Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

7 страниц V  « < 3 4 5 6 7 >  
Ответить в данную темуНачать новую тему
> Бакрана
Альда Карст
сообщение 27 Январь 2017, 22:59
Сообщение #61



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 172
Регистрация: 29 Январь 2012
Пользователь №: 9038



Вышенки
Флай, Кармо, Кел, соседи, бантята, гуртаны - одним словом природа)



Ну нет... Никогда. Ни за какие коврижки и подарки Галактики. Она хочет быть этой... как Дженаро... Монахиней! И точка. Ни страдать, ни мучить. Потому, что, если обычные люди вряд ли могут почувствовать - как свои - чувства другого, то она бы на месте Ильдико... Она ощущала бы не только свою боль, но и катастрофу человека, уже пережившего крушение. Пусть и в космосе... Да жизнь превратилась бы в мрак сарлачьей глотки, причем - в самый мучительный!
Нет - лесом все отношения... Кел только считается женихом - и то, он уже начинает на неё давить, и сам творит такое, что у голого хатта шкурка дыбом встанет... А Рейбан? Белый и пушистый, как кушибан... Но, хатт... Какие могут быть искренние отношения с тем, от которогого зависит и она, и ее жизнь, и жизни близких?!
Флай, погруженная в свои мысли, почти бежала на площадку, которую решено было оборудовать под сыроварню.
... А Магистру вообще просто - нужна была только его доля. Отстегивай и живи спокойно. Всё! И только боссу ничего от нее не надо... Ни кредитов, которые она у него украла, ни тепла, ни дружбы...
На месте будущей сыроварни кипела работа. Уже знакомые Флай парни-соседи, несколько незнакомых рабочих, Кел и Кармо, перемазанные землей и пластобетоном, пара строительных дроидов, вынутые под фундамент груды земли, шум, оживленная перебранка, от которой за парсек несло дружеской поддевкой - и охотящийся за ногами волчонок, почти незаметный в траве.
- Привет всем! - завидев такую многочисленную компанию, Флай невольно снизила свой темп, но подойдя ближе, улыбнулась, подзывая Джоса похлопыванием по ноге. - Может, и я на что сгожусь?
Волчонок устремился к ней, звонко взлаивая. На голос и лай обернулись, Флай услышала восхищенный присвист и увидела кулаки, украдкой от нее показанные свистуну сразу Келом, Кармо и соседями.
- Обижаете, мэм, - не смутился свистун. - Мы выглядим такими слабыми?
- А-а-аа, - понимающе протянула рыжая свистуну, - Ну - никакого базара, продолжайте, - улыбнулась она и взглянула на своего помощника. - Кармо, раз я тут совсем не нужна, можно мне перегнать стадо на другое место? Джосик, ко мне!
- Справитесь? - на всякий случай уточнил тот.
Вот, хатт, нашел же что спросить при всех... Если бы она это когда-нибудь проделывала бы... А теперь с десяток глаз с любопытством смотрят на нее. Особенно этот, который свистун... Обломитесь!
- Что, мы с Джосом одну изгородь что ли не снесем? - прищурила " управляющий " зеленые глаза.
- Слышали? - повернулся Кармо к парням. - Не судьба вам перед мисс Флай покрасоваться. За работу.
- Пока!- усмехнулась рыжая. - И свистите поменьше, а то так все кредиты просвистаете.
Она скользнула взглядом по Келу, совсем незаметно и мимолетно: взгляд - ее, куда хочет туда и падает. Бодр и весел - значит, порядок.
- Рядом, Джос, рядом... - кликнула гуртаника Флай, повернулась и легко зашагала вперед.
Ну, что, сбылась мечта идиотки? Ну и ладно... Всего-то надо снять "границу" и пинкануть туда мохнатое стадо... Захотелось покосить под королеву скота из голоблокбастера - Ома-Ома тебе в помощь! Надо же - трава после дождя на солнце уже обсохла...
- Нет, девочка моя... - через несколько минут уговаривала она Снежинку, поглаживая длинную шею белоснежного прилла. - Придется тебе поскучать одной, маленькая, с нами не надо...
Оставив ее в саду, Флай оседлала Огонька, и тот, подгоняемый по пятам веселым лаем гуртаника, начал быстро-быстро выкидывать свои тонкие коленца...
Поэтому до выпаса добрались они быстро, Флай подхватила Джоса на руки, и огненно-рыжий прилл перескочил ров не хуже, чем скакун под той самой " королевой скота". Ей бы еще пару бластеров за пояс...
Но у нее имелась только дека, на которой была продублирована схема расположения силовых защитных полей пастбища. Флай, взглянула,немного подумала и набрала на пульте генератора нужную комбинацию, снизив мощность поля почти до нуля. Почти неощутимая для обычного человека вибрация на этом отрезке прекратилась, чтобы впустить Флай и компанию... И снова все неприятно завибрировало внутри нее...
Джос, спущенный с рук опасливо припал к земле, вынюхивая влажным носом всю информацию о незнакомом месте и о страшных мохнатых существах с рожками, медленно пережевывающих зеленые стебельки и листья. Времени они даром не теряли - трава на выпасе в подавляющем количестве мест торчала коротенькими, как подстриженными, кустиками. Тысяча голов - это было не просто много... У Флай засосало под ложечкой - с холма это выглядит совсем по-другому, со спидера - тоже... Но управиться с сорока мини - стадами по четверти сотен телят в каждом...
Ну и пусть! Она тут будет колупаться до вечера, но не просить же ей помощи! Она же - "королева скота", гунганамать...
Флай сжала ногами бока рыжего Огонька, и они помчались теснить и сгонять маленьких бантят к новому выпасу, что оказалось весьма затруднительно. Не очень- то они и теснились перед рыжим приллом, несшимся на них. Зато от неожиданности роняли перед всадницей свои теплые и пахучие "мины"... Да и за Джосом нужно было следить, чтобы его не затоптали. Взлаивал-то он - взлаивал, но вот хвост держал между задними ногами...
Но стадо понемногу все же сдвинулось с места, покатилось вперед - сначала медленно, потом все быстрее. У границы выеденной травы передние бычки затормозили, помня о воздействии поля, но сзади напирала косматая лавина, и вот одного, за ним второго столкнули на свежий выпас - а следом хлынули остальные, растекаясь по нетронутой луговине.
От внешней границы послышались резкие, лающие звуки.
Но прежде, чем раздался этот лай, Огонек беспокойно запрядал длинными ушами, шумно втягивая воздух, по его спине пробежала дрожь и он испуганно встал на дыбы, каким- то чудом не стряхнув Флай с себя...
Волки, это были волки... Такие же, как ее Джосик, только большие, совсем большие... Они рванули к стаду , морща носы от рычания и щеря свои пасти с длинными зубами... Сердце Флай билось в груди с такой силой, что, казалось, его должно быть слышно не только гуртанам, но и в доме...
Выдержит ли поле, выдержат ли этот лай бантята, не шарахнутся ли они с испугу, как ее Огонек, которого она держала изо всех сил?.. Банты становятся в круг, загоняя маленьких за себя, но эти-то сами крошечные все...
Банты были сообразительными. Но им забыли объяснить, что вот этих зеленых существ следует опасаться. Для бычков гуртаны были всего лишь кем-то, издающим громкие резкие звуки. Пофыркав на травяных волков, телята продолжили пастись. Волки же, налетев на защитное поле и шарахнувшись от него, потрусили в обход, время от времени проверяя, не появилась ли брешь.
Огонек вздрагивал всем телом, когда гуртаны в очередной раз пробовали поле на прочность, а оно от их прыжков только сильнее вибрировало и гудело. Но, то ли он видел, что волки не приближаются, то ли присутствие Флай его успокаивало немного, но так он больше не рвался, давая Флай спокойнее увеличивать мощность на тех участках, куда они пытались прорваться. И вдруг она вспомнила...
- Джос! - взволнованно позвала она, не слыша его лая, и закрутила головой. - Джоос!
Рядом его не было. Почти невидимый на фоне зеленого луга, щенок мчался к своим. Волки тоже заметили его и встали.
- Джос!!! - испуганно вскрикнула Флай, - Ко мне! Вернись! Джо-о-ос!
Щенок по инерции еще промчался десяток метров, присел на попу и оглянулся на Флай. Его вожак.Она звала его. Она всегда пахла синим молочком и другими вкусностями... У нее была теплая рука, она чесала его за ухом, отчего хотелось повизгивать и вилять хвостом, у нее был добрый голос... И она звала его... Но там, впереди, были такие...
Джос обернулся, посмотрел на волков, потом на Флай, опять обернулся и помчался дальше от нее...
Сколько гуртана ни корми - в степь смотрит... Ох, как она, оказывается, привязалась к щенку... И какой соблазн остановить его... Это так легко. Легче , много легче, чем вылечить загнанного прилла. Но... "Останься со мной, потому, что я так хочу ?"
- Джос, - безнадежно и тихо окликнула она. Нет, ну не может она не отпустить его к своим... Она сама слишком ценит свободу. И свою. И даже этого щенка... Она отключит поле, если он захочет уйти...
- Иди, хочешь - иди! - крикнула она.
Но добежавший до стаи Джос отчаянно ругался, скаля зубы на свою степную родню... Один, маленький, против стаи... Он то не знал, что их разделяет поле...
Стая остановилась, как врытая в землю. Бег вдоль невидимой ограды прекратился, гуртаны сгрудились против щенка. Вожак зарычал, тихо, но страшно, жестко встопорщив верхнюю губу и обнажив длинные, острые клыки. Телята были забыты, у стаи появилась новая цель. Несколько ворчащих и лающих звуков - волки рассыпались, обходя огороженный участок и залегая в траве.
Огонек снова занервничал, и никакой силой Флай не смогла бы заставить его скакать туда, где отчаянно защищал их маленький Джос.. Нагнать на гуртанов страху, вселить ужас в их сознание, заставить их отступить? Но она понимала, что ужас испытают все... И волки, и прилл, и телята, и маленький Джос... Она и так старалась удерживать от паники Рыжего, да еще теперь без зазрения совести играла на чувствах Джоса, заставляя его вернуться к ним с Огоньком. Но ей не отогнать хищников... И что значат амбиции "королевы скота", когда на кону эти жизни... "Неразумных", как сказал бы Кел.
Она смотрела на ощерившегося вожака, на его подрагивающую губу дикого зверя, слушая ворчание, растерянно и беспомощно. Они в ловушке. И вдруг поняла, что это уже было с ней. Хатт!!! Твою гунганскуюмаать! Как она могла забыть! Снег, похрустывание ледяных грибов в пакете, тропинка над бездной, зверь и... И босс... Его первый урок!
- Спокойно, - очень тихо и очень убедительно шепнула она Огоньку, слезла с него и пошла вперед.
Не может она повлиять на них всех. Но на всех и не нужно. Вожак - ее цель...
...Она была гуртаном. Чудовищно большим. С шерстью зеленого цвета. С очень длинными зубами. С очень мощным и сильным и мускулистым телом. Присев в траве, она смотрела на вожака и порыкивала, только очень уверенно и спокойно, низким голосом, которого не подозревала в себе. Словно она была на недосягаемой для вожака высоте и это было все ее. И что у его стаи - свой путь, а у ее - свой. И она, Флай, терпит, пока еще терпит их присутствие... Она за то, чтобы разойтись мирно, но если кто-то против... Кому-то нужно беречь шкуру, потому что у ее стаи есть чем ее потрепать. И в подтверждении полнейшего превосходства, Флай зевнула, как все псовые - широко и сладко....
Гуртаник сначала затих, услышав звуки. которых никак не мог ждать от человека. Потом Флай ощутила, как он сунулся ей под локоть лобастой головой. Расставив тоненькие лапы, волчонок стоял, опустив голову почти к земле, старательно щерил молочные клыки и горбил холку, стараясь казаться большим и страшным - чтобы вожак не чувствовал себя одиноким. У него была стая...
Взрослый волк уступил далеко не сразу. Поединок двух воль длился довольно долго, прежде чем гуртан наконец замолчал. Внутри еще клокотало рычание, он видел перед собой не равного - человека и щенка, прилла и бант - мясо. Много мяса для своей стаи. Но инстинкты говорили, что перед ним - тот, кто забрал его землю. Тот, с кем тягаться слишком опасно для сохранения стаи. Он отступил на шаг, потом еще на один. Потом повернулся и потрусил прочь, уже не оглядываясь... Откуда-то из травы выныривали одна за другой стремительные зеленые тени, присоедняясь к уходящей стае. Скоро в степи не оказалось никого, кроме животных, Флай и ее маленькой стаи...
Она сидела в траве, крепко прижав к себе Джоса, и почесывала его за ушком. Волчонок сопел от удовольствия, а Флай привыкала к тому, что зеленой волчьей шкуры и длинных клыков у нее все же нет...
У нее получилось отогнать такую стаю... "У них", - поправила себя Флай,с нежностью взглянув на своего защитника.... У них получилось. И у Дженаро...
" Ах, босс, босс..." - вздохнула она про себя, но это было все. Продолжить и понять - почему "ах", она не могла. Просто именно те слова звучали и многократно, как эхо, отдавались в ее душе.
Посидев еще несколько минут, "королева скота" встала и, прижимая к себе гуртаника, пошла ловить Огонька.











Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Альда Карст
сообщение 10 Март 2017, 20:59
Сообщение #62



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 172
Регистрация: 29 Январь 2012
Пользователь №: 9038



Вышенки -Космопорт
Флай, курьер, Ильдико, модистка, Рейбан.


Дни потащились одинаковые и длинные. Флай не высовывалась, сидела себе в Вышенках тихо, копалась в земле, помогала ставить сыроварню, ночью не вылезала из голонета, изучала сдаваемые на аренду помещения, планировала, искала... Во время работы думалось хорошо. Кел...С Келом она избегала оставаться один на один, оживленно разговаривая лишь когда их компания состояла хотя бы из троих. Самое интересное, что она смотрела и думала о нем с теплом, переживая его домашний арест, может быть, даже больше, чем сам внук Ильдико, она готовилась отстаивать его даже перед самым холодным взглядом Дженаро, но... И дело было даже не в той "трещинке"... Она ему отвечала только тем, чем могла ответить.И страшно боялась причинить боль или спровоцировать.
Поэтому сидела затворницей и вела себя так прилично, что даже Лахтан был бы от нее в восторге. Или решил бы, что она готовит очередную "бомбу", на худой конец -" термальный детонатор" для спокойствия Бакраны...
Ну... Вряд ли участие Флай Кавальерри в вечеринке на верфях так взрывоопасно... Только вот знать об этом заранее никому не обязательно...
И она сама знать ничего не знает, работает себе, окапывает приствольные круги, таскает тележки в навозную кучу, вся из себя такая управляющая- управляющая... Ну, пригонят приглашение... Так ведь официальное мероприятие - что она, враг Вышенкам? Конечно-конечно... Непременно. Будем. В смысле - совсем одна...
...Солнце палило так, что хоть и час был ранний, но в теплице с нее сошел не один пот...
Сейчас бы ей на заснеженную турбазу, туда, где в горах растут ледяные грибы...В пушистый снег. упасть... А потом можно и дорожки расчистить... И опять " но"... Нечего себя травить впустую - ей еще выдергивать и выдергивать мелкий зеленый мусор, а потом подвязывать длинные стебли - грядка еще не пройдена даже до половины...
Отец... Да, ее отец, гунганамать., как ни странно это звучит...Он не разрешил ей говорить Зиме об их встрече. Но совсем ничего не сказать она, Флай, не смогла бы. Нет, она не запалила ни отца , ни себя, она даже не назвала ее Винтер - как отец...Она просто сказала Зиме, что ей кажется, что они когда-нибудь все же должны снова встретиться. Во всяком случае - ей хочется в это верить. И потом слушала тишину, наступившую после своих слов...
Джос заворчал. Тихо, предупреждающе. То, как Флай обошлась с вожаком, произвело на щенка неизгладимое впечатление - при ней он на чужих не лаял, только ворчал, глухо и низко, предоставляя своему вожаку разбираться с пришельцами.
- Мэм? - услышала Флай в нескольких шагах от себя незнакомый мужской голос. - Мисс Флай Кавальерри? Мне сказали, я найду вас здесь...
- Даа ? - отозвалась Флай, слегка отводя пышную ветку сочной зелени, чтобы посмотреть кому она еще понадобилась, - Это я. Свои, свои... - это уже предназначалось ее четвероногому бодигарду.
А она уж подумала - какой-нибудь фермер с больным приллом. Теперь она почему-то всегда ждала именного этого...
- Мэм... - человек в серой имперской форме скосил взгляд на конверт у себя в руке, снова посмотрел на Флай. - Вам пакет. Распишитесь, пожалуйста, о получении.
Ух, ты... Имперский курьер... Вот было бы прикольно, если бы он ее застукал за уборкой хлева. Посмотреть, как он бы сморщил нос...
- А что в пакете, вы знаете? - Флай ополоснула руки под тонкой струйкой воды оросительной системы и разогнулась, поводя затекшеими плечами. Ну раз с хлевом не вышло... И, подходя к имперцу, она вытерла руки о рабочие штаны. А что, что-то не так? Так она девушка простая...
- Нет, мэм, - вежливо ответил курьер. - Мне приказано доставить, что именно - вы сами узнаете.
Он вручил ей пакет и деку со стилом для подписи в уже открытом файле.
Ох уж эта имперская выучка - ничем-то их не смутить...
Флай, хмыкнула, взяла стило и чиркнула свою подпись, держа пакет подмышкой.
Интересно, он потом стило продезинфицирует?
- Спасибо, - кивнула она курьеру и тут же с нетерпением распечатала послание.
Курьер убрал деку в подсумок, кинул два пальца к виску и удалился.
В пакете оказалось официальное приглашение на прием." Уважаемая мисс Кавальерри... бла-бла-бла... который состоится..." Ну, хоть не прямо сейчас и даже не сегодня..." На одно лицо, или лицо с сопровождающим..." А вот это уже лишнее... Не нужно ей там никаких сопровождающих.
Флай осторожно убрала приглашение в карман штанов и запоздало подумала, что курьера надо было, хотя бы из вежливости, пригласить в дом, напоить чаем со льда... А она так схватилась за этот пакет... Спокойнее надо. То, что этот прием для нее - нечто большее, чем прием - знает только она одна. А глазами других - официальное мероприятие, на котором она, как поставщик Имперских верфей, просто обязана отметиться. Из вежливости, хотя бы. И для... Как там это? Продолжения взаимовыгодного сотрудничества, вот! Только не перестараться с унылым лицом и не бежать сейчас же в панике к Ильдико с вопросом - что ей туда надеть ?! У нее еще теплица не вся прополота...
Флай потрепала по зеленой шкурке Джоса и вышла из теплицы... Подставить влажную кожу ветерку, который, по сравнению с воздухом теплицы, казался даже прохладным, дыхнуть им, зажмурив глаза... Еще пару минут...
Но этим же вечером, когда ужин был закончен, Кармо отправился к себе домой, ребята - соседи к себе, а Джос, убедившись,что чужие здесь не ходят, успокоенно дремал в вольере, Флай за мытьем посуды и уборкой приступила к Ильдико с вопросами.
- Бабушка... - набрав воздух в легкие, начала она. - Тот курьер, который утром... Это он приглашение на прием привез. С верфей. И завтра вечером мне нужно там быть... Но я ни хатта не знаю, как одеваются на такие приемы, да и вообще на приемы! Не, я, конечно, могу...- тут же опровергла она саму себя. - Но боюсь эффект будет не тот...
Ильдико только вздохнула.
- И почему я не удивлена?.. Один день - это мало, но мы что-нибудь придумаем. Ну-ка, повернись...
Флай повернулась, но взглянула на Ильдико вопросительными зелеными глазами. - А зачем? Вы мне столько всяких платьев надарили... Ну, правда, они все слишком шикарные... и очень... - у рыжей на языке вертелось " голые", но она не могла этого сказать доброй женщине. Еще обидится... - Ну... слишком... - вывернулась она.
- Они для наших, - спокойно ответила экономка. - А там все-таки не Бакрана... Обойдутся. Видела я на днях один костюмчик...
Она протянулась к проектору, набрала номер. Ответил женский голос.
- Милочка, помнишь, ты мне показывала зеленый костюм? Он еще не продан?
Кажется, ей никогда не разобраться в этой девчачьей одежде... Что значит - " для наших"? А для верфей не годится? Хатт, какой же трабл, однако... Да,карманницу никогда бы не пригласили ни на какой прием, и ходила бы она всегда в том, в чем легче линять в случае чего. А теперь - такая заморочка...
Поэтому Флай полностью доверилась Ильдико. И даже не мякнула, когда та с кем-то про зеленый костюмчик заговорила.
Собеседница экономки оказалась модисткой. В следующий час Флай пришлось выслушать несколько оживленных споров о собственной фигуре, волосах, о том, что такую красавицу совсем почти испортили работой, что надо оживить тон волос, что-то сделать с руками и самое главное - с прической, и наконец ее оставили в покое, велев явиться не позднее чем к обеду на примерку и приведение себя в подобающий случаю вид.
Флай была совершенно подавлена этим разговором о ней. Она даже и не представляла, какая, оказывается, у него внешность и фигура...Ей страшно хотелось взглянуть на свои волосы -эй, а что с ними не так?! Они такие же рыжие, как и раньше, такой же яркий сплав меди с чем-то там... И теперь не знала куда деть руки - они, оказывается - самое в ней ужасное... А "приведение в подобающий вид" - ее уже тоже пугало. Ну, нет, королеву на Набу разрисовывали по полной - мать родная не узнает. Но то - королева. А ей никогда ничего такого не нужно было... И вот!
- А, может быть, сойдет и так? - робко вставила она в разговор двух женщин.
"Так" не сошло. Когда Флай попала в цепкие руки миссис Магды и ее помощниц, выпустили ее только четыре часа спустя - и выпустили преображенной до неузнаваемости. Оттенок волос не стали менять, но придали волосам мягкое сияние и уложили в прическу, которая придавала чертам девушки спокойное достоинство. Кожа на лице и руках, загорелая и обветренная, посветлела и стала мягкой и нежной. Макияж в естественных тонах, почти незаметный, выделил глаза, приковывая к ним взгляды.
Обрушив на Флай струящуюся ткань костюма и дополнив образ тоненьким, почти невесомым колье с прозрачными кристаллами цвета морской волны, и туфельками в тон, девушку наконец подпустили к зеркалу.
Для Флай, до этого с обреченностью терпевшей все манипуляции над собой, взгляд в зеркало, стал сюрпризом. И она пока не поняла - каким...
Кто это? Это - она?!! Ничего похожего! Ничего... На ту рыжую, что ступила на эту планету в первый раз в бандане и штанах... Это была леди, которая никогда не скакала на прилле, никогда не копалась в земле, тем более - в чужих карманах.. Она была... так, очень даже ничего себе... Такой изысканной и ... И почти незнакомой, если не знать, что на дне ее глаз - один к одному - цвета кристаллов колье, все равно таится что-то живое и ... Взрывоопасное.
Хотя отцу, наверное, будет даже приятно видеть ее такой...
Она покачала струящимся от горловины воланом, заметила, что у прямой, немного зауженной юбки - подол отстегивается и высказалась, улыбаясь:
- Встретила бы себя такой - не узнала бы... А теперь же - все? - с плохо скрываемой надеждой в голосе спросила рыжая.
- Вот именно, - серьезно сказала Магда, поправляя какую-то складочку. - Встретят тут, на планете - не узнают. Теперь - все.
Флай бросила быстрый взгляд на модистку. Уж больно серьезно это звучало в исполнении Магды, словно провожающей девушку не на прием - вечеринку с танцами - пусть это даже и прием на Имперских Верфях - а на дело. " Не узнают ..." Это что, самое важное? Почему она так сказала?
Но, невольно задержавшись, Флай сделала вид, что задержалась- то она у зеркала.
- Спасибо! - ослепительно улыбнулась она Магде и ее сотрудницам, но в глубине этой улыбки лежала другая, искренняя и благодарная.
Ей пожелали удачи, выдали несколько пробников духов, и Флай осталась один на один с собственными мыслями... и уже знакомым спидером неподалеку на стоянке.
Она сделала несколько шагов, вдыхая попеременно ароматы. И остановилась. Вот шаги у нее были слишком просторными для зауженной юбки. Недолго думая, она одним движением отделила съемную часть подола от юбки... И только тогда увидела спидер со знакомой эмблемой...
"Гунганамать..." - простонала она про себя, подходя - Рейбан...
- А я тут случайно мимо проезжал, - сообщил ей Бруно. Судя по слегка остекленевшему взгляду - он совершенно не думал, что говорит. Потому что думать был не вполне способен.
- Да? - переспросила Флай, застуканная на месте " преступления" - она пыталась куда-то спрятать полоску подола и не смотрела на снабженца... - Как кстати... - наконец, она просто перекинула зеленую ленту через руку.
- Вас подвезти? - Рейбан открыл дверцу. В руки он себя взял быстро. - Честное слово, чуть не решил, что обознался.
Избавившись от компромата в руках, Флай немного приободрилась.
- Ну, если вы, случайно, в свой ангар Космопорта , - она улыбнулась почти так же ослепительно, как модисткам, - То... Валяйте. - незаметным жестом она запихала полоску в маленькую сумочку, которая прилагалась к костюму. И вздохнула с облегчением, сверкнув коленками и усевшись в спидер.
- Я случайно хоть в соседнюю галактику, если вам туда зачем-то нужно, - заверил ее Рейбан, снимая спидер с места. - Надеюсь, нас не арестуют еще раз. На этот раз за то, что привез не ту девушку.
- После вашего выходного костюма, меня не узнают в любом случае, - не осталась в долгу рыжая, чтобы у Бруно прошла охота напоминать ей, что она так не похожа на себя. Это не она, это образ, сотворенный Магдой... Но похоже Бруно он нравится больше...
- У моего костюма было серьезное преимущество, - возразил Рейбан. - В нем можно было удирать от погони, кататься на приллах и лазать на яблони.
Флай взглянула на него с признательностью, почти как... на своего подельника, который тебя понимает.
- На верфях нет яблонь и приллов, - с сожалением вздохнула она, улыбаясь.- А удирать от погони можно в чем придется, Бруно... Уж вы мне поверьте...
- Думаю, это можно исправить, - обронил снабженец, выруливая на трассу к космопорту. - Оранжереи есть, яблони можно посадить... Приллов тоже завести. Для психологической разгрузки. Но зная наших сорвиголов - они быстро научат приллов плеваться яблоками в офицеров, и на этом благое начинание зарубят на корню... Эх.
Вздох вышел совершенно искренним.
Общество этого человека действовало на нее, можно сказать, благоприятно. С ним она переставала волноваться об остальном, а то предстоящий прием и еще одна встреча с отцом заставляли ее сердце замирать, падать и мчаться, как тот же прилл.С ним нужно было держать ушки на рыжей макушке и ... можно было неожиданно оказаться на одной волне. Разговор с Бруно мог отвлечь от всего.И вот это уже было увлекательно и ... опасно.
- Из вас бы получился отличный фермер, - усмехнулась она, лукаво блеснув глазами и кристаллами колье цвета морской волны.- Не жалеете?
- Конечно, ведь я же отличный снабженец, - добродушно усмехнулся Бруно. - У меня любое хозяйство будет в полном порядке. О чем мне жалеть, мисс Кавальерри?
Официальным это обращение у него совершенно не звучало, скорее в нем было что-то вроде подначки.
- О чем ?! - удивилась Флай такому очевидному непониманию упущенных возможностей. - Да что вы, Бруно... Проснуться утром, до рассвета, когда тишина такая... И только только начинают птицы просыпаться и петь... А на траве капельки от тумана... А на грядке новые ростки... А вкус плодов с ветки, немытых, нестерилизованных? И Огонек берет теплыми губами с ладони какое-нибудь лакомство. И трава на ветру - как волны. И запах у нее горьковатый. И когда цветет это разнотравье синим, желтым и розовым... А вы слышали, как голубая струя молока, ударяет в ведро? А потом его такой слой отстоявшийся , да с ягодами со склонов... - она взглянула на него. - Много вы этого видите, Бруно? С вашей-то работой...
- Увы, - сокрушенно сознался Рейбан. И тут же просиял. - Но вы подали мне замечательную идею.
- Какую именно, мистер Бруно? - рассмеялась она.
- У меня через некоторое время ожидается отпуск, - пояснил снабженец. - Руководство уже интересовалось, где я думаю его провести. Кажется, я знаю, что ответить...
- Что, неужели на Бакране, на какой-нибудь ферме? - прищурила рыжая глаза. - Ну нет, вряд ли... - засомневалась своим догадкам она сама, - Вы тут работаете... Нельзя же отдыхать там, где работаешь?
Разговор был легким, отвлекал, не заострялся на том, что было им двоим известно об этом приеме и роли Рейбана в том, что она от приема ждет. И создавал нужное настроение.
- Разумеется, нельзя, - с энтузиазмом поддержал ее Бруно. - Лучший отдых - смена вида деятельности. Флай, вам случайно не нужен временный работник на ближайший месяц?
Вот тебе и легкий разговор...
- Вы серьезно? - улыбнулась она немного недоверчиво. Ровно столько, сколько было бы прилично... Еще раз спасибо Магистру - удар она держала. - Разве я могу отказаться от такого работника?
Действительно... Разве я могу отказать?
- Но я не смогу вам платить много, Бруно... - все так же смеясь, произнесла она.
- Мне заплатят отпускные, так что согласен работать за еду, - жизнерадостно сообщил Рейбан. - Вы так это все расписывали... Теперь придется попробовать, чтобы точно знать, с чем сравнивать.
- Когда приступаете? - тоном строгого работодателя в шутку спросила Флай. Она плохо представляла, что ее ждет, когда Рейбан будет находиться в Вышенках целый месяц... Но отказать - никаких весомых для Бруно причин - не было. Зато была такая веская причина не отказывать... Оставалась, правда, слабая надежда, что он пошутил... Но... Кажется, теперь ей быть под перекрестным наблюдением Рейбана и Кела. И, когда она представила одного и другого, то слово перекрестный- подходило, как нельзя...
- Как только сдам отчет, - заводя спидер на посадку у порта, Рейбан жмурился совершенно по-кошачьи. - Он практически готов, осталась пара деталей... Ну, если, конечно, не заставят переделывать...
Можно было уже в общем - то покинуть спидер, но она решилась прояснить еще один вопрос.
- Жилье по месту работы нужно? - осведомилась она у Бруно. Обычный вопрос обычного нанимателя. А что? Он сам решил к ней в работники... Санаторий на ранчо. хатт...
Флай хмыкнула про себя. Ну, держись, Бруно...
Но ответа она ждала с надеждой, что он будет улетать к себе...
- Не откажусь, - обрадовался снабженец. - Зачем тратить время на дорогу?
И выскочил из машины, тут же оказавшись у дверцы Флай.
- Вашу руку, мисс?
Ну все, Бруно Рейбан... Ты сам напросился...
Улыбка с которой она подала ему руку была непритворной. Правда немного загадочной - рыжая вынашивала мстительные планы таких работ для него, чтобы снабженец взвыл от такого отпуска и сам отказался. Она постарается.
Флай еще раз сверкнула неприкрытыми коленками. и две туфельки в тон ее бирюзовым акцентам в наряде твердо встали на пластобетон стоянки.

Сообщение отредактировал Альда Карст - 10 Март 2017, 21:00
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Альда Карст
сообщение 12 Март 2017, 21:39
Сообщение #63



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 172
Регистрация: 29 Январь 2012
Пользователь №: 9038



Шаттл - Имперские верфи.
Рейбан, Флай, Маарек Штель, офицеры, фермеры и т. д.

