внимание по-прежнему занимали государственные дела.
- Нынешняя мама не справляется со своими обязанностями, - откровенно заметил генерал Додонна, - признай это.
- Слишком рано судить, - сопротивлялась Дармин, - ты же понимаешь, что такие выводы можно будет делать лет через пять или даже десять.
- Я не привык оспаривать твоё мнение, Падме, но Мон Мотма не тот правитель, который нам нужен.
- Другого, Ян, нет. И она справится.

***

К Центру Вселенной миры располагались ближе друг к другу, целые сектора ютились на паре парсеков, в то время, когда чем дальше к Рубежам, тем звёздные системы становились крупнее и отдалённей. Тысячи и миллионы звёздных скоплений украшали бескрайние простор космоса, но тут, на Дальних Рубежах их величие и мощь казались иными. Неизученные и необузданные проявления Силы космическим спокойствием отражались в иллюминаторе. Даже Великая Сила в этих местах чувствовались по-иному: сильнее, мощнее, первозданнее. В течение очень длительного времени Дальние Рубежи у него ассоциировались с прекрасным чувством свободы. Казалось он вечно мог стоять у иллюминатора, созерцая безграничные просторы открытого космоса и не чувствуя мелкого сумбурного копошения Центральных систем, в полном мере наслаждаться Великой Силой и космосом. Неизведанные территории так же всегда манили его, но Сила распорядилась иначе, он был там, но слишком мало, чтобы полностью утолись своё любопытство, но достаточно, чтобы понять, какие ресурсы лежат там. Земли чиссов лежали практически на самой границе известного космоса, чтобы было за ними, возможно даже им не было известно. И на сколько мог судить Вейдер, их это так же интересовало и страшило одновременно. Второе вероятнее всего, раз за столько веков они не разведали территории, а возможно и разведали, но молчали. Несмотря на истинную ситуацию, эти просторы интересовали Лорда, как и земли чиссов. А если взять в расчёт столько времени адмирал Траун провёл в Неизведомой части Галактики, и что он сам являлся чиссом, Повелитель Тьмы считал, что у них больше тем для разговоров, чем для войны. Странная мысль, - усмехнулся под маской главнокомандующий, наблюдая элегантное построение флота гранд-адмирала.
Митт’рау’нуруодо, кажется так звучало полное имя Трауна, припомнил ситх, отмечая особенности тактики чисса уже на первых манёвров. Он считался лучшим стратегом в Империи, и Вейдер должен был признать, что не зря. Траун был достоин всех своих регалий и амбиций.
Прикрыв глаза, Повелитель Тьмы потянулся к Великой Силе, которая так буйно плескалась в здешних местах, и так всецело наполняла его. Дикая неподвластная стихия - ощущение её здесь было сравнимо со штормом в морях Мон-Каламари, с тёплым солнцем на Набу, с песчаной бурей на Татуине. Все те чувства, которые он не мог больше ощущать физически, возвращались к нему, стоило только коснуться Великой Силы, разделяя Вселенную на тончащие ниточки, чтобы разобрать их мягкое и приятное звучание. И посреди всей гаммы ощущений он слышал расчётливое молчание чисса. У соперника был план, который разлился белым пятном в Силе, где не было ничего, даже Пустоты. Затем пятно, как чёрная дыра, стало разрастаться, но даже пространственные дыры имели своё чёткий рисунок в Силе. Пятно же в размер с «Химеру» не отражался никак, как будто там ничего и не было.
- Как это? – нахмурилась Джейд, которая стояла рядом и рассматривала корабль. Она не могла так конкретно разобрать проблему во флагмане Трауна, но чувствовала её.
Лорд не ответил, резко поворачиваясь и двигаясь к аналитическому столу. Все данные их сенсоров транслировали полную информацию на расчётный стол к аналитикам и адмиралу Пиетту.
- Мы готовы, сэр, - отчитался адмирал, - разрешите открыть огонь первыми.
Главнокомандующий медлил, обернувшись на вид из центрального иллюминатора. Флот Трауна замер в оборонительной позиции, ожидая нападение врага, и не смотря на численный перевес, он был готов к такому и продолжал ждать. «Это ловушка», - говорил опыт. «Нужно было наподдать сразу», - твердил тактик внутри его. «Неужели и сейчас нужна кровь?» - шёпотом спросила его Сила. Тьма внутри бесилась, клубясь холодным туманом около него, но что-то держало его у порога. У порога очередного сражения, не первого и даже не сотого на его счету. «Врагов надо уничтожать», - всегда знал он, но сейчас, стоя на границе Галактики, ему казалось это бессмысленно. Траун... что ему нужно? Власть? Территории? Империя? Что движет этим существом, который так спокойно покинул столицу? Вейдер знал сколько сил потратит чисс, чтобы занять пост адмирала, а для экзота пост гранд-адмирала в Империи был практически не достигаем, но Траун получил его. Без интриг, убийств и предательств, невероятно для Империи, как и для самого Вейдера. Благодаря своему таланту он сделал невозможное, а потом ушёл в забвение на десять лет. Почему? Неужели Траун не мог дать отпор политиканам в столице? Мог, и все это знали. Тогда зачем чисс проделал такой путь до столицы, а потом всё бросил? А теперь снова объявился, но при этом всегда отходит к границам, почему?
- Милорд?
- Дайте связь с мостиком «Химеры», - задумчиво проговорил Повелитель Тьмы, вызвав удивление у своих подчиненных.
- Да, Милорд, - нервно сглотнул адмирал, пряча растерянность.


--------------------
"Ели у вас нет ног - бегите...
Если у вас нет надежды - творите..."
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Ариша
сообщение 18 Июль 2016, 17:25
Сообщение #778



Иконка группы

Группа: Бывалый
Сообщений: 1293
Регистрация: 8 Май 2011
Из: Челябинск
Пользователь №: 8905



6 глава 2 часть.
Сотни вопросов извилистым мостом выстроились между ним и чиссом, когда на главном мониторе появилось изображение Гранд-адмирала. Белый мундир создавал своеобразное свечение, подчёркивая синюю кожу и красные глаза, но чёрная броня Лорда, как и Тьма вокруг него, поглощала все цвета, сохраняя только отблески ярких звёзд. Вейдер изучающе рассматривал изображение адмирала, которого не видел уже много лет. Попытки дотянуться до противника были бесполезны: он не чувствовал чисса в Силе. Осознание этого заставило бровь выгнуться вверх, а губы искривиться в искреннем удивлении.
Траун,оставаясь плоским изображением на мониторе, равнодушно держал давящее внимание непроницаемой чёрной маски, даже не подозревая над усилиями Повелителя Тьмы нащупать его в общей паутине мира.
«Под таким взглядом люди умирали», - подумал адмирал Пиетт, чувствуя, как капельки пота потекли по позвоночнику, но чисс продолжал безбоязненно смотреть на Лорда, считая, что пространство между ними защитит его.Общение недоумение звенящей тишиной повисло над мостиком, экипаж «Исполнителя» стоически давил общее напряжение, стараясь абстрагироваться от клубов Тьмы, которые расходились от Вейдера.
- Гранд-адмирал, - прогремел механический бас, - я хотел бы переговорить с Вами лично.
Без приветствия и лишних преамбул прямо затребовал ситх, поражая весь военный состав.
Но размеренный ответ через пару секунд молчания удивил даже Джейд:
- На борт «Химеры» примут один шаттл, Лорд Вейдер, – бесцветным голосом согласился чисс,- согласно нашим законам, с вами могут быть не более трёх сопровождающих.
Ситх положительно кивнул, и связь оборвалась.

Он прислушался к себе, как делал это миллионы раз десятилетиями, но сейчас всё было по-другому. Великая Сила здесь, как водная стихия, волнами накатывала своим могуществом, захлёстывая и отпуская так же незаметно. Но сейчас, сосредотачиваясь, тенясь к ней за советом, не мог дотянуться: она молчала. Молчал и он, вслушиваясь в бескрайнее пространство Вселенной, но ощущая лишь самого себя особенно остро, как никогда прежде. Человека без кожи, в непробиваемом панцире, закутанного в тёмный тёплый плащ. Сейчас искусственные лёгкие, шум респиратора и протезы были вне зоны его ощущений. А вот кожа, собственный природный покров, который был травмирован много лет назад, находился в стерильной влажной среде, искусственно блокирующая рубцевание, сейчас приносила ощутимый дискомфорт. Его костюм, его броня, его звание Повелитель Тьмы и Лорд Главнокомандующий, прятали под собой ранимые и болезненно рабочие мышцы, и любое прикосновение к ним отдавало жгучей болью. Все эти годы он надёжно берёг себя от неё: Тьмой, войной и сражениями. Сила, воля и тёмное могущество сковали из него цельный клинок без единого изъяна, который закалялся в бою, и накапливал силы в победах.А тугой туман Тьмы, как ножны прятали его в своей комфортной прохладе. Только сейчас ему стало тесно, в доспехах, в себе, во Тьме…
Жестокое ощущение нахождение в воде, когда всё тело и голова покрыто непроницаемым костюмом вновь разорвало его покой. Ему казалось, что он снова в тёплых водах бирюзового озера, но не способный ощутить их мягкость, прохладу, свежий аромат и мирное перетекание воды...
Великая Сила на границе – свободная, живая и шальная сводила его сума! Захлёстывала своим могуществом, но она как скалы обходила корабль чисса. Почему? Зачем? Что там?
Он стряхнул наваждение, концентрируясь на происходящем.
Джейд и Пиетт замерли за его спиной в ожидании приказа, он должен решить, определиться и сосредоточиться на Трауне, но мысли плавали, как маленькая лодка на волнах океана.
- Летишь со мной, -произнёс он, обращаясь к Джейд.

***
Флот изменил своё построение, готовясь в ожидании приказа главного командования. Адмирал не видел причин такого поведения и решения Лорда Вейдера: идти на контакт с чиссом он не желал, но приказ есть приказ. Разведка доносила о скоплении неопознанных судов в квадрате туманностей,возможно у чисса есть подкрепление. Пиетт должен был признать, что, несмотря на все усилия разведки, информации об гранд-адмирале было непозволительно мало. Находясь на его территориях, они сильно рисковали, не смотря на видимое численное преимущество.Что за туманности за спиной у чиссов, и как их можно использовать в качестве преимущества адмирал не знал. К общему непониманию противника добавилось ещё и его спокойное согласие принять Лорда Вейдер на борт. Чисс не мог не знать о том, что ситх умеет убивать на расстоянии, а если его подпустить ближе, то он один способен уничтожить более сотни солдат в прямом сражении. И расчётливый гранд-адмирал дал ему взойти на борт.Не смотря на инициативу Лорда, Траун не пустил бы их на свою палубу не чувствуя ряд преимуществ перед противником. Пиетт не видел ни одного, что беспокоило его до боли в груди. Чем дольше они находились без действия, тем сильнее ухудшалось их положение.
- Ловушка… - пробормотал адмирал, надеясь, что и Лорд корректно воспринимает ситуацию. Оценивая своё бессилие, Пиетт сконцентрировался на изучении сил противника, готовясь к сражению.

***
В огромных иллюминаторах на пути к переговорному залу открывался прекрасный обзор на его флот. Корабли плавно меняли построение, готовые в любой момент начать атаку.Численное и огневое преимущество было на их стороне, сила Гранд-адмирала же в знаниях об особенностях этого космического пространства. Преимущество на местности может стать опасным тактически оружием в умелых руках.
«Траун -талантливый тактик», - подчеркнул Лорд Главнокомандующий, наблюдая краем глаза, как меняют свои расположения силы противника. Стараясь сохранять трезвость ума, он тщательно скрывал пульсирующий страх внутри.Впервые в жизни он перестал чувствовать Силу, ощущая всю тяжесть своего костюма, протезов и шлема. Как болезненно раскрываются и сжимаются его искусственные лёгкие, как существа вокруг него являются лишь плоскими объектами, которых он не чувствует. После пьянящей мощи Силы, резкое её отсутствие оглушало и дезориентировало.
«С информационной стороны у него так же ряд преимуществ», - признал ситх, стараясь изолировать себя от растерянности собственного тела, стараясь сохранить холодный расчёт.
По общегалактическим меркам у чиссов не было эмоций, по крайне мере они их не проявляли, как другие изученные расы. Они руководствуются только расчётом и холодной логикой, но ранее они были доступны Силе. Дело не в расе, дело в чём-то другом…
Экзот, добившийся в Империи звания гранд-адмирала, был не просто талантлив и расчётлив, он был выдающимся в своём роде, и подобной глупости, как допустить до себя ситха, не будучи уверенным в своём преимуществе, он бы не сделал.«Эта ловушка», - панически металось сознание, пытаясь определиться с нынешнем внутреннем состоянием;«Траун не знал, что он пойдёт на переговоры», - твердила логика. «Это готовность вести переговоры», - трепыхалась надежда глубоко внутри. Оптимистом Вейдер никогда не был, предупредив об опасности Джейд. Он не был уверен, что Мара сможет сработать настолько эффективно в таких условиях, но в случае чего она будет на много эффективней его самого. Хотя при ранении, девочка не сможет его вытащить, так что первостепенной задачей в случае агрессивного развития событий остаться на ногах, иначе это будет его последняя миссия. Он прислушался к шагам за его правым плечом: невысокая девушка чеканила шаг, уже готовя план отступления. Пару лет назад у него и мысли не было, что когда-либо она сможет заслужить такое доверие, и стать его единственным надёжным оружием.
В отсутствие ведения Великой Силы лидерство взял инстинкт самосохранения, но он никогда не отступал перед страхом, сковав все свои сомнения холодной волей, Вейдер зашёл в зал переговоров.
Помещение было тёмным, вдоль стены раскинулось огромное дерево неизвестного происхождения, на котором лежали бурые ящерицы.
Странно.
Их сопровождение осталось за дверями, в зале был лишь чисс. Ни охраны, ни советников, ни капитанов.
И отсутствующая Сила.
Возможно, в тенях комнаты скрываются меры безопасности, и боевые дройды.
Возможно…
Высокий, худощавый, в ослепительно-белом мундире, классический представитель своей расы, Траун неживой фигурой стоял у стола переговоров. Ощущение иного, абсолютно другого, незнакомого отчётливо веяло от чисса. В известной Галактике тысячи различных рас, не имеющих друг с другом ничего общего, но для служителя Силы их сходство было очевидно, на инстинктивном уровне. Но те, кто появился на границе между Известными регионами и Неизвестными имели особый рисунок, особое ощущение, ни с чем несравнимое. В них было что-то принципиально другое,незнакомое и неизученное. И даже сейчас, когда Великая Сила оставила его, одаренный отчётливо чувствовал эту разницу.
Чисс обозначил приветствие кивком, жестом приглашая за стол переговоров.
- Ваше предложение стало непредвиденностью для меня, Лорд Вейдер, – взял слово хозяин корабля.
Обладая огромным военным опытом,ситх имел весьма скромный дипломатический багаж знаний, но его хватало, чтобы понимать всю нестандартность данной ситуации. Невзирая на своё плачевное состояние, Главнокомандующий не желал терять доминирующие позиции:
- Полагаю, исход нашего сражения Вы уже просчитали, Гранд-адмирал.
-С определённой долей отклонений, - пошёл на контакт чисс, сложив руки на стол.
- Какой процент?
- Тридцать.
- Достаточно большой, - оценил Лорд, - учитывая Вашу репутацию, Гранд-адмирал, я ожидал большего.
- Учитывая вашу особенность, Лорд Вейдер, семьдесят процентов-достаточно для эффективного решения сражения.
Словесная пикировка может продлиться долго. Открытость чисса, ощущение безопасности и доминирующая позиция всего лишь иллюзия. И ситх это прекрасно понимал. Опытный дипломат продолжил бы эту игру «в мяч»: изучая противника, ища его слабые и сильные стороны,пробуя различные обходные манёвры - но паническая атака тугим узлом сидела где-то между рёбер, сознание пыталось держать контроль над мыслями, выжимая из разума максимум, в то время, пока организм пытался определить себя в пространстве без Силы. Это было невыносимо.Но глядя в холодные красные глаза Трауна,Повелитель Тьмы ещё сильнее убеждался в правильности решения: границы пора расширять, и он знал как. Вопреки всему: неверию, войне, предательству, сотнями парсеков между ними, разрыву и делению Галактики, а так же собственным увечьям и страху -он не собирался отступать, или идти по пути наименьшего сопротивления. Потому что речь шла о не об изучении конкретно одного представителя чиссов, речь идёт об изучении всей расы. В Известных мирах практически ничего не знали о них, и Вейдер намеревался это исправить более коротким и эффективным путём, несмотря на всю тяжесть своих доспехов.
- Что вам нужно, Гранд-адмирал? – напал главком.
- Ваш флот на моей территории, Лорд Вейдер, - не моргая, ответил Траун. - Что нужно Вам?
- Присоединения всего Чисского сектора, – его маска надёжно защищала его от инородного огонька в красных глазах, который обычно характеризуют как интерес. Хотя в данном случае – это могло быть всё что угодно.
- Почему нам это должно быть интересно?
- Вы на моих границах.
- Не слышал, чтобы Вас признали Императором, Лорд Вейдер, не видел и очертания новых карт с вашим правом на данный космический сектор.
- Тем не менее, я перед Вами, – копируя бесцветную манеру речи, ответил Лорд, заостряя внимание на длинных когтях, которые глубоко входили в кору деревьев, держа ящериц на ветке. Непроизвольно, под маской, верхняя губа приподнялась в брезгливом изгибе.-Мой флот напротив Вашего, Гранд-адмирал. И я полагаю, Вы уже рассчитали количество жертв и потерь.
- Разумеется, – положительно кивнул Гранд-адмирал, оставаясь неживой статуей, - и меня интересует: почему для своих захватческих амбиций Вы выбрали именно Чисский сектор? Не все миры Центральной Галактики приняли Ваши условия и присоединились к Вам. Для укрепления Вашей власти, есть более выгодные звёздные сектора…
Уходя с прямой конфронтации, чисс искал путь мирного решения вопроса, максимально собирая информацию о противнике, не выдавая ничего взамен,не понимая истинные намерения собеседника. Осознав тактику поведения чисса, Вейдер смог переключиться на вторую задачу этих переговоров: почему здесь нет Силы?
Чиссы по сути своей были миролюбивые, жили в гармонии с природой, и возможно весь корабль «Химера» внутри пророс этим деревом и заполонен ящерицами. Вейдер не знал, были ли они священными животными у чиссов, но эти флегматичные твари вызывали у него отвращение.
- Выгода на «данный момент» сгубила не одно государство, – начал Лорд,обращая внимание на собеседника,поднимаясь, стараясь максимально корректно и конструктивно донести свои намерения. -Экономически выгодные сектора уже освоены. Но ценность Вас не в этом. Чисский сектор и Неизведанные Регионы за ним – это источник развития всей Известной Галактики. Прямое взаимодействие с Вами – это путь к новому витку естественного прогресса расширения и видоизменения нашей цивилизации.
Траун слегка наклонил голову вправо, что можно было трактовать как удивление, а возможно и возмущение:
-Ваши амбиции всегда были неустойчивыми переменными в любых расчётах, но по всей видимости, я упускал основное -Вашу гордыню, –чисс внимательно следил за передвижением собеседника. -Ваши таланты,Ваша религия, решительность и упрямство привели Вас к вершинам власти, но это не даёт Вам право влиять на естественный процесс развития, и решать в размерах Вселенной так, как будто это Ваша собственность.
Ироничную насмешку скрыла непроницаемая маска. Он много раз слышал такое во времена Империи от зазнавшихся политиков или моффов, которые считали его ставленником, псом Императора. Его всегда искренне, забавляли такого рода претензии: как будто он сам просил себе такой участи!Или как будто он мог отказаться от этого. Даже сейчас, в изоляции от Силы, он не мог остановиться, всё его нутро, не смотря на боль, тяжесть, отчаянье и пустую истерику, двигалось, вперёд делая то, что нужно. То, что может сделать только он. Это невозможно объяснить, этому нельзя сопротивляться, это нельзя игнорировать. Это можно лишь принять… смириться…
«Смирение» - слово, которого никогда не было в его словарном запасе, но которое появилось только сейчас, в разговоре с этим странным экзотом, в этой полутёмной комнате, с отвратными ящерицами, на корабле изолированным от всей Великой Силы. Вместе со смирением пришло и понимание: он услышал то, что должен был услышать. Все его панические мысли остановились. Мир и Сила в его понимании, разорванные на тысячу нитей чувств, эмоций, расчётов, ощущений, знаний и теорий живыми созданиями начали переплетаться, вырисовывая чёткую и ясную картину всего Мироздания.
- Я и не решал, Гранд-адмирал,– задумчиво ответил Вейдер, приближаясь к ящерице: мерзкое существо, без грамма изящества и красоты, меланхоличное, ленивое, без жизни и движения.Казалось, что в буром создании было всё, что он не терпел, ему захотелось уничтожить его. - Та Сила, что привела вас в Центр Империи, она же привела меня сегодня к Вам. Естественный процесс, который Вы имеет в виду, давно запущен, осталось только сделать финальное движение. И его время уже настало.
Адмирал продолжил спокойно сидеть на своём месте, наблюдая, как ситх поднял одной рукой ящерицу за шею, и сжал механические пальцы на плотной шеи животного:
- Спорить с Вами о вопросах религии, как и то, что привело меня в Центр Империи, не считаю разумным, Лорд Вейдер. Вы – фанатик, ведомый своей верой. Принимаю. Своими действиями Вы ломали государственные строи, свергали власть и меняли ход истории. Всегда ли было время тому событию, которое Вы провоцировали? Всегда ли Ваше решения в масштабах десятков звёздных систем было верно?
- Мы оказываемся в то время и в том месте, в котором необходимы, – Вейдер внимательно осмотрел обвисшее тело животного, прислушиваясь к себе, -но решения принимаем согласно собственному суждению. Считаете, что мной движет фанатизм?- обернулся он к чиссу. - Ваше право. Считаете, что мною движет гордыня и амбиции? Ваше право. Что ожидает Ваш сектор решать Вам. Я предлагаю мирное решения конфликта, сохранение суверенитета и дальнейшее развитие. А что хотите Вы?

***
Её тошнило. Все переговоры она стояла неподвижно за спиной Лорда, постоянно косясь на этих ползучих мерзких тварей. Ей хотелось передернуться от отвращения, а уж когда Лорд хватанул одну из них, и унёс из комнаты переговоров без разрешения хозяина, ей совсем стало плохо.
- Зачем это? – брезгливо вздернув верхнюю губу, спросила она у главкома.
- Причина отсутствия Силы, - равнодушно ответил ситх, усаживаясь на место первого пилота.
- Как это возможно?
- Как видишь -возможно.
Ситху по всей видимости тоже было тошно рядом с этой тварью, но он всё таки потащил её на изучение. Траун не возражал или промолчал; вообще о чём думал чисс, Мара даже не представляла, но боевые действия временно откладывались – Траун взял паузу. Чисс мог тянуть время, планируя крупномасштабную компанию, или расставлял сети, или же… обдумывал предложение Лорда… Ей было всё равно, лишь бы подальше от этих мразей.
- Вы уверены, что причина в них?
- А ты не чувствуешь?
Что она должна чувствовать Мара не представляла, и лишь пораженчески мотнула головой, когда Лорд направлял их шаттл к «Исполнителю». У чиссов была последняя возможность уничтожить их одним выстрелом, но Лорд вёл спокойно, казалось, что даже не задумывался об этом.
-Вспомни, ты когда-либо желала смерти неразумному существу без причины?
Джейд хотела ответить, что хатам, но они разумные; вспомнила тлуоров с Мандалора, но память тут же подкинула момент, когда эта тварь пыталась её сожрать:
- Без причины не помню.
- Это врождённый рефлекс самозащиты, - пояснил Вейдер,делясь своими умозаключениями, - мы рождённые Силой, и то, что изолирует её от нас, вызывает физическое отвращение. Реакция, которая проявляется в непринятии без ведомой причины.
-Чисы тоже не особо приятные…
-Да, но это, потому что мы не привыкли к ним, и они кажутся инородными.
Джейд изучающее посмотрел на профиль чёрной маски, отказываясь понимать суть его слов. Что твориться в голове под шлемом ей было неведомо, она просто хотела поскорее оказаться на борту флагмана.

***
Древние камни молчали. В их холоде даже не было страха.
- Я ничего не чувствую,- расстроено заметил Хорн, проводя рукой по каменным сводам Дворцового подземелья. Они столько сил приложили, чтобы попасть сюда, и всё в пустую!
- Что же они такого тут сделали, что ничего не осталось? – хмурился Люк, осматриваясь в огромных резных помещениях.
Подземных строений на Корусанте были единицы, планета-город всегда росла вверх, новые здания зачастую строились на основаниях старых. Храм Джедаев разрушили, и на его месте возвели Имперский дворец, но фундамент Храма лежал глубоко в земле, и некоторые залы были не тронуты. Не тронуты строителями, но не ситхами. Отец говорил, что эта пустая трата времени, но Люк не верил, ожидая найти хоть что-нибудь… хоть следы… или остатки… хоть что-нибудь…
- В Силе всегда остаётся след событий… - вспомнил Скайуокер слова Йоды, - их только надо уметь видеть… - но плутания по подземелью второй день плодов не принесли.
Коммандер упирался, снова и снова спускаясь в залы, Корран молча шёл за ним. Его восхищало упорство командира, его вера, его мудрость… Тёмные, глухие залы, в которых больше не было ничего, вновь наполнялись словами джедая, когда Люк часами рассказывал о Силе, о её ведениях и формах. Дни блужданий среди древней пыли и разрухи превращались в уроки, порою, даже тренировки. Люк научил его видеть в темноте, дышать без респиратора и ориентироваться в незнакомом помещении. Сила, ту о которой слышал Корран раньше, казалась ему пустой и бессмысленной религией, непрактичной и неприменимой в действии, не считая махания световым мечом. Но после знакомства с Люком, он понял ошибочность своего мнения.Коран не знал, были ли все джедаи такими, но коммандер, погружаясь в глубокую философию, выносил из неё сугубо практичные навыки, говоря о покое, всегда стремился к действию. Его суждения были переполнены светом, добром, каким-то внутренним необъяснимым благом, которым он хотел поделиться со всей Галактикой. В нём было необъяснимое спокойствие, внутренняя сила сравнимая с мощью ядерного реактора внутри разрушителя.
- Папу надо слушать…-обречённо и поражённо пробормотал коммандер, присаживаясь на порог очередного зала, который они прошли. - Здесь ничего нет.
- Здесь нашлось гораздо больше, чем я мог найти в другом месте, - поддерживающее улыбнулся кореллианин, окончательно понимая, что он готов идти за Люком Скайуокером хоть в чёрную дыру, если так прикажет Великая Сила.


***
Адмирал внимательно выслушал итог переговоров. Мотивы Лорда Главнокомандующего выбили его из колеи. Что нашёл в этом чиссе Лорд, Пиетт не понимал, насторожено косясь в иллюминатор, ожидая ежеминутного сигнала о начале боевых действий. Вместе с гением тактики, у Трауна была репутация расчётливого военного без принципов;ситх тоже не имел принципов, по общегалактическому мнению, напомнила Джейд, тем не менее, адмирал лучше других знал беспочвенность этих утверждений.Спустя три часа совещания – сигнала по прежнему не было, и адмиралу пришлось сосредоточиться на карте Вселенной и смириться с мыслю –им предстояли длительные дипломатические переговоры и урегулирования отношений с чисским сектором. Но это была лишь малая часть предстоящих перемен.
- Пришло время нового витка развития, -продолжил свою грандиозную речь Лорд Главнокомандующий перед своими поверенными.
Мара с таким же потрясением посмотрела на побледневшего адмирала.
- Я не думаю, что Новая Республика поддержит нас… - пробормотал Пиетт.
- Они нас больше не интересуют, - отмахнулся Лорд, продолжая расхаживать по кабинету среди развёрнутой карты Вселенной.– Аномалия Ядра за тысячу лет так и не сменила свою природу, и меняться вряд ли будет в следующие пять тысяч лет, к тому же там чёрная дыра, а она тупиковая линия развития при любом раскладе. Центральные миры слишком долго были в эпицентре цивилизации, экономического и технологического развития и нескончаемых войн за власть и ресурсы. Они вымотаны и истощены, на восстановление их КПД потребуются столетия. Местные правители не дадут планетам и космосу вокруг, этого времени, и как следствие исчерпание ресурсов миров и космического пространство рядом.Сейчас потребуются года для урегулирования внутренних политических разногласий,пускай этим занимается Новая Республика, - механический бас был окрашен вдохновением и новым, живым рвением. -Среднее и Внешнее кольца мы должны закрепить за собой. Рукав Тингеля, Дикое пространство, Неизведанные территории – вот куда мы будем развиваться в будущем.
Замысел Лорда Вейдера был сверхмасштабным, даже по меркам акзильца, который считал, что привык к неординарному подходу ситха, но это потрясло даже его. Полная перестройка внутреннего устройства не только их флота и Союза с Новой Республикой, но и смещения всего центрального устройства Вселенной в пользу Среднего Кольца. Последствия этих движений сейчас он даже не мог себе представить, но главком продолжал выкладывать пошаговую тактику их дальнейших действий. Адмирал внимательно следил за намерениями ситха, отмечая про себя все самые сложные и спорные моменты его рассуждений. Выкладки Вейдера поражали, казалось, что ситх всю жизнь собирал информацию о Вселенной, изучал просторы Галактики, чтобы сейчас рассказать им, как и когда должны начаться изменения, и что надо сделать, чтобы взять это под контроль. Пиетт никогда не думал такими масштабами. Использование таких ресурсов в своих расчётах и планах было слишком для него. Но стоя в кабинете Главнокомандующего он отчётливо понимал: про сон и отдых ему лучше забыть.
- Милорд, для развития этих регионов нам нужны ресурсы… -высказалась Джейд, пытаясь спустить главкома на твёрдую поверхность с вершин его масштабного плана, - нам нужен укреплённый и надёжный тыл, который мы сейчас не имеем.
- Да, - согласился Лорд, сосредотачиваясь на ней, обозначая всю глубину понимания собственного плана, - и сейчас нам нужно кинуть все силы на стабилизацию ситуации, чётких ограничений наших территорий, выровнять внутреннюю логистику и выработать необходимые ресурсы для дальнейшего развития.
- Подписание «Мира» с Трауном и Даалой, так же как и с Новой Республикой, не дают нам гарантии, что мы не получим удара в спину, - заметил Пиетт, - возвращаясь к ситуации на данный момент, - мы не можем быть уверены и в лояльности адмиралов с Внешнего Кольца. Как только мы перекинем наши силы на Дальние рубежи, мы тут же потеряем контроль над мирами Среднего кольца.На данный момент эта слишком большие территории для нас, Лорд Главнокомандующий. Адмиралы верны Вам, но как только «Эскадра Смерти» уйдёт на пару месяцев в гиперпространство – эта верность пошатнётся.
Вейдер развернулся к своему первому помощнику, сосредотачивая внимание на нём:
- У вас есть реальные аргументы, адмирал, или только собственные предположения?
- Хм… - прочистил горло акзилец, понимая всю опрометчивость своих слов, - я слежу за несколькими подозреваемыми, но пока не чего нет. Любой реальный факт, мой Лорд, и Вы узнаете об этом первым.
- Адмирал, наша первостепенная задача укрепления внутреннего состава, обозначения границ и разработка внутренних ресурсов. Если у вас есть подозрения или недоверие к кому-либо из высшего военного состава, я должен об этом знать.
- Есть, сэр.
- Мотивации адмирала Даалы вполне достаточно, чтобы быть уверенными в её клятвах, - продолжил Лорд, -к тому же проект «Утроба» в скором времени больше не будет представлять собой опасность. Я хочу видеть Гранд-адмирала Трауна в высшем командном составе, а без него Чисский сектор не представляет угрозы.
Держать противника как можно ближе к себе, в полнее разумно, одобрила Мара, но её беспокоило другое:
- Милорд, я правильно понимаю Ваши намерения: Вы хотите флот превратить в новое военизированное государство?
- Именно.
- И какую звёздную системы мы обозначим нашей столицей?
- Зачем нам звёздная система? – ухмыльнулся ситх, и Маре показалось, что он давно ждёт этого вопроса, а как следствие у него уже есть решение. – Нам нужен центр пребывания правительства, органов власти, который будет контролировать ситуацию в секторах,– он поднял руки ладонями вверх.
Джейд с адмиралом в непонимании переглянулись.
- «Исполнитель»? – робко предположил Пиетт. – Супер-разрушитель? Мы же…
- Военный корабль с полным боевым оснащением созданный для ведения сражения против целого флота,– закончил за него главком.
- Мобильная столица со средствами самообороны? – вскинула бровь Мара, усмехаясь от простоты этой идеи. - Но экономическая составляющая любой столицы…
- Мобильные космические станции, закрепленные в различных секторах? – предположил Пиетт первое, что пришло на ум.
- Именно, - в механическом басе слышалось удовлетворение. – Мы сохраним свою военную мощь, ресурсы планет и получим мобильность, развивая внутреннее устройство государства в открытом космосе.
Эта стратегия была не нова, история знала примеры развития в тех масштабах, в которых намеревался сделать это Вейдер. Только это успокаивала адмирала Пиетта.

***
Столица была не так уж и плоха, если не думать об общей политической ситуации, попытался ободрить себя Люк, ища силуэт Чуббаки в очередном кабаке на нижних уровнях. Стабильно раз в неделю они: он, Лея, Хэн, Чуи и Дармин - собирались ужинать вместе; практический семейный ужин, только отца не хватало. И Мары, отменил про себя Люк, в мыслях представляя себе эту прекрасную картину. Иногда к ним присоединялся генерал Додонна, иногда командир Иблисс, и Пуджа Набери, которая всегда так неприлично прямо смотрела на него и улыбалась открытой улыбкой. В первый раз ему было очень неудобно под прямым взглядом карих глаз, но после мама рассказал об их родстве, и Люк стал отвечать ей такой же лёгкой улыбкой. Он и ранее замечал, как Дармин преображается рядом с сенатором Набери, и считал, что причина в это её связи с родиной. В чём-то он оказался прав. Пуджа была весёлой и лёгкой в общении, весьма резкой в высказываниях, если ей что-то не нравилось, и она быстро нашла общий язык с Леей. Их общение доставляло нескрываемое удовольствие Дармин. Хэн тоже обычно вёл себя уверенно и спокойно, как полагается мужчине с его погонами, но, накануне такого ужина, генерал предпочитал посетить парочку злачных мест. Так сказать: «морально подготовиться к высшему свету». Люк иногда присоединялся к нему, когда места были не совсем уж злачными, как это.
- О! Какие люди? Ты наконец-то выбрался на свет! – друг приветственно похлопал его по спине, когда Люк подсел к ним с Чуи.
- Я бы хотел выбраться ещё поближе к свету, - улыбнулся джедай, пододвинув к себе стакан с чем то.
- Это завтра, малыш… как ваши поиски? Нашёл что-нибудь интересное?
- Нашёл, - вздох вышел каким то тяжёлым, - не совсем то, что я искал там. Но, в общем – то, что искал.
Чуи вопросительно простонал.
- Да, малыш… я тоже тебя не понял. Давай конкретнее…
- Корран готов подать в отставку и стать моим учеником, –ответил Люк, выпивая залпом бормотуху в стакане.
- Поздравляю!- Хэн хлопнул рукой по спине друга, выражая свою искреннюю радость, но друг как-то сильно пошатнулся от его жеста, и чуть не закашлялся.
- Спасибо, - скривился Люк, толи от крепости напитка, толи от поддержки друга.
- Эй, ты же этого хотел, чего так скривился?
- Хотел, – прочистил горло джедай, - в будущем. Не сейчас. Я ещё не готов быть учителем. Мне ещё самому учитель нужен.
- Обратись к папочке… - Соло готов был поддержать друга в любой заварушке; и мило улыбался в поддержку великого плана по восстановлению Ордена, но никогда особо этим не морочился, и в принципе не собирался.
- Хэн, отец – ситх, и меня учить не будет. Я уже спрашивал.
- Что ты Хорну ответил?
- Попросил не спешить с увольнением. Поделился своими планами, но мне пока нужна основа. Я ещё не готов открывать собственную академию.
- Академию? Ты же про Храм говорил… малыш, я уже путаюсь.
Скайуокер обречённо покачал головой, вкратце рассказав свой план, не уточняя автора идеи с академией, углубляясь в философские проблемы, специально, чтобы отбить у Соло желания копаться в сути.
- Малыш, я в этом ничего не смыслю, и ничем помочь не могу, - дождался Люк своего ответа, - но я уже начал смыслить в войне и немного в политике…
- Надо же, – усмехнулся коммандер,- шесть лет на посту генерала и ты начал в этом смыслить!
Чуббака ехидно зафыркал, поддакивая издевательским рыком.
- Эй! – сверкнул глазами генерал, и локтями подтолкнул обоих, - до меня тут слухи интересные доходят, а вы издеваетесь.
- Какие слухи?
-Ты с папочкой-то давно разговаривал? – склонился Соло поближе к нему.
- Давненько, он на Дальних рубежах…
- Ага, с Трауном шашни водит.
Люк удивлённо выгнул брови:
- Там три его флота с «Исполнителем» и Траун все свои силы потянул к границам.
- Это нам Кракен сказал, но давно они там стоят в такой позе? Вейдер пошёл на переговоры с чиссом.
Чуи протестующе завыл.
- Траун зашёл на его границы, отец не потерпит такого, - согласился с ним Люк.
- Или потерпит. И подпишет союз,– усмехнулся Соло,- вот Мон-то рада будет.
- Кто ещё об этом знает?
- Не знаю… Хочу поделиться этим с Леей и Дармин. На Совет выносить не буду. Подождём результатов,- промочил он горло, - может завтра они там передерутся. Ты на кого ставишь?
Люк выразительно посмотрел на друга: ставил он конечно на отца, вернее, желал победы, но вместе с тем практически не чего не знал об этом Трауне, а слухи о нём ходили мистические и невероятные.
- Поговаривают этот Траун- крутой военачальник,- понял Хэн, - так что нам остаётся ждать и надеяться.
На что хотел надеяться кореллианин, Люк не понял, но расклад был в любом случае не хорошим: победа за Трауном и он возможно лишится отца, или если не лишится, то как только Вейдер останется без своих военных сил, его разорвут. Если победит отец - с большими потерями, - Мон с Мадиной не упустят случая и нападут на него. Если с малыми – на него всё равно нападут. Если присоединит к себе Трауна – то, может быть, не будут принимать резких решений, но в скором времени, всё равно спровоцируют на агрессию. Нынешняя политика Новой Республики заключалась в выжидании удобного момента, чтобы напасть на Повелителя Тьмы и его флот, отобрать экономически выгодные сектора и, желательно, убить ситха. Это не обсуждалось на заседании Сената, даже на собрании малого совета эта не звучало, но план нынешнего лидера Республики проскальзывал в её словах и действиях.Дармин пока держала свою линию по укреплению Союза, но уступив кресло верховного канцлера, она уступила и влиянию чандрилианки. Люк не видел выхода из ситуации, которая всё же сложилась, но желал как можно дольше её оттягивать, а возможно и сгладить.
- С отцом ему не тягаться, - с долей напыщенной уверенности ответил Люк, - предлагаю старый план: я на «Исполнитель», попытаюсь сгладить ситуацию оттуда, ты пока разведай обстановку здесь. Надо убедить перебросить силы Союза на «Исполнитель».
- Малыш, это не решение проблемы,- развёл руками Соло, - это натягивание удлая на его собственный хвост!
- У тебя есть идея получше?
Плечи генерала опустились, и он тяжело вздохнул. Нет, не было у него никаких идей, ни получше, ни похуже. Мон и её приспешники хотели смерти ситху, и им уже было без разницы – хороший он, или плохой он! Папочка года или герой войны! Им нужна была шкура Вейдера, желательно, освежёванная из его же брони, а Повелитель Тьмы в свою очередь не хотел, чтобы его свежевали. Чего хотел этот ситх,кроме жизни и власти,никто толком не знал. Он помог захватить столицу, промолчал во время выборов и улетел. Без заявлений, указаний или определения будущих политических действий.Взаимоотношения на его территориях были возможны только по действию «Союза», который ещё не переподписали после объявления Новой Республики, и юридически в любой момент все эти связи порвутся, как стринги на твилечке в бурную ночь, если Дармин не уболтает Мон и Вейдера на очередные переговоры. Но пока Вейдер на другом конце Галактики, а Мон думает, как от него избавиться. И единственное, что они могут – это держать руку на пульсе и тянуть время в поисках решения.
- Ты прав, приятель.

***
Хорошо, что переговорами с чиссом главком занялся сам. Ситх как то рьяно кинулся на нахождение контакта с Трауном, часами пропадая с ним на переговорах. Мара в шутку отмечала, что возможно ситх нашёл родную душу в красноглазом тактике, и Траун поддерживал интерес Вейдера, раз результат их переговоров так быстро давал свои плоды.Лично ей от этого было только лучше, особенно если учесть, что этих мерзких ящериц она больше не видела. У неё была мысль, что при изучении этих тварей главком будет использовать её как подопытную, но пока, хвала Силе, пронесло. В прочем, вероятнее всего, ситх испытывает это оружие на себе.Отмахнувшись от противной мысли, она переключилась на очередное сообщение. Несмотря на увеличившийся штат её помощников и подчинённых, она по-прежнему зашивалась в работе.Глобальный замысел переформирования флота в государства требовал колоссальных усилий, и в первую очередь поиска надёжных кадров, которые будут достаточно верны Лорду, и компетентны в своей работе. Модель перестройки структуры организации- самое страшное, чего боялась Мара больше всего,-ужебыла разработана, и к её личному удивлению практически выполнена. Мара не знала, как давно Лорд готовил этот план к реализации, но большая часть подготовительной работы уже была произведена.
За рюмкой акзильского ликёрчика, вечером у адмирала в каюте, Фирмус озвучил мысль, которая свербела у неё после знаменательного совещания:
- Он вряд ли нам рассказал весь свой план, - неуверенно произнёс соратник по несчастью, - может это очередная проверка на прочность?
В последнем предложении была робкая надежда на то, что им всё же не придется разведывать и завоёвывать дикий космос. Пиетт был готов идти за Лордом хоть в чёрную дыру в Ядро Вселенной, но всё же надеялся на более гуманную кончину.
- Непохоже, адмирал, слишком много предварительной работы с его стороны, - вытянулась в кресле Мара. - И честно: у меня фантазии не хватает, что там может скрываться, раз он нам это рассказал.
- Лорд – человек Вселенной… - с восхищением и трепетом произнёс Фирмус.
- …и он решил её подвинуть… чуть-чуть,- усмехнулась рыжая, - на пол колечка.
Оспаривать мнение и желание Лорда никто не собирался, они оба знали:приказ главного командования не оспаривается, а выполняется.
В рабочем режиме бесконечных переговоров, звонков, писем, отчётов, приказав и уведомлений, её порадовало сообщение от Скайуокера с намереньем прибыть. Он, конечно, написал, что соскучился, но она не верила, что только она стала причиной его полёта через всю Галактику. Вероятнее всего, очередные интриги столицы заставили его экстренно сесть в крестокрыл.
У неё была ещё одна своя проблема, которая не давала ей спокойно работать уже длительный срок, и с ней Мара всё же решила отвлечь главкома.
Рабочий кабинет Вейдера теперь был смежным с его личной каютой, где стояла его медкапсула. Повелитель Тьмы работал больше обычного, и теперь даже Мара не всегда знала, когда он отдыхает, и отдыхает ли он вообще. В этот раз он принял её у себя, разворачиваясь в кресле, не закрывая файлы на мониторе капсулы. Отмечая такой «комплимент» доверия, Мара приветственно поклонилась:
- Прощу прощения, Милорд,- начала она, как и прежде испытывая определённый страх и волнение перед взором чёрной маски, –не было подходящего момента и времени, чтобы сообщить Вам - я чувствую ещё одного агента Императора. Он жаждет мести и ищет пути её реализации.
- Четвёртую Руку?
- Да, Милорд, он попытается пробраться к нам.И может напасть в самый неподходящий момент.
- Его появления стоило ожидать. Ты сможешь его вычислить?
- Уже работаю над этим.
- Хорошо,– кивнул главком. - Поиск и ликвидация Руки Императора – твоя задача.
Джейд удовлетворённо поклонилась и покинула кабинет, теперь можно заняться разведкой. Она не могла просто так простить то, что её чуть не взорвали.

***
Лея отстранилась от всего, смотря на ситуацию сквозь пальцы. Она знала, что так будет, знала и о реакциях, и о последствиях. Она уже знала, что Совет разорвёт от разногласий, знала, что подписание мирного договора Вейдера с чиссами значительно усилит его военную и политическую мощь. Она давно не говорила с отцом, но чувствовала его стремления чрезмерно огромные и устремлённые вовсе не на Новую Республику. С одной стороны это ощущение её успокаивало – отец не будет мешать им, с другой -настораживало, что человек, который половину жизни положил на разрушение Альянса, сейчас так спокойно отвернулся от него. Непредсказуемость и неоднозначность Повелителя Тьмы на нынешней политической арене, значительно усложняли ей жизнь. Хотя чувство мира с отцом, всё же приносило больше покоя в её сны, чем процветание Новой Республики, которое обещала Мон Мотма, после уничтожения врагов демократии. Свою наивность Лея уже давно потеряла, понимая, что «враги Республики» никогда не кончатся, а вот её ресурсы и друзья могут. Её мысль поддержала мама, по непонятным для Леи причинам, Дармин просила её не вмешиваться в конфликт Мон и Вейдера, беря на себя все вопросы урегулирования «Союза». Несмотря на весь напор расспросов и страстные попытки добиться истинных причин Дармин, Лея добилась только одного:
- Тебе не следуют терять союзников, ни в лице отца, ни в лице Мон Мотмы. А самый лучший способ это сделать –не вмешивать сейчас в это, - как всегда спокойно, приветливо и с кружкой вкусного успокаивающего чая, советовала наставница. –Есть много других проблем в Республике, которым стоит сейчас уделять более пристальное внимание, чем делает это Мон. Воспользуйся этим и сделай так, чтобы твоя работа была по-настоящему полезна гражданами Республики.
Слова Дармин оскорбили её и вызвали буру негодования, но впоследствии их разговора, Лея поняла, что они в действительности слишком глубоко закопались в собственных интересах, и стоит последователь примеру отца и посмотреть дальше: на другие рубежи.

***
Личная вендетта, хоть и с позволения начальства, требовала гораздо больше времени, чем то, которое она могла уделить в рабочее время. Запрашиваемые данные пришли ещё в обед, но Мара решила, что ей всё же необходим прохладный душ прежде, чем она сможет вдумчиво их прочитать. Голова неумолимо гудела от информации, усталость неустанно сгибала шею, но Мара решила для себя, что её рабочий день закончится в ранее договорённое время. Но когда пришло время, она, не отвлекаясь, маякнула о своей занятости, открывая дверь, не отрываясь от изучения файла. Скайуокер тихо вошёл в каюту, прошёл к ней, ласково погладил по плечу, поцеловал в макушку и ушёл в другую комнату. Его проявления чувств не трогали её, не сбивали с мысли, но дарили какое-то ранее не знакомое и не ощутимое для неё тепло. Это было странно.
Мара повела плечом, на котором ещё чувствовалось чужое прикосновение, пытаясь не отвлекаться на шум из душа. Вчитываясь в донесения разведки, она уже понимала, что попалась на ложный след, что этот путь не приведёт её к цели, что …
Люк застыл в проёме двери, в молчаливом желании привлечь её внимание.
… дочитывая отчёт, она подняла руку в немой просьбе подождать ещё чуть-чуть…
Он ушёл обратно в комнату и начал там что-то искать.
Нахмурившись, она, пытаясь ещё раз убедиться в ложности следа, и подчеркнуть для себя…
Люк снова застыл в проёме:
- Гм… – прочистил горло.
- Минуту… уже заканчиваю…
Подождав ещё минут пятнадцать, он снова попытался привлечь её внимание:
- Мара…
- Что? – не выдержала она, резко поворачивая голову, сверля его взглядом.
- Не видела мою футболку? – стушевался он, начиная оправдываться на растущее возмущение внутри неё. - Я утром оставил её в комнате, вместе со штанами, штаны на месте, майки нет.
- Скайуокер,я похода на девушку, которая будет прибирать за тобой вещи?- вспыхнула Мара. - Лучше своего дройда запрограммируй на уборку…
- Они лежала на полке, сложенными, - запротестовал он.
- Возьми другую.
- В твоей каюте она одна.
- Стрелок, посмотри на меня ещё раз повнимательней и …
Окинув её взглядом, его губы растянулись в задорной улыбке, от которой весь запал у Мары тут же спал.
-Отдай мою футболку, – мягко попросил он, рукой указывая на неё.
Рыжая вскинул бровь, готовя тираду про длительные одиночные полёты в крестокрыле и их влияние на психику, а потом опустила глаза на себя, понимая, что сидит в одной длинной удобной футболке. Выходя из душа, она надела то, что лежало на полке справа, слишком занятая своими мыслями, чтобы разбираться.
- Это моя футболка,- настаивал татуинец, - и она единственная в этой комнате.
- Стрелок, эта моя комната, и всё, что находиться в ней - моё! – развернулась она, оглядывая обнажённый торс мужчины, - тем более мне больше нравится, когда ты без неё.
Улыбка на губах стрелка увеличилась, приобрела более хищный характер, и по направленному движению к ней, рыжая поняла, что рабочий день у неё сегодня точно закончился.

***
- Генерал Соло, - официальный тон принцессы означал, что его отправляют далеко и судя по всему на долго.
- Я уже всё понял, светлейшенство, - обречённо вздохнул Хэн, расставляя руки для крепкого объятия. Лея крепко прижалась, зарываясь в него.– И к слову: эта была моя идея.
- Опять сбежать от меня?
- От тебя сбежишь.
Подтверждения о подписанном мире между Трауном и Вейдером пришло через две недели после вылета Люка. Хэн надеялся, что за это время форы умные женщины в лице Леи и Дармин смогут что-нибудь придумать, чтобы амортизировать истерический удар в Сенате, который произошёл по подтверждению этой новости. Дармин согласовала и отправила силы «Союза» под бок к Вейдеру, оставляя командующего ими генерала Соло в столице, чтобы сразу после получения решения о мерах, он смог вылететь к ситху. Благо Силе или ещё кому, по мнению самого генерала, Лея смогла вывести развернувшиеся дебаты с темы: «Что делать с ситхом?» - на тему: «А что мы можем сделать для укрепления своих сил?» - и получила серьёзную поддержку. Принцесса предложила пару проектов, ни один из них Хэну не нравился, поскольку это означало, что его принцесса полетит в противоположную часть Галактики от него. А он, благо вместе с малышом, останется рулить с папочкой-ситхом. Ему всё это очень не нравилось, особенно то, что он не сможет во время утащить принцессу в безопасное место. Пораскинув мозгами, Хэн выдал особые распоряжения Чуи, получил от него положительный рык, и оставил своё золотце на его попечение.
- Мы всё равно вместе, - произнесла Лея, через долгую паузу, - не важно, сколько парсеков между нами.
- Я бы хотел, чтобы их между нами вообще не было.
- Когда-нибудь…
- Я запомню, - грустно усмехнулся Хэн,
- У меня какое-то странное предчувствие…
- Хорошо, что на этот раз «странное», а не «нехорошее», - пробормотал кореллианин, - у тебя, когда-нибудь бывает хорошее предчувствие?
- Когда-нибудь будет.
Он отклонился от неё и выставил указательный палец вверх:
- Я запомню.
Она улыбнулась, так светло и искренне, что он не удержался и сладко поцеловал её.
Все разногласия между ними, которые вспыхивали так внезапно, всегда таяли после таких поцелуев. Лея безумно жалела, что нельзя навсегда остаться в его объятьях, что надо отпускать его на очередную войну, которая из холодной, могла вновь вспыхнуть в кровопролитную. Ей так хотелось верить, что он сможет удержать тонкую грань и справиться с двумя кораблями одновременно.
- Я зашифрую протокол, и отправлю его по нашему каналу, сразу после совещания. Надеюсь, ты успеешь. Я бы не хотела, чтобы сообщение «зависло».
- Не волнуйся, кареглазая, Чуи останется с тобой, но у меня по-прежнему самый быстрый корабль во Вселенной.

***
Тяжелый камень обиды лёг внутри неё, болезненные волны расходились по всему телу, вызывая судорожные позывы, но внешне она по-прежнему спокойно наблюдала как Мон Мотма, её соратница, подруга и ставленница, слово за словом раздирала на куски все её старания по сохранению и поддержанию мира в Галактике. Как те, кого она считала союзниками, верным общей идее, поддерживали очередное развязывание войны.Войны с ситхом, с человеком, который смог отступиться от своих амбиций, жажды власти, религиозных целей и пойти на союз с врагом,ради их сына. С человеком, который собственноручно убил Императора, который практически отдал им столицу, и который, в данный момент, укрепляет свои территории, границы, силовые структуры и уже подписал соглашение с чиссами. Вейдер был не просто политическим деятелем, с которым надо было считаться, он был главнокомандующим войсками, с которыми нельзя было сориться, особенно тогда, когда он не желал вступать в очередной конфликт, не сейчас, не в тот момент, когда Новая Республика ещё так неуверенно стоит на своих позициях. Но Падме закрыла на это глаза, потому что боль в груди, которая растекалась по всему телу, особенно явно отражаясь в ноге, была иной природы: Мон не просто пыталась развязать войну с ситхом, она снова пыталась разжечь войну в её семье.
Двадцать лет холодного расчёта, вымеренных решений, и отречения от всего. Двадцать лет беспросветной ледяной войны с Империей на алтарь, которой она положила свою родину, свои клятвы, свою семью, своих детей. Она всё отдала, чтобы уничтожить Палпатина, чтобы разрушить ту тёмную Империю, чтобы вернуть мир в Галактику. И спусти двадцать лет кромешного ада, Сила смилостивилась над ней, подарив Люку вместе с милосердным сердцем шанс наладить отношения с отцом. Прекратить не просто войну Альянса и Империи, не просто войну ситхов и джедаев – он завершил войну внутри их семьи.
Её сын, её лучик света приложил немыслимые силы, упрямство и милосердие; её ночной кошмар, проклятье и главнокомандующий Имперского флота в одном лице, Повелитель Тьмы, мужчина, который разбил ей сердце и уничтожил её мир, отступил, признал свои ошибки, сломал собственные правила, пошёл на Союз с теми, кого он презирал, чтобы прекратить войну с детьми. С их детьми.
А сейчас, Мон снова пыталась разжечь пламя из пепла вражды, обиды и злости, она снова поднимала силы против Вейдера, видя в нём угрозу. Дармин Арти больше двадцати лет была Матерью Альянса, но Альянса больше нет. В последнее время она часто повторяла себе это, отчётливо ощущая, что и Дармин Арти больше нет. Под идеальной оболочкой альдераанской наставницы вновь поднимала голову Падме Амидала, и, как много лет назад, она хотела мира, и семью. Свою семью. И готова была за неё сражаться.
Собрание Малого Совета обычно протекали громко, на повышенных тонах, с доказательствами своей правоты и с долгим поиском компромиссов. Чаще всего эти компромиссы находила Арти, или же поддерживала их, заставляя действовать решительно и оперативно. Но не в этот раз: обращение Мон Мотмы заставило её первой вступить: жёстко, яростно и бескомпромиссно.
-Это провокация, которая потянет за собой цепочку не предсказуемых событий, - поднялась Амидала, опираясь на трость. - Учитывая нынешнюю огневую мощь Лорда Вейдера, это не просто опрометчиво, канцлер, - особо выразительно подчеркнула она обращение, - это глупость, которая не допустима в нашем положении.
Взоры присутствующих обратились на неё, среди которых был испуганный взгляд Леи, которая поняла, что внутри Амидалы лопнула держащая струна. Что и её терпению пришёл конец.
«Не вмешивайся», - был жёстким ответный взгляд Амидалы в глаза дочери и Лея, сложила руки на колени, сжимая пальцы. Это не её сражение.
«Она проиграет», - знала принцесса, и это же знала Падме.
Но она больше не могла молчать, терпеть, врать.
Не могла.
Мон вздернула голову,готовая к нападению столь сильной соперницы. Она в свою очередь тоже долго ждала этого разговора и была готова к нему.
Женские бои всегда отличались особой жестокостью, но дуэль двух выдающихся женщин столетия отличался ещё и красотой пикировок, аргументированностью и подготовленностью. Красноречивые обороты Мон Падме рубила холодным расчётом и исторической справкой, высшие цели философских рассуждений чандрилианки истинная набу резала практичностью. Эмоциональная вспышка в начале заседания со стороны Арти быстро переправилась в холодный расчёт, гибкость раскалённого метала, способного принимать различные изгибы и формы,а так же застыть в нерушимую твердь. Дармин, как и прежде, была сильнее Мон, но у канцлера в рукаве оставался один, решающий аргумент:
-При всём моём уважении и почтении, советник Арти, я вынуждена напомнить вам о Вашей должностной компетенции.
Падме потребовались усилия, чтобы удержать победоносную улыбку, которая рвалась на её губы. Мон никогда не признает своего поражения, но этот аргумент – был им. Она поставила Дармин в неудобное положение: именно Арти поручилась за чандрилианку, именно она убеждала всех присутствующих в правильности выбора нынешнего лидера, а теперь сама оспаривала её убеждения. И она их оспорила.Но вместе и с тем, она продемонстрировала свою силу и компетентность в общегалактических вопросах, и всё же желала поставить Мон на место.
«Это займёт время, - подумала Падме, -и потребуется больше жертв». Но она умела ждать, и жертвы… их и так будет много.
Окинув присутствующих выжидающим взглядом, Падме Амидала посмотрела прямо в каре-зелёные глаза бывшей подруги:
- Мой долг, как Вашего советника, канцлер, предостерегать Вас от ошибок, помогать советом в трудные времена и заботиться об общем благе,– драматическая пауза была вставлена специально, чтобы у собеседницы перехватило дыхание, а сердце пропустило удар. Она всё же решится на это. –И раз мои аргументы и советы больше не ценны для нынешнего правительства,то я покидаю пост советника и складываю с себя обязательства этого поста перед государством. Спасибо за работу, господа и дамы.
Она церемониально склонила голову в знак прощального почтения, демонстрирую свою бескомпромиссную решительность. Все присутствующие разом поднялись в немом ошеломлении и поклонились.
Падме покинула зал в полной тишине.
Сглотнув колючий комок, хриплым голосом канцлер попросил всех сесть и продолжить заседание.
Командующий Иблисс остался на ногах:
- Кажется, тут уже всё решено, – пренебрежительно ответил кореллианин и покинул помещение.
Генерал Додонна поднялся, чикано откланялся, вышел. Следом помещение покинули генерал Риекан, Кракен, и адмирал Акбар.
- Думаю,продолжим в другое время, - подытожила принцесса, не дожидаясь ответа, так же вышла.

***
Боль была неутолимой, она растекалась по всему телу, касаясь всех её нервных окончаний. Даже в комнате, в одиночестве ей не стало легче. Она сама не ожидала, что способна на такой шаг, что способна перечеркнуть столько лет работы, просто встать и уйти. А оказалось – способна, смогла. Весь смысл своей жизни, всю себя она всегда видела только в этом. Только в работе на благо государству, обществу, всем живым существам, в создании и поддержания мира. Только в этом и была её жизнь…
…удобное ранее платье стало давить в районе талии. Она слишком туго затянула корсет…
…и она добилась своего. Добилась падения Империи и восхождения Новой Республики. То, за что она билась столько лет, вот оно лежит огромной кучей документов на её рабочем столе…
…голова тоже болела. Она распустила волосы, запуская в них пальцы. Кудряшки, которые столько времени были прилизаны лаком тут же завились, поднимаясь над головой…
…она выполнила свой долг. Она ни на кого не злилась, не обижалась и не винила. Она много сил и времени отдала тем людям, которые остались в зале, и она оставила им право решать судьбу Галактики дальше.
Только ей было больно.
Всей ей.
Переодевшись в свободное платье, вымыв волосы и смыв всю косметику, она села за туалетный столик. Она помнила своё отражение, когда в зеркале отражались лишь боль, отчаянье и бессилие, и тогда она пообещала себе: что такого больше не будет. И такого больше не было. Много лет она умело закрашивала это толстым слоем косметики.
Сейчас же в отражении на неё смотрели растерянность, боль и усталость. Она грустно усмехнулась, и на губах проявился зрелый цинизм. Смотреть на себя такую было невыносимо, и с этим надо что-то делать. И эту ситхову психосоматическую боль в ноге надо убирать. Только она не знала как, и откуда взять силы. Взгляд непроизвольно опустился на серебряную пудреницу: такую гладкую, обтекаемую и голубо-серебристую, которая напомнила ей «Крылья Ангела».

***
Преждевременных выводов, Лея решила не делать, направлялась в квартиру матери. Комлинк был выключен, ни каких сообщений или инструкций на случай – тоже не было. Принцесса абсолютно не понимала, чего добивалась Дармин, и к чему всё это было. Она не верила, что Арти может просто так уйти, бросив всё. Запретив себе думать и предполагать, она замерла у двери, нажав кнопку звонка. Дверь легко открылась, и Лея влетела туда, желая получить развёрнутый ответ и часть общего плана, как минимум, но замерла на середине комнаты.
Вещи были разбросаны по полу, на диване лежал небольшой чемоданчик, а Дармин -лохматая, в какой то безразмерной тунике и штанах - металась по квартире, собираясь. Лея никогда прежде не видела мать такую, даже во время экстренной военной эвакуации, Дармин всегда была одета с иголочки, и всегда собрана. В её тяжёлых и сложных нарядах пряталось всё, что ей может понадобиться в полёте, а основные вещи –собраны, аккуратно сложены, запакованы и заранее перемещены в нужное место.
- Проходи, звёздочка моя, я уже почти закончила.
- Куда ты собираешься?
- Далеко.
- Мама… - растерянность в голосе дочери, заставила Падме остановиться и посмотреть на неё:
- Туда, где меня послушают.
- Что происходит?
- То, что давно должно было произойти.
- Таким взбрыком, ты практически развалила малый Совет, - сдерживая надрыв, произнесла Лея, начиная злиться, - что равносильно развалу Республики.
- Не равносильно, - как-то мягко, невыносимо нежно и тепло улыбнулась мама, подходя к ней и гладя по щеке, - и если мои труды хоть чего-то стоили, то и малый Совет не развалится.
- Иблисс ушёл, Додонна, Риекан, Кракен…
- Яну давно пора отдохнуть, - отмахнулась Падме, хромая возвращаясь к сборам, - хотя через год–полтора он вернётся. Риекан тебя не бросит, а у Кракена чувство долга и ответственности больше, чем у нас всех вместе взятых – далеко не уйдёт.
- Хэн столько сил потратил, чтобы убедить Иблисса…
- Не перечь ему, и в час нужды, командующий поможет вам. Он не враг Республики и никогда им не будет. А где взять новых союзников ты уже знаешь.
- Что ты будешь делать?
-Я остаюсь дипломатом Союза, а «Лусанкии» требуется больше моего времени и внимания, чем я могла уделять из столицы.
- Но ты не туда летишь…

***
- Назовитесь,- раздался в динамике живой голос.
- Привет, приятель! – обрадовался Хэн. - Говорит генерал Соло, «Тысячелетний сокол». Я чертовски рад вас видеть! – он сам от себя не ожидал, что так будет рад увидеть гигантский «Исполнитель». Такой бесконечно длинный перелёт в одиночку, без сварливого Чуббаки, с протоколом малого Совета, был просто невыносим, а уж когда у него закончился алкоголь, то он думал - сойдёт с ума.
По бортовому времени была глубокая ночь, а на постах вторая смена, но его это мало волновало. Он хотел с кем-нибудь обсудить эту новость. И хотел он это, прямо сейчас, спускаясь с трапа. За малыша ответил его Р2, поясняя, что приятель спит у себя в каюте. Не раздумывая, Хэн двинулся на спальный уровень и завис над дверями, вдавливая кнопку звонка. Давить пришлось долго, слишком долго, учитывая военный опыт друга, целых три минуты, отметил про себя кореллианин.
- Хэн? – открыл наконец-то двери взлохмаченный Люк. - Что случилось?
- Привет, малыш! – тут же сгрёб его в охапку Соло.- Ты даже не представляешь…у тебя есть что-нибудь выпить? Я всё своё выпил по пути… Чуи пришлось оставить с Леей, у неё там миссия к Хапанам…
Зайдя в каюту, кореллианин тут же двинулся в кухонную зону, не переставая болтать, отмечая, что малыш как-то не очень рад его видеть, и вообще какой-то растерянный, и в мятом халате.
- Хэн, друг, я рад, что ты теперь здесь, а Лея с Чуи, но мы можем это утром обсудить? – как-то странно начал Люк. - У меня такой день был… и завтра… мне надо поспать.
Соло замер, концентрируюсь на татуинце, свёл брови: на белом халате блеснул рыжий волос. Скайуокер поймал его удивлённый взгляд и посмотрел на плечо. Хэн быстро сложил два плюс три, и, оттолкнув друга в сторону, рванул в другую комнату, цепляясь за стену, и заглянул в спальню. Сонно опаздывая ровно на три секунды за другом, Люк хватанул за рукав кореллианца, но этих секунд Хэну хватило, чтобы увидеть, маленькую пяточку из-под одеяла и длинные волосы на подушки. И если по ноге, он не мог опознать особу, то вот медно-рыжий цвет волос с потрохами сдал ночью гостью друга. Нижняя челюсть сама упала:
- Это… там…
- Хэн, давай утром.
- Ты серьезно? – он сделал попытку ещё раз заглянуть в комнату, но механическая рука друга выразительно сжала плечо. - Да…это правда… бестия?
- Хэн… - малыш помог подняться на ноги, и настойчиво стал двигать Соло в направлении двери.
- Прости, я не знал… ты утром, зайди, да … ты…
Уже стоя в проходе, Хэн замер, подумал и обернулся к другу, крепко пожав его руку:
- Молодец. Не ожидал.
- Хэн, - поймал его взгляд малыш, - никому не говори. Поклянись.
- Клянусь, - не думая, отчеканил Соло, - ну ты... я – космос… кладбище кораблей!
Тяжело вздохнув, Люк всё же вытолкал незваного гостя и вернулся в кровать.
- Надо ночевать у меня, - недовольно проговорила рыжая, укладываясь у него на груди.
- Он слишком быстро прилетел, - стал оправдываться Люк, наконец-то, просыпаясь, - он поклялся молчать, но утром я ещё раз с ним переговорю.
- Бесполезно, придётся брать его в долю, иначе всё выболтает,
-В какую долю? – не понял Скайуокер.
Горячо и обречённо Мара выдохнула, прямо ему в шею. Она ему не говорила, считая, что знать не обязательно, ну, а раз тут такая ситуация:
- Антиллес с Калриссианом заключили пари: кто первый меня соблазнит, – Люк ощутимо напрягся, и для успокоения, она решила приподняться на локти, посмотрев на него, - Антиллес сразу понял, что дело тухлое и взял меня в долю. Я пару раз погуляла с одним, в щёчку поцеловала второго, и подняла ставки до пяти тысяч, – немая реакция татуинца красочно выражалась на его лице распахнутыми от удивления глазами. –Антиллес хочет поднять до десяти, а я думаю Лэндо можно и до пятнадцати раскачать. А сейчас придётся Соло в долю брать и поднимать до двадцати, чтобы куш был нормальный.
Люк задумался, пытаясь прийти в себя. Его друзья спорили на всё и вся, пари заключались и на жизнь и на смерть, и на девушек и на парней; но сейчас два его друга спорили на его девушку, и она в этом участвовала, и к тому же с завтрашнего дня будет участвовать ещё и третий друг. Скайуокер был реалистом и, разумеется, понимал, что денежная награда будет крепче держать рот Соло закрытым, но…
- И давно это пари?
- Чего ты так разнервничался, стрелок? – удивилась Мара. - Не собираюсь я спать с твоим другом. Так показательно один раз поцелую и сходим с ним выпьем бутылочку вина без свидетелей.
- Как же твоя репутация?
- Эта разводка на бабло Калриссиана.
- Но мы как подростки прячемся по каютам, чтобы никто не знал, что мы встречаемся, потому что это якобы повредит твоей работе, но за деньги и азарт ты готова эмитировать отношения? – возмутился Люк, поднимаясь на локти.
- Пари старое и между двумя парнями, я всё обговорила с Антиллесом и прижала ему яйца…
- Лэндо, ты тоже язык прижмёшь?
- Люк – это игра. Не принимай всё серьезно. К тому же Калриссиан в любой момент может сорваться, - нашла оправдание рыжая.
- А может не сорваться… И Ведж может погибнуть в любом военном вылете,- не собирался останавливаться Люк, - и я могу не вернуться в любой момент.
- Я тоже могу однажды не выбраться.
- Именно, но ты бережёшь свою репутацию, и я это уважаю. Ты хотела, чтобы никто про нас не знал. И я улажу ситуацию с Хэном. Но ты на деньги ставишь эту же репутацию…
- Люк, - тормознула она, взяв его лицо в ладони, - я и с Лэндо заключила такое же пари. Я обую их обоих. А после об этом все узнают. Я поддержу свою репутацию стервы и непреступной женщины.
- Зачем? – искренне поражался Скайуокер.
- Десять тысяч никогда не бывают лишними.
- Почему сразу не сказала?
Она опустила ладони, и обняла его, пряча лицо:
- Я собираюсь кинуть на деньги двух твоих друзей… Хотела, чтобы ты по прежнему думал обо мне лучше.
- Рыки, ты, Рыки… - облегчённо вздохнул он, укладывая её на спину.– Я и так знаю, что ты лучше...

***
Явление сил «Союза» могло означать только напряжение в столице. Но ни Вейдера, ни его флот это уже не волновало. Адмирал в ближайшие два месяца ждал прибытия «Лусанкии», искренне считая расточительством использование такого каркаса под медицинские цели, но своё мнение предпочёл оставить при себе, чем связываться с Арти и спорить с Катисси.
Милорд высказал желание получить этот корабль на постоянное использование на время исследований чисского сектора, и ради этого, ситх готов был даже поделиться некоторыми разработками из Утробы и продлить на определённых условия «Союз». В медицинских исследованиях, которые ведутся на «Лусанкии», была очень заинтересована доктор его сердца. По её словам, Арти собрала там весь свет передовой медицины и предоставила им финансирование и свободу в научной и практической деятельности. Доктордаже намекала, что человек его звания обязан добиться и пройти курс лечения в их отделении. Фирмус вообще считал себя абсолютно здоровым, а лечащий врач при нём была потому, что он по дружбе попросил Джейд переговорить с Нерарсом. Рыжая бестия сделала больше: на очередной медкомиссии, внесла поправки, что в связи с занимаемой должностью, уровнем ответственности и важности его личности для общего дела, беря в учёт полученное ранение при исполнении, согласно указу Лорда Главнокомандующего, к адмиралу прикрепили медицинского сотрудника должной квалификации и уровнем доверия на постоянной основе. Как Джейд подписала этот приказ у Лорда, Пиетт не знал, но ни лишних вопросов, ни лишнего внимание к доктору Лорн не было.
- Я вам сильно задолжал, Мара, - заметил Фирмус, получая распоряжение, - судя по всему, на постоянной основе задолжал.
- Свои люди – сочтёмся, - улыбнулась рыжая бестия, явно занятая другими мыслями.
Без помощи Фирмуса Джейд бы не справилась в первое время пребывания на флоте, тем более в столь высокой должности. Мара хорошо помнила это, и, расплачиваясь по долгам, это привело к тому, что взаимопомощь между первыми помощниками Лорда стала залогом выживания и их эффективной, слаженной работы. А уж, если это не требует особых усилий.
Поиск шпиона на рабочем месте - вот что затрачивало у неё колоссальные усилия. Каждую её идею прорабатывали агенты, собирая информацию по крупинкам, затрачивая и время и ресурсы, но каждый раз это были лишь подозрения и её домыслы.Ни зацепки, ни ниточки, ничего, только мерзкое ощущение грядущей опасности. Она хотела об это поговорить с Лордом, но ситх в очередной раз улетел к Трауну на очередные переговоры. Что они там без конца и края обсуждали – Мара не знала, и знать не желала, Милорд плотно составлял своё расписание, не оставляя пробелов, и возможности поговорить лично на незапланированную тему не предвидится.
Скорый личный визит адмирала Даалы так же не сопутствовал освобождению времени у Лорда. Адмирал Нерх, оставшийся командующим на время отлёта Даалы, вызывал паранойю у Пиетта, поэтому увеличение своих агентов в их секторе привело к увеличению папочки документов. По мнению Джейд, Фирмус не мог простить Нерху упущенный теракт на «Исполнителе» и неудавшуюся попытку занять его место на мостике флагмана. Лорд итак отправил талантливого адмирала в провинциальный сектор, чтобы не беспокоить Пиетта, но адмирал не унимался. Хотя увеличение паранойи у акзильца могло судить об уменьшении нагрузки его в целом. Это хорошо, определила для себя Мара, решая, что всё идёт по плану.
Скребущееся чувство привело её к интересной мысли: она не может получить разъяснения у ситха, так надо хотя бы задать этот вопрос джедаю. Тем более джедай с определённой периодичностью сопел у неё под боком. Хотя в последнее время только сопел, и не так часто, как хотелось. Скайуокер унаследовал деятельность отца, был постоянно занят на каких-то переговорах Союза, участвовал в переговорах с чиссами, пару раз сопровождая Лорда. Он стабильно вылетал в близилежавшие сектора, по поручениям толи Совета, толи Дармин. Тренировался с эскадрильями, участвовал в брифингах и совещаниях. Чем он конкретно занимался, и какая у него роль в Новой Республике, Союзе и в целом в политических отношениях, Мара не знала, и знать не желала. Он не вмешивался в её работу, а она в его. Её в полнее устраивало, что в договоренное время он приходил. После ночного явления Соло, Мара отказалась появляться у него. Люк старался настоять на равноправное пребывание и на его, и на её территории. Но Джейд заявила, что «на вашей территории не безопасно» и Люку пришлось перенести к ней два комплекта сменной одежды. Хотя в последнее время она бы хотела увеличить количество встреч. Только рядом с Скайуокером у неё получалось выключиться из круговорота бесконечной информации, и она могла спокойно уснуть. Рядом с ним она высыпалась лучше и быстрей. Те единичные разы, когда у неё на следующей день выпадал выходной, и он никуда не убегал - она просыпалась раньше, не вставая с кровати, со свежей головой она брала датапад и начинала просчитывать план, строить версии и предположения.Два-три часа рядом со спящим Люком, были на много плодотворнее рабочих будней и утомительных уставших вечеров. Идея поговорить о Силе и о предчувствии с Люком её вдохновила ещё больше, выждав его прилёта на флагман, они договорились о встрече.
«У Рейна день рождение. Сегодня задержусь».
Пришло сообщение ближе к концу её смены. Кто такой Рейн она помнила смутно. После штурма Корусанта ряды пилотов сильно поредели и их заполнили новыми сорви-головами. Круг обязанностей Джейд значительно вырос, и у неё больше не было времени и необходимости изучать дела пилотов. Так же у неё не было времени и сил отмечать с летунами дни рождения и другие совместные мероприятия, если это не была победа в сражении. Хотя штурм Корусанта она так же пропустила. Разумеется, она, как и прежде, могла прийти на праздник, но желание это делать у неё совершенно не было. Написала короткое в ответ:
«Жду».
На пятом часу ждать ей надоело, и Мара легла спать, закрыв дверь. Его извиняющее сообщение она проигнорировала, даже не прочитав. Робкий сигнал через Силу, который сообщал, что он сейчас придёт, она так же пропустила, даже глаза не открыла, когда он с помощью Силы открыл дверь, робко прошёл к ней и лёг под бок, приобняв.
- Руку убрал, – холодно произнесла она.
- Прости, Веджа надо было до казармы донести.
- Руку убрал, – второй раз получился более угрожающий, раз он приподнял руку, и тихонечко стал поглаживать её.
- Извини, я не мог раньше уйти… ты же знаешь, как парни пьют.
Она-то знала, а ещё она знала, как часто он видится с парнями, как часто они пьют, как много она работает, и как долго она сегодня его ждала. А ещё как редко они видятся и как ещё реже ей, что-то от него надо.
- Руку убрал.
Тяжело вздохнув, он прижался к ней ещё ближе, зарываясь в волосы, крепче обнимая. Перехватив руку, она завернула большой палец, намереваясь провести болевой приём, но рука была правая, механическая. И изгиб не сработал. Это её взбесило окончательно, заставляя приподняться, чтобы вывернуть в локтевом суставе, но Люк рывком поднялся вместе с ней, пытаясь блокировать захват. Разозлённая рыжая, провела захват ногами, и попыталась повалить его на спину, но мужчина взял массой, впечатывая её спиной в кровать.
- Мара, прекрати, - сдавленно проскулил он.
- Убери свои руки от меня!
- Ты мне сейчас рёбра сломаешь ногами!
- Сам виноват! –ответила рыжая, отпуская ноги.
- Что на тебя нашло?- попытался отдышаться он, не выпуская девушку, нависая над ней, упираясь руками об кровать.
- Сам нарываешься.
- Что я сделал-то?
- Держи свои руки при себе! – попыталась она его оттолкнуть, только как-то слабенько, скорее из-за досады, чем от злости.
- Мара прекрати!
- Сам прекрати.
- Ты на что обиделась-то? – попытался он заглянуть ей в глаза. – Я же предупредил.
- Я уже спать легла, зачем пришёл?
- С тобой поспать.
- Ты мне пару часов назад был нужен, а сейчас иди спать в другое место!
- Не хочу я в другое место, - не отступал он, понимая, что если она захочет, то одно ловкое движение ног, и она может упереться ступнями ему в грудь, и с лёгкостью выкинуть с кровати. А учитывая её подготовку,он ещё хорошенько влетит в стену от такого удара.
Но она пока капризничала, позволяя держать в якобы захвате.
- Прости, я пытался уйти раньше, но меня Ведж задержал.
- Ты знал, что я тебя жду. И ты знаешь, что я завтра работаю.
- Прости,- он робкую поцеловал её в носик, - я отменю встречу вечером и приду к тебе.
- Какие жертвы… - стервозно не оценила она, упираясь руками ему в грудь, но не отворачиваясь от поцелуев, - мог уйти с пьянки пораньше…
- У меня не было серьезного аргумента для парней…
- Например?- она стала отвечать на поцелуи, не убирая зубов.
- Ну… если бы я мог сказать, что меня девушка ждёт… а лучше, если бы пришла, выпила бы с нами, а потом мы вместе ушли… ай, больно же! – укус в щёку он даже потёр рукой.
- Мы это уже обсуждали, - рыжая выскользнула из под него. – Ты мне обещал.
- Обещал, - подтвердил Люк, - и держу слово. Но ничего смертельного не было бы. Если бы узнали близкие, было бы проще…
- И легче? – смягчилась рыжая, и потянулась к нему.
- И легче, - обнял он её, считая, что буря прошла.
- Но проще и легче – это не путь джедая, - съязвила Мара, и вцепилась зубами прямо в изгиб шеи, он даже постарался отклониться, но она усилила захват зубами, и ему пришлось терпеть. Он почти привык к её резкости и порою агрессивности, зная, что сейчас ей надоесть и место укуса она покроет нежным поцелуем. Хотя после такого там явно останется след.
- Это за сегодня, но не считай, что ты прощён.


--------------------
"Ели у вас нет ног - бегите...
Если у вас нет надежды - творите..."
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
cariedark
сообщение 28 Сентябрь 2016, 19:35
Сообщение #779





Группа: Заглянувший
Сообщений: 9
Регистрация: 18 Сентябрь 2016
Пользователь №: 9764



Классно thumbsup.gif Но когда же прода?
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Ариша
сообщение 23 Октябрь 2016, 19:58
Сообщение #780



Иконка группы

Группа: Бывалый
Сообщений: 1293
Регистрация: 8 Май 2011
Из: Челябинск
Пользователь №: 8905



7 глава

Многодневное одиночество не пугало её, за долгие годы тайной жизни она привыкла к нему. Разумеется, было в новинку лететь одной на такое огромное расстояние, тем более взяв с собой лишь дела «Союза», которых накопилось не мало, но это были не те объёмы, к которым она привыкла.
Осознание совершённого радикального ухода совестно трепеталось на краю сознания и отдавалось разочарованием, где-то около сердца. Хотя она и чувствовала себя гораздо лучше и легче, сомнения и различные беспокойства периодически накатывали. Падме была склонна к самоанализу, но сейчас считала это лишним.
То, что сделано – то сделано, надо пожинать плоды.
Отложив работу, она достала скромно упакованную коробочку:ещё один привет от сестры. Пудже пришлось бежать на взлётную площадку, позабыв и о статусе, и о своём положении, чтобы успеть передать его. Месяцем ранее, Падме передала для Солы небольшую друзу: щётку полупрозрачных кристаллов с вкраплениями металлических волокон внутри. Сестра любила минералы, редкие и небольшие. Некоторые она хранила в особых коробочках, другие выставляла на полки. По крайне мере, так было раньше, и Падме не стала спрашивать племянницу, сохранила ли её мама своё хобби, а сделала подарок от души, такой же, как и Сола посылала ей. Их своеобразная «переписка» дарила ей тепло, создавая ощущение поддержки родной сестры. Ей хотелось верить, что Сола рядом, понимает и соглашается с её решениями.
В коробочке лежал цикл древних трактатов одного великого мудреца: «Государство», «Политик», «Закон».Существовало огромное количество трудов, разборочных книг, научных работ, сделанных на их основе. Эти трактаты стали фундаментом сотен политических наук и течений, они – основа всего в этой сфере. Когда-то, Падме уже читала их, но это было в далёкой молодости, ещё до избрания королевой.И сейчас, Сола решила напомнить ей о начале пути политика, о том, на чём строились убеждения и её взгляды.
«Ничего нет вечного, кроме изменений», - сразу же вспомнила она древнюю цитату, пораженчески улыбаясь. Настало время остановиться, отойти и обратится к древним мудрецам за советом – решила она, осознавая, что сейчас у неё есть на это время.

***
- Так, когда у нас проверка начнётся?
- Не кипиши.
- Передайте соль…
- Спорю, что внезапно!
- Очень остроумно…
- Ставлю двадцатку, что не на этой неделе.
- Дайте соль!
- Поддерживаю, - отозвался Селчу, положив на центр стола двадцатку.
- Скорее всего, начнут всё же на этой - ставлю тридцать, - сбросил в центр деньги Дерек. – Коммандер? – обратился он к Люку, который молча завтракал.
- Понятие не имею, - отмахнулся тот, - это вопрос генерала.
- Ха-ха, - подразнил его помятый Антиллес, - юморист… Хэн вчера хлеще меня накидался.
- Эй, народ, передайте, а?!
- В курсе, - смерил его взглядом Скайуокер, каким-то через чур придирчивым, чуть-чуть не хватало до осуждающего, взглядом, - я его после тебя до «Сокола» тащил.
- Малер, передай крикуну…
- Чуи-то нет, - поддакнула Эриси, встревая в мужской разговор, протягивая соль на другой конец стола.
- Надо сходить проверить, живой ли наш генерал…
- Ставлю сотку, что живой! – вставил Нран, уже доставая деньги из кармана.
Командиры на него выразительно посмотрели, и парень убрал руку, возвращаясь к еде. Ставить на «не живого» генерала никто не станет, а то он придёт и все ставки заберёт себе.
- Командир, горчицу можно?
- Держи.
- Так, что на счёт проверки?
- Как только данные будут – тут же сообщу.
- О! Ни фига себе!- с придыханием воскликнул молодой Эрдинс, за что получил строгий взгляд командиров. И вполголоса добавил: - Бестия, собственной персоной, – и робко кивнул голову в сторону раздачи.
Места в офицерской столовке всем пилотам «Разбойного», разумеется, добыл коммандер, и даже договорился, что им позволено было сдвигать пару столов, чтобы все ребята сидели вместе, но вести они должны себя тихо, без гама. Совсем тихо не получалось, но они очень старались, а если что, то командир доходчиво объяснял. Но сейчас дело особое, решил сам Ведж, наблюдая за рыжей особой, только в отличие от остальных, он это делать мог открыто. У них были, так сказать, особые отношения, правда, встречаться они стали всё реже. И за всё время пока они здесь, он впервые увидел Джейд в столовой. Она стояла в наушниках, выключив комлинк только, когда подошла её очередь. А подошла она быстро: мужчины охотно пропускали рыжую красотку, приветственно кивая головой. Ведж даже поднялся, когда особа развернулась и стала присматривать себе место.
- Полтинник, что подойдёт, - скинул на стол Тайко.
- Не-а, - возразила Эриси,- ставлю сотку – прокатит.
- Поднимаю, - ухмыльнулся Хорн, - подойдёт.
- Двести, обломаетесь…
- Двести пятьдесят – у нас будет особая компания, - облизнулся Марек.
- А ну-ка – все вжались, - приказал командир, толкая парней в бок, освобождая место.
Бестия заострила внимание на дружном столе летунов, окинула их высокомерным взглядом, оглядела зал, и, поняв, что более интересной компании ей не сыскать,плывущей походкой направилась к ним.
- Сегодня мой день, - потёр ладони молодой.
- Навряд ли твои деньги скрасят тебе общество этой… - недовольно прокомментировала Малер, незаметно двигаясь поближе к Скайуокеру. Ей не нравилось, что фурия сядет рядом с командиром, прямо напротив неё и главного.
- Эй, передайте салфетки…Эриси, чего напряглась-то?
- Отвали.
- Доброе утро, - кинула Джейд, залезая на скамейку, рядом с Антиллесом, - чего гудите? – Взгляд зелёных глаз прошелся по всем внимательно и изучающе. – Опять ставки ставите?
- Не больше допустимого, - вскинул бровь коммандер, отвечая на упрёк.
- А чего же ещё делать-то? – одновременно с тем, ответил и Ведж, немного расслабленно повернувшись к девушке.
Рыжая опустила взгляд, начиная ковыряться в тарелке, выбирая, что повкуснее:
- На что ставки делаете? Кто оставил засос коммандеру?
Люк отдёрнулся, как от пощечины, а все остальные уставились на него:
- Что?
- Засос?
- Где?
Загудел стол, но взгляда Веджа хватило, чтобы заткнуться.
- На шее, - подлила масло в огонь бестия, прожёвывая, - стрелки слепые…
Скайуокер метнул возмущённо-удивлённый взгляд на Джейд, поворачивая голову так, чтобы след скрыл расстегнутый ворот кителя, но верный друг, сгорая от любопытства, перегнулся через стол и повернул ворот, демонстрируя засос.
- Ни фига себе,- удивился Ведж, - так вот куда ты вчера рвался, старший.
- Отстань, - дёрнулся Люк, не ожидав такого, опять попытавшись испепелить взглядом Джейд, которая спокойно наблюдала за происходящим, поедая свой завтрак. Хотя она обычно не завтракала или ела в компании Нерарса, а сегодня пришла специально…
- Ставлю сотку на Еву из механиков, - начал первый Кливиан, широко улыбаясь, пока Люкне перевёл свой сжигающий взгляд на него -улыбка сразу погасла, но деньги были на столе.
- Да это Эриси, - скинул такую же кредитку Пешк.
- Ты чего..!
- Ставлю двести, что это блондинка из координаторской…
- Отставить, - рыкнул Скайуокер, но Ведж уже занёс кредитку над столом, затем извиняюще посмотрел на друга, и медленно опустил руку, в пол тона добавив:
- Это Трекла из технарей…
- Точно, - сжав зубы, прошептал Марик, просовывая свою кредитку.
- Сколько вариантов-то, - как бы невзначай прожевала Джейд, посмотрев на мужчин снизу вверх.
- На Эриси… - шепотом проговорила Сене, робко протягивая двести.
Люк окинул всех взглядом, понимая, что ребят не остановить и,соскользнув с лавки, двинулся на выход.
- Эй, ты куда, малыш? - опоздавший на самое интересное генерал раскрыл объятья для друга, но неожиданно Люк уклонился, коротко кинув:
- Аппетит пропал.
Хэн озадачено проводил его взглядом и повернулся к столу:
- Чего натворили?
- Триста на блондинку с координаторской…
- Не она это, я тебе говорю - это Тия из «Косы», я видел, они тогдау Ди-шек ворковали… - не унимались ребята.
- Засос на шееу старшего, - пояснил Антиллес, - знаешь от кого?
Соло невольно посмотрел на Джейд рядом с другом, но она так на него посмотрела в ответ, что у него в горле пересохло.
- Нет, а какие варианты и ставки?
Тайхо собрал деньги на столе, посчитал, записал, озвучил ставки.
- Да вы перебрали всех красивых девчонок на «Исполнителе», - усмехнулся генерал.
- Ну,коммандер… - протянул с восхищением в голосе Хобби.
- Тогда, для списка: ставлю, -Соло демонстративно достал кошелёк, открыл, перебрал купюры подбираю нужную, - для полноты коллекции, пятьсот, - он поднял кредитку, и медленно кинул её в центр, - и ставлю… - он указал пальцем на рыжую. - В конкурсе же участвуют все красивые девушки, -развёл он руками, получая прямой взгляд от бестии.
- Сочту за комплимент, Соло, но ты романтик и фантазёр, - промокнув губы салфеткой, она достала свой кошелёк, - пятьсот на Малир.

***
Звёздная система Инчорр ничем интересным для флота не выделялась, она находилась практически на границе.Лорд решил разместить на ней несколько стратегических станций и баз. Инчорр и его правительство ранее не требовало к себе особого внимания, до тех пор, пока в столице не была совершена попытка военного переворота.Несколькими месяцами ранее на Рагаши произошла смена власти, и свергнутый правитель попросил военную поддержку у Лорда Главнокомандующего. Ситх выделил время на связь с Шарати, но отказал, заявив, что «правитель, не сумевший обуздать свой народ и сохранить своё место, не должен править». После Повелитель Тьмы направил два разрушителя в систему Рагаши, чтобы они сопроводили эскорт нового президента. Главнокомандующий потратил ещё час для встречи с ним, обсудив основные вопросы и приняв от него клятвы верности. Официально заявив, что флот не будет вмешиваться во внутренние междоусобицы планет и звёздных систем, пока это не угрожает их суверенитету, и они принимают протекторат его флота.
На Инчорре переворот не удался, глава государства сумел сохранить и свою жизнь, и своё правление, но зачинщики переворота попросили поддержку у Новой Республики, если судить по разведданным, которые адмирал Пиетт в данный момент читал, ответ Республики был положительным, но тихим, и сейчас, на их территорию, союзники переправляли гарнизоны.
- Как некрасиво, - поморщилась Мара.
- Запрошу официальное разъяснение ситуации, -сказал представитель в столице Лорул Труш, который присутствовал на совещании виртуально.
- Запросить отчёт о состоянии флота у адмирала Питта,- приказал адмирал, своему помощнику лейтенанту Ликург, - привести в готовность 4 крейсера в сектор Инчорр.
Помощник чётко кивнул, забивая приказ.
- Занести в протокол совещания, - попросил Пиетт, не спеша принимать резкие меры без согласия Главнокомандующего, который в данный момент был на встречи с адмиралом Даалой.
- Прошу официальное требование о разъяснении ситуации, в копию поставить Арти, - попросила Джейд, - внести в протокол.
- Она покинула столицу, и сложила полномочия советника, - напомнил Лорул,
Мара вскинула бровь:
- Это не означает, что она вышла из игры…
- Сложение полномочий советника, именно и это означает, - поддержал Труша Пиетт.
- Адмирал, Арти, как сняла полномочия, так и возьмёт их обратно, - парировала секретарь Лорда, - она по-прежнему дипломат Союза.
- Она и этот пост может покинуть,- поддакнул её помощник Кирк.
- Тогда мы разорвём «Союз» и закроем торговые пути.
- Столица не допустит этого, - согласился с Джейд Лорул.
Адмирал смерил взглядом седовласого посла:
- Лорду нужна «Лусанкия» для исследовательских работ, – напомнил адмирал желания Главнокомандующего, которые, как и прежде, считались законом в этом кабинете, в независимости присутствует ситх или нет, - но пока только Республика провоцирует конфликт.
Труш повернулся к адмиралу, набирая в грудь воздуха для начала очередного их спора, который адмирал скромно называл «дискуссией», но у Джейд со времён столицы была нервная реакция на такие вот «дискуссии», поэтому, отпив кафа, она резко вставила:
- Господа, вопрос под протокол, прошу пометку для Лорда- сверхважно. Предложения по решению данного вопроса прикрепить.
Мужчины согласно кивнули, и активировали рабочие документы, расписывая свои рекомендации. Маре очень нравилась такая система работы: Лорд присутствует на совещании – все высказались,он решил. Если его нет, обсудили проблему, если уверены в самостоятельном решении, занесли в протокол, взяли ответственность, отчитались перед Лордом. Не сошлись во мнениях, не нашли решения проблемы, занесли в протокол, прикрепили в письменном виде рекомендации, отправили Лорду. Ситх, как и прежде, отслеживал работу каждого, влезая в проекты по собственному усмотрению, способный в любое время запросить отчёт о работе, но с тем же и давал волю на самостоятельную работу, концентрируясь только на сверхважных вопросах.А возможная очередная провокация со стороны Республики, по мнению Мары, – это сверхважный вопрос.
Ещё их всех волновал вопрос «Союза», который Лорд демонстративно игнорировал. Из подписанного когда-то договора, между флотом Вейдера и силами Альянса, Арти с Органой раздули полноценную законодательную систему мирных взаимоотношений, на основе которых сейчас действовали и торгово-транспортные пути, и внутри рыночные договора.Если в ближайшее время не будет переподписан основной документ между Вейдером и Республикой, то вся эта система может рухнуть, что приведёт к очень большим экономическим последствиям для обеих сторон. У свиты Лорда уже был готов план экстренных мер для уменьшения и погашения последствий возможной ситуации, к тому же Пиетт с Джейд видели наметки проекта по естественному уходу из экономической связки с Центральными системами, но всё же надеялись, что это произойдёт не сейчас.
- Подпишет он договор, - настаивала на своём Мара, на еженедельном вечернем совещании в узком кругу: Фирмуса, доктора Лорн и недавно прибывшего Афшина Макати.
- Столько волнения из-за этого договора,- брезгливо заметил Макати, разливая по рюмочкам привезённый им же коньяк, - даже, если и не подпишет, то мы готовы, мы во всеоружии.
Тёмноволосый адмирал был ещё далёк от столичной политики, хотя, по мнению Фирмуса, ему и не надо так глубоко вникать в интриги высшего света. Акзилец был рад и тому, что его старый друг, ещё с академии, вошёл в круг доверенных Гранд-адмиралов Лорда, и великолепно разбирался в их собственных внутренних каверзах.
- Оружие-то у нас всегда готово, - кивнул Пиетт, - только меня Нерх беспокоит…
Молчаливый доктор сдавлено улыбнулась, снисходительно посмотрев на него.
- Спите спокойно, адмирал, - успокаивающе похлопал его по плечу Афшин, - амбиций у парня поуменьшилось. Прекрасные дамы, за вашу неугасаемую красоту! – поднял он тост.
Попробовав приятного коньяка, Мара вольготно откинулась в удобном кресле. Совещания в гостях у адмирала и Катисси всегда отличались расслабленной, тихой и интеллектуальной беседой, а так же частным обсуждением важных проблем. Доктор Лорн внимательно следила за наличием подобающей закуски на столе, и не более одной бутылочке спиртного.
«Здоровье правителей – здоровье государства», - как-то заявила она, Мара хотела что-то добавить о здоровье их главного начальника, но промолчала. На самочувствие главкома они должны молиться.
- Фирмус, что-то мне подсказывает, что наш круг «прекрасных» скоро увеличится? – поинтересовалась Мара.
- Поражаюсь я вашему предчувствию, - отозвался адмирал, выбирая закуску, - приказ о назначении Даалы Лорд уже подписал.
- Теперь у нас будет целых две рыжие дамы…
- Ну, надо же как-то компенсировать одну Мон, - съязвила бестия, развеселив мужчин.
- А у нас места-то хватит для ещё одного гостя? – в пол тона поинтересовалась практичная Катисси, оборачиваясь к своему адмиралу.
- На неё ещё надо посмотреть…
- Вдруг она не пьёт? – насмешливо состроил рожицу гранд-адмирал, разливая ещё.
- Тогда надолго не задержится, - поддакнула Джейд, проверяя сообщения на комлинке.
- Вы чего-то ждёте, Мара? – обратил внимание Фирмус, замечая, что она это сделала уже третий раз за час. Для рыжей это было не свойственно.
- Запросила местонахождение Арти, -не моргнув глазом, соврала она. Хотя, нет, не соврала. Она и в правду запросила эту информацию, но ждала другого сообщения. Вероятно, всего напрасно, ждала. Сегодня он точно не объявится, - решила для себя Джейд, убирая комлинк.
- А Арти может повлиять на Лорда? – поинтересовалась Катисси.
- Если кто-то и может, то только она.
- Удивительная женщина…
- Я бы хотел посмотреть и на неё саму, - произнёс Макати, - и на то, что она сделала с «Лусанкией».
Благоговейный вздох и последующий после него красочный и развёрнутый рассказ от доктора Лорн, перенасыщенный медицинскими терминами, о «флагмане медицины».
- Я только половину понял того, что она сказала, - тихо пожаловался Афшин Фирмусу, когда девушки вышли в кухонную зону.
- У меня нет медицинского, я тоже через слово понимаю.
- Как ты с ней живёшь?
- Мне нравится её голос.
Мужчины сдавленно посмеялись, переходя на более насущные темы.
- Лорд разрешил отправить четыре крейсера на Инчорри, но пехоту пока не спускать, – поделился последними новостями Фирмус, привлекая внимание Мары - её рабочая смена закончилась раньше, чем у адмирала.
- А авиацию? Оружие? Провизию мы будем поставлять?
- Приказа нет.
- Крейсера повисят-попугают… Думаете этого хватит?
- Надо выпустить авиацию и разбомбить их гарнизоны без предупреждения, - яростно высказался гранд-адмирал, - на наши границы заходить нельзя!
Фирмус задумчиво покрутил бокал, молча соглашаясь с сослуживцем, именно так они и должны поступать, именно так всегда поступал сам Лорд Вейдер, но эта была старая стратегия. Как сказал сам Лорд: «Мы солдаты, мы большую часть сознательной жизни воевали, но сейчас мы хотим мира. И нам нужна другая стратегия». Какая другая? Фирмус не знал, возможно, не знал и сам Лорд, он с надеждой посмотрел на Катисси:
- Доктор, а как поступают в такой ситуации врачи?
- В какой? Когда в живой организм проникает чужеродный объект с целью вмешаться в работу внутренних систем?
- Именно.
- Удаляют, - просто ответил врач высшей категории, - стараясь причинить минимум вреда организму.
Прожевав печенку, Мара посмотрела на адмирала:
-Пять диверсионных отделений, ночью, оцепить, закрыть «под купол», и поднять вместе с землёй и выкинуть за нашу границу. Молча.
- Их пригласили…
- А вот этих… за подстрекательство – показательно казнить.
Гранд-адмирал оценивающе посмотрел на Джейд:
- Мне всегда нравился ваш подход,
- Главное, чтобы Лорду понравился, - показательно лучезарно улыбнулась та.
Фирмус достал комлинк, пролистав сообщение – от начальства не было приказов:
- У него там … свои мысли по этому поводу…
- Может чего интересного наш синий друг подскажет, – скопировала позу адмирала Джейд,
- Траун? Вы с ним уже знакомы?
Макати был знаком с чиссом, ещё со времён Империи, как и все насторожено относился к гранд-адмиралу, но ему было безумно интересно, какого ситха, что Палпатин, что Вейдер нашли в этом экзоте?Он честно надеялся, что ему не придётся работать в одном звене с ним, и даже намекнул на свои пожелания Пиетту. Фирмус кивнул, ничего не обещая, но Афшин знал – постарается.
С рабочих дел разговор переходил на общие, Мара иногда уводила Катисси на кухню, давая возможность мужчинам обсудить свои дела.
Катисси робко поинтересовалась о личных делах и уМары. Ей, конечно, хотелось поделиться третьим днём молчания одного офицера, и причиной этого молчания, но пост не позволял, поэтому она развела руками: всё как всегда.
Допив коньяк, Гранд-адмирал, поблагодарив за вечер, удалился, Мара решила ещё остаться. Катисси, знающе ушла копошиться на кухню.
- Нас становится больше, - первый заговорил адмирал, - признак хорошего времени.
Джейд согласно покивала, помня времена, когда их было двое и Лорд во главе стола.
- Главное - не расслабляться, - заметила она, - и не жиреть.
Фирмус посмотрел на свой живот, и сложил на него руки:
- Я пока ношу свой размер.
- Но ещё чуть-чуть, - не могла удержаться бестия, намекая на явные признаки совместной жизни с доктором.– Хотя, Вы выглядите на много лучше, адмирал.
Всегда болезненно бело-серый, с впалыми щеками и покрасневшими глазами акзилец, под чутким контролем доктора Лорн плавно превращался в нормального серокожего представителя своей расы. При особом освещении его кожа стала даже серебром отливать, что являлось главным признаком здоровья у представителей этой расы.
- Спасибо, Мара, ты тоже оправилась после Корусанта. Как продвигаются твои поиски?
Рыжая задумчиво посмотрела наверх, поджимая губы:
- Приятно работать против профессионала, - она пригубила свой бокал, растягивая удовольствие последнего глотка, - но по-ситски бесит и чертовски энергозатратно!
Пиетт посмеялся над раздосадованной рыжей:
- Я надеюсь, что в этот раз в меня не будут стрелять.
- Постараюсь проконтролировать.

***
Об очередной внеплановой технической проверке истребителей начали поговаривать за неделю. Лорд Вейдер трепетно относился к своим кораблям, не взирая на их размеры. На этот раз ситх решил проверить все малые суда на борту, но, не желая покидать занятый сектор, приказал выслать с верфей Фондоры мобильные площадки с высшим инженерным составом для контроля. Техническое руководство флота настаивало на самостоятельное перемещение на верфи, но ситх отмахнулся. Джейд лишь усмехнулась, присутствуя на совещании технического руководства. Лорд любил свои корабли, и заботился о них, но причина вызова верфей была совершенно иная: они со Скайуокером закончили очередной этап сбора крестокрыла, и ситх хотел протестировать его по полной. На «Исполнителе» были ремонтные доки и технический персонал, но не было инженеров достаточной подготовки для проверки новых моделей. Так же подходящего оборудования. Её помощник Кирк – логист, потратил рабочую смену, просчитывая все возможные варианты для тайного перемещения корабля на верфи и его проверки, но Лорд, как и сам Скайуокер, хотел присутствовать при этом лично. Коммандер мог в любой момент отправиться на верфи, а вот Лорд отказался тратить столько рабочего времени на игрушки. Поэтому свои рабочие и материальные ресурсы тратят верфи, которые обслуживают флот.
С самого начала, она была против этой идеи.
Бри проникла через лабораторию, подготовила диверсию на «Исполнителе»,после подставила её, периодически ломая систему безопасности Альянса, и по кусочкам отправляла информацию в Империю. Она разрушала внутреннюю систему доверия в Союзе. Весс Кого зашёл дальше, но грубее: он проник на борт, убил офицера и намеревался убить адмирала. Он хотел в кратчайшие сроки обезглавить флот. Последний же агент всё это время был не задействован, а сейчас активизировался, получив приказ без времени. Этот тип будет работать, пока не переберёт все возможные комбинации и не достигнет цели, или же сам не умрёт. Маре нравился второй вариант. И разложив его прошлые действия перед собой в виде схемы, она вычленила основные методы и подходы, и верфи, которые должны были прибыть со дня на день – были великолепным способом уничтожить и Лорда и Люка.
Выложив свои предположение в очередном отчёте Лорду, она подняла всю службу безопасности и минёров, приказав законсервировать верфи по прибытию.
- Милочка, а вы сума не сошли? – деликатно поинтересовался доктор Нерарс, получив приказ проверить весь персонал, который должен прибыть с платформами. И не просто плановой проверкой на идентификацию личности, а с расшифровкой ДНК-кода.
- Док, лучше я буду сумасшедшей, чем мы получим на борт очередную Бри.
- При всём моём уважении, моя дорогая, мне нужен примой приказ Лорда Главнокомандующего.
- Будет, док, не переживайте, – с уверенностью, которой у неё не было, ответила Джейд. Лорд как всегда не вовремя закрылся у себя, решая более масштабные вопросы, нежели прочтение отчётов. Шквал возмущения и гневных сообщений от адмиралтейства, руководство тех.службы и мед.персонала, Мару мало волновало. Пиетт сдержано посмотрел на неё, и подписал приказ.
Только восемнадцать часов задержки от назначенного времени проверки привлекло внимание ситха, и Лорд вызвал помощницу к себе.
- Первый этап проверки – минёры уже работают, Милорд.
Повелитель Тьмы равнодушно сложил руки на груди, наблюдая копошения около платформ из иллюминатора своего кабинета.
-Надеюсь, это не твоя паранойя. – Пробасил механический голос, явно не довольный тем, что его побеспокоили.
- При всём уважении, Милорд, надеюсь это она.
Давящее громкое дыхание ситха заполняло помещение, Мара не знала, что ещё сказать, кроме того, что написала в отчёте, а Лорд молчал, не выражая ничего, кроме раздражения. Тьма лениво клубилась у его ног.
Раздался сигнал её комлинка:
- Слушаю, - приняла она вызов.
- Мэм, на третей платформе нашли БОВ с приблизительной мощностью 60 тонн. Квадрат отцепили, ведём работу.
- Поняла, – отчеканила Джейд,- поиск не останавливать.
Она убрала комлинк, чувствуя, что с груди упал груз волнения.
- Если ты не научишься доверять себе, ты никогда не услышишь Силу,–прокомментировал Повелитель Тьмы,и Мара осознала причину его не довольства.– Нерарс запрашивает моего подтверждения на проверку.
- Я знаю, Милорд.
- Закрой глаза, сосредоточья, и скажи мне: агент Императора там? – он указал пальцем на платформы, и обернулся, не проницаемая маска странно исказилась под бликами освещения, демонстрируя сомнения.
Девушка глубоко вздохнула, послушно закрыла глаза и прислушалась к внутренним ощущениям. В присутствии Лорда это всегда было сложно, он занимал собой всё пространство вокруг, но и с тем служим маяком в Силе, отправной точкой, позволяющей не заблудиться в паутине Великой. Она ещё не могла сказать, что видела, но чётко чувствовала, как перетекает жизнь по огромному кружеву Вселенной, замечала более плотные и более заметные элементы.Прислушиваясь, она чувствовала волнение техников, недовольство офицеров, она практически видела Люка стоявшего в доке со своими пилотами около кораблей. Удержав свою цель в голове, она потянулась на платформу по очереди как бусины перебирая одарённых из персонала. Их оказалось больше, чем она ожидала, что вызвало растерянность.
Сквозь Силу, как дрожь по палубе, прозвучал жёсткий вопрос главкома:
- Так да, или нет?
Она тяжело задышала, в растерянности. Ей казалось, что нет, но она не могла так рисковать…
- Нет, - ели выдавила она из себя, осознано сжимаясь, возвращаясь в кабинет Главнокомандующего.
- Так что я должен ответить Доктору Нерарсу? – продолжал давить ситх.
- Милорд, а если я ошиблась… - её бил озноб и понимание все опасности своей ошибки.
- Значит, пострадают люди, - холодно произнёс ситх, - но их пострадает ещё больше, если ты не поверишь в себя и не научишься брать ответственность.
Лорд покинул кабинет, а ей пришлось отменить приказ, на свой страх и риск. Если агент проберётся на корабль, это будет её проблема, если агент нападёт на Лорда и Люка на платформе – это уже будет его проблема. Главное, что нашли бомбу, она возможно не одна, но если это так, то и остальные найдут. Успокоив себя, Мара спустилась в доки, где пилоты с командующим составом ждали разрешения на вылет. Никто не знал, на сколько задержится проверка, поэтому пилотов не распускали, но прежде, чем отпустить лётчиков, как минимум ещё часов на пять, Мара хотела убедиться, что её сознание не играло с ней, и Люк действительно в доках. Она убеждала себя, что если он там, то и в отсутствии агента не ошиблась. Пройдя бесконечные коридоры флагмана, спустилась в доки и прошла по техническому пролёту.
- Командир Джейд, - окликнул её генерал Соло, когда она ещё спускалась по ступенькам к ним, - разъясните обстановку.
Все пилоты авиации Союза стояли за ним, ребята впервой участвовали в такой проверки, и не знали как себя вести. Среди ярко-рыжих комбинезонов, она сразу же нашла Скайуокера, который так же с интересом смотрел на неё.Ей внезапно захотелось, чтобы он обнял её, и она смогла рассказать о своих переживаниях, но если коммандер хотел знать о ситуации, то мог лично написать. Он так всегда делал, ещё до того, как у них появились отношения.Хотя она знала, что эти так называемые отношения долго не протянут. Одна её маленькая месть, и он больше не выходит на связь, даже по рабочим вопросам. Эта была плохая идея, изначально.
Скрывая своё расстроенное состояние, Джейд окинула всех высокомерным взглядом, решив, что не станет кричать на весь док, а подойдёт, как полагается при её статусе, и разъяснит обстановку лично генералу. Потому что именно сейчас к командору в оранжевом подошла девушка в чёрном комбинезоне с нашивками эскадры «Косы». Тия - припомнила имя Мара,на неё около сотни кредиток поставили. Джейд прямо смотрела на генерала, не теряя из поля зрения высокую девушку, с угольно-чёрными волосами, подстриженными под мальчика, свободный лётный комбинезон полностью скрывал фигуру, что позволяло судить о практически её отсутствии. Крупные губы, резкие скулы и не пропорционально маленький нос, с ничем не приметными глазами. Мара не знала, чем эта особа могла заинтересовать Люка, но тот, повернулся к ней, приветливо улыбнулся и вполголоса, что-то ответил.
- Антитеррористическая операция, генерал, – спокойно и равнодушно ответила она Соло, - распускай своих. Как закончим, сообщим.
- Что-то серьезное? Или параноите? – вполголоса уточнил генерал, надеясь на дружеские связи.
- Вас это не касается, - Джейд была не в настроении, и резко развернувшись на каблуках, демонстративно прошлась по доку, одевая наушники и подключая комлинк. У неё много работы.

***
Вторая смена заступила на посты, по планетарным меркам на корабле была ночь, но это не мешало Лорду Главнокомандующему исполнить своё обещание сыну: продолжить работу над его крестокрылом. По результатам тестирования, которое всё же состоялось с задержкой на сутки, Люк решил внести несколько изменений. Проверку самодельного судна проводили под контролем ведущих инженеров кораблестроения. Лорд не мог позволить, чтобы его сын взорвался в их творении. Это было ещё одно странное проявления его отцовства: все свои корабли он проверял и тестировал на себе, но, не смотря на уверенность в их общем творении, сына он не пустил, а сын – не позволил ему первым сесть в кресло пилота. Пришлось искать компромисс. Лорд настоял на полной диагностике их творения, а это означало оставить крестокрыл на некоторое время в цехе. Эта идея не очень нравилась Люку, но причин спорить не было. Крестокрыл доставили пару часов назад, а мальчик уже вытащил кресло пилота, желая изменить эргономику кабины. Вейдер выслушал план сына, понимая, что доведение до совершенства его корабля может затянутся на годы, как было в его случае. После того, как Люк подстроит кабину под своё удобство, корабль нужно будет ещё раз протестировать, а после уже готовить корпус для герметизации и наполнять боевым оснащением.
Пролистав рекомендации инженеров, Лорд посмотрел на сына, который сегодня был не свойственно молчалив.
- Что тебя беспокоит?
Прямой вопрос вызвал тяжёлый вздох. Обычно Люк первый начинал разговор, тонко чувствуя настроение отца, подбирая темы разговора. Но сегодня Лорд оказался не настолько толстокожим, каким бы хотелось Люку. Он поднял на него глаза: ему даже показалось, что отец знает причину его плохого настроения. Хотя, за непрозрачными визорами чёрной маски скрывался такой взгляд, который возможно знал всё на свете. Люк вытер лоб рукавом, решая, что ещё не готов обсуждать с ним такие темы, но есть мысли, которыми он бы хотел поделиться:
- Ты помнишь время, когда не было войны?
Отец пожалел, что задал свой вопрос. Мальчик профессионально умел выбивать его из состояния равновесия.
- Не знаю… - растерянно прогремел механический бас, - я не вспоминал то время, но не могу сказать, что забыл его.
Это была и правда и ложь одновременно. В мирное время жил Энакин Скайуокер, а нынешнее имя он взял в период, когда официально объявили окончание войны, но началась открытая война с джедаями. С тех пор его жизнь разделилась надвое, а сын не признавал этого деления.
- Всю жизнь на ферме, я проводил в поле, помогая дяде Оэну, и мечтал лишь о том, чтобы улететь оттуда.
- Существование на Татуине трудно назвать жизнью.
- Да, но там так живут, а выбравшись от туда,я сразу попал на войну, - мальчик задумчиво крутил ключом, пытаясь вывести свои эмоции в правильные слова, - я думал, что знаю, как всё устроено, у нас был могущественный враг и правая идеология. И мечта – одна на всех: победа и мир.
- И вот вы это получили.
- Да, но что теперь?- расстроено спросил Люк. - Получив мир, мы стремимся к войне.
- Не вы, - вставил Лорд, - а ваше руководство, потому что для них война ещё не закончилась.
- А для тебя?
Под маской, отец усмехнулся, для него каждое пробуждение – это начало нового сражения, каждый вздох – это маленькая победа. Его война за жизнь неизбежно будет проиграна,а поражение- смерть. Но пока он чувствовал в себе силы вести эту войну, а вот внешнюю…
-Та война, о которой ты спрашиваешь, для меня закончилась миром с тобой и твоей сестрой, - отчасти правду сказал ситх. -Смерть Палпатина закрепила нашу победу. Все остальные войны для меня не существенны.
- Но они существенны для тех, кто на них погибает, - возмутился бунтарь, такому холодному и эгоистичному суждению.
- Все живые существа умирают, рано или поздно, а вот способ – они выбирают сами, – Вейдер подошёл чуть ближе, всматриваясь в сына.–Что же тебя беспокоит, джедай?
Люк отступил под таким натиском:
- Отсутствие общего врага. Война вошла в привычку. Моё поколение, которое выросло в военное время, не знает, как жить в мире, а твоё – уже не помнит. Мы сами ищем провод к конфликту, стремимся решить то, что решать не надо. Сейчас не наше время, а мы стремимся его занять…
- Как много смуты в твоей голове, джедай, - если бы он мог вздохнуть, то вздох был бы снисходительным, - наше время то, в котором мы живём. Запомни это. Не волнуйся, смерть об этом позаботиться.Мы и в правду все забыли, что такое мир. Получив желаемое, не все знают, как им распорядиться. Без постоянных сражений, полётов и бесконечных переговоров, тебе, возможно, кажется, что ты бесполезен, как и всем твоим ровесникам.Вы привыкли воевать, ваши стремления были наполнены верой, пониманием и служением высшей идеологической цели. Но послевоенное время ничуть не проще, чем военное. Сейчас необходимо меняться, расти и заново находить себя. – Вейдеру было странно говорить о такой прописной истине, казалось бы,разумному сыну, но, похоже, сын не такой взрослый, как ему казалось. -Ты так уверенно ступил на путь джедая, выбрав правильную стратегию, переход на расчётливую тактику. Твои старания уже стали приносить плоды, не большие, но результат есть. Почему же сейчас тебя переполняют сомнения?
Люк опустил взгляд, рассеянно посмотрев на полу разобранную кабину крестокрыла, определяясь с мыслями:
- Джедаи тысячу лет служили Республике…
- Джедаи, в первую очередь, - рыцари мира, - перебил его отец. Его раздражали те догмы, которые вбивали в сына, люди, которые к джедаям не имели никакого отношения.– И то, это стало их философией в последние сто лет Ордена. Ситхи и джедаи – служители Силы, наша разница лишь в методах и идеологии. Джедаи выбрали Республику, ситхи – Империю. Но если тебя не устраивает нынешняя Республика, ты не обязан ей служить. И тем более слушать людей, которые о философии и культуре джедаев знают ровно столько же, столько я о создании музыкальных инструментах.
Такое сравнение вызвало улыбку у Люка. Он знал, что многие джедаи, такие как Бен и Йода уходили в отшельники, посвящая свою жизнь медитациям и Силе. Но всегда воспринимал Орден как неотъемлемую часть государства, которая должна приносить благо обществу.
- Абсолютно бесполезное занятие, - отмахнулся Повелитель Тьмы, на очередную цитату сына, - познание и изучение Великой Силы, гармония и смирение в уме, в душе и в теле - так учили юнлингов, и только после: защита и охрана всего живого,– Вейдер задумался, и саркастически заметил: - Хотя, порою, джедаи ситхов и всех неугодных по велению Сената живыми не считали, и уже в моё время капитально влезли в политику, и уничтожали только неугодных.
- Кому? Ордену?
- Когда как… когда Ордену, когда Сенату, иногда какому-то конкретному магистру…
- Как такое могли допустить? – удивился молодой и наивный джедай.
- То, что живёт тысячу лет, неизбежно гниёт.

***
Разговор с сыном был долгим. Отсутствующая историческая, а с тем и идеологическая база знаний о принципах развития джедаев и ситхов, плохо сказывалась на нынешних суждениях мальчика. С начала Вейдера раздражало политическое влияние на рассуждения Люка о джедаях, теперь это стало бесить. Столица, вместе с нынешним правительством Новой Республики, крепко вцепилось в молодого джедая, навязывая то, что совсем ему не нужно, закрепляя своё влияние глупым псевдо идеологическим долгом. Нынешний разговор заставлял его вернуться к своему решению не вмешиваться в самообучение джедая и пересмотреть его. Хотя он не был уверен, что на такую смутную голову стоит отдавать храмовые архивы, которые он до сих пор хранил в замке. Орден джедаев прошёл длинный пусть становления, но в итоге рухнул. «Ничего не вечно в Силе, кроме неё самой», - напомнил себе Повелитель Тьмы, рассматривая звёзды в иллюминаторе. Люк выбрал путь, и смело пошёл вперёд, стоило ли его сбивать с собственных суждений? Стоило ли вмешиваться в его познание и определение? Не будь он его сыном, по-другому бы он тогда смотрел на этот болезненный процесс становления?
Лорд усмехнулся – не будь Люк его сыном, джедай бы давно уже умер.
Может быть в этом и есть великий замысел Силы: оставить его в живых, чтобы ситх помог джедаю? А может это очередное его испытание – смотреть на болезненное развитие сына? Он не мог ответить на этот вопрос. Возможно, потому что сейчас не время, или потому что на комлинк пришло сообщение.
Без личного разрешения Лорда на посадку, маленький фрегат заставили бы ждать окончания пересменки, к тому же пройти дополнительный осмотр, но Главнокомандующий лично спустился на посадочную площадку, чтобы встретить гостью.
Хромированный фрегат королевской формы резко отличался от всех военных судов, которые прибывали на «Исполнитель». В нём отражалась экстатическая красота и мирная грациозность хозяйки судна. Хотя он был достаточно оснащён защитным и оружейным арсеналом.
Этот корабль собрали специально по его заказу, и с первого момента, как Лорд его увидел, он доставлял ему эстетическое удовольствие, но самое большое удовольствие он испытал,увидев, как с трапа спускается его Ангел.
- Прошу прощения, милорд, за столь неожиданное и ночное вторжение.
Сухие губы сами растянулись в счастливой улыбке под маской, рассматривая гостью. Новость об её отставке с поста советника, приятно удивила его, и он ждал того момента, когда сможет увидеться с ней. Он чувствовал, что это случиться скоро, и что эта ночь не закончиться разговором с сыном. Но он не ожидал вновь увидеть такую Падме, какую он помнил и любил. Кучерявые волосы, тёмные с проседью, свободно раскинулись по плечам, лётный костюм флота Набу подчёркивал, как и прежде, точёную фигуру, и она улыбалась шире обычного, естественней, а в глазах светился огонёк.
- Я всегда рад Вашему визиту, миледи, - она по-прежнему хромала, и он протянул ей руку, об которую она облокотилась. Чуть сильнее обычного, чуть ближе обычного подошла.– Особенно в таком радужном настроение.
- Надеюсь, и Ваше настроение лучше обычного, несмотря на позднее время.
- Вашими стараниями, миледи.
Она повернулась к нему, улыбаясь ещё светлее и теплее, от чего ему стало не комфортно.
- Пользуясь Вашим радушием, милорд, я могу просить временное убежище на Вашем флагмане?
- Мой корабль всегда открыт для Вас, миледи, и находиться здесь Вы можете, сколько пожелаете, - ответил Лорд, заранее рассчитывая, чем ему это обойдётся, но пока Падме смотрела на него такими открытыми и светящимися глазами, думать рационально он не мог. – Но, моя Леди, неужели в столице так плохи дела?
- В столице дела, как обычно, мой Лорд, - легко отмахнулась она, - и я вынуждена признать Вашу правоту.
Опытный политик и мудрая женщина зашла с лести – «дела очень плохи», - расшифровал для себя Вейдер, уже готовый к очередной много ходовой и многоуровневой авантюре Амидалы.
- В какой теме? У нас с Вами было много противоречий.
- Я надеюсь, что в будущем их станет меньше.
- Чего вы хотите, миледи? – обречённо и прямо спросил Лорд, понимая, что пикировку с этой дамой он проиграет.
- Сохранения Союза, - подтвердила очевидное Падме, и добавила после паузы, - нашего с Вами, и Вашего с Республикой.
- А хочет ли этого Республика?
- Милорд,я вынуждена признаться Вам, что усомнилась в разумности правительства Республики, - бывший лидер старалась держать лучезарную улыбку с лёгким настроением, но слова давались ей тяжело. Она этого не скрывала, чем и подкупила Вейдера сейчас, - и прилетела к Вам, поскольку не усомнилась в Вашей.
После таких слов, у него внутри, что-то вспыхнуло, и желание во чтобы то не стало оправдать её надежды мягким клубочком уместилось в груди. Оценив свою реакцию, Повелитель Тьмы решил дезертировать с этого поля боя. Как и прежде, он признавал свою слабость перед этой женщиной. Особенно, когда она была так рядом и так смотрела на него.
- Постараюсь оправдать Ваши надежды, моя Леди, - аккуратно произнёс он, - но прошу: оставим этот разговор на более подходящее время. Вы, должно быть, устали после перелёта?
Падме оценила его компромиссный шаг, понимая, что перегнула палку. У неё было много времени и для отдыха, и для мыслей. Она наконец-то смогла разобраться в своих желаниях, определить первостепенные вопросы, и обозначить свои задачи. И ей бы хотелось, чтобы сейчас они работали вместе, а для этого он должен знать о её намереньях.
- Длительный перелёт прошёл практически незаметно в столь комфортабельных условиях, – вежливо ответила она, чуть сильнее сжимая пальцы на его локте, чтобы он сквозь броню почувствовал её нежелание отпускать его. – Я так и не успела поблагодарить Вас за этот чудесный подарок.
- Рад, что сумел угодить, - он вёл её по коридору, сопровождая к каюте, когда она сильнее сжала руку, заставляя его снизить темп их шага, напоминая, что она по-прежнему хромает. Вейдер не вникал во врачебный диагноз повреждения после встречи с Айсард, но, по его мнению, Падме уже давно должна спокойно бегать. – Миледи, разрешите личный вопрос?
- Конечно, мой лорд.
- Как Ваше здоровье?
Падме замедлилась с ответом, больная нога была её самым главным поражением, которое она никак не могла скрыть.
- Уверена, в ближайшее время, из хорошего, перейдёт в состояние отличное.
- Если Вам нужна какая-либо медицинская помощь…
- Вашу поддержку, милорд, ни один врач не заменит.
Вспыхнувшие эмоции заметались, и сразу же утихли, вызывая боль в лёгких, и ощущение практически физической тесноты в броне. Он растерялся. Она слишком сближала эмоциональное расстояние между ними, он не был готов к такому.
- Я сделаю всё, что в моих силах.
- Можно и мне задать Вам личный вопрос?
Ответ «нет»застрял в горле. Двоякое ощущение сбивало с толку: с одной стороны, он готов был вечность гулять с ней по длинным коридорам «Исполнителя», с другой – уже хотел посадить на фрегат и отправить обратно.
- Конечно, миледи, - решил он найти другой компромисс, - но позвольте, оставить право ответа за мной.
Оценив манёвр, Падме нашла контрмеры:
- Этот ответ очень важен и для моего морального здоровья.
В тысячный раз пожалев, что не может вздохнуть, он в десятый раз пообещал себе, что больше не будет вступать в пикировки с Амидалой.
-Ваше самочувствие для меня дороже всего, – льстиво соврал он.
- Ваше, мой Лорд, тоже, - в ответ улыбнулась она, - и я хотела бы знать, как Вы себя чувствуете?
- В данный момент – прекрасно.
- А Ваше здоровье?
- В рабочем режиме.
Ответ прозвучал однозначно, и Падме решила отступить. Это слишком болезненная тема, чтобы можно было так просто вторгнуться. Но она попробует, потом, помягче и поаккуратней.
- Надеюсь, я Вас не утомила в столь поздний час…
К его радости, на сегодня Амидала удовлетворилась ответами, и оставшуюся дорогу до её каюты, они дошли в лёгком разговоре и обмене любезностями. Общество этой женщины для него дорого стоит, и он в полной мере платил за него. А длительное её пребывание обойдётся ему втридорога.

***
В каюту постучались. Судя по звуку: ключом об железную дверь.Завернувшись в одеяло, Хэн прислушался: сигнала тревоги нет, а мерзкий звук повторился. Что за смертник решил его будить… Перевернувшись на спину, он открыл один глаз, посмотрев на часы на потолке каюты.Пять утра… ситх твою…
Бряканье повторилось.
Где Чуи, чтоб тебя? Убил бы…
Первого помощника не было на борту, пришлось даже проснуться, чтобы вспомнить почему. И не в силах распрощаться с одеялом, генерал Республики и Союза, сполз с кровати и, прямо в нём, открыл дверь:
- Что надо?
На пороге стоял Люк:
- Пить будешь?
- Малыш… время-то... – Хэн оценил парня: какого-то помятого, и несчастного. К тому же Люк не поклонник алкоголизма с утра пораньше, а тут:
-У меня ликёр хороший.
- Откуда?
- Да, так... припас…
Хэн ещё раз оценил друга с крайне печальными глазами, и кивнул головой:
- Разливай, сейчас выйду…
Напялив штаны и китель на голое тело, Соло ополоснул лицо холодной водой, похлопал по щекам, пытаясь прийти в себя, и вышел к другу.
Пить ему честно не хотелось, он хотел спать, но малыш уже разлил по стаканам, и достал какие-то припасы еды, накрыл скромный стол. Что явно говорило: Люк собрался надраться.
- За что пьём? – поинтересовался он, но сперва съел острый перец, который всегда хранил Чуи с Кашиика. Дрянь была огненно-жгучей, что аж слёзы из глаз потекли. Вот теперь он проснулся и готов.
- Да, так…- вяло отреагировал малыш, поднимая стакан, - за нашу удачу.
- Хороший тост, - поддержал Хэн, и влил в себя ликёр, не почувствовав никакого вкуса. Острый перец до сих пор жёг рот, но для поддержания душевной обстановки, он поднял бутылку, рассматривая надпись, - ни чё так… приятная штука…
- Гадость какая-то, - сморщился Скайуокер.
- Но лучше того, ботанского.
- Не вспоминай даже, - впервые улыбнулся малыш, потупившись: вспоминать то пойло было страшно. В первые Хэн Соло отступил от выпивки, даже Чуи отказался протирать ею запчасти, и Р2 с обидным бибиканьем укатился в подсобное помещение и на сутки там спрятался, после того, как Люк предложил пустить это пойло в хозяйство. –Надо было его Першку презентовать и посмотреть, как он бы пил его.
-Ага, под рассказы о славной Ботавии и их виноделии.
- Годных исключительно для ботанов и ценителей особенного.
- Точно, - Хэн откинулся на кресло, закидывая ногу на ногу, и его тут же повело в сон.
- Ещё будешь?
- Буду.
Выпив ещё по одной, Хэн решил всё-таки не ждать, пока малыш заговорить, зная, что приятель мог и просто тихо накидаться, не проронив ни слова. Из Скайуокера вообще всё нужно было особыми щипцами вытаскивать, и, к своему сожалению,Хэн их не имел.
- Чего случилось-то? Или так, не спится?
- Не спится,- мотнул головой Люк, растерянно осматривая центральную комнату Сокола.
- Эта бестия тебе голову морочит…
- Да причём тут она?
- Помниться, до неё, ты по утрам не пил.
- Помниться, до нашего знакомства, Хэн Соло, я вообще не пил.
- Что есть, то есть, малыш,– ухмыльнулся друг, - стерва, она всё же…
- Перестань.
- Не говори, что она хорошая, белая и пушистая. Тогда, вон как на нас всех посмотрела, меня аж передернуло.
- На платформах три бомбы объёмного взрыва нашли, - в пол тона рассказал Люк, подцепляя что-то похожее на хлебец, -она ещё сутки разбиралась.
- Теракт?
- Попытка, но ты молчи, это внутренняя информация флота. Нас это не касается.
- Бомбы-то чьи? Выяснили?
- Не знаю.
- Надеюсь не наши…
- Думаешь,Мадина так далеко зайдёт? – Люк настороженно посмотрел на друга.
- Ты же знаешь, как говорят: подрывник – он на всю жизнь подрывник,– развёл руками Хэн. - А предатель раз, и второй раз…
- Мы с тобой тоже диверсанты…
- Брось, малыш, я – контрабандист и дезертир, ты – стрелок и пилот.А всё остальное – это так… хобби.
Люк посмеялся и разлил ещё по одной.
- А если по серьёзу: сомневаюсь. Они уже зашли за границу на Инчорре. Бомбы- это перебор. К тому же у Вейдера и без Республики навалом врагов.
Малыш согласно кивнул головой.
- Может, ты у своей рыжей спросишь, - так невзначай предложил Хэн, - вдруг тебе расскажет.
- Мы с ней не разговариваем, - сказал Люк, потом решил всё же добавить, - и не встречаемся пока.
- После того пари?
- Угу.
- Тогда, я тебя, брат, понимаю, - Хэн налил ещё, и они молча выпили, - парни тоже молодцы, раздули…
- Ай, - отмахнулся Скайуокер, -что с них взять?
- Это точно. – Хэн сладко зевнул, и встряхнул головой, - а с папочкой по поводу бомб ты не говорил?
- Хэн, я про существование этих бомб знать не должен, и тем более говорить об этом с тобой. Ты представляешь, сколько людей он передушит, если узнает?
- А ты-то, откуда знаешь?
- Хэн…
- Друг, я - могила, ты знаешь…- самыми честными и преданными глазами, которыми мог смотреть настоящий кореллианин, посмотрел Соло на него, и налил ещё.
-Трекла из технарей.
- Ну, ты мачо, малыш.
- Сам же учил…
- И научил… ты смотри, поаккуратней, а то твоя рыжая всех красивых девчонок флота передушит.
- Её это не волнует…
-Брось, приятель,- авторитетно заявил бывалый ухажер, в отставке, - всех девчонок это волнует. Ставлю сотку…
Люк вскинул руку, выставляя указательный палец вперёд:
- Поставишь ещё хоть одну кредитку на мою личную жизнь – в челюсть получишь! – как-то особенно яростно для Скайуокера прозвучала угроза.
Хэн глухо рассмеялся, отодвигая его руку, и наливая ещё:
- Ладно, приятель, не буду, но старые ставки я не заберу.
Люк обречённо вздохнул и откинулся на кресло. Его сильно задела вся эта история со ставками и Джейд. Хэн знал, что рыжая бестия слишком прожженная и стервозная для ранимого друга и ему даже в голову не приходило, что именно она стала тайной любовнице джедая. Он бы несколько раз подумал, прежде чем отправлять друга к ней, хотя рядом с ней малыш был счастлив. Пока она не стала вытворять ситх знает что.
- Ты с Леей давно разговаривал? – решил сменить тему Люк.
- Да вот… перед сном, - Хэн недовольно вздернул губу. – Полтора часа рассказывала о красотах и гостеприимстве Хапанов. Какие-то снимки пересылала…
- Ей там нравится?
- Похоже на то…
- Если получиться открыть с ними границы…
- Да-да! – раздражённо перебил друг. - Слышал я всё это. Чуи сказал, что местный принцык от неё не отходит, и королевишна красную дорожку перед ней стелет… не нравится мне это.
- Хэн, ты же знаешь Лею, ей это всё не нужно.
- Я порою не знаю, что ей нужно…- признался раздосадованный Соло, - она то требует, чтобы я постоянно был рядом, то сама улетает на другой конец Галактики с фразой: «так надо», отправляя меня сюда. Мы вместе не бываем! Она постоянно чем-то занята. Постоянно, какие-то дела, встречи, совещания, а если есть свободное время, она просто садится в кресло, и смотрит в окно. Часами, Люк! В тишине и молча!
- Я так тоже делаю, - признался Скайуокер, пожимая плечами, - помогает структурировать мысли и не путаться в информации, а у Леи её в сотни раз больше,чем у нас с тобой.
-Ну, а мне что прикажешь делать?
- Мара обычно занимается своими делами…
- Вы все конченые трудоголики! А я - кореллианское быдло, я не знаю, как так можно думать сутками.
- Ты - генерал Республики, Хэн, - поправил его друг, разливая остатки ликёра, и раздумывая лезть ли в трюм для поисков ещё, - для быдла ты уже слишком холёный.
- Натуры моей это не меняет.
- Хэн, Лее важно, что на тебя всегда можно положиться, что ты всегда поддержишь, - нёс всё, что в голову придёт Люк, чтобы поддержать уже хмельного и расстроенного друга. Даже в пять утра.- Ей с тобой комфортно и спокойно. Ты не представляешь как это важно для неё и меня. К тому же, с тобой весело.
- Вот спасибо.
- Она тебя любит, - похлопал малыш его по плечу, - иначе не терпела бы все твои пьянки.
- Сегодня ты начал!
- Ага. Продолжим?
- Доставай!

***
Чётким строевым шагом, вдоль почётного караула, шло главное их оружие на сегодняшнее совещание. Адмирал Пиетт точно высчитал,двигаясь на встречу Гранд-адмиралу Трауну в таком же темпе, чтобы встретиться с ним ровно по середине.
- Рад Вас приветствовать на флагмане «Исполнитель», Гранд-адмирал, -отчеканил Пиетт, пользуясь возможностью встретить гостя. – Надеюсь, Вы у нас задержитесь.
- Взаимно, командующий флотом, - чисс приветственно кивнул, оценив, - я пробуду на борту необходимое для решения наших задач время.
Встретить Гранд-адмирала, Пиетт считал политически правильным ходом. Прежде,Гранд-адмирала встречал Лорд, подчёркивая важность чисса во флоте, но сегодня ситх был занят. Пиетт уже принял факт присутствия экзота и стремился извлечь из этого выгоду. Им предстояло много трудной совместной работы, к который Пиетт не знал, как подходить. Хладнокровие Трауна, как и его аналитические расчёты помогали ему ориентироваться на поле политических действий. Чисс заслуженно носил свой белый мундир, и так же заслуженно был выслан на Дальние рубежи.
Игнорируя военный этикет, им на встречу стремительно приближалась Мара Джейд в своей чёрной, без знаков опознавания, форме.
- Приветствую, господа! – произнесла она, без особых почестей. Остановившись, Траун чопорно поклонился и протянул руку, вынуждая Джейд подать свою, чтобы сдержанно её поцеловать. Мара вскинула бровь, на мгновение опешив, припоминая, что Даале Гранд-адмирал руку не целовал, но Даала – адмирал. Был ли это комплимент? Или наоборот оскорбление?
-Это группа Вашей поддержки на сегодня. – Решив не реагировать на жесть, Мара подала мужчинам по деке.
- Генерал Соло и командир Скайуокер в сопровождении дипломата Арти … – бесцветно произнёс Траун, то ли утвердительно, то ли вопросительно, пролистывая заготовленный протокол встречи. – Вы не порадуете нас своим присутствуем, статс-секретарь?
Не сбавляя шага, Мара двигалась наравне с адмиралами.Она ещё не привыкла к новому дополнению к своей должности. Официальных обязанностей ещё больше, а прав, как и прежде – никаких. Тем более, скромная должность «секретарь» и «советник по вопросам Союза» было равносильно званию «девочки на побегушках». Её редко брали в расчёт. Иногда это затрудняло работу, а иногда помогало. Ей было проще и спокойней в тени, но скромная приставка «статс» означала, что к её мнению прислушивается сам Лорд и что теперь она может влиять на ситуацию открыто.На что и на сколько она могла влиять по отношению к Лорду – этот вопрос был загадкой, даже после Корусанта и её официальных выступлений в Сенате от его имени.
Гранд-адмиралу Пиетту так же не подуше было новое назначение на должность командующим флотом, которая в дальнейшем станет «министром обороны». Слишком амбициозно и громко. Такое назначение переводит его из ранга военных, как подчиненного Лорда, в политического деятеля, в служителя государства. В его понимании ряд обязанностей станет шире, влияния больше и рутины, но, по сути, всё к этому и шло.
Сам же Главнокомандующий отказался менять своё военное звание и присвоенный много лет назад титул,даже рассматривать другое обращение, как к правителю, не стал. Адмирал предполагал, какой пост ждёт чисса в новой структуре флота, и сегодняшняя встреча подтвердит или опровергнет его догадки.
- Вам одной дамы хватит, - усмехнулась Мара.
- Некрасиво с Вашей стороны, - проявлял через мерную галантность Траун.
Пиетт переглянулся с Джейд:
- Вы ещё не знакомы с дипломатом Арти?
- Нет, не приходилось, но я наслышан.
- Не думаю, что ваша разведка могла в красках рассказать о талантах этой дамы, - усмехнулась Мара.
- Мне в красках доложили, как она застрелила директора Айсард.
- Это не главный её добродетель, - заметил адмирал Пиетт, вчитываясь в намеченный план.
Он не стал добавлять, что самому Лорду пришлось вызвать экстренное подкрепление в лице сине кожего адмирала, и посадить всех на деловые переговоры, чтобы не сдать позиции под натиском хрупкой женщины. Рабочее дезертирство Джейд так же не сулило ничего хорошего. Оставалось лишь надеяться на хладнокровность и непредвзятость Трауна, и на то, что Арти не начнёт показательные выступления перед своими щенками.
- Удачи, господа,- проводив адмиралов до лифта, ехидно пожелала Джейд, резко развернувшись, стремительно удалилась.
Мужчины проводили её взглядом, заходя в лифт, Траун констатировал:
- Красива, умна, дерзка и опасна.
Пиетт согласно кивнул, осознавая, что чиссы ничем не отличаются от прочих рас Галактики.

***
Арти оказалась не готова к знакомству с Гранд-адмиралом Трауном, что дало фору стороне Лорда. На первые тридцать минут переговоров, пока бывалый политик и опытный психолог не раскусила своего собеседника. Соло выступал тралом, прощупывая тонкие места, постоянно провоцируя, порою далеко заходя, начиная раздражать Лорда, но в этот же момент вступал Скайуокер, забирая весь удар на себя, мягко и элегантно сводя гнев на милость, и выводя главкома на конструктивные суждения.
Траун не зря был вызван для этой встречи, холодно выкладывая все слабые места плана Арти. Женщина мягко улыбнулась, после очередного сокрушительного монолога чисса, взяв длительную паузу.
На повестке дня было два вопроса: Союз и Инчорр, который каждый из них требовал основательного и длительного обсуждения. Лорд не желал тратить столько времени на них, и собрал лишь одно совещания на решения этих двух вопросов.
- Мы работаем в команде, миледи, - вернул тонкую под колку ситх, -и придём к обоюдовыгодному согласию.
Основной проблемой в решении ситуации на Инчорре, по мнению Пиетта, было изменяющееся мировоззрение самого Повелителя Тьмы. Решения сложной политической задачи лежало прямо на поверхности: они могли выбросить республиканские силы с их территории. И забыть об этом. Но они не могли создать прецедент: безнаказанное нарушение границ.Допусти они это один раз – ситуация повторится. Вейдера же больше волновали внутренняя перестройка флота, нежели зреющий конфликт с Республикой, которая, по всей видимости, целенаправленно провоцировала их.
- Допустив безнаказанное вторжение на нашу территорию один раз, - сухо констатировал Траун, - мы уже никогда не сможем удержать границы без огромных потерь.
-А кто сказал, что это наши силы? – возмутился Соло. - Ваша разведка могла ошибиться!
- Тогда у нас нет повода спорить, -лицо чисса напоминала силиконовую маску, - уничтожить.
-Внутренняя конвенция, Гранд-адмирал, - напомнила Арти, - Вы нарушаете свои правила.
Лорд молчал, заполняя звуком своего дыхания всё пространство конференц-зала, и Пиетт решил высказаться:
- Если это не ваши солдаты, тогда мы их выкинем за пределы нашей территории, а при попытке сопротивления - уничтожим.
- Разумное решение, - одобрил Лорд.
-Ваше право, - отступила Дармин,кивнув, но продержала голову покорно склонённой на секунду дольше, чем следовало.
«Отвлекающий маневр», -отметил Пиетт, и не ошибся.
После решения первой проблемы, представители Союза перешли на более острый и для них важный вопрос: переподписание договора. Ситуация казалась патовой для них: Скайуокер высказывал суть вопроса, Соло говорил о последствиях, Арти о разумности переподписания, а Траун об отсутствующем интересе флота к этой проблеме, Пиетт осветил пару обходных путей этого вопроса, а Лорд обозначил возможность реализации этих путей.
Проведя взглядом по всем присутствующим мужчинам, Падме Наберри мягко улыбнулась, остановив взгляд на Повелителе Тьмы:
- В случае разрыва «Союза» все наши силы будут разрознены, войска – разделены, а медицинские ресурсы, в частности «Лусанкия», перейдут в полное распоряжение Новой Республики.– Ударила она. – Согласно подписанной нами ранее договорённости.
Холодная волна тёмной ярости запомнила зал переговоров. Столь резкое заявление мгновенно отозвалось гневом внутри Повелителя Тьмы. Он многое терпел и прощал этой женщине, потакая её желаниям. «Лусанкия» стала своеобразным показателем их совместных трудов: он отдал ей этот корабль, лишь потому, что она его хотела. Он спонсировал устройство и модернизацию этого корабля лишь в угоду её прихоти. Те данные, которые она ему отдала, стоили дорого, но не тех сумм, в которые ему обошёлся этот корабль. И он хотел получить дивиденды от этих вложений. Союз был нужен ему для налаживания их внутренних семейных отношений, для более эффективного разрушения Империи Палпатина, и для него этот договор исчерпал себя. Сейчас Союз приносил больше морального ущерба, чем фактической пользы. Безусловно,их экономисты были с ним не согласны, но он знал, как и этот момент исправить.
- Я уничтожу «Лусанкию», нежели позволю этому кораблю служить во флоте Республики, - рыком прогремел механический бас, с космическим холодом в голосе.
Дармин успокаивающе положила руку на руку сына, который мгновенно напрягся на реакцию отца, готовый в любой момент попытаться остановить гнев Тьмы.
- Тогда все наши совместные усилия превратятся в космическую пыль, милорд, - спокойно, без следа дрожи, констатировала она. – Не знала, что Вы способны на такое расточительство.
Открытый упрёк остудил ярость Вейдера, но в помещении по-прежнему клубилась тугая Тьма.
- В данной ситуации вопрос не в расточительстве,миледи, - вступился расчётливый чисс, который возможно и чувствовал неистовую бурю эмоций сверкающих в пространстве, но никак на это не реагировал, - а целесообразности: сохранять такое сильное медицинское подспорье потенциальному врагу – не разумно.
- К тому же, согласно подписанному соглашению касательно медицинских средств «Союза»: затраченные ресурсы на создание медицинских кораблей необходимо будет возместить в сто процентном размере, – дополнил юридический момент Фирмус Пиетт.
- «Лусанкия» числится на попечение Новой Республики, - заметил Соло, - так что с компенсацией там надо разбираться… Поднимать бумажки, перечитывать соглашение…
Присутствующие ещё долго вели юридическую перепалку, но красноречивое молчание Лорда уже говорило о том, что Амидала нашла тот самый рычаг давления. Остался лишь вопрос условий на которых будет подписан «Союз» и на какой срок Арти готова будет передать своё детище в руки Лорда.

***
Ян Додонна прямо посмотрел на канцлера.
- На пять лет мы продлили «Союз» и на пять лет лишились «Лусанкии», - констатировала Мон Мотма, - не могу поверить, что она пошла на это!
- Равнозначный обмен, - не согласился тактик, - и не «мы» продлили нашу экономическую, хоть и условную, стабильность, а она.
- После урегулирования дружеских отношений с Хапанами и открытия нам их границ, Союз уже не нужен будет, а вот медицинский крейсер – нужен.
- Он очень дорого нам обходится, - напомнил Борск.
- Эффективность превышает эти затраты, - не согласился Акбар.
«Лусанкия» как и любое творение Амидалы вызывало кучу споров и противоречий, хотя Мон помнила, что Альянс тоже был её проектом.
- По приказу генерала Соло наши силы с Инчорры были выведены, – решил сменить тему Мадина,разгневанный этим фактом.
Около двух часов продлилась его связь с генералом в красочной ругани на пяти известных языках.Соло так же не стеснялся в выражениях, обвиняя в слабоумии, предательстве, угрожая бунтом, и самоличной расправой. В целом разговор был сверхпродуктивный с учётом того, что на Инчорр прибыл сопроводительный эскорт генерала Соло и четыре крейсера Вейдера, чтобы без жертв вывести гарнизоны Республики с планеты.
-Соло - генерал Союза, Крикс, и он действовал в своей юрисдикции, - сказал Кракен, откидываясь на спинку кресла, ожидая буру возражения со стороны Мадины, но её не последовало.
- Прошение об отстранение генерала Соло от командования отклонён, -пробулькал адмирал Новой Республики Акбар, - он действовал в рамках защиты наших войск.
Коалиция Арти великолепно работала и без неё. Мон окинула взглядом всех присутствующих, она ожидала другой реакции ситха, и готовила войска для нового сражения.
«Аппарат сильней министра», - вспомнила она слова самой Амидалы, и должна была признать, что, несмотря на то, что она добилась своего поста, собрала около себя союзников и верных людей, правящий аппарат создала Арти, и сейчас, он по-прежнему работал в её интересах.
Ситуация на Инчорре была яркой демонстрацией провала перед властью Арти. Мон уже рассматривала замену представителей малого Совета, но была вынуждена признать: те, кто остались в этом кругу по-настоящему преданы их общей идее, только способы её достижения у всех были разные. Попытка очередной смены своего окружения привела бы к ещё большей смуте и дисбалансу молодого государства, а этого она допустить не могла. Даже на расстоянии десятков парсеков Амидала, как и прежде,прокладывала стратегическую канву их дальнейшего развития. Она покинула свой пост советника, оставшись во главе Союза, пока её власть ещё сильна, но со временем она придёт в упадок. Это - закон Вселенной, и Мон Мотма была готова ещё подождать.
- Пускай будет так, - согласилась канцлер, приподнимаясь.- Вейдер, как и прежде, опасен, но пока Арти держит ситуацию под контролем, нам надо выгадать время и укрепить наши силы. Союз с Хапанами нас укрепит, а после мы избавимся от всех угроз направленных на Новую Республику.

***
Уйти из рабочего кабинета Мара пыталась уже в четвёртый раз, пока Римус уже в открытую не отправил её на отдых. Откуда взялись бомбы на платформах, стало известно через пару недель расследования, и Джейд уже чувствовала след агента.
«Главное - не спугнуть», - повторяла она себе.
- Вам нужен отдых, - повторял её первый зам Дигрон.
Окинув усталые лица, Мара всё же согласилась и направилась к себе в каюту. Идя по серым бесконечно длинным коридорам разрушителя, она почувствовала накатившуюся усталость, даже не физическую, а моральную. Это было переутомление. Ей уже давно хотелось расслабиться, провести приятно время, поболтать ни о чём, и проснуться в обнимку. Возможно, даже прогуляться на поверхности планеты, подышать живым воздухом, тем более они ещё пару недель будут на орбите планеты Мацих, для пополнения провизии и инспекции местных гарнизонов.Все обиды, размышления и пари, сейчас казались глупыми, и она решилась написать первой:
«Жду в гости. Соскучилась».
В каюте было всё как всегда: чисто, серо, уютно и одиноко. Приняв душ, выбрав гардероб, читая отчёты, она села ждать гостя. Через час молчания решила проверить факт прочтения, через два- села за коммутатор и запросила месторасположение командира. В то время, пока она только желала, резвые бунтари взяли отгул всем взводом и отправились на планету. Во главе со своим командиром, разумеется. Общий отгул был подписан генералом Соло, который так же без зазрения совести подписал и свой отгул, после операции на Инчорре. «Просто отлично», -с разочарованием подумала она.

***
Операция «Выгул» зародилась в голове у Веджа достаточно давно, только по-настоящему весомого повода не было, да и подходящих условий. А вот после вылета на Инчорр, Антиллес всё же решился подойти с идеей к генералу, прихватив в соучастники коммандера. Выслушав суть операции, высшее руководство, радостно расплылось в наглой ухмылке, и тут же нарисовало план действий. На поиски подходящего безопасного бара для разгула ушла неделя, для тщательного проработки безопасного пребывания ещё два дня, и пять для подготовки документов, и, наконец-то,после проделанной работы, он, герой Альянса, Союза, командир элитнейшего лётного звена современности, со спокойной душой, стоял на барной стойке, когда около него танцевали четыре красотки.На балконе, следя за всеми сверху, сидел Корран, который занял место следящего, позволяя Люку расслабиться и танцевать в толпе на танцполе. С другой стороны место смотрящего занял молодой Нрин Вакил, который провинился на последнем вылете, за что лишился права пить и развлекаться сегодня. За видеонаблюдением и охраной бара следил Р2, который в случае чего тут же сообщит об опасности и предпримет необходимые меры. С ним коммандеру было спокойней, да и генерал себе ни в чём не отказывал. Веджу было бы спокойней, будь здесь Чуи, а так, он решил, что не будет много пить, и присмотрит за всеми. Такой долг старшего, в особенности, когда главный отдыхает.
Стоя на стойке, обзор был великолепным, рассчитав всех своих, он, наконец-то, смог обратить внимание на красавиц рядом. Во флоте девушки тоже были ничего, но туда они попадали не за свою красоту, а вот эти, находились здесь именно за неё. Вечер обещал быть прекрасным, пока у входа что-то не случилось. Антиллес тут же напрягся, вытягиваю шею в ту сторону: судя по звуку, похоже кому-то сломали руку, но его парни были в другой стороне.
Он спрыгнул на пол, готовый в любой момент трезветь и поднимать тревогу, оглянулся на своих: ничего не замечая, парни пили за столом, кто-то танцевал, кто-то кадрил девчонок. Уже достаточно пьяный генерал что-то настойчиво пояснял девушке, которая присела к нему на колени.
- Понимаешь, красавица, - разобрал слова Хэна, Антиллес, всматриваясь в толпу, где была драка, - моя принцесса - огонь! Ты даже не представляешь, что она сделает с тобой, если узнает, что ты тут сидишь! Ты, правда, красивая, но лучше уйди, а то она и мне и тебе просто гортань переломает…
Сквозь толпу в их сторону, пробиралась девушка, в жёлтой куртке, с рыжими волосами. Ведж встряхнул голову, пытаясь прийти в себя, признавая в особе Мару Джейд.
- Привет, Антиллес, - поприветствовала она, скидывая с плеч знакомую куртку, вешая её на спинку ближайшего стула. Ведж сделал шаг назад, разглядывая девушку в прозрачном, или непрозрачном, или всё же прозрачном зелёном открытом комбинезоне с какими-то золотистыми ниточками, который не скрывал её фигуру, а наоборот демонстрировал вовсю. Растерянно, он посмотрел на неё, потом на куртку:
- Это же моя куртка…
- Уже моя. Где коммандер?- бестия оглядела за его спиной генерала, потом окинула взглядом стол с ребятами, которые рассматривали статс-секретаря в неожиданном образе.
- Там, - указал Ведж, рукой на танцпол.
- Присмотри за курткой, - сказала бестия, направляясь в указанном направлении, - она мне очень нравиться.
Ведж толкнул Соло, не сводя взгляда с плывучей походки Джейд, когда та танцующе вошла в толпу, пробралась к коммандеру, ненавязчиво растолкав около него всех девушек и по-свойски обняла, крепко поцеловав в губы.
- Что это? – искренне удивился Антиллес.
- Эта мои деньги в размере десяти тысяч, - как-то больно трезво констатировал Соло.
- Так ты знал?- завопил раздосадованный командир, кидаясь на генерала с кулаками.

Прервав сладкий поцелуй, Люк шепнул, то ли вслух, то ли сквозь Силу:
- Теперь верю, что соскучилась…
Ей захотелось ударить его, она даже напрягла руку, но он перехватил её, и развернул, крепче прижимая к себе, продолжая поцелуй. Нежность с расслабленностью потекла по ней, и она раскрылась Силе, чувствуя, так как ощущал он её, сейчас в хмельном состоянии. Смешанные эмоции с всеобщим вниманием кружили вокруг них, но рядом с ним она была как в куполе защитного блаженства. Его это всё не касалось, не волновало и не трогало. Он был счастлив снова быть с ней. Такое странное и незнакомое для неё ощущение затопило всё нутро, что она даже растерялась, но в этот момент, что-то громко разбили, они оба разорвали поцелуй, оборачиваюсь в сторону друзей.
- Надо вмешаться, - спокойно констатировал Люк, и потянул её к столу, где Соло уже швырнул Антиллеса в противоположную от себя сторону.
Парни долго держались, должен был признать коммандер, затеянной драки он ждал ещё час назад. Парни, конечно молодцы, но кулаками помахать надо было. Выполнив норму вечеринки, Ведж с Хэном расселись, между ними сел Люк, а Джейд демонстративно забралась к нему на колени.
- Вот ты стерва! – не унимался Ведж, прикладывая ко лбу тряпку со льдом, которую ему принесла симпатичная официантка, которую он так же приложил к себе, чтобы легче было. – Ты мне тоже денег должна!
Мара повернулась к нему, играя искренне оскорбленную особу, не обремененную поведением:
- Командир! Офицер! И требует от дамы денег! Как Вам не стыдно!
Антиллес, наверное, взорвался бы повторно, но милая официантка робко поправила ему чёлку, непроизвольно переводя внимание на себя.
- Вот вы, женщины, а?! Вот как с вами дела можно иметь?
Люк переглянулся с помятым Хэном, который прикладывал к месту удара холодную бутылку, и тихо засмеялся, сознательно запуская по Силе успокаивающую, заразительную волну веселья, расслабляя обстановку. Мара засмеялась с ним, в голос засмеялся и Соло, а после окончательно расслабился Антиллес. Вечер по-прежнему был прекрасным, как и официантка у него на коленях.


--------------------
"Ели у вас нет ног - бегите...
Если у вас нет надежды - творите..."
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Поделиться темой: Поделиться ссылкой через ВКонтакте Поделиться ссылкой через Facebook
53 страниц V  « < 50 51 52 53 >
Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 17 Окт 2021, 08:48

Рекламные ссылки: Дневники беременности на Babyblog.ru//Бэбиблог - соц сеть для будущих мам //