Помощь - Поиск - Пользователи - Календарь
Полная версия этой страницы: "Сейчас"
Форумы SWGalaxy > Другое > Творчество > По миру Звездных войн
Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16
Ариша
Продолжаю писать "продолжение будет" smile.gif
Но я пока продолжаю заполнять эффир и не смогла устоять перед вот такой Амидалой - она мне очень напомнила Дармин Арти

Mariza
Не успели в контакте вывесить, а арт уже здесь.

Моложава она как-то для Дармин wink.gif
Француженка с карими глаза
ох, Натали шикарна...в этом стиле она действительно очень напоминает Дармин. Конечно, возраста не хватает, однако, это самый близкий образ к Арти из всех образов Портман, которые я видела (а видела я их очень и очень много). Аж захотелось заново прочесть Сейчас)) Ариш, жду с нетерпением твоего возвращения
Ариша
тут ещё наткнулась:
Ариша
оставлю это тут ...







Restless Katherine
Продолжения бы... Давно жду этот фик. Ариша, оно ведь будет же, де?
Ариша
Приятно, когда тебя ждут)
Я обещала, я написала)))
и так, продолжаем.
3 часть - Серый флот, будет так же состоять из 10 глав. Надеюсь не разочарую, потому что впереди ещё и 4 часть будет))) так что не расслабляйтесь)))
Автор на ПМЖ в "Исполнители" и ждёт комментарий.
Так что - поехали!
Ариша
Серый флот.
Сила весьма странная штука.
Она едина, но поделена надвое. Каждая из её сторон противоречива и многогранна.
Свет и Тьма шли рука об руку, но всегда вели войну друг с другом. В этом и заключается Великое Равновесие Силы, в которое пришла Галактика после ухода Пустоты.
Он восстановил равновесие, как было предсказано много веков назад.
Он, Избранный, принёс мир и покой во Вселенной. Но Свет и Тьма не могут жить в мире, хотя друг без друга и не существуют. За покоем в скором времени опять грянет война.
Он родился в войне за жизнь в высушенной пустыне, стал мужчиной в огне Войны Клонов, и жил в постоянной войне за себя самого. Война его не пугала, но... За Равновесием наступит война Света и Тьмы.
На этот раз война сына и отца.
А вот это его пугало.
Он многое бы сделал и отдал, что бы и сын, и дочь, не знали войны. Но время вспять не повернуть.
Сила направляет, но и ты ведёшь её.
Его же Сила вела к обрыву, чтобы с вершины вновь скинуть вниз.
И сейчас, он, падший рыцарь-джедай, изменник Светлого Ордена, Избранный из древнего пророчества, Повелитель Тьмы и последний Владыка Ситх, Лорд Главнокомандующий Дарт Вейдер, которого прежде звали Энакин Скайоукер, вновь решил судьбу Галактики.
Его выбор лежал не между Империей и Республикой, не между двумя старыми религиозными орденами, его выбор был между собственной тёмной душой с холодным, заострённым как лезвие, разумом и сердцем, которое молчало два десятилетия, а сейчас вновь взявшее право голоса. Он не хотел выбирать между собственным суверенитетом и отношениями с детьми, его такой выбор не устраивал. И как много раз в своей жизни он снова ломал все правила и законы, формируя свой собственный мир, со своими законами и правилами. И имя этому миру: Серый флот.
Ариша
1 глава.
В том, что с ней всё в порядке, она убедила даже Хэна, позволяя ему наконец-то выбраться с «Исполнителя» и заняться делом. Ему давно надо было развеяться, перестать быть её нянькой, сесть за штурвал «Сокола» и вновь ввязаться в какую-нибудь шальную авантюру. А ей надо было побыть одной, точнее ей надо снова учиться быть одной. Засыпать самостоятельно, входить в мало освещённые коридоры, и не оглядываться в пустой комнате. Потому что она была всё ещё не в порядке. Лея понимала, что ни Хэн, ни Люк, ни мама и ни отец не смогут быть с ней всё время рядом. Хотя брату и капитану это удавалось в последние четыре месяца. Хэн не оставлял её одну даже в каюте «Исполнителя», а Люк, когда оставался на флагмане, всегда ночевал у них в гостиной. Мама связывалась по голосети практически каждый день, если была такая возможность. Когда Люку и Хэну надо было отлучится, пост её стражи занимал Чуи. За это время она много нового узнала о странностях вуки, например, двухметровый великан начинал мурлыкать, когда она злилась или была не довольна. Хэн пояснил, что так вуки убаюкивают и успокаивают детей. И после этого она поняла, что хватит. Принцесса была очень благодарна им за заботу, беспокойство и бесценную поддержку всё это время. Но она уже чувствует себя лучше, она уже сама способна справиться со своими страхами, и она, прежде всего, принцесса Альдераана, один из Лидеров Альянса, и главный дипломат Союза, больше не нуждалась в такой опеке. Лея вздохнула с облегчением, когда генералу Соло поставили задачу с высшим приоритетом, и она осталась одна. Закончив все свои дела, приняв горячую ванну, легла спать одна, впервые с момента её похищения Императором. Усталость тут же взяла своё, сон пришёл сразу, но уже через час, Лея, в холодном поту, включала весь свет в своих покоях, пытаясь прогнать присутствие липкой тени. Больше сон не шёл, зато страх снова затопил её комнаты, и принцесса не сомкнула глаз.
«Я больше не боюсь», думала Лея, укладываясь спать на второй день без Хэна, но, уже не выключая свет, и даже включила успокаивающую музыку. Нежные, убаюкивающие мотивы расслабляли, пропитывали лёгкостью и безмятежностью. Мама в последний свой приезд привезла ей вкусного напитка, который тоже имел успокаивающий эффект. Но как только она закрыла глаза, тонкие чёрные жгуты пронзили её тело, и шелест… Шелест то ли мантии, то ли голоса… вновь затопил весь мир во круг. Скинуть наваждение сразу не получилось, холодный пот вновь потёк по вискам. Холод… она полюбила холод… и темноту... темноту, но сейчас, во сне, её поглощало ужасное Нигде…в котором не было ни темноты, ни холода… тёплые объятья кореллианина могли бы спаси её, вырвать из этого Нигде… Брат... брат же освещал мир вокруг себя, как два солнца на Татуине… одним фактом своего присутствия выгоняя все тени из её сознания… Мама… мама… же была практична… давая снотворного дочери перед сном. Порой это помогало, но не всегда… тогда на помощь приходила заботливая Тьма. Порой Лее казалось, что она во сне слышит громкое дыхание отца. Но не сегодня… сейчас она была абсолютно одна наедине со своим кошмаром, который держал её крепкими и тугими оковами, лишая воздуха и целого мира. Грудная клетка сжималась в судороге, а костяшки на пальцах побелели от напряжения. Там, во сне, ей не хватало кислорода, не хватало ощущений, ей жизни там не хватало. Пустота... безжалостная и пронзительная, смещающая и уничтожающая Пустота вновь нависла над ней… Резкий, как удар, пронзающий до испуга, холод затопил её, звонок входной двери, мгновенно выдернул из ненавистного сна. Подскочив с кровати, Лея, ещё задыхаясь от кошмара, накинула на себя халат, кинулась к двери. Неважно кто стоял за ней, неважно, как она сейчас выглядит, она была безумно благодарно за этот звонок, и за возможность увидеть, хоть кого-нибудь. Принцесса в спешке открыла дверь, даже не посмотрев, кто это.
- Так не пойдёт, - заявил механическим басом грозный Лорд Главнокомандующий, заграждая собой проход. Лея с облегчение выдохнула, ощущая, как тяжёлое и властное присутствие Повелителя Тьмы заполняет собой всю каюту. Его громкое дыхание всегда прерывало её кошмары. Поэтому она отошла в сторону, когда ситх без приглашения зашёл в её апартаменты. Он так раньше не делал, отметила Лея, всё же поправляя волосы. Принцесса всегда ощущала присутствие отца рядом, но он всегда держался отстранённо, поодаль, идя на контакт, только когда она сама приходила к нему в кабинет. Хотя сейчас она даже могла сказать, что между ними появились хоть какие то человеческие взаимоотношения. Вейдер был очень сложным человеком, и сама Лея не относила себя к лёгким и покладистым. Но её гордость и прошлое отступали в последние месяцы. Она знала, что по-настоящему помочь ей мог только отец. Он был нужен ей. И она больше не стыдилась этого чувства и признавала его для себя самой. Порой ей хотелось, чтобы он уделял ей больше времени, но её собственная гордость не позволяла ей просить это открыто. А ранее установленные ею же правила, не позволяли ему приблизиться. Но он всё равно был рядом, ограждал её, защищал. Дармин продолжала выполнять большую часть работы по урегулированию дел Союза, и построила всю работу принцессы так, что в рядах Альянса не возникало вопросов о причине постоянного нахождения принцессы на флагмане ситха. Её назначение на пост дипломата Союза нужно было лишь для того, чтобы она оставалась на «Исполнителе» под полной защитой отца. Лея прекрасно это понимала, и смиренно принимала родительскую заботу. И, сейчас, когда ситх по хозяйски, пройдя в её каюту, используя Силу передвинул кресло, расположив его напротив иллюминатора и выключив музыку, уселся на это самое кресло, она была не против.
Они проговорили до утра, принцесса даже не поняла, когда уснула на диване, поджав под себя ноги. Проснувшись за полдень, по корабельному времени, проспав всё, что запланировала на утро, Лея обнаружила выключенный комлинк, который и должен был её разбудить. Напоминанием о ночном госте осталось только кресло, стоящее не на своём месте. Лея вспомнила, что примерно так же стоят два кресла в каютах брата, и решила оставить кресло на новом месте. О чём они говорили, Лея тоже помнила смутно, что-то о работе, какие-то дела Союза…
«Он наверняка меня тыкнет в то, что сказал ночью», - подумала Лея, просматривая план на день.
Может она не всё ещё проспала?
И глубоко ночью этого же дня, Лея не пошла спать к себе в комнату. Она взяла тёплый плед и улеглась на диване, напротив пустого кресла, впервые крепко уснув одна.
Последующие ночи не все были такими спокойными. Кошмары повторялись, и каждый раз являлся Лорд, вальяжно садясь в кресло. Они много разговаривали, порой о Силе, порой о войне и работе. И они постоянно ссорились и даже ругались, переходя на повышенные тона. Один раз Лея даже вскочила с дивана, и на резких эмоциях нависла над Лордом, но, не решив, что хочет сделать, взяла свой плед и ушла в комнату. Пару раз она просыпалась от кошмаров, но услышав его дыхание в другой комнате, обратно засыпала крепким сном. Она чувствовала его настроение, в основном спокойное и даже меланхоличное, Лея быстро копировала его, усмиряя свой пыл, когда речь шла о политике. Они были очень похожи, всё больше убеждалась она, понимая, что свой взрывной характер унаследовала именно от него. Люк не преувеличивал, когда утверждал, что с отцом, как на заминированном астероидном поле – никогда не знаешь, когда он взорвётся или когда будет столкновение интересов. И чувство юмора у Лорда специфическое, и тяжёлое, но она снова слышала, как он смеётся.
Лорд разработал специально пару методик для неё, которые могли ей помочь, к удивлению самой Леи и в правду помогли.
Это было странно.
Всё это.
Звезда Смерти, уничтожение Альдераана, Хот и Беспин, многолетняя война… всё это казалось давно забытым страшным сном, а меланхоличный ситх, который сидел на её кресле, смотря на звёзды за бортом, до невозможности реальным. Лёжа на диване, обнимая подушку, в своём халате, с распущенными волосами - такого она не позволяла себе даже при брате, но сейчас это было не важно. Она знала насколько тёплым и приятным может быть леденящий холод, и что может быть страшнее боли и смерти. Его присутствие не напрягало и больше не пугало. Во время очередной ночной их беседы, она даже задремала, а когда проснулась, обнаружила его читающего отчёты, и не стала его отвлекать.

Лорд сложил руки на груди, довольный результатами дочери. Кошмары отступили, а вместе с ними остатки Пустоты, и принцесса возвращалась в своё нормальное состояние. Время, подаренное им Силой на восстановление, скоро закончится, чувствовал Лорд, покидая очередное скандальное собрание Союза. После смерти Императора на Корусанте власть захватили директор разведки Исанн Айсард и Великий Визирь Пестаж. Пока СИБ и Визирю удавалось держать ситуацию под контролем, работая в паре, что стало основой для разногласий в Альянсе и в Союзе в целом.
Айсард, разведчица во втором поколении, была дамой очень опасной, державшая своих руках огромную информационную структуру, и многие знавшие её лично, могли утверждать, что делиться властью она ни с кем не будет. В этом Вейдер поддерживал позицию Риекана, Акбара, Кракена со стороны Альянса, и Джейд среди своих. Мара, как и командиры бунтарей, настаивала на том, что Союзу надо подождать, не предпринимать не каких крупных военных компаний против Империи, чтобы дать время Айсард самой убрать Визиря. А единый военный атакующий враг только объединит их, усилив власть. Адмирал Пиетт, как и Мон Мотма с Мадиной хотели напасть на них сейчас, пока враг не перегруппировался и не нанёс удар первым. Адмирал считал, что бездействие приведёт к формированию и укреплению нового флота Империи. Айсард, как и Визирь, имела свои точки давления на адмиралов, которые воевали на стороне Императора. Выслушав часовой спор своих первых помощников, а после, потратив ещё двадцать минут на выслушивания разногласий совета Альянса, Вейдер покинул совещания, заявив:
- Как только совет Альянса примет определённое решение – сообщите. Я больше не могу тратить своё время на выслушивания ваших споров.
Вопрос был серьёзным, и требовал решение, но его больше волновало состояние дочери, и отсутствие Амидалы на столь важных собраниях. Его чутьё подсказывало, что «Мать Альянса» может сдвинуть спорный вопрос с мёртвой точки. К тому же, она уже три недели не встречалась с дочерью, что было на неё не похоже. Лея стремительно шла на поправку, но заставить Падме отменить плановое посещение дочери могло только что-то очень важное. Ему было беспокойно за Арти. Накопившиеся вопросы требовали ответов, которые он хотел получить лично от Амидалы. Прикрыв глаза, ситх потянулся к Великой Силе, чувствуя, что он скоро вновь сможет увидеть свою супругу.

***
Ещё аппарель не успел до конца опуститься, как шальная принцесса буквально взлетела по нему, врезаясь в капитана. Хэн легко подхватил девушку, прижимая к себе. Чуи приветственно зарычал, и насмешливо зафыркал.
- Завидуй-завидуй, комок шерсти! – рассмеялся Хэн, целуя в макушку свою принцессу. – А вы отлично выглядите, Ваша Светозарность!
Девушка светилась радостью и даже счастьем, её глаза вновь блестели озорными огоньками, а румянец растекался по щекам. Она заметно пришла в форму, никаких синяков под глазами и впалых щёк с бледно-серой, как у акзильца, кожей. Это радовало его ещё сильней.
- Ну, а вы, капитан Соло, как всегда не отразимы, - ответила Лея, наконец-то отпуская его из крепких объятий.
В ответ кореллианин только выдал свою фирменную ухмылку, и, хватанув сумку, начал спускать по мостику.
- Признаться, читая ваш отчёт, я успокаивала себя, только тем, что если бы вы оба не выжили и не вернулись, то не написали бы его.
Чуи утвердительно зарычал, фыркая на капитана.
- Да ладно вам, малышка, мы и не из таких передряг выбирались! – капитан был расслабленно-довольным, и в крайней степени горд собой и своей крутизной.
- Это точно. – Лея хотела поцеловать его в щёку, но они уже шли по коридорам флагмана, среди большого количества народа. – Хэн, ты был на станции «Закат Краунгера»?
- Да, Ваше Величество, мы прямо оттуда, а что?
- С Дармин там не виделся?
- Ну… - протянул Хэн, - трудно сказать виделся. Мы встретились в коридоре, когда она шла на корабль, а мы только прилетели. Перекинулись пару слов и разошлись. А что?
- Не заметил ничего странного или необычного в ней?
- Хм… - и снова выразительная гримаса. Как она по нему соскучилась! - Возвышенность моя, кроме вашей матушки по факту странности, ничего. Она как всегда выглядела по-королевски, и хватила так же. Не чего особенного, кроме того, что ты уже третий человек, который спрашивает меня о ней.
- Кто ещё? – насторожилась Лея.
- Кракен и Борск чего-то от неё хотели, а что собственно опять происходит?
- Пока ничего.
Они зашли в лифт, и Лея снова обняла капитана.
- Но всем нужна Арти.
- Да, она игнорирует собрания Совета, не отвечает на вызовы Мон и отца. И со мной говорила пару дней назад.
- Ваша матушка что-то мутит, - констатировал Хэн, - и вот у меня нет никакого желания лезть в её дела. Она взрослая барышня, сама разберётся.
- Угу, - задумалась Лея.
- А я смотрю, злостный ситх нынче папой стал.
- Мы, кажется, нашли общий язык.
- Хаттез?
Принцесса искренне улыбнулась:
- Адаптивную форму.
- Ммм, то есть Повелитель Тьмы нынче претендует на звание отца года?
- Он очень старается… ты против?
Хэн отрицательно покачал головой:
- Тебе значительно лучше, и в целом ваш старик очень полезный.
Лея весело засмеялась. Как хорошо, что они уже в каюте, подумал Хэн, нежно целуя её в губы.
- Без тебя я бы не справилась.
- Это точно. Мы с Чуи тебе тут кое-что привезли. – Порывшись в своём кармане, он достал голошар. – Это от меня…
Лея, с любопытством взяла подарок и активировала его. Шарик поднялся под потолок и развернул на всю комнату динамичные цветные изображения. Насыщенный закат залил жёлтыми и фиолетовыми красками комнату, затем сменился нежно розовым восходом, плотные кучевые облака поплыли по комнате, сменяясь северным сиянием. Затем комната наполнилась звёздами и их невообразимыми цветными скоплениями.
- Чтобы сны были яркими.
- Хэн, - в умилении Лея обняла его.
- Ну, а это от Чуи, - сказал генерал, доставая из сумки небольшого мягкого вуки в игрушечной амуниции с арбалетом, - это его пятиюродный восьмой или девятый племянник по пятому или шестому брату. Его имя я не запомнил, но он теперь будет охранять тебя.
Женский смех залил комнату весельем и счастьем.
- Спасибо, но как ты не запомнил имя моего стража? Как вы могли, генерал?
- Простите, Ваше Величество, но даже для меня шириивук иногда бывает не повторим.
- Мне срочно надо спросить у Чуи имя моего стража…
- Отлично, - согласился Хэн, - а мне надо переговорить кое с кем.
- С кем? – тут же насторожилась Лея, потому что так кореллианин говорил, когда хотел встретиться с кем то из старых приятелей, приятелей в не закона. Но они на «Исполнителе», откуда тут приятели вне закона?
- Да так, с одним из офицеров,- постарался уйти от ответа Соло, - обсудить пару военных вопросов.
- Каких?
Хэн точно не хотел посвящать её в свои дела. Может влезает в очередную авантюру, может опять не хочет волновать её или стремится защитить от чего то важного. Лею всегда нервировало, когда от неё скрывали что-то важное, под предлогом защиты. У неё, как и у брата была травма по этому поводу. А сейчас, после многих месяцев практически изоляции, стараниями родителей и любимого с братом, она не терпела этого ещё больше.
- Военных…
- Не ври мне, Соло, – угрожающе предупредила Лея, прижимая к себе подаренного вуки, лицом к генералу. От сжатия морда вуки выдвинулась, воинствующе исказилась.
- А твой дядя, Чуббака, на своих, между прочим, не рычит, - серьёзно заявил Хэн, угрожающе тыкая пальцем в нос игрушки. Лея удивлённо посмотрела на вуки в руках, потому на генерала, и сдавленно улыбнулась:
- Генерал, не смейте угрожать моему охраннику, и тем более уходить от ответа.
Хэн помялся, решая говорить или нет, но всё же:
- У меня появились пара идей по усилению вашей защиты, принцесса, - Лея тут же изменилась в лице, - да, знаю я, знаю, что мы все тебя с этим достали, поэтому и не хотел говорить. Не злись, ладно? Мне так спокойней будет. Ели всё выгорит, потом расскажу.
Её это не просто злила, её это бесило и обижало до глубины души. Но высказывать эти обиды, что маме, что отцу бесполезно, а вымещать всю злость на Хэне и на Люке она не хотела. К тому же, она знала, насколько тяжело даётся всё это Хэну и помнила их последнею ссору, с его заявлением. И, по совету мамы, смирено принимала его безграничную заботу.
- Хорошо, - она глубоко вздохнула, собирая все ненужные эмоции в единый воображаемый шар в груди, и с выдохов, вытолкнула его из себя. – Тогда я пошла к Чуи, узнавать имя моего нового друга.

***
«Мой сын», - обречённо подумал Лорд, читая короткое сообщение от командира Скайуокера. Мало того, что совет Альянса использует его, как дройда-разведчика, отправляя на самые странные и опасные миссии, и мальчишка отказывается видеть такое нахальное и беспринципное использование его самого, так ещё и принимает такое грубое применение его талантов, под предлогом всеобщего блага. Пару месяцев назад, когда он узнал об одной такой миссии сына, он в течение тридцати минут составлял развёрнутое послание сыну с конкретными указаниями что он, Люк Скайуокер, должен последовать совету, и что сделать после. Но так и не отправил, неожиданно вспоминая свои миссии в мирное время, и что именно он, всегда попадал в самые опасные и сложно решаемые ситуации. Отругал себя на хаттезе за бездарно потраченное время на излишние эмоции, которые его не касались, сделал пометку в уме, что нужно будет обсудить с сыном при встрече и вернулся к делам. Переговорив с сыном после, несмотря на покладистый характер мальчика, к компромиссу они так и не пришли, и отцу пришлось временно смириться с нынешней ситуацией.
Рассмотрев все данные, высланные Люком о неизвестном имперском объекте во Внешнем кольце, главнокомандующий припомнил, что данный сектор был под прямым протекторатом Гранд Моффа Таркина. Удалённость сектора, откровенное пренебрежение центральной Имперской власти к отдалённым территориям, и проблемы с внешней связью, которые Лорд регулярно встречал в секторах на Внешнем кольце, вероятнее всего будут играть джедаю в минус. Лорд расписал свои предположения в ответном сообщении, порекомендовав немедленно покинуть сектор, параллельно отдавая приказ выслать разведывательно-спасательную группу по указанным координатам. И, смирено закрыв глаза, попросил Великую Силу, чтобы она берегла его дитя больше, чем его в своё время.
От своих мыслей, его отвлекла Джейд:
- Прощу прощения, Милорд, генерал Соло просит об аудиенции.
Правая бровь непроизвольно поднялась вверх, выражая удивление под чёрной маской. Регулярное общение с дочерью, чья мимика была крайне изящна и выразительна, отразилась и на его лицо, которое практически уже не болело от работы мышц на нём.
- Предмет аудиенции?
- Принцесса Органа.
Стоило самому догадаться. Раздумав пару секунд, решил, что для их отношений с дочерью это пойдёт только на пользу, а оперативно сверхважных проблем у него сейчас нет:
- Пропусти.
С приходом в его жизнь детей, пришли и непонятные, практически забытые человеческие чувства и иррациональное мышление. И, к удачи генерала, у него сейчас есть время. К слову, удача и в прям любила этого кореллинианина, как и Лея.
- Добрый день, Милорд, - прочистив горло, обратился генерал Соло. Лорд сидел на своём рабочем месте, его маска смотрела прямо, но с такой позиции можно было и читать информацию перед ним. Генерал замешкался, то ли ожидая внимания, то ли собираясь с мыслями.
«Терпение» - посоветовал сам себе ситх, подавляя растущее раздражение. Но то, что он готов был терпеть от собственных детей, совершенно не означало, что это было позволено их друзьям и прочим приближённым.
- Не испытывайте моё терпение, генерал. Вам же известно, что его у меня мало.
- Прощу прощения, Лорд Вейдер, - как-то не уверено начал Соло, хотя пират славился своей борзостью, - я хотел поговорить о принцессе… о Лее.
- Конкретнее, Соло,
Офицерская выправка генерала выдавала его волнение, но он сделал шаг вперёд, второй раз прочистив горло:
- Я… как и вы теперь, очень забочусь о здоровье и в целом благе Леи…
- К сути, – обрубил Вейдер.
- Я люблю вашу дочь, - выпалил Соло. Ситх, хотел ответить, что и это он слышал, но кореллианин стал тараторить - и ваш сын мой лучший друг. У меня есть корабль, на котором я могу увести их, после того, как вытащу из какой-нибудь жопы. Раньше я был уверен в безопасности и надёжности баз Альянса, и что я мог всегда туда спрятать друзей. Но в последнее время… - опять замялся Соло, и ситх поднял на его маску, в немой просьбе продолжать, - после смерти Императора, и после того, как мы разрушим Империю, начнётся делёжка за власть. Вы и Арти будете в ней участвовать, и я уверен, я хочу верить, что вы не причините Лее зла. Иначе, вы бы уже это сделали, но вот в Мон, и в остальных я не уверен.
- Отрадно слышать, что рядом с моими детьми есть разумные люди.
Соло еле слышно выдохнул, продолжая:
- О уязвимости Леи слишком многие знают, когда начнётся драка она будет первой жертвой.
- Согласен. – Выше сказанное было очевидно для него самого, но он и не надеялся донести эту мысль до обоих своих детей, а услышать это от самого близкого соратника Леи и Люка, было не просто приятно, это давало надежду.
- Я не могу её переубедить или переспорить,
- Этого никто не может, - поддержал Лорд, обречённо принимая и своё поражение перед дочерью. Несмотря на все его аргументы, на опыт и напористость, дочь брала темпераментом и фамильным упрямством. Он искренне надеялся, что со временем это может пройти, но Падме, вероятнее всего, улыбнулась бы в ответ.
- Я стараюсь быть рядом, и у меня есть корабль, но даже «Соколу» нужна база, – продолжил генерал. - Я не знаю, куда её увести, когда вы сцепитесь.
Формулировка заставила ситха улыбнуться. «Когда вы сцепитесь». И генерал был прав, не если или вдруг, а когда. Вейдер, как и Мон Мотма, и Арти, знал, что когда дело дойдёт до Корусанта и захвата государственной власти, их Союз разлетится на осколки, и основные цели и интересы каждого из лидеров выступать на передний план. «Исполнитель» вероятнее всего будет на орбите Корусанта, когда нужно будет экстренно эвакуировать Лею, и скорее всего с братом. Он думал об этом ранее, и всё же надеялся, что при урегулировании взаимоотношений между ними, Лея рассмотрит его опасения. Но Вейдер знал точно одно - ни Люк, не Лея не покинут поле боя. А вариант Соло ему нравился.
- Вы хотите создать тайное убежище, Соло, но генеральского оклада для этого мало. Я вас правильно понял, генерал?
- Да, сэр, - Хэн был благодарен ситху за понятливость. Кореллианская гордость и так готова была его задушить за то, что он сюда явился. Буквально на поклон к ситху, но ради Леи, он готов и не такое стерпеть.
- Мне нравится ваша идея, генерал Соло. - Точкой перегруппировки у Лорда был замок Баст, но пускать туда Соло, как и саму Лею, он не хотел. Для такой цели нужна другая точка сборки, новая, некому неизвестная, что бы пресечь удара в спину. – Подготовьте ваше предложение к завтрашнему утру…
- Да, сэр,
-… я рассмотрю его, при необходимости внесу корректировки. Курированием и созданием проекта займётесь самостоятельно…
- Да, сэр.
- … при создании будут использованы только дройды...
- Конечно, сэр.
- … После окончания работ память дройдов форматировать…
- Всенепременно, сэр.
- … Координаты места хванить в строжайшем секрете…
- Да, сэр.
Вейдер поднялся с места, направляясь к генералу:
- Кроме вас и меня, координаты должны быть у Р2 и у Дармин Арти, генерал.
- Да, сэр, - нервно сглотнул Соло, когда Повелитель Тьмы навис над ним, прямо смотря в глаза. Он не видел их за чёрными визорами, но чувствовал, как его слова трамбуются в его создание. Но это было не важно, главное - безопасное место для Леи и Люка.
- Когда настанет момент, Вы, независимо от желаний принцессы и командора Скайуокера, транспортируете их туда. И чтобы никто не знал о нём. Вы меня поняли?
- Да, сэр. – В сотый раз, повторил генерал. - Я, вы, Арти и Р2. Люку тоже знать не надо, он начнёт упрямиться.
- Ваша разумность, генерал Соло, сегодня меня просто поражает, - признался Вейдер. - Я надеюсь, вы и впредь будете демонстрировать свои умственные способности и такую же преданность.

***
После такого разговора, Хэн хотел нажраться, от души, в уматинушку, чтобы ещё трое суток похмелье мучило, но ему нужно продумать и описать проект, хорошо, что он уже начал этим заниматься, а то срок «до утра» напомнил ему академию. А ещё ему надо придумать, что соврать Лее, чтобы это оправдало его занятость именно сегодня и при этом очень убедительно, а то её подозрительность стала походить на паранойю.
Благо разговор с Дармин отвлёк её, и дела Союза заняли на весь день.

***
- Вы не можете игнорировать Союз!
-Ваше Величество, я не игнорирую Вас с вашими регулярными претензиями, также я не игнорирую вашего генерала, и ваши войска на моих кораблях. – Выпалил Лорд, резко останавливаясь на ходу и оборачиваясь к принцессе, - я так же посещаю все важные собрания союзников, и каждый раз борюсь с желанием их убить. Что ещё вы от меня хотите?
- Чтобы вы приняли участие на съезде Союза. – Девочка в светлом одеянии с тёмными пронзительными глаза твёрдо настаивала на своём, не понимая, как стягивает нити Силы вокруг оппонента и закручивает их в своеобразную удавку. Оппонент вскинул бровь от наглости и резко разорвал невидимые оковы:
- Мое виртуального присутствия будет достаточно.
Уйти из кабинета был плохой идеей. Попытка сбежать от упрямой дочери провалилась, а сейчас они ругались посреди коридора корабля. Несчастные свидетели происходящего старались как можно быстрей свернуть с дороги спорящих, а лучше вообще не попадаться им на пути. Но всё равно, Вейдеру не нравилось, что его офицеры видят как эта девчонка бунтарей давит на него и откровенно пренебрегает положением. То, что Люк его сын знала вся Галактика, но вот о родстве с принцессой, не должен знать никто. Это, прежде всего, повредит ей. Хотя сейчас ему так хотелось навредить ей самостоятельно.
- У Вас нет достаточно уважительной причины участвовать виртуально, - не уманивалось родное дитя.
- Ваши похороны, принцесса, будут уважительной причиной? – не стерпел Повелитель Тьмы. Клубящаяся злость вокруг него, занимающая уже весь коридор, угнетающая волю людей, никак не действовала на одарённую и вредную принцессу, которая мало того, что больше не принимала его Тьму как угрожающий фактор. Поняв его тёмную сторону, она научилась ещё черпать силу из этого, преобразовывая её в себе, не впуская Тьму, беря только энергию. Теперь, чем больше он злился, тем больше сил она из него черпала. Прямой и наглый вампиризм. Орать друг на друга они могли долго. Радовало, что после ей было так же плохо, как и ему. Похмелье бывает и после Силы. Ещё большим раздражающим фактором стало то, что, не зная куда скрыться, чтобы без свидетелей продолжать спорить с дочерью, ему пришлось вернуться в кабинет.
- Ваши методы, Лорд Вейдер, устарели, и многие вопросы теперь надо решать путём переговоров и диалога.
- Наш диалог не продуктивен, принцесса.
Ему не хотелось покидать флагман, тем более пару дней проживать на базе Союза. Он не видел в этом особого смысла. Приказы отдавать он мог и с мостика, к тому же нахождение в другом месте где-то пару суток, означало отказаться от медитаций, сна и основных жизненно важных процедур.
- Ничто так не стимулирует людей работать, как ревизия высшего руководства, - продолжила бунтарка, - к тому же, это как раз ваш метод, Лорд Вейдер. Вы всегда инспектируете всё лично.
- Инспекция военных сил и участие в многочасовой дневной болтовне – это разные вещи. – Он сел в своё рабочее кресло, начиная успокаиваться, опять ощущая, как дочь связывает его. Ну, что за дипломатические методы? Удушить собеседника навязчивостью?
- Это не болтовня, это обсуждения важных вопросов. На съезд соберутся все первые лица Союза, Дармин Арти прилетит уже завтра, и Вас на нём не будет? - В ход пошла тяжёлая артиллерия.
Принцесса так настаивала на личном присутствии не только из-за важности съезда, вероятнее это было просьбой матери. Амидала молчала уже много недель, выходя на связь только с дочерью. Со времени празднования годовщины Союза, она, как будто избегала его, три их личные встречи прошли в разговоре о дочери. Другого он не ожидал, после своего постыдного побега с того балкона, после так называемого танца, который так часто всплывает в его мыслях. Но внутреннее чутьё уже твердило, что что-то происходит за его спиной. Обнадёживало и то, что не только за его, разведка докладывала, что и её соратники в Альянсе так же пытались найти Дармин Арти, в частности Мон Мотма искала свою подругу.
«Что задумала эта женщина?» - задался вопросом Лорд Главнокомандующий.
- Вы действуйте по личному распоряжению, принцесса? – Прямо спросил Лорд.
- По какому распоряжению? – Выставленные внутренние щиты дочери, ответили за неё.

***
Первый день съезда был ужасен. Другого слова, Мара подобрать не могла. От постоянного сидения у неё уже онемела пятая точка, от наушников болели уши, а от недовольства начальника - голова. Ещё три дня, зная по опыту, Лорд спать не собирался, поэтому завтра с утра её сменит Римус, её первый помощник. Воспользовавшись моментом, Мара перехватила кружечку кафа для бодрости и приготовилась к насыщенной ночи. В то время, когда все участники съезда отправились на сон, подчинённые Вейдера сели за работу. Плановый брифинг с адмиралом Пиеттом состоялся в двенадцати ноль-ноль по местному времени. Адмирал оставался на мостике «Исполнителя», присутствуя через голосвязь.
Доклад от Освальда Тешика, одного из гранд-адмиралов Империи, а теперь Лорда Вейдера, был особенно интересен, а порой становился и забавным. Лорд, знавший о старой вражде двух гранд-адмиралов, отправил Тешика за головой Ишина-Ил-Раца, и тот старательно пытался её добыть, всеми возможными способами. Но Ишина-Ил-Раца не был бы гранд-адмиралом уже пятнадцать лет, если бы его можно было так просто достать. Поэтому регулярные стычки и сражения двух талантливых адмиралов продолжали веселить и разбавлять их многочасовые брифинги. Афшиина Макати и Данетта Питта уничтожили флот гранд-адмирала Пикатти Сина, присягнув на верность Лорду Вейдеру. Таким образом, только Ишина-Ил-Раца не признал Лорда Вейдера, но Мара с Пиеттом уже делали ставки, когда Тешик всё же одержит вверх. Без основной помощи Императора, Ишина-Ил-Раца не сможет больше стоять под натиском врага, тем более всё больше бывших имперцев покидают свои посты, прося разрешения вступить в ряды их флота. Лорд не любил дезертиров, считая, что если они один раз оставили свой пост, то и второй раз поступят так же. Адмирал Пиетт, считал же, что солдаты есть солдаты, и пока они готовы служить, они должны служить. К тому же их ряды не должны редеть.
- Пушечного мяса много не бывает, - принял решение Милорд, закрывая тему.
Следующим на повестке стоял самый спорный вопрос: нынешняя власть Империи. До сегодняшнего момента, Милорд пока поддерживал её точку зрения: выжидание. Надо подождать пока Айсард убьёт Пестажа. В этом она была уверена, но Пиетт собирал данные и готовил серьёзные аргументы в сторону своей позиции: нападения.
Ей стало трудно дышать, клубы Тьмы резко раскатились по кабинету, заполняя собой всё пространство, понижая температуру вокруг. Мара напряглась всем телом, обменявшись испуганным взглядом с адмиралом, который так же побелел от натиска гнева начальства. Но ни она, ни Пиетт не поняли, что произошло, когда ситх резко поднялся, и буквально вылетел из помещения. Джейд сорвалась следом, не понимая, что происходит, но главнокомандующий без резкой причины не бегает. Она вообще в первой видела, чтобы он бегал, а точнее так стремительно передвигался. Адреналин ударил в голову и отозвался во всём теле, позволяя не отставать от него. Двери лифта практически закрылись, когда она успела протиснуться в них:
- Что проис… - договорить ей не удалось. Сжатые в тугой клубок нити Силы подхватили кабину, и, выбивая из лёгких кислород, резко дёрнули вниз. Её желудок с другими органами захотели вырваться наружу, но двери лифта открылись и ситх сорвался с места. Ринувшись за ним, Мара сообразила, что они на спальном этаже. Повелитель Тьмы остановился около одной из двери, вскинув руки. Со стороны это выглядело более, чем странно, но Джейд видела как его нити Силы, прошли сквозь защищённые двери и выдернули их вместе с частью металлической стены. Даже система безопасности не успела сработать, когда Мара подбежала к Лорду. Доставая бластер, она заглянула в помещение. В слабоосвещённой каюте стояла Дармин Арти, сжатая каким то мужчиной, и к её голове подведён бластер. Джейд не успела прицелиться, как воспользовавшись внезапным моментом, женщина, одним ровным движением, достала свой бластер из кобуры на голени, подвела его прямо к голове убийцы сзади себя и без промедления выстрелила. Всё было очень быстро, даже слишком быстро, даже для неё. Мара поспешила к Дармин, автоматически задвигая её за спину, оставляя дипломата между собой и ситхом, ощущая присутствие посторонних.
- Подкрепление, служба безопасности. - Следуя протоколу, Джейд достала комлинк, связываясь с безобразниками. - Покушение на Арти. Подкрепление. Медпомощь.
- Я в порядке, - тихо и очень спокойно произнесла Арти. Мара окинула женщину взглядом. Конечно она в порядке, такой приём и профессионализм исполнения Джейд видела в впервые.
Лорд отошёл влево, обнаружив ещё одного нападающего - мужчина уже был ранен. Повелитель Тьмы не спеша подошёл к нему и присел, смотря своей непроницаемой маской прямо в лицо нападавшему. Мара не хотела видеть, что будет дальше, резко оборачиваясь, начиная осмотр соседней комнаты. Следы выстрелов в стене, порванная ткань… возможно это было покрывало. В самой комнате она обнаружила ещё двух мужчин расы забрак, в форме Союза, уже недееспособными. У стены, напротив кровати, в которой были видны прострелы, сидел один мужчина - выстрел Дармин пришёлся точно в голову, второй же попытался спрятаться за кроватью - его рана была в груди. Джейд наклонилось к нему – ещё жив. В Силе кровавыми потёками разнеслась боль… Судя по ранению, Арти не хотела его убивать, ей нужен был «язык». Страх, как град стал бить по её нервной системе… Вероятнее, женщина не знала о ещё двух в другой комнате. Мужской крик, как нарастающий туман ужаса, захлёстывал комнату. Она хотела закрыть уши и зажмуриться, чувствуя весь пыточный процесс. Она не любила, когда работал Повелитель Тьмы. Это мучило её саму, терзало сознание и внушало немыслимый страх. Он взламывал сознание человека, просматривал его как голозапись, не глядя сминая все блоки, установки, всю личность человека. Повелитель Тьмы был зол. И он хотел информацию, и, судя по внезапно повисшей тишине, которая ударила по ушам, оставляя в голове давящий вакуум, Повелитель Тьмы получил ответ. Крик затих, Мара высунулась в проём, чтобы увидеть, как Лорд покидает каюту, и ему на встречу вбегают безопасники.
- Тут один раненый и один убитый, - окликнула их Джейд, тихо радуясь тому, что раненый не попадёт к Вейдеру. – Миледи?
Дармин посмотрела на неё своими тёмными, практически чёрными, спокойными глазами:
- Посмотрите, пожалуйста, у кровати был мой халат.
От этого тона Мару аж передёрнуло, она поспешила найти этот ситхов халат, параллельно наблюдая за работой службы безопасности, отмечая нюансы ночного покушения. Если бы это случилось на их базе или на корабле, Мара бы порекомендовала всем немедленно подать в отставку и, воспользовавшись моментом, дезертировать подальше от гневного Лорда. Но это база Союза и служба безопасности Альянса. Джейд протянула халат дипломату, когда та обувалась, отмечая, что Дармин спала с кобурой на правой ноге, и с мини спас-комплектом на левом бедре. Поблагодарив, Арти приняла халат, её руки не дрожали, хотя даже Мару потряхивало от произошедшего, сказывался резкий прилив адреналина. Женщину же волновала больше её причёска и аккуратность внешнего вида. Покушение её явно не удивило, или она его даже ждала? Убийцы, вероятнее всего вошли через дверь, вскрыв замок, и намеревались убить цель, спящую в постели, но Арти успела соскользнуть с неё, перед выстрелами, так как постель была расправлена. Дальше точный выстрел в голову первому наёмнику, и просчитанный выстрел по второму, а вот остальным получилось застать эту дамочку врасплох. Окинув взглядом комнату, Мара предположила, что когда Арти вышла к комлинку, третий нападавший оказался у неё за спиной, потому что четвёртому повезло схлопотать выстрелы в плечо и в ногу. Дамочка, похоже, уже была рассержена, когда третий попытался выстрелить в неё упор. Пока Дармин поправляла причёску, Джейд наблюдала осмотр нападавшего. Две кобуры – один бластер. Где второй? Если она права, и выстрел в шкаф, должен был пройти в Арти, то… как она успела увернуться? С пяти шагов? Как?
- Он громко дышал, - прочитала её мысли, а вернее удивлённый взгляд, Дармин. – Я увернулась от выстрела, но сократила расстояние, и он схватил меня. Большая глупость с моей стороны.
Джейд лишь кивнула, поражаясь тому тону, тому спокойствию и такому ничего не значащему выражению лица дипломата, как будто, она… расчёску потеряла, или платье случайно порвала. Глядя на эту женщину невозможно было поверить, что меньше пяти минут назад к её голове приставили бластер. Разбираться в этой даме было бесполезно, пустая трата времени, поэтому Мара достала комлинк:
- Адмирал?
- Джейд, что произошло? – В голосе Пиетта была холодная боевая сталь.
- Покушение на Арти. Милорд…
- Мобилизовал «Преследователь», вместе со штурмовым отрядом пятьсот первого и Чёрной эскадрильей в полном составе. Координаты ещё не известны, но Милорд уже на полпути к «Преследователю».
- Вас поняла, адмирал. – Прервала она разговор с Пиеттом и повернулась к Арти, - Миледи, позвольте сопроводить Вас на флагман.
Арти слегка вскинула бровь:
- Зачем? Меня вполне устраивают… - взглядом она случайно наткнулась на дыру в стене за место двери, - хорошо, устраивали эти покои. Я просто переселюсь в другие.
Арти прошла мимо Мары в соседнюю комнату, откуда выносили труп. В комнате накинула плотную и изысканную накидку, которая внешне казалась тёмно-фиолетовым платьем с ажурной отделкой, взяла небольшой чемоданчик из шкафа:
- Всё остальное могут принести позднее.
- Миледи, Ваша безопасность под угрозой, - встала на её пути Джейд, - на этой базе я не могу гарантировать Вам сто процентную безопасность. На флагмане у Вас личные покои, которые позволят вернуться к работе или отдохнуть, по вашему усмотрению.
- Благодарю за заботу, Мара, но в этом нет необходимости, - доброжелательность и внешняя открытость этой женщины начинали раздражать рыжую, - я останусь на базе.
- Я не могу допустить этого. Нам нужно проследовать к посадочной площадке.
- Вы хотите организовать моё похищение?
Джейд нервно сглотнула:
- Не о каком похищении не может быть и речи. Я доставлю Вас на «Исполнитель» под охрану, для вашей же безопасности.
- Значит арест?
- Миледи…- замешкалась Джейд.
- На каком основании вы против моей воли, намереваетесь доставить меня на флагман? К тому, же я не слышала ни приказа Лорда, не распоряжения адмирала.
- Я не нуждаюсь в дополнительных приказах, чтобы выполнять свою работу. – Её руки ещё дрожали от адреналина, и она сжала их в кулаки за спиной. Разговор с этой женщиной ей не нравился, но ещё больше ей не понравится, когда вернётся Лорд, и Арти не будет на флагмане. – А Ваша безопасность стоит в приоритете в основных должностных инструкциях.
- Я не ознакомлена с ними, - так же мягко, но до жёсткости властно продолжала Арти, - но как представитель Союза, я имею право сама решать, где мне находится. Все Ваши действия по отношению ко мне совершённые против моей воли, будут считаться незаконными на данный момент. Так что давайте прекратим этот бессмысленный спор. К тому же, как Вы знаете, в одну ночь два покушения не совершают. – Женщина обошла её и двинулась на выход. Мара обречённо выдохнула. Милорд с неё голову снимет, но сейчас идти против дипломата, тем более на законных основаниях она не могла. И чутьё ей подсказывало, что даже, если Мара имела желание увести Дармин силой, ничего хорошего бы из этого не вышло.
- К Вашим покоям будет приставлена охрана, - Джейд проследовала за Дармин, на ходу связываясь с координаторским центом и раздавая приказы.
- Если Вам так будет спокойней. – Задумчиво отозвалась Арти, - а как Вы думаете, на сколько выразительными сегодня были действия Лорда?
Джейд замерла. У неё не было времени ещё подумать об этом. Её головная боль на данный момент - женщина, которая чуть ниже её ростом, но значительно выше по рангу, которая по неизвестной Маре причине, упрямствовала на простой процедуре. И это упрямство может стоить рыжей жизни. Но вопрос тут же заинтересовал её.
- Я думаю очень выразительными, даже чрезмерно.
- И кому это могло понадобиться? - задалась странным вопросом Арти.
- У Вас предостаточно врагов.
- Моя мало известность всегда гарантировала мне безопасность. Но это далеко не первое покушение на меня. И что-то мне подсказывает, что целью этого покушения была не моя жизнь.
Мара на несколько секунд расслабилась, переваривая информацию. Ей просто нужно было сложить все данные, чтобы прийти к общему знаменателю.
- Чтобы провернуть такое нужно знать слишком много секретов.
- Разумеется, - Дармин слегка, склонила голову в лёгком поклоне, - доброй ночи, Мара.
- Если Вам что-то понадобится...
- Разумеется.

***
Ей не спалось. Лея переворачивалась с боку на бок, в попытке найти более удобное место под тяжёлой рукой Хэна. Капитан сопел, глубоко упав в крепкий сон. Как же она ему завидовала! Его не волновали глупые мысли, не мешало спать её шебуршание, и даже мягкого вуки, который случайно упал ему на лицо, он подмял под себя в качестве подушки. Она тоже так хотела, но… что-то случилось. Ярость отца нахлынула на неё ледяной волной, и как вода отступила. Лея знала, что отец работает по ночам, и если бы было что-то очень важное, ей бы сообщили, а значит, Союза это не касалось, и… много всего такого, почему её резкий подъём ничего не решит и не даст, а только разбудит генерала. А он сильно вымотался на последней миссии. Оставалось лишь прижаться к нему и наслаждаться тем, что он снова с ней.
Тихо завибрировал комлинк, Лея напряглась всем телом, а сердце дико застучало. Что-то случилось. Она аккуратно сползла на пол, и тихо взяла комлинк:
«98 док. Жду».
Дыхание надо держать ровнее, отдёрнула себя принцесса, на четвереньках выбираясь из спальни. «Хорошо, что у Хэна крепкий сон», - во второй раз порадовалась она, уже одетая заглядывая в комнату. Ночь на военной базе мало чем отличалась от ночи на корабле. В основном тем, что на улице было темно, но люди продолжали работать в две смены. Лея убрала волосы в тугой хвост и накинула куртку механика, чтобы не привлекать особого внимания, подходя к 98 доку. В нём стоял фронтовик Альянса, который должен утром лететь на базу в систему Тиренук. Капитан, выходя из корабля, приветственно кивнул ей. Лея внимательно осмотрелась и зашла по трапу.
- Не говори мне, что Съезд нужно будет прервать и перенести, - недовольно обратилась она к матери.
- Прости, Лея, но это сейчас необходимо, - мама сидела в рубке, с аккуратно заплетёнными волосами, в элегантном платье тёмно-фиолетового цвета с накидкой на голове из более мягкого материала. – Я должна быть в другом месте.
- Как и Вейдер, судя по всему.
- Нет, Милорд должен быть здесь.
- Но он так не думает.
- Он слишком вспыльчив и всё принимает близко к сердцу.
- Мы точно о ситхе говорим? – Лея вскинула бровь, присаживаясь на противоположное кресло.
- Да, мы говорим о ситхе.
В последнее время в матери стало что-то меняться. Лея видела это сквозь её идеальную маску Дармин Арти, она чувствовала, что после подписания Союза ей стало и легче и тяжелей одновременно. Лея понимала, что дело в Вейдере, но не сейчас. Сейчас наставница беспокоилась и думала о чём-то другом. И принцесса хотела знать о чём:
- Ты ничего не хочешь мне объяснить или рассказать?
- Не время, родная моя. Не время. – Она снова нежно улыбнулась, погладив дочь по щеке, - Мне нужно лететь. Тут всё необходимое.
Принцесса взяла протянутый чемоданчик, рассматривая его, намереваясь открыть.
- Для чего?
- Ты поймёшь, когда понадобится.
Она не стала открывать замок, выучив уже, что всему своё время.
- Ненавижу, когда ты так говоришь!
- Прости, но это не обходимо.
- Ты всегда делаешь то, что необходимо. – Это был комплимент и обвинение одновременно. На что Дармин лишь улыбнулась, своей обычно доброй, открытой, но и печальной одновременно, улыбкой.

***
- Что ж, теперь осталось только одно решение, - произнесла Мон Мотма, после доклада генерала Кракена.
- Захват Корусанта очень рискованная операция по-прежнему. – пробулькал Акбар, - нам без поддержки Лорда Вейдера не обойтись.
- Нужно вернуть коммандера Скайуокера, - поддержал его Крис Мадина.
- Может нам не стоит спешить, - вступил Карлист Риекан, - и подписать соглашение с командиром Иблиссом. Его флот станет нам сильным подспорьем в этом сражении.
- Взять Корусант мало для победы, его надо удержать! – Высказался генерал разведки. – Айсард по-прежнему сильна, и её власть увеличится вдвое сейчас. Смерть Пестажа не означает ослабленную Империю.
- Я поддерживаю генерала Кракена, - вступила принцесса в диалог, участвуя на собрании через голосвязь. – И нам нужен Гарм Иблисс с его флотом.
- Командующий не переносит ситха и Мон, - откомандировал в свой манере Соло, так же присутствуя виртуально.
В зале повисла тишина. Меньше года назад Арти сумела договориться с корелианином, его флот даже помог им в паре сражений, но после первого же его участия в собрании Совета Альянса, он вновь рассорился с Мон Мотмой и покинул Альянс.
- Если добиться наших с ним переговоров, я могу попытаться убедить его оставить наши разногласия позади. Мы прежде были соратниками.
- И много лет назад он был в первом Совете Сопротивления, - напомнила принцесса, невольно косясь на Дармин, которая молчала всё это время.
Мон обратила свой взгляд на Арти, про себя моля, чтобы она вновь переговорила с командующим, но соратница продолжала молчать.
- С Вами разговаривать он не станет, - сказал Риекан, знавший ещё сенатора Иблисса во времена Войны Клонов. - Миледи? – напрямую обратился он к Дармин, - только вы умеете договаривается и с ситхом и с кореллианцем.
Такое «Мать Альянса» не могла проигнорировать. Мон в целом не нравилось, что, несмотря на все её усилия, Дармин Арти по-прежнему имела решающий голос, хотя всё больше отстранялась от дел Альянса, занимаясь Союзом и ситхом.
- Договорится с обоими я смогу, - ответила «Мать Альянса», - но сможете ли Вы воевать бок о бок с ними? И они с вами?
- Последние совместные сражения с флотом Вейдера показали, что можем, – авторитетно заявил адмирал Акбар.
- При всём моём уважении, адмирал, - выразительно посмотрела «Мать Альянса», - но хорошо, что Лорд Вейдер по-прежнему не считает нас равными союзниками.
- Миледи, - взбесился генерал Мадина, - Вы не можете…
- Предлагаю, вернуться к повестке дня, - жёстко прервала его принцесса Лея, пресекая внутренний конфликт. – Смерть Пестажа, усилила директора Айсард, но ей нужно время для того, чтобы реализовать эту власть. Мы не должны дать ей это время, надо бить, пока она ещё слаба. Лишить её дома - основного центра управления.
Все притихли под жёсткостью принцессы, никто не понимал, но все ощущали, правоту юной особы, её силу и холодный рассудок.
Хэн откинулся на спинку, позволив себе лишь слегка ухмыльнутся. Время, проведённое с папочкой, явно пошло Леи на пользу. Он искренне надеялся, что никто из присутствующих не замечал схожесть тона и бескомпромиссную манеру преподношения информации. Его принцесса беспардонна и без спроса, даже на расстоянии десяти парсеков, перехватила всю власть из рук Мон и Дармин, заткнула Мадину и выдвинула Кракена. Сократила время заседания с двух часовых споров до десяти минут. Так всегда поступал ситх. Теперь так работала и принцесса Лея. Генерал понимал, что Арти при желании могла прогнуть другую линию, перетянуть соратников на свою сторону, но Арти молчала, вызывая всеобщее негодование и подозрение. И если «Мать Альянса» самостоятельно выбывает из игры, а Лея так серьёзно претендует на лидерство, он правильно сделал, что не стал тратить время и сразу пошёл к Вейдеру. Судя по взгляду Мадины и Мон, они явно думать не станут, когда Лея заявит свою кандидатуру на пост канцлера Новой Республики.
- Поддерживаю принцессу, - произнёс генерал вслух, - а с Иблиссом я сам переговорю. Мы же всё-таки земляки. Карлист – прикроете меня в том?
- Всегда можешь рассчитывать на меня, Соло, – ответил Риекан, - Нам нужно больше информации о силах Айсард,
- Уже работаем, - отозвался Кракен.
- Пускай Борск с ботанами уделят этому особое внимание, - вступила Мон Мотма. – Адмирал Акбар, свяжитесь с адмиралом Пиеттом, принцесса Лея, вы сможете переговорить с Лордом Вейдером?
- Я думаю, в этом сражении он будет с нами.
- Господа, дамы, - поднялась Лидер Альянса, Мон Мотма, убирая дрожащие пальцы под стол, - мы многое отдали, чтобы этот день настал. И теперь нам нужно собрать все силы, всех союзников и освободить столицу нашей Галактики от Империи.

***
Тёмный кабак, затхлый воздух, посиневший до испуга хозяин тви`лек, ранее с голубой кожей, и пять тел, с гримасами ужаса на застывших навеки лицах. Все входы и выходы перекрыты, а небо патрулирует звено ди-истребителей. Лорд сложил руки на груди. Эти смерти не принесли ему удовлетворение. Это было очевидно. Идти по следу от исполнителя к заказчику очень долгий и малоприятный процесс. К тому же теперь, в его сознании куча абсолютно ненужной информации. Изначально, надо было отправить разведку по следу, но он не может передать всю информацию из чужого сознания в создание не одарённого, без убийственного для личности вреда. Может и его личность уже повреждена после сбора информации с похищения Леи? В последнее время у него появились некие эмоциональные взбрыки, которые даже он сам от себя не ожидал. Или влияние Леи с Люком? Это в их стиле было куда-то сорваться несмотря на ранг, влезть во что-то понятное…
- Милорд, срочные сообщения с базы, - отвлёк его от пустого созерцания, командир легиона.
Он хотел тяжело вздохнуть, очень хотел самостоятельно вздохнуть, но искусственные лёгкие работали без его желания. Уже зная, что зря поддался эмоциям, ощущая всем телом то, что Сила вновь отпустила узду, и события покатились снежным комом. Он и так всё это знал, он не хотел этого, но просто знал.
«Арти скрылась» - гласило простое сообщение от Джейд. Это было первое сообщение из четырёх сверхважных. Секретаря спасло лишь то, что её не было рядом, что вместе с коротким сообщением был прикреплён видеоотчёт. Падме именно скрылась, она зачем-то просто сбежала! Но куда? И зачем? Он встряхнул головой. Бесполезно. У него фантазии не хватит, чтобы понять, что творит его Ангел.
Второе сообщение: «Великий Визирь Пестаж умер от сердечного приступа…». Разумеется, сердце старику разбила одна дочка его старого приятеля. Старик не усвоил: если дочка избавилась от родного отца ради его места, то и со старым другом тоже церемониться не станет. Джейд была права. Чаша весов её жизни практически сравнялась.
Третье сообщение мигало ярко-красным – отчёт адмирала Пиетта. Сбор войск Союза и Альянса. Прошение о разрешении всеобщей мобилизации для подготовки войск к захвату Корусанта. Большой палец, затянутый в чёрную перчатку, постучал о панель: «Разрешаю», но по велению чутья приказ он не отправил, а открыл четвёртое экстренное сообщение. На его мониторе развернулся видео материал:
- Приветствую Вас, Лорд Главнокомандующий Вейдер, - официально поприветствовала его женщина лет тридцати в имперской форме с адмиральскими нашивками. - Меня зовут Натаси Даала, я адмирал Имперских войск, по назначению губернатора Гранд-моффа Таркина. Мы с Вами ранее не встречались, но я знаю о Вас и Вашей репутации. Коммандер с позывными Альянса, Люк Скайуокер, пойманный на моих территориях, рассказал о нынешней ситуации в Галактике. Простите, Главнокомандующий, но я не верю мятежникам и их командирам. Спасательная группа, пришедшая за командиром, имеет имперские позывные, но сейчас находится в блокаде моих войск. Я, присягала на верность Империи и Императору, а Вы, его доверенное лицо, и в данный момент я нахожусь в растерянности по поводу событий в Центральных Системах. Прощу разъяснить обстановку и ответить на послание. Ваше игнорирование этого сообщения будет воспринято приказом к уничтожению коммандера и группы спасения. – Согласно уставу, женщина поклонилась.
Адмирал губернатора Таркина? Стоило ожидать от губернатора такой выходки. Юридически губернатор не имел права раздавать звание адмирала - это прерогатива Главнокомандующего и Императора, - но эта женщина носила форму адмирала и держалась соответствующе. Спасательная группа в блокаде, следовательно, у неё достаточно большая военная мощь. Вейдер открыл последние отчёты группы спасения, обнаружив, что пока он бегал за информаторами-наёмниками-вербовщиками, его люди столкнулись с десятком заградителей и видели около восьми звёздных разрушителей класса «Император». Рассматривая голоизображение с сенсоров спасательного крейсера, главнокомандующий делал запрос на связь с адмиралом Нерхом, и Заариной.
- Мой Лорд, - выправился по стойке смирно молодой адмирал.
- Главнокомандующий, - поправил мундир дантуинец.
- Господа, наша Галактика огромна и таит в себе много секретов, - зашёл издалека Вейдер, пересылая адмиралам сообщение от дамы в мундире. - Включая неизвестных даже мне адмиралов. Мобилизовать силы, расчёт по координатам. Давайте познакомимся с этой дамой и узнаем, какими реальными силами наделил её губернатор. А после займёмся Корусантом.

***
В системе Тиренук, на планете Бенкоу, закат одного красного светила, сопровождался восходом другого, синего светила. Этот закат с одной стороны и восход с другой окрашивал небо в невероятные акварельные прекрасные цвета, предавая облакам сказочный и не настоящий вид. Прохладный, пропахший озоном ветер всё норовил снять с её головы лёгкую накидку. Дышалось ей до странного легко и глубоко. Она знала, что второго такого прекрасного вечера? утра? не будет. Здесь она уже всё сделала, наконец-то она успела. Ей хотелось бы ещё раз увидеть сына, а он опять был на далёкой миссии. Она по нему скучала.
Как сказала дочь: она всегда поступала, так как надо. От правоты этого было и спокойно и грустно одновременно. Внимательный взгляд уже давно преследовал её. Палпатин мёртв, Лея с Энакиным, и о Люке он позаботиться. Слегка нахмурившись, она поняла, что ей вдруг стало жаль рыжую помощницу Лорда. Осталось надеяться, что ярость Лорда всё же исчерпаема.
Плечо пронзила тонкая боль, как укус. Как выстрел. Расслабленность растеклась по телу, она просто закрыла глаза, позволяя сознанию покинуть её.
Restless Katherine
Ура, ты вернулась! biggrin.gif

Интересно, куда уже влезла Арти?..

Очень рада, что Лея сумела оправиться и постепенно налаживает отношения с Энакином.
maili
УУРРРРАААААА!!!!!! Мы долго ждали, ждали и наконец-то дождались biggrin.gif Всегда, заходя на сайт, я втайне надеялась увидеть продолжение своего любимого фанфика.. и вот наконец-то свершилось happy.gif laugh.gif счас устроюсь поудобнее и буду наслаждаться этим шедевром tongue.gif
maili
Цитата(Ариша @ 20 Июл 2015, 12:48)
Ей хотелось бы ещё раз увидеть сына, а он опять был на далёкой миссии
*


ооххх!!.... надеюсь, что автор оставила Амидалу в живых fear.gif а то грустно как-то стало в конце главы unsure.gif
innatemnikova
Ур!!! Накнец то продолжение)))
Аж даже не верилось)))
Ариша
2 Глава


От этой койки у него болела спина, точнее она болела от длительных перелётов в крестокрыле, но и от этой неудобной койки тоже. Люк встал, стащил матрас на пол и улёгся на него. В этой камере, как бы не было странно, был матрас. Вообще, имперские камеры не часто этим баловали, и хозяйке, наверное, надо быть благодарным и за эту малость, но на полу было удобней. По возвращению придётся воспользоваться советом Дармин и сходить на восстановительно-реабилитационную программу в медблок. Дармин… женщину, которую он порой даже называл мамой. Он уже знал, что что-то случилось, чувствовал, даже от сюда, что нити Силы снова напряглись, и невидимое колесо событий покатилось, набирая новый ход. Отец говорил, что Сила помогает им, защищает и бережёт, что она сама, вместе со всей Вселенной, устала от правления Пустоты, что ей как и им всем нужен был вздох спокойствия, именно поэтому на эти четыре месяца все застыли, в ожидании поправления сестры. Люк хотел так думать, ему нравилась такая философия, но он знал так же, как и отец, что Сила никогда не замирает, она всегда в движении, её узоры всегда сплетаются в хитрые рисунки, суля много чего интересного. И таким интересным стало знакомство с адмиралом Даалой. Его держали в карцере, но при этом обращались как с гостем. Было приятно. Связи с внешним миром у имперцев в этом секторе нет, поэтому случайно залетевший сюда пилот Альянса со свежей информацией о делах в остальной Галактике, был подарком судьбы, как сказала адмирал. Люк же вежливо поклонился, поправляя про себя: «Очередным велением Великой Силы». Даала была уважительна и общительна, его держали в наручниках по первой, после, за обедом с командующей, их сняли. Охрана с него глаз не спускала. Адмирал не любила повстанцев, была предана Императору и Гранд-моффу Таркину, но вежливо и с уважением обращалась с ним, хотя ей это было неприятно. Скайуокер это чувствовал, поэтому немного оттянул время для рассказа о последних событиях в Центре Империи. Её возмущение выразилось резким ударом рукой об стол и бурной тирадой, когда коммандер сообщил, что Лорд Вейдер подписал Союз с Альянсом. Воспользовавшись моментом, Люк перехватил ещё один кусок чего-то вкусного из своей тарелки, судя по всему мяса, и затолкал в рот, понимая, что его сейчас уведут, потому что адмирал хочет побыть одна и всё обдумать. Переваривала информацию Даала около суток, Люк успел выспаться, привести себя в порядок, помедитировать пару часов, размяться и решить, что делать дальше. Первая его мысль была: побег. Эта мысль всегда приходила к нему раньше других, когда он видел серые стены имперских баз или кораблей. Несмотря на частое посещение кораблей отца и его баз, эта мысль всплывала всегда, когда он приходил в себя и понимал, что он на имперской станции или базе. В данный момент, эта мысль как всегда была не к месту. Даала была адмиралом Империи, и пока оставалась верна ей, потому что ещё не общалась с отцом – решил Люк. Лорд Вейдер умел переубеждать людей, это было буквально его коронным манёвром. Узнав о том, что Р2 может связаться с Лордом из любого конца Галактики по личному каналу, адмирал тут же поспешила обратиться к нему. Так же любезная Даала сообщила, что продуманный и заботливый папа ему вдогонку выслал спасательный отряд, который в данный момент отказывался капитулировать и находился в блокаде её сил. Разминая мозги, коммандер, представил приблизительно план базы; увиденной картинки блокады группы спасения ему хватило, чтобы определиться, что надо сделать, чтобы освободить ребят. Самое сложное, это добраться до Р2 и забрать свой меч, который адмирал лично изъяла. К его сожалению, дама была на столь образованна, что с первого взгляда определила древнее оружие рыцарей Мира. Эта женщина так на него посмотрела, испепеляя зелёными глазами, что с размаху ударила его в челюсть, но после извинилась за вспыльчивость и ненависть конкретно к джедаям, и приступила к расспросам. Его всегда удивляло в имперских офицерах старшего поколения, особенно тех, кто ещё не воевал в Войну Клонов, а только учился в это время. Они всегда очень резко реагировали на тот факт, что он - джедай, но те немногие офицеры, которым довелось служить ещё во время Войны Клонов, тоже не жаловали его, но относились уважительно и с какой-то с опаской, всегда старались держаться подальше и осторожничали. Когда офицеры Альянса, наоборот, всегда положительно реагировали на слово «джедай».
«Один джедай стоит ста подготовленных солдат, - когда-то сказала ему Мон Мотма, подписывая его рапорт об увольнении, - а генерал Кеноби стоил больше, чем сотню рыцарей Ордена». Эти слова запали Люку в душу, он очень ценил Бена, и отрадно было слышать, что столь высоко его ценили и лидеры Восстания. Несмотря ни на что, и отец отзывался о нём не охотно, с долей обиды, но с уважением. Со временем, Люку стало проще воспринимать старого отшельника, их отношения с отцом оставались для него закрытыми. Вейдер отказывался, пресекая любые расспросы. Мама же много рассказывала и о джедаях и о Бене, и о взаимоотношениях генерала Кеноби со своими падаваном. Она рассказала ему о некоем Квай-Гон Джинне, который был наставником самого Бена, который заставил весь Орден принять мальчика с Татуина, а потом погиб, оставив своего ещё малого ученика с ещё более юным и непослушным падаваном. Дармин старалась объяснить и донести тот свет, который несли рыцари старого Ордена, но, к сожалению, она не была одарённой, она не была рыцарем и знала о жизни Ордена только по словам отца. Люку не хватало информации, ему не хватало знаний, ему банально не хватало истории Храма и Ордена. Отец постоянно говорил об опасности, о страхах и неуверенности и его собственной не готовности. А он, Люк Скайуокер, последний из рыцарей-деждаев, не хотел начинать обучение другого человека, пока сам не почувствует, что готов. Хотя Бену дали звание рыцаря, и он сразу взял падавана.
«И хлебнул с ним больше, чем мог себе представить», - отозвался внутренний голос, интонацией Йоды, вспоминая отшельника Бена, который был не такой уж и старый, как ему казалось. Пустыня истощала и сжигала людей, Люк и так это знал, но так генерала Кеноби состарила не она.
Он встряхнул голову, прошлое вновь и вновь занимало все его мысли, заводило в тупик. Все архивы и сведения о джедаях были стёрты в Империи, всё, что осталось, лишь пропаганда Нового Порядка. Суммы за голову Гранд-мастера Йоды и генерала Кеноби не сравнимы были с наградами за его собственную голову и Мон Мотмы. Он даже показал эти объявлению Хэну - кореллианин долго расстраивался:
- Да за такие деньги, я бы смог весь Татуин купить! – вопил бывший контрабандист. - Джаббу со всеми его проститутками и наёмниками! С бабушками и тётушками до четверного колена! Малыш, ты уверен, что этот Йода уже умер? А то, давай, напоследок разорим остатки Империи, а? Где же эти объявления раньше были? Надо было Бена импам сдать и мы бы с тобой на собственной плане сейчас бы загорали!
- На Татуине? - усмехнулся фермер. - И ходили бы как спалённый полностью бифштекс, истекающие кровью из собственных ран.
Его мысли вновь уходили куда-то не туда. Адмирал Даала вызывала у него уважение, и он принял решение подождать отца в плену. Ведь, возможно, Лорд Главнокомандующий всё решит миром и его просто отпустят. Люк не хотел причинять Даале и её людям вреда. Они были преданны Империи, но при этом обращались с ним более чем хорошо для коммандера Восстания. Проделав основной разминочный курс, Скайоукер всё равно накидал в голове план побега. На всякий случай.

***
Срочное сообщение разбудило адмирала, Акбар нехотя открыл его, и, спешно одевшись, поспешил к посадочным докам, на ходу смахивая остатки сна. Принцесса Лея давно не посещала «Дом-1» и без причины не просила бы его встретить её, прямо на посадочной платформе. Точёный силуэт молодой женщины выделялся решительной походкой и целеустремлённостью. Прекрасное и воинствующее лицо Восстания было именно таким, каким его хотели видеть в самом начале основатели. Простая военная форма, и скромно уложенные волосы не скроют яркость и харизматичность одного из Лидеров Альянса.
- Доброй ночи, принцесса, - побулькал мон-каламари, в приветственном поклоне.
- Прошу прощение за поздний визит, адмирал, но мне нужна Ваша помощь, - сразу перешла к делу альдераанка, так же приветственно поклонившись. В её ровном тоне читалось волнение. У адмирала была пара предположений насчёт причин такого беспокойства:
- Если это касается коммандера Скайуокера, то на его спасение уже отправлена группа.
- За Люком уже Вейдер с двумя флотилиями летит, - к удивлению адмирала отмахнулась Органа. Принцесса всегда щепетильно относилась к спасательным операциям своих друзей, и пренебрежительно к помощи Повелителя Тьмы. Похоже, время, проведённое на «Исполнителе», изменили её мнение. - Адмирал у меня есть очень важные сведения, и мне необходимо их проверить.
Экстренная мобилизация всех сил сковала генералов и капитанов, и все дополнительные или сторонние миссии были возможны только с длительным согласованием всех их военных структур, с оповещением Мон Мотмы включительно. По мнению самого адмирала, такие строгие ограничения были ни к чему, но Мон считала их необходимыми. Спорить с Главой Альянса адмирал не любил, да и не по чину ему было вмешиваться в политику. Его дело флот и военные операции.
- Принцесса, сейчас у нас экстренная ситуация…
- Именно, адмирал, иначе я бы вас не беспокоила, но дело может касаться жизни Арти, – юная леди всем видом демонстрировала всю важность данного момента. С появлением Союза внутренняя ситуация в Альянсе всё больше обострялась, но он знал: это «Мать Альянса» подняла Восстание, организовала Альянс, подписала Союз, и ведёт их к победе над Империей.
- Что Вам необходимо?
- Дайте мне самого отчаянного и смелого капитана с исследовательско-поисковой группой.
- Ваше Величество, самый отчаянный капитан сейчас в Кореллианском секторе на переговорах, а самый смелый – в плену на дальних рубежах, – по-дружески ответил Акбар, улыбаясь принцессе.
- Адмирал…
- Я Вас понял, - Акбар достал комплинк, отдавая экстренный приказ.
- Спасибо, адмирал, я могу Вас ещё попросить…
- Сохранить Вашу просьбу в тайне? – сразу понял мон-каламари, который упорно не хотел лезть в политику, хотя все ходы и переплетения в ней он видел, как сквозь воду.
- С Вами очень приятно работать, адмирал.
- С Вами тоже, принцесса. Пройдёмте в 6-й док, – адмирал вывел принцессу в другой док, не замечая, как за ними проследовал ещё один человек.
В шестом доке стояло пять исследовательских кораблей, одним из них была «Искра», кореллианский лёгких грузовой корабль типа «Призрак». В задней части корабля, на крыше, стоял небольшой атакующий шаттл «Фантом». Лея окинула его изучающим взглядом, решив, что возможно атакующий шаттл им может пригодиться.

Капри Васон, на ходу зачёсывал светлые волосы, пытаясь привести себя в порядок. Ночной приказ от адмирала он получал впервые.
- Вызывали, адмирал, - вытянулся по стойке смирно урождённый мира Аэтон, непроизвольно разглядывая девушку рядом с мон-каламари.
- Капитан Васон, Вы отправляетесь на сверхсекретную миссию, - побулькал адмирал таким тоном, что капитана затошнило. - Все необходимые разрешения уже получены.
- Есть, сэр, - отчеканил тот, пытаясь сообразить, что происходит. Похмелье накатывало сушняком.
- Когда Вы готовы к вылету, капитан? – проговорила хорошо сложенная брюнетка с аппетитными бордовыми губками, но её тон был совершенно не аппетитным.
- Когда Вам будет угодно, мэм.
- Хорошо, стартуем по готовности, - приказала красотка, и двинулась по направлению к его кораблю. Капитан непроизвольно проводил её взглядом, автоматически отдавая приказ по комлингу, стараясь не мазать по буквам.
- Ты понял, кто это? – как-то резко отдёрнул его адмирал.
Капри всё равно казалось, что он ещё спит, пребывая в пьяном бреду, но мундир поправил:
- Догадываюсь. А что за миссия? К чему готовиться?
- К худшему, капитан Васон, – Акбар упёрся руками-ластами в свои бока, сверкая огоньками жёлтых глаз. - Вы знаете, почему капитан Соло так быстро получил звание генерала?
У Капри было много предположений по этому счёту, но вслух говорить такое адмиралу он не стал:
- Потому что он участвовал во всех самых опасных операциях Альянса?
- Потому что принцесса Лея затащила его во все самые опасные и безумные операции Альянса за всю историю существования Восстания, капитан. Так что готовьтесь к худшему. За жизнь принцессы отвечаете головой. Если выберетесь живыми, будете приставлены к награде со всем экипажем.
Такой расклад капитану был по душе. Он давненько рвался на что-то серьёзное, но Кракен в последнее время использовал другие корабли для самого интересного. У Капри так и не получилось сработаться с этим странным мужиком, который был генералом разведки, зато адмирал Акбар по заслугам оценил его самого и его ребят:
- Спасибо, адмирал.
- Глупец, я его в бездну посылаю, а он благодарит.
Экипаж исследовательского корабля «Искра» собрался через десять минут, покинув «Дом-1» через двадцать, но никто из шести человек экипажа не заметил невидимого спутника принцессы, который удобно разместился в техническом отсеке.

***
Огромный и по строгому красивый звёздный разрушитель класса «Преследователь» грациозно приближался к станции, в сопровождении двух полно экипированных флотилий. Разрушители и корветы плавно окружали, заполняя всё небесное пространство. Чёрная эскадрилья зашла на первый приветственный круг над платформой, пока три военных канонерки садились на платформу. Второй заход эскадрильи, и почётный караул из бойцов элитного подразделения пятисот первого батальона, выстроился в шеренгу.
Лорд Главнокомандующий решил, что для преданного Империи адмирала надо устроить показательное выступление, приказав провести его визит по всем правилам военного этикета. Ещё находясь в канонерке, Повелитель Тьмы уже чувствовал волнительно-восхитительные эмоции, которые трепетали в груди у дамы с регалиями адмирала. Внешние разведывательные радары все кораблей собирали общую картинку боевого вооружения данного места. Лорд внимательно изучил данные на мониторе, и, слыша вой турбин Ди-истребителей, вышел из канонерки под заключительный, третий заход своей эскадрильи.
Лорд Главнокомандующий Дарт Вейдер, с присущей ему жёсткостью и властностью, чеканил шаг в направлении встречающей его группы военных во главе с женщиной с длинной русо-медной косой. Обладая особой пугающей и тёмной аурой, он усиливал этот эффект выпуская Тьму, вызывая благоговейный трепет. Двухметровый Лорд, в глухих доспехах, нёс на себе всю силу и могущество Великой Империи в глазах офицеров и адмирала. Его тяжёлый плащ раскрылся при быстрой ходьбе, придавая величия владельцу. Лорд остановился на подобающих десяти шагах от группы, позволяя своему караулу выстроиться за его спиной. Рядом с канонеркой двенадцать машин Чёрной эскадрильи застыли в воздухе в единой линии, готовые в любой момент ударить.
Клубы Тьмы захлестнули приветствующих и тут же отошли, принося информацию своему хозяину. Вейдер счёл, что для начала хватит и свернул внутри себя свою спутницу, позволяя адмиралу перевести дыхание.
- Рады Вас приветствовать, Лорд Главнокомандующий, - выступила первой дама.
Натаси Даала, 37 полных лет, родная планета Слантуин. Офицерская академия на Кариде закончена с отличием. «… Воплощение гордости и образчик имперской выучки. Характер решительный, боевой, волевой, энергичный. Обладает храбростью, коварством, хитростью. Дисциплинирована, безусловно, сверх целеустремлена. Присутствуют ярко выраженные черты непредсказуемости и противоречивости. Замечены проявления жестокости и агрессивности, но в пределах допустимого. Уделяет повышенное внимание субординации, всегда и со всеми уважительна. К врагам и изменникам Империи беспощадна», - так было указано в характеристике этой особы.
«Достойная характеристика для офицера», - счёл Вейдер, просматривая все данные, но его беспокоило, что человек, тем более женщина, с такой военной мощью на мостике, и у него нет всех данных о нём.
Таркиен… мрата, слукогумо слимо*!
Лорд хорошо был знаком с Моффом, так же был в курсе его тайного плана по свержению Императора Палпатина. Хорошо, что они оба уже мертвы. С губернатором было много проблем, и похоже его смерть не всё решила. К его удивлению, в запрещённых отчётах о секторе всплыл некий проект «Утроба». По неподтверждённым данным разведки, именно там и конструировалась основа супер пушки для первой Звезды Смерти. В секторе от Киселя существует четыре чёрных дыры, и по данным именно в их кластере и спрятана база Таркиена. Если «Утроба» действительно существует и она именно здесь, то информация о проекте не должна дойти до Альянса. Территорию необходимо взять под контроль, все разработки изъять, специалистов завербовать и отправить на верфи, а адмирала… Если эта Даала не пойдёт на сотрудничество, её необходимо будет убрать, как и весь офицерский состав.
Лорд продолжал рассматривать женщину напротив, окончательно вынося свой вердикт.
- Я надеюсь, Вы не успели натворить глупостей, адмирал, - подчёркнуто обратился он вслух. «Сын?» - отпустил он вопросительный импульс через личный канал в Силе.
«С прибытием. Я в порядке», - тёплой волной отозвался мальчик.
- Коммандер Скайуокер в карцере, Милорд, его жизни ничего не угрожает, - достойно держалась Даала, - спасательная группа по-прежнему в блокаде. Приказ об их освобождении будет отдан после урегулирований наших отношений.
«Разумно», - отметил Вейдер; ему понравилось, что адмирал не стала сразу всех отпускать, не смотря на весомое его преимущество в силе, она отважно боролась со своим страхом перед ним, мысленно пролистывая все инструкции Моффа Таркина по отношению обращения к ситхам. Её этот факт очень сильно интересовал и коробил.
- У меня мало времени, адмирал, - пробасил Лорд, нависая над собеседницей, - а у Вас много вопросов.
Адмирал отпустила свою свиту, намереваясь пригласить Лорда в конференц-зал. Лорду уже наскучило это сидение и болтовня, его интересовало, что здесь прятал Таркин, по мимо своей любовницы.
- Я предвзято отношусь к бунтовщиками, и тем более к словам их командиров, - начала Даала.
- Ложь не свойственна коммандеру Скайуокеру,
- Вы предали Империю и убили Императора? – прямо задала вопрос адмирал Даала, вытянувшись по стойке смирно.
- Император – это не вся Империя, - уклончиво ответил ситх, готовясь придушить даму, если она сделает лишнее движение в его адрес, - и да. Я это сделал.
Даала демонстрировала всю свою выдержку, продолжала держаться согласно своему статусу:
- Почему?
- Адмирал Даала, кому вы служите?
- Я служу на благо Империи и губернатору Таркину.
- Вам уже сообщили о давнишней кончине Моффа Таркина?
- Да, Милорд, - горестно сглотнула она, - но Вы не ответили на мой вопрос.
- Отвечаю, - спокойно продолжил Повелитель Тьмы, не замечая, как снова поднимается около него облако Тьмы. - Я служу Великой Силе, и желаю мира и процветания нашей Галактике, – вибрация его глубокого механического баса насквозь прошла сквозь тело женщины. Адмиралу пришлось сжать руки в кулаки, чтобы не выдать свою дрожь. - С девяти лет я служу на благо государства. Десять лет мирных миссий, три года Войны Клонов, и ещё двадцать пять лет Империи. Это достаточно времени чтобы понять, что безумцу нет места на троне.
Слова, произнесённые этим страшным басом, как будто впечатывались в саму суть Натиси Даалы. Она много знала о ситхах и джедаев от Уилхаффа, но ранее не сталкивалась с ними вот так, лицом к лицу. Точнее, к маске. Натиси старалась удержать ритм своего дыхания и дрожь где-то внутри груди, гадая, кто под этой маской? Что за существо под этой бронёй?
Даала внимательно слушала, тщательно скрывая, что многие вещи пугали и поражали её, тем не менее, она оставалась интересным собеседником для Лорда. Её умение держать внутренний удар, и холодный разум, несмотря на эмоции, вызывали уважение. Интересно было бы посмотреть на её военные таланты.
- Милорд, разъясните, пожалуйста, - обратилась она, пытаясь рассмотреть глаза сквозь его тёмные визиры. - Как человек с вашей религией, может иметь дружеские взаимоотношения с джедаем?
- Таркина, и, как я вижу, Вас, всегда смущало и вызывало неприязнь моё вероисповедание, - данный оборот, как-то тяжко у него получился, он никогда Силу так не рассматривал, но не одарённым так было легче. Объяснять то, что им никогда не понять, было пустой тратой времени.
- Нас всех в детстве пугали именно ситхами,
- И правильно пугали, – усмехнулся Лорд. - Наша вера даётся нам по факту рождения, мы лишь выбираем способы реализации её. Коммандер Скайуокер решил, что его путь на стезе джедаев, моё же звание - Повелитель Тьмы и последний Владыка Ситхов, – спокойно продолжал Вейдер, внимательно изучая реакцию собеседницы. - Уважаемый Император Палпатин тоже был ситхом, его имя было Дарт Сидиус, и он чтил правила и законы. Одним из них было правило Бейна, которое гласило, что ситхов должно быть двое: ученик и учитель. Так же одним из законов становления ситха, является древний обычай: ученик убивает учителя, когда заканчивает обучение, становясь сильнее и могущественней его.
- Вы хотите сказать, что Император Палпатин самостоятельно обучал своего убийцу? – вопрос Даалы был окрашен удивлением, а мысли непониманием, граничащей с неверием. Ничего другого Вейдер и не ожидал от неё.
- Да. Древние законы и постулаты были нерушимы много веков, но всё меняется. По традиции я должен взять себе ученика, и, как Вы выразились, воспитать собственного убийцу. Но я этого делать не буду, – он сложил руки на груди, всматриваясь в собеседницу. - Я служу Силе и миру и отказываюсь продолжать традиции, которые постоянно разжигают войну, опуская Галактику в огонь. Что касается коммандера Скайуокера, так это он стал отправной точкой всех ныне идущих и грядущих перемен.
- Почему?
Эта дама чем-то напоминала ему Джейд. В ней был стержень, ум и хладнокровность. И ещё верность. Верность – очень редкое свойство в нынешнее время.
- Потому что он мой сын. И перед Вами сейчас, адмирал Даала, лежит выбор. Вы - командующая этим сектором, и несёте больше ответственности и знаний, чем все Ваши подчинённые. Поэтому для Вас есть два пути: вы присоединяетесь к моему флоту, и на правах адмирала, согласно имперскому регламенту, служите, или я вас уничтожаю, – он сделал паузу, позволяя осознать услышанное. - Сегодня. Так же каждому из Ваших офицеров, в зависимости от уровня доступа к той информации, которую вы охраняете, будет предложен выбор: или присоединится к моим войскам или подать в отставку, вернуться домой, – продолжил он, смотря в упор, и ему явно нравилось, что он видел перед собой в этой даме с регалиями адмирала. – Я даю Вам час на принятие решения.

***
По мнению капитана Васона, команда была больно уж тиха и напряжена. Слишком сильно не хотели показывать всеобщее похмелье после гулянки накануне. Про себя капитан сказал спасибо Тере: кел-дор имела крутую привычку убираться после гулянки сразу же. Красавица-принцесса, не обращая внимания на окружающих, заняла место Андри у мониторов, подключив к ним дополнительные платы и какие то чипы. Не то чтобы он был против, но высокопоставленная брюнетка выдала им координаты, и больше не проронила ни слова, изучая данные на своём дадападе. Зелтронка, чьё место было занято, недовольно фыркнув, ушла на пост стрелка, и в наглую заснула. Через час в гиперпространстве к ней присоединился ботан Танри, который решил проверить что-то в тех. отсеке, где у него была лежанка, там он и захрапел, стараясь спрятаться от важной особы. В целом команда вела себя очень даже прилично. Принцессу это не интересовало, она в упор игнорировала все её окружающее, кроме данных на мониторе. Вообще в рядах Альянса много слухов ходило об этой особе, и об её красоте, о мужестве и о порой невыносимом властном характере. Похоже, именно эту черту она сейчас демонстрировала своим уж очень красочным молчанием.
- Ваше Величество, разрешите обратиться, - не выдержал первый капитан, расслабившись в кресле, после того, как первый помощник также ретировался.
- На время операции, можно просто Лея и обращаться без разрешения, - не отрываясь от монитора, ответила красавица. Привлекательные губки были чуть сжаты, а взгляд холодным, как космос.
- Хорошо, - протянул Капри. Ему нравилось начало беседы, ещё бы сделать так, что бы она хотя бы глазки на него подняла. - Лея, а может, расскажете, куда мы летим, и что будем искать?
- Я очень надеюсь, что мы не найдём то, что ищем, капитан.
- Можно, Капри, - улыбнулся тот, в надежде вызвать у девушки улыбку. Не получилось. Принцесса была словно из камня. – А что мы ищем?
- На месте увидим.
Исчерпывающий ответ, решил Васон, пытаясь придумать, что на это ответить. Адмирал предупреждал, что они летят в Бездну, и чем больше он приходил в себя, тем больше ему становилось не по себе. Он хотел предложить девушки каф собственного приготовления, и, возможно, разговорить железную Органу, но Её Величество было очень занято.
Преимуществом лёгких грузовых кораблей всегда была скорость, но «Искра» всё же не «Тысячелетний Сокол», и эта мысль её беспокоила. Несмотря на высокую скорость перемещения в гиперпространстве, Лея смертельно боялась опоздать. Ей так не хватало Хэна с Чуи, которые могли выжать из своей ржавой птички столько, сколько «Исполнителю» с новыми двигателями и реактором не выжать. Но она хотела побыть одна, и снова почувствовать себя нормально, и вот он - тот самый шанс. Правда на кону оказалась, возможно, жизнь матери. Дармин всегда была сверхаккуратна, она никогда прежде никуда самостоятельно не вмешивалась, не вылетала на миссии, а переговоры вела только с проверенными людьми и в большой секретности. Она всегда свою неизвестность выставляла главным щитом своей безопасности, лишний раз не рискуя и не выходя из тени. Пришедшее сообщение от наставницы застало Лею врасплох.
- Здравствуй, моя принцесса, - начала мама. - Если ты получила эту запись, значит, я уже четверо суток не активировала защиту информации, и вероятнее всего в данный момент я нахожусь в плену. Схожая по содержанию запись будет отправлена Лорду Вейдеру через сутки. Есть много причин, которые могли меня задержать на такой длительный срок, поэтому я передала тебе чемоданчик. В нём есть всё необходимое, чтобы проверить пару моих гипотез. Будь осторожна, и помни: для тех, кто знает обо мне, я слишком ценный пленник, чтобы меня убивать.
Последние слова матери, Лею не обнадёживали, она на собственной шкуре знала, что смерть не самое страшное, что может случиться, поэтому медлить не стала. Тщательно изучая полученные данные, Лея всё же надеялась, что мама свяжется с ней по личному каналу и сообщит о своём местонахождении. Сутки, отмеренные Дармин, уже подходили к концу, и вторая запись меньше чем через час будет отправлена Вейдеру, и если он не в гиперпространстве, то скоро уйдёт туда, и связи с ним не будет неизвестное количество времени. Положительной стороной остаётся то, что на расстояние трёх парсеков находятся силы Вейдера: Эскадра Смерти в системе Уранга под командованием адмирала Пиетта и в пяти парсеках - адмирал Акбар. Будь Хэн на «Исполнителе», они смогли бы быть на месте намного быстрей, ей бы не пришлось делать крюк до «Дома-1». Но принцесса не стала рисковать, просить экстренной помощи от адмирала Пиетта, и работать с бывшими имперцами. На корабле Альянса ей было спокойней, хотя чувство преследования не покидало её. Лее казалось, что кто-то постоянно у неё за спиной и идёт по пятам, но запретила себе оборачиваться. Исцеляющая методика, которую разработал отец, помогала не сразу и не одномоментно. Но она поможет; Лея знала, что этот страх пройдёт, как и ночные кошмары. Принцесса в сотый раз кинула взгляд на отчётные цифры на экране:
«Три часа до их выхода из гиперпространство в систему Полит».

***
Сознание возвращалось плавно и болезненно. Мучительный стон так и застрял в горле, не способный вырваться наружу. Время текло, как песок, зыбуче, перемешиваясь болью в голове. Медленно, она пошевелила пальцами на руках, затем на ногах. Тело не слушалось, сжатое судорогами. Завядший стон всё же вырвался, и она смогла повернуть голову. Они всё же используют ламаин, хорошо, что о нём она подумала в первую очередь, ставя себе ряд антидотов. Медленно она напрягла руки, вытягивая их вдоль туловища. Наручников и других блокираторов не было. Судороги в руках стали проходить, постепенно расслабляя мышцы. Так же медленно она напрягла ноги, прислушиваясь к звукам. Там где она находилась, было тихо. Для проверки, Падме щёлкнула пальцами. Щелчок получился невнятным и еле заметным, но звук она воспринимала чётко. Медленно размяв шею, она всё же решилась открыть глаза. Сизо-фиолетовые круги расплывались перед глазами, но сморгнув пару раз, потолок стал металлически серым. Всё не так плохо, как казалось по первой. Полежав пару минут, дождавшись пока игольчатая боль окончательно покинет тело, она даже села с первого раза. Вокруг была обычная имперская камера. Признаться, Падме ожидала большего, аккуратно трогая волосы и ощущая в заплетённых волосах шпильки и тонкую металлическую ленту. Не спеша, нарочито слабо, она потянула руки, размяла плечи, встала на ноги, проверяя свою дееспособность. Правое плечо болело сильнее всего, ощупав его, она обнаружила лишь воспалённое место после выстрела дротиком. Первичное головокружение прошло, она практически чувствовала себя нормально. Только пульс замедленный, но это всего лишь побочное действие ламаина. Её бластер и спас комплект, разумеется, забрали. Падме обратно села, и не спеша стала расплетать помятую причёску, стараясь делать всё очень медленно. Со стороны должно казаться, что наркотик действует в полную силу.
«Как дети малые», - с нисхождением подумала Падме Амидала Набери-Скайуокер выплетая из волос магнитные шпильки и гарроту, которые умело заправила в рукав и перемотала на руку поудобней. Медленно проведя по волосам пятернёй, она снова заплела сложную косу, крепя её только тонкой резиночкой.
Через пару минут ей в дверь просунули поднос с едой.
- Спасибо, - слабым голосом проговорила она, понимая, что за ней следят. По её мнению, тюремная еда была не съедобной, но она впихнула в себя содержимое чашки. Силы ей понадобятся, решила она, убирая поднос с пустой чашей туда, откуда взяла.
Ждать пришлось недолго, дверь открылась и двое штурмовиков, попросили её выйти. Женщина и не думала сопротивляться, позволив заблокировать руки впереди, профессионально замечая обмундирование охранников. Напряжение штурмовиков постепенно спадало, пока они вели хрупкую женщину по длинным коридорам тюремного блока. Её заметно шатало, и двигалась она в целом заторможено, сказывалось действие наркотика. Так думали охранники, так они должны думать. Зайдя в лифт, Падме чуть сдвинула руки, замечая уровень, на который они должны подняться. Тонкая шпилька была прямо под её указательным пальцем, когда они вышли из лифта, чтобы пройти ещё один пролёт. Внешне слабая и безобидная пленница, незаметно рассматривала помещения, анализируя, куда её ведут. Зайдя во второй лифт, она уже не медлила, вытаскивая шпильку, аккуратно вставляя её в наручники, тут же деактивировав их. Тяжёлые наручники она придержала, рассчитывая атаку на охранника за спиной. Резкий удар в шлем, в район визоров, и пленница остаётся за спиной штурмовика. Охранник не был готов, чуть замешкался, доставая табельный бластер. Но его соратник, оборачиваясь, уже поднял винтовку, пытаясь нацелить на пленницу за белой спиной. Хрупкая пленница со всего размаху толкнула штурмовика в спину, заставляя второго выстрелить. Внезапный страх и даже паника промелькнула в защищённых глазах стрелявшего, когда после его выстрела, ему в шлем прямо стреляла пленница из табельного оружия сослуживца.
Ещё в начале Войны Клонов Энакин научил её драться, когда дело касается хорошо защищённого тяжеловесного противника: с начала - ослепить противника, а потом бить. Амидала знала слабые места брони, в оба раза целилась в шею. Больше от неожиданности, чем от боли, еле слышно вскрикнул штурмовик, который был напротив неё, и тут же получил точный выстрел в слабое место брони. Падме перехватила винтовку, делая контрольные выстрелы.
«Шумно вышло, - раздражённо отругала она себя, - теряю форму».
Индикатор этажа продолжал работать, сообщая о скором прибытии, «Мать Альянса» перехватила тяжёлое оружие в одну руку, упираясь прикладом в бедро, и взяла во второе табельный бластер. Ей нужно сделать четыре точных выстрела из винтовки, а дальше…
Двери лифта открылись, и как она планировала, её ожидали пара гвардейцев в красном, по которым она тут же открыла огонь. Её оружие всегда было слово, но не на этот раз. Гвардеец справа не успел активировать свою алебарду, получив два выстрела из винтовки, практически в упор, и упал сразу. Второго от смертельных ранений от выстрелов спасла броня. Выстрелы из бластера не пробили её. Активировав энергетический щит алебарды, он сделал пару шагов назад, пытаясь растянуть расстояние между ними, но противник был слишком решителен. Делая синхронные шаги за ним, в упор, разрежая баллон винтовки в щит, умело, загоняя его в угол. Падме поднырнула под защиту и выстрелила в визор шлема гвардейца. Мужчина в красном пошатнулся, и «Мать Альянса», воспользовавшись малым расстоянием, ударила его тяжёлым оружием, выбивая защитную алебарду из рук. Два контрольных выстрела в голову из штурмовой винтовки. Мужчина в красной броне обмяк. Амидала тут же бросила винтовку, стремительно хватая более лёгкую и универсальную алебарду, пытаясь восстановить дыхание.
- «Мать Альянса» в деле, - раздался женский голос, и Падме обернулась на него. - Приятно посмотреть на профессиональную работу.
Исанн Айсард в своей вызывающе алой форме поднялась с импровизированного трона. По сравнению с Дармин, Исанн была ещё девочкой, но пепельно-седые передние пряди ярко бросались на фоне иссиня-чёрных волос, придавая ей и возраста и солидности.
- Добрый день, директор, - вежливо поприветствовала её Дармин Арти, переводя дыхание, с безупречной осанкой, со спокойно доброжелательным выражением на лице, по удобней перехватывая алебарду с активированным щитом. – Вы хотели меня видеть.
- Я с детства была Вашей поклонницей, - Айсард демонстративно вставила новый баллон плазы в свой бластер, - всегда хотела познакомиться с Вами лично, Падме Амидала. Уж простите, Ваше настоящее имя Вам больше к лицу.
- Прощаю, - таким же светским тоном ответила Падме, нащупав на оружие спусковую кнопку. - Ваш отец, гордился бы Вами.
«Мать Альянса» выстрелила первой, впервые за долгое время промахиваясь. Бывалый директор, а нынче Императрица, ловко ушла в кувырок, открывая огонь по противнику. Падме перекинула алебарду в более удобную стойку, стараясь не делать в защите брешь. Она понимала, что Айсард прощупывает её, ища слабую сторону. Все поступки Исанн были направлены на достижение собственных целей и амбиций. Падме тщательно изучила соперницу, прежде чем идти на такой рискованный шаг, и она понимала, что контактного боя не избежать. Айсард превосходила её и в росте, и весе. Она была безжалостной, яростной и очень расчётливой, а так же опытна в рукопашном бою. Императрица ловко уходила в кувырки, скрываясь от выстрелов и прячась за декоративными перилами, разряжая бластер в Амидалу, заставляя ту уходить в плотную оборону. Расстояние стремительно сокращалось, и Падме стала раскручивать алебарду, готовясь в любой момент ударить основанием напрямую. Оружие было тяжёлое, и запястья ломило от нагрузки, но прокрутив его пару раз, она быстро нашла его баланс, приноровившись стрелять по противнику. Но этого было мало для прямой схватки со «Снежной Королевой», катастрофически поздно поняла Падме, подпуская врага слишком близко к себе. Исанн резко сорвалась с места, кинувшись на энергетический шит, выставляя ноги вперёд. Амплитуды раскрученной алебарды не хватило, чтобы Падме смогла удержать равновесие после такого удара. Она больно упала на спину, но алебарду не выпустила, держа активированным щит, но Айсард этого и не надо было. В руках разведчицы был вибронож, который с лёгкостью прошёл сквозь защиту. Падме успела развернуть алебарду, зажимая руку с ножом, со всей силы ударяя ногой в живот. Женщина вскрикнула, откинувшись назад, но попытавшись перехватить ногами, правую ногу Амидалы. Болевой приём прошёл чисто, раздирающая боль белым полотном накрыла Падме. Она не услышала хруста, и это ещё давало некоторую надежду. Выпускать единственное своё преимущество «Мать Альянса» не хотела, но щит всё же дезактивировала, пытаясь как можно дальше откатиться от противника, вырываясь из захвата. Удержать набуанку, Айсард не получилось, она перехватила нож, и метнула его, целясь в артерию на шее. Падме отвернулась, автоматически поднимая руку, подставляя предплечье под удар. Острая боль в руке, всё же заставила её отпустить оружие и вытащить вибронож. Разведчица пришла в себя первой, резко поднимаясь, пытаясь откинуть ногой алебарду, перехватывая удар «Матери Альянса», выворачивая кисть со своим ножом. Падме вскрикнула от боли, не способная нанести удар второй рукой. Айсард перехватила свой нож и с размаху ударила по наружной поверхности голени соперницы. Собственный крик отрезвил Падме; острая, пронзающая боль растеклась по телу, сознание как будто в ледяную воду опустили. Боль отошла куда-то в другую реальность, ломая не её тело; инстинкт самосохранения рванул диким зверем, и она перехватила больной рукой край алебарды. Не рассчитывая силы, она толкнула ею соперницу, и выстрелила в упор. Затем ещё раз, и ещё, пока боль снова не прорвалась в её сознание и она сама не упала.

***
Тьма пришла мягко и даже аккуратно, захватывая всё пространство около себя, обнимая купол Света около него.
- Я смотрю, Вам здесь нравится, коммандер, - поинтересовался отец, загораживая собой весь выход. В его механическом басе слышалась ирония и даже усмешка. Он был в хорошем настроении, что сразу вызвало улыбку на губах сына.
- Представляете, Главнокомандующий, а тут матрас есть, - в тон ему отозвался молодой человек, понимаясь с пола. – Он, правда, не удобный, но он тут есть!
Лорд ещё не всегда знал, что делать с открытостью и искренностью сына:
- Я думаю, Ваш друг контрабандист, это оценит больше меня.
- Чувствую, что Ваши переговоры с адмиралом Даалой прошли успешно, - Люк вышел следом за отцом. – Приятная женщина.
- И разумная, что гораздо важнее, – от отца веяло тугой и тёплой темнотой, которая бывает, когда забираешься под толстое пуховое одеяло: и тепло, но и дышать тяжко. Такая аура поднималось около него, когда он был чем-то очень доволен. - А Вы, судя по всему, нашли общий язык, несмотря на её нелюбовь к одарённым.
- У меня табу на рыжих, - не подумав ляпнул Люк, пытаясь адаптироваться к удушающей теплоте ситха. В его исполнении всё было слишком. – Ширы мне хватило.
- Ты про Бри? Она была Рукой Императора, – Лорд шёл не спеша, не особо думая о словах, джедай отчётливо чувствовал его искреннее облегчение и даже радость от общения с сыном. Последнее время их разговоры стали более личными и непринуждёнными, но с тем и контрастным, порой даже конфликтными.
- Ну да… в общем, никаких рыжих и никаких имперцев.
- Твой выбор, - безразлично отозвался Лорд, получая маяк об экстренном сообщении. Люк сделал два глубоких вздоха, чувствуя, как стремительно падает температура около Повелителя Тьмы, и его привычная жёсткость льдом сковывает Силу около него.
Он уже не любил того, кто одним сообщением умудрился так испортить настроение Лорду Главнокомандующему. У отца и так всегда была такая беда с настроением.