В челноке она оказалась не единственным фермером - но единственной женщиной среди солидных мужчин, и от заинтересованных взглядов у нее вполне мог начать дымиться наряд. Правда, расспросами ее особо не беспокоили - мешал сидящий рядом Рейбан. Зато осторожных шепотков, которыми обменивались ее спутники, выясняя друг у друга, что это за красотка, за весь полет прозвучало изрядно. Наконец челнок опустился в ангаре станции.
- Не отходите от меня. - предупредила рыжая, которая с трудом выносила такую удушливую атмосферу интереса к ней. Ей было очень неуютно, и она была готова провалиться сквозь трюм челнока, только бы не чувствовать этого всего. И Рейбан ей казался единственной защитой от внимания и взглядов, к которой стоило прилипнуть...
- Даже под угрозой немедленного расстрела, - пообещал ей Рейбан, бережно подхватывая под руку. - Я жадный.
Это было сказано с ободряющей улыбкой.
- Утаивание такого сокровища - должностное преступление, мистер Рейбан, - данная фраза принадлежала неизвестному офицеру, которому Флай, да и Рейбан, годились разве что в дети. - Ну да ладно, мы тут люди незлобивые. Прошу за мной.
Дорога от челнока пролегала совсем в незнакомом ей месте станции, и вскоре делегацию от фермеров вывели в просторный зал, который был полон людей.
К сожалению, и тут Флай оказалась единственной женщиной.
- Кажется, я вижу свободный столик... - подхватив Флай плотнее под руку, Бруно устремился к панорамному окну, пока в зале не успели разглядеть, кого он сопровождает. - Отсюда отличный вид на планету... Сильно ослабляет конструкцию, но иначе персонал начнет сходить с ума.
Он усадил девушку так, чтобы частично загораживать ее собой.
- Мужайтесь, мисс Кавальерри. Кроме вас, тут ни одной дамы... так что внимания вы сегодня получите на год вперед. Командир станции уже высказался, остальные скоро очнутся, - он шутил, но взгляд оставался серьезным. - А все из-за негласной директивы с самого верха - в Академию женщин почти не берут, заканчивают обучение вообще считанные единицы... На мой взгляд, это очень зря, но кто ж нас слушает...
Зал потихоньку заполнялся офицерами в строгих черных и серых формах. И кроме планок со званиями, различий в них практически не было. Зазвучала негромкая музыка. Курсанты начали разносить напитки.
Флай, как улыбнулась пожилому офицеру, оказавшемуся командиром самой станции, так и прошла весь путь до столика с этой наклеенной улыбкой. Правда, приклеена она была очень искусно - воспитание Рекса, опять же игра в студенческом театре Академии Набу, но внутри нее была паника... Среди толпы она всегда исчезала, стараясь быть одной из ... Такого же цвета, такого же вида, даже такого же выражения лица... Чтобы никто не вспомнил той, кто нечаянно толкнула и скрылась, оставив без кредитов... А тут...
- Вы меня не предупредили, - нахмурилась Флай, стараясь не высовываться из-за Рейбана. Хотя... Неужели она не пошла бы на этот прием, даже зная, что будет именно так, если это единственная возможность увидеться с отцом?
Внизу за панорамным окном сияла своей голубоватой атмосферой Бакрана... Там сейчас в Вышенках так тихо и пусто. Бабушка и Кел... Что там говорил ей он? Что она не умеет закрываться?
- Боюсь, тогда вы бы сбежали с планеты, - с виноватым видом отозвался Бруно.
Тем временем шум в зале затих, офицеры и фермеры расселись, за главным столом в центре Флай увидела несколько старших офицеров станции - по крайней мере, командир среди них был, сидел на почетном месте во главе стола. Поднялся один из его соседей. Рейбан шепотом взвыл.
- Кто назначил этого зануду ответственным за приветственную речь? - услышала девушка. - Он же всех уморит, часа два будет нудить...
Офицер полностью оправдал его опасения: он говорил много, витиевато, размыто и настолько бессодержательно, что вычленить хоть что-то в его словесных упражнениях можно было только с очень большим трудом.
- Майор Краен, оставьте многословие для привычных, - постучал ножом по бокалу давешний офицер, что на удивление быстро возымело необходимое действо: зануда замолк на полуслове и сел на место. Кто-то шумно вздохнул.
- Господа, - продолжил командир станции. По всей видимости, он не сильно любил многословие и многословных подчиненных. - Разобрались, у всех ли налито?
Возникла небольшая заминка, в результате которой пробежавшие курсанты вооружили всех бокалами с шипучим вином.
- Превосходно. Предлагаю тост за присутствующих! И за начало плодотворного сотрудничества!
Занудный докладчик у Флай, наоборот, не вызвал никакого отчаяния. Правда, она его не слушала, но ей было даже очень уютно и спокойно. Все взгляды были прикованы к нему, или не к нему, но уж точно не в другую сторону. Старший офицер - это все-таки старший офицер...
... Закрыться - это как? Словно опускаешь защитный щит на свое восприятие? Как голову под подушку? Чувствуешь, но очень, очень приглушенно, как через стенку...
Но речь была прервана, а Флай, поднимая бокал, осторожно обвела зал взглядом. Если сейчас Бруно скажет, что Маарека Штеля нет на станции... О, она не знает, что сделает с ним...
- Слава Звездам, - тем же шепотом выдохнул Рейбан, когда говоруна заставили замолчать. Тост он поддержал, неосторожно открыв полускрытую его локтем Флай окружающим. На противоположной стороне стола уже шло ожесточенное беззвучное состязание за право передать девушке второй бокал...
Про Маарека Бруно молчал, на столы уже накрывали - Флай получила возможность распробовать блюда, которыми кормили здесь офицерский состав. Негромкая музыка, затихшая, когда заговорило командование, снова вступила в права...
- Скажите, Бруно, - вежливо и светски улыбаясь всем, кто пытался ее угощать, произнесла Флай, так и не стирая улыбки при этом. - Когда вы приглашали меня на этот прием, мне кажется, вы говорили про танцы? Вы хотите сказать, что танцы входят в программу вечера? А с кем - можно поинтересоваться? - перевела она прищуреный взгляд на снабженца.
- Предполагалось, что с дочерями фермеров, - уныло ответил Рейбан. - Все приглашения были - с учетом сопровождающих лиц. Но кто ж знал, что все решат последовать вашему примеру и явятся в гордом одиночестве? Теперь вам достанется все внимание... а мне, боюсь, все шишки - и от вас, и от них, - он указал взглядом на сгущающиеся на горизонте тучи. Черные и серые... Не обученные отступать при виде препятствия в виде какого-то снабженца...
Предчувствия его не обманули. Вслед за очередью из попыток вручить Флай фужер, кто то из самых смелых лейтенантов, пригласил ее на танцы.
- Ну, я бы пришла не с дочерью фермера, - тихо вздохнув, заметила Флай Рейбану и подала руку пригласившему ее офицеру. Надо было немного уменьшить количество шишек у Бруно, хотя у нее самой было дикое желание их, наоборот, увеличить...
Рейбан не преувеличил - Флай была нарасхват. Подолгу танцевать с одним и тем же кавалером не приходилось: офицеры сменялись один за другим, успевали наговорить комплиментов, самые смелые пытались спросить номер комлинка или адрес, но тут же звучало вежливо-непреклонное "Разрешите?" от кого-то более высокого по положению в сложной станционной иерархии - и очередному офицеру оставалось только провожать взглядом улетающее под музыку видение.
Это снова был калейдоскоп, как на вечеринке по случаю дня рождения юной фермерши... Только калейдоскоп был не такой яркий... Черно-серый. Потому, что лиц Флай даже не старалась разглядеть и запомнить - пустая трата усилий... Все равно больше минуты- другой вместе они не протанцуют... Но она терпеливо выслушивала и комплименты, и просьбы оставить адрес, или хотя бы номер комма, и на губах ее блуждала вежливо-дружелюбная улыбка. Сначала она пыталась думать, смогла ли бы в такой обстановке тиснуть что-нибудь из кармана какого - нибудь из своих кавалеров, и каким образом, а потом не думала уже ни о чем, просто выискивала среди офицеров своего отца... или хотя бы Рейбана. Ну, что ж, за ней должок - вот она и спасает его задницу...
Рейбана она увидела только на мгновение - он стоял у стола командования и что-то говорил командиру. Когда она снова развернулась лицом к столу, Бруно там уже не было. Командира, впрочем, тоже.
Наконец, очередное вежливо-непреклонное "Разрешите?" - вырвало Флай из кошмара пытки танцами, и ее под локоток подхватил... Маарек Штель собственной персоной. Танцевать правда не стал, а отвел к панорамному окну и показал глазами на стул. Офицеры такого демарша не оценили, и очередное "Разрешите?" - прозвучало аккурат с последним тактом музыки.
- Не разрешу, - холодно отозвался Маарек. - Каждый новый смельчак, рискует получить годовое назначение на аутпост ди-три-четыре.
- Я хотел сказать то же самое, - рядом оказался и командир станции. - Извините, мисс... Не ожидал такой накладки.
Можно было сесть и не гадать, со сколькими она уже протанцевала, а сколько осталось еще... Отец... Теплая волна подступила к сердцу - отец! И она была под его защитой. Странное, незнакомое и такое приятное чувство...
- Ну что вы, - выставила себя дипломатом Флай, - Танцевать с защитниками Бакраны - это такая малость по сравнению с тем, что вы делаете для нас... Но небольшой перерыв все же иногда нужен, - смеясь, закончила она.- А что такое аутпост ди-три-четыре?
- Это кодовое обозначение станции в явинском секторе, - ответил девушке командир. - Оттуда к нам и прибыл ваш защитник - для набора новых пилотов и что бы передать им свой опыт. Ну и для отдыха. Годовое дежурство в безжизненном секторе, должно время от времени прерываться присутствием на планете. Иначе - нервы не выдержат.
- Нервы могут не выдержать и по другой причине, - так же негромко, так что бы чуть перекрывать музыку, сказал Маарек. - Не представляю, как смогла выдержать и пробилась до верха адмирал Даала.
Имя Даала говорило Флай не больше, чем кодовое обозначение какого-то аутпоста. Но, кажется, это было продолжением темы, начатой Бруно о том негласном указе, что преграждал женщинам дорогу во флот? Или о том, что пробиться наверх трудно было не только Даале?
- Извините, а кто такая адмирал Даала? - со смущенной улыбкой спросила рыжая.
- Аномалия, - со сдержанным смешком произнес командир.
- Легенда Академии на Кариде, - подхватил Маарек. - Была единственной девушкой на потоке, не знаю уж, как у нее получилось вообще туда прорваться. Окончила Академию с отличием. И это ей ничего не дало - повышали других. Не знаю уж, как ей удалось привлечь к себе внимание губернатора Таркина, но... В итоге, ей дали адмиральский чин, четыре разрушителя и отправили патрулировать внешние территории, от глаз Императора подальше. А сейчас вообще пропала с горизонта, уж не знаю, что бы это значило.
- То и значит, - взял голос командир. - Меньше знаешь, крепче спишь. Нам тут и своих... забот... хватает.
- Как хорошо, что среди аграриев ..
...кажется так называется то, чем занимается она, Флай?
-... подобной дискриминации просто не существует, - улыбаясь, вставила рыжая, и кинув взгляд в зал добавила с иронией - Хотя, по сегодняшнему приему - этого, явно, не скажешь...
И снова улыбнулась. Пусть говорят о чем хотят. Лишь бы Маарек Штель стоял здесь, рядом, подольше...
- Мисс Кавальерри, - рядом нарисовался Рейбан, - надеюсь, этот инцидент не повлияет на наши деловые отношения?
Взгляд на еще надеющихся на что-то офицеров, которых сдерживало только обещание Маарека, намекал, что лучше бы у мисс Кавальерри не было причин для недовольства. А то кто-то может обнаружить, что его отдел посадили на голодный паек по снабжению...
- Коммандер, думаю, вам будет удобнее если вы присядете тоже и заодно поухаживаете за нашей гостьей. От отдела снабжения небольшой презент...
Презент оказался привозными фруктами, доставленными с одной из отдаленных планет, легким вином и цветами из местной оранжереи.
Флай улыбнулась Рейбану одной из самых милых своих улыбок, но зеленые глаза жили своей кошачьей жизнью.
- На наши деловые отношения не повлияли и более существенные... моменты, мистер Рейбан. Но заменить всех фермерских дочек, не взятых на прием, я как-то не рассчитывала, - промурлыкала она, почти как фелинкс... Который мурлыкает, мурлыкает, а потом.. .
- Не составите компанию? - с приветливой, нейтральной улыбкой подняла она глаза на Маарека. Очень естественный ход - коммандер ее избавил от стольких желающих танцевать...
Предложением пересесть за стол, воспользовался не только Маарек, но и командир станции. А когда Флай пригласила пилота на танец, он даже позволил себе небольшую шутку:
- Первая жертва своих неосмотрительных слов.
Маарек же, в свою очередь легко поднялся с места, и подхватив партнершу, легко протанцевал несколько па, весьма кстати играющего вальса.
- На нашем слэнге, вальс, это тренировочный полет, - сообщил он дочери. - Надеюсь, что не вся наука вальса, выветрилась из моей головы в кокпите истребителя.
Пилот на всю голову... Даже вместо танца - тренировочный полет... По губам Флай пробежала мягкая усмешка...
- Вы очень хорошо танцуете, сэр...- заметила она, - А я, кажется, никогда столько не танцевала, как сегодня... Ну, если только не так давно, на дне рождения, на ферме... - улыбнулась она. - Но не вальс...
О чем она говорит? О том, о чем может... Среди всех этих глаз... И ушей... Ведь интересно - про что там коммандер с этой рыжей... И вообще...Странное, должно быть, чувство у него - летаешь себе, летаешь... И - упс - взрослая дочь... Это же нужно столько рассказать и услышать, и спросить... И назвать папкой. Даже такого сурового для всех. Но не для неё, ведь правда?
Улыбнувшись, она посмотрела отцу в глаза.
- Спасибо за танец, мисс Кавальерри, - улыбнулся пилот. - И уж простите... нас за такую неучтивость...
Его слова были прерваны нарисовавшимся рядом лейтенантом.
- Разрешите?!
- Ты точно хочешь следующий год провести на ди-три-четыре? - хищно улыбнулся Маарек.
- Я думаю... Оно того стоит, коммандер.
- Принял. Тогда, по окончанию танца, вернуть даму за столик, - блеснул глазами пилот.
- Ты что, с Корускантской высотки упал? – выпалила Флай, когда отошел Маарек. Когда ее что-то волновало, с нее слетал напускной лоск. Лахтан бы ее, точняк, осудил бы…Но этот лейтенант прямо напрашивался…- Хатт, там же такая сарлаччья дыра, судя по всему! Три минуты и целый год там! Твою гунганскую мать… - выдохнула она, подавая ему узкую ладонь…
- Именно с корускантской высотки и именно - дыра, - блестя глазами согласился лейтенант. - Впрочем, заскучать не дадут и там, а что пилоту еще надо?
- Тебе виднее, - с усмешкой пожала плечами Флай. После того, как она тут повыражалась, выкать было бы уже глупо. - Только променять Бакрану рядом - на холодный вакуум там - это как-то неосмотрительно. Или ты воспользовался ситуацией, чтобы без лишней проволочки перевестись к коммандеру... Не услышала, как его зовут... Да? - прищурились на лейтенанта глаза цвета кристаллов из ее колье.
- Маарек Штель, - почти с благоговением выдохнул лейтенант. - Но сильно сомневаюсь, что он возьмет меня в свое крыло. Ладно, меньше тренировок, больше боевых вылетов, тоже неплохо, даже если это простой осмотр шаттлов и трейдеров.
- А почему - именно к нему? - поинтересовалась Флай, как бы между прочим...А что? Вполне допустимо. Кто может ее упрекнуть в излишнем любопытстве? Она же просто поддерживает разговор во время танца, если уж так получилось...- Чем этот Маарек так хорош? - ослепила рыжая офицера улыбкой.
- Летает на всем парке имперской техники, - отозвался лейтенант. - Учит на совесть, имеет благодарность Императора. По моему - достойно того, что бы служить с ним на одной станции, хотя бы и в отдаленном секторе?
Она бы еще послушала этого лейтенанта, даже если бы пришлось с ним танцевать не один танец. И не два... Но более подробно спрашивать - разжигать чужое любопытство, да и то, что рассказал офицер - лежало на поверхности. А большего он все равно не знал.
- Ну, тогда - удачи, - пожелала рыжая и усмехнулась. - Рада, что смогла помочь.
И двинулась к своему столику, очень надеясь, что охотников на службу на аутпост ди-три-четыре, к Маареку Штелю, найдется все-таки не слишком много...
Охотников больше не нашлось. Или они все встретились с Флай раньше, или... Впрочем, неожиданности были возможны всегда и во всех ситуациях.
Пока они танцевали, Рейбан прихлебывал вино, следя за кружащейся парой.
- Нехорошо получилось, - заметил он командиру. - Ему когда назад?
- Неделя или две, не больше, - ответил тот.
Бруно хмыкнул, обдумывая пришедшую в голову мысль.
- У меня примерно тогда же отпуск. Накануне отлета уместно будет устроить отбывающим небольшой праздник на поверхности?
- Уместно. Но только не с единственной женщиной на празднике, - проворчал тот.
- Я о том же самом. Арендовать какой-нибудь развлекательный комплекс в городе, объявить, что кроме отбывающих туда попадут только отличившиеся... Три мишени одним выстрелом, неплохо?
- Справишься за две недели? - осведомился командир. - Или нужна помощь?
- Думаю, справлюсь, - прикинул Рейбан. - Но если будет нужно - непременно дам знать. Город - не станция, там с доступом куда проще. При грамотной рекламной политике...
Разговор закончился, едва к столику подошла Флай. И тут же стихла музыка. Из за стола поднялся командир:
- Прошу всех занять свои места.
Только тут выяснилась одна подробность в размещении участников приема: все прекрасно видели точку посередине зала, где сейчас в голообъеме мелькали какие то кадры марширующих штурмовиков по поверхности пустынь, каких-то снегов, преодолевающих водные глади и забирающиеся на какие то невнятные горы. Над ними, держались узнаваемые треугольники Разрушителей. Летали не менее узнаваемые шаттлы в одном строю с истребителями.
- Голову оторвать монтажеру, - негромко проговорил командир. - Или целевую аудиторию попутал, или заказа не понял.
- У меня было кое-что на всякий случай, - заметил Бруно. - Сейчас все будет.
Сам он поднялся, держа бокал. Ситуацию надо было выручать, раньше, чем через несколько минут, запись не заменят, а фермерам требовалась совсем другая пропаганда.
- Прошу наших уважаемых гостей обратить внимание на кадры, которые они видят, - голос у Рейбана был спокойным и уверенным, словно все происходящее более чем укладывалось в рамки мероприятия. - Так выглядят наши военные силы. Для них воистину нет непреодолимых препятствий, некоторые даже готовы рискнуть согласиться на условие коммандера Штеля, - он отсалютовал Маареку бокалом. По залу прокатился сдержанный смешок.
- Очень жаль, что между нами пока нет достаточного доверия и взаимопонимания, - продолжал Бруно. - Мы рассчитывали на более доверительную атмосферу этого вечера, но раз уж ваши прекрасные спутницы предпочли остаться на поверхности, позвольте передать с вами для них скромные презенты. Они будут ждать вас, когда придет время возвращаться на твердую землю. Вниманию теперь уже офицерского состава.
Голос окреп.
- Через две недели будет проведен еще один вечер, на этот раз в столице планеты. С нашей стороны отправятся те, кто рискнул потанцевать с нашей очаровательной гостьей, - салют бокалом теперь в сторону Флай, - и те, кто покажет себя с самой лучшей стороны за эти две недели... Предполагается сделать такие вечера традиционными, но должен предупредить: те, на кого поступит хоть одна жалоба от местного населения, дальше будут любоваться планетой только с орбиты.
Пока он заговаривал зубы приглашенным, запись сменилась. Теперь на кадрах цвели поля, жили своей жизнью красивые города, резвились дети, что-то праздновали жители, рабочие работали, в небо уходили груженные транспорты - и все это в сопровождении очень ненавязчивого присутствия сил Империи.
Бруно держал аудиторию, не ослабляя хватки. Комментарии, сопровождавшие запись, были не отвлекающими, а дополняющими показ, местами слегка ироничными, местами серьезными, поясняющими, и не вызывающими отторжения навязчивостью.
- Пока мы здесь, вы можете быть уверены, что ваше небо останется мирным, - закончил он свою импровизированную речь.
Флай в душе даже поаплодировала Бруно, но совсем не удивилась его способности найти выход - она знала, кто он... И даже, когда ей казалось, что они совпадают своими интересами, наклонностями и чем-то большим - как сложенный лист флимси - она помнила, кто он и зачем здесь. Из-за Маарека... Ну, то есть из-за ее отца... Бруно почти всегда с ним, или хотя бы видит иногда.
А она даже лишний раз не может бросить на коммандера взгляд и улыбнуться. Только отмерив такое же количество знаков внимания всем остальным... Значит, еще раз - через две недели...Но она больше не оденет этого костюма, всё! Штаны, куртку и бандану... Эта прекрасная незнакомка должна раствориться среди фермерских дочек и растаять в пространстве Бакраны. Как и жрица Ома-Ома...

Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Альда Карст
сообщение 28 Март 2017, 20:43
Сообщение #64



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 172
Регистрация: 29 Январь 2012
Пользователь №: 9038



Станция Голан - Ресторанчик в Амме.
Флай, Рейбан, Дженаро, Шер, фермеры , посетители и официанты ресторана.

- В Сенат не пробовали избираться? Так распинались ловко... - драчливо скосила рыжая глаза на идущего рядом Бруно. Не то, чтобы она очень хотела его подколоть... Совсем нет.. Но если бы она просто молчала, то уж Рейбану сразу бы стали понятны ее чувства. Хатт, она так надеялась на этот прием! Чтобы узнать побольше об отце все - вплоть до мелочей, поговорить, как с отцом... о себе, о Винтер....Ну, вот - она даже стала называть маму, как он... А вместо этого на нее пялились все, кому не лень! И ей пришлось отдуваться за всех фермерских дочек, спокойно трескавших свои пирожки с чаем в закатной тишине своих усадеб...
- Мисс Флай, я виноват, но зачем же сразу посылать меня в сенат? - жалобно спросил Бруно. - Это слишком жестоко...
- А вам там самое место...Потому, что там тоже расписывают, как все хорошо и чудесно будет. А потом говорят : " Мужайтесь"! - фыркнула Флай, - Вы мне обещали, что не отойдете от меня... На дне рождения у Брайтов это было похоже на то, а сегодня... Нет, хватит, больше я не сниму куртки, рабочих штанов и банданы! - выдавала она Рейбану все это, не сгоняя с лица улыбки, предназначенной, конечно, не ему, а всем встречным - поперечным.
На миг на скулах Рейбана обозначились желваки. Тут же исчезли. Он не стал пытаться возражать или защищаться, и молчал до самого челнока.
По этому безмолвию Флай и поняла, что перегнула палку - тем более, от снабженца так и сквозило огорчением...
- Но это не главное, - мягко сказала она, поглядывая на Бруно. - Главное все же случилось. Спасибо вам за это. А фермерским дочкам лучше вручать приглашения отдельно. Так оно надежнее будет, - с улыбкой шепнула рыжая, чтобы никто из фермеров ее не услышал.
- Надежнее всего будет самим спуститься с небес, - качнул головой снабженец, останавливаясь перед спущенным трапом челнока. - Позволите проводить вас, или мне место таки в Сенате?
Флай от неожиданности тоже остановилась и взглянула на Рейбана своими глазами странного цвета.Она - то по незнанию всяких этих придуманных этикетов, считала, что откуда парень девчонку повел на вечеринку, туда и должен доставить. И это не обсуждается. Хотя она, рыжая, могла сама проводить любого куда- угодно... Обиделся...
- Мне кажется, Бруно, я и так - злоупотребляю... вашей добротой, - улыбнулась она. - Я доберусь, не беспокойтесь.
Келу, конечно, она не будет... А Лахтана можно попросить. Да и такси до Вышенок - пара пустяков...
- Всего доброго, Бруно, - кивнула она и стала подниматься по трапу. У нее феноменальная способность обижать...
- Значит, в Сенат... - очень тихо прозвучало у нее за спиной. - Всего доброго, мисс Кавальерри...
И феноменальная способность нарываться на неприятности... Обиженный на тебя безопасник из внутренней разведки - это термальный детонатор . Может рвануть...
И... Она совсем не хотела его обидеть. Просто она не выносит быть в центре внимания... И ... эх...
- Но из Сената далеко летать до Вышенок на работу, нет ? - с улыбкой обернулась она на ходу.
Рейбан стоял внизу и смотрел ей в спину. Спрятать выражение глаз, когда девушка обернулась, он не успел. Так что Флай имела возможность увидеть смену настроений от полной и отчаянной безнадежности до недоверия - ослышался? - и такой благодарности, какую ей встречать если и доводилось, то ой как не часто. Наверху трапа он оказался в два прыжка.
- Так все-таки можно?
- Если хотите... - пожала плечами Флай, немного смущенная той резкой переменой настроения в нем, которую не только увидела, но и ощутила в сознании почти фейерверком, как те, которые вспыхивали, когда они с Дженаро сидели над обрывом среди снега. - Я боялась, что я затрудняю вас... - честно ответила она, глядя на его длинные ресницы.
Что-то мимолетно кольнуло прямо в сердце, будто просыпался на него тот самый снег...
- Меня затруднили ваши коллеги, - Рейбан качнул головой и взял ее под руку, чтобы провести в салон челнока. - Только вопрос должен звучать - хотите ли вы... Я не хотеть не могу. Даже если буду очень стараться. Но никогда не посмею навязываться... Если вы не захотите меня видеть. Сейчас я думал, что это так и есть.
Твою гунганскую мать, почему ей на этом челноке всегда хочется провалиться куда-нибудь в трюм, или дальше?! Хочет ли она, чтобы он проводил ее? Ну - да. Почему - нет ? Если это то, о чем он спрашивал...
- Вы неправильно подумали. - качнула она рыжей головой. Единственное, что она нашлась ему ответить. Хатт... Один умник сказал, что люди часто совершают новые ошибки, стремясь исправить старые... И кажется - это, точняк, про нее...
- Мужчина - персонаж брутальный, понимает все буквально, - вздохнул Бруно, подводя ее к креслу и усаживаясь рядом.- Кстати... Флай, вы очень сильно устали?
- От танцев я успела отдохнуть во время вашей великолепной речи, - по губам Флай скользнула то ли улыбка, то ли слабая усмешка. - Я больше устала от другого - торчать, как дерево массаси на Татуине - так же заметно.
" И еще я устала строить из себя управляющую, даму, и мыщцы болят от необходимости всем улыбаться " - добавила она про себя. - А что ?
- Я подумал... - нерешительно начал Рейбан. - Если вы не против, может быть, просто посидим где-нибудь? Где никто не будет обращать на нас внимания? И можно просто потанцевать, без риска превратиться в переходящий приз. Но только если вы действительно не против.
Если она сейчас примет его приглашение... А если не примет...
- А вы знаете такое место ? - неожиданно для себя спросила рыжая, улыбаясь.
- Одно точно знаю, - Бруно очень старался не показать, насколько он рад услышать этот вопрос. Получалось не слишком успешно, даже если не ощущать его эмоции. - Слышал о нем хорошие отзывы.
- Надеюсь, оно не сильно навороченное?Ну, чтобы не такое, куда сенаторы, там, всякие ходят... - посмеялась она.
- При слове "Сенат" у меня рука сама тянется к кобуре, - признался имперец. - Ну не та это... компания, чтобы туда приличных девушек водить. Особенно на танцы...
Он достал деку, набрал запрос, удовлетворенно кивнул.
- У них там даже свободные столики есть. Я забронировал...
Про приличных девушек - это было очень громко сказано, если учесть ее недавнее прошлое. А если еще учесть опять же не слишком случайный выигрыш на забеге приллов...
Флай с любопытством взглянула на Бруно- что бы он сейчас ей говорил, если бы знал? Но у него на нее ничего нет - ее ни разу ни застукали на Набу. А Альдераанская СБ вряд ли стала бы делиться информацией с СИБ. Вот и она не будет. Да и на Альдераане она была с другим ай-ди...
- Годится, - усмехнулась Флай.
Рейбан расцвел на глазах.

Обещанное тихое местечко оказалось небольшим ресторанчиком на набережной. Легкая плетеная мебель на крытой террасе, негромкая музыка, запахи кафа и специй, столики в тени вьющихся растений... Флай и Бруно провели к столику у самой воды. От нее уже тянуло прохладой, и Рейбан заботливо набросил на плечи девушки свой китель, оставшись в рубашке.
- Что будете заказывать? - возник рядом официант.
У них тоже плетеная мебель... Мило...
- Огласите весь список? - улыбнулась Флай официанту. - Белкового концентрата нет ?
- П-простите? - запнулся официант, выкладывая перед ней планшет с прикрепленным листком флимси, заполненным от руки - стилизация под глухую древность. - Вот меню, отметьте, что бы вы хотели... Но боюсь, концентрата в списке нет... Однако, если вы настаиваете, мы можем заказать... но придется подождать...
Нет, она все - таки не будет менять концепцию... Потому, что суть всегда в деталях, в мелочах. А таких деталей, как в ее ресторане - не будет нигде...
- Какая жалость... - притворно вздохнула рыжая. - И ждать не хочется... Ладно, будем есть, что есть... Вот этот большой каф, который на топленом молоке бант, и вот это, которое называется "Пешком по небу" , - чиркнула она на флимси и передала Бруно. Тот был не голоден после приема на верфях, и тоже ограничился десертом, добавив к списку мороженое и фрукты, и, чуть подумав - бутылку местного вина.
Официант ушел выполнять заказ, Бруно озадаченно посмотрел на Флай.
- Простите... не понял вашу шутку про концентрат. Поясните?
- Это не шутка, - Флай, улыбаясь, изучающе смотрела на него. - Это было мое любимое блюдо, - тут она немного приукрасила действительность - на самом деле оно было часто единственное, - Несколько месяцев. Захотела вспомнить. А что?
И не вспомнить, а вспомнила... Как на турбазе Дженаро предложил ей выбрать меню для обеда, а она спросила - а если она выберет белковый концентрат?.
Флай усмехнулась.
У Бруно на скулах снова вспухли желваки.
- Дайте угадаю... - тихо сказал он. - Вы настолько отчаянно нуждались в деньгах, и вам просто не хватало ни на что другое?
Как будто это такая редкость в Галактике, мистер Рейбан...
Флай помотала головой. Она? Нет, она не нуждалась...
- Очень удобная и питательная еда. И готовить не надо. Только добавь воды... И целый день есть не хочется. - посмеялась рыжая.
" Особенно такую гадость ".
Рейбан помолчал - перед ними начали выставлять заказанные блюда. Когда официант пожелал им приятного аппетита и ушел к другим посетителям, Бруно осторожно, словно боясь спугнуть, накрыл пальцы Флай ладонью.
- Могу я вас попросить об одном одолжении?
Флай посмотрела на его ладонь, но попыток убрать руку не последовало. Просто откликнулась она поспешнее..
- Ну да, валяйте.
- Я уже однажды просил вас сказать мне, если вам будет нужна помощь, - тихо сказал Рейбан. - Сейчас попрошу снова. Флай... если вам будет нужна помощь - пожалуйста, скажите мне об этом. Любая помощь. Мне невыносимо даже думать о том, что вы можете снова оказаться в таком положении - и не сказать об этом никому... Гордость - это прекрасно. Но дайте и мне побыть великодушным.
Это звучало шутливо. Но в Силе не было и тени шутки - Рейбану хотелось придушить любого, кто окажется виновным в бедственном положении Флай.
Нет, она никогда не окажется вновь в таком положении... Даже если ей придется покинуть Вышенки - всегда есть бега на приллах, гонки на подах и казино... Да, это тоже не вполне законно, но...
- Ну, да, вам скажи, а вы еще соберетесь по вашим статьям на непредвиденные расходы изыскивать ...- тоже шутливо подыграла она ему. - И вы мне уже и так давно помогаете . - а вот это прозвучало серьезнее, но она тут же кивнула на его креманку. - Ваше мороженое тает.
Рейбан вздохнул и убрал руку. До танцев еще оставалось с четверть часа - хватит и на мороженое, и на вино...
- Но если у меня не будет абсолютно никакого выхода, - продолжила Флай, когда он перестал смотреть на нее, - То - да, заметано, Бруно.
И она подцепила длинной ложечкой пенку в огромном бокале кафа и с удовольствием слизала ее.
- Благодарю, - с чувством сказал Бруно, не отводя взгляда от ее губ. Про мороженое он, похоже, снова забыл.
- Пенка потрясная, - оторвавшись от кафа, она взглянула на Бруно и ... Ложка в ее руке дрогнула, вырвалась из пальцев, упала на край стола и длинная ручка перевесила -под столом раздался мелодичный звон, которому эхом отозвалась рыжая - может быть, более нервно, чем положено по такой причине.
- Хатт!
Убежать, провалиться. улететь в другую Галактику... Только не видеть этого взгляда...
Рыжая голова исчезла под столом. Флай полезла... поднимать ложку?
- Давайте я, - Бруно нырнул туда же, со своей стороны стола, протягивая руку к беглому предмету сервировки.
Вот уж его-то появления под столом, Флай, явно, не планировала, поэтому от неожиданности отпрянула, но как-то вверх, ударяясь головой о стол, и слыша звон - то ли на столе что-то упало, то ли это у нее в голове... Самое лучшее - притвориться сейчас дохлой... Ну , или полудохлой...
Но держась за голову, рыжая полезла наверх, предоставляя Рейбану выуживать ложку.
Беглянку тот вернул на стол быстро и тут же встревожился:
- Вы сильно ушиблись?
К ним уже спешил официант - заменить прибор и спросить, не нужна ли помощь.
- Нет-нет, все в порядке, Бруно, вы у меня в глазах не двоитесь. - отшутилась Флай, немного смущенно. Но теперь ее смущение можно было отнести только к нелепой случайности - в приличном ресторане ползать под столом, да еще стукнуться головой. Ну, если, конечно, не знать Флай...
Он поверил, но нет-нет, да беспокойно поглядывал на свою спутницу, умудряясь делить внимание между мороженым, легкой беседой ни о чем и самочувствием Флай.
- А за что вы хотели бы выпить? - спросил он ее вдруг.
- А кто сказал, что я хотела выпить? - вскинула она брови над своими глазами цвета морской волны, но тут же рассмеялась. Временами, глядя на Бруно, можно было забыть, что он из внутренней разведки - такие длинные ресницы, расстраивается, как мальчишки из ее детства - видно же... Но он все-таки оттуда...
- Я думаю, за что-то глубоко волнующее и заветное - вряд ли кто-то пьет... А так, в общем... Наверное - за Бакрану. - с улыбкой посмотрела она на имперца. - За то, что она меньше всего мне подходила, но я какого-то хатта выбрала ее.
- Судьба? - предположил Рейбан.
- А вы верите в судьбу?- заинтересованно спросила рыжая, отводя взгляд от разноцветных бликов освещения Аммы на воде. - Неужели? С вашей-то профессией?
- Верю ли я? - переспросил Рейбан, открывая бутылку. - Если называть судьбой собственный выбор и его последствия - да, я в неё верю. Я всегда знал, что однажды она меня сюда приведет.
Розовая струя потекла в бокал Флай.
- Я только не знал, что встречу здесь вас. И если это - судьба... Я готов ее принять. Какой бы она ни была.
Флай посмотрела на розовые пузырьки в своем бокале. О чем это он? Хотя она знала, она даже чувствовала, она видела... Но предпочитала зажмурить глаза - нет, нет... Ей с ним легко и интересно - пусть так и останется... Отношения - это не ее. Ей хватит того что она Келу причинила... А тоже было легко и просто...
- Да, я понимаю, - отозвалась рыжая, - С нашей встречи вы все время очень сильно... рискуете.. - последнее слово она произнесла одними губами.- Постараюсь вас не подвести.
- Если бы меня останавливал риск, меня бы тут вообще не было, - Бруно смотрел на нее, и до девушки доносилось, насколько он сейчас серьезен. - Вы упомянули мою профессию. Флай, как вы думаете, почему я сказал вам, кто я такой?
- Чтобы я понимала, насколько все чревато и была осторожна. Один неверный шаг, один даже намек - и будет плохо всем четверым, - не мигая смотрела она ему в глаза.
Рейбан улыбнулся - мягко, тепло. И покачал головой.
- Нет. Осторожность - она обязательна для всех нас, это верно. Но я сказал вам, потому что не хотел, чтобы однажды вы услышали это от кого-нибудь другого. И подумали, будто все, что я делаю, это игры спецслужб.
Флай могла бы ему сказать, что про то, что он из спецслужб, она почти дошла сама, правда не догадалась бы - из какой именно. Ну, не знает она их структуру! Да и кто бы ей раскрыл истинное лицо капитана Рейбана? У него приличное прикрытие, очень приличное... Даже Терас принял за своего. Но ничего из этого произнесено не было. Это было не самое главное.
- Ну, вот, теперь я знаю... - Зеленые глаза смотрели на Бруно прямо. И кажется - не радостно. Он хотел откровенности? -... и думаете, об этом легко забыть ?
Бруно качнул головой.
- Не думаю. Но мне очень хотелось бы, чтобы вы видели во мне не только... мою профессию. Если это возможно.
- Эй, - рыжая с укором посмотрела на Рейбана, - Где это я сказала такое, что только - профессию? Я - значит, все время такая неискренняя... Да? Но я гораздо больше помню, что вы для меня и для него сделали и делаете, чем про то кто вы... Да, я не питаю к спецслужбам особой любви... И я до сих пор не понимаю, зачем вы наехали на Кела? Тем более, вы так и не объяснили мне этого. - она в запале быстро окинула стол взглядом и не найдя ничего другого глотнула из бокала.
- За Бакрану, - Рейбан приподнял бокал в шутливом салюте. - Вы искренняя, Флай... И вы представить себе не можете, какой это... глоток свежего воздуха. Но я чувствую настороженность... напряженность, что ли. И заговорил с вами об этом потому, что чувствую это от вас. Я не стану уверять вас, что совершенно бескорыстен. Уж от контракта с вашим поместьем я точно получу немало выгоды - и Империя в моем лице тоже, - он улыбнулся. - Но я никогда не стану пользоваться своим положением, чтобы навредить вам. Или вашим близким. Вам не нужно остерегаться меня. Даже если вы снова пошлете меня в Сенат, - это было сказано уже почти жалобно.
- За Бакрану, - запоздало повторила Флай, только сейчас обнаружив, что это было вино, которое она уже отпила безо всякого тоста...
Она слушала Рейбана, смотрела на его девичьи ресницы и думала, что все-таки немного покривила душой. Она даже сама хотела в безопасности служить, правда, только у босса... Который этот "глоток свежего воздуха" со дна Тида решил сделать своей ученицей, спас от подельников и дал ей второй дом...
- Пойдемте танцевать, Бруно? -тряхнула она рыжей головой, отгоняя воспоминания, которые поскребли по душе, как коготки фелинкса. - И если я не пошлю вас в Сенат, то не подумайте, что боюсь последствий, а то ведь придется доказывать, - улыбнулась она.
- Я безнадежен, да? - спросил Рейбан, поднимаясь и предлагая ей руку. - Позвал девушку на танцы, вместо них ударился в философию, и в итоге это меня приглашают танцевать... Не посылайте в Сенат, я постараюсь исправиться, обещаю.
- Только не исправляйтесь, ради Звезд! - серьезно предупредила его Флай, выскальзывая из-за стола. - Исправленный мистер Рейбан вряд ли бы похитил из больницы пациентку, да еще нарядил бы в свой костюм и шел бы с ней по станции, как будто так и надо... Правильность - это, наверное, хорошо... Но так пресно...
- Ловлю на слове, - рассмеялся Бруно, увлекая ее к танцующим. - Надо будет как-нибудь повторить...
На станции ему потанцевать с Флай не удалось - да и не дали бы пробиться сквозь плотные ряды желающих покружиться в танце хотя бы несколько туров. Это коммандер мог позволить себе призвать их к порядку, но не снабженец... Зато здесь никто не претендовал на право вести Флай в танце - и Рейбана это более чем устраивало.
Флай это тоже устраивало - можно было молчать, не задевая случайно никаких острых тем, никто не стоял в очереди, не было смены, рук и лиц, голосов , ну слова на приеме у всех были в общем-то одни и те же...Набережная, свежесть ночи и близкая вода, играющая бликами от подсвеченной Бакраны, такие же пары, занятые друг другом...
Единственно - Флай ревностно разглядывала ресторанчик, чтобы случайно не привнести в образ своего - воспринятое здесь и еще где-то...
От реки все отчетливее тянуло свежестью. Накинутый на плечи Флай китель пока спасал ее, но Рейбан повел носом, словно принюхиваясь, и слегка привлек девушку к себе - полуинстинктивным движением, в котором не было ничего, кроме желания защитить от прохлады.
- Вы не замерзли? - тихонько спросил он.
Рыжая не сделала ни одного движения отстраниться, ни жеста, даже не дернулась, только сразу стала какой-то неестественно прямой, негибкой, с отвердевшими плечами.
У Рейбана сейчас были все шансы стать сенатором... Только у босса так получалось согревать ее от колючей метели в горах, что ей казалось, что это было всегда. И никакие там ее личные ударно-локтевые в солнечное сплетение условные рефлексы не действовали... Что-то часто она вспоминает сегодня босса... Вот вернется она с приема, а он сидит у них в Вышенках в гостиной, как тогда, после вечеринки у Брайтов... И как прочистит ей мозги... И пусть.
- Я не заболею, Бруно, вы же знаете.
- Разрешите? - услышала Флай знакомый голос из-за плеча.
Что ?! Флай обернулась так стремительно, что рыжие волосы взметнулись, повторяя ее движение. Словно они тоже хотели немедленно, в ту же секунду удостовериться, что это - непостижимым образом - он.
В шаге от них стоял высокий человек в простой одежде - брюки, легкая куртка, ботинки... Серебро седины, синева глаз.
- Разрешите? - повторил он, подавая руку Флай.
- О нет... - выдохнул Рейбан. - Даже тут не оставляют в покое...
- Босс?! - в этом восклицании было все - и радость от встречи, которую она так ждала, и какой-то аж благовейный восторг, и смущение как у школьницы, которую застукали сразу и за курением и подделкой оценок..
- Вы прилетели? Когда? Сегодня?- забрасывала она его вопросами. - Твою гунганскую мать! Извините, Бруно... - бросила она на Рейбана виноватый взгляд.
- Только ради вас, Флай, - отозвался имперец, разглядывая Дженаро. - Кажется, нас почтил своим присутствием Ледяной Дракон?
Рыжая снова на мгновение взглянула на снабженца. Какой там Ледяной Дракон? Они, что знакомы ? Или она спалила босса?
- Сегодня, - кивнул Дженаро. - Капитан Бруно Рейбан, я полагаю? Займете беседой мою спутницу? Мне нужно поговорить с вашей дамой. Шерги? - он оглянулся.
От балюстрады у самой воды отделилась тоненькая женская фигурка и подошла к Дженаро. У нее были серые, большие, как озера - глаза с печалинкой и мягкая улыбка.
- Привет, - кивнула она имперцу и Флай, улыбаясь, и взглянула на Дженаро теплым серым взглядом.
Она заставила себя спокойно и непринужденно общаться с человеком в имперской форме. Ну, почти в форме. Потому, что его китель лежал на плечах рыжей девушки, которая уходила танцевать с Дженаро. И которая, кажется, была разочарована... Ее присутствием ?
- Какая красивая девушка, - с улыбкой отвела она глаза от Флай и взглянула на Рейбана. - Шерги Вийяр, - представилась она.- Извините, что ненадолго нарушили ваши планы.
- Самая красивая, мэм, - подтвердил ничуть не смущенный имперец. - Бруно Рейбан, верфи, снабжение. Я поражен. Кому удалось растопить сердце Ледяного Дракона?
- Сердце - кого ? - переспросила Шер удивленно, отчего озера выплеснулись из берегов.
- Вы не знаете, как тут прозвали вашего спутника? - удивился снабженец. - Откуда же вы взялись?
Разговор был вполне легкий, ни к чему не обязывающий - тем более, не обязывающий отвечать. И отвечать серьезно . Но от этого снабженца в Силе так и цепляло пристальным вниманием...
- Родственника, - с улыбкой поправила офицера Шер, - Конечно, не знаю - я же только сегодня прилетела с ним.
- О? - Рейбан был совершенно искренне удивлен. - Скажите ему показать вам планету - она прекрасна. Надолго к нам?
- Он пообещал, - кивнула, улыбаясь она, - А планета мне уже нравится... И как знать, может быть, она затянет меня надолго, - все с той же мягкой улыбкой пожала плечами Шер, - Поработаю в больнице... Я - врач. - сообщила она Рейбану.
- В клинике СИБ? - уточнил Бруно, поглядывая на танцующих. Что-то не похоже было, чтобы Флай нравился разговор, для которого ее оторвали от него... - Или в какую-то из частных?
Ишь, какой любопытный снабженец...
- Работа врача везде одинакова, если уж на то пошло.Ну, на Бакране побольше людей, да... Поэтому, по большому счету - мне все равно. Но Дженаро говорил, что их клиника заинтересована в сотрудниках с опытом. - Шер машинально закрутила палец, наматывая на него светлую прядь своих волос. - А вы? Вы тут давно ?
- Не то чтобы очень, - взгляд имперца был прикован к руке Шер. - Но в курс дел вошел быстро. Занимаюсь в основном контактами с местным населением. Врач с опытом - это хорошо. В плане пользы для населения, разумеется. - он улыбнулся.
- Очень приятные контакты с местным населением, - Шер с улыбкой взглянула на рыжеволосую, с которой танцевал Дженаро. Шлейф разочарования и неприязни, который стелился от нее не становился короче. Чем таким она, Шер, ее расстроила?
- Это другие контакты, - судя по отголоску в Силе, этот конкретный контакт действительно сильно отличался от прочих. - Сегодня был прием на верфях. оттуда прекрасный вид на планету. К сожалению, Флай почти не пришлось на него полюбоваться - она оказалась единственной дамой среди приглашенных... Пришлось вмешаться командиру станции, чтобы ей дали отдохнуть. Но вы, наверное, тоже устали с дороги, а я донимаю вас вопросами. Что вам рассказать о Бакране такого, чего не рассказал Ле... ваш родственник?
- Ну... например...какой из пригородов Аммы самый красивый, самый зеленый? - спросила женщина, улыбаясь. Снабженец поменял тактику. Теперь он решил извлекать информацию из ее вопросов? - Чтобы можно погулять после насыщенного рабочего дня, и чтобы там было тихо ?
Рейбан развел руками с добродушной улыбкой.
- Тут все - зеленое, - весело сказал он. - Самое красивое и самое зеленое, стоит покинуть черту города. И даже хищников нет, за исключением гуртанов - но они не подходят к городам. Зато тут есть приллы, на которых можно кататься верхом.
- Я верхом только на спидере, - в шутку огорчилась Шер, - Про приллов даже не слышала. Но... У меня все впереди. - она сказала это весело, но вопреки этому, темные зрачки дохнули острой печалью. - Спасибо за наводку. - поблагодарила она, увидев, что к столику возвращается Флай.

Рыжая не ответила на приветствие. Она смотрела на блондинку. И радость незаметно иссякала, как ручеек, которого придавили землей. Его спутница... К которой он летал. Вот как... А говорил, что он один на свете... Что его больше не тянет в тепло. Ага, не тянет.... И если это та девчонка, которая стреляла с ним вместе, и о которой он потом грустил...
Кажется, она не слышала сейчас никого и ничего. Отчего -то ей было горько, хоть плачь. Хоть вой на каждую из лун Бакраны, пока не выйдет вся тоска...
Дженаро, совсем как недавно Рейбан, повел ее танцевать. Но говорить собирался явно не о танцах.
- Я еще не успел ознакомиться с делами, но уже знаю, что Кел под арестом. Потом расскажете оба, что тут у вас происходит. Сейчас о насущном. Женщина, прилетевшая со мной, моя родственница. Она проведет здесь около полугода, возможно, чуть больше, возможно - меньше. Как получится. Скорее всего, тебе будут задавать вопросы о ней. Ты знаешь только то, что я давно ее искал, нашел, и здесь она для того, чтобы поработать у нас в клинике. Она врач. Вопросы?
- А кто она на самом деле? - все-таки спросила рыжая, поднимая глаза на синие глаза Дженаро, хотя только что решила, что она ничего не хочет больше знать.
Во что превращаются слезы, которые не проливаются? В маленькие крупинки снега. И потому на душе так холодно и колко.
- Моя родственница, - повторил Дженаро. - Это не легенда. У меня была сестра-близнец... Шер - ее потомок. И ей нужна помощь.
Он, безусловно, воспринимал то, что с ней происходит. Но оставил при себе мнение о реакции Флай на такие новости.
Флай взглянула на ту, которую Дженаро называл родственницей и усмехнулась.
- Да не парьтесь, босс... Скажу, что нужно... И еще - Кел не виноват. Он всегда огребает из-за меня... Что-нибудь еще?
- Минуту назад мне казалось, ты рада меня видеть, - негромко сказал безопасник. - Что ж, если это все...
Она -то рада. Она очень рада... Это он сейчас здесь совсем не из-за нее... Но разве он поймет... Ледяной Дракон...
- Вам правильно казалось, босс. Я ждала вас. - подтвердила рыжая.
Она ждала, а после того, как слышала запись Ильдико - еще сильнее... а у него теперь рядом близкий человек...
- Но я кошмарно устала, - улыбнулась она. - Прием на Верфях. И кроме меня танцевать было не с кем.
- Они не позаботились о том, чтобы пригласить кого-то еще?
Удивление было в голосе - не в глазах. И не в Силе.
- Тогда, пожалуй, стоит отдохнуть, - он начал смещаться к столику, у которого оставил Рейбана и Шер. - Я буду в Вышенках завтра. Тогда поговорим обо всем.
Флай кивнула, возращаясь к столику, почувствовав себя и, правда, разбитой, и встретила внимательный взгляд родственницы Дженаро. В нем ей почудилось даже сочувствие... Но Шер уже опустила глаза.

Следом за Флай подошел и Дженаро. Сдержанно поблагодарил Рейбана за уделенное Шер внимание и спросил, какие у него и Флай планы на вечер.
Рыжей казалось, что из нее вынули стержень - она могла только свернуться клубочком и больше не шевелиться... Никогда... Но выучка Рекса...
- Думаю, мне пора уже домой, сегодня был слишком напряженный день, - она даже улыбнулась. Как на приеме. - Бруно, вы же подбросите меня до Вышенок?
- Буду счастлив это сделать, - Рейбан поднялся. - Мэм, приятного пребывания на Бакране, - это было вместе с легким поклоном адресовано Шер. Дженаро досталось подчеркнуто-сдержанное официальное прощание. Безопасник задержал на Бруно взгляд - на несколько секунд, чуть заметно сощурился - но этот обмен любезностями был слишком мимолетным, чтобы кто-то посторонний заметил его.
- Доброй ночи, Флай, - попрощался он с ученицей. - До завтра.
Вести спидер Рейбан предоставил автопилоту. Поглядывая на девушку, он наконец не сдержался.
- Вы расстроены. Почему?
- Расстроена? Я ? - фыркнула рыжая, зыркнув на Рейбана зелеными глазищами - совсем, как рассерженный фелинкс. - Раз вы уверены в этом, может сами и ответите на этот вопрос?
Флай отвернулась к окну, дав понять, что рыдать на его плече не собирается. Потому, что не из-за чего. И не из-за кого...
- Если бы мог ответить, я бы не спрашивал, - тихо отозвался имперец. - Но я же вижу...
Он смотрел на нее, не решаясь прикоснуться - помнил, как она отреагировала на простую попытку защитить от сквозящего с реки ветерка.
- Я очень хотел бы вам помочь. Если бы знал, как.
Хатт, ей можно было помочь только одним способом - разогнать спидер почти до скорости света!
- Мне просто нужно выспаться, Бруно, - уже мягче сказала она, снова повернув лицо к нему. - Я, действительно, устала, а бантятам, приллам и всему прочему живому - плевать с корусантской высотки на прием. Вот будете в Вышенках - сами поймете, когда у меня начинается утро...
Рейбан кивнул, но взгляда не отвел. Завтра Дженаро будет в Вышенках. Это значит, в другом месте его не будет...
- Тогда, может быть, подремлете немного, пока мы летим? - предложил он. - Обещаю не похищать, хотя очень хочется.
Это звучало почти шуткой.
На его шутку Флай отреагировала неопределенной усмешкой- да- да, она оценила его юмор. А вот за предложение подремать рыжая ухватилась. Ни о чем не говорить, не думать. не отвечать... Да если бы она и хотела - выразить в словах тот клубок чувств, от которого ныла душа, да еще назвать причину всего этого - не вышло бы... Но она не хотела.
- Спасибо, Бруно, вы настоящий друг... - скользнула она по нему виноватой улыбкой и зелеными глазами, которые тут же и закрыла, пристраивая свою рыжую шевелюру на подголовнике.
Рейбан только вздохнул, принимая управление и немного сбрасывая ход. Двигатель будет работать тише, путь продлится немного дольше - лишних пять-десять минут отдыха для уставшей девушки. И времени на обдумывание.
Время от времени поглядывая краем глаза на Флай и отмечая, что ритм дыхания не меняется, а значит, она не спит, Бруно тихо, чуть ли не шепотом, начал напевать. Густой, бархатный баритон и мягкий, напевный местный говор - девушка могла узнать некоторые слова, которые слышала от соседей. Судя по мелодии, это была колыбельная...
Она чуть не спалила себя совсем- чуть не открыла глаза на голос, который пел. Бруно?! Который - разведчик под прикрытием? Да еще и колыбельную... Бакранскую...Твою гунганскую мать !
Флай притихла, сначала из любопытства прислушиваясь к приятному голосу и словам, которые он тихонько напевал, и замерла, боясь пошевелиться...Голос Бруно звучал успокаивающе, потом он уже звучал как-то издалека, потом...
Флай спала, уронив рыжеволосую голову на плечо...
На площадку у забора Рейбан садиться не стал. Спидер пошел дальше, на территорию усадьбы, завис над самой землей у крыльца. Бруно осторожно выбрался из салона, чтобы не потревожить спящую девушку, беззвучно открыл дверцу с ее стороны и как мог аккуратно взял ее на руки.
Дверь дома открылась, на пороге возник силуэт мужчины с бластером в руке - и тут же оружие исчезло. Кел смотрел на снабженца, идущего к нему с девушкой на руках. В свете, падающем у него из-за спины, отчетливо было видно выражение глаз Рейбана.
"С дороги. И только попробуй разбудить..."
Кел был не причем. Она только забылась ненадолго сном. И ей снилось, что подельники Магистра вытаскивают ее из застрявшего спидера на турбазе , а она прикидывается дохлой... Но это был уже не... Флай осторожно приоткрыла глаза, и они тут же расширились от удивления. Или от страха... Хатт!
- Бруно! - она моментально оказалась на ногах, - Я же просила до Вышенок подбросить, а не прямо в дом! - немного растерянный смешок вырвался у нее. - Спасибо... - она повернулась, зашагала к крыльцу, и кивнув Келу, скрылась за дверью.
По лестнице она взбежала, стесняемая только шириной своей юбки. Она даже не заглянула на кухню, хотя, скорее всего, Ильдико уже спала... Все равно никому не понять, кем был для нее босс...
Даже в воспоминаниях была горечь... С первого дня их встречи он всегда шел к ней на помощь, он заботился о ней... Они разговаривали... И иногда он был совсем не ледяной , а близкий и откровенный... Она думала... Она думала, что она для него особенная! Одна...
Флай зарылась лицом в подушку и просто лежала, зажмурив глаза.
А ночью пошел дождь...

Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Дара Райвен
сообщение 2 Апрель 2017, 23:04
Сообщение #65


Шехерезада 181 ИЛЭ
Иконка группы

Группа: Бывалый
Сообщений: 1344
Регистрация: 10 Июнь 2007
Из: Кокпит
Пользователь №: 6752
Раса: Мандалорианка



Амма. Ресторан - жилой комплекс СИБ, квартира Дженаро
Шер, Дженаро

- Мы не вовремя появились? - озабоченно посмотрела Шер на Дженаро, проводив имперца и рыжеволосую взглядом. - Эта девушка Флай, ваша ученица... С ней все в порядке?
- Похоже, что не все, - задумчиво обронил безопасник. - Но разбираться буду завтра. Мне было нужно предупредить ее.
То, что отразилось в ледяном зеркале, тревожило его. Но эту проблему перевешивать на Шер он не собирался.
- Поедем домой? - спросил Дженаро. - У меня не слишком уютно, но на первое время сойдет. Потом можно подобрать что-то более подходящее.
- "Не слишком уютно" - это как раз по мне, - слабо улыбнулись ее губы. - Самое уютное, что было - каюта "Случая", но вот мой зоопарк, боюсь? вы долго не выдержите... Дарас будет охотиться на все, что движется, а Радужка будет петь. Да, она такие трели выводит - почти как птичка.
- Я же выдержал его по дороге сюда, - улыбнулся Дженаро. Мягко, тепло. Совсем не характерно для "Ледяного Дракона". - Но для животных лучше, если им будет где гулять. Ящерка не улетит от тебя?
- Нет, - покачала головой Шер с улыбкой. - Она умная. Летает после перелома крылышка не очень, от хищника трудно спастись, а тут ее кормят... Ник для нее на "Случае" держал целый контейнер замороженных ягод. Вот спукамас - тот охотник. Но, хоть кореллианский, все же - кот. Из любого места вернется .
- Завтра решим, - кивнул безопасник, предлагая ей руку. - Я заказал ужин домой. Знакомиться с местной кухней лучше начинать там.
Спидер доставил их в жилой комплекс, отведенный для сотрудников СИБ. На оперативную квартиру Дженаро новообретенную родственницу не повез.
Хоть рядом с ним Шер не испытывала никакой тревоги, и ей было спокойно, но некоторого трепета перед переменами в своей жизни не избежать никому... И они начинаются уже здесь, на Бакране...
"Чистые документы, работа, гражданство через год, служебная квартира..." - вспомнила Шер, что предлагал синеглазый безопасник мисс Лонели около года назад. И вот... Слово в слово...
При входе их немного задержал сканер, а потом Дженаро и "это со мной" наконец поднялись в его квартиру на четвертом этаже. Впрочем, Шер уже представляла, что увидит.
"Все, что могу назвать своим - память и цветы..."
Да, обстановка была обычная, скромная - только то, что необходимо... В том числе - терминал. И розы...
- Спальня в твоем распоряжении, - сообщил Дженаро, - чистое белье сейчас достану. Кровать достаточно удобная, хотя бы можно расслабиться после курьера.
- Спасибо, а вы как же? - Шер озабоченно взглянула на Дженаро серыми глазами. Глазами Серенити... - Вам бы выспаться после дороги.
Дженаро кивнул в сторону терминала.
- Мне этой ночью спать не придется. Пока меня не было, тут всю планету на уши поставили. Новый культ, странные слухи, плюс гора документов, которые никак не обойдутся без моей подписи.
- Опасный культ? - встревожилась Шер. - У нас на Корусанте только совершенно безобидную секту и знаю. Не дают ковырять скалу туристам и поклоняются ее духам. А тут-то что ? И раз вам работать, я сварю большую кружку кафа, - сочувственно улыбнулась она.
- А тут внезапно какой-то Ома-Ома с Набу, - вздохнул Дженаро. - Гунганы, по крайней мере, очень удивились, что у них украли бога. Да еще с его помощью воскрешают павшую скотину. Фермеры в восторге, а вот я нет. Мне тут только визита Инквизиции не хватало для полного счастья.
Шер определенно заинтересовалась. Лечить - это ясно... Но воскрешать...
- Неужели - воскрешать? Даже если предположить, что - не совсем воскрешать - сельские жители любят преукрасить иногда, и что на лужайке этого Ома-Ома потоптался кто-то одаренный... Это... Очень тяжело, - убирая сумки в шкаф, покачала головой Шер.
- Это не просто тяжело, это почти невозможно, - безопасник достал упаковку с постельным бельем, быстро перестелил кровать. - И практически всегда приводит на Темную Сторону.
- Как странно... - Шер замерла, вытащив из сумки две пластиковые фигурки, которые хотела поставить на столик рядом. - Казалось бы - это доброе дело? Врачи часто вытаскивают с того света... Но разве это как-то влияет на них?
- На врачей? Нет, - отозвался Дженаро. - Но если ты больше, чем врач, и не хочешь отпустить того, чье время пришло... Тогда ты в великой опасности. Можно вырвать у смерти то, что ей принадлежит. Но этим ты пойдешь против Силы. Надо объяснять, чем кончается противостояние ее воле?
Шер покачала головой, опустив глаза.
- Нет... Но кто бы не захотел вырвать у смерти своего близкого и любимого? - она осторожно поставила дракончика и птичку на гладкую поверхность. - Покажете мне, где у вас камбуз? - сменила она с улыбкой тему на более приятную.
- Есть автоповар, он в кабинете, - безопасник смотрел на фигурки. - У меня обычно нет времени готовить... Его работа?
- Да... Еще на Нар-Шаддаа... - тихо ответила она, чуть подвинув фигурки, чтобы лишний раз дотронувшись до них, опять почувствовать прикосновение Ника.
- Есть что-то глубоко несправедливое в том, что художнику приходится заниматься совсем не своим делом... - обронил Дженаро, выкладывая полотенце на застеленную кровать. - Халаты тут только мои, к сожалению. Ты в них утонешь. Но пока сойдет. Я буду в кабинете.
- Но он еще и гениальный пилот... - с затаенной нежностью отозвалась Шер. Кажется, даже простое упоминание в разговоре Ника как-то приближало его к ней, сокращая мрак и холод парсеков. - Не может не летать...
Она тут же спохватилась - задерживать Дженаро разговорами, когда у него столько дел...
- Я сейчас! - она схватила халат и полотенце, убегая, и послала безопаснику благодарный взгляд. Надо же - халат... Она не помнит, когда она последний раз чувствовала это - непривычное ощущение домашней расслабленности, которое давала эта одежда. На корабле - самая неподходящая. "Случай" не круизная яхта, а в госпиталях халаты только медицинские...
Сейчас - не сейчас, но минут через десять по общегалу она тихонько постучала в его кабинет. В халате, который был великоват и немного длинен, и с заплетенной косой, она казалось совсем свойской.
Дверь скользнула в сторону, впуская ее. Дженаро уже сидел за терминалом, быстро просматривая присланные ему отчеты.
- Не очень помешаю? Я только каф вам сварю... если нет ничего, что не подождет до завтра, - внимательно посмотрела она на безопасника.
Расслабленность - конечно, приятное ощущение, но... но пока лучше не расслабляться. Ей только предстоят все разговоры... А ей бы на работу... А там она постарается себя загрузить.
Безопасник качнул головой.
- Ты мне помешать не можешь, - он не оторвался от монитора, но улыбку Шер ощутила. - Даже если очень захочешь.
- Хорошо, - кивнула Шер, отойдя к автоповару, и оттуда улыбаясь ему. - А вот отвлечь - могу...
С этим бы Дженаро не поспорил - у нее чем дальше, тем больше к нему вопросов. Так многое хочется услышать. О Серенити. Обо всем...
Каф варить она принесла свой. Только по-хейпански пока не хотелось. Вот когда они опять встретятся с Ником, опала с Хейпса будет снята...
- Я вам сварю, как у нас на "Случае" любят - крепкий, горячий и очень черный.
Пока озадаченный Шер автоповар выполнял программу, она осторожно подошла к розам, которые у Дженаро стояли и в кабинете. Тонкий аромат не перебивал даже запаха кафа... "Только память и цветы..." Но ведь самое ценное в жизни - всегда самое непрочное - ощущение тепла, радости, любви? Пока она здесь, она постарается, чтобы этих ощущений у него было много.
Автоповар блямкнул негромко, но отчетливо, и Шер поставила перед своим родственником каф в чашке, размер которой во всех кафе и ресторанах именуют как "мега", потом немного плеснула себе и прислонилась к стене.
- Спасибо, Шер, - на этот раз ей все же достался взгляд. Дженаро чуть заметно качнул головой, к девушке подъехало свободное кресло. - Зачем стоять, словно бедному родственнику? Присаживайся.
- Это привычка, - объявила Шер шутливо. - Вот так, большей частью, перед Риком стояла. Ага, и с чашкой кафа... - но на кресло она села. - А если серьезно... Знаю, что вы заняты, поэтому не собиралась задерживаться. Но мне очень хотелось посидеть с вами. Можно - просто молча...
- Я бы этого тоже очень хотел, - улыбнулся безопасник. - И мне неловко сходу показывать себя таким занятым... Но кто ж знал, что в мое отсутствие тут все перевернут вверх дном... Я могу одновременно читать и слушать. Не стесняйся, ты мне не помешаешь.
- Может быть, я тогда совсем не вовремя? - ее почему-то очень обеспокоила его фраза про то, что все перевернули вверх дном. Мало того, что она вызвала его на Альдераан, так еще и Хейпс... А ему теперь утрясать столько... Да и у нее самой чувство странное какое-то. Может быть, потому, что ночь. Может, потому, что ученица Дженаро вела себя странно... Может, оттого, что снабженец очень любознательный... Может... - Не в смысле - в кабинет... На планету. Меньше всего я бы хотела навлечь на вас какие-то неприятности.
- Я с этим разберусь, - отмел ее опасения Дженаро. - Не переживай. Лучше расскажи... о себе.
Шер слегка улыбнулась.
- Просто сняли с языка. Я тоже хотела просить вас рассказать вашу историю, правда не сейчас. Мне давно хотелось знать о вас как можно больше. Еще после того, как мы встретились год назад. И еще почему-то хотелось, чтобы вы были на моей свадьбе... Но вот перед тем, как стать для всех неузнаваемой, я все-таки решилась вас вызвать... Попрощаться с вами и примириться с тем, что я исчезну для всех, кто меня знал. Хотя, на самом деле, я знала, что это была наша цель и лучший выход для всех троих еще на Нар-Шаддаа... Да, я там жила и работала. Два года... - сказала она, словно удивляясь самой себе. - Меня звали Эни...
Шер все говорила и смотрела перед собой. Там перед ней была только недопитая чашка кафа в ее руках.
- Эни Ведж, - тихо откликнулся Дженаро.
- Откуда вы знаете? - удивилась Шер
…Ее звали Эни Ведж, как ту молодую беженку - женщину, которая умерла на ее руках от эпидемии. Высоколетальной эпидемии, охватившую планету, где лейтенант имперской медслужбы, бывшая на хорошем счету у руководства, полевой хирург не робкого десятка, совершила побег из СИЗО Имперской СБ…
- Я знаю, - безопасник смотрел на монитор, но Шер чувствовала его взгляд. Спокойный и печальный. - Это очень трудно, когда у тебя умирают на руках... А ты ничего не можешь сделать. Ничего... Только прожить еще одну жизнь - и за этого человека тоже.
- Да, - очень тихо отозвалась она. - Медикаменты, прихваченные из больницы СИЗО, быстро ушли на то, чтобы хоть-как-то снять симптомы. Но не вылечить... Я даже не знала, кто она была и откуда... Но я старалась, чтобы Эни Ведж стала неплохим врачом на Нар-Шаддаа... Все, что я могла для нее и для себя сделать.
Она покрутила чашку в руках.
- Мне казалось, что ничего больше не будет - только жить на Луне Контрабандистов, потому что даже для родителей ты изгой и предавшая Империю, работать, чтобы не оставалось сил на воспоминания, не видеть солнца и свежего воздуха... и когда-нибудь погибнуть от руки своего же пациента, - не слишком весело усмехнулась Шер. - Но тут случилось то, ради чего стоило гнить в СИЗО, выдерживать допросы, бежать, прятаться... Я нашла себе пациента прямо на улице. Это был Ник... - ее лицо будто высветили изнутри лучи невидимого солнца. - Пилот-одаренный, который почти до конца истощил свою Силу... Но это я поняла потом. И хорошо, что - потом. У меня было сложное отношение к одаренным, - взгляд брошенный на Дженаро был немного виноватым, немного смущенным. - Именно из-за побега такого одаренного, пленного повстанца, которого я лечила, я и попала в жернова СИБа... Но я почти не жалею об этом. Ник предложил мне стать врачом на корабле. И наш странный экипаж спешно стартовал с Нар-Шаддаа, чтобы с приключениями добраться до Бакраны. Ну, а остальное вы знаете... - улыбнулась она.
- Остальное - знаю, - задумчиво отозвался Дженаро. - Шер, есть в этом остальном что-то, что можно истолковать как угрозу безопасности Империи? Помощь военным преступникам, Альянсу, терроризм - что угодно, что можно предъявить в качестве серьезного обвинения? Практика Силы сюда тоже входит, кстати.
- Не думаю... - Шер сосредоточенно перебирала в памяти события недавнего прошлого. - Вы же знаете, что хоть Империя и считает нас с Ником виновными, но связей с Альянсом, с военными преступниками - нет, нет, и еще раз нет... Такого даже не могло быть. Это Империя нас отвергла, а не мы ее. Что касается практик Силы... Меня будут спрашивать, почему я стала одаренной? - забеспокоилась она.
- Будут, - серьезно ответил безопасник. - Потому что принято считать, что так не бывает. Либо кто-то позаботился подменить результаты анализов, либо произошло нечто, изменившее твою природу. И второй вариант вызовет вполне закономерное стремление узнать, как это получилось. Я не спрашивал до сих пор ни о чем. Но теперь мне нужно знать, чтобы понять, как тебя защитить.
- Моя правда больше похожа на выдумку, поэтому я не знаю, найдете ли вы что-нибудь полезное... - расстроенно ответила Шер. Кажется, она ему очень осложнит жизнь, вместо того, чтобы принести в нее тепло и радость...
- На что похожа правда о моей жизни? - отозвался Дженаро.
- Наверное - тоже... На легенду, - признала Шер. Две тысячи лет служения Ордену... Не верится. Ордену, который превратился в какой-то коммерческий проект для туристов. Выродился. И он остался один, за две тысячи лет потеряв тех, кто его понимал и разделял его идеалы, заповеди и устав Ордена... Похоронив близких... Один.
- Прости, ты прав, я попробую рассказать... У Ника бы получилось лучше, - в ее голосе только угадывался вздох. Кажется, он становился у нее неотделим от имени мужа. - Ты что-нибудь слышал о Раф-4?
- Система Раф? - уточнил Дженаро. - Ну как же... Там целый флот висит на орбите, но ниже не суется. Сморщенные Шару, старые с младенчества и бестолковые, внезапно дали нам такого пинка...
- Ну, так вот... - начала Шер, тщательно подбирая слова. Она помнила, что они дали слово Залу не делиться тем, что произошло с ними, и даже на Дженаро этот запрет распространялся тоже. Хотя это означало бы затруднить ему ее же собственную защиту и подставить самого. Но храм в карстовой пещере, Золотые врата и мостик над золотой водой - который каждый раз вспоминается содроганием и болью, и рвущие душу улыбки на мертвых стотысячелетних лицах Народа - это останется тайной. Для всех.
- Я бы очень хотела рассказать обо всем, но я дала слово... - подняла Шер глаза на безопасника. - Понимаете, мы были в экспедиции на одной из планет с погибшей от какого-то катаклизма древней цивилизацией. Похожей на Шару, или действительно Шару... Обследовали там руины их городов, пытались ходить по их постройкам. В итоге мы возвратились оттуда с неразрешимыми загадками и сюрпризами - немного артефактов, много волнений. И мидихлорианов в кровь - мне...
- Они и такое могут? - удивлен Дженаро не был, скорее принял к сведению. - Ну, учитывая, что с ними даже Император ничего сделать не может - вряд ли это можно поставить тебе в вину... Теперь о том, что предстоит сделать. Я подам запрос на подъем из архивов дела Полы Каррады. Как только оно прибудет, я приглашу дознавателей. Тебя допросят под сывороткой правды. Я буду присутствовать и не допущу, чтобы тебе был причинен вред, или затронули те темы, которые лучше не поднимать. Это страшно, трудно, но... Это единственный способ доказать твою невиновность. Справишься?
Дознаватели... Шер внутренне сжалась от одного этого слова. Три года прошло. Три года... А эти холодные глаза и слова, которые он цедил, почти не раскрывая рта, с убийственным презрением - будто вчера... Но ни его презрение, ни грязная ругань, ни пыточный дроид, ни даже письмо, показанное им, где родители высказались довольно прямо, что предательница им - не дочь, не сломало ее тогда. Но теперь... Ей есть, что скрывать...
- Справлюсь, не волнуйтесь, - храбро отмела она все свои сомнения. Нужно справиться. Другого выхода нет. И с ней Дженаро. ..
- Хорошо, - безопасник взял ее за руку и слегка сжал пальцы. - Все будет в порядке.
И в голосе, и в Силе звучала уверенность.
- И еще одно... В случае необходимости - будь готова попросить меня об обучении. Мои ученики под защитой Императора. Но это крайний случай.
Ну конечно... "Вы одаренная и еще не служите Императору? Тогда мы идем к вам..." Или точнее - за вами...
Она просит Дженаро стать ее учителем... И этим оставляет кого-то на сухпайке. А у нее еще и уровень даже выше, чем у Ника... И можно представить, какие чувства этот кто-то затаит на Дженаро. Или даже не затаит...
- А как это должно происходить, если придет крайний случай? Публично? - Шер поставила чашку на стол и отодвинула подальше, чтобы не крутить ее в руках. Да, она приняла к сведению и уточнила, но вряд ли она станет спасать свою шкуру, подставляя Дженаро...
- Не имеет значения, но возможно, что придется при свидетелях, - безопасник поднялся из-за терминала, шевельнул плечами, разминая мышцы, отошел на середину кабинета.
- В моем Ордене была своя формула принятия послушника. Тот, кто искал наставника, подходил к будущему учителю, опускался на колени, - Дженаро медленно и мягко опустился на пол, поднимая руки ладонями вверх над склоненной головой, - и произносил следующие слова: "Я ищу пристанища". Ответом были слова: "Войди в приют чистоты".
Шер, следившая за движениями Дженаро своими беспокойными, как растревоженные птицы, глазами, тихо отозвалась:
- Красиво... Но, как я понимаю, такой обряд не бывает всуе... И я действительно тогда стану вашей ученицей.
- Да, - безопасник поднял голову, снизу вверх глядя ей в глаза. - Именно поэтому - крайний случай. Вряд ли твой муж обрадуется, если я сделаю его жену монахиней.
Монахиней...
Шер молчала и не отводила взгляда от синих глаз безопасника. Монахиня - она?! Но... Это была бы ложь... И Зал им обещал, что они с Ником останутся вместе... И все это отмывание ее биографии и имени было только ради их детей, которые у них когда-нибудь будут...
- И... это нельзя будет изменить... - договорила она за него. - Ведь так?
Дженаро кивнул, поднимаясь на ноги.
- Так. Я сделаю все, чтобы этого избежать. Но лучше, если ты будешь знать и о возможности, и о последствиях.
- Спасибо... - теперь она смотрела на него вверх. - Мне обещали, что мы с Ником нигде не разлучимся. Поэтому... - она улыбнулась. - Все будет хорошо... А Флай, ваша ученица... И она - тоже монахиня?
Совсем юная, такая яркая, как ее Радужка, такая... Огонь... И - монахиня?!
- Еще нет, - отозвался безопасник. - И скорее всего не станет ею. Формулу она не произносила, и если даже произнесет - я ее не приму, пока не буду уверен, что она не делает самую большую ошибку в своей жизни. Она числится ученицей и обучается... но это не тот случай. У нее нет за спиной ничего серьезнее карманной кражи.
Звезды... Она даже не представляла себе, какой подарочек получила на Арке. Когда в пещере на Ботавуи она жалела, что она не такая, как Ник, потому что ей хотелось лучше понимать его - могла ли она предположить, что из-за этой одаренности она теперь может потерять это свое трепетное ощущение покачнувшегося мира - "мы"...
- Одаренная карманница... - слабая улыбка удивления затеплилась на губах Шер.
Интересно, они с Дженаро дружно убеждают друг друга, что все будет хорошо... Или себя?
- Я ужасно отвлекла тебя, и ты до утра не успеешь разобраться, наверное... Придется мне лишить себя твоего общества и попробовать уснуть, - снова улыбнулась она безопаснику. - Если даст выпитый каф.
Если бы дело было в кафе...
- Доброй ночи, Дженаро, - скользнула она с кресла и отправила его движением руки на то же место, откуда его прикатил ее родственник.
- Доброй ночи, Пола, - пожелал ей безопасник. - И добрых снов.
Шер запнулась в движении - было странно услышать, как к тебе обращаются именем из другой жизни... Тоже, кажется, счастливой, по крайней мере в детстве, полной приключений, труда, но в которой не было самого главного. Её Ника
- Успеха, - она дотронулась до его ладони и быстро вышла. Дверь, отъехавшая в сторону, встала на свое место.


--------------------
Моя точка зрения - прицел.
Просто язва. Ничего личного.

Мы еще повоюем. 181 Inc

Есть три вещи, которые многие люди не умеют делать с достоинством - проигрывать, стареть и умирать. (с)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Альда Карст
сообщение 5 Апрель 2017, 23:24
Сообщение #66



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 172
Регистрация: 29 Январь 2012
Пользователь №: 9038



Вышенки.
Флай. Ильдико.


...Проснулась она слишком поздно для медитации на берегу речки. И даже для того, чтобы скакать на Огоньке по холмам, с которых только-только сползает утренний туман. Солнце уже светило вовсю, и в теплице начиналась хаттская смесь татуинской жары с влажностью Дронгара. Значит, прополку и подвязку тоже придется отложить на вечер...
Еще десять минут она лежала, пробуя вытащить себя под холодный душ. Хатт! Она имеет право и на это лежание, и на ничегонеделание...
Наконец, с трудом, почти в полном смысле слова, она схватила саму себя за шкирку и бросила под воду. Иначе бы она могла пролежать так целый день.
Вниз Флай спускалась в своем обычном виде - штаны, майка и неизменная бандана - от прически она старательно не оставила и следа. И лишь сердце болталось в груди над какой-то пустотой - вздохнешь неудачно - и оно сорвется в нее...
Завтракать она не стала, только заглянула к Ильдико, чтобы поздороваться. Бабушка так старалась для нее... Да и никто не виноват в ее заблуждениях...
- Ты сегодня наконец отдохнула? - с улыбкой встретила ее экономка. - Не убегай, я тебя и так сутки не видела.
Флай смущенно клюнула Ильдико в щеку. После таких слов она никак не могла не остаться...
- Наверное... - не очень уверенно ответила рыжая. - Во всяком случае, я проспала все, что могла...
"Но легче от этого только чуть-чуть "...
- Ничего ты не проспала, - Ильдико поманила ее за собой в гостиную. - Садись-ка и рассказывай, а то из этих мужчин каждое слово приходится клещами тянуть.
- Каких мужчин ? - вздрогнула Флай.- Здесь кто-то был?!
Твою гунганскую мать! Дженаро был, а она тут валялась в кровати?! А может, оно так и лучше...Как на него теперь смотреть и разговаривать... Ах, босс, босс...
- Босс? - рыжая плюхнулась на диван, стараясь казаться обычной. Как всегда - независимой. Может быть - даже слишком независимой.
- Он вчера прилетел, я его видела. - сообщила она бабушке.- Сказал - сегодня заедет.
- Едет, - подтвердила Ильдико. - Но я про другое. Тут твой сопровождающий, этот мальчик с верфей. Сказал, у него к тебе дела, и остался ночевать. Я его накормила, конечно, хоть он и отказывался. Про прием сказал только, что накладка вышла, и ты сама все расскажешь. Рассказывай, - пока она говорила, на стол водружались чашки, чайник, нарезанный кусками пирог...
"Мальчик с верфей"... Знала бы она,что это за мальчик..." - машинально, протягивая руку к кусочку пирога, усмехнулась про себя рыжая. И тут же почти подпрыгнула на месте.
- Что?! Он ночевал здесь?! В поместье? Зачем? - пирог был забыт. Флай округлившимися, как у фелинкса глазами смотрела на Ильдико.
- Почему нет? - в свою очередь удивилась экономка. - Время позднее, лететь далеко... Сейчас вместе с Кармо на выпасах. Напросился посмотреть, как мы тут работаем. Пусть смотрит, что нам прятать?
Да, хатт, что это она тут разошлась.. Поместье не ее, а Ильдико имеет полное право пустить к себе ночевать хоть весь 501 Легион, а не то что "мальчика с верфей"... И не сказать ей об этом.
- Но... Я бы хоть пораньше встала, раз у него ко мне дело. - попробовала как-то вывернуться она. Но не удержалась, - Что-то он мне ничего не сказал, что собирается остаться... - нахмуриласьФлай, наконец, доставая кусочек пирога себе на тарелку. Ее застали врасплох... А если бы ночью она потащилась на реку медитировать? И купаться...
- А прием...Ну, я там была первой красавицей, королевой приема... Все хотели танцевать только со мной...- прожевав, стала расписывать она, - И все танцевали только со мной. Потому, что больше не было ни одной женщины. Ни одной фермерши, и ни одной фермерской дочки. Вот так, - ухмыльнулась рыжая запивая пирог чаем. - Да мелочи. - заключила она с улыбкой.
" Не то что в ресторане.. "
- Нехорошо получилось, - Ильдико покачала головой, подливая себе чаю. - Зато поговорили хорошо. Внимательный и сообразительный, не откажешь...
- Кто? - опять удивилась Флай. - Кто поговорил хорошо? - поправилась она. Потому, что кто - внимательный и сообразительный - сомневаться не приходилось. Еще бы...
- Так Бруно же, - ответила женщина. - Он у меня спросил, чем должны заниматься управляющие в поместье.
"Уже Бруно"... - машинально отметила про себя рыжая. - "Силен... Но это- то еще что... Он же на месяц на работу нанимается!."
- А Кел... его видел? - поинтересовалась она осторожно, утыкаясь в чашку чая. - И он знает, что босс прилетел и сегодня выдаст нам по первое число?
Наверное, Келу сегодня так же не очень, как и ей... Только у них разные " потому что"...
- Видел, конечно, вы же на крыльце все трое столкнулись. Ты не помнишь разве? - теперь экономка была слегка обеспокоена. - Правда, он сразу спать ушел. Про Дженаро я ему еще не говорила, да и не вижу смысла суетиться. Ему по большому счету не так уж важно, встретит ли его Кел при полном параде или с ромашками в волосах. Так вот о разговоре... Девочка моя, как долго ты собираешься загонять себя до изнеможения?
- До чего? - не поняла Флай.- Какой-то странный сегодня день... Вот что значит поздно проснуться... Без меня столько всего произошло неожиданного... И непонятного , - добавила она, глядя на экономку.
- Где я себя загоняю ?
- Везде, - Ильдико развела руками. - Очень правильный вопрос этот мальчик задал: что управляющий должен делать? Управлять, милая. А ты пытаешься в одни руки везде поспеть... Не руководят так хозяйством. Я молчала, думала - тебе нужно время, чтобы привести себя в порядок, отдышаться... Некоторым это легче сделать, когда они заняты по горло. Но не постоянно же так... Управляющий не ковыряется в грядках с утра до ночи, если только сам того не хочет время от времени. Я не запрещаю тебе работать на земле, если тебе это по душе, девочка моя. Но ты все же не работник на ферме... Давай-ка подумаем, что нам с этим делать.
- Уж не мистер ли Рейбан навел вас на эту мысль ? - сразу вспылила Флай. - Так он, бабушка, не знает ни хатта, что из меня управляющий, как из шаака - бегунец! Как можно управлять, не покопавшись в земле, не узнав, сколько навозу приходится вывозить за день и от какой травки молоко вкуснее? Особенно, если мне это в радость? И вы же знаете, что настоящий управляющий-то у нас - Кармо, а я пока учусь у него.- это уже было сказано намного спокойнее и мягче, и рыжая дотронулась до руки Ильдико, чтобы загладить свою вспышку. Но хатт! Она не могла сдержаться! Как ее разозлил Рейбан, который лезет в ее жизнь и дела! Знала бы Ильдико...
Флай замолчала, но сидела с самым упрямым видом.
Ничуть не обиженная Ильдико улыбнулась.
- Все когда-то учились, что же так кипятиться? - спросила она. - Но ты ведь так свалишься, девочка моя... Бруно сказал, ты упоминала, что тебе приходится очень много работать. Он даже не догадывается, насколько много. Но я-то вижу...Своими руками все проверить - да, это важно и нужно. Но знаешь, в чем состоит главное умение управляющего?
Флай еще раз помянула хатта, услышав про Рейбана - сдал с потрохами... Получается, что она нажаловалась ему, будто ее тут совсем загоняли, как того прилла на бегах.. Рыжая покраснела, что на ее тонкой коже выглядело, как пунцовый румянец во все лицо.
- Вы же знаете, что мне нужно совсем немного отдыха, - расстроенно стала оправдываться она. - И ему я сказала, что устала, потому, что у меня было плохое настроение.... Мне не хотелось разговаривать... А про умение управляющего - примерно представляю, - пожала она плечами. - Рексу мы должны были отстегивать... Он говорил - за то, что он правильно расставлял всех на места и ставил задачи - где, что и когда лучше... Красть.
- Что-то вроде этого, да, - удивленной экономка не выглядела и не была. - А еще управляющий должен уметь смотреть вперед. Ты столько всего распланировала, и это хорошие планы. А теперь подумай: хватит ли твоих сил, если ты и дальше будешь стараться вытянуть все одна? И стадо, и молочную линию, и ресторан?
-Почему - одна? - подняла на Ильдико она недоуменные зеленые глаза. - А Кармо?!
- Кармо ведь не мальчик, милая, - тихо сказала экономка. - Он не может, как ты, обходиться несколькими часами сна в сутки. Его дело - научить тебя, помочь, а не тянуть груз, неподъемный для старика.
Флай, примерно, уже представляла, что услышит сейчас. Интрига была только в одном.
- Договаривайте, бабушка... - попросила она, внимательно глядя на Ильдико.- Кармо - не мальчик, да. А кто - "мальчик"?
- А мальчиков придется нанять, - спокойно ответила женщина. - Чтобы Кармо мог научить тебя и тому, как с ними управляться.
- Ну... раз нужно...- не сразу решилась ответить она, - Хорошо... - только это "хорошо" прозвучало у нее с какой-то тоскливой обреченностью. - Кстати вот.... Мистер Рейбан к нам нанимается на отпуск. Недели через две... - она схватила свою чашку, и перед тем, как унести ее на кухню, поцеловала Ильдико в душистую мягкую щеку. - Спасибо. Как всегда - безумно вкусно...
- Он сказал, - кивнула экономка, погладив девушку по рыжим прядям. - Утверждает, что хочет отдохнуть от космоса. Думаю, лукавит. Не убегай далеко, Дженаро скоро будет.
" Лукавит....- согласилась про себя Флай, - Самое подходящее для него слово. И часто...."
- Я в саду буду. Там, кажется, надо круги приствольные пролить... - кивнула она, пряча глаза. И заторопилась скрыться за дверью. К встрече с боссом надо было еще запастись... хотя бы спокойствием...

Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Альда Карст
сообщение 12 Апрель 2017, 20:00
Сообщение #67



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 172
Регистрация: 29 Январь 2012
Пользователь №: 9038



Вышенки.

Флай, Дженаро.

Спрятаться ото всех Флай могла бы и в теплице - кто пойдет ее искать в такую парилку? Только сегодня ей невыносимо и без этого.На выгоне - Рейбан. На будущей сыроварне - Кел с компанией... Так что правильно она бабушке сказала - в саду она будет...
Думать о предстоящем разговоре она избегала, как избегают задевать свежую царапину - любое прикосновение к ней горячего ли, холодного, грубого или мягкого - все одно - боль... Она подвела под каждое дерево оросительную систему, настроила подачу и улеглась в траву, натянув на глаза бандану. До нее долетала водяная пыль, и трава от этого остро пахла хмельным медом.
О том, что она не одна, Флай узнала, когда рядом с ней негромко заговорил знакомый голос:
- Мне не хватало этого неба...
Неба ему не хватало. Только неба... Как она ни старалась, а вот все равно расплескалось в душе что-то страшно горькое...
Флай повернула голову на голос и нехотя стянула бандану с глаз.
- Привет... Хатт,с вами не соскучишься, босс... - замолкнув на пару секунд, заметила рыжая с иронией. Босс, оказывается, тоже... лежал в траве. Встрепанная, но с независимым видом, Флай напоминала рыжего фелинксенка, которой топорщит хвост и выгибает спину на огромного пса-ворнскра, который может прихлопнуть его одним левым когтем своей лапы.
- Благодарю, - сдержанно ответил ей безопасник. - Да и без меня, я смотрю, тут вполне весело?
- Это вам - весело...- огрызнулась она, полоснув зеленым взглядом по лицу безопасника. - Вы только и появляетесь, чтобы разнос устроить... Это чтобы увидеть вас, мне нужно набедокурить, да?
- В таком случае, набедокурили вы примерно на месяц моего безотлучного пребывания на ферме, - вздохнул Дженаро. - Что это за новости с набуанским культом?
Он не пробиваем... Ледяной Дракон, как есть.
Флай вздохнула.
- Ну, первое, что пришло на ум... А как-то надо было выкручиваться... Ну, вот - гунганский божок всего живого - Ома-Ома... Я там, на бегах поставила на ноги загнанного бегунца, - добавила она, как бы между прочим. Но не без скрытой гордости... Словно ждала,что Дженаро ее оценит и похвалит...
- А потом издыхающую самку на ферме, - еще один вздох. - Прогресс в тренировках великолепный. Во всем остальном...
Одним стремительным движением безопасник сел, на Флай уставились беспощадные синие глаза.
- Ты что творишь, девочка? - голос у него стал тихим и страшным. - На Темную Сторону захотела?
- Я?! На Темную? - ее обиде и возмущению не было границ. - Да вы что, босс, такое говорите?!
"На Темную Сторону, на Темную сторону"... На Темную сторону ведет разочарование! Вот как у нее сейчас... А не то, когда помогаешь жизни, приллам и их хозяевам.
Она думала, что он-то ее поймет! И этими своими делами. в отличие от того, что делала раньше - она могла гордиться... А босс не оставил ни хатта от ее достоинств. И смотрит на нее... Как...Как раньше никогда не смотрел !
Она тоже села вслед за ним, остро ощущая свою одинокость.
- Я говорю, что ты идешь против воли Силы, - все так же тихо отозвался Дженаро. - Я говорю, что ты падаешь... Хатт с ними, с гунганами - примем мы их священника, раз настаивают. Но с тобой что делать? Стоило мне на неделю отлучиться - и ты уже одной ногой за гранью.
- Да почему?! Что я сделала плохого?!
Да, без него она много чего понаделала - в этом она бы согласилась с ним, но спасти бедных животных... Что в этом Темного?!
Дженаро молча смотрел на нее, ледяная ярость в глазах медленно гасла.
- Кто самый большой враг человека? - спросил он наконец.
- Он сам... - хмуро взглянула она на него, и теплый ветерок заставил ее поёжиться, будто он подул с Хота. Гунгана мать... Когда она тиснула его банковский чип, он смотрел на нее совсем по-другому...
- А почему? - снова спросил безопасник.
Флай мрачно усмехнулась. Он не только мозги прочищает ей, но и экзамен устраивает заодно...
- Ну, потакает желаниям своим, а они - не торт. - скривила она губы.
...Его не было целую неделю, а при встрече только предупредил про родственницу... А сейчас - вообще одним взглядом заморозил..
- Сам себе отравляет радость жизни, - Дженаро говорил все так же тихо, только теперь в его голосе звучала печаль. Он поднялся, стряхнул с брюк приставшую травинку. - Если бы вдруг ты нашла отца и смогла с ним найти общий язык - знаешь, я был бы самым счастливым человеком в этом мире. Просто потому, что у тебя стало на одну причину для радости больше. Потому что тебя любит кто-то еще. Потому что...
Он замолчал. Потом обронил уже совсем другим тоном:
- Пойду поищу Кела.
И зашагал к дому.
Флай молча смотрела, как он уходит. Такой, вроде бы, обыкновенный с виду человек, а ей все время кажется - следом полощется на ветру мантия... "Был бы самым счастливым"... И она, Флай, может сделать его счастливым ?
- Подождите! - вскочила она на ноги и бросилась догонять. - Подождите, босс!
Он остановился, обернулся, вопросительно глядя на нее.
- Я не могу вам не сказать... Я не могу этого говорить никому. Это очень опасно...- перебивая саму себя, заговорила она, - Но... Это "вдруг" - произошло, - выдохнула она, глядя на безопасника своими глазами, впитавшими в себя всю зелень листвы старого сада. - Но это не значит, что вы... ушли на второе место!
Она замолчала на секунду, хотела что-то еще прибавить, но махнула рукой и побежала в дальний угол сада, где паслись Огонек и Снежинка...
- Стой.
Одно короткое слово. Не окрик, не приказ. Но сказано оно было так, что не подчиниться, казалось, было невозможно.
Рыжая остановилась, как Огонек, которому натянули узду, постояла так секунду, потом обернулась, взглянув на безопасника и вернулась к нему.
- Ты сказала, это опасно, - Дженаро пристально смотрел на нее. - Почему?
- Потому, что об этом не должен знать никто больше, даже Зима... Даже подушка. Пожалуйста, не спрашивайте меня подробнее.
Она и это - то ему сказала, потому что, не могла умолчать - ведь это босс...
- Тссс... - он приложил палец к ее губам. - Больше ни слова. Но можешь кивнуть. Или покачать головой... Он знает?
Рыжая опустила свои ресницы и кивнула. " Да ".
- И ты на него больше так не сердишься?
Флай помотала головой и улыбнулась. Нет, ни так, ни как... Она не сердится.
Свинцово-снежное безмолвие прорезал яркий солнечный свет. Там, наверху, в горах, Флай видела подобную игру солнца на мириадах ледяных граней - снег рассыпал ослепительные искры, разлетаясь из-под лопат... Теперь она знала, как улыбается монах, когда он счастлив.
- Так почему ты думаешь, что ты стала значить меньше?
Палец еще несколько секунд касался ее губ. Потом Дженаро убрал руку.
За все время она даже не предполагала, что он может улыбаться... так. Хатт... Да она готова хоть каждый день мириться с отцом, чтобы снова увидеть такое... Рыжая смотрела на босса зачарованно, когда его слова выдернули из этого состояния и заставили снова принять стойку взъерошившегося фелинкса...
- Кто это вам такое сказал? - из под банданы на него вызывающе глянули зеленые глаза. - Ничего я не думаю! С какой стати? - дернула она плечом. - Мне делать, что ли, нечего, чтобы... дурью маяться!
Она отступила на шаг и повернувшись, стремительно зашагала прочь.
- Пожалуйста, не увольняйте Кела... - остановившись на мгновение, оглянулась она на него. - Это я во всем виновата...
И пошла еще быстрее.
На этот раз Дженаро не стал ее останавливать.



Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Альда Карст
сообщение 17 Апрель 2017, 17:38
Сообщение #68



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 172
Регистрация: 29 Январь 2012
Пользователь №: 9038



Контора СБ - станция" Голан" - Контора СБ
Дженаро, Рейбан, Маарек Штель.
Расспрашивать ученицу о том, почему опасно знать ее отца, Дженаро не стал. Хватило того, что ощутил в Силе - она была убеждена в крайней опасности этой информации. Но оставаться в неведении он не собирался.
На этой планете было не так уж много людей, которые могли представлять серьезную угрозу, и всех их Дженаро знал. Или полагал, что знал. Но ни один из них не годился в отцы Флай... А встретиться с ним девушка могла только в эту неделю, пока наставника не было на планете.
Безопасник сделал первый запрос. Самым значимым событием оказался вчерашний прием на верфях. И вчера Дженаро застал ее в компании одного из ведущих снабженцев...
Второй запрос. На все перемещения Бруно Рейбана по планете и между поверхностью и верфями. Получив результат обработки данных, монах Бенду тихо присвистнул и сделал третий запрос - своему контакту на верфях. Вскоре у него на руках был полный список контактов Флай на приеме...
Весь офицерский молодняк, увивавшийся за единственной девушкой на станции, Дженаро отмел - ни возрастом, ни положением они не подходили. В итоге остались двое - и это не сделало задачу проще. Один - командир станции. Второй - ас, с личной благодарностью Императора. Оба вмешались после непосредственной просьбы вездесущего снабженца. Оба не давали оснований думать, что могут представлять угрозу для кого-то помимо повстанцев и пиратов. Внебрачная дочь офицера? И что тут такого страшного? Карьеру командира этот факт не разрушит - он уже стар. Карьеру пилота тем более - и так в сарлачьей заднице служит... Но Флай не сомневалась - опасность.
Значит, кто-то из них не тот, кем является...
Дженаро сделал четвертый запрос - на личные дела и послужные списки.
Послужные списки и личные дела, тоже не принесли ничего нового. Разве что у пилота, тогда еще курсанта, упоминалось участие в каком то инциденте с транспортом, шедшим на Набу.
Озадаченный Дженаро разглядывал голо из личного дела. Ну да, красавец. Опасный красавец, женщины от таких без ума. Но его место службы - оттуда только в могилу ссылать, о какой опасности твердила Флай?
Пока он думал, объект его внимания получил входящее сообщение. Рейбан извещал его, что подготовка к мероприятию идет полным ходом, договоренности с местными службами достигнуты, те прониклись моментом и даже запрашивают личные дела тех, кто примет непосредственное участие в празднике.
Майор, который только что вылез из сферы тренажера, где с новоиспеченным "ведомым" до посинения гонял и курсантов, отобранных на форпост, и собственно "ведомого", был не совсем в духе. Тренировки шли ранкор пойми как. Будущие асы, вместо ровных линеек идущих в тесном строю истребителей, после первого залпа, превращали линейку в какое то лекало, разваливали строй, в результате чего шестерке истребителей не удавалось сдержать ни одной повстанческой "вилки", которые неизменно прорывались к защищаемой цели.
- Раздай записи полетов всему выводку. Пусть анализируют. Продолжим завтра, - устало сказал майор "ведомому" и попрощался. - Чистого неба!
Именно в этот момент, на деку к нему пришло послание от Рейбана, извещавшего о подготовке к мероприятию и...
Неизвестно, какое высказывание пронеслось в голове всегда холодновато-отстраненного офицера, но он отстучал в ответ "Иду", и действительно направился на встречу с Рейбаном, даже не сняв полетный комбинезон.
"Вылетаю", - пришло в ответ.
Ну что же. Было время подготовиться. Поэтому в кабинет, он вошел за пару минут до вездесущего снабженца, зато подтянутый и посвежевший после принятого душа.
Рейбан вошел с вежливым стуком. Сначала Рейбан, потом стук. Выражение "ни дня без разноса" снабженец снял с лица, только когда дверь за ним закрылась.
- Прибыл в ваше распоряжение, - выдал он на всякий случай. Вдруг у дверей уши отросли, пока его тут не было?
- Это хорошо, - отозвался майор, который с отсутствующим видом смотрел на деку. Потом прижал что то на ее экране и уже серьезно взглянул на снабженца.
- Чьи дела?
- Ваше и командира станции, - быстро ответил Рейбан. - Запрос пришел от Дженаро, местное отделение СИБ, контртеррор. Глава. Вчера я его видел, он вернулся после недельного отсутствия. С ним женщина, врач. Раньше я ее тут не видел, но могу пробить по своим каналам. Собирается работать на СИБ, возможно, задержится надолго.
- Врач, это интересно, - так же быстро ответил майор. - Но не думаю, что она связана с нашим делом. А Дженаро... Что у него с местными контактами?
- Спецгруппа, - быстро и четко докладывал Бруно. - Зачистка, некоторые тела исчезают. По закрытым протоколам в составе числится Флай Кавальерри. Статус - ученица.
- Ученица?! - с некоторым недоумением в голосе переспросил Маарек. - Кто он такой и чему учит?!
- А вот этого в протоколах нет, - огорченно ответил снабженец. - Я искал.
Счетчик времени на деке, стремительно сматывал цифры к нулю. Майор прижал кнопку на экране, и нейтральным тоном произнес:
- Так что там по помещениям для мероприятия? И неплохо бы познакомиться с местной службой безопасности.
- Пока рассматриваются два варианта, - Рейбан выложил на стол чип. - Озадачить пресс-службу встречей, или неофициальный вариант?
- Какие будут рекомендации? - на экране, встроенном в стену помещения, прокручивались записи сегодняшних тренировок, но майор туда даже не смотрел.
- На мой взгляд, лучше прояснить все щекотливые моменты приватным порядком, - отозвался Рейбан. - Мало ли какие могут быть тонкости, которых лучше не выносить на публику? А потом уже можно и официозом заняться.
- Принял, понял, подтверждаю, - так же равнодушно бросил майор. - Озадачь секретарей, что бы согласовали встречу, на завтра, скажем на 18:00 местного. Как раз, с местными изюмоголовыми закончу.
- Будет сделано, - Рейбан глянул на хронобраслет. - И как раз успею вернуться вовремя. У меня там пара дел на поверхности, хорошо, что челнок не глушил... Разрешите идти?
- Не задерживаю, - хозяин кабинета теперь, казалось, был поглощен разбором записей полетов, что-то помечая на деке.
Отсалютовав, снабженец стремительно и почти беззвучно покинул кабинет. Сбросить задание пресс-службе можно и на ходу. А время и впрямь поджимало...
Оставшись один, пилот продолжил разбор полетов ,снабдив большинство неудачных маневров курсантов своими рекомендациями, на основе которых компьютер базы уже строил гораздо более удачные варианты развития обстановки. Так прошло около часа. После этого, пилот погасил экран, вышел из кабинета, доложился дежурному офицеру и взяв шаттл, полетел на планету.
Конфуз, произошедший на станции во время приема ,не должен был повториться, да и надо было самому проверить помещение, которым озаботился Рейбан.
Именно такова была официальная причина отлета на планету.

Дженаро, обложенный стопками отчетов, сидел за столом, упираясь кулаком в лоб. За неделю натворить СТОЛЬКО... Прежние ученики определенно были менее одарены... в некоторых смыслах. Новый культ по крайней мере не угрожал безопасности - вряд ли гунганский жрец сильно склонен к терроризму. Хотя кто их знает, этих гунганов... Хуже обстояли дела с Келом. Давал же слово держать себя в руках. Второй срыв подряд. И если с первым более-менее повезло, Рейбан не стал развивать ситуацию, то на вторую Дженаро уже не мог закрыть глаза.
В дверь негромко постучали. Потом она распахнулась, и на пороге объявился тот самый "красавец-пилот" из досье. Вошедший поприветствовал хозяина кабинета, после чего плотно закрыл за собой дверь, и прошел к столу. Сел на стул напротив стола, закинул ногу на ногу, обхватил колено сцепленными пальцами Вопросительно посмотрел на хозяина кабинета.
- Чем могу быть полезен?
Первым побуждением безопасника было поинтересоваться, почему без доклада, но одного взгляда на вошедшего хватило, чтобы задаться другим вопросом: жив ли еще секретарь? Не прошло и пары часов после запроса... а объект запроса уже у него в кабинете.
- Добрый день, коммандер Штель, - вежливо поздоровался Дженаро. - Видимо, какая-то накладка? Я вас не приглашал.
- Ох, не уверен, - вздохнул Маарек. - Курсанты проваливают самые простейшие тесты, несмотря на все свои показатели, а служба безопасности забывает про свои запросы досье. Это день такой, или тенденция? А еще, хотелось бы узнать, чем я заинтересовал руководство антитеррористического подразделения.
Дженаро разглядывал незваного гостя, оценивая ситуацию. Если отец Флай - а в их родстве у него лично сомнений не оставалось, достаточно того факта, что пилот примчался как по тревоге - одарен, касаться его в Силе сейчас нельзя. Без этого... будет сложно. Но когда было легко?
- ...а боевой инструктор срывается с места по запросу с поверхности, - последнюю фразу он проигнорировал. - Похоже, что тенденция. Коммандер Штель, вы отдаете себе отчет, каких выводов я могу наделать из вашей поспешности? У меня большой опыт. И фантазия богатая...
- А я уж было подумал, что кто то из курсантов перепутал полигон с городом, - если улыбка и тронула губы пилота, то была она совсем незаметна. - Ну надеюсь, вы сумели обезвредить термодетонатор?
Безопасник чуть сощурил холодные синие глаза.
- Я ведь могу понять это как угрозу, - мягко сказал он. - Но теперь мне понятнее, почему вас считают очень опасным... Вернемся к вашему досье. У меня были личные основания для его запроса. Оно вернется обратно с пометкой "просмотрено, интереса не представляет". Но я хочу знать, почему вам сообщили о запросе, и почему вы здесь.
- Вокруг планеты четыре станции "голан", строятся верфи... Вы представляете, как мы будем выглядеть, произойди здесь такой... инцидент, - пауза в словах коммандера скорее ощущалась, нежели слышалась. - Нет, это не угроза, скорее вопрос чтобы расшевелить вас. Хотя признаюсь, некоторые... проблемы иногда решаются и таким образом.
Он снова вздохнул, расцепил пальцы, опустив ногу на пол и откинулся на спинку стула.
- А ведь я могу сложить два и два. Ваш запрос появился сразу после того приема. А скорее - после танцевального марафона, что устроили для мисс Кавальерри.
- Я тоже умею считать, коммандер Штель, - тихо отозвался Дженаро. - Я только сомневался, кто из вас двоих... Вы ответили на этот вопрос своим визитом.
- Зря признался, - вздохнул Маарек. - Все было бы намного проще, не сделай я этого.
- Почему зря? - Дженаро не пошевелился. - Видит Сила, у этой девочки не много было радостей в жизни... Или вы опасаетесь утечки дальше?
- А ведь вы даже не понимаете, почему я опасен, - так же тихо выдохнул коммандер. - Курсанты, заштатный аутпост, куда тускены бант не гоняли... Наносное это все. Главное тут.
Он на долю секунды поднял левый рукав своей форменки обнажая... Блеснувшую фиолетовым цветом татуировку секретного ордена Императора.
Рукав тотчас был опущен и застегнут. И только в Силе ощущался отзвук молний, что когда то впились в предплечье пилота.
Дженаро приподнял ладони в жесте безмолвной капитуляции.
- Все вопросы снимаются, - негромко сказал он. - На мое молчание можете рассчитывать. На ее... тоже. Я об этом позабочусь.
- А ведь вы... Одаренный, - с удовлетворением в голосе, но точно так же не повышая голос, проговорил Маарек. - Позвольте полюбопытствовать, как так получилось... Особенно в свете закона ОВ-СРО-1198?
- Я монах Даи Бенду, - спокойно ответил безопасник. - И здесь по личной договоренности с Его Величеством. Я гарантировал полную лояльность Империи - за себя и своих людей. Мне и моим людям гарантировали неприкосновенность. Насколько я знаю, мой Орден сейчас единственный в полной безопасности... пока эту лояльность соблюдает, разумеется. С этой стороны вам нечего опасаться, коммандер Штель. Ни за себя, ни за нее.
- Так вот что за обучение, - он снова сцепил пальцы на колене и внимательно посмотрел на собеседника. - Понял, с этой стороны возражений не имею. И... Хотелось бы учитывать в будущем и ваши... Ресурсы.
Он опять чуть заметно улыбнулся.
Ему ответил не менее внимательный взгляд.
- Полагаю, это может быть взаимным желанием. Со своей стороны готов рассмотреть... пожелания в обучении. В рамках допустимого Орденом.
- Что бы появились пожелания, хорошо бы знать традиции Ордена, - в тон ответил Маарек.
- Информацию я могу предоставить, - отозвался Дженаро. - Но это потребует... времени на подготовку. Допустим, на том мероприятии, которое у нас должно состояться?
- После мероприятия, времени не будет совсем, да и надзор будет... Много плотнее, - отозвался коммандер. - Лучше устно и сейчас, тем более, передо мной целый глава Ордена.
- Я не глава, - Дженаро покачал головой. - У меня... другое положение. Но если иначе никак...
Он посмотрел на отчеты, вздохнул и начал излагать доктрину Ордена Даи Бенду сидящему перед ним Темному Одаренному.
- Самое большое утешение в жизни человека - добрые дела, последняя, четырнадцатая заповедь, - закончил он перечисление. - Полагаю, это не очень вяжется с тем, что является основой вашего служения. Но... что есть, то есть. И все же допускает некоторое смещение рамок приемлемого.
- Я когда то сказал, что желаю ей своей участи? - Маарек взглянул на собеседника. - Да и говорят, что от Темной Стороны кожа портится, и цвет глаз меняется. Оно надо?
Дженаро улыбнулся. Впервые за все время разговора.
- Редкий случай здравого подхода, не в обиду вам... Тогда, полагаю, мы договорились?
Перед Маареком на стол легла визитка. Белый и синий, морозные узоры на пластике. Номер, имя, ничего более.
- Для экстренной связи. Номер не отслеживается.
- К сожалению, не могу похвастаться тем же, - вздохнул пилот. - У меня не отслеживается только помощник.
- Будем складывать два и два еще раз, или вы просто передадите визитку Бруно Рейбану, отдел снабжения? - у Дженаро дрогнул уголок рта. - Моя ученица умудрилась исчезнуть из клиники. Примерно на то самое время, которое прошло между его отлетом с планеты и возвращением. Инцидент я... замял, в официальные отчеты он не попадет.
- Собственно, в тот день мы и познакомились, - ответил пилот и взял визитку. - Пойду я. Надо проинспектировать помещение. И как бы извиниться перед вашим секретарем?
- Надеюсь, он по крайней мере цел? - задал Дженаро вопрос, занимавший его с самого появления отца Флай.
- Спит, - улыбнулся Маарек. - Весьма... Настойчивый... Молодой человек.
- Других не держим, - облегчение монах скрыл. Почти успешно. Поднялся из-за стола. - Ваши извинения я передам, когда проснется. Я провожу. А то он не единственный... настойчивый.


Сообщение отредактировал Альда Карст - 18 Апрель 2017, 22:17
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Альда Карст
сообщение 18 Апрель 2017, 22:25
Сообщение #69



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 172
Регистрация: 29 Январь 2012
Пользователь №: 9038



Где-то

Пракис.
Цитадель Инквизиториус.
Зал для медитаций.


Нрест’наиш’кирмаи
Бравурные звуки марша и мощный баритон оперного певца - довольно далекое от общепринятого сопровождение медитации, но Нрест’наиш’кирмаи находил такое наиболее способствующим концентрации. Разобраться в видениях всегда было делом непростым, особенно для Наиша, который их видел ярко и часто.
Порой помогали карты, порой - иные знаки.
Замер цирк, летят мгновенья,
Летят мгновенья, сейчас начнется бой!
Одна за другой, карты ложились на стол, будто вторя древней песне о храбрых гладиаторах откуда-то с Силой забытой планеты Внешнего Кольца.
Вестник Жезлов на месте, обозначавшем Инквизитора. “Не самая приятная позиция. Жезлы - символ власти, но я - лишь её вестник. Камердинер на цирковой арене, ха!“
Жду все в молчанье...вот бык ворвался!
Он бежит вперед, сметая все перед собой.
Зверь опасен в порыве диком.
Уж лошадь пала, и под нею пикадор.
А! Браво! Торо!Весь цирк грохочет,
Чисс ухмыльнулся себе под нос, открывая следующую карту.
Место помощника. Шут. “Час от часу не легче. Весь расклад может значить нечто совсем иное”.
Место врага. Правосудие. Перевернутое. “Равновесие. Правосудие. Баланс сил. Несправедливость? Хаос, разрушение баланса? Но Дурак вновь обращает смысл вспять… Чем я перед тобой провинился, Силушка-Сила? - Ухмылка превратилась в горькую усмешку, - теперь это вообще не несет никакого смысла, а?”
Бык разярен,бежит,ревет,страшен напор!
Взрывая землю,бык несется,стремясь вперед,
В крови песок арены всей!
Но остра сталь у верной шпаги.
Час настал - в бой смелей!
Смелей!Вперед!Пора!Пора!ах!
Прошлое. Король Жезлов. “Инквизитор. Кто-то старше меня. Опытнее.”
Тореадор,смелее!Тореадор!Тореадор!
Знай,кореллианок жгучие глаза
На тебя смотрят страстно
И ждет тебя любовь,тореадор…
Будущее. Дева кубков. “Яркий свет. Мне это снилось. Но ничерта не стало проще”.
Инквизитор жестом прервал музыку, встал с табурета и принялся сердито расхаживать из угла в угол.
“Это всё не имеет вообще никакого смысла. Нужно увидеть всё своими глазами”.
- Подготовьте мне корабль, - скомандовал он в воздух, стремительным шагом покидая зал, и добавил, уже тише - значит, Бакрана… Хорошо.
+++
Наиш отложил датапад и устало закрыл глаза.
"Однако. Этот узел всё более странный, но кое-что привлекает внимание. Вмешательство в дела этого Монро... Не могу понять, почему меня это так тревожит".
Рука инквизитора механически нырнула в карман с таро. Карта легла на стол, но, прежде чем перевернуть её, Наиш замер.
"Пожалуй, так не интересно. Лучше попробую разгадать эту загадку сам".
- В настоящий момент я очень занят, но вы можете оставить мне сообщение, - голосом монаха проговорил автоответчик, - сразу после звукового сигнала.
- Здравствуйте, Дженаро-сан, - после короткой паузы, вспомнив, что смог, о традициях Бенду, записал чисс, - меня зовут Наиш, я из КОМПНОР. Мне на глаза попались некоторые ваши отчеты и очень заинтересовала ваша личность. Не согласитесь ли вы выделить мне немного вашего времени, скажем, сегодня утром в кафе "У Дядюшки Онила", у вас там недалеко? Прошу вас ответить, как только получите сообщение. Хорошего дня.
Надиктовав послание, Наиш устремился к выходу.
Порыв ветра от его движения встрепенул карту, оставшуюся на столе и швырнул её на пол.
Дурак.
"Это становится всё интереснее и интереснее", - подумал бы инквизитор, если бы видел карту.

Кафе " У Дядюшки Онила"
Нрест’наиш’кирмаи , Дженаро. Соломон.

Мигающий огонек индикатора записи привлек внимание, когда Дженаро вернулся к терминалу после холодного душа. Он не принимал вызовы, чтобы не разбудить спящую в соседней комнате Шер, свои были поставлены в известность, что он работает, и беспокоить не нужно. Кто-то чужой, или случилось что-то неотложное?
"Накаркал", - подумал безопасник, быстро и бесшумно собираясь на выход. Такие приглашения не отклоняют... Он отправил ответное сообщение на номер, с которого поступил звонок, и покинул квартиру. Только бы Шер не проснулась и не отправилась его искать...
Через четверть часа он подходил к месту встречи - собранный, непроницаемо-спокойный... "Ледяной Дракон" - сказал Рейбан. Не догадываясь, как он получил это прозвище.
Чисс уже ждал в кафе, потягивая горячее варево из кружки. Как-то раз ему приходилось работать в тесной связке с аналитиками Убиктората, и те метко шутили, что "каф по утрам - не роскошь, а средство передвижения". В такую промозглую погоду, инквизитор был склонен согласиться с этим.
Впрочем, были свои преимущества. Как ни смешно, но именно на мелочах вроде погоды, было проще всего доехать до Тёмной Стороны и коснуться её, при необходимости.
Сейчас, впрочем, инквизитор предпочитал скрывать свои возможности.
- Дженаро-сан? - чисс встал, увидев вошедшего, привлекая внимание и приветствуя. Лёгкий поклон, вроде как уместный в культуре Бенду ("хотя чёрт его знает? Никогда специально не изучал этого, наверняка что-то путаю"), - как ваше здоровье?
- Думаю, для нас обоих будет легче, если мы обойдемся без церемоний, которые не в ходу на этой планете, - отозвался Дженаро - ответив, впрочем, легким поклоном. - Благодарю, я здоров, и желаю вам того же. Ваше приглашение меня удивило. Я только отправил отчет, и тут ваше сообщение...
- О, ваш последний отчет меня тоже удивил, я понятия не имел, какой у вас график обратной связи, - не моргнув глазом, соврал чисс, садясь, - и ваше творчество оказалось у меня перед глазами буквально как только я принял решение с вами увидеться.
Наиш сделал паузу, отхлебывая из чашки.
- У вас очень интересный стиль письма. Скажите, как монаха угораздило работать на имперскую безопасность, да ещё и в таком... Необычном ключе?
Прежде чем ответить, Дженаро заказал травяной чай. От кафа уже слегка побулькивало в ушах - не спасали даже медитативные техники Бенду, да и незачем демонстрировать гостю усталость. Тот, кто на миг отразился в ледяном зеркале... Не пожалеет, уж точно. Лучше так - спокойствие, уверенность и золотистый напиток в полупрозрачной чашке.
- Если я скажу, что Сила привела - вы улыбнетесь или вызовете группу поддержки? - уточнил он с оттенком самоиронии.
Наиш позволил себе хищную улыбку, пряча её в чашке с кафом.
- От группы поддержки вас защищает Император, а меня - ваш с ним договор, насколько я знаю. Высоких друзей имеете, ничего не скажешь. - С этими словами, Наиш ткнул пальцем в датапад, вызывая заметки, - да, кстати о друзьях. Я не мог не заметить, что вы часто имеете дела с не самыми, как бы так сказать, честными людьми. Вот, к примеру, этот контрабандист, Монро. Как бы вы его охарактеризовали?
- Он держит слово, - безмятежно ответил безопасник. - Не самое распространенное достоинство в его кругах. Не упустит выгоды. И привязан к своим людям. Это делает его достаточно ценным для меня внештатным сотрудником. Разумеется, до первого провала. В среде контрабандистов... не жалуют осведомителей.
- Удивительный случай, с его вербовкой. Это нападение, когда вы его вытащили. Что вас вообще заставило в это ввязаться, скажите?
- Ввязаться?!
Дженаро был почти оскорблен.
- Я выполнял свои обязательства. Полтора десятка наемников на планете, которой я обеспечиваю безопасность, устраивают охоту на людей. Я должен спокойно на это смотреть?
"Отлично, - похвалил себя Наиш, - продолжай в том же духе".
- Ну, ведь это обязанности полиции. Безопасности, в конце концов. Зачем в это ввязываться простому монаху?
- Обязанности полиции...
Дженаро невесело усмехнулся.
- У нас тут довольно тихо. Реальный боевой опыт у местной полиции практически отсутствует. А боевики тибанны нанюхались изрядно. Переложить на полицию - это затяжной бой и жертвы. С нашей стороны. Семьи, которые останутся без отцов и мужей. Простой монах меньше рискует, потому что подготовлен иначе. И по нему в случае чего некому будет плакать.
На несколько секунд повисло молчание. Чисс обдумывал услышанное.
- Достойно. Мне кажется, я начинаю понимать, что Его Величество в вас нашли, -наконец, сказал он, - скажите, что вы можете сказать о людях Монро? Он, по-вашему достоин доверия, но можно ли доверять его людям?
- Он может быть полезен Империи, - поправил Инквизитора Дженаро. - Остальные... Я видел только троих. Женщины, которых привело к нему стечение обстоятельств. Цель наемников была оправдана и вернулась к семье. Наблюдение показало, что она не представляет интереса. Рабыня получила свободу и занимается поиском родных. Тоже бесполезна. Я предложил сотрудничество врачу экипажа Монро. Предложение рассматривается.
- Сотрудничество, значит? А в каком качестве? Империя располагает отличными медицинскими кадрами и первоклассным снаряжением. Поставки бакты...
Мысль свою чисс продолжать не стал, позволяя додумать собеседнику.
- В качестве врача, - безопасник слегка пожал плечами. - Навыки работы в поле весьма полезны. Под огнем она не теряется. Снаряжение и бакта не всегда бывают под рукой. Для моей спецгруппы это было бы весомое пополнение.
- Удивительные навыки для девицы-врача, не находите?
- Нежная роза в экипаже контрабандиста меня бы действительно удивила, - к Дженаро вернулась безмятежность. - Я нахожу такие навыки естественными и полезными.
- Возможно, вам нужна помощь с тем, чтобы её убедить? - в голосе Наиша послышалась участливость
- Зачем мне сотрудник, с которым я не могу договориться самостоятельно? - вопросом на вопрос ответил Дженаро. В Силе читалось несколько иное: монах воспринял вопрос как сомнение в своем профессионализме.
- Не поймите неправильно, - улыбнулся чисс, - мы с вами одну работу делаем. "Служба и опасна, и трудна", почему бы не помочь, где возможно? Возможно, в чем-то другом вам нужна подмога?
Глотком остывшего чая безопасник запил проглоченное возражение. Опасно отказывать Инквизиторам...
- Если потребуется, я буду знать, к кому обратиться, - нейтрально ответил он.
Наиш встал, протягивая двумя руками визитку. Ничего лишнего: только имя и номер для связи.
- Не смею больше тратить ваше время, Дженаро-сан, - сказал он, снова вежливо поклонившись, - благодарю за приятную беседу, я много для себя прояснил. Надеюсь, я не был вам слишком большой обузой.
Поднявшийся вслед за ним безопасник с легким поклоном принял карточку. Две тысячи лет, как никто не обращался при нем к традициям Ордена, все забылось, казалось бы - но стоило Инквизитору их коснуться, и что-то отозвалось...
- Самое достойное сожаления в жизни - умаление собственного достоинства.
Ритуальная фраза древнего кодекса сама сорвалась с губ. Уже две тысячи лет ее не произносили при прощании...
Глухая тоска по безвозвратно ушедшему привычно была задавлена на корню.
Чисс замер на мгновение, переваривая странную фразу.
- Я запомню эти слова, Дженаро-сан.
И удалился.
Наиш плюхнулся на переднее место спидера. Вытянуть ноги, откинуть голову на подголовник - разговор был не из лёгких.
- Шеф, всё в порядке? - поинтересовался молодой парень, сидевший за штурвалом, - задержать?
- Не нужно, Соломон, - спокойно ответил Наиш, - история значительно интереснее и сложнее, чем могло показаться. Слежка. Он её скорее всего срисует - парень опытный, но это его заставит нервничать. И, может, ошибаться. Если, конечно, моя цель - он. Если нет, то как-то связан, и тогда я просто рано или поздно увижу, с кем. У нас есть ряд целей.
Чисс говорил рублеными фразами, монотонно, будто бы впал в транс, Соломон хорошо знал это состояние. Сейчас главное выловить из потока мыслей руководство к действию,
- Монах. С кем спит. Что ест. Отчетам доверять нельзя, но можно пытаться читать между строк - искажает. Эта врач. "Счастливый Случай" - скорее всего на Хейпе. Капитан. Этих не достанем. Дэй Кэйл. Вэй, твилекка, Лес Райно. Их последние расположения могут дать наводку. Должно хватить. Люди, дроиды...
- Разрешите приступать, шеф? - выдержав короткую паузу, спросил Соломон.
- Доставь меня домой и займитесь составлением плана. Все новости - мне, я буду в командном центре.

На протяжении месяца плотная слежка, которую Дженаро явно ощущал, но ни разу не попытался сбросить или перехватить "топтуна", не давала ничего. У него не было привязанностей - только ученица, которая числилась в его группе, но участия в работе пока не принимала. Она ни разу не побывала у Дженаро на квартире, встречались они только в поместье, где та работала управляющей, либо в городе, и редко. Прибывшая с Дженаро женщина-врач на следующий день переселилась в отдельную квартиру, и почти все время проводила на работе - Дженаро устроил ее в одну из подотчетных СИБ клиник. Протеже монаха приняли настороженно, но никаких нареканий к ней не возникло - опытный специалист, безупречное поведение. И тоже никаких сердечных склонностей за весь месяц.
Они каждый вечер встречались в одном из мелких ресторанчиков, разговаривали - но исключительно о делах. Шер делилась переживаниями за пациентов, Дженаро - какими-то своими историями, не нарушающими гостайны, рассказывал о планете. Несколько вылетов на природу тоже не дали никакого криминала. Монах был неуязвим.
Пока однажды не послал запрос на поднятие из архива дела Полы Каррада...

Квартира в жилом комплексе СИБ


Перед сном Шер включала голо, устраиваясь на диване, на который всенепременно приходил Дарас, вытягивался на нем вдоль тела девушки и начинал урчать, поблескивая сквозь щелки своими синтетическими глазами. Дарас скучал без своего хозяина, а Шер, все-таки, еле уловимо пахла тем же домом, в котором он жил вместе с ним. И ей самой казалось. что если закрыть глаза - иллюзия " Случая " будет полной. Но она смотрела что-то по голо. Если она под наблюдением, то нет ничего обыденнее и безобиднее. Шер смотрела, а думала о чем-то своем.
Сегодня был ровно месяц, как она здесь. Первый месяц... Из скольких? Острота разлуки, вроде бы, должна была сгладиться - столько всего нового, к чему пришлось привыкать. Опять же - работа не оставляла много времени на воспоминания. А по вечерам Дженаро окружал ее своей заботой. Он улыбался... И она радовалась, что она здесь... Хуже было, когда он показывал ей Амму. Один раз они пролетели мимо того здания, где пол лифтов прозрачный, и где они запасались медикаментами для "Случая". И решали с Дэй - убьет ли их Рик сразу, на месте, или потом высадит в открытом космосе. И смеялись, не зная, что с парковки уже снялся тот самый багряный спидер, от которого их убережет Дженаро... Потом Дженаро показал ей торговый центр, на случай, если ей что-то понадобится, а она опять с тоской вспомнила, как смущаясь и стесняясь Дэй, покупала здесь куртку под седые волосы Ника. И меряла ее на случайно оказавшегося в бутике забрака... И как здесь покупали они подарки всему экипажу...
Иногда ей казалось, что Ник незримо присутствует рядом- спускается шаг в шаг с ней по лестнице к набережной, стоит, рассматривая экспонаты в музее. И улыбается ей... И еще она постоянно искала в толпе седой ёжик и серо-зеленые глаза на худом,с резкими скулами, лице, забывая, что теперь у него оно совсем другое ... Она знала, что её еще накроет безутешной тоской, она ее еще догонит, когда уже будет казаться, что она привыкла, и осталось совсем чуть-чуть...
Шер уткнулась лицом в мягкую шерстку кореллианского черного кота, отключив голо. И в наступившей тишине долго раздавалось его довольное мурчание. То тише, то громче...

Наиш листал отчет, чувствуя, как волосы встают дыбом с каждой строчкой. Похоже, сам того не ведая, Дженаро открыл перед инквизитором целое кубло инквизиционных расследований. Здесь было намешано просто всего, что можно: предатель-Джерек, девица, обвиненная им, подстроенный побег джедая, так и не опровергнутый. Точнее, подтвержденный, но допрос велся Джереком. И, хотя на тот момент он ещё не был скомпрометирован...
- Дурак, - то ли выругался Наиш, то ли объяснил себе, кто стоял за картой, столь запутавшей всё предсказание. - Однако, это нечто восхитительное. Где ты достал эту девчонку, Дженаро? И откуда ты узнал, что она, и обвиненная Джереком - одно лицо? Откуда ты вообще про то расследование знал? И эта... Девица.
Пожалуй, с вежливостью пора заканчивать.
Чисс встал, снял со спинки кресла портупею и затянул ремень. Меч привычно брякнул по бедру.
- Соломон, какой статус по слежке? Найди мне возможность перехватить объект "Б". Я возглавлю операцию.


Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Альда Карст
сообщение 18 Апрель 2017, 22:31
Сообщение #70



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 172
Регистрация: 29 Январь 2012
Пользователь №: 9038



Жилой комплекс СИБ - Шаттл Инквизитора.
Наиш, Соломон, Шер, Дженаро.

Спидер, гудя, приземлился на площадке комплекса. Таиться большого смысла не было: объект был под круглосуточным наблюдением специалистов, так что Дженаро узнает правду очень и очень быстро.
К счастью, монах был в отъезде, что давало хороший шанс провернуть всё дело быстро и без особых последствий.
Транспондер сообщил системе контроля полётов комплекса сигнал СИБ, и та пропустила имперский спецтранспорт.
Трое человек в закрытых шлемах. Ещё двое - в машине. Караульный у площадки останавливает группу, требуя предъявить документы, а спустя несколько секунд уже сломя голову бежит к пульту. Минута, две - и на площадки появляется офицер, старший смены.
Предъявленный жетон впечатляет и его. Взмах руки: "Здесь никого не было. Вы пустите моего компаньона в караулку, и не будете ему мешать".
Будь рядом кто-то одарённый, он бы сказал, что на "джедайские штучки", которые стали причиной столь многих шуток, это похоже так же, как волны на воде на шторм. Инквизиториус требовал подчинения, и у него были отличные способы его добиваться.
Спустя несколько минут в дверь квартиры Шер позвонили.
- Мисс Вийяр, - Наиш сделал паузу, прислушиваясь к возможному будущему, пытаясь выбрать слова, - пожалуйста, откройте. Надо поговорить.
Шер, почти уже собравшаяся в клинику и допивавшая свой каф, кинулась на звонок, но незнакомый голос почему-то заставил ее остановиться в шаге от двери. Это было странно. Если она была срочно нужна в клинике - ее вызывали по комму. Кому она еще могла понадобиться? Запоздало пришла мысль об "Уравнителе" Рика, который тот подарил ей в день отлета на Бакрану - в первый раз за все это время... Звезды! А если что-то с Дженаро?! Или с кем-то из живущих здесь?
- Минутку! - Шер метнулась за своим кейсом, почти точь-в точь таким, как у нее был на Нар-Шаддаа и, накидывая на плечи куртку, открыла дверь.
Три фигуры ждали девушку за дверью. Двое - в выкрашенных в черное доспехах штурмовиков, один - в закрытом офицерском шлеме, открывающем лишь синий подбородок.
Наиш невольно перебирал на поясе футляр с картами, прислушиваясь к будущему и пытаясь разыскать среди вероятностей ту, которая позволит избежать насилия.
- Шерги Вийяр, - голос не столько спрашивал, сколько утверждал.
Так быстро? Или что-то пошло не так? Запрос в архив Дженаро только отправил, а она не поверит, что имперская бюрократия изменилась за три года... Ну, что - держись, док?
- Да, я, - спокойно ответила Шер. - Что-то случилось? И с кем имею честь... - вопросительно взглянула она на офицера.
- Это о вашем друге, Дженаро, - Наиш показал жетон КОМПНОР, - дело очень срочное. Вам угрожает опасность. Мы должны перевезти вас в более безопасное место. Я объясню все по дороге.
Опасность ей точно угрожала... Ошущалось это очень ясно. И, кажется - именно от этих троих...
- Дженаро? - заволновалась она, набирая код на комлинке. И волнение ее было настоящим. И естественным желание услышать голос безопасника. - Что с ним?
Всё ещё надеясь сохранить хотя бы налёт цивилизованности, Наиш доверительно протянул руку накрыть комлинк.
- Мисс Вийяр, вы меня не поняли. Это не просьба, это приказ. Вы отправляетесь с нами. Пожалуйста, не вынуждайте меня пересекать границы вежливости: бластерный паралич - это очень больно, особенно когда проходит.
Да нет, она очень хорошо все поняла... Но раз не дают позвонить Дженаро, значит, он бы ответил... Значит, с ним не так все плохо. Пока...
Шер молча повесила комлинк на пояс, закрыла дверь и так же молча шагнула вперед. Знакомое ощущение... Только в первый раз она была уверена в том, что в СБ разберутся в этом недоразумении, только в первый раз это было - как снег на татуинский песок...
Наиш благодарно кивнул, пропуская даму вперёд. Уже спустя две минуты, спидер поднялся в воздух.
- Ты стёр записи? - спросил Наиш одного из безликих подручных.
- Да, милорд. Всё как вы просили. О нас здесь вообще никто не вспомнит.
Шер никто не стал связывать, или сковывать, но тщательно обыскали и просканировали, исключив возможность оставить себе оружие, или комлинк.
- Итак, мисс Вийяр, похоже, у нас есть немного времени, чтобы прояснить несколько вопросов. Или, может, мне лучше звать вас Пола? Как вам будет удобнее?
С последними словами, Наиш снял шлем, впиваясь в собеседницу алыми глазами. Честно говоря, этот момент он ценил в своей работе больше всего: увидеть, как очередной собеседник отреагирует на мертвенную синеву и неестественные по человеческим меркам глаза чисса.
В этой процедуре ареста и обыска всегда было что-то унижающее, давящее на психику, низводящее личность на самую низшую ступень, чтобы было легче сломать и растоптать. Камера, отобранные вещи, одежда, выданная вместо твоей, круглосуточное наблюдение... Все это готовит заключенного, особенно не преступника, к тому, чтобы он согласился со всем, что ему вменено... Особенно после допросов дознавателя, который делает это с удовольствием...
Шер не удивилась своему имени. Она ждала, когда же он уже начнет... Начал... Красные глаза, в которых зрачки и радужка были неотличимы от того, что принято называть белками. У людей. Но это был чисс... Насколько приятнее ей сейчас показался ее друг и один из пилотов - красноглазый дурос... У нее было жгучее желание отвести взгляд.
- Как хотите. У меня нет оснований испытывать стыд ни за одно из них, - пожала она плечами, глядя в его глаза.
Наиш оценил смелость. Выдержав несколько секунд, он усмехнулся.
- Какое присутствие духа! Впечатляюще. - Сделав несколько пометок в датападе, он продолжил, - итак, вы обвинены в подстраивании побега опасного преступника от сил имперской разведки. Вам известно это обвинение, и что в определенных кругах есть ориентировка о том, что вас следует задержать при первой возможности?
- Положим, это не вы меня задержали, - спокойно возразила Шер-Пола, - Я тут, чтобы снять с себя вину за то, что не совершала. И я не изменяла ни Империи, ни своей присяге.
- Не имею ни малейшего желания с вами препираться относительно того, кто и что задержал, - голос чисса тронул лёд, - вы утверждаете, что невиновны?
Кажется, она захотела отнять у него заслугу своего задержания, и его это задело? "Кто и что задержал..." Что... Шер чуть заметно усмехнулась. Начинают все - " мисс", а потом...
- Утверждала и утверждаю, - кивнула она. - В моем деле нет иных моих признаний.
Наиш отстучал что-то на планшете.
- Тогда что же произошло, по-вашему, мисс Каррада? Расскажите же мне свою версию, если вы и правда невиновны.
Шер посмотрела на бледно-голубую переносицу дознавателя.
- Моя версия?- переспросила она. - Вообше-то, я полевой хирург, у меня лучше версии исхода операций и болезней рассказывать получается, - усмехнулась она. - Но мне странно, почему его побег произошел именно тогда, когда я отправила рапорт наверх? Можно было бы, наверное, устроить это до анализа крови? И еще одна странная вещь - я запрашивала у меддроида расширенный анализ, но обычный, а результаты пришли и на эти неизвестные мне частицы. Зачем бы мне нужно было усложнять себе жизнь? И статью заодно... И кстати, - подняла она на него глаза. - Мне ни один дознаватель так и не сказал - как он совершил побег. Буквально - каким путем.
Чисс выслушал девушку и удовлетворенно кивнул.
- На этом пока что всё. Мы прилетели. - Он открыл дверь флайера, дождался остановки машины, и ступил на землю, - Соломон вас проводит. Соломон, мисс Карраду - на корабль, в гостевую каюту.
- Так точно, - отрапортовал адьютант в спину инквизитора, а затем повернулся к Шер, и негостеприимно продолжил, - сами пойдёте? Шеф пока расположен к диалогу, судя по моему опыту, но лично я всегда предпочитал более жёсткие методы.
Шер пропустила мимо сентенции адъютанта. Добрый и злой дознаватель - это она уже проходила тоже. Тем более, ее сейчас беспокоило другое - корабль...
- Послушайте... Мы куда-то улетаем? - шагнуть к кораблю - она шагнула. Чтобы к ней не прикасались и не погоняли. - У меня тут питомцы остались. Они же погибнуть могут, если меня долго не будет, - взволнованно обернулась она к своему провожатому. Конвою, если точнее...
- Вы под арестом комиссии по сохранению нового порядка, мисс Карраду, - злорадно заметил Соломон, следуя за девушкой, - вам о себе надо беспокоиться надо, а не о питомцах. И если шеф прикажет, вы с ним отправитесь хоть к Сарлакку в пасть.
В голосе адьютанта достаточно чуткому уху могло послышаться что-то вроде "и мы - следом, если понадобится".
"Гостевая каюта" оказалась аскетичным прибежищем, без единой лишней детали. Терминал с доступом к небольшой библиотеке и заблокированной связью, койка, столик и тесный санузел за дверью.
Вот Соломону сарлакку в пасть точно не помешало бы... Она бы с удовольствием пожелала ему этого. Но ей предстояло более крупное и серьезное сражение, чем отвечать на любезности адъютанта. Шер постояла посередине каюты, когда дверь за ней закрылась, и села на койку. Не "Счастливый Случай"...
Она растянулась на ней, заложив руки за голову и закрыв глаза. Если бы можно было заснуть, а проснуться в их каюте на "Случае"... И выдохнуть - это только сон. Ничего нет.
Нет, спать не время. Ей нужно отрешиться от воспоминаний о прошлом и забот о будущем... Важен только настоящий момент. Здесь и сейчас. Как в операционной в их медотряде, когда за тонкими стенами взрывы, а у нее легочная транслантация... И важно только то, что сейчас.
Но сейчас это было тяжело... Этот адъютант, Соломон назвал офицера милордом. Это чересчур для ее дознавателя. И что-то пошло не так. Иначе Дженаро предупредил бы ее... Поэтому - вряд ли этот дознаватель здесь, чтобы оправдать ее..
Шер сделала несколько глубоких вдохов и выдохов, выравнивая дыхание и сердцебиение. Что она может ему противопоставить? Правду. Она знает, что она невиновна. Она знает, что не предавала. Дальше... Бывали переделки и похуже. Она не теряет головы в самых серьезных ситуациях и выходит без потерь... Она хаттски удачлива. Еще с детства - прыгать со зданий Гранджона прямо в спидер - и не разбиться. Удрать из СИЗО. Прожить два года на Нар-Шаддаа и не получить болт...
Мышцы рук и ног расслабились, наливаясь теплом и тяжестью... И любовь тоже - великая сила... К ребятам, к "Случаю", к тем, кто был в экипаже, к тем, кто остался. К Дженаро. К Нику. К жизни. Она выдержит. Она останется спокойной в любой ситуации. Никакая причина не выведет ее из равновесия. Ее дух тверд. И она преодолеет все. И допросы, и сыворотку правды и все, что придется...
Сколько времени прошло, Шер не считала. За это время три раза ей приносили еду и снова оставляли ее одну. Спящую, дремлющую, как можно было подумать со стороны. Есть она не стала - это бы сейчас помешало ей. А воды она выпила из под крана.


К вечеру стало очевидно, что найти пропажу по горячим следам не выйдет. Записи были уничтожены, охрана ничего не видела. Одно можно было сказать определенно - квартиру Шер покинула без борьбы. Либо не сопротивлялась, либо не имела возможности это делать. Какие-то результаты могло дать сопоставление записей с камер наблюдения, расположенных в близлежащих кварталах - на них могло остаться что-то важное, способное навести на след. Этим сейчас занимались все, кого Дженаро мог отвлечь от основной работы. Но это требовало времени...
Безопасник сидел в квартире женщины, которую не уберег, смотрел, как возится в блюдечке с ягодами Радужка, и вертел в пальцах визитку. Обращаться к Инквизитору не хотелось до дрожи в пальцах. Тем более, что тот был одним из подозреваемых. Но иного варианта, похоже, не оставалось...
Дженаро потянулся к комлинку, набрал номер.
- Нрест’наиш’кирмаи, некоторое время назад у нас с вами состоялся разговор...
- Дженаро-сан? - ответ прозвучал практически сразу, - чем я могу вам помочь?
- Добрый вечер, и прошу прощения за поздний звонок, - с каждым словом безопасник отрешался от обуревавших его чувств, становясь тем, кем был - монахом, однажды увидевшим собственную суть в ледяном зеркале. Возможно, сегодня в нем отразится кто-то еще... - Один из моих людей похищен, и я опасаюсь, что моих возможностей будет недостаточно, чтобы вовремя его найти.
- Что произошло?
- Врач, которая со мной прилетела, - отозвался Дженаро, - Шерги Вийяр, сегодня не вышла на работу. В квартире ее нет, записи видеонаблюдения уничтожены, охрана уверена, что она не покидала комплекс.
- К сожалению, пока не имею представления, чем могу помочь, Дженаро-сан, - участливо ответил Наиш, - но, я так понимаю, в вашем комплексе довольно хорошие системы слежения? Полагаю, их обошли, раз вы звоните мне?
- Кто-то очень профессионально сработал, - Дженаро чуть помолчал. - Возможно, если бы мы могли объединить усилия...
- Я бы мог направить к вам специалиста, - после короткой паузы ответил инквизитор, - помимо этого я здесь стеснён в ресурсах. Поднять местную безопасность? Пожалуй, тоже могу, если у вас не хватит на это веса.
Ещё несколько мгновений чисс помолчал, а затем, неожиданно для самого себя добавил:
- Что говорят ваши чувства, Дженаро-сан?
- Что она жива, - без колебаний ответил безопасник. - Я чувствую всех своих людей, рабочая необходимость... Я бы, наверное, не решился беспокоить вас, но это особый случай.
- Я направлю к вам своего специалиста. Посмотрим, что можно будет выжать из систем комплекса, - пообещал Наиш, - мне нужно кое-что расследовать здесь, и после этого я попробую сам осмотреть место.
- Благодарю, - настаивать на большем безопасник не стал.
"Опасную игру ты затеял", - заметил про себя инквизитор, когда связь прервалась.


Время тянулось целую вечность, и отсутствующие на терминале часы совсем не помогали сориентироваться.
Наконец, дверь каюты все же открылась. На пороге стоял Наиш, держащий в руках планшет. За спиной его пиликал зловещий чёрный шар дроида-дознавателя.
- Доброго времени суток, - оторвавшись от планшета, поздоровался Чисс, и вошёл, - как вы себя чувствуете?
Шер открыла глаза на звук открывающейся двери.
- Доброго... - усмехнулась она, покосившись на пыточного дроида. Вспомнить всё... Шер оценила юмор офицера - обычно с вопросом о самочувствии всегда обращалась она.
- Нормально. - кивнула она, садясь на койке.
В корпусе дроида открылася небольшой отсек и чисс извлек оттуда небольшую капсулу.
- Вашу руку, мисс Вийяр. Нужно убедиться, что ваше самочувствие позволяет перейти к последующей процедуре. - Голос чисса был спокоен и не проявлял никакой враждебности.
... Никакая причина не выведет ее из равновесия...
- Убеждайтесь, - пожала она плечами и протянула ему руку, - раз вам моего слова недостаточно. Все же я врач.
- Обычный протокол допроса. Допрос первой степени - обычный опрос, запротоколированный должным образом - спокойно проговорил чисс, смазывая запястье каким-то раствором и нанося сеточку какой-то чёрной жидкости, - вторая - проверка при наличии спецсредств, химический и медикаментозный допрос. Следом идут психологические методы, пытки...
Чисс закончил процедуру, и отпустил руку Шерги.
- Теперь следует подождать, чтобы проверить аллергическую реакцию. Расскажите мне пока, что вас связывает с этим монахом, Дженаро?
Вот оно...Дженаро. Дело не столько в ней... Ее дело - только способ, а не цель... Иначе с чего бы ему сразу задавать вопрос о нем? И его фраза... "С этим монахом..."
- Дженаро предложил мне работать на СБ Бакраны, - спокойно ответила она и уточнила: - В качестве врача.
Это была чистая правда. Еще тогда, когда они отстреливались вместе. Потом, по дороге в Космопорт...
- Я подумала и согласилась, - она подняла на него свои серые, с очень темными ободками вокруг радужки, глаза.
- Вот так запросто? Чем же его заинтересовали именно вы, интересно знать? Почему не взять кого-то из множества врачей, ищущих место получше? - Наиш опёрся на стол, внимательно наблюдая за реакцией.
"... работа, служебная квартира, гражданство через год..." - синие глаза в зеркальце заднего вида... Если бы не взгляд, направленный на нее, а не на Дэй... И свое удивление: "это он кому? Мне?!"
- Как-то я не догадалась задать такой вопрос. - честно ответила она, - Вам, наверное, лучше спросить у него самого. Работодателям, обычно, такие вопросы не задают. - пожала она плечами.
- А зря. Хорошая привычка - спрашивать. Позволяет избежать многих неудобств, - заметил чисс, снова взяв руку своей собеседницы, и принявшись осматривать, - похоже, тест показывает удовлеторительный результат, аллергии на суперпентатал у вас нет. Тогда, пожалуй, приступим. Пожалуйста, мисс Вийяр, не сопротивляйтесь, и тогда мы с вами избежим ненужных неудобств. Будет немного колоть.
Жест - и угрожающе гудящий дроид взмыл над полом, занимая позицию позади допрашиваемой, протягивая к девушке короткое щупальце с иглой на конце.
- Не буду, - подтвердила она, ощущая, как внутри разливается ледяное спокойствие, как всегда в минуту опасности, когда все зависит только от нее самой - единственный выстрел, шаг с крыши в спидер, жизнь больного...Теперь - только от нее - многие жизни... Она справится. Она уже знакома с этим. Она уже проходила через это...
Укол, лёгкий холод - и, кажется, ничего не изменилось. Дроид прогудел в сторону и завис, в ожидании команды..
- Итак, - продолжил он, - у вас есть мысли, почему сотрудник местных СБ полез в архив Инквизиториуса, и интересовался делом некоей барышни, помогавшей, согласно этому делу, бежать военному преступнику?
Отсчет после укола пошел....Тридцать секунд... Зацепиться... Детство, служба. Дальше - космос... Космос...
- Опять вы меня заставляете гадать... А я не умею... Я умею рисовать... - немного оживилась она. - И танцевать... Хотите я... вам... станцую ... - она почти попробовала подняться. - Меня... Звезда... Имперского... балета у..чи...ла...
Она медленно откинулась своей светлой головой к стене и ее глазные яблоки под пушистыми ресницами задергались, словно она следила за быстро-быстро двигающимися предметами.
"Быстро, - отметил про себя чисс, - даже для её массы"
Девушка попыталась встать, но Наиш остановил её, положив руку на плечо. Не хватало ещё чтобы Шерги повредила себе от излишней прыти.
- Не стоит, мисс Вийяр, - проговорил он, а затем, действуя по какому-то наитию, добавил, - хотите, научу вас гадать?
На стол легла колода карт. "Она сейчас крайне восприимчива, и если на что-то способна, это может сработать..."
- Мне... никогда не гадали... на картах.. - призналась Шер, - Странно, что... офицер... может...Ну... там гадалка... на Корусанте... Но...вы... Ну... Валяйте...
- Давайте попробуем вместе тогда. Задайте вопрос?
Серые глаза Шер опять быстро задвигались, словно пытаясь поймать ускользающий призрак, брови страдальчески изогнулись, она зашептала какие-то ругательства и пожелания кому-то куда-то попасть...
- Когда все... это кончится... И я... вернусь домой... - с тоской выговорила она.
- Сконцентрируйтесь на этом вопросе. Пускай он заполнит вас целиком, - Наиш задумчиво посмотрел на девушку, - и выложите карты на стол, одну за другой. Пять карт, одна за другой, крестом, вот так. Рубашкой вверх.
Чисс нарисовал пальцем крест на столе, показывая, как именно.
Сконцентрироваться... Шер послушно зажмурила глаза изо всех сил, пытаясь думать только об этом, но ей все время что-то мешало. Будто в голове стояла какая-то преграда, о которую разбивались все ее старания. Мысли цеплялись за другое - там голодный Дарас... И Радужка... И что они будут делать, если она застрянет...
Ей очень не хотелось расстраивать такого приятного офицера, и она попробовала собраться еще раз. Но и задерживать его ей тоже не хотелось.
Карты она выложила. В форме креста, как он и показывал.
- Готовы? - спросил чисс, положив руку на первую карту. Он не чувствовал Силы, но пока что это ничего не значило, и тест мог дать ложно-отрицательный результат, но попытаться стоило, - центральная карта символизирует вас в той ситуации, которую вы описали.
Пальцы движением фокусника подняли и перевернули карту. Король кубков.
- Наиболее частые значения - доброта, уверенность в себе. Обычно масть кубков символизирует духовенство. Говорит вам о чём-то?
- Духовенство? - беспокойные глаза девушки, устремленные на чисса, не могли остановиться на нем ни на секунду. Кажется, она была удивлена и смущена.
- Нее-ет... Я не...
... она не может быть монахиней, потому что у нее совсем другие планы на жизнь, потому что - Ник... О чем это она?! Нельзя, нельзя рассказывать об этом.. Нельзя... почему? Такой хороший разговор, такой приятный собеседник..
"Справишься? " - вдруг, словно маячок, мелькнуло в тягучей дремоте сознания предупреждение, которое вытащила память.
Справлюсь...
Она собирала все остатки воли, чтобы не распеться, как Радужка.
Духи Уматэ, сделайте меня твердой, как гранит вашего пика...
- "Пламя Ума...тэ"...- прошептала она. - ...Секта... Я была... в секте на... Кору...са... нте...
- Занятно, но пока ничего не говорит. Следующая карта слева от центральной - указывает на прошлое, влияющее на ваш вопрос, мисс Вийяр. - картой оказался Отшельник. - Старший аркан. Отшельник. Он учит заглядывать во внутренний мир. Равновесие и в то же время расторопность. Внутренняя собранность.
Шер взглянула на карту, которую открыл чисс. На ней был изображен старик, бредущий куда-то в гору с поднятым над головой фонарем...
Она так легко угадывала намеки этого офицера, что сама хваталась за них... Старик, одиночество, учитель. Дженаро... Его одиночество, ее одиночество, если она станет его ученицей... Потому что она - одаренная... Нет, нет... Дженаро, я... Не скажу.
Глубокая складка залегла между бровей Шер... Она боролась с желанием сразу открыть все карты и освободиться от всех тайн... И сразу будет легче... Нет, нельзя, нельзя... Что он там еще говорил? Внутрення собранность? Это - осторожность...
- Мне... не нра... вится ваше гадание...
- Вас пугают какие-то ассоциации? Расскажите мне о них? - инквизитор смотрел на девушку со все большим любопытством: в её голове творилось что-то крайне интересное - так говорила Сила.
- Отшельник - оди-и-...ночество... - произнесла она, подрагивая туманными серыми глазами с черными дышащими зрачками. - Одиночество... До... броволь... ное уе... динение. Прятать... ся. Одна... Пре... датель... ница для всех... Друзе... й... Мамы... И отца. Изгой. И там... имя... чужое... Всё чужое. Все... чужие. Работа... работа. Одиночество среди цее...лой тол...пыы... разумн... ых...
- Одиночество в толпе. Знакомое чувство, и с ним нелегко справиться. Но об этом потом, - карта справа явила собой перевернутое изображение человека, держащего два скрещеных серебряных жезла: один с древним символом Бенду, другой - с Фениксом, когда-то ассоциировавшимся с джедайским орденом. Наиш усмехнулся своим мыслям об иронии. Колода была старой... - Двойка жезлов. В прямом значении указывает на готовность к действию, авантюре. Это - будущее того, что связано с вопросом к раскладу. Решающий шаг будет связан с этой картой, но... Она перевернута, а значит, значение совсем не то, которого можно ждать. Перевернутая пара жезлов может означать необходимость остановиться и обдумать всё, искать компромисс.
Инквизитор нахмурился.
Шер немного подалась вперед взглянуть на карту. Символов на жезлах она не знала, значений этих карт тоже, но со знаком креста у нее были свои ассоциации. Препятствия и очень большие трудности...
Она закрыла глаза, но даже под веками глазные яблоки не останавливали своего движения...
- Компро... ми-и - сс... Это... как... Я верн...сь не вся? - слабо-слабо усмехнулась она.
- Я сердце оставил в синих горах, - процитировал чисс, - схороните мое сердце у вундед ни. В каждом путешествии приходится чем-то жертвовать, ради высшего блага. Следующая карта - основное препятствие.
Инквизитор перевернул карту, лежавшую ближе всего к Шерги, ту, что в раскладе была нижней.
- Паж мечей, масть воина. Дитя, изображенное на карте - символ стремящегося к признанию, умеющего рассуждать и выбирать. Одно из значений карты - самостоятельное мышление.
- Вы... правда - доз... нава-атель? - Шер подняла ресницы, пытаясь сфокусировать взгляд на дрожащем расплывающемся в глазах чиссе. - Пре...жни-ие употребляли ру...гательства, а не цита... ты... А вы... сшее благо - для поги... бших у того ручь...я? Или для по... бедив... ших? - посмотрела она в его сторону. Прицельнее уже не получалось.
Означала ли его цитата, что здесь, как и было там - силы неравны? Что как и там - сопротивление будет сломлено теми, на чьей стороне мощь, спецсредства... Что она - с древним примитивным оружием, а он с бластером... И что ей придется похоронить у Вундед-ни, чтобы не жертвовать другими?
- Дитя... - она щурясь, поднесла карту поближе. - Дет... ский выбор не всее... гда верен... Нужен со...вет - карта вернулась на свое место. - Чей?
- Помните, мисс Вийяр, речь идёт о том, что станет вашим препятствием. Противник, враг, или просто условия, которые вам помешают достичь того, чего вы хотите, - чисс перевернул последнюю карту, лежавшую ближе всего к нему. Костлявая рука, держащая в руках весы. Сердце пропустило удар, чисс невольно вспомнил расклад, с которого всё началось. Там Правосудие было перевернуто, здесь - прямое. Там лежало на месте препятствия, здесь - на месте помощи. "Дурак". - Правосудие. Суд. Каждому воздастся. Карта лежит на месте, указывающем на вашу опору, на то, что станет вам помощью.
"Занятно, - подумал инквизитор, - занятно, но надо бы перейти к главной цели нашей беседы".
- Я уверена в этом... Все хо...рошее или плохое, что мы де... лаем - вернется к нам обязатель...но, - произнесла Шер. - Спасибо, это был поз навательный урок...
То, что дознаватель игнорировал ее вопросы, она заметила, но эта точка в сознании тут же растаяла. Суперпентотал глушил и осторожность, и все заметки. И память обо всем этом. - Это... все?
- Осталось трактовать, - ответил чисс, - возвращаясь домой, вы занимаете роль короля кубков. Обычно это - первосвященник. Кто-то, воплощающий в себе некие высшие идеалы. Вам придётся стать выше себя, отойти от привычного, занять некое высшее положение. Для этого нужно отойти от прошлого. Отшельничества. От поисков равновесия, от привычки копаться в себе. В будущем - прийти к компромиссу с самой собой и перестать разбираться во внутренних конфликтах. Оставить. Их. В прошлом.
Чисс вдохнул. Девушка почти наверняка не запомнит всего этого, но ритуал есть ритуал - следовало объяснить расклад до конца.
- Помехой вам будет стремление разобраться во всём самостоятельно, а подмогой - некое высшее правосудие. Обратиться к авторитетам, похоже, лучшее решение.
Инквизитор встал и прошелся туда-сюда, осмысляя увиденное. Он не чувствовал дуновений Силы здесь, но это ничего не значило. Данные, предоставленные в инквизиториус Джереком, не значили ничего. Ничего, кроме собственных наблюдений... Если девушка владела Силой, это бы хорошо объяснило интерес монаха к ней. Пикнул комлинк, сообщая о текстовом сообщении. "Шеф, нашел кое-что на девчонку и монаха. Тебе это понравится!"
Инквизитор снова сел и сложил руки домиком, вкрадчиво глядя на девушку. Карты сами собой скользнули в колоду, колода - в чехол на поясе.
- Итак, давайте вернемся к тому, с чего начали, - голос Наиша поменялся, в него вернулись строгие нотки, - мисс Вийяр, вы участвовали в побеге джедая?
Задумавшаяся Шер машинально накручивала прядь на палец. Необычное гадание, начиная с того, кто ей гадал. Ну и остальное... Судя по всему, домой она вернется только в том крайнем случае, о котором говорил Дженаро. Со всеми отсюда вытекающими... Впрочем, сейчас, под препаратом, это не взволновало и не опечалило. Все равно все слова дознавателя таяли в сознании, как написанные на песке во время прилива... Как их с Ником следы на берегу в ночь трехлуния на Ботавуи...
Духи Уматэ, о чем это она? Кажется, ей задан вопрос...
- Нет, - медленно покачала она головой. - Я никак не участ... вовала ни в ка... ких побегах. Ну, кроме собственного. Что он дже... дай, я узнала толь... ко от дозна...вателя. И то, случайно... Что это зна... чит, я поняла намно... го позже. Я только лечила, - слова звучали заторможенно, вразнобой с быстрыми движениями глаз.
- То есть, - безапеляционно заметил Наиш, - вы подтверждаете, что вы бежали от представителя имперских властей?
- Да, - сразу, как и на первый вопрос, ответила она. - Из больни... цы СИ...ЗО. Я поняла... что... правда... никому не ... нужна. И объектив... ного решения... не будет. А я еще... по-настоящему не видела... в жизни... ничего, - выдохнула она.
- Допрашиваемый признает вину в части побега, - продиктовал чисс метку для поиска по аудиопротоколу, - скажите, вы разговаривали с инквизитором Джереком? И если да, то о чем?
Джерек... Это тот, с черной повязкой на глазах... Сейчас, несмотря на своё устрашающее впечатление, воспоминание не вызвало ровным счетом ничего... Хотя на Нар-Шаддаа она просыпалась в холодном поту, когда он ей снился. Снова и снова...
- Да, разговаривала. Как с ва... ми, - нистагм придавал странное выражение ее лицу.
Вот уж ей никогда не забыть - о чем.
- Снача... ла он спраши... вал про отца. Где он служит, кто... его друзья... Есть ли у него благожела... тели и протекция. Есть ли сре... ди них высокопос... тавленные... или высшее... командование. Но мой отец... обыч... ный военный инженер, слу... жака...
Или был им...
- Про моих дру... зей тоже спраши... вал, есть ли у ме... ня с кем-то из коман... дования или личного состава... отношения... Близкие, - пояснила она, в силу действия суперпенотала, почти без возмущения. - Да, вот еще... одно...
Шер закрутила прядь на палец уже в тугой локон, который, наконец, отпустила.
- Могу ли... я работать на кого-то еще, при усло... вии высокой зарплаты и за... щиты - так он спросил. Но я... ни на кого не ра... ботала, кроме... своей медслужбы. - Она снова попыталась посмотреть на чисса.
- Допрашиваемый утверждает, что Джерек предлагал ей работу, - прокомментировал инквизитор, - какие условия он озвучивал?
- Я не рассматри... вала его вопрос в та... ком ключе, - мимика сейчас у девушки была бледная, но какая-то тень удивления в ней все-таки проскочила. - Мне казало... сь он имеет в виду, что я уже на кого-то рабо... таю... От... вет был отрица... тельный... И...кроме хоро... шей зарпла... ты и защиты он ни о чем не гово... рил.
Шер была спокойна не только потому, что настраивала себя на это перед допросом. То, что спрашивал дознаватель, напряжения и борьбы не вызывало. Дженаро же сказал - рассказать честно...
"Она ухитряется держать себя в руках, - подумал инквизитор, - невероятная воля". Намётаный глаз мог распознать обычные приемы, с помощью которых люди сохраняют толику самоконтроля под сывороткой правды.
Наиш сделал пометку в датападе. Встал со стула, принялся расхаживать по комнате, будто о чем-то размышляя.
И потянулся к сознанию допрашиваемой. Слабо, едва заметно, просто подталкивая еле держащийся в рамках разум потерять концентрацию, сбить её с "думай, прежде чем говоришь" на ритмичную ходьбу чисса, гипнотизирующую податливый ум.
- Инквизитор Джерек рассказывал вам что-то о своих планах? - вкрадчиво спросил Наиш.
- Планов относи...тельно меня? Какое наказа...ние меня ждет? - решила на всякий случай уточнить Шер, и не дожидаясь, сразу ответила. - Нет... Ничего... такого... - медленно выговорила она. Ей пришлось следить глазами за передвижениями чисса, что немного кружило голову...
Мысль о том, что Инквизитор решил поделиться с подследственной чем-то иным, мелькнувшая было на миг, была отметена. Другое толкование вопроса дознавателя показалось ей уж совсем нереальным.
Наиш проигнорировал вопрос, на который у него еще не было ответа.
- Практиковали ли вы когда-либо запрещенные мистические практики? Силу?
- Неет... - медленно сказала Шер. Такое короткое слово, а она вытащила, буквально - вырвала его из себя с трудом - потому что могла бы...Она одаренная... Каким-то непонятным образом... Но не практиковала же... Нет, она толком не умеет... Не практиковала. Нет. Нет. Нет...
Глаза допрашиваемой забегали, выдавая волнение. Пальцы принялись перебирать что-то в воздухе. Будь на столе ручка, или останься колода карт - Наиш был уверен, что Шерги принялась бы перебирать их в пальцах. Инквизитор кожей чувствовал напряжение, сгустившееся вокруг.
- Мисс Вийяр, - чисс развернул стул и оседлал его, доверительно заглядывая в глаза, - вы знаете, что такое Великая Сила?
Что-то живое и теплое всколыхнуло серые озера глаз Шер, заставляя ее взгляд проясниться. О, это было легко... Она знает это. Всегда знала и не раз убеждалась...
- Зна... ю, - тихо произнесла она, на этот раз глядя куда-то за дознавателя. - Это любовь...
В комнате повисло напряженное молчание.
Инквизитор молча вглядывался в глаза Шерги, пытаясь понять: издевается она, каким-то чудом обойдя все возможные препоны на пути ее самосознания, или правда...
"...верит. Проклятье, она же не понимает, о чем я. Чувствует, но не понимает. Однако, если девчонка действительно способна, это бы объяснило все. Абсолютно все".
- Мы закончили, - наконец, сказал инквизитор, и направился к выходу, - через час накормите ее, если что-то случится, я буду у себя.
Уже выходя, чисс замер, повернулся и слегка поклонился.
- Мисс Вийяр. Приятная беседа, благодарю.
Дверь закрылась за его спиной.
- И мне... - прошептала она уже закрывшейся двери.
Мы закончили, сказал он? Конец... Точка... Финал... Финиш. Он ушел. Всё. Всё... Операции закончились. До следующего транспорта с ранеными - есть время...
...Или время действия " сыворотки " истекло, или напряжение - благодаря препарату не ощущаемое - вдруг резко спало, но у нее больше не было ни переживаний, ни мыслей, ни сил.
Шер опустила голову на тощую казенную подушку и в ту же секунду перестала ее чувствовать.


Наиш отложил датапад в сторону и тяжело вздохнул. Сердце его колотилось как бешеное и на то, чтобы успокоиться, ушло больше минуты.
В этом деле было все больше узлов, количество точек интереса за последний час подскочило от "боже, зачем я тут" до "за что бы взяться, у меня на все рук не хватит".
Комлинк. Монах.
- Дженаро-сан. Вы можете говорить?
- Да, - СИБовец ответил мгновенно. - У вас есть новости?
- Мы должны поговорить, - уклончиво ответил Наиш, - как можно скорее. Площадка СБ 2-117, пропуск вам выпишут.
- Уже вылетаю, - коротко ответил безопасник.
Немного помедлив, чисс решил отдать дань вежливости достойному противнику.
- Разговор будет не из приятных.
Сила донесла до Инквизитора короткий всплеск - на корню задавленное горе.
- Вылетаю, - повторил Дженаро. И сбросил вызов.
Монаха провели в аскетичное помещение. Стол, два стула, одну из стен целиком занимало зеркало. Особисту едва ли составило труда опознать комнату для допросов.
- Шеф сейчас прибудет, - сказал Соломон, - присаживайтесь.
Чисс действительно прибыл очень скоро - с подносом, уставленным посудой. Поставил поднос, слегка поклонился:
- Дженаро-сан.
И принялся молча колдовать, наполняя чайник пахучими травами, заливая их кипятком...
Несколько секунд от Дженаро исходило страстное нетерпение - казалось, еще мгновение, и его прорвет. Но в какой-то миг он взял себя в руки. Стремление выяснить, что смог узнать Наиш, сменилось терпеливым ожиданием. С таким терпением могла ждать заснеженная вершина.
Ответив таким же легким поклоном, безопасник замер в полной неподвижности.
- Присаживайтесь, Дженаро-сан, - предложил чисс, разливая чай, - сиденья не идеальны для чайной церемонии, но...
Инквизитор пригубил из своей чашки, выплеснул остаток, и налил снова, следуя древнему ритуалу.
- Прежде чем я перейду к сути моего приглашения, позвольте мне удовлетворить любопытство?
Еще один короткий всплеск - столь же стремительно погасший.
- Разумеется, - тихо ответил Дженаро, садясь к столу. - Что вы хотите узнать?
Чисс спрятал улыбку в чашке.
- Вы не всё рассказали о мисс Вийяр, - отметил он тоном, не терпящим возражений, - не так ли?
- Какое это имеет отношение к случившемуся? - вопросом на вопрос ответил безопасник. Вызова или негодования в нем Наиш не ощутил.
- Вы мне скажите, - парировал Наиш, - возможно, самое время раскрыть карты, вам не кажется?
- Возможно, - не стал отрицать Дженаро. - Что именно вы хотите от меня услышать?
Чисс вздохнул. Если бы монах поддался на блеф, вышло бы слишком легко.
- Чем она вам настолько важна?
Очередное колебание - Дженаро взвешивал услышанное, одновременно Наиш ощутил, что на него... смотрят. Ощущение шло изнутри него самого.
- Она мой сотрудник, - отрезал Бенду. - Кроме того, она моя дальняя родственница. На мой взгляд, этого достаточно, чтобы не оставаться безучастным.
- Это похоже на правду, и многое объясняет, - в голосе послышалось разочарование, инквизитор замолчал, задумчиво отпивая из чашки.
- В таком случае, могу я наконец узнать, о чем вы хотели со мной поговорить? - поинтересовался Дженаро, покачивая в чашке золотистый напиток. Пригубил, оценил вкус и запах чая, ничем более не выдавая нетерпения. Если она жива, он это узнает. Если нет... он уже ничего не сможет исправить. Но сможет...
Пальцы чуть заметно дрогнули.
- Вы большой мастер... Чай превосходен.
- Чай - это целое искусство, - заметил чисс, - монахи вашего ордена, я слышал, были настоящими мастерами в этом деле.
- Были, - согласился Дженаро, отмечая, что от ответа его собеседник уходит уже второй раз. Что ж, в эту игру можно играть вдвоем... - Но и среди них не много теперь тех, кто мог бы вас превзойти.
- Не льстите мне, - парировал инквизитор, - я лишь любитель.
- Самый большой долг в жизни - искренние чувства, - обронил Дженаро ещё одну часть древнего Кодекса.
"Что ж, - подумал инквизитор, - при его возрасте было бы странно быть нетерпеливым. Два-ноль в пользу монаха".
Подумав так, он выложил на стол датапад, на экране которого было заключение анализа крови.
- Тогда, возможно, вы подарите мне ещё одну крупицу искренности, Дженаро-сан?
Безопасник бросил на деку мимолетный взгляд. Синие глаза остались холодными и безмятежными, Сила промолчала.
- Анализ митохондриальной ДНК - доказательство нашего родства. У меня и Шерги общий женский предок. Или вас занимает, почему я не стал предавать огласке наше родство?
- Меня занимают кое-какие расчёты. - Наиш отпил ещё чаю, - видите ли, мне по долгу службы положено быть дотошным. Я увидел несколько несоответствий в анализе и попросил проверить одно странное подозрение...
- Несоответствий? - Дженаро был искренне удивлен. - Ручаюсь, с аппаратурой в моем ведомстве все в полном порядке, и подтасовкой данных я не занимаюсь. Равно как и не поручаю заниматься этим другим.
- Должно быть, какая-то ошибка, - посетовал инквизитор, - по всему выходит, что вам - два тысячелетия от роду. Но, разумеется, этого же не может быть, не так ли?
Пауза, повисшая над столом, была совсем короткой. Почти неощутимой.
- И на чем же основан такой вывод? - спокойно поинтересовался безопасник.
- Митохондриальная ДНК в общем не сильно подвержена изменениям. Не сильно, но - мутирует. Это плохо поддаётся расчетам, но можно описать статистически. Каким-то образом, вы отличаетесь по ряду признаков так, будто вы _не_ мутировали последние от двух с половиной до полутора тысячелетий.
Дженаро смотрел на него поверх чашки.
- Вариант с мутацией ДНК в линии Шерги вы не рассматриваете.
Это не было вопросом.
- Я позволил себе сравнить анализ с некоторыми случайными современными людьми. Видите ли, ее ДНК в каком-то смысле более похожа на современные, чем на вашу.
Дженаро кивнул.
- Мой недочет. Что вы собираетесь с этим делать?
- Попросить вас об искренности? Снимите печать с тайны: почему мы видим эту аномалию?
Монах Бенду двух тысяч лет от роду сделал медленный, долгий глоток чая.
- Видимо, потому что две тысячи лет назад я перестал стареть, - ровно произнес он.
- И, конечно, вы просто так не расскажете, как этого достигли? - Инквизитор, казалось, напрягся.
"Вот он, момент истины..."
Дженаро допил чай и поставил чашку на стол, ближе к середине.
- Красивая работа, жаль будет, если разобьется... Просто так такие вещи не рассказывают никому. Для чего вам это нужно знать?
- Очевидно, Дженаро-сан. Чтобы перестать стареть, - Наиш поставил чашку туда же, соглашаясь с мыслью монаха.
- Что вы рассчитываете получить в результате? - руки монаха расслабленно лежали на столешнице.
- Увидеть мир, - ответил инквизитор, - тысячелетие спустя. Торжество Империи.
- Это неверный ответ, - Дженаро не мигая смотрел в глаза чисса. - Две тысячи лет назад в моем Ордене практиковался особый вид медитации. Пока один глупый послушник не открыл в ней то, чего нельзя было открывать. И не применил на себе. Этот вид медитации с тех пор не используется, все сведения о нём были уничтожены. Меня оставили в живых, потому что я дал правильный ответ.
- Однако, он вам известен, Дженаро-сан? - напряжение достигало апогея.
- Мне он известен, - подтвердил монах.
- В таком случае, я должен извиниться. Вы произвели на меня впечатление и, случись что с вами, это меня очень опечалит, - до сих пор скрывавшийся под маской, инквизитор позволил себе отпустить эмоции и дать собеседнику почувствовать искреннее сожаление.
Встал. Лёгкий поклон. Это было сигналом Соломону - в соседнем помещении спустя несколько секунд должна была появиться Шерги. И Нрест'наиш'кирмаи, инквизитор Его Императорского Величия, в прошлом - страж-джедай, спустил свою волю, как пса с цепи, заставляя её впиться в горло Дженаро, перекрывая дыхательные пути.
Безопасник не пошевелился, не сделал ни малейшей попытки избавиться от хватки Силы или оттолкнуть Инквизитора. Только на губах возникла слабая тень улыбки - и такая же тень надежды во взгляде, которого он так и не отвел.

Шерги вырвали из забытия, бесцеремонно встряхнул за плечо.
- Вставайте,- неприветливо сказал Соломон, - я должен вас проводить в другое место.
Не проронил больше ни слова, адъютант отвел девушку в небольшую комнатушку напротив. Утилитарный дизайн, тесная - пара стульев, небольшой столик с терминалом. Во всю стену - окно, а за ним - еще одна комната, где ровно сейчас разворачивалось действо, достойное авангардного театра: Дженаро сидел за столом со спокойным лицом, перед ним стоял Наиш, вытянув к монаху руку, будто сжимая что-то невидимое в пальцах.
Все происходило в молчании и с абсолютно спокойными лицами.
Чувствительный к Силе, впрочем, мог увидеть настоящую драму: как шею Дженаро сжимает удавка, а жизнь, по капле, медленно утекает из монаха.
Соломон, не объясняя ничего, вышел, индикатор на замке загорелся красным.
Вот Соломон, как раз, был очень похож на дознавателя. Того, который был до Джерека. С холодным презрением в глазах, рассматривающий своих "подопечных" не как людей, а как некие абстрактные объекты своей профессии, а потому извиняющий себе открытую грубость и цинизм с ними. Запротестовавшее сознание было еле теплящейся искоркой во мраке психоактивного препарата, и Шер было не до Соломона. Искорку нужно было заставить гореть ярче, а времени не было - они уже пришли...
Проводив взглядом Соломона, она немного заторможенно обернулась. Она сидела на стуле, на который почти толкнул ее адъютант чисса. Перед окном...
Затуманенное сознание озарилось яркой вспышкой - Дженаро... Это Дженаро!
Она чуть не бросилась к окну, чтобы стучать, но... Духи Уматэ... Нет, этого нельзя... Там же дознаватель... И... что это они делают?
Холодное стекло охлаждало ее лоб, но чувства... В непонятном жесте дознавателя было что-то такое, отчего сердце билось сильно и горячо, но внутри все стыло... Нет, она никогда не понимала голофильм про засыпавшегося агента, на глазах которой мучают ее ребенка, а она - она не предает. Духи Уматэ, ведь это так и есть... Окно, чтобы она видела все происходящее. И даже слышала все очень ясно...И чтобы не выдержала, сдав Дженаро, себя, всех... Она - засыпавшаяся агент, которая не может сдать резидента... Ни за что!

Чисс ухмыльнулся.
- Итак? В чем ваша тайна, Дженаро-сан? - Инквизитор был несколько обескуражен покоем монаха, но старался не подать виду.
Дженаро чуть повел головой, словно растягивая петлю на своей шее. Хватка действительно ослабла - ровно настолько, чтобы он мог говорить, пусть и с трудом.
- Я гарантировал свою лояльность, - тихо выговорил монах. - Свою и своих людей. Если это провокация, я хочу знать, в чем ее цель. Если это прямое нарушение гарантии неприкосновенности... Тогда я снимаю с себя ответственность за последствия...
- Мне нужен вопрос, - ответил инквизитор, - и мне нужен ответ.
- Значит, нарушение, - подытожил монах. - Вы сознаете, что сейчас нарушаете слово, данное мне Императором, которому вы служите?
Голос. Интонация. Лед.
- Вы ответите на мой вопрос, Дженаро-сан​! Расскажете мне все!
Стол отлетел в сторону, повинуясь невидимой воле инквизитора. Дженаро - в стену, прижатый к ней мощной волной Силы.
Невесть откуда в руке стремительно приближающегося инквизитора оказался меч, алый клинок с шипением рассек воздух и замер у горла монаха.
- Вы ответите мне, или умрете!
Придавленный к стене безопасник... улыбнулся.
- Давайте, - услышал Наиш. - Убейте - и развяжите мне наконец руки. Она ведь у вас, верно? И это она сейчас на меня смотрит... Вы не получите ответа. Не таким образом... Убьете ее - ответа не будет. Заберете ее - ответа не будет. Будете пытать у меня на глазах - ответа не будет... Хоть чем-то повредите ей - ответа не будет. А смерти я не боюсь. Что еще вы можете сделать, Инквизитор?
- Нет!!! – выкрикнула Шер в ужасе - алый меч завис перед горлом Дженаро… - Нет!!! - сотрясая стекло ударами и таким отчаянным голосом, что, казалось, ее должны были услышать далеко за Внешним кольцом, а не в соседней комнате.
…Его поймали на нее, как на приманку…
…Духи Уматэ, только не он. Только не Дженаро… Кровные узы, которых не будет… Розы и память… Теперь - только ее память? Века одиночества, и какие-то месяцы несчастные, которые ей так и не удалось ему скрасить! И боль, боль будто острие алого меча навсегда засело в сердце. Мысли были отрывистыми, быстрыми и колкими, как льдинки…
- Неееет! – не своим голосом закричала она, хватая стол за ножки и из всех сил колотя и колотя им в отчаянье по стеклу…
- Ты готов расстаться с миром, - сказал Наиш, и повернулся к стеклу, глядя прямо в глаза Шерги, - но готова ли она отпустить тебя? Мисс Вийяр, только вы можете остановить мою руку. Ваши чувства предают вас. Я казню его, и эта история закончится. Или вы остановите меня - и вернетесь домой. Помните, что сказали карты? Конфликты должны остаться в прошлом. Вы должны решить их сейчас, одним ударом. Вы воплотите высшее правосудие.
Слова Наиша звучали не только из интеркома - они звучали в голове девушки, заполняя собой все.
Картинный взмах меча. Еще миг - и удар прервет чью-то жизнь.
Пока он говорил, пронзительно-синие глаза поверх головы чисса смотрели в ту же точку - в глаза Шер. Она не могла слышать безопасника - Дженаро молчал. Не могла уловить его мысли - он не думал. Могла только увидеть, как шевельнулись губы, четко артикулируя два коротких слова.
"Не смей..."
- Стойте! – вскрикнула Шер, вскидывая на стекле руку, словно хотела перехватить смерть, грозящую Дженаро. – Стойте, - перевела дыхание она. - Я - не судья, я - врач… Прошу вас… Разрешите мне обменять его жизнь... - ее огромные серые глаза еще вздрагивали от препарата. – Назовите цену сами…
Она не чувствовала ничего, кроме сердца, подвешенного над пустотой на тонком волоске…
Внутри допросной не было слышно криков Шер, но её чувства были красноречивее любых слов.
Алый клинок рассек воздух - и остановился в волоске от шеи монаха. Погас.
Инквизитор отпустил аркан, держащий монаха, позволяя ему опуститься, сохранив достоинство. Шаг назад, лёгкий поклон.
- Вы всё поняли верно, Дженаро-сан, - сказал он, - это было не ваше испытание, и я, видит Сила, ошибался.
Жест руки - и зеркало стало прозрачным.
Быстрый взгляд на стекло - безопасник хотел удостовериться, что Шер не пострадала. Следующий взгляд достался Инквизитору - очень долгий, пристальный и непроницаемый. Что испытывал Дженаро, для Наиша осталось тайной.
- Ваши извинения приняты, - наконец произнес монах. - Теперь мы можем покинуть ваше гостеприимное жилище?
- Я всё ещё надеюсь на то, что вы дадите мне вопрос и ответ, - отступая с дороги монаха, сказал Инквизитор, - на ваших условиях.
- Не здесь, - услышал он в ответ. - И не сейчас. Я не мешал вам делать вашу работу. Теперь позвольте мне заняться моей. И выпустите мою сестру, или я сделаю это сам...
" Сестру..."
Бледневшая лицом все это время у стекла, Шер как-то сразу перестала чувствовать под собой ноги. Дженаро был жив. И свободен. Большего ей не надо. Она опустилась на пол около окна, вздрагивая закрытыми глазами и ресницами. Тут же валялся стол, оказавшийся бессильным перед стеклом ..


Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Альда Карст
сообщение 18 Апрель 2017, 22:37
Сообщение #71



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 172
Регистрация: 29 Январь 2012
Пользователь №: 9038



Жилой комплекс СИБ.
Шер, Дженаро, Лахтан.

Почему-то около нее работал какой-то аппарат. Шумный, рокочущий. Но ей было тепло и уютно. Она пошевелилась, и "аппарат" завелся еще громче, толкая ее когтистыми лапами. " Дарасум-котэ..." - слабо улыбнулась она, зарываясь пальцами в густую шерсть спукамаса. Откуда Дарас здесь? И подушка... Она была мягкой... Шерги приоткрыла глаза и сразу зажмурилась от света. А когда снова попыталась, то замерла - около ее кровати стояло кресло, в котором сидел... Это же было уже... Нар-Шаддаа, "Последний приют" и Ник, сторожащий ее сон от кошмаров... Но в кресле сидел Дженаро, это была ее квартира, и это была Бакрана.
- Привет, - тихо улыбнулась она ему.
- Привет, - серьезно ответил безопасник, открывший глаза сразу, как только изменился ритм ее дыхания. - Как ты?
- Хорошо... - не задумываясь, ответила Шер. А разве нет? Дженаро жив, они дома... И только потом ее глаза дохнули беспокойством. Предшествующее тому, что происходило за стеклом, во время допроса, ощущалось черным провалом. - Я наговорила лишнего?
- Ты спасла нас обоих, - тихо ответил Дженаро.
- Я? - удивилась Шер, садясь и осторожно отстраняя спукамаса, который тут же бурно выразил недовольство, замолотив по кровати хвостом. - Какое там... Ничего не помню... Кто это был? Это же не простой дознаватель?
- Это Инквизитор, - услышала она. - Прости, я не смог тебя защитить... Но ты справилась.
Шер молча покачала головой. Это ей прощения просить... Это его поймали на неё...
- Что ему от тебя нужно было? Он спрашивал о тебе, это еще до того, как ввели сыворотку правды... И да, я понимала, что это какое-то испытание, но, духи Уматэ... Когда от тебя зависит жизнь дорогого тебе человека - ты беззащитен... Если бы он еще чуть-чуть дожал... Если бы не выключил меч и не отпустил тебя... - она взглянула на безопасника, - Я ничего не умею, но я бы сделала это...
- Мое проклятие, - отозвался монах. - Он знает, сколько мне лет. И хочет так же.
- И... это возможно? - удивилась Шер. - Но... Это ужасно... Всю жизнь хоронить... Близких. Друзей. Прятаться... Люди и разумные не прощают такой долгой жизни другим. А потом... Можно перечувствовать все за первую сотню лет. А потом как же? Ничего же не меняется... Ох, извини... - смутилась она, виновато касаясь его руки своей.
- Это возможно, - кивнул Дженаро. - И он действительно не понимает, чего пожелал... Но я - достаточно желанная приманка теперь, чтобы он оставил тебя в покое...
Он бережно пожал пальцы Шер.
- Если я ошибаюсь - не касайся Силы, Пола. При нем, без него - пока он тут, не касайся Силы. Даже если меня начнут резать на части у тебя на глазах. Если он поймет, что ты одарена - он заберет тебя. Или это придется сделать мне. Да, твой потенциал в Инквизиториуме раскроется полностью. Там умеют... Но то, что делает тебя - тобой, твой свет, твоя любовь... это все будет утрачено навсегда.
Нет, только не это... Лучше бы она дала перекроить себе лицо... Да, она пропала бы для всех, да, она бы перестала быть похожей на Серенити... Но после того, что она видела за стеклом - видят Звезды - это меньшее зло...
- Я тебе здорово осложнила жизнь, - тихо произнесла она. - Без меня, как я понимаю - у него не к чему было придраться... Да, я забуду, что я одаренная, это не очень трудно, но, пожалуйста... Можно мне разрешение на "Уравнитель"? Понимаешь, я не смогу просто наблюдать, когда такое... - покачала она головой. - И потерять себя - тоже.
- Разрешение ты получишь. Но... Я гарантировал лояльность, Пола. Свою и своих людей. Значит, и твою тоже. Ты не будешь стрелять в Инквизитора и его людей.
- Даже если они будут у меня на глазах..? - очень тихо, но с ощутимым протестом, спросила она, не договаривая его собственных слов - слишком страшно ей их было повторить после допросной. - А что - их лояльность к тебе - не обязательна?
- Даже если, - непреклонно повторил Дженаро. - Ты же видела, Пола... Я не вступился за тебя. Потому что это испытание для всех нас. Для него - в первую очередь, но и для нас с тобой - тоже... Легче всего пустить в ход силу и... Силу. Но далеко не всегда легкие пути - правильные. Чему я научился за все эти века, так это пониманию - ничто не происходит просто так. И решить проблему оружием - возможно, не решить ее вовсе.
Шер рассеяно гладила Дараса. Согласиться с Дженаро у нее никак не получалось - смог бы он говорить то же самое, если бы это ее собирались убить на его глазах? Самое большее, что ей там угрожало - что ее заберут... Но пока жив - всегда есть надежда и шанс... Выбраться, вырваться. И есть счастливый случай...
- А что бы было тебе, если бы Инквизитор узнал, что я - одаренная? - подняла она на него беспокойные глаза.
- Ничего, - совершенно честно ответил безопасник. - Мне - ничего.
Он присел на корточки рядом с кроватью, их глаза оказались на одном уровне.
- Пола, он не первый, кто меня раскрывает. Думаю, и не последний. Но галактика не наводнена нестареющими... а я все еще жив. Он не смог бы меня убить, но я не мог сказать тебе об этом там - потому что тогда он мог бы переключиться на тебя... Отдыхай. Завтра у тебя выходной, и... послезавтра, скорее всего, тоже. Мне надо кое-что сделать, прежде чем ты сможешь вернуться к работе.
- Что такое? Что сделать? - еще больше встревожилась Шер. - И не уходи, пожалуйста, без кафа. Я тебе его сейчас сварю, - заторопилась подняться она.
- Отдыхай, - повторил безопасник. - Мне уже пора... Работа не ждет, к сожалению. Но одна ты не останешься, тебя охраняют... и на этот раз куда надежнее. Утром угостишь меня, хорошо?
- Ну... жаль... Но хорошо. Утром... - слабо улыбнулась она, снова опуская голову на подушку, - ...приходи обязательно. А охрана... Думаешь, ОНИ придут еще раз? Но сыворотку правды каждый день колоть нельзя, - по ее губам скользнула мимолетная усмешка.
- Думаю, что не придут, - честно ответил Дженаро, поднимаясь на ноги. - Но предпочту подстраховаться. Лахтан.
Дверь открылась, появился обещанный охранник.
- Лахтан, это мисс Шерги Вийяр. Шер, это Лахтан. Его можно выгнать за дверь, если он будет мешать тебе отдыхать. Но от двери он не отойдет ни на шаг. Спокойной ночи.
Безопасник покинул комнату. Охранник остался стоять у входа, и по его лицу было похоже, что он больше всего на свете мечтает последовать примеру своего шефа. На Шер он смотрел, как на привидение.
- Спокойной ночи! - донеслось вдогонку Дженаро. И она осталась одна с охранником. Спукамас перестал дремать и настороженно уставился зелеными глазами на незнакомца. Он пах не как его человек, и даже не как тот, который ушел. И даже не как все в этом доме. Чужой...
- Проходите и располагайтесь, пожалуйста... - в отличие от Дараса, Шер была приветлива с охранником. Люди Дженаро - это уже далеко не чужие люди. Правда, у Лахтана был такой странный взгляд, что Шер все же не выдержала. - Что-то не так, Лахтан?
Охранник опустил глаза.
- Н-нет, мэм. Все в порядке, мэм. Вы не будете возражать, если я побуду снаружи?
Чем, интересно, она его так напугала? Если только и впрямь похожа на привидение после таких суток. Или больше...
- Там же неудобно. И каф тут можно попить. И вы мне не мешаете, не волнуйтесь, я сейчас усну.
Зато Дарас спать не собирался, явно, и не сводил с незнакомца своих пронзительно зеленых немигающих глаз.
Лахтан явно порывался возразить, но не решился. Отступил на шаг назад, слившись со стенкой, и замер там, совершенно беззвучно. Казалось - даже дышать перестал.
Шер обеспокоенно взглянула на мужчину. Странный какой-то охранник...
- Вы хоть кресло, что ли, возьмите. Устанете же стоять, - и чтобы больше не смущать человека, отвернулась от него и закрыла глаза. Дарас медленно и плавно перетек на другую сторону кровати, все так же не спуская с охранника глаз. Шер притянула спукамаса к себе и приоткрыла глаза на секунду.
- С вами точно все в порядке? А то я врач.
До нее донесся тихий прерывистый выдох сквозь зубы.
- Да, мэм. Все в порядке.
Голос тем не менее выдавал сильнейшую внутреннюю борьбу.
- А не верится, - Шер снова присела на кровати. - Так не пойдет. Что случилось?
Несколько секунд было тихо. Потом послышался шорох - Лахтан отклеился от стены, сделал два осторожных шага к девушке.
- Мэм... Вы меня не узнаете?
Она - его? Память не давала никакого отклика. Что она его не лечила здесь - это точно. На лицо она помнила всех своих пациентов на Бакране: месяц - очень небольшой срок... Где-то еще? Арка, Альдераан, Хейп? Исключено...
- А должна? - Шер внимательно смотрела на охранника.
Лахтан смотрел на нее во все глаза. Выражение лица медленно, но верно менялось с полуиспуганного на мрачно-уверенное.
- Наверное, не должны. Но я все равно должен сказать...
Не то, чтобы она чувствовала что-то похожее на беспокойство - сотрудник Дженаро не мог внушать недоверия, это так... Но даже по странности его поведения она уже догадалась, что то, что она услышит - не слишком приятно... Дарас лежал на ее руке, все так же не мигая, глядя на Лахтана.
- Так давайте уже покончим с этим, если должны... - пожала она плечами, в общем-то не теряя доброжелательного тона. - И кресло... Возьмите себе кресло.
Кресло охранник брать не стал, неожиданно уселся на пол, глядя снизу вверх на Шер.
- Дело в том, что мы встречались, мисс Вийяр. Год назад. Здесь, на Бакране.
- Да я тут была всего несколько часов... - Шер тоже смотрела на него немного озадаченно. Ну, ясно - на Бакране. Он же у Дженаро работает. - Фирма по оптовой продаже препаратов, торговый центр, космопорт... - перечислила она. - А, вы, наверное, стояли в оцеплении у "Счастливого случая"?
- Я в вас стрелял, - четко и раздельно проговорил Лахтан. - Там, в степи.
В наступившем молчании было слышно, как мягко спрыгнул на пол спукамас... Шер сидела, не шелохнувшись, и какие бы чувства она ни испытывала, и какие мысли ни мелькали бы в ее сознании, по лицу мало что было заметно.
- Так я в вас тоже стреляла, - наконец нарушила она молчание, глядя прямо в глаза Лахтана. - Что дальше?
Безопасник как-то беспомощно пожал плечами.
- Вам за это хотя бы не платили... Не знаю, почему чиф поставил на этот пост именно меня. Но просто так он ничего не делает. Я подумал - мне нужно вам рассказать.
Дарас бесшумно обошел Лахтана, сливаясь мастью с мраком освещенной лишь ночной подсветкой комнаты, и взлетел на выступ шкафа. Теперь он был над чужаком, а так охотиться было удобнее.
- Не просто так... - отозвалась Шер.- Совсем не просто... Испытание... Мое - смогу ли я доверять безоговорочно его сотрудникам, а значит ему. Ваше - останетесь ли вы привержены своему долгу даже вот в такой интересной ситуации, когда надо охранять бывшего противника. В общем-то, я вас не видела, не до того было. И как я могу судить, я в вас не попала. Как и вы в меня.
Дарас замер наверху древней черной статуэткой.
- И вы... Вы меня не прогоните сейчас? - спросил Лахтан. - Не позвоните чифу, чтобы он прислал замену?
В его голосе звучало заметное напряжение.
- Нет, - ее ответ прозвучал, практически, сразу. Ну, может быть, задержался на какую-то секунду. - Что же теперь - бегать друг от друга? Мы же в одном подразделении работаем. Хотя, может быть, у вас, какие-то счеты ко мне? - спокойно спросила она.
- У меня - да, - подтвердил Лахтан, из положения сидя перекатываясь в положение упора на полусогнутых ногах.
На движение Лахтана спукамас ответил тоже движением. Из черной статуэтки он превратился почти в шар с играющими под шерстью мышцами, припав крупной головой к передним лапам. Черный хвост дергался, отрывисто и бесшумно бил по бокам...
...Да, у нее был Релби, вероятно, она убила или ранила его друзей...
- Что за счет? - не двигаясь, спросила она.
В ответ прозвучала фраза на незнакомом ей языке. В ней угадывалась своеобразная ритмика, произносились слова почти напевно - если бы не хрипловатый голос, это было бы похоже на пение.
- Я буду защищать вас, - это было сказано уже на общегале. Но в интонациях безошибочно угадывалась страстная одержимость.
- Хорошо... - медленно выдохнула она. Какая-то фраза, очень похожая на ритуал... - Спасибо... Только можно еще один вопрос? Просто интересно, - торопливо уточнила она, чтобы Лахтан не решил, что у нее остались какие-то сомнения.
- Спрашивайте, - ответил безопасник, не поднимая головы.
- Как вы попали к Дженаро?
- Ваш капитан, - пояснил Лахтан. - Предложил мне второй шанс... Я его использовал. Дженаро принял мою клятву, с тех пор я работаю на него.
- Кэп... - что-то неуловимо мягкое и теплое появилось на ее лице - то ли улыбка, то ли взгляд, то ли грусть. - Рик замечательный... Для всего экипажа он и его корабль оказался настоящим счастливым случаем. И шансом... Дарас! - неожиданно вскрикнула она, останавливая кореллианца, наметившегося спикировать на шею Лахтана. - Кис-кис... - она похлопала рукой, привлекая внимание кота.
Лахтана на том месте, где его застал окрик Шер, уже не было. Безопасник молниеносным, нечеловечески быстрым движением сместился в сторону. В руке блеснул металл бластера, тут же исчез.
- Извините, мэм. Рефлексы.
Кот все-таки прыгнул. Но на кровать к Шер.
- Понимаю, - с улыбкой кивнула она, потрепав Дараса за загривок. - Но вы для него немного крупноватая добыча... Скорее, ему просто скучно. И еще, если что-то неожиданно блеснет - то это радужный фрилл, тоже мой питомец.
- Принял, - отозвался Лахтан, выпрямляясь. Теперь в его взгляде сквозило незнакомое Шер выражение - с подобным ей встречаться еще не приходилось. Безопасник был намерен умереть, но не дать никакой угрозе даже на шаг приблизиться к ней. - С вашего позволения, я вернусь на пост. А вы все же отдохните. Чиф мне голову оторвет, если вы не выспитесь.
- Автоповар в вашем распоряжении, - напомнила Шер, возвращая голову на подушку и закрывая глаза. Удастся ли ей уснуть? Не то чтобы Лахтан напомнил события прошлого - последнее время это вспоминалось часто, даже на допросе у Инквизитора... Но сейчас эта история повернулись к ней совсем другим углом... Дэй, ругающаяся при каждом выпущенном в них заряде... Рик, упрямо-непрошибаемый с виду, но примчавшийся спасать их... Где вы, ребята...Готова все пережить заново, лишь бы увидеть вас...
Дарас, потеряв интерес к спокойному безопаснику, тихо прошел лапами по подушке, полизал ее макушку, фыркнул и улегся рядом, ткнув тяжелой головой в плечо.
...И Лахтан... Вот уж где " причудливо тасуется колода ", милорд... Ее охранник - тот, который должен был убить их год назад, теперь готов умереть, если нужно за Дженаро... И за нее, выходит. Нет, нет, не надо никому умирать... И она не может потерять Дженаро, ни за что... Что бы он там не говорил. Не будет она убивать людей Инквизитора и его самого... Но всегда есть стан...
Мысли начали сбиваться и путаться с чем-то навеянным извне, но уже на пороге сна, когда сознание теряет берега самозапретов и осторожности - вырвалось вздохом...
- Как я тебя жду, Ник...
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Альда Карст
сообщение 18 Апрель 2017, 22:39
Сообщение #72



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 172
Регистрация: 29 Январь 2012
Пользователь №: 9038



Турбаза " Киннара "
Наиш, Дженаро.
Приглашение от Дженаро все же пришло - спустя несколько дней. Набор координат на планете, ничего сверх того. Точка совпадала с турбазой в горах, статус - "законсервирована".
На сей раз инквизитор прибыл один, вопреки всем советам и увещеваниям своего адьютанта.
Флаер снизился на площадку, затих. Наиш вышел с водительского места и, прислонившись к машине, закурил, озираясь.
"Киннара" - так база была обозначена на маршруте. "Ледяной жемчуг" с местного наречия. Засыпанные снегом деревья клонили тяжелые ветки, аккуратно расчищенная площадка для транспорта могла вместить от силы пяток машин. На ней уже стоял один спидер - глубокого, чистого красного цвета. Дорожка вела от стоянки к воротам в ограде, ее обрамляли сугробы по пояс. Как только чисс покинул машину, на дорожке появился Дженаро - в легкой куртке и брюках, и с непокрытой головой, несмотря на мороз.
- Добрый день, Дженаро-сан, - инквизитор слегка поклонился при виде монаха, - вы звали - я прибыл.
На этот раз безопасник не возражал против церемоний. Наишу был обозначен предельно выверенный ответный поклон.
- Прошу следовать за мной, - Дженаро сделал приглашающий жест к воротам.
За ними тропинка разделилась, безопасник выбрал направление к дому, наполовину вкопанному в скалистый грунт. Над сугробами возвышалась только крыша, заваленная снегом.
- Осторожно, ступеньки...
Почерневшая от времени лестница привела их в просторный полутемный зал. Внутри мог спокойно разгуливать вуки или тогорианец, не опасаясь приложиться макушкой о стропила. Сложенный из камней очаг мерцал синеватыми язычками пламени в дальнем углу, рядом располагались полукругом глубокие кресла, накрытые шкурами. Но рисунок бревенчатых стен повторялся, выдавая фальш-панели, скрывающие проходы в другие помещения.
- Располагайтесь.
Последовав за монахом, инквизитор погасил сигарету. Предчувствие отказывало полностью, не давая даже намёков о грядущем.
Помещение создавало странное ощущение строгости и уюта. Не понимая, почему, Наиш не переставал думать о додзё эчани, на котором ему пришлось принять своё посвящение. Последний экзамен, в котором пришлось забрать жизнь своего товарища по обучению.
Чисс подошёл к камину и перевернул одно полено, отчего огонь разгорелся ярче.
Сел в кресло и в молчаливом ожидании уставился огонь.
Дженаро ему не мешал - он сразу ушел за одну из фальш-панелей. Оттуда донеслось тихое позвякивание, потом вернулся монах - с небольшой гравитележкой, на которой стояли чайник из обожженной глины, с парой таких же чашек, и высокий прозрачный кувшин - там был виден золотистый напиток с плавающими в нем ягодами и кусочками льда. Оставив столик между собой и Инквизитором, Дженаро принялся разливать чай по чашкам. В воздухе потянуло незнакомыми запахами трав и ягод..
- Надеюсь, этот набор не пострадает, - негромко обронил в тишину безопасник. - Одна из немногих вещей той поры...
Наиш терпеливо дождался, пока наполнится предназначенная ему чашка, и протянул к ней руки.
- На сей раз я не намерен сражаться, даю слово, - ответил он. Замолк, отпив чаю, затем продолжил, - мой набор был искусной работой, но современной. Знаете, я думал специально для этого завести набор подешевле, но не смог заставить себя нанести вам оскорбления. Как я сказал: всем приходится чем-то жертвовать, и хорошо, когда жертвы - всего лишь чайный набор, не так ли?
- Не стану спорить с очевидным, - спокойно ответил Дженаро, забирая свою чашку и садясь в кресло напротив чисса. - Но чем крупнее цель, тем больше жертва.
- Чем пожертвовали вы, Дженаро-сан?
- Я солгал бы, если бы сказал, что всем, - отозвался монах, поднося чашку к губам, и сделал глоток. - У меня осталась память. Все остальное мне больше не принадлежит.
- Вы вольны распоряжаться вашим телом. Вольны любить и ненавидеть. Вам доступны мирские удовольствия, - Наиш принялся крутить чашку в руках, рисуя волной чая круги на краях, - я бы сказал, вам принадлежит достаточно.
- Я монах, - напомнил ему Дженаро. - Я принес обеты, и меня никто от них не освобождал. Пока я жив, я им следую.
- Не обеты даровали вам молодость, Дженаро-сан, мы оба это знаем. Они, скорее, описывают рамки, в которых вам разрешено ее использовать. Так же как кодекс Джедаев описывал рамки их служения, а устав КОМПНОР и присяга Императору описывают пределы моих сил.
- Формальное следование обетам не дарует ничего, - отозвался монах. - Можно числиться монахом и жить в свое удовольствие, да. Но и результат будет... соответствующим. Если им перестану следовать я, я перестану быть... тем, кто я есть, - то, как он споткнулся посреди фразы, было почти незаметным. - Вы можете придерживаться иной точки зрения, разумеется.
Наиш рассмеялся, чуть не подавившись чаем, и с трудом поставил чашку на поднос.
- Простите, Дженаро-сан, - инквизитор снова рассмеялся, ловя ртом воздух и пытаясь продолжить говорить, - извините, я не над вами смеюсь, просто ваши слова напомнили мне одну ужасно уморительную песню.
Откашлявшись, инквизитор продекламировал:

Ты можешь проехать за несколько лет
Кореллию, Беспин, Нар Шадда - весь свет
Кого б ты ни встретил в далеких краях,
Счастливее всех босоногий монах!

В честь дамы отправится рыцарь в поход,
А вечером раненый насмерть придет,
Его причащу, а если дама в слезах -
Утешит ее босоногий монах!

Цари своих мантий величье не раз
Меняли на скромность монашеский ряс
Но вдруг захотеть оказаться в царях
Не мог ни один босоногий монах

Привольно лишь у монаха житье
Чужое добро он возьмёт за свое
Монаха во всех принимают домах -
Счастливее всех босоногий монах!

Чисс взглянул на монаха, пытаясь уловить его реакцию.
Дженаро рассмеялся - негромко, но искренне. Слушал он с любопытством, без малейшего возмущения, не уловил Наиш негодования и теперь.
- Хорошая песня, - оценил безопасник. - Но не стану отвечать взаимностью и вспоминать народное творчество об Инквизиции, уж простите великодушно... Мои братья по Ордену, надеюсь, вполне счастливы в своих горах. Я, в общем, тоже не могу сказать, что сильно страдаю. Трудно было только первые несколько сотен лет. Потом привыкаешь... ко всему.
- И все же, возвращаясь к нашей теме, - отдышавшись, заговорил чисс, - вы назвали мне ограничения ваших обетов, а не ограничения, наложенные Силой. А значит, либо вы не должны, либо и вопрос, и ответ, не так страшны.
- Вопрос я вам уже задал, - Дженаро чуть заметно качнул головой. - Что вы рассчитываете получить в результате?
Инквизитор отпил из чашки и уставился в блики пламени, отражавшиеся в чае. Помолчав с минуту, он, наконец, заговорил:
- Время, Дженаро-сан. Время, чтобы удивляться. Радоваться. Находить и терять. Время, чтобы воплотить мечту, ради которой я пошел на великий грех, и время, чтобы искупить его, доказав, что все жертвы не впустую. У меня много работы, и слишком мало жизни, чтобы ее выполнить. Я хочу увидеть ее результат, и уйти тогда, когда я сочту возможным.
- Время - вы его получите, - кивнул безопасник. - Время и боль. Все остальное - уже не будет вашим никогда. В том числе и выбор времени ухода.
- Время ухода мне и так не принадлежит, Дженаро-сан. Объясните же мне, что значит эта шарада?
- Объясню, - Дженаро подчеркнуто бережно отставил на поднос свою незаметно опустевшую чашку. - Смотрите.
В следующее мгновение Наиш осознал, что его сметает лавина. Только что он сидел в кресле, смотрел на мерцающие угольки в камине, ощущал привкус незнакомых трав. Теперь он сползал вниз по гладкой ледяной стене. Такой гладкой, что не было ни малейшей возможности ухватиться за нее, остановить скольжение, или хотя бы замедлить - он скатывался все ниже, скорость нарастала, и в какой-то миг Инквизитор обнаружил, что катится по ледяному зеркалу. В нем отражался он сам - но отражался не таким, каким привык себя видеть и считать.
Чисс, которого он видел в ледяной глади, был им - и не был. Это отражение было ничем не приукрашено. Никакими увертками сознания, оправдывающими любые поступки и помыслы. Чудовищная, невообразимая нагота самых потаенных уголков души, невозможность хотя бы отвести взгляд - и падение, падение без конца...
Скачком вернулось нормальное восприятие. Турбаза, угольки в камине. Тепло и запах чая. Голос.
- Вот так выглядела та медитация, о которой я вам говорил. Вот этим вам придется стать, если вы все же решитесь разделить мое проклятие. И обратного пути не будет.
Прошло, казалось, пара мгновений, или целая вечность. Наиш обнаружил себя, залитым чаем, с лишь чудом не упавшей на пол и не разбившийся чашкой в руках, до боли впившимся второй рукой в подлокотник кресла.
Мгновение назад - и целую вечность позади - он видел себя. И он видел хладнокровного убийцу, бесконечно тоскующего по прошлому. Он видел алчность, гнев, праздность и злобу. Самое страшное было увидеть лица, лица и лица, целую галерею лиц казненных им джедаев, отказавшихся от Порядка, который он нёс своим мечом.
Страшный голос на задворках сознания: "выполнить приказ номер шестьдесят шесть".
Но было и кое-что ещё. Перебирая в мыслях ощущения, он видел - ясно и четко, как никогда - сложный узел из ненависти к Императору и в то же время понимания, что его путь - верный. Нагромождение тоски по былой славе Ордена было фундаментом для старой мечты о порядке и справедливости, в Империи обретающей все более оформленные черты.
Лица джедаев, отражавшиеся в его собственных глазах, были не кладбищем - мемориалом, посвященным тем, кто отдал свою жизнь за новый порядок. Пускай и не добровольно.
На своих щеках инквизитор почувствовал слёзы. "Правосудие неумолимо, - подумал чисс, - неумолимо, и требует своих жертв, ради высшей справедливости. Я всегда это знал, отнимая жизни, но никогда не чувствовал настолько сильно".
- Сила! - смог выдавить наконец из себя Наиш, - я вижу, о какой жертве вы говорите, Дженаро-сан. Эта жертва - право на ложь перед собой. Но, позвольте спросить, почтенный сохэй, если вас это настолько тяготило - какие грехи лежали на вашей душе тогда?
- Вы падали пять секунд, - тихо сказал Дженаро. - Большего не выдержать для первого раза. Наставники могли посвятить медитации несколько часов... Но никто никогда не решался упасть... на самое дно. Кроме меня. Я выжил и сохранил рассудок, но я изменился. Дело не в грехах... Дело в зеркале. В ледяном зеркале, в которое мой Орден больше не смотрит. И которое я несу в себе.
- И в зеркале - тайна нетленности?
Безопасник кивнул, аккуратным прикосновением Силы забирая у него пустую чашку и перенося ее на поднос. Потом налил в нее вместо чая ледяного напитка.
- Это поможет вам придти в себя. Снеговая вода, вино, ягоды и лед. Ничего такого, что могло бы дополнительно повредить.
Инквизитор пил молча, вглядываясь в огонь, будто пытаясь найти в нем ответ, или, может, мужество продолжить избранный путь.
- И это всё? - Спросил он, наконец, - так просто? И они говорят, что это Тёмная сторона дарит простой путь, отбирая нечто невосполнимое взамен...
- Это так просто, потому что я это показал, - ответил безопасник. - Но свой путь придется начинать с самого начала. С первых шагов. С умения видеть. Чувствовать. Переживать. Иного способа нет.
- Дженаро-сан, вы в точности повторяете слова моих первых учителей, и сейчас они значат ещё меньше, чем тогда - потому что у этих слов есть значения. Чувство. Контроль. Изменение. - Чисс вздохнул, - сейчас вы скажете, что мне следует отказаться от старых значений, понять их по-новому, но и это я прошёл, когда меня обучали в Инквизиториусе. Скажите мне, где он - первый шаг?
- А чего вы хотите? - спросил Дженаро. - Стать монахом Даи Бенду? Получить то, что вам кажется таким желанным?
- Вы не перестаете задавать один и тот же вопрос разными способами, Дженаро-сан. Я хочу решать сам, когда мне уйти, у меня слишком много дел тут. И нет, я не хочу принимать монашеских обетов, ибо последний обет, который я дал - Его Императорскому Величеству - ему я следую душой, с искренностью и фанатизмом. - Чисс усмехнулся, - в конце концов, вы сами мне только что это невольно показали.+
- Я видел, - спокойно сообщил ему Дженаро. - Зеркало видит все, что в нем отражается... но ничего не оставляет себе. Но вы - сплошное отражение того, чему вас учили. Что вы можете увидеть, если ваше зеркало сплошь закрашено в несколько слоев?
Монах поднял чашку к глазам.
- Признаться, я не знаю, возможно ли отмыть зеркало, не погрузив его в воды Учения. Но каждый наставник берет ученика, чтобы самому сделать первый шаг и открыть что-то новое... Я готов рискнуть.
- Я обличаю вас в лукавстве, или лжи, Дженаро-сан, - беззлобно возразил чисс, - отражай вы все - вы бы попытались меня убить, а не оставляй вы ничего себе, вы бы не занимались, например, работой в безопасности, требующей определенного опыта. Мы все смотрим на мир через призму прежнего опыта.
- Я служу Империи, - безопасник качнул чашку. - Поэтому вы живы. Я не поднял на вас руку, когда вы направили на меня оружие. Я не сделал этого, когда вы поставили мою родственницу перед жестоким выбором. Я не сделаю этого, пока вы служите Императору. Или Империи, как я. Что касается работы... Я делаю то, в чем поклялся своему учителю, когда понял, что меня не убьют.
- И это - призма, через которую воспринимается ваш мир. Но впрочем, я понимаю, о чем вы. Некоторые философы зовут это "наивным разумом", умением воспринимать мир, анализируя его, игнорируя прошлый опыт, все, кроме того, что видно здесь и сейчас.
- Еще одно отражение, - улыбка была почти не видна в плотных сумерках. Но слышна в голосе.
- Мы ушли от темы, - заметил инквизитор.
- Мы только подходим к ней, - Дженаро забрал у него пустую чашку, налил вровень с краями чаем - и передал вместе с чайником чиссу.
- Наполняйте.
Наиш замялся, выбирая один из трех сразу же пришедших ему в голову вариантов, как выполнить задачу, поставленную монахом, и решил прийти к самой тривиальной.
Отпив из чашки - не пропадать же добру, остальное чисс вылил в поднос.
А затем принялся наливать из чайника.
- Так мыслят люди, практикующие наивный разум, - прокомментировал он.
- Так поступили с вами, сделав Инквизитором, - прокомментировал Дженаро. - Вы полны до краев и смешали знания. Каков следующий шаг?
- Допустим, - согласился Наиш, продолжая наливать в полную чашку. Жидкость продолжила наполнять пространство над сосудом так, будто ее еще удерживали стенки. Невидимый сосуд даже продолжал искривляться так же.
- Так вы собираетесь поступить с собой, смешав все в одной чашке, - бесстрастно продолжил Дженаро. - Но чашка - это ваш разум.
Порыв Силы смел то, что возвышалось над чашкой, обрызгав все вокруг.
- То, что за его пределами, не дано вместить никому.
Инквизитор поставил чашку на стол, достал платок и вытер лицо.
- Возможно, вы недооцениваете силу разума? А даже если нет, что вы предлагаете? Забыть все?
- Именно поэтому джедаи начали учить вас, пока вы были пусты, - голос Бенду звучал отстраненно. - Именно поэтому Инквизиторы переучивают джедаев - они не умеют начинать с нуля. Две тысячи лет я делаю свое дело, но ни разу не встретил того, кто сам смог бы опрокинуть свою чашу и протянуть ее мне, чтобы я ее наполнил... Если сумеете - вы будете знать, где меня найти.
- Возможно, вы правы, Дженаро-сан. Мы увидим. - Инквизитор задумчиво уставился в огонь.
Спустя некоторое время Дженаро нарушил молчание. Его тон изменился, теперь не возможный наставник говорил с возможным учеником, но один функционер с другим.
- Я хотел спросить вас... Дело Полы Каррада было поднято для следственной комиссии. Но вы провели собственное расследование. Я сам вынести оправдательное заключение не могу - я родственник, я пристрастен. Следует ли мне передать ее дело следователям? Если вы сочтете возможным вынести свое заключение, это позволило бы не подвергать ее новому потрясению.
- С имеющимися у меня данными, - после короткого молчания ответил Наиш, - снять обвинение в содействии побегу будет несложно. Но что вы мне прикажете делать с ее собственным самовольным освобождением?
- На момент ее собственного побега там вспыхнул бунт, - негромко напомнил Дженаро. - Что сделали бы с девушкой настоящие преступники? Спасение собственной жизни в таких условиях не может считаться преступлением.
- Скажите, вам известна судьба инквизитора Джерека?
Монах покачал головой.
- Ваше ведомство не докладывает моему, милорд.
- Дайте мне слово, что вы расспросите мисс Вийяр обо всем, что ей удастся узнать о Джереке. И передадите мне.
- Даю слово, - без колебаний ответил безопасник. - В качестве жеста доброй воли... Пола не единственный офицер, которого чуть не потеряла Империя трудами Инквизитора Джерека.
Наиш кивнул.
- Сегодня вечером с нее снимут обвинения и будет выплачена компенсация. Не бог весть что, но это - самое большее, что я могу сделать, не привлекая внимания.
- Компенсация не нужна, если только это не является необходимым условием отвлечения внимания, - отозвался монах. - В нашей клинике хорошие зарплаты. Благодарю вас.
- Считайте это возмещением ущерба, который нанес я сам, - возразил инквизитор и встал. - Я вынужден вас покинуть, Дженаро-сан, нужно о многом подумать.
Уже дойдя до двери, Наиш развернулся и спросил, глядя монаху прямо в глаза:
- Ваша племянница. Она Способна? Вы намерены ее обучать?
Дженаро выдержал взгляд.
- Насколько мне известно, она никогда не проявляла признаков Одаренности.
- Я должен был проверить, - сказал Инквизитор и вышел.


Тем же вечером, Дженаро-сан получил письмо.
"Как вы говорили? Неискренность - грех перед собственной душой? Я достаточно общался с самыми разными представителями самых различных конфессий. Ложь часто считается непростительный во множестве верований, и всех вас объединяет одно: умение говорить правду, не раскрывая истины. Я бы мог долго рассуждать о том, что недоговоренность - высшая степень неискренность, а полуправда хуже лжи, но это не мое дело.
Возьмите Шерги в ученицы. Император не узнает о вашем нарушении условий договора, я обещаю.
И еще - если вам несложно, передайте ей мое предложение учить ее. Наше общение было не слишком приятным, но в мисс Вийяр видна стойкость духа, достойная величайших воинов. Империя нуждается в таких кадрах, и хотела бы их видеть на ролях гораздо более ответственных, нежели офицер внутренней безопасности".


Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Альда Карст
сообщение 18 Апрель 2017, 22:43
Сообщение #73



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 172
Регистрация: 29 Январь 2012
Пользователь №: 9038



Жилой комплекс СИБ
Шер, Лахтан, Дженаро.

Два дня прошли в режиме "мисс Вийяр нездоровится". Дженаро исправно забегал по утрам и вечерам, несколько раз звонил днем. Лахтан безмолвной тенью присутствовал в квартире, отвечал на вопросы, но сам разговора не начинал.
На третий день Дженаро не пришел утром и не отзвонился днем.
Легкое волнение, которое еще как-то можно было успокоить утром - ну, занят Дженаро, мало ли, какие-то срочные дела, у него работа, и не простая, не только она, и так далее - с каждым часом перерастало в острую и мучительную тревогу, которая высасывала из нее душу. Промаявшись в неизвестности, ходя из угла в угол, Шер не выдержала и схватилась за комлинк.
Ровный приятный голос уведомил ее, что абонент недоступен, и предложил оставить голосовое сообщение. От этого вежливого ответа сердце у нее оборвалось.
- Он не пришел, не позвонил... И его комм вне доступа... - взглянула она огромными тревожными глазами на Лахтана. Беспокойство за других у нее скрывать почти не получалось. Оно ей говорило, что надо сейчас же хватать "Уравнитель" и бежать искать Дженаро. Везде...
- У него важная встреча, - ровно ответил безопасник.
- С Инквизитором? - ее вопрос прозвучал почти утверждением, но тревога в черных зрачках не стала меньше. Наоборот. Алый меч у горла Дженаро будет теперь неотступно стоять перед глазами...
- Он вернется во второй половине дня, - тон Лахтана не изменился. - Если все пройдет хорошо.
Шер наконец опустилась на кресло, но выпрямленная, как натянутая струна, как отражение своего внутреннего состояния. Сцепила пальцы в замок.
- А если - не хорошо? - помолчав, бросила она на Лахтана напряженный взгляд.
- Тогда я передам вам пакет, заберу вас и увезу.
Шер не стала спрашивать, о каком пакете речь. Она не хотела рассматривать такой исход встречи, будто это могло как-то на этот самый исход повлиять. Она промолчала, не возразив Лахтану и на то, что он ее заберет и увезет. Ну нет...
- Вы знаете его ученицу? - спросила она, сосредоточенно рассматривая свои пальцы. - Флай, кажется?
- Да, - лаконично ответил безопасник.
Шер кивнула.
- А номер ее комма, и как найти? - словно выждав нужное время, спросила она опять.
- Зачем? - вопросом на вопрос ответил Лахтан.
Зачем? Зачем... Если все пойдет не так - эта девушка будет вправе ее ненавидеть. И винить. Правда, не так, как она себя... Но если они объединятся...
- Мы виделись.
Кэп бы был доволен ее немногословностью... Как он там говорил - ему будет не хватать ее трелей...
- Почему не продолжить знакомство?
- Это решит чиф, - невозмутимость безопасника была непробиваемой. - Когда вернётся.
- Конечно, - торопливо согласилась Шер. - Я подожду Дженаро.
Она встала с кресла и отошла к окну, отвернулась от Лахтана, чтобы он не видел ее губ, что-то беззвучно шепчущих духам Уматэ, и стояла там молча.
Монах появился спустя несколько часов, когда солнце уже миновало зенит и стало клониться к закату. Дверь открылась, Лахтан бросил руку к оружию и тут же убрал ее, отступая в сторону.
Дженаро в два шага пересек комнату, направляясь к Шер. Ей казалось, стоит ему появиться - она кинется ему на шею, и к хаттам, что он - монах, и здесь Лахтан... А вместо этого она стояла, словно ее ноги приросли к этому клочку пола около окна. И молчала. Одни глаза на лице. И в них такой свет...
За неё это сделал Дженаро - молча сгреб в охапку, прижал к себе.
- Все, родная, все... Ты свободна. От всех обвинений.
Она уткнулась ему в куртку, мотая светлой головой, и с трудом выдохнула в плечо:
- Свободна? Духи Уматэ, да главное - ты живой! Ты вернулся...
- Лахтан, пришибу, - обронил монах, не оглядываясь на охранника. - Исчезни.
Безопасник испарился, только дверь прошуршала по рельсам.
- Вернулся, - кивнул Дженаро, гладя ее по светлым волосам. - А теперь слушай. Он все же понял. И прислал сообщение вдогонку. "...если вам несложно, передайте ей мое предложение учить ее. Наше общение было не слишком приятным, но в мисс Вийяр видна стойкость духа, достойная величайших воинов. Империя нуждается в таких кадрах, и хотела бы их видеть на ролях гораздо более ответственных, нежели офицер внутренней безопасности", - процитировал он по памяти вслух. - Альтернативу ты знаешь... Я могу обойти его. Но выбор предоставить тебе обязан.
Шер никак не могла отпустить Дженаро, так и слушала, уткнувшись ему в плечо. Все эти лестные слова Инквизитора она с трудом могла отнести к себе. Но выбор она все же должна сделать... Вернее, его для нее не существовало, если бы...
- Передайте милорду мою благодарность... Но... - она подняла взволнованный взгляд на Дженаро. - Но как отразится мой отказ на тебе? Раз он понял, то... у него же в руках... оружие против тебя?
- Оружие, - согласился Дженаро. - При условии, что ты останешься вне обучения. Это действительно нарушение соглашения с Императором... Но я могу выполнить соглашение, и в то же время тебе не придется становиться монахиней.
- Вариант твоей ученицы Флай? - немного грустно улыбнулась она. - Я с радостью... Я еще на Альдераане думала, что ты был бы мне хорошим учителем... - она разгладила на его плече куртку, в складки которой прятала лицо. - Но ты же знаешь... Скорей всего, я не смогу остаться на Бакране надолго. И что тогда?
- Тогда ты получишь послушание и отправишься его выполнять, - спокойно отозвался Бенду. - Послушник - не монах. Его единственный обет - полное подчинение воле наставника. И срок послушания определяется только наставником. Бывали случаи, когда послушники так и уходили в Силу, не сделавшись монахами... Это - выход, Пола. На текущий момент - наш единственный выход... И есть еще один момент в этом. Если наставник приходит к выводу, что послушник не может быть монахом Даи Бенду - он может просто выгнать его. Без объяснения причин. Или передать другому учителю. Тоже без объяснения причин. Ты понимаешь, что это дает?
- Свободу даже от единственного обета? - слабая улыбка скользнула по ее лицу и пропала. - Тебе не нужно убеждать меня, о таком учителе, как ты, можно только мечтать, - серые глаза смотрели серьезно. - Надеюсь, господин Инквизитор больше не будет вспоминать о Поле Карраде...
- При условии, что у Полы Каррада появится учитель - да, - Дженаро наконец выпустил ее из кольца объятий. - Что мне ему ответить?
Шерги невольно задумалась. Вопрос был не в том, что ответить. Речь шла о форме отказа такому лицу, которому отказывают крайне редко и чревато...
- Передать ему мою благодарность за такую высокую оценку моей скромной персоны, а еще, что свой путь я выбрала, и встреча с тобой, наконец, дала возможность осуществить задуманное. И на каком месте я бы ни служила - я всегда служу Империи, - помолчав немного, произнесла она.
Рик счел бы, что она слишком много говорит...
- Так пойдет?
- Так пойдет, - очень серьезно ответил Дженаро. - И если ты уверена в своем решении...
- Более, чем, - так же серьезно отозвалась она. - Согласишься?
- Тогда... Лахтан.
На пороге нарисовался охранник, три дня бывший неотлучной тенью Шерги.
- Ты будешь свидетелем посвящения.
Лахтан молча кивнул, его глаза загорелись уже знакомым Шер огнем. Свидетель? Он был готов на куда большее.
- На колени, - тихо сказал Дженаро. И это было сказано уже не безопаснику.
С неровно забившимся сердцем Шер послушно опустилась на колени перед Дженаро. Обряд, от которого дохнуло легендами древности, но что ни на есть - самый настоящий... Сумеет ли она... На "Случае" все одаренные были вольными стрелками, учились техникам, и даже успешно. Только у Ника был Учитель. Но никто не выбирал себе Орден...
Дженаро молча смотрел на нее, ожидая ритуальной просьбы.
Она опустила голову со светлой косой и протянула вверх руки.
- Я ищу пристанища... - тихо, но ясно выговорила она, ощущая, как бешено колотится у нее в груди..
Монах взял ее ладони, легка сжал.
- Отдай свою волю, прими путь и иди в приют чистоты.
Фраза отличалась от той, которую он ей назвал в первый раз.
- Отвечайте, - полушепотом подсказал Лахтан, - надо сказать: "Отдаю волю, принимаю путь, веди меня".
- Отдаю... принимаю... веди... - как эхо повторила Шер слова обета, которые почему-то были известны Лахтану. Но ее мысли и чувства были сейчас заняты тем, что совершается. И волнением. И опасениями - насколько обряд изменит их с Дженаро отношения. Она, конечно, не отдала бы свою волю никому другому, кроме него... Но дело даже не в этом...
Дженаро мягко потянул ее за руки, поднимая с колен. Что-то происходило, но Шер не могла понять, что именно - только осознавала, что изменения происходят.
- Я оставляю тебе оба твоих имени - Пола и Шерги, - заговорил монах. - Ты можешь пользоваться любым из них, они оба чисты. Я оставляю тебе свободу жить и работать, как ты жила и работала до посвящения. Но ты не примешь ни одного действительно важного решения, которое может изменить твою жизнь, не спросив моего позволения. И не нарушишь моего запрета, если позволение дано не будет.
Вот что она оставит у своего Вундед-ни... Свою волю, свою свободу распоряжаться собственной жизнью, как бывало... Когда можно было угнать спидер Рика и залезть в ущелье Арки, не сообщив кэпу, где они... Хотя, кто знает, какое решение изменит твою жизнь? Ты идешь прогуляться к озеру, вы случайно оказываетесь в карстовом провале, случайно находите древнее изваяние с кристаллами на ладонях, случайно видите во сне золотое озеро, мост через него и врата... А потом эта красота чуть не убивает вас, но вы открываете врата, и другое древнее изваяние выдает вам другие кристаллы взамен первых, чтобы на безымянной мертвой планете в итоге получить Одаренность... Ей, обычной девчонке с Корусанта... Где же в цепочке событий то решение, которое изменило ее жизнь?
Шер неслышно вздохнула. Одаренность - талант, способности. Но не свобода...
- Не нарушу...
Несколько секунд Дженаро смотрел на нее - с печалью. Видит Сила, он хотел избежать этого решения. Но Инквизитор не оставил выбора. Ни ему, ни ей... Но это - безопасность. По крайней мере, пока не появится возможность снять Узы.
- Добро пожаловать в Орден, Пола...
И уже совсем другим тоном:
- Где мой каф?
Ледяную синеву взгляда разбила солнечная улыбка.
Она вскинула на него глаза и рассмеялась с облегчением - ничего не изменилось в их отношениях. Наставник, или не наставник - прежде всего он родной, близкий человек и друг...
- Одну минуту по общегалу! - прозвучало уже в дверях - Шер, а за ней ее светлая коса метнулись к автоповару. Следом, как болт, пронесся черный кореллианец. Все, как всегда... Будто тут эту самую минуту назад не происходил древний ритуал посвящения. Ничего не изменилось. Кроме того, что она теперь в Ордене...
Обещанной стандартной минуты хватило, чтобы обдумать ответ чиссу. Когда Шер принесла каф, Дженаро уже писал.
"...моя послушница благодарит за оказанную ей честь, милорд. Она просит передать, что на любом месте и в любой должности будет преданно служить Империи. Я последовал вашему совету и принял в Орден всех своих людей, во избежание недоразумений. Благо традиции Ордена предусматривают обучение не только одаренных разумных. Духовные практики доступны каждому, не каждому по силам Путь..."

Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Альда Карст
сообщение 23 Апрель 2017, 22:44
Сообщение #74



Иконка группы

Группа: Участник
Сообщений: 172
Регистрация: 29 Январь 2012
Пользователь №: 9038



Вышенки.
Кел, Дженаро, Флай.


"Самый большой долг в жизни - искренние чувства"... Флай мрачно усмехнулась - ахха... Лучше уж не отдавать таких долгов - от тебя не ждут их возврата. "Все хорошо, мистер Дженаро... Пряности набирает вес, телята колосятся, удои созрели... А со мной тоже все классно, мистер Дженаро.Можете совсем забыть о моем существовании...Мне то что? Я же ледяная, как и вы!"
Она с силой лупила пальцами по деке, просматривая докуметы и счета...
"Единственный раз сделала в жизни такое, казалось, неоспоримо хорошее - спасла этих милых животных, не дала разбиться детской мечте, и, оказывается, она падает на Темную Сторону! Не примерить ли ей себе черный плащ и имя Дарт Флай? Твою гунганскую мать! А освобождать неосторожных от кредитов на счете, врать и выдавать себя за ту, кем она не является - это, очевидно, был Свет?!"
Рыжая в сердцах оттолкнула терминал так стремительно, что ее кресло задержала только закрытая на все коды дверь ее рабочего кабинета. И она по инерции отлетела на середину комнаты...
Нет, не может она сейчас работать... Она так мечтала о том, чтобы найти на лечение Зимы деньги, у нее теперь есть отец, который оказался вовсе не таким, каким она рисовала его все это время - совсем, наоборот... она живет в таком месте... Да, хатт, она несправедлива к Силе, да, она должна бы быть счастлива. Но почему ей так горько...
Сначала хлопнула дверь ее кабинета, через полминуты - входная. Рыжая бежала к Огоньку, а за ней следом, почти слившийся с зеленой травой, еле поспевал Джос.
Огонек с ней одной масти, он молчит и только вздыхает шумно и тепло, когда она осторожно расчесывает длинную рыжую гриву, а потом круговыми движениями проходится по всему крупу сначала щеткой чуть пожестче, а потом - помягче... А думать в это время можно о чем угодно...
Пока она занималась приллом, в небе пролетел спидер, удаляясь в сторону космопорта. Он не был красным - это не могла быть машина Дженаро, но и синеглазого безопасника поблизости не наблюдалось. Потом похожий спидер пролетел в обратном направлении - прошло около часа, но никаких признаков жизни, помимо этой машины, никто не подавал.
- ... он танцевать даже со мной пошел, - заплетая гриву Снежинки в сложные косички перевитые лентами с бусинками, усмехнулась Флай, - Только, чтобы про свою блондинку... Нет, она не такая блондинка, как ты. Ты белее...- утешила она прилла, погладив ее по шее. И взглянула вверх на снова возникший в небе спидер.
" Что-то вы к нам зачастили сегодня... Космопорт вам тут, что ли..."
- ...и снова обо мне вспомнит, когда ему захочется кому-нибудь разнос устроить..."Ледяной дракон", хатт... - выговорила Снежинке рыжая, протирая той лицо влажной салфеткой. Снежинка помотала головой, то ли выказывая неодобрение такому определению босса, то ли неприятному процессу протиранию глаз...
Ну, вот и все. Ребята - красавцы, Джос наглотался мошек по самые уши - можно сваливать от солнца...
Вернув щетки и скребки в денник, Флай медленно пошла прочь.
У посадочной площадки ей послышались мужские голоса. Говорили негромко, но Флай показалось, что она узнает голос Дженаро. И... Кела?
Она постаралась незамеченной подойти поближе, теряясь в зеленой живой изгороди кустов, и прислушаться к их разговору. Если Дженаро распекает Кела из-за нее...
- ...пока его тут не было, ты держался, - услышала она. - Я могу понять, что тебя спровоцировали. Но не могу понять твоей выходки на ферме, и не жди, что я стану тебе сочувствовать. Ты на службе. У тебя есть правила, Устав, закон. Или ты им следуешь, или...
- Я все понял, - тихо отозвался Кел. - Я... буду держать себя в руках.
- За списком нарядов подойдешь к дежурному, - бросил Дженаро. - Мне пора.
Выходить из своего укрытия Флай не стала.Помахать ручкой Дженаро? Так оно тому надо? Вот и незачем... Что ж, хоть одна хорошая новость сегодня - Кела не уволили. Рыжая вздохнула с облегчением - хоть так... Она же по сути сломала ему всю карьеру...
- Привет. - она все-таки вышла из-за кустов, когда яркий спидер Дженаро затерялся в облаках. Набралась наглости и вышла.
Оперативник стоял, прислонившись к ограде, и ожесточенно грыз сломанную веточку. На звук шагов Флай Кел повел головой, исподлобья глянув на девушку и тут же опустив взгляд.
И снова - который уже раз за сегодня - на сердце навалилась тяжесть, вынимающая душу... Флай потупила свою рыжую голову. А чего она хотела? После всего... Но уйти она себе не дала, призвав на помощь всю свою беззастенчивость щипачки.
- Здорово влетело? - немного виновато спросила она.
- Нет, - Кел помотал головой. - Это он еще добрый. Я бы выгнал.
- Ага, очень добрый, очень... - криво усмехнулась Флай, поднимая глаза в небо, в котором красного спидера и след простыл. - Догадываюсь даже - почему... Та девчонка, которая с ним отстреливалась... Она - такая стройняшка глазастая и косу носит ?
- Ты ее видела? - Кел насторожился.
Значит, это точно она...
- Видела. - кивнула рыжая.- Вчера. С боссом.
- Она здесь? - Кел был не на шутку удивлен. - Только этого не хватало...
- А почему - "не хватало" ? - теперь удивилась Флай. Точнее, сделала вид. С Келом - насчет этой Шерги - она была полностью согласна, но вот его выражение показалось многообещающим...
- Слишком нашумели в прошлый раз, - отозвался безопасник. - Столько пришлось возиться... Одних отчетов написали тонну. Остальные тоже тут?
- Остальных не видела, да и все равно я их не знаю... А вот она прилетела с боссом... Вроде бы - его родственница. - пожала плечами Флай, стараясь, чтобы Кел не уловил в ее тоне ни горечи, ни скепсиса.
- ...И прости меня, пожалуйста, за ферму..
Не надо было боссу посылать Кела ее охранять после той ночи на заброшенной турбазе, не надо было...
- И вообще. Прости. - заторопилась она.
- За что? - не то не понял, не то переспросил внук Ильдико. - Или ты еще что-то успела...?
Твою гунганскую мать! Еще один! И снова -"самый большой долг"... Что ж. Наверное, и это ею заслужено.
- Я рада, что тебе не придется становиться фермером, - вместо ответа коротко улыбнулась рыжая и пошла к дому, надвинув бандану на самые глаза.
- А я как рад... - почему-то особой радости от него не чувствовалось. Скорее наоборот. - Чиф сказал, ты за меня просила... Так что я тоже знаю, почему он добрый.
Она остановилась и повернулась к Келу. Чтобы на него смотреть из под повязки, ей пришлось вскинуть голову.
- Я не при чем два раза, - усмехнулась она. - Я не просила за тебя. Сказала только - кто виноват в действительности. И все. А добрый он, потому, что нашел эту девчонку - родственницу... А что тебе в этом не понравилось? - напрямик спросила она.
- То, что может снова буча начаться, - прямо ответил безопасник. - А тебе, смотрю, тоже не по нутру?
- С чего бы это? - сделала недоумевающее лицо рыжая.- Мне пополам, - не моргнув глазом, сообщила она. - Но я о другом. Мне показалось, или ты не рад. что тебя оставили в СБ?
- Я справлюсь, - безопасник дернул плечом, словно сбрасывая что-то. - Что тут делает этот хлыщ с верфей?
Рыжая усмехнулась про себя - классика... Лучшая защита - нападение, ага...
- Я не видела Бруно, но по словам бабушки - он стажируется у Тераса. И, вероятно, хочет самолично проверить исполнение контракта? - предположила она. О том, что снабженец собирается провести свой отпуск здесь, в Вышенках, и в качестве работника на ферме, рыжая решила промолчать.
- Интересный у него способ проверять контракты... - не утерпел Кел. В Силе отчетливо потянуло ревностью. - Пойти помочь ему, что ли?
Ага, только этого и не хватало... У Кела, кажется, лимит нарядов уже исчерпан полностью на ближайшие десять лет...
- Помоги лучше мне, а? - Флай решительно отправила бандану почти на затылок, - Скоро оборудование привезут, давай проверим, все ли в порядке с помещением. А снабженца чего пасти? Нам скрывать нечего.- рыжая независимо пожала плечами. Слова Ильдико, пришедшие на ум, были сейчас - в самый раз...

Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Дара Райвен
сообщение 30 Апрель 2017, 00:16
Сообщение #75


Шехерезада 181 ИЛЭ
Иконка группы

Группа: Бывалый
Сообщений: 1344
Регистрация: 10 Июнь 2007
Из: Кокпит
Пользователь №: 6752
Раса: Мандалорианка



Вышенки - Амма
Флай, Улло

Её фермерская жизнь, немного нарушенная приемом и тем, что за ним последовало, опять начала налаживаться. Тишина... Босс не появлялся, Кел улетел в город - ему предстояли наряды, у Рейбана отпуск еще не наступил, оборудование для сыродельни привезли и установили - жизнь продолжалась. И каждое утро, до первых лучей рассвета Флай, как всегда, проводила за медитацией и изучением техник. Выцепить из реки огромный пузырь воды, как это сделал босс на заброшенной турбазе – вот это пока получалось не очень. Точнее – совсем не получалось. Может, две лунные дорожки на стремительной воде уводили восприятие куда-то далеко, мешая концентрации, хотя раньше ей помогали, может Огонек слишком шумно дышал и жевал траву, может, и не в них было дело… Но вода с шумом и брызгами сразу же возвращалась обратно, а Флай - к новым попыткам, пока рассвет не прогонял ее домой.
Уже наступивший день тоже заставлял крутиться – бантята, приллы, молоко, теплицы, бизнес-планы… и снова бизнес-планы… Маленький свой магазинчик - это хорошо, конечно… Но, возможно, есть смысл продвинуть свой товар для раскрутки в самые-самые торговые центры Аммы? Флай таращилась на монитор терминала, стараясь почувствовать прибыль, как раньше чувствовала шорох чип-карты в кармане "клиента".
Потом была тишина вечера, когда в наползающеи тумане замирает даже ветер, и небо на глазах темнеет, зажигая первые звезды. Они в гостиной пили чай вдвоем с Ильдико, и наступало время звонка Зиме. И с обеими рыжая смеялась и шутила. Горечь опустилась на самое дно души, как слой отравы на дно бокала. Когда-то Флай играла в университетском театре такую же рыжую девушку, которую заставили пить яд, но все кончилось хорошо. Главное - не взбаламутить дно...
- Слетаю-ка я завтра в город... - задумавшаяся Флай не заметила, что озвучивает свои мысли.
- Слетай, - не стала возражать экономка. - А то совсем зачахнешь.
Рыжая с удивлением взглянула на бабушку - почему это"зачахнешь"? Что-то заметно?
- Кажется, риэлтор нашел подходящее помещение под ресторанчик с магазином... - стала почти оправдываться она. Что еще она могла объяснить экономке? Что что-то внутри почему-то гонит ее вперед, что она почему-то не может усидеть на месте?
Исчерпывающее объяснение, ага... Флай допила чай, ткнулась сладкими от варенья губами в щеку Ильдико и унесла посуду на кухню. Мыть.

- Тихо ты, Джос... Тихо... Перебудишь всю округу... - рыжая прижала палец к губам, осторожно закрывая за собой дверь. Затявкавший и запрыгавший в вольере гуртаник явно рассчитывал, что вожак возьмет его с собой. Но - увы...Флай негромко сказала:
- Сторожить, Джос, сторожить.
И стремительно зашагала к парковочной площадке в одежде додженаровкой поры - куртка, бандана, штаны, и за спиной любимый рюкзачок...
Грузовичок в смешных жучках тихо поднялся и взмыл в пасмурное небо. По трассе, большей частью в сторону Аммы, двигались грузовички... и грузовички. Нормальные бакранцы еще спали. А ненормальные... В общем-то ей впервые за последние дни было легко. На ней была ее счастливая одежда, она летела. Она была свободна. Она могла перейти на другую трассу к Космопорту. Никто не станет ее удерживать. Давай-давай... Всем будет нормально. Келу - у него не будет причины срываться, это раз...
Она аккуратно заняла место во втором ряду, опередив грузовик погабаритнее.
...Отцу и Бруно - у них не будет риска, это два. А у босса даже очень много плюсов прибавится... Не вытаскивать ее из помоек, не тратить на нее время - есть же на кого... И не переживать, что она какого-то хатта выберет Темную сторону... Ученица она - так себе... И это - три...
- Ступайте, скатертью дорога... - напела она негромко и задумчиво. - Ступайте, скатертью дорога... Красавицы из Тида шуток не хотят, красавицы из Тида шуток не хотят, красавицы из Тида шуток не хотят! А-аа-аааа-ахха-аааа! - неожиданно поддавшись ритму и настроению песни, эмоционально закончила она, обгоняя еще один грузовик.
...Трасса на Космопорт осталась в стороне.
Но было еще слишком рано, чтобы добиться от посредника чего-то более вразумительного, чем сонное бормотание. Ну да, риэлтор - это тебе не фермер. Но она найдет чем заняться и куда податься. Да, она даже знает - куда...
Дом стоял на месте, из окна ее бывшей квартирки ничего не свисало, парковка тоже никуда не делась. Только синего спидера на ней не было. Флай припарковалась и вышла. Было тепло, пасмурно, и начинал накрапывать дождь. Глупо было возвращаться на это место. Сидела там на своем белковом концентрате, обдумывала планы тихого отъема кредиток и была довольна? Если бы не Дженаро... Если бы не Дженаро - ее вообще бы закопали на заброшенной турбазе! Он примчался ее выручать... Одна на миллион... Рыжая криво усмехнулась. Одна на миллион не значит - только одна...
Все, она не настолько романтична, чтобы еще гулять под дождем!
Флай быстро села обратно, и грузовичок заложил крутой для своего габарита вираж, устремляясь к знакомой кафешке, где такие бесподобные лепешки и невыспавшаяся девчонка-повар.
Лепешки были как всегда, каф горячий и крепкий, а дождь все размывал и размывал город на прозрачной стене кафе. И надпись рекламы напротив обманчиво утверждала, что это Тид, а не тир...
Порыв ветра распахнул дверь, взметнул несколько обрывков флимси со столика, за которым еще недавно кто-то сидел, и который не успели прибрать. Один из клочков взмыл под потолок и плавно спланировал на столик к Флай. Показалось, или на нем что-то было написано?
Она машинально начала читать, не вдаваясь в морально-этическую сторону того, что делает - ну не надо разбрасываться записками. Это же не код на банковской чип-карте? Да и когда это ее останавливало?
Это был не код - хотя как посмотреть... Неровным почерком - сразу видно, старческой рукой, с неровным нажимом и хромающими строчками, на обрывке были написаны три строки.
"...навестите кто-нибудь!
Одиночество мое
Нарушает только сон..."
Одиночество... И дождь. Это еще горше... Это был крик о помощи. Наверное, кто-то специально оставил эти флимси в кафе, чтобы посетители прочли и... И хоть кто-то откликнулся... Флай перевернула записку на оборотную сторону. Если приглашают - то куда?
Адреса там не нашлось - только еще три таких же неровных строчки:
"...мягко ступая
Лапами листьев,
Осень идет..."
"Сдается мне, что это не адрес, а стихи", - усмехнулась рыжая про себя. Но когда в стихах крик о помощи - это не просто стихи...
- Извините, - окликнула Флай девушку, которая начала убирать тот самый соседний столик. - А вы случайно не знаете, кто там сидел сейчас? Кажется, тут забытый листочек, - улыбнулась она, понимая, в принципе, что это мог быть случайный человек, и она выглядит, как идиотка. В общем-то почему "как"?
- За этим столиком? - девушка обернулась к ней. - Заходит иногда старичок... Не из людей по виду, но и не сказать, чтобы алиен. Всегда тут садится. И листочки оставляет, да, со странными стихами.
- Как интересно, - выдала рыжая еще одну вежливую улыбку. - А кто он такой? Наверное, где-то рядом живет?
Еще один идиотский вопрос. Ей-то что? У нее скоро встреча с риэлтором. Но, хатт... Этот дождь... Старость. И одиночество...
- Не знаю, - девушка качнула головой, смахивая со стола остальные обрывки в лоток. - Но он недавно ушел и ходит медленно. Может, не убрел еще далеко? Кажется, он направо всегда сворачивает...
- У вас замечательное кафе, всегда все вкусно, - поблагодарила Флай девушку. Вполне себе светский разговор. Ну, поинтересовалась. Просто так. От скуки...
Положив под тарелку чип на небольшую сумму, Флай, не торопясь, вышла из кафешки, потом дождик погнал ее быстрее. Направо.
На улице уже никого не было. Но когда Флай добежала до перекрестка, справа она увидела сгорбленную фигуру, медленно бредущую под прикрытием силового поля над тротуаром. Рядом лился поток воды, сбегая по крыше и силовому козырьку, и казалось, что старик отделен от окружающего мира стеклянной стеной.
Если бы она, Флай, была художником, то более точного изображения абсолютного одиночества вряд ли бы стала искать... Она забежала вперед и встала перед ним.
- Мистер, - подняла рыжая на него глаза. - Не вы это забыли в кафе?
И протянула кусочек флимси.
Старик остановился, поднял голову, посмотрев сначала на руку с обрывком писчего пластика, потом - на девушку. Под потертыми полями шляпы Флай увидела породистое, аристократическое лицо с чертами, наводящими на мысли о действительно не вполне человеческом происхождении. Но что конкретно вызывало такое впечатление, сказать было невозможно. Блеклые, слишком светлые глаза казались подслеповатыми, старик сощурился, чтобы лучше разглядеть девушку, преградившую ему дорогу.
- Ох, мисс... - негромко проговорил он наконец. - Я заставил вас бежать за мной под дождем... Мне нет прощения.
- Да все нормально, - пожала плечами рыжая, чувствуя, как с банданы стекает за шиворот - одежда была непромокаема, поэтому с нее лило. И что особенно противно - по спине. - Давайте, я вас подвезу? Я на спидере, - предложила она.
- Я живу тут неподалеку, - старик покачал головой и подвинулся ближе к стене. - Не стойте же под дождем, вы простудитесь... Тут достаточно места для двоих... Но если вы составите мне компанию, я буду признателен.
Флай колебалась только пару секунд. В конце концов, время у нее еще есть. А на грузовичке с запасом успеет, никуда не денется. И старичка жалко...
- Спасибо. С удовольствием, - улыбнулась она, вставая рядом под купол силового поля. - Флай. Флай Кавальерри.
- Улло, - старик церемонно приподнял шляпу, второй рукой наконец забирая у Флай свое творчество. Пальцы, прикоснувшиеся к ее руке, были холодными. - Улло Халлар. Я не думал, что...
Он не стал договаривать, убрал клочок в нагрудный карман жилета.
- Вы позволите предложить вам руку, мисс Кавальерри?
- Валяйте, - Флай усмехнулась и взяла его под руку. Такой вежливый, такие манеры, как у... графа. Или барона, например... Или как у кого-то из королевского клана. - Вы не с Альдераана, мистер Улло?
А что - вопрос закономерный. Видела она там таких. И старичков. И молодых.
- Нет, мисс Кавальерри, - старик улыбнулся. Он заметно оживился, даже плечи распрямились, и он словно стал чуть повыше ростом. - Моя родина называется Киндел. Она далеко отсюда... Не думаю, что когда-нибудь туда вернусь.
Чтобы быть там таким же одиноким? Еще бы...
- Я как-то не встречала нигде упоминание о ней, - призналась она немного смущенно. - А почему? Бакрана нравится? - взглянула она на старичка. Внезапно приосанившегося... Ну и хорошо. Она немного отвлекла его от одиночества.
- Здесь достаточно хорошо, чтобы жить, - согласился Улло. - Не смущайтесь, моя родина мало кому знакома. Это у самой окраины галактики. В сезон Разделенного неба единственный материк поворачивается к открытому пространству, и все, что мы видим тогда по ночам, это бездна с редкими искрами далеких галактик... Тогда мы собираемся семьями, завариваем особый чай, и делимся друг с другом теплом... Но мне больше не с кем делиться... Простите, я о грустном. Больше не буду, обещаю. Вы очень удивили меня, мисс Кавальерри.
Он и говорил как-то... Словно стихами. И это звучало непривычно - ну кто скажет "делимся теплом" в обычной речи? И в тоже время - это здорово цепляло.... Все страшно, все грустно, а красиво... И ему не с кем делиться. Значит, семьи больше нет... Твою гунганскую мать! Как просто и глубоко - делиться теплом...
- Чем это я удивила? - озадаченно взглянула на него Флай. Вот кто удивил - так это он...
- Вы прочитали и пошли за мной, - пояснил Улло. - Обычно просто выбрасывают и забывают. Там у нас через месяц начнется сезон Разделенного неба. И у меня сами собой рождаются вот такие обрыки стихов... Когда-то я был неплохим поэтом. Но это было давно... Здесь хорошо жить, мисс Кавальерри. Но настоящие стихи можно писать только под родным небом... А вы все-таки что-то увидели в этом. Это неожиданно. Удивительно. И очень приятно.
- Я... Я не очень разбираюсь в стихах... - совсем смутилась она. - Ну, только когда играла в нашем университетском театре - там были роли в стихах. "О, что за день, все страхи и сомнения... Мне мнится - наши судьбы сплетены..." - продекламировала она и взглянула на Улло Халлара. - В ваших трехстишиях... Чувства. Они не могут оставить равнодушными.
- Мне мнится - наши судьбы сплетены... - медленно, словно пробуя на вкус каждый звук, повторил кинделит. - Хорошо сказано. Очень хорошо... Но мы пришли. Могу ли я предложить вам чаю, чтобы вы согрелись?
Есть, есть у нее еще время... Пусть не будет запаса, но она все равно успеет. Как-то неудобно отказываться, да еще после такого рассказа о сезоне Разделенного неба... Еще немного минут иллюзии разделенного одиночества для него.
- Это из пьесы об одной из наших набуанских королев, - пояснила она и улыбнулась. - Пожалуй, я еще успею выпить чай.
- Тогда осторожнее, тут ступеньки... - Улло поддержал ее под руку, сдвигая в сторону дверь. За ней обнаружилась лестница наверх - довольно старая, с вытертыми ступенями. - Хорошо, что не высоко. Второй этаж.
Квартирка у него оказалась обставленной просто, почти бедно - но за этой простотой угадывался вкус. Предложив Флай снять куртку и сесть в кресло, старик включил автоповар на нагрев воды и загремел чашками в отгороженном ширмой закутке. До девушки долетел запах трав - некоторые казались знакомыми, их заваривала Ильдико.
- Может, вам помочь, мистер Улло? - снимая куртку, Флай повернула голову к ширме. Травяной чай... Кажется, лет сто прошло с того дня, когда она заваривала чай из горных трав для босса. На "Киннаре"... И Дженаро был вроде еще незнакомым, но каким-то близким. Ближе, чем сейчас... - А вы давно на Бакране?
- Да, довольно давно, - отозвался из-за ширмы старик. - Не беспокойтесь, мисс Кавальерри, тут нет ничего сложного, просто вода нужной температуры, чай и чайник... На кресле плед, укройтесь. если вам будет прохладно.
Он вышел к автоповару с большим керамическим чайником, подставил его под горячую струю, ополоснул кипятком и выплеснул воду в утилизатор.
- Нужно, чтобы глина согрелась, - пояснил он, - тогда заварка отдаст весь свой аромат и вкус. Еще у нас, когда заваривают чай, отливают немного в чашку, потом вливают обратно, и так три раза. Старый обычай, никто уже и не помнит, зачем так делают - принято, и все...
Приговаривая так, он засыпал в чайник горсть чая с травами, заполнил до половины и отставил настаиваться на низенький столик, окруженный разложенными по полу подушками.
- Я каждый день завариваю его и надеюсь, что буду пить не один, - теперь Улло принес из-за ширмы чашки, выставил их рядом с чайником. - Подушки держу разложенными для гостей. Но никто не приходит...
- А почему же у вас тут нет друзей? Ну, хотя бы знакомых? - Флай стащила с головы бандану, тряхнув рыжими отблесками рассыпавшихся волос. - Ой, а можно я на подушки?
Сидеть на полу - в этом была какая-то отсылка к ее вольной жизни... И ей хотелось снова это почувствовать.
- Конечно же, можно, - Улло закончил возиться с чайником и принялся разливать чай. - Это не те травы, конечно, но запах похож. Я помню его с детства...
На вопрос Флай он ответил, но не сразу. Только когда оба уселись на подушки у низкого столика, и канделит взял в узловатые старческие пальцы исходящую паром чашку, девушка услышала:
- Мне трудно объяснить моё одиночество, мисс Кавальерри, не затронув ничьей гордости. Но... У нас слишком разные культуры. Сегодня вы встали передо мной, и меня словно поразило ударом молнии: столько в этом мгновении было красоты... и жизни. Мы учимся видеть прекрасное, ценить его неповторимость и мимолетность. Это чувство, когда словно вода сквозь пальцы ускользает мгновение, которое никогда не повторится...
- Какая потрясающая способность... - помолчав, обронила Флай, согревая ладони о чашку и вдыхая аромат горячего напитка. - Увидеть прекрасное в обычном дожде... Мне кажется, я понимаю... Мы тоже, наверное, не безнадежны, и тоже ощущаем красоту очень остро, мы можем жить в этом мгновении, когда старый дом, в котором поскрипывают ступени, а за окном листва, вздрагивающая от капель дождя, такая зеленая и промывая, но... Мы живем будущим. И нам кажется - так будет всегда. Или будет еще лучше... Мы бежим вперед, не останавливаясь. А потом оказывается, что счастье - уже позади... А ты и не расчухала его... - чуть грустно улыбнулась рыжая своему отражению в чашке.
- Вы понимаете, - старик наклонил породистую голову. - Я так рад этому... Но понимающих слишком мало. Их так трудно встретить... Они называют меня чудаком Улло - я не против, я понимаю, что для них я просто старый чудак, который смотрит на отражения в лужах, бормочет непонятную несуразицу и здоровается с листьями за руку. Но это и есть ответ на ваш вопрос, мисс Кавальерри, почему у меня нет тут друзей, - он беспомощно пожал костлявыми плечами. - Все бегут вперед, мне не угнаться за ними, а они не хотят или не могут остановиться.
Рыжая сделала глоток и взглянула на Улло.
- Не обижайтесь на людей, мистер Улло, - мягко сказала она. - Они не только вас... Мы и друг друга не понимаем - хотя вроде одной расы. И не стараемся... И остановиться нам очень трудно. Наоборот, мы только ускоряемся. А что там разглядишь на скорости? Вот и мне нужно бежать вперед. Уже очень скоро, - бросила она на старика извиняющийся взгляд.
- Конечно, - Улло опустил глаза. - Какие могут быть обиды? Я и так бесконечно признателен вам за то, что вы скрасили мое одиночество.
Флай почувствовала себя так, словно украла у нищего последний кредит.
- Мне очень нужно уйти, чтобы не опоздать на встречу... - постаралась как можно мягче сказать она. - Но я очень рада, что познакомилась с вами... И я... Я немного могу задержаться, - решилась она. Ничего, она отправит посреднику сообщение, что опоздает немножко...
- Это не обязательно делать, - старик отпил глоток из чашки и поставил ее на столик. - Я понимаю, что дела имеют свое значение. Но... я буду очень рад, если вы однажды заглянете ко мне еще.
- Вы любите пирожки и фрукты только с дерева, еще влажные от росы? - улыбнулась Флай. - Я живу не в Амме, но я буду навещать вас, мистер Улло, как только буду сюда прилетать, - пообещала она, пригубив душистый чай из чашки. Целая поляна лесных ягод, какая-то холодящая нотка, и легкая, и такая же душистая кислинка снова нарисовалась ее ощущениями. - Очень приятное сочетание... Чай изумительный. Спасибо.
- У меня еще осталось немного того чая, который у нас заваривают с наступлением зимы, - слабо улыбнулся Улло. - Если вы разделите со мной ее начало - я развяжу этот мешочек... Привозите что сочтете нужным, я все приму с радостью, просто потому, что это от вас. Надеюсь, и вы не останетесь разочарованы...
- Заметано! - весело ответила Флай. Она допила чашку без остатка и осторожно поставила ее на стол. - Спасибо за тепло, мистер Улло, за то, что разрешили посидеть на полу, за разговор... - Она поднялась, пряча огненные волосы под бандану, набросила куртку на плечи и с улыбкой протянула старичку руку. - До встречи?
Старик очень осторожно взял ее ладонь холодными пальцами, поднес к губам - таким же холодным.
- До встречи, мисс Кавальерри, - серьезно и церемонно ответил он, выпуская руку девушки. - Благодарю, что разделили со мной тепло.
Тепло... Руки холодные. Но тепло, да... Внутри.
- Увидимся, - улыбнулась Флай на прощание, взглянув еще раз на Улло Халлара и вышла. А уж по лестнице она скакала, прыгая через ступеньки, с риском сломать ноги, если бы... Если бы не была одаренной.


--------------------
Моя точка зрения - прицел.
Просто язва. Ничего личного.

Мы еще повоюем. 181 Inc

Есть три вещи, которые многие люди не умеют делать с достоинством - проигрывать, стареть и умирать. (с)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Поделиться темой: Поделиться ссылкой через ВКонтакте Поделиться ссылкой через Facebook
7 страниц V  « < 3 4 5 6 7 >
Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 25 Янв 2020, 17:47

Рекламные ссылки: Дневники беременности на Babyblog.ru//Бэбиблог - соц сеть для будущих мам //