***
Три, два один…
- Всем внимание! Выходим из гипера! – оповестил всех первый помощник капитана Ханас, опуская рычаг. Яркие потоки звёзд резко сузились до обычных точек.
- Курс в тень планеты Тайферра, - приказала принцесса, включая все сенсоры и сканеры на полную.
Бело-зелёная планета Тайферра давая яркую тень от местного светила. Если бы она хотела что-то спрятать в этой системе, то спрятала бы именно в тени. Хотя так часто поступают именно контрабандисты. Возможно, влияние Хэна сказывалось.
- Вас понял, мэм, - отозвался капитан, направляя корабль по курсу. Транспортные пути и блок-посты тут же обозначились на экране. - Маскировку на максимум.
- Уже сделано, - ожил ботан, сладко зевая в микрофон.
- Давайте не будем привлекать внимание и подлетать близко к границе.
- Как скажете, - капитан глубоко вздохнул, пока не понимая сути происходящего, но соваться на планету Империи явно не хотел.
«Искра» ненавязчиво двигалась по общей дуге, несмотря на маскировку, стараясь не выделяться из общего движения. Как будто они просто забыли снять маскировку. Лея не была поклонницей таких приёмов, но вспомнив о случае, когда Хэн с Чуи провернули такой приём и их засекли, вызывал улыбку на её лице. Такой отборной кореллианской чуши они не слышала ни разу, даже от Соло, даже в пьяном состоянии, не говоря уже о том, что Хэн тогда был трезв, как стёклышко, и, несмотря на её безграничное удивление, пограничник тогда пропустил их.
- Там что-то есть! – взволнованно подала голос Андри. - В тени.
- Да, оно там есть, - как то обречённо вздохнула принцесса. Её слабая надежда, что они не найдут именно это, и мама ошиблась, растворилась в неоднородности тени планеты.
- Что там? – закипишила кел-дор.
Лея не стала томить команду, перевела работу сканеров на общий иллюминатор, где сенсоры наглядно преобразуют неровности тени в вполне конкретные очертания звёздных разрушителей. «Искра» медленно приближалась к затемнённой части космоса, в которой стал проглядываться сверхдлинный корпус разрушителя.
- Это «Исполнитель»? – взволнованно спросил Ханас, задавая вопрос, который крутился в голове у всех, когда бортовой сканер достроил теоретическое изображение объекта. – Что он тут делает?
- Принцесса, может, всё-таки, объясните? – не выдержал Капри.
- Это супер-разрушитель класса "Исполнитель", - она весьма успешно скрыла свои эмоции, и голос был сух и бесцветен, - это не флагман Вейдера. Вероятнее всего это флагман Айсард.
- Ничего не понимаю, - на морде Танри выступили клыки, а мех поднялся дыбом. – «Исполнитель» же единственный в своём роде!
- Да, именно так все должны думать, по мнению ситха, - по мере их медленного приближения, Лея пыталась собрать более точную информацию о кораблях сопровождения флагмана, но ничего не получалось.
- На них стоит «анти-радар», - прокомментировала зелтронка, расшифровывая странные данные с общего монитора, - наши сканеры их не возьмут. Если усилим приёмник, нас засекут.
- А навскидку? – спросил её капитан.
Принцесса перевела управление на место стрелка. Зелтронка меняла параметры, искажая общее изображения:
- Навскидку: шесть крупных судов. По размерам вероятнее всего разрушители. Те двое похожи на "Императоров", один второго класса, другой предполагаю первого. Слева, корпус похож на "Победу"...
- Второй или первый класс? - уточник первый помощник.
- Тот, вероятнее всего второй, а остальные – не скажу. Надо подлететь поближе.
- Поближе, и нас засекут, - отозвался капитан, - они-то поле своё сканируют дотошно.
- «Ненависть» - "Имперский-2"; «Алчность» - первый класс, «Исказитель» - разрушитель второго класса "Победы" – это три корабля-сопроводителя флагмана, - раздался за спиной незнакомый голос. - Там ещё вторая "Победа" - это «Держава», а те двое, это фрегаты класса "Улан" - «Нева» и «Веркос»; и «Лусанкия» во главе.
Вся команда резко обернулась, Лея успела схватить бластер, нацеливаясь на незваного гостья.
- Спокойно, Ваше Величество, без резкостей, - вежливо попросил гость, демонстрируя пустые руки, стоя в проходе рубки, затем снял тёмную балаклаву. Медно-рыжие волосы были визитной карточкой секретаря ситха.
- Зачем ты тут? Вейдер послал? – мгновенно вспыхнула Лея, не собираясь убирать бластер. Значит эта не паранойя, она реально за ней шла!
- Разумеется, вам помочь, - рыжая, с удовольствием почесала голову рукой, расправляя волосы, - и Лорду будет очень интересно, как Айсард подняла «Лусанкию», и что они тут делают таким составом. Все думали, что она давно уже погребена на Корусанте.
Девушка элегантной тенью приблизилась к монитору.
- Это разрушитель, он не мог быть на Корусанте! – возмутилась кел-дор, автоматически отодвигаясь от рыжей. Джейд обладала точёной фигурой и элегантной пластикой движения; тёмный маскировочный костюм, который экранировал тепловое излучение, лишь усиливал общий эффект, превращая помощницу ситха в бесшумную и опасную тень.
- Мог, - не согласилась Мара. - После выхода «Исполнителя» с верфей, Император отдал приказ о создании второго такого же, но, чтобы не портить авторитет своего главнокомандующего, спрятал корабль поближе к себе – на Корусанте.
- Они посадили разрушитель на поверхность, - подтвердила Лея, сверяясь с информацией, которую передала ей Арти. – По некоторым данным, в трюме этого судна и есть та самая тюрьма для особо опасных. Только как Айсард подняла разрушитель с планеты?
- Специально для этого под ним были смонтированы дополнительные репульсоры для того, чтобы поднять эту махину в небо.
- Разрушены несколько десятков жилых кварталов в столице, - вспомнила принцесса, последние разведданные, - это после «Лусанкии»?
- Вероятнее, всего да, – Мара внимательно разглядывала общее изображение, как будто не веря крупному очертанию разрушителя. - Я, как и Лорд, сомневалась, что эта махина сможет летать. Её столько раз переделывали под тюрьму.
В рубке повисла тишина, экипаж «Искры» боялся вступать в диалог, потрясённый услышанным. Ходило много страшных легенд и слухов о месте, куда имперцы увозили всех предателей и изменников, которые по разным причинам были им нужны. И те, кто рассказывал эти слухи, утверждали, что лучше умереть от удушья Вейдера, чем попасть в тюрьму Айсард.
- Значит эта правда?
- Да, принцесса, как и то, что в брюхе этого корабля разрабатываются сверхсекретное химическое оружие. Айсард любит такие штуки.
- Ты, вообще, откуда тут взялась? – возмутился капитан, угрожающе пялясь на девушку, не опуская руку с бластера. Капри в первые видел рыжую особу в живую, и вот она, как и её начальник ситх, доверия у него не вызывали. Но если ситх была нереальным, практически аномальным явлением, к которому никто так и не может подступится, то особа напротив была вполне реальной. Даже угрожающе реальной, и ему совершенно не нравилось то, что она так просто материализовалась на его корабле. Это взбесило Васона, и капитан вознамерился испепелись рыжую бестию взглядом.
Джейд иронично выгнула бровь дугой, не собираясь раскрывать свои секреты.
- Это не важно, - вмешалась в зрительную дуэль принцесса, - главное - она знает побольше нашего. И я надеюсь у нас общие интересы, Мара?
Рыжая криво улыбнулась, и Лея приняла это за положительный ответ. Признаться, она была даже рада такому прикрытию. Рыжая бестия отца всегда отличалась особой подготовкой и эрудированностью, а самое главное преданностью. Но преданность Джейд была именно отцу, и принцесса знала, как обезопасить себя:
- У тебя есть прямой канал с Лордом?
- Да, и с адмиралом, - кивнула Джейд. - Пиетт знает о моей командировке, и в любой момент готов оказать посильную помощь.
- Не плохо так, - опешил ботан, хищно улыбаясь, разглядывая незваную гостью. Он решил зайти со спины, на всякий случай, держа барстер наготове.
Стало немного легче от осознания, что им на помощь может явиться сама Эскадра Смерти, только все понимали, что она может не успеть, если их случайно засекут.
Джейд достала датапад, тайно подключённый к бортовому компьютеру корабля.
- Принцесса, я правильно понимаю, что по вашему предположению, Арти сейчас где-то в недрах «Лусанкии»?
- Это её собственные предположения, - подтвердила Лея, - и я знаю только один способ проверить это.
Даже темнокожий Ханас заметно побледнел, выразительно смотря на хрупкую девушку, капитан так же наградил её испуганным взглядом. По лицу Капри было видно, что теперь он понимал, почему Акбар говорил, что отправляет их в Бездну. Потому что в огромной тени было шесть разрушителей и супер-разрушитель, и беря в учёт арсенал, комплектации эскадрилий, которые находятся на их бортах, им лучше прямо сейчас уйти в гиперпрыжок, встретиться с флотом Акбара или Пиетта, и только после этого возвращаться сюда.
- И мы этого делать не будем, - спокойно, командным тоном ответила Мара, что мгновенно вывело Лею из себя.
- Это корабль Альянса, Мара; боюсь, у тебя нет полномочий на командование этим кораблём.
- При всём моём уважении, Ваше Величество, - спокойно отозвалась рыжая, сверкая зелёными глазами, - мне понадобится меньше тридцати секунд, чтобы вырубить вас со всем экипажем, перехватить управление, и вернуть на борт «Исполнителя», до дальнейшего разбирательства Лорда Главнокомандующего. И о превышении моих полномочий вы уже будете рассуждать, находясь в полной безопасности, что в данный момент является моим приоритетом.
Мара искренне не хотела спорить и конфликтовать ещё и с Органой, но жить Джейд хотела очень, и уже готова была терпеть длительные судебные разбирательства после, но, главное, оставшись живой.
Лея же в свою очередь понимала, что доводить до исполнения угроз рыжей стервы не стоит; она прекрасно знала, на что способна Джейд, и почему именно она является помощником Повелителя Тьмы:
- В данный момент, - Лея прямо смотрела в зелёные глаза, стремясь достучаться до той её части, которую можно было бы назвать милосердной, - Дармин, возможно, находится там, внутри, в пыточной камере. И за то время, пока мы тут спорим, и тем более пока будем ждать флот, не важно, Альянса или Вейдера, ей могут нанести непоправимый вред. А беря в учёт ту информацию, который она владеет…
- …выпытывать из неё хоть слово им придётся очень долго, – прервала её Мара, чувствуя тугие жгуты Силы вокруг себя. Ей очень хотелось куда-нибудь отсюда деться. Тёмные глаза принцессы как будто гипнотизировали, а чуть пониженный спокойный голос плавно подгибал волю, от чего всё нутро выгибалось дугой, а волосы на загривке начинали шевелиться. Ситхова дочь! Но она умела бороться и даже игнорировать такое воздействие. – Не представляйте Арти слабой женщиной, она прочнее метала, из которого сделаны эти разрушители.
- Это не означает, что мы можем позволить себе кинуть её там.
Если бы она не знала о личности Арти, и личном отношении Милорда к этой странной женщине, она бы уже прекратила этот спор с принцессой и ушла в гиперпрыжок на пути к флагману. Но: «много знаешь - быстро седеешь!» - вспомнила она директора разведки.
- Перестойтесь в общий поток, нужна связь с Милордом, - пошла на компромисс Мара, понимая, что находится в замешательстве. Она не умела принимать столь сложные решения самостоятельно, в отличие от Органы. У неё не было прямого приказа, у неё не было конкретных инструкций, сейчас она работала исходя из собственных соображений. И для неё понятие «правильно» и «долг» были размыты, зато она чётко знала понятие слова «приказ», а вот приказа у неё и не было. Стоя на границе этического и морального решения, она боялась не выполнить долг, сделав что-то правильное. Или неправильное. Она чётко знала, что принцесса должна быть в безопасности, а Арти нужно найти. И отдавала себе отчёт в том, что Органа кинется куда угодно, чтобы спасти мать, и подставит свою жизнь под удар, но самое плохое было в том, что принцесса могла подавить её своим решением. Потому что Органа умела выбирать, решать, у неё была идея, и ради всего этого, принцесса может всех пустить на мясо. Судьба экипажа этого корабля была безразлична Маре, как и сама судьба принцессы, только вот Лея Органа по факту была Леей Скайоукер. А её отец был прямым начальником Джейд, который обладал взрывным характером.

***
Она не слышала больше чужого дыхания, только своё собственное. Падме повернула голову: кроваво-алый мундир, чёрные волосы, седые пряди, белое лицо с замершими разноцветными глазами. «А она рано поседела», - пришла странная мысль в голову «Матери Альянса». Падме помнила как седел ещё её отец – Арман Айсард, директор Службы Безопасности Сената, а потом и Империи. А она уважала опытного разведчика, и его смерть потрясла её. Нет, Падме не жалела СИБовца, её поразило, что собственная дочь отправила отца под трибунал, а потом, как ходили слухи, сама ещё и бластер зарядила, из которого его убили. Это был одним из её самых страшных страхов: быть убитой собственным ребёнком. Она очень этого боялась, больше этого она боялась лишь смерти своих детей. Но этот страх слишком часто был с ней рядом, не покидая её сердце, и она даже свыклась с ним от безысходности. Она знала, что Люк никогда не променяет своё кресло в крестокрыле на удобное кресло в кабинете, где-нибудь на базе, а Лея… дочь обязательно найдёт задачу, которую должна будет выполнить только она. Глядя на мёртвое лицо Императрицы, Падме до холодного ужаса понимала, сколько общего у её дочери и дочери хорошего разведчика. Лея унаследовала от отца слишком многое: в её душе есть и ярость с ненавистью, страх с жестокостью, но её принцесса умела бороться, не только с окружающими её проблемами, но и сама с собой, как и её отец. Методы Леи сочетали в себе масштабность и аккуратность, и фамильную безумность. Она имела частный подход к каждому делу, держа в стальных рукавицах свой страстный нрав. Лея очень сильная, и её сила черпается из собственного постоянного внутреннего конфликта. Она постоянно спорила со своей жёсткостью, не давая перерасти ей в жестокость, пресекала ярость, ограничивая её лишь идейной ненавистью. Ненависть к Императору, к Империи, прежде к собственному отцу. Она была очень благодарна Энакину, который столько сделал, чтобы излечить раны Леи, чтобы исправить то, что они с ним когда-то натворили. И она дожила, до того момента, когда ненависть детей угасла по отношению к их отцу. Для неё это было невероятно и очень важным. Много лет назад это казалось невозможным. Но сейчас это так. Сейчас Энакин стал для них опорой, порой примером, порой сдерживающим барьером, тем, кем должен был быть для них самого рождения. Она жалела слишком о многом, и ей очень хотелось закрыть глаза, и забыться в этой жидкой пульсирующей боли в правой ноге.
Но она ещё не закончила свою работу.
Со стоном сев, Падме осмотрела свою раненую ногу. Кровь ярко-алого цвета медленно растекалась по ткани платья. Рука тоже болела, но рана была заметно меньше. Глубоко вздохнув, Падме развязала свой пояс на платье, перевязав им бедро, выше колена. Чувствительность ноги была потеряна. Что ж… она подтянула к себе алебарду, и, облокотившись на неё, встала. Наступать на ногу можно, но передвигаться можно, только двигая всем бедром. Падме приблизилась к телу Айсард, внимательно обыскав её. «Снежная Королева» всё же была настоящей женщиной, храня самое важное у груди.
Понадобилось много усилий, чтобы Падме смогла дойти до импровизированного трона и сесть на него. Чтобы добыть пароли от системы безопасности у неё ушли годы. Ещё до подписания Союза, Падме понимала, что главным её врагом всё же станет Айсард. Директор разведки уже много лет рылась в деле сенатора Амидалы и всех приближённых принцессы Органы. Профессиональный нюх у бывшей Императрицы был отменным, в сочетании с расчётливым умом, страстной натурой и её информационными источниками она была очень опасна. Падме боялась, что Айсард раскроет её Императору, или хуже того - Вейдеру, поэтому и сама пошла на встречу с ним, при подписании Союза. Их тайная информационная война длилась уже около пяти лет, и «Мать Альянса» понимала, что разведчица не отступит. После предательства Вейдера и смерти Палпатина, у Айсард оставалось только два серьёзных препятствия на пути к желанному трону: Великий Визирь Пестаж и «Мать Альянса». Лорда Главнокомандующего не было в этом списке. Разведчица знала ситха и понимала, что Повелитель Тьмы не стоит на её пути к трону. Дарт Вейдер, несмотря на все свои действия, не встанет во главе Империи, потому что лучше других знал, где его место. Против него ей понадобится вся сила Империи. «Снежная Королева» понимала, что после смерти Пестажа, все силы Союза будут направленны против неё, и будет штурм Корусанта. Такое поспешное желание Мон захватить столицу было слишком очевидно и легко просчитывалось, а при поддержке Вейдера исход сражения заранее предугадан. Если только хитрая Исанн всё не продумает, и не захватит «Мать Альянса», которая к тому же является тайной женой некого Энакина Скайуокера, который ныне известен как Лорд Вейдер. На момент покушения, Падме уже понимала, что Айсард делает последний ход, чтобы убедиться в своей правоте. Убить «Мать Альянса» так же легко как Визиря Айсард не могла себе позволить. В качестве пленника Амидала была более ценна и являлась хорошим предметом для торга. Поднятие «Лусанкии» с Корусанта может означать, что «Снежная Королева» практически была готова к сдаче столицы, но желала оставить себе место для манёвров. «Мать Альянса» была бы ценным пленником, Падме понимала это, как и то, что её знания не позволяют ей даже на глаза разведчикам попадаться, не говоря уже о плене. Но, получив необходимую информацию, она готова была пойти на риск.
Подключив комлинк директора к системе, Падме прошла в управление бортовым компьютером. Размотав гарроту с руки, доставая магнитные шпильки, которые изгибались специально под проём в устройстве, с помощью них она смогла открыть свой виртуальный ресурс, включая систему копирования базы данных разведки. На это уйдёт много времени. Воспользовавшись открытым доступом, она отправила «белый» сигнал, параллельно ища один файл. Больше всего её интересовал проект Крайтоса.

***
- Подтверждённый «белый» сигнал!
Мара с Леей тут же оторвались от своих датападов, в упор смотря на зелтронку.
- Откуда?
- Сообщение или просто маяк?
Одновременно спросили девушки. Мара уже почти закончила краткий отчёт Лорду. «Чёрный» пока молчал, а без прямого приказа Джейд отказывалась что-то применять экстренное.
- Маяк, - перепроверила связист, - активный.
- Попытайся связаться, - попросила Лея, уже отправив сообщение адмиралу Акбару. – Она на «Лусанкии»… - доверилась она своим ощущениям. Джейд согласно кивнула. Её чутьё вело туда же. С Пиеттом Мара говорила восемь минут назад. «Эскадра Смерти» была готова к гиперпрыжку.
- Нас могут засечь, - предупредил капитан.
- С этой позиции мы успеем уйти в гиперпрыжок, - профессионально заверила Джейд.
- Есть связь.
На небольшом мониторе появилось изображение Дармин, с ярко выраженной бледнотой и несвойственной ей растрёпанностью.
У Леи тут же защемило сердце:
- Дармин?
- Я в порядке, моя принцесса, - мягкая улыбка, как всегда украшала резко постаревшее лицо наставницы, - судя по сигналу, вы совсем рядом.
- Вы на «Лусанкии»? – встряла в разговор Джейд
- Да, рада тебя видеть, Мара.
- Мы тебя вытащим! – заверила на эмоциях Лея.
- Не спешите, у меня тут много дел.
- Где вы находитесь? Айсард на борту?
- Можно и так сказать,
- Где Айсард? – резко переспросила Джейд.
- Мертва, - холодно ответила Дармин.
- Ты ранена? – переживала Лея.
- Бывало и хуже.
- Вы в главном зале управления? – догадалась Мара,
- Да.
- И у вас есть пароли к бортовому кораблю?
Арти лишь кивнула, что-то читая параллельно. В рыжей голове все паззлы начали складываться в общую картинку. Она не хотела знать, как Дармин попала в главный зал, почему мертва Айсард и откуда у Арти пароли от «Лусанкии», но она правильно сделала, что не стала препятствовать этой дамочке на базе Союза.
- У тебя же есть какой-то план? – поинтересовалась принцесса.
- Разумеется, и по этому плану вам необходимо дождаться флот Союза.
Изначально такой план вполне устраивал Мару, но:
- Вас обнаружат раньше, чем прибудут хоть какие то наши силы.
- Я активирую систему безопасности и законсервирую тронный зал, - меланхолично ответила бледная женщина. Она медленно моргала, её доброжелательная профессиональная улыбка стала спадать под общей слабостью, и, казалось, даже искажалось, как будто от боли, превращая красивое лицо в еле сдерживаемую от страданий гримасу.
- На корабле больше десяти тысяч предателей Империи, - настойчиво заговорила Джейд, всматриваясь в тёмные глаза Арти, которые через монитор казались просто чёрными точками. - «Лусанкия» разительно отличается от «Исполнителя». Она находилась на поверхности планеты, это упрощало её обслуживание и модернизацию. Сильнейшим изменением подвергся именно бортовой компьютер, благодаря которому удалось снизить количество основного экипажа. Основное внутреннее пространство корабля оптимизированно для заключённых, но для этого им пришлось уменьшить количество вооружения и мощности щитов, перекинув силы на усиление внутренних систем. Я не уверена, что Айсард так же оперативно решила эту проблему. Как только капитаны сопровождения поймут, что директор мертва, они откроют огонь по вам.
- Десять тысяч живых существ сейчас находятся на этом корабле против своей воли, - голос Арти был по-прежнему полон решимости. - Я не могу покинуть это судно, не завершив начатое. И увести корабль в гиперпространство я тоже не смогу, – предугадала Дармин её внезапную идею.
- Только Лорд умеет управлять звёздными разрушителями в одиночку, - призналась Мара.
У принцессы возникла ещё одна идея:
- Дармин, у тебя есть доступ к основным системам флота?
- Сейчас у меня есть все пароли и коды от всего флота Айсард.
- Это продлится недолго; как только засекут проникновение в систему, начнётся смена паролей и потребуется новая авторизация, – пессимистично вмешалась бывший спец агент. - И хладное тело Императрицы её не пройдёт.
- Надо работать на опережение, – подвела итог принцесса.
- Согласна, - ответила Джейд, незаметно доставая два бластера, и прежде, чем принцесса успела открыть рот, рыжая сделала шесть точных выстрелов в экипаж «Искры». Ровно три движения - первых два выстрела пришлись по Органе и капитану, вторые синхронные выстрелы ударили по Ханасу и Андре, и третьи - по Тере и ботану. Механик толком взбрыкнуть не успел, не говоря уже о поднятом бластере.
«Дилетанты» - снисходительно подвела итог Джейд, убирая оружие.

***
Приступ гнева подкатил к горлу. Даже мальчик, будучи в другой каюте, автоматически выставил свой Силовой щит против него. Выждав ровно три своих неконтролируемых вдоха, он экстренно послал сигнал Джейд. Сигнал шёл долго, явно проходя невероятное расстояние между ними. После записи Арти, он очень хотел знать, где сейчас Лея и общую обстановку, параллельно читая последние отчёты секретаря.
Айсард мертва – это была отличная новость. Такого подарка Силы он не ожидал, даже от своей супруги. Он опасался, что директриса сможет заручиться поддержкой Трауна, что сильно усложнило бы ему жизнь. Но этого союза не случилось. На рабочем мониторе мигал запрос адмирала Пиетта.

***
- Она такое не забудет, - спокойно отозвалась Дармин, наблюдая за действиями Джейд.
- Главное, чтобы жива осталась, – Мара огляделась, и оправила спасательно-эвакуационный маяк флоту. Затем столкнула ногой капитана с его места, и направила «Искру» подальше от Тайферры, высматривая подходящее место, чтобы спрятаться. – Мне понадобится Ваша помощь.
- После того, как ты посвятишь меня в свои намеренья.
- Меньше, чем через час, этот корабль эвакуирует ближайший пост флота Вейдера и принцесса будет в безопасности.
- Но в ярости.
- Не важно, - отозвалась Мара, реагируя на сигнал. - Милорд на связи.



***
- Перешлите мне имена офицерского состава кораблей сопровождения, - запросил Лорд у Дармин.
- У меня в распоряжении есть атакующий шаттл, я могу проникнуть на ближайший корабль и ликвидировать капитанов, чтобы посеять смуту среди экипажа и уменьшить риск нападения на «Лусанкию», – изображения секретаря не было, только голос.
- Отсутствие капитана привлечёт слишком много внимания, что ускорит процесс обнаружения проникновения в командный цент флагмана, - Вейдеру не нравилось, что Падме молчит. Её слабость отражалась в рваном неестественно вымеренном дыхании, стук её сердце был слишком далеко от него. Непозволительно далеко.
- Силы адмирала Пиетта прибудут через пять часов, - продолжала настаивать Мара, - за это время Миледи засекут.
Пять часов. Много. Джейд права, нельзя столько времени терять впустую:
- При проникновении на вражеские суда, твоя задача будет диверсионного характера: снизь мощность реакторов разрушителей до 30% у каждого, – рассчитал Лорд. - Чтобы ни атаковать, низащищаться они не могли.
- Поняла, Милорд, - отозвалась помощница. - Гипердвигатель так же повредить?
- Да, сделай так, чтобы после мы смогли оперативно мобилизовать корабли, – Вейдеру даже показалось, что Амидала пропала со связи. - Миледи?
- Капитана «Лусанкии» нужно убрать, - отозвалась та, - он может перехватить управление в любой момент.
Главнокомандующий постучал пальцем по панели:
- Мара, сделаешь это в последнюю очередь, ко времени прибытия флота.
- Вас поняла, сэр.
- К моменту прибытия Пиетта, всё должно быть готово, - подытожил он, тщательно скрывая своё волнение и злость по поводу такой ситуации. - По первичным расчётам, «Преследователь» прибудет с задержкой от общего флота на тридцать общегалактических минут. Закончите всё там к этому времени.

***
Получив прямой приказ, ей стало легче. Взглянув на часы, Джейд села за пульт, рассчитывая свою миссию. У неё пять часов, и чуть меньше часа до прибытия спасательной группы. Шесть звёздных разрушителей, один атакующий шаттл, мощности которого должно хватить долететь до имперского флота, и Арти в засаде с ключами от бортовых компьютеров. Хороший расклад, но риск велик. Она запрограммировала автопилот, используя «красный» сигнал маяка, выставила таймер и заблокировала ручное управление, на случай, если кто-то из экипажа придёт в себя раньше времени. Местом эвакуации будет станция Союза, чтобы исключить мотив похищения, хотя навряд ли это остановит взбешённую Органу. Мара огляделась, и ещё раз выстрелила по членам экипажа. На всякий случай.
Арти переслала коды, которые помогут ей попасть на ближайшую «Алчность». Красивый разрушитель, считала Мара, и надеялась, что его адмирал пожалеет во время сражения, и разрушитель отойдёт флоту. Хотя адмирал, как и Лорд, будет вести сражение именно за «Лусанкию».

***
Экстренный запрос адмирала Акбара поступил посреди ночи, что сыграло ещё большим усугубляющим фактором в настроении Мон. Крикс считал, что лучше, чтобы она сначала успокоилась, минут десять побыла одна, а уже потом отвечала на запрос адмирала, и собирала малый совет. Но женщина в белом думала иначе, меря гневными шагами кабинет:
- Фей`лия, почему у нас нет данных по ситуации в системе Тайферра? – всегда вымеренный, ораторский, продуманный в интонациях голос Мон стал завышаться, истерические нотки явно проскальзывали в нём, от чего мех ботана стал подниматься, превращая Борска в комок шерсти. Глава ботанской разведки, как и все, был настигнут в врасплох и даже его виртуальное присутствие, не спасало его от гнева и истерики Мон Мотмы.
- Мы уже отправили туда свой отряд…
- Это нужно было сделать раньше! – перебила его Глава Альянса, оборачиваясь к только что появившейся голограмме разведчика. - Генерал Кракен, почему Вы не сообщили о флоте в системе Полит?
- Прощу прощение, мэм, - прочистил голос мужчина, - данных с системы Полит поступили только пару часов назад и ещё не имели подтверждения.
Мон застыла напротив его изображения, стремясь расплавить титановое спокойствие разведчика сквозь парсеки:
- Принцесса Лея сообщила вполне конкретные данные из этой системы полтора часа назад, ко всему прочему Арти находится там уже больше суток, и судя по всему была осведомлена о флоте Айсард, а у Вас до сих пор нет подтверждения этому?
- Прощу Прощения, Глава Мотма, - побулькал адмирал Акбар, понимая, что это надолго, - сейчас не время для разбирательств: принцесса и посол в смертельной опасности. Нужно действовать решительно.
- По первым данным, «Эскадра Смерти» уже выдвинулась в сектор Полит, - воспользовался моментом Кракен. - Нужно выступать немедленно, если мы хотим оказать им помощь в этом сражении.
Мон прикрыла глаза, пытаясь совладать со своими эмоциями. Амидала не могла попасть в плен, «Мать Альянса» скорее покончила бы с собой, чем позволила поместить себя в пыточную камеру. А это значит, она не просто попала в плен, она сама туда пришла и, судя по неподтверждённым данным о смерти Айсард, Амидала пришла туда именно за директрисой. Но зачем так? Почему ничего не сказала? Это были искренние удивлённые вопросы, но опыт бывалого политика и интригана отвечал просто и лаконично: так Амидала подтверждает своё лидерство не только в Союзе, но и в рядах Альянса. Тонкие психологические и политические манипуляции набуанка строила так же превосходно, как и Император Палпатин. «Мать Альянса» незаметно завоёвывала в поддержку не только в рядах Восстания, но и в рядах Вейдера, практически единолично диктуя свои правила и условия. А если что-то шло не так, она нарочито резко меняла обстоятельства, манипулируя и детьми, и своим окружением, чтобы получить желаемое. Раньше, чандрилианку это не смущало, потому что их идеалы и цели были едины, но сейчас цели Дармин менялись, а Мон по-прежнему не могла соперничать с ней. Практически двадцать лет их дружба строилась на общих идеалах и на реальной оценке происходящего, своих сил и понимания, что им в одиночку не вернуть демократию. Только все вместе они смогли достигнуть такого. Бесспорно, без помощи Вейдера война с Палпатином могла затянуться ещё на десять лет, но Мон считала, что Повелитель Тьмы только разрушает их Альянс. И пока Амидала оставалась во главе это будет неизбежно, пока она диктует свои правила и условия. Мон расправила плечи – после захвата Корусанта это изменится:
- Адмирал, готовьтесь экстренно выступить в систему Полит.

***
Пришлось оставить адмирала Нерха для завершения работы с адмиралом Даалой. Лорд не хотел оставлять эту особу без присмотра, а тем более не сняв всю базу данных с проектов «Утробы», и поручать это кому-либо, так же не имел желания. Но Сила распорядилась иначе. Что ж, самое время адмиралам продемонстрировать свою преданность. Лучше всего было бы отправить сюда Джейд для решения юридических вопросов, но и на рыжую у Силы тоже свои планы, поэтому её работой займётся Дигрони, который уже вылетел в их направлении.
«Преследователь» имел самые мощные двигатели среди всех его разрушителей, корабль не зря носил своё имя. На его борту в данный момент уже находилась Чёрная эскадрилья и пятьсот первый легион, поэтому Повелитель Тьмы раздал приказы и велел экстренно уйти в гиперпрыжок.

***
После того как они покинули карцерный блок, заботливый родитель отправил его в медблок на «Преследователе», Повелителя Тьмы не интересовало, что сын вышел на своих ногах, а из повреждений у него только синяк на челюсти. Этот факт так же никого не интересовал в медбоке, врачи, получив приказ с чёрной печатью, тут же протащили его по всем возможным процедурам, сканеру и прочим. Это было невыносимо, но Люк Скайуокер сжал челюсть и сосредоточил внимание на дройде-психологе, который должен был провести реабилитацию после плена. Когда разрушитель внезапно для джедая ушёл в гиперпрыжок, его терпение кончилось, и он просто вырубил его. Схватив свою куртку, он напрямую направился в кабинет отца.
Длинный серый коридор был практически пуст, только единичные офицеры очень быстро и взволнованно проходили. Он точно двигался в нужном направлении, потому что те офицеры, которые шли ему на встречу были характерно бледными, а те, кто обгонял, - стремительно быстрыми, но все они замирали около большой двери в штаб-квартиру Лорда Главнокомандующего. Поняв, что не вовремя, Люк застыл около двери в виде статуи самому себе и принялся ждать. В выделенных ему апартаментах был коммуникатор, из которого он прочёл о предстоящей миссии на Тайферре, что вызвало у него ещё больше вопросов. Нахождение в гиперпространстве отрубало его от связи со своими, чтобы кто-то ещё мог ответить на эти вопросы.
В целом, Повелитель Тьмы если что-то делал, то делал это хорошо и качественно. Среди общеизвестных его выдающихся качеств – это профессиональное умение душить людей. Смотря на тяжёлую дверь и на сгусток Тьмы за ней, Люк решил, что заботой папочка душить тоже умеет профессионально.
Дверь открылась, и офицеры старшего состава группой вышли из помещения. Тёмный приглашающий импульс неприятно растворился в его светлой ментальной защите, которую он теперь держал постоянно, по совету самого отца. Сам же Лорд никогда не снимал свои щиты, только изредка приподнимал их, давая возможность сыну почувствовать его. Но это был не тот момент.
- Что происходит? – спросил с порога коммандер, понимая, что в комнате они одни.
Главнокомандующий даже не обернулся, продолжая считывать информацию с мониторов, только толкнул в сторону сына датапад. Пластиковый аппарат прокатился по гладкому столу, и Люк с лёгкостью поймал его.
Чёткие и короткие отчёты Джейд ответили на все его вопросы.
- Я лично возглавлю спасательный отряд.
- Разрешите возглавить эскадрилью?

***
Кровь перестала идти из ноги, но вот руку, она никак не могла перевязать. Да и времени не было уже на это. Хотя ощущения были такие, словно из ран вытекает её жизнь, вместе с кровью. Это уже не важно. Главное успеть изъять нужное, и то, что Лея в скором времени будет в безопасности, и Люк… Как же она соскучилась по сыну. Перед глазами встало старое нечёткое голоизображение: светлые волнистые волосы, облупленный нос и глаза, небесно-голубые с безумно мечтательным взглядом куда-то высоко-высоко. Десятилетний мальчик, который до удивления был похож на своего отца, и тот, который мать свою смог увидеть только в девятнадцать. Этого она уже не могла изменить. По существу, она уже изменила всё, что было в её силах, которые по капельке выливались из неё. Как только копирование будет завершено, её виртуальный ресурс закроется и открыть его сможет только Лея, которая ещё сама не знает об этом. Падме понимала, что даже после смерти Айсард, в Империи есть достаточно умных существ, который смогли бы заставить её разблокировать базу данных, аннулируя всю работу. Этого она не могла себе позволить. Открывать глаза становилось всё тяжелее, но она должна дождаться, и составить дальнейший план действий для Леи. Если она не сможет завершить начатое самостоятельное, её дочь должна это закончить.
К её маленькой радости, лифт с двумя телами охранников всё ещё оставался на этаже; вспомнив о них, она тут же заблокировала лифт. Возможно, это и может привлечь внимание, как и отсутствие Императрицы на связи больше трёх часов, но гораздо меньше, чем два трупа.
Джейд сообщила, что «Искру» со всем экипажем благополучно обнаружили, и спасательный отряд уже ушёл в гиперпрыжок на станцую Краугера. Лея будет в ярости. Ей снова стало жаль рыжую помощницу Лорда, которая в данный момент завершала диверсию на третьем корабле. Она не успеет закончить работу к прибытию флота. Лорд выдал поручение с невероятным дедлайном. Но её это уже не касалось: поступил первый запрос на аудиенцию с Императрицей. Падме перехватила алебарду, поудобней положив её на колени, направив остриё вперёд. Открыв дополнительную вкладку, Амидала подготовилась в любой момент запустить процесс экстренной защиты тронного зала.
Она ещё не закончила свою работу.

***
Ей понадобилось пара секунд, чтобы перевести дыхание. Она не успевала. Джейд тенью застыла в очередном техническом отсеке, прислушиваясь к переговорам техников. Общий сбой системы на «Ненависти» обнаружили раньше, чем на других судах. Это означало, что в скором времени Арти обнаружат, и меры охраны кораблей усилятся втрое. Плохо.
Ещё три объекта.
Воспользовавшись кодом от Арти, Мара открыла один из люков и нырнула туда, слетая по трубе прямо в вентиляционную систему над ангарами с шаттлами и истребителями. Техническое распределение помещений на «Ненависти» была идентичной всем планировкам разрушителей «Императора-2», что помогало Джейд безошибочно находить нужный ангар, где офицеры меньше всего проводят времени, оставляя без присмотра грузовые шаттлы, которые постоянно летают между кораблями. Найти подходящий «рейс» на «Державу», Маре помогла Дармин. Ей бы очень хотелось взять Ди-перехватчик, чтобы ускорить своё перемещение между разрушителями, но это тут же привлечёт внимание.
Лёгкая тень, проскользнула в закрывающийся шаттл, удобно уместилась между креплениями двери, вытянув вверх руки, и облокотилась за стенку, перемещая свой вес с пола на металлические прутья. В шаттле, кроме двух пилотов, живых существо не было, только груда метала и коробок, но тут могут оказаться дройды-механики. Джейд настороженно прислушалась, дождалась, пока они не спеша покинули ангар «Ненависти», и облегчённо еле слышно выдохнула, расслабляясь.
Может на «Державе» получиться где-нибудь перехватить сухпаёк?
- Меня обнаружили, - перебил её мечтательную мысль голос Арти в наушнике. - Активировала программу защиты зала. Система уже начала переписывать коды доступа. Скоро поднимется общая тревога. Уже замечены повреждения на разрушителях, есть подозрения на рабочую группу диверсантов.
«Еда отменяется», - поняла Мара, готовясь к более сложному проникновению на «Державу». Ещё «Нева» и «Веркос» были в её списке.

***
Бело-зелёная мирная планета не спеша продолжала свой путь вокруг местного светила, заставляя флот «Снежной Королевы» следовать за её размеренным ритмом, продолжая находиться в тени.
Системы оповещения взвизгивали истеричным звуком, когда на спокойном пространстве системы пошли огромные пространственные волны, сообщая о вхождении крупного звёздного объекта. Рывком материализовался огромный «Исполнитель», активируя все свои сканеры и локаторы, прощупывая пространство около него. С десяти секундным опозданием в мирную систему вошла и его свита, сразу становясь в атакующее построение, так же активируя все свои ресурсы. «Эскадра Смерти» мгновенно определила место нахождения противника, стремительно направляясь к нему.
Транспортный поток резко поредел, крупные и малые суда, которые по разным причинам стремились попасть на Тайферру, теперь так же резко стремились покинуть её, в панике бросая все свои дела. Но «Исполнителя» они мало интересовали, опасность с поверхности планеты брал на себя «Завоеватель», по дуге приближавшийся к планете. «Опустошитель», как страж, выходил на отдалённые позиции, перекрывая самый ближайший путь к отступлению, откуда противник мог уйти в гиперпрыжок. Место «Разведчика» был квадрат 8С, коммутационный корабль на ходу раскрывал свою сеть, передавая оперативные данные. Авангардные атакующие позиции занимали «Тиран» и «Судья», «Месть» с «Обвинителем» же по светлой части планеты обходили вражеский флот с тыла.
Суета и паника захлестнула флот «Лусанкии», который не был готов к такому подготовленному нападению сильного врага. Сканеры «Эскадры» подтверждали системные неполадки на трёх разрушителях, но сам флагман был в силе.
Адмирал Пиетт по привычке потёр подбородок: сейчас и проверим насколько в силе.
- Системы связи и наблюдения на максимум. Дайте мне связь с «белым» сигналом.
Пока его флот методично готовился зажать врага в «тиски», вражеские суда выпускали авиацию, стараясь как можно ближе держаться к своему флагману.
- Сэр, нет сигнала, - отчитался лейтенант Кларс.
- Сигнал «красный» на связь.
Пиетт, не отрываясь, изучал показатели вражеского супер-разрушителя. Для начала операции ему нужны правильные приоритеты. Не хотелось бы навредить Арти в ходе сражения.
- Сэр, связь отсутствует.
- Маяк «рыжий».

***
О прибытии флота ей сообщили общие системы оповещения, судя по скорости передвижения солдат на корабле, это точно был Пиетт.
- Добрый день, адмирал, - стиснув зубы, отозвалась Мара, упираясь головой в низкий потолок технического отсека, - Вы сегодня рановато.
- Судя по голосу, Вы нам не очень рады.
- Адмирал, я Вам всегда рада, только время сейчас… - дыхание сбилось, она прыгнула, разряжая баллон бластера в техника, который её заметил. Мягко приземлившись, она осмотрелась, ища место, куда можно было бы спрятать этот труп.
- У Вас ещё есть чуть меньше часа до завершения операции, - вспомнил адмирал свой долг. Лорду нужен результат, частности его не интересуют. – У нас нет сигнала с «белым».
Джейд чуть облегчённо выдохнула, перекидывая координаты с «белым».
Теперь её задача на «Лусанкии».

***
Свет погас, титановые стены закрыли её в некогда тронном зале. Под синим сиянием звёздной системы, она осталась абсолютно беспомощной в этом эргономичном кресле, смотря в иллюминатор. Разобрав систему из шпилек, она просто кинула их на пол - они больше не нужны. Вся необходимая информация на её ресурсе, доступ который есть только у Леи. Джейд была практична и разумна, такая же, как и её начальник. Порой слишком практична, но в данный момент, Падме была этому только рада.
Но спокойствие космоса было нарушено резким явлением звёздного флота. По корпусу разрушителей, Падме узнала флотилию мужа. Странно, всё это было очень странно в её и так болезненном мире.
В тронном зале остался лишь синий цвет, с глубокими тёмными тенями, которые тщательно скрывали мёртвые тела, одетые в красное. Порванный подол её собственного платья теперь тоже был красным. Чёрное, синее и красное. Сейчас эти цвета, эти тени не вызывали ни волнения, ни страха. Когда-то давно, она любила голубой, спокойный цвет безоблачного неба, и мягкой воды. А Энакин всегда вспоминал синее ночное небо в пустыне. Она не помнила ночное небо на Татуине, она помнила только безжалостную жару и раскалённый песок, от которого не было спасения. Энакин же говорил, что только в той безжалостной пустыни было такое насыщено-синее небо с яркими звёздами в виде белых точек. Пожалуй, это были малые приятные его воспоминания о родном мире. Люк же чаще вспоминал два кровавых солнца на закате в последний вечер на ферме. Кроваво-красный цвет носила гвардия Императора, и самоназванная Императрица Айсард, Тату-1 и Тату-2 на закате, и её кровь, она тоже была красной. Падме разгладила разорванную юбку, которая должна была быть белой. Её фиолетовая накидка осталась в карцере, а нижнее платье со штанами, специально предназначенные для активных действий, всегда были белыми. Лея любила белый цвет, нет, она должна была любить его, потому что она стала принцессой Альдераана. В детстве её девочка всегда носила тёмные или песочные тона. Эту любовь пришлось радикально выбить из ребёнка, и с тех пор, принцесса носит белое. Только она сама не любит белый цвет. Ей по душе тёмные, сложные тона.
Один из звёздных разрушителей поднырнул под «Лусанкию», открывая плотный огонь по эскадрилье. Отсюда ей было наглядно видно, на сколько флагман преобладает в размерах над другими разрушителями и крупными кораблями Галактики. Она никогда не ценила и особо не понимала необходимости таких объёмов в звёздных кораблях. Давным-давно, даже «Акламатор» казался до неразумности огромным. Давно, ещё в первый год Войны Клонов, она высказалась по этому поводу в стенах Сената, и журналисты разнесли эту новость на всю столицу, и, разумеется, это дошло до мужа, который только вернулся с фронта. И тот самый долгожданный вечер вместе с ним, они провели, разбирая особенности строения и вооружения у крупных звёздных судов. Этот вечер она никогда не забудет, как и то, что после этого, больше ни разу не участвовала в подобных дискуссиях. Но Энакину хватило первого раза, и, если у них было больше одного вечера на двоих, он всегда рассказывал ей о военной технике, о тактике и строении кораблей. Она всегда знала, что его активное участие в военных действиях были обусловлено не любовью к войне, а к технике, к механике, к спортивному интересу сражения и логическим раскладкам. Палпатин грамотно рассчитал таланты и склонности своего ученика. Как никто другой, сумев обуздать сложный характер и огненный темперамент своего талантливого ученика. Пост Главнокомандующего был создан именно для него. И не важно, было его имя Энакин Скайуокер или Дарт Вейдер, он находился на своём месте. Эта мысль приходила к ней и раньше, но тогда она вызывала страх, потому что воевал он против них, против них так талантливо вёл свои войска и так безжалостно убивал её людей. Сейчас было легче, сейчас все давние воспоминания с новой силой поднимались в её памяти, и больше не отдавались внутри такой резкой и рваной болью.
Теперь боль стала ноющей и тягучей, сводя её с ума.

***
Джейд поработала хорошо - вражеские суда перемещались как сонные банты, только «Лусанкия» с поддержкой двух фрегатов представляла собой реальную угрозу. Опасения Мары, что свои могут открыть огонь по флагману, пока не подтверждались, возможно, им ещё не было известно о смерти Айсард, но вероятнее капитаны ещё надеялись спастись, выведя «Лусанкию» в гиперпространство. Чего адмирал, в свою очередь, не допустит при любом раскладе. Главное, чтобы враг не узнал о том, что самая главная их цель находится в самом центре вражеского корабля.
«Алчность» отчаянно пыталась отбиться от натиска «Тирана», но капитан Леннокс не выпускал её из своей железной хватки. Адмирал мысленно вычеркнул этот объект из своего списка, разрешая начать штурм корабля. «Обвинитель» выпустил эскадрилью, сбивая последний огонь авиации «Исказителя».
- Адмирал, разрешите нанести решающий удар авиации по мостику, - сделал запрос по общей связи капитан Елен. «Обвинитель» всегда работал чисто, подавляя своего врага полностью.
- Отказать в ударе по мостику, - ответил адмирал, стараясь придумать, как подобраться к «Лусанкии». - Лорду корабли нужны целые. Они нам ещё на Корусанте послужат.
- Есть, сэр, - отозвался капитан. - Используем штурмовое крыло.
По его расчётам Джейд уже должна была пробраться на флагман; как только они лишатся главного командования, сражение можно будет считать оконченным. «Месть» стремительно шла на абордаж «Ненависти», когда та выпустила всю авиацию, тяжёлую включительно. Резкое изменение траектории разрушителя привлекло его внимание, фрегаты отступили от флагмана, расходясь в разные стороны.
Офицеры, наблюдающие за происходящим, по очереди стали делать предположения, но адмиралу это не нравилось.
- Они готовят атаку на свой флагман, - тихо произнёс лейтенант Кларс, но адмирал услышал его, соглашаясь с офицером.
На общем мониторе изображение «Ненависти» покраснело, расходясь красными кругами.
- Адмирал, на «Ненависти» запущена система открытия реакторов! Они аннигилируются!
- Отозвать всю авиацию, - с адмиральским хладнокровием отдал приказ Пиетт, - всем судам покинуть квадрат 4. Рассчитать ударную волну. «Месть» полный назад. Немедленно. Капитан Леннокс, доложить ситуацию о штурме разрушителя «Алчность». Вы взяли командование кораблям под контроль?
- Да, сэр,
- Увести разрушитель на буксире.
- Они выпустили всю авиацию со всех судов, - доложил лейтенант, - так же выпущены спасательные капсулы.
- Собрать всех, - голос Пиетта по-прежнему был спокоен, но на его бледном лице стали выступать красные пятна. – Связь с «рыжим». «Ресан» взять в «захват» все малые суда, и отступайте.
Аналитический отдел выдал прогнозируемую динамику взрыва звёздного разрушителя, который стремительно двигался на «Лусанкию».
- Попытайтесь настроить связь с вражеским флагманом.
- Сигнал «рыжий» на связи.

***
- Я не успею! – взвыла Джейд, понимая всю патовость ситуации. Сегодня она вообще ни черта не успевала! – И я не смогу так быстро вскрыть систему безопасности, чтобы вытащить её оттуда.
Отчаянный шаг капитана «Ненависти» кардинально изменил хоть сражения. Ещё немного и они лишаться не только «Лусанкии», но и «Матери Альянса», и Джейд предпочтёт остаться на вражеском флагмане, чем столкнуться в Вейдером после.
- Мостик «Лусанкии» не выходит на связь, - продолжал адмирал.
- Двигаюсь туда, посмотрю, что можно сделать, - в тон ему ответила Джейд, переходя на бег. Она спрятала волосы, накинув на себя китель какого-то механика. В общей корабельной суете, никто не обращал на неё внимания, что позволяло передвигаться быстрей.

***
Красные пятна на щеках, и дурная привычка тереть подбородок, это всё, что выдавало волнение адмирала. Только диверсионная работа Джейд на «Ненависти» давала им время, но всё же не достаточно. Корабли по-прежнему были под ударом, а авиация ещё не вся вернулась на базы. Общий гул на мостике был сильнее обычного, мониторы мигали различными данными, на общем экране вёлся отчёт взрыва.
- Всем кораблям подготовиться закрыть лобовые заслонки и выключить системы наблюдения, - «Не хватало ещё радары пережечь» - решил Пиетт. - «Судья», отступить в квадрат 8, «Ресан», уступить место для манёвра. Аналитически отдел, подготовить расчёт луча, рассчитать мощность удара и силу наших щитов! Двигатели на полную. Маневрируем, – адмирал рукой поставил конечную точку их манёвра.
- Вы хотите… – опешил капитан второго ранга Витас Орбас.
- Именно, - без колебаний подтвердил адмирал, - корабли - всю энергию на щиты.

***
«Камикадзе» было видно в иллюминаторе, времени как-то резко стало не хватать, а противный желудок требовал еды. Мара перевела дыхание, перезаряжая бластер. Двери лифта открылись на мостике, и она уверенно прошла по нему, готовая отстреливаться в любую секунду. На мостике творился хаос и без неё: непозволительные крики, некоторые растерянно замерли на своих постах. Капитан, по всей видимости, орал на первого помощника. Джейд не сбавляя шага, двигалась к ним, когда первый помощник, высокий тёмный мужчина, внезапно достал бластер и выстрелил в капитана.
- Отставить панику! Вернутся всем на свои места! – рыкнул он, поворачиваясь к главному монитору.
Маре даже расхотелось его убивать - волевое решение первого помощника вызвало у неё уважение. Пока офицеры старались подавить общее негодование, она подошла в плотную к первому помощнику и приставила дуло бластера к голове:
- Установите связь с «Исполнителем» и будете жить, капитан.
Мужчина замер, понимая что на его борту только одна женщина офицер, которая судя по всему уже мертва. Офицер замешкался.
- Без глупостей, - предупредила Джейд, но это не остановило решительного офицера, который резко обернулся, стремясь перехватить её бластер. Не растерявшись, Мара ударила локтем в челюсть, а второй удар нанесла по ногам, и уже без раздумиц расстреливая лежачего мужчину.
- Мостик, внимание! – она тряхнула головой, демонстрируя рыжую гриву. - Если вы хотите жить – ответьте на сигнал «Исполнителя»!

***
Фрегаты сопровождения рьяно двигались в образовавшуюся дыру, и, вероятнее всего, уйдут, решил адмирал. «Тиран», который мог им помешать, в данный момент пытался отлететь как можно дальше от зоны поражения, тащив за собой на луче ещё и «Алчность». Капитан Леннокс перевёл «груз» на правый борт, чтобы защитить своё судно во время взрыва, прикрывшись «добычей». «Разумное решение», - одобрил адмирал, велев «Обвинителю» спрятаться за и так повреждённый «Исказитель». «Ресан» уже зашёл за левый борт флагмана, но «Судья» и «Месть», а также «Разведчик» оставались по-прежнему под ударом. Не говоря уже о «Лусанкии», которая собрав всю авиацию, просто замерла, ожидая пока по ней нанесут удар.
- Семь минут до вхождения корабля в зону попадания луча, - начал отсчёт капитан третьего ранга Томан Тамерлус.
Если они успеют «захватить» «Ненависть» и притянуть к себе, то ударная волна всё равно нанесёт серьёзный вред флагману. Главное - не допустить столкновения, решил Пиетт, понимая, что это разрушит супер-разрушитель, не смотря на его размеры и прочность корпуса.
- Связь с «Лусанкией» не установлена, - в десятый раз подтвердил лейтенант Кларс, который пытался связаться с вражеским флагманом каждые две минуты.
«Чем там Мара занимается?»

***
Сегодня был не её день - решила Джейд, уходя в неудачный кувырок, падая в яму управления. На смену убитому первому помощнику пришёл второй помощник, который открыл по ней огонь и взял командование на себя. Мостик был слишком открытым помещением, чтобы у неё был хоть какой-то шанс спрятать от плотного огня; варианта, кроме как бежать, у неё не оставалось. Второй помощник принял очень разумное решение: активировал искусственный интеллект «Лусанкии», который тут же начал закрывать мостик тяжёлыми заслонками, чтобы не дать диверсанту уйти с него.
Не достаточно быстро, - решила Мара, прокатываясь по полу спиной, проныривая в небольшую щель, делая последнюю серию выстрелов, целясь в нового капитана.

***
- Дело дрянь, адмирал, - тяжело дыша, сообщила Мара по личному каналу, - на мостике фанатики. Убила одного, тут же встал другой. Они забаррикадировали мостик.
- Это уже не важно, - холодно ответил Фирмус, - уходи вглубь корабля, чем глубже ты будешь, чем больше шансов спастись.
- Они закрывают заслонки. Мои шансы увеличиваются.
- Удачи, Мара.
- Вам она больше понадобится.

***
«Исполнитель» мог бы успеть заградить собой «Лусанкию» от последнего огня «Ненависти», будь у них ещё минут десять, но этого времени у них не было. Поэтому «Исполнителю» пришлось притягивать «бомбу» к себе, надеясь, что щиты «Лусанкии» переживут ядерный взрыв. Пиетт не привык сомневаться в работе своих специалистов, отдавая приказ, выключить все внешние системы и закрыть заслонки, мысленно продолжая отчёт. Усиленный реактор, доставшийся от второй версии «Звезды Смерти» мог гарантировать достаточно сильную работу щитов «Исполнителя», но адмирал не представлял, что могут выдержать щиты вражеского судна. По скудным данным, которые ему передала Джейд и Милорд, он приблизительно мог представить на сколько изначальные характеристики судна могут отличаться от фактических на данный момент времени. Но он уже ничего не мог с этим поделать.

***
Новое светило ядерным шаром раскрылось в центре системы Полит, сжигая пространство вокруг себя. Серия ударов сотрясла некогда мирный и тихий космос. Ионные орудия, тяжёлые пушки и другие снаряды усиливали общий удар «Ненависти».
«Преследователь» вошёл в систему вовремя, наблюдая страшно красивую картину, как его флагман держит перед собой огненное светило. Все солдаты, находящиеся у иллюминаторов отвернулись, получая резкий «загар» от взрыва. Лорд же прямо смотрел на свет, предполагая, что связь с «Исполнителем» может быть потеряна, а «Лусанкия», по отдалённому виду, всё же выдержала удар.
- Задержать авиацию, - механически бас был спокоен и решителен. - Установить неполадки в наружных системах, собрать полную информацию в данной звёздной системе. Попытаться наладить связь с «Разведчиком». Я хочу знать, что тут происходит.

***
Она сжалась в комочек, в каком-то пролёте вентиляционной трубы. Тут было темно, тепло, нормально дышалось, только еды для полного комфорта не хватало. И кровью пахло и палённым мясом. Её сильно потрепали на мостике – самой неприятной была скользящая рана на правой руке, она была глубже остальных. Рану на бедре можно назвать царапанной, найти бы аптечку да бакто-пластырем залепить, подпалённую левую икру она тоже переживёт, та только жглась больно, но Мара не хотела смотреть, что там на самом деле. Досюда она нормально добралась, значит, ни одной серьёзной раны на ней нет. А если корпус супер-разрушителя не выдержит, эти царапины будут её меньшей проблемой. Прошёл ли удар она ещё не знала, но судя по времени уже должен был. Прибытие начальника она почувствовала сразу, Лорд любил являться вовремя.
«Джейд», - окликнула её Тьма, нагло забираясь в её маленький пролёт, наполняя её плотной силой, уменьшая боль в теле. Она зажмурилась и схватила её, как спасательный круг, тараторя отчёт так, как будто сама стояла перед Лордом.

***
- Там, кажется, что-то бабахнуло, - сообщил он Р2, продолжая сидеть в кресле крестокрыла. Его ни капельки не смущало, что крестокрыл поведёт в бой эскадры ди- истребителей. Его больше бы смущало отсутствие Р2 за спиной.
«Ядерный взрыв», - подтвердил Р2, подсоединяясь к бортовому компьютеру.
- Похоже, будем летать «вслепую».
«Не в первой».
- Внимание! Начинаю отсчёт до вылета! – вышел коммандер на общую связь всей авиации, получая данные с поля боя и разрешения на вылет. – Десять, девять…

***
«Звёздный разрушитель типа "Император-2" был усовершенствованной моделью "Императора-1". Доработкам подверглись генераторы защитного поля, изменены структуры брони, палуб, переборок, компановка внутренних помещений, а так же схемы размещения орудий, что увеличило живучесть, огненную мощь и координату стрелковых орудий корабля», - про себя вспоминал Фирмус Пиетт, ведя внутренний отчёт, - Именно щиты "Императора-2" могли выдержать удар всех ионных пушек супер-разрушителя. В целом и в общем, "Император-2" во многом превосходил "Император-1"». Хорошие корабли, адмиралу они нравились и эстетически, и по применению. И реакторы у них были мощные, их ядерное сияние было видно даже сквозь заслонки.
По расчётам аналитического отдела, уже можно было попытаться включить первые сенсоры, чтобы узнать о происходящем в космосе. «Исполнитель» в последний момент успел «отпустить» «Ненависть», что позволило сохранить генератора луча.
- Повреждения каркаса? – запросил с начала адмирал, не спеша включать сенсоры.
- Отсутствуют, сэр.
- Работа щитов?
- Повреждения составили 12%, адмирал.
- Хорошо. Выпустить дройдов на разведку.

***
- Есть связь с флагманом, сэр, - доложил капитан, когда Повелитель Тьмы уже направлялся в ангар. Похоже, «Исполнитель» успел закрыться, что спасло его системы. Теперь его интересовало состояние остальных кораблей, которые были в зоне досягаемости. Из иллюминатора было видно, что «Лусанкия» тоже выдержала удар, что подтверждала и Джейд, которая, как и Падме, по-прежнему была на борту. Вейдер не желал терять больше ни минуты, заходя в штурмовой транспортник пятьсот первого легиона, параллельно слушая отчёт от адмирала.

***
Внешние заслонки по-прежнему были заблокированы, и, судя по всему, бортовой компьютер решил их не открывать, лишая Мару последнего ресурса информации о сражении в космосе. Оставалось только надееться на сохранившуюся связь внутри корабля, потому что связаться с адмиралом у неё не получалось. Она тут же набрала «белый» сигнал.
- Миледи?
- Слушаю, Мара, - отозвалась та слабым, но живым голосом.
- Как вы?
- Цела, но в полной темноте. Что там происходит?
- Лорд в системе.
- Оу. Так этот свет был в честь его прибытия.
- Я не могу пробиться к вам, - решила не отвечать на сарказм, Джейд, - но к нам уже летит штурмовой отряд пятьсот первого. Держитесь.
- Конечно, Мара.
Джейд, мысленно выдохнула, сосредоточившись, ища связи с Лордом. Повелитель Тьмы отозвался сразу, и она смогла отчитаться о состоянии и местонахождении Арти. Теперь надо как-то подключиться к общей связи, - думала Джейд, предполагая, где на «Лусанкии» могут располагаться координаторские центры. Ей-то одного вполне хватит. Но сначала аптечка.

***
Пиетт облегчённо вздохнул, слушая отчёт об работе систем «Исполнителя» и других кораблей «Эскадры Смерти». Его план всё же сработал. Самые серьёзные повреждения понесли «Судья» и прибывший не вовремя «Преследователь». На обоих судах были повреждены внешние системы, сенсоры и обнаружились сбои связи.
«Обошлись малой кровью», - подытожил адмирал для себя.
- Включить все внешние системы, надо захватить «Лусанкию» и посмотреть, не ушли ли те два фрегата.
Заслонки главного иллюминатора открылись, а мониторы заполнились свежей информацией.
- Адмирал, в квадрате 14С обнаружен флот мон-каламари, – доложил первый помощник. - Они захватываю два фрегата класса «Улан».
- Изображение на монитор.
И следующие три минуты адмирал наблюдал, как восемь крейсеров мон-каламари зажимают в свои клешни два фрегата.
Обидно.
Лучше бы они ушли, чем достались Акбару.

***
- «Серый», приём. Приём, – воевала с коммутатором Джейд, забаррикадировавшись в одном из центров, параллельно залепливая свои ссадины, а то Лорд на борт летит, а она вся потрёпанная и кровью истекающая. - «Красный» вызывает «серого», приём.
- Приём, «красный», - отозвался координатор, - это «серый».
- Рад Вас слышать, Мара, - уже раздался голос адмирала.
- Взаимно, адмирал, они поднимают авиацию, это ещё не конец. Слышите меня? Они хотят уйти в гиперпрыжок. Все силы перекидывают на бравый борт.
- Вас понял, «красный».
«Исполнитель» плавно подошёл к правому борту «Лусанкии», заходя на штурмовой поворот, включая луч захвата, но «Лусанкия» встретила его огнём из всех оружий, блокируя притяжение луча. В каркасе судна стала проходить характерная вибрация тяжёлых оружий.
Эта раненая банта ещё бодается.
А она очень хотела кушать!
- «Стрелок» в системе? – скользнула у неё шальная идея. Мара чувствовала яркое сияние джедая, но ей нужна точная информация. Может он в бакте после Даалы плавает.
- Уточню информацию.
- «Красный», - ответил уже офицер на координаторской, адмирала, по всей видимости, отвлекли, - ответ положительный. «Стрелок» в системе. Есть связь с сигналом «светлый».
- Соединить.

***
Они уже выходили на боевое построение, наблюдая за стычкой двух флагманов одного типа. Истребители казались пылинками на фоне двух супер-гигантов, но превосходство в размере, он никогда не считал таким уж превосходством. Надо только найти слабое место. На небольшом мониторе появились свежие данные, привлекая его внимание. Признаться, он хотел бы сейчас оказаться в кресле «Чёрного-Главного». Ди-истребитель отца был предназначен для восприятии всей информации с поля боя.
««Рыжик» просит связи», - свистнул Р2.
- Ты только её так при ней не назови, ладно? – попросил он астродройда. - А то я тебя после не соберу.
«Не буду. Р2 умный. Соединить?»
- Да.
- Ты где? – резко начала рыжая бестия, как раз в своём репертуаре.
- Здравствуй, Мара, - вежливо ответил Люк, концентрируясь на плане перед глазами, - я как всегда...
- Работёнка для тебя есть. Сейчас перекину суть Р2.
Чёрная эскадрилья выходила на лидирующие позиции, остальное звено следовало за ними.
- Мара, вот за что ты меня так не любишь? – коммандер задал вопрос, который давно у него крутился на языке. Потому что, судя по данным, которые высветились на мониторе, рыжая бестия посылала его на расстрел.
- Никто кроме тебя этого не сделает, – настаивала та, преследуя своим мелочные цели. Благо джедай был слишком занят, чтобы почувствовать это сразу.
- Это может сделать сам «Исполнитель».
- Ты же представляешь, сколько они тут будут бодаться?
- А ты представляешь, сколько я своих людей там оставлю, если поведу туда хоть одно звено?
- Так там звено и не надо! Тебя одного хватит! Чем быстрее прекратит огонь «Лусанкия», тем быстрее получится вытащить Дармин. А она там кровью истекает, пока мы спорим! – Джейд не зря прозвали рыжей стервой.
- Ты меня шантажируешь, – решил Люк, сравнивая данные на мониторе и в космосе. Это безумие.
- Хочешь проверить?
«Разумеется нет!» - потянутся он к Силе, принимая трудное решение. Туда лететь было страшно даже ему.
- «Проныра-Главный» «Чёрному-Лидеру», принимайте командование на себя.
- «Чёрный-Лидер» «Проныре-Главному», вас понял. Принимаю командование.

***
Гул в координаторской будке, уже вызывал у неё головную боль. Она прослушивала внутреннюю связь, транслирую её на «Исполнитель», при этом флагман передавал ей информацию на маленький монитор. Она уже отправила план действий «Стрелка». Если Скайуокер действительно так хорош, как все считаю, то он может выполнить эту задачу.
- Слишком плотный огонь, - неуверенно продолжал тот, приближаясь к «Лусанкии».
Мара внимательно рассматривала маленькое изображение, слыша как вражеские эскадрильи закрывают «подход» к стартовой точке. Она включила микрофон.

***
- Адмирал, - привлёк его внимание лейтенант, - эскадрильи…
На общем изображении чёткие ряды вражеской авиации стали редеть, сбивая строй так, как будто пилоты запаниковали.
- Включить их связь.
Передавал поставленный женский голос, перебивая общий гул:
- Внимание! «Стрелок» за штурвалом! «Явинский стрелок» за штурвалом!
Офицеры на мостике переглянулись, пряча улыбки.
- Маг-1 – отступаем! – отдавал приказ один из командиров вражеской искадрильи.
- Отставить панику! – перебил его другой голос, стараясь удержать строй.
- Отступаем!
- Валим, тут делать больше нечего!
- «Стрелок»? Глушим двигатели!
Гневные приказы командиров были бессильные над репутацией «Явинского стрелка».
- Красиво, - оценил Пиетт, глядя, как редеют вражеские ряды, высматривая сигналы своих истребителей. – Подсветить «Проныру-Главного» на мониторе. Дать связь с «белым».

***
- Коммандер, по вашей команде мы прекратим огонь.
- Спасибо, адмирал. Дайте мне три минуты, - выдохнул Люк, собираясь с мыслями. Это будет сложно.
- Доверься Силе, - пробормотал он себе под нос, расправляя плечи в кресле. Сила отозвалась сразу, мягко, даже нежно по потокам прошла сквозь его тело, проникла в металлический корпус крестокрыла, в Р2, и впустила их в общий поток своей энергии. Он открылся полностью, позволяя направлять себя, выжимая максимум скорости. Главное - реакция… Нужно максимум концентрации на объекте, на множестве объектов.
Р2 недовольно свистнул, подготавливая турбо-бластеры.
Когда-нибудь они не смогут и не выберутся из такого.
Когда-нибудь.
Но не сейчас.
Реакция… мощней ядерного излучения…
Скорость… превышающая скорость света…
Выдержка… способная остановить квазар…
Точность… не допускающая ошибки в миллиметр…
И всё контролирующая, всезнающая, всепоглощающая Великая Сила в его руках, снова сузила всю Вселенную до одного единственного туннеля…

***
- Прекратить огонь!
Общие радары не успевали за передвижением «белого» сигнала: яркая точка, мигая, исчезала в одном месте, появлялась в другом, стремительно передвигаясь вдоль правого борта «Лусанкии» точными выстрелами снося тяжёлые турболазарные орудия. Одного выстрела крестокрыла не хватало для серьёзного повреждения орудий, поэтому «стрелок» выпускал тройные залпы по одной цели.
- Это невозможно, - с придыханием пробормотал капитан Орбас, как заворожённый смотря на экран.
И адмирал готов был с ним согласиться. Он уже не раз видел, вот так напрямую, на мониторе, как работает «Проныра-Главный», но это не уменьшало его восхищения лётному таланту молодого человека.
Девятнадцать километров - длина разрушителя, на «Исполнителе» две тысячи тяжёлых турболазарных орудий, по тысячи с каждого борта; на «Лусанкии», по приблизительным подсчётам, только восемьсот, но даже при этом по четыреста орудий с каждого борта. В данный момент не все орудия функционировали, но тем не менее -ипо три выстрела в каждое.
- Жаркий татуинский парень, - скрывая своё волнение, скептически прокомментировала Мара, забывая, что её слышит весь мостик. Но это чуть расслабило обстановку на нём.
– Главное, чтобы пушки крестокрыла не поплавились.
- Медгруппу на посадочную, – отдал приказ сообразительный лейтенант Кларс.
Адмирал считал оставшиеся секунды, когда Скайуокер покинет зону поражения:
- Залп из всех орудий по команде.

***
Серия взрывов пошла по правому борту разрушителя, что-то заскрипело над её головой, а резкий сбой в гравитации отдался в груди тяжёлым рухнувшим камнем. Стало трудно дышать, адреналин ударил в голову:
- А я и не подозревала, что у тебя проблемы с самооценкой, - не удержала она язык, пытаясь прийти в себя.
- Лучше бы сказала, что я молодец, - голос Скайуокера был спокоен и безмятежен, сложилось впечатление, что он там в позе лотоса медитирует.
- Наши уже ломятся на борт, так что лучше скажи, что я молодец - это была моя идея.
В приёмник раздался какой-то стон: похоже, Скайуокер пытался разжать пальцы, сжимающие гашетку.
- Ты будешь молодец, - голос джедая стал выдавать страдальческие эмоции, - если маякнёшь кому-нибудь, что меня надо прикрыть. У меня пушкам, кажется, кранты.
- Щиты на максимум и домой, на базу, - отписав пару сообщений, Мара с удовольствием вытянула ноги. - Тебя там уже медгруппа ждёт.
- Нет! – от вопля, несчастный динамик заскрипел, а девушка подпрыгнула. - Никакого медблока!
- Что орать-то так? - возмутилась она, усаживаясь поудобней. Адреналин по-тихоньку сходил, усиливая зуд в ранах. - Ты же сам из крестокрыла не выберешься…
- Откуда ты знаешь?
- Ты тут не один такой Силу чувствуешь. Антиллеса попрошу, чтобы он тебя из кресла вытащил, устроит?
- Устроит.

***
В абсолютной темноте она уже не понимала, открыты её глаза или нет. Тяжёлая алебарда была её единственной связью с реальностью. Она давила на руку и колени и отдавала последний холод. В тронном зале стало трудно дышать, возможно, были повреждены генераторы поставки кислорода, а может это ей стало душно в этой тьме. Корабль трясло, она слышала вибрацию взрывов, какие-то сигналы отдавались в её приёмнике, она знала, что сражение ещё не окончено, возможно, поэтому были закрыты все иллюминаторы защитными заслонками.
Первым сигналом стал поднимающийся тонкий запах раскалённого металла. У неё не было сил предполагать, что это. Она сжала свое единственное оружие. Красное пятно забралось в её тёмный покой, на противоположной стене защитных внутренних заслонок. Запах усилился, а овал стал светиться в темноте - её глаза были всё же открыты. Оплавленные куски метала стали с шипением падать на пол, резко ударяя по ушам. Падме активировала энергетический щит, готовая стрелять. Вместе с тонкими лучами внешнего света в помещение проникло и знакомое дыхание, которое эхом разнеслось по пустому залу. Её губы исказились в приветственной улыбке, когда огромный тёмный силуэт, так ярко отчерченный белым светом, поднял алый клинок, освещая помещение его кровавым светом. Следом за ним в небольшой проём стали заходить штурмовики в белой броне.
- Медкапсулу срочно, - пробасил холодный голос, который внёс прохлады в её задыхающуюся темноту.
Падме отпустила кнопку активации щита, позволяя Лорду подойти к ней. Упёршись одной рукой об алебарду, другой об подставленное плечо, Падме поднялась, не чувствуя правой ноги. Ничего страшного…
- Милорд, Вы должны дать мне мастер-класс по единоличному вождению крупных военных судов, - её тон был, как и предполагалось, вежлив с нотками лёгкости и ненавязчивости, но голос подвёл её: он был хрипл и слаб.
- Боюсь, Миледи, одного мастер-класса не хватит, - он шел медленно, замечая, как она подволакивает ногу.
- Я была бы рада полному курсу под Вашим личным руководством, - перед глазами всё плыло. Яркий свет из дыры в стене был её целью, она должна сама выйти из этой темноты, и совершенно неважно, что её ведёт Повелитель Тьмы, держа в руке свой алый клинок, как факел освещающий путь. Именно сейчас для неё это было важно. Очень важно.
- Я обдумаю Вашу идею, Миледи.
Ей пришлось сильнее опереться на его плечо, а тяжёлая алебарда всё норовила выскользнуть из её ослабших рук. Но они продолжали неспешный путь к этому свету, который ударил ей по глазам. И, закрыв их на мгновение, она больше не смогла их открыть. Металлический звук от оружия, когда оно упала на пол, и ноги, которые она уже не чувствовала, согнулись в коленях. Но она так и не коснулась пола, твёрдые руки перехватили её за спину, поднимая.
Она выбралась…

***
Первые минуты, когда она пришла в себя и получила оперативную информацию о своём местонахождении, были самыми трудными. В резком потоке эмоций она разбила пластиковый стакан, который разлетелся в пыль от её толчка Силы, затем ввела в ужас медсестру и, не поняв как, вырубила дройда. После чего, осознав, что так дело не пойдёт, села напротив иллюминатора, концентрируюсь на потоке звёзд, так как учил её отец. Ярость ещё клокотала в ней, и Лея чувствовала этот прилив разрушительной энергии, но она не поддасться ей. Этого не будет в ней. Нет. Принцесса запретила себе испытывать эти эмоции, она не станет подобной Палпатину и даже отцу. Тёмный путь - не её тропа, не её способ и не её судьба. Жёстко и решительно она закрыла в себе такие мощные и сладостные негативные эмоции, вспоминая тепло брата. Его растерянную улыбку, и спокойный взгляд… Надо встретиться с ним. Кажется, она соскучилась или ей нужен хороший подзатыльник.
Ещё десять минут понадобилось, чтобы привести себя в порядок, затем извиниться перед медсестрой, узнать местонахождение и состояние экипажа «Искры», запросить у Кракена информацию из системы Полит и попросить связи с Хэном.
Да, сейчас ей нужен именно Хэн.
- Здравствуй, солнышко! – радостно отозвался капитан. - Я рад, что ты на станции Краугера, а не на Тайферре.
«И вот надо было так всё испортить?» - обиделась Лея, еле сдерживаясь, чтобы не наорать на кореллианина.
- Это было не по моей воле, - стиснув зубы, всё же ответила она,
- Ей-е-ей! Как не по твоей воле? Не говори, что ты хотела туда одна сунуться?
- Не одна…
- А с кем? – в голосе сквозило подозрение, а левая бровь причёсанного капитана выгнулась дугой. Лее на минуту стало не по себе. Он спросил это так, как будто она сидела в трюме, распивая вино с кем-то другим.
- С разведывательной группой корабля «Искра».
- На разведывательном корабле? - судя по удивлению и возмущению в голосе, Соло уже знал об обнаруженном флоте Айсард. - Без меня и Люка? Принцесса! – возмутился он, наглядно выражая своё недовольство её поступком.
- Ты занят, а Люк был в плену! – её всю затрясло, ярость переросла в обиду. Он должен был её успокоить, а он:
- И кому я задолжал ящик джина за сверх разумное решение вытащить тебя оттуда?
Лея отвернулась, сложив руки на коленях, по щекам покатились слёзы обиды. Пускай эмоции лучше выйдут так, чем она сейчас начнёт всё крушить, ломать, вскинет руку, как отец, дотянется сквозь десятки парсеков до шеи одного конкретного генерала, и задушит его. Навряд ли у неё это получилось бы, но она очень хотела.
Нет, лучше она будет плакать, сидя на полу, одна с маленький датападом.
- Лея? - заволновался Хэн, когда она отвернула экран от себя. - Ты там в порядке?
- Разумеется, - как можно ровнее постаралась ответить она, - я всегда в порядке.
- Ты там плачешь? Слёзная ты моя…
- Ящик джина ты должен рыжей стерве, - собралась Лея, вытирая слёзы, - она в меня дважды выстрелила парализующим зарядом.
- Хочешь, я в неё пару раз выстрелю?
- А потом отдашь ящик джина?
- Ну, потом мы можем сами распить его.
- Я не люблю джин…
- С тобой, красавица, мы распьём вкусного вина с моей родины, – Хэн специально усиливал родной акцент, чуть протягивая гласные, понизив голос. - Я уже прикупил пару бутылок великолепного вина.
- После того как ты выстрелишь в Джейд.

***
Сознание возвращалось мягко, наплывами, чувствовался специфический запах медблока. Это пробуждение было куда приятнее предыдущего. К ней подъехал дройд, что-то чирикнув. По особому свистящему звуку, она опознала родного астромеханика.
- Тише, Р2, - шёпотом попросил сын. Она не удержала улыбку радости. - Привет.
- Сынок…
- Прости, мы тебя разбудили…
Падме открыла глаза, хоть освещение было для неё слишком ярким. Люк присел на её кровать, на нём тоже была больничная одежда:
- Ты ранен?
- Нет, - сын снисходительно улыбнулся, запрокидывая голову, - отец замучил своей заботой. И всех запугал, что меня после вылета сразу на осмотр. Надо с ним переговорить.
- Это бесполезно, - Падме взяла его руку, левую, живую. - Как твоя спина?
- Лучше, чем твоя нога.
- А что с ней? - она уже и забыла про раненное бедро, а сейчас посмотрела на него. Конечность была на месте, но при попытке пошевелить, отзывалась болью.
- Ты много крови потеряла, и при ударе тебе повредили малоберцовый нерв, - Люк слегка нахмурился, - если я правильно запомнил его название, - а потом улыбнулся, той мальчишечьей улыбкой своего отца. - Бакта бессильна. Док сказал, будешь какое-то время хромать.
Падме продолжила осматривать ногу, пытаясь ею пошевелить:
- А Айсард знала куда бить… Хромота не смертельна.
- Ты нас напугала, - спокойно произнёс сын, но в этом спокойствии чувствовались переживание и волнение, и не только его собственное, но и сестры, и их отца. Она до боли в груди знала это чувство, переживая его снова и снова, каждый раз, как в первый раз, когда сын или дочь отправлялись на опасную миссию.
- Я больше не буду, - честно пообещала она, зная, что может такое обещать. – Больше никаких драк. Я слишком стара для этого.
Люк ухмыльнулся, прищурив глаза:
- Айсард так не думает, директриса больше вообще ни о чём не думает.
- Я сделала всё, что было в моих силах.

***
Лорд Вейдер испытывал какое-то не совсем понятное адмиралу чувство к разрушителям класса "Победа". После того, как они потеряли «Огненный ветер», Лорд всё присматривал новый корабль на его место. Рассмотрев все варианты, адмирал предложил главнокомандующему забрать «Державу» в свои ряды. Разрушитель не сильно пострадал после ядерного взрыва, продемонстрировал свою манёвренность, мощь щитов и прочность каркаса, и имя разрушителя Пиетту нравилось. И если встанет вопрос в сражении за Корусант, кем жертвовать, а он определённо встанет - опыт крупных сражений громко говорил, что корабли часто остаются в космосе грудой искорёженного метала, - то он без сожаления пожертвует «Державу». «Лусанкия» была под их контролем, чтобы расковырять мостик, понадобилось грубое вмешательство минёров. Повреждения корабля были огромны, не говоря уже о том, что творилось у него внутри. Адмирал искренне не хотел разбираться с этим.
- Милорд, а что делать с «Лусанкией»? – сглотнув, поинтересовался он.
- Нам не нужны лишние конфликты с Альянсом. Откройте тюрьму и пускай сами забирают своих людей.
- А что делать с самим кораблём?
- Пока ничего, - Лорд как-то тяжело сложил руки на груди - Самое жестокое сражение за него предстоит с Арти, после того, как она выйдет из медблока.
Удовлетворившись ответом, Пиетт кивнул, вот в этом сражении он точно не хотел участвовать. Разборки этой четы, его пугали больше штурма Корусанта и появления второго разрушителя класса "Владыка".
Разобравшись с оперативными задачами, Лорд разрешил ему оставить мостик. Ему нужно было поесть, но по бортовому времени было уже слишком поздно, и Катисси, вероятнее всего, спит. Он не хотел будить её, и, задумавшись, спустился в офицерскую столовую. Выбрав блюдо дня, адмирал огляделся и приметил в самом дальнем углу рыжую макушку.
- Приятного аппетита, Мара. Разрешите присоединиться.
Девушка положительно кивнула, жадно обгладывая ножку с мясом. На её разносе уже пустовало три тарелки, и ещё одна с салатом ждала своей очереди.
- Приятного аппетита, - пожелала она ему, с удовольствием облизывая губы. – Есть хотела с «Искры».
Фирмус понимающе улыбнулся, с аппетитом приступая к еде:
- Они и на сухпайках экономят?
- Не всегда, - усмехнулась Джейд вспоминая. - Я спряталась у них в техническом отсеке, забралась, дождалась пока уйдём в гипер, чтобы все расслабились, и присмотрела себе ящик, откуда можно взять сухпаёк. И я только выныриваю из укрытия, и тута ботан вламывается! Он смотрит на меня, а я на него. Думаю, всё, пропала! А он от так клубочком ложится прям на проходе. И захрапел.
- Вероятнее всего, ты слилась с их ржавчиной, - усмехаясь, предположил адмирал.
- Вероятно, но до сухпайка я не добралась.
- Ты Скайуокера послала пушки сносить, потому что кушать хотела?
Мара хищно улыбнулась:
- Мы же Арти спасали, забыли, адмирал?
- Такое не забудешь. Особенно «Ненависть»…
- Адмирал, мне кажется, что Вам пора писать учебник по стратегии.
Пиетт засмеялся:
- Только на пенсии, если доживу до неё. И то не учебник, а мемуары…
- «Что делать, если твой начальник ситх?»
Они оба сдавленно засмеялись, расслабляясь после долгого дня.
- Тогда даже мемуаров не получится, - решил развить тему Фирмус, - это будет одно слово во всей книге: молиться.
- Не поможет, - продолжая смеяться, ответила Мара.
Отсмеявшись, они вернулись к еде. Много смеяться над работой, упоминая начальника, не стоит. Даже в свободное время, даже с другом по несчастью.
- Ещё раз приятного аппетита, адмирал, - наевшись, Мара поднялась. Адмирал сразу заметил пару бакто-платырей на ней, а так же порванный в некоторых местах костюм девушки. - Пошла я сдаваться доку, а то он скоро вышлет поисковой отряд за мной.
- Удачи.

***
Он очень старался быть тихим, она чувствовала, как его самого раздражает собственное громкое дыхание в тишине её палаты. Но ей оно не мешало - она медленно просыпалась, позволяя себе оставаться расслабленной. В комнате летал приятный аромат, ей наверное показалось спросонья. Падме открыла глаза: вдоль иллюминатора на полу стояли корзины с цветами. Она не поверила, встряхнула головой, посмотрела на цветы, потом обернулась на Лорда застывшего у входа:
- Откуда? – со счастливой улыбкой спросила она, даже не подозревая, насколько прекрасна в данный момент.
- Я решил, что они Вам нужнее, чем уроки вождения звёздных разрушителей в одиночку.
Повернувшись к цветам, она хотела сказать, что он прав, что зачем ей уметь управлять разрушителем, если у неё есть он, но промолчала, не желая портить момент. Зная, что минутная слабость остаётся лишь минутной слабостью, и пришли они в систему Полит каждый за своим, и… она не хотела думать. Не сейчас. Сейчас ей было хорошо, и приятно в этой белой комнате, в иллюминаторе которого отражался всё тот же синий космос, с тёмным Лордом у стены и с яркими цветами с ароматом дома.
- Откуда, Милорд? В космосе, на военном корабле…
- Я велел привезти семена с Набу, и посадить в оранжерее.
- Я восхищаюсь Вашей практичностью.
- А я Вами.
Она посмотрела на него, глядя сквозь тёмные визоры, видя давно знакомого ей человека. Она по-настоящему восхищалась им, его талантами, его волей, его силой духа. Когда-то давно, он оступился, выбрав тёмный путь, несмотря на десятилетия тирании и убийств, испепеляющие душу события и решения, он смог скинуть с себя все ненужные ему оковы, и стать по-настоящему тем, кем он должен был стать. Его броня не могла удержать его, он был свободен в своём долге, в своей ответственности, в своём испорченном здоровье. В этой броне он был свободней, чем она на своём посту. Потому что дочь права: она всегда делала то, что нужно. Не позаботившись о том, что требовалось ей самой.
- Милорд, а Вам не кажется, что из «Лусанкии» получится прекрасный медицинский линкор?
- Не кажется, Миледи, – обречённо ответил Лорд.




* Таркиен… мрата, слукогумо слимо! - непереводимая игра слов на хаттесе
Kat-Arva
По впечатлениям, начну с конца. Сцена с каютой, полной цветов и этими двумя... Несмотря на твои заявления не уметь писать коротко, это мой новый эталон по лаконичности и максимуму содержания. Если прочесть этот кусочек, даже не зная предыдущей итории супругов, все становится кристально ясно: и их судьбы, и чувства, и, возможно, будущее. Яркая и детальная картина, которая надолго засядет в моем воображении.

Решено, пойдем со стороны эмоций и человечности, которые со всех сторон лезут теплыми мыслями.
Вот, Пиетт, когда голодный адмирал пошел в столовую, потому что его женщина, с которой он хотел бы разделить трапезу, уже наверняка спала, а он не хотел ее будить; тут же из поля зрения исчез военный, и появился уставший и голодный мужчина. Плюс к этому полушутливый разговор с Марой (про рыжика еще будет много)), особенно понравилось про ржавые суда Альянса.

Хан, собирающийся выдать Маре джин, после того, как Лея в нее пару раз выстрелит, ооо, это бесподобно. Ну а если серьезно, то вопрос безопасности принцессы и ее насильственной департации из места боевых действий еще встанет, причем очень остро. И, мне кажется, слезами обиды дело не обойдется. Соло сделает что угодно, чтобы обезопасить любимую, и если на кону будут стоять даже их отношения и/или серьезный шанс быть задушенным, он все равно вколет ей снотворное и увезет на базу. Перспективы "после" в таком случае у одного определенного генерала очень и очень не-радужные, но этого не избежать (имхо)

Даала. Все еще думаю, что адекватные имперцы (да и вообще персы) - это очень здорово. И да, матрасик Скайуокеру - это мило smile.gif

Мара, раз уж зашла тема рыжих) Сильный момент, где она понимает, что не умеет принимать большие серьезные решения, в отличие от Леи. Но, учитывая, что у нее в голове творилось еще год назад, она делает успехи)
Ее прыганье с кораблика на кораблик в попытке выполнить приказ, который пришел слишком поздно.
Решение голодной Джейд отправить Скайуокера сбивать пушки Лусанкии, описание действий, напряжения на мостике... такое ощущение, что я там тоже следила за нереальными передвижениями крестокрыла, не веря своим глазам и молясь, чтобы он пролетел.
Кстати, помнится, как-то еще до начала работы над Ушедшим, ты сказала, что в третьей части Сейчас у Люка с Марой все будет, мы ждем)

По самой операции - от прочтения уровень адреналина в крови у меня повысился, это точно. Вообще, читать о том, как каждый занимается своим делом, да еще и на таком драйве - аж мурашки по коже. А в таких масштабах... Бешеная гонка выверенных движений и маневров, почти-столкновения и огромные взрывы гигантов, гениальные решения, и за этим всем люди, живые существа... слов не хватает, чтобы описать ощущения.

Ну, Альянс, как всегда с опозданием, и, судя по мыслям Пиетта, с варварскими намереньями.
Кстати, вот интересно, этих товарищей, которые туда с Леей прилетели, отметят как-нибудь? XD
Мотма... понятно все с ней, и пока эта дама у руля (пытается), никому покоя не будет.
ПыСы объяснения Акбара, как Соло так быстро стал генералом на 200% поддерживаю)

Ах, да, еще Исард... ну, мы с ней не знакомы, нам ее не жалко.)

Теперь, как я понимаю, будет борьба за Корусант. И вот меня только сейчас стукнуло "Серый флот", очень определенная параллель навязывается)
Словом, мы в восторге и хотим еще happy.gif
Ариша
3 глава
Произойди такая спорная ситуация с кем-то другим, Лорд Главнокомандующий приказал бы вычистить «Лусанкию», поставить на мостик своих людей и отправить на верфи, и после этот бы корабль никто и никогда бы не смог забрать у Лорда Тьмы, но его оппонентом была Дармин Арти. Лорд был прав: самое сложное сражение было за «Лусанкию» с «Матерью Альянса». Мара на практике уже знала, что главком редко ошибался.
Арти, ещё бледная и сильно хромающая, но, как и прежде, в странных и красивых одеяниях, с идеальной причёской и макияжем, величественно прошла в кабинет ситха, чтобы разрешить сложившуюся ситуацию. А ситуация была тупиковая: Лорд хотел забрать «Лусанкию», а Дармин не хотела отдавать ему ещё один супер-разрушитель. «Мать Альянса» в качестве компромисса, как она думала, хотела сделать из крупного военного корабля медицинский крейсер. Но главком уже точно знал, что он хочет сделать с «Лусанкией», и отдавать её Союзу в это желание не входило. Эта была не первая их встреча по данному вопросу, поэтому Мара обречённо вздохнула, поудобней усаживаясь в кресле, утыкаясь в датапад, подготавливая данные Милорду. Адмирал, который так же обязан был присутствовать на данном совещании, получив какое-то сообщение, переглянулся с Лордом, покинул помещение.
«Дезертир», - расстроено решила секретарь, понимая, что адмирал заранее подготовил стоящий предлог, чтобы уйти с этого мероприятия. Её же пост не позволял ей проворачивать такие манёвры.
Дармин приветливо улыбнулась всем присутствующим, вступая в очередной спор с Вейдером с таким рвением, как будто она не из медблока сюда пришла. Образ этой женщины вызывал зависть, такую хорошую женскую зависть. Потому что Мара тратила минут тридцать, чтобы хотя бы в зеркало без испуга смотреться. Конечно, если бы у неё было чуть больше времени, она может и смогла бы привести себя в более или менее сносный вид, но его у неё нет. Хотя она знала один надёжный способ, как вывести синяки под глазами и обзавестись здоровым цветом кожи. Для этого ей надо было выбраться с флота. Время пребывания под строгим взглядом доктора Нерарса, Мара готовила очень интересный и развёрнутый план, как оказаться на Тайферре. Помимо политических и рабочих выгод, Джейд хотела удовлетворить и личные потребности. После смерти Палпатина она была в каком-то ступоре, чувствуя себя практически дройдом, работая на автомате, находясь в сером постоянном аналитическом беге; но сейчас это стало проходить. Внутренняя стена, которая надёжно защищала её от внешнего мира и отгораживала внешний мир от неё, рухнула, и её восприятие стало изменяться. Еда казалась вкуснее, цвета ярче, а желания конкретней. Она чувствовала, что ей нужен отдых, не только моральный, но и физический. Возможно, проблема была во снах, в которых Император требовал отомстить за свою смерть: они приходили в самый не нужный момент, в час наибольшей усталости, когда хотелось просто провалиться в забытье, а не слушать последний приказ. Мара не стала говорить Лорду об этом, считая, что уже сама способна справиться, в полной мере понимая о чём говорил Милорд, когда утверждал, что Император сдерживал её. Это действительно было так: она чувствовала изменения в себе, тонкие движения Силы, которые раньше были недоступны для неё. Накатывающая усталость, и внезапная жажда к жизни были очередным этапом её собственного освобождения. Лорд дал ей достаточно информации о ментальной защите, чтобы она сама смогла справиться с последним ментальным блоком, который поставил в её сознании Палпатин. К тому же, она чувствовала нарастающий ритм работы, увеличение давления перед серьёзным сражением. Пиетт спешил привести корабли в порядок, стремительно разбираясь с пленными и захваченными судами. Как только главком решит вопрос с «Лусанкией», все их силы будут сосредоточенны на предстоящем сражении, и ей уж точно не удастся отдохнуть. Именно поэтому, заступая на смену, Мара первым делом пошла к Лорду со своим предложением по Тайферре. Лорд положительно кивнул, и её хитрый и изящный план был прият к исполнению без неё.
- Ты нужна мне здесь, - бескомпромиссно пробасил начальник, отправляя на Тайферру послов.
Фирмус был отправлен на дальние рубежи, разбираться с их новым адмиралом Даалой. Джейд с интересом выгнула бровь, читая отчёт по ситуации в том секторе. Она совершенно не хотела лезть в проекты «Утробы», тихо радуясь, что этим займётся Дигрони. И в тайне поблагодарила Лорда, узнав, что к властям Тайферры, от лица Альянса, летит принцесса Лея, а Соло возвращается на «Исполнитель» и закатывает очередную пьянку. Мара не хотела бы встретиться с принцессой наедине, где-то на нейтральной территории, да ещё в каком-нибудь светлом коридоре. Органа была непредсказуема в своих реакция и действиях, и Джейд не могла ей ничего противопоставить. Лорд никак не прокомментировал её действия на «Искре», что девушка восприняла как одобрение, и возможно он знал, что Органа будет на Тайферре. Мара благодарно посмотрела на начальника: внешне главком был, как и прежде, спокоен, но клубящаяся Тьма выдавала его состояние – только Арти могла довести его до немого бешенства. Ещё чуть-чуть и у Джейд начнётся мигрень от плотных, резких и противоречивых эмоций ситха. Обнадёживало только то, что после совещания её смена заканчивается, и она, похоже, сможет сходить на сбор летунов и весело провести время.

***
- Ну, что, друг, ты со мной? - провокационно спросил Хэн.
- Да, куда я денусь, - обречённо пожал плечами Люк, забивая сообщение Веджу.
По мнению Чуи, они часто пытались покончить с жизнью очень странными путями, но сегодняшняя идея была особенно странна и грозилась всё же достичь нужного результата.
- Ты арбалет возьми, - нервно ответил ему Соло, - и будет спокойней.
- Я маякну, - малыш, как настоящий друг, взял на себя все самые сложные организационные моменты, оставляя Хэну самое главное исполнение.
На ситховом корабле это казалось ещё больше авантюрой, но Соло решил, что лучше сейчас, чем когда прилетит Лея. Поэтому одев любимую белую рубашку с жилеткой, поправив бластер на ремне, отправился в кантину. У малыша всё везде было схвачено, парень просто феноменально быстро умел воплощать самые безумные идеи в жизнь или готовить среду для воплощения всякого безумия. В единственном на всём флоте развлекательно-отдыхательном заведении было пусто, только рыжая особа за барной стойкой, заказывала себе бифштекс. Хэн тоже хотел, чтобы ему из офицерской столовки прям сюда к выпивке приносили хорошую закуску, но обсудив это с Люком, они решили всё же не наглеть на столько. А вот секретарь ситха могла затребовать нормальную еду куда угодно и в любое время суток.
- Привет, Мара, - подсел он на соседний стул, - а может ты там… договоришься и для нас… - девушка скептически вскинула бровь, тоже рыжую, не к месту заметил Соло, - ну, чтобы нам сюда еду принесли.
- Соло… - её взгляд говорил о многом.
- Ну ладно, - пожал он плечами, - спросить-то стоило, - и криво усмехнулся.
Джейд не хорошо так покосилась на него - заподозрив что-то не ладное, но бластер был уже у него в руке:
- Без резкостей, - попросил он, выстреливая в неё в упор. Рыжая успела дёрнуться в попытке выбить оружие, но замедляющий оглушающий заряд всё равно успел первым. Бестию оттолкнул импульс, и она пошатнулась; Люк, стоявший на стрёме, успел поймать её за спину, не дав упасть.
- Чуи, - сдавленно позвал друга Хэн, глубоко выдыхая.
Дверь в кантину открылась, и показался вуки, неуклюже волоча большое кресло. В кантине были только скамейки и одиночные стулья у барной стойки, поэтому им пришлось протащить командное кресло из рубки управления, чтобы посадить в него бесчувственное тело. Хэн очень хотел надеяться, что и эту мелочь рыжая стерва заметит.
- Готов? – напряжённо спросил малыш, доставая раздобытый шприц из медблока, который приведёт Джейд в чувство.
Хэн ещё раз глубоко вздохнул, он нифига не был готов к такому, но что делать?
- Давай.
- Эй, что тут происходит? – не вовремя явился Антиллес, заходя в кантину.
- Задержи своих!
– Зачем?
- Ведж! – с нажимом в голосе попросил Скайуокер, Антиллес странно осмотрел компанию около бесчувственной девушки и вышел, останавливая остальных «Проныр».
- Она меня убьёт, - жалобно произнёс Хэн, когда девушка сдавленно выдохнула.
- Она нас убьёт, - подтвердил друг, вставая в оборону.
Чуи протяжно зарычал, поднимая арбалет.
- Что тут происходит? – сквозь зубы спросил Ведж, проникая за спину Соло.
- С-с-с-соло, - сквозь зубы, зашипела рыжая, пытаясь напрячься, но после оглушающего импульса все мышцы расслаблены, и у неё это не очень получилось. Мужчины тоже знали, что это физически невозможно, но дружно сделали шаг назад. На всякий случай. Люк стоял ближе всех, с левой стороны, приготовился ловить фурию в прыжке - он по опыту знал, что Джейд прыгает при необходимости резко и сильно.
- Прости, Мара, я Лее пообещал, - затараторил Соло. - Это меньшее из зол, для нас обоих. А это тебе… - Мара открыла глаза, на расстоянии, контрабандист протягивал ей бутылку чего-то прозрачного, - так сказать в благодарность от меня, за то, что уберегла её.
Джейд нахмурилась, потянулась и взяла бутылку, оглядев общую диспозицию. Парни заметно выдохнули, когда она стала разглядывать этикетку.
Хэн кивнул Чуи, разрешая остальным входить, Ведж с любопытством рассматривал Мару.
В символах на этикетки Джейд признала кореллианские буквы, но диалект прочесть не смогла.
- Это джин, - прокомментировал Соло, - очень крутой. Я тебе его ящик прям из дома привёз.
По мимике Соло, Джейд решила, что должна очень быть этому рада, но свернув крышку, подозрительно понюхала. Аромат был действительно не плохим, но, не рискнув, протянула открытую бутылку стоящему рядом Скайуокеру.
Татуинец удивлённо скривился:
«Ты что нам не веришь?»
«Ни на грамм», - приподняла брови Мара, отвечая так же молча.
Люк, пожал плечами, и с замахом хлебнул из горла.
- М-м-м, а оно мягче того рома,
- Конечно, - самодовольно протянул Соло, радуясь тому, что хотя бы друг оценил его старания.
Друг поднял руку с бутылкой, намереваясь глотнуть ещё раз, но Мара поднимаясь, перехватила её у него из рук.
«Это моё», - говорил её взгляд.
Вкус был действительно приятным, не смотря на высокий градус.
- Мэм, ваш бифштекс доставили, - обратился к ней дройд из-за бара.
- Отлично, - с наслаждением ответила Мара, возвращаясь на свой стул за стойкой, - Соло, а можно попросить: кресло поближе к столу подвинуть? Я к вам позднее присоединюсь.
Соло переглянулся со Скайуокером, и глубоко вздохнув, два друга взяли тяжёлое кресло и подволокли его к столу. Огромный вуки подтащил к её креслу ящик для инструментов, по всей видимости внутри был подаренный джин. Мара довольно улыбнулась – приятно, когда тебя ценят. И даже пренебрежительно-завистливые взгляды девушек-проныр не могли испортить ей настроение. Кантина стала заполняться, так называемыми «своими», среди которых уже обосновались и «чёрные».
Мясо было не из ресторана на Корусанте, но тоже вполне вкусное и сочное; Мара довольно облизнулась, без церемоний делая глоток из бутылки. Дурные привычки бунтарей липли хуже нерпунов. Пилоты пили много и крепко, не размениваясь на стаканы, когда была возможность пить из горла. Кореллианин был нежадным, щедро угощая друзей, зная, что каждый из них последним с ним поделится в нужный час. Джейд долго не понимала этого, но сейчас это стало очевидным и ясным, как отфильтрованная вода. Многие солдаты, в особенности пилоты малых кораблей, жили одним днём, они гибли пачками в открытом космосе, и умели наслаждаться жизнью прямо здесь и сейчас. Ей было чему поучится у этих сорвиголов. Хотя, она могла бы сейчас так же пить в каком-нибудь баре на Тайферре, где о ней никто не знает, познакомится с каким-нибудь парнем, и хорошо провести ночь. Одной ночи ей было бы вполне достаточно. Организм в преддверии смерти, очень хочет жить. В этой кантине к ней тоже подсел вполне себе подходящий парень: Рикон Павун, позывной «Чёрный-3». Высокий, чуть худощавый брюнет, с острыми скулами и волевым подбородком. А также с великолепным послужным списком и высокой характеристикой. Конечно, он же пилот эскадры Вейдера. А там другие не летают. Вейдер знал толк в лётчиках, а Мара знала о чём думает «Чёрный-3».
- Привет, - не скрывая заинтересованного взгляда, поздоровался он.
«Резкий, напористый, уверенный», - оценила Мара, молча поворачиваясь к нему. Её вполне устраивало, только…
- Присоединишься к нам?
По телу уже пошла расслабляющая волна азарта, спина чуть выпрямилась, чуть развернулся корпус к собеседнику, выставляя грудь, правая нога накрыла левую, движения стали плавными и чуть замедленными привлекая особое внимание мужчины. Рыжая бровь не однозначно поднялась:
«Может быть».
Сообразительный Рикон вполне конкретно расшифровал её движения:
- А может прогуляемся?
Она хотела именно «прогуляться», до её комнаты, до его койки в общей казарме, пока сослуживцы пьют тут, хоть в уборную, но…
Взгляд зелёных глаз изменился, бровь изогнулась опасной дугой:
- «Чёрный-3» не забывайся.
Надо было ответить жёстче, резче, ударить с размаху в раздутое самолюбие успешного пилота, но… она же сама дала повод. Парень отстал, позволяя ей сделать ещё один глоток приятного напитка. Любовь к крепкому она тоже приняла у бравых ребят, которые шумели за столом. Главным оратором вечера пока был Соло, в красках рассказывая о переговорах с Иблисом. Кореллианин был очень горд и доволен собой и проведённой работой, не стесняясь в выражениях, и не сдерживая жесты с мимикой. Харизму капитану не занимать. Она с удовольствием села в своё кресло, чувствуя приятную расслабленность, искренне смеясь со всеми. Этот ситхов выстрел тоже был нужен ей, чтобы все связанные в тугие узлы мышцы наконец-то расслабились. Алкоголь быстро ударил в голову, док бы отругал её за то, что она пьёт после медикаментозного вмешательства. К ней подсел Антиллес, комментируя главного оратора. Мара открыто смеялась, вставляя едкие подколки, поддерживая издевательское настроение Веджа. «Проныра-лидер» тоже был хорош, и увести его из шумной компании ей бы не составило труда. Только была одна проблема: в пыточной камере из Антиллеса слова не достанешь, а вот в такой тёплой компании, да такому вот Соло, он хвастается своими подвигами. Это и была её центральная проблема. Тихая и скромная Тош, могла и дальше тихо обнимать Барсура на всех встречах, и греть его короткими ночами. Потому что Гентриан Тош была великолепным лётчиком, и носила позывной «Чёрный-8», и максимум, что ей светит, помимо быстрой смерти в открытом космосе, это звание капитана или генерала за выслугу лет, если доживёт. Поэтому она могла обнимать хоть «Чёрного-Лидера», хоть «Проныру-10», сейчас это было не важно. Джейд же в прямом смысле выбивала свою репутацию и уважение не только среди простых солдат, но и командного состава. Секретарь Лорда Вейдера была единственной девушкой во флоте без военного звания. Она была единственной женщиной в высшем командовании и лишь потому, что её такой властью наделил главнокомандующий. Но уважение ей пришлось заслуживать самостоятельно. Информация о адмирале Даале удивила её, и, если эта женщина подтвердила своё звание в глазах Вейдера, в будущем Джейд самой станет проще, но это только в будущем. Сейчас самая влиятельная женщина во флоте Вейдера не могла позволить себе провести ночь в мужской компании без последствий. Ведь нет никого болтливее женщины, кроме мужчины, который хочет похвастаться перед друзьями. Делая глоток, она ещё раз повторяла уже ранее обдуманные варианты. Выбрав компанию из механиков на нижних уровнях, она была уверена, что слух поползёт не так быстро, но он всё же поползёт. А доступная помощница ситха – это не то, что надо в её работе. Офицерский состав был из тех, кто хорошо выполнял свою работу и стремился к власти, следовательно, кандидат из офицеров, быстро смекнёт её ущербное положение в таком случае и попытается шантажировать. Она не ситх, чтобы позволить себе просто так убить офицера флота. Варианты среди «своих» тоже не блестели. Взгляд споткнулся об Соло, который продолжал стоя вещать о чём-то. Джейд уже не внимала словам, делая очередной глоток. Капитан ярко выделялся на общем офицерском фоне, что бунтарей, что экс-имперцев, но так переходить дорогу Органе она точно не решится. Проше подать в отставку, чем вздрагивать от белого цвета. В милосердие ситховой дочки она не верила. Право оратора вечера Соло плавно передал Скайуокеру. Татуинец перехватив нить повествования, продолжил рассказ в своей скоромной манере, преувеличивая заслуги других, опуская свою роль в действиях. Это была характерная черта фермера, который внезапно оказался героем Восстания, заработав прозвище, при котором враги бросали штурвалы и выходили из боя. Скромно опущенные плечи с прямой волевой осанкой, которая выдавала в невысоком парне титановый стрежень. Открытая располагающая улыбка, и яркие синие глаза, которые всегда так прямо смотрели куда-то глубоко внутрь человека. Душа компании, которая в любой момент готова распахнуться на встречу не только другу, но и каждому кому потребуется. Стальные нервы, достойная выдержка, при мягком и компромиссном характере. Как у Арти, подчеркнула про себя Джейд, наглядно зная во что может вылиться этот мягкий и податливый характер. Но самое главное: Скайуокер пару лет скрывал правду о своём отце. Скрывал это ото всех, сохранив свою тайну от надёжного друга, от верных соратников. И Джейд была уверена: «Явинский стрелок» хранит в себе много тайн. И рассмотрев парня повнимательнее, решила, что ещё одну тоже вполне способен сохранить. Люк Скайуокер был человеком, у которого нет никакой выгоды шантажировать её, и совесть у него была не в пример всем присутствующим. В последнем приказе Император велел ей убить Скайуокера, вместе с Вейдером, но она подавила внутреннее желание навредить, что «стрелку», что ситху. А сейчас она даже с удовольствием пойдёт на перерез последней воли Палпатина. Эти выводы порадовали её, рыжая довольно улыбнулась, продолжая рассматривать коммандера. Джедай почувствовал её интерес. Поворачиваясь к ней, по привычке ответил улыбкой на улыбку. Мара откинулась в кресле, не опуская взгляд, сделала ещё один глоток. Алкоголь круто расслаблял и дурил голову, ещё минута и она точно знала, что хотела сделать. Закончив рассказ, Скайуокер передал лидерство Хорну, и присел около неё.
- Ты что-то хотела? – просто спросил он.
«Тебя хотела», - чуть не ляпнула она:
- Ты видел эту Даалу? – сказала Мара вслух.
- Да, что она так всех интересует? – ответил он риторическим вопросом. - Видел.
Мара облизнула губы, определяясь с какой стороны зайти:
- И она тоже рыжая?
Вопрос сбил его с толку, Люк тут же обратил внимание на её гриву:
- Не такая яркая как ты.
«Честный, простой, деревенский ответ», – про себя усмехнулась Мара, оценивая собеседника. Скайуокер пил наравне со всеми, но, как и она, пьянел медленно, и в любой момент мог выгнать дурь из головы. И в разговоре с ней, он этого делать не стал, что говорило об определённом его доверии. Хорошо.
- Прозвучало как комплемент.
- Я думаю, Ведж с Лэндо тебе уже выразили общее мужское мнение, - ответ был и комплементом, и нейтральным, и обобщающим. Джейд чуть наклонилась:
- И как тебе она?
- Даала? - переспросил Люк, стараясь не потерять нить разговора: - По мнению отца, она достойна своего звания.
Снова ушёл от ответа Скайуокер. Он профессионально держался на нейтральной территории, маскируясь под простачка, что подкрепляло её азарт ещё сильней. На его месте «Чёрный-3» тут же пошёл в наступление, а «стрелок» точно знает свои границы. И бестия уже знала, как их сломать:
- Она еще ни разу не проявляла себя в сражении, - сказала Мара, рисуя пальцем витиеватые узоры на столе, сделав недолгую паузу, - хотя я слышала, что она уже покорила вас обоих...
- Я не силён в оценке адмиралов.
- А в женщинах?
- Только в рыжих, да и то, как видно, не очень, - подался он на провокацию.
- А, так ты спец не только по диверсиям, но и по рыжим?
- В диверсиях я разбираюсь лучше, чем в рыжих.
- Ты меня сильно выручил в прошлый раз.
- Ты умеешь мотивировать, - усмехнулся Люк, - там было жарко.
- Но это было потрясающе.
Татуинец смущённо опустил глаза. Комплименты принимать он не умел, особенно заслуженные. Особенно от девушки, которая вот так вполне конкретно на него смотрит. Ещё чуть-чуть и это привлечёт ненужное внимание, - решила Мара, оценивая общую ситуацию за столом.
- Могу тебя попросить об ещё одном одолжении?
- И куда надо лететь?
- Не далеко, правда с грузом, - взглядом она намекнула на ящик стоящий у её ног, - сам понимаешь…
Тот положительно кивнул:
- Записи сама подотрёшь?
- Разумеется, - ответила она, не спеша поднимая глаза на него, - и в долгу не останусь.
Его ответ: «Да, какие долги», - потонул в общем гамме, когда Джейд поднялась с кресла, не оборачиваясь, прошла на другой конец стола, чувствуя, как её провожает взглядом коммандер.
- Соло, приём, - пощёлкала она пальцами перед лицом у уже заметно пьяного кореллианца.
- Да я вижу тебя, Джейд! – возмутился тот, отмахиваясь.
- Спасибо за выпивку, конечно, но скоро прилетает ваша принцесса, мне бронежилет одевать?
- Против Леи бронежилет не поможет, - как-то обречённо ответил Соло, - но ты не волнуйся, я же сказал: выбрал меньшее из зол для нас обоих. Малыш подтвердит, что я в тебя стрелял, и она успокоится.
- Отлично.

Борусар вывел своих ровной шеренгой, «Чёрные» приходили и уходили все вместе и ровным строевым шагом. Только в глаза ребятам лучше не смотреть, как и «Чёрному-лидеру». «Проныр» же выводили дежурные, практически волоча. Чуи профессионально поймал нужную стадию опьянения у Хэна, когда он уже был готов, но на ногах ещё держался, и, попрощавшись, увёл капитана. Сегодня Ведж тоже отдыхал, Люк перекинул друга на плечо Хобби, остался последним, проверяя всё ли в порядке в кантине после них. Явным следом их пребывания осталось только тяжёлое кресло, которые притащил Чуи, и ящик под ним. Джейд, как всегда ушла незаметно, и Люк не мог вспомнить в какой момент она растворилась. В голове была кристальная расслабляющая пустота, он отослал сообщение Р2, прося дройда решить вопрос с креслом, а сам взял ящик, на котором стоял технический штамп. Он, кажется, пообещал.
Каюта Мары была на его этаже, уверенно шагая по пустому коридору, он остановился напротив её двери, позвонив. Ожидая, что она откроет, заберёт свой подарок, и закроет дверь перед его носом, Люк решил, что это будет как раз в её стиле. Но дверь открылась, а Джейд на пороге не было. Осторожно он зашёл внутрь, оглядевшись в чужой квартире – каюта девушки была полностью идентична его, за исключением каких-то личных мелочей.
- Мара? – позвал он хозяйку квартиры, опуская коробку на пол в углу, проходя во вторую комнату, в которой стояла кровать, был встроенный шкаф, и дверь в душевую с уборной. В комнате её не было, она, наверное...
Дверь из душевой открылась:
- А вы уже закончили? – спокойно сказала хозяйка квартиры, стряхивая головой воду с волос, завязывая на себе поясок коротенького халатика, который прилипал к влажному телу, не оставляя место для фантазии.
- А… да… - растерялся «стрелок», не ожидав увидеть всегда сдержанную, агрессивную и строгую бестию в таком виде. – Ты просила…
- Благодарность Соло? – уточнила Мара, довольная реакцией мужчины. Одним лёгким движением она сломала внешний стереотип, представая перед ним в новом нежном, соблазнительном образе. Ей даже показалось, что он не совсем верит в происходящее. – Пускай там стоит, – голос её тоже смягчился, приобретая мурлыкающий, чуть бархатистый тон. Не спеша она сокращала расстояние между ними, завораживающе переставляя босые ноги. В коротком халате, они казались невероятно длинными. – Кажется, я тебе тоже задолжала, – почти шёпотом, интригующе произнесла рыжая.
- Что? – его дыхание стало напряжённее, но он не отпускал зрительный контакт. Мара приблизилась, аккуратно протянула руку, нежно касаясь кончиками пальцев его шеи, чуть отгибая ворот кителя, касаясь ярёмной впадины.
- То, что должно остаться только между нами, – он не отодвинулся, позволяя ей расстегнуть ворот полностью. Привстав на цыпочки, она потянулась к его губам, останавливаясь в сантиметре от них. - Договорились?
- А если нет?
Она плавно убрала руки от него, чтобы так же не спеша развязать халат, который сам спал с её плеч:
- Значит после, я тебя убью, труп по кусочкам спрячу на «Соколе», и твой приятель распрощается жизнью от рук твоего отца.
В место ответа он поцеловал её, резко, несдержанно, ей даже захотелось укусить в ответ, но она приобняла его, спуская руки по напряжённой спине. Ещё рано терять голову, держала она себя, понимая, что это ещё не победа. Воздуха стало не хватать, и поцелуй пришлось разорвать. Она чувствовала волну желания, поднимающуюся изнутри, ощущала схожее чувство и в нём, но железной волей коммандер сдерживал её в себе, готовый в любой момент сжать собственные эмоции, как в вакууме, и закрыть их под недосягаемой защитой. Не отпуская рук, она чуть отодвинулась, не спеша, поднимая взгляд. Его глаза были ещё закрыты, она чувствовала, как он очищает разум, как пытается заставить себя думать…
«Расслабься, - молча попросила она, - хотя бы раз…»
Он медленно открыл глаза, смотря в её ярко зелёные:
«Ты уверена?» - хотел спросить он, ещё не до конца веря в происходящее, но уверено свивая кокон Силы вокруг них, даря ранее не изведанное ей чувство полного уединения.
«Разумеется», - промолчала она, перебирая пальцами по спине, не желая отпускать его. Сдерживающее барьеры растворились внутри него, выпуская на волю океан эмоций, в котором Джейд с удовольствием утонула, отпуская контроль над собой.

***
Хорошо, когда вуки считает, что ты детёныш и за тобой надо следить, - в сотый раз убедился на практике Хэн, радуясь тому, что Чуи вовремя его поднял, и он не опоздал на брифинг. Вчерашняя посиделка ещё жёстко отдавалась в голове, иссушая горло, он предпочёл бы выпить чего-нибудь слабенького и остаться на корабле. Но сегодня очень важный день, поэтому он был в двойне благодарен Чуи, поправляя свой парадный мундир со всеми регалиями и наградами. Малыш тоже был при параде, и судя по довольному лицу, жизнью он был на много довольнее, чем друг.
- Ночка у тебя была явно приятнее, чем моя, - заметил Хэн, когда они вышли из зала, направляясь к лифту. Ещё до собрания, капитан зашёл в медблок, с намереньем перехватить какой-нибудь стаканчик с жидкостью, но дежурный врач выгнал его, поэтому Соло просто стащил со стола чей-то стакан с витаминным коктейлем, и теперь с жаждой пил его.
- А что с тобой ночью приключилось? - якобы удивился приятель, тактично сводя тему с себя на Хэна.
- Холодная кровать и беспробудный алкогольный сон со мной случился.
- Я тоже хорошо выспался, - невинно кивнул Люк, как бы делая вид, что его хорошее настроение было ни с чем не связано. У малыша часто было хорошее настроение, парень в целом всегда отличался позитивным мышлением, и наравне с Дармин уже умел сдержано и приветливо всем улыбаться, когда сам хотел бить стенки кулаками и орать на хаттесе. Но Хэн слишком хорошо знал друга, и в целом он много усилий прилагал, чтобы научиться ловить скрытые эмоции что Леи, что Люка, и достиг определённых успехов в этом. И если с Леей, как с женщиной, у которой за одной спрятанной эмоцией может храниться ещё три контрабандистских дока с припасами, он уже научился ловить их, делая промахи лишь по голосвязи, то с Люком, который шёл рядом с ним, в несвойственной ему ленивой манере, стараясь держаться «как обычно», при этом не пряча на фейсе большую надпись «ночью было круто», он ошибиться не мог.
- Ладно, малыш, - развёл руками старший друг, - не хочешь говорить - не говори, только сделай вид мене довольным, а то Ведж же тебе не поверит, и под шкуру полезет.
Люк скептически посмотрел на него, но всё, что думал Хэн, было выраженно его активной мимикой.
- Да, ночь была хорошая, - сдался коммандер.
- И кто счастливится?
- Почему сразу счастливица? – ответил вопросом на вопрос Скайуокер, мгновенно уходя с личности тайной особы, на отношения друга к ситуации.
- Ну, не каждая девушка может заполучить единственного джедая…
- Да, брось ты, Хэн… - парень передёрнул плечами, друг сразу понял, что малышу стало не по себе.
- Ладно-ладно, - поднял он руки в защиту, - я просто рад… что ты покончил со своим целибатом…
- Хэн, какой целибат?
Похмельный друг умел лезть под шкуру хлеще нурманской блохи, которая прогрызала шкуру банты, и Ведж ему в подмётки не годился.
- Да и я вижу, что никакого… - Хэн снова отпил из закрытого стакана, - я только надеюсь у тебя и дальше будет такая довольная рожа.
Скайуокер заметно напрягал разговор.
- Ну, она же не дура, упускать такого парня! – не унимался кореллианин, вынуждая друга повернутся к нему лицом:
- Это было один раз, и точка, - твёрдо заявил Люк, - и ты никому об этом не скажешь. Даже Лее.
Хэн оборонительно понял руки:
- Да ей и говорить не придётся…
Кабинка лифта остановилась на нужном этаже:
- Закрыли тему.
Двери открылись, и с медицинского отсека к ним зашла Дармин, в белом платье, с накидкой на голове. Люк подал руку, когда она, опираясь на свою трость серебряного цвета, зашла внутрь.
- Доброе утро, - поприветствовала она их.
Хэн тут же спрятал стакан за спину, приветливо кивнув:
- Оно и впрямь доброе.
Арти чуть повернулась к парням, довольно улыбнулась и в полголоса поделилась новостью:
- Я только что получила сообщение от Милорда: он готов отдать «Лусанкию» под медицинские нужны.
Парни выразительно переглянулись, по-мужски сочувствуя ситху. Хэн даже знать не хотел, что она сделала, чтобы Повелитель Тьмы отпустил свою добычу, а Люк больше опасался тех условий, на которых он отдал «Лусанкию».

В отсеке у шаттла их ждали Чуи и Ведж, командир «Проныр» так же был в мундире с регалиями и медалями. Поприветствовав Дармин и друзей, они прошли внутрь.
- Ты мне сотку должен, - с порога шаттла в пол тона заявил Хэн, передавая свой стакан Антиллесу. Люк провёл Дармин вперёд, оставляя друзей в основном отсеке.
- Почему это? – вскинул бровь тот, с удовольствием отпивая, поддерживая тон друга.
- Ситх сдался.
Ведж скривился, его плечи поникли:
- А я так в него верил.
Сев на своё место, Дармин сразу надела наушники, подключённые к датападу, продолжая решать какие-то вопросы. Люк вернулся к друзьям, понимая, что Хэн сразу начнёт со своей победы:
- Ему было проще отступить, выставляя такие требования, что скорее всего Мон на них не пойдёт.
Соло посмотрел на Арти, которая была занята работой, но говорил практически шёпотом:
- Она Вейдера в узел свернула, а Мон с Мадиной тем более завернёт. Крепко она взялась за дело.
Мужчины, наиболее приближённые к хрупкой женщине в светлых нарядах, а теперь ещё и с тростью, лучше других знали, как Арти умеет работать с людьми.
Люк откинулся назад, упираясь затылком в холодную стенку:
- Я не представляю, если они сломали Додону или Уилларда… - озвучил он своё беспокойство, меняя тему, пока кореллианцы не придумали новое пари.
- Адар Таллон с ними был… - поддержал его волнение Ведж.
- Не раскисайте раньше времени, ребята, - сказал вечный оптимист Хэн Соло, - тюрьма Айсард не курорт, но и мужики не из пластика сделаны. Я очень хочу их увидеть, а потом уже делать выводы.

***
Старик дрожащими руками не спеша поправлял новый мундир, когда в его палату зашла хромая женщина, и без спросу села на стул, опираясь на трость.
- Рад снова видеть вас, - хриплым, даже скрипучим голосом поприветствовал он, оборачиваясь, пытаясь выпрямится, но плечи ещё не слушались его.
С не скрываемым интересом женщина рассматривала собеседника: даже в строгом и длинном военном одеянии была видна его не пропорциональная худоба; дрожащие пальцы казались просто костяшками, покрытыми синими венами; кожа, обтягивающая мужской череп была покрыта различными пятнами - даже бакта не смогла смыть следы увечий. Некогда густые тёмные брови стали абсолютно седыми, как и усы, в которых при прошлой их встрече ещё оставался цвет. Белая борода и волосы, которые некогда стояли белым густым облаком, поредели и были уже аккуратно подстрижены. Генерал, даже после плена, не мог позволить себе, показаться перед дамой, в не подобающем виде. Серьёзное лицо комменорца стало ещё вытянутым, а щёки казались тёмными пятнами. Надбровные дуги кидали глубокую тень на впалые глаза, но взгляд… Взгляд генерала Альянса, как и прежде, был ясным и пронзительно острым.
- Я уже не верила, что мы с вами снова встретимся, - её голос тоже был с хрипотцой, за который прятались искренние эмоции.
- А мы ни на секунду не теряли веру в Вас, Миледи, - ему тоже полагалось бы взять трость, но гордый комменорец, отказался, предпочитая передвигаться медленно, но на своих ногах. Ян Додона присел на кровать, так же прямо рассматривая собеседницу:
- Выглядите усталой, - заметил он, - много работы в столь уверенное время?
- Мне тебя не хватало, Ян, - перешла на «ты» Дармин. - Мы почти у цели…
- Но сделать предстоит ещё больше, чем мы сделали за эти двадцать лет.
Она положительно качнула головой, радуясь, что старый друг, как и прежде, с ясным сознанием.
- Так значит, под чёрной бронёй всё же Энакин Скайуокер, – перешёл сразу к делу Додона, понимая, что у них мало времени, - и мальчишка с Татуина всё же его сын.
Дармин положительно кивнула. Она пришла сюда не только поприветствовать старого друга, проведать генерала Альянса, убедиться в его трезвом уме и здравом рассудке. Она пришла просить его, человека, который попал в плен к Вейдеру, и после пыток был отправлен в тюрьму СИБ, где он пробыл практически семь лет. Просить отца работать с убийцей родного и единственного сына. Она знала Яна Додону много лет, она была уверена в его преданности, но если он сейчас откажется, она не будет настаивать, и никому не позволит на него давить. Даже Мон.
- Многое изменилось за то время, что Вас не было.
- Да, - хрипло согласился он. - Император мёртв, его первые помощники тоже, а Вейдер - наш союзник. Ты многого добилась за это время, - сделал правильный акцент опытный политик. - Правда, что командующий Иблис присоединится к нам?
- Герм упрям, но у нас общие цели, – подтвердила «Мать Альянса», отмечая, что высокий генерал, как и прежде, говорит так, как будто стоит в штаб-квартире.
- Цели, - задумчиво проговорил Додона, - они и впрямь у нас общие, – генерал всё пытался выпрямить спину, и это явно приносило ему боль, но он всё продолжал расправлять острые плечи. - Дармин, я так давно не стоял за аналитическим столом…
- Это легко исправить, - ответила она, видя за оболочкой дряхлого старика, высокого, с гордой прямой спиной, темноволосого генерала, чей взгляд был сравним со взглядом хищной птицы по время охоты.
- Мне сказали, что Вейдер собрал хорошую команду адмиралов, наконец-то перестав их убивать.
- Адмирал Пиетт, его правая рука, сейчас командует «Эскадрой Смерти» и вероятнее всего будет возглавлять атаку на Корусант.
Ян нахмурился и по его лбу пошли глубокие морщины, прибавляя ему ещё с десяток лет:
- Эта фамилия мне ничего не говорит.
- Я вас представлю.
- Не утруждайтесь, Миледи, - поднялся он, - пускай это сделает сам Лорд Главнокомандующий. Я давно не видел его на мостике.
Дармин так же не спеша встала, опираясь на трость, и двинулась на выход, вместе с генералом.
Как только двери открылись, четверо сопровождающих встали по стойке смирно, по двое с каждой стороны. Генерал внимательно оглядел офицеров, глотая ком в горле – он сразу узнал всех. Но он знал мальчишек: глупых, шальных, без ориентиров и тормозных двигателей, сопливых сорванцов, которые кидались на амбразуры, не думая и не оглядываясь, захлёбываясь собственными талантами и упиваясь благосклонной к ним удачей. А сейчас перед ним стояла элита офицеров Альянса, лучшие из лучших, с регалиями и наградами, которых не было на его собственной груди. Генерал Додона повернулся к бывшему контрабандисту, нахальному обормоту, который, явившись на базу Альянса, затребовал вознаграждение за спасение принцессы, а после улетел перед финальной битвой. Но потом вернулся.
- Генерал Соло, - похрипел старик, рассматривая ордена и эполеты, замечая изменения в лице и в причёске. Соло был старше своих друзей, и его тёмные волосы уже скоро выдадут раннюю седину. Додона сам поседел раньше времени. – Совесть-то дороже денег, да?
- Да, сэр, - пряча ухмылку, отозвался генерал.
На против него, вытянувшись по стойке смирно, стоял «Красный-2», который до последнего прикрывал «стрелка» в траншеях Звезды Смерти, один из немногих, кто вернулся с того вылета. Теперь он носил погоны коммандера.
- И какой сейчас у тебя позывной, Антиллес?
- «Проныра-Лидер», сэр, – генерал усмехнулся, переводя взгляд на сослуживца справа, который так и не вытянулся. Светловолосый мальчишка на полголовы ниже прочих, прибывший с Татуина в каком-то бесцветном пончо, с безумными и не понимающими глазами. Светловолосый фермерский пацанёнок, который в считанные дни облетел на симуляторе всех прочих квалифицированных пилотов, занял место в эскадрилье, а после нанёс самый сложный и решающий удар по объекту Империи. Мальчик, носящий давно забытую, но сильную фамилию. Сейчас же, перед старым генералом стоял коммандер в насыщенно чёрной форме без принадлежности, что к флоту, что к войскам, но на его поясе висела рукоять светового меча. Для людей поколения генерала Додоны, это значило больше, чем все символы на кителе и регалии в послужном списке.
«Не зря последний генерал-джедай отдал за него жизнь», - подумал ветеран Войны Клонов.
- В Галактике не будет мира без джедаев.
- Да, сэр, – отчеканил Скайуокер.
За его спиной стоял двухметровый вуки, без мундира, регалий и наград, но стоял на равных, гордый лишь тем, что его подопечные, как считал сам вуки, живы.
- Во всей Вселенной нет существ надёжнее и вернее вуки.
Чуббака положительно гавкнул, как было принято на Кашиике.
Дармин, которая всё это время стояла позади, приблизилась, опираясь на подставленный локоть Соло. Ян обернулся к ней:
- Как же дети-то быстро растут.

***
Из трюмов «Лусанкии» всех доставляли на «Сестру Милосердия», где освобождённые проходили процедуру идентификации, после чего им оказывалась медицинская помощь. Крейсер был переполнен, и Дармин распорядилась перевести шестьдесят освобождённых офицеров на флагман. Увидев списки идентифицированных, Мон была приятно удивлена находя в них имена важных генералов и командиров, которых они считали погибшими уже много лет. Мон Мотма распорядилась устроить торжественную встречу. Почётный караул выстроился длинным коридором, Глава Альянса с генералом Мадиной по правую руку и с адмиралом Акбаром по левую, стояла в центре дока, встречая освобождённых с полагающимися почестями.
Ян Додона, Адар Таллон, Вандер Уиллард возглавляли колонну именитых генералов, до этого дня считавшимися погибшими. Мон со слезами на глазах встречала выживших соратников, искренне радуясь их возвращению.
Перед тем, как войти в док, она получила сообщение от Арти, которая незаметно вышла из шаттла генералов, переходя в колонну встречающих, прячась за широкими спинами своих протеже. Мон понимала, что у них мало времени, и такие кадры, как Додона и Уиллард очень нужны сейчас Альянсу, и была бы крайне огорчена, если бы они оказались недееспособными на данный момент. Но в свежей информации Мон видела ещё один спланированный и продуманный ход Амидалы, которая первая возобновила контакт с генералами, и заручилась их поддержкой и верностью, ещё до того, как Мон увидела их. Ещё чандрилианка понимала, что она не сможет наверстать упущенное так же легко, как это сделает принцесса Лея, которая в данный момент находит на поверхности Тайферры. Органа сможет зайти в палату каждого генерала, и по-ребячески обнять их, выражая свою радость и волнение. И генералы, которые помнили принцессу ещё девочкой, простят её, и, в дань уважения её отцу, поддержат в нужный момент. Даже на своём посту Главы Альянса, Мон Мотма была бессильна перед растущей властью Падме Амидалы.

***
«Надо было запастись кафом», - решил Фирмус Пиетт, с завистью смотря на секретаря, через стол. Джейд то подготовилась. Общий брифинг с участием всех адмиралов длился уже больше пяти часов, и Лорд не собирался делать перерыв, разбирая конкретные ситуации, распределяя силы, решая кто будет участвовать в захвате столицы. Несмотря на то, что сейчас у Империи нет явных лидеров, власть перехватил совет моффов, среди которых были и военные, которые будут руководить защитой Центра Империи. Разведка ещё уточняла имена военачальников. Ситуация в столице была нестабильна, изменения происходили каждый час.
Не смотря на численный перевес объединённых войск Союза, взять Центр Империи малыми силами не получится. Столица была самой защищённой планетой в Галактике, даже без разумного командующего, планета-город может долго держать оборону на автоматических системах и планетарных щитах. Только грамотная диверсионная работа сепаратистов помогла генералу Гривусу проникнуть в столицу, чтобы похитить тогда ещё канцлера Палпатина. После укрепления сил Империи, Император отдал приказ об усилении защиты столицы, устранив все дыры в системе защиты. Любому флоту, не важно на сколько он был бы большим и оснащённым, пришлось бы тяжко при штурме Центра Империи. Но сейчас у них было преимущество: Лорд был хорошо ознакомлен с системой орбитальной защиты планеты. Дарт Вейдер был наблюдателем от имени Императора, в проекте усовершенствования и усиления щитов. Но даже с таким багажом знаний, бой будет не лёгким, знал адмирал Пиетт, тщательно проводя отбор кадров. Бунтари восстановили свои ряды военачальников, сразу кидая бывших пленных в сражения в помощь адмиралу Акбару, и насколько ему было известно, кореллианин Герм Иблис лично явится на общий брифинг Союза. Как будто без него скучно будет. Общий офицерский сбор, где только у Лорда Вейдера высшее воинское звание, при условии, что не все командиры и адмиралы принимают его командование, обречен. А учитывая настроение Милорда, после того, как ему пришлось уступить «Лусанкию» Арти, то встреча может закончиться трупами и возможным распадом Союза. Это конечно в худшем случае. Хотя Катисси, возможно, права, считая, что он пессимист, но ничего хорошего от предстоящей встречи он не ждал.

***
- Ты уверен, что «Лусанкия» нам нужна на таких условиях?
После официальной встречи и личных разговоров, Глава Альянса и «Мать Альянса» наконец-то смогли переговорить наедине.
- Я уверена, что нельзя допустить, чтобы Вейдер создал второй «Исполнитель».
- Не уверена, что наш бюджет потянет её, - Мон присела на край дивана, перечитывая требования, - нельзя было отдавать ему «Фунджун».
- Мы её не отдали, - поправила её Падме, отпивая из чашки напиток, - он её захватил, раньше нас.
- У него слишком большое преимущество.
- Теперь он союзник, Мон, и его преимущества должны стать нашими.
- Если у тебя есть предложения по поводу проекта восстановления «Лусанкии», то я могу отдать его тебе, - сказала Мон, ровно то, что ожидала услышать Амидала.
«Лусанкия» была огромной, крепкой и по-своему красивой, с полностью перекроенным и вычищенным нутром. Состояние этого корабля чем-то напоминало ей своё собственное, именно поэтому Падме хотела сама заняться его восстановлением.
- У меня есть пара идей на этот счёт, – согласилась Дармин. - Она далась нам не малой кровью…
Падме, как всегда, сидела на против неё, с абсолютно спокойной и вежливой маской, в идеально вымеренном одеянии, делая вид, что ничего не происходит.
- Твоей кровью, Падме, – не выдержала подруга. - Как ты позволила такому произойти?
- Это было неизбежно, - с вздохом ответила Амидала. - Тем и опасна информационная война: чем больше знают, что ты в ней участвуешь, тем больше твои шансы на поражение.
- Но мне-то ты могла сказать!
- И принцессе, и генералу Мадине, и Акбару, и Кракену, и даже Борску, - продолжала гнуть своё «Мать Альянса». - Айсард была умна. Очень умна, и она вычислила меня, и поймала. Одни лишний символ, или не вовремя пророненное слово, и она бы была лучше подготовлена к нашей встрече, что привело бы к моей смерти.
Мон не могла с этим спорить, она лишь признавала правоту Амидалы, и то, что её структура разведки развита лучше, чем у Кракена и Борска вместе взятых.
- Я могу надеяться, что впредь ты не пойдёшь на такие рискованные шаги?
- Разумеется, Мон, - кивнула Дармин, возвращаясь к декам на столе. - Командир Иблис прибудет через пару суток, я встречу его, но после буду сопровождать «Лусанкию» на верфи. Постарайся не рассориться с ним ещё раз. Он нам очень нужен. Вопрос с Тайферрой уже решён, Лея присоединится к тебе через пару часов.

***
«Это какой-то бред!» - в сотый раз решил Хэн, вскидывая руки в немом возмущении. Если бы здесь был Чуи, он уже бы перешёл на мат. Хотя никто, кроме него, не понимает, когда Чуббака начинал рычать матом и проклинать всё вокруг, но уши закладывало у всех. Хорошо, что Чуи сюда не пустили, тут и так общего ора было больше чем предостаточно.
Герм Иблис в сотый раз вскочил со своего места, вступая в очередной яростный спор с Афшином Макати. Командующего трясло от происходящего, от чего его голос всё повышался и повышался. Соло тоже потряхивало, но язык он себе прикусил.
Не хватало ему ещё поорать тут!
Бедный адмирал Акбар встал, подняв ласты, пытаясь найти компромисс между двумя резкими стратегами, которые уже готовы были кинуться друг на друга. В драку между Макати и Иблисом, Хэн ставил на земляка. Жалко Веджа здесь не было – было бы с кем спорить. Мон-каламари как-то жалобно и с надеждой смотрел на молодого джедая, который в схожей позиции стоял между адмиралом Пиеттом и Мадиной. Хэн никогда не представлял, что строгий акзилец может так резко ответить на язвительность Криса Мадины. Оказалось, что мог. От хорошего настроения Люка не осталось и следа; малыш крепко держал позиции заградителя, командным тоном осаживая, что адмирала что генерала, когда те начинали уже теснить его. В целом малыш держался хорошо, сам генерал Соло даже влезать в это не стал, молча вжался в кресло, нервно проверяя на месте ли бластер, и мысленно составляя план побега. Причём так, чтобы захватить за шкирку Люка, который в данный момент находился в очень неудобной позиции. Совещание высшего командования могло проходить как угодно, но не в такой враждебной обстановке, и проблема была не в ситхе. Точнее не только в нём. Повелитель Тьмы с момента общего приветствия не произнёс ни слова, только его громкое дыхание нервировало всех присутствующих. У Хэна было подозрение, что главком занимается, чем-то своим, возможно читая что-то на мониторе перед ним, потому что Джейд, стоявшая за его спиной, не отпускала свой датапад, и даже не пыталась спрятать наушник. Их сторону представлял адмирал Пиетт, в сопровождении адмирала Заарина и адмирала Макати, который имел манеру высказывать мнение внятно и громко, словно вуки выстраивает всех на построение. Командир Иблис, в целом душевный мужик, но тоже не отличался спокойным характером и тихой манерой общения, мгновенно завёлся от чужой резкости и боевым клином, выдвинулся разбивать чёткую позицию оппонента. Бедный Акбар из-за всех сил пытался найти компромисс в их словах, но лично Соло ничего не понимал в их крике. Рикон, присоединившись к группе тактиков Додоны, ушёл в глухую оборону, когда адмирал Заарина пытался продвинуть свой план действий. Малыш, какое-то время пытался своими штуками держать общее спокойствие, руководя общим диалогом, но адмиралы Вейдера подчинялись только Повелителю Тьмы, а представители Альянса по-прежнему видели в ситхе врага, проводя непозволительные нападки в его сторону, что в свою очередь выбешивало адмиралов Вейдера.
В общем – полный бред и безумие!
При всех усилиях Люка, и помощи Акбара, ситуация стала выходить из-под контроля на десятой минуте. Военное совещание превращалась в кантинную разборку! Ещё чуть-чуть и кулаки пойдут в ход, кореллианцы схватятся на бластеры, а альдераанцы начнут крушить мебель! Если только их всех не задушит Вейдер!
Но никто из присутствующих не мог этого допустить, поэтому, как только происходящее начинало зашкаливать, главные спорщики тут же умолкали, садясь на место, ничего не добившись своими криками. Звуковое сопровождение происходящего напоминало Хэну волну, которая тихо поднималась, со спокойных и разумных аргументов переходила в волнительный спор, и выплёскивалась в раскатистую ругань, после чего вновь умолкала, но следующий заход был ровно таким же. Люк пытался держать диалог, но его влияния не хватало, а раздражение Вейдера уже стали ощущать все присутствующие, становясь ещё более нервными и психованными. Генералу Мадине всё же получилось взять слово, в своём репертуаре, нашёл лазейку, заставляя всех присутствующих слушать, но его заявления были резкими, даже для понятий генерала Соло, поэтому Хэн не удивился, когда в диалог вступил сам Лорд, и в своей бескомпромиссной манере отверг все предложения генерала Альянса. Генерал Рикон встал в поддержку соратника, что привело к спору между альдераанцем и акзильцем. Хэн посмотрел на друга: малыш, как и он, уже не мог скрывать своих эмоций, считал ситуацию патовой. Диалог превращался в спор, спор катился к ругани. Не выдержав Мадина ударил рукой об стол, стремясь привлечь внимание, на что Иблис быстро достал бластер.
Замечательно! Давайте начнём перестрелку! Нам же тут так скучно и тихо!
- Командующий, не горячитесь, - дружелюбно попросил он, опасаясь, что сейчас и Заарина достанет пушку, ситх – меч, а Джейд, судя по выражения лица, попкорн. И будет права. Хэн был уверен, если изъять запись, и посмотреть его в тёплой компании с винишком, то будет очень весело и увлекательно. Но пока он находился в центре происходящего, ему было далеко не до веселья.
Иблис повернулся на него, враждебно нахмурившись, на что получил доброжелательное выражение на лице Соло, и подумав, убрал бластер обратно.
- Спасибо, - сквозь зубы, пробормотал Хэн, понимая, что командующий его не услышит, потому что Макати морально напал уже на Акбара, и хриплый низкий голос мон-каламари стал повышаться, так как будто адмиралу не только мнение прижали.
Люк пораженчески взмахнул руками, плюхаясь в своё кресло.
«Да, малыш, я тоже не верю, что это наше высшее командование!» - хотел написать ему Соло, но передумал, доставая датапад:
«Если Вейдер нас не удушит, то Иблис нас застрелит, только если Мадина его не опередит. Спасай».
Люк собрался с силами, и, влезая в спор, умудрился как-то заткнуть обоих адмиралов. Малыш - молодец. Только, толку от этого? Не прошло и десяти минут, как Пиетт, спокойно и монотонно поперёк басистого тона Иблиса, пытался что-то донести до кореллианца. Бесполезно! Вот если бы акзилец сообразил, и развернул своё предложение в форме пари, то Герм бы может быть его и выслушал, но…
Соло уже был готов сам достать пушку и начать палить направо и налево. А самое главное, что уйти он отсюда тоже не мог. Хотя хотел, очень, и в сотый раз переглянувшись с Люком, понял, что и друг его поддержит.
Общий накал стал бить рекорды, беря новую веху, когда терпение Повелителя Тьмы лопнуло:
- Отставить! – жестко приказал механический бас главнокомандующего, и ударная волна холода, с кристаллизованным страхом и подавляющим ужасом сковала всех присутствующих. Тишина мгновенно повисла в помещении, разряжая накалённый воздух, опуская температуру ниже нуля, заставляя всех сесть на места. Только Мадина, белый больше от злости, чем от ужаса, остался стоять, и гневно повернулся в сторону Лорда:
- Может вы уже поймёте, что ваши способы устарели, Лорд Вейдер! И пора… - он поперхнулся, тяжело сглотнул. Из горла вырвался кашель, сдавленный, хриплый.
С ужасом и возмущением все взгляды были прикованы к Лорду Тьмы, который спокойно сидел на своём месте, а его руки расслабленно лежали на столе.
Мадина закашлялся, попытки прочистить горла ничего не давали, его правая рука схватилась за грудь.
- Прошу прощение за вторжения, господа, - неожиданно, резко и даже громко в ледяной тишине раздался женский голос. Всё мужское внимание сразу обратилось на принцессу Лею, которая застыла в главной двери. – Прошу официального вашего разрешения на участия в военном собрании.
Маленькая и хрупкая девушка была одета в чёрный мундир со светлыми эполетами, с которых спадал белый плащ с тёмной канвой. Голову принцессы украшали две косы, а светлые нити в них создавали иллюзию диадемы.
«Величественна и сногсшибательна, - довольно усмехнулся про себя Хэн, - моя принцесса». Он мгновенно забыл про Мадину, который безуспешно пытался прочистить горло, державшись рукой за грудь. По всей видимости про него все забыли.
- Разрешаю, - первым выпалил Герм Иблис.
Принцесса благодарственно слегка склонила голову, переводя взгляд на адмирала рядом с ним:
- Разрешаю, - побулькал Акбар.
Лея перевела взгляд на Лорда, и тот положительно кивнул. Его адмиралы стали по стойке «смирно», и Пиетт отчеканил:
- Разрешаю.
Разрешение было единодушным, поэтому принцесс, благодарно поклонившись, что-то сказала одному из своих помощников, и тот демонстративно поднёс стакан с водой генералу Мадина. А принцесса Лея - для кого девчонка бунтарей, чьё мнение уважает Лорд Главнокомандующий, для кого-то - уважаемый Лидер Восстания, и Лицо Альянса, для кого-то она верный продолжатель правого дела, для кого-то верный соратник и преданный друг, для одного она строптивая дочь, для Люка родная сестра, а для Хэна любимая и великолепная - в тишине чинно прошла на своё место. Она сразу запросила доступ к протоколу собрания, и всем присутствующим мужчинам стало стыдно. Хэн довольно сложил руки на груди, обменявшись ухмылкой с другом. Все присутствующие уважаемые офицеры были всего лишь мужиками, которые, как и их подчинённые, в своей компании стремились доказать свою правоту, и не более. И не важно, что они тут решают мега сложную и важную проблему, и в целом меняют ход истории. Состоявшиеся командиры и адмиралы не желали слушать и уступать бывшим врагам. И только женское присутствие могло сбавить их пыл. Джейд не считалась, рыжая бестия молчаливой тенью стояла за спиной главкома. Она не имела права голоса в данный момент, да и никогда не стала бы вмешиваться в это. А его любимая принцесса, может и не всеми уважаемая, но женщина, которую приходилось брать в расчёт всем присутствующим. И при ней ни Мадина, ни Пиетт с Макати не посмеют поднять голос, не говоря о том, что Иблис не станет выражаться при даме.
Лея пролистала протокол, из которого было наглядно видно, что за прошедший час они не подошли к решению даже первостепенных задач, переглянулась с адмиралом Акбаром, положительно кивая:
- Продолжим, господа.

Вейдер откинулся в кресле: выход дочери был превосходным. Падме будет невероятно горда ученицей, когда увидит запись, а в том, что она увидит её, Лорд был уверен. Признаться, подобное появление он ждал от самой Амидалы, это бы закрепило её власть над военным командованием Союза. Но Падме пока предпочитала работать скрытно, общаясь со всеми наедине. Возможно, это помогало ей временно не вступать в открытое соперничество с Мотмой, но это временный способ, понимал Вейдер, и, наверняка, сама Амидала. Что ж… присутствие Леи на собрании даст ей преимущество в будущем, и оставалось надеяться, что это станет ещё одним защитным барьером между его дочерью и её недоброжелателями. Он перевёл внимание на сына, который уже немного успокоился, и снова отпустил доброжелательные и примиряющие потоки Силы в пространстве. И если он, Повелитель Тьмы, сейчас не закроется, укрепляя внешние щиты, то в ближайший час у него начнётся мигрень. Осмотрев присутствующих, которые с появлением принцессы стали вести себя, как и полагается при их званиях, и ещё раз пришёл к выводу, что для него эта пустая трата времени. Он сутки готовил подробнейший описательный проект устройства защитной системы планеты, и ему здесь делать больше нечего. Его атакующими силами будет командовать Пиетт, а диверсионную часть возглавит Джейд. Для более тщательной стратегии в зале присутствуют три первоклассных специалиста, которые, если не подерутся, то разберутся и без него. Пять экспертов военных тактик, так же способны решить, что нужно делать, если начнут друг друга слушать. Все остальные частности адмирала и генералы тем более способны решить без главнокомандующего. Ему же нужно разобрать хотя бы список проектов «Утробы» и решить, что теперь с этим со всем делать. К тому же внешняя разведка сообщает об активности сил Трауна. Вести из центральной Галактики, по всей видимости, дошли и до чисса. С ним будет много мороки, был уверен Главнокомандующий. Пока присутствующие обсуждали захват Корусанта, он обдумывал, чем может обернуться для его сил эта победа. Ему совершенно не хотелось возвращаться на планету-город, но оставшиеся власти Империи Палпатина надо уничтожить. Столицу, как и прежде, займут политики, подогнув нынешнюю власть своей. Мон Мотма, Амидала, Иблис… хорошо, что Органа не дожил, главы делегации двух тысяч всё же добьются своего. И по иронии Силы, он им в этом поможет. Что будет после с их Союзом, Вейдер не знал, и даже предполагать не хотел, уделяя больше сил на создание своего, военного государства. У него много работы и мало времени.

***
В ангаре было спокойно и тихо, Хэн каждый день заходил на свой корабль, чтобы проверить Чуи, и просто посидеть в рубке, собраться с мыслями. Голова гудела от комбинаций вероятностей, приказов и регулярного шума по общей связи. Сработаться с кореллианцами было не так уж просто, как ему казалось по началу. Бывшие импы уже привыкли к нему, к его манерам и приказам, и им всем было попроще. А вот ребята Иблиса, несмотря на то, что у них на много больше общего с самим Хэном, как тому казалось, были сами себе на уме. Хотя он и сам такой, и с ним тоже бывает тяжко. И вообще, его долго может только вуки терпеть, ну, и малыш, и то иногда. С Леей долго быть у него не получалось. С начала это нервировало, потом бесило, а потом… она попала в плен, и ему самому пришлось туго рядом с ней. Но ничего… и это пережили, а сейчас она постоянно было занята на различных заседаниях, собраниях, переговорах и там ещё чем-то там. Чем конкретно, Хэн знать не хотел. Знал только то, что она продолжала терроризировать Вейдера. Он пару раз чуть не попался, когда заходил к папочке-ситху на отчёт по их личному проекту. После Корусанта надо будет экстренно лететь поверять проект. Если останется в живых. Хотя об этом Соло не любил думать.
В рубке он оказался не один: малыш тихо сидел на его капитанском кресле, пустыми глазами разглядывая панель. Ему тоже хватало. Хэн даже не удивился, когда на Люка повесили самый сложный этап разрушения последнего орбитального щита. Пять эскадрилий должны пробраться в двухминутный сбой верхнего щита, который должно организовать крыло Хэна, чтобы разрушить орбитальные станции, которые его держат. Затем снова работа Соло, и снова необходимо пролезть в щель, туда, куда даже разведывательные дройды не влезут. Хэн знал, что, несмотря на общий приказ, коммандер полетит один выполнять третий этап - малыш не пустит на смерть своих ребят. Да, Хэн сам не хотел пускать его на такое, но… «Явинский стрелок» должен снова и снова доказывать, что он лучший, и не потому, что он – Люк Скайуокер – не просто сын главкома. Нет, потому что малыш должен доказывать, что его идея, его вера в эту Силу, важна, верна и должна иметь последователей. Хорошо, что у человека есть во что верить, считал Хэн Соло. Он сам раньше верил только в себя, в деньги, в «Сокол» и в Чуббаку, а потом появился странный старик с малышом с фермы и строптивая принцесса. Он не хотел всего этого лишиться под финал. Да и не лишится, усмехнулся он сам себе, принцесса будет за всеми защитными «Исполнителя» рядом с шлемоносным папочкой, который не пустит её в очередную авантюру. Он сам будет на «Соколе» с Чуи, а малыш и в правду лучший в своём деле. Да, и эта Сила вроде как его бережёт, раз они так далеко зашли.
Хэн сел на место Чуи, большое и мягкое, вальяжно раскинулся, поворачиваясь к другу. Люк в последнее время часто был на «Соколе», насколько он понял, даже спал в своей каюте. Капитан был не против, наоборот, хорошо, что на корабле кто-то из своих всегда находится. Потому что сам он жил у Леи в каюте, пока она была на разрушителе. Хэн как-то поинтересовался у друга: почему он спит не у себя? Тот не внятно ответил, мол, до симуляторов и учебного центра ближе, не надо тащиться через весь разрушитель до койки. Хэн пожал плечами – ну, ближе и ближе. Только навряд ли причина была в этом.
- «Тысячелетний Сокол» вызывает «Проныру-Главного», приём?
- «Проныра-Главный» «Тысячелетнему Соколу», приём, – усмехнувшись, ответил друг. - Связь нормальная.
- Ещё немного осталось, - заложив руки за голову, сказал Хэн.
- Угу, - качнул светлой головой Люк. - Ты был на Корусанте?
- Залетал пару раз.
- И как тебе?
При воспоминании, губы кореллианина сами брезгливо искривились:
- Да так… огромный железный бесконечный город. Возможно наверху там и лучше, но внизу отвратно, как и везде. На средних ярусах ещё туда-сюда, можно жить, а вот на нижних, там всегда ночь, всегда сыро, и всегда чем-то воняет…
- И эта столица?
- Ну… малыш, я же ряженым генералом туда летал, - усмехнулся Хэн, - может там на верху чего поинтересней будет. Ты об этом лучше Лею спроси, это она у нас в Сенате заседала. Или матушку свою.
- Как поймаю, сразу же расспрошу, если успею до того, как они меня информацией засыплют.
- Да, с Леей в этом плане беда стала…
- Дармин, просто на связь не выходит.
- Она опять…
- …ушла подумать.
- Я ничего не имею против твоих предков, - сразу предупредил Соло, - но они странные. Оба. Причём я не знаю, кто страннее: главком или Дармин.
- Я вот тоже не знаю, - с усмешкой ответил друг.
- Ещё дня три и надо разгрузку устраивать: поспать, отвлечься… - Хэн с намёком покосился на Люка, малыш, понимающий к чему ведёт друг, ответил как всегда нейтрально и типа ничего не понимает:
- Я уже начал снижать ребятам нагрузку. Дня за два до вылета ещё полетаем, а потом можно и «по местам».
- Тебе тоже отдохнуть не мешало… Прогулялся бы… - продолжал гнуть своё капитан.
- Хэн, - предупредительным тоном, оборвал Люк, - я, кажется, просил…
- Так я никому и не говорил. Даже Чуи! – с ноткой возмущения и оскорбления заявил Соло. - Мне не веришь, иди, сам спроси!
Парень усмехнулся: Чуббака не сошёлся с характерами с одним из командиров Иблиса, и об этом узнал весь корабль. Стрелять в старшего лейтенанта было запрещено, поэтому успокаивать его вызвали капитана. Ботан к вуки больше не подходил, но это не означало, что бесить вуки он стал меньше. Поэтому Чуббака в последнее время был хмур и напряжён, предпочитая сразу уходить на корабль, где забирался в технический отсек и что-то ремонтировал. Мизантропия первого помощника была очень полезна для «Сокола», поэтому никто лишний раз не хотел трогать вуки, кроме самого капитана. За исключением тех моментов, когда Чуи сам выходил. Так что посылать к нему с таким вопросом было очень тонким издевательством, которое могло перерасти в пытку. Вуки конечно не навредит малышу, но наорать он может знатно.
- Ему и так тяжело, - хотел уйти с темы Люк.
- Да нормально ему! – отмахнулся кореллианин. - Только высоких деревьев не хватает, а так орёт на кого хочет, летает вдоволь, ест сколько влезет, ремонтирует там всё что надо, и имперцы приказов слушаются. Рай для Чуи! А хмурый он – это просто цену себе набивает, клыкастый комок.
- Мало кто его понимает…
- Больше, чем обычно, – шириивук, язык вуки, был не самым лёгким и распространённым языком в Галактике, но из тех, кто полетит в их крыле, его понимали все. А кто сейчас не понимает, ходит с портативным переводчиком. Так что Чуббаке и впрямь было намного комфортнее, чем всем казалось со стороны. – Ты бы лучше о себе подумал.
- Я в порядке.
- Ага, я вижу, и не говори мне, что ты тут залипаешь по поводу очередного вылета.
- Мы летим на столицу…
- Пф… - фыркнул Соло, - неужели тебе проще столицу взять, чем к какой-то девахе подойти?
Малыш обречённо закатил глаза, пытаясь уйти в глухую оборону.
- Мы её ещё не взяли…
- Да брось ты! Неужели мы с тобой там не пролетим, а? Нет-нет! Не отворачивайся, - Хэн повернулся к нему, - посмотри мне в глаза и скажи, что это нам не под силу.
Усмехаясь, Люк повернулся к другу:
- Мы пролетим. Столица будет наша.
- Вот! И я так думаю. Только я не понимаю, почему такой крутой парень, как ты не можешь решить вопрос с… - Соло очень хотел знать кто там у Люка, но малыш на провокацию не поддавался, - ой… да не важно, с кем там!
- Был договор… - замялся Люк, сам неуверенный был ли он на самом деле, - и ей это не надо… - малыш не уверенно посмотрел на старшего друга, на чьём активном лице было написано всё, что он по этому поводу думает.
- Ну, тебе же надо!
- Я этого не говорил.
- А мне и не надо, чтобы ты говорил…
- Перестань…
- Ладно, - Соло, развернулся к иллюминатору, заводя руки за голову, - а помнишь, как Лея возмущалась и сопротивлялась?
- Когда ты за ней по коридорам ходил? – не удержался Люк, чтобы не задеть друга.
- Эй, это она за мной бегала!
- Потому что ты грозился бросить нас в самый неподходящий момент.
- Какая разница? Она же бегала, вентефля всякие вытворяла, даже…
- Хэн…
- Что? И не надейся, что я забуду ваш поцелуй и твою довольную рожу.
- Мы тогда не знали.
- Сути это не меняет.
- Прекрати или мне придётся залезть в твоё сознание и подкорректировать воспоминания, – пригрозил джедай.
- Эй? Что за запрещённые приёмы? – возмутился Хэн, опасаясь, что утратит такой хороший способ поиздеваться, что над Леей, что над Люком.
Малыш в ответ лишь ухмыльнулся, так гаденько, мол, сделаю, если не заткнёшься. Хэн не стал рисковать и заткнулся, тупо уставившись в панель управления. Люк, тоже кажется, расслабился, думая о чём-то своём.
- А откуда ты знал, что она тебя любит? – спросил он, через долгую паузу.
- А я и не знал, - пожал плечами кореллианин, - да и она сама не знала…
- Тогда…
- Что? – Хэн не удержал возмущение, взмахивая руками. - Люк, ты самый странный тип во всей этой сумасшедшей Галактике! Ты с лёгкостью разбираешь самые сложные боевые комбинации с чумовой скоростью, летаешь так, что даже компьютеры просчитать не могут, при этом не знаешь элементарных вещей!
Не открывая головы от спинки капитанского кресла, Люк повернулся к нему:
- Каких? – обречённо спросил он, понимая, что Соло не отвяжется.
- Если ты хочешь получить добычу, то ты должен прийти за добычей, а если добыча умеет бегать, значит надо сделать так, чтобы она за тобой бегать начала!
Из глубины корабля послушался утробный рык вуки.
- Да не ору я на него! – возмутился капитан, но уже в пол тона. - Только Лее не говори про «добычу», а то она меня съест.

***
- Я не уверена, что это правильно, - с тяжёлым сердцем, продолжила принцесса, листая информацию. - Совет должен об этом знать.
- Совет об этом узнает, - продолжала мама по голосвязи, - в нужном объёме и то, что нужно в работе каждого.
Лея остановилась на паре строчек, нахмурилась:
- Это ты отдашь Вейдеру?
- Обменяю.
Принцесса вчиталась в содержание папки:
- На что?
- На помощь в реконструкции «Лусанкии», - спокойно ответила Дармин. Лея посмотрела на изображение матери, та подняла на неё глаза:
- Ты думаешь, он стерпит и такое?
- «Лусанкия» будет медицинским крейсером Союза, в котором помощь будут получать и его солдаты. И если не распространятся обо всей базе данных СИБ, то я смогу с ним договорится. Он тайно поможет нам создать медицинский крейсер, а мы ему отдадим важную информацию. Если это сделать без лишнего внимания, его гордость не будет так ущемлена.
- Если Мон об этом узнает…
- Зачем ей это знать?
- Это неправильно.
- Мир с твоим отцом – это правильно.
- Укрепляя Союз, мы разваливаем Альянс, - продолжала настаивать Лея.
Ей было тяжело признавать эту правду, как бы не спокойно её уже на работалось с отцом. Она понимала всю сложность ситуации, принимала те критические меры, которые применяла «Мать Альянса», и делала то, что считала необходимым. Она хотела мира. Они все хотели мира. Но видели они его по-разному. И раньше ей казалось, что у них общее виденье мира с Дармин и Мон, что они смогут вместе создать его, то сейчас, видя динамику развития их политической структуры, она уже сомневалась в этом. Мир с отцом был нужен и важен для неё, как для Леи, которая наконец-то примирилась со своей сущностью, признала его как военного и политического лидера: убийцу и тирана своим отцом. Он пока был нужен ей как Лидеру Альянса, который в первую очередь думал о благе Галактики, об изменении общего режима, о создании нового демократически свободного государство. И она понимала, что такому тирану не будет место в Новой Республике, и это пугало её. Пока она не видела выхода, но искренне надеялась, что у матери и у отца есть своё виденье на мирное урегулирование ситуации, которая возникнет после. И Лея раз за разом откладывала эти рассуждения, понимая, что впереди тяжёлое сражение. И она все свои силы кинула на то, чтобы создать наиболее комфортные и благоприятные условия для работы военных. Бывшим врагам трудно было сесть за общий стол. Мон была наиболее опытным политиком, имела намного больше точек воздействия на генералов, и была много старше самой Леи, но её личные разногласия с Гермом Иблисом, и военный нейтралитет с Лордом Вейдером закрыли ей двери на военные совещания. И роль миротворца пришлось взять ей на себя. Теперь и она приняла участие в перетягивании общего одеяла на себя. А она этого не хотела.
К тому же база данных СИБ, которую заполучила мама на «Лусанкии». Основные файлы были законсервированы, а после захвата корабля уничтожены. Айсард была очень осторожна. Поэтому единственный экземпляр этой базы был у них. Лея понимала, что не будь она дочерью Дармин, она вероятнее никогда бы и не узнала о таком сильном оружии в руках «Матери Альянса».
- Альянс скоро будет переформирован в Республику, - сказала Дармин, понимая сомнения дочери, - а Союз должен остаться, иначе все наши усилия будут напрасны.
- Вейдеру не будет места в Новой Республике.
- Оно ему и не нужно, - «Мать Альянса» похоже знала выход из ситуации, которая ещё не произошла. – Но для его флота и режима должно быть место в Союзе.
Успокоившись, Лея выдохнула резко и с облегчением. Она верила матери, и, поняв, что она знает, что делать дальше, выкинула ненужное из головы. Дармин уже сделала первичное структурирование базы, распределив многие блоки по ресурсам. Леи лишь осталось изучить подготовленную для неё информацию. А ей уже так хотелось спать.

***
Смотровая площадка восьмого ангара открывала вид на всё помещение. Люк сразу нашёл взглядом девушку, которая, чеканя шаг, шла к механикам. Секретарь главнокомандующего передвигалась быстро, и непредсказуемо, она всегда была чем-то занята, на ходу вела переговоры с кем-то через микрофон и наушник, от датапада она отрывалась, разве что при главкоме, когда после краткого отчёта или так же стремительно куда-то уходила, или же тенью вставала за его спиной, продолжая работу. В целом это было не самое подходящее время для его разговора, но другого может и не быть. Через сутки она улетит, чтобы за оставшееся время проникнуть в Центр Империи, скоординировать работу специалистов, которые уже были там, взломать информационную систему генераторов орбитальных щитов, запустить вирус, и провести диверсию в нужный момент, чтобы атакующее крыло под командованием генерала Соло, смогло пробиться через первые загранпосты. Люк приблизительно представлял, как она это будет делать за такое короткое время, но ему этого и не нужно. Главное, что она знала свою работу, а он свою. Только риск у обоих был очень велик, слишком велик, чтобы он мог ещё медлить или откладывать на потом.
Джейд о чём-то переговорила с механиками, и, развернувшись на каблуках, пошла на выход, даже не замечая, какими взглядами её провожают мужчины. Она, казалось, вообще не замечала ничего вокруг. Одно время Люку казалось, что она постоянно находится в каком-то собственном защитном куполе. И это была не энергетическая защита работы с Силой, хотя её чувствительность к ней светилась ажурным куполом вокруг неё. Она целенаправленно ограждалась от внешнего мира, и только единицам было позволено войти в её внутреннее поле зрения. С ней было сложно, при общении казалось, что когда она смотрит на человека, то видит в нём мишень, что в любой момент она может напасть, ударить или просто развернутся и уйти. Хэн бы по-другому рассуждал, если бы знал о ком идёт речь. Но самого Люка это не пугало, он всегда знал, что за крепкой стеной с турбобластерами на фасаде прячется, как правило, что-то очень хрупкое и беззащитное. И разглядывая красивую девушку внизу, он точно знал, что скрывается за этой стеной. И дело было не в ощущениях той встречи, а в эмоциях, которые он почувствовал, когда рыжая стерва и бестия мирно спала у него на плече. Он хотел увидеть, как она проснётся, поцеловать и пожелать доброго утра, но знал, что этого не хочет она, и тихо ушёл, стараясь не оглядываться. После, внешне в ней ничего не изменилось: тот же холодный взгляд, та же отчуждённая красота и крепкая деловая хватка, ни намёка на близость или интерес к нему. «Так обычно поступают мужчины», - усмехнулся он про себя. Холодный, циничный расчёт. Но ему не казалось, что внутри там настолько всё холодно и цинично.
Девушка, почувствовав взгляд на себе, повернулась в его сторону.
«Нашёл время», - недовольно подумала Джейд, увидев Скайуокера на площадке. Но проще сейчас поговорить и отделаться, чем бегать от него по всему кораблю.
Она, как обычно, пошла к лифту, не снимая наушник с микрофоном, читая очередное распоряжение на датападе. Ей пришлось ответить на сигнал в тот момент, когда Люк подошёл к ней. Двери лифта открылись, и они оба вошли внутрь. Джедай терпеливо ждал, пока она закончит разговор, но лифт уже остановился на нужном уровне, и Мара про себя практически выдохнула, намереваясь выйти. Но коммандер нажал кнопку «стоп», и лёгкая надежда смотаться с неприятного разговора, растворилась. Закончив, она связалась с оператором:
- Лифт 8-4-3-5 техническая блокировка. Приказ, – получив подтверждение, она сняла наушник, и убрала датапад, прямо смотря на джедая. - Так о чём ты хотел поговорить?
Получилось резко, даже грубо, но джедая это не проняло:
- О нас, - просто ответил он.
Великая Сила и проклятая Бездна! Она так надеялась, что всё пройдёт так же хорошо, как той ночью, но нет, правильный и замечательный джедай, решил всё испортить.
- Я думала, мы друг друга поняли, - не смягчая ни взгляда, ни тона, ответила Джейд. Не хотела она быть такой стервой, не хотела она делать ему больно, не хотела она вообще этого разговора.
- Поняли, - подтвердил Скайуокер, - но может…
- Повторим? – вскинула она бровь.
На какую резкую провокацию, он замялся. Она-то была не против ещё раз встретиться, и так же хорошо провести время, но в этих синих глазах читалось другое. Ему не нужен просто секс, как ей. Ему нужны отношения, эмоции, чувства. Того, чего у неё нет.
- Может, - он чуть приблизился, подбирая слова, - чуть в другой обстановке?
Её правая бровь изогнулась, как оружие дженисианцев, готовое ударить:
- Прямо здесь? - усмехнулась она, провокационно дотрагиваясь до замка своего кителя. - Прямо сейчас?
Рыжая бестия в открытую издевалась над ним, с интересом наблюдая за его реакцией. Такие поступки были не по правилам светлого рыцаря джедая. Он усмехнулся, перенимая её манеру, но не изменяя себе:
- Только с продолжением, - наклонился он к ней, с намерением поцеловать, но также, как и она ночью, остановился в паре сантиметров.
Дыхание пришлось контролировать, и Мара сжала кулаки, борясь собственным нахлынувшим желанием. Поцелуй будет означать согласие, а она не была согласна на его условия.
- Я не в твоём вкусе, Скайуокер,- вспомнила она, упираясь руками ему в грудь.
- Вкусы меняются, – не отступал он.
И куда подевался растерянный коммандер, который так робко вошёл в её спальню? Конечно, робость джедая и тогда достаточно быстро растворилась, стоило халату коснуться пола, но, тем не менее, внешне простой и скромный фермер, на деле, не так уж прост. О скромности не ей судить. Она же знала, что гибкий и покладистый характер Скайуокер может превращаться в нечто очень крепкое и настойчивое. Поэтому ей пришлось ускользнуть от него, растягивая расстояние в небольшой кабинке.
- Так быстро?
- Почему нет? – вопрос прозвучал двусмысленно, и Мара решила воспользоваться этим:
- Я не знаю, что ты себе там на придумывал, Скайуокер, но из этого ничего не выйдет.
- Почему? – повторил он вопрос. - Нам же хорошо вместе.
Этого отрицать она не могла, но:
- И что? - удивилась такому ответу рыжая стерва. - Знаешь со сколькими парнями мне было хорошо?
- Мне это не интересно, – удержал удар джедай. - Это было. А я говорю про сейчас.
- Сейчас ни мне, ни тебе это не нужно, - Джейд выпрямилась, стараясь всем видом показать всю серьёзность своего настроя, - если ты хочешь прекрасных отношений, то у тебя в распоряжении больше сотни прекрасных девушек из пилотов, координаторов и механиков. Любая из них отдаст тебе любовь, ласку, сердце, а если хорошо попросишь и всё своё жалование с имуществом. Если тебе вдруг что-то понадобится. Не трать ни своё, ни моё время, - закончила она, повернулась, намереваясь нажать кнопку пуска. Но Люк поймал её руку, что мгновенно напрягло её:
- Мне не нужны они, мне нужна ты…
- А ты мне нет, – холодно перебила она, поднимая на него ледяные зелёные глаза. - Закончили?
- Если передумаешь… - он выдержал её взгляд, но сам нажал на кнопку, - ты знаешь мой код.
Дверь открылась, и секретарь главкома вышла из лифта, одевая наушники и утыкаясь в датапад, а командир остался в нём, нажимая другой этаж.
«Закончили ли мы?» - спросил он сам себя. Этот разговор он себе приблизительно так и представлял. Только после тех раздумий ему становилось тяжелей, а сейчас… сейчас стало легче. Он ещё раз убедился в правоте друга: ему нужна эта рыжая бестия.
- Вернёмся к разговору на Корусанте, - пообещал он сам себе.

***
Механический голос вёл общий отсчёт. Штурмовики спешили занять свои места, механики доделывали последние приготовления, а пилоты запрыгивали в кресла истребителей и бомбардировщиков. Атакующее звено франтовиков уже прогревало двигатели.
Группа специалистов во главе с генералом Додона рассаживались по метам напротив аналитического стола. Адмирал Пиетт отправил успокаивающее сообщение врачу, поправил мундир и заложил руки за спину. Офицеры мостика заняли свои места, готовя «Исполнитель» к выходу из гиперпрыжка.
Десять…
Лорд Главнокомандующий не спеша зашёл на мостик.
Девять…
Тяжёлые шаги вызывали лёгкую вибрацию по полу. Генералы встали, приветствуя его.
Восемь…
Лорд Вейдер кивнул им в ответ.
Семь…
Он подошёл к общему монитору.
Шесть…
Лейтенант, поприветствовав его,…
Пять…
…сообщил о полной готовности,…
Четыре…
…и, поклонившись, ушёл.
Три…
Адмирал Пиетт провёл внимательным взглядом по всем мониторам…
Два…
…встал рядом с Лордом.
Один…

- Начнём, господа.
Элора
Да, видимо предстоят "нехорошие предчувствия", как говорили джедаи. В верхах Альянса что-то мутновато. Не зря, видимо, Главком их мягко говоря "недолюбливает". Общий сбор - это нечто! Как всегда, блистательна Мать Альянса, но что же она задумала? Она то, прекрасно понимает, что планы Вейдера никак не будут связаны с Республикой. И, опаньки! Вот так Джейд! Ну, девонька, ты же попалась, не забыть тебе этой ночки! Автору респект! Ждём, ждём, ждём...
Kat-Arva
Отзыв. Сознательные мысли.

Я в восторге от количества сцен с Соло, особенно от того, где он в Мару стрелял, а потом ей вручал ящик благодарности) И Люка приплел, и пьянку закатил, и с местью Леи разобрался. Молодец, в общем.
И то, что его пустили (наконец-то) в серьезную операцию, гордость что ли... Умом-то понимаю, на штурм Корусанта нужны самые-самые, и держать кадры подальше - себе дороже, но после запомнившейся сцены, где Люка спрашивает папа, почему такого хорошему и крутому Соло не дают развернуться? - потому что для него никто кроме Леи не указ - обидно за парня стало. А вот после этого момента, все правильно )
А как Соло Малышу "простейшие вещи" объяснял... Но, главное, не говорить Лее про бегающую добычу XD

Брифинг. О... Попкорна, точно, не хватало. Смеялась до боли в животе, это было действительно уморительно. И выход Леи - мама точно гордится. Очень понравился взгляд с разных сторон, принцесса, мятежница, лидер, единственная и неповторимая.
Но особенно - встреча Додонны, это был очень сильный, при этом, трогательный момент.
Мон, конечно, до Дармин не дотягивает и никогда не дотянет. Но, учитывая амбиции этой дамы, это хорошо. Наверное.

Теперь ждем эпического взятия Корусанта)
Taisin
(перечитала последнюю часть в третий раз) Проду, автор! Проду!
Элора
Ждём-пождём с утра до ночи, Форум смотрим, инда очи разболелись глядючи с белой зори до ночи... Не видать милого друга (продолжения)... А.С. простит, очень хочется знать, что там дальше.
Ариша
4 глава

- Что случилось? – обеспокоенность Веджа проявилась неестественной бледностью.
- Штатная ситуация, - пробежал мимо него коммандер, взбегая по лестнице к своему крестокрылу. - Р2 скинь данные в общую систему.
- Что это? – не унимался Антиллес, залезая на свой крестокрыл, стоявший рядом.
- Отставить расспросы, - приказал Скайуокер, надевая шлем, - загрузить код на корабли. Трёхминутная готовность. Активация файла только по моему личному приказу!
Предвзлётная суета окончилась с возвращением коммандера в пилотное кресло; его твердый, уверенный тон успокоил начавшуюся смуту, которая появилась после того, как главком внезапно вызвал Скайуокера прямо перед выходом разрушителя из гиперпрыжка. У них было ещё двадцать минут перед запланированным вылетом, но это был явный признак того, что уже что-то пошло не так. Но коммандер вернулся, активируя старые приказы, не меняя плана действий.
- «Сокол», подтвердить загрузку кода.
От ответа «Тысячелетнего сокола» у Люка заложило в ушах – Чуббака загрузил данные не только на своём корабле, но и проследил, чтобы остальные фронтовики сделали это же.
- Трёхминутная готовность, - вёл отчёт коммандер, наблюдая оперативную информацию с мостика.
Жаль, что они не успели доделать его крестокрыл, а отец запретил использовать его «Ди-перехватчик», на нём было бы удобнее работать с таким количеством информации во время полёта.
- Эй, малыш, у нас там всё хорошо? – связался по личной связи генерал Соло.
- Затрудняюсь ответить, работаем по плану - признался Люк, заканчивая предполётную подготовку. - Две минуты! – объявил он по общей. - Но по моей команде запусти код.
- Тебе его папочка дал?
- Данные с мостика – внимание! – не стал отвечать на очевидный вопрос коммандер, сосредотачиваясь. Вылет может состояться в любую секунду.
Вообще всё это было странно. И Люку очень не понравилось, то, что отец вызвал его прямо перед вылетом. Ему пришлось кинуть инструктаж, и в лётном комбинезоне бежать через пол «Исполнителя», чтобы поймать отца в коридоре, зайти с ним в лифт, где он выдал очень странные и абстрактные распоряжения, и так же в спешке вернуться в ангар.
- Загрузи на все корабли этот код, - грозно приказал Вейдер, протягивая инфо-кристалл. - По моей команде – активируйте его и, не смотря на угрозу, экстренно пикируйте на поверхность.
- Это код опознавания? – тут же догадался Люк. - Почему не выдали раньше?
- Это один шанс на миллион, коммандер. И молите Силу, что бы она вам его дала.
- Что происходит? – надавил джедай, сосредоточенно стягивая нити Силы, пытаясь прочесть Повелителя Тьмы.
- Война, сын мой! – раздражённо съязвил Вейдер, явно не намереваясь разводить дискуссию по поводу, а именно сейчас. – Если почувствуешь зов Мары – пикируй на поверхность. И постарайся сохранить целостность корабля. Глупо будет погибнуть в слоях атмосферы Корусанта.
На кораблях вели отсчёт времени до выхода из гиперпространства, и ни у коммандера, ни у главнокомандующего на разговоры не осталось времени. Лорд хорошо знал упрямый характер сына, специально выбирая именно этот неудобный для расспроса момент. А после, после у Люка будет ещё меньше шансов получить вразумительные разъяснения. На бегу к ангару, джедай обдумал эту мысль, решив, что приказ он выполнит, если будет такая возможность, и Силе он помолится, чтобы она была.
В командные интриги он влезать не хотел, хотя многие генералы хотели, чтобы он вмешался, но Люк чётко ограничил рамки своих обязанностей и интересов. Многие, честнее будет сказать, практически все, не понимали ни его действий, ни его мотивов. Арти не раз высказывалась о том, что недоверие некоторых генералов и командиров к нему, были вызваны именно его непредсказуемостью, а его мотивы оставались неизвестны. Люк не раз уже высказывался о своём намерении посвятить свою жизнь восстановлению Ордена джедаев, но никто, - как бы это ни было смешно, - кроме отца, не воспринимал его намерения всерьёз. Люк сознательно шёл на сложные одиночные миссии, подтверждая свой особенный статус, усиливая свою надёжную и проверенную репутацию, надеясь, что в будущем он сможет это использовать, как и опыт, обретённый на этих операциях.
Друзья заявляли о готовности помочь в нужную минуту, сестра настаивала на своём участии, а мама смиренно пила свой сладкий чай, готовая в любой момент оказать посильную и непосильную помощь. Только отец был против и однозначно высказывался об этом.
- Ты не должен этого делать, ни сейчас, ни после, - заявил глубоким басом главком, после первого совещания по захвату Корусанта. – Ты будешь более эффективен в командном зале, а этот прорыв могут выполнить другие пилоты. – За тоном практически приказа звучало беспокойство. Одним своим приказом Лорд мог отстранить коммандера от руководства авиации, и посадить в безопасное место. Он очень хотел так сделать. Он мог так сделать с любым. С любым военным, кроме собственного сына:
- Другие могут это сделать, но я смогу уменьшить количество жертв. Я возглавлю эскадрильи, – спокойно, но вместе с тем безапелляционно ответил Скайуокер-младший.
Сжимая кулаки в чёрных перчатках, Лорд Вейдер положительно кивнул.
Тема была закрыта.
Люк не любил конфликты, всё стремился к компромиссу, к пониманию и принятию. Времена ультиматумов, радикальных заявлений и яростных протестов прошли. Он нашёл иной путь, путь джедая. Путь мира и созидания, изучения и творения.
И всё это было прекрасно и конкретно. Он чувствовал это в своей душе, ощущал правильность в нитях Силы, в остатках слов, и мерцании звёзд, но отец прав – сейчас война. И чтобы идти по пути мира, нужно или свернуть с пути войны, или закончить её. Когда-то давно, последний магистр рыцарей мира свернул с пути войны. Он ушёл в глубокую пустыню, в поисках мира и созидания, но война пришла за ним. А, возможно, никогда и не покидала его.
Люк не хотел повторять его ошибки, уяснив, что побег - не всегда выход. Приняв точку зрения Повелителя Тьмы, джедай решил сделать всё, чтобы завершить бесконечное кровопролитие.
Его руки чуть потряхивало, а мысли проносились в голове; он закрыл глаза, останавливая бесконечный внутренний диалог, позволяя Силе захватить себя полностью. Состояние уединения, полного контроля и сосредоточенности позволили расширить свою собственную Вселенную, почувствовать биение не только сердца сестры, но и шевеление её волос. Лея ответила тёплым успокаивающим порывом, её энергия уплотнилась, стала более постоянной и цельной, по структуре своей напоминающая осязаемую ментальность отца. Она волновалась, так же как он, её одолевали сомнения и беспокойство, и грело понимание, что они все вместе в этой битве. Это понимание грело и его. В конкретном и полном восприятии ещё слабым, но уже более уверенным огонёчком сиял Хорн, Проныра-12, который сейчас, так же как и Люк, собирался с мыслями, касаясь Силы.
- Что есть Великая Сила? – не так давно задал странный вопрос Корран.
Люк улыбнулся, понимая, что так формулировать вопрос может только тот, кто уже сделал не просто шаг по пути обучения, а десяток шагов к познанию Великой Силы. У будущего мастера-джедая уже был ответ на этот вопрос:
- Определить – значить ограничить, - древней сентенцией ответил он, а после показал три простейших медитации. – Выполнив всё правильно, постепенно ты сам ответишь на свой вопрос.
При встрече после Тайферры Корран подошёл к нему:
- Я нашёл ответ, - задумчиво произнёс он, хотя Люк и так видел это.
А сейчас Хорн, как и Лея, и он сам, искали успокоение в неизведанной ими Силе. И в бескрайнем космосе, в напряженном пространстве самым спокойным и уверенным пятном светилась тёмная энергия Лорда Тьмы. Дарт Вейдер, открытый Силе, излучал плотный, подавляющий туман холодной и спокойной мощи, и пространство смирено преклонялось перед его волей. Люк даже не стал касаться отца – он и так чувствовал его поддержку, и при необходимости Лорд Вейдер каждому способен объяснить «почему» в сегодняшней битве они выйдут победителями. Джедай улыбнулся этой уверенности, ощущая шевеление тяжелого плаща отца.
«Молись Силе…» - велел ему главком. Уже не в первый раз, но услышав такое впервые, Люк сильно удивился:
- Ситхи молятся?
- Разумеется, - пробасил отец, и в его голосе звучала какая-то обречённость. И Люк задумался:
- Что значить молиться?
Повелитель Тьмы повернулся к нему своей страшной маской, которая в такие моменты казалась живой:
- Молиться Силе, означает просить её присмотреть за тем, что я не могу углядеть, держать под контролем то, что не в моей власти.
- Ты часто молишься?
- Постоянно.
Это было странно слышать от отца, от человека, чья воля решает судьбу Галактики. Люк никогда в серьёз не молился, он никогда к этому не относился в серьёз, но теперь чувствовал что ему это необходимо. Сидя в своём крестокрыле, с надёжным Р2, с полным ощущением присутствия отца, сестры, надёжных друзей, и целого мира вокруг, он хотел Силу просить только об одном: чтобы Мара осталась жива.
В этом секторе центральной Вселенной, было ещё одно сияние, которое он хотел ощущать сейчас. Оно было далеко внизу – на поверхности столицы, возможно в самой опасной точке, одна и напряжена как струна, звенящая чистым высоким звуком.
Мара Джейд - невероятная, восхитительная, сногсшибательная, и очаровательная девушка, чью красоту, возможно, можно сравнить лишь с оружием. Парни часто обсуждали секретаря ситха, Люк слышал много описаний этой загадочной и сильной особы, но под это описание могло подойти ещё три десятка прекрасный дам, которых он знал лично. Мара обладала особым качеством настоящего агента: не смотря на яркие медно-рыжие волосы, и глубокие зелёные глаза, она оставляла за собой лишь образ роскошной женщины, а вот лицо в памяти тут же стиралось. Её можно было узнать в толпе, но невозможно было найти её там. А самое главное: никто и никогда на этом не заостряется. Но стоило Люку закрыть глаза, как он увидел её: чуть растрёпанную, сидящую на кресле за столом, с довольной ухмылкой с пронзительно зелёным взглядом. В ту секунду он почувствовал её внимание, оно пришло приятной волной, аккуратно чуть прохладной водой обмыло ноги и так же спокойной отступила, уверенная в достижении собственной цели. Тогда Люк не знал, чего она хочет, он почувствовал её… Девушку, сидящую за общим столом. Последующая ночь была неожиданностью и надолго останется в памяти яркой вспышкой. Её желания, отношения, и эмоции он осознавал ещё тогда, и был согласен на данные условия. Ему казалось, что был согласен. Долгие попытки уложить это всё в своей голове привели к определённым результатам, только Хэн… Друг опять вмещался в его внутренний спор между умом и сердцем, значительно перевесив чаще весов в пользу неконтролируемых эмоций. Разговор в лифте был поспешен, но Люк не жалел об этом. Она была честна с ним, а он с ней. Никаких пустых надеж и иллюзий, Мара понимала, чего хочет она, а он определился, что хочет быть с ней. И пространство шептало, что следующая их встреча будет на Корусанте, время просило не спешить, а Сила подсказывала, что рыжая сама придёт. Он умел ждать…
Верить…
Надеяться....
Но сейчас выдыхая, успокаивая и тело, и разум, он сжал штурвал, возвращаясь в кресло коммандера.

***
Корусант - столица Империи, Королева Ядра, Сердце Галактики, Центр цивилизации и государств, неприступная цитадель Палпатина. Даже после смерти правителя, столица была готова к встрече с врагом: некогда заполненная орбита Корусанта превратилась в защитное поле. Прайм-Корусант – четыре естественных спутника, держали генераторы первого силового поля, который окутывал всю планету, отражаясь еле заметным жёлтым сиянием. Оранжевые туманности переливами просматривались за жёлтым щитом - орбитальные посты столицы активировали второй защитный купол. Третий рубеж на пути к поверхности: красный барьер орбитальных станций. И под всеми красками раскалённой энергии скрывалась чёрная планета, укутанная цветными пайетками железного города. Нынешние правители столицы знали, что этой защиты будет не достаточно, и собрали свои корабли в единый флот Империи, который в напряжённом одиночестве встречал захватчиков.
«Исполнителя» не интересовало волнительное молчание целого сектора, он плавно вошёл в систему, сразу занимая стратегически выгодную позицию, ожидая свою свиту, которая так же резким рывком вышла из гиперпространства. Огромные разрушители занимали свои места в продуманной боевой партии, разворачивали коммуникационные системы, активировали сканеры и радары, готовые в любой момент начать сражение.
Флагман, как и главнокомандующий на его мостике, занимал центральное место в атакующем построении, забирая всё внимание противников на себя, готовый в любой момент начать сражение. Все сенсоры, радары и сканеры были сосредоточены на «Эскадре Смерти» в тот момент, когда в пространство системы вошли ещё три флота: силы Альянса во главе с адмиралом Акбаром, корабли командующего Иблиса и флот адмирала Афшина Макати.
«Вовремя», - не без удивления отметил адмирал, перепроверяя расположения кораблей.
По заданным координатам крупные крейсера и линкоры начали построение. На одном из мониторов начался отсчёт.
Мостик «Исполнителя» был развёрнут на максимум: подняты все мониторы, активированы расчётные столы, выровнены координаторские планки, выстроены столы стратегов, увеличена смена лейтенантов и первых помощников. Рабочий шум увеличился тоже вдвое, но его перекрывало громкое дыхание Повелителя Тьмы.
- Все на позициях, сэр.
- Огонь по моей команде, - спокойно, даже буднично произнёс адмирал Пиетт, начиная сражение, которое войдёт в общегалактическую историю.
«Очередное», - равнодушно подметил он, наблюдая как зелённые ионные лучи перегружают защитное поле. Жёлтый купол уплотнился в своём сиянии, стараясь поглотить мощный заряд с разных точек. Мониторы фиксировали стабильность работы первого слоя. На долю секунды, адмиралу показалось, что не получится, и он коротко взглянул на Главнокомандующего. Если такая мысль и посещала Лорда, то по нему это не было заметно: ни в движении, ни в позе, ни в холодном молчании. Цифры на экране стали изменяться, показывая падения мощности. Адмирал с облегчением отметил прохождение показателей указанной точки и отдал приказ:
- Разрешить взлёт.
Счёт шёл на секунды, жёлтое поле ещё не погасло, когда корабли покинули доки. Опасность, что концентрированного удара может не хватить, ещё существовала, но Лорд Вейдер редко ошибался. Особенно в том, что касалось техники и оружия.
Энергетический купол не выдержал, моргнул и исчез.
- Погнали! – перекрыл общий гул мостика вопль генерала Соло.
Адмирал аж проморгался от такого резкого и неожиданно звука, отмечая, что маяки на стратегическом экране стали передвигаться с невероятной скоростью.
- Двадцать секунд… - пошёл отсчёт, и Пиетт отвернулся от экрана, сосредотачиваясь на своей работе.
- Адмирал вражеский флот выпустил эскадрилью на перехват!
- Девятнадцать секунд…
- Не успеют даже долететь, - холодно прокомментировал Лорд, позволяя адмиралу сэкономить время на анализ:
- Открыть огонь по приближению… - теперь его задача флот.
- Восемнадцать секунд….
- … опознать крупные суда...
- Семнадцать…
- …кто на мостике?
- Шестнадцать…
- … всю энергию на передние щиты…
- Пятнадцать….
- «Тиран» в квадрат Д4…
- Четырнадцать…
- …прикрывайте правый фланг…
- Тринадцать…
- «Разведчик» - не выпускайте из виду…
- Двенадцать… одиннадцать… десять… девять…
Маленькие точки, и огонёчки уже пересекли обозначенный рубеж, малые крейсера мон-каламари значительно отставали от истребителей и фронтовиков.
- Семь… шесть… пять…
«Акбар может дорого поплатиться за своё упрямство» - подумал Пиетт, уже серьезно опасаясь, что атакующее крыло может остаться без поддержки крейсеров.
- «Дом-1» «Урангео» - разворачивайтесь! – раздался булькающий приказ мон-каламари.
- Четыре…
- Разумно, - одобрил Лорд, видя, что только три крейсера успели пройти барьер, ещё пять судов экстренно пытались маневрировать.
- Три… две…
Жёлтое поле мигнуло, задев «Урангео», но крейсер продолжал входить в резкий разворот.
- Одна…
И энергетическое поле с жёлтыми раскатами вновь заняло свою оборонительную позицию, отрезая атакующее крыло от флота. На мониторах замелькали расклады, расчёты, предположения и ресурсы. Между первым и вторым защитным полем теперь находятся пять эскадрилий, три боевых звена фронтовиков и только пять малых крейсеров.
«Практически в два раза меньше конечного расчёта», - напряжённо подумал адмирал.
«Больше, чем могло было быть», - ответил внутренний голос, с оптимистическим настроем Катисси.

***
Глубокий вдох и ровный выдох, она выпрямила спину, и сосредоточилась на мониторах. Ей ещё не время вступать в бой, но она чувствовала общее напряжение пилотов. Сильнее чем обычно, их волнение звенело раскаленным металлов в общем холоде бескрайнего космоса, там, где мерцала только одна ровная, светящаяся и холодная звезда – её отец. Сияние Повелителя Тьмы обволакивало всё пространство флота, захватывало равномерным трезвым расчётом. Отец не боялся, его страхи были спрятаны глубоко внутри него самого, под тяжёлыми доспехами, и ни сейчас, ни после никто не сумеет разглядеть его слабые места. Кроме неё, кроме них: его детей, которые, так же как и он, освещали своих солдат, внушали им уверенность, силы и успокоение, каждый по-своему, каждый по-особенному. И она, как и Люк, адекватно понимала, что только их отец имеет реальную власть. А самое главное: они принимали его, принимали его силу, его превосходство, и они спокойно смирились с этим фактом. Эта была их собственная гарантия мира, их, одаренных по разным сторонам Силы, которые отныне не хотели воевать друг с другом, как ситхи и джедаи. Теперь они хотели быть вместе, единой семьёй.
В наушнике раздался приказ капитана, поднялся рабочий шум, на что принцесса лишь улыбнулась, расслабляясь и пуская по своему нутру тёплую волну адреналина. Прикрыв глаза, она чувствовала отца, ощущала тёплое сияние брата, через коридоры фронтовика слышался рёв Чуи, а в наушниках – приказы правильного генерала, который, забываясь, переходил на хаттез, и на кореллианский мат. Её не должно было быть тут; место принцессы Леи было на мостике «Исполнителя», как и много лет назад, она должна была стоять радом с Додоной, беспомощно наблюдая за сражением, но в безопасности, под прямой защитой отца. И это всех вполне устраивало, даже её. Почти, но долг - прежде всего, чётко вбила в её сознание мама.
Приказ о переназначении пришёл утром: генерал Соло отстранил своего стрелка и назначил её на это место. Если бы это случилось вчера, то шуму было бы немерено, но генерал сделал это сегодня, и тут же попал на ковёр к главкому, миновав адмирала Акбара, генерала Мадину и саму Мон Мотму. Лея подозревала, что Мотма с адмиралом до сих пор не знают о её местонахождении. Перечитав приказ, у неё у самой появилось много вопросов, но нашла она генерала уже выходящего из кабинета Вейдера: бледного и с влажными висками. Увидев её, он сделал вид, что всё в порядке, и, приобняв за плечи, довольно ответил:
- Приказ утверждён главкомом, малышка, так что с нетерпением жду увидеть тебя в обтягивающей форме!
- Может, ты объяснишь, что происходит? – в ответ на объятия рука легла на его талию, Лея почувствовала, что и спина у капитала была в холодном поту.
Генерал чуть прижался к ней, и, встряхнув головой, очаровательно улыбнулся:
- Лучезарная моя, я слишком хорошо тебя знаю, и не хочу, чтобы ты в одиночку сиганула в крестокрыл и без прикрытия полетела в огонь, потому что все самые крутые ребята летят с нами, а твоему папочке до тебя не будет никакого дела, когда начнётся сражение. Так, что, любимая моя, ты будешь рядом со мной! – и нежно поцеловал в лобик, стараясь всячески скрыть, как у него трясутся поджилки.
Лея оценила ситуацию, и даже немного выдохнула:
- Что он тебе сказал?
- Ничего нового, - отмахнулся Соло в своей манере.
- И всё же?
- Сказал, что если с тобой или с Люком что-то случится во время операции, он меня с того света вытащит, ну… и…
- Показал, что тебя ждёт?
- Ну, так… набросками…
Зайдя в лифт, она наградила его сладким поцелуем, и выбрала форму поуже. На что шёл Хэн ради неё, поражало до глубины души, порою ей становилось даже страшно: насколько далеко он готов зайти ради неё? И сможет ли она поступить так же ради него?

***
Жёлтый энергощит замерцал, восстанавливаясь, и активировался снова, отрезая крыло прорыва от основных сил. Генерал взял во внимание последние данные, рассчитал построение, прибавил особый тактически талант Скайуокера, стратегические способности Соло, размеренность и аккуратность Антиллеса, точность и жёсткий стиль Борсура, переложил на представленный план первого авангарда Корусанта, и высчитал приблизительное время их работы. Вывел предварительный расчёт для адмирала, ввёл поправки для командиров, и отправил согласованные действия адмирала Акбару.
Адмирал Пиетт настороженно окинул его взглядом, когда генерал встал с места: Додона не любил думать сидя, это его излишне расслабляло. Ему необходимо было стоять прямо, ровно дышать, держа во внимании всё происходящее на множествах мониторах на мостике. Руки должны иметь возможность полностью сгибаться и разгибаться, ничего мешающего или раздражающего. Находясь за работой, генерал всегда был в свободном удлинённом камзоле, имел привычку ходить в раздумьях. И сейчас, после длительного перерыва, с ещё болевыми ощущениями в теле, генерал не собирался изменять своим привычкам. Его поведение явно нервировало адмирала, который то и дело отвлекался на него, генерал даже хотел отойти с первого ряда расчётных столов, уйдя с поле зрения адмирала, но Лорд Вейдер подошёл вплотную к центральному иллюминатору, чтобы наблюдать сражение, и акзильца перестали волновать посторонние движения.
Дарт Вейдер умел не только захватывать всё внимание, становиться центром концентрации всех присутствующих, он умел, как будто заполнять собой всё помещение, а возможно и корабль, направляя ход мыслей подчиненных в нужную сторону. Такой способностью обладал не только ситх - Ян ещё помнил джедаев, которые тоже умели повышать внимание и сосредоточенность солдат своим желанием. Но у главкома был талант. То незабываемое чувство внутри, которое он ощутил впервые, когда Вейдер вошёл на базу на Явине, генерал не забудет никогда. Тогда, он всем телом почувствовал пришествие этого чистого, концентрированного холода и власти. Тогда, Врада уже не было, а отчаянные мальчишки спасали транспортник, тогда он остался там, зная, что отвлечёт внимание ситха. Что его персона гораздо важнее, чем очередной транспортник повстанцев, тогда он готов был умереть от рук этого чудовища. Вейдер был умнее, чем считают и считали многие, он не стал его убивать. Хотя тогда, Ян хотел именно умереть, но ситх не дал ему желаемого, а Додона не выдал имя «Явинского стрелка».
Генерал горько усмехнулся: по иронии судьбы тогда, он потерял своего сына, а ситх нашёл своего. Судьба была жестокой дамой, даже бессердечной и извращённо галантной.
Врад, его гордость, его отрада, продолжение его самого – его сын, он пожертвовал своей жизнью, чтобы корабль, на мостике которого стоит его отец, никогда не сошёл с верфей. И сейчас, когда их общая цель была так близка, он стоял именно на мостике «Исполнителя», помогая ситху захватить Корусант. Если бы семь лет назад, случайно спасённый магистр Кеноби, или гранд-мастер Йода рассказали бы ему о такой иронии судьбы, он бы не поверил. Но сейчас, спустя семь лет после смерти сына, после каторги и заключения на «Лусанкии», он пошёл на это не раздумывая. Врада не вернуть, он погиб за высшие идеалы, и Ян не мог отступить сейчас, когда появился реальный шанс уничтожить Империю, пускай даже с помощью Вейдера.
Ситху он не доверял и, сидя на собрании высшего командования, внимательно слушал его отчёт, его рекомендации и распоряжения. Все его действия были ровными и правдоподобными, даже изобразил определённое самопожертвование, отдавая оружие из своих потайных запасов.
- Вейдер - отличный актёр, - заметил генерал, усаживаясь в удобное кресло напротив Арти.
- О! Только ты, Ян, мог по-настоящему оценить его игру! – иронично усмехнулась она. - В драматургии все награды были бы его!
- Тяжело не признать, но у него много талантов.
- Да, Сила его наградила больше, чем кого-либо, - женщина напротив, отпила своего крепкого чая, вопросительно поднимая глаза. - Но вы хотите отметить какой-то особый его дар?
Он бы хотел отметить особый дар женщины, которая вот уже много лет не носит своего имени. Ведь, несмотря на смену власти, прошедшие десятилетия и появление новых ярких звёзд на политической арене, имя этой женщины имеет реальный вес, оно до сих пор внушает не только страх, но и уважение и даже почтение. Именно поэтому она была вынуждена отказаться от него.
«Жаль», - с сожалением подумал Додона, и поделился своими умозаключениями.
Никто не знал Палпатина так, как знал его Вейдер, его правая рука, ученик, советник, приближенный воин, исполняющий его волю. И сейчас ситх этим открыто манипулировал, выдавая все секреты защитной системы Корусанта, открывая потайные двери, делясь опытом и знаниями. И делал он это так искусно сдержанно, эмоционально и трагично, что всё высшее командование выпустило из виду один важнейший факт: Палпатин был параноиком, шизофреником с различными маниями. А это означало, что он не мог создать такую оборонительную независимую систему: каждый из сегментов держащие и образующие энергетические защитные поля были автономными единицами. В случае неисправности одного элемента, другие продолжали работать. Только столь массированный удар разрушителей мог перегрузить все сегменты внешнего контура одновременно, и то на короткое время. Крыло выбьет одну станцию из Прайма, но остальные продолжать работу. Запускалась система по общему приказу, и так же она выключалась – вручную на каждой точке. Этот принцип рассказал ситх, и было всё логично, за исключением того, что Палпатин не доверял никому, кроме Вейдера. И тот его предал, иронично подметил Додона. Император не мог строить свою защитную систему на доверии солдат, которые работают на этих точках.
- Считаешь, что есть единый выключатель? – спросила Дармин спокойным, чуть заинтересованным тоном. «Политик с рождения», - помнил Ян:
- Вы, наверняка, уже подумали об этом.
Женщина слегка поджала губы, виновата опуская глаза. Она понимала, что ситх просто так не отдаст им Корусант, что сначала он заберет самое важное в столице, то, что может храниться только в тронном зале Императора. Что-то настолько важное, что-то такое о чём союзники не то, чтобы знать, подозревать не должны.
- В тронном зале, помимо выключателя, должно храниться что-то такое, ради чего Вейдер готов собственного сына отправить на лобовое столкновение с защитной системой, чем допустить нас к этому.
- Джейд… - проговорил тактик, получив ответ на свой первый вопрос, но для его полного понимания информации было недостаточно. - Кто она? И зачем она летит туда?
- Она одарённая, его поверенная, обладающая незаурядными личными качествами, бойцовским духом и особой спецподготовкой, – Падме поставил кружку на столик. - Всё, что мне известно о ней, я писала в общем отчёте по ситуации. Она его световой меч – она сделает то, что он прикажет.
- Жертв будет…
- Не больше, чем обычно, - холодно продолжила за него «мать Альянса», - и мы с этим ничего не можем сделать.
Ян Додона снова почувствовал мёртвую хватку на своём горле. Генерал уже никогда не сможет избавиться от этого ощущения, если не сумеет посмотреть на ситуацию с другой стороны. Или посмотреть в спрятанные глаза ситха.

***
Датчики «Сокола» недовольно вздрогнули, когда щит встал на место. Энерговолны от полей создавали странное давление на корабль, управлять стало тяжелей, маневренный фронтовик кидало и заносило. Капитану показалось, что его самого засунули в «чулок». Щиты фронтовиков были на много сильнее, чем у небольших крестокрылов и ди-шек, их мощности хватало, чтобы оказывать отпор энерговолнам между двумя защитными щитами Корусанта. Хэн поёжился, представляя какого ребятам в истребителях, и напрягся, когда Чуи отчитался об их составе. Тёмный взгляд первого помощника встретился с янтарно-карими глазами капитана: «Всё! Нам конец!» - была их общая мысль.
«Валить некуда!» - это была вторая их общая мысль, при которой Чуи перепроверил показания приборов, а Соло выжал рычаг, увеличивая скорость.
«В Бездну!» - одновременно решила основная команда «Тысячелетнего Сокола», понимая, что бежать некуда, незачем и, в общем-то, всё нормально!
Пока…
И вот на четвёртой мысли их мнения расходились: Чуи это успокаивало, а Соло бесило:
- Пять крейсеров! Твою же мать, Соло! – бормотал себе под нос капитан так, что даже вуки рядом не мог разобрать. - Как ты, чтоб тебя, влез в это опять, а? Ситх подери!
- Генерал, – по общей связи отозвался капитан «Госкона» Милен, - мы почти без поддержки! – в голосе с ярким кореллианским акцентом звенела паника.
- Почти, не совсем! – добро отозвался Соло, твёрдо смотря на приближающуюся угрозу. - Пять крейсеров, это даже не почти! Это всё в порядке, парни. Подтянули яйца и приготовились: нас встречают!

***
- Выходим на построение.
Сила гудела от плотности и напряжения, энергодавление сжимало его маленький корабль, изменяя плотность всегда безмятежного вакуума, меняя аэродинамику истребителя. От общего непонимания, дезориентации и растерянности спасал только самоконтроль и искусственный собственный вакуум в голове, это позволило оперативно разобрать информацию из общего шума по связи.
- Соберитесь! - холодно приказ Скайуокер, прекращая уже панические возгласы и крики. Их прошло меньше, чем они рассчитывали даже при самом худшем раскладе. – Держаться за кораблями. Не высовываться!
- Как у нас там дела, малыш? – как бы спокойно, но волнительно напряжённо спросил Хэн, по личной связи.
- Да, как всегда. – С долей веселья признался Люк
- Что настолько плохо?
- Впереди дройды, - доложил лидер фронтового звена «Эвер солнц».
«Ещё нет, но скоро будет», - подумал коммандер, но ответить не успел.


***
Флот Империи действовал слишком решительно, агрессивно и несдержанно. Это было похоже на нападки раненого зверя. Лорд отстранёно наблюдал, как адмирал практически играючи отбивал натиск врага, больше заботясь о сохранение нужного построения, чем о силах вражеского флота. Основные силы Союза остались в стороне, наблюдая, как «Исполнитель» с «Эскадрой Смерти» сдерживает атаки Имперского флота.
Их база данных опознала флагманский разрушитель класса «Хранитель» - «Риш», под командованием адмирала Окинса. Признаться, Вейдер с большим любопытством увидел бы «Аватар» гранд-моффа, бывшего гранд-адмирала Руфаана Тигеллинуса, но адмирал всегда отличался смекалкой и осторожностью, и в этом сражении предпочёл отсидеться в командном кресле моффа, передавая мостик Окинсу, который всегда умел исполнять приказы. Это и нравилось Вейдеру в этом адмирале. В одно время Лорд даже допустил Окинса до мостика «Исполнителя» во время операции по захвату верфей повстанцев. Адмирал великолепно выполнил приказ, но показал свой потолок в сражении. Он был великолепным исполнителем, но не умел думать самостоятельно.
Адмирал Пиетт изредка посматривал на главкома: в немой просьбе дать разрешение начать полномасштабные действия, но Лорд молчал: всё шло по плану. Союзники считали, что они в выигрышной позиции: охраняли и перекрывали свой сектор, в ожидании, пока крыло Соло создаст брешь в защите. «Эскадра Смерти» вела бой с последним флотом Империи, и все ждали результата успешной диверсии, в то время пока всеми забытая Мара Джейд совершала настоящую диверсионную работу.
Главное правило диверсии: о ней никто не должен знать. А второе: в момент работы все должны смотреть в другую сторону. И сейчас, силы Империи смотрели в сторону большого «Исполнителя», который неуклюже отбивался от назойливых атак патрульного разрушителя «Адз» и троих разрушителей класса «Восхищающий», а весь Союз смотрел на его сына и на генерала Соло. Лорд Вейдер предпочёл бы, чтобы все смотрел только на Соло, а его сын, и дочь, были бы рядом с ним, в безопасности. Но его дети и безопасность - эти два явления не совместимы. К тому же, он никогда не отпустил их, если бы знал, что Соло не способен справится со своими собственно взятыми обязательствами.

***
Капитан «Челнока» настаивал на смену построения и ввод крейсера «Пали» и «Тиль» в первый ряд атаки, но генерал Соло, отмахнулся от него:
- Перед нами машины с искусственным интеллектом, господа, чем больше логики, тем больше шансов на поражение! Так что заткнулись! Скарп, пропусти нас.
«Эвер сонц» ушёл в уступительный манёвр, пропуская «Тысячелетний сокол» вперёд.


***
Вся планета-город, как будто замерла, обращая свой взор в небо, в светящееся алое поле, туда, куда силы Союза сосредоточили свой огонь.
Девушка в неприметной серой одежде служащего дворца перепроверила работу своего центра, и, собрав рыжие волосы под рабочую кепку, направилась вдоль по коридору. У неё много работы сегодня.

***
Деления активации «ЭМПУ» медленно поднималось.
- 80%, - бесцветными голосом проговорила Лея, понимая, что они поздно включили активацию. Об устройстве этой пушки она узнала только сегодня, в спешке изучая мануал управления. Соло, безусловно, молодец, что посадил её на место стрелка, принцесса была в пятёрке снайперов Альянса, но она имела очень приблизительное представление о работе этой пушки. Ситхово деление показало на шкалу 95%, а приближающиеся дройды уже открыли огонь. Уши закладывало от шума, и, не выдержав, Лея сдернула одно ухо, ловя лидера на мушку: два точных выстрела и дройд, размером с крестокрыл, взорвался.
- 100% готовность, генерал, - отчеканив она, чувствуя стремительный поток Силы, который пронизывал и её и весь экипаж практически живого корабля.
- Огонь!

***
Электромагнитная пушка ударила перед группой прорыва, вырубая всех крупных и малых дройдов. Обездвиженные дройды падали вниз, вспыхивая маленькими огонёчками на плотном энергетическом щите. Хорошо, что Вейдер поделился своими стратегическими запасами, иначе им бы туго пришлось. Люк не питал призрачных надежд, понимая, что им против дройдов долго не выстоять. Генерал Додона потратил больше десяти дней на проведения спецподготовки сопротивлению дройдов, но этого было не достаточно.
- Они сзади! – доложил оператор крейсера «Руноу».
Люк обратил внимание на приближающиеся объекты с тыла:
- Увеличить скорость.
Сенсоры забили тревогу – противник выпустил ракеты:
- Последние ряды – внимание, ракеты! Уберите их!
Звено «Флернц» поменяло построение, пропуская снаряды, открывая точечный огонь.
- Вы что творите?
- По аккуратней!
Завопили повстанцы, когда бывшие имперцы стали стрелять у них за спиной. Командиры тут же заткнули своих, но взорвавшиеся ракеты распадались огромным металлическим облаком.
- Что за…
Связь снова затопили крики и возгласы.
«Баз-дройды. Мерзки и опасны», - пояснил Р2, когда пролетевшая мимо них ракета сама взорвалась, оставляя после себя маленькое метеоритное поле.
Металлические шары пролетели мимо и в один момент раскрылись, цепляясь за корпус кораблей.
- Мать твою!
- Хевшах?
- Великая!
- Скиньте это! Скиньте!
- Эта дрянь срывает обшивку!
- Пар ор нот!
Скайуокер пытался понять, что происходит, когда и на его нос корабля зацепился такой шар, раскрылся в какую-то непонятную штуку, и достал маленький бур, стремясь повредить обшивку. Люк видел такие на голоизображении, ему даже рассказывали, как они работаю и что делать с ними, но сейчас, когда эта штука оказалась на носу его корабля, всё казалось намного сложнее. Рефлекторно, Скайуокер наклонил «крестокрыл», уводя в «бочку», но дройд крепко вцепился.
- Р2, скинь его! – крикнул Люк, понимая, что бессилен против этой твари. - Р2!
В звуковом ответе астродройда слышалось злорадство, у Люка не было времени посмотреть перевод, но по его панели сверкнул разряд:
- Ты что творишь?! Спалить нас решил!
Р2 недовольно что-то запищал, а вражеский дройд свалился с носа корабля.
- Предупреждать надо! - астродройд раздражённо пиликнул, и Скайуокер решил добавить: - Спасибо. Передай комбинацию действий остальным.
Ругаться с Р2 он не хотел, тем более сейчас, в ситуации, когда только астродройд знает как бороться в реальном сражении с этими тварями. Люк отдавал себе отчёт в том, что, несмотря на весь свой опыт, умения, теоретическую базу и Силу, он не знал как реально сопротивляться такому противнику. Даже симулятор, прописанный на сражение с искусственным интеллектом, не сильно помогал сейчас.
Мелкие твари намертво вцепились в истребители, вскрывая их, как консервные банки. Приём Р2 не был так прост, как казалось, и не столь эффективен, когда повреждён первый слой оболочки корабля. Не все астродройды смогли вовремя скинуть баз-дройдов, на имперских ди-шках дройдов не было вовсе. Ди-истребители уходили в резкие манёвры, стараясь скинуть напасть, некоторые пытались отстреляться… Крейсеры не понимали, что происходит с истребителями, и ещё не ощущали, что баз-дройды уже ковыряют их толстую броню.
Крики, осколки, потухающие сигналы на мониторе, угасающие звёзды в Силе…
Ему требовалось максимум самообладания, понимая, что с каждой минутой их становится всё меньше и меньше, а если эти твари разгрызут крейсера им не выжить:
- Р2, если «Сокол » выстрелит по нам…
«Вся электроника сгорит».
- Рассредоточиться, - приказывал он по общей связи, выстаивая приоритеты, - предельно точные выстрелы! «Чёрный-лидер», в голову строя – выжимайте скорость на максимум. Крейсеры – защиту на полную! «Крестокрылы» - отставание от группы семь метров! По моей команде разворот на 180, и огонь по мишеням!
Эскадрильи ушли на перестрой, разрывая расстояние, меняя калибр пушек на самый маленький. Палить по своим в такой ситуации было очень опасно, - понимал Скайуокер, - но оставив всё без вмешательства Люк опасался, что они вообще не долетят и до первой базы.
- Р2, если у тебя ещё что-то припрятано - доставай!

***
В какой-то момент, ему показалось, что он потерял связь с реальностью, Ведж сжал челюсть, пытаясь собраться, внимательно слушая приказы коммандера, который сделат резкий разворот. Он уже потерял троих, и что делать против этих тварей он не знал, а впереди ещё установки и пушки. Наверное, только еле ощутимые разряды Б9, ещё держали его в сознании, правда Антиллес опасался, что астродройд всю электрику спалит такими темпами, но выбирать не приходилось. Впереди идущий перехватчик вскрыли, «Стрела-5» вылетел из кабины и с размаху ударился об его лобовое стекло. Хорошо, что пилот был в глухом имперском шлеме, Ведж не хотел видеть его лица. И вообще забыть…
Скайуокер рявкнул по общей связи, и он, вместе с оставшимися неповреждёнными крестокрылами резко развернулись, Р2 скоординировал мишень, Б9 навёл прицел, командир по приказу открыл огонь. Истребители-носители разлетелись, высвобождая оставшиеся капсулы с дройдами.
- Маневрируйте! – приказал он, вспоминая, что пока они не коснулись дройдов, те будут не активны.
- Зацепила! – взвизгнула «Проныра-5»,
- Фпуар! – приказал Скайуокер открыть огонь; коммандер уже не замечал, как переходит на родной язык пустыни, при этом продолжая держать спокойствие и сосредоточенность в голосе. За что Антиллес был ему благодарен, концентрируясь на его искусственном спокойствии, беря себя в руки. Выжимая гашетку, Веджу становилось лучше, он уже начинал адаптироваться к происходящему аду вокруг. Первая растерянность ушла без следа, и он снова знал, что нужно делать:
- Сноп, Брун - протащите их «по гребню»!
- Отличая идея, - оценил Скайуокер уходя в пике, подлетая как можно ближе к защитному контуру: мелкие дройды не выдерживали энерговолн, исходящих от щитов, и, сталкиваясь друг с другом, попадали в разрушительный барьер.
- Квадрат зачищен, - отчитался Хорн, - я никого не вижу на «Дальции».
- «Руноу» чист.
- «Тиль» в строю.
- «Мири» чиста.
Отчитались пилоты облетая крейсера.
- В строй, - с долей облегчения приказал Скайуокер, напоминая себе, что дальше будут ещё установки и турболазеры.

***
Империя немного смогла собрать для защиты своей столицы, все корабли, предназначенные для агрессивных боевых действий были под командованием гранд-адмиралов или Лорда Вейдера; те малые силы, которые ещё оставались в Галактике, не смогли оперативно вернуться в Центр, или не захотели. Поэтому флот из «Хранителей», «Тральщиков» и «Воспрещающих», не смотря на количество, не могли представлять реальной угрозы для «Эскадры Смерти», которую прикрывали десять разрушителей гранд-адмирала Макати. Что позволило флоту Иблиса и Акбара спокойно стоять в стороне в ожидании непредвиденных ситуаций, и ждать, пока силовое поле даст трещину. Эта ситуация в полнее устраивала командующего Иблиса, который считал, что ситх больше всех обязан попотеть в этой битве, к тому же его ребята делают самую грязную работу. Адмирал Акбар знал, что бой на орбите не последний рубеж охраны Корусанта, и готовил наземные подразделения для захвата столицы.
На месте ситуация была не так серьёзна, как к этому подошёл Союз, Акбар понимал, что атакующему звену намного сложнее в бою, и если они не справятся со своей работой ситуация может оказаться патовой, потому что пробить второй слой защиты с орбиты не удастся. С возвращением в их ряды генерала Додоны и группы его тактиков им стало значительно легче. За годы их отсутствия Альянс так и не смог подобрать достойной замены старой гвардии, и Джиал был рад возвращению бывалых генералов в их ряды. Додона сразу занял своё место в Совете, поставив самые сложные задачи перед Адаром Таллоном и Вандером Уиллором. Вместе они построили чёткую и грамотную тактику их действий не только во время сражения на орбите, но и на поверхности, также рассмотрели варианты провала операции, и спрогнозировали дальнейшие действия Вейдера и Иблиса, что для Альянса было столь же важно, как и победа в этом сражении. Три военных тактика смогли быстро проделать работу, над которой трудились три отдела его аналитиков. Карлист Риекан был активно против того, чтобы генералов размещали на «Исполнителе», считая, что в случае провала, Вейдер мог пойти на крайние меры: вновь захватить ценных военачальников. Мадина и Акбар поддерживали его, но эта дискуссия не вышла за пределы кабинета и собрания Совета, потому что сам Додона настоял на своём присутствии в главном центре, и «Мать Альянса» поддержала его в этом. Адмирал уже давно знал, что Альянс раскалывался на негласные политические формирования с собственными лидерами, и Дармин Арти, которая всегда занимала ведущую роль в Совете, вернула своих единомышленников. Акбар понимал и признавал значимость «Матери Альянса» в их сопротивлении Империи, но её намеренья, которые всегда были прозрачно чистыми, с приходом Вейдера стали мутнеть. В давнем соперничестве Мон и Арти, Акбар в последнее время стал принимать сторону Мон Мотмы, понимая, что Арти отныне руководствуется не только общими интересами, но и своими личными. Хотя это не беспокоило ни Риекана, ни Кракена, ни Додону, а вот Акбара это настораживало ещё сильней.
- Адмирал, «Исполнитель» прижимают!
- Не волнуйтесь лейтенант, - оценил ситуацию адмирал, - Пиетт проверяет, не уснули ли мы. Выпустите корветы в поддержку – проредите правый фланг.

***
«Какая забота» - Фирмус Пиетт невольно вскинул левую бровь, наблюдая, как к ним движутся корветы Альянса. На общем мониторе высветился маршрут, приказ, задача кораблей. Он даже говорить с ними не хотел, отдавая очередной приказ о маневре: пускай полетают за ними. Лорд мог отдать общий приказ, взяв командование силами Союза на себя, - никто бы не рискнул ему перечить в военное время на поле боя: Лорд бы в течение десяти минут уничтожил вражеский флот, и они бы успели вернуться на позиции перед ожидаемым первым результатом атакующей группы. Но у Лорда Вейдера были свои планы, впрочем, как всегда.
- Энергию щитов на правый фланг – позвольте корветам поработать.
- Прорыв! – вскрикнул лейтенант Кларс, вскидывая руку в направление иллюминатора в который летел ди-бомбардировщик в камикадском намеренье…
Сердце на секунду замерло, в бессильном понимании, что иллюминатор вероятнее всего не выдержит… Повелитель Тьмы обернулся, закручивая тяжёлый плащ, вскинув руку в направлении ди-бомбардировщика, который уже выпустил первый залп… но выстрел отразился от невидимой стены и вернулся в истребитель, чтобы уничтожить его. Взрыв разметал останки смельчака об иллюминатор, а Лорд Главнокомандующий вернулся к созерцанию главного сражения.
Лейтенант испугано посмотрел на адмирала, перевёл взгляд на Лорда, а после медленно сел на своё рабочее место. Адмиралу тоже понадобилось закрыть глаза и глубоко вздохнуть, чтобы успокоить сердцебиение, надеясь, что от этого боль в груди не вернётся. Но ему всё равно придётся пройти дополнительное обследование, а говорить об этом моменте Катисси или нет, он подумает после:
- Капитан Мердок усилить огонь по «тральщику», я хочу, чтобы вы его уничтожили.
- Есть, сэр, - отчеканил капитан «Судьи»

***
Крейсера мон-каламари «Мири» и «Руноу» ударили из всех оружий, пробивая защитный контур базы «Центакс-2». Синяя эскадрилья зашла на первый заход, пытаясь уничтожить турболазеры базы. В ответ на это, с поверхности активизировалась новая волна дройдов.
- Генерал…
- Не получится! – ответил Соло, понимая, чего хочет командир. - Увеличивайте плотность огня!
- Если это возможно, - пробормотал Хэн, уже вырубая связь. Они уже потеряли крейсер «Тиль», когда мерзкие баз-дройды расковыряли мостик и разнесли главный ангар. Удар «ЭМПУ», который ещё не перезарядился после выстрела, вырубит не только дройдов, но и заденет крейсера, который спешили отойти на безопасное расстояние, подставляя более лёгкие истребители. Малыш ещё держал своих в тонусе, заставляя вытворять нереальные вещи: истребители уже адаптировались к этим мелким засранцам, но к ним прибавился огонь турболазеров и стационарных пушек. Хэн понимал, что они долго не протянут.
- «Фрон», заходите в квадрат 5 – устройте им там «дождик»! «Армос», квадрат 8 – ваш! «Нолун Ман», квадрат 3! - «Тысячелетний Сокол» тряхануло, капитан чуть не вылетел с кресла – Что за дела Чуи? - опустил он микрофон. - У нас тут ценный груз, не забывай об этом!
Первый помощник извиняюще пофыркал.
- Стрелок один – возвышенность, ты как там?
- В порядке, капитан, - отозвалась Лея, - не отвлекайтесь.
Признаться, он уже жалел, что взял её собой, понимая всю опасность ситуации, в которую они влезли, и самое главное: деваться уже некуда и у него нет плана «Б».

***
Усиленного огня крейсеров и фронтовиков не хватало. Люк внимательно изучал данные с радаров, пролетая над базой, параллельно отстреливаясь от дройдов, - ненавидел он уже этих тварей! - попутно снимая турболазеры. Желание активировать опознавательный код свербело в мозжечке, но он не знал, сработает ли он сейчас, без приказа отца и маяка Джейд. И какой-то план пытался формулироваться у него в голове, но постоянный огонь, манёвры, крики, необходимость оценивать и отдавать приказы мешали ему сосредоточиться на очень главном моменте.
- Ведж, - всё же решился он, - прикройте меня, мне надо подумать…
- Понял, коммандер, - недовольно отозвался «Проныра-лидер», считая, что Скайуокер выбрал не лучший момент для этого, но перечить не стал: - Хорн, Селчу, Фордж – на построение.
Проныры обступили крестокрыл коммандера, закрывая его с четырёх сторон, ведя обстрел по дройдам.
Люк передал управление Р2, выключая общую связь, от гама у него звенело в ушах, а от постоянного выжимания гашетки, руки уже заходились в судорогах. Даже механический протез и тот клинил. Глубоко вздохнув, он положил руки на колени, очищая разум, стараясь не касаться Силы, которая звенела, мерцала, разливалась кровавыми пятнами смерти. Поймав мгновение покоя в собственном двойном ударе сердце – второй принадлежал сердцу его сестры, их связь со временем только усиливалась, и ему становилось спокойнее от этого, как и ей, - Люк открыл глаза, в спокойствии анализируя происходящее снаружи. У него было очень мало времени, но его хватило, чтобы мысль оформилась, вырисовалась в план и он смог раздать приказы. Минутный перерыв придал силы, и он вновь смог выйти в лидеры.
- Луджайн! – оглушил его визг Малир, когда выходя из построения «Проныру-11» поймал дройд, сконцентрировав на неё огонь.
- Эриси, - окликнул «Пронуры-5» коммандер, - сосредоточься! Твоя задача на мониторе…
Эскадра вышла на построение, «Чёрные» заняли свою позицию, открывая огонь по слабому месту, уничтожая генератор, прорываясь сквозь защитный огонь базы.
Ядерная вспышка ослепила «Стрелу-8», - он потерял управление, - ди-перехватчик закрутило, и кинуло в сторону «Пали». Крейсер, попытался уйти с траектории истребителя, но того разбило о его правый борт.
- Проклятая бездна! - выкрикнул лидер эскадрильи «Колчан», пытаясь уйти с такой же опасной позиции.
Но щит над ними исчез, снижая общее энергетическое давление:
- Люк - ты гений!
- Яхоу!
- Да наконец-то!
- Отлично!
- Не расслабляйтесь, - тормознул общее веселье генерал, который уже выходя на связь с «Исполнителем», ожидая поддержки от флота. – Держать плотность огня! Их ещё много!
Хэн немного выдохнул, было из-за чего - Акбар уже выслал к ним в поддержку крейсеры, которые не успели пройти в первый заход, и крыло бомбардировщиков вместе с ними.
- Генерал, - оператор флагмана соединил напрямую с адмиралом, - трёхминутная готовность, уведите свои силы под щит.
- Есть, адмирал, - Соло, и так уже отдал приказ скрыться за щитом: остальные базы уберут силы Иблиса, их задача – первый пролом. Задача адмирала – минутная деактивация первых двух щитов. Сбой последнего, третьего щита – на совести рыжей бестии. Хэн ещё не хотел об этом думать, - ему пока хватало картины выстраивающегося флота над ними, благо держащие станции были далеко друг от друга, и окно в щите получилось огромное.
Корабли, как солдаты на Эндоре, со всех ног покидали место концентрации огня, когда разрушители открыли огонь. Второй щит оказался прочнее: по общей связи начались уже панические разговорчики.
- Не думайте об этом, - приказал Скайуокер, - переведите дыхание, дальше будет ещё веселее.
- Веселее? – не удержался «Проныра-7», - нас и так осталось…
- Отставить, - перебил его «Проныра-лидер». Пуравун видел потери только их эскадрильи, командир потери всех истребителей, а коммандер и генерал – всего атакующего звена. И Антиллес не мог допустить такие рассуждения от своих ребят. Он не знал точно, сколько их осталось, но видел, что потери превысили ожидания.
«Сорок процентов всего состава», - ответил на незаданные вопрос Люк сам себе. Они потеряли два крейсера, четыре фронтовика и тридцать два первоклассных пилота. Из «Разбойного» осталось восемь, из «Чёрных» - девять, «Стрелы» в «Колчане» осталось только две, а «Синих» – пять, в эскадре «Флернт» - осталось четыре ди-бомбардировщика.
- Урожайный бой, - прокомментировал генерал, данные на мониторе, которые увидел Люк.
- Вливание свежей крови нам поможет, - попытался поддержать его Скайуокер.
- Я надеюсь, - отозвался Хэн, - у меня парни чего-то приуныли.
- У меня тоже. Выпусти крейсеры вперёд…
- И мы лишимся их в течение пяти минут, нет малыш, эти железяки ждут именно тяжёлые корабли. Видел, как они «Пали» разобрали?
- Видел: под щиты влезли, твари, и иллюминатор разломали…
- Вот именно…
- Хэн, у меня ребят половины нет…
- Акбар нам крыло бомбардировщиков выслал.
- Нам бы три сюда… - устало вздохнул Люк, понимая, что, сколько не посылай к ним на подмогу, дройды половину разберут, пока вторая половина соображает и адаптируется. Кривой у них план был, изначально кривой. – Хэн, там показатели хоть падают?
- Падают, малыш, и не надейся: сегодня всё быстро так не закончится.
- Да, я и не надеюсь.
Люк проверил показания приборов, и размял плечи, наблюдая, как к ним подлетает подмога, стараясь не попасть под атаку разрушителей. Оранжевый щит был плотнее и мощнее первого, его энергия пульсировала в пространстве, и им пришлось отлететь от него подальше, ожидая ударной волны, которую предполагал Вейдер. Но к радости пилотов, её не произошло, и оранжевое поле исчезло.

***
Разочарование подкатило к горлу, а злость вышла яростным ударом ноги об твёрдую стену:
«Тут ничего нет!» - оформила она свой позыв в Силе начальству. Чтобы достучатся до него сейчас, потребуется немало сил, думала Мара, пытаясь успокоиться, оглядываясь в потайной комнате ещё раз. Она уже всё тут облазила и всё перевернула. Она перепроверила рабочий компьютер Императора, залезла во все тайники, все данные. Всё, зачем она сюда пришла, уже было вынесено и затёрто! Её опередили!
«Система опознавания работает?» - холодно отозвался Лорд.
«Да».
«Активируй и уходи оттуда».
«Да, Милорд», - взяв себя в руки, она взломала очередной пароль - всю систему безопасности рабочих данных Императора она знала наизусть. После её предательства, изменив систему безопасности Палпатин не изменил принцип защиты, по этому выполнив приказ, она отчиталась, и так же незаметно вышла из уже пустого, и ничего незначащего тронного зала, который не оставил в душе ничего кроме разочарования: её обошли. И она догадывалась кто.

***
Второй слой защиты хранил в себе ещё больше опасных дройдов, вражеских истребителей и турболазерных орбитальных установок. Огонь уплотнился, корабли из одного пике уходили в другое, крейсеры держали на максимум защиты, стараясь производить точечные выстрелы, но это не спасало.
Принцесса же бесцельно палила из пушки, то и дело оглядываясь на панель перезарядки «ЭМПУ», молясь, чтобы она заряжалась быстрей! От неостанавливающихся манёвров «Сокола» её уже мутило, мышцы были сжаты до придела, а по вискам тёк горячий пот. Адреналин стучал в висках, отдаваясь гулом собственного сердца. На крою сознания успокаивающе в Силе светился брат и, как будто его отражение, один из пилотов, вероятнее всего Хорн. Рёв Чуббаки отдавался вибрацией внутренних переборок корабля, а приказы Хэна не умолкали по общей связи, это давало ей силы. Не смотря, на происходящее, они до сих пор все живы и вместе, и парни делали вид, что у них-то всё под контролем.
Как ледяной волной в разгорячённом бою почувствовала она всем телом приказ отца: «Вниз!». Лея вздрогнула, и забыла, как дышать, прекращая огонь. Тёмная энергия плотной волной разошлась по пространству Силы, и Лея впала в ступор, полностью дезориентированная, отойдя, только когда услышала общий приказ брата:
- Активировать код! - скомандовал Скайуокер. - Подготовиться к входу в атмосферу!

***
- Адмирал, - обратился Лорд к Пиетту впервые за время сражения, - уничтожить флот и направить силы на снятие щита.
- Да, сэр.

***
Тактик провёл взглядом по главнокомандующему, Адар заметил это, оценивая острый взгляд Додоны. Генерал обратил и на него внимание, Таллон понимающе кивнул, возвращаясь к работе: сейчас их скорость возросла в несколько раз. Через окно проделанное Соло и его ребятами, силы Союза направили корветы и фрегаты для полного снятия первого защитного контура, который держался ещё на трёх спутниках надёжно защищённых дройдами и статичными установками. Орбитальные установки первого периметра уже были уничтожены второй кореллианской диверсионной группой. Крыло прорыва, получив подкрепление, ушло под второй периметр, где плотность оборонительного огня выше.
Вейдер приказал уничтожить вражеский флот, и это позволило Додоне выдохнуть с облегчением. Он по-прежнему не доверял ситху, но тот, хотя бы подтвердил свою отцовскую преданность. Разговор с Дармин не принёс успокоения старому генералу, эта мысль гложила его в течение долгих суток, отвлекая и заполняя собой все его внимание.
Он помнил момент сложного решения, когда подписывал назначения Врада на операцию по уничтожению верфей. Он полностью отдавал отчёт в опасности, которая грозит сыну. В течение всей своей карьеры Врад не допускал отца к своей службе, даже хотел взять фамилию матери, чтобы имя отца не отягощало его. От Додоны-младшего ждали того же, что и от Додоны-старшего – гениальных тактик, великолепного командования и пилотирования. Но сын не унаследовал таланта к пошаговым действиям, и лидером он не являлся, но Врад был первоклассным летчиком, который умел выходить из самых сложных ситуаций и вовремя выполнять приказы. У него были свои таланты, и Ян понимал, что эта операция поможет раскрыть их, и продемонстрировать его собственные возможности. А ещё, Ян доверял Враду, как самому себе, и отдать командование в столь важной миссии кому угодно он не мог. Будь он помоложе, не занимай место генерала, он бы сам сел в кресло истребителя и отправился на эту миссию, но он был тем, кем был. А его сын – его сыном.
И сейчас, наблюдая за грозным Дартом Вейдером, он видел в нём себя: отца, который отправил своего сына на смертельную миссию, только из-за собственных военно-политических выгод. Внешне просто, но внутри это решение давалось крайне болезненно.
Ян пересмотрел все записи нахождения Вейдера и Скайуокера вместе, все заявления ситха, все реакции коммандера. Ситх не воспитывал Люка, не растил с младенчества, не носил на руках, не вытирал слёзы, и не лечил содранные руки и колени. Ян тоже не делал этого, потому что был на службе. Он тоже не сразу оценил значимость сына, и пропустил первые годы его жизни, но после поддал в отставку и всё свое время посвящал ему. Ситх не поддавал в отставку и с мостика сходить не собирался, но прогнул всю Вселенную, чтобы прекратить войну с собственным ребёнком.
Очень трудно понять, какого это быть отцом мальчика, когда ты военный при погонах и постоянно при исполнении. Вейдер считал, что его никто не сможет понять, да, Повелитель Тьмы никогда ни от кого и не ждал понимания. Когда-то Додона считал так же, но найдя тонкий интерес главнокомандующего, он уже знал, как можно посмотреть в глаза, спрятанные под непроницаемыми визорами.
Разговор был коротким и очень эффективным. Ян должен был признать, что теперь понимает, почему только Дармин могла так проводить переговоры с ситхом: безличностный человек, очень любил переходить на личности.
Ситх внимательно выслушал комменорца, который выложил весь его план прямым текстом, наглядно демонстрируя свои незаурядные умственные способности.
- Надо было Вас убить, генерал, на Явине, - в механическом басе звучала ирония.
- Надо было, Лорд Главнокомандующий, - хриплый голос ещё был сдавлен, но генерал гордо держал голову и острые плечи, - я очень этого хотел.
- Я получил данные разведки, что именно Ваш сын командовал диверсионной группой по уничтожению моего флагмана. И погиб во время неудавшейся диверсии.
- Да, Милорд, - просто согласился генерал, скрывая как болезненно для него слышать это от ситха, - мой сын командовал эскадрильей, а я составлял тактику их действий. В то время как Ваш сын взрывал «Звезду Смерти».
- Я лично сидел за штурвалом Ди-перехватчика и намеревался убить и его.
- Почему же не убили?
- Сила не позволила, – неожиданно откровенно ответил Вейдер.
Ян чувствовал пристальный взгляд светлых глаз под тёмными визорами. Он помнил высокого, резкого, светлого, как и сын, юношу, волевого и сильного. С годами воля переплавилась во власть, резкость во властность, сила в могущество, а юность в опыт.
- А сейчас? - старик не понимал, что его лицо темнело, а пятна после увечий, становились ещё более заметными на удлиненном лице. - Ваша Сила позволит отправить родного сына на смерть?
- Сила говорит мне, что мой сын не погибнет в этой операции, - механический бас не дрогнул, но Додона знал, как щемит сердце: само упоминание о смерти ребёнка. - И всё пройдёт успешно.
- Я, возможно, не так одарён, как Вы, Милорд, и Ваш сын, но в своего, в тот день, я верил так же. И потерял.
- К чему это сравнение? – раздражение ситха уже заполняло его кабинет.
- К тому, что наши дети порою уходят раньше нас, а наша самоуверенность, приближает этот момент.
- Если Вы вините себя в смерти своего ребёнка, то да, Вы в этом виноваты, и желаете мести?
- Я не ситх, чтобы мстить, перекладывая свою ответственность на других. А Ваш сын, по стечению обстоятельств – отличный парень, с превосходными способностями к командованию, пилотированию и тактическими данными. Я уже не говорю об его одарённости и вероятном великом будущем, если Вы не загубите его.
Додона знал, что в этот момент Вейдер заглянул ему в глаза, и увидел то, чего боится больше всего на свете. После этого, ситх вероятнее всего решит убить его, но комменорец уже ничего не боялся, нарочно оставаясь на его мостике, рядом. Как тень, как напоминание, что может случиться и с ним, если он поступит, так же как и Додона в тот день.
Генерал пришёл не навевать смуту и сомнения в решения Главнокомандующего, он знал, что стоит ситху засомневаться и вся их военная кампания может сорваться, поэтому вместе с критикой он принёс несколько компромиссных решений и вариантов. Уходя без ответа, Ян ушёл с уверенностью, что жертв в этом сражении будет немного меньше.

***
Как на себе, Люк чувствовал повреждения «крестокрыла», которые стали особенно ощутимы при прохождении плотных слоёв атмосферы. Он понимал, что не все истребители и малые корабли смогут пройти природную преграду, но другого варианта не было. Повреждённым корабля оставалось только скрываться за крупными крейсерами, которые останутся уничтожать орбитальные станции, и ждать подмоги. Хорошо, что при передаче и установке кодов, Р2 заметил указание о размере судов, которые смогут пройти сквозь поле по этому опознавателю, потому что Люк увидел эту информацию только сейчас, а умный астродройд за него отдал распоряжения и пояснения бортовым компьютерам крупных судов.
Его задача – снятие всех щитов, по-прежнему имела первостепенную важность, а конечная цель операции находится на планете.
- Р2, приготовься, по моей команде включай все сканеры и защиту на максимум.
Р2Д2 всегда готов, в отличие от него самого. Они резко влетели в атмосферу, стараясь как можно быстрее сориентироваться. Неожиданность – это был его главный козырь. Держа рычаг управления, он расслабил спину, и позволил себе попасть в поток Великой Силы, ощущение всего мира сразу, и его самого в этом мире, очистило разум, подарило успокоение и увеличило концентрацию. Мара тут же отозвалась раздраженным сигналом в Силе, с конкретным посылом, что всё готово – работайте. И так же стремительно исчезла, оставляя после себя лишь рыжий шлейф. Этого мгновения хватило, что бы одним его беспокойством стало меньше.
Появление в атмосфере Коррана он почувствовал плавным сиянием, как восход Тату-1, «Проныра» шёл за ним следом, ориентируясь не по приборам, а по сиянию коммандера.
- Прикрой меня, - скомандовал Люк, понимая, что их пока только двое, а силы гражданской обороны уже заметили вторжение в этом секторе, - быстро они сообразили.
- Вас понял, коммандер, - отозвался Хорн, продублировав свой ответ и в потоке.
Кореллианин вошёл в транс, сам не замечая этого, слишком резко, слишком сильно войдя в контакт с Силой для первого раза. Люк не знал, хорошо ли это, или плохо, но после – Коррану будет тяжко. Но пока делать что-то с этим он не решался, и знал, как можно это использовать.
- Сконцентрируйся на мне, - проговорил он по связи, фиксируя, что к ним присоединяются «Чёрные». – Мы летим первыми, Р2 собирает информацию, Свистун распределяет её. Наша задача прорваться вон туда… Мы должны войти как иголка в полотно…
Пограничные крейсеры, спидеры, военные флаеры, наземные оружия, дройды-наблюдатели – все наземные гражданские службы сосредоточили своё внимание на них. Люк почувствовал вопрос Хорна – он не знал, что такое иголка… Но у Скайуокера не было времени объяснять, заходя в невероятное пике, попутно раздавая приказы «Чёрным» и фронтовикам, которые проявлялись из-под щита.

***
- Что там?
Чуббака отчитался, когда они прошли сквозь атмосферу.
- Отлично!
Но в этом отлично Лея не видела ничего хорошего: два «кресторкрыла» идут напролом, «Чёрные» пытаются их прикрыть, половина «Проныр» и пять фронтовиков остались за контуром, а крейсера ещё не вышли из тяжелых слоёв атмосферы и все оборонительные силы планеты сосредоточенны на них.
- Лучше не придумаешь! – ехидно заметила она, готовясь к новому бою.
Опасность повредить жилые здания и задеть граждан была крайне велика, из иллюминатора принцесса видела поток гражданских, которые пытались убраться с поля боя. Лея старалась сейчас не думать о них, понимая, что необходимо в первую очередь отключить щит, чтобы могли спуститься штурмовые отряды.
- Ого-го! – отвлёк её Хэн. - Смотри, как там малыш накручивает! Он там с кем?
- С Хорном.
- Я и не представлял, что он так умеет.
- Это Люк так умеет, - скептически отметила Лея, как наяву видя связь между братом и «Пронырой», распределение стрелка и ведущего. Люк обладал способностью, которой Лея искренне завидовала: он мог становиться призмой в Силе. Он пропускал энергию через себя, как изогнутое стекло способное направлять луч в нужную сторону. Он не брал, не забирал, не искажал и не деформировал, он пропускал через себя и всего лишь концентрировал чужую силу в нужное место. Эту способность он применял не только в Силе, но и с не одаренными. А сейчас - талант в изначальном раскрытом варианте… это было просто эстетически красиво с её точки зрения, но чувство опасности свербело у неё внутри.

***
«Они на месте» - коротко отчиталась Джейд, транслируя ему собственный взгляд, как два «крестокрыла» проносятся по небу Корусанта.
«И где Соло?» – задался он логичным вопросом, но чётко ощущал биение сердца дочери, и не стал дёргать Джейд.
- Адмирал, стоит поторопиться.
- Да, сэр, - отчеканил Пиетт, - мы почти закончили.
От флота Империи оставалось только два «Хранителя», которые были зажаты в тугие тиски «Тирана» и «Обвинителя». Флагман «Риш» уже висел безжизненной грудой металла, и «Судья» выслал спасательный отряд, чтобы подтвердить смерть адмирала, и, возможно, спасти уцелевших, чтобы после доставить для допросов.
Первый защитный контур был практически снят – оставалась одна ячейка, которую уже бомбят силы Иблиса. Маневренные крейсера мон-каламари проникли под второй периметр, и должны были уничтожить его.
Генерал Вирс отчитался о готовности провести наземную операцию, пятьсот первый легион ждал в ангаре. Но Лорду было беспокойно.

***
Поменяв рабочую кепку на военную чёрную фуражку спецохраны, Мара спокойно проходила очередной пункт досмотра, мило строя глазки суровому охраннику.
- Я вас раньше тут не видел, - поддался мужчина на очарование зеленоглазой.
- И не увидите, - отозвалась та, проходя сканер, и, не оглядываясь, прошла по служебной лесенке. Свернув за первым пролётом, под камерами наблюдения, открыла дверь технического подуровня, прошла по двум длинным коридорам, свернула налево, затем направо. Достала из потайного отсека два бластера, затем вернулась к служебному пролёту, дошла до общего лифта, поднялась на триста восемнадцатый этаж, прошла сквозь личную охрану моффов, не привлекая никакого внимания, зашла в уборную. Над одной из кабинок был люк, в который она легко и бесшумно проникла, проползла четыре метра по шахте, затем свернула налево, ещё метров пять и направо.
…тактические экраны показывали плачевную ситуацию на орбите, фиксировали прорыв в северном полушарии, прогнозировали прорыв крейсеров в этом же секторе. За круглым совещательным столом стоял шум и ругань: Тигеллинус стоял, доказывая Алеку Прадексу о необходимости концентрации сил в северном полушарии, мофф Дизла не желал оставаться без прикрытия, Бертрофф Хисса отдал приказ об активации дополнительных сторожевых башен…
Привязав на ногу петлю и закрепив её крюком, Мара выбила люк и нырнула вниз, держа в руках оружие.
Появившись прямо под потолком над круглым столом моффов, она произвела ровно двенадцать точных выстрелов в голову: шесть из одного бластера, шесть из другого, покрутилась ещё пару секунд проверяя не остался ли кто в кабинете, оценила информацию на тактических мониторах, расстреляла их. Центральный кабинет гранд-моффов в считанные секунды затих. Вошедший лейтенант, так же не успел произнести ни звука, даже не успев зафиксировать висящую женщину под потолком. Гостья уничтожила главный коммутатор, обезвредила дройдов, и вернулась в шахту, закрывая за собой люк.
«Кабинет зачищен».

***
«Тысячелетний Сокол» вышел из пике, и направился ко второй сторожевой башне.
- Кажется, они уже паникуют, - отметила принцесса.
- Ну, вашество, увидев Вас в форме, многие парни начинают паниковать, - ответил Соло, чьё настроение заметно улучшилось, когда они наконец-то прорвались на поверхность: осталось вырубить щиты и вся пехота Союза будет тут. – А я так вообще дар речи теряю.
Чуи что-то ехидное фыркнул, за что получил:
- А ты не лезь в чужие разговоры! И вообще, почему этот урод у нас до сих пор на хвосте?

«Эвер солнц» и «Нолун Ман» прикрывали их с левого фланга, пытаясь проредить турболазерные установки.
- Ребята, это бесполезно, - сообщил по общей капитан Скарп.
- Наша задача - башня, а остальное - работа пехоты, - напомнил генерал, уводя фронтовик в крутое пике. - Всё внимание на цель! Огонь по команде!
Гражданская оборона Корусанта прилагала все силы, чтобы остановить вторжение, им удалось подбить четыре фронтовика, но пятый ушёл в очередной манёвр, чтобы вынырнуть из самого неожиданного места и нанести массированный электро-магнитный удар по башне.
- Вашество, что это было? – опешил даже генерал.
- Гуманный способ решения задачи, - самодовольно отметила Лея, понимая, что сожгла всю электронику не только в башне, но и тремя кварталами ниже неё. А так же обезвредила пару десятков стационарных орудий и щитов.
- Боюсь я вашей гуманности, принцесса, - отозвался Соло, видя, как разбивается бесконтрольный флаер о крышу здания.

***
Пространство Корусанта растеклось по нему, и он видел триста шестьдесят градусов вокруг себя, он чувствовал соприкосновение воздуха и обшивки истребителя, видел глазами дройда и коммандера, ощущал передвижение наземных сил... Вражеские выстрелы казались замедленными, приборы корабля показывали перегруз, но Корран не чувствовал этого в себе, ему казалось, что всё в порядке, что наконец-то всё в порядке! Всё так, как и должно было быть с самого начало! Он чувствовал в себе невероятную силу, ресурсы тела перестали для него существовать, мысли и движения противников появлялись раньше, чем они сами что-то сделали и подумали. Ощущения потрясали, и лишь жёсткая концентрация Люка Скайуокера, его холодная решительность, точный расчёт, контроль ситуации, это единственное что сдерживало его сейчас. Он подстроился под его ритм, под его невероятную манеру пилотирования. Он видел все самые опасные места, жёстко выставляя приоритеты, уходя из под обстрела, выворачивая комбинации, подставляя истребители имперцев под их собственный огонь… Хорн никогда и не представлял, что кто-то может так думать, так видеть мир, так ощущать каждый вздох, каждый выдох и… вскрик – не важно своих или чужих, боль, страх, смерть…
- Корран, соберись! – сконцентрировал его Скайуокер, суживая его восприятие, вычёркивая из его мира всё лишнее, оставляя только их задачу. Но Хорн уже почувствовал боль, которая засела в его собственной груди, на доли секунды, он упустил момент, и коснулся, случайно, по не знанию, пилота вражеского флаера, которого только что сбил. Он почувствовал как свою - его боль и сожаление… его ненависть… его любовь к любимой женщине, которую никогда не увидит… его растерянность… и смерть...
- Корран! - эта была звонкая пощёчина, которая выдернула его… из всего. Он потерял это ощущение, снова оказался в узком кресле с ограниченным взглядом.
- Огонь!
И он выжал гашетку, благо Свистун навёл прицел, чтобы попасть по небольшому квадрату слабого места защитной держащей установки. Это был их второй заход, который Хорн упустил в своём замешательстве, он не ожидал, не заметил, не почувствовал, что с противоположной стороны их уже ждал оборонительный кордон, который тут же открыл огонь. Чтобы уйти из-под обстрела, ему пришлось закинуть «крестокрыл» и развернуть его так, чтобы пролететь мимо падающей установки.

****
Угла не хватит, не успеет, не сумеет, звучало в голове джедая, когда он уже видел, как массивная установка сомнёт маленький крестокрыл Хорна…
Потеря контроля – это самое страшное в бою. Он знал это, его предупреждали об этом: Бен, Йода, отец… Его учили, вбивали прописные истины, и один раз он совершил её… и больше он не допускал такой ошибки. Но он не предупредил об это Коррана. Он не знал, не предугадал, не предвидел… что Хорн так быстро сможет прорваться в поток Силы в такой ненужный и опасный момент. В ту секунду, когда смерть сидела у них на турбинах. Он дал оружие в руки человека, рассказав ему о медитациях и контроле, но не научил, как этим пользоваться. Даже технику безопасности не прочитал. Он дал знания, но не взял ответственность, он поддался своему порыву и интересу, не оценив всю опасность этого пути. Люк привык рисковать собой, как Лея, как отец, как все его близкие, он знал, что это опасно, и Корран знал. Но обязанностью Люка было предупредить обо всех искушениях Силы, он же помнил тот момент, когда сам летел в шахте Звёзды Смерти, как Сила в первые впустила его в свои объятья, и концентрируясь только на необъяснимое присутствие Бена он смог выстрелить и вернуться. Это был короткий рейд. «Один выстрел и домой!» - сказал тогда Хэн, и это не дало ему утонуть в Великой Силе.
До дома им сейчас далеко, а Хорн сейчас может погибнуть по его вине…
…И он не мог этого допустить, закидывая свой истребитель, задевая правое крыло «Проныры» так, что тот ушёл в штопор, вылетая из-под обвала.
Р2 панически заверещал, когда их «крестокрыл» резко дернуло вниз, и он потерял управление… неконтролируемое падение… рывок - ремни безопасности впились в его тело, а сознание потемнело.

***
- Люк! – вскрикнула принцесса, посылая в пространство паническую волну.

***
Её как током ударило, а визг принцесса затопил сознание.
- Джейд! – выдернул её начальник. - Что с Люком?
Она видела и слышала и всем телом чувствовала волнение Повелителя Тьмы так, как будто он стоял в метре от неё, не скрывая свои эмоции за ментальными щитами.
«Откуда я знаю», - хотела ответить она, но даже сдавленно простонать не смогла. Встряхнула голову, она сделала запрос в центр, открывая окно, и цепляя присоску, готовясь спускаться вниз снаружи здания. Адреналин стучал в висках, а в груди стало давить, она уже чувствовала, что со Скайуокером что-то случилось. Холод тут же привёл её в чувство, пока она спускалась до нужного этажа. На комлинк пришёл отчёт о ситуации.
«Жив» - на свой страх и риск, отчиталась Мара начальству, думая, что делать.

***
Температура на мостике уже была около нуля, адмирал убрал руки за спину, чтобы спрятать их дрожь. Он не знал, что так злило Лорда, но чувствовал его ярость всем телом. Приказы стали короче и чётче, ситуация в космосе говорила об их успехе, но недовольство главкома заставляло всех шевелиться ещё быстрей. В течение семи минут настроят связь с поверхностью столицы, как только это произойдёт, адмирал отдаст приказ о спуске наземных сил.
- Сообщить командиру: я спускаюсь с ними, - резко приказал Лорд, и, закручивая полы своего плаща, развернулся, чеканя шаг, покинул мостик.
- Есть, сэр, - Пиетт выдохнул, подавляя желание проводить начальника взглядом.
К этому он никогда не привыкнет.

***
- Соло, это Джейд, мне нужна помощь!
- Мне тоже! – отозвался генерал, пытаясь скинуть с хвоста две ракеты.
- Надо вытащить Скайуокера, пока он жив! – голос рыжей бестии был похож на гортанный враждебный хрип. – Отвлеки авиацию.
- Я и так пытаюсь…
- Не в том секторе...
- Джейд! Мать твою!
- Хэн! - попыталась вмешаться Лея.
- У меня нет поддержки с воздуха, Соло! – не унималась Джейд, деря глотку. - А если я в течение кротчайшего времени, не вытащу вашего друга из-под завалов, то он, скорее всего, задохнётся…
Да он и сам понимал, что малыша надо вытащить, но пока они на прицеле у ракет, то ничего путного…
- Кидай координаты! Чуи пристегнись!
«Я и так пристёгнут!» - взревел прямолинейный вуки.

***
Две башни, держащие последний рубеж орбитальной защиты Корусанта, пали, позволяя крупным крейсерам появиться в небе столицы. Силы вторжения увеличивались, давая отпор гражданской обороне, разрушая установки и ведя плотный огонь по движущимся силам. Приказов от главного командования не поступало, но командиры продолжали держать оборону, из последних сил стараясь отстоять Центр Империи.
Воздушное пространство всегда занятой, деловой и высокомерной столицы превратилось в поле боя. Впервые за всю историю Империи, а до неё Республики, планета-город ужаснулась, увидев настоящую войну, - не по голонету, не на словах, а над своей головой и над домами. Граждане верхних уровней бежали вниз, вглубь, стремясь скрыться с открытого пространства, спрятаться под вековыми слоями нижних уровней, понимая, что столица уже пала. Жители Центра Империи не были готовы к такому, считая, что и на этот раз кровавое сражение обойдёт их стороной. Но не обошло, не сегодня, не сейчас.

***
Выжав торможение, выведя разворот штопора вверх, а потом на резкий поворот, Корран восстановил управления «крестокрылом», пытаясь прийти в себя. Его тошнило, мутило, и в глазах ещё мелькали звездочки, Свистун бесконечно что-то лепетал, но слышал его пилот, как сквозь воду.
- Что случилось? – но астродройд не успел ответить на этот вопрос, зафиксировав движущуюся к ним ракету, уводя истребитель с её траектории. Хорн попытался сосредоточиться на управлении, не чувствуя коммандера, и не видя их сигнала на мониторе, - где «Проныра-главный»?
Приказ пришёл от генерала Соло, выдавая новую задачу, переводя его под командование «Чёрного - лидера».
- Великая Сила… что случилось?

***
Над ней пролетел «Тысячелетний сокол» таща на хвосте две ракеты, пять истребителей и пару-тройку флаеров. Остальные фронтовики, летали с таким же эскортом, в попытках прорваться к другим башням. Джейд вскинула голову к небу, осматривая ситуацию: дело дрянь! Стоит только показать значимость сектора, и весь огонь будет сосредоточен на нём. Отряд мед. помощи с капсулой уже ждал в паре кварталов от точки, и ей осталась самая малость: вытащить Скайуокера из-под завалов самой, под видом гражданской. Молясь Силе, чтобы корабль не взорвался…
- Р2! – попыталась она связаться с дройдом, в слабой надежде, что он-то должен быть на связи.
К её счастью, астродройд отозвался слабым звуковым всхлипом. Определив координаты, она кинулась вперёд, спуская к правой части разрушения. Дройд смог даже обозначить их координату под завалами:
- Р2, что со Скайуокером? Купол пробит? – подбегая к указанной точке, она увидела кончик носа «крестокрыла». – У него есть кислород? - дройд отвечал сдавленными стонами, и, судя по мало разборчивому переводу – он не знал. Мара кинулась, разгребать в ручную, понимая безнадёжность этого занятия. Но подогнать сюда даже маленький погрузчик не привлекая внимания не получится… А тусклое сияние Скайуокера стало похоже на слабую пульсацию останавливающегося кровоснабжения…
Если она что-то экстренно не придумает, то Скайуокер… Люк… умрёт там…
«Так, стоп. Давай без этой фигни, а?» - приказала она себе, напрочь закрывая и вырубая любые посторонние чувства, эмоции в себе, стирая уже навернувшиеся слёзы на глазах. Вот бабской истерики сейчас и не хватало!

***
«Сокол» тряхнуло от очередного попадания, ещё пару таких выстрелов и их щит сядет. Хэн взглянул на оперативную диспозицию их сил: подкрепление к ним прибыло, только толку от этого. В воздушном пространстве пока толпились крейсера мон-каламари, которые вели точечный обстрел, боясь начать крупные бомбардировки жилых кварталов. Настоящее сопротивление баррикадировалось в зданиях, которые отстреливаются и при необходимости уходят на нижние уровни. А оттуда пехота устанет их выколупывать. Но Хэн откинул эти мысли, влетая в уже поредевший ряд патрульных машин, подставляя их под плотный огонь дройдов-перехватчиков.
- Ситх! Когда они устанут и поймут, что уже проиграли!
- Когда правительство подаст сигнал и выйдет встречать победителей.
- Ты думаешь, у кого-то там духу на это хватит?
- Они должны, - настаивала Лея, - иначе в здание правительства зайдут штурмовики и выведут их оттуда силой.
- У них там много охраны?
- На сутки боя хватит.
- Я надеюсь, у Джейд есть план...
- Есть, – уверенно заявила принцесса.
Ему уже было наплевать, знает она это или пытается его обнадёжить, главное, чтобы малыша вытащили.
- Чуи поднажми.

***
Совсем рядом шёл обстрел, слышались крики, возгласы, свист пролетающих кораблей мигалки полицейский флаеров, выстрелы, взрывы, пыль, скрип, грохот, слёзы… собственные слёзы на глазах. Она выпрямилась, смотря на железный корпус крестокрыла, чувствуя ещё слабое биение сердце там внутри, под завалами. Она никогда этого не делала, сама, в одиночку. Она не знала получится ли у неё, но на сомнения не было ни времени, ни эмоций, ни желания. Она закрыла глаза, сосредотачиваясь на пульсирующим, как рана, сиянии Люка, выставила вперёд руки, и поток энергии тёплым ощущением свернулся около её ладоней. Сила пронизывала всё: воздух, камни, железо и пластик… Неведомое ранее ощущение присутствия всего внутри, и её везде… и потоки… тысячи и миллионы тончайших потоков, которые пронизывают всё и создают всё… переплетаются, формируют и управляют. Сложнейшим узором она ощутила сама себя в огромном рисунке Силы, определяя себя и отличая, отмечая полезные для неё линии… чтобы перехватить потоки, чтобы направить их… по кусочкам поднимая тяжёлые плиты, балки, глыбы… Она боялась открыть глаза, чувствуя, что защитный купол истребителя пробит, что вероятнее всего…
- Спасательную капсулу сюда, - ей не нужны были руки, чтобы включить наушник с комлинком, ей не нужны были глаза, чтобы видеть запрокинутую голову в шлеме, ей не нужны были уши, чтобы слышать слабое дыхание джедая и волнительный стон астродройда. Она уже и так знала, что за её спиной подводят мед. капсулу, что ей надо только аккуратно поднять Люка, не допуская лишнего движения его бесчувственного тела и уложить в спасательную колыбель. Не много, совсем чуть-чуть… чуть-чуть, чтобы ощутить его бьющееся сердце, под сломанными рёбрами… и испугаться за разорванный рисунок некогда чётких линий…
… всё будет хорошо…

***
Кореллианские, мон-каламарские крейсера с символами Альянса, Союза, Кореллии затмили небеса Корусанта. Над всеми центральными площадями планеты угасли символы Империи и Нового Порядка. Теперь над ними развивались разноцветные флаги новых правителей. На некоторых улицах столицы ещё шли бои, слышались выстрелы и взрывы, но на центральных проспектах тяжёлая техника уже спокойно чествовала в сопровождении военных легионов. Официальный приказ о капитуляции Империи прозвучал уже глубокой ночью, когда пятьсот первый легион вскрыл последние защитные заслонки Имперского Дворца, а из здания Сената вытащили трупы всех гранд-моффов.

***
Заранее заготовленная речь Мон Мотмы для голонета была воодушевлённой, успокаивающей и полная искренних намерений. Чандрилианка выступала на пороге дворца Империи, над которым в прямом эфире активировали флаг Альянса.
Ей стало тошно, и Мара переключила канал, где та же самая Мон Мотма продолжала своё официальное обращение с таким видом, как будто это она сама тут пятеро суток столицу отвоёвывала. Джейд щёлкнула переключатель - новость дня всей Галактике, о которой трубили все СМИ: Корусант в руках повстанцев и сил Союза! И та же самая Мон Мотма обещала разораться с хладнокровным убийством всего кабинета гранд-моффов во время штурма, отказываясь брать ответственность за убийство.
- Заняться нечем? – задала риторический вопрос девушка, переключая очередной канал. Забравшись с ногами в гостевое кресло абсолютно серой и обезличенной приёмной в комплексе рабочих апартаментов Главнокомандующего Дарта Вейдера, Мара пыталась прийти в себя, стараясь не уснуть, и дождаться визита начальника. Адреналин ещё отдавался в теле, слабым мандражом. Она уже не могла стоять, её морозило, мутило, в голове звенели взрывы, только мысли продолжали аналитическую работу. Кто-то из медиков укутал её пледом, и вручил что-то горячее в стаканчике. От напитка ей становилось легче, и чтобы не выключиться, приходилось листать каналы, слушая официальную версию событий. Её штаб, который всё это время работал изнутри, уже был разобран и растворился, так как будто его и не было. Единственный отчёт о проделанной работе теперь хранился у Лорда Вейдера, послушав официальное заявление Мотмы, Мара взяла в руки комлинк, покрутила его, обдумала всё и удалила резервную копию. На всякий случай. Полки наземных сил вместе с легионом занимали свои базы, возобновляя полную боевую готовность всех военных точек, которые были под личным управлением и командованием Дарта Вейдера, на планете, во времена его служения Императору. Военные знали своё дело, и Маре осталось лишь дождаться отчёта с мед. центра. Ей было бы спокойней, если бы с «Исполнителя» спустился доктор Нерарс и сам взялся за лечение Скайуокера. Здесь она толком никого не знала и не доверяла. После перемен в лояльности Вейдера, большая часть его подчиненных была вывезена из столицы, но какая-то часть полностью запечатала его апартаменты, базы, крыло в императорском дворце, орбитальные станции и дворцы, и в режиме осады, ждала возвращения своего командующего. Эти люди заслуживали и уважения и доверия, и Джейд была уверена, Вейдер такую преданность не забудет. Но она, лично она, при возможности, подняла бы Скайуокера на «Исполнитель», и пока его состояние не известно, и нет прямого приказа главкома, рыжий секретарь власти решать такие вопросы не имеет.
Появление начальника в здании она почувствовала сразу, выключая голонет, и поудобнее сдвинула ноги, чтобы в момент его появления она смогла встать, но у неё это не получилось: Лорд зашёл в приёмную раньше, чем она рассчитывала, к счастью, махнул рукой, разрешая оставаться на месте.
- Хорошая работа, Джейд.
- Спасибо, Милорд, - хрипло ответила она, на такую редкую похвалу руководства. – Они планируют расследования убийства моффов провести…
Ситх прошёл вдоль приёмной, к её удивлению проходя до окна, по привычке закладывая руки за спину, рассматривая вид ночного города:
- Тебя это беспокоит?
- Немного… может, надо было оставить их до официального суда?
- Врагов надо убивать, а судить нас всех Сила будет, - уверено ответил Лорд, - расследование ни к чему не приведёт.
Он прибыл вместе со штурмовыми отрядами – это транслировали все каналы голосвязи, пока не прибыла Мон Мотма со своим официальным заявлением. Главком, как и ранее, никаких громких заявлений не спешил делать, подняв свои флаги и расставляя свои силы только вдоль своих объектов. Что, по сути, означало, что они уступают столицу бунтарям… Мару это не устраивало:
- Теперь отдадим им наш дом?
Голос был хриплым, и в интонации отчаянье, усталость накатывала с такой силой, что хотелось реветь. Она проделала работу, на которую у всей разведки Альянса ушёл бы месяц. И что теперь?
- Дом? - переспросил Повелитель Тьмы, как всегда заостряясь лишь на том, что ему интересно. – Что ты считаешь домом?
Покрутив тёплый стакан, она задумчиво ответила:
- Не знаю, родилась ли я здесь, но выросла я в Центре Империи, всё моё обучение проходило здесь, всё, что было когда-то у меня, было на этой планете. Корусант - мой дом. А для вас?
Он обернулся, задумчиво прошёл по приёмной, тяжело садясь на противоположный диван:
- Мне также неизвестно, где я родился, - механический бас звучал устало. - Первые мои воспоминания начинаются с выжженной песчаной пустыни. До девяти лет я был рабом на планете, которую даже не всегда указывают на картах Галактики, потому что мало кто знает о шлаках Дальних Рубежей. Там я начал взрослеть, а обучение проходить здесь, в Храме джедаев. Перед тем как попасть сюда, после пустыни, я был на одной планете, всего пару дней, но я всегда стремился вернуться туда, – Вейдер сидел напротив неё, впервые так откровенно и честно рассказывая о себе; Мара практически видела лицо, которое скрывала маска. – И какую из этих планет я могу считать своим домом? Та, на которой, я, возможно, родился, но потерял мать? Или Корусант: огромный город, который пропитана всем тем, что я призираю? Или возможно, та, на которой я пробыл меньше всего времени, но на которую хотел вернуться в течение всей Войны Клонов?
Планеты, о которых говорил ситх, она точно была на них, она чувствовала знакомое ощущение в странной интонации механического баса. Если ей дать время, чуть-чуть отдыха, возможно, она бы смогла вспомнить названия их.
- Порою мне, кажется, Милорд, что ваш дом на «Исполнителе», - не задумываясь, ответила она.
- Да, «Исполнитель» великолепно играет роль моего временного убежища. Но вряд ли он когда-либо станет моим домом, – согласился Вейдер. Он снова поднялся, пройдясь по приёмной в направлении окна. Лорд очень стремился скрыть своё волнение за сына, настолько хорошо, что в Силе было абсолютное спокойствие, только ситх не мог найти себе место, уходя в рассуждения вслух, что было ему не свойственно. А Мара определила для себя это новым этапом его доверия к ней. - Потому что дом, это не конкретная планета, это то место, куда ты хочешь вернуться, а вернувшись остаться. И это место может быть даже рядом с человеком. Ты уверена, что хочешь здесь остаться? У тебя будет время подумать об этом, – не дал он ответить ей, разворачиваясь, сразу меняя тон на привычный деловой. - Я срочно вылетаю - необходимо проведать нового адмирала. Ты остаёшься моим официальным представителем, все штатские и военные под твоё командование. Вся резиденция, кабинеты во дворце и в Сенате – в твоём распоряжении. Юридический отдел уже получил приказ о восстановлении и возврате недвижимости и имущества. Ты проследишь за тем, что бы мне вернули всё - до последнего спидера и дройда.
Ей захотелось простонать, но не позволила себе этого, соглашаясь, кивнула – как будто у неё был выбор.
Лорд направился на выход, когда её комлинк запиликал:
- Лорд…
Он и так понял, что это сообщение из мед. блока, вскинув руку, и её комлинк оказался у него.

***
В коридоре его ждали адъютанты, командиры и лейтенанты со срочными отчётами, им пришлось отчитываться во время длинного перехода из приёмной в медицинское крыло. Лорд Главнокомандующий слушал их на ходу, так же раздавал приказы и распоряжения, делал переназначения и указы.
Не любил он Корусант, буквально ненавидел, и возвращение в этот улей политики и бесконечных проблем ничего хорошего не сулило. Через пару часов он планировал провести брифинг по результатам операции, но первичный диагноз врачей по состоянию сына:
«Закрытая черепно-мозговая травма, ушиб головного мозга со сдавлением острой субдуральной гематомой. Отёк мозга. Тупая травма живота, разрыв печени, внутрибрюшное кровотечение. Закрытые переломы 5-10 ребер слева, ушиб сердца. Перелом ключицы слева. Гемопневмоторакс», – понятно разъяснял, что он не сможет заняться работой, пока не увидит Люка, и пока не будет конечного удобоваримого вердикта по его состоянию.
Ему уже предоставили запись действий сына, и отчёт по случившемуся, но всё это не отменяло того факта, что сияние Люка нестабильно тусклое. И дурная мысль, которую всё же донёс до него старый Додона, теперь свербела у него в мозгу.
Потерять сына – он не был готов к этому, и отдавал себе отчёт, что никогда не будет готов лишиться Люка, и Леи тоже.
Все сопровождающие остались за дверьми медицинского крыла. Вейдер не спрашивал разрешения врача, и остановить главкома никто даже не пытался. Пройдя все процедуры стерилизации, он вошёл в палату, где на кровати, среди различной аппаратуры, и дройдов- сиделок, лежал сын. Две бригады хирургов, работающие одновременно, уже закончили. Сейчас они должны отчитаться перед глав. врачом, и минут через десять, Вейдер узнает о конечных результатах. Торопить врачей уже не имело смысла. Уже всё сделано и проведено, а то, в каком состоянии Люк, он видел сам.
Он сам не раз получал тяжёлые травмы и имел повреждения, которые диагностировали и как черепо-мозговая, и как отёк мозга. Вейдер знал степень риска и последствия после них. Правда это было давно, в шальной молодости, в основном во времена Войны Клонов, когда его ещё не защищали доспехи и шлем. В памяти всплыл момент, один момент, который он никогда не забывал, но прежде и не вспоминал…
…белые стены, и адская головная боль. Больно, неудобно, жарко и холодно одновременно. В голове сотни картинок, звуков и шума, который он опознавал как взрывы. Это война его доконает, скользнула разумная мысль где-то между невесомостью и поверхностью. Сосредоточится, собраться, отключится, упокоится, утонуть в Силе…
- Энакин, - позвал его усталый голос, и всё успокоилось. Одномоментно, и здесь. Он даже смог приоткрыть глаза, чтобы увидеть, как напротив него, в каком-то кресле, укутанный чем-то похожим на одеяло, сидел бледный Оби-Ван. Наставника тоже зацепило, ему сильно досталось. Он точно не помнил, но в памяти проскальзывали туманные воспоминания учителя без сознания, а потом спасательная капсула…
- Как Вы? – он попытался поднять голову, от чего боль вернулась с новой силой, и стон вырвался из гортани.
- Тише-тише, - шёпотом проговорил наставник, ложа прохладную руку ему на голову, успокаивая боль с помощью Силы, - тебе нужен отдых.
- Что случилось?
- В беспамятстве ты не удержал Силу, и повредил несколько дройдов и какую-то аппаратуру, - магистр выглядел на десяток лет старше, он очень устал, ему самому нужен отдых и покой.
- Я не хотел…
- Знаю, но теперь здесь не могут помочь тебе. Через сутки должен прийти транспортник, и тебя эвакуируют на крейсер. Я надеюсь, всё пройдёт гладко.
- Я не оставлю Вас одного…
- Отдыхай, Энакин, - он направил поток Силы, в слабой попытке угомонить нерадивого ученика, - ты поможешь мне, если поправишься…
- Я и здесь поправлюсь.
- Отдыхай…
Около трёх суток наставник не отходил от него, поддерживая Силой, стараясь исцелить, хотя это никогда не было его сильной стороной и отнимало огромное количество сил. В запланированное время транспортник так и не смог пробиться сквозь сепаратистскую блокаду. Через трое суток, придя в сознание, он только узнал, что от контузии на время потерял и слух и способность говорить…
Многое произошло после, и Мустафар смыл значимость для него того момента, но время вновь подняло то, что для него действительно важно. Он помнил тот момент, и помнил, насколько важно для него тогда было, что Оби-Ван был всё время рядом. И оглядев Люка, он пододвинул стул, решив всё для себя.
- Все отчёты и запросы в письменном виде, - как можно тише приказал он, активируя свой комлинк, который раньше использовал только для связи с детьми, на общую чистоту. – Доктора Нерарса спуститься на планету. Вылет из столицы, после официального разрешения доктора Нерарса о возможности транспортировки коммандера Скайуокера.

***
Посольство планеты Чандрилы потерпело ряд изменений, но основное месторасположение и строгие архитектурно-стилистические очертания не потеряла. Мон Мотма прошла по огромным залам, чувствуя характерную свежесть и сладковатый аромат менархии. Нынешний сенатор любезно согласился уступить её прежний кабинет, куда уже переносили её вещи. Её служба безопасности во главе с генералом Мадиной уже выставили охрану и проверяли общую систему наблюдения. Она решила, что эту ночь проведёт в своих апартаментах. Теперь наступило время её настоящей войны, она сможет полноценно вернуть своё влияние, и получить предназначенное для неё место во главе Новой Республики. И Амидала не сможет ей в этом помешать.
innatemnikova
Интересная напряженная глава..
Хочу отметить Дармин, мать Альянса, все ради цели
Цитата
В тронном зале, помимо выключателя, должно храниться что-то такое, ради чего Вейдер готов собственного сына отправить на лобовое столкновение с защитной системой, чем допустить нас к этому.

то как она это говорит, как будто не ее сын, ни она его выносила и рдила. Могла ведь вмешаться, опять не вмешалась победа Альянса важнее, и если надо она пожертвует детьми не в первый раз
Интересная история у Додоны
Цитата
- Я, возможно, не так одарён, как Вы, Милорд, и Ваш сын, но в своего, в тот день, я верил так же. И потерял.
- К чему это сравнение? – раздражение ситха уже заполняло его кабинет.
- К тому, что наши дети порою уходят раньше нас, а наша самоуверенность, приближает этот момент.
- Если Вы вините себя в смерти своего ребёнка, то да, Вы в этом виноваты, и желаете мести?
- Я не ситх, чтобы мстить, перекладывая свою ответственность на других. А Ваш сын, по стечению обстоятельств – отличный парень, с превосходными способностями к командованию, пилотированию и тактическими данными. Я уже не говорю об его одарённости и вероятном великом будущем, если Вы не загубите его.

Вот в этот момент я поняла, что Люк вляпается.
Цитата
белые стены, и адская головная боль. Больно, неудобно, жарко и холодно одновременно. В голове сотни картинок, звуков и шума, который он опознавал как взрывы. Это война его доконает, скользнула разумная мысль где-то между невесомостью и поверхностью. Сосредоточится, собраться, отключится, упокоится, утонуть в Силе…
- Энакин, - позвал его усталый голос, и всё успокоилось. Одномоментно, и здесь. Он даже смог приоткрыть глаза, чтобы увидеть, как напротив него, в каком-то кресле, укутанный чем-то похожим на одеяло, сидел бледный Оби-Ван. Наставника тоже зацепило, ему сильно досталось. Он точно не помнил, но в памяти проскальзывали туманные воспоминания учителя без сознания, а потом спасательная капсула…
- Как Вы? – он попытался поднять голову, от чего боль вернулась с новой силой, и стон вырвался из гортани.
- Тише-тише, - шёпотом проговорил наставник, ложа прохладную руку ему на голову, успокаивая боль с помощью Силы, - тебе нужен отдых.
- Что случилось?
- В беспамятстве ты не удержал Силу, и повредил несколько дройдов и какую-то аппаратуру, - магистр выглядел на десяток лет старше, он очень устал, ему самому нужен отдых и покой.
- Я не хотел…
- Знаю, но теперь здесь не могут помочь тебе. Через сутки должен прийти транспортник, и тебя эвакуируют на крейсер. Я надеюсь, всё пройдёт гладко.
- Я не оставлю Вас одного…
- Отдыхай, Энакин, - он направил поток Силы, в слабой попытке угомонить нерадивого ученика, - ты поможешь мне, если поправишься…
- Я и здесь поправлюсь.
- Отдыхай…
Около трёх суток наставник не отходил от него, поддерживая Силой, стараясь исцелить, хотя это никогда не было его сильной стороной и отнимало огромное количество сил. В запланированное время транспортник так и не смог пробиться сквозь сепаратистскую блокаду. Через трое суток, придя в сознание, он только узнал, что от контузии на время потерял и слух и способность говорить…
Многое произошло после, и Мустафар смыл значимость для него того момента, но время вновь подняло то, что для него действительно важно. Он помнил тот момент, и помнил, насколько важно для него тогда было, что Оби-Ван был всё время рядом. И оглядев Люка, он пододвинул стул, решив всё для себя.
- Все отчёты и запросы в письменном виде, - как можно тише приказал он, активируя свой комлинк, который раньше использовал только для связи с детьми, на общую чистоту. – Доктора Нерарса спуститься на планету. Вылет из столицы, после официального разрешения доктора Нерарса о возможности транспортировки коммандера Скайуокера.

А вот за это огромнейшее спсибо, это было написанно так, что чувствуешь и веришь thumbsup.gif yes.gif
bhairavy
О, Марочка не собирается подумать о том, рядом с кем ее дом?
Амидала жууууткая у Вас все-таки
Kat-Arva
Как и предполагалось, взятие Корусанта обернулось широкомасштабным эпиком и крутизной, которой участники действий могут гордиться.

Здорово прописан контарст между атакующим крылом и мостиком "Исполнителя". Шальные, горячие парни, пробивающие слои планетарной защиты, и градус эмоций и температура воздуха на бешеной скорости соответствующие - творим невозможное в режиме подвига. Бормотание Хана, как он в этот раз умудрился в такое влезть, и то, что "как обычно" = "настолько плохо", очень хорошо это показывают.
И в то же самое время спокойно, равнодушно даже, подавляется флот Империи Эскадрой. И показатели термометров ближе к нулю. Очень хорошо ложатся в это настроение мысли Яна, усталые и отдающие болью старых ранений. Особено к месту сравнение рыцаря Скайуокра с Лордом Вейдером, вся юность и запал - они сейчас в атмосфере Столицы, а опыт и холодный расчет на орбите. И взгляд за маску, как отца, отправляющего своего ребенка на миссию, с которой он может не вернуться.

Переходя на личности, пара слов о Пиетте. Очередное сражение, которое войдет в галактическую историю... подумаешь) но при этом с человеческой стороны его нервирует Додонна, и возвращает к концентрации начальник. И мысли о итоговом количестве прорвавшихся кораблей, с опитимистичным налетом Катисси).

Хан большой молодец, это, конечно, был прорыв камикадзе, но наконец-то серьезная операция под его командованием. И главком, признавший за ним ответственность!
Кусочек про перевод Леи стрелком... Здесь в голову пришло сравнение влюбленного кореллианца с хаттом на диете, и вывод, что Соло хуже их вместе взятых, потому что, мне кажется, он и сам не знает, где лежит предел того, на что он готов пойти ради близнецов и принцессы в частности.
А ее возвышенность что-нибудь такое могла попытаться выкинуть, и родителю действительно не до нее было бы.
Ну и так как долг превыше всего, когда Соло увезет близнецов, и те очнутся, невесело ему будет...

Мара тоже молодец) Кажется, ей совсем не сложно было провернуть всю диверсионную деятельность, только по возмущению на Мотму что-то такое чувствуется, и в разговоре с начальством... На счет кандидатур, кто раньше нее влез в тронный зал - никак Арти постаралась? - что-то про нее в ходе действий ничего кроме диалога с Додонной не было; или последний привет императора... Ладно, не будем гадать. Главное, на счет Люка Джейд уже спалилась, так что ждем выздоравления светлячка.

Вейдер ошибся на счет поля, это неожиданно, как и оценка его великолепной актерской игры. А те планеты верные фанаты во сне могут перечислить happy.gif Но по настоящему важный момент, который "не забывал, но и не вспоминал", когда с ним раненным Оби-Ван сидел, и решение сидеть рядом с Люком... такой пунктирной линей отсылка к Мустафару во второй части, прошлое в прошлом с обманами и обидами, а в настоящем дети, которых он не готов потерять. Дети, которые слишком яркие и сильные, чтобы где-нибудь тихо сидеть и ждать, пока галактику поделят.

Люк же - большой мальчик, на больничной койке оказался в последствии собственного решения, и этот опыт в обучении других ему пригодится, главное, в итоге все живы, и что-то для себя извлекли. А Хорну он потом объяснит, что произошло, и что такое иголка)
В ходе прорыва татуинец еще раз себя показал, тут и так все ясно и понятно. И, да, ирония ситха, одного серьезно поддерживающего идею создания академии джедаев, мимо нас не прошла)

И Мотма, она мне действительно нравится. Целеустремленная, волевая дама, которая знает, чего она хочет, зачем она этого хочет, и кого на пути к цели подвинет. На фоне мутной Амидалы особенно)


Спасибо за этот кусочек вкуснятины, и
да пребудут с тобой винда и свободное время.)
Ариша
5 глава 1 часть


Огромный купол здания Сената, как и прежде, возвышался над центральным регионом столицы Корусанта, оставшись не тронутым во время сражения. Монументальное строение пережило уже не одну смену власти и режимов. И Падме Амидала Наберри была уверена, что переживёт ещё столько же. Длинные коридоры сохранили свою сдержанно-богатую красоту, совмещая в себе невероятное противоречивое сочетание роскоши и минимализма. Красное оформление с металлическими вставками – классически присутствовали в бесконечных коридорах и кабинетах. Гербы Империи, флаги и другие государственные символы уже были сняты и убраны. Остались лишь чёрные элементы в общем интерьере и в оформлении. К её удивлению дух Империи уже давно покинул это старое здание, только люди в форме ещё напоминали о прежнем режиме. В Сенате их никогда не было так много, представители различных систем предпочитали иметь свою охрану, которые носили форму, принятую у них на родине, а нынче в каждом коридоре стоял охранник с символами Альянса и старой Республики, заставляя местных рабочих оглядываться и нервно перешёптываться. Усиленная охрана сейчас была необходима, так как на нижних уровнях ещё продолжались бои. Но Падме это уже не волновало, результат этих сражений – это вопрос времени, и количество жертв, которых и так было предостаточно. Идти на переговоры имперцы отказывались, яростно сражаясь за уже мёртвую идею. Узурпация всегда встречалась с более агрессивным сопротивлением, чем любые перевороты или принятие ключевых и системообразующих реформ. Гром аплодисментов, под который умирала демократия, ещё отдавался эхом в её ушах. Она помнила тот день, тот роковой день, когда всё изменилось – резко, неожиданно и ярко, как полыхающий огонь, сжигающий старые устои. Она остановилась около иллюминатора, посмотрев туда, где раньше стоял Храм Джедаев с его высокими шпилями. Теперь на его месте возвышался пирамидальный свод Имперского Дворца. Здание, воздвигнутое на руинах Храма, подавляло всё пространство, закрывая собой весь горизонт Корусанта, его чёрная основательность говорила о нерушимости и долговечности Нового порядка. Но и сейчас, как много лет назад, солнце заходило за него, символизируя закат прежней эпохи, потому что ничто не может быть вечным.
Всё течёт и всё меняется, время не щадит никого.
Как и прежде она шла по бесконечным алым коридорам в одеянии представителя Набу, но уже скрывала голову фиолетовым капюшоном, тяжело опираясь на серебряную трость. Это здание всегда заставляло её сосредотачиваться на работе, погружало мысли в пучину нескончаемых государственных забот, которые стали для неё образом жизни и концентрировали всю её на общее благо, но и это претерпело изменения. Она пришла сюда, чтобы сосредоточиться на предстоящей работе, обдумать сложившуюся ситуацию и разработать собственную стратегию, но мысли о сыне не оставили её у порога Сената. Самоконтроль и выдержка, наработанная десятилетиями, сдавала, эмоции начинали брать верх, и туманили разум.
«Старею», - решила она, в тысячный раз обдумывая возможность полёта за «Исполнителем» и возможность взятия под контроль лечения Люка.
«На всё веление Силы», - говорили джедаи до того, как их уничтожили. Возможно, это и была воля Великой Силы, чтобы дать Галактике заново переосмыслить древнюю мудрость и приевшиеся ценности. Возможно, Сила хотела дать Ордену новую жизнь в лице молодого, не обученного и светлого сына ситха? Путь становления джедая, как и становления мужчины, и в целом человека, как оформившейся личности, очень сложен и жесток. И смерть – это не самое жестокое, что может случиться с живым существом на этом пути. Она видела, что бывает, когда повреждён мозг, она знала, что последствия полученных травм для Люка могут быть непоправимы. И так же, что он может вернуться и восстановиться практически полностью.
- Это фуранская рулетка, мэм, - ответил на её вопросы доктор Казам, нейрохирург, лучший в своём деле, главный специалист, которого она подобрала в штат «Лусанкии».
«На всё воля Силы» - в тысячный раз вспомнила она слова джедаев.
Воля Силы была и на то, чтобы она снова осталась вдали от сына, но вместе с дочерью. Она разминулась с «Исполнителем» на пару часов. Получив разрешение от врача, Вейдер забрал сына и улетел на Дальние рубежи. Куда конкретно он направился, Альянсу не было известно, но Падме могла это узнать, и отправиться следом, но… Вместе с новостями с Корусанта, она получила и подробный диагноз Люка, со всеми сканами и снимками, пока «Сестра Милосердия» меняла курс в столицу, она шла к доктору Казану, перебирая в уме варианты, на каких основаниях лечение командира Скайуокера должно проходить под вниманием специалистов Альянса. Генерал Соло провёл отвлекающую операцию, для того, чтобы Джейд вытащила Люка из-под завалов. Но первую помощь оказывали врачи Вейдера, и после, его доставили в реанимацию в лазарет Вейдера. Забрать что-то у ситха всегда было очень сложно, а сына…
- В данной ситуации, я порекомендую Вам оставить пациента под наблюдением врачей, которые первоначально проводили осмотр и первичную медицинскую помощь, - изучив диагноз и состояние пациента, ответил Казам, - транспортировка пациента в таком состоянии опасна, – пролистал документы, посмотрел подписи и добавил: - Доктор Нерарс в нашей среде имеет репутацию, не только высококвалифицированного специалиста, но и руководителя умеющего выбирать лучших и талантливых врачей.
Падме знала, что доктор Нерарс получил должность главного врача «Исполнителя» сразу после того, как разрушитель получил статус флагмана флота Дарта Вейдера. Доктор и до этого, долгий период времени работал в медблоках, на станциях и кораблях под командованием Повелителя Тьмы, и был на хорошем счету у начальства. Рядом с ситхом мало кто задерживался, а кто оставался в его подчинении больше десяти лет заслуживал особого внимания и даже уважения. Но Падме это не успокоило, а новость, что «Исполнитель» ушёл в гиперпрыжок с Люком, вызвала у неё истерику. Она тратила бесценное время для того, чтобы хоть как-то прийти в себя и привести себя в порядок, чтобы суметь спустится на планету, встретиться с дочерью и с Мон, и разобраться в нынешней ситуации. Вейдер отправил ей копию отчёта по наблюдению состояния сына, с обещанием докладывать об изменениях, но только после выхода из гиперпрыжка. Лея сообщила, что с Люком полетел и генерал Соло, что означало, что если она улетит сейчас, то дочь останется одна в нестабильной столице, посреди разгорающегося политического сражения. Она нужна дочери, здесь и сейчас.
Вейдер не отойдёт от Люка, пока его состояние не пойдёт на поправку; в отличие от неё, он мог повлиять на его состояние через Силу. Падме знала, что это возможно, а так же, что это не конёк мужа, но и не забыла и о том, что именно с его приходом Лея вышла из того страшного состояния. И что только благодаря ему их девочка, снова в порядке и вернулась к полноценной жизни, восстановив свою работу и состояние практически до идеального. А возможно, даже улучшила.
Глубоко вздохнув, она пришла к выводу, что стены Сената ей больше не помогут, и направилась на выход.
Жизнь Сената не изменилась с захватом столицы, и сенатор Рускус, как всегда шёл в сопровождении своих помощников, которые закидывали его важными вопросами и предложениями, он передал деку, посмотрев вперед. Ему на встречу не спеша шла женщина, опираясь на трость; сенатор сразу признал одеяния посольства Набу, а лицо… Он провёл женщину взглядом.
- Сенатор? – окликнул его советник. - Что-то случилось?
Он сморгнул:
- Ничего, кажется, мне нужен отдых, а то призраки уже мерещатся в этом кавардаке.

***
Выйдя из душа, она посмотрела в окно, осознав, что сейчас вечер. Переговоры с властями, с местными чиновниками и бизнесменами, посещение госпиталей, мест сражений, воинских частей, и мест для пострадавших мирных жителей, так же вопросы с компенсацией, восстановлением жилых кварталов, и урегулирование с согласованием размещение временных сил безопасности, настолько заполнили ей голову, что она уже не осознавала, какое время суток сейчас. Она ела, когда уже желудок требовал, спала, когда уже падала с ног, а душ принимала, как только получалось зайти к себе, чтобы переодеться к мероприятию. Будь Хэн здесь, то она бы уже получила в тык, и насильственным путём была уложена в кровать, но он улетел вместе с Вейдером, следить за лечением Люка. В медицине Соло понимал меньше, чем она, но его присутствие рядом, когда брат начнёт приходить в себя, будет намного полезней, чем будь он здесь. Хотя его помощь ей бы не помешала. Открыв гардероб, она вытащила первую попавшуюся свободную кофту, натянула штаны, попросила домашнего дройда налить ей кафа и чего-нибудь перекусить, залезла на тахту с ногами, погружаясь в информацию на деке.
Во время курса реабилитации отец порекомендовал раз в сутки один час уделять медитации, Лея не верила, что ей это может как-то помочь, но ввела это в привычку. По прибытию на Корусант, у неё совершенно не было времени на это, а сознание требовало покоя. Трое суток назад, она сама не заметила, как во время изучения очередных отчётов, погрузилась в медитацию, и удивилась, насколько легче ей стало после. Её эффективность возросла, голова больше не болела, а создание работало как компьютер. Слияние с Силой придавало спокойствие, уверенность и расслабляло. Возможно, в этом и заключался секрет такой высокой работоспособности Лорда Главнокомандующего?
В дверь позвонили, вставать ей не хотелось, она только уселась, как ей удобно, только съела канапе, позволив себе мусолить во рту шпажку так, как не полагается девушке в её статусе и с её воспитанием, и посмотрев на гостя через командное управление, открыла дверь.
- Приятного вечера, - поздоровалась мама, проходя в комнату, оценивающе смотря на дочь, - принцесса.
Лея исподлобья посмотрела, почувствовав в тоне всё её негодование, по поводу её любимых, таких потайных привычек, которые она с таким удовольствием выпустила наружу, будучи на «Исполнителе». Её всю сознательную жизнь воспитывали как принцессу, выбивая всё ненужное. «Не выбили,» - ухмыльнулся в первый раз Соло, заметив за ней привычку грызть шпажки, опускать всё лицо в воду, когда умывалась, пить из под крана, и лежать на половину свесившись с кровати. Капитана они забавляли, он даже поощрял их, что позволило ей отпустить титановый контроль над собой. Мама же не переносила их - мягко, жёстко, объяснениями, замечаниями пыталась исправить в ней это. Будучи маленькой, Лея верила, что мама права, что это необходимо, что в их кругах даже недопустимо. Она и сейчас понимала, что допустимо, а что нет.
- В чём ты? - сдержанный, спокойный, и ненавязчивый тон, который был способен смять сверхпрочные основы любого здания или корабля.
Лея осмотрела себя: чёрная свободная кофта с рукавами, тёмно-бордовые домашние штаны свободного кроя. Ей пришлось немного обновить гардероб, ещё не все вещи привезли, поэтому открыв первый попавшийся каталог одежды, она заказала, первое приглянувшееся для дома. У неё не было времени ещё разбираться со своим домашним гардеробом. Официальных нарядов у неё была целая комната, как и различных форм, но вот простой одежды – нет.
- Я дома, - не спуская взгляда, ответила она, только сейчас понимая, что одела то, что в детстве было запрещено, но сейчас она уже не видела в этих запретах смысла.
- Лея…
- Я в своих личных апартаментах, и сюда входят только те, кого я хочу видеть, и выгляжу я в соответствии с уровнем нашего доверия.
Мягко, властно, и неоспоримо. Так, как всегда мог отвечать Энакин.
Падме глубоко вздохнула, присаживаясь в кресло. Её нога и так ныла не переставая, хотя по заявлению врача эта боль была уже больше психологической, чем физической. За столько лет, она настолько жёстко держала себя в руках, что её организм практически разучился чувствовать и дискомфорт, и любую боль или недомогание, но с этим ранением всё изменилось. Цельность оболочки, и физической, и душевной, треснула, держащая нить морального спокойствия была разрублена, как нерв в ноге. Но нерв сшили, закрепили и всячески стимулировали восстановление, то же она старалась сделать и с собой, но не получалось. Уже не получалось. И теперь любое её беспокойство, волнение и переживание сворачивались струной боли, которая проходила от лодыжки до позвоночника, и эхом отдавалась выше, по её держащему столбу. Она сделала глубокий вздох, попросила принести ей сладкого напитка, и ещё раз посмотрела на дочь. На её растрёпанные волосы, не до конца просушенные, которые всегда ложились как угодно, только не так как хотелось ей, заглянула в её упрямые глаза, смотрящие так прямо, как не полагается в их среде, и всегда чуть исподлобья. Резкие скулы и острый подбородок, а ещё характер и нрав, и заключительным аккордом чёрная кофта с тёмно-бордовыми штанами - именно то, что всегда носил её отец.
Падме улыбнулась, и пересела рядом с дочерью:
- Прости…
- Не говори мне, что я похожа на Вейдера! – прочла она чужие мысли.
Мама забрала у неё шпажку изо рта:
- Нет, Лея, у тебя повадки и привычки Энакина Скайуокера. Не думаю, что Лорд сидит и грызёт шпажки от канапе.
- Это потому что ему шлем мешает.
Лея намного спокойней стала принимать своё сходство с отцом, и поняла, почему мама столько лет выбивала из неё то, что у неё в крови.
- Да, принцесса моя, - с долей обречённости согласилась она на шутку, - шлем ему мешает.


***
Попадаться на глаза ситху ему не хотелось. Совершенно, но и оставаться в неведенье он тоже не мог. Собрав всё своё мужество, написав прощальное письмо Леи и Чуи, он отправился в мед. блок к Люку. Попасть к нему в палату было невозможно, и не потому, что его шлемоносный папочка развернул рабочий кабинет в смежном помещении, но и потому, что состояние коммандера определялось как стабильно тяжёлое. Хэну нравилось слово «стабильно» и расстраивало дополнение «тяжёлое». Его пропустили в приёмную, а затем и в смотровую, кто-то из замов главного дока, просветил его о состоянии друга, заверив о положительной динамике и о том, что мозг Люка, как и прежде, показывает стабильную и уверенную активность. После огромного количества операций, малыш держался молодцом, и если верить показаниям приборов, скоро уже должен прийти в себя. Это обнадеживало. Генерал просил сообщать ему обо всех изменениях, даже малейших, и уже намеревался вернуться, как к нему подошёл адъютант в форме, приглашая к Лорду на ковёр. Письмо, он, похоже, не зря писал.
Вейдер, заложив руки за спину, стоял напротив прозрачного стекла, за которым лежал Люк в окружении большого количества какой-то техники и дройдов, которые в любую секунду готовы оказать необходимую помощь. На пару секунд, Хэн даже забыл о присутствии ситха, пройдя до середины комнаты без разрешения, рассматривая помещение за стеклом. Но давящее дыхание Повелителя Тьмы быстро отрезвило его. В практически пустой комнате было трудно дышать, давящее спокойствие тугим колючим облаком повисло в воздухе; Хэну казалось, что любое неровное движение, и около его шеи затянутся сотни тонких и острых гаррот и не удушат его, нет, они просто разрежут его горло. Поэтому он выпрямился, подтянувшись по стройке «смирно», ожидая реакции Лорда.
- Как продвигается Ваш проект, генерал? – бас давил, а по спине пошли мурашки, но глубоко внутри, Хэн выдохнул.
- По плану, сэр.
- Согласно плану, Вы должны сейчас быть там с проверкой, или я ошибаюсь?
Внутри всё заледенело, ситх редко ошибался или тем более говорил об ошибках, и Хэн понимал, к чему клонит Повелитель Тьмы, снова чувствуя, как усиливается искусственная гравитация, пытаясь прибить его к полу.
- Да, Милорд, по плану, после захвата Корусанта, я должен был отправиться на проверку.
- И почему Вы здесь?
- Ответ перед Вами, сэр, - сдавленным голосом ответил он, - за стеклом.
Очередного вопроса не последовало, Лорд бездвижно смотрел на сына. Молчание затягивалось, и Хэну казалось, что диски в его позвоночнике смещаются, деформируя всё тело. Всё пространство сходило с ума от сложной комбинации мыслей и эмоций Повелителя Тьмы, и Соло порадовался, что он не одарённый этой их Силой, ему страшно было представить, как бы чувствовала себя Лея, стоя на его месте, или Люк… если бы был в сознании. На это бесконечное молчание, Хэн, кажется, уже поверил в их Силу и был готов смириться с её существованием. Он готов был даже поблагодарить её или просить, чтобы Люк пришёл в себя, если он выйдет из этой комнаты.
- После выхода их гиперпрыжка, Вы немедленно отправляетесь на инспекцию.
Прямой приказ главкома, и самый хороший вариант для Соло. Но Хэн, прекрасно знал, что его не зря отправили под трибунал.
- При всём уважении, Милорд, я незамедлительно выполню Ваш приказ, после того, как коммандер Скайуокер придёт в себя.
Это должно было разозлить ситха, и Хэн приготовился, вспоминая холод карбонита, но ответ прозвучал так же спокойно и подавляюще:
- Вы не на флоте Альянса, чтобы ставить условия, генерал.
- Да, Милорд, - сглотнул Соло, прочищая горло, - и я готов снять погоны, если мои условия Вас оскорбили. На правах штатского, я прошу Вашего разрешения находиться рядом с другом, до его возвращения в сознание.
От напряжения у него даже скулы в судорогах онемели. Не то что мышцы спины и ног, которые уже превратились в камень. Он ждал секунды, когда ситх резко повернётся, и сомкнёт свою руку в чёрной перчатке у него на горле.
«Это случится сейчас, - подумал Хэн, - или сейчас…», но время текло, а Вейдер стоял к нему спиной, ничего не делая.
- Вас лишили офицерского звания много лет назад, Соло. Погоны бунтарей не я давал, не мне их и снимать с Вас. Вам сообщат, когда в Вашем присутствии возникнет необходимость. Свободны, генерал.
- Спасибо, сэр, – выпалил Соло и вышел из комнаты. Пройдя коридор, он зашёл в пустую смотровую и уселся на кушетку. Сердце, которое, казалось, не билось всё это время, теперь грозилось пробить рёбра и выскочить наружу. Мокрая спина неприятно холодила, а руки дрожали. Древняя пословица про страх и слабое место, по всей видимости, не работали на ситхов, или Скайуокеров. Он видел ярость Вейдера, и это было на много легче, чем то, что творится в комнате сейчас.

***
Взглянув на состав лидеров Альянса, у неё порою складывалось впечатление, что женщины захватывают власть, и из равноправного общества, в скором времени, превратятся в матриархат. Не смотря на то, что она сама была представительницей женского пола, Мара женщин не любила и была против матриархата. Она уже за глаза насмотрелась и на выходки Мотмы, и на манипуляции Арти, и на резкие взбрыки Органы. У власти должны быть мужчины: с холодной головой и с железной волей. Но, поприсутствовав на первом собрании нового Сената, она поняла, что мужики просто молча захватывают Галактику, а женщины к этому действу сопроводительный текст ведут, большой и развёрнутый. Она так не умела. Она вообще ничего не умела, осознала Мара, когда на неё очередной раз кинулся представитель Минирии. Желание вытащить бластер и пристрелить его, уже было в районе бедра, на котором рука пыталась нащупать оружие, которого там нет. Но ещё чуть-чуть и она сумеет поймать в себе это сосредоточие ярости, и придушить этого сенатора!
Не удивительно, почему Вейдер так резко покинул планету, даже не присутствовав на первом собрании. И, по всей видимости, этим назначением, он решил и из неё выбить любовь к Корусанту и к политике заодно. Император был прав, распустив всех этих словоблудов по домам, и если бы Лорд захотел, он мог бы их всех поставить на место! Но она… она знала, как выглядит в глазах всех присутствующих, и понимала почему её не берут в расчёт и нападают: перебивая, закидывая вопросами, обвинениями, устраивая перекрёстный допрос, как в пыточной камере. На допросах ей было бы легче, чем стоя перед этой сворой…
Органа взяла слово, призывая к порядку. Контроль над дискуссий перешёл к Мон Мотме - чандрилианка была единственной, у кого получалось хоть как-то держать его. Принцесса, казалось, даже не пыталась перехватить лидерство, она выглядела задумчивой, но Джейд чувствовала её усталость. Арти, как всегда не было видно, Маре доложили, что она прибыла на борт «Сестры Милосердия». «Мать Альянса» выйдет в самый решающий момент, чтобы произвести максимальный эффект. А пока она не появилась, Мара не знала, куда отсюда деться, чувствуя себя девочкой для битья. Свою слабость она почувствовала сразу: она не привыкла, когда на неё смотрят тысячи глаз, и все они сосредоточенны на тебе. Это сводило её сума: она шпион, разведчик, она тень за спиной, она не выносит яркого света, на который её так резко вывели. Чувство растерянности, порою даже страха, теперь посещало её перманентно, но изо всех сил она держала его под контролем. Представляя, что за ней стоит огромная фигура Вейдера, только так она могла заставить свой разум работать. Ей не хватало подготовки, умений, информации, это было не её!
Уполномоченный посол Вейдера, который ранее представлял его интересы - Лорул Труш, пытался помочь ей в работе, проводя постоянные консультации, писав инструкции и разъясняя те или иные ситуации, но его усилия были напрасны.
- Я полный дилетант в этом! - подскочила Мара, на последней их встрече. - Я передам Вам полные полномочия по представлению Лорда в Сенате.
- Ваше назначение подписано самим Лордом Вейдером, Вы не можете сделать переназначение, мэм, – идеальное произношение общегала раньше успокаивало её, сейчас же раздражало. Она уже привыкла к различным акцентам с дальних рубежей. – К тому же, Вам, Мара, как секретарю Лорда, должно быть известно, что он редко назначает специалиста неподходящей квалификацией. Если Вы на этой должности, значит, Милорд считает, что Ваша квалификация позволяет представлять его интересы.
Она расстроенно села:
- Лучше бы отчитал, чем на каторгу сюда отправил. А Вы чем так провинились?
Посол не понял её сарказма, вопросительно поднимая седую бровь.
- То, чему Вы пытаетесь меня научить, Вы сделаете с большей эффективностью, с меньшими рисками и затратами.
- Я слишком долго был изолирован от Лорда, и сейчас не имею актуальной информацией о его потребностях, в отличие от Вас.
Девушка тяжело вздохнула, потребности Милорда она могла сформулировать одним общеизвестным выражением: чужого нам не надо, а за своё - Республику свергнем. Только в случае Дарта Вейдера его надо было воспринимать в прямом смысле.
И не смотря на все усилия, у неё всё болело - голова сильнее всего, - всё бесило, Сенат больше всего прочего, и злость уже клокотала в районе гортани. Она ждала пока «Исполнитель» выйдет из гиперпрыжка, чтобы потребовать переназначения, или подать в отставку. Если Лорд хотел, чтобы она возненавидела Корусант, то он этого уже добился, и её пора эвакуировать отсюда!
- Мэм, вам приглашение… - сообщил её девятый помощник Тонори, который следил за расписанием и встречами.
- Отказать.
- Мэм, оно…
- Отказать, – Мара сегодня уже не могла, она или разревётся или убьёт кого-нибудь.
- Мэм… - и это походу будет Тонори, который сунул ей поднос деку с подписью Арти.
- Мать твою! Через сколько флагман будет на связи?
- Пока неизвестно, мэм, - отчеканил светловолосый Кирк, который к его счастью, имел и голубые глаза, но не вызывал никакой ассоциации со Скайуокером. – Сообщу при поступлении информации.
- Хорошо. Тонори, сообщи Мидели, о моём прибытии.

Кабинеты посольства Набу отличались простором, светлостью и изысканными мозаиками, что по полу, что на потолках. Арти больше не скрывала своё происхождение и разместилась в представительствах родного сектора, где ей выделили небольшой кабинет. Если Арти хотела бы большой или весь комплекс кабинетов, то она бы их получила, знала Мара Джейд, осматривая небольшие и даже скоромные апартаменты. Арти, сидящая в резном кресле, как никогда выглядела гармонично и естественно в своих нарядах в такой обстановке, даже серебряная трость была выполнена именно для такого интерьера. И, разумеется, Мара почувствовала себя снова не уместно в чёрной строгой форме флота.
- Добрый день, - поприветствовала её «Мать Альянса», вроде, как обычно: вежливо, мягко, с доброй и приятной улыбкой. Как всегда. Но они не на флоте, и от этой мысли Джейд стало страшно, - разреши, я не буду вставать.
- Конечно, Миледи.
- Присаживайся, Мара, - элегантное, идеально вымеренное движение руки. – Угощайся, тебе он должен понравиться.
Девушка села на соседнее кресло, стараясь немного расслабиться. На столике между ними стоял чайный сервиз из тонкого фарфора с красивым рисунком, в кружках уже был горячий напиток, от которого поднимался еле заметный пар и пара каких-то сладостей на краешке блюдца. Мара с интересом посмотрела на эту композицию: с аппетитом в последнее время были проблемы. Если бы доктор Нерарс узнал, сколько она сейчас ест, то он бы её сам съел. Но сладости ей захотелось, а напиток вызывал инстинктивное подозрение. Дармин поймала её взгляд и демонстративно подняла блюдце с кружкой, чтобы отпить из неё. Мара вежливо улыбнулась и попыталась повторить движение, но кружка предательски забренчала от дрожи рук; не найдя лучшего варианта, она взяла одну кружку и сделала глоток тёплой жидкости.
- Этот напиток называют айриглин, - сделав вид, что ничего не заметила, продолжила Арти светским тоном, - его изготавливают из ягод и настоев трав на восточном полушарии на Набу.
- Очень приятный, - оценила Мара, признавая, что ей нравится. Горячее тепло разлилось по телу, принося успокоение, ослабляя тугие узлы глубоко внутри. - С удовольствием, закажу и для себя, если это возможно.
- Конечно, у меня есть некоторые запасы, я с тобой поделюсь.
- Спасибо.
- Признаться, этот напиток много раз спасал меня.
Джейд не совсем поняла её, но обратила внимание на руки, которые перестали дрожать. Напиток, по всей видимости, имел успокаивающей эффект и разум не туманил. Да, ей такой сейчас не помещает. Она будет его пить перед каждой встречей, переговорами и двойную порцию перед выходом в Сенат.
- Мне принесли запись сегодняшнего заседания, - подошла к делу Дармин, понимая, что времени наслаждаться напитком, у них нет. - Я вижу нынешняя работа Вам в тягость, Мара.
Настороженно посмотрев на женщину с лицом ангела, Джейд спросила себя: а друг ли она главкому, а, следовательно, и ей? Или «Мать Альянса» сначала разорвёт её, а по прибытию и Лорда? И родственные связи в данный момент не могут гарантировать лояльность этой дамы, даже Органе, не то, что главнокомандующему.
- Малознакомая среда, Миледи, требует чуть больше времени для адаптации, – со светской лёгкой улыбкой ответила она.
- А времени, к сожалению, у нас нет, – Дармин повернулась корпусом к собеседнице, смотря прямо в глаза, понимая, что, в противном случае, Мара Джейд не сможет поверить ей. - Буду с тобой откровенна: ты не в лучшем положении, и дело не в твоих навыках и не в умении работать в Сенате. Присутствие представителя Лорда в Сенате, тем более тебя, - это его официальное заявление на власть, – одним предложением опытный политик объяснил всё то, что не смог донести до неё Труш. - Вейдер своё место займёт, и это все понимают, но вот насколько его влияние будет сильно в новом государстве, это вопрос ещё открытый.
- И это зависит от меня, - поймала суть дела Мара.
- Не полностью, но да. Формирование временного правительства будет проходить в три этапа. Каждый из этапов надо рассматривать отдельно и подход к нему комплексно.
Дармин Арти, она же Падме Амидала Наберри, не зря носила звание «Матери Альянса», политической и военной организации сопротивления, которая дошла до финального этапа - переформирования Империи в Новую Республику. Она была лучшей в своей сфере и знала систему, принципы работы и особенности политической среды их времени. Дармин пояснила поступки и мотивации основных оппонентов, составила список документов, с которыми Маре необходимо ознакомиться для работы, разбила всю работу на этапы. Вместе, они выработали общую стратегию, и Дармин пояснила, как подготовить тактику, перед тем как выходить в Сенат. Спорить с опытными сенаторами было бесполезно, они давили именно опытом и умением выкручиваться из любой ситуации, а самое главное, по словам Арти, ей и не нужно спорить.
- Потому что Вейдер не спорит, - пояснила Дармин, разливая по третей порции приятного напитка, - он не оправдывается и в исключительных случаях поясняет свои действия. Ты не просто его посол и представитель в Сенате, ты – его правая рука, ты его голос и воля, поэтому ты должна действовать, как он.
Когда она вышла из кабинета была уже глубокая ночь, в здании работали только охранники и сторожа, и, кажется, горели окна в ещё паре кабинетов. Встреча была сверхпродуктивной, Маре хотелось переговорить и посоветоваться с Лорулом, но сев в спидер, она уснула.

***
Сияние в Силе уплотнилось, стало более конкретным и ярким, импульс в пространство стал оформленный. Повелителю Тьмы, понадобились секунды, чтобы сдержать себя, чтобы не ответить, по привычке, конкретно и сильно. Его энергия и так плотная, имеющая окрас Тьмы, которая может навредить джедаю в таком состоянии. Его ответ был похож на лёгкое шевеление руки в спокойной воде, ему даже казалось что этого мало, но…
- Вызовите генерала Соло, - распорядился он, заходя в очищающий тамбур, чтобы зайти в палату сына.
Отец застыл на пороге, боясь сделать лишний шаг. Внешне, Люк, как и прежде, был неподвижен, но в Силе, его рисунок перестраивался, пытаясь соединить разорванные нити, восстанавливая энергопоток, усиливая тусклое сияние. Джедай питался Светом, и покоем, но покоя не было ни около Повелителя Тьмы, ни внутри него. Своим присутствием он всегда баламутил Силу, перестраивая её потоки под себя. Это пугало погибших джедаев, теперь это пугало его самого. Лишний шаг, и тонкая настройка сына может сбиться из-за него. Терпение не было его сильной стороной, и, чем сильнее он волновался, тем мощнее были волнения Силы около него, но он не мог просто стоять и ждать. Ждать пока придёт не одарённый Соло, который в Силе отражается еле заметной тенью, и сможет поддержать сына в его внутренней борьбе. Нет, он не мог ни стоять, ни ждать. Сделав ещё шаг вперёд, он сосредоточился, перестраивая внутренний рисунок на маскировку, пряча своё присутствие в Силе. Писклявый звук одного из приборов заставил ожить дройда, и вздрогнуть отца. Поисковая волна, светлая и оформленная прошла по пространству, слабый зов, который он мог услышать сквозь парсеки, заставил Вейдера растянуть губы в улыбке, и не торопясь снять маскировку, сделать ещё один шаг. Импульс повторился, и он ответил чуть увереннее.
Приборы зафиксировали изменения, писком сообщая о повышении работы мозга. Веки задрожали, и Вейдер подошёл к сыну, взяв за руку: физическое прикосновение не навредит сыну. За своё ментальное присутствие он не был уверен. Но если бы он мог контролировать собственное дыхание, он бы выдохнул с облегчением, увидев сознанный взгляд сына.

***
Его подняли посреди ночи, сообщив, что Люк очнулся. Он залетел в палату, после дезинфекции, чтобы сказать другу «привет», на что тот, как ему показалось, хотел улыбнуться, но не смог, лишь моргнул, а через пару секунд, закрыл глаза, вырубаясь. Испугавшись, Хэн вопросительно посмотрел на Вейдера, его маска отражала такую же растерянность, потом на дройда, который делал запись в журнале, потом снова на друга. Захотел его потормошить, даже руки протянул, но испугался, даже не коснулся: вдруг навредит. Из палаты обоих вывел доктор Нерарс, на ходу поясняя, что всё нормально, и даже лучше, чем могло было быть. Поначалу Люк сможет отвечать только глазами, речь будет восстанавливаться постепенно, это если всё пойдёт гладко, и в дальнейшем не выявится сбой работы мозга, и не всплывут какие то дополнительные повреждения, которые сейчас не видно, восстановится моторика, и ходить малыш будет учиться заново. Пожилой врач говорил слишком много «но» и «если», Хэна потряхивало, его богатая фантазия красочно рисовало всё, о чём говорил док. Ситх двигался как неживой, подчиняясь движению доктора, а по окончании пояснений, отчеканив «работайте», покинул мед. блок.
Соло проводил его взглядом, Лея тоже не отходила от малыша на Хоте, пока тот не пришёл в себя, а потом вернулась к работе. Так, как будто присутствие для бессознательного тела важнее, чем для человека в сознании. Обдумав эту мысль, он сменил вахту главкома, устроился в кресле около Люка, попросив плед для себя. Дройд обещал разбудить его, когда малыш очнётся. До выхода из гипера ещё больше суток, у них будет время поболтать.

***
Ради этого человека, она готова была пройти три яруса огромного здания и по его просьбе подождать десять минут в приёмной.
«Слишком много работы в собственном кабинете», - призналась себе Падме, наслаждаясь минутами тишины в альдераанской приёмной. Бело-серые стены, этнический интерьер, в котором она прожила половину жизни, но которые так и не стали для неё родными, но смена обстановки всё же была полезной.
- Прощу прощение за задержку, Миледи, - Карлист Риекан, генерал, который однажды станет премьер-министром, знала Падме. Как минимум.
- Ничего страшного, - она поднялась, чтобы пройти в его кабинет в альдераанских апартаментах.
Им давно надо было поговорить, но у неё совершенно не было времени, а когда она его нашла, генерал был занят, но, обдумав всё, она решила прогуляться и немного передохнуть.
Они были знакомы с Войны Клонов, Риекан долго вглядывался в няньку ещё юной принцессы Альдераана, пока однажды в лоб не спросил Бейла Органу. Король всё отрицал, но генерал понял всю правду, а после Падме решила, что он станет надёжным союзником. И не прогадала. Военный, с большим политическим потенциалом, который продолжает расти и раскрываться. «Мать Альянса» была рада, что столь влиятельный генерал и талантливый политических деятель поддерживает её дочь, и видела его в первых рядах свиты её принцессы.
Не смотря на фактическое отсутствие столицы, Альдераанский сектор набирал силу. Лея, зная о своём истинном происхождении, не могла и никогда не бросит тех, кто считает её своей правительницей. Родство с Вейдером до этого момента играло ей в плюс, но если это станет известно широкой общественности, то только такие генералы, как Риекан смогут её защитить. И именно признанный, уважаемый и влиятельный альдераанин, как Карлист, должен быть рядом с Леей, чтобы никто не оспаривал ни её право, не её заслуги. К такому выводу, Падме пришла больше десяти лет назад, и постепенно, со становлением Леи, готовила стража для неё. Признаваясь самой себе, тогда она и не думала, что настанет момент, когда Лея сможет встать рядом с Вейдером, и признать его своим отцом. Но этот день настал, но настал он для их семьи, и только для них четверых, это должно быть важно.
- Сражения на улицах закончились, - подтвердил новости, генерал, - теперь все сражения перейдут в Сенат.
- И на соседние планеты.
- Да, информация в Центральном секторе распространяется быстрей, чем где-либо. Пока только митинги и протесты, но скоро дойдёт и до военных столкновений.
- Насколько мы готовы к этому?
- На все сто процентов, Миледи, - заверил генерал, - но хочу настаивать на попытке мирного урегулирования.
Падме активировала очередной инфо-кристалл, просматривая разведданные.
- С начала мы попытаемся всё решить мирным путём, но я уже не уверена, что это получится.
- Горестно признавать, но методы Вейдера будут эффективнее и принесут меньше жертв со стороны мирного населения.
Методы Империи, которые сейчас стали именоваться «методами Вейдера» «Мать Альянса» не поддерживала.
- Страх и угрозы, никогда не станут основой Новой Республики.
- Мы готовы к длительным переговорам, - успокоил её Риекан, - но для начала нам нужно разобраться здесь.
«Это будет долгий разговор», - решила для себя Падме, разворачивая информационные кристаллы и деки. Над их стратегией она работала давно, все её идеи и планы по реконструкции принципов и устоев Республики, должны быть реализованы не одним человеком, а группой политических единомышленников. «Делегация 2000» в своё время стала политической оппозицией, но нехватка реального взгляда на сложившуюся ситуацию разрушила и их, и Республику, но оставшийся фундамент «Делегации», теперь сможет не только реорганизовать, но и провести модернизацию строя, который просуществовал тысячу лет.
- На каком этапе, вы планируете выступить перед Сенатом? - спросил альдераанин, на втором часу беседы.
- Не вижу пока в этом необходимости, - ответила «Мать Альянса» не отрываясь от документов. - Мон великолепно держит необходимую линию, – чем сильно удивила генерала:
- Она это делает, пока это обеспечивает ей ведущую роль. Трибуна канцлера ваша.
- Трибуна временно исполняющего обязанности канцлера, - поправила его Амидала, поднимая глаза, - и эта должность будет выбрана Сенатом путём общего голосования.
Карлист встал, молча прошёлся по кабинету и снова занял своё кресло:
- Вы – Падме Амидала Наберри, законная экс-королева сектора Набу, и по-прежнему являетесь официальным лицом, имеющим все законные основания присутствия на собрании Сената и выдвижения своей кандидатуры на пост временного исполняющего канцлера.
- Падме Амидала Наберри – мертва, - холодно ответила женщины с седыми висками, - моё имя - Дармин Арти, генерал. И законный представитель сектора Чоммелл - сенатор Пуджа Наберри.
- Она не имеет достаточной силы в Сенате, чтобы претендовать на этот пост, – жевалки выступили на челюсти генерала, явно выражая его несогласие. – А, учитывая нынешнюю тенденцию, это место займёт только кто-то из Совета Альянса.
- Вероятнее всего, да.
- Вы – мать Альянса, Вы нас привели сюда, и я не понимаю, почему Вы не хотите выступить перед Сенатом.
- Я выступлю, генерал, если в этом будет необходимость. Но пока, я её не вижу.


***
Чтобы попасть на встречу с принцессой, Веджу пришлось записаться, потом прождать две недели, не выдержав, набрать Лею, получить конкретное: «Да, я очень хочу с вами встретиться», - и такое же конкретное: «Простите, я не знаю, как это организовать». Прошло ещё две недели, и Хорн достал его в край прежде, чем принцесса Органа лично связалась с ним и пригласила в гости.
- Простите, что так долго не могла выбрать время, - тепло приняла их Её Величество, - и без Хэна у меня не получилось достать вашего любимого виски.
- Без него мы пить и не будем, - усмехнулся Антиллес, которому внезапно стало стыдно за все пьяные вечера на Корусанте.
Они многих друзей потеряли, и все официальные церемонии в память погибших, и вручение посмертных орденов боль не унимали, а наоборот разжигали. Теперь каждый вечер, остатки «Разбойной эскадрильи» собирались у командира и пили. Каждый вечер.
«Проныры» были элитой, и Антиллес сам выбирал себе пилотов в звено, но ему никто не нравился и никто не подходил.
- Из них никто не будет настолько хорош, как Луджиан, или Першк, - поддержал его Тахо, - но нам нужны пилоты.
Ведж в целом был не в себе от всего происходящего: они столько сражались, столько пережили и перенесли, и вот они на Корусанте, в столице Галактики! У руля Мотма и Лея, Арти в здании Сената, Риекан, Додонна, Акбар с Мадиной и Иблис контролируют ситуацию, что в космосе, что в небе, что на земле! Любая еда, любая выпивка, любые женщины и услуги! Всё что хочешь – к ногам победителей! Но ему блевать от всего этого хотелось! Все в мыле, все загнанные как звери, все заняты, Соло нет, Скайуокер неизвестно в каком состоянии непонятно где, большей части его пилотов больше нет! Те, кто остались, ещё в худшем состоянии, чем он: Эриси постоянно плачет, Хорн убивается самобичеванием, Хобби пьёт до беспамятства, Брен уже шесть раз влезал в крупную драку, и только Тахо пытается, держать хотя бы видимость, что всё нормально, поднимал всех на построение, заставлял летать, а командира - подбирать новых пилотов.
- Есть новости о командоре? - вмешался Корран, как только они прошли в гостиную, где принцесса велела накрыть стол.
- С «Исполнителем» ещё нет связи, - Лея пыталась сохранить спокойствие и не выдать своё беспокойство, но друзьям и так было понятно, что она переживает чуть ли не сильнее их всех.
- Куда он улетел? – с возмущением в голосе спросил Антиллес.
- На Дальние Рубежи, конечный пункт назначение нам не известен.
- А Джейд знает? - спросил Техо.
- Вероятнее всего, но она никому ничего не скажет.
- А если попросить? – решил разрядить обстановку Ведж, поправив камзол и очаровательно улыбнувшись.
- К ней попасть на встречу ещё сложнее, чем ко мне, - по-дружески ответила Лея.
Она сама думала о том, чтобы встретится с помощницей отца, забыв про прошлые недопонимания, узнать хотя бы время, через какое будет информация о брате. Но всё обдумав, она решила, что это будет слишком иррационально. – Я уверена, что с Люком всё будет в порядке.

***
- Не могу поверить, что ты всё-таки дашь этому случиться! – Гарм гневно ходил по кабинету, махая руками, и переходя на кореллианский. Выражаться при даме на общегале, он все же себе не позволял. - Хочешь второго Палпатина на престол посадить?
Остро ударил Иблис, даже не подозревая, сколько сил ей понадобилось, чтобы не сморщиться от боли. Командующий хотел донести свои намерения и своё виденье, он всегда хотел, чтобы она поддерживала его, и готов бить, пока собеседник не сломается. А она уже не сломается, уверила себя Падме, потому что если бы могла сломаться, это бы случилось очень давно.
- Мон не станет вторым Императором, - спокойно ответила она.
- И кто же ей помешает, если не ты?
- Вы, командующий Иблис, - поднялась она, мило улыбаясь. - Когда Палпатин пришёл к власти, никто не знал, к чему это может привести, и никто никогда по-настоящему не был ему реальным оппонентом в Старой Республике, а сейчас, мы знаем, к чему можем прийти. И Вы - командующий, сможете держать уверенную оппозицию власти Мотмы, если она начнёт переступать границы.
- Вы должны выйти в Сенат, и заявить свои права! Вы – Падме Амидала!

***
Первые проигрышные появления в Сенате надо было чем-то закрывать, решила Мара, посоветовавшись с послом Трушем и с Арти. В здании Сената она появлялась только в сопровождении солдат Пятисот первого легиона. Лорун пустил слух, что на представителя Вейдера было совершено покушение, и сам Лорд Главнокомандующий приказал круглосуточную усиленную охрану. На деле, Маре было проще работать, когда за её спиной шла полноценная устрашающая охрана, приступы паники наступали всё меньше. По совету Арти, она так же чуть изменила гардероб, взяв за основу чёрную форму доспехов, которые носил сам Лорд, и распустила рыжие волосы. Ранее, она всегда убирала в тугую косу, пряча их, но Дармин посчитала, что медный родной цвет благородный и яркий, в косе она их полностью не скрывает, а значит надо выставить напоказ. На фоне чёрной формы, которая увеличивала её в плечах и в росте, рыжий цвет смотрелся пламенным. От плаща она отказалась, считая это перебором, а кожаные перчатки одела. Новая форма имела не только визуальный эффект, но также реально могла защитить её от покушения любого плана. И в перчатке правой руки у неё хранился вибро-нож на всякий случай. Воспользоваться им она навряд ли сможет, но сам факт его присутствия немного успокаивал. Особенно в те моменты, когда не хватало выдержки терпеть нападки.
- Игнорируй, - велела Дармин.
И Мара, стоя по стойке смирно, холодно переносила перекрестный огонь сразу с пяти сторон.
- Они реальной силы не имеют, и никогда не будут иметь, - комментировала поступки опытная «Мать Альянса». - Их задача не продвинуться за счёт тебя, их задача уронить тебя, сломать и затоптать. Всё, что они говорят, всё, что они делают – направлено только на то, чтобы ты делала как можно больше ошибок.
- Представитель Джейд, сенатор просит вас дать официальный ответ, - в этот спор вмешалась Мон Мотма, на конец первого этапа, решив, что пора присоединится к процессу ломания.
- Любой официальный ответ сенатор получит в письменном виде, с печатью Лорда Главнокомандующего, после того, как чётко сформулирует суть своей претензий с подкреплением реальных зарегистрированных данных в письменном виде, зарегистрированный секретарём Сената и приёмной Лорда Главнокомандующего, – отчеканила Мара, вспоминая одну юридическую поправку, которая действовала во времена Старой Республики, и которая не была запрещена в Империи. И, по словам Арти, до сих пор имела силу.
«Вот сейчас и проверим, стоит ли верить Арти», - глубоко вздохнула Мара, ожидая реакции окружающих.
Реакция была громогласной, оппоненты перешли на ор, а секретарь Сената, кинулся поднимать должностные указания. Все попытки призыва к порядку – не были услышаны, пока чагрианин не активировал зарегистрированную поправку, которая на данный момент имела силу.
- Молодец, девчонка, - услышала она сквозь гамм, с левой стороны, оттуда, где пыталась встать на место трибуна сенатора Рускуса.

***
До выхода из гиперпрыжка оставалось чуть больше часа, и аргументов больше оставаться на корабле у него не было. Ситх и так был снисходителен к нему, и наглеть и выводить его из себя, Хэну не хотелось, но и улетать, больше не увидев друга, тоже.
- Ну, ладно, малыш, - вздохнул он, и потрепал бледную руку друга, - приходи в себя, моргай активнее, и истребителей не угоняй. Мы куда-то очень далеко залетели, так что топливо на один перелёт может не хватить, – неуверенно обернулся, когда он входил, ситха не было, но это не означает, что Вейдера нет и сейчас. Нагнулся и в пол голоса добавил: – И папочка у тебя весь из переживался, даже никого не убил. Так что ты… это… порадуй его, приходи в себя по чаще… А мне пора…
Датчики ожили, и веки задрожали.
- Давай! Давай! – поддержал Соло. - Приходи в себя! Ну, что ты тут валяешься такой, а?
Люк открыл глаза: чистые, голубые, осознанные…
- Привет, приятель! – Обрадовался Хэн, слишком громко и наигранно для реанимационной палаты. - Как поживаешь?
Верхние мышцы губ не естественно дёрнулись, так, как будто их пытались поднять.
- Да ты не напрягайся, тебе только моргать пока можно, говорить ты потом…
- Нор… – резко, не привычным звуком вырвалось из неконтролируемых губ, - маль… но…
- Ну, или сейчас. Ты меня прямо радуешь, малыш. Я Лее напишу, что ты все прогнозы врачей в Бездну послал, и уже даже отвечать можешь.
- Ку… да… ты?
- Ты всё слышал? Подслушивать так-то нехорошо.
На что друг только прикрыл глаза и попытался растянуть губы в улыбке.
- Ладно, ладно... мне тут мотнуться надо – на проверку одного проекта, а потом назад в столицу, нельзя же Лею там одну оставлять, правильно?
Люк попытался что-то ответить, но сил уже не хватало.
- Ладно, брат, отдыхай, как сможешь – пиши.

***
-Талантливая девочка, - одобрил Ян, тщательно прожевав пропечённую рыбу.
- Далеко пойдёт, - поддержала Падме, запивая овощи соком, - но ей надо больше времени.
- Она ещё молода, у неё его предостаточно, - Додонна отмотал запись, вслушиваясь в результаты сессии, и намеченные вопросы на следующее собрание.
Есть и работать он не любил, искренне, считая, что не надо ничем портить приём пищи. Особенно, если еда вкусная и свежая, военного рациона и сухпайка в его жизни было больше чем предостаточно. Но отказаться от обеда с Дармин он не мог, как и пропустить собрание Сената.
- Будем надеяться, но сейчас нам надо действовать.
- Рад это слышать, Падме, думаю, начало второго этапа будет самым подходящим моментом для Вашего выхода. Мон великолепно подготовила среду для этого.

***
Отрывки фраз, остатки мыслей, отзвуки голосов. Привыкнуть к такому ритму и стилю жизни, так и не удалось. Эргономичная кровать, приятные простыни, а Мара мечтала вернуться в свою каюту на «Исполнителе» и упасть в усталом беспамятстве, даже не обратив внимания, что не расправила её. Заняв квартиры в апартаментах в жилом корпусе для сенаторов для того, чтобы не было необходимости уезжать во дворец ночью, после встреч с Арти, Мара запросила всё самое удобное и лучшее, выбрав на свой вкус. Но в последние дни даже это не помогало. Успокаивающий напиток Арти, явно имел определённый эффект, не удивительно, что эта женщина всегда была спокойна и бодра, но садиться на такую явную зависимость, Мара не хотела. Лучше сама адаптируется и привыкнет, чем однажды и совсем некстати, у Дармин закончатся запасы. Поэтому Мара уже полночи пыталась самостоятельно уснуть - безрезультатно.
Она уселась на кровати, скидывая одеяла, дотягиваясь до своего комлинка, вспоминая об определённых плюсах своего нынешнего положения. Насколько ей было известно, «Исполнитель» уже вышел из гиперпрыжка пару часов назад, и она очень хотела связаться с ним. Надо было это сделать сразу, но отправив отчёт Лорду, её отвлекли дела, а потом ещё, и ещё…
Официальный запрос, код подтверждения, установка связи, приём, ответ, локальная сеть, разрешение, код, ещё пароль, и ещё три этапа защиты безопасности…
«Доброго времени суток, док» - пальцы быстро набили приветственное сообщение.
«И вам доброго времени, любезная», - через пару секунд прогрузки пришёл ответ. - «У вас сейчас утро или вечер?»
- Отлично, - обрадовалась Мара, готовности доктора Нерарса к диалогу. Его ответ – это уже хороший знак.
«Ночь… глубокая»
«Полагаю, не ради интереса к моей скромной персоне вы решили бодрствовать в такое время?» - она невольно улыбнулась, представляя выражение и поведение дока, если бы она была напротив него. С первых строк доктор сумел её успокоить и поднять настроение, обнадёживая на хорошие новости.
«Как там коммандер? » - задала она главный вопрос, потом подумала, и решила добавить: «Думаю, дезертировать мне пора, или ещё рано».
Информационное окно долго оставалось без ответа. Через пару минут Мара поняла, что смотрит на него не отрываясь, периодически поглядывая на значок соединения – как не странно, но связь была стабильной.
«Потихонечку: открывает глаза, фиксирует взор, пытается говорить, получается внятно и разборчиво, несмотря на усилия дыхательного аппарата поддержать оксигенацию на должном уровне», - не дочитав до конца, она попыталась проанализировать хорошо это или плохо. Но судя по спокойному и внятному ответу дока – всё хорошо. - «Я полагаю, вас не интересуют сугубо специальные термины, которые так любят употреблять мои коллеги».
«Нет, не интересует», - четно ответила она. - «Жить будет?»
И ответ вновь заставил себя ждать.
«Милая, ну, кто же задает такие вопросы? Наука о мозге - суть материя тонкая и не терпит однозначных и быстрых ответов. Мы делаем то, что должно, а дальше будь, что будет... Но, возвращаясь к Вашему вопросу, ответ - "скорее да, чем нет"».
Огромный камень внутри раздробился на кучку маленьких, которые ещё продолжали причинять ей дискомфорт, но от ответа дока ей стало значительно легче.
«Вы, как всегда прозаичны», - доку она была готова простить всё: и милую, и любезную и дорогую, и полночную пустую болтовню. Хотя из длинных и витиеватых ответов был видно, что док в настроении, и у него есть время и подумать и ответить. – «Полагаю, о работе мозга спрашивать рано?»
«Процесс симбиоза мидихлориан с носителем не настолько изучен, как хотелось бы. На данном этапе, могу констатировать, что восстановление нашего друга идёт на удивление быстро. О работе мозга я писал в самом начале нашей беседы. Мозг есть – томография это подтверждает, то, что пациент им пользуется можно увидеть по его мимике и движению глаз, а вот на сколько эффективно он им будет пользоваться – есть тайна простой науке не подвластная».
- Особенно, Скайуокер, - пробормотала она, продолжая читать ответ:
«Полное восстановление может занять до нескольких лет».
Кровь резко сошла с лица, и внутри всё похолодело.
«По крайне мере, у обычных людей», - попытался успокоить её доктор. Она ещё сама не поняла, успокоило ли это её, но если доктор Нерарс ничего сделать не может, то она тем более.
«Замечательно. Как на это отреагировал главный?»
«Сдержано. Обязательный 12-часовой отчет был отправлен и наверняка внимательно изучен, но он не любит напрямую вмешиваться в процесс, за что я ему крайне признателен».
«Я тоже», – через пару секунд добавила: - «И Вам», - обратила внимание, как дрожат собственные руки, и отправила третье сообщение подряд: «Нервы шалят, уснуть не могу. Может, посоветуете чего-нибудь?»
Ответ заставил её в голос рассмеяться, впервые за много месяцев: «А Вы, милочка, какие наркотики предпочитаете?»
«Крепкие!»
«Тогда на Ваш выбор. По дороге к смерти - все средства хороши, хотя я естественно порекомендовал бы Вам оставаться в здравом уме и трезвой памяти, ибо Ваше нынешнее состояние есть следствие предыдущих злоупотреблений психо-активными препаратами»
«Не принимала я ничего!»
«Тогда и начинать не чего».
«Умеете успокоить».
«Всё, что действует на разум угнетающе, также действует и на этих ваших маленьких паразит… симбионтов».
«Мои симбионты и так угнетённые. Мне бы ум чуть успокоить - думаю даже во сне».
«Рядом с коммандером есть еще один аппарат для отдыха, если Вы будете настаивать, я могу помочь Вам туда забраться и выспаться за пару недель на полгода вперед».
«Спасибо, док. Воодушевляете».
«Всегда, пожалуйста, дорогая. Рад, если небольшой экскурс в фантазию о спокойном сне в искусственной коме Вас успокоил».
«Особенно про возможность только моргать, а не постоянно говорить».
«Моргать - это через некоторое время после того, как мы перестанем Вам петь колыбельную нашими препаратами».
«Всегда хотела услышать, как Вы поёте. Только можно без аппаратов?»
«Возможно, позже, когда голос появится. До связи, дорогая моя».
«Удачи, док».
Мара хотела верить, что доктору просто надоела их болтовня, и ничего серьезного не случилось. К тому же она не знала, какая сейчас смена у врача, или возможно, он был после неё? Это не важно, если Скайуокер не отъехал, то жить он будет. А о сознании, а уж об использования собственного мозга, не ей рассуждать и беспокоиться. Теперь это головная боль главкома и дока, а ей пора спать. Завтра много работы.

***
- И где Вы?
- Спокойствие, Ваша Нервозность, ты какая-то бледненькая, - Хэн изогнул бровь, рассматривая её плоское изображение в мониторе.
Лея промолчала, что сейчас глубокая ночь, что спать она ещё не ложилась, а вставать через три часа, её волновало:
- Как Люк?
Все заминки кореллианина заставляли её дрожать, и упирать кулаки в край коммуникатора. Если бы он был рядом, то…
- Док сказал, что он для начала просто моргать будет, а он даже привет тебе передавал!
- Не ври мне!
- Ну, он не так сказал, у него тяжко это пока получается, но очень хотел!
- Хэн!
Лея бы успокоилась, если брат сам вышел на связь, помахал ручкой, пообещал поскорее вернуться и так далее… хотя нет, не успокоило, она, наверное, успокоится, когда Люк сам прилетит и обнимет её, и посмотрев брату в глаза, она убедится, что всё в порядке.
- Ты сейчас обратно?
- У меня ещё дела…
- Какие?
- Ты какая-то больно нервная, красивая…
Она промолчала, но посмотрела так, что Соло выдал весь свой маршрут и обещался вернуться в кратчайшие сроки. Посчитав, посмотрев на календарь, залезла в свой ежедневник, она прикинула – за неделю до официальных выборов. Лучше не придумаешь! А до этого времени, она тут сума сойдёт!
Или не сойдёт, если не будет забывать про медитации. На самом деле ситуация налаживалась, но Лея знала, что это затишье перед бурей. И дневной разговор с матерью, её совершенно не успокоил.
- Мон Мотма лучший оратор своего времени, - сказала мама, игнорируя её вопрос, - она сможет повести за собой всю Галактику.
Лея решила не настаивать, её наставница не тот человек, на которого давлением можно чего-то добиться. Хотя принцесса до конца не понимала её решения, или это было не решение? Ведь у Дармин ещё осталось время заявить своё право за неделю до голосования. Она может выйти в самый последний момент, поднять необходимую волну и встать на её гребень. «Мать Альянса» могла это сделать, принцесса осознала это, как и Мон Мотма, и те, кто прежде работал с Дармин Арти. Лея так же выставила свою кандидатуру на пост временно исполняющего обязанности Верховного канцлера, но признавшись себе и матери, не готова была его занять. И не хотела, не сейчас.
Она с ужасом думала о возвращении отца в столицу, о возможных его действия, о возможных собственных реакциях, которые обязаны быть, если она встанет во главе нового государства. Всё слишком запутанно, сложно, и грядущего конфликта с Вейдером не избежать. Несмотря на все личностные взаимодействия, главком не пойдёт на уступки и не изменит свои правила, а новое государство не может потакать тирании. Но попытаться вывести на решение конфликта с минимум ущерба для обоих сторон могла Дармин, женщина, которая реально имела власть на обе стороны. Та, которая действительно умела вдохновлять, направлять, убеждать, слышать и слушать, решать нерешаемые задачи, брать ответственность на себя, видеть настолько вперёд, что она могла бы быть провидцем. И всегда, при любых жизненных ситуациях, она умела сохранять трезвый рассудок, и поступать так, как лучше всем. Не ей. Она, как наставница, пыталась привить ей это, пыталась научить думать как лидер, как правитель, и принимать решения за других, лишая себя и своих близких чего-то важного. И порою Лее казалось, что и она может так, что и она сможет принести в Галактику мир, что она сможет стать такой же королевой, как её мать. И подходит момент, когда она, Лея Органа, рождённая Скайуокер, принцесса Альдераана, может стать Великим канцлером; ведь все понимают, что после временного правительства придёт правительство постоянное, и что временно исполняющий обязанности канцлера станет Великим Канцлером Новой Межгалактической Республики, что она может стать королевой, возглавив строй, ради которого жила и боролась. Она сможет привести порядок в Галактику и закончить войну, которая началась ещё при её родителях, но сейчас, она только почувствовала себя принцессой, только начала понимать и постигать себя, приняв всё своё наследие, сейчас она хотела бы остаться собой. Такой собой, с распушенными волосами, в бордовом платье со светлыми элементами, и сидеть в позе «лотоса» у коммутатора, скучая по любимому и брату, и страшиться грядущей очередной войны с отцом.
Ариша
«Стабильно тяжёлое состояние» теперь определялось как «средней тяжести». Через два дня после первого курса нахождения в бакте, пациент выключил дройда и выявил желание «прогуляться», доктор Нерарс внёс изменения в диагноз и решил не вмешиваться в семейные переговоры, удалился.
- Ляг, пожалуйста, обратно - недовольно басил отец, стоя на пути.
Отвечать предложениями Люку было тяжело, зато вскидывать бровь, и нагло ухмыляться вполне нормально. Он скинул ноги с кровати, пытаясь встать.
Несмотря на значимое улучшение состояния сына, Вейдер опасался расслабляться, и продолжал держать себя и свою Силу в жёстком контроле, но когда «неокрепший» джедай, упёрся в него руками намереваясь отодвинуть, Лорд выдохнул, поднимая облако негодования около себя.
- Дай руку – тяжело выговорил Люк, не реагирую на уплотняющуюся Силу около него, - или отойди.
- Сын, - не шевелился Лорд, - ты не в плену, и сбегать тебе не зачем. Объясни, что ты хочешь, и я постараюсь тебе это дать.
- Встать хочу, - вырвался ответ.
Не сводя терпеливого взгляда, Лорд всё же подал руку сыну, сделав шаг назад. Люк облокотился об неё, инстинктивно крепко сжимая, поднялся на ноги.
- Спаси…бо.
Его поведение не похоже на то, что он понимает, что происходит около него. Но доктор успокаивал, утверждая, что попытки сбежать и выйти из-под контроля, могут быть инстинктивным порывом, которому Люк сейчас подвержен. Его мышечная активность говорит о стремительном выздоровлении, а результаты тестов, которые он проходил, показывали положительную динамику и стабильную работу мозга.
- Куда ты направляешься? – он двигался за ним, не опуская руку, хотя Люк пытался оттолкнуться, и полностью выпрямиться, поймав равновесие.
- К ил… лю... ми... натору… - привычные слова стали делится на сложные и простые. Сложные, Люк, как ребёнок, разделял на слоги, и прилагал видимые усилия, чтобы произносить их. Доктор рекомендовал упрощать, заменять на более простые, но мальчик упрямствовал и в этом, стараясь сохранить прежний словарный запас.
- И что там?
- Звёзды, - не думая ответил сын и удивлённо посмотрел, как будто не ожидал такого вопроса от него.
- Иллюминатор далеко.
- Спешишь?
Эта была прямая провокация, на которую Лорд Главнокомандующий предпочёл не отвечать. Разумеется, он спешил, он всегда занят и его внимания всегда ждут сотни отчётов. Он потратил массу времени находясь около сына, пока тот был без сознания. Это время следовало бы использовать с большей эффективностью, но он не мог. И сейчас, он тратил бесценное время, чтобы помочь сыну пройти половину палаты, потом ещё минут десять проспорить и снова попытаться довести его до кровати. Чтобы снова отказаться от сна, и всё же сделать запланированную работу.
- В следующий раз, мы прогуляемся до иллюминатора на кресле.
- Не... кресло… - закрывая глаза от бессилия, Люк продолжал упрямствовать.
- Поговорим, когда придёшь в себя, - с долей облегчения, Вейдер убедился, что сын уснул и поспешил вернуться к работе.
Для прочтения предоставленного списка проектов «Утробы» ушло больше часа, не говоря уже о вникании в суть и дальнейших перспективах применения и развития. Лишив себя сна на очередные сутки, Вейдер всё же разобрался с этим, выделил основное, выставил приоритеты и принял решение расформировать цельный проект «Утроба», переместив все его лаборатории и комплексы на свои военные базы и верфи. Судя по личному общению и отчёту адмирала Нерха, адмирал Даала рвалась в бой и всеми силами стремилась выбраться из своего укрытия, так что снятие её с поста стражи не вызвало сопротивления. Амбициозная дама долго ждала своего часа. Лорд решил, что оно ещё не настало, но время это уже вымерил и вписал в общий план. Выводить нового адмирала на политическую арену в столь переменчивое время он не хотел, но Даала, если не получит желаемого через него, будет искать свои выходы для реализации. Главнокомандующий этого не хотел и, собрав общее совещание, внёс ряд сильный диспозиционных изменений в ответственные зоны адмиралов, представив Даалу в закрытом кругу. Адмиралы с настороженностью приняли нового командующего в своих рядах, но продемонстрировали полное согласие и покорность приказу Главнокомандующего. Присутствие всех лично могло упростить его работу на тот момент, но даже через голосвязь, сосредоточившись и окунувшись в потоки Великой Силы, он и на таком расстоянии мог проанализировать истинные мысли и мнения своих подчиненных. Он помнил предательство адмирала Дугани, вследствие чего Лея попала в руки Императора, и не награждал лишним доверием ни одного из поверенных адмиралов, за исключением гранд-адмирала Пиетта, который по-прежнему был его правой рукой.
Пиетта же волновал Гранд-адмирал Траун, чьи разведывательные суда стали появляться в центральных регионах, а разведка в их тылу доносила об активности флота и готовящейся операции по вторжению и захвату власти. Чисс не получит пост Императора, но объединить оставшихся имперских адмиралов и разрозненные войска, занять место главнокомандующего Империи, он вполне мог. Никто из круга адмиралов под командованием Лорда Вейдера, не выражал желание иметь дело с чиссом. Тяжёлый и специфических шлейф присутствия Трауна в их рядах во времена правления Палпатина, крепко зафиксировался в сознании военных. В прочем, таланты гранд-адмирала Лорд не мог игнорировать в своих расчётах, отмечая степень опасности противника как «крайне высокую». Потратив сутки на раздумья, он всё же выставил приоритеты. Приказав собрать полную информацию о планах, мотивациях и намереньях чисса, Лорд велел выставить загранпосты, и отложил решение этого вопроса до конкретизации ситуации в столице, признавая более важные дела, зная, что ещё поплатится за игнорирование Трауна в данный момент. Но сейчас он не мог бросить сына, забыв о дочери, и начать полномасштабные действия против чисса.
Сила ему подсказывала, что есть другой путь решения этого вопроса, но он пока его не видит. Пока.

***
Выделить время для личной беседы было очень сложно, и проводить её так не результативно она не хотела.
- Ты планируешь заявить о себе? – прямо спросила Мон, глядя на соратницу.
Дармин устало посмотрела на неё, и улыбнулась, тепло и доверяющее. Этой улыбке Мон, разумеется, не поверила, но на прямой вопрос ответа она не получила.
Во время их беседы Арти получила отчёт о состоянии коммандера Скайуокера, и они вместе радовались его поправлению.
Отсутствие джедая в столице Мон вполне устраивало, как и отсутствие Вейдера. Дружеский тон, рабочие отношения и нагнетающее давление ничего хорошего не сулили, но как никогда прежде Мон не чувствовала своей такой силы. Она уже подготовила стратегию дальнейших действий, поэтапно проработав план на случай выхода Амидалы на арену Сената в любой момент, и рассматривала варианты заявления своих прав и со стороны Вейдера.
Кандидатуру принцессы Леи выдвинул сектор Альдераана, но сама принцесса пока не высказала своего рвения вступать в политическую борьбу. И генерал Мадина прилагал максимум усилий, чтобы у активной и рьяной Леи не было ни сил, ни времени для обдумывания и прорабатывания своей политической стратегии. Принцесса была хороша для решения конфликтных ситуаций, которых на планете по-прежнему оставалось много. Поднимающиеся бунты и протесты на соседних планетах требовали внимания, и Мон ждала возвращения генерала Соло для перепоручения ему этой проблемы, в надежде, что принцесса не оставит возлюбленного с этой сложной задачей наедине. Так уже бывало не раз: принцесса, пользуясь своими дипломатическими полномочиями, экстренно вылетала в помощь менее опытному в таких делах генералу для разрешения проблемы более мирным путём.
Подготовив более пяти рабочих вариантов в случае необходимого устранения принцессы, Мон по-прежнему не знала, как более мирным путём избавиться от Арти, тем более в тот момент, когда вернётся Вейдер. Ещё ситхова помощница, неожиданно для всех, заняла наиболее выгодную позицию и вкопалась, словно в землю, не давая к себе подступиться и уронить статус.
- Её кто-то направляет, - высказал своё мнение Крис.
- Ну не сама же Арти, - усмехнулась Мон, зная, что за всеми серьезными и грамотными политическими шагами, генерал Мадина видит Дармин Арти.
- Почему нет?
«Мать Альянса» всегда оставалась за спиной во времена восстания, направляя их, появляясь лишь на внутреннем Совете, никогда реально не показывая ни свою зону влияния, ни свои возможности. Кракен работал на неё, их личные отношения начались очень давно, Мон даже не знала когда и при каких обстоятельствах, но разведчик, как Риекан и Додонна, никогда не выдадут её. Мон было трудно признавать, что сильнейшие кадры Альянса, служа общей цели, работали именно на Падме. Благо, что Амидала считалась погибшей, а Арти знали единицы. Это не уменьшало её власти, но и ограничивало доверие общественности к ней. Мон знала её слабые места, и готова была ударить при необходимости, но пока они сидели в рабочем кабинете, обдумывая следующие шаги по реконструкции Республики.

***
- Я смотрю, вам тут грустно без нас было, да, Чуи?
Штормовой ветер и так сбивал с ног, и ещё друзья навалились всей толпой, чуть не роняя его и могучего вуки.
-Да, конечно, Соло, не столица, а тоска!
- Как коммандер?
- Вы где застряли?
Бравые «Проныры» во главе с Антиллесом больно радостно их встречали, отметил Соло, рассматривая помятые рожи парней.
- Да, дела были, - отмахнулся он от объяснений, - а с малышом всё нормально будет. Крепкий парень он, да и шлемак у него прочный.
Их тут ждали, как вестников надежды, усмехнулся Хэн, когда ребята, не дав даже шмотки с корабля забрать, утащили его в какую-то кантину.
«С возвращением, генерал» - отписала послание Лея, даже не встретив на платформе.
Хэн недовольно сдвинул брови и навернул с Тайко стакан чего-то крепкого. Ведж разъяснил обстановку, Коран дополнял подробности красочного рассказа, под названием «принцесса и триста три военных конфликта на нижних уровнях Корусанта», Селчу рассказал все уровни прохождения мега квеста «Попади на приём к принцессе», после чего Соло сломался.
- Ладно, ребята, рад был вас всех видеть, – он поднялся, вышло даже так авторитетно. - Не раскисать, завтра я возьму командование над базой, – все парни ухмыльнулись, уже представляя бой кореллианина с местными командирами, - но мне пора.
- И куда ты?
- В Сенат! – выпалил Хэн.

***
Карлист подал очередной доклад, Кракен дополнил общие сведения, Мадина выдвинул контрмеры. «Слишком контр», - решила Лея, рассматривая документы:
- Не согласна, генерал Мадина, должны быть другие способы решения данной проблемы.
- У Вас есть предложения?
- Нет, генерал, но они должны быть у Вас, - жёстко осадила его принцесса, однозначно показывая свою политику.
- Поддерживаю, принцессу Лею, - вступил Риекан, прямо смотря на Криса Мадину, - есть другие варианты. Смею предложить…
Общая усталость чувствовалась во всех участников экстренного комитета по борьбе с угрозой местному мирному населению, но они уже достаточно много лет работали вместе, чтобы уметь переходить внутренние и конфликтные ситуации, оперативно решая поставленные задачи. Генерала Мадину чуть ущемляло, что на пост главы комитета была поставлена принцесса Лея, а не он или его коллеги в погонах, но опыт юной особы позволял занимать такой пост. К тому же остальные мужчины принимали её главенствование, считаясь с её политическим влиянием. Сама же Лея, как и все, хотела одного: мира.
- Добрый день, господа, - как к себе домой зашёл взъерошенный генерал Соло, - и дамы, – в показном приветствии, он отдельно отметил Лею, и, подвинув к себе стул, сел за общий стол. – Прощу прощения за опоздание. Не был вовремя осведомлён.
Как прошёл кореллианин через охрану никто даже спрашивать не стал, его не было в числе участников комитета, лишь потому, что на момент назначения, генерала не было на планете.
«Руки лишними не бывают», - вспомнил поговорку Кракен, переглядываясь с Мадиной, - «И в особенности голова, тем более такая светлая, как у Соло». Мадина переглянулся с Риеканом и с принцессой, и в немом внутреннем голосовании комитета, все решили, что Соло будет им полезен. Хоть и временно. Не смотря на всю универсальность Соло, его, вероятнее всего, отправят решать конфликты на соседних планетах, но пока, он здесь и внимательно вчитывается в дела, это всех устраивало.
Пока не прошли выборы.

***
Полпути он упрямо шёл сам, опираясь о стену и руку отца. Некогда ужасный и устрашающий бас Повелителя Тьмы гудел над ухом, хлеще засорённого двигателя «Сокола», нервируя и раздражая так же.
- Хорошо, - сдался Люк, чувствуя, как у него кончаются силы и подгибаются ноги, и сел в кресло. И дело пошло гораздо быстрее, меньше чем за минуту они оказались в смотровой с иллюминатором.
- Далеко мы… привет адмиралу Даале передай.
Своё удивление отец не успел скрыть. Люк не знал, что главком велел флагману отлететь на существенное расстояние от всего флота и развернуться так, чтобы из иллюминаторов медблока нельзя было увидеть ни флот Нерха, ни загран посты Даалы.
- Как ты определил наше месторасположение?
- Ты тоже так умеешь.
- Я умею, потому что пролетел все известные регионы, и не по разу, а так же пробыл в космосе на мостике дольше, чем ты живёшь.
- Значит, нас… лед… ств… ность…
Отец не чего не ответил, наслаждая видом Млечного Пути.
- И что тут такого ин… те… рес… ного?
- Мозг твой, как я вижу, работает нормально.
- Думал, что я дурачком останусь? - помимо их координат, Люка ещё интересовало своё отражение: наголо стриженая голова обрастала ровным ёжиком, а свежие шрамы, уже начинали зарастать под действием бакты. Возможно, после всех процедур их совсем не останется, или их закроют волосы, когда отрастут. На Хоте было хуже.
- Были подозрения, но как видно не оправдались.
- Теперь меня куда отправишь?
- Обратно в постель.
- А в столицу, когда?
- Когда можно будет тебя показать матери, - Люк посмотрел на него, понимая, что он думает о том же. – И сестре.
- Волнуют…ся?
- Удивлён, что обе ещё на Корусанте.
- А они знаю, где мы?
- Нет, конечно.

***
Встречи, переговоры, заседания службы безопасности, связь с Лордом, переговоры с адмиралом, отчёт юридической службы, отчёт финансовой службы, переговоры с тремя сенаторами, с послом, заседание в комитете по безопасности космических границ, встреча с Трушем…
«Хочу напиться», - решила Мара, усаживаясь в очередное мягкое и эргономическое кресло. – «И в шкаф на «Исполнителе»», - или хотя бы чтобы её просто оставили в покое и одну. Хоть на полчасика. Одну и в тишине.
- При всём уважении, Вы многого хотите, - не зная этого, ответил на её внутренние стенания посол Армеруа, - наш народ ценит Ваш вклад, но…
Рыжая девушка вкинула бровь, посмотрев на него так, как не мог и сам ситх. Посол поперхнулся, и сбавил обороты.
Уроки Арти, в сопровождении с владением Силы, и наглядная практика в исполнении Повелителя Тьмы, не прошли для неё напрасно. Хотя Джейд по-прежнему не чувствовала себя на нужном месте, но в сравнении, с парой месяцев назад, когда она только вернулась в столицу в новом статусе, она чувствовала себя уверенней и спокойней. Или слишком устала, чтобы нервничать и переживать по пустякам, и обращать внимание на то, как на неё смотрят окружающие. К тому же самые сложные и нереальные вещи сейчас казались простыми и банальными, она научилась разглядывать политические многоплановые интриги, но вступать в них не хотела и не позволяла затаскивать себя никуда. За исключением комбинаций Арти, которые она по-прежнему чувствовала, но проследить не могла. Да, и признаться не хотела. Бессонница по-прежнему была её проблемой, и в час полной и невыносимой усталости, которая даже заснуть не давала. Она задавалась вопросом: почему разумные существа сами идут на такое? Почему они выбрали именно этот путь?
Тот момент, на «Исполнителе», после первой встречи с «Затмением», когда Соло, после прорыва блокады, сам вновь кинулся на планету, спасать их солдат, ради помощи принцессе. Это потрясло её, она сама не заметила, как вновь и вновь стала возвращаться в памяти к этому моменту, понимая, что тогда у неё внутри, что-то изменилось. Чётко настроенные координаты потеряли привязку к поверхности. Днём и вечером, у неё была работа, бесконечная работа, и она считала дни до возвращения начальства, чтобы поскорее улететь с этой планеты и, по возможности, не возвращаться, а ночью она смотрела на многотысячные огни столицы, и задавалась странными вопросами, обещая себе, что когда-нибудь найдёт ответы на них.
А пока, у неё много работы, и чудовищное желание напиться.

***
Время неслось с невероятной скоростью, отмеренный строк до выборов казался достаточным, но по прошествии пары месяцев, его оказалось недостаточно.
- Нельзя сделать работу за полгода, которая требует годы времени, - пораженчески постановила Мон.
- Порою мне кажется, что у неё просто нет конца, – устало поддержала её Лея.
- Так и есть, - подтвердила Дармин, разливая очередную порцию приятного напитка.
- Какие-то пораженческие ноты в ваших голосах, прекрасные дамы, - отметил Ян Додонна, осматривая собеседниц.
Еженедельное собрание Совета Альянса, происходило глубокой ночью, не потому что оно было секретным и имело вывший приоритет, а потому что ни у кого не было времени на резюмирование проделанной работы. В отличие от усталой принцессы и напряженной Мон, Дармин видела явный успех в реализации их планов, и ещё верила, что у них хватит время привести всё в порядок в обозначенное время.
«Работаем в режиме подвига», - усмехнулся Хэн, подмигнув принцессе. Он то, в отличие от всех остальных, был свеж, полон сил и рвался в бой. Первые три дня. Потом его нагрузили по полной, и генерал погрустнел.
Присутствие духа потерял и Мадина, когда адмиралу Акбару со своим флотом пришлось экстренно вылететь для решения конфликтной ситуации на границе. Пока главное правительства Альянса пыталось закрепиться в столице, пираты, местные тираны и другие силовые организации пытались воспользоваться моментом и урвать себе кусок территорий Альянса. Так же разведка докладывала об усилении границ территорий Дарта Вейдера, в связи с активностью на Дальних рубежах гранд-адмирала Трауна. Совет не выражал желания вмешиваться в эту ситуацию на данном этапе, решив оставить этот вопрос на разрешение Вейдеру.
- В случае победы Лорда, это приведёт к увеличению его границ, – заявила свои сомнения принцесса Лея.
- В случае победы, - поправил Мадина, - а в случае поражение, он сильно ослабит Вейдера.
- Лорд не будет вступать с ним в открытые военные действия, - вмешался Додонна, - ситх будет искать другой способ.
- Вейдер всегда идёт напролом, - не согласился Кракен.
- Не всегда, - без аргументировано поправил генерал Додонна, завершая ненужный спор.
- У нас есть более насущные дела, - поддержала его «Мать Альянса», поднимая важные на её взгляд вопросы.
Собрание закончилось, когда над столицей растекались первые лучики рассвета. Хэн сладко зевнул, и ловким движением руки забрал у Леи комлинк:
- У нас отсыпной.
- Хэн… - протестовать было бесполезно, оставалось только дойти до квартиры. Потом до кровати и просто уснуть. Радуясь, что через сутки, половину которых она проспит, прилетит брат.

***
Рожа в зеркале стала чуть более походить на человека, чем пару недель назад. Тот затянутый кожей череп, с глазами и скулами, с острым подбородком, походил на кого угодно, только не на Люка Скайуокера. Признаться, он уже не помнил, чтобы его когда-то так волновало собственное отражение.
- А с этим ёжиком можно что-то сделать? – поинтересовался Люк, глядя на себя в зеркало на выписке у доктора Нерарса. Короткие волосы стояли торчком в разные стороны, отказываясь хоть как-то прятать полосы шрамов.
- В столице много высококлассных стилистов, командор, намного больше, чем во флоте, - с прицоконьем ответил доктор, пролистывая выписку пациента. – Уверен, Вам они помогут.
- М… я не о том, - смутился татуинец, густо краснея, - можно простимулировать рост волос? А то с такими шрамами меня сразу же в бакту на неделю утопят.
- Лазерная коррекция, коммандер, от которой Вы отказались…
- Я её сделаю, позже, мне надо первые десять минут выглядеть нормально, – честно врал Скайуокер, понимая, что никогда ему не было так важно, как он выглядит, как по прибытию на Корусант. Встреча с сестрой и мамой, разговор с Корраном, и Мара… он хотел увидеть Мару. И постараться не выглядеть так, как будто он только сбежал с Кесселя.
- Соблюдайте распорядок дня, пропейте курс витаминов, никаких полётов и других умственных нагрузок, - словно приговор зачитал свои рекомендации доктор, - тестирование ежедневное, отчёты…
- Перезагрузите тесты на Р2, - перебил Люк, - он единственный кто сможет гарантировать Вам ежедневный отчёт.
- Хорошо, по поводу Ваших шрамов, коммандер, рекомендую пройти лазерную коррекцию, а волосы до вашего прилёта в столицу вырастут.
- Успокоили.
Помимо его самого, его внешний вид волновал ещё и отца, который как сканер осмотрел сына, перебрал все ниточки Силы, убедившись, что чадо в порядке, готово предстать перед вторым родителем и сестрой. Всё было проще, когда они были просто друзьями, коллегами, соратниками и даже врагами, сделал для себя странный вывод Люк, вспоминая, какой он был после Бепсина, после обморожения на Хоте, после сотен операций и диверсий, возвращаясь без сознания, с ранениями, с потрепанной и изукрашенной рожей, и главное, что было – он был жив и ладно. Сейчас же Лея на правах сестры, могла настоять на излишнем лечении, мама просто промолчит, а после коммандер Скайуокер никогда не окажется в авангарде. Всё это было излишнее волнение их слабого, но очень могущественного пола их семьи. И сейчас, признавая себя семьёй, каждый по отдельности, но считая все вместе, с ними приходилось считаться и с чужим волнением, и с заботой, и с чрезмерной опекой. Поэтому Люк, глубоко вздохнув, выстоял проверку отца, покинул «Исполнитель» отправился в столицу, а сейчас в часе от Корусанта, пытался в сотый раз убедиться, что он точно в порядке.
Весь курс его реабилитации напрочь перечёркивал его режим, все его занятия, работу и времяпровождения. Нельзя читать, напрягать глаза, о полётах временно вообще можно было забыть, физические нагрузки в умеренном объёме. Люк долго пытался объяснить прикреплённому врачу и дройду, что умеренные нагрузки для него это только разминка. Даже работу над собственным крестокрылом пришлось приостановить.
- Медитация, сын, тренировка самоконтроля… – посоветовал отец.
- Не более двух часов в день, - поправил доктор Нерарс.
Что делать всё остальное время Люк не знал, по итогу прикреплённый врач составил плотный график различных оздоровительных процедур для деятельного пациента, и через сутки Люк по серьёзу думал, как вывести небольшой крейсер из гиперпрыжка, угнать истребитель и самостоятельно добраться до столицы. На третьи сутки он вспомнил уроки магистра Йоды, беря свою внутреннюю энергию под контроль, вспоминая о смирении. И отмеренное время покоя и бездействия оказалось необходимо для его усталого разума.
К моменту выхода крейсера из гиперпрыжка, он чувствовал себя отдохнувшим и полным сил, но с оставшимся сомнением по поводу своего внешнего вида.
Р2 крутился около двери, сообщая, что им уже пора выходить. Дройд уже вторые сутки издевался над хозяином по поводу лицезрения себя у зеркала, за что с утра получил по круглой голове, и уже третий час недовольно пиликал.

О ветрах Корусанта ходили легенды, они всегда были сухими, с привкусом стали и пустоты. Только дневное солнце светило сегодня ярко-жёлтым светом, отражаясь ото всех поверхностей паллеты-города. Солнце тоже было странное, не тёплое, какое-то северное, яркое, но не грело совсем. Зато его согрели крепкие объятья сестры, которая кинулась к нему, как только Люк сошёл с канонерки. Хрупкая девушка, казалось, стала ещё тоньше, обнимая её, он чувствовал её кости, и казалось, можно чуть сильнее сжать и она сломается. Но Лея была прочнее, чем казалось, скрывая свою усталость, она радостно улыбалась, целовала его в щёки, внимательно рассматривала лицо, приподнимая волосы там, где виднелись шрамы. Её не волновало, что они на открытой платформе, под ярким солнцем, и возможно камеры СМИ уже снимают эту встречу, которую не так могут преподнести, и пустить странные слухи. Её это не беспокоило, она рада была видеть брата живым и здоровым, а самое главное в своём уме. Своей очереди ждал Хэн с Чуи, весело комментируя их объятья. В тени входной группы его ждала ещё одна женщина в цветных одеяниях, которая крепко обнимет его и так же поцелует только, когда он зайдёт в эту тень. Хрупкая женщина, любящая и заботливая, способная переживать и сочувствовать, которая закована в свои устои, как и отец в свои доспехи.
Он знал, что творится в столице, даже читал аналитические выкладки, не смотря на врачебный запрет, и он знал, что Дармин Арти никогда больше не выйдет в свет. Она способна нести на себе всё восстание, прощать, помогать, изменять и править, но в тени, стоя за спинами других, и так же в тени крепко обнимать, пряча свои чувства, и саму себя под цветными и яркими нарядами. Был момент, знал Люк, чувствовал всем нутром рядом с матерью, когда в ней что-то поменялось, в самой её сути личности что-то настолько изменилось, переплавилось, чтобы выжить, чтобы сохранить всё остальное. Что из открытого яростного политика, который всегда стоял в свете софитов, в центре общественного внимания, который никогда не боялся смотреть в глаза, она ушла в тень, против себя, против своей истиной природы, она смогла адаптироваться к сложным условиям, перекроив себя заново. У неё хватит сил повторить это вновь, Люк чувствовал это, но понимал, что эта не та ситуация и не тот момент, чтобы она снова пошла на такое изменение в себе. Но заглянув в её бесконечные тёмные глаза, такие же красивые и глубокие как у сестры, он увидел огонёк, слабый, еле заметный, новый.
Она собирает силы для другого - понял он.

***
Только стоило малыша выпустить из медблока, как он тут же оказался в шумной компании друзей и с девушкой под боком. Эриси, вцепилась в командора, как в своего, а скромность и вежливость Люка, позволили ему отцепить её от себя, только когда он решил уйти с общей встречи чтобы переговорить с Корраном.
Никто из ребят ни в чём его не винил, в битве за Корусант много погибло, и то, что малыш решил подставиться ради брата по эскадре, все восприняли нормально, это было вполне в духе командора, только вот Хорн воспринял это очень тяжело и чувство вины его открыто грызло. Стоило Люку прилететь в столицу, как всё завертелось вокруг него, этот человек сам по себе притягивал и неприятности, и хороших парней с девчонками, и политические решения с такими же проблемами. Хэн сложил руки на груди, недовольно покосившись на Мадину, который прилетел лично поприветствовать командора в кантину, где сегодня они не пили. Да, все не пили, потому что коммандеру нельзя. Ему вообще всего нельзя, поэтому Хэн переглянулся с Чуи, потом на часы, вуки понимающе кивнул, и встал около столика Люка с Хорном. Мадину развернула Лея, а всех остальных забрал Ведж.
Быстрое восстановление Люка всех радовало, но и беспокоило одновременно. Он-то видел малыша под капельницами, лысого, со свежими швами на голове. Проблема с координацией, дикцией, движением и мышлением и ещё длинный-длинный и очень опасный список проблем, которых опасались врачи. Скайуокер показывал свою живучесть и раньше, демонстрирую высокую степень внутренней регенерации. Врачи Альянса говорили, что дело в его генетике, что в нём только половина татуинца, а вторая там кого-то ещё, и такое сочетание даёт ему массу преимуществ. За Леей таких особенностей не наблюдалась, хотя принцесса и не попадала в такие ситуации, как малыш. Хотя Соло сомневался, что в нём самом-то только кровь Кореллии, верил в это больше, чем во влияние этих их непонятных вещество в крови. Сейчас ему без разницы было: смешанная кровь это или Сила Великая, главное, чтобы последствий не было. Хотя времени прошло уже предостаточно, чтобы всплыли всякие минные поля.
- Тут чего-то со временем не так, - пожаловался он Лее, наблюдая, как заходит солнце.
- Другой ритм жизни самой планеты, - обняла она его, утыкаясь в грудь.
Малыш прилетел больше девяти часов назад, но казалось, что меньше часа.
- Подстава…

***
Ощущение полного слияния с Силой было ни с чем не сравнимо и практически неописуемо. Люк помнил, когда в первый раз почувствовал его, а ещё помнил момент, когда ощутил слияние отца с Силой, когда Повелитель Тьмы, открывшись Великой Силе, стал растворяться в общем свечении, как его тугие узлы контурного сплетения стали развязываться, сливаясь со всей паутиной. Он помнил, как это было устрашающе прекрасно, и как он с испугу позвал отца, опасаясь, что тот не вернётся. Лорд не зря носил сой титул, да и он с Силой работал дольше, чем сам Люк жил на свете, и смотря на одарённого напротив него, он не мог судить ни его, ни себя. Чувство вины притупилось, осознание ситуации со стороны сильно помогло переосмыслить случившееся и сделать выводы.
- Каждый из нас несёт ответственность за свои действия, - повторил Люк, - каждый из нас решил по-своему в тот момент, и каждый из нас заплатил по-своему за это.
- Ты чуть не погиб.
- У меня было много этого «чуть». Зато, за это время мне удалось многое переосмыслить и осознать. И я, надеюсь, ты тоже.
Корран понимающе качнул головой. Спавший с него груз вины растёкся облегчением в Силе, и они оба выдохнули. Тонкие нити понимания стали проскальзывать в их разговоре, переплетая их дружеские отношения в более конкретные и направляющие. Люк чувствовал, как в глазах Коррана он становится наставником. Это странное ощущение проскальзывало уже не в первый раз, но сейчас оно стало более конкретным и ясным. За время его отсутствия Хорн задал себе слишком много вопросов, на которые только Скайуокер мог ответить. В тайне, Люк радовался, что у него пока есть ответы на эти вопросы, понимая, что может настать момент, когда у него ответов может и не быть. Старые наставления магистра Йоды цитатами всплывали в мыслях, незримым проводником ведя их разговор по выбранному пути. Все его внутренние опасения, высказанные однажды отцом вслух, стали притупляться, и он всё же хотел поделиться ими с Корраном, но не сейчас.
Они не всё успели обсудить, Хорн многим хотел поделиться, как и Люк, но Чуи настойчиво просил свернуть разговор и перенести на потом, не давая нарушать решим. Скайуокер недовольно скривился, покосившись на друга с сестрой, которые мило беседовали за соседнем столиком, в надежде, что Хэн попросил Чуи не мешать им, но друг лишь поддержал своего помощника и выпроводил Хорна.
- И сколько будет продолжаться этот детский сад? – угрюмо поинтересовался Люк, когда капитан с Леей провожали его до выделенных апартаментов в Сенаторском корпусе.
Для него были подготовленные комнаты во Дворце в крыле Лорда Вейдера, у него также была комната на базе, около казарм «Проныр», а Люк думал попроситься переночевать на «Соколе», но сестре решила по-другому и ей было трудно отказать.
- Ровно столько, сколько понадобится для твоего полного выздоровления, – вполне серьёзно ответила Лея.
- Я здоров.
- Это не тебе судить, а доктору Нерарсу.
- Кажется, я уже ненавижу этого мужика.
- Зря ты так, - вмешался Хэн, вспоминая седого доктора, - нормальный дядька.
- Столько заботы и опекунства, я, наверное, за всю жизнь не получил, как за эти месяцы.
Лея не оценила его стенания, и, как Люку показалось, даже немного обиделась. Апартаменты были подобранны именно для него, и это чувствовалось стразу. Мама с сестрой хотели, чтобы эта квартира стала ему домом, подобрав всё как он любит, но со своими требованиями.
- Она даже на это время нашла, – сделал отдельный акцент Соло, в пол тона, явно жалясь на нехватку внимание, – меня просто к себе подселила.
- Хочешь личные апартаменты? – услышала ремарку Лея, недовольно вскидывая бровь.
- Нет, что ты, принцесса, мне бы тебя в твоих апартаментах найти, не то, чтобы в своих.
Пререкания Хэна с Леей стали походить уже на семейные, отметил Люк, улыбаясь и осматривая квартиру:
- Прямо рай.
- Рада, что хоть этим угодила.

***
Она проснулась резко, с панической мыслью: «Проспала!» - но глаза сразу не смогла открыть, расслабленное тело отказывалось напрягаться вновь. Разум тут же нашёл оправдание в звонках, которых нет, в бесконечных сообщениях… Она медленно пошевелилась, вдыхая приятный и знакомый аромат, но вспомнить чей он, сразу не смогла. В теле ныла усталость и какие-то болевые ощущения, сжав пальцы, она почувствовала другую фактуру белья и сразу же открыла глаза. Она не у себя. Приложив усилие, чтобы не подскочить, Мара медленно повернулась, осматривая помещение: сдержанная светлая спальня, небольшого размера, без декора и изысков. Судя по виду из окна, она в Сенаторском корпусе, на верхних этажах…
…После нескончаемого шума Сената, она предоставила отчёт Лорду Главнокомандующему, который в данный момент был в гиперпрыжке, и через пару суток наконец-то явится в столицу. Отчитавшись в письменно виде, поставив точку и оправив файл, она решила наконец-то осуществить свою навязчивую идею: напиться. Ещё утром у неё была идея выйти в свет, в платье и найти прекрасную компанию; в обед, она уже думала, что загул с «Пронырами» вполне сойдёт; а вечером, закрылась у себя, и достала бутылку презентованного рома. Одна и в тишине…
«Что-то пошло не так», - решила Мара, ложась обратно, закапываясь в одеяло, когда в соседней комнате открылась дверь. Кто-то бесшумно прошёлся по спальне, подошёл к шкафу, что-то взял и так же с минимумом звука вышел в соседнюю комнату…
…в какой-то момент вкусный ром надоел ей, и открыв свой мини-бар, она не нашла ничего интересного, кроме очередного кореллианского виски. Во флоте был только алкоголь, который привозил Соло, разумеется, он весь был с Кореллии. А в чём проблема на Корусанте? Эта мысль и разбавила её скучный вечер. В поисках другого алкоголя она нашла бар, родианца, которому очень захотелось врезать, а себе она уже не могла отказывать, потом были два турианских вышибалы, с которыми она тоже справилась, но решила прогуляться до другого заведения. А там текила и какой-то тви`лек, с которым она так же подралась, так же бармен-зелтрон, который отказался ей наливать, и дройд-вышибала. С ним было посложнее, но она справилась, и откровенно отвела душу. Глубоко вдохнув ночного терпкого запаха Корусанта, она намеревалась идти домой…
…Дыхание она держала ровно, словно продолжает спать, рёбра болели, локоть тоже, капризно ныла трапециевидная мышца на спине, костяшки перемотаны бакто-пластырем, а на голое тело одет халат. Почему она не дошла до дома? Синий дройд…
…Синий астродройд с деловым видом проехал мимо неё в направлении Сенаторского корпуса. Она подняла глаза вверх, высоко, очень высоко, где на тысячном этаже светился огонёк в Силе.
- Мара? – опешил спросонья джедай, взлохмаченный и удивлённый.
Девушка прошла в его квартиру, рассматривая мужчину в одних штанах для сна, отмечая его худобу, но и с тем рельефность. Яркий верхний свет красиво бликовал на его светлой макушке, а глаза светились, как и раньше, чистой синевой.
- Что случилось? – побеспокоился он, который готов был защищать весь мир сразу. А она лишь скривила губы в игривой ухмылке, рассуждая про себя: «Не подойду, я уже и так пришла. Пускай сам», - Ты ранена? – он сам и подошёл, приподнимая прядь, под которой была ссадина, и не ожидал, когда она страстно поцелует его, обнимая, притягивая к себе…
…ей захотелось застонать, переворачиваясь на другой бок. Как она могла такое сделать? Мара Джейд! Правая рука Лорда Главнокомандующего, обученная помощница и агентесса Императора, как она могла?! Как такое могло произойти, а? Как она могла повиснуть на Скайуокера, как блудная зелтронка, с закидыванием ног и с впечатыванием в стенку? А он…
…поднял её на руки и отнёс в душ, под прохладный поток воды, в котором она билась в пьяной и усталой истерике. Он слушал её, обнимал, мыл и успокаивал, пообещав, что она снова сможет спать. А потом вывел, как маленькую за ручку, посадил на кровать, достал аптечку, заклеил всё её синяки и ссадины, одел халат и уложил спать.
«Добрых снов, Мара», - и поцеловал в макушку.
…О! Великая Сила! – захотелось взвыть ей и тут же застрелиться, только сигнал комлинка в соседней комнате не дал пошевелиться.
- Доброе утро, Лея, - чистый, звонкий и добрый голос джедая раздался из комнаты. – Да, всё хорошо, акклиматизируюсь. Р2 уже отправил отчёт доктору Нерарсу… Нет, я пока бесполезен в этом… Да, пару дней я ещё передохну, а там видно будет… Люблю тебя.
Мара прислушивалась к звукам, в постыдной мысли сбежать, но после разговора, он, как назло, вернулся в спальню и аккуратно сел на край кровати:
- Доброе утро, - скрываться, что она не спит, уже бесполезно, оставалось только повернуться, пряча лицо за волосами. - Как себя чувствуешь? Голова не болит?
- Не-а… - ответ получился слабым и детским. Его улыбка стала шире, он провёл рукой по волосам, приподнимая пряди, осматривая ссадину у виска.
- А рёбра?
- Болят… и спина… - пожаловалась она, не сопротивляясь осмотру. Сопротивляться уже было поздно, вчера он раздел её и аккуратно укутал в мягкий халат. Его прикосновения были нежными и полны заботой, и впервые ей было по-настоящему стыдно.
- Подождём до вечера, - констатировал хозяин квартиры, спальни и кровати, не замечая её скованности. - Завтракать будешь?
- Буду, – покорно согласилась рыжая бестия, закутываясь обратно в одеяло. - Тебя опять хотят во что-то втянуть?
- Бесполезно, - отмахнулся он, доставая комлинк и делая заказ, - я временно отстранён и от командования, и от любой работы до официального разрешения доктора Нерарса. И Дармин с Леей никому не дадут нарушить приказ отца.
- Сочувствую, - понимающе заметила она, - из крепких рук дока только Пиетт умудрился сбежать, и то недалеко. А чувствуешь ты себя нормально?
Он поднял глаза, посмотрев так прямо, видимо, не ожидав от неё беспокойства:
- Как видишь, я в норме, - она выдержала взгляд не шелохнувшись, что заставило его отвести глаза. - Отец будет только через трое суток. Можешь немного передохнуть.
В дверь позвонили, он отошёл…
За завтраком. Он не спросит ни о чём, и никогда никому об этом не расскажет, он просто выслушает, вытрет слёзы, залечит раны и позаботится о еде…
Поднос он поставил прямо на кровать, и сам устроился у неё в ногах, принимаясь за завтрак.
- А еда тут и вправду вкуснее, - заявил Скайуокер, облизывая пальцы.
- Это же столица, фермер, тем более в Сенаторском корпусе, - она жадно выпила светлый напиток, ей показалось мало, и без проса она выпила его.
- Эй?
- Хорошо тут, - проигнорировала она его протест, - можно я останусь?
- А кто тебя отпустит?

***
- Чего-то малыш на связь не выходил, - невпопад заявил Хэн, когда они вышли с совещания. Хотя, по мнению Леи, голова у него должна быть забита другим.
- Он отдыхает, я сегодня утром с ним говорила.
- Значит, с ним время поговорить ты находишь, а со мной – перезвоню, я занята?
- Генерал Соло, что за детские приступы безосновательной ревности? – вскинула бровь деловая принцесса. - С тобой мы уже пару недель, а Люк прилетел только вчера.
- Значит так?
- Генерал Соло, прекратите валять дурака, у нас много дел.
- Да, у нас очень много дел, - согласился Соло, выпинывая из лифта какого-то работника, чтобы после того, как двери закрылись, крепко поцеловать принцессу, несмотря на все её протесты. У них много дел и очень мало времени. С три тысячи сто восемнадцатого этажа до первого и обратно до тысяча пятьсот восьмого. Без остановки.

***
Центральные Всегалактические СМИ освещали главное событие столицы: прибытие Лорда Вейдера для участия в выборах временного правительства Новой Республики. Разные источники информации по-разному относились к персоне Дарта Вейдера, и по-разному преподносили этот странный, с точки зрения всегалактической общественности, факт.
Лорд Главнокомандующий был фигурой известной и не определённой одновременно, его мотивации, его поступки и его политика всегда оставалась загадкой для общественности, что во времена Империи, что во времена Союза, а тем более сейчас, когда был свергнут режим, которому он служил больше двадцати лет. Так же СМИ не упустили и тот факт, что три дня назад исполнилось двадцать восемь лет со дня начала судьбоносной для Галактики и Республики Войны Клонов, всячески приписывая и сравнивая события того времени и нынешнего.
Шесть голоизображений, включённых одновременно, с разных точек и с разными комментариями транслировали прямую связь с частной платформы, куда прилетел Дарт Вейдер. Официальный представитель Лорда в Сенате, Мара Джейд встречала его в сопровождении пятьсот первого легиона. После официального приветствия её самим Лордом, которое транслируют на всю известную Галактику, статус и позиции этой рыжеволосой особы резко увеличились и укрепились. Впрочем, это уже не столь важно, отметила про себя Падме, наблюдая, как ситх с помощницей стремительно покидают посадочную площадку в сопровождении штурмовиков, которые мешают съёмке.
До специальной сессии Сената оставалось не более трёх часов, но Падме не назначала никаких встреч и отложила всю работу.
Громкое механическое дыхание заполнило её кабинет, она призналась себе, что скучала. Она встретила его тёплой и радостной улыбкой, облегчённо выдыхая. Её так же успокоило и то, что он сразу пришёл к ней, хотя последний их разговор был после прилёта сына в столицу, и посвящен был только здоровью Люка. Сейчас, к их совместной радости, этот вопрос был исчерпан, и перед ними стоял очень сложная политическая ситуация, которую она одна не могла решить. И ей нужна была его поддержка. Она знала, как её получить, и на что надавить, но результат был не гарантирован, да и желания у неё уже не было.
- Рада Вас приветствовать в столице, Милорд.
- Я предпочёл бы другое место встречи с Вами, Миледи, - он тяжело прошёлся по её кабинету, подходя к окну: серый геометрически вымеренный пейзаж Корусанта. – Тем более сегодня. Надеюсь, Вы помните, какой сегодня день?
Она задумчиво улыбнулась, опуская взгляд.
Двадцать восемь лет, но она помнила красный песок Джеонозиса, улетающую серебряную каплю корабля Графа Дуку, и непонимающий взгляд раненого юноши. Крепкие руки Оби-Вана, который, не смотря на свои ранения, схватил её за плечи, отрывая от падавана и уводя в канонерку, где Энакину оказали первую помощь. Она помнила тот момент, когда сидела напротив раненого магистра, в двух шага от них в медкапсуле лежал Энакин, неосознанно постанывая, когда корабль трясло. Кеноби видимо знобило, лицо бледное, а губы сухие, взгляд порою терял концентрацию, но он упрямо смотрел на неё. И если бы не пристальный взгляд серых глаз, она бы уже сидела около Энакина, целовала и пыталась успокоить. Но…
Их сразу же доставили на крейсер, который в течение десяти минут ушёл в гиперпрыжок, чтобы как можно скорее доставить сенатора в столицу. Практически всё время полёта она провела в бакто-камере, прибыв в столицу без следов после нахождения на арене. И обеспокоенная столица тут же закрутила её в своём безумном водовороте интриг и экстренных решений. Но, несмотря ни на что, на утро следующего же дня, она пробилась в госпиталь в Храме Джедаев. Она буквально бежала по бесконечным коридорам, проходя невообразимые пролёты, боясь заблудиться, и застыла, собираясь с духом, у двери его палаты. Дверь с тихим шипением открылась, и она успела увидеть его, лежащего, подключенного к какой-то аппаратуре, как в проёме оказался Оби-Ван Кеноби. Джедай шагнул прямо на неё, заставляя отступить, и дверь за его спиной закрылась.
- Доброе утро, сенатор, - приветственно мягко, но вполне конкретно произнес магистр.
Падме искренне улыбнулась, радуясь, что он уже оправился, и абсолютно безрезультатно попыталась зайти в палату. Используя весь свой политический и дипломатический опыт, она юлила, просила, требовала и угрожала, но магистр стоял непреступной стеной между ней и любимым. Кеноби был терпелив, вежлив, и чётко дал понять, что если сенатор не покинет Храм, то придётся использовать силу. Доводить до конфликта, тем более с Оби-Ваном, Падме не хотела, и откровенно боялась. Всегда есть другой способ – решила она, отступая, возвращаясь в свой кабинет, с заваленным работой столом и безумно плотным графиком встреч.
Эмоции подкатывали к горлу, и грозились вырваться или криком или слезами, но Падме понимала, что нужно время, что нельзя спешить и идти на необдуманные решения. Тем более сейчас, когда ещё не объявлена война, но которая уже началась.
Остаться одной в кабинете получилось только через два дня. Тонизирующий напиток, прохладный светлый кабинет и длинный список дел. Всё ещё панически она искала выход из сложившейся ситуации и так же панически пыталась придумать, как пройти Кеноби.
И в идеальной тишине что-то изменилась. Она подняла голову: посреди её кабинета стоял Энакин. Бледный, чуть сутуленный, и смотрел так… растерянно. Она аж подскочила, чуть отступила от испуга, проморгалась, пытаясь понять, что это ей не привиделось из-за бессонных ночей и бесконечного желания увидеть его.
- Энакин, - еле слышно произнесла она, и сама не заметила, как кинулась через весь кабинет, путаясь в тяжёлых юбках, и застыла, как вкопанная, в двух шагах от него, - как ты?
Он слабо улыбнулся, заглядывая в её глаза:
- Уже лучше.
Её рука сама поднялась, касаясь холодной щеки, а он, как ручной зверёк, потёрся об неё, вкладывая в нежное движение, что–то настолько большее, чем просто нежность, что у неё в груди всё сжалось, а взгляд опустился на его правую руку. Там где должна быть его правая рука. Проводя её взгляд, он поднял протез, неуверенно разжимая искусственные пальцы.
- Больно?
- Уже нет.
В его «уже» были все страхи и отчаянье, всё расстройство и злость на Кеноби, всё… их общее и их личное. Она вложила свою руку в его металлическую ладонь, прислушиваюсь к новым ощущениям. Его поцелуй обжог губы, а вместе с тем и всё нутро. Руки сами обхватили его шею, и она отступала под его натиском, пока в спину не упёрся рабочий стол. Она потерялась в его поцелуях и руках, чувствуя физическую и почти жизненную необходимость касаться его, быть как можно ближе к нему... Твёрдые пальцы пытались разобраться в корсете, в её ситховом сложном корсете, зашнурованном в восемь разных шнурков, когда звук приёмника, как холодная вода, отрезвил её. Сердце перестало биться и они оба замерли.
- Капитан с секретарём видели тебя?
- Нет, конечно, - задыхаясь, ответил он.
Падме положила ладонь на его грудь, чуть отодвигая, чувствуя, как колотится его сердце.
- Да? – как можно ровнее и спокойнее, спросила она, отвечая на сигнал.
- Госпожа, король Органа просит немедленной личной аудиенции.
Глубоко вздохнув. Она посмотрела на взъерошенного Скайуокера, который ощутимо напрягся.
- Просите короля перенести встречу… - горящий взгляд синих глаз ощутимо давил на неё, - на завтра. Я занята.
Три вдоха молчал секретарь, переговаривая с представителем альдераанца:
- Его Величество лично просит принять его. Сейчас.
Тяжело выдыхая, Падме опустила глаза, обдумывая.
«Возможно, это к лучшему» - решила она:
- Проси подождать пару минут. Я приглашу.
Энакин отступил.
- Я… - хотела оправдаться она, но повернув голову, обнаружила, что в кабинете пусто. Хорошо оглядевшись, честно не понимая, куда он делся, Падме попыталась прибраться на столе, поправила платье, села за рабочий стол, активировав зеркало. Привела себя в порядок, и глубоко вздохнув, игнорируя тугое неудовольствие внутри, попросила пригласить короля.
Бейл влетел в помещение, в не свойственном для него открытом беспокойстве. Амидала встала, подходя поприветствовать друга и соратника.
- Миледи, дорогая моя, как я рад видеть Вас живой и здоровой!
- Добрый день, Бейл, - улыбалась ему Падме, отмечая, что после дружеского рукопожатия, Органа не отпускает её руки, - я полностью в порядке. Спасибо за беспокойство, – и она ещё раз попыталась убрать свои ладони из его горячих рук.
- Падме, прости, что отрываю от работы, - крепко держал Бейл, - тем более сейчас, я понимаю всю степень важности, и то, сколько нам предстоит сделать… - идеальные манеры альдераанца стали пропадать, он смотрел прямо с очень конкретным выражением в глазах.
Падме стала прилагать усилия, чтобы держать идеальную улыбку на лице, чувствуя, что речь идёт не совсем о работе. Захотелось оглядеться, а лучше всего покинуть помещение. Одной.
- … новость с Джеонозиса потрясла меня, я прибыл как только смог. Весть о том, что Вы, Падме, опять были в эпицентре сражения…
- Под охраной лучших джедаев… - попыталась перебить его Падме, желая остановить и свести тему на что-то нейтральное. Для короля мирного Альдераана любой вооруженный конфликт был чем-то невероятным и крайне опасным. И как человек, как мужчина, который ранее сам никогда не оказывался в такой ситуации, и имеющий представление со стороны, для Бейла её участие в любом конфликте было потрясением. Искреннем и глубоким.
- Я почувствовал, что если с вами что-то случится, то это убьет и меня…
- Не преувеличивайте, Бейл…
- Падме, я больше не могу молчать, мои чувства к Вам, как никогда сильны, и я надеюсь…
- Ваше величество…
- Я прошу, тебя Падме. Не отвергай меня. Только услышав об опасности, нависшей над тобой, я уже не смог ни о чём другом думать…
- Бейл, прошу тебя. Остановись, – уже молила Падме, думая, что признаний ей достаточно на этой неделе, что она не уверена, что в кабинете нет Энакина, что зачем ей Органа…
- Прощу прощение, Миледи, что вот так на Вас всё это вываливаю, – судя по всему, улыбку ей не удалось удержать, и Падме наконец-то забрала ладони, прижимая к себе. Мягкое и крепкое объятье тёплых рук ещё хранились на них, с тем же непривычным ощущением холодного метала искусственной руки.
- Бейл, я не знаю, что Вам ответить… - призналась она отворачиваясь.
- Падме, прошу Вас… - он подошёл к ней, обхватывая её хрупкие плечи руками, - если мои чувства взаимны…
«Взаимны?» - разорвалось сердце у неё внутри. – «Они никогда не были взаимны!» Даже мысли у неё не было, что однажды она окажется в такой ситуации, а о желании и речи быть не может. Но Падме не могла игнорировать тот факт, что Органа самый ближайший и верный её соратник, их личностные отношения могут повлиять на работу. Этого она допустить не могла. Чувствовать себя женщиной, беззаботно флиртовать, обниматься, целоваться и признаваться в любви падавану, она могла на Набу, вдали от работы и обязанностей, но не когда идёт речь о её деловых связях и общественной ответственности. Сейчас ей нужен весомый аргумент отказать королю, очень весомый. Разумный, взвешенный и сильный.
- То, что мы с этим сделаем, Бейл? – дрожащим голосом ответила он, шагая вперёд, разрывая между ними расстояние, но не поворачиваясь. – Бреха моя подруга.
- Я понимаю, Падме, но мы можем…
- Не ранить её этим? – в голосе прозвучало удивление с примесью возмущения. - Бейл, - и она повернулась, пристально смотря на альдераанца, так, что ему стало не по себе, и он отвёл глаза, – без неё вы потеряете свой пост, а оставив всё в секрете… Вы предлагаете мне стать любовницей? – в последнем слове было возмущение, оскорбление, удивление и даже обида. Настоящая и искренняя. – Вы настолько низкого мнения обо мне, как о женщине? - в отражении растерянных глаз короля, она увидела себя: возмущённую и потрясённую.
Органа не мог идти против такого, он потупил взор, принёс свои искрение извинения, попросил не держать на него обиды, понадеялся, что их рабочие отношения будут по-прежнему не изменены, и, поклонившись, удалился.
Двери закрылись, Падме попросила никого не впускать, и с тяжелым выдохом села в рабочее кресло, закрыв глаза. Ей надо столько сделать и решить, а в голове была абсолютная тишина, только внутри всё ныло, и руки дрожали.
Она почувствовала, как он встал около неё, и открыла глаза. Растерянно смотря на него: высокого, худощавого, ещё бледного падавана, с тонкой косицей. Ей не хотелось смотреть ему в глаза, но пришлось, ведь огонь в них пугал и манил одновременно. А заглянув в них, она уже не могла отвести взгляд. Он опустился на колено, подставляя свою руку.
Левую, отметила она.
- Падме, - прочистил он горло, - Амидала Наберри, выходи за меня.
Кровь спала с лица, а внутри всё замерло, она даже дышать перестала, пытаясь понять реально ли это или это всё какой-то дурной сон?
«Что происходит?» - словно выстрел пролетела единственная мысль у неё в голове. - «Это же глупость!»
Её молчание затягивалось, а он продолжал на неё пристально смотреть, явно давая понять, что без ответа не уйдёт.
- Энакин… - пролепетала она, пытаясь найти выход из щепетильной ситуации.
Она его любила, да, любила, и честно признавалась в этом и ему и себе, да, готова была принять и его чувства, и его, но… Она по-прежнему сенатор, а он – падаван, и в Галактике война. И… - Не надо делать поспешных… предложений. Мы… - ком встал в горле, она не смогла продолжить, увидев изменение в его ярко-синих, горящих глазах то, что случилось у него внутри от её реакции.
Он поднялся, гордо выпрямляя голову:
- Я люблю тебя, это не поспешное предложение, – спокойный и уверенный тон, он встал с колен, но готов был снова опуститься и повторить своё предложение. И неожиданно ей это понравилось. Она хотела провалиться, исчезнуть, сделать всё, чтобы не отвечать, но с тем же, ей захотелось встать и принять его, чтобы снова оказаться в тёплых объятиях, почувствовать его уверенности и силу. Голос разума всегда руководил ею и сейчас не давал забыться в сладостном ощущении собственной хрупкости и женственности рядом с ним.
- Энакин, я понимаю… - она поднялась, и руки сами потянулись к нему, но он отступил. Это не было похоже на поведение мальчишки, с которым она полетела на Набу, - и мои чувства к тебе так же сильны, но…
- Ты отказываешь.
- Сейчас мы не должны спешить…
- Потом может и не быть.
Неоднозначные её многоточия, он завершал конкретными точками. Недомолвки и растерянный взгляд, он чётко определял для себя. Татуин и Джеонозис сильно изменили его, а возможно и не изменили, отстранёно подумала она, может лишь раскрыли то, что в нём всегда хранилось. Она шагнула вперёд, желая обнять, чувствуя тягу к нему такому, но её ответ стоял между ними, и официально поклонившись, он развернулся, намереваясь уйти.
- Энакин…
И он обернулся, смотря на неё так же прямо, уверенно, искренне, не пряча своих переживаний и сердце, которое замерло. Ответ застрял в горле, и она молчала, видя на взрыв у него внутри, и отпустила взгляд. На секунду. На мгновение, чтобы заставить себя вздохнуть, чтобы набраться силы, чтобы…
Подняв голову оказаться одной в прохладном кабинете.
- Всё правильно, - прошептала она, отрывисто вздыхая, потом ещё раз и ещё… Сжала зубы, чтобы не закричать. Села в кресло, уткнулась в руки, поплакала минут десять, а может и двадцать.
- Всё правильно, - повторила она, вытерла слёзы, поправила макияж, и вернулась к работе.

«Всё правильно» - повторяла она себе ещё сутки, утром, днём, вечером и ночью. На работе, в дороге и на переговорах, и на заседании, до того момента, как Верховный Канцлера Палпатин не выступил в Сенате, с официальным заявлением, с прямым указом:
- … все джедаи, согласно своему опыту и навыкам, будут воздвигнуты в офицерские звания. И именно нашим стражам я доверяю возглавить защиту нашей Республики на огневых рубежах и защитить наши границы!
Впервые она думала так чётко и так быстро, практически летя по коридору Сената:
- Я возвращаюсь домой, капитан, - спокойно и холодно заявила она, - подготовьте корабль и эскорт к немедленному вылету.
- Сейчас опасно, госпожа, нам нужно увеличение охраны.
- Задействуйте все наши ресурсы.
- Официально вы ещё находитесь под защитой джедаев, – думал в нужном направлении капитан Тайфо.
- Они должны сопровождать меня домой, - бесстрастно заявила Амидала, зная, что Кеноби обязан будет остаться в столице, так как Совет в свою очередь собирал всех магистров для разъяснения обстановки.
И ровно через три часа, поднимая тяжёлую юбку, она заходила на борт своего фрегата, стараясь не оборачиваться на телохранителя, который шёл следом, и которого она никому не отдаст и ни на какую войну не отпустит…
…через трое суток его всё же пришлось отпустить. На войну. Разорвала крепкие объятья, пряча слёзы, поцеловала, пообещала ждать, и впервые проводила мужа на фронт, тогда ещё не веря, что он вернётся. Тогда она сама не верила, что сможет выжить в этой войне. Тогда, стоя на взлётной площадке, она смотрела на него, как в последний раз, думая, что никогда не придётся отвечать за содеянное. Что в один момент, одна из их жизней оборвётся, молясь, чтобы сразу обе и одновременно, и они падут, как те джедаи на арене Джеонозиса, унося свой секрет в Силу. Но она не погибла, и он возвращался с фронта, и ей стало казаться, что наступит тот момент, когда они всё же смогут быть вместе, не смотря ни на что.
«Не настал», - констатировала Падме, поднимаясь с кресла, - «Может ещё не время? А может такого времени никогда и не будет», – смотря на закованную в броню фигуру мужа, подумала она. Нога ещё болела, и требовалась трость, но она не взяла её, зная, что муж подаст ей руку, выпрямив плечо, оставив её на почтительном расстоянии, и позволит приблизиться, если она этого захочет. Она встала рядом, не воспользовавшись помощью, теша себя наивной надеждой, что если она упадёт, то он поймает. После «Лусанкии» эта мысль часто согревала её в минуты сомнений и опасений. Конечно, после, она корила себя и бранила, осуждала и запрещала, помня то мгновение, когда её горло сжалось под воздействием захвата Силы. Но страх притуплялся, а ощущение, которое возникло много лет назад, когда она впервые несмотря ни на что захотела встать с ним рядом, сейчас было сильно как ни когда.
- Я рада, что и Вы помните его, Милорд, - ответила она вслух, зная, что и перед его глазами пронеслась вся та шальная и страшная, но решающая недели их жизни, - и у меня для Вас есть подарок.
Угол разворота головы чуть изменился, демонстрируя интерес. В тайне от всего мира, Повелитель Тьмы, как и много лет назад, любил подарки, и так же холодно принимал их, до конца не уверенный в необходимой реакции. Падме раскрыла ладонь, в которой она держала инфо-кристалл. Блестящий носитель поднялся с ладони и перепрыгнул в его руку.
Лорд предполагал, что у Арти множество интересных для него сведений, но не то, что она просто так подарит ему именно эти данные. Кусочки мозаики встали: Айсард в действительности обошла Джейд и первая вытащила информацию из тронного зала, после, вероятнее всего, сохранив архивы на «Лусанкии», откуда их вынесла Арти. И вот, военные архивы у него в руке, в качестве подарка ко дню свадьбы.
- Миледи, Вы продолжаете меня удивлять, - довольная улыбка и теплота в ней мягкими волнами расходилось в пространстве. Это грело и успокаивало, ощущение, покинувшие его много лет назад, снова забирались под броню, ломая комфортную температуру для поврежденного тела. – И что вы хотите в обмен?
Бровь приподнялась в лёгком оскорблении:
- Ничего, Милорд, это мой подарок Вам. В честь дня нашего бракосочетания и наших долгосрочных, надёжных отношений.
Ему захотелось рассмеяться, высказать своё восхищение, и губы растянулись в широкой улыбке, но он промолчал, убирая кристалл. Его чувства к ней всегда были чёткими и прозрачными, он всегда восхищался и её красотой, умом и силой, но верить и доверять ей, ему не позволял пост Главнокомандующего, и её звание «Мать Альянса».
- Ваша вера в наш Союз, утешает меня, особенно в преддверии сегодняшнего заседания, – постарался уйти с личной темы Вейдер, чувствуя свою слабость в этом вопросе.
- Вас что-то беспокоит, мой Лорд?
- Опасная и неустойчивая позиция нашей дочери в нынешней политической ситуации, - признал он, переходя к вопросу, ради которого пришёл сюда. - Если Вы не выступите сегодня, то она останется главным соперником Мон Мотмы. И я опасаюсь неоднозначных действий с её стороны.
- Глава Альянса никогда не подтвердит Ваши опасения, мой Лорд.
- Я бы не был столь уверен, - температура в механическом басе стала понижаться. - Если Вы не вмешаетесь.
- Вы тоже считаете, что в этом есть необходимость?
- Миледи, - он развернулся к ней, чуть нависая, демонстрируя свою обеспокоенность и решительность. - Выступление и заявление своей кандидатуры на пост временно исполняющего Канцлера сугубо Ваше личное решение, меня лишь интересуют последствия этого решения.
Повелитель Тьмы прибыл не власть делить, как думает вся столица, Лорд прилетел защитить дочь. Падме приподняла руку, в немой просьбе помочь ей, и он подставил предплечье, чтобы она смогла опереться:
- Лея станет прекрасным правителем, - она чуть сжала пальцы, в успокаивающем жесте, - у неё сильные соратники и верные защитники.
- Но этого не достаточно…
- Да, Милорд, она сильна, умна, знает правила игры и способна поднять государство.
- …которого ещё нет, и я не хочу, чтобы она стала тралом, как Вы в своё время.
- Согласна… и её не было в том зале, когда сенаторы разрушали Республику.

***
Гром аплодисментов сотрясал огромный зал Сената, приветствую нового хоть и временно исполняющего, но Верховного Канцлера Новой Республики.
Амидала уже не могла переносить этот звук, чётко ассоциируя его с одним моментом в истории её жизни и жизни всей Галактики, и она покинула зал. Но этого никто не заметил, особенно это уже было неважно новому законному правителю: гордой чандрилианке в бело-серебряных одеяниях, чьи каштановые волосы были обрамлены серебряной диадемой. Её трибуна поднималась на вершину своей карьеры, и Мон Мотма произнесла свою торжественную речь, с клятвами, обещаниями и гарантиями.
Миллиарды глаз сейчас смотрели на неё, и она, наконец-то заняла своё место во главе нового государства. Она очень долго этого ждала, десятилетиями шла к этому часу, и сейчас она была на пике, и её речь, самое главное её оружие: ораторское искусство, которым она владела практически в совершенстве, было к месту как никогда. Она точно знала, чего хочет, а самое главное она знала, как этого добиться. Мон понимала, что самое сложное ещё впереди, что это лишь очередной этап восстановления демократического правового государство, что ей предстоит сделать гораздо больше, чем она уже сделала. Пережив годы смуты, годы Войны Клонов, переворот Палпатина, и его Империю, тёмные времена для восстания, расцвет Альянса и странный Союз с Вейдером, теперь она сможет поднять Новую Республику. У неё было много времени для подготовки, и сейчас, в момент, когда ей аплодирует вся Галактика, она была уверена: всё получится.

***
- Речь она сама писала? Или тоже Вы?
- Сама, - ответила Падме внимательно наблюдая за племянницей: Пуджа Наберри, нынешний представитель сектора Чоммелл, от планеты Набу, была копией своей матери: очаровательной, изящной и ехидной, хотя только в кругу своих. Для общественности, она была воспитанной, политкорректной и умеющей добиваться своих целей. Как и её тётя, часто дополняли в прессе. Пуджа не стеснялась своих привилегий именитой тёти в политике, смело пользуюсь всем необходимым.
- Не люблю белый, - сморщила носик молодая особа, становясь до невозможности похожей на Солу. Падме улыбнулась, отмечая, что племянница соединила в себе всё самое лучшее: Пуджа имела хватку Амидалы, её воинствующий дух и чувство справедливости, она прямо вставала против своих оппонентов, открыто доказывая свою правоту, при этом унаследовала умение пользоваться своим влиянием на мужчин, нося потягивающие эффектные наряды, острый язычок матери и её же критическое мышление. Пуджа умела выживать и подстраиваться, но при этом сохраняя свои идеалы и отстаивая права. Всё это помогало представителю сектора Чоммелл балансировать на очень тонкой грани поддержки Империи и сотрудничества с Альянсом. Наберри никогда в открытую не признает свою связь с восстанием, и периодическую помощь принцессе Лее и её людям, а так же прямую связь с самой «Матерью Альянса». Но она, не задумываясь, поддержала кандидата, которого рекомендовала некая Дармин Арти. – Хотя принцессе Лее он идёт. Возможно, она единственная, кому идёт этот цвет.
Падме снова промолчала, что принцесса теперь носит белый только на выход в Сенат или на конференциях своего сектора.
- Жалеешь о выборе?
- Никогда, - ярко выразилась девушка, и подкрепила свой ответ, очаровательной улыбкой. Улыбкой смелой и даже отчаянной Соло Набери, – но принцесса стала бы великим канцлером.
- Станет, когда Галактика будет готова к этому… - выражение этих карих глаз, Пуджа знала с очень раннего детства, поэтому понимающе кивнула, зная, что тётя точно знает что делает.
- Я смотрю, принцесса даже в такой момент с капитаном Соло общается…
Она перенаправила камеру на трибуны Альдераана, на которой принцесса отвлеклась и что-то забивала на комлинке, в момент триумфальной речи Мон Мотмы.
- Генерал очень печётся о ней.
- Очаровательный мужчина, - одобрила Наберри-младшая, - а может у него есть брат?
- Есть, - усмехнулась Падме, - старший.
- Ммм?
- Чуббака, так же при наградах.
- Высокий и волосатый… - задумчиво проговорила она, - но больно уж старший… Мама не поймёт.
Женщины весело рассмеялись, уже не смотря прямую трансляцию с зала Сената.
- Совсем забыла, - Пуджа наклонилась, открывая ящик стола, - Вам просили передать, - и достала небольшую коробочку.
- Оформление мне уже нравится, - с интересом отметила предмет Падме, открывая: в квадратной коробочке лежал маленький флакон с духами.
Волшебный аромат, тот, который с годами не потускнел, и который по-прежнему ей так нравился. Соло всегда знала, как выразить свои эмоции в маленьком подарке.
Связь с семьёй восстанавливалась тяжело для Падме и даже болезненно. Пуджа много лет хранила тайну от семьи, глядя, как умирал дедушка, как поседела бабушка, и как мама с тоской смотрит на семейные фотографии, вспоминая о якобы погибшей сестре. Новость о Союзе, выход некой гражданки Альдераана Дармин Арти в роли посла и дипломата, не остался незамеченным для Соло, которая сразу же признала сестру, но, не будучи уверенной, молчала. Она попросила дочь передать дипломату комплемент – тонкую нить бус, и это стало знаком для Падме, что дома её по-прежнему ждут. Она написала письмо Соле, и та написала ответ, вложив его в маленький подарок в виде её любимых духов. Но Падме не была готова вновь прийти на порог дома, где её оплакивают уже много лет.
- Признаться, я уже готовилась организовывать торжественное возвращение великой Амидалы домой.
- Великой, - горько усмехнулась Падме, наслаждаясь приятным ароматом, - никогда не была… к тому же Амидала мертва и воскрешения не будет.
- Но мы всегда ждём Вас домой.
Падме хотела выразить свою благодарность за понимание, но их разговор прервали: представитель Лорда Вейдера требовал встречи с Дармин Арти, и его не волновало, что дипломат на аудиенции у сенатора Наберри.
- Прощу прощение за вторжение, - отчеканила Мара Джейд, проходя в кабинет сенатора, - но у меня прямое поручение Лорда Главнокомандующего передать Вам это.
Девушка протянула инфо-кристалл, Памде с интересом взяла его, переглянувшись с племянницей, активировала: документы на право собственности кораблём типа «Нубиан», оформленные на Дармин Арти.
- Милорд приносит свои извинения, что не смог лично вручить Вам подарок в честь сегодняшнего дня.
Рыжая чеканила слова не имея понятия об их значимости. Падме молча разглядывала голоизображение корабля, чувствуя, как подкатывают слёзы, которым она не даст пролиться. Своего корабля, единственного имущества, которые официально принадлежит некой Дармин Арти.
Двадцать пять лет назад умерла Падме Амидала Наберри, и всё её имущество отошло её семье, а «Мать Альянса» Дармин Арти была лишь наставницей принцессы, всё её имущественно было уничтожено вместе с Альдерааном. И с тех пор, она жила на базах и квартирах Альянса, передвигалась только на кораблях и судах Альянса. «Сестра милосердия» - корабль, который подчинялся её прямым распоряжениям, был медицинским крейсером, который официально входил во флот под командованием адмирала Акбара. При всей её власти и влиянии, фактически у неё ничего не было. Юридически умерев Дармин Арти ничего не оставит после себя. Потому что Дармин Арти была «Матерью Альянса», она отказалась от всего для себя, выдвинув на передний план только интересы Альянса и мира в Галактике, только это породила Дармин Арти, только это и было основой её жизни. А сейчас, после официального объявления о создании Новой Межгалактической Республики, она держала в руках подарок от мужа – документы на корабль под названием: «Крылья Ангела».
Ариша
6 глава 1 часть

Сжав зубы, перезаряжая бластер, Мара жалела, что не одела броню на эти переговоры. Пробежав под огнём пару метров, скользнув за поворот, она вжалась в угол и прикрыла голову от взрыва. В наушник что-то говорили, отчитывались, докладывали, но она не могла разобрать слов. Потеряв где верх, а где низ, Мара расслабилась, прислушиваясь к себе. Великая Сила или её собственное шестое чувство заставили сорваться с места, кинуться вперёд, пролететь пару проёмов, уйти в кувырок и застыть около разрушенной стены.
В целом вся эта миссия с самого начала ей не нравилась, она так же не нравилась и главкому, именно поэтому её послали сюда в качестве представителя Союза, хотя урегулированием конфликта занимаются представители Новый Республики, а именно принцесса Лея Органа собственной персоной. И именно поэтому, как только стало жарко, Мара отдала приказ своей свите сопроводить принцессу с генералом до их корабля. Она-то как-нибудь выберется, особенно в одиночку и в таком кавардаке, к тому же тут было что-то не чисто... Она не могла ничего сформулировать и понять… Надо было разобраться. Сбежать она всегда успеет, тем более, когда все будут думать, что она покинула планету.
Через дыру в стене открывался прекрасный вид наземного сражения, с пролетающими истребителями, бомбардировщиками и другими военными силами.
«Хорошо, что наземную артиллерию не спустили,» - подумала Мара, оценивая ситуацию. – «Прыгать не вариант». Уходя в очередной кувырок, она кинулась в направлении лифта.
Какое-то движение… позыв... след... да, она чувствовала…
- Мара! – оглушил её звонкий голос в наушнике: - Ты где?
- В здании правительства, - сквозь зубы ответила она, нажимая кнопку лифта. Ей надо наверх.
- Ваши отступают!
- Это мой приказ.
- А ты?
- Выберусь.
- Как?
- Разберусь…
Проще вырубить приёмник, чем спорить со Скайуокером. И что он тут делает, Мара пока знать не хотела.
Холодный охотничий инстинкт пополам с Силой и адреналином вёл её… Держа бластер на готове, она вышла из лифта; кровь застучала в висках. Коридор уже был пуст, но с явными следами боя, за стеклянными перегородками на улице ещё шёл бой, здание подрагивало от выстрелов и взрывов. Противная горечь вместе с пылью заполняли пространство, порванные шторы громко колыхались, разнесённая мебель, куски ковров… Среди сотен следов она искала один, такой новый, но такой знакомый; все чувства обострились, и Сила прохладной водой потекла сквозь неё, увеличивая свой поток, заставляя ускорить шаг, подойти к перевёрнутому дивану, откинуть покрывала, чтобы увидеть детонатор бомбы.
Четыре…
…развернувшись на каблуках, Мара бросилась…
…три…
…к окну…
…два…
...точный выстрел разбил стекло…
…один…
…и она прыгнула.
Взрывная волна ударила ей в спину, относя на пару метров дальше, раскручивая в воздухе, изгибая тело, заламывая конечности. На какое то время она потеряла сознание, а потом об что-то ударилась, приходя в себя уже в полёте, но руки болезненно пытались вцепиться во что-то металлическое.
Сознание дрожало, боль пульсировала во всём теле, и вой турбин затоплял всё вокруг. Если она не придёт в себя сейчас, потом уже не будет. Собравшись с духом, Мара подняла голову, пытаясь понять, что с ней. Взгляд еле сфокусировался на кабине крестокрыла.
Замечательно.
По корпусу корабля прошла волна, в одно мгновение её как ударило током, попутно опуская в кипяток. Прежде Джейд никогда не ощущала на себе действие защитных щитов и больше не хотела, но быть подстреленной из турболазера тоже не стремилась.
«Мара!» - вместе с обеспокоеным импульсом заботливая личная жизнь прибавила нехилый импульс Силы, что резко привёл её в себя. – «Держись!»
Как держатся за нос крестокрыла в манёвре Мара не представляла, но каким-то чудом или благодаря Силе осталась на носу во время очередного манёвра Скайоукера. Но второго раза точно не переживёт. Она чуть наклонилась, пытаясь сообразить, может получиться спрыгнуть и заранее придумать куда приземлится?
«Мара!» - снова привлёк её внимание Люк, открывая купол истребителя.
-Ты в своём уме?! - вырвался панический возглас толи через Силу, толи через крик.
- Забирайся! - нос крестокрыла начал медленно подниматься, и в не зависимости от своего желания Мара стала скатываться на кабину.
- Закрой купол! – орала во всю глотку Джейд, опасаясь, что их сейчас подобьют.
Но Люк её не слышал и не хотел слышать, перекинув управление на Р2, вылез на половину из кресла, чтобы дотянутся до неё. Истребитель тряхнуло, и защитное поле ударило по обоим, но Люк плюхнулся в кресло пилота, втягивая Мару за собой.
- Р2 закрой купол! – прямо в ухо крикнул пилот, и её с верху стало вдавливать.
- Мы не влезем оба! – тело возмущалось тянущий болью от позвоночника до кончиков пальцев, она пыталась, как-то вжаться, поместится в кабину одноместного истребителя.
- Залазь в ноги, - успокоил её ярость его холодный командный тон. Она попыталась выпрямить ноги, вдоль его, стараясь не задеть педали управления, пока Люк отодвигал кресло чуть назад, чтобы освободить место. Матерясь сквозь зубы, Мара всё же забралась и попыталась уменьшиться, ложась грудью Люку на колени.
- «Сокол», приём, – как ни в чём не бывало, позвал Скайуокер.

***

Дело дрянь! Их жёстко зажимали в тиски, и если они хотят смотаться отсюда с меньшими потерями, то надо делать ноги сейчас.
- Малыш, ты в порядке? - связался генерал Соло, закидывая корабль в очередной манёвр. - Системы показывали, что у тебя нарушена герметичность.
- Были проблемы, но я всё уладил.
Не то, чтобы Хэн ему сильно поверил, но времени у них было мало, поэтому генерал переключился на общую, прикидывая план отступления.
- Коммандер, они затягивают «удавку».
- Уходите через «люк».
- «Проныра-Лидер», куда ж мы без тебя? – Антиллес и сам видел выход из положения, но друга оставлять…
- Уходите, я уйду севернее по «туннелю». Встретимся на «Исполнителе», - коммандер выслал код и отрубил связь.
- Ладно, ребята, все всё поняли? – ему это не нравилось, но Соло прикинул координаты и рассчитал маршрут. Оставлять малыша одного он не хотел, но парень сам знал, что делать. Силы Вейдера уже давно покинули систему и ушли в гиперпрыжок, это они тут задержались чуток.
- Почему на «Исполнитель»? – задалась вопросом Лея, которая всё это время сидела тихо в кресле стрелка. Хэн знал, что высочество очень болезненно переживает такие провалы и быстро замыкается в себе, и ей надо в кого-нибудь пострелять, желательно из тяжёлого оружия.
- Ты же хотела залететь к папочке в гости? - не предал этому значению капитан.
- Хотела, а вот Люк нет.
- Они что поссорились?
- Нет.
- Так, что тебе не нравится, красавица?
- А кто сказал, что мне не нравится?

***

Выдавив гашетку, Люк прикинул дальнейший план действий, взвешивая ситуацию. Дорога к своим уже была закрыта, до крейсера не успеть, а задерживать в такой ситуации флот просто неразумно и глупо. Мара вдавила его в кресло, и так сжала ноги, что он скоро перестанет их чувствовать. А ещё её трясло, она горячо дышала ему в живот и подозрительно молчала, но она в сознании, а значит пока в порядке. Откинув всё лишнее, он направил крестокрыл в противоположную сторону от своих. Пролетев пару сотен километров по поверхности, ушёл на орбиту с северной стороны там, где не было агрессора, а следовательно и усиленной защиты, а с орбиты в гипрепрыжок до «Эскадры Смерти». Это круто, конечно, до первого вылета, но что делать?
Крестокрыл характерно дернуло и повисла свистящая тишина, сообщая об объятьях гиперпространства.
- Мы с Р2 молодцы, - облегчённо выдохнул коммандер, погладив Мару по голове.
- Руку убрал, - это было похоже больше на угрожающий рык, чем на благодарность спасителю. - Мы в гиперпрышке?
- М-м... да, - немного растерялся он, - могла бы и «спасибо» сказать. Мы тебя спасли.
- Я разве просила о помощи? – Джейд опёрлась о руки, приподнимаясь, сверкая зелёными глазами: - И почему мы на крейсер не полетели?
Тяжело выдохнув, Люк снял шлем, чувствуя влажные волосы под ним. Это было не просто, особенно после такого длительного перерыва в полётах, а ему сейчас похоже ещё и голову свернут за спасение, и почему он думал, что она его хотя бы поцелует?
- Мы бы не долетели, - без подробностей ответил он, заблокировал панель управления, стараясь изменить настройки кресла, чтобы отодвинуть его и перевести в лежачее положение. – Вылезь, пожалуйста, у меня ноги затекли.
Продолжая кипеть от ярости, Мара плавно выбралась, упираясь локтями и коленями об край панели, прислонившись лицом к нему, а спину выгнула в холодный купол.
- У тебя с головой всё в порядке?
- Справочку достать? – на её манер Люк вскинул бровь, отвечая на взгляд. - Может, прекратишь на меня шипеть, мне тут с тобой тоже не очень удобно летать.
- Так это ты меня сюда затащил! – ей было очень больно шевелится и не удобно, а ещё она была очень на него зла.
- А у тебя был другой вариант? – судя по мокрым вискам, Скайуокер тоже перенервничал, и терпеть упрёки не желал.
- Был бы! Если бы кое-кто не тормознулся по среди боя!
- Кто-то вообще со взрывом вылетел по среди боя! – он сжал руки, чтобы случайно не взмахнуть ими.
- У меня было всё под контролем!
- Да, я видел твой «под контролем»! И Р2 видел! Хочешь, запись посмотрим? Увидишь своё бледное, еле дышащее «под контролем»!
- Ничего я смотреть не собираюсь! – демонстративно отвернулась Мара, пытаясь вывернуться и посмотреть на таймер, который отображался на куполе, прямо у неё за спиной. - Сколько нам до выхода из прыжка?
- Десять часов.
- Сколько?!
- Не ори... я уже оглох…
- Куда мы летим? На «Исполнитель» на прямую?
- Да.
- Это был сарказм.
- А я серьёзно. Хватит ругаться, спускайся сейчас должно быть по-удобней, - и заботливо положил руку на талию, желая притянуть к себе.
- Стрелок, такими темпами ты можешь не долететь, – всё ещё злясь на него, пригрозила Мара.
- Собралась лететь в обнимку с трупом? – поинтересовался Скайуокер, отказываясь убирать с неё руки. И в общем убирать их не куда было. Мара вообще не представляла, что в одноместном истребителе могут даже теоретически поместиться двое, Скайуокер об этом даже и не думал, поэтому нервно постанывая, она пыталась улечься.
- У нас кислорода хватит на двоих? – голова гудела ещё после взрыва, а тело беспощадно протестовала против её выкрутасов, и несмотря на физиологическое удобство Люка, она не могла не как уместиться.
- Хватит с запасом.
- Когда ты успел проверить? - они попытались лечь на бок, но её правое плечо взвыло тугой болью.
- Р2 начал расчёты, как только купол закрыл. И воды тоже достаточно.
Мара попыталась приподняться, но ударилась головой об планку купола и громко застонала, уткнувшись в плечо Люку.
- Да, ладно тебе, Рыжик, не всё так плохо, - он даже постарался поцеловать её.
- Не всё, - согласилась она, - но у меня всё болит, а меньше чем через час у тебя всё затекёт и начнёт болеть. Это была дрянная идея, Скайуокер, признай.
- Не признаю, - и сильней обнял её, вызвав новую волну боли, отчего Джейд застонала громче, но что-то изменилось: стало тепло, сердце наконец-то успокоилось, тело перестало дрожать и так болеть, и наконец-то стало удобно. Блаженное расслабление растеклось по ней, сознание приятно повело, глаза сами закрылись, но желанный сон не пришёл, слишком много адреналина. Успокаивающая тишина помогла собраться с силами, и ей пришла странная мысль: они уже пару месяцев вместе, но никогда не оставались вдвоём на такое время. Были два первых дня, в первый она проснулась уже у него в кровати, и в тот день они от туда не вылезали: ели, спали, занимались любовью. Второй день был такой же. А потом работа в прежнем объёме и усталость, с разницей лишь в том, что иногда она засыпала не одна. С Люком было удобно и не напряжно, он не требовал много внимания, бесконечной болтовни или чтобы его развлекали. Приходил, когда ей было удобно, уходил, когда сам хотел. Они иногда ужинали вместе, по праздникам даже завтракали, но в основном спали вдвоём и занимались любовью. И её всё устраивало, Скайуокера, похоже, тоже.
А сейчас спать она не хотела, да, и он похоже тоже, а о сексе в таких условиях, она даже заикаться не хотела, - вдруг понравится идея, и в правду придётся убить, и лететь с трупом.
И о чём с ним говорить?
Она подняла на него глаза: Люка такие вопросы явно не волновали, он вполне в расслабленном состоянии созерцал раскатистые звёздные полосы гиперпрыжка думая о чём-то своём. Ему было вполне удобно, что она практически на нём лежит и сопит в шею. Возможно, сказывался огромный опыт перелётов в истребителе, но ей всё же было интересно о чём можно думать с таким выражением в глазах?
- Тебе это не интересно, - смутился он, как мальчишка. Сейчас было трудно поверить, что так смущаться может коммандер, рыцарь-джедай, герой и просто отчаянный парень.
- Я уже спросила, мне уже интересно.
- Храм Джедаев стоял на Корусанте тысячу лет, во времена Империи его снесли, и на его месте поставили Имперский Дворец. – Не сказать, что удивил этим, она знала, что он много времени посвящает этой теме: - Сейчас в столице нет места под такое монументальное сооружение, а Дворец ещё долго никто трогать не будет.
- На данный момент сорок пять процентов всего дворцового комплекса принадлежит Лорду, - решила она поддержать разговор, тем более, когда он был вполне предметным, а не абстрактным. - И если он кому-нибудь хоть что-то из него отдаст, то только тебе.
- Я не буду просить у отца Дворец…
- Это твоё право, просто… имей в виду, что за хорошее поведение, он может и подарить тебе его.
- Я не уверен, что новый Храм надо строить на месте старого.
- А ты уверен, что вообще нужен именно Храм?
- Храм – место служения Силе, джедаи столетиями изучали и познавали Великую там.
- А потом двое ситхов их всех уничтожили, – получилось чуть резче, чем она хотела. В его глазах ничего не изменилась, лицо осталось расслабленным, как и всё тело, но глубоко внутри он выставил защиту:
- Ты тоже считаешь, что это глупость и джедаи уже не нужны? – он чуть наклонил голову, переводя на неё взгляд, без обвинений в голосе, без требований или обид. Это был просто вопрос.
- Признаться, я об этом никогда не думала, - честно ответила она, - но будет глупостью не признавать явление Силы, и нас, одарённых, как достаточно опасное явление, как по одиночке, так и группами. И если, предположим, что восемьдесят процентов одаренных просто никогда не узнают о Силе и будут ею пользоваться сами на своё усмотрение, то ничего плохого в этом тоже нет. Но оставшиеся двадцать – точно каким-либо образом придут к Силе, и вступят на очень опасный путь, не понимая что творят. А уж сколько вреда могут натворить недоситхи с недоджедаями, я и думать не хочу. Так что я считаю, что будет лучше, если ты всё таки восстановишь Орден, и мы хотя бы будем знать в лицо одарённых и обученных.
- А чем тогда тебе не нравится Храм?
- Люк, я выросла в Империи, на антипропаганде джедаев, при словосочетании Храм Джедаев у меня рука тянется к бластеру, – как можно мягче усмехнулась она. - И так к этому относится большая часть столицы.
- Не только столицы.
- Да, и с этим ты уже ничего сделать не можешь.
- То есть, Орден нужен, но народ против Храма?
- Да, но зачем тебе Храм? Создай… - Мара задумалась, пытаясь сменить позу, - школу, или академию. Лучше назови это какой нибуть академий Джедаев, найти старый Храм подальше от Корусанта и познавай там Силу в тишине и подальше от столицы. А то там собственных мыслей не слышишь, не то, чтобы Силу.

***

Яркий свет погас, окуная его маленький мирок в кромешный мрак, такой привычный и прохладный. Ему нужен был сон, даже ему надо спать, но что-то внутри никогда не давало просто так уйти на отдых. И, закрыв глаза, сконцентрировавшись на Тьме вокруг, он открыл медицинскую капсулу. Прохладный воздух, не фильтрованный, без лекарств и препаратов, пробрался внутрь, обжигая повреждённую кожу, и принёс привкус металла. Дыхание стало некомфортным, жёсткий воздух стал царапать нутро. С каждым вздохом становилось всё сложнее и больнее, его усталость выкачивала силы, но он продолжал держать купол открытым. Это было похоже на мазохизм, но только в такие минуты он ощущал себя человеком. Ещё живым человеком. Та упрямая часть его, которая отказывалась умирать, сдаваться, подчинятся, она же отказывалась мириться со своими увечьями. Улучшений давно уже нет, ухудшений тоже. Положительная динамика его физического состояния была вызвана резким эмоциональным подъемом, сейчас она поддерживается тем же. Но прекрасного излечения так и не произошло. И не произойдёт. Ему буквально на физическом уровне требуется периодическое общение со семьёй, но он так же трезво осознавал, что без них это можно будет поддерживать, но намного сложнее. В прочем, иногда ему казалось, и этого уже и не надо, отодвигая заботы о своём здоровье на сотые строчки своих дел.
Палпатин никогда бы не дал ему это сделать, усмехнулся он израненными губами. Как бы не было смешно, но старик всегда трепетно тряся о его здоровье, требуя отчёты, медкомиссии. Разумеется, у него были свои цели, да и мальчишка регулярно норовит влезть под броню, узнать о его здоровье и состоянии, но Лорд его никогда так далеко не пустит. Он – калека и это только его проблема и вина; сыну, а тем более дочери, он, если и нужен, то только сильным воином и главнокомандующим. А что происходит в этой комнате знать не положено никому. Тут нет места никому, кроме него самого, его ран, его боли, его заслуг и его же ошибок. Он научился с этим жить, и даже дышать чуть больше двух минут, но тем не менее.
Когда боль стала не выносимой, он закрыл капсулу, впуская мягкий газ.
Пару часов сна и за работу.

***

«Исполнитель» не был любимым местом для перегруппировки, но уже вполне привычным. Здесь уже все знали генерала Соло, что его корабль стоит в шестом доке, и что всё необходимое надо просто подвезти к трапу, а дальше вуки сам со всем разберётся. После длительной и громкой подготовки к штурму Корусанта, к Чуи все стали относится более уважительно, поэтому второму пилоту «Сокола» здесь даже стало нравиться.
Переговорив с адмиралом, а потом с Антиллесом по поводу случившегося на Дорге, они решили, что после возврата коммандерп вернутся в столицу. Дорг они ещё не потеряли - планета в центральной системе, рано или поздно признает Новую Республику и им придётся подписать соглашение о входе в её состав. Это вопрос времени. Только это не сильно интересовало Лею, которая сразу же ушла на встречу с Вейдером. Хэн не горел желанием лишний раз без причины появляться на глаза к папочке-ситху, тем более их проект шёл согласно плану и он уже обо всём отчитался, поэтому решил дождаться принцессу у них в каюте.
- Как там папочка поживает? – подсел он к ней на диван. Разговор с главкомом настроение ей не поднял.
- Как обычно: конструктивен, краток и груб. – принцесса упёрлась взглядом в иллюминатор и никак не проявляла интерес к разговору.
- Ммм… кто-то не в духе? – подсел он чуть ближе.
- Кто-то что-то за спиной мутит, – он хотел внимания, и он его получил в виде сверкающих карих глазок.
- Так он же ситх! Он всегда что-то мутит! – пожал плечами Хэн, в тайне надеясь, что Вейдер и в правду что-то крупное замышляет, и принцесса чувствует не их маленький проектик.
- Капитан, мне кажется, что вы мне чего-то не договариваете.
- Я? – до глубины души сначала удивился, а потом обиделся Соло. - Принцесса, я перед тобой полностью голый два раза на дню, что я могу скрывать? И я даже корабль давно уже не запираю. Хочешь, спроси у Чуи – он может тебе все трюмы показать.
- Видела я ваши трюмы, капитан, - она посмотрела ему в глаза, и Хэн, кажется, перестал дышать. - Вы все что-то задумали, все и по отдельности что-то постоянно скрываете. И мне это не нравится.
- Эй, доченька ситха года, прекрати, пожалуйста, мне страшно… Давай лучше придумаем, как перед Мон отчитываться будем.
Бордовые губы соблазнительно изогнулись:
- Перестаньте, генерал, эта миссия изначально была провальной. Нас туда за этим и послали.
- Зачем? – не понял генерал.
- Затем, чтобы мы подтвердили её повальность и не мешали в столице.
- Так зачем мы туда полетели? Надо было остаться на Корусанте и разобраться, что хочет Мон протащить за нашими спинами.
- Мон хочет стравить нас с Вейдером, поэтому мы здесь.
Смысл этого действия Хэн не понимал, он вообще сделал вывод, что или он теряет связь с реальностью или это делают в столице. Хотя, их «гнездо» было практически готово, и при экстренной необходимости может лететь туда хоть сейчас - это утешало капитана.
- Я начинаю путаться в этих интригах, вашество, - признал Хэн, укладывая голову ей на колени, чётко зная что ему делать в случае чего: – Как только станет страшно – свисни.
- Мне с тобой, Хэн, ничего не страшно, - потрепала она его за волосы, впервые улыбнувшись.
- А зря.

***

- Моффов убили по приказу Вейдера, - наконец-то произнёс Гарм.
- У Вас есть доказательства?
- Разумеется, нет.
- Тогда не уподобляйтесь генералу Мадине, высказывая собственные предположения, как истину или факт, который уже подтвердили, – холодно заявила Арти.
- Миледи, при всём моём уважении, - кореллианин смотрел в упор, - я знаю о Ваших личных отношениях с этим ситхом, но я не понимаю Вашего стремления его защитить!
Дармин ответила взглядом командующему, что заставило его остановиться, опустить глаза, присесть, и подкрутить усы, чтобы хоть как то занять руки.
- Убийство Моффов было всем на руку, - спокойно продолжила Арти, - и их такая тихая смерть в середине сражения в двойне. А устранение руководства в тот момент, было крайне эффективным и разумным шагом в период такого сложного и важного сражения. И их заказать мог очень умный и расчетливый командир, согласны со мной?
Гарм кивнул головой.
- И при всём этом такой шаг Вы приписываете только Вейдер, почему же?
- Вы знаете, что это он.
- Я знаю, что силы Империи и столицы в нужный момент остались без руководства, и это принесло нам победу. А то, что Мон раздула из этого преступление – это её предвыборный флаг, которым она так не разумно махает, а сейчас пытается стравить людей с очень сильным союзником.
- Вейдер нам не друг!
- И не надо делать из него вновь врага.
- Я Вас не понимаю, Миледи, – снова поднялся Гарм, расхаживая по кабинету. - Вы хотите мира с Вейдером, но Мон Мотма сделает всё, чтобы не допустить этого, Мадина уже копает под него! Почему Вы пустили эту… тираншу на пост канцлера?
Существование Лорда Вейдера, как появление Силы претило Иблиссу само по себе, но командующий понимал, что ситх в статусе союзника на много выгодней и полезней, чем в статусе врага. Несмотря на все его условия и требования. А вот причина мириться с Мон Мотмой на престоле была только одна, и она сидела напротив него:
- Потому что она его достойна.
- Она раздует очередную войну с ситхом, – кореллианин как никто другой знал, сколько бывшая «Мать Альянса» сделала, чтобы этого не случилось.
- Если вы не будете поддерживать и помогать – не раздует. Сил не хватит.
- Вы понимаете, что её власть возросла втрое!
- Вместе с ней и головная боль.
Командующий поднялся и снова стал мерить шагами комнату. Ему это всё не нравилось, в прочем, Дармин тоже, но всё пока шло в контексте распланированного и задуманного. Укрепления сил нового временно исполняющего обязанности Верховного Канцлера было очевидно, правильно и необходимо, и бывшая «Мать Альянса» приложила ряд серьезных усилий, чтобы помочь соратнице укрепится на своём месте, прося в замен лишь одного – сохранения мира с Лордом Вейдером и его флотом. Но оставив столицу Новой Республики, Лорд Вейдер чётко дал понять каковы границы его влияния тут. Как выяснилось, по факту значительная часть недвижимости на планете, считая все государственные здания, принадлежат главнокомандующему. Даже после предательства Вейдер остался наследником Императора Палпатина, и по какой причине за год их открытой вражды не было переписано завещание, и почему до него не добрались Айсард и Великий Визирь, ей осталось неизвестно. Но печати на завещании были подлинными и хранились всё это время на Корусанте, и были переданы Вейдеру, как только он вступил на планету. С юридической точки зрения, ситх защитил себя со всех сторон, оградив свои владения от любых посягательств новой власти. И если Имперский Дворец был лишь на половину его, то вот десяток сенаторских корпусов были его полностью, причём уже очень длительный срок. Никто из юристов Новой Республики так и не докопался, в какой момент и каким образом Лорд Главнокомандующий получил на столько дорогостоящую недвижимость в столице, но факт законности этого никто оспорить не мог. И, разумеется, никому из нынешнего правительства не нравилось жить на территории Лорда Вейдера, а выкупать недвижимость, нынешний бюджет не позволял.
Хотя Мон и считала, что этот юридический факт не должен влиять на их политические и идеологические взгляды и отношения с ситхом, то Падме это беспокоило в серьёз. У Вейдера было и так достаточно много инструментов воздействия, чтобы разрушить неокрепшую Республику, и оставлять ещё один без расчётов она не могла. Падме порою казалось, что никто в Малом Совете реально не представляет, какую угрозу может нести Лорд Главнокомандующий, что никто по-настоящему никогда не вникал в те дела, которые ситх проворачивал в то время, пока его флот у них на глазах мирно плыл в космосе. Образ прямолинейного и жестоко военного крепкой пеленою скрывал расчётливость Вейдера. Оценив работу его юристов, когда те возвращали разграбленное имущество, Падме через подставных сотрудников так же собрала полную информацию о его правах на собственность и имущество в столице. И она нашла только то, чтобы было официально на его имя, а то, чтобы было не официально, или на его служащих, или на подставных было скрыто. Всё это вырисовывалось в не очень красивую, но элегантную паутину: он одним словом мог задушить их экономически и юридически. Тихо и плавно, до хруста гортани, и, несмотря на государство, их законы и устои, им придётся покинуть Корусант. Потому что в столице могут приклонить голову перед кем угодно, а так же служить кому угодно, пока работает внутренняя экономика города-планеты. Местные управленцы и бизнесмены не потерпят убытки от любого правительства. Вейдер смог уберечь своё во время войны с Палпатином, хотя именно безумный Император так щедро одарил главкома, что лучше слов указывало на его понимание ситуации. И очень наглядно демонстрировало его расположенность новому демократическому обществу. И если во времена Империи закон был один – слово Императора, то сейчас открытое правовое государство не может позволить себе действовать как Империя, и Вейдер на этом открыто играл.
Все боялись мощи Великой Силы Повелителя Тьмы, забывая про его умственные способности.
Падме повернулась к окну, смотря в глубокую ночь, вспоминая седого и высокого ситха. Граф Дуку, бывший джедай, ситх, который сплотил и поднял Сепаратистов за спиной у Совета и Сената. По мимо своей мощи, Дуку и Палпатин обладали умом, харизмой, способностью влиять на людей и плести очень сложные, хитрые сети. Они всегда были в тени, прятались за чужими спинами, Вейдер же всегда был на виду. Энакин вообще не любил прятки, но это не означало, что он, так же как и предшественники, не научился такому же мастерству манипуляций и управления. С этим же Падме по-прежнему знала Лорда Вейдера, и была уверена, Корусант ему не нужен, а все эти сети он держит для перестраховки.

***

Логистическая миссия – душ, отчёт, медблок, Доктор Нерарс, разговор с главкомом, и ни разу не встретиться и не подать виду, что они прилетели вместе, была выполнена блестяще и без единого шороха.
К Главкому Люк пришёл сам, а Мару начальство вызвало после прочтения отчёта; к Нерарсу Джейд зашла сама, с повинной, а вот за Скайуокером доку пришлось посылать.
Как ни странно, но после длительного полёта, желание убить Скайуокера только уменьшилось, и она решила зайти к нему сразу после затяжного совещания.
- Что это?
«Откуда у Скайуокера силы? И когда он всё успевает?» - Джейд не знала, но посреди его комнаты был раскрытый контейнер и из него он вытаскивал какие-то тряпки.
- Мои вещи с Явина-4, - задумчиво отозвался Люк, поднимая что-то непонятно серо-бежевого цвета, - эвакуировались в спешке, контейнер с вещами запечатали и отправили на Дальние рубежи, и там потеряли на какой-то базе, а сейчас нашли и доставили сюда.
- В стиле бунтарей, - усмехнулась Мара.
Джедай с какой то робостью и аккуратностью пытался разложить непонятную вещь:
- Это пончо с фермы, - пояснил он, - я в нём прилетел на Явин.
Теперь понятно, почему контейнер был маленький и практически пустой. Помимо одежды с фермы, там лежали чёрные штаны, и что-то ярко-жёлтое. Люк широко улыбнулся, доставая кожаную куртку, похоже, единственное, что хоть как-то напоминало нормальную одежду, по мнению Джейд.
- Эту куртку мне подарил Вейдж, - с ностальгией проговорил татуинец, пытаясь одеть её, - на вручение медали, мне даже одеть было нечего. Она была мне тоже велика, но явно меньше чем куртки Хэна…
- Что, коммандер, плечики раскачали за пару лет? – прокомментировала Мара, наблюдая, как он пытается втиснуться в явно маленькую куртку. Она помнила голоснимок с вручения медалей, единственное изображение Явинского стрелка тех лет: маленького, щупленького, светловолосого паренька. Рост-то у Люка не изменился, но вот в спине он явно увеличился.
- Да, обидно, крутая куртка…
- Дай сюда, - Джейд взяла куртку: а она и в правду крутая, хорошая мягкая кожа, солнечно-жёлтый цвет, приятный подклад. Мара накинула её на себя, активируя зеркало. - Хм… какой же ты щупленький был-то. Она мне в пору, только в груди узковата.
- Она мужская…
- Ты всё равно в неё не влезешь, - покрутившись, Мара распустила волосы. Её медно-рыжий приятно сочетался со солнечно-жёлтым. – Я её забираю!
Он встал около неё, с мягкой полуубкой рассматривая:
- Она тебе идёт, только если Вейдж в ней тебя увидит…
Мара вскинула бровь:
- Таких курток по всей Галактике тысячи…
- Нет, она одна, и Вейдж её узнает.
- Не узнает.
- Если не хочешь, чтобы о нас узнали, просто не показывайся в ней перед Антиллесом, - сложил он на груди руки, не сводя с неё влюблённого взгляда.
- Я придумаю куда её носить, - куртка ей и в правду нравилась, она как-то хорошо села, и приятно было в ней находится, - и не смотри на меня так.
- Как? – Скайуокер вообще перестал реагировать на её протестующие или гневные взгляды, продолжая откровенно рассматривать её, представляя что-то себе. И будь это что-то очень развратное и пошлое, её бы этот взгляд абсолютно не волновал, но в нём было что-то очень тёплое, переполненное нежностью и трепетным обожанием. А это напрягало её.
- Так.
- Вот так? – взгляд стал выразительней, хотя казалось что это не возможно. По спине побежали мурашки, а в груди стало давить. Ей стало не ловко под пристальным вниманием голубых глаз, захотелось отвернуться, и возможно даже коснутся лица, потому что к щекам стало поступать краска.
- Скайуокер, я предупреждала тебя, - заложив руки на груди, не опускала жёсткого взгляда, продолжила Мара, - не влюбляйся в меня. Это ничем хорошим не закончится.
Он терпеливо вздохнул, довольная улыбка стала ещё шире, он опустил взгляд, только ради её комфорта, а потом подошёл чуть ближе:
- Почему?
- Потому что я разобью тебе сердце, и вытряхну душу, как только мне это всё надоест, - жестко и холодно, как можно резче и чётче произнесла она, стараясь пробиться сквозь его такую мягкую нежность.
- Не разобьёшь, - не согласился он, ласково обнимая, притягивая к себе, поднимая её подбородок рукой и аккуратно целуя, - ты не такая.

***

Данные разведки заставили адмирала отправиться к Лорду. Главнокомандующий, разумеется, сам знал о ситуации на границах Неизвестных регионов и Дальних Рубежей, но активные действия Трауна начинали набирать серьезные обороты. Секретная миссия, с которой отправили гранд-адмирала в Неизвестные регионы, Пиетту больше напоминала ссылку. Что конкретно там делал Траун, и чего он там добился никому не известно, кроме самого чисса. Адмирал лично никогда не сталкивался с единственным экзотом во флоте Империи, но о его талантах был наслышан и не совсем понимал, почему медлил Лорд. Они могли мобилизовать достаточное количество сил, чтобы подавить чисса численным преимуществом, и самому Лорду нет необходимость покидать Центральные Системы, чтобы устранить эту угрозу.
- Милорд, - прочистил горло Пиетт, после отчёта разведки, - прошу вашего разрешения на мобилизацию наших основных сил. Мы не можем больше игнорировать гранд-адмирала.
Главнокомандующий не спешил с ответом, задумчиво стуча большим пальцем по столу, затем распрямил ладони, откидываясь на спинку кресла.
- Вам правы, адмирал, тянуть больше не куда. Мобилизовать флот адмирала Гратора и Питта, – сделал основную расстановку Лорд Главнокомандующий.
- Да, Милорд.
Пиетт уже знал что делать, согласовав основную диспозицию их сил на время отсутствия. Лорд решил самолично возглавить эту операцию, взяв с собой и Джейд. Адмиралу было бы спокойней, если бы Мара вернулась в столицу и прикрывала их оттуда. Удара в спину от Новой Республики он ждал с того момента, как они покинули Корусант. Посол Труш был хорош в своём деле и вряд ли допустит такую ситуацию, но Маре адмирал доверял больше. Ещё Пиетта по-прежнему беспокоила Даала. Эта особа имела небольшой флот из звёздных разрушителей, и Милорд вывел её, обозначив подконтрольные территории, и по их расчётам пока этой особе не было мотивации нападать, но Фримус не привык доверять женщинам целый флот. Так же «Утроба» была передана под охрану адмиралу Нерху. Все основные проекты были уже вывезены из сектора и распределены на верфи под контроль лично Лорду, но в комплексе и без них осталось достаточно опасного арсенала. Нерх был очень амбициозен и талантлив, но ни разу не дал повода усомниться в своей преданности, а излишняя подозрительность Пиетта, возможно, была вызвана их личным соперничеством.
Лорд терпеливо выслушал все опасения своего советника, и решил воспользоваться предложениями адмирала по усилению внутренней безопасности. Он не чувствовал угрозы среди своих, но и доверял лишь единицам. Сила плела не разборчивый узор грядущих событий, заворачивая в круги линии его приближенных, очень плотно переплетая их между собой. Время замедляло свой бег, позволяя делать всё основательно, давая возможность всё обдумать и решить. Слишком всё основательно и плавно, так он не привык действовать. Ритм Великой Силы изменился, замедлился; казалось, Вселенная наконец-то отдышалась от полувековой беготни, но работа в такой среде была для него в новинку. Он не знал, сколько можно тянуть, а когда срываться в бег, а ещё он не знал, хорошо это или плохо. Первые мгновения, которые он помнил, Сила была в непроглядном омуте интриг, в какой-то мути и постоянном хитросплетении чьих-то действий, чьих-то желаний. Он помнил, когда рвал держащие основы, роняя покой и смирение, заставляя пространство около себя шевелиться и двигаться. И вот, Свет в правлении мальчика вновь ушёл в поиски и созерцание, его же Тьма пыталась строить, а Сила успокаивалась, даря ранее неизведанные ощущения.
Он больше не хотел войны, он хотел строить.
Но Тьма не умеет создавать, она умеет лишь разрушать.

***

Мальчишка сиял ярче нового Солнца, не переставая болтать даже тогда, когда по пояс залез в истребитель, чтобы в пятый раз перепаять электронику. Люк старался делать всё быстро, чётко и красиво, развитый талант практически произведением искусства ложился внутрь нового крестокрыла. Сама конфигурация «Х-крылов» не была достаточно совершенна с точки зрения Вейдера, который вот уже двадцать лет предпочитал летать на ди-шках, но сын выбрал именно этот каркас. Его пришлось подкорректировать: над балансом Лорд сам работал больше трёх месяцев, пытаясь выкроить время во вред всем своим второстепенным делам, но эту главную часть он доверить сыну не мог. Люк хоть и обиделся, что его чертежи раскритиковали и просто перерисовали заново, но оценил творение отца по достоинству. Не смотря на всё его знание дела, и аккуратность Люка, переделывать приходилось много и часто, но мальчика это не расстраивало, и это радовало.
- Отец, ты так и не высказал своё мнение об Академии, - не отставал сын, протягивая новую плану на оценку.
Сын до странного выглядел счастливым, они с матерью продолжали волноваться за его здоровье. Хотя и доктор Нерарс разрешил полёты, правда доктору никто не рассказал, что вытворял коммандер во время первого же вылета, и отец мог лишь молиться Силе, чтобы она не оставила сына в такие моменты и его концентрация не дала сбой.
- Люк, - пробасил Вейдер, впаивая плату, - сама структура Академии – это хороший проверенный способ эффективного обучения большого количества людей. Обучение Силе – всегда был индивидуальным процессом. Кеноби за мной десять лет ходил, постоянно тыкая, что делать, а что не надо. Он постоянно рассказывал о Силе, о её движении, принципах и явлениях. Когда мне дали ученицу – ей нужно было быть около меня постоянно, чтобы выжить в войне. И я не представляю, какого это, обучать больше одного падавана. В кодексе была отдельная строчка – один учитель, один ученик.
- Но я не могу взять одаренного младенца и растить его в течение двадцати лет, - чуть расстроился мальчик, понимая всю проблемность этой ситуации, - я хочу найти уже взрослого человека, которому это будет надо так же как и мне, и научить его, чтобы в свою очередь потом обучал он. Ты же сам говорил, что Силу познать не возможно, что это бесконечный процесс, и он требует постоянного самосовершенствования.
- Приятно знать, что моё время не тратится в пустую.
Люк перегнулся через каркас, и навис над отцом:
- Я очень ценю твои советы, но ты говоришь как было, а не как можно сделать по-другому.
- Потому что я не знаю, как сделать по-другому, сын, но если ты знаешь, как это сделать, делай, – отец поднялся во весь свой не малый рост, и толкнул Люка, чтобы тот сполз и не мешал осмотреть место для двигателя, который можно будет вставить в следующий раз.
- Я ещё не совсем представляю, как это должно выглядеть. И я хотел бы, - замедлил Люк, не уверенный, что отец в достаточно хорошем настроение для этого, - попасть в подвалы Имперского Дворца, там где раньше была библиотека Ордена.
-Там ничего нет, - холодно отозвался главком, и джедай глубоко вздохнул, готовясь к длительным дебатам.
- Отец, я понимаю, что все архивы были уничтожены, но это место тысячу лет хранило знания и Силу, там должно было что-то остаться.
- Сын, мы с Императором об этом и думали, когда строили там Дворец.
- Тогда чего ты упираешься? – удивленно развёл руками Люк. - Пусти меня туда.
- Ты попусту потратишь время, - упёр руки в бока Повелитель Тьмы.
- Так это моё время, - откопировал его позу сын, - дай разрешение, и я не буду тебя больше этим беспокоить.
Если бы он мог вздохнуть, вздох получился бы обречённым.

***

Лёгкий аромат приятных духов успокаивал её, ощущение цветочного сияния родного Набу и уверенная рука любимой сестры. Психосоматическая боль в ноге порою становилось не выносимой, не говоря уже о бесконтрольности, затмевая всё её сознание, и надо было что-то серьезное, чтобы она могла отвлечься от неё.
- Это, наверное, усталость, - улыбнулась она старому другу.
- Вы очень многое сделали, порою мне кажется непосильно много для одного человека, Миледи, - Ян сложил свои длинные пальцы перед лицом, смотря тёмными пронзительно птичьими глазами. - Порекомендовал бы Вам немного отдохнуть, только ситуация нынешняя не сопутствует.
- Отдохнуть, - горько усмехнулась она, отпивая свой чай. Сыну понадобилась пара месяцев, чтобы излечиться от сверхтяжелой травмы, а она со своей ногой уже больше полугода справиться не может. Разумеется, она уже не так молода, и не одаренна Силой, как Люк, и кровь в ней не кипит и не рвётся в бой, но всё же такой слабости от себя самой она не ожидала. Врачи ей помочь не могли, только она сама.
- Вам это надо, моя дорогая, но боюсь наша Республика слишком маленький ребёнок, чтобы оставить её без присмотра мамы.
- Я чувствую себя бабушкой, и к тому же, теперь у этого ребёнка другая мама.
Её ребёнком был Альянс, он вытеснил всё из её жизни: семью, детей, саму себя, а теперь, когда он перерос в то, ради чего был создан, она хотела заняться другим. Работа над «Лусанкией» вдохновила её на пару проектов, а ещё сподвигла на развитие одной старой и практически нереальной идеи, о которой она раньше и подумать не могла. А сейчас это стало казаться возможным, сложным, невероятно сложным, но возможным. Ей нужно было обдумать всё, предпринять рад очень дальних путешествий. Эти проекты требовали, чтобы им уделяли как можно больше времени и сил, но всё её внимание по-прежнему занимали государственные дела.
- Нынешняя мама не справляется со своими обязанностями, - откровенно заметил генерал Додонна, - признай это.
- Слишком рано судить, - сопротивлялась Дармин, - ты же понимаешь, что такие выводы можно будет делать лет через пять или даже десять.
- Я не привык оспаривать твоё мнение, Падме, но Мон Мотма не тот правитель, который нам нужен.
- Другого, Ян, нет. И она справится.

***

К Центру Вселенной миры располагались ближе друг к другу, целые сектора ютились на паре парсеков, в то время, когда чем дальше к Рубежам, тем звёздные системы становились крупнее и отдалённей. Тысячи и миллионы звёздных скоплений украшали бескрайние простор космоса, но тут, на Дальних Рубежах их величие и мощь казались иными. Неизученные и необузданные проявления Силы космическим спокойствием отражались в иллюминаторе. Даже Великая Сила в этих местах чувствовались по-иному: сильнее, мощнее, первозданнее. В течение очень длительного времени Дальние Рубежи у него ассоциировались с прекрасным чувством свободы. Казалось он вечно мог стоять у иллюминатора, созерцая безграничные просторы открытого космоса и не чувствуя мелкого сумбурного копошения Центральных систем, в полном мере наслаждаться Великой Силой и космосом. Неизведанные территории так же всегда манили его, но Сила распорядилась иначе, он был там, но слишком мало, чтобы полностью утолись своё любопытство, но достаточно, чтобы понять, какие ресурсы лежат там. Земли чиссов лежали практически на самой границе известного космоса, чтобы было за ними, возможно даже им не было известно. И на сколько мог судить Вейдер, их это так же интересовало и страшило одновременно. Второе вероятнее всего, раз за столько веков они не разведали территории, а возможно и разведали, но молчали. Несмотря на истинную ситуацию, эти просторы интересовали Лорда, как и земли чиссов. А если взять в расчёт столько времени адмирал Траун провёл в Неизведомой части Галактики, и что он сам являлся чиссом, Повелитель Тьмы считал, что у них больше тем для разговоров, чем для войны. Странная мысль, - усмехнулся под маской главнокомандующий, наблюдая элегантное построение флота гранд-адмирала.
Митт’рау’нуруодо, кажется так звучало полное имя Трауна, припомнил ситх, отмечая особенности тактики чисса уже на первых манёвров. Он считался лучшим стратегом в Империи, и Вейдер должен был признать, что не зря. Траун был достоин всех своих регалий и амбиций.
Прикрыв глаза, Повелитель Тьмы потянулся к Великой Силе, которая так буйно плескалась в здешних местах, и так всецело наполняла его. Дикая неподвластная стихия - ощущение её здесь было сравнимо со штормом в морях Мон-Каламари, с тёплым солнцем на Набу, с песчаной бурей на Татуине. Все те чувства, которые он не мог больше ощущать физически, возвращались к нему, стоило только коснуться Великой Силы, разделяя Вселенную на тончащие ниточки, чтобы разобрать их мягкое и приятное звучание. И посреди всей гаммы ощущений он слышал расчётливое молчание чисса. У соперника был план, который разлился белым пятном в Силе, где не было ничего, даже Пустоты. Затем пятно, как чёрная дыра, стало разрастаться, но даже пространственные дыры имели своё чёткий рисунок в Силе. Пятно же в размер с «Химеру» не отражался никак, как будто там ничего и не было.
- Как это? – нахмурилась Джейд, которая стояла рядом и рассматривала корабль. Она не могла так конкретно разобрать проблему во флагмане Трауна, но чувствовала её.
Лорд не ответил, резко поворачиваясь и двигаясь к аналитическому столу. Все данные их сенсоров транслировали полную информацию на расчётный стол к аналитикам и адмиралу Пиетту.
- Мы готовы, сэр, - отчитался адмирал, - разрешите открыть огонь первыми.
Главнокомандующий медлил, обернувшись на вид из центрального иллюминатора. Флот Трауна замер в оборонительной позиции, ожидая нападение врага, и не смотря на численный перевес, он был готов к такому и продолжал ждать. «Это ловушка», - говорил опыт. «Нужно было наподдать сразу», - твердил тактик внутри его. «Неужели и сейчас нужна кровь?» - шёпотом спросила его Сила. Тьма внутри бесилась, клубясь холодным туманом около него, но что-то держало его у порога. У порога очередного сражения, не первого и даже не сотого на его счету. «Врагов надо уничтожать», - всегда знал он, но сейчас, стоя на границе Галактики, ему казалось это бессмысленно. Траун... что ему нужно? Власть? Территории? Империя? Что движет этим существом, который так спокойно покинул столицу? Вейдер знал сколько сил потратит чисс, чтобы занять пост адмирала, а для экзота пост гранд-адмирала в Империи был практически не достигаем, но Траун получил его. Без интриг, убийств и предательств, невероятно для Империи, как и для самого Вейдера. Благодаря своему таланту он сделал невозможное, а потом ушёл в забвение на десять лет. Почему? Неужели Траун не мог дать отпор политиканам в столице? Мог, и все это знали. Тогда зачем чисс проделал такой путь до столицы, а потом всё бросил? А теперь снова объявился, но при этом всегда отходит к границам, почему?
- Милорд?
- Дайте связь с мостиком «Химеры», - задумчиво проговорил Повелитель Тьмы, вызвав удивление у своих подчиненных.
- Да, Милорд, - нервно сглотнул адмирал, пряча растерянность.
Ариша
6 глава 2 часть.
Сотни вопросов извилистым мостом выстроились между ним и чиссом, когда на главном мониторе появилось изображение Гранд-адмирала. Белый мундир создавал своеобразное свечение, подчёркивая синюю кожу и красные глаза, но чёрная броня Лорда, как и Тьма вокруг него, поглощала все цвета, сохраняя только отблески ярких звёзд. Вейдер изучающе рассматривал изображение адмирала, которого не видел уже много лет. Попытки дотянуться до противника были бесполезны: он не чувствовал чисса в Силе. Осознание этого заставило бровь выгнуться вверх, а губы искривиться в искреннем удивлении.
Траун,оставаясь плоским изображением на мониторе, равнодушно держал давящее внимание непроницаемой чёрной маски, даже не подозревая над усилиями Повелителя Тьмы нащупать его в общей паутине мира.
«Под таким взглядом люди умирали», - подумал адмирал Пиетт, чувствуя, как капельки пота потекли по позвоночнику, но чисс продолжал безбоязненно смотреть на Лорда, считая, что пространство между ними защитит его.Общение недоумение звенящей тишиной повисло над мостиком, экипаж «Исполнителя» стоически давил общее напряжение, стараясь абстрагироваться от клубов Тьмы, которые расходились от Вейдера.
- Гранд-адмирал, - прогремел механический бас, - я хотел бы переговорить с Вами лично.
Без приветствия и лишних преамбул прямо затребовал ситх, поражая весь военный состав.
Но размеренный ответ через пару секунд молчания удивил даже Джейд:
- На борт «Химеры» примут один шаттл, Лорд Вейдер, – бесцветным голосом согласился чисс,- согласно нашим законам, с вами могут быть не более трёх сопровождающих.
Ситх положительно кивнул, и связь оборвалась.

Он прислушался к себе, как делал это миллионы раз десятилетиями, но сейчас всё было по-другому. Великая Сила здесь, как водная стихия, волнами накатывала своим могуществом, захлёстывая и отпуская так же незаметно. Но сейчас, сосредотачиваясь, тенясь к ней за советом, не мог дотянуться: она молчала. Молчал и он, вслушиваясь в бескрайнее пространство Вселенной, но ощущая лишь самого себя особенно остро, как никогда прежде. Человека без кожи, в непробиваемом панцире, закутанного в тёмный тёплый плащ. Сейчас искусственные лёгкие, шум респиратора и протезы были вне зоны его ощущений. А вот кожа, собственный природный покров, который был травмирован много лет назад, находился в стерильной влажной среде, искусственно блокирующая рубцевание, сейчас приносила ощутимый дискомфорт. Его костюм, его броня, его звание Повелитель Тьмы и Лорд Главнокомандующий, прятали под собой ранимые и болезненно рабочие мышцы, и любое прикосновение к ним отдавало жгучей болью. Все эти годы он надёжно берёг себя от неё: Тьмой, войной и сражениями. Сила, воля и тёмное могущество сковали из него цельный клинок без единого изъяна, который закалялся в бою, и накапливал силы в победах.А тугой туман Тьмы, как ножны прятали его в своей комфортной прохладе. Только сейчас ему стало тесно, в доспехах, в себе, во Тьме…
Жестокое ощущение нахождение в воде, когда всё тело и голова покрыто непроницаемым костюмом вновь разорвало его покой. Ему казалось, что он снова в тёплых водах бирюзового озера, но не способный ощутить их мягкость, прохладу, свежий аромат и мирное перетекание воды...
Великая Сила на границе – свободная, живая и шальная сводила его сума! Захлёстывала своим могуществом, но она как скалы обходила корабль чисса. Почему? Зачем? Что там?
Он стряхнул наваждение, концентрируясь на происходящем.
Джейд и Пиетт замерли за его спиной в ожидании приказа, он должен решить, определиться и сосредоточиться на Трауне, но мысли плавали, как маленькая лодка на волнах океана.
- Летишь со мной, -произнёс он, обращаясь к Джейд.

***
Флот изменил своё построение, готовясь в ожидании приказа главного командования. Адмирал не видел причин такого поведения и решения Лорда Вейдера: идти на контакт с чиссом он не желал, но приказ есть приказ. Разведка доносила о скоплении неопознанных судов в квадрате туманностей,возможно у чисса есть подкрепление. Пиетт должен был признать, что, несмотря на все усилия разведки, информации об гранд-адмирале было непозволительно мало. Находясь на его территориях, они сильно рисковали, не смотря на видимое численное преимущество.Что за туманности за спиной у чиссов, и как их можно использовать в качестве преимущества адмирал не знал. К общему непониманию противника добавилось ещё и его спокойное согласие принять Лорда Вейдер на борт. Чисс не мог не знать о том, что ситх умеет убивать на расстоянии, а если его подпустить ближе, то он один способен уничтожить более сотни солдат в прямом сражении. И расчётливый гранд-адмирал дал ему взойти на борт.Не смотря на инициативу Лорда, Траун не пустил бы их на свою палубу не чувствуя ряд преимуществ перед противником. Пиетт не видел ни одного, что беспокоило его до боли в груди. Чем дольше они находились без действия, тем сильнее ухудшалось их положение.
- Ловушка… - пробормотал адмирал, надеясь, что и Лорд корректно воспринимает ситуацию. Оценивая своё бессилие, Пиетт сконцентрировался на изучении сил противника, готовясь к сражению.

***
В огромных иллюминаторах на пути к переговорному залу открывался прекрасный обзор на его флот. Корабли плавно меняли построение, готовые в любой момент начать атаку.Численное и огневое преимущество было на их стороне, сила Гранд-адмирала же в знаниях об особенностях этого космического пространства. Преимущество на местности может стать опасным тактически оружием в умелых руках.
«Траун -талантливый тактик», - подчеркнул Лорд Главнокомандующий, наблюдая краем глаза, как меняют свои расположения силы противника. Стараясь сохранять трезвость ума, он тщательно скрывал пульсирующий страх внутри.Впервые в жизни он перестал чувствовать Силу, ощущая всю тяжесть своего костюма, протезов и шлема. Как болезненно раскрываются и сжимаются его искусственные лёгкие, как существа вокруг него являются лишь плоскими объектами, которых он не чувствует. После пьянящей мощи Силы, резкое её отсутствие оглушало и дезориентировало.
«С информационной стороны у него так же ряд преимуществ», - признал ситх, стараясь изолировать себя от растерянности собственного тела, стараясь сохранить холодный расчёт.
По общегалактическим меркам у чиссов не было эмоций, по крайне мере они их не проявляли, как другие изученные расы. Они руководствуются только расчётом и холодной логикой, но ранее они были доступны Силе. Дело не в расе, дело в чём-то другом…
Экзот, добившийся в Империи звания гранд-адмирала, был не просто талантлив и расчётлив, он был выдающимся в своём роде, и подобной глупости, как допустить до себя ситха, не будучи уверенным в своём преимуществе, он бы не сделал.«Эта ловушка», - панически металось сознание, пытаясь определиться с нынешнем внутреннем состоянием;«Траун не знал, что он пойдёт на переговоры», - твердила логика. «Это готовность вести переговоры», - трепыхалась надежда глубоко внутри. Оптимистом Вейдер никогда не был, предупредив об опасности Джейд. Он не был уверен, что Мара сможет сработать настолько эффективно в таких условиях, но в случае чего она будет на много эффективней его самого. Хотя при ранении, девочка не сможет его вытащить, так что первостепенной задачей в случае агрессивного развития событий остаться на ногах, иначе это будет его последняя миссия. Он прислушался к шагам за его правым плечом: невысокая девушка чеканила шаг, уже готовя план отступления. Пару лет назад у него и мысли не было, что когда-либо она сможет заслужить такое доверие, и стать его единственным надёжным оружием.
В отсутствие ведения Великой Силы лидерство взял инстинкт самосохранения, но он никогда не отступал перед страхом, сковав все свои сомнения холодной волей, Вейдер зашёл в зал переговоров.
Помещение было тёмным, вдоль стены раскинулось огромное дерево неизвестного происхождения, на котором лежали бурые ящерицы.
Странно.
Их сопровождение осталось за дверями, в зале был лишь чисс. Ни охраны, ни советников, ни капитанов.
И отсутствующая Сила.
Возможно, в тенях комнаты скрываются меры безопасности, и боевые дройды.
Возможно…
Высокий, худощавый, в ослепительно-белом мундире, классический представитель своей расы, Траун неживой фигурой стоял у стола переговоров. Ощущение иного, абсолютно другого, незнакомого отчётливо веяло от чисса. В известной Галактике тысячи различных рас, не имеющих друг с другом ничего общего, но для служителя Силы их сходство было очевидно, на инстинктивном уровне. Но те, кто появился на границе между Известными регионами и Неизвестными имели особый рисунок, особое ощущение, ни с чем несравнимое. В них было что-то принципиально другое,незнакомое и неизученное. И даже сейчас, когда Великая Сила оставила его, одаренный отчётливо чувствовал эту разницу.
Чисс обозначил приветствие кивком, жестом приглашая за стол переговоров.
- Ваше предложение стало непредвиденностью для меня, Лорд Вейдер, – взял слово хозяин корабля.
Обладая огромным военным опытом,ситх имел весьма скромный дипломатический багаж знаний, но его хватало, чтобы понимать всю нестандартность данной ситуации. Невзирая на своё плачевное состояние, Главнокомандующий не желал терять доминирующие позиции:
- Полагаю, исход нашего сражения Вы уже просчитали, Гранд-адмирал.
-С определённой долей отклонений, - пошёл на контакт чисс, сложив руки на стол.
- Какой процент?
- Тридцать.
- Достаточно большой, - оценил Лорд, - учитывая Вашу репутацию, Гранд-адмирал, я ожидал большего.
- Учитывая вашу особенность, Лорд Вейдер, семьдесят процентов-достаточно для эффективного решения сражения.
Словесная пикировка может продлиться долго. Открытость чисса, ощущение безопасности и доминирующая позиция всего лишь иллюзия. И ситх это прекрасно понимал. Опытный дипломат продолжил бы эту игру «в мяч»: изучая противника, ища его слабые и сильные стороны,пробуя различные обходные манёвры - но паническая атака тугим узлом сидела где-то между рёбер, сознание пыталось держать контроль над мыслями, выжимая из разума максимум, в то время, пока организм пытался определить себя в пространстве без Силы. Это было невыносимо.Но глядя в холодные красные глаза Трауна,Повелитель Тьмы ещё сильнее убеждался в правильности решения: границы пора расширять, и он знал как. Вопреки всему: неверию, войне, предательству, сотнями парсеков между ними, разрыву и делению Галактики, а так же собственным увечьям и страху -он не собирался отступать, или идти по пути наименьшего сопротивления. Потому что речь шла о не об изучении конкретно одного представителя чиссов, речь идёт об изучении всей расы. В Известных мирах практически ничего не знали о них, и Вейдер намеревался это исправить более коротким и эффективным путём, несмотря на всю тяжесть своих доспехов.
- Что вам нужно, Гранд-адмирал? – напал главком.
- Ваш флот на моей территории, Лорд Вейдер, - не моргая, ответил Траун. - Что нужно Вам?
- Присоединения всего Чисского сектора, – его маска надёжно защищала его от инородного огонька в красных глазах, который обычно характеризуют как интерес. Хотя в данном случае – это могло быть всё что угодно.
- Почему нам это должно быть интересно?
- Вы на моих границах.
- Не слышал, чтобы Вас признали Императором, Лорд Вейдер, не видел и очертания новых карт с вашим правом на данный космический сектор.
- Тем не менее, я перед Вами, – копируя бесцветную манеру речи, ответил Лорд, заостряя внимание на длинных когтях, которые глубоко входили в кору деревьев, держа ящериц на ветке. Непроизвольно, под маской, верхняя губа приподнялась в брезгливом изгибе.-Мой флот напротив Вашего, Гранд-адмирал. И я полагаю, Вы уже рассчитали количество жертв и потерь.
- Разумеется, – положительно кивнул Гранд-адмирал, оставаясь неживой статуей, - и меня интересует: почему для своих захватческих амбиций Вы выбрали именно Чисский сектор? Не все миры Центральной Галактики приняли Ваши условия и присоединились к Вам. Для укрепления Вашей власти, есть более выгодные звёздные сектора…
Уходя с прямой конфронтации, чисс искал путь мирного решения вопроса, максимально собирая информацию о противнике, не выдавая ничего взамен,не понимая истинные намерения собеседника. Осознав тактику поведения чисса, Вейдер смог переключиться на вторую задачу этих переговоров: почему здесь нет Силы?
Чиссы по сути своей были миролюбивые, жили в гармонии с природой, и возможно весь корабль «Химера» внутри пророс этим деревом и заполонен ящерицами. Вейдер не знал, были ли они священными животными у чиссов, но эти флегматичные твари вызывали у него отвращение.
- Выгода на «данный момент» сгубила не одно государство, – начал Лорд,обращая внимание на собеседника,поднимаясь, стараясь максимально корректно и конструктивно донести свои намерения. -Экономически выгодные сектора уже освоены. Но ценность Вас не в этом. Чисский сектор и Неизведанные Регионы за ним – это источник развития всей Известной Галактики. Прямое взаимодействие с Вами – это путь к новому витку естественного прогресса расширения и видоизменения нашей цивилизации.
Траун слегка наклонил голову вправо, что можно было трактовать как удивление, а возможно и возмущение:
-Ваши амбиции всегда были неустойчивыми переменными в любых расчётах, но по всей видимости, я упускал основное -Вашу гордыню, –чисс внимательно следил за передвижением собеседника. -Ваши таланты,Ваша религия, решительность и упрямство привели Вас к вершинам власти, но это не даёт Вам право влиять на естественный процесс развития, и решать в размерах Вселенной так, как будто это Ваша собственность.
Ироничную насмешку скрыла непроницаемая маска. Он много раз слышал такое во времена Империи от зазнавшихся политиков или моффов, которые считали его ставленником, псом Императора. Его всегда искренне, забавляли такого рода претензии: как будто он сам просил себе такой участи!Или как будто он мог отказаться от этого. Даже сейчас, в изоляции от Силы, он не мог остановиться, всё его нутро, не смотря на боль, тяжесть, отчаянье и пустую истерику, двигалось, вперёд делая то, что нужно. То, что может сделать только он. Это невозможно объяснить, этому нельзя сопротивляться, это нельзя игнорировать. Это можно лишь принять… смириться…
«Смирение» - слово, которого никогда не было в его словарном запасе, но которое появилось только сейчас, в разговоре с этим странным экзотом, в этой полутёмной комнате, с отвратными ящерицами, на корабле изолированным от всей Великой Силы. Вместе со смирением пришло и понимание: он услышал то, что должен был услышать. Все его панические мысли остановились. Мир и Сила в его понимании, разорванные на тысячу нитей чувств, эмоций, расчётов, ощущений, знаний и теорий живыми созданиями начали переплетаться, вырисовывая чёткую и ясную картину всего Мироздания.
- Я и не решал, Гранд-адмирал,– задумчиво ответил Вейдер, приближаясь к ящерице: мерзкое существо, без грамма изящества и красоты, меланхоличное, ленивое, без жизни и движения.Казалось, что в буром создании было всё, что он не терпел, ему захотелось уничтожить его. - Та Сила, что привела вас в Центр Империи, она же привела меня сегодня к Вам. Естественный процесс, который Вы имеет в виду, давно запущен, осталось только сделать финальное движение. И его время уже настало.
Адмирал продолжил спокойно сидеть на своём месте, наблюдая, как ситх поднял одной рукой ящерицу за шею, и сжал механические пальцы на плотной шеи животного:
- Спорить с Вами о вопросах религии, как и то, что привело меня в Центр Империи, не считаю разумным, Лорд Вейдер. Вы – фанатик, ведомый своей верой. Принимаю. Своими действиями Вы ломали государственные строи, свергали власть и меняли ход истории. Всегда ли было время тому событию, которое Вы провоцировали? Всегда ли Ваше решения в масштабах десятков звёздных систем было верно?
- Мы оказываемся в то время и в том месте, в котором необходимы, – Вейдер внимательно осмотрел обвисшее тело животного, прислушиваясь к себе, -но решения принимаем согласно собственному суждению. Считаете, что мной движет фанатизм?- обернулся он к чиссу. - Ваше право. Считаете, что мною движет гордыня и амбиции? Ваше право. Что ожидает Ваш сектор решать Вам. Я предлагаю мирное решения конфликта, сохранение суверенитета и дальнейшее развитие. А что хотите Вы?

***
Её тошнило. Все переговоры она стояла неподвижно за спиной Лорда, постоянно косясь на этих ползучих мерзких тварей. Ей хотелось передернуться от отвращения, а уж когда Лорд хватанул одну из них, и унёс из комнаты переговоров без разрешения хозяина, ей совсем стало плохо.
- Зачем это? – брезгливо вздернув верхнюю губу, спросила она у главкома.
- Причина отсутствия Силы, - равнодушно ответил ситх, усаживаясь на место первого пилота.
- Как это возможно?
- Как видишь -возможно.
Ситху по всей видимости тоже было тошно рядом с этой тварью, но он всё таки потащил её на изучение. Траун не возражал или промолчал; вообще о чём думал чисс, Мара даже не представляла, но боевые действия временно откладывались – Траун взял паузу. Чисс мог тянуть время, планируя крупномасштабную компанию, или расставлял сети, или же… обдумывал предложение Лорда… Ей было всё равно, лишь бы подальше от этих мразей.
- Вы уверены, что причина в них?
- А ты не чувствуешь?
Что она должна чувствовать Мара не представляла, и лишь пораженчески мотнула головой, когда Лорд направлял их шаттл к «Исполнителю». У чиссов была последняя возможность уничтожить их одним выстрелом, но Лорд вёл спокойно, казалось, что даже не задумывался об этом.
-Вспомни, ты когда-либо желала смерти неразумному существу без причины?
Джейд хотела ответить, что хатам, но они разумные; вспомнила тлуоров с Мандалора, но память тут же подкинула момент, когда эта тварь пыталась её сожрать:
- Без причины не помню.
- Это врождённый рефлекс самозащиты, - пояснил Вейдер,делясь своими умозаключениями, - мы рождённые Силой, и то, что изолирует её от нас, вызывает физическое отвращение. Реакция, которая проявляется в непринятии без ведомой причины.
-Чисы тоже не особо приятные…
-Да, но это, потому что мы не привыкли к ним, и они кажутся инородными.
Джейд изучающее посмотрел на профиль чёрной маски, отказываясь понимать суть его слов. Что твориться в голове под шлемом ей было неведомо, она просто хотела поскорее оказаться на борту флагмана.

***
Древние камни молчали. В их холоде даже не было страха.
- Я ничего не чувствую,- расстроено заметил Хорн, проводя рукой по каменным сводам Дворцового подземелья. Они столько сил приложили, чтобы попасть сюда, и всё в пустую!
- Что же они такого тут сделали, что ничего не осталось? – хмурился Люк, осматриваясь в огромных резных помещениях.
Подземных строений на Корусанте были единицы, планета-город всегда росла вверх, новые здания зачастую строились на основаниях старых. Храм Джедаев разрушили, и на его месте возвели Имперский дворец, но фундамент Храма лежал глубоко в земле, и некоторые залы были не тронуты. Не тронуты строителями, но не ситхами. Отец говорил, что эта пустая трата времени, но Люк не верил, ожидая найти хоть что-нибудь… хоть следы… или остатки… хоть что-нибудь…
- В Силе всегда остаётся след событий… - вспомнил Скайуокер слова Йоды, - их только надо уметь видеть… - но плутания по подземелью второй день плодов не принесли.
Коммандер упирался, снова и снова спускаясь в залы, Корран молча шёл за ним. Его восхищало упорство командира, его вера, его мудрость… Тёмные, глухие залы, в которых больше не было ничего, вновь наполнялись словами джедая, когда Люк часами рассказывал о Силе, о её ведениях и формах. Дни блужданий среди древней пыли и разрухи превращались в уроки, порою, даже тренировки. Люк научил его видеть в темноте, дышать без респиратора и ориентироваться в незнакомом помещении. Сила, ту о которой слышал Корран раньше, казалась ему пустой и бессмысленной религией, непрактичной и неприменимой в действии, не считая махания световым мечом. Но после знакомства с Люком, он понял ошибочность своего мнения.Коран не знал, были ли все джедаи такими, но коммандер, погружаясь в глубокую философию, выносил из неё сугубо практичные навыки, говоря о покое, всегда стремился к действию. Его суждения были переполнены светом, добром, каким-то внутренним необъяснимым благом, которым он хотел поделиться со всей Галактикой. В нём было необъяснимое спокойствие, внутренняя сила сравнимая с мощью ядерного реактора внутри разрушителя.
- Папу надо слушать…-обречённо и поражённо пробормотал коммандер, присаживаясь на порог очередного зала, который они прошли. - Здесь ничего нет.
- Здесь нашлось гораздо больше, чем я мог найти в другом месте, - поддерживающее улыбнулся кореллианин, окончательно понимая, что он готов идти за Люком Скайуокером хоть в чёрную дыру, если так прикажет Великая Сила.


***
Адмирал внимательно выслушал итог переговоров. Мотивы Лорда Главнокомандующего выбили его из колеи. Что нашёл в этом чиссе Лорд, Пиетт не понимал, насторожено косясь в иллюминатор, ожидая ежеминутного сигнала о начале боевых действий. Вместе с гением тактики, у Трауна была репутация расчётливого военного без принципов;ситх тоже не имел принципов, по общегалактическому мнению, напомнила Джейд, тем не менее, адмирал лучше других знал беспочвенность этих утверждений.Спустя три часа совещания – сигнала по прежнему не было, и адмиралу пришлось сосредоточиться на карте Вселенной и смириться с мыслю –им предстояли длительные дипломатические переговоры и урегулирования отношений с чисским сектором. Но это была лишь малая часть предстоящих перемен.
- Пришло время нового витка развития, -продолжил свою грандиозную речь Лорд Главнокомандующий перед своими поверенными.
Мара с таким же потрясением посмотрела на побледневшего адмирала.
- Я не думаю, что Новая Республика поддержит нас… - пробормотал Пиетт.
- Они нас больше не интересуют, - отмахнулся Лорд, продолжая расхаживать по кабинету среди развёрнутой карты Вселенной.– Аномалия Ядра за тысячу лет так и не сменила свою природу, и меняться вряд ли будет в следующие пять тысяч лет, к тому же там чёрная дыра, а она тупиковая линия развития при любом раскладе. Центральные миры слишком долго были в эпицентре цивилизации, экономического и технологического развития и нескончаемых войн за власть и ресурсы. Они вымотаны и истощены, на восстановление их КПД потребуются столетия. Местные правители не дадут планетам и космосу вокруг, этого времени, и как следствие исчерпание ресурсов миров и космического пространство рядом.Сейчас потребуются года для урегулирования внутренних политических разногласий,пускай этим занимается Новая Республика, - механический бас был окрашен вдохновением и новым, живым рвением. -Среднее и Внешнее кольца мы должны закрепить за собой. Рукав Тингеля, Дикое пространство, Неизведанные территории – вот куда мы будем развиваться в будущем.
Замысел Лорда Вейдера был сверхмасштабным, даже по меркам акзильца, который считал, что привык к неординарному подходу ситха, но это потрясло даже его. Полная перестройка внутреннего устройства не только их флота и Союза с Новой Республикой, но и смещения всего центрального устройства Вселенной в пользу Среднего Кольца. Последствия этих движений сейчас он даже не мог себе представить, но главком продолжал выкладывать пошаговую тактику их дальнейших действий. Адмирал внимательно следил за намерениями ситха, отмечая про себя все самые сложные и спорные моменты его рассуждений. Выкладки Вейдера поражали, казалось, что ситх всю жизнь собирал информацию о Вселенной, изучал просторы Галактики, чтобы сейчас рассказать им, как и когда должны начаться изменения, и что надо сделать, чтобы взять это под контроль. Пиетт никогда не думал такими масштабами. Использование таких ресурсов в своих расчётах и планах было слишком для него. Но стоя в кабинете Главнокомандующего он отчётливо понимал: про сон и отдых ему лучше забыть.
- Милорд, для развития этих регионов нам нужны ресурсы… -высказалась Джейд, пытаясь спустить главкома на твёрдую поверхность с вершин его масштабного плана, - нам нужен укреплённый и надёжный тыл, который мы сейчас не имеем.
- Да, - согласился Лорд, сосредотачиваясь на ней, обозначая всю глубину понимания собственного плана, - и сейчас нам нужно кинуть все силы на стабилизацию ситуации, чётких ограничений наших территорий, выровнять внутреннюю логистику и выработать необходимые ресурсы для дальнейшего развития.
- Подписание «Мира» с Трауном и Даалой, так же как и с Новой Республикой, не дают нам гарантии, что мы не получим удара в спину, - заметил Пиетт, - возвращаясь к ситуации на данный момент, - мы не можем быть уверены и в лояльности адмиралов с Внешнего Кольца. Как только мы перекинем наши силы на Дальние рубежи, мы тут же потеряем контроль над мирами Среднего кольца.На данный момент эта слишком большие территории для нас, Лорд Главнокомандующий. Адмиралы верны Вам, но как только «Эскадра Смерти» уйдёт на пару месяцев в гиперпространство – эта верность пошатнётся.
Вейдер развернулся к своему первому помощнику, сосредотачивая внимание на нём:
- У вас есть реальные аргументы, адмирал, или только собственные предположения?
- Хм… - прочистил горло акзилец, понимая всю опрометчивость своих слов, - я слежу за несколькими подозреваемыми, но пока не чего нет. Любой реальный факт, мой Лорд, и Вы узнаете об этом первым.
- Адмирал, наша первостепенная задача укрепления внутреннего состава, обозначения границ и разработка внутренних ресурсов. Если у вас есть подозрения или недоверие к кому-либо из высшего военного состава, я должен об этом знать.
- Есть, сэр.
- Мотивации адмирала Даалы вполне достаточно, чтобы быть уверенными в её клятвах, - продолжил Лорд, -к тому же проект «Утроба» в скором времени больше не будет представлять собой опасность. Я хочу видеть Гранд-адмирала Трауна в высшем командном составе, а без него Чисский сектор не представляет угрозы.
Держать противника как можно ближе к себе, в полнее разумно, одобрила Мара, но её беспокоило другое:
- Милорд, я правильно понимаю Ваши намерения: Вы хотите флот превратить в новое военизированное государство?
- Именно.
- И какую звёздную системы мы обозначим нашей столицей?
- Зачем нам звёздная система? – ухмыльнулся ситх, и Маре показалось, что он давно ждёт этого вопроса, а как следствие у него уже есть решение. – Нам нужен центр пребывания правительства, органов власти, который будет контролировать ситуацию в секторах,– он поднял руки ладонями вверх.
Джейд с адмиралом в непонимании переглянулись.
- «Исполнитель»? – робко предположил Пиетт. – Супер-разрушитель? Мы же…
- Военный корабль с полным боевым оснащением созданный для ведения сражения против целого флота,– закончил за него главком.
- Мобильная столица со средствами самообороны? – вскинула бровь Мара, усмехаясь от простоты этой идеи. - Но экономическая составляющая любой столицы…
- Мобильные космические станции, закрепленные в различных секторах? – предположил Пиетт первое, что пришло на ум.
- Именно, - в механическом басе слышалось удовлетворение. – Мы сохраним свою военную мощь, ресурсы планет и получим мобильность, развивая внутреннее устройство государства в открытом космосе.
Эта стратегия была не нова, история знала примеры развития в тех масштабах, в которых намеревался сделать это Вейдер. Только это успокаивала адмирала Пиетта.

***
Столица была не так уж и плоха, если не думать об общей политической ситуации, попытался ободрить себя Люк, ища силуэт Чуббаки в очередном кабаке на нижних уровнях. Стабильно раз в неделю они: он, Лея, Хэн, Чуи и Дармин - собирались ужинать вместе; практический семейный ужин, только отца не хватало. И Мары, отменил про себя Люк, в мыслях представляя себе эту прекрасную картину. Иногда к ним присоединялся генерал Додонна, иногда командир Иблисс, и Пуджа Набери, которая всегда так неприлично прямо смотрела на него и улыбалась открытой улыбкой. В первый раз ему было очень неудобно под прямым взглядом карих глаз, но после мама рассказал об их родстве, и Люк стал отвечать ей такой же лёгкой улыбкой. Он и ранее замечал, как Дармин преображается рядом с сенатором Набери, и считал, что причина в это её связи с родиной. В чём-то он оказался прав. Пуджа была весёлой и лёгкой в общении, весьма резкой в высказываниях, если ей что-то не нравилось, и она быстро нашла общий язык с Леей. Их общение доставляло нескрываемое удовольствие Дармин. Хэн тоже обычно вёл себя уверенно и спокойно, как полагается мужчине с его погонами, но, накануне такого ужина, генерал предпочитал посетить парочку злачных мест. Так сказать: «морально подготовиться к высшему свету». Люк иногда присоединялся к нему, когда места были не совсем уж злачными, как это.
- О! Какие люди? Ты наконец-то выбрался на свет! – друг приветственно похлопал его по спине, когда Люк подсел к ним с Чуи.
- Я бы хотел выбраться ещё поближе к свету, - улыбнулся джедай, пододвинув к себе стакан с чем то.
- Это завтра, малыш… как ваши поиски? Нашёл что-нибудь интересное?
- Нашёл, - вздох вышел каким то тяжёлым, - не совсем то, что я искал там. Но, в общем – то, что искал.
Чуи вопросительно простонал.
- Да, малыш… я тоже тебя не понял. Давай конкретнее…
- Корран готов подать в отставку и стать моим учеником, –ответил Люк, выпивая залпом бормотуху в стакане.
- Поздравляю!- Хэн хлопнул рукой по спине друга, выражая свою искреннюю радость, но друг как-то сильно пошатнулся от его жеста, и чуть не закашлялся.
- Спасибо, - скривился Люк, толи от крепости напитка, толи от поддержки друга.
- Эй, ты же этого хотел, чего так скривился?
- Хотел, – прочистил горло джедай, - в будущем. Не сейчас. Я ещё не готов быть учителем. Мне ещё самому учитель нужен.
- Обратись к папочке… - Соло готов был поддержать друга в любой заварушке; и мило улыбался в поддержку великого плана по восстановлению Ордена, но никогда особо этим не морочился, и в принципе не собирался.
- Хэн, отец – ситх, и меня учить не будет. Я уже спрашивал.
- Что ты Хорну ответил?
- Попросил не спешить с увольнением. Поделился своими планами, но мне пока нужна основа. Я ещё не готов открывать собственную академию.
- Академию? Ты же про Храм говорил… малыш, я уже путаюсь.
Скайуокер обречённо покачал головой, вкратце рассказав свой план, не уточняя автора идеи с академией, углубляясь в философские проблемы, специально, чтобы отбить у Соло желания копаться в сути.
- Малыш, я в этом ничего не смыслю, и ничем помочь не могу, - дождался Люк своего ответа, - но я уже начал смыслить в войне и немного в политике…
- Надо же, – усмехнулся коммандер,- шесть лет на посту генерала и ты начал в этом смыслить!
Чуббака ехидно зафыркал, поддакивая издевательским рыком.
- Эй! – сверкнул глазами генерал, и локтями подтолкнул обоих, - до меня тут слухи интересные доходят, а вы издеваетесь.
- Какие слухи?
-Ты с папочкой-то давно разговаривал? – склонился Соло поближе к нему.
- Давненько, он на Дальних рубежах…
- Ага, с Трауном шашни водит.
Люк удивлённо выгнул брови:
- Там три его флота с «Исполнителем» и Траун все свои силы потянул к границам.
- Это нам Кракен сказал, но давно они там стоят в такой позе? Вейдер пошёл на переговоры с чиссом.
Чуи протестующе завыл.
- Траун зашёл на его границы, отец не потерпит такого, - согласился с ним Люк.
- Или потерпит. И подпишет союз,– усмехнулся Соло,- вот Мон-то рада будет.
- Кто ещё об этом знает?
- Не знаю… Хочу поделиться этим с Леей и Дармин. На Совет выносить не буду. Подождём результатов,- промочил он горло, - может завтра они там передерутся. Ты на кого ставишь?
Люк выразительно посмотрел на друга: ставил он конечно на отца, вернее, желал победы, но вместе с тем практически не чего не знал об этом Трауне, а слухи о нём ходили мистические и невероятные.
- Поговаривают этот Траун- крутой военачальник,- понял Хэн, - так что нам остаётся ждать и надеяться.
На что хотел надеяться кореллианин, Люк не понял, но расклад был в любом случае не хорошим: победа за Трауном и он возможно лишится отца, или если не лишится, то как только Вейдер останется без своих военных сил, его разорвут. Если победит отец - с большими потерями, - Мон с Мадиной не упустят случая и нападут на него. Если с малыми – на него всё равно нападут. Если присоединит к себе Трауна – то, может быть, не будут принимать резких решений, но в скором времени, всё равно спровоцируют на агрессию. Нынешняя политика Новой Республики заключалась в выжидании удобного момента, чтобы напасть на Повелителя Тьмы и его флот, отобрать экономически выгодные сектора и, желательно, убить ситха. Это не обсуждалось на заседании Сената, даже на собрании малого совета эта не звучало, но план нынешнего лидера Республики проскальзывал в её словах и действиях.Дармин пока держала свою линию по укреплению Союза, но уступив кресло верховного канцлера, она уступила и влиянию чандрилианки. Люк не видел выхода из ситуации, которая всё же сложилась, но желал как можно дольше её оттягивать, а возможно и сгладить.
- С отцом ему не тягаться, - с долей напыщенной уверенности ответил Люк, - предлагаю старый план: я на «Исполнитель», попытаюсь сгладить ситуацию оттуда, ты пока разведай обстановку здесь. Надо убедить перебросить силы Союза на «Исполнитель».
- Малыш, это не решение проблемы,- развёл руками Соло, - это натягивание удлая на его собственный хвост!
- У тебя есть идея получше?
Плечи генерала опустились, и он тяжело вздохнул. Нет, не было у него никаких идей, ни получше, ни похуже. Мон и её приспешники хотели смерти ситху, и им уже было без разницы – хороший он, или плохой он! Папочка года или герой войны! Им нужна была шкура Вейдера, желательно, освежёванная из его же брони, а Повелитель Тьмы в свою очередь не хотел, чтобы его свежевали. Чего хотел этот ситх,кроме жизни и власти,никто толком не знал. Он помог захватить столицу, промолчал во время выборов и улетел. Без заявлений, указаний или определения будущих политических действий.Взаимоотношения на его территориях были возможны только по действию «Союза», который ещё не переподписали после объявления Новой Республики, и юридически в любой момент все эти связи порвутся, как стринги на твилечке в бурную ночь, если Дармин не уболтает Мон и Вейдера на очередные переговоры. Но пока Вейдер на другом конце Галактики, а Мон думает, как от него избавиться. И единственное, что они могут – это держать руку на пульсе и тянуть время в поисках решения.
- Ты прав, приятель.

***
Хорошо, что переговорами с чиссом главком занялся сам. Ситх как то рьяно кинулся на нахождение контакта с Трауном, часами пропадая с ним на переговорах. Мара в шутку отмечала, что возможно ситх нашёл родную душу в красноглазом тактике, и Траун поддерживал интерес Вейдера, раз результат их переговоров так быстро давал свои плоды.Лично ей от этого было только лучше, особенно если учесть, что этих мерзких ящериц она больше не видела. У неё была мысль, что при изучении этих тварей главком будет использовать её как подопытную, но пока, хвала Силе, пронесло. В прочем, вероятнее всего, ситх испытывает это оружие на себе.Отмахнувшись от противной мысли, она переключилась на очередное сообщение. Несмотря на увеличившийся штат её помощников и подчинённых, она по-прежнему зашивалась в работе.Глобальный замысел переформирования флота в государства требовал колоссальных усилий, и в первую очередь поиска надёжных кадров, которые будут достаточно верны Лорду, и компетентны в своей работе. Модель перестройки структуры организации- самое страшное, чего боялась Мара больше всего,-ужебыла разработана, и к её личному удивлению практически выполнена. Мара не знала, как давно Лорд готовил этот план к реализации, но большая часть подготовительной работы уже была произведена.
За рюмкой акзильского ликёрчика, вечером у адмирала в каюте, Фирмус озвучил мысль, которая свербела у неё после знаменательного совещания:
- Он вряд ли нам рассказал весь свой план, - неуверенно произнёс соратник по несчастью, - может это очередная проверка на прочность?
В последнем предложении была робкая надежда на то, что им всё же не придется разведывать и завоёвывать дикий космос. Пиетт был готов идти за Лордом хоть в чёрную дыру в Ядро Вселенной, но всё же надеялся на более гуманную кончину.
- Непохоже, адмирал, слишком много предварительной работы с его стороны, - вытянулась в кресле Мара. - И честно: у меня фантазии не хватает, что там может скрываться, раз он нам это рассказал.
- Лорд – человек Вселенной… - с восхищением и трепетом произнёс Фирмус.
- …и он решил её подвинуть… чуть-чуть,- усмехнулась рыжая, - на пол колечка.
Оспаривать мнение и желание Лорда никто не собирался, они оба знали:приказ главного командования не оспаривается, а выполняется.
В рабочем режиме бесконечных переговоров, звонков, писем, отчётов, приказав и уведомлений, её порадовало сообщение от Скайуокера с намереньем прибыть. Он, конечно, написал, что соскучился, но она не верила, что только она стала причиной его полёта через всю Галактику. Вероятнее всего, очередные интриги столицы заставили его экстренно сесть в крестокрыл.
У неё была ещё одна своя проблема, которая не давала ей спокойно работать уже длительный срок, и с ней Мара всё же решила отвлечь главкома.
Рабочий кабинет Вейдера теперь был смежным с его личной каютой, где стояла его медкапсула. Повелитель Тьмы работал больше обычного, и теперь даже Мара не всегда знала, когда он отдыхает, и отдыхает ли он вообще. В этот раз он принял её у себя, разворачиваясь в кресле, не закрывая файлы на мониторе капсулы. Отмечая такой «комплимент» доверия, Мара приветственно поклонилась:
- Прощу прощения, Милорд,- начала она, как и прежде испытывая определённый страх и волнение перед взором чёрной маски, –не было подходящего момента и времени, чтобы сообщить Вам - я чувствую ещё одного агента Императора. Он жаждет мести и ищет пути её реализации.
- Четвёртую Руку?
- Да, Милорд, он попытается пробраться к нам.И может напасть в самый неподходящий момент.
- Его появления стоило ожидать. Ты сможешь его вычислить?
- Уже работаю над этим.
- Хорошо,– кивнул главком. - Поиск и ликвидация Руки Императора – твоя задача.
Джейд удовлетворённо поклонилась и покинула кабинет, теперь можно заняться разведкой. Она не могла просто так простить то, что её чуть не взорвали.

***
Лея отстранилась от всего, смотря на ситуацию сквозь пальцы. Она знала, что так будет, знала и о реакциях, и о последствиях. Она уже знала, что Совет разорвёт от разногласий, знала, что подписание мирного договора Вейдера с чиссами значительно усилит его военную и политическую мощь. Она давно не говорила с отцом, но чувствовала его стремления чрезмерно огромные и устремлённые вовсе не на Новую Республику. С одной стороны это ощущение её успокаивало – отец не будет мешать им, с другой -настораживало, что человек, который половину жизни положил на разрушение Альянса, сейчас так спокойно отвернулся от него. Непредсказуемость и неоднозначность Повелителя Тьмы на нынешней политической арене, значительно усложняли ей жизнь. Хотя чувство мира с отцом, всё же приносило больше покоя в её сны, чем процветание Новой Республики, которое обещала Мон Мотма, после уничтожения врагов демократии. Свою наивность Лея уже давно потеряла, понимая, что «враги Республики» никогда не кончатся, а вот её ресурсы и друзья могут. Её мысль поддержала мама, по непонятным для Леи причинам, Дармин просила её не вмешиваться в конфликт Мон и Вейдера, беря на себя все вопросы урегулирования «Союза». Несмотря на весь напор расспросов и страстные попытки добиться истинных причин Дармин, Лея добилась только одного:
- Тебе не следуют терять союзников, ни в лице отца, ни в лице Мон Мотмы. А самый лучший способ это сделать –не вмешивать сейчас в это, - как всегда спокойно, приветливо и с кружкой вкусного успокаивающего чая, советовала наставница. –Есть много других проблем в Республике, которым стоит сейчас уделять более пристальное внимание, чем делает это Мон. Воспользуйся этим и сделай так, чтобы твоя работа была по-настоящему полезна гражданами Республики.
Слова Дармин оскорбили её и вызвали буру негодования, но впоследствии их разговора, Лея поняла, что они в действительности слишком глубоко закопались в собственных интересах, и стоит последователь примеру отца и посмотреть дальше: на другие рубежи.

***
Личная вендетта, хоть и с позволения начальства, требовала гораздо больше времени, чем то, которое она могла уделить в рабочее время. Запрашиваемые данные пришли ещё в обед, но Мара решила, что ей всё же необходим прохладный душ прежде, чем она сможет вдумчиво их прочитать. Голова неумолимо гудела от информации, усталость неустанно сгибала шею, но Мара решила для себя, что её рабочий день закончится в ранее договорённое время. Но когда пришло время, она, не отвлекаясь, маякнула о своей занятости, открывая дверь, не отрываясь от изучения файла. Скайуокер тихо вошёл в каюту, прошёл к ней, ласково погладил по плечу, поцеловал в макушку и ушёл в другую комнату. Его проявления чувств не трогали её, не сбивали с мысли, но дарили какое-то ранее не знакомое и не ощутимое для неё тепло. Это было странно.
Мара повела плечом, на котором ещё чувствовалось чужое прикосновение, пытаясь не отвлекаться на шум из душа. Вчитываясь в донесения разведки, она уже понимала, что попалась на ложный след, что этот путь не приведёт её к цели, что …
Люк застыл в проёме двери, в молчаливом желании привлечь её внимание.
… дочитывая отчёт, она подняла руку в немой просьбе подождать ещё чуть-чуть…
Он ушёл обратно в комнату и начал там что-то искать.
Нахмурившись, она, пытаясь ещё раз убедиться в ложности следа, и подчеркнуть для себя…
Люк снова застыл в проёме:
- Гм… – прочистил горло.
- Минуту… уже заканчиваю…
Подождав ещё минут пятнадцать, он снова попытался привлечь её внимание:
- Мара…
- Что? – не выдержала она, резко поворачивая голову, сверля его взглядом.
- Не видела мою футболку? – стушевался он, начиная оправдываться на растущее возмущение внутри неё. - Я утром оставил её в комнате, вместе со штанами, штаны на месте, майки нет.
- Скайуокер,я похода на девушку, которая будет прибирать за тобой вещи?- вспыхнула Мара. - Лучше своего дройда запрограммируй на уборку…
- Они лежала на полке, сложенными, - запротестовал он.
- Возьми другую.
- В твоей каюте она одна.
- Стрелок, посмотри на меня ещё раз повнимательней и …
Окинув её взглядом, его губы растянулись в задорной улыбке, от которой весь запал у Мары тут же спал.
-Отдай мою футболку, – мягко попросил он, рукой указывая на неё.
Рыжая вскинул бровь, готовя тираду про длительные одиночные полёты в крестокрыле и их влияние на психику, а потом опустила глаза на себя, понимая, что сидит в одной длинной удобной футболке. Выходя из душа, она надела то, что лежало на полке справа, слишком занятая своими мыслями, чтобы разбираться.
- Это моя футболка,- настаивал татуинец, - и она единственная в этой комнате.
- Стрелок, эта моя комната, и всё, что находиться в ней - моё! – развернулась она, оглядывая обнажённый торс мужчины, - тем более мне больше нравится, когда ты без неё.
Улыбка на губах стрелка увеличилась, приобрела более хищный характер, и по направленному движению к ней, рыжая поняла, что рабочий день у неё сегодня точно закончился.

***
- Генерал Соло, - официальный тон принцессы означал, что его отправляют далеко и судя по всему на долго.
- Я уже всё понял, светлейшенство, - обречённо вздохнул Хэн, расставляя руки для крепкого объятия. Лея крепко прижалась, зарываясь в него.– И к слову: эта была моя идея.
- Опять сбежать от меня?
- От тебя сбежишь.
Подтверждения о подписанном мире между Трауном и Вейдером пришло через две недели после вылета Люка. Хэн надеялся, что за это время форы умные женщины в лице Леи и Дармин смогут что-нибудь придумать, чтобы амортизировать истерический удар в Сенате, который произошёл по подтверждению этой новости. Дармин согласовала и отправила силы «Союза» под бок к Вейдеру, оставляя командующего ими генерала Соло в столице, чтобы сразу после получения решения о мерах, он смог вылететь к ситху. Благо Силе или ещё кому, по мнению самого генерала, Лея смогла вывести развернувшиеся дебаты с темы: «Что делать с ситхом?» - на тему: «А что мы можем сделать для укрепления своих сил?» - и получила серьёзную поддержку. Принцесса предложила пару проектов, ни один из них Хэну не нравился, поскольку это означало, что его принцесса полетит в противоположную часть Галактики от него. А он, благо вместе с малышом, останется рулить с папочкой-ситхом. Ему всё это очень не нравилось, особенно то, что он не сможет во время утащить принцессу в безопасное место. Пораскинув мозгами, Хэн выдал особые распоряжения Чуи, получил от него положительный рык, и оставил своё золотце на его попечение.
- Мы всё равно вместе, - произнесла Лея, через долгую паузу, - не важно, сколько парсеков между нами.
- Я бы хотел, чтобы их между нами вообще не было.
- Когда-нибудь…
- Я запомню, - грустно усмехнулся Хэн,
- У меня какое-то странное предчувствие…
- Хорошо, что на этот раз «странное», а не «нехорошее», - пробормотал кореллианин, - у тебя, когда-нибудь бывает хорошее предчувствие?
- Когда-нибудь будет.
Он отклонился от неё и выставил указательный палец вверх:
- Я запомню.
Она улыбнулась, так светло и искренне, что он не удержался и сладко поцеловал её.
Все разногласия между ними, которые вспыхивали так внезапно, всегда таяли после таких поцелуев. Лея безумно жалела, что нельзя навсегда остаться в его объятьях, что надо отпускать его на очередную войну, которая из холодной, могла вновь вспыхнуть в кровопролитную. Ей так хотелось верить, что он сможет удержать тонкую грань и справиться с двумя кораблями одновременно.
- Я зашифрую протокол, и отправлю его по нашему каналу, сразу после совещания. Надеюсь, ты успеешь. Я бы не хотела, чтобы сообщение «зависло».
- Не волнуйся, кареглазая, Чуи останется с тобой, но у меня по-прежнему самый быстрый корабль во Вселенной.

***
Тяжелый камень обиды лёг внутри неё, болезненные волны расходились по всему телу, вызывая судорожные позывы, но внешне она по-прежнему спокойно наблюдала как Мон Мотма, её соратница, подруга и ставленница, слово за словом раздирала на куски все её старания по сохранению и поддержанию мира в Галактике. Как те, кого она считала союзниками, верным общей идее, поддерживали очередное развязывание войны.Войны с ситхом, с человеком, который смог отступиться от своих амбиций, жажды власти, религиозных целей и пойти на союз с врагом,ради их сына. С человеком, который собственноручно убил Императора, который практически отдал им столицу, и который, в данный момент, укрепляет свои территории, границы, силовые структуры и уже подписал соглашение с чиссами. Вейдер был не просто политическим деятелем, с которым надо было считаться, он был главнокомандующим войсками, с которыми нельзя было сориться, особенно тогда, когда он не желал вступать в очередной конфликт, не сейчас, не в тот момент, когда Новая Республика ещё так неуверенно стоит на своих позициях. Но Падме закрыла на это глаза, потому что боль в груди, которая растекалась по всему телу, особенно явно отражаясь в ноге, была иной природы: Мон не просто пыталась развязать войну с ситхом, она снова пыталась разжечь войну в её семье.
Двадцать лет холодного расчёта, вымеренных решений, и отречения от всего. Двадцать лет беспросветной ледяной войны с Империей на алтарь, которой она положила свою родину, свои клятвы, свою семью, своих детей. Она всё отдала, чтобы уничтожить Палпатина, чтобы разрушить ту тёмную Империю, чтобы вернуть мир в Галактику. И спусти двадцать лет кромешного ада, Сила смилостивилась над ней, подарив Люку вместе с милосердным сердцем шанс наладить отношения с отцом. Прекратить не просто войну Альянса и Империи, не просто войну ситхов и джедаев – он завершил войну внутри их семьи.
Её сын, её лучик света приложил немыслимые силы, упрямство и милосердие; её ночной кошмар, проклятье и главнокомандующий Имперского флота в одном лице, Повелитель Тьмы, мужчина, который разбил ей сердце и уничтожил её мир, отступил, признал свои ошибки, сломал собственные правила, пошёл на Союз с теми, кого он презирал, чтобы прекратить войну с детьми. С их детьми.
А сейчас, Мон снова пыталась разжечь пламя из пепла вражды, обиды и злости, она снова поднимала силы против Вейдера, видя в нём угрозу. Дармин Арти больше двадцати лет была Матерью Альянса, но Альянса больше нет. В последнее время она часто повторяла себе это, отчётливо ощущая, что и Дармин Арти больше нет. Под идеальной оболочкой альдераанской наставницы вновь поднимала голову Падме Амидала, и, как много лет назад, она хотела мира, и семью. Свою семью. И готова была за неё сражаться.
Собрание Малого Совета обычно протекали громко, на повышенных тонах, с доказательствами своей правоты и с долгим поиском компромиссов. Чаще всего эти компромиссы находила Арти, или же поддерживала их, заставляя действовать решительно и оперативно. Но не в этот раз: обращение Мон Мотмы заставило её первой вступить: жёстко, яростно и бескомпромиссно.
-Это провокация, которая потянет за собой цепочку не предсказуемых событий, - поднялась Амидала, опираясь на трость. - Учитывая нынешнюю огневую мощь Лорда Вейдера, это не просто опрометчиво, канцлер, - особо выразительно подчеркнула она обращение, - это глупость, которая не допустима в нашем положении.
Взоры присутствующих обратились на неё, среди которых был испуганный взгляд Леи, которая поняла, что внутри Амидалы лопнула держащая струна. Что и её терпению пришёл конец.
«Не вмешивайся», - был жёстким ответный взгляд Амидалы в глаза дочери и Лея, сложила руки на колени, сжимая пальцы. Это не её сражение.
«Она проиграет», - знала принцесса, и это же знала Падме.
Но она больше не могла молчать, терпеть, врать.
Не могла.
Мон вздернула голову,готовая к нападению столь сильной соперницы. Она в свою очередь тоже долго ждала этого разговора и была готова к нему.
Женские бои всегда отличались особой жестокостью, но дуэль двух выдающихся женщин столетия отличался ещё и красотой пикировок, аргументированностью и подготовленностью. Красноречивые обороты Мон Падме рубила холодным расчётом и исторической справкой, высшие цели философских рассуждений чандрилианки истинная набу резала практичностью. Эмоциональная вспышка в начале заседания со стороны Арти быстро переправилась в холодный расчёт, гибкость раскалённого метала, способного принимать различные изгибы и формы,а так же застыть в нерушимую твердь. Дармин, как и прежде, была сильнее Мон, но у канцлера в рукаве оставался один, решающий аргумент:
-При всём моём уважении и почтении, советник Арти, я вынуждена напомнить вам о Вашей должностной компетенции.
Падме потребовались усилия, чтобы удержать победоносную улыбку, которая рвалась на её губы. Мон никогда не признает своего поражения, но этот аргумент – был им. Она поставила Дармин в неудобное положение: именно Арти поручилась за чандрилианку, именно она убеждала всех присутствующих в правильности выбора нынешнего лидера, а теперь сама оспаривала её убеждения. И она их оспорила.Но вместе и с тем, она продемонстрировала свою силу и компетентность в общегалактических вопросах, и всё же желала поставить Мон на место.
«Это займёт время, - подумала Падме, -и потребуется больше жертв». Но она умела ждать, и жертвы… их и так будет много.
Окинув присутствующих выжидающим взглядом, Падме Амидала посмотрела прямо в каре-зелёные глаза бывшей подруги:
- Мой долг, как Вашего советника, канцлер, предостерегать Вас от ошибок, помогать советом в трудные времена и заботиться об общем благе,– драматическая пауза была вставлена специально, чтобы у собеседницы перехватило дыхание, а сердце пропустило удар. Она всё же решится на это. –И раз мои аргументы и советы больше не ценны для нынешнего правительства,то я покидаю пост советника и складываю с себя обязательства этого поста перед государством. Спасибо за работу, господа и дамы.
Она церемониально склонила голову в знак прощального почтения, демонстрирую свою бескомпромиссную решительность. Все присутствующие разом поднялись в немом ошеломлении и поклонились.
Падме покинула зал в полной тишине.
Сглотнув колючий комок, хриплым голосом канцлер попросил всех сесть и продолжить заседание.
Командующий Иблисс остался на ногах:
- Кажется, тут уже всё решено, – пренебрежительно ответил кореллианин и покинул помещение.
Генерал Додонна поднялся, чикано откланялся, вышел. Следом помещение покинули генерал Риекан, Кракен, и адмирал Акбар.
- Думаю,продолжим в другое время, - подытожила принцесса, не дожидаясь ответа, так же вышла.

***
Боль была неутолимой, она растекалась по всему телу, касаясь всех её нервных окончаний. Даже в комнате, в одиночестве ей не стало легче. Она сама не ожидала, что способна на такой шаг, что способна перечеркнуть столько лет работы, просто встать и уйти. А оказалось – способна, смогла. Весь смысл своей жизни, всю себя она всегда видела только в этом. Только в работе на благо государству, обществу, всем живым существам, в создании и поддержания мира. Только в этом и была её жизнь…
…удобное ранее платье стало давить в районе талии. Она слишком туго затянула корсет…
…и она добилась своего. Добилась падения Империи и восхождения Новой Республики. То, за что она билась столько лет, вот оно лежит огромной кучей документов на её рабочем столе…
…голова тоже болела. Она распустила волосы, запуская в них пальцы. Кудряшки, которые столько времени были прилизаны лаком тут же завились, поднимаясь над головой…
…она выполнила свой долг. Она ни на кого не злилась, не обижалась и не винила. Она много сил и времени отдала тем людям, которые остались в зале, и она оставила им право решать судьбу Галактики дальше.
Только ей было больно.
Всей ей.
Переодевшись в свободное платье, вымыв волосы и смыв всю косметику, она села за туалетный столик. Она помнила своё отражение, когда в зеркале отражались лишь боль, отчаянье и бессилие, и тогда она пообещала себе: что такого больше не будет. И такого больше не было. Много лет она умело закрашивала это толстым слоем косметики.
Сейчас же в отражении на неё смотрели растерянность, боль и усталость. Она грустно усмехнулась, и на губах проявился зрелый цинизм. Смотреть на себя такую было невыносимо, и с этим надо что-то делать. И эту ситхову психосоматическую боль в ноге надо убирать. Только она не знала как, и откуда взять силы. Взгляд непроизвольно опустился на серебряную пудреницу: такую гладкую, обтекаемую и голубо-серебристую, которая напомнила ей «Крылья Ангела».

***
Преждевременных выводов, Лея решила не делать, направлялась в квартиру матери. Комлинк был выключен, ни каких сообщений или инструкций на случай – тоже не было. Принцесса абсолютно не понимала, чего добивалась Дармин, и к чему всё это было. Она не верила, что Арти может просто так уйти, бросив всё. Запретив себе думать и предполагать, она замерла у двери, нажав кнопку звонка. Дверь легко открылась, и Лея влетела туда, желая получить развёрнутый ответ и часть общего плана, как минимум, но замерла на середине комнаты.
Вещи были разбросаны по полу, на диване лежал небольшой чемоданчик, а Дармин -лохматая, в какой то безразмерной тунике и штанах - металась по квартире, собираясь. Лея никогда прежде не видела мать такую, даже во время экстренной военной эвакуации, Дармин всегда была одета с иголочки, и всегда собрана. В её тяжёлых и сложных нарядах пряталось всё, что ей может понадобиться в полёте, а основные вещи –собраны, аккуратно сложены, запакованы и заранее перемещены в нужное место.
- Проходи, звёздочка моя, я уже почти закончила.
- Куда ты собираешься?
- Далеко.
- Мама… - растерянность в голосе дочери, заставила Падме остановиться и посмотреть на неё:
- Туда, где меня послушают.
- Что происходит?
- То, что давно должно было произойти.
- Таким взбрыком, ты практически развалила малый Совет, - сдерживая надрыв, произнесла Лея, начиная злиться, - что равносильно развалу Республики.
- Не равносильно, - как-то мягко, невыносимо нежно и тепло улыбнулась мама, подходя к ней и гладя по щеке, - и если мои труды хоть чего-то стоили, то и малый Совет не развалится.
- Иблисс ушёл, Додонна, Риекан, Кракен…
- Яну давно пора отдохнуть, - отмахнулась Падме, хромая возвращаясь к сборам, - хотя через год–полтора он вернётся. Риекан тебя не бросит, а у Кракена чувство долга и ответственности больше, чем у нас всех вместе взятых – далеко не уйдёт.
- Хэн столько сил потратил, чтобы убедить Иблисса…
- Не перечь ему, и в час нужды, командующий поможет вам. Он не враг Республики и никогда им не будет. А где взять новых союзников ты уже знаешь.
- Что ты будешь делать?
-Я остаюсь дипломатом Союза, а «Лусанкии» требуется больше моего времени и внимания, чем я могла уделять из столицы.
- Но ты не туда летишь…

***
- Назовитесь,- раздался в динамике живой голос.
- Привет, приятель! – обрадовался Хэн. - Говорит генерал Соло, «Тысячелетний сокол». Я чертовски рад вас видеть! – он сам от себя не ожидал, что так будет рад увидеть гигантский «Исполнитель». Такой бесконечно длинный перелёт в одиночку, без сварливого Чуббаки, с протоколом малого Совета, был просто невыносим, а уж когда у него закончился алкоголь, то он думал - сойдёт с ума.
По бортовому времени была глубокая ночь, а на постах вторая смена, но его это мало волновало. Он хотел с кем-нибудь обсудить эту новость. И хотел он это, прямо сейчас, спускаясь с трапа. За малыша ответил его Р2, поясняя, что приятель спит у себя в каюте. Не раздумывая, Хэн двинулся на спальный уровень и завис над дверями, вдавливая кнопку звонка. Давить пришлось долго, слишком долго, учитывая военный опыт друга, целых три минуты, отметил про себя кореллианин.
- Хэн? – открыл наконец-то двери взлохмаченный Люк. - Что случилось?
- Привет, малыш! – тут же сгрёб его в охапку Соло.- Ты даже не представляешь…у тебя есть что-нибудь выпить? Я всё своё выпил по пути… Чуи пришлось оставить с Леей, у неё там миссия к Хапанам…
Зайдя в каюту, кореллианин тут же двинулся в кухонную зону, не переставая болтать, отмечая, что малыш как-то не очень рад его видеть, и вообще какой-то растерянный, и в мятом халате.
- Хэн, друг, я рад, что ты теперь здесь, а Лея с Чуи, но мы можем это утром обсудить? – как-то странно начал Люк. - У меня такой день был… и завтра… мне надо поспать.
Соло замер, концентрируюсь на татуинце, свёл брови: на белом халате блеснул рыжий волос. Скайуокер поймал его удивлённый взгляд и посмотрел на плечо. Хэн быстро сложил два плюс три, и, оттолкнув друга в сторону, рванул в другую комнату, цепляясь за стену, и заглянул в спальню. Сонно опаздывая ровно на три секунды за другом, Люк хватанул за рукав кореллианца, но этих секунд Хэну хватило, чтобы увидеть, маленькую пяточку из-под одеяла и длинные волосы на подушки. И если по ноге, он не мог опознать особу, то вот медно-рыжий цвет волос с потрохами сдал ночью гостью друга. Нижняя челюсть сама упала:
- Это… там…
- Хэн, давай утром.
- Ты серьезно? – он сделал попытку ещё раз заглянуть в комнату, но механическая рука друга выразительно сжала плечо. - Да…это правда… бестия?
- Хэн… - малыш помог подняться на ноги, и настойчиво стал двигать Соло в направлении двери.
- Прости, я не знал… ты утром, зайди, да … ты…
Уже стоя в проходе, Хэн замер, подумал и обернулся к другу, крепко пожав его руку:
- Молодец. Не ожидал.
- Хэн, - поймал его взгляд малыш, - никому не говори. Поклянись.
- Клянусь, - не думая, отчеканил Соло, - ну ты... я – космос… кладбище кораблей!
Тяжело вздохнув, Люк всё же вытолкал незваного гостя и вернулся в кровать.
- Надо ночевать у меня, - недовольно проговорила рыжая, укладываясь у него на груди.
- Он слишком быстро прилетел, - стал оправдываться Люк, наконец-то, просыпаясь, - он поклялся молчать, но утром я ещё раз с ним переговорю.
- Бесполезно, придётся брать его в долю, иначе всё выболтает,
-В какую долю? – не понял Скайуокер.
Горячо и обречённо Мара выдохнула, прямо ему в шею. Она ему не говорила, считая, что знать не обязательно, ну, а раз тут такая ситуация:
- Антиллес с Калриссианом заключили пари: кто первый меня соблазнит, – Люк ощутимо напрягся, и для успокоения, она решила приподняться на локти, посмотрев на него, - Антиллес сразу понял, что дело тухлое и взял меня в долю. Я пару раз погуляла с одним, в щёчку поцеловала второго, и подняла ставки до пяти тысяч, – немая реакция татуинца красочно выражалась на его лице распахнутыми от удивления глазами. –Антиллес хочет поднять до десяти, а я думаю Лэндо можно и до пятнадцати раскачать. А сейчас придётся Соло в долю брать и поднимать до двадцати, чтобы куш был нормальный.
Люк задумался, пытаясь прийти в себя. Его друзья спорили на всё и вся, пари заключались и на жизнь и на смерть, и на девушек и на парней; но сейчас два его друга спорили на его девушку, и она в этом участвовала, и к тому же с завтрашнего дня будет участвовать ещё и третий друг. Скайуокер был реалистом и, разумеется, понимал, что денежная награда будет крепче держать рот Соло закрытым, но…
- И давно это пари?
- Чего ты так разнервничался, стрелок? – удивилась Мара. - Не собираюсь я спать с твоим другом. Так показательно один раз поцелую и сходим с ним выпьем бутылочку вина без свидетелей.
- Как же твоя репутация?
- Эта разводка на бабло Калриссиана.
- Но мы как подростки прячемся по каютам, чтобы никто не знал, что мы встречаемся, потому что это якобы повредит твоей работе, но за деньги и азарт ты готова эмитировать отношения? – возмутился Люк, поднимаясь на локти.
- Пари старое и между двумя парнями, я всё обговорила с Антиллесом и прижала ему яйца…
- Лэндо, ты тоже язык прижмёшь?
- Люк – это игра. Не принимай всё серьезно. К тому же Калриссиан в любой момент может сорваться, - нашла оправдание рыжая.
- А может не сорваться… И Ведж может погибнуть в любом военном вылете,- не собирался останавливаться Люк, - и я могу не вернуться в любой момент.
- Я тоже могу однажды не выбраться.
- Именно, но ты бережёшь свою репутацию, и я это уважаю. Ты хотела, чтобы никто про нас не знал. И я улажу ситуацию с Хэном. Но ты на деньги ставишь эту же репутацию…
- Люк, - тормознула она, взяв его лицо в ладони, - я и с Лэндо заключила такое же пари. Я обую их обоих. А после об этом все узнают. Я поддержу свою репутацию стервы и непреступной женщины.
- Зачем? – искренне поражался Скайуокер.
- Десять тысяч никогда не бывают лишними.
- Почему сразу не сказала?
Она опустила ладони, и обняла его, пряча лицо:
- Я собираюсь кинуть на деньги двух твоих друзей… Хотела, чтобы ты по прежнему думал обо мне лучше.
- Рыки, ты, Рыки… - облегчённо вздохнул он, укладывая её на спину.– Я и так знаю, что ты лучше...

***
Явление сил «Союза» могло означать только напряжение в столице. Но ни Вейдера, ни его флот это уже не волновало. Адмирал в ближайшие два месяца ждал прибытия «Лусанкии», искренне считая расточительством использование такого каркаса под медицинские цели, но своё мнение предпочёл оставить при себе, чем связываться с Арти и спорить с Катисси.
Милорд высказал желание получить этот корабль на постоянное использование на время исследований чисского сектора, и ради этого, ситх готов был даже поделиться некоторыми разработками из Утробы и продлить на определённых условия «Союз». В медицинских исследованиях, которые ведутся на «Лусанкии», была очень заинтересована доктор его сердца. По её словам, Арти собрала там весь свет передовой медицины и предоставила им финансирование и свободу в научной и практической деятельности. Доктордаже намекала, что человек его звания обязан добиться и пройти курс лечения в их отделении. Фирмус вообще считал себя абсолютно здоровым, а лечащий врач при нём была потому, что он по дружбе попросил Джейд переговорить с Нерарсом. Рыжая бестия сделала больше: на очередной медкомиссии, внесла поправки, что в связи с занимаемой должностью, уровнем ответственности и важности его личности для общего дела, беря в учёт полученное ранение при исполнении, согласно указу Лорда Главнокомандующего, к адмиралу прикрепили медицинского сотрудника должной квалификации и уровнем доверия на постоянной основе. Как Джейд подписала этот приказ у Лорда, Пиетт не знал, но ни лишних вопросов, ни лишнего внимание к доктору Лорн не было.
- Я вам сильно задолжал, Мара, - заметил Фирмус, получая распоряжение, - судя по всему, на постоянной основе задолжал.
- Свои люди – сочтёмся, - улыбнулась рыжая бестия, явно занятая другими мыслями.
Без помощи Фирмуса Джейд бы не справилась в первое время пребывания на флоте, тем более в столь высокой должности. Мара хорошо помнила это, и, расплачиваясь по долгам, это привело к тому, что взаимопомощь между первыми помощниками Лорда стала залогом выживания и их эффективной, слаженной работы. А уж, если это не требует особых усилий.
Поиск шпиона на рабочем месте - вот что затрачивало у неё колоссальные усилия. Каждую её идею прорабатывали агенты, собирая информацию по крупинкам, затрачивая и время и ресурсы, но каждый раз это были лишь подозрения и её домыслы.Ни зацепки, ни ниточки, ничего, только мерзкое ощущение грядущей опасности. Она хотела об это поговорить с Лордом, но ситх в очередной раз улетел к Трауну на очередные переговоры. Что они там без конца и края обсуждали – Мара не знала, и знать не желала, Милорд плотно составлял своё расписание, не оставляя пробелов, и возможности поговорить лично на незапланированную тему не предвидится.
Скорый личный визит адмирала Даалы так же не сопутствовал освобождению времени у Лорда. Адмирал Нерх, оставшийся командующим на время отлёта Даалы, вызывал паранойю у Пиетта, поэтому увеличение своих агентов в их секторе привело к увеличению папочки документов. По мнению Джейд, Фирмус не мог простить Нерху упущенный теракт на «Исполнителе» и неудавшуюся попытку занять его место на мостике флагмана. Лорд итак отправил талантливого адмирала в провинциальный сектор, чтобы не беспокоить Пиетта, но адмирал не унимался. Хотя увеличение паранойи у акзильца могло судить об уменьшении нагрузки его в целом. Это хорошо, определила для себя Мара, решая, что всё идёт по плану.
Скребущееся чувство привело её к интересной мысли: она не может получить разъяснения у ситха, так надо хотя бы задать этот вопрос джедаю. Тем более джедай с определённой периодичностью сопел у неё под боком. Хотя в последнее время только сопел, и не так часто, как хотелось. Скайуокер унаследовал деятельность отца, был постоянно занят на каких-то переговорах Союза, участвовал в переговорах с чиссами, пару раз сопровождая Лорда. Он стабильно вылетал в близилежавшие сектора, по поручениям толи Совета, толи Дармин. Тренировался с эскадрильями, участвовал в брифингах и совещаниях. Чем он конкретно занимался, и какая у него роль в Новой Республике, Союзе и в целом в политических отношениях, Мара не знала, и знать не желала. Он не вмешивался в её работу, а она в его. Её в полнее устраивало, что в договоренное время он приходил. После ночного явления Соло, Мара отказалась появляться у него. Люк старался настоять на равноправное пребывание и на его, и на её территории. Но Джейд заявила, что «на вашей территории не безопасно» и Люку пришлось перенести к ней два комплекта сменной одежды. Хотя в последнее время она бы хотела увеличить количество встреч. Только рядом с Скайуокером у неё получалось выключиться из круговорота бесконечной информации, и она могла спокойно уснуть. Рядом с ним она высыпалась лучше и быстрей. Те единичные разы, когда у неё на следующей день выпадал выходной, и он никуда не убегал - она просыпалась раньше, не вставая с кровати, со свежей головой она брала датапад и начинала просчитывать план, строить версии и предположения.Два-три часа рядом со спящим Люком, были на много плодотворнее рабочих будней и утомительных уставших вечеров. Идея поговорить о Силе и о предчувствии с Люком её вдохновила ещё больше, выждав его прилёта на флагман, они договорились о встрече.
«У Рейна день рождение. Сегодня задержусь».
Пришло сообщение ближе к концу её смены. Кто такой Рейн она помнила смутно. После штурма Корусанта ряды пилотов сильно поредели и их заполнили новыми сорви-головами. Круг обязанностей Джейд значительно вырос, и у неё больше не было времени и необходимости изучать дела пилотов. Так же у неё не было времени и сил отмечать с летунами дни рождения и другие совместные мероприятия, если это не была победа в сражении. Хотя штурм Корусанта она так же пропустила. Разумеется, она, как и прежде, могла прийти на праздник, но желание это делать у неё совершенно не было. Написала короткое в ответ:
«Жду».
На пятом часу ждать ей надоело, и Мара легла спать, закрыв дверь. Его извиняющее сообщение она проигнорировала, даже не прочитав. Робкий сигнал через Силу, который сообщал, что он сейчас придёт, она так же пропустила, даже глаза не открыла, когда он с помощью Силы открыл дверь, робко прошёл к ней и лёг под бок, приобняв.
- Руку убрал, – холодно произнесла она.
- Прости, Веджа надо было до казармы донести.
- Руку убрал, – второй раз получился более угрожающий, раз он приподнял руку, и тихонечко стал поглаживать её.
- Извини, я не мог раньше уйти… ты же знаешь, как парни пьют.
Она-то знала, а ещё она знала, как часто он видится с парнями, как часто они пьют, как много она работает, и как долго она сегодня его ждала. А ещё как редко они видятся и как ещё реже ей, что-то от него надо.
- Руку убрал.
Тяжело вздохнув, он прижался к ней ещё ближе, зарываясь в волосы, крепче обнимая. Перехватив руку, она завернула большой палец, намереваясь провести болевой приём, но рука была правая, механическая. И изгиб не сработал. Это её взбесило окончательно, заставляя приподняться, чтобы вывернуть в локтевом суставе, но Люк рывком поднялся вместе с ней, пытаясь блокировать захват. Разозлённая рыжая, провела захват ногами, и попыталась повалить его на спину, но мужчина взял массой, впечатывая её спиной в кровать.
- Мара, прекрати, - сдавленно проскулил он.
- Убери свои руки от меня!
- Ты мне сейчас рёбра сломаешь ногами!
- Сам виноват! –ответила рыжая, отпуская ноги.
- Что на тебя нашло?- попытался отдышаться он, не выпуская девушку, нависая над ней, упираясь руками об кровать.
- Сам нарываешься.
- Что я сделал-то?
- Держи свои руки при себе! – попыталась она его оттолкнуть, только как-то слабенько, скорее из-за досады, чем от злости.
- Мара прекрати!
- Сам прекрати.
- Ты на что обиделась-то? – попытался он заглянуть ей в глаза. – Я же предупредил.
- Я уже спать легла, зачем пришёл?
- С тобой поспать.
- Ты мне пару часов назад был нужен, а сейчас иди спать в другое место!
- Не хочу я в другое место, - не отступал он, понимая, что если она захочет, то одно ловкое движение ног, и она может упереться ступнями ему в грудь, и с лёгкостью выкинуть с кровати. А учитывая её подготовку,он ещё хорошенько влетит в стену от такого удара.
Но она пока капризничала, позволяя держать в якобы захвате.
- Прости, я пытался уйти раньше, но меня Ведж задержал.
- Ты знал, что я тебя жду. И ты знаешь, что я завтра работаю.
- Прости,- он робкую поцеловал её в носик, - я отменю встречу вечером и приду к тебе.
- Какие жертвы… - стервозно не оценила она, упираясь руками ему в грудь, но не отворачиваясь от поцелуев, - мог уйти с пьянки пораньше…
- У меня не было серьезного аргумента для парней…
- Например?- она стала отвечать на поцелуи, не убирая зубов.
- Ну… если бы я мог сказать, что меня девушка ждёт… а лучше, если бы пришла, выпила бы с нами, а потом мы вместе ушли… ай, больно же! – укус в щёку он даже потёр рукой.
- Мы это уже обсуждали, - рыжая выскользнула из под него. – Ты мне обещал.
- Обещал, - подтвердил Люк, - и держу слово. Но ничего смертельного не было бы. Если бы узнали близкие, было бы проще…
- И легче? – смягчилась рыжая, и потянулась к нему.
- И легче, - обнял он её, считая, что буря прошла.
- Но проще и легче – это не путь джедая, - съязвила Мара, и вцепилась зубами прямо в изгиб шеи, он даже постарался отклониться, но она усилила захват зубами, и ему пришлось терпеть. Он почти привык к её резкости и порою агрессивности, зная, что сейчас ей надоесть и место укуса она покроет нежным поцелуем. Хотя после такого там явно останется след.
- Это за сегодня, но не считай, что ты прощён.
cariedark
Классно thumbsup.gif Но когда же прода?
Ариша
7 глава

Многодневное одиночество не пугало её, за долгие годы тайной жизни она привыкла к нему. Разумеется, было в новинку лететь одной на такое огромное расстояние, тем более взяв с собой лишь дела «Союза», которых накопилось не мало, но это были не те объёмы, к которым она привыкла.
Осознание совершённого радикального ухода совестно трепеталось на краю сознания и отдавалось разочарованием, где-то около сердца. Хотя она и чувствовала себя гораздо лучше и легче, сомнения и различные беспокойства периодически накатывали. Падме была склонна к самоанализу, но сейчас считала это лишним.
То, что сделано – то сделано, надо пожинать плоды.
Отложив работу, она достала скромно упакованную коробочку:ещё один привет от сестры. Пудже пришлось бежать на взлётную площадку, позабыв и о статусе, и о своём положении, чтобы успеть передать его. Месяцем ранее, Падме передала для Солы небольшую друзу: щётку полупрозрачных кристаллов с вкраплениями металлических волокон внутри. Сестра любила минералы, редкие и небольшие. Некоторые она хранила в особых коробочках, другие выставляла на полки. По крайне мере, так было раньше, и Падме не стала спрашивать племянницу, сохранила ли её мама своё хобби, а сделала подарок от души, такой же, как и Сола посылала ей. Их своеобразная «переписка» дарила ей тепло, создавая ощущение поддержки родной сестры. Ей хотелось верить, что Сола рядом, понимает и соглашается с её решениями.
В коробочке лежал цикл древних трактатов одного великого мудреца: «Государство», «Политик», «Закон».Существовало огромное количество трудов, разборочных книг, научных работ, сделанных на их основе. Эти трактаты стали фундаментом сотен политических наук и течений, они – основа всего в этой сфере. Когда-то, Падме уже читала их, но это было в далёкой молодости, ещё до избрания королевой.И сейчас, Сола решила напомнить ей о начале пути политика, о том, на чём строились убеждения и её взгляды.
«Ничего нет вечного, кроме изменений», - сразу же вспомнила она древнюю цитату, пораженчески улыбаясь. Настало время остановиться, отойти и обратится к древним мудрецам за советом – решила она, осознавая, что сейчас у неё есть на это время.

***
- Так, когда у нас проверка начнётся?
- Не кипиши.
- Передайте соль…
- Спорю, что внезапно!
- Очень остроумно…
- Ставлю двадцатку, что не на этой неделе.
- Дайте соль!
- Поддерживаю, - отозвался Селчу, положив на центр стола двадцатку.
- Скорее всего, начнут всё же на этой - ставлю тридцать, - сбросил в центр деньги Дерек. – Коммандер? – обратился он к Люку, который молча завтракал.
- Понятие не имею, - отмахнулся тот, - это вопрос генерала.
- Ха-ха, - подразнил его помятый Антиллес, - юморист… Хэн вчера хлеще меня накидался.
- Эй, народ, передайте, а?!
- В курсе, - смерил его взглядом Скайуокер, каким-то через чур придирчивым, чуть-чуть не хватало до осуждающего, взглядом, - я его после тебя до «Сокола» тащил.
- Малер, передай крикуну…
- Чуи-то нет, - поддакнула Эриси, встревая в мужской разговор, протягивая соль на другой конец стола.
- Надо сходить проверить, живой ли наш генерал…
- Ставлю сотку, что живой! – вставил Нран, уже доставая деньги из кармана.
Командиры на него выразительно посмотрели, и парень убрал руку, возвращаясь к еде. Ставить на «не живого» генерала никто не станет, а то он придёт и все ставки заберёт себе.
- Командир, горчицу можно?
- Держи.
- Так, что на счёт проверки?
- Как только данные будут – тут же сообщу.
- О! Ни фига себе!- с придыханием воскликнул молодой Эрдинс, за что получил строгий взгляд командиров. И вполголоса добавил: - Бестия, собственной персоной, – и робко кивнул голову в сторону раздачи.
Места в офицерской столовке всем пилотам «Разбойного», разумеется, добыл коммандер, и даже договорился, что им позволено было сдвигать пару столов, чтобы все ребята сидели вместе, но вести они должны себя тихо, без гама. Совсем тихо не получалось, но они очень старались, а если что, то командир доходчиво объяснял. Но сейчас дело особое, решил сам Ведж, наблюдая за рыжей особой, только в отличие от остальных, он это делать мог открыто. У них были, так сказать, особые отношения, правда, встречаться они стали всё реже. И за всё время пока они здесь, он впервые увидел Джейд в столовой. Она стояла в наушниках, выключив комлинк только, когда подошла её очередь. А подошла она быстро: мужчины охотно пропускали рыжую красотку, приветственно кивая головой. Ведж даже поднялся, когда особа развернулась и стала присматривать себе место.
- Полтинник, что подойдёт, - скинул на стол Тайко.
- Не-а, - возразила Эриси,- ставлю сотку – прокатит.
- Поднимаю, - ухмыльнулся Хорн, - подойдёт.
- Двести, обломаетесь…
- Двести пятьдесят – у нас будет особая компания, - облизнулся Марек.
- А ну-ка – все вжались, - приказал командир, толкая парней в бок, освобождая место.
Бестия заострила внимание на дружном столе летунов, окинула их высокомерным взглядом, оглядела зал, и, поняв, что более интересной компании ей не сыскать,плывущей походкой направилась к ним.
- Сегодня мой день, - потёр ладони молодой.
- Навряд ли твои деньги скрасят тебе общество этой… - недовольно прокомментировала Малер, незаметно двигаясь поближе к Скайуокеру. Ей не нравилось, что фурия сядет рядом с командиром, прямо напротив неё и главного.
- Эй, передайте салфетки…Эриси, чего напряглась-то?
- Отвали.
- Доброе утро, - кинула Джейд, залезая на скамейку, рядом с Антиллесом, - чего гудите? – Взгляд зелёных глаз прошелся по всем внимательно и изучающе. – Опять ставки ставите?
- Не больше допустимого, - вскинул бровь коммандер, отвечая на упрёк.
- А чего же ещё делать-то? – одновременно с тем, ответил и Ведж, немного расслабленно повернувшись к девушке.
Рыжая опустила взгляд, начиная ковыряться в тарелке, выбирая, что повкуснее:
- На что ставки делаете? Кто оставил засос коммандеру?
Люк отдёрнулся, как от пощечины, а все остальные уставились на него:
- Что?
- Засос?
- Где?
Загудел стол, но взгляда Веджа хватило, чтобы заткнуться.
- На шее, - подлила масло в огонь бестия, прожёвывая, - стрелки слепые…
Скайуокер метнул возмущённо-удивлённый взгляд на Джейд, поворачивая голову так, чтобы след скрыл расстегнутый ворот кителя, но верный друг, сгорая от любопытства, перегнулся через стол и повернул ворот, демонстрируя засос.
- Ни фига себе,- удивился Ведж, - так вот куда ты вчера рвался, старший.
- Отстань, - дёрнулся Люк, не ожидав такого, опять попытавшись испепелить взглядом Джейд, которая спокойно наблюдала за происходящим, поедая свой завтрак. Хотя она обычно не завтракала или ела в компании Нерарса, а сегодня пришла специально…
- Ставлю сотку на Еву из механиков, - начал первый Кливиан, широко улыбаясь, пока Люкне перевёл свой сжигающий взгляд на него -улыбка сразу погасла, но деньги были на столе.
- Да это Эриси, - скинул такую же кредитку Пешк.
- Ты чего..!
- Ставлю двести, что это блондинка из координаторской…
- Отставить, - рыкнул Скайуокер, но Ведж уже занёс кредитку над столом, затем извиняюще посмотрел на друга, и медленно опустил руку, в пол тона добавив:
- Это Трекла из технарей…
- Точно, - сжав зубы, прошептал Марик, просовывая свою кредитку.
- Сколько вариантов-то, - как бы невзначай прожевала Джейд, посмотрев на мужчин снизу вверх.
- На Эриси… - шепотом проговорила Сене, робко протягивая двести.
Люк окинул всех взглядом, понимая, что ребят не остановить и,соскользнув с лавки, двинулся на выход.
- Эй, ты куда, малыш? - опоздавший на самое интересное генерал раскрыл объятья для друга, но неожиданно Люк уклонился, коротко кинув:
- Аппетит пропал.
Хэн озадачено проводил его взглядом и повернулся к столу:
- Чего натворили?
- Триста на блондинку с координаторской…
- Не она это, я тебе говорю - это Тия из «Косы», я видел, они тогдау Ди-шек ворковали… - не унимались ребята.
- Засос на шееу старшего, - пояснил Антиллес, - знаешь от кого?
Соло невольно посмотрел на Джейд рядом с другом, но она так на него посмотрела в ответ, что у него в горле пересохло.
- Нет, а какие варианты и ставки?
Тайхо собрал деньги на столе, посчитал, записал, озвучил ставки.
- Да вы перебрали всех красивых девчонок на «Исполнителе», - усмехнулся генерал.
- Ну,коммандер… - протянул с восхищением в голосе Хобби.
- Тогда, для списка: ставлю, -Соло демонстративно достал кошелёк, открыл, перебрал купюры подбираю нужную, - для полноты коллекции, пятьсот, - он поднял кредитку, и медленно кинул её в центр, - и ставлю… - он указал пальцем на рыжую. - В конкурсе же участвуют все красивые девушки, -развёл он руками, получая прямой взгляд от бестии.
- Сочту за комплимент, Соло, но ты романтик и фантазёр, - промокнув губы салфеткой, она достала свой кошелёк, - пятьсот на Малир.

***
Звёздная система Инчорр ничем интересным для флота не выделялась, она находилась практически на границе.Лорд решил разместить на ней несколько стратегических станций и баз. Инчорр и его правительство ранее не требовало к себе особого внимания, до тех пор, пока в столице не была совершена попытка военного переворота.Несколькими месяцами ранее на Рагаши произошла смена власти, и свергнутый правитель попросил военную поддержку у Лорда Главнокомандующего. Ситх выделил время на связь с Шарати, но отказал, заявив, что «правитель, не сумевший обуздать свой народ и сохранить своё место, не должен править». После Повелитель Тьмы направил два разрушителя в систему Рагаши, чтобы они сопроводили эскорт нового президента. Главнокомандующий потратил ещё час для встречи с ним, обсудив основные вопросы и приняв от него клятвы верности. Официально заявив, что флот не будет вмешиваться во внутренние междоусобицы планет и звёздных систем, пока это не угрожает их суверенитету, и они принимают протекторат его флота.
На Инчорре переворот не удался, глава государства сумел сохранить и свою жизнь, и своё правление, но зачинщики переворота попросили поддержку у Новой Республики, если судить по разведданным, которые адмирал Пиетт в данный момент читал, ответ Республики был положительным, но тихим, и сейчас, на их территорию, союзники переправляли гарнизоны.
- Как некрасиво, - поморщилась Мара.
- Запрошу официальное разъяснение ситуации, -сказал представитель в столице Лорул Труш, который присутствовал на совещании виртуально.
- Запросить отчёт о состоянии флота у адмирала Питта,- приказал адмирал, своему помощнику лейтенанту Ликург, - привести в готовность 4 крейсера в сектор Инчорр.
Помощник чётко кивнул, забивая приказ.
- Занести в протокол совещания, - попросил Пиетт, не спеша принимать резкие меры без согласия Главнокомандующего, который в данный момент был на встречи с адмиралом Даалой.
- Прошу официальное требование о разъяснении ситуации, в копию поставить Арти, - попросила Джейд, - внести в протокол.
- Она покинула столицу, и сложила полномочия советника, - напомнил Лорул,
Мара вскинула бровь:
- Это не означает, что она вышла из игры…
- Сложение полномочий советника, именно и это означает, - поддержал Труша Пиетт.
- Адмирал, Арти, как сняла полномочия, так и возьмёт их обратно, - парировала секретарь Лорда, - она по-прежнему дипломат Союза.
- Она и этот пост может покинуть,- поддакнул её помощник Кирк.
- Тогда мы разорвём «Союз» и закроем торговые пути.
- Столица не допустит этого, - согласился с Джейд Лорул.
Адмирал смерил взглядом седовласого посла:
- Лорду нужна «Лусанкия» для исследовательских работ, – напомнил адмирал желания Главнокомандующего, которые, как и прежде, считались законом в этом кабинете, в независимости присутствует ситх или нет, - но пока только Республика провоцирует конфликт.
Труш повернулся к адмиралу, набирая в грудь воздуха для начала очередного их спора, который адмирал скромно называл «дискуссией», но у Джейд со времён столицы была нервная реакция на такие вот «дискуссии», поэтому, отпив кафа, она резко вставила:
- Господа, вопрос под протокол, прошу пометку для Лорда- сверхважно. Предложения по решению данного вопроса прикрепить.
Мужчины согласно кивнули, и активировали рабочие документы, расписывая свои рекомендации. Маре очень нравилась такая система работы: Лорд присутствует на совещании – все высказались,он решил. Если его нет, обсудили проблему, если уверены в самостоятельном решении, занесли в протокол, взяли ответственность, отчитались перед Лордом. Не сошлись во мнениях, не нашли решения проблемы, занесли в протокол, прикрепили в письменном виде рекомендации, отправили Лорду. Ситх, как и прежде, отслеживал работу каждого, влезая в проекты по собственному усмотрению, способный в любое время запросить отчёт о работе, но с тем же и давал волю на самостоятельную работу, концентрируясь только на сверхважных вопросах.А возможная очередная провокация со стороны Республики, по мнению Мары, – это сверхважный вопрос.
Ещё их всех волновал вопрос «Союза», который Лорд демонстративно игнорировал. Из подписанного когда-то договора, между флотом Вейдера и силами Альянса, Арти с Органой раздули полноценную законодательную систему мирных взаимоотношений, на основе которых сейчас действовали и торгово-транспортные пути, и внутри рыночные договора.Если в ближайшее время не будет переподписан основной документ между Вейдером и Республикой, то вся эта система может рухнуть, что приведёт к очень большим экономическим последствиям для обеих сторон. У свиты Лорда уже был готов план экстренных мер для уменьшения и погашения последствий возможной ситуации, к тому же Пиетт с Джейд видели наметки проекта по естественному уходу из экономической связки с Центральными системами, но всё же надеялись, что это произойдёт не сейчас.
- Подпишет он договор, - настаивала на своём Мара, на еженедельном вечернем совещании в узком кругу: Фирмуса, доктора Лорн и недавно прибывшего Афшина Макати.
- Столько волнения из-за этого договора,- брезгливо заметил Макати, разливая по рюмочкам привезённый им же коньяк, - даже, если и не подпишет, то мы готовы, мы во всеоружии.
Тёмноволосый адмирал был ещё далёк от столичной политики, хотя, по мнению Фирмуса, ему и не надо так глубоко вникать в интриги высшего света. Акзилец был рад и тому, что его старый друг, ещё с академии, вошёл в круг доверенных Гранд-адмиралов Лорда, и великолепно разбирался в их собственных внутренних каверзах.
- Оружие-то у нас всегда готово, - кивнул Пиетт, - только меня Нерх беспокоит…
Молчаливый доктор сдавлено улыбнулась, снисходительно посмотрев на него.
- Спите спокойно, адмирал, - успокаивающе похлопал его по плечу Афшин, - амбиций у парня поуменьшилось. Прекрасные дамы, за вашу неугасаемую красоту! – поднял он тост.
Попробовав приятного коньяка, Мара вольготно откинулась в удобном кресле. Совещания в гостях у адмирала и Катисси всегда отличались расслабленной, тихой и интеллектуальной беседой, а так же частным обсуждением важных проблем. Доктор Лорн внимательно следила за наличием подобающей закуски на столе, и не более одной бутылочке спиртного.
«Здоровье правителей – здоровье государства», - как-то заявила она, Мара хотела что-то добавить о здоровье их главного начальника, но промолчала. На самочувствие главкома они должны молиться.
- Фирмус, что-то мне подсказывает, что наш круг «прекрасных» скоро увеличится? – поинтересовалась Мара.
- Поражаюсь я вашему предчувствию, - отозвался адмирал, выбирая закуску, - приказ о назначении Даалы Лорд уже подписал.
- Теперь у нас будет целых две рыжие дамы…
- Ну, надо же как-то компенсировать одну Мон, - съязвила бестия, развеселив мужчин.
- А у нас места-то хватит для ещё одного гостя? – в пол тона поинтересовалась практичная Катисси, оборачиваясь к своему адмиралу.
- На неё ещё надо посмотреть…
- Вдруг она не пьёт? – насмешливо состроил рожицу гранд-адмирал, разливая ещё.
- Тогда надолго не задержится, - поддакнула Джейд, проверяя сообщения на комлинке.
- Вы чего-то ждёте, Мара? – обратил внимание Фирмус, замечая, что она это сделала уже третий раз за час. Для рыжей это было не свойственно.
- Запросила местонахождение Арти, -не моргнув глазом, соврала она. Хотя, нет, не соврала. Она и в правду запросила эту информацию, но ждала другого сообщения. Вероятно, всего напрасно, ждала. Сегодня он точно не объявится, - решила для себя Джейд, убирая комлинк.
- А Арти может повлиять на Лорда? – поинтересовалась Катисси.
- Если кто-то и может, то только она.
- Удивительная женщина…
- Я бы хотел посмотреть и на неё саму, - произнёс Макати, - и на то, что она сделала с «Лусанкией».
Благоговейный вздох и последующий после него красочный и развёрнутый рассказ от доктора Лорн, перенасыщенный медицинскими терминами, о «флагмане медицины».
- Я только половину понял того, что она сказала, - тихо пожаловался Афшин Фирмусу, когда девушки вышли в кухонную зону.
- У меня нет медицинского, я тоже через слово понимаю.
- Как ты с ней живёшь?
- Мне нравится её голос.
Мужчины сдавленно посмеялись, переходя на более насущные темы.
- Лорд разрешил отправить четыре крейсера на Инчорри, но пехоту пока не спускать, – поделился последними новостями Фирмус, привлекая внимание Мары - её рабочая смена закончилась раньше, чем у адмирала.
- А авиацию? Оружие? Провизию мы будем поставлять?
- Приказа нет.
- Крейсера повисят-попугают… Думаете этого хватит?
- Надо выпустить авиацию и разбомбить их гарнизоны без предупреждения, - яростно высказался гранд-адмирал, - на наши границы заходить нельзя!
Фирмус задумчиво покрутил бокал, молча соглашаясь с сослуживцем, именно так они и должны поступать, именно так всегда поступал сам Лорд Вейдер, но эта была старая стратегия. Как сказал сам Лорд: «Мы солдаты, мы большую часть сознательной жизни воевали, но сейчас мы хотим мира. И нам нужна другая стратегия». Какая другая? Фирмус не знал, возможно, не знал и сам Лорд, он с надеждой посмотрел на Катисси:
- Доктор, а как поступают в такой ситуации врачи?
- В какой? Когда в живой организм проникает чужеродный объект с целью вмешаться в работу внутренних систем?
- Именно.
- Удаляют, - просто ответил врач высшей категории, - стараясь причинить минимум вреда организму.
Прожевав печенку, Мара посмотрела на адмирала:
-Пять диверсионных отделений, ночью, оцепить, закрыть «под купол», и поднять вместе с землёй и выкинуть за нашу границу. Молча.
- Их пригласили…
- А вот этих… за подстрекательство – показательно казнить.
Гранд-адмирал оценивающе посмотрел на Джейд:
- Мне всегда нравился ваш подход,
- Главное, чтобы Лорду понравился, - показательно лучезарно улыбнулась та.
Фирмус достал комлинк, пролистав сообщение – от начальства не было приказов:
- У него там … свои мысли по этому поводу…
- Может чего интересного наш синий друг подскажет, – скопировала позу адмирала Джейд,
- Траун? Вы с ним уже знакомы?
Макати был знаком с чиссом, ещё со времён Империи, как и все насторожено относился к гранд-адмиралу, но ему было безумно интересно, какого ситха, что Палпатин, что Вейдер нашли в этом экзоте?Он честно надеялся, что ему не придётся работать в одном звене с ним, и даже намекнул на свои пожелания Пиетту. Фирмус кивнул, ничего не обещая, но Афшин знал – постарается.
С рабочих дел разговор переходил на общие, Мара иногда уводила Катисси на кухню, давая возможность мужчинам обсудить свои дела.
Катисси робко поинтересовалась о личных делах и уМары. Ей, конечно, хотелось поделиться третьим днём молчания одного офицера, и причиной этого молчания, но пост не позволял, поэтому она развела руками: всё как всегда.
Допив коньяк, Гранд-адмирал, поблагодарив за вечер, удалился, Мара решила ещё остаться. Катисси, знающе ушла копошиться на кухню.
- Нас становится больше, - первый заговорил адмирал, - признак хорошего времени.
Джейд согласно покивала, помня времена, когда их было двое и Лорд во главе стола.
- Главное - не расслабляться, - заметила она, - и не жиреть.
Фирмус посмотрел на свой живот, и сложил на него руки:
- Я пока ношу свой размер.
- Но ещё чуть-чуть, - не могла удержаться бестия, намекая на явные признаки совместной жизни с доктором.– Хотя, Вы выглядите на много лучше, адмирал.
Всегда болезненно бело-серый, с впалыми щеками и покрасневшими глазами акзилец, под чутким контролем доктора Лорн плавно превращался в нормального серокожего представителя своей расы. При особом освещении его кожа стала даже серебром отливать, что являлось главным признаком здоровья у представителей этой расы.
- Спасибо, Мара, ты тоже оправилась после Корусанта. Как продвигаются твои поиски?
Рыжая задумчиво посмотрела наверх, поджимая губы:
- Приятно работать против профессионала, - она пригубила свой бокал, растягивая удовольствие последнего глотка, - но по-ситски бесит и чертовски энергозатратно!
Пиетт посмеялся над раздосадованной рыжей:
- Я надеюсь, что в этот раз в меня не будут стрелять.
- Постараюсь проконтролировать.

***
Об очередной внеплановой технической проверке истребителей начали поговаривать за неделю. Лорд Вейдер трепетно относился к своим кораблям, не взирая на их размеры. На этот раз ситх решил проверить все малые суда на борту, но, не желая покидать занятый сектор, приказал выслать с верфей Фондоры мобильные площадки с высшим инженерным составом для контроля. Техническое руководство флота настаивало на самостоятельное перемещение на верфи, но ситх отмахнулся. Джейд лишь усмехнулась, присутствуя на совещании технического руководства. Лорд любил свои корабли, и заботился о них, но причина вызова верфей была совершенно иная: они со Скайуокером закончили очередной этап сбора крестокрыла, и ситх хотел протестировать его по полной. На «Исполнителе» были ремонтные доки и технический персонал, но не было инженеров достаточной подготовки для проверки новых моделей. Так же подходящего оборудования. Её помощник Кирк – логист, потратил рабочую смену, просчитывая все возможные варианты для тайного перемещения корабля на верфи и его проверки, но Лорд, как и сам Скайуокер, хотел присутствовать при этом лично. Коммандер мог в любой момент отправиться на верфи, а вот Лорд отказался тратить столько рабочего времени на игрушки. Поэтому свои рабочие и материальные ресурсы тратят верфи, которые обслуживают флот.
С самого начала, она была против этой идеи.
Бри проникла через лабораторию, подготовила диверсию на «Исполнителе»,после подставила её, периодически ломая систему безопасности Альянса, и по кусочкам отправляла информацию в Империю. Она разрушала внутреннюю систему доверия в Союзе. Весс Кого зашёл дальше, но грубее: он проник на борт, убил офицера и намеревался убить адмирала. Он хотел в кратчайшие сроки обезглавить флот. Последний же агент всё это время был не задействован, а сейчас активизировался, получив приказ без времени. Этот тип будет работать, пока не переберёт все возможные комбинации и не достигнет цели, или же сам не умрёт. Маре нравился второй вариант. И разложив его прошлые действия перед собой в виде схемы, она вычленила основные методы и подходы, и верфи, которые должны были прибыть со дня на день – были великолепным способом уничтожить и Лорда и Люка.
Выложив свои предположение в очередном отчёте Лорду, она подняла всю службу безопасности и минёров, приказав законсервировать верфи по прибытию.
- Милочка, а вы сума не сошли? – деликатно поинтересовался доктор Нерарс, получив приказ проверить весь персонал, который должен прибыть с платформами. И не просто плановой проверкой на идентификацию личности, а с расшифровкой ДНК-кода.
- Док, лучше я буду сумасшедшей, чем мы получим на борт очередную Бри.
- При всём моём уважении, моя дорогая, мне нужен примой приказ Лорда Главнокомандующего.
- Будет, док, не переживайте, – с уверенностью, которой у неё не было, ответила Джейд. Лорд как всегда не вовремя закрылся у себя, решая более масштабные вопросы, нежели прочтение отчётов. Шквал возмущения и гневных сообщений от адмиралтейства, руководство тех.службы и мед.персонала, Мару мало волновало. Пиетт сдержано посмотрел на неё, и подписал приказ.
Только восемнадцать часов задержки от назначенного времени проверки привлекло внимание ситха, и Лорд вызвал помощницу к себе.
- Первый этап проверки – минёры уже работают, Милорд.
Повелитель Тьмы равнодушно сложил руки на груди, наблюдая копошения около платформ из иллюминатора своего кабинета.
-Надеюсь, это не твоя паранойя. – Пробасил механический голос, явно не довольный тем, что его побеспокоили.
- При всём уважении, Милорд, надеюсь это она.
Давящее громкое дыхание ситха заполняло помещение, Мара не знала, что ещё сказать, кроме того, что написала в отчёте, а Лорд молчал, не выражая ничего, кроме раздражения. Тьма лениво клубилась у его ног.
Раздался сигнал её комлинка:
- Слушаю, - приняла она вызов.
- Мэм, на третей платформе нашли БОВ с приблизительной мощностью 60 тонн. Квадрат отцепили, ведём работу.
- Поняла, – отчеканила Джейд,- поиск не останавливать.
Она убрала комлинк, чувствуя, что с груди упал груз волнения.
- Если ты не научишься доверять себе, ты никогда не услышишь Силу,–прокомментировал Повелитель Тьмы,и Мара осознала причину его не довольства.– Нерарс запрашивает моего подтверждения на проверку.
- Я знаю, Милорд.
- Закрой глаза, сосредоточья, и скажи мне: агент Императора там? – он указал пальцем на платформы, и обернулся, не проницаемая маска странно исказилась под бликами освещения, демонстрируя сомнения.
Девушка глубоко вздохнула, послушно закрыла глаза и прислушалась к внутренним ощущениям. В присутствии Лорда это всегда было сложно, он занимал собой всё пространство вокруг, но и с тем служим маяком в Силе, отправной точкой, позволяющей не заблудиться в паутине Великой. Она ещё не могла сказать, что видела, но чётко чувствовала, как перетекает жизнь по огромному кружеву Вселенной, замечала более плотные и более заметные элементы.Прислушиваясь, она чувствовала волнение техников, недовольство офицеров, она практически видела Люка стоявшего в доке со своими пилотами около кораблей. Удержав свою цель в голове, она потянулась на платформу по очереди как бусины перебирая одарённых из персонала. Их оказалось больше, чем она ожидала, что вызвало растерянность.
Сквозь Силу, как дрожь по палубе, прозвучал жёсткий вопрос главкома:
- Так да, или нет?
Она тяжело задышала, в растерянности. Ей казалось, что нет, но она не могла так рисковать…
- Нет, - ели выдавила она из себя, осознано сжимаясь, возвращаясь в кабинет Главнокомандующего.
- Так что я должен ответить Доктору Нерарсу? – продолжал давить ситх.
- Милорд, а если я ошиблась… - её бил озноб и понимание все опасности своей ошибки.
- Значит, пострадают люди, - холодно произнёс ситх, - но их пострадает ещё больше, если ты не поверишь в себя и не научишься брать ответственность.
Лорд покинул кабинет, а ей пришлось отменить приказ, на свой страх и риск. Если агент проберётся на корабль, это будет её проблема, если агент нападёт на Лорда и Люка на платформе – это уже будет его проблема. Главное, что нашли бомбу, она возможно не одна, но если это так, то и остальные найдут. Успокоив себя, Мара спустилась в доки, где пилоты с командующим составом ждали разрешения на вылет. Никто не знал, на сколько задержится проверка, поэтому пилотов не распускали, но прежде, чем отпустить лётчиков, как минимум ещё часов на пять, Мара хотела убедиться, что её сознание не играло с ней, и Люк действительно в доках. Она убеждала себя, что если он там, то и в отсутствии агента не ошиблась. Пройдя бесконечные коридоры флагмана, спустилась в доки и прошла по техническому пролёту.
- Командир Джейд, - окликнул её генерал Соло, когда она ещё спускалась по ступенькам к ним, - разъясните обстановку.
Все пилоты авиации Союза стояли за ним, ребята впервой участвовали в такой проверки, и не знали как себя вести. Среди ярко-рыжих комбинезонов, она сразу же нашла Скайуокера, который так же с интересом смотрел на неё.Ей внезапно захотелось, чтобы он обнял её, и она смогла рассказать о своих переживаниях, но если коммандер хотел знать о ситуации, то мог лично написать. Он так всегда делал, ещё до того, как у них появились отношения.Хотя она знала, что эти так называемые отношения долго не протянут. Одна её маленькая месть, и он больше не выходит на связь, даже по рабочим вопросам. Эта была плохая идея, изначально.
Скрывая своё расстроенное состояние, Джейд окинула всех высокомерным взглядом, решив, что не станет кричать на весь док, а подойдёт, как полагается при её статусе, и разъяснит обстановку лично генералу. Потому что именно сейчас к командору в оранжевом подошла девушка в чёрном комбинезоне с нашивками эскадры «Косы». Тия - припомнила имя Мара,на неё около сотни кредиток поставили. Джейд прямо смотрела на генерала, не теряя из поля зрения высокую девушку, с угольно-чёрными волосами, подстриженными под мальчика, свободный лётный комбинезон полностью скрывал фигуру, что позволяло судить о практически её отсутствии. Крупные губы, резкие скулы и не пропорционально маленький нос, с ничем не приметными глазами. Мара не знала, чем эта особа могла заинтересовать Люка, но тот, повернулся к ней, приветливо улыбнулся и вполголоса, что-то ответил.
- Антитеррористическая операция, генерал, – спокойно и равнодушно ответила она Соло, - распускай своих. Как закончим, сообщим.
- Что-то серьезное? Или параноите? – вполголоса уточнил генерал, надеясь на дружеские связи.
- Вас это не касается, - Джейд была не в настроении, и резко развернувшись на каблуках, демонстративно прошлась по доку, одевая наушники и подключая комлинк. У неё много работы.

***
Вторая смена заступила на посты, по планетарным меркам на корабле была ночь, но это не мешало Лорду Главнокомандующему исполнить своё обещание сыну: продолжить работу над его крестокрылом. По результатам тестирования, которое всё же состоялось с задержкой на сутки, Люк решил внести несколько изменений. Проверку самодельного судна проводили под контролем ведущих инженеров кораблестроения. Лорд не мог позволить, чтобы его сын взорвался в их творении. Это было ещё одно странное проявления его отцовства: все свои корабли он проверял и тестировал на себе, но, не смотря на уверенность в их общем творении, сына он не пустил, а сын – не позволил ему первым сесть в кресло пилота. Пришлось искать компромисс. Лорд настоял на полной диагностике их творения, а это означало оставить крестокрыл на некоторое время в цехе. Эта идея не очень нравилась Люку, но причин спорить не было. Крестокрыл доставили пару часов назад, а мальчик уже вытащил кресло пилота, желая изменить эргономику кабины. Вейдер выслушал план сына, понимая, что доведение до совершенства его корабля может затянутся на годы, как было в его случае. После того, как Люк подстроит кабину под своё удобство, корабль нужно будет ещё раз протестировать, а после уже готовить корпус для герметизации и наполнять боевым оснащением.
Пролистав рекомендации инженеров, Лорд посмотрел на сына, который сегодня был не свойственно молчалив.
- Что тебя беспокоит?
Прямой вопрос вызвал тяжёлый вздох. Обычно Люк первый начинал разговор, тонко чувствуя настроение отца, подбирая темы разговора. Но сегодня Лорд оказался не настолько толстокожим, каким бы хотелось Люку. Он поднял на него глаза: ему даже показалось, что отец знает причину его плохого настроения. Хотя, за непрозрачными визорами чёрной маски скрывался такой взгляд, который возможно знал всё на свете. Люк вытер лоб рукавом, решая, что ещё не готов обсуждать с ним такие темы, но есть мысли, которыми он бы хотел поделиться:
- Ты помнишь время, когда не было войны?
Отец пожалел, что задал свой вопрос. Мальчик профессионально умел выбивать его из состояния равновесия.
- Не знаю… - растерянно прогремел механический бас, - я не вспоминал то время, но не могу сказать, что забыл его.
Это была и правда и ложь одновременно. В мирное время жил Энакин Скайуокер, а нынешнее имя он взял в период, когда официально объявили окончание войны, но началась открытая война с джедаями. С тех пор его жизнь разделилась надвое, а сын не признавал этого деления.
- Всю жизнь на ферме, я проводил в поле, помогая дяде Оэну, и мечтал лишь о том, чтобы улететь оттуда.
- Существование на Татуине трудно назвать жизнью.
- Да, но там так живут, а выбравшись от туда,я сразу попал на войну, - мальчик задумчиво крутил ключом, пытаясь вывести свои эмоции в правильные слова, - я думал, что знаю, как всё устроено, у нас был могущественный враг и правая идеология. И мечта – одна на всех: победа и мир.
- И вот вы это получили.
- Да, но что теперь?- расстроено спросил Люк. - Получив мир, мы стремимся к войне.
- Не вы, - вставил Лорд, - а ваше руководство, потому что для них война ещё не закончилась.
- А для тебя?
Под маской, отец усмехнулся, для него каждое пробуждение – это начало нового сражения, каждый вздох – это маленькая победа. Его война за жизнь неизбежно будет проиграна,а поражение- смерть. Но пока он чувствовал в себе силы вести эту войну, а вот внешнюю…
-Та война, о которой ты спрашиваешь, для меня закончилась миром с тобой и твоей сестрой, - отчасти правду сказал ситх. -Смерть Палпатина закрепила нашу победу. Все остальные войны для меня не существенны.
- Но они существенны для тех, кто на них погибает, - возмутился бунтарь, такому холодному и эгоистичному суждению.
- Все живые существа умирают, рано или поздно, а вот способ – они выбирают сами, – Вейдер подошёл чуть ближе, всматриваясь в сына.–Что же тебя беспокоит, джедай?
Люк отступил под таким натиском:
- Отсутствие общего врага. Война вошла в привычку. Моё поколение, которое выросло в военное время, не знает, как жить в мире, а твоё – уже не помнит. Мы сами ищем провод к конфликту, стремимся решить то, что решать не надо. Сейчас не наше время, а мы стремимся его занять…
- Как много смуты в твоей голове, джедай, - если бы он мог вздохнуть, то вздох был бы снисходительным, - наше время то, в котором мы живём. Запомни это. Не волнуйся, смерть об этом позаботиться.Мы и в правду все забыли, что такое мир. Получив желаемое, не все знают, как им распорядиться. Без постоянных сражений, полётов и бесконечных переговоров, тебе, возможно, кажется, что ты бесполезен, как и всем твоим ровесникам.Вы привыкли воевать, ваши стремления были наполнены верой, пониманием и служением высшей идеологической цели. Но послевоенное время ничуть не проще, чем военное. Сейчас необходимо меняться, расти и заново находить себя. – Вейдеру было странно говорить о такой прописной истине, казалось бы,разумному сыну, но, похоже, сын не такой взрослый, как ему казалось. -Ты так уверенно ступил на путь джедая, выбрав правильную стратегию, переход на расчётливую тактику. Твои старания уже стали приносить плоды, не большие, но результат есть. Почему же сейчас тебя переполняют сомнения?
Люк опустил взгляд, рассеянно посмотрев на полу разобранную кабину крестокрыла, определяясь с мыслями:
- Джедаи тысячу лет служили Республике…
- Джедаи, в первую очередь, - рыцари мира, - перебил его отец. Его раздражали те догмы, которые вбивали в сына, люди, которые к джедаям не имели никакого отношения.– И то, это стало их философией в последние сто лет Ордена. Ситхи и джедаи – служители Силы, наша разница лишь в методах и идеологии. Джедаи выбрали Республику, ситхи – Империю. Но если тебя не устраивает нынешняя Республика, ты не обязан ей служить. И тем более слушать людей, которые о философии и культуре джедаев знают ровно столько же, столько я о создании музыкальных инструментах.
Такое сравнение вызвало улыбку у Люка. Он знал, что многие джедаи, такие как Бен и Йода уходили в отшельники, посвящая свою жизнь медитациям и Силе. Но всегда воспринимал Орден как неотъемлемую часть государства, которая должна приносить благо обществу.
- Абсолютно бесполезное занятие, - отмахнулся Повелитель Тьмы, на очередную цитату сына, - познание и изучение Великой Силы, гармония и смирение в уме, в душе и в теле - так учили юнлингов, и только после: защита и охрана всего живого,– Вейдер задумался, и саркастически заметил: - Хотя, порою, джедаи ситхов и всех неугодных по велению Сената живыми не считали, и уже в моё время капитально влезли в политику, и уничтожали только неугодных.
- Кому? Ордену?
- Когда как… когда Ордену, когда Сенату, иногда какому-то конкретному магистру…
- Как такое могли допустить? – удивился молодой и наивный джедай.
- То, что живёт тысячу лет, неизбежно гниёт.

***
Разговор с сыном был долгим. Отсутствующая историческая, а с тем и идеологическая база знаний о принципах развития джедаев и ситхов, плохо сказывалась на нынешних суждениях мальчика. С начала Вейдера раздражало политическое влияние на рассуждения Люка о джедаях, теперь это стало бесить. Столица, вместе с нынешним правительством Новой Республики, крепко вцепилось в молодого джедая, навязывая то, что совсем ему не нужно, закрепляя своё влияние глупым псевдо идеологическим долгом. Нынешний разговор заставлял его вернуться к своему решению не вмешиваться в самообучение джедая и пересмотреть его. Хотя он не был уверен, что на такую смутную голову стоит отдавать храмовые архивы, которые он до сих пор хранил в замке. Орден джедаев прошёл длинный пусть становления, но в итоге рухнул. «Ничего не вечно в Силе, кроме неё самой», - напомнил себе Повелитель Тьмы, рассматривая звёзды в иллюминаторе. Люк выбрал путь, и смело пошёл вперёд, стоило ли его сбивать с собственных суждений? Стоило ли вмешиваться в его познание и определение? Не будь он его сыном, по-другому бы он тогда смотрел на этот болезненный процесс становления?
Лорд усмехнулся – не будь Люк его сыном, джедай бы давно уже умер.
Может быть в этом и есть великий замысел Силы: оставить его в живых, чтобы ситх помог джедаю? А может это очередное его испытание – смотреть на болезненное развитие сына? Он не мог ответить на этот вопрос. Возможно, потому что сейчас не время, или потому что на комлинк пришло сообщение.
Без личного разрешения Лорда на посадку, маленький фрегат заставили бы ждать окончания пересменки, к тому же пройти дополнительный осмотр, но Главнокомандующий лично спустился на посадочную площадку, чтобы встретить гостью.
Хромированный фрегат королевской формы резко отличался от всех военных судов, которые прибывали на «Исполнитель». В нём отражалась экстатическая красота и мирная грациозность хозяйки судна. Хотя он был достаточно оснащён защитным и оружейным арсеналом.
Этот корабль собрали специально по его заказу, и с первого момента, как Лорд его увидел, он доставлял ему эстетическое удовольствие, но самое большое удовольствие он испытал,увидев, как с трапа спускается его Ангел.
- Прошу прощения, милорд, за столь неожиданное и ночное вторжение.
Сухие губы сами растянулись в счастливой улыбке под маской, рассматривая гостью. Новость об её отставке с поста советника, приятно удивила его, и он ждал того момента, когда сможет увидеться с ней. Он чувствовал, что это случиться скоро, и что эта ночь не закончиться разговором с сыном. Но он не ожидал вновь увидеть такую Падме, какую он помнил и любил. Кучерявые волосы, тёмные с проседью, свободно раскинулись по плечам, лётный костюм флота Набу подчёркивал, как и прежде, точёную фигуру, и она улыбалась шире обычного, естественней, а в глазах светился огонёк.
- Я всегда рад Вашему визиту, миледи, - она по-прежнему хромала, и он протянул ей руку, об которую она облокотилась. Чуть сильнее обычного, чуть ближе обычного подошла.– Особенно в таком радужном настроение.
- Надеюсь, и Ваше настроение лучше обычного, несмотря на позднее время.
- Вашими стараниями, миледи.
Она повернулась к нему, улыбаясь ещё светлее и теплее, от чего ему стало не комфортно.
- Пользуясь Вашим радушием, милорд, я могу просить временное убежище на Вашем флагмане?
- Мой корабль всегда открыт для Вас, миледи, и находиться здесь Вы можете, сколько пожелаете, - ответил Лорд, заранее рассчитывая, чем ему это обойдётся, но пока Падме смотрела на него такими открытыми и светящимися глазами, думать рационально он не мог. – Но, моя Леди, неужели в столице так плохи дела?
- В столице дела, как обычно, мой Лорд, - легко отмахнулась она, - и я вынуждена признать Вашу правоту.
Опытный политик и мудрая женщина зашла с лести – «дела очень плохи», - расшифровал для себя Вейдер, уже готовый к очередной много ходовой и многоуровневой авантюре Амидалы.
- В какой теме? У нас с Вами было много противоречий.
- Я надеюсь, что в будущем их станет меньше.
- Чего вы хотите, миледи? – обречённо и прямо спросил Лорд, понимая, что пикировку с этой дамой он проиграет.
- Сохранения Союза, - подтвердила очевидное Падме, и добавила после паузы, - нашего с Вами, и Вашего с Республикой.
- А хочет ли этого Республика?
- Милорд,я вынуждена признаться Вам, что усомнилась в разумности правительства Республики, - бывший лидер старалась держать лучезарную улыбку с лёгким настроением, но слова давались ей тяжело. Она этого не скрывала, чем и подкупила Вейдера сейчас, - и прилетела к Вам, поскольку не усомнилась в Вашей.
После таких слов, у него внутри, что-то вспыхнуло, и желание во чтобы то не стало оправдать её надежды мягким клубочком уместилось в груди. Оценив свою реакцию, Повелитель Тьмы решил дезертировать с этого поля боя. Как и прежде, он признавал свою слабость перед этой женщиной. Особенно, когда она была так рядом и так смотрела на него.
- Постараюсь оправдать Ваши надежды, моя Леди, - аккуратно произнёс он, - но прошу: оставим этот разговор на более подходящее время. Вы, должно быть, устали после перелёта?
Падме оценила его компромиссный шаг, понимая, что перегнула палку. У неё было много времени и для отдыха, и для мыслей. Она наконец-то смогла разобраться в своих желаниях, определить первостепенные вопросы, и обозначить свои задачи. И ей бы хотелось, чтобы сейчас они работали вместе, а для этого он должен знать о её намереньях.
- Длительный перелёт прошёл практически незаметно в столь комфортабельных условиях, – вежливо ответила она, чуть сильнее сжимая пальцы на его локте, чтобы он сквозь броню почувствовал её нежелание отпускать его. – Я так и не успела поблагодарить Вас за этот чудесный подарок.
- Рад, что сумел угодить, - он вёл её по коридору, сопровождая к каюте, когда она сильнее сжала руку, заставляя его снизить темп их шага, напоминая, что она по-прежнему хромает. Вейдер не вникал во врачебный диагноз повреждения после встречи с Айсард, но, по его мнению, Падме уже давно должна спокойно бегать. – Миледи, разрешите личный вопрос?
- Конечно, мой лорд.
- Как Ваше здоровье?
Падме замедлилась с ответом, больная нога была её самым главным поражением, которое она никак не могла скрыть.
- Уверена, в ближайшее время, из хорошего, перейдёт в состояние отличное.
- Если Вам нужна какая-либо медицинская помощь…
- Вашу поддержку, милорд, ни один врач не заменит.
Вспыхнувшие эмоции заметались, и сразу же утихли, вызывая боль в лёгких, и ощущение практически физической тесноты в броне. Он растерялся. Она слишком сближала эмоциональное расстояние между ними, он не был готов к такому.
- Я сделаю всё, что в моих силах.
- Можно и мне задать Вам личный вопрос?
Ответ «нет»застрял в горле. Двоякое ощущение сбивало с толку: с одной стороны, он готов был вечность гулять с ней по длинным коридорам «Исполнителя», с другой – уже хотел посадить на фрегат и отправить обратно.
- Конечно, миледи, - решил он найти другой компромисс, - но позвольте, оставить право ответа за мной.
Оценив манёвр, Падме нашла контрмеры:
- Этот ответ очень важен и для моего морального здоровья.
В тысячный раз пожалев, что не может вздохнуть, он в десятый раз пообещал себе, что больше не будет вступать в пикировки с Амидалой.
-Ваше самочувствие для меня дороже всего, – льстиво соврал он.
- Ваше, мой Лорд, тоже, - в ответ улыбнулась она, - и я хотела бы знать, как Вы себя чувствуете?
- В данный момент – прекрасно.
- А Ваше здоровье?
- В рабочем режиме.
Ответ прозвучал однозначно, и Падме решила отступить. Это слишком болезненная тема, чтобы можно было так просто вторгнуться. Но она попробует, потом, помягче и поаккуратней.
- Надеюсь, я Вас не утомила в столь поздний час…
К его радости, на сегодня Амидала удовлетворилась ответами, и оставшуюся дорогу до её каюты, они дошли в лёгком разговоре и обмене любезностями. Общество этой женщины для него дорого стоит, и он в полной мере платил за него. А длительное её пребывание обойдётся ему втридорога.

***
В каюту постучались. Судя по звуку: ключом об железную дверь.Завернувшись в одеяло, Хэн прислушался: сигнала тревоги нет, а мерзкий звук повторился. Что за смертник решил его будить… Перевернувшись на спину, он открыл один глаз, посмотрев на часы на потолке каюты.Пять утра… ситх твою…
Бряканье повторилось.
Где Чуи, чтоб тебя? Убил бы…
Первого помощника не было на борту, пришлось даже проснуться, чтобы вспомнить почему. И не в силах распрощаться с одеялом, генерал Республики и Союза, сполз с кровати и, прямо в нём, открыл дверь:
- Что надо?
На пороге стоял Люк:
- Пить будешь?
- Малыш… время-то... – Хэн оценил парня: какого-то помятого, и несчастного. К тому же Люк не поклонник алкоголизма с утра пораньше, а тут:
-У меня ликёр хороший.
- Откуда?
- Да, так... припас…
Хэн ещё раз оценил друга с крайне печальными глазами, и кивнул головой:
- Разливай, сейчас выйду…
Напялив штаны и китель на голое тело, Соло ополоснул лицо холодной водой, похлопал по щекам, пытаясь прийти в себя, и вышел к другу.
Пить ему честно не хотелось, он хотел спать, но малыш уже разлил по стаканам, и достал какие-то припасы еды, накрыл скромный стол. Что явно говорило: Люк собрался надраться.
- За что пьём? – поинтересовался он, но сперва съел острый перец, который всегда хранил Чуи с Кашиика. Дрянь была огненно-жгучей, что аж слёзы из глаз потекли. Вот теперь он проснулся и готов.
- Да, так…- вяло отреагировал малыш, поднимая стакан, - за нашу удачу.
- Хороший тост, - поддержал Хэн, и влил в себя ликёр, не почувствовав никакого вкуса. Острый перец до сих пор жёг рот, но для поддержания душевной обстановки, он поднял бутылку, рассматривая надпись, - ни чё так… приятная штука…
- Гадость какая-то, - сморщился Скайуокер.
- Но лучше того, ботанского.
- Не вспоминай даже, - впервые улыбнулся малыш, потупившись: вспоминать то пойло было страшно. В первые Хэн Соло отступил от выпивки, даже Чуи отказался протирать ею запчасти, и Р2 с обидным бибиканьем укатился в подсобное помещение и на сутки там спрятался, после того, как Люк предложил пустить это пойло в хозяйство. –Надо было его Першку презентовать и посмотреть, как он бы пил его.
-Ага, под рассказы о славной Ботавии и их виноделии.
- Годных исключительно для ботанов и ценителей особенного.
- Точно, - Хэн откинулся на кресло, закидывая ногу на ногу, и его тут же повело в сон.
- Ещё будешь?
- Буду.
Выпив ещё по одной, Хэн решил всё-таки не ждать, пока малыш заговорить, зная, что приятель мог и просто тихо накидаться, не проронив ни слова. Из Скайуокера вообще всё нужно было особыми щипцами вытаскивать, и, к своему сожалению,Хэн их не имел.
- Чего случилось-то? Или так, не спится?
- Не спится,- мотнул головой Люк, растерянно осматривая центральную комнату Сокола.
- Эта бестия тебе голову морочит…
- Да причём тут она?
- Помниться, до неё, ты по утрам не пил.
- Помниться, до нашего знакомства, Хэн Соло, я вообще не пил.
- Что есть, то есть, малыш,– ухмыльнулся друг, - стерва, она всё же…
- Перестань.
- Не говори, что она хорошая, белая и пушистая. Тогда, вон как на нас всех посмотрела, меня аж передернуло.
- На платформах три бомбы объёмного взрыва нашли, - в пол тона рассказал Люк, подцепляя что-то похожее на хлебец, -она ещё сутки разбиралась.
- Теракт?
- Попытка, но ты молчи, это внутренняя информация флота. Нас это не касается.
- Бомбы-то чьи? Выяснили?
- Не знаю.
- Надеюсь не наши…
- Думаешь,Мадина так далеко зайдёт? – Люк настороженно посмотрел на друга.
- Ты же знаешь, как говорят: подрывник – он на всю жизнь подрывник,– развёл руками Хэн. - А предатель раз, и второй раз…
- Мы с тобой тоже диверсанты…
- Брось, малыш, я – контрабандист и дезертир, ты – стрелок и пилот.А всё остальное – это так… хобби.
Люк посмеялся и разлил ещё по одной.
- А если по серьёзу: сомневаюсь. Они уже зашли за границу на Инчорре. Бомбы- это перебор. К тому же у Вейдера и без Республики навалом врагов.
Малыш согласно кивнул головой.
- Может, ты у своей рыжей спросишь, - так невзначай предложил Хэн, - вдруг тебе расскажет.
- Мы с ней не разговариваем, - сказал Люк, потом решил всё же добавить, - и не встречаемся пока.
- После того пари?
- Угу.
- Тогда, я тебя, брат, понимаю, - Хэн налил ещё, и они молча выпили, - парни тоже молодцы, раздули…
- Ай, - отмахнулся Скайуокер, -что с них взять?
- Это точно. – Хэн сладко зевнул, и встряхнул головой, - а с папочкой по поводу бомб ты не говорил?
- Хэн, я про существование этих бомб знать не должен, и тем более говорить об этом с тобой. Ты представляешь, сколько людей он передушит, если узнает?
- А ты-то, откуда знаешь?
- Хэн…
- Друг, я - могила, ты знаешь…- самыми честными и преданными глазами, которыми мог смотреть настоящий кореллианин, посмотрел Соло на него, и налил ещё.
-Трекла из технарей.
- Ну, ты мачо, малыш.
- Сам же учил…
- И научил… ты смотри, поаккуратней, а то твоя рыжая всех красивых девчонок флота передушит.
- Её это не волнует…
-Брось, приятель,- авторитетно заявил бывалый ухажер, в отставке, - всех девчонок это волнует. Ставлю сотку…
Люк вскинул руку, выставляя указательный палец вперёд:
- Поставишь ещё хоть одну кредитку на мою личную жизнь – в челюсть получишь! – как-то особенно яростно для Скайуокера прозвучала угроза.
Хэн глухо рассмеялся, отодвигая его руку, и наливая ещё:
- Ладно, приятель, не буду, но старые ставки я не заберу.
Люк обречённо вздохнул и откинулся на кресло. Его сильно задела вся эта история со ставками и Джейд. Хэн знал, что рыжая бестия слишком прожженная и стервозная для ранимого друга и ему даже в голову не приходило, что именно она стала тайной любовнице джедая. Он бы несколько раз подумал, прежде чем отправлять друга к ней, хотя рядом с ней малыш был счастлив. Пока она не стала вытворять ситх знает что.
- Ты с Леей давно разговаривал? – решил сменить тему Люк.
- Да вот… перед сном, - Хэн недовольно вздернул губу. – Полтора часа рассказывала о красотах и гостеприимстве Хапанов. Какие-то снимки пересылала…
- Ей там нравится?
- Похоже на то…
- Если получиться открыть с ними границы…
- Да-да! – раздражённо перебил друг. - Слышал я всё это. Чуи сказал, что местный принцык от неё не отходит, и королевишна красную дорожку перед ней стелет… не нравится мне это.
- Хэн, ты же знаешь Лею, ей это всё не нужно.
- Я порою не знаю, что ей нужно…- признался раздосадованный Соло, - она то требует, чтобы я постоянно был рядом, то сама улетает на другой конец Галактики с фразой: «так надо», отправляя меня сюда. Мы вместе не бываем! Она постоянно чем-то занята. Постоянно, какие-то дела, встречи, совещания, а если есть свободное время, она просто садится в кресло, и смотрит в окно. Часами, Люк! В тишине и молча!
- Я так тоже делаю, - признался Скайуокер, пожимая плечами, - помогает структурировать мысли и не путаться в информации, а у Леи её в сотни раз больше,чем у нас с тобой.
-Ну, а мне что прикажешь делать?
- Мара обычно занимается своими делами…
- Вы все конченые трудоголики! А я - кореллианское быдло, я не знаю, как так можно думать сутками.
- Ты - генерал Республики, Хэн, - поправил его друг, разливая остатки ликёра, и раздумывая лезть ли в трюм для поисков ещё, - для быдла ты уже слишком холёный.
- Натуры моей это не меняет.
- Хэн, Лее важно, что на тебя всегда можно положиться, что ты всегда поддержишь, - нёс всё, что в голову придёт Люк, чтобы поддержать уже хмельного и расстроенного друга. Даже в пять утра.- Ей с тобой комфортно и спокойно. Ты не представляешь как это важно для неё и меня. К тому же, с тобой весело.
- Вот спасибо.
- Она тебя любит, - похлопал малыш его по плечу, - иначе не терпела бы все твои пьянки.
- Сегодня ты начал!
- Ага. Продолжим?
- Доставай!

***
Чётким строевым шагом, вдоль почётного караула, шло главное их оружие на сегодняшнее совещание. Адмирал Пиетт точно высчитал,двигаясь на встречу Гранд-адмиралу Трауну в таком же темпе, чтобы встретиться с ним ровно по середине.
- Рад Вас приветствовать на флагмане «Исполнитель», Гранд-адмирал, -отчеканил Пиетт, пользуясь возможностью встретить гостя. – Надеюсь, Вы у нас задержитесь.
- Взаимно, командующий флотом, - чисс приветственно кивнул, оценив, - я пробуду на борту необходимое для решения наших задач время.
Встретить Гранд-адмирала, Пиетт считал политически правильным ходом. Прежде,Гранд-адмирала встречал Лорд, подчёркивая важность чисса во флоте, но сегодня ситх был занят. Пиетт уже принял факт присутствия экзота и стремился извлечь из этого выгоду. Им предстояло много трудной совместной работы, к который Пиетт не знал, как подходить. Хладнокровие Трауна, как и его аналитические расчёты помогали ему ориентироваться на поле политических действий. Чисс заслуженно носил свой белый мундир, и так же заслуженно был выслан на Дальние рубежи.
Игнорируя военный этикет, им на встречу стремительно приближалась Мара Джейд в своей чёрной, без знаков опознавания, форме.
- Приветствую, господа! – произнесла она, без особых почестей. Остановившись, Траун чопорно поклонился и протянул руку, вынуждая Джейд подать свою, чтобы сдержанно её поцеловать. Мара вскинула бровь, на мгновение опешив, припоминая, что Даале Гранд-адмирал руку не целовал, но Даала – адмирал. Был ли это комплимент? Или наоборот оскорбление?
-Это группа Вашей поддержки на сегодня. – Решив не реагировать на жесть, Мара подала мужчинам по деке.
- Генерал Соло и командир Скайуокер в сопровождении дипломата Арти … – бесцветно произнёс Траун, то ли утвердительно, то ли вопросительно, пролистывая заготовленный протокол встречи. – Вы не порадуете нас своим присутствуем, статс-секретарь?
Не сбавляя шага, Мара двигалась наравне с адмиралами.Она ещё не привыкла к новому дополнению к своей должности. Официальных обязанностей ещё больше, а прав, как и прежде – никаких. Тем более, скромная должность «секретарь» и «советник по вопросам Союза» было равносильно званию «девочки на побегушках». Её редко брали в расчёт. Иногда это затрудняло работу, а иногда помогало. Ей было проще и спокойней в тени, но скромная приставка «статс» означала, что к её мнению прислушивается сам Лорд и что теперь она может влиять на ситуацию открыто.На что и на сколько она могла влиять по отношению к Лорду – этот вопрос был загадкой, даже после Корусанта и её официальных выступлений в Сенате от его имени.
Гранд-адмиралу Пиетту так же не подуше было новое назначение на должность командующим флотом, которая в дальнейшем станет «министром обороны». Слишком амбициозно и громко. Такое назначение переводит его из ранга военных, как подчиненного Лорда, в политического деятеля, в служителя государства. В его понимании ряд обязанностей станет шире, влияния больше и рутины, но, по сути, всё к этому и шло.
Сам же Главнокомандующий отказался менять своё военное звание и присвоенный много лет назад титул,даже рассматривать другое обращение, как к правителю, не стал. Адмирал предполагал, какой пост ждёт чисса в новой структуре флота, и сегодняшняя встреча подтвердит или опровергнет его догадки.
- Вам одной дамы хватит, - усмехнулась Мара.
- Некрасиво с Вашей стороны, - проявлял через мерную галантность Траун.
Пиетт переглянулся с Джейд:
- Вы ещё не знакомы с дипломатом Арти?
- Нет, не приходилось, но я наслышан.
- Не думаю, что ваша разведка могла в красках рассказать о талантах этой дамы, - усмехнулась Мара.
- Мне в красках доложили, как она застрелила директора Айсард.
- Это не главный её добродетель, - заметил адмирал Пиетт, вчитываясь в намеченный план.
Он не стал добавлять, что самому Лорду пришлось вызвать экстренное подкрепление в лице сине кожего адмирала, и посадить всех на деловые переговоры, чтобы не сдать позиции под натиском хрупкой женщины. Рабочее дезертирство Джейд так же не сулило ничего хорошего. Оставалось лишь надеяться на хладнокровность и непредвзятость Трауна, и на то, что Арти не начнёт показательные выступления перед своими щенками.
- Удачи, господа,- проводив адмиралов до лифта, ехидно пожелала Джейд, резко развернувшись, стремительно удалилась.
Мужчины проводили её взглядом, заходя в лифт, Траун констатировал:
- Красива, умна, дерзка и опасна.
Пиетт согласно кивнул, осознавая, что чиссы ничем не отличаются от прочих рас Галактики.

***
Арти оказалась не готова к знакомству с Гранд-адмиралом Трауном, что дало фору стороне Лорда. На первые тридцать минут переговоров, пока бывалый политик и опытный психолог не раскусила своего собеседника. Соло выступал тралом, прощупывая тонкие места, постоянно провоцируя, порою далеко заходя, начиная раздражать Лорда, но в этот же момент вступал Скайуокер, забирая весь удар на себя, мягко и элегантно сводя гнев на милость, и выводя главкома на конструктивные суждения.
Траун не зря был вызван для этой встречи, холодно выкладывая все слабые места плана Арти. Женщина мягко улыбнулась, после очередного сокрушительного монолога чисса, взяв длительную паузу.
На повестке дня было два вопроса: Союз и Инчорр, который каждый из них требовал основательного и длительного обсуждения. Лорд не желал тратить столько времени на них, и собрал лишь одно совещания на решения этих двух вопросов.
- Мы работаем в команде, миледи, - вернул тонкую под колку ситх, -и придём к обоюдовыгодному согласию.
Основной проблемой в решении ситуации на Инчорре, по мнению Пиетта, было изменяющееся мировоззрение самого Повелителя Тьмы. Решения сложной политической задачи лежало прямо на поверхности: они могли выбросить республиканские силы с их территории. И забыть об этом. Но они не могли создать прецедент: безнаказанное нарушение границ.Допусти они это один раз – ситуация повторится. Вейдера же больше волновали внутренняя перестройка флота, нежели зреющий конфликт с Республикой, которая, по всей видимости, целенаправленно провоцировала их.
- Допустив безнаказанное вторжение на нашу территорию один раз, - сухо констатировал Траун, - мы уже никогда не сможем удержать границы без огромных потерь.
-А кто сказал, что это наши силы? – возмутился Соло. - Ваша разведка могла ошибиться!
- Тогда у нас нет повода спорить, -лицо чисса напоминала силиконовую маску, - уничтожить.
-Внутренняя конвенция, Гранд-адмирал, - напомнила Арти, - Вы нарушаете свои правила.
Лорд молчал, заполняя звуком своего дыхания всё пространство конференц-зала, и Пиетт решил высказаться:
- Если это не ваши солдаты, тогда мы их выкинем за пределы нашей территории, а при попытке сопротивления - уничтожим.
- Разумное решение, - одобрил Лорд.
-Ваше право, - отступила Дармин,кивнув, но продержала голову покорно склонённой на секунду дольше, чем следовало.
«Отвлекающий маневр», -отметил Пиетт, и не ошибся.
После решения первой проблемы, представители Союза перешли на более острый и для них важный вопрос: переподписание договора. Ситуация казалась патовой для них: Скайуокер высказывал суть вопроса, Соло говорил о последствиях, Арти о разумности переподписания, а Траун об отсутствующем интересе флота к этой проблеме, Пиетт осветил пару обходных путей этого вопроса, а Лорд обозначил возможность реализации этих путей.
Проведя взглядом по всем присутствующим мужчинам, Падме Наберри мягко улыбнулась, остановив взгляд на Повелителе Тьмы:
- В случае разрыва «Союза» все наши силы будут разрознены, войска – разделены, а медицинские ресурсы, в частности «Лусанкия», перейдут в полное распоряжение Новой Республики.– Ударила она. – Согласно подписанной нами ранее договорённости.
Холодная волна тёмной ярости запомнила зал переговоров. Столь резкое заявление мгновенно отозвалось гневом внутри Повелителя Тьмы. Он многое терпел и прощал этой женщине, потакая её желаниям. «Лусанкия» стала своеобразным показателем их совместных трудов: он отдал ей этот корабль, лишь потому, что она его хотела. Он спонсировал устройство и модернизацию этого корабля лишь в угоду её прихоти. Те данные, которые она ему отдала, стоили дорого, но не тех сумм, в которые ему обошёлся этот корабль. И он хотел получить дивиденды от этих вложений. Союз был нужен ему для налаживания их внутренних семейных отношений, для более эффективного разрушения Империи Палпатина, и для него этот договор исчерпал себя. Сейчас Союз приносил больше морального ущерба, чем фактической пользы. Безусловно,их экономисты были с ним не согласны, но он знал, как и этот момент исправить.
- Я уничтожу «Лусанкию», нежели позволю этому кораблю служить во флоте Республики, - рыком прогремел механический бас, с космическим холодом в голосе.
Дармин успокаивающе положила руку на руку сына, который мгновенно напрягся на реакцию отца, готовый в любой момент попытаться остановить гнев Тьмы.
- Тогда все наши совместные усилия превратятся в космическую пыль, милорд, - спокойно, без следа дрожи, констатировала она. – Не знала, что Вы способны на такое расточительство.
Открытый упрёк остудил ярость Вейдера, но в помещении по-прежнему клубилась тугая Тьма.
- В данной ситуации вопрос не в расточительстве,миледи, - вступился расчётливый чисс, который возможно и чувствовал неистовую бурю эмоций сверкающих в пространстве, но никак на это не реагировал, - а целесообразности: сохранять такое сильное медицинское подспорье потенциальному врагу – не разумно.
- К тому же, согласно подписанному соглашению касательно медицинских средств «Союза»: затраченные ресурсы на создание медицинских кораблей необходимо будет возместить в сто процентном размере, – дополнил юридический момент Фирмус Пиетт.
- «Лусанкия» числится на попечение Новой Республики, - заметил Соло, - так что с компенсацией там надо разбираться… Поднимать бумажки, перечитывать соглашение…
Присутствующие ещё долго вели юридическую перепалку, но красноречивое молчание Лорда уже говорило о том, что Амидала нашла тот самый рычаг давления. Остался лишь вопрос условий на которых будет подписан «Союз» и на какой срок Арти готова будет передать своё детище в руки Лорда.

***
Ян Додонна прямо посмотрел на канцлера.
- На пять лет мы продлили «Союз» и на пять лет лишились «Лусанкии», - констатировала Мон Мотма, - не могу поверить, что она пошла на это!
- Равнозначный обмен, - не согласился тактик, - и не «мы» продлили нашу экономическую, хоть и условную, стабильность, а она.
- После урегулирования дружеских отношений с Хапанами и открытия нам их границ, Союз уже не нужен будет, а вот медицинский крейсер – нужен.
- Он очень дорого нам обходится, - напомнил Борск.
- Эффективность превышает эти затраты, - не согласился Акбар.
«Лусанкия» как и любое творение Амидалы вызывало кучу споров и противоречий, хотя Мон помнила, что Альянс тоже был её проектом.
- По приказу генерала Соло наши силы с Инчорры были выведены, – решил сменить тему Мадина,разгневанный этим фактом.
Около двух часов продлилась его связь с генералом в красочной ругани на пяти известных языках.Соло так же не стеснялся в выражениях, обвиняя в слабоумии, предательстве, угрожая бунтом, и самоличной расправой. В целом разговор был сверхпродуктивный с учётом того, что на Инчорр прибыл сопроводительный эскорт генерала Соло и четыре крейсера Вейдера, чтобы без жертв вывести гарнизоны Республики с планеты.
-Соло - генерал Союза, Крикс, и он действовал в своей юрисдикции, - сказал Кракен, откидываясь на спинку кресла, ожидая буру возражения со стороны Мадины, но её не последовало.
- Прошение об отстранение генерала Соло от командования отклонён, -пробулькал адмирал Новой Республики Акбар, - он действовал в рамках защиты наших войск.
Коалиция Арти великолепно работала и без неё. Мон окинула взглядом всех присутствующих, она ожидала другой реакции ситха, и готовила войска для нового сражения.
«Аппарат сильней министра», - вспомнила она слова самой Амидалы, и должна была признать, что, несмотря на то, что она добилась своего поста, собрала около себя союзников и верных людей, правящий аппарат создала Арти, и сейчас, он по-прежнему работал в её интересах.
Ситуация на Инчорре была яркой демонстрацией провала перед властью Арти. Мон уже рассматривала замену представителей малого Совета, но была вынуждена признать: те, кто остались в этом кругу по-настоящему преданы их общей идее, только способы её достижения у всех были разные. Попытка очередной смены своего окружения привела бы к ещё большей смуте и дисбалансу молодого государства, а этого она допустить не могла. Даже на расстоянии десятков парсеков Амидала, как и прежде,прокладывала стратегическую канву их дальнейшего развития. Она покинула свой пост советника, оставшись во главе Союза, пока её власть ещё сильна, но со временем она придёт в упадок. Это - закон Вселенной, и Мон Мотма была готова ещё подождать.
- Пускай будет так, - согласилась канцлер, приподнимаясь.- Вейдер, как и прежде, опасен, но пока Арти держит ситуацию под контролем, нам надо выгадать время и укрепить наши силы. Союз с Хапанами нас укрепит, а после мы избавимся от всех угроз направленных на Новую Республику.

***
Уйти из рабочего кабинета Мара пыталась уже в четвёртый раз, пока Римус уже в открытую не отправил её на отдых. Откуда взялись бомбы на платформах, стало известно через пару недель расследования, и Джейд уже чувствовала след агента.
«Главное - не спугнуть», - повторяла она себе.
- Вам нужен отдых, - повторял её первый зам Дигрон.
Окинув усталые лица, Мара всё же согласилась и направилась к себе в каюту. Идя по серым бесконечно длинным коридорам разрушителя, она почувствовала накатившуюся усталость, даже не физическую, а моральную. Это было переутомление. Ей уже давно хотелось расслабиться, провести приятно время, поболтать ни о чём, и проснуться в обнимку. Возможно, даже прогуляться на поверхности планеты, подышать живым воздухом, тем более они ещё пару недель будут на орбите планеты Мацих, для пополнения провизии и инспекции местных гарнизонов.Все обиды, размышления и пари, сейчас казались глупыми, и она решилась написать первой:
«Жду в гости. Соскучилась».
В каюте было всё как всегда: чисто, серо, уютно и одиноко. Приняв душ, выбрав гардероб, читая отчёты, она села ждать гостя. Через час молчания решила проверить факт прочтения, через два- села за коммутатор и запросила месторасположение командира. В то время, пока она только желала, резвые бунтари взяли отгул всем взводом и отправились на планету. Во главе со своим командиром, разумеется. Общий отгул был подписан генералом Соло, который так же без зазрения совести подписал и свой отгул, после операции на Инчорре. «Просто отлично», -с разочарованием подумала она.

***
Операция «Выгул» зародилась в голове у Веджа достаточно давно, только по-настоящему весомого повода не было, да и подходящих условий. А вот после вылета на Инчорр, Антиллес всё же решился подойти с идеей к генералу, прихватив в соучастники коммандера. Выслушав суть операции, высшее руководство, радостно расплылось в наглой ухмылке, и тут же нарисовало план действий. На поиски подходящего безопасного бара для разгула ушла неделя, для тщательного проработки безопасного пребывания ещё два дня, и пять для подготовки документов, и, наконец-то,после проделанной работы, он, герой Альянса, Союза, командир элитнейшего лётного звена современности, со спокойной душой, стоял на барной стойке, когда около него танцевали четыре красотки.На балконе, следя за всеми сверху, сидел Корран, который занял место следящего, позволяя Люку расслабиться и танцевать в толпе на танцполе. С другой стороны место смотрящего занял молодой Нрин Вакил, который провинился на последнем вылете, за что лишился права пить и развлекаться сегодня. За видеонаблюдением и охраной бара следил Р2, который в случае чего тут же сообщит об опасности и предпримет необходимые меры. С ним коммандеру было спокойней, да и генерал себе ни в чём не отказывал. Веджу было бы спокойней, будь здесь Чуи, а так, он решил, что не будет много пить, и присмотрит за всеми. Такой долг старшего, в особенности, когда главный отдыхает.
Стоя на стойке, обзор был великолепным, рассчитав всех своих, он, наконец-то, смог обратить внимание на красавиц рядом. Во флоте девушки тоже были ничего, но туда они попадали не за свою красоту, а вот эти, находились здесь именно за неё. Вечер обещал быть прекрасным, пока у входа что-то не случилось. Антиллес тут же напрягся, вытягиваю шею в ту сторону: судя по звуку, похоже кому-то сломали руку, но его парни были в другой стороне.
Он спрыгнул на пол, готовый в любой момент трезветь и поднимать тревогу, оглянулся на своих: ничего не замечая, парни пили за столом, кто-то танцевал, кто-то кадрил девчонок. Уже достаточно пьяный генерал что-то настойчиво пояснял девушке, которая присела к нему на колени.
- Понимаешь, красавица, - разобрал слова Хэна, Антиллес, всматриваясь в толпу, где была драка, - моя принцесса - огонь! Ты даже не представляешь, что она сделает с тобой, если узнает, что ты тут сидишь! Ты, правда, красивая, но лучше уйди, а то она и мне и тебе просто гортань переломает…
Сквозь толпу в их сторону, пробиралась девушка, в жёлтой куртке, с рыжими волосами. Ведж встряхнул голову, пытаясь прийти в себя, признавая в особе Мару Джейд.
- Привет, Антиллес, - поприветствовала она, скидывая с плеч знакомую куртку, вешая её на спинку ближайшего стула. Ведж сделал шаг назад, разглядывая девушку в прозрачном, или непрозрачном, или всё же прозрачном зелёном открытом комбинезоне с какими-то золотистыми ниточками, который не скрывал её фигуру, а наоборот демонстрировал вовсю. Растерянно, он посмотрел на неё, потом на куртку:
- Это же моя куртка…
- Уже моя. Где коммандер?- бестия оглядела за его спиной генерала, потом окинула взглядом стол с ребятами, которые рассматривали статс-секретаря в неожиданном образе.
- Там, - указал Ведж, рукой на танцпол.
- Присмотри за курткой, - сказала бестия, направляясь в указанном направлении, - она мне очень нравиться.
Ведж толкнул Соло, не сводя взгляда с плывучей походки Джейд, когда та танцующе вошла в толпу, пробралась к коммандеру, ненавязчиво растолкав около него всех девушек и по-свойски обняла, крепко поцеловав в губы.
- Что это? – искренне удивился Антиллес.
- Эта мои деньги в размере десяти тысяч, - как-то больно трезво констатировал Соло.
- Так ты знал?- завопил раздосадованный командир, кидаясь на генерала с кулаками.

Прервав сладкий поцелуй, Люк шепнул, то ли вслух, то ли сквозь Силу:
- Теперь верю, что соскучилась…
Ей захотелось ударить его, она даже напрягла руку, но он перехватил её, и развернул, крепче прижимая к себе, продолжая поцелуй. Нежность с расслабленностью потекла по ней, и она раскрылась Силе, чувствуя, так как ощущал он её, сейчас в хмельном состоянии. Смешанные эмоции с всеобщим вниманием кружили вокруг них, но рядом с ним она была как в куполе защитного блаженства. Его это всё не касалось, не волновало и не трогало. Он был счастлив снова быть с ней. Такое странное и незнакомое для неё ощущение затопило всё нутро, что она даже растерялась, но в этот момент, что-то громко разбили, они оба разорвали поцелуй, оборачиваюсь в сторону друзей.
- Надо вмешаться, - спокойно констатировал Люк, и потянул её к столу, где Соло уже швырнул Антиллеса в противоположную от себя сторону.
Парни долго держались, должен был признать коммандер, затеянной драки он ждал ещё час назад. Парни, конечно молодцы, но кулаками помахать надо было. Выполнив норму вечеринки, Ведж с Хэном расселись, между ними сел Люк, а Джейд демонстративно забралась к нему на колени.
- Вот ты стерва! – не унимался Ведж, прикладывая ко лбу тряпку со льдом, которую ему принесла симпатичная официантка, которую он так же приложил к себе, чтобы легче было. – Ты мне тоже денег должна!
Мара повернулась к нему, играя искренне оскорбленную особу, не обремененную поведением:
- Командир! Офицер! И требует от дамы денег! Как Вам не стыдно!
Антиллес, наверное, взорвался бы повторно, но милая официантка робко поправила ему чёлку, непроизвольно переводя внимание на себя.
- Вот вы, женщины, а?! Вот как с вами дела можно иметь?
Люк переглянулся с помятым Хэном, который прикладывал к месту удара холодную бутылку, и тихо засмеялся, сознательно запуская по Силе успокаивающую, заразительную волну веселья, расслабляя обстановку. Мара засмеялась с ним, в голос засмеялся и Соло, а после окончательно расслабился Антиллес. Вечер по-прежнему был прекрасным, как и официантка у него на коленях.
Ариша
8 глава.

- Это признание Вас правителем, Милорд, - констатировал факт чисс. Так сухо и бесцветно произносить слова мог только Траун.
Повелитель Тьмы сложил руки на подлокотники своего рабочего кресла, продолжал читать прошение народ Инчорр. Лет пятнадцать назад, а лучше двадцать пять лет назад, он бы счёл это своим триумфом, но сейчас это вызывало только смешанные чувства негодования и пренебрежения. Три тысячи участников неудавшегося государственного переворота по приказу Лорда Вейдера были приговорены к смертной казни. Основные обвинения преступникам были предъявлены не за попытку свержения правящего правителя, а за преднамеренную организацию незаконного вмешательства сторонних военных сил. Что в свою очередь приравнивалось к измене и каралось смертной казнью. Остальные судебные разбирательства после этого высшее руководство не касались. В числе этих трёх тысяч оказались деятели культуры, науки, политики и других общественных организаций, которые большое значение имели для звёздной системы. На столько большое, что после обнародования списков признанных виновных, было создано прошение от лица всего Инчорр, в котором народ «молит правителя о прощении и амнистии» для ста восемнадцати граждан, которые «внесли неоценимый вклад в историю, жизнь и развития всего народа Инчорр». Небольшая звёздная система на границе с Новой Республикой признавала власть Главнокомандующего,не сопротивляясь его воли, не бунтовала, не требовала и не спорила с его решением, она просила прощения для своих граждан.
- Предателей нельзя прощать,- прокомментировала документ Мара, которая по этическим соображениям считала, что Лорд должен был его увидеть.
- Сто восемнадцать граждан на столько важны для Инчорр, что народ решился просить за них помилования у Повелителя Тьмы, – Гранд-адмирал сплёл пальцы между собой, положив локти на стол. Его забавляла данная ситуация, хотя такое состояние у чиссов называлось ситуативным анализом. Трауну было интересно, как Вейдер будет выходить из данной ситуации. И, по мнению Джейд, он специально стал её оппонентом, увеличивая сомнения ситха. Хотя бы пока им разрешено было говорить. – Это покорное признание протектората флота и Лорда Вейдера как верховной инстанции своего мира.
- Но создание прецедента приведёт к размягчению…
- Народ верит в Главнокомандующего – это надо поощрять.
- Предательство необходимо рубить на корню, - стояла на своём статс-секретарь, - в противном случае мы погрязнем во внутренних междоусобицах.
… к основному прошению были прикреплены личные дела тех, для кого просят амнистии, со всеми наградами и званиями. Бегло пролистывая списки, Вейдер вполуха слушал своих советников. Он был вынужден признать, что Великая Сила, единственный источник, который он готов был слушать, была молчалива в такие минуты, и ему ничего не оставалось, кроме как допускать к таким дебатам своих приближенных.К его благу и помощи, советники никогда не сходились во мнениях, но учитывая опыт Республики, он не искал компромисс, это было бесполезно. На двух мостах долго не устоишь, и пример Амидалы был тому подтверждением, а у неё опыта было много больше, чем у него.
- Вера в правителя… - монотонно гнул своё Траун, его красные глаза напоминали эфир: такие же необъяснимые и почти не возможные для восприятия. Но Мара старалась не смотреть в них, стремясь сохранять максимум холодности и спокойствия:
- Эти существа вынесли внутренний конфликт за наши границы, привлекли в наши дела Республику и чуть не развязали очередную войну.
- Новая Республику наш союзник.
- На тот момент «Союз» был не подписан.
- Они не были осведомлены об этом.
Откинувшись на спинку кресла, Лорд пустил слабый импульс в Силе, желая, чтобы все замолчали. Статс-секретарь лучше и чётче других чувствовала такие приказы, тут же реагируя на них, остальные же, ощущали их, но с меньшей остротой, поэтому старались ориентироваться именно на поведение Джейд. Траун эмоции и желания ситха чувствовал меньше остальных, но больше остальных отличался внимательностью и проницательностью.
- Амнистию согласовать, - пробасил молодой правитель, который чувствовал себя ужасно старым, - всех, кто в этом списке, отпустить…
- Милорд… - почти шёпотом, с долей разочарования произнесла не согласная с таким решением Мара. Но Лорд продолжил:
- Судебные дела прекратить,– сиплое дыхание Вейдера разносилось по всему кабинету, механический бас был спокоен и холоден. «Как обычно», - отметила про себя Мара, готовясь зарегистрировать приказ. – Со всех должностей и постов снять, наложить запрет на занятия деятельностью, которыми были задействованы граждане в момент совершения преступлениями. Вето до конца жизни.
Таких условий не ожидал даже Траун:
- Милорд, в списке профессора, академики и деятели культуры.
- Есть вещи пострашнее смерти, - философски ответил ситх.– За предательство надо платить. И их цена – дело всей жизни.
Мара осторожно посмотрела на Лорда, и аккуратно произнесла:
- Среди них есть и профессора, чьи научные труды наверняка могут быть нам полезны. А так же эксперты в других прикладных областях. Вы хотите оставить без работы сто лучших граждан Инчорр. Возможно, мы бы смогли их задействовать в своих интересах?
Вербовка и дальнейшая работа на флот стала систематичной в последние годы. Иногда Милорд и его подчиненные считали, что выгодней использовать, чем уничтожать. Мара считала, что изменников надо уничтожать, но раз главком решил сохранить им жизнь, она хотела по максимуму выжать из этих жизней.
- От некоторых существ польза -это способность не вредить, - спокойно ответил Вейдер, заготовив ещё одно условие амнистии.-И гарант этой «пользы» будет встречная ответственность помилованных граждан перед просящими. В случае нарушения моего приказа хоть одним амнистированным,смертная казнь грозит и тем, кто просил за него.
В справедливости такого решения вслух сомневаться никто не стал. Просить милосердия у Повелителя Тьмы изначально было плохой идеей, и даже его советники не могли предположить, что ситх всё так вывернет. Он создал прецедент, который навряд ли кто-либо ещё решит повторить.
- Жёсткое решение, - прокомментировал Траун.
- И мудрое, - с долей восхищения Мара уже забивала в коммутатор распоряжения.
Под непроницаемой маской Вейдер самодовольно ухмыльнулся, подавая знак, что все могут быть свободны. Чувство усталости постоянно накатывало с новой силой, он хотел побыть один, разгрузить голову от своры мыслей и просто посмотреть на звёзды. Джейд отчётливо чувствовала его накатившую меланхолию, быстро свернула документы и вышла. Чисса же мало интересовали его желания, особенно те, которые он не произносил вслух.
- Вы – дивергент своего вида, Лорд Главнокомандующий,– без единой интонации в голосе начал Траун:- как и своей религии в целом.
Лорд уже практически привык к своеобразной без эмоциональной манере речи чисса,и к темам, которые он задевал. Вейдер не любил тратить время впустую,не нуждался и в оценочном мнении, но чисс вынуждал его выходить на диалог:
- Не думаю, что Вы обладаете достаточной информацией для подобных выводов.
-Касательно религии или вашего вида? – уточнил синекожий.
- Я допускаю, что Вы знакомы с человеческой природой в достаточно мере для заключения таких выводов, - поддержал разговор ситх, - но вот о Силе вы знаете меньше, чем полагалось бы.
- Ваши верования меня мало интересуют. Они субъективны и абстрактны. Метаморфозные проявления её не несут конструктивного отличия вашей религии от прочих.
Если бы он мог обречённо вздохнуть, то он бы сделал именно так. Но Великая Сила лишила его этого маленького удовольствия,взамен дав гораздо больше, чем он мог ожидать. Но сейчас в глубине душе он старательно пытался замять своё уже хроническое раздражение по поводу суждений существ, которые никогда не касались и не имеют ни малейшего понятия о Великой Силе, но которые так же резко и решительно судили её, отношение к ней и её использование. Мира с чиссом просила именно сама Великая, и он должен был признать, что ему давно не хватало именно такого критичного, независимого и конструктивного собеседника, который на всё смотрит под другим углом. Первичные ощущения его не подводили: поводов для разговора с чиссом было гораздо больше, чем для войны. Траун так же это осознавал, и Вейдеру хотелось верить, что и он так же это ценит. Многолетний опыт нахождения при дворе Палпатина научил обоих, что нельзя никому верить, и что только личные выгоды способны удержать разумное существо от предательства или удара в спину. Беря в расчёт амбиции Гранд-адмирала, Вейдер решил, что держать его поближе к себе будет самым разумным. К тому же, тот пост, который предложил ему Главнокомандующий в новом государстве даёт гораздо больше возможностей и влияния, чем мог получить сам чисс, вступи он в одиночную борьбу против Вейдера и Новой Республики. По завершению их работы в Чисском секторе, Траун накрепко будет связан с интересами флота ситха и в нём самом во главе флота. И как следствие: не опасен для его власти.
- Не повторяйте человеческой ошибки, Гранд-адмирал: Не судите то, с чем мало знакомы.
- Рассматривая вопрос конструктивно, то можно утверждать, что мы с окружающей и населяющей средой практически не знакомы.
- Именно.
- Именно исследования, наблюдения и анализ полученных данных может дать нам долю процента информации об изучаемом объекте.
- Что Вы хотите сказать, Гранд-адмирал? – устало задал прямой вопрос ситх.
- Что Ваша религиозность должна Вас сковывать, ограничивать догматами, сводить Ваши суждения на примитивные слоганы без концептуального решения…
- На всё воля Силы… – не удержал язык Вейдер.
- При всей совокупности именующихся фанатичных признаков, Вы показываете стабильный выход за рамки религиозных суждений, ища новые методы решения поставленных перед вами задач.
- На всё веления Силы, - уже с сарказмом повторил Вейдер, осознавая, что чисс не поймёт его иголок.
-Такое же не характерное поведение вы показываете и при взаимодействии с Дармин Арти, - решился пройтись по самому сложному, чисс откинулся на спинку стула, ожидая реакции. Но Вейдер заметил его размеренное движение корпусом, и предпочёл остаться неподвижно, позволив себе под маской закрыть глаза. Приглашая Трауна лично на переговоры с Арти, он предполагал, что проницательный чисс уже вычислил их сложные взаимоотношения, имея разведданные о случившемся при захвате «Лусанкии».Плачевный опыт Айсард был всем уроком – Арти не та женщина, которую стоит брать в плен. – Демонстрируя не свойственную мягкость, Вы эффективно и жёстко выходите из ситуаций, в которые она Вас загоняет.
- Решение по «Лусанкии» было вынужденной мерой, - недовольно комментировал Вейдер, желая уйти со скользкой темы: меньше всего он хотел, что бы его подчиненные считали, что Арти имеет на него такое влияние, которое она имеет на самом деле.
- Отправить корабль на Дальние Рубежи просто,- не согласился с ним Гранд-адмирал, - а вот вернуть его задача посложнее. Пять лет достаточный срок, чтобы оставить «Лусанкию» на значительно более длительное время.
- Надеюсь, что Вы правы.
- «Сверхдальний перелёт» тому яркое подтверждение.
Развернувшись, Вейдер прямо посмотрел на чисса, заглядывая в его красные глаза:
- Наша экспедиция должна быть успешнее «перелёта» и результативнее, – тоном приказа отчеканил он.
- Приложим все необходимые усилия.

***

Вспышку её раздражения с примесью злости он почувствовал даже через сон, Люк тут же проснулся, переворачиваясь на другой бок, где сидя на кровати Мара что-то читала на датападе.
- Что случилось? – прочистил он горло, пододвигаясь к ней поближе.
-Ничего особенного, - хрипло и холодно ответила Мара, погладив его по голове, считая, что лёгкий жест снимет его обеспокоенность, и он снова уснёт. Не уснул.
- Если ты не научишься отключаться и отдыхать, - Скайуокер протянул руки, обнимая, и притянул к себе, - то и работать полноценно не сможешь.
Сжав целюсь от раздражения, она опустила руки, позволяя себя уложить, не отпуская датапад. Люк пошебуршился, укладываясь, обнимая её, и притих.
«Три, два, один» - просчитала про себя Мара, и, услышав характерное сопение, снова открыла отчёты разведки. Длительное расследование и поиск принесли немного плодов, но она хотя бы знала, что на этот разимеется дело с мужчиной: Шейван. Именно такое имя дал ему Палпатин. Под каким он сейчас работал, пока было не известно. Специализировался Шейванна диверсиях взрывного характера, пиротехнике и прочих крупномасштабных разрушениях.У неё даже родилось предположение, что теракт на «Исполнителе» воплощала не Бри, а именно Шейван. По крайне мере его следы, как ей казалось, шли именно с тех времён. Император предполагал провал своих рук и использовал всех сразу. Результат был бы много эффективней, работая они все в единой команде.
- Ты спишь меньше шести часов в сутки, - пробормотал опять проснувшейся Люк.
- Да, – ответила она, даже не замечая отсутствия вопроса в голосе.
- Ты почти не медитируешь.
- Мне некогда.
- Тебе нужен отдых.
- На том свете отдохну.
- Мара…
- Отстань. Спи, давай.
Прижав её сильнее к себе, он снова уснул. Его сон стал плотнее, тугим и мягким одеялом повис над ней, маня безмятежным спокойствием и нежным теплом.Медленно сантиметр за сантиметр он накрывал, согревая, успокаивая. Как капризное дитя, он заботливо укутывал её, убаюкивая Силой. Глаза стали слипаться.
- Ситхов сын – выругалась рыжая сквозь зубы, и выключила датапад, обещая себе, что завтра устроит ему выволочку.

***

Белые металлические коридоры больше ничем не напоминали мрачные ободранные переходы тюрьмы СИБ с надзирателями, камерами дознания и с тёмной безысходностью. Светлые помещения, меддройды, сканеры и медперсонал обновлённой «Лусанкией» жили своей размеренной и активной жизнью, направляя все силы на исцеление тел, а иногда и душ.
Это очень радовало Падме и отпускать корабль на пять лет она не хотела. Это сулило много опасности, не просчитываемых и непредсказуемых последствий, а так же оторванность от Центральных систем приведёт к устареванию профподготовки специалистов, которых она так тщательно выбирала. Ей всегда доставляли удовольствия отчёты главного врача и капитана флагмана. Хотя руководящий состав корабля не был в восторге от перевода под командование Лорда Главнокомандующего, новость они приняли спокойно.Доктор Ален Дэшен развеял её опасения, заверив, что «Лусанкия» как и прежде будет заниматься практикой и научно-исследовательской деятельностью, а дополнительные ресурсы и изучение тех же чиссов будут способствовать дальнейшему развитию медицины.
Будучи уверенной в должном обеспечении, Арти заботилась о сохранности своих надёжных и проверенных кадров.
Шагая по обновлённому кораблю, в который она столько вложила своих сил, времени, а самое главное – свои мечты и желания, этот корабль, она снова должна отдать ему. И от этой мысли ей становилось не по себе, а грудь сжимала тоска. Всё было честно, по разуму и по совести, но не по её сердцу, которое вновь рвалось на части. Со времён уничтожения Республики, «Лусанкия» стала её первой отдушиной, это был проект, которым она занималась для себя. Каркас, несущие основы, отсеки и палубы, всё в этом корабле она восстанавливала, как саму себя. Вкладывая в это больше, чем душу. Этот корабль, должен был стать её собственным отражением. Её. Но судьба и Сила распорядились иначе. Эта восстановление спонсировал Вейдер, и он по праву хотел его использовать для своих целей.
Она честно продала своё творение за общее благо.
Опять.
И снова ему.
Оглядев новую посадочную палубу, на которую садился шаттл с доктором Нерарсом на борту, щемящая тяжесть внутри стала уходить. Накатившиеся эмоции отступили, выпуская давно затаившееся внутреннее доверие. Не смотря, на всю жестокость, предательства и измены, Вейдер смог уберечь Люка и Лею, сумел заполучить их доверие с любовью, не смотря ни на что. А уж этот корабль он убережёт, как и её саму.
- Рада Вас приветствовать, доктор, -лучезарно улыбнулась она, встречая седого мужчину, - позвольте сопровождать Вас сегодня.
- Я тоже рад Вас видеть, любезнейшая! Премного благодарен за оказанную Вами честь, - Нерарс поклонился и поцеловал руку.Главный врач «Исполнителя» относился к очень редкому и ценному типу врачей, которые мало того, что имели огромный талант к своему делу, невероятное упрямство и любовь к медицине, так ещё и совмещали великолепные административные способности. Не говоря уже об огромном опыте и бескрайней преданности доктора к самому Лорду. Одно время Падме даже думала переманить Нерарса к себе, но наведя справки и собрав необходимую информацию, решила отказаться от этой идеи. Напрасная трата бесценного времени.
По словам главного врача «Лусанкии» АленfДэшен«опыт доктора Нерарса в организации работы медцентра во время военных действий» был уникальным, и Дэшен с энтузиазмом воспринял возможность поработать с ним.
- Ваша работа в битве приУр вызвала моё искреннее восхищение,– произнесла Арти, провожая доктора по палубе, решив, что личное знакомство с этим весьма независимым человеком, лишним не будет. - Надеюсь, что Ваше сотрудничество с доктором Дэшен поможет структурировать работу нашего мед.пункта до такого же совершенства.
- Под моим началом было гораздо меньше сил и средств, чем есть на «Лускании», - нехотя вступил в разговор доктор, равнодушно осматривая всё вокруг, -так что вряд ли мои скромные познания окажутся сколько-нибудь полезными для Вас. Тем более, что условия битвы и относительно мирного использования - несколько различаются в плане организации медицинского обеспечения.
- Именно по этой причине, Ваше вмешательство в работу «Лусанкии» будут необходимы, перед её многолетней миссией. «Лусанкия» отчасти является исследовательским центром, а в боевых действиях была несравнимо меньше, чем «Исполнитель».
- Я посмотрю, миледи,что в моих силах. И что мне будет позволено сделать на Вашем судне.
Нежелание выходить доктора на открытый диалог, было вызвано предполагаемым в будущем назначением Сержа Нерарса. Доктор был первоклассным специалистом в своей сфере и на своём месте, и имел достаточный уровень доверия Лорда Вейдера, чтобы тот решил вывести его на большую политическую арену. Самого доктора о желании, разумеется, никто не спрашивал. Официальный визит на «Лусанкию» был только началом.

***

Приказ об общем совещании главного командования пришёл ранним утром, ровно за три минуты до начала рабочей смены Град-адмирала Пиетта. Ознакомившись со списком приглашённых, Фирмус быстро переодел мундир на более торжественный.
Адмирал Даала и Траун присутствовали на флагмане лично, что ставило их в первый круг доверенных Лорда. Правая рука Главнокомандующего уже был ознакомлен с предстоящими назначениями, и понимал, что экс-имперцы высшего порядка, такие как Гранд-адмирал Гранджер, Питт и Макати не могли не занять места советников при ситхе. Где-то глубоко внутри он ещё надеялся, и боялся одновременно, что Лорд и его задвинет в пользу молодого Нерха, но Вейдер лично опроверг его опасения, а потом поставил ряд первостепенных задач, после которых, адмирал честно захотел подать в отставку.
- Вы пессимист, адмирал, и недооцениваете себя, - злобно усмехнулся Лорд, замечая, как побледнел его помощник.
- Да, милорд, мне об этом часто говорят. Приложу все усилия для выполнения.
На предстоящем совещании обязаны были присутствовать десять адмиралов высшего чина для обсуждения общих вопросов. В этот список входили и официальные представления Гранд-адмирала Трауна, как советника по внешним политическим вопросам и Гранд-адмирала Даалы, как советника по внутренним делам. Макати в своё время просил Пиетта поспособствовать, чтобы он не соприкасался с чиссом, Фирмус сделал всё что смог, и теперь, работа Афшина будет больше связанна с единственной женщиной-адмиралом в истории, с НатасиДаалой. Астабильная работа с чиссом ждала Заарину, Терра, Гратора,Питта и Гранджера, которые, как и прежде, будут следить за границами. Ему же в помощь достался всё тот же молодой и амбициозный Нерх. Он даже пообещал Катиси, что преодолеет свою паранойю и сработается с ним.

***

Запланированную медитацию он отодвигал уже в четвёртый раз, не говоря уже о сне. Собрания, совещания, переговоры, отчёты, доклады, приказы и колея решений.Когда-то он в молодости мечтал стать Императором. Глупец! Подавив в себе желание глубоко вздохнуть, потянувшись к Силе за спокойствием и энергией, он активировал список, концентрируясь на предстоящей встрече. Точнее со связью с Корусантом. При всей глупости и нежелании этого занятия, ему нужно было переговорить с действующим канцлером Новой Республики.
Имея взаимную неприязнь, канцлер появилась в голоизображения сидя, Вейдер так же не стал подниматься. Подписанный «Союз», предписывал ежемесячную встречу и длительный разговор с этой дамой ещё на пять лет.
- Рада Вас приветствовать, Лорд.
- Давайте без лишних любезностей, канцлер, - обрезал ситх, - на наших территориях были замечены Ваши корабли, без обозначающего сигнала «Союза» и без дополнительного разрешения.
Этот разговор он бы с удовольствием свалил на Амидалу, но она была занята передачей «Лусанкии».
- Представьте доказательства Ваших слов, Милорд.
- Они уже были отправлены в Ваши ведомства, канцлер. Я Вас предупреждаю, не испытывайте моё терпения, его и так мало.
- Я прикажу разобраться с инцидентом, если он будет подтвержден. Скопление Ваших сил в системе Нургун настораживает нас.
- Это наша территория. Вас это не должно касаться.
- Безопасность и спокойствие всей Галактики – эта наша общая забота, Главнокомандующий.
- И с каких это пор Вас волнуют Внешние рубежи?
- С самого начала, Милорд, и Вы не ответили на мой вопрос.
- Отвечать на Ваши вопросы, канцлер, или нет, я буду решать сам. Вы лучше за своими людьми следите, Соло не сможет постоянно Вас спасать.
- Это угроза?
- Это предупреждение.
«Пустая трата времени», - подтвердил для себя Вейдер, потратив драгоценных тридцать минут на препирательство с Мотмой. Возможно, по возвращении Леи в столицу, взаимодействие Новой Республики и работы «Союза» прекратят отнимать у него столько времени.
Лея… дочь уже пару месяцев как была на Хейпанских территориях. Её яркое и размеренное сияние отчётливо отдавалось в Силе, распуская около себя мягкое свечение. Ей там было хорошо, безопасно, но ему было неспокойно за неё. Он не мог понять, с чем это связано и как. Она часто являлась в его сны, спокойная, сдержанная, и, как полагалось ей по статусу, – величественная, но с грустными, несчастными глазами. Ни смерти, ни опасности, ни горячего адреналина, которые так часто яркими вспышками мерцали около обоих детей.Он видел её живой и целой, но с пустыми глазами, с такими, которые он боялся сильнее смерти. Рядом с ней была Сила, защищая монолитным куполом от грядущих опасностей, но это не спрячет её от чего-то очень важного…
Иногда, перед редким сном, он отправлял слабый импульс дочери, не с вопросом, не с убеждением или беспокойством, он был простым потоком и странным желанием убедиться, что с ней всё в порядке. Она так же нейтрально отвечала, даря сдержанную улыбку, и после этого он засыпал, падая в объятья Силы.

***

Тонкое серебряное плетение скользило между пальцами. Тонкая и изящная, не стандартно длинная цепочка, могла подойти только под один кулон.
- Память надо уметь носить, - улыбнулась племянница, улыбкой своей матери. – Она сказала, что ты знаешь для чего она.
Падме улыбнулась, но к глазам подкатились слёзы. Сквозь парсеки сестра чувствовала её сомнения, и по возможности передавала такие маленькие и приятные советы. Тётя обняла Пуджу, хотя это бывало крайне редко.
Цепочка… Великая Сила, Сола помнила о кулоне из дерева, которое до сих пор оставалось серебряным, и который до сих пор она носила с собой.Подарок, подаренный тридцать пять лет назад, как и прежде хранил её, и, наверное, всё же приносил удачу.
- Знаю, - прошептала Падме.
Серебряная нить окончательно развеяла её сомнения, и, вздохнув полной грудью, она сосредоточилась на вопросах представителя Набу. Сенатор Наббери прилетела с официальным визитом по вопросам «Союза».Времени у них было не так много, сенатора ждали дома, с определёнными ответами, а Падме твёрдо настроилась поговорить с сыном.
Нереальная мысль зародилась в ней давно, она стоически отгоняла её от себя, убеждая в нереальности её воплощения, но чем дальше она улетала от Корусанта, тем большее надежды в ней зарождалось. За последние годы много случилось того, чего быть не могло. И она позволила себе помечтать. С внутренним разрешением пришли и возможные методы воплощения этого желания. Но сомнения и страх неудачи сковывали её, раньше, а сейчас она готова была рискнуть.
- Насколько можно верить этой информации? – сын напрягся всем телом, всматриваясь в записи. Скептицизм был оправдан, она сама не верила своим глазам:
- Настолько, что я намерена слетать лично и всё перепроверить.
- Я лечу с тобой.

***

Поправив потёртую куртку, Хэн пошаркал гладкий подбородок. Сегодня он даже побрился. Он оглядел пустую площадку в лёгком волнении, хотя причин для этого не было. Его принцесса предпочла вернуться в столицу по-тихому, сообщив о прилёте только ему. А это значит, что его ждут тёплые объятья, сладкий поцелуй и весь оставшийся день прекрасного времяпровождения. Как он этого ждал! Хотя его последние разногласия с Мадиной могут всё испортить, Лея ещё никак не откомментировала его замечания в адрес генерала. Хотя, не замечания, а прямые обвинения и в целом, эта история может надолго затянуться.
Передёрнул он плечами, когда увидел в небе странной формы, расписной, отливающий золотом хейпанский шаттл. Правая бровь скептически поползла вверх: у Республики для своих принцесс транспорт кончился? Что это?
Сказала бы, так он её и с этого их дракона на «Соколе» забрал!
Но все недовольно-возмутительные мысли пропали, когда трап опустился и лёгкой, почти летящей походкой к нему сошла Лея. Его Лея -величественная, в воинствующем бордовом камзоле, с длинными косами, и вместе с тем же – безумно хрупкая и изящно точёная. Она счастливо улыбалась, обхватывая его шею руками:
- Как Ваши дела, генерал?
- Теперь отлично, Ваша Лучезарность! - поцелуй был долги и сладкий. – Может мы с Вами сразу…
- Отличная идея, генерал, но сперва, мне нужно отправить одно сообщение принцу Изольдеру.
Спина стала каменной, а довольная улыбка исказилась в гримасу.
- Так… - сильней прижал её к себе кореллианин, - ты с этим принцем итак была три месяца, я думал, что ты вернёшься, и я больше о нём не услышу.
- Хэн, это деловые отношения, - не отпуская его, Лея мягко хотела успокоить ревнивого генерала, - я и была там так долго, чтобы наладить уверенные и надёжные отношения с хейпанцами. По возвращению нужно будет их поддерживать. Мне нужно отправить всего одно сообщение, и чем быстрее я его отправлю, тем быстрее ты перестанешь дуться на меня.
Спорить с ней было бесполезно, и обречённо вздохнув, Хэн уступил. Слушая о прекрасном мире хейпанов, а так же про их столицу, богатство, процветания и прочие прелести закрытой жизни, Соло даже стало как то неуютно в его скромной потёртой куртке, не говоря о том, что завтра он планировал увести принцессу на своём потёртом «Соколе» куда-нибудь подальше от столицы.
- Прости, капитан, но завтра я должна буду предоставить отчёт канцлеру, - извиняюще, сообщила Лея, -и у меня назначена пара совещаний по этому поводу, а так же нужно будет представить матьТа'а Чуме. Хэн… Ты не представляешь себе, какая она красивая… - с восхищенным придыханием, не свойственной критической принцессе, проговорила Лея.
- Не грациозней и прекрасней тебя…. – и нежно поцеловал.

***

Бесшумной тенью Джейд появилась в зале во время совещания, материализовалась около него, положив на стол деку. Одарённость статс-секретаря всегда шла на пользу их работе, обученная на исполнении чужой воли, Джейд неосознанно подстраивалась, и точно знала, когда нужно появиться, когда уйти, что от неё требуется. Многие присутствующие не замечали сам факт её появления, когда совещание нельзя было прерывать, даже он не всегда фиксировал её, когда нельзя было отвлекаться. Но сейчас, что-то в ней изменилось, его внимание невольно сконцентрировалось на ней, против его желания. Одарённая удивлённо посмотрела на него, и извиняюще, так же растворилась, покинув кабинет. Что-то дернулось, на краю самой Вселенной, время остановилось, и его внимание сконцентрировалось на девушке, спешащей по коридору.
«Вернись», - коротко приказал он и Джейд на пятках развернулась. Меньше минуты спустя, она оказалась в кабинете, в котором продолжалось совещание, где ни в чём не подозревающие дипломаты и консулы, продолжали деловой разговор. Мара прошла за их спинами, и села по правую руку от него.
«Что случилось, милорд?»
Этого он не знал. Но знала Сила, к которой он прислушался, закрыв глаза. Общий шум, поток мыслей, выводов и решений, их, своих, чужих, всё это отошло на задний план. Умолкло, затихло, лишь витиеватый сложный рисунок рядом.
«Что случилось?» - повторил он вопрос Великой и Всезнающей Силе. А она ответила ему лишь призрачным двойным ударом сердца.
«Нерарс вернулся?»
«Час назад».
«К нему. Немедленно».
Вопрос «зачем» остался лишь шлейфом в Силе, после статс-секретаря, которая снова растворилась незамеченной никем, кроме главкома.
Его искусственные легкие сами раскрывались и сжимались, а сердце пропустило удар, когда пальцы отбивали приказ. Вопросы, которые пару минут назад были первостепенными и занимали весь его разум, теперь растворились пылью в бескрайнем космосе. Он встал, под обеспокоенные взгляды присутствующих, и подошёл к иллюминатору, ища спокойствия и ответов у звёзд.
- Милорд? – осмелился привлечь его внимание Лорул Труш, присутствующий по голосвязи.
- Продолжайте, - отстранёно произнёс ситх, обозначая, что он их слушает, хотя это было не так. Вселенная дышала своим размеренным спокойствием, протекая Силой, как водой, пряча динамичную и жестокую жизнь под гладью спокойных и равнодушных светил. Занятый делами флота и политики, у него не осталось времени на созерцание Вселенной,на прислушивание к изменениям Силы. Ему показалось, что если сейчас где-то на краю Галактики появится новый ситх или джедай, образуется новый квазар или чёрная дыра, то он не сможет почувствовать это. Не сможет обнаружить. В этом и заключалась основная причина краха Ордена Джедаев и провала Палпатина. Несмотря на свою одарённость, знания, опыт, мудрость и умения, они слишком погрязли в общегалактических делах, чтобы слышат Силу, чтобы чувствовать её веления. Сосредоточившись на этой мысли, он окунулся в Силу, ища ответ…
Спустя двадцать минут, он обернулся, клином встревая в разговор, запрашивая дополнительные данные, перенося заседание на другой день.
Проходя серые коридоры «Исполнителя», он ни о чём не думал, он уже знал, заходя в кабинет Нерарса. Доктор, затаив дыхание, с опаской протянул ему деку. Не естественная бледнота и разводы страха с примесью мольбы отражались в Силе и в его глазах, ситх молча обошёл врача, зашёл в отдельную смотровую.
Вцепившись руками в кушетку, девочка дрожала. Её паническое сияние стальной стружкой разлеталось во все стороны, грозясь или ударить или разорвать себя саму. По щекам текли слёзы, в пространстве эхом раздавались её истерические мысли. Механическое дыхание вызвало новый приступ истерики, и слёзы потекли с новой силой. Она подняла на него испуганные глаза, и попыталась успокоиться:
- Я… я… не знаю, как так получилось, - сипло, не осмыслено и глупо, со звенящим страхом произнесла она. Наверное, ничего в этом мире не могло довести его секретаря до такого состояния, - я… делала всё необходимое…
Очень давно, в другой жизни, он уже слышал этот тон, эта непонимание, но тогда, в том женском голосе за страхом пряталась надежда, скрытая радость. Сейчас же был один страх.
Не спеша, Лорд подошёл к ней, касаясь дрожащего плеча:
- На всё веление Великой Силы, - постарался он успокоить её, когда девушка ещё сильнее сжалась под его рукой. Выпустив тепло, которое образовалось внутри его заполненной искусственными лёгкими, груди, он отпустил Силу, укрывая хрупкое создание.
Об её отношения с сыном знал уже весь флот, а он уже давно видел их в своих снах. Джейд надежной тенью встала за спиной сына в этих видениях, даря спокойствие и ощущение надёжности за его будущее. А мальчик слишком часто в своём молчании во время их разговоров думал о ней, и так же долго провожал рыжую взглядом. Но Вейдер не ожидал такого результата от этого союза, вернее, такого быстрого результата.
«На всё веление Силы»- повторил он себе.
- Люк в гиперпространстве, как только он будет на связи, я вызову его обратно,– произнёс он вслух, - ты пока останешься здесь, под присмотром доктора Нерарса. Никто больше не должен знать. Тебе нужен покой и безопасность, – подумав, он добавил:-По прибытию Люка, вы сами решите, какая судьба ждёт… малыша.
Услышав это, она отцепила руки с кушетки, и обняла себя, осознавая, что ей ничего не грозит. Истерика и паника стали отпускать, и Мара попыталась собраться с мыслями.
- Милорд, - прочистила она голос, когда Вейдер уже направился к выходу, - срок ещё очень маленький. Я могу закончить свою работу, до прилёта Люка.
- В этом нет необходимости, – от его резкости, она снова вздрогнула, и Лорд заставил себя смягчиться. - Поиском агента займётся разведка. Теперь тебе нужно заботиться в первую очередь о себе.
- Мне не нужен отдых, Лорд, мне осталось совсем не много, позвольте доделать начатое. Это моё дело, я уверена, что нашла его.
- Это опасно, и теперь не только для тебя.
- Я всё сделаю, милорд. Тихо, аккуратно, никто ни о чём не узнает. До возвращения Люка.
Она упрямо смотрела яркими зелёными глазами, несмотря на растерянность, она была полна решимости закончить задание, завершить свою вендетту. Это было неразумно, но он понимал её, ценил рабочее упрямство и целеустремлённость. Он помнил те слабые искры в её практически погасшем рисунке, когда он выносил её из пещеры, после драки с Бри, он помнил её упрямое желание жить и бороться, бороться за свою жизнь, за цель, за своё право. Именно это он ценил в ней больше всего. К тому же природное иррациональное желание потакать беременным подло подкралось в его суждения и решения:
- Сегодня ты здесь, пройдёшь полное обследование,- уступил ситх, - если здоровье в идеальном состоянии – действуй, до прилёта Люка.
- Спасибо, милорд, – ей заметно полегчало, и окинув её взглядом, Лорд вышел.
Это было правильно, успокаивал он себя. Она выбита из колеи, и чем спокойней и уверенней она будет, тем лучше для ребёнка. Если они решат его оставить. Мысль пришла сама, и неприятно свернулась в груди. Но разум говорил, что появление младенца, сейчас, крайне опасно. Слишком слабое место, слишком сильный рычаг управления на слишком большое количество важных людей. Сам Люк, Лея, он, Падме… Этот ребёнок будет слабым местом всей их семьи, в столь шаткое время.
Но дети сами выбирают время, когда им появиться. По велению и суждению самой Силы. Люк и Лея родились в более шаткое и опасное время, и их рождение знаменовало крушение старого мира, и становления нового. Возможно, такая судьба ждёт и его внука? Но сейчас он хотя бы сможет обеспечить безопасность младенцу.

***

Главком ушёл, его тёмное тепло осталось. Сжавшись калачиком, она легла на бок. Слёзы сами собой текли, обжигая щёки, выливая из неё истерику и страх, который нервными волнами расходился по телу. В голове метались панические мысли:
«Как?! Когда?! Как такое могло произойти?! Как ты пропустила?! Как?..»
«На всё воля Силы», - эхом в груди отдавался механический бас.
«Успокойся» - велела она себе, глубоко вздыхая, но грудь как будто в тиски сжали.
«Вы сами решите, какая судьба ждёт… малыша».
Что они могут решить? Почему они? Она сама всё решит! Это её тело, это её организм, она сама решит… что решит? Оставлять или… Или что? Тело сжалось в судороге, из горла раздались всхлипы. Она не хотела этого… нет, она не думала об этом, и даже не предполагала… в её Вселенной никогда не было детей. Такие как она не становятся… материями… Они умирают от выстрела, от взрыва, от удара в спину, или от удушья.
«Я вызову Люка…»- от этой мысли ей и полегчало и стало снова страшно, но вся какофония необъяснимых эмоций сменилась привычной злостью. Да, она ему многое расскажет и в челюсть даст за такое.
Беременна… Весь мир сузился до маленького тёплого шарика внутри неё. Хотя она точно знала, что это только фантазия, что там ещё ничего нет, а что ситх увидел такое тонкое сияние, это лишь то, что из этого может зародиться… Стоп. Она не будет об этом думать. Не сейчас. И ситх прав: не одна. Эта оплошность Скайуокера, пускай и решает, твёрдо, решила она, пытаясь успокоить слёзы.
- Полно, тебе милочка, расстраиваться, - заботливо подошёл доктор Нерарс, ставя стакан с водой на тумбочку, - дело житейское. Не на наших постах, конечно, но ничего. Дети – это конечно всегда ужасно, но сам процесс создания, порою бывает ничего так. Результат конечно всегда такой. Ты не расстраивайся…Пару тысяч агрессивных аглоедов содержим, и одного мелкого поднимем. Вытирай слёзы, и пошли, посмотрим, до какой степени ты себя запустила.
- Почему порою бывает «ничего так»? – вздохнув, отметая лишнии эмоции, удивилась Мара. - По-моему, всегда всё хорошо…
- Ну, вот и отлично, душенька. Будет что вспомнить.

***

Оторвавшись от деки, Люк посмотрел в иллюминатор, но его взгляд смотрел куда-то глубже, дальше размытых потоков гиперпространства.
- Что-то случилось? – забеспокоилась Падме, которая сидела напротив, так же изучая данные.
- Рано я улетел, - нахмурился он, прислушиваюсь к ощущениям,- поспешил…

***

Результат был отличным. К её спокойствию она была полностью здорова и, несмотря на всю придирчивость и нежелание Лорда отпускать её, Мара получила разрешение на вылет. Плавно нырнув в истребитель, она пристегнула ремни безопасности, прислушиваясь к себе. Внезапно стало страшно, необъяснимо и неразумно, опасения отдались в спине и мнимым волнением в районе живота. Ну, вот… теперь, чуть что и сразу будет беспокоить живот! Глубоко вздохнув, Мара приказала себе забыть об этом. Возможно, это и не последняя её миссия, но точно последний шанс доделать всё до конца. После, вероятнее всего, Скайуокеры… Нет. Об этом она подумает после. Не сейчас. Сейчас у неё есть задача и она знает что делать.
Плавно подняв истребитель, она уверена покинула док и ушла в гиперпрыжок. Она вернётся до возвращения Люка. Разумеется, надо было бы ещё выждать, понаблюдать, посмотреть, но она уже точно знала, где находится Шейван и его внезапный арест должен сыграть ей на руку. К тому у неё стоит задача обезвредить и уничтожить. Церемониться, как с Бри, в этот раз она не будет.

***

Квартира в Сенаторском корпусе находилась слишком высоко, чтобы спокойно доехать до нужного этажа, и слишком низко, чтобы…
- Хэн… - сладко выдохнула принцесса, упираясь руками в грудь, - подожди… не здесь же…
- А почему бы и нет? – усмехнулся Соло, продолжая целовать в шею, но не в подходящий момент, двери открылись. Отпускать её он не собирался, продолжая целовать в коридоре.
- Соло… - недовольно запротестовала Лея, хотя знала, что все записи охраны буду стёрты, - подожди…
- Я уже не могу ждать… - они упёрлись спиной в дверь, нужно было только активировать код, но принцесса была какой-то напряжённой, не отвечала на ласки, и пытаясь остановить:
- Генерал... – поцелуй в губы перебил её. Хэн на автомате ввёл код, заходя в уже тёмную квартиру.
- Прекрати! – взвизгнула рассерженная Лея, ударяя по плечам. Его ответом был недовольный рык, он резко развернулся и ударил кулаком по стене.
- В смысле прекрати?!
Лея тяжело дышала, пытаясь прийти в себя:
- Что-то не так.
- Да, не так! – Соло резко развернулся и махнул рукой: - Свет.
- Нет!
Защитный щит у окна вспыхнул, квартиру осветила серия взрывов.
Уши заложило, перед глазами заискрились вспышки, Хэн рефлекторно схватил бластер одной рукой, но Лея успела толкнуть его на пол, за секунду до очередного взрыва, после которого защитный щит квартиры не выдержал и осколки сверхпрочного стекла полетели внутрь. Сознание помутнело,на ощупь Хэн попытался прижать к себе Лею, но её не было рядом. Резкий страх не позволил сознанию уйти окончательно, заставив открыть глаза. Она стояла на коленях над ним, вскинув руки. По квартире разносились выстрелы с глухим эхом, разнося мебель и стены.
«Крупный калибр. Не плазма. Разрывные?» – попытался определить опасность он, приходя в себя.
- Что?! – проморгался он, поднимаясь и желая задвинуть за спину Лею, но вокруг неё образовалось нечто, что держало каких-то тварей со щупальцами, размером в пару сантиметров.
- Они живые, - сдавлено проговорила Лея.
- Отлично,- поднялся генерал, точными выстрелами отстреливая висящих в воздухе тварей, - Надо отсюда выбираться! Где безопасники?
Оглядевшись, Соло выругался на хаттесе: мерзкие создания со всей квартиры медленно сползались к ним, вытаскивая какие-то иглы. Возможно, ядовитые. Поморщившись, Хэн продолжал отстреливать, пытаясь найти выход, но они были прижаты к стене, в паре метре от двери, а замок мигал сигналом повреждения. Ситх!
Включился аварийный свет, в красных огнях отчётливей стало видно, как Лея из последних сил держала какой-то защитный купол, не позволяя мелким убийцам добраться до них.
- Лея, ты сможешь двигаться?
- Нет.
- Чуи! -левой рукой нащупав приёмник, он попытался вызвать помощника…
Справа от двери засверкало, и мелкие убийцы развернулись в сторону открывающие двери. Служба безопасности не была готова к агрессорам: как только двери открылись сотни созданий кинулись на входящих, втыкая в них острые иглы. Мужчины в форме стали падать в застывших позах.
- Дело дрянь, - спохватился Хэн, продолжая отстреливаться. - Чуи не приближайся к этажу! Они опасны! Заблокируй этаж!
Принцесса, которая стояла на коленях, закрывая его, сжалась, глубоко вздохнула…
- Лея? Лея?! – он бросил приёмник, схватив её за плечо.
С гортанным криком она выпрямила руки, выпуская ударную волну, которая расщепила мелких убийц, на глазах ещё живых охранников Сенаторского корпуса.

***

Мир переливался различными красками и плетениями, пронизывал её, даря физические ощущения пространства. Невероятная красота, ни с чем несравнимая… Люк рассказывал ей, как это… восхитительно и как просто в этом потеряться. Возможно, впервые в жизни она так глубоко окунулась в Силу, чувствуя её. Лея тяжело входила в состояние покоя и единения с Силой, и так же тяжело из него выходила. Хотя её уже морозило, и хотелось поджать ноги и обнять себя. Но она вынуждена была сидеть, как полагается принцессе в кресле и наблюдать за откровенной руганью мужчин.
- Вы тут совсем офигели?! – в голос орал Солона начальника безопасности. – Жопы наели! Брюхо скоро в форму влезать не будет! – весь свой адреналин и страх кореллианин преобразовывал в ярость.
- Генерал, это сверхнеординарное нападение… Мы ведём расследование.
- Сверхнеординарное? Вас не было практически семь минут!
- Генерал, эта была внештатная ситуация.
- Безопасность нашего дома – эта ваша работа!
- Генерал…
- И к чему привело Ваше расследование?
В кабинет зашёл Крис Мадина, с прохода отвечая на вопрос кореллианина:
- Соло, Вы прекрасно знаете, что такое расследование так быстро не даёт результатов, - мужчина встал около начальника безопасности, намереваясь взять огонь генерала на себя, - и на Вашем месте, я бы обернулся в сторону Вашего ситха…
- Что? – выражение лица генерала Союза была не передать. - Крис тебе уже давно к врачу обратиться надо… паранойя – это конечно часть твоей профессии, но не в таком же виде!
Разборки Мадины с Соло в последнее время перешли в довольно фамильярный вид. Во время Альянса, Хэн бывало выпивал с Крисом,Лее даже казалось, что они с дружились, но это была лишь тонкая политическая игра. А после инцидента на Инчорр, мужчины начали практически откровенную вражду.
- Прошу сменить Ваш тон, Соло, - сжал целюсь Мадина, но их перепалку перебили входящий канцлер Мон Мотма и генерал разведки:
- Беспокойной ночи, господа, - Кракен, приветственно кивнул, и занял своё место по левую руку от канцлера. - Ваше величество, рад, что с Вами всё в порядке. На данный момент нам удалось постановить, что нападавшие использовали ранее не известные нам биологические организмы из Хейпанского сектора,– генерал сложил худощавые руки, обводя присутствующих взглядом бесцветных глаз. - Мы уже связались с представителями консульства Хейпанов с просьбой помочь нашему расследованию.
- Отлично, - вскинул руки Соло и с победоносной ухмылкой посмотрела на Криса, – мы с ними мир строим, а они на нас покушения утраивают.
Канцлер прочистила горло:
- Возможно, это показатель того, что наши отношения налаживаются, и со стороны хейпанского народа есть недовольные этим фактом.
- А может кто-то хочет нас рассорить с ними, - выступил Мадина.
Новый шквал возмущения посыпался от Хэна, которого поддержал Риекан, и как ни странно Борск. Лея уже абстрагировалась от этого шума, её внимание заострилось на канцлере: Мон внимательно рассматривала её, сидя прямо на противоположном конце стола.
- Лея, я очень рада, что твои способности помогли вам спастись в такой непредсказуемой ситуации, - мягко, с долей заботы и ласки проговорила женщина, заставляя мужчин остынуть и перевести внимание на другой аспект произошедшей ситуации, - и жаль, что ты не знала о них раньше.
В голубых прозрачных глазах чандрилианки хранился маленький сундучок весь расписанный эмоциями. Лея прямо так его и видела, и основным узором этого была серебряная нить разочарования, что она всё же жива. Сейчас её смерть была бы вполне вовремя, особенно когда Арти ушла. Но с тем же, она и…
- От чего же? – вскинула бровь принцесса. - Знала… Наш личностный конфликт с Дартом Вейдером был вызван именно моей одаренностью.
Смелое заявление внутри высшего совета Новой Республики, где все считали, что всё знаю друг про друга. Нет, не всё. И не все.
- Вы одаренная, как Скайуокер? – уточнил Риекан.
- Не на столько, генерал. Люк всё же выдающийся, даже среди одарённых. Мне никогда не дорасти до его мощи. – В провокациях было много пользы, если ты умеешь читать чужие мысли и чувства. Пользуясь даром Силы, она внимательно следила за каждым шевелением и проявлением присутствующих, это наводило её на ряд размышлений.

***

Вспомогательная платформа номер 6, на которой её прилёта уже ожидало три группы захвата под видом новой инспекции. Лорд хотел отправить с ней взвод пятьсот первого легиона, но она решила, что это перебор. Внезапная забота ситха сильно льстила, но пока только мешало делу.
Инспектора от ситха встретили в посадочном доке. Мара поприветствовала руководство платформы, сразу же почувствовав свою цель. Волоски встали на коже, а спина застыла, Сила мутной тиной туго затягивалась около неё, отчётливо отдавая привкусом гнили… знакомой гнили. Слушая приветственную болтовню технических директоров, она искала Шейвана.
Звучание его имени, раздвинула тину, и на подвесной лестнице она заметила ремонтника, в сером комбинезоне, с наголо бритой головой и с пронзительным холодным взглядом.
Это был провал…
Встретившись с ним взглядом… слишком прямым, слишком осознанным, она услышала Силу, как звон рвущихся струн…
За спиной прозвучал взрыв, поток энергии, несущийся с невероятной мощью,ещё не достиг её, и, срываясь в прыжке, она вскинула руку, стягивая около себя щит Силы, концентрируясь на гортани мужчины. Ударная волна ударила в спину,подкидывая, в мгновение осознание наполнило её, открываясь Силе полностью.
Это был конец.
Её.
Их.
Душа взвыла болью, и ярость вышла тугой удавкой Силы на шее мужчины, которую она затянула, падая на бетонный пол палубы.
Тело лежало сломанной куклой, а глаза уже закрылись, в её Вселенной большее не было ничего. Но она сжимала что-то, ожидая чужой смерти. В вакуумной тишине раздался хруст гортани.
Державшая её всё это время жажда мести отпустила, и алой кровью растеклось по серому бетону.
Она закончила.

***

Её передернуло, и внутри, где-то глубоко-глубоко, что-то лопнуло, как струна, и ей захотелось плакать. Лея не произвольно посмотрела на Хэна, вальяжно сидящего в кресле на совещании, импульсивно потянулась к брату, который был очень далеко, но он тут же ответил, таким же обеспокоенным сигналом. Они с мамой в безопасности. Отец отозвался нехотя, наотмашь.
«Что это?» - настояла она на своём, не желая разрывать контакт с отцом, но Повелитель Тьмы молчал, и в его молчании была бездна.
Лея вышла из кабинета, прошла небольшой коридор, и встала у окна, обняв себя. По щекам потекли слёзы, плохо было и отцу, и брату, но только она одна знала, что такую боль можно убрать слезами.
- Лея, что случилось? – за спиной оказался Хэн, всегда надёжный, и всегда любимый.
- Не спрашивай, обними меня.
Он обнял, где то далеко Люка обняла мама, только отец стоял среди своих холодных звёзд. Она потянулась к нему, в искреннем желании поделиться капелькой своего тепла. Но согревать Повелителя Тьмы было сравнимо с желанием растопить Хот. Но ему стало легче.

***

Новая надежда оборвалась, не успев зародиться. Нет, отдернул себя ситх - успев. То, что творилось у него внутри, успокоилось только прикосновением дочери. Её мягкая рука чувствовалась через Силу, им было больно всем, но они были вместе. Он не понимал, зачем Сила дала и тут же забрала маленький хрупкий комочек света, который мог стать… Мог, но никогда не станет. Зачем он дал своё разрешение на эту операцию? Почему пошёл на поводу у эмоций? Как допустил? Почему не предвидел?
На всё веление Силы, повторил он себе, не зная, как объяснить или оправдать.
На всё веление Силы и пути её неисповедимы. Она вела его, указывая именно на эту девчонку, на одну из четырёх агентов Палпатина, и он никогда не жалел о своём выборе. По велению Великой Силы ей был дарован второй шанс, и его сын выбрал именно её, и именно сейчас она могла стать матерью его внука. Но Сила отобрала то, что дала. Он закрыл глаза, прислушиваясь к ней, ощущая звучание мелодичной и спокойно мелодии, в которой проскальзывала непонятная боль, зудящая на одной ноте, пронзая всю Вселенную.
Что он должен понять из этого? А что вынести? А он ли?
На всё веление Силы.
Над последствиями взрыва уже работали специалисты, устранение разрушений займёт пару недель. Из сорока семи присутствующих рабочих и солдат, сорок две жертвы, пять человек в особо тяжком состоянии. Труп Шейвана опознан и доставлен, а Мара, как и прежде, боролась за свою жизнь. В крайне тяжёлом состоянии, с переломами и повреждениями, её доставили в медкапсуле на «Исполнитель», где Серж Нерарс уже приступил к операции. И ни на одну секунду Лорд не беспокоился за её жизнь. Он коснулся слабого и разорванного рисунка в Силе, расслабляясь и сосредотачиваясь, смотря дальше, чем сквозь время. Его не интересовали сроки, его интересовал результат. Её путь был пронизан Силой, и она шла по нему, она рождена бойцом и будет бороться, пока не победит,и однажды она победит. Нерарс соберет упрямую девчонку, и она будет жить. Жить упрямо и наперекор.

***

Покушение на принцессу вызвало большой ажиотаж со стороны хейпанской стороны. Их Мать,как её зовут, Хэн не помнил, была крайне взволнованна этим фактом, заявила, что они найдут виновника и накажу по всей строгости их суровых законов. Соло скептически вскинул бровь: «И вот этой дамочкой так восхищалась Лея?»
- Что-то мне не нравиться вся эта история, - признался он принцессе, притягивая её к себе. После покушения, Хэн окончательно разругался со всеми ведомствами систем безопасности Сенаторского корпуса и перевёз Лею на «Сокол». Принцесса спорить не стала: когда кореллианин хочет проявить заботу, ему лучше не мешать. Последствия могут быть катастрофическими.
- Мне тоже, - прижалась к нему, как маленькая девочка.
- Ты разобралась, что это было днём?
- Нет, - рассеяно ответила она, - спросила у отца, но он молчит. Люк в гипрепрыжке с мамой… где-то далеко…
- Куда их нелёгкая понесла?
- Не знаю…. Куда-то очень далеко.
- Лея, солнце моё, - он посмотрел ей в глаза, пытаясь поймать её рассеянный взгляд, - а давай тоже улетим! Далеко-далеко! – для красочности он развёл руками в воздух.
Она улыбнулась, обнимая его сильней:
- Улетим, мой генерал, но потом… попозже… Мне сейчас надо быть здесь.
- Зачем? Разобраться с этим расследованием? – Хэн недовольно сдвинул брови. – Это работа разведки и безопасников. Они у нас совсем обленились. Слышала, что говорят: чуть что во всём у них Вейдер виноват…
- Отец тут не причём,– сказала она и так очевидную для них истину. Потом подумала и добавила: - Хейпаны тоже.
Эта мысль заставила Соло напрячься:
- В смысле хейпаны не причём?
Опустив его из тёплых объятий, Лея прошла по каюте и уселась на любимое кресло. После покушения он уже не упирался и противился факту Силе и того, что она вокруг них. Его даже радовало, что Лея умеет ей управлять теперь. И даже в обмороки не падать.
- Мон…- как-то робко произнесла она,– на собрании сразу после покушения… она была разочарована, что я ещё жива.
Услышать это от Леи, он не ожидал. Хэн медленно уселся на пол, приходя в себя. Такой расклад событий он просчитывал давно, у него даже был план на такой случай, но где-то в глубине души он ещё надеялся, что этого делать не придётся.
- И что ты думаешь с этим делать?- аккуратно поинтересовался он.
- Одного разочарования для столь серьезного обвинения мало, -сползая с кресла, она потянулась к нему руками, а обняв, села рядом, - и я не уверена в этом. Но даже если это так… То я не собираюсь никуда бежать и бросать свою работу. Я останусь бороться до конца. Вы со мной, генерал?
- Всегда, – слова прозвучали как клятвой, и были закреплены долгим поцелуем.
Удовлетворённо улыбнувшись, она провела пальцами по его скулам, губам, носу… в его лице она разглядывала… что-то, что сама не могла определить. Новые ощущения, понимание, которые приходили не сразу, постепенно… она уже знала, но не понимала…
Её медитации и самостоятельные тренировки по методикам отца и брата наконец-то дали результаты. Она не преследовала каких-то целей, не стремилась познать Силу или стать джедаем. Она хотела совладать с собой. Отец говорил, что её Сила иная, что лежит она глубже и мощь её не предсказуема. Ночные кошмары, неописуемые предчувствия и резкие решения… она смогла всё это взять под контроль, перестала бояться и всматриваться в тени. Теперь она почувствовала Силу, и её движения стали заметны, а перечить желаниям практически невозможно. И сейчас, она знала, что перед ней стоит сложный выбор, а впереди решение будет ещё сложнее, но Хэн должен быть в другом месте.
- Ты нужен Люку…
Капитан удивлённо сдвинул брови:
- Малыш сам может о себе позаботься.

***

Она пришла в себя, не чувствуя тела. Вокруг всё белое и пищала аппаратура.
- Мара? – раздался женский голос. Ей он был знаком. Блондинка в белом халате. Катисси. – Ты меня слышишь?
Она просто качнула головой.
- Ты на «Исполнителе», - это она уже поняла, - в безопасности. Твоей жизни ничего не угрожает. Ты уже была пару часов в бакта-камере. Минут через тридцать мы ещё раз тебя туда погрузим. У тебя много переломов.
Её это не интересовало. На все вопросы доктора, которой здесь быть не должно, она просто кивала. Она уже знала самое главное, и не поняла, почему её откачали. Зачем она выжила? Она уже сделала, что хотела. И она… руки сами потянулись, но она не смогла ими пошевелить. Мышцы в конвульсиях сжались, она хотела дотронуться до своего живота, до туда, где была огромная дыра, туда где должен был гореть маленький огонёк… На глазах навернулась влага, и вода потекла по вискам.
- Мара, тебе больно? – насторожено спросила Катисси, проверяя показатели приборов.
Она показала головой. Ей не больно. В ней просто нет… в ней просто огромная дыра.
Катисси внимательно осмотрела пациентку, и поддерживающее погладила по плечу:
- Скоро это всё закончится. Пару часов в бакте и будешь как новенькой.
Она закивала головой, даже хотела улыбнуться. Доктор явно ничего не знала, Нерарс под смертельной пыткой никому не чего не расскажет.
Катисси тут по собственному желанию? По поручению Пиетта? По приказу Нерарса?
Не важно. Это уже всё не важно.
Мара закрыла глаза.
Пару часов и она будет как новенькая.

***

- Я полечу на крестокрыле, с Р2 будет быстрее.
Сигнал от Вейдера она получила сразу же по выходу из гиперпрыжка. Она не хотела отпускать сына, но и удерживать не стала. На истребителе это слишком длинный перелёт, но Люка это не волновало, он бледный, взволнованный, застёгивал комбинезон.
- Прости, что оставляю тебя… но что-то случилось… что-то важное…
-Лети, - поцеловав его в щёку, сказала она, - сейчас ты там нужней. Как всё разузнаю, я напишу тебе.
Он крепко обнял её:
- Я надеюсь, что всё это правда.

***

У неё уже ничего не болело и всё работало. Нерарс,бакта,достаточное количество времени и отсутствия сопротивления со стороны пациенты творили чудеса. Пару суток, и Мара в действительности была как новенькая. Почти. Она много часов провела тупо смотря в потолок, спрашивая себя, размышляя, рассуждая. Её больше ничего не интересовало: ни флот, ни «Союз», ни повреждения и восстановление платформы, ни жертвы – ничего связанного с работой. Она отмеряла своё время, время, когда прилетит Люк. Но его видеть она больше не хотела. И эта мысль не вызывала в ней каких то эмоций или шевелений. Она хотела улететь отсюда. Подальше.
Ситх принял её в своём кабинете, не вставая и не приветствуя.
- Я отклонил твоё прошение.
- Это не прошение, - глухо отозвалась она, чувствуя внимание этого человека с того момента как пришла в себя. Он ни разу не пришёл в медблок, но и ни одного доклада об её состоянии не пропустил. Она думала, что он обвинит её в гибели плода, но в его ауре и близко не было этого. Он… она не знала, что думал и чем руководствовался этот человек. - Милорд, это рапорт на увольнение. У нас с Вами был договор.
- Тебе нужен отдых, – сказал механический бас, с несвойственной терпеливостью, но с холодной отчужденностью. -На пару недель я тебя отпускаю.
Мара прямо смотрела на безжизненную маску, стоя напротив:
- Милорд,я больше не хочу работать на Вас в частности и в этой структуре в целом.
- Я думаю, ты знакома с посттравматическим психозом,- констатировал он, не реагируя на её эмоции, - по заключению врачей, у тебя именно он. Тебе нужен отдых, смена обстановки и прочее. Помоим расчётам Люк будет здесь через…
- Его это не касается, - резко перебила Мара, напрягаясь ещё сильней.
- Он был отцом ребёнка…
- Плода, – холодно поправила она. – Ребёнок – это рождённое существо, а плод, это что было у меня, но умерло во время взрыва.
- Термины в данном вопросе не важны, - терпеливо продолжал Лорд, пряча своё раздражение. Слишком много не конструктивных действий и эмоций было за последнюю неделю.
Она покачала головой, истерика подкатывала к горлу, а на глазах наворачивались… нет.Она взяла себя в руки:
- Милорд, я Вас прошу, не распространяться о случившемся. Особенно Люку.
- Он имеет право знать.
- Имел бы! – еле сдерживалась Мара, стараясь быть максимально логичной. -Если бы ребёнок родился! – маска собеседника была глуха, как бескрайний космос вокруг корабля. Но она попытается достучаться до него: -Милорд, Ваш сын, великолепный человек, он стал великим, и впереди его ещё многое ждёт, и Вы, как никто другой знаете, какую цену он платит за это! Неужели ему мало горя? Неужели ему не хватит и без этого? – ситх был последней сволочью, но заботливым отцом, и Джейд знала, на что давила. -Он не причём, он ничего не мог поделать, не надо ему говорить. Не зачем ему знать об этом! Проявите милосердие, хотя бы по отношение к нему!
Ситх молчал, но она чувствовала, как он закрыл глаза, принимая её правоту. Чувствовала, как в его холодном дыхании ослабевают сомнения, как выходят остатки боли.
- Подпишите отставку.
- Твоё место здесь.
- Вы этого не знаете.
- Знаю.
Глубоко вздохнув, она собралась с силами для очередной тирады заранее подготовленных аргументов:
- Всё это время Вы учили меня принимать решения, брать ответственность и слушать себя, – упёрлась руками об стол Мара, готовая идти до конца. - Вы говорили о выборе и давали его. У нас был уговор: я помогаю Вам убить Палпатина, захватить столицу и уничтожить всех его агентов. И теперь я могу сама выбирать, что мне делать и как мне жить. И требую расчёта и увольнения.
Блики маски изменились, меняя его выражение:
- И что ты хочешь делать? При твоих талантах и способностях?
- Жить, – само слово дало ей облегчение. Поняв руки со стола, она пожала плечами. -Просто жить, как все обычные люди. Вставать утром, идти на работу, не думая, что тебя сегодня могут убить, или то, что тебе придётся кого-то убивать. Не кидаться в перестрелки, не в ввязываться в космические бои. Не бояться, что от твоего решения могут погибнуть тысячи, не решать сверхгалактические задачи.
Перед ним стояла девочка, измученная, уставшая, которая не понимала ни себя, ни Силу, ни мир. Но в ней горел огонь, мощью граничащий с мощью небольшого солнца.
- Ты можешь их решать. Твоих умений, моральных устоев и нервной системы для этого предостаточно.
- Я не хочу этого, я хочу спокойно пожить.
- Это скучно.
- Милорд, где Вы родились?
- Это не важно.
- Важно! Вы родились среди простых людей, на самом низу, там, где никто ничего не решал. Вы сами выбрали и решили свою судьбу. Вы сами выбрали этот путь, как и все на этом борту. Все кроме меня. Я не знаю, где я родилась, я не выбирала жизнь агента, я не выбирала флот и не хотела работать на Вас. Я всю жизнь жила по чужой воле. Хватит.
Если бы он мог вздохнуть… если бы мог…
У Силы на всё свои планы, и он уже давно понял это.
Девочка умна, талантлива и способна. Её путь пронизан Силой, и если она отрицает это, то пускай. Посмотрим, насколько её хватит.

***

Время,отведённого ей обстоятельствами, не хватило, чтобы она смогла почувствовать невыносимое ожидание. Возможно, из-за её отстраненного состояния получилось максимально в кратчайшие сроки передать дела, но в течение долгих дней, она каждый раз думала, как начнёт этот разговор. Как вздохнёт перед прыжком и сделает то, что очень давно нужно было сделать. С самого начала, Мара знала, что так и будет. Знала, что разобьёт его сердце. Чувствовала себя и лицемеркой и стервой, которая играет на чужих эмоциях. Хотя её учили именно этому и раньше муки совести не терзали её. Хотя, какая к ситхам мораль, когда тебе так хорошо. Ей было хорошо, весело, приятно, интересно… а ещё надёжно и спокойно. Она никогда не чувствовала такое спокойствие, которое дарил ей Люк, обнимая, закрывая от всей Вселенной. И вероятнее всего никогда больше не почувствует. Хотя…
На всё веление Великой Силы… - она усмехнулась. Эту фразу она не забудет.
Ситх сдержал слово: он закрыл в её сознание только ту память, которая была связана с работой. Процедура была не самой приятной, Вейдер никогда не был мастером ментального воздействия, но у неё выбора не была. Мара понимала, что с её знаниями системы и устройства флота, её никто и не куда не отпустит. Поэтому пришлось впустить ситха в своё сознание настолько глубоко, чтобы он смог разделить рабочую информацию от личной памяти и закрыть нужное. Именно закрыть, потому что стирание привело бы к повреждению сознания. Мара помнила тех, кто подвергался воздействию Вейдера, и не хотела стать «овощем». Она пролежала больше суток с головной болью, а потом трепетно ковырялась в своей памяти, проверяя. Она хорошо помнила знакомство с Пиеттом, но уже не могла вспомнить, кто его заместитель, помнила Катисси, и как искала её, но на вопрос: зачем? Ответа уже не было.
Самым чётким в её памяти остался день, когда она попала во флот, первый разговор с ситхом. Причины, по которым она осталась, и почему сейчас уходит. Удобно…
Так же удобной была и крутая жёлтая куртка, которую она крутила в руках уже непонятно сколько времени, размышляя забрать её или всё же оставить.
Все свои вещи она уже упаковала и унесла на корабль. Каюта была идеально прибрана и пуста.Люк уже был на борту… она знала это… у неё осталось совсем немного времени, чтобы собраться с силами, решить, что делать с солнечной курткой и начать разговор, которому так долго готовилась.
Остатки головной боли, помогали отстраниться от внутренних терзаний.
Чтобы он не сказал, она уже приняла решение.
Вот двери открылись, и Люк влетел в каюту, замерев напротив неё. В оранжевом лётном комбинезоне, взлохмаченный и взволнованный.
- Мара… - выдохнул он, казалось с облегчением, но заглянув в её глаза, напрягся с новой силой.
Горько сглотнув, она приподняла руки с курткой:
- Вот думаю оставить её себе или всё же вернуть.
- Это правда? – он уже знал ответ, но хотел услышать это от неё.
- Да.
- Что случилось?
От его взыскивающего взгляда,стали наворачиваться слёзы, но она сковано улыбнулась, запрещая себе реветь:
- Я закончила то, что обещала. И хочу пожить спокойно жизнью.
Он сделал шаг вперёд, желая обнять её, но Мара не могла это стерпеть,и отступила назад.
- Почему это должно влиять на нас? – задал он странный вопрос,который вызвал у неё горькую усмешку. – Почему ты прощаешься со мной?
- Люк… - до этого, она не могла посмотреть ему в глаза, а сейчас заглянула в самые чистые и светлые глаза, которые отражали душу этого человека. – Возможно, отношения с тобой, и ты сам, были самым прекрасным, что было в моей жизни. Но я…- горечь сдавливала горло, заставляя прилагать усилия для того, чтобы просто говорить, - хочу уйти. Пожить спокойно. Возможно, найти своё место.
Упрямый Скайуокер приобнял её за руки, не сокращая расстояния, оставляя ей пространство для воздуха.
- Мара, твоё место здесь. Ты же это чувствуешь.
- Нет… не чувствую,– от его уверенности ей стало легче. Он, такой же, как и его отец – считал, что лучше других знает, где и чьё место. Возможно, Сила и давала им преимущество перед другими одарёнными создания и не чувствительными, но ей проще отстаивать своё мнение, когда чувствуешь давление. – Люк, ты сам выбрал свой путь джедая. Несмотря на Императора, на смерть наставников, на убийства отца, ты веришь в Силу ив добро, в то, что ты делаешь, и ты готов идти до конца. Ты на своём месте, как бы сложно и трудно это было. Ты этим живёшь и дышишь. В тебе Сила и ты готов отдать жизнь за это. У тебя великое будущее, и то, что ты даёшь галактике – бесценно! И прошу, пойми меня:я не могу тут больше находиться. Как и ты, я хочу найти свой путь! Понять, что моя жизнь принадлежит мне, и самой решать, как жить и что делать.
Он терпеливо слушал её монолог, крепко держа её ладонями за локти, желая обнять, прижать к себе, но понимая, что ей сейчас это не нужно. Или нужно…
- Куда ты летишь?
- Ещё не решила…
- Я прилечу к тебе хоть на край Галактики!
- Люк…
- Мара,- он позволил ей высказаться, и просил теперь выслушать его. И просьба его была как всегда выразительной и молчаливой. - Я люблю тебя. И понимаю, что твоя жизнь с рождения не принадлежала тебе, понимаю твоё увольнение и желание улететь, и это не проблема. Я смогу к тебе летать. Нет ничего страшного в отношениях на расстоянии.
- Нет, ничего страшного, - повторила она, грустно улыбаясь, чтобы не зареветь, - но ты часть этого мира. Эта твоя жизнь. Здесь! Но не моя… Ты всегда будешь стремиться вернуть меня сюда. К тому же, при всём моём уважении, несмотря на то, что мне было с тобой хорошо, я не могу сказать, что люблю тебя. Я вообще не уверена, что могу испытывать такое чувство. Меня этому не учили, - она скованно пожала плечами. – Не мучай себя и меня, Скайуокер. Наши пути расходятся, и мы расстаёмся. Так будет лучше. Обоим.
- Мара, - упирался Люк, уже желая её удержать физически, - это не так. Возможно, ты сейчас не принимаешь этого, но мы должны быть вместе… я тебя не отпускаю… мы можем что-то придумать…
- Люк, не надо, – она хотела сказать это максимально серьёзно, но вышло сдавлено и несчастно. Он прижал её к себе, крепко и несвойственно властно, наконец-то целуя, выпуская свою силу, закрывая её от всего мира. Снова. Пряча. Желая удержать. По её щекам потекли слёзы, она быстро вытерла их, стараясь оттолкнуть мужчину, но не получилось. Она не хотела применять силу, не хотела драки, а его поцелуи, которые покрывали лицо и шею были предательски горячими.
- Скайуокер…
- Я тебя никому не отдам… - он перехватил её, поднимая, и понёс в комнату. Его желание затопляло всё пространство, стирало все мысли. Он скучал, и ждал их встречи, его тоска передавалась в каждом поцелуе, в каждом движение, перекрывала даже её боль. Раньше, она никогда не была с тем, кто её по настоящему любил, с тем, кто об её эмоциях и удовольствии беспокоился больше, чем за свои.
И возможно, этого больше никогда и не случиться.

***

Темнота медкапсулы привычно ограждала, в его собственном уже родном мирке была лишь Сила, которая лечебным воздухом заполняла всё пространство. Успокаивающее ощущение проникало через всё тело. Внешний мир, там за пределами медкапсулы ждал его, но его взор был направлен внутрь.Механические руки чуть подрагивали, отражая адреналин, который сдавливал и так рассечённую грудь.Такое бесконтрольное чувство волнения он не испытывал очень давно. Не конструктивное, без цельное, не разумное эмоционирование всегда было пустой тратой времени. Но сейчас он в этом нуждался. Ещё немного, ещё чуть-чуть. Пара вдохов, и ещё пара таких же болезненных выдохов. Сжав руки, он окунулся в Силу, в её бескрайнюю паутину с тысячами переплетений и узорами, необъяснимую и неповторимо прекрасную. Узоры лежали в идеальном порядке, объёмное прекрасное полотно, с переливами и гармоничными сияниями. Потянувшись к ним, он без труда разобрал переплетения чужих мыслей и ощущений. Все замерли в ожидании его, и они ещё чуть-чуть подождут. Ему нужно ещё время, ещё Силы, чтобы собраться и шагнуть. Он очень долго ждал, яростно боролся и мудро отступал, аккуратно и даже робко строя. Но Тьма не умеет строить, напомнил он себе, отчётливо ощущая, как она, сейчас, тугой стеной стояла перед ним. Но она его не остановит, он уже всё решил, и практически всё сделал. Его уже ничего не остановит.
Дыхательная маска с шипением легла на лицо, громкое механическое дыхание заполнило комнату, разогнав саму Тьму, открывая защитный купол.
Смежные двери открылись,присутствующие двенадцать адмиралов, в момент, когда Лорд зашёл в помещение, встали. Он прошёл по кабинету, остановившись во главе стола.
- Господа, дамы,- обжог холодом механический бас тоном, который навсегда запечатлится в памяти присутствующих. Все выпрямились по стойке «смирно». - С этого момента и до конца, по велению Великой Силы, провозглашаю новое государство – «Серый флот». – Последние слова ощутимой волной прошли сквозь присутствующих, оставляя благоговейный трепет. -Вам же вверяю управление, защиту и развитие его. Наши цели останутся прежними: боевая готовность, стабильность, безопасность наших граждан и развитие. Я, Лорд Главнокомандующий, Дарт Вейдер, беру правление Серым флотом на себя. Клянусь Великой Силой, Светлой и Тёмной её стороной, следовать и защищать цели Флота, следить за справедливостью и безопасностью в нём. Уничтожать любую опасность и каждого, кто осмелиться напасть на «Серый Флот» или предать его интересы.
Catherine
Ариша, спасибо вам за чудесный фанфик! Второй раз читаю с огромным удовольствием! У меня уже путается канонный вариант и ваш, ваш во многом нравится больше. Ибо семейка Скайуокеров в полном составе очень радует smile.gif
И, ждем продолжения, как всегда )
Ариша
9 глава (1 часть)
Острый и холодный пейзаж города не внушал ей ни уверенности, ни спокойствия. Она помнила последний раз, когда была в этом здании, когда ещё во времена Империи она прилетала сюда с отцом… с Бейлом Органой. Он бы не одобрил её методы проверки союзников, тем более употребления такого количества алкоголя. Он бы многое не одобрил в её действиях. И в ней самой. Раскладывая все выводы и наблюдения по полочкам, она была вынуждена признать, что её приёмный отец был не таким уж праведным, каким она его помнила. И те методы, которые он пытался в неё заложить, в данной ситуации, были бесполезны. Стоя одна посредине серого и враждебного города, она черпала силы не из веры и уверенности в своём правом деле, она брала их из себя самой. Закрыв глаза и расслабленно выдохнув, она расправила плечи, скидывая с них всю тяжесть. В ней были сомнения, она верила и не верила в измену Мон Мотмы, она чувствовала скрытую возню за своей спиной, но спокойствие внутри позволяло сохранять разум холодным.
Лея долгое время судила и выбирала союзников, опираясь на мнение матери, но нынешние отношения Мон и Арти настораживали всех, а скрытое и потайное желание чандрилианки избавиться и от неё, вдвойне ставили под сомнения не прекословное слово матери.
«Ты почувствуешь свою истинную Силу только после того, как примешь себя», - когда-то, сказал ей кровный отец. И, осознав эти слова, она приветственно улыбнулась своему отражению в окне.
Лея была вынуждена согласиться со своими мужчинами: Корусант – отвратительное место, которое заставляет разумных существ творить Сила знает что.
Отправить Хэна ей дорого стоило. Упрямый кореллианин спорил до последнего, потом ругался и даже стучал кулаками по железным стенам «Сокола», но всё же улетел. Несмотря на свои страхи и подозрения к окружающим, её сердце рвалось беспокойством за брата. Люку нужна дружеская поддержка, она ещё не знала, что случилось, но чувствовала его боль. После покушения Хэн спокойнее стал воспринимать доводы: «я чувствую», но велел готовить корабль, только после того, как получил от Риекана чуть ли не кровную клятву охранять её, а Лею в свою очередь «не делать глупостей». Что это конкретно означало – было не ясно, но Лея пообещала.
Альдераанин так же был обеспокоен случившимся, поэтому с энтузиазмом взялся за её охрану, и Лея переехала жить в альдераанский корпус, получив самого генерала фактически в телохранители.
– При всём моём уважении, принцесса Лея, Ваша безопасность…
После этих слов и тёплого, заботливого взгляда генерала, она почувствовала себя пятнадцатилетней девочкой, которая вновь вышла из-под защиты отца, но которую тут же взял под опеку его проверенный генерал.
Но ей уже давно не пятнадцать и нет той наивности и святой веры окружающим. Благодарно улыбнувшись, уже не малолетняя принцесса пригласила генерала и Айрена Кракена на дружескую беседу в свои временные апартаменты, чтобы обсудить сложившуюся ситуацию, и пользуясь, своим положением, как учил контрабандист, превратила беседу в знатную посиделку с алкоголем и громким смехом.
«Прощупать обстановку, посмотреть на прозрачность…»- с тонкими плутовскими нотками комментировал планирование подобных мероприятий проверенный контрабандист.
Споить Кракена невозможно, Риекан, как бывалый вояка, тоже пил, как не в себя, но у Леи была другая задача. Под крепкий алкоголь и дружескую беседу, она расслабилась, дала волю Силе, и успокоила свою паранойю. Генералы были не причастны к покушению на неё и, как и прежде, искренне верили в их правое дело.
Наутро, Лея отругала себя за излишнее недоверие и параноидальное подозрение к окружающим.
Разумеется, Карлисту не хватило посиделки у принцессы, и, вместе с Айроном, они продолжили вечер в баре. Бывалый генерал должен был признать, что он давно так душевно не проводил время, но утро было не таким приятным.
– Доброе утро, генерал, – приветливо улыбнулась принцесса, которая была прекрасна, как всегда.
– Доброе, Ваше Высочество, – попытался ответить ей так же радушно генерал, но его радушие значительно увеличилось, после того, как Лея протянула ему один из закрытых стаканов с кафом. – Благодарю за заботу.
– Следователь хапанского представительства уже ждёт нас, – как всегда собрано, и бесцветно отчеканил Кракен, который появился в точно назначенное время и выглядел так, словно не он вчера до шести утра пил с альдераанином. – Доброе утро, коллеги. Принцесса, выглядите великолепно.
– Спасибо, генерал,– Лея учтиво кивнула головой, и протянула ему третий стакан, – у Вас уже есть сведения…
Они шли по длинным коридорам сенаторского корпуса, обсуждая расследование и новые данные о нападения. Риекану стало значительно легче после того, как он допил явно не каф, а вот разведчик хоть и держал стакан в руке, к нему даже не прикоснулся.
– Может он капельницу поставил на время сна? – предположила Лея, с мягким дружеским смешком, когда один из подчинённых отвлёк Кракена срочным донесением.
–Хорошая мысль,– потёр лоб генерал, – но мне этого времени не хватило.
Королевская особа ещё больше улыбнулась и предложила ещё принести жидкости. Генерал согласился, так же по-дружески забавляясь над ситуацией, желая разузнать секрет Кракена.
–Ковачеги – искусственно выведенные насекомые. Яд смертелен. На данный момент является оружием массового поражения, координации или нейтрализаци и не подлежит или методы нам не известны, –продолжал отчёт разведчик.–При заморозке впадают в анабиоз. Ни тепловой, ни какой-либо другой активности не проявляют. Способ размножения не установлен,– от воспоминаний об этих тварях, Лею передернуло. –В реестре Новой Республики, как опасные или запрещённые организмы, не зарегистрированы. Я уже подписал распоряжение о занесении.По только что поступившим данным от хапанского посла: ковачеги выведены в Хапанском секторе. Официально запрещены. Используются различными террористическими группировками.
–То есть, они подписываются под тем, что угроза принцессе исходит именно с их территорий? – прямо спросил Риекан. – И именно они пропустили преступников с границы?
– Да, – потвердил Кракен, –и они хотят взять расследование в свои руки,–в равнодушном и спокойном тоне генерала разведки ничего не прозвучало,он остановился, залпом опустошил стакан, будто зная о содержимом, окинул взглядом коллег:–Их следователь… эта дама очень амбициозна, –и верхняя губа разведчика на долю секунды выгнулась, демонстрируя его неприязнь. На работе вывести Кракена на эмоции было практически невозможно, но хапанскому следователю это удалось.
– Генерал, если Вы позволите, я могу попытаться усмирить напор хапанцев, – предложила принцесса, зная о менталитете этой расы.
– Буду признателен.

***

Выделенный кабинет заливал свет из всех источников, включённых на максимум. Мужчины поморщились, когда зашли в комнату, Лея значительным усилием сохранила приветственную улыбку, зная, что хапанцы плохо видят в сумерках, и на их планетах светила освещают много больше, чем в основной Галактике. Будучи в гостях она практически привыкла к ослепительному сиянию, что позволило ей быстрее остальных адаптироваться в помещении.
В строгих кабинетах Сената, хапанские представительницы смотрелись… мягко говоря вызывающе. Вся прежняя мебель помещения была составлена в один угол, а посередине зала следователи расположили свои столы с рабочими коммутаторами. Три яркие особы приветственно поднялись. Лея бы никогда не осмелилась одеть подобного рода одежду для деловой встречи, тем более такого значения. Но хапанских женщин этика всей Галактики не интересовала, они не скрывали свою красоту, открыто демонстрируя самые привлекательные части тела. Не удосужившись даже проявить уважение к культуре другого мира. На фоне серого пейзажа Корусанта и сдержанного Сената стиль хапанцев выглядел не к месту и вульгарно. Будучи в гостях, принцесса сразу подчеркнула своеобразное отношение женщин Хапанского сектора к одежде. В их естественных условиях, среди особого стиля, они не выглядели столь броско и несуразно.
Первая из-за стола вышла, по всей видимости, старший следователь: худощавая брюнетка средних лет, с волосами по плечи и красными вызывающими губами. Кожаная жилетка с воротником стоечкой и с тонким разрезом воротника практически до середины солнечного сплетения, обтягивающая мини юбка из схожего материала, и вульгарно высокие сапоги. Её красота шла от осознания собственной силы и власти, она гордо держала голову, пренебрежительно осматривая гостей. Лея почувствовала, какими выразительными взглядами обменялись мужчины за её спиной, и должна была признать, что внешний вид представительниц хапанов поразили даже её.
– Ваше Величество, – поклонилась следователь, узнавая принцессу, подчеркнуто, какое-то время, оставаясь в поклоне, - Кианн Биофан, старший следователь по вашему делу. – Представилась она, оставляя безымянными своих коллег: высокую, фигуристую девушку с русо-рыжими волосами, лисьим взглядом, которая так же была одета в вызывающую жилетку с глубоким вырезом, но нежно голубого цвета с длинную юбку в пол и точёную брюнетку с выразительными скулами, острым подбородком, одетую в тёмно-синий кардиган без рукавов и в обтягивающих штанах.
Принцесса ответно кивнула головой, демонстрирую уважение, как было принято у следователя на родине:
– Рада знакомству, жаль, что по такому делу, – взяла в свои руки разговор Лея, – позвольте представить – Айрен Кракен – генерал Новой Республики и директор разведывательного управления. Карлист Риекан – генерал Новой Республики и «Союза», советник верховного канцлера по вопросам безопасности.
Несмотря на свои громкие звания и серьезные посты, Кианн Биофан уделила им всего один пренебрежительный взгляд, по одному на каждого. Всем своим видом выражая всю глубину возмущения хапанского женского общества по отношению к мужчинам, которые занимали столь высокие посты.
С точки зрения правительниц – мужчины существуют только для удовольствия. Разумеется, им, мудрым женщинам, нашли ещё целый ряд практических применений, а также признавали некоторые выдающееся достижения мужчин, но всё же им не сравнится с женщинами.
«Женская природа в создании и сохранения жизни, в заботе, уюте и комфорте, природа же мужчин ведёт их лишь к разрушению», - так ей говорила мать Хапана, на их личной встречи. И Лея была вынуждена с ней согласиться, что в основной массе, они всё же правы.
– Внимательно изучив поступившие данные, – начала Кианна, стремясь продемонстрировать своё доминирующее положение. Театрально повернув голову в сторону соседнего кабинета, она кого-то нашла взглядом и слегка качнула головой. Из соседнего помещения принесли кресло. Одно кресло для принцессы Леи Органы, оставляя двоих мужчин за её спиной стоять. Встреча будет долгой, знали все присутствующие, и демонстративно перебив следователя, Лея произнесла:
– Прежде, чем я начну отвечать на ваши вопросы, необходимо обеспечить рабочим местом моих коллег, – тон был приказной, а взгляд не терпел пререканий. Следователь покорно кивнула головой, демонстративно слегка наклонившись, и опустив глаза, хотя в них Лея увидела вспышку недовольства и возмущения.
– Мне нужен только стул, – как всегда размеренно и спокойно, сказал Кракен.
– Я сам за всем необходимым схожу, – с иронией и ухмылкой, произнёс альдераанин, и подошёл к углу, в которой стояла прежняя мебель, выбрал рабочее кресло.
Биофан, попытавшаяся продолжить расспросы, была прервана Леей, резко вскинувшей бровь, безмолвно спрашивающей «мои условия были выполнены?», резко замолчала под её взглядом, и снова поклонилась, дожидаясь пока мужчины рассядутся. На этот раз она уже ждала разрешения Леи продолжить.

***

Официальное объявление о новом государстве обрушило лавину с политической горы. И Вейдер с отдельным наслаждением наблюдал за результатом своей деятельности. Тысячи официальных писем, голозаписей, прошений об аудиенции, официальные заявления различных систем, отдельных планет и крупных организаций. Следующим этапом станет разрушение старых коалиций, и создания новых союзов. Его Серый флот каменным изваянием встанет посреди живого и бесконтрольного политического океана.
Раньше он был военным лидером с силовыми ресурсами, которого уже не раз обвиняли в бесчеловечности, бандитизме, терроризме и узурпаторстве. Разумеется, размер его флота и жёсткость в построении отношений не давали шансов ни подчиненным территориям, ни протестующим на сопротивление его воле, но все так же понимали, что если вдруг не станет самого Повелителя Тьмы, то и вся его сила разлетится на сотни осколков. Теперь же, миллиарды живых существ официально жили по установленным законам его правительства, миллионы разумных существ работали в государственной структуре, тысячи, – как и в любом государстве, – могли влиять на его правительство, сотни– составляли правительство, а десятки смогут официально занять место Главнокомандующего в случае его смерти. Чётко очерченные границы, твёрдо установленные правила, законы и права, обозначенный правитель и его подчиненные, и жёсткий военный строй, способны обеспечить безопасность граждан.
Серый флот станет основной фигурой на шахматной доске Галактики.
Структурированность флота способствовала плавному прохождению переорганизации. Бесконечная рутинная работа по подготовке была завершена, он сделал всё возможное, а порою казалось и невозможное, чтобы сейчас внимательно наблюдать за процессом перестройки.
Найти достаточно компетентного и квалифицированного специалиста на замену Джейд оперативно не получилось. Пришлось перераспределять её обязанности между помощниками. Среди которых, к сожалению, не нашлось ни одного одарённого. Возможно, это и к лучшему. Одарённые всегда амбициозны и непредсказуемы. Комплексы, которые вбил в девочку Император, оберегали и Главнокомандующего от удара в спину.Найти ещё одного такого же одарённого и с такими же моральными ограничениями было невозможно. Рассудив, Лорд решил, что безопасней собрать секретный отряд из спецслужб и провести переподготовку для его нужд.
Место статс-секретаря было сокращено.
Своё внимание он перевёл на работу Трауна и Даалы. Деятельность Пиетта была под тщательным контролем в течение многих лет, и акзилец ни разу не дал даже повода усомниться в своей преданности и подготовки к новой должности. Взаимодействия с Даалой и Трауном тоже были налажены, они так же прошли все возможные проверки, и Лорд был уверен в них. Но жизнь научила его оглядываться дважды и он отводил часы для изучения отчётов, просмотра голозаписей и донесений личных агентов об их работе.
Правители Новой Республики ещё официально не отреагировали на его объявление, и он надеялся, что Лея просила связи не для этого. Хотя суть разговора его не интересовала, Лорд хотел увидеть дочь. Получив донесение о происшествии на Корусанте, он чувствовал её смятение, и с тем же растущую силу. Могущество приходит с опытом и упорными тренировками, или же в резкой жизненной необходимости.
На Корусанте уже была глубокая ночь, хотя такие мелочи принцессу Лею мало интересовали.
–Доброго времени суток, милорд, – официально поприветствовала она, сидя за рабочим столом своего кабинета. – Или как сейчас к Вам обращаться?
– Я уже решил, что в столице все заснули,– откинулся он в своём кресле, понимая, что это не официальная беседа. Не смотря на сдержанный тон и на рабочее место, его дочь ехидно улыбнулась. В общем протоколе его должность осталось прежней, что указывало на сохранение и обращения.
– Завтра утром, канцлер официально поздравит Вас.
–Отлично, мы, как раз успеем уйти в гиперпрыжок.
– Нам снова нужно будет переподписать протокол «Союза».
– Для этих дел теперь есть советник по внешним политическим делам, в лице Гранд-адмирала Трауна. Дела «Союза» теперь его юрисдикция.
Принцесса слегка вздернула подбородок, стараясь сделать вид, что ответ её не задел, но расстояние между ними казалось не существенным. Сейчас его дочь принимала Великую Силу, используя её дары. Это радовало его, как и уверенность в её карих глазах.
– Значит, теперь мы будем меньше встречаться, – констатировала принцесса, уже не пряча своих сдержанных эмоций.
– По политическим делам, Лея, – сократил он дистанцию,расставляя акценты, желая, объяснить, что на их отношения это не повлияет. –Но, как и прежде, для Вас, принцесса, Серый флот останется территорией безопасности, и в любой момент я готов предоставить вам убежище.
Тонкая бровь выгнулась, и она прямо ударила:
– Это Ваше тонкое беспокойство по поводу недавнего покушения на меня? Или Вы в действительности считаете, что я стану скрываться от своих проблем?
Чем мягче он старался быть, тем жестче она становилась.
Непостоянная, строптивая, упёртая и просто вредная.
Его дочь.
Ему захотелось глубоко вздохнуть… но лишь усмехнувшись под маской, сменил тон:
– Считаю, что у тебя хватит ума вовремя отступить, для перегруппировки, чтобы изменив диспозицию, ударить по основному центру вражеской угрозы.
– Отступление и нападение не всегда лучшая стратегия для решения проблемы, – также ответила она, а затем добавила:–Я думала, что Вашего опыта, милорд, хватает для понимания таких прописных истин.
–Хватает, Лея,и ты прекрасно знаешь, что чаще ситуация лучше видна со стороны.
– Чаще,– парировала она, не желая отступать, – но не всегда, и да, лучше видно, когда взгляд не предвзят. А Ваше общее отношение к нынешнему правительству Новой Республики можно охарактеризовать как угодно, но только не не предвзятым.
–Считаешь,что мои суждения безосновательны?
Он смотрел на неё, как в собственное отражение. В её возрасте он так же уже умел прямо смотреть в глаза, считая, что твёрдо стоит на обоих ногах и способен решать свои проблемы.
В её возрасте он уже носил маску.
Её осанка выражала уверенность и силу, но она опустила взгляд, сжимая губы:
– Не знаю… я пока не уверена.
Вот за этим он ей понадобился посреди ночи. Осознано оставшись одна посреди разворачивающегося цунами, она стремилась разобраться в происходящем. Она самостоятельно, без чужих мнений и суждений, но, по всей видимости, зашла в тупик.
– Даже у тебя появились сомнения.
– Мои сомнения говорят лишь о том, что я не фанатик,– встала в привычную оборону Лея, – но разрушать годами созданное доверие из-за сомнительных мыслей, подслушанных через Силу, это не разумно. Никто из людей не свят. Все порою думают и о вреде союзнику, и о личной выгоде, но наши отношения строится на том, что люди думают, но не делают этого, когда могут. На том, что некоторые люди способны отодвинуть свои эгоистичные желания во благо общего, и поступить как надо, а не как хочется.
–Понятие «надо» и «правильно», а так же «общее благо» у всех разное. И возможно, у Вас разнятся взгляды с Вашими союзниками.
– Но для этого нужны доказательства.
– Для служителей Силы подслушанных мыслей достаточно, чтобы изменить своё мнение.
– Но не достаточно, чтобы развязать войну.
– Достаточно, чтобы привести ситуацию к войне.
Она замолчала, прекращая словесную пикировку, глубоко задумываясь об услышанном. Осознав Силу, пытаясь овладеть навыками её использования. Лея встала перед моральной дилеммой любого разумного существа, который в первый раз в жизни взял в руки бластер. С одной стороны – превосходство перед окружающими и возможность забирать жизнь, с другой стороны – ответственность и права, а так же использование оружия с точки зрения морали и этики.
– Джедаи и ситхи всегда стоили своё мнение на основе услышанного от Силы?
– Что джедаи, что ситхи слишком редко слушали Силу, чтобы в каждом шаге опираться на её отзвуки, но когда это случалось, то да. Её влияние на их мнение было максимальным.
– Не удивительно, что оба Ордена вымерли, – пренебрежительно заметила девочка.
Услышав такое от кого-то другого, он бы вмиг вышел из себя, но эти слова, произнесённые Леей, вызвали у него лишь ироничную улыбку.Она так молода, а чувствует себя старухой. В ней сарказма, иронии и скептицизма даже больше чем в нём самом. Хотя время это смоет.
– Рано ты похоронила меня с братом, – заметил последний Владыка ситх, – и списала себя со счетов.
– Прости, – смягчилась переменчивая принцесса, – немного забылась.
– Я прощу, но Мотма не забудет, – произнёс механический бас, возвращая к реальности, – факт нашего родства сейчас тебе не на руку. А реальное подтверждение твоих способностей превращают тебя ещё в более сильного соперника для неё. Я надеюсь, ты это осознаешь.
– Больше, чем кто-либо.
Ошибка её матери, которая грозилась перерасти в заточенный нож, направленный в её спину. Хотя, Лея понимала, что передача такой личной информации Мон тогда, не было такой уж угрозой или ошибкой. Тогда никто не мог себе представить, что спустя несколько лет, они окажутся в такой сложной политической ситуации. Тогда даже сама Арти не могла представить, что Мон сядет в кресло канцлера, и после этого будет представлять угрозу для них. Лея же и сейчас до конца не могла поверить в это.
– С другой стороны, – Лея посмотрела прямо ему в глаза, видя его даже сквозь маску, – владея этой информацией, она давно могла меня уничтожить как принцессу Альдераана, лишить меня не просто места в Совете, а разрушить всю мою работу по восстановлению народа Альдераана. Свести на нет все мои труды.Но она это до сих пор не сделала.
Рассказав о своей оплошности, Падме переживала за жизнь дочери, и Вейдер поддержал её в этих опасениях, поэтому и про спонсировал Соло в его проекте. А Лею беспокоил выживший народ Альдераана и как они будут на неё реагировать, если узнают, что она не кровная альдераанка. Сейчас же Лорда волновало, что Соло, который должен был быть рядом с принцессой, и увести её в случае опасности, летит на «Исполнитель», вероятнее всего, чтобы поддержать Люка. Вытирание соплей сыну, возможно, и нужное дело, но пустая трата времени в сравнении с опасностью, которая висит над Леей.
– Такое знание – сильное оружие, – произнёс отец, – но ударить им она сможет один раз. Если она это не сделала до сих пор, значит, не чувствует достаточной угрозы от тебя на данный момент.
– Значит, наём хапанских террористов тоже ни к чему, –подвела для себя итог Лея, мысленно выдыхая.
–Хапаны напыщенны и глупы, – внезапно заявил Лорд, –у них хватит идиотизма самим напасть на тебя.
– Милорд, Вы разве были в их секторе?– возмущённо спросила принцесса.– Вели с ними дела? Как вы можете так судить оцелой расе?
Вейдер хотел заметить, что матриархат не способствует развитию интеллекта, но решил промолчать, зная взрывной характер дочери, которая явно кинется на него со всей своей яростью.
–Искусственно выведенная раса по внешним данным изначально интеллектом не отличалась,–заметил он в ответ.–Хапанцы столетиями жили в полной изоляции, оторванные от внешнего мира. После определённых этапов развития, неизбежно идёт стагнация, а после деградация, если ничего не предпринять. А они, в своём строе, оторванные от цивилизованного общества, живут уже достаточно, чтобы начать деградировать.
–То, что ими управляют красивые женщины, и они не входили в состав Республики и Империи не говорят об их отсталости или деградации, –продолжала стоять на своём Лея,– я была у них: целые населённые планеты, обустроенные города, цивилизованное правовое общество…
– Где мужчины не имеют прав… – усмехнулся Лорд. Бессмысленный спор с дочерью забавлял его, приносил какое-то тепло в его холодное сердце. Для себя он давно обозначил, что иногда воспринимать слова Леи всерьез – это пустая трата и времени и нервов, и надо просто наслаждаться её обществом, пока на это есть и время и возможность.
– Имеют,– перебила Лея, а потом добавила:–определённые. Они ничем не хуже, чем твои чиссы…
– Вы такое только при моём советнике не ляпните, принцесса, – предостерег он, зная, что Траун не простит такое сравнение. – Несмотря на расчётливость, у чиссов очень тонкая натура.
Такое заявление вызвало улыбку на губах Леи:
– С каких пор Вас стала интересовать чья-либо тонкая натура, милорд?
–С тех пор, как познакомился с Трауном.
– Хоть кто-то на Вас положительно влияет.
– На меня влияете Вы и Ваш брат, принцесса, и порою не в лучшую сторону.
– Это не так.
«Возможно»,– промолчал отец, вглядываясь в дочь с тёплой улыбкой. Сейчас в её глазах горел огонь, она сомневалась, опасалась и была в смятении, она искала свой путь, открывая что-то новое в этой огромной Вселенной. Она росла и изменялась, путаясь в старых оковах, находя новые пути. В ней горел огонь жизни, такой который возможно был способен разжечь уже и умершую звезду. Только стоило его чувствам облечься в мысли, как перед его внутренним взглядом поднялся образ из сна: сильной, красивой принцессы, с абсолютно пустыми глазами.
Что может с ней такое сделать?
Как он может её предостеречь?
От чего?
– Будь осторожна … - он хотел добавить «с этим хапанцами», потом решил, что «со своими республиканцами»,поправился на «использовании Силой», но в итоге так и не закончил фразу.
– Постараюсь,– произнесла она, понимая, что это конец разговора, но она ещё хотела выразить своё восхищение его работой. Она и не представляла, что он в действительности способен сделать такое. Но их политические противоречия и статус… между ними стояло слишком много. – Спасибо за уделённое время, милорд.
- Доброй ночи, Ваше Высочество.

***
День первый.
Открывать глаза он не видел смысла. Если, только убедиться в том, что он и так знал: она ушла. Прижав к себе обеими руками, уткнувшись носом ей между лопаток… он долго лежал, охраняя её сон, но собственная усталость всё же взяла своё, и она выскользнула из объятий, как космический туман, растворяясь в просторах космоса.
Невыносимая женщина…
Прекрасная женщина…
Любимая.
Это было не важно. Он перевернулся на другой бок, поплотнее закутываясь в одеяло, вновь засыпая, игнорируя писк комлинка.
А он был долгим. Противным.
И нехотя Люк потянулся через кровать, на пол. Нервно нашарил в карманах прибор связи и раздражённо произнёс:
– Слушаю!
– Привет, малыш!– раздался звонкий голос друга:–Ты как там?
Люк завис, пытаясь сформулировать ответ. Как он? Никак…
– Не знаю. Только проснулся.
– Мы уже садимся в тридцать восьмой док. Ты сам придёшь к нам, или нам с Чуи тащиться к тебе?
Зачем? Для чего? Что он тут вообще делает, если должен был быть в столице с Леей? Люк не стал задавать кучу вопросов, ответы на которые его не интересовали. Он не хотел никуда идти, вообще вставать с кровати… Непроизвольно Люк опустил голову, упираясь в постельное бельё, которое ещё хранило аромат хозяйки…
–Лю-юк? – протяжно и через чур громко позвал друг.
Но ему так не хотелось выбираться из тёплого и сладкого аромата.
– Ты где там? – повторил нетерпеливый Соло, и Люк представил, как сейчас в эту тихую каюту ворвётся его шумный друг, как начнёт его тормошить и вытряхивать… нет… этого он хотел ещё меньше чем вставать.
– Я сам приду.

Волевым движением он скинул одеяло, резко встал, оделся, и вышел. В голове не было мыслей, а внутри было пусто. Не было боли, обиды или непонимания. Ему уже было всё равно. Встречные офицеры приветствовали его, кто-то что-то говорил, в полтона, наверное, важное, но Люк не воспринимал реальность. Комлинк ещё раз пискнул, когда он зашёл в лифт, среди десятка не прочитанных сообщений он увидел одно. С «рыжего» канала. Сердце пропустило удар, он открыл сообщение, и тут же об этом пожалел:
«Ты делаешь эту Вселенную лучше, никогда не сомневайся в этом.Прости за всё. Ты лучшее, что было в моей жизни, но не ищи меня. Отпусти».
Со звенящей пустотой, граничащей с безумием, он, не видя дороги, зашёл в док, поднялся по знакомому трапу и в общем кампусе встретил друга. Хэн окинул его взглядом, что-то сказал Чуи,и без дружеских объятий, кивнул в сторону общего стола. Друг точно знал, что ему нужно.
Хэн пожалел, что позволил Лее себя уговорить, сразу как ушёл в гиперпрыжок. По выходу они получили общие новости, в которых так же было указано о сокращении должности статс-секретаря. Так же в этом списке было указано увольнение Мары Джейд, и в тайне надеялся, что он сейчас встряхнёт малыша, и они втроём вернутся в столицу. Но увидев пустые глаза друга, понял: Лея была права.
Какой бы не была спецагентессой Джейд, уходила она, как обычная стерва. Прекрасные слова о «своём пути», «ты лучший, но мне надо другое», он столько раз слышал этот бред, и знал, что это именно бред, что не стоит даже заморачиваться, надо разлить ещё пару бутылок чего-нибудь крепкого, нажраться в хлам, а на утро промучиться с похмельем и найти новую. Этот рецепт всегда работал, и Хэн с полной уверенностью доставал следующую бутылку рома. В данном случае разница была лишь в том, что Люку надо было в разы больше алкоголя, чем обычно, но Хэн давно дружил с малышом и был готов и к этому: наливая Люку полный стакан, а себе лишь на глоток.
Вой Чуи сотряс корабль, когда он вошёл на кампус. Он уже и забыл, когда вуки так орал. Комок шерсти махал лапами и нёс всякую чушь, из серии: «Ты отравишь ребёнка!»
– Чуи, – еле шевеля языком, отозвался капитан, – да этот ребёнок, сам кого хочет споит, – Только попытавшись встать, он понял, что пьян в дрова. Малыш посмотрел на него пустыми глазами, он уже окончательно не понимал, что происходит:–Ладно, приятель, надо поспать.

День второй.
Его толкнули в бок.
– Ты живой? – раздался знакомый голос Хэна.
– Угу…
– Есть будешь? Тут Чуи нам из столовки обед притащил.
– Нет, спасибо.
– А пить?
Люк прислушался к себе, да, наверное, пить он хотел.
Пришлось перевернуться на спину и подняться, а ещё открыть глаза.
– Ты как? – Хэн внимательно смотрел на его медленные действия.
– Живой, как видишь,– лёг обратно, укрылся одеялом и перевернулся обратно к стенке.
– Спать?
–Угу.

В дверь его каюты робко пошуршали, он не отреагировал. Громко мурча Чуи вошёл в комнату и поставил на стол разнос, похоже с едой, затем завис над ним, продолжая утробно мурчать. В отличие от кореллианина у вуки было воспитание, он заботливо поправил одеяло и вышел из каюты, понимая, что с ним не хотят говорить.

День третий
Его снова толкнули в бок, и бесцеремонно прижали к стене, а потом стали громко жевать над ухом, звонко шкрябая ложкой по тарелке.
–Супчик – просто отличный, – произнёс Хэн, продолжая жевать. – Ты бы хоть его похлебал, а то Чуи обидится.
– Спасибо, я не голоден.
– Алкоголь – высококалорийный продукт, но, малыш, если ты сегодня ничего не съешь, Чуи забеспокоится, а потом решит, что внутривенно, это тоже питание. А он мне один раз укол делал… лучше бы я к импам попал…
Люк не знал, дремал ли он, или находился в сознании, но отвечать ему не хотелось. И через какое-то время Хэн ушёл.И он точно уснул.

В каюту пробрался Р2, он жалостно просвистел, и хозяину пришлось повернуться к нему:
– Всё в порядке, дружок.
Дройд ему не поверил, но откатился к терминалу и замер режиме ожидания. Люк проводил его взглядом, сходил в уборную, умылся, оглядел свою серую каюту на «Соколе». Посмотрел на еду, которая стояла на столе, выпил какой-то жидкости из стакана и вернулся в постель. Причин выходить из каюты у него не было. Как и вставать.

День четвёртый.
Тяжёлое присутствие Повелителя Тьмы затопило корабль, ещё до того, как он вошёл в его каюту и завис над ним.
Лорд Главнокомандующий хотел, что бы он подпрыгнул, собрался, залез в крестокрыл и переломил исход какого-то сражения. Люк вставать, а уж тем более подпрыгивать не хотел, не говоря уже о сборах, полёте и сражениях. Без него Галактика существовала пару триллионов столетий и ничего; и сегодня, если он останется в кровати переживёт. Но Повелителя Тьмы вообще мало интересовало чьё-либо мнение, поэтому через двадцать минут, коммандер Скайуокер уже выстраивал координаты для гиперпрыжка.
Выданные им ранее координаты выкинули его прямо в центр боя. Или любимый папочка не знал о реальной картине происходящего или решил его угробить. Хотя стресс-терапия была вполне в духе Повелителя Тьмы.
– «Белый-главный» на связи, - отстранёно откликнулся Скайуокер позывным, получая оперативную информацию с боле боя.
На одну из станций«Союза» напали пираты, устроив диверсию на подходящем караване. Двух крейсеров Альянса не хватало для защиты, а заградители Серого флота заняли оборонительную позицию, предоставляя авиации работу. Но авиация не справлялась.
–Беру командование на себя, – отправив свой код, «явинский стрелок», перехватил командование.
Стянуть силы, перераспределить задачи, вывески крейсера в авангард, развернуть заградители на защиту каравана. «Снайперов» в квадрат 3 и 8, два звена перенаправить на мостик атакующего корвета,остальных рассредоточить по периметру.
– Эй, «Белый-главный», – раздался в наушнике голов Веджа, – без нас не начинай!
«Разбойный эскадрон», крыло «Сапфир» и отделение «Колчан» одновременно вышли из гиперпрыжка, в поддержку. Главком всё же не его одного послал.
– Почему задерживаетесь? – бесцветно спросил Скайуокер, распределяя приказы. Если бы он был в своём новом крестокрыле, было бы проще. Хорошо, что Р2 работал, как десятки дройдов-координаторов.
– Прости, главный, мы были ещё в ангаре, когда ты уже ушёл в гиперпрыжок.
По общей связи гуделаштатная болтовня «Проныр», которая обычно успокаивала его, разряжала обстановку, придавала бою будничную атмосферу, не давала думать о смерти. Но сейчас она вызвала раздражение:
– Тишина в эфире, – холодно приказал главный.– Всё внимание на цель. Работаем.
Истребители как стая птиц, вошли в пике, открывая огонь по целям, синхронная работа крейсеров, авиации и заградителей в считанные минуты изменила ход сражения, и пираты, не готовые к такому натиску, развернули корабли на отступление.
– Никого не отпускать, – произнёс коммандер, меняя тактику сражения. Его задачей стояло отбить нападение, по поводу нападающих главком ничего не говорил, ну, раз уж его вытащили из кровати, то он доделает работу до конца.
– Держу на мушке главную палубу, – отчитался «снайпер».
– Удар по готовности, – не задумываясь, приказал Скайуокер, – «Темьян» приготовить пехоту.
Глава пиратской группировки, чьё имя Люка даже не интересовало погиб при уничтожении палубы. Все остальные взятые в плен были наёмниками и головорезами, и это коммандера тоже не интересовало.
– Жёстко ты их, – заметил Хэн, который вошёл к систему уже после уничтожения вражеского флагмана. Кореллианин только успел погонять пару «поплавков» между крейсерами в своё удовольствие, прежде чем их загнали в «сеть» и приняли на борт.
Подкрепление получило «базу» на станции, которую блестяще отбили. Командующий станции официально встретил спасителей прямо на посадочной площадке, восхищаясь и благодаря Скайуокера.
Люк стеснительно прятал глаза, растерянно кивая, не понимая ни единого слова. Он хотел поскорее убраться отсюда.
– Коммандер, – привлёк его внимание ботан в белом мундире адмирала, – Зело Мурс, к Вашим услугам, – протянул он ласту для приветствия.– Впечатлён и восхищён Вашими командными талантами.
– Спасибо, – равнодушно кивнул Скайуокер на комплимент.
– Мы ранее с Вами не встречались, но о Ваших талантах хотят легенды.
– Это преувеличение.
– Я тоже так считал, – не желал отставать адмирал Мурс, – до сегодняшнего дня. Возможно, я не компетентен давать вам совет, но хочу настоять.
Люк кивнул из уважения, совершенно безразличный к разговору.
–Вы давно выросли из звания коммандера, – Ваше место на мостике, Скайуокер.
– Моё место в кресле крестокрыла, – достаточно резко ответил Люк, потом извинился, и всё же выскользнул из захвата батана, чтобы в лифте его поймал друг.
–Ты как, приятель?
Люк хотел ответить, что Соло уже задрал этим вопросом, но решил, что грубости адмиралу достаточно на сегодня.
– Нормально.
– Ты так быстро улетел, я только на брифинг сходил, вернулся, а ты уже в гиперпрыжок ушёл.
– Отец приходил.
–Ммм…. – протянул генерал, – теперь понятно. Слушай, друг, там нам уже каюты выделили…
– Да, я туда и направляюсь.
– Я хочу сейчас побеседовать с местным руководством, потом займусь пленными и ущербом, а вечером хочу собрать ребят – отпраздновать, ты как?
– У меня есть выбор?
– Отлично, – хлопнул его по спине жизнерадостный генерал и вышел на нужном этаже.
Чтобы избежать дезертирства Скайуокера, Хэн организовал вечеринку прямо у него в каюте.

День пятый.
Спал ли он вообще, был ли пьян или уже трезв, Люк не мог сказать. Вечером ребята быстро накидались, каждый высказался на тему «какая же Джейд сука и дрянь», и улеглись штабелями в небольшой каюте. Посреди ночи, Хэн посмотрел на него и сказал:
– Ну, ладно, приятель, прорвёмся. Мне завтра рано вставать и тут ещё пару дел доделать надо. Я спать, – и удалился вместе с Чуи, уверяя того, что почти трезв и сам дойдёт. Оставшись среди спящих тел, коммандер решил, что так нельзя, и пошёл в душ. Сколько он там пробыл, он не знал, но вытащил его оттуда Р2: Арти просила связаться с ней.
Разговаривать с ней в каюте, среди спящих, он не хотел, опасаясь, что кто-то из ребят всё-таки проснётся, он ушёл в переговорную.
На станции было уже утро.
– Доброе утро, – постарался он нарисовать улыбку на своём лице.
– Доброе, – ласково улыбнулась мама, так, что он понял – соврать не получиться, – ты уже завтракал? – неожиданно спросила она.
– Нет ещё,– смутился Люк, почесав затылок, – только из душа вылез.
–Поздравляю с победой, видела записи – это было великолепно.
– Спасибо. Но вчера не произошло ничего особенного.
Она укоризненно нахмурилась:
– Ты отбил нападение пиратов, уничтожил лидера самого крупного пиратского синдиката в этом секторе, сохранил станцию и не позволил разграбить караван с провизией – не называй это «ничего особенного». Это уже не скромность.
– Прости, – растерялся Люк,– трудная неделя.
– Понимаю, – она протянула руку, желая погладить его по щеке. В этом движении было столько тепла и ласки, что он пожалел, что она так далеко. Он захотел её обнять. – Люк, мне сейчас нужна твоя помощь.
– Что случилось?
–Я много лет вела переговоры с королевой Жеззалы, и сейчас она ответила на моё предложение. К сожалению, я сама не могу сейчас прибыть к ней на личную встречу, но и упускать момент тоже нельзя.
Люк тяжело вздохнул, соглашаясь, потому что сопротивление бесполезно. Это был родительский сговор. Их не было рядом, когда он был маленький, и каждый из них винил себя и считал, что сейчас не имеет право на вмешательство в личную жизнь, и в целом они просто не знали, как выразить свою заботу и беспокойство в такой момент. Поэтому решили его отвлечь чем-нибудь… отец – сражениями, мать – переговорами. Хорошо, решил он, пускай будет так.
Он ещё хотел расспросить Дармин о проекте, но она показала головой, с ноткой разочарования:
– Судить ещё рано.
Вернувшись в каюту, он никого не обнаружил. Антиллес поднял ребят на построение, по велению генерала Соло. Люк в красках представил, как парни проклинают кореллианина за такой садизм, но мысленно поблагодарил друга и сел изучать высланные матерью документы.

День шестой, седьмой, восьмой, девятый.
Мозг работал как компьютер, перерабатывая проект Арти. Такие многоходовки никто кроме неё не мог построить. Чтобы вникнуть в суть предложения, Дармин написала ему разъяснение на пятидесяти страницах. Она послала к нему проверенных людей, которые приготовили для него камзол, предоставили необходимую информацию для работы и подговорила Р2, чтобы он чётко следил за его завтраками, обедами и ужинами.
От такой заботы он застрелиться хотел.
Пропустив всё происходящее мимо себя, он наконец-то спокойно сел в крескторыл, и уснул на всё время перелёта.

День десятый.
Станция «Союза» в системе Валптер, в паре парсеков от Корусанта. Одно маленькое поручение от матери, и он наконец-то остался один в новой каюте. На комлинке висели сотни сообщений, у Р2 тоже было куча сообщений для него, но Люк попросил пока его не беспокоить. Медитировать он ещё не мог, да и не хотел. Он сел на пол, около иллюминатора и просто смотрел на звёзды и пролетающие корабли. Это всегда его успокаивало, и дарило чувство покоя.
В дверь позвонили.
Он не хотел открывать.
Звонок повторился…. Потом ещё.
Ему пришлось встать, пригладить волосы и, натянув приветственную улыбку, открыть дверь.
– И не говори, что с тобой всё в порядке, – с прохода заявила Лея.
– Как ты здесь… – удивился он.
– Оказалась?- протолкнулась маленькая принцесса в его комнату.–К тебе прилетела. Я реву десятые сутки! – возмутилась она. – Остановиться не могу! И это всё из-за…
– Лея… я прощу тебя… не надо.
– Нет, надо! Она…
Воспитанная особа королевской фамилии раззадоренная, нахохленная и просто злая, стала ходить по комнате и высказывать всё, что она думала и по поводу самой Джейд, и по поводу её поступков, их отношений, и его чувств, которые раздирали его так сильно, что сознание даже не давало их ощущать. А она… его сестра на расстоянии парсеков, чувствовала всё это, и не могла молчать. В конце концов, когда её запал кончился, она заревела, обняла его, и уткнулась в шею.
Ему казалось, что с её слезами выходит его боль, что внутри становится, не так холодно, что и из него водою выходит злость. Какое-то время они сидели в обнимку.
– Ты сама-то как? – прервал тишину брат.
– Нас с Хэном чуть не убили какие-то мерзкие твари из Хапанского сектора, – с облегчением произнесла Лея, – во время первого собрания из-за происшествия я уловила мысли Мон, что она сожалеет, что меня не убили. Я решила, что это она подстроила нападение, и моя паранойя окончательно разыгралась. Хэна пришлось отправить к тебе. Я залезла в голову всех участников Малого Совета. Перевернула всю службу безопасности, допекла Кракена, по итогу поговорила с отцом.
– Помогло?
– Частично, – со вздохом продолжила она, – он окончательно убил мои подозрения с Мон, и перенаправил их на хапанцев. Так же его объявление Серого флота вызвало очередной скандал в кругу Малого Совета. Мадина снова готов развязать войну с ним, Борск роет компромат и планирует какие-то интриги, Додонна хочет уйти на покой, Риекан и Кракен пока сохраняют трезвость ума и крепкую хватку.
– Это обнадёживает, – улыбнулся Люк, ища хоть что-то положительное в ситуации.
–Мама не выходит на связь. Хэн хочет придушить Мадину… – резюмировала принцесса, а потом дополнила: – возможно, и хапанского принца. И, знаешь, Люк, порою я чувствую себя единственной вменяемой в этой психиатрической лечебнице.
Брат засмеялся, тихо, сдавленно, и ей самой стало легче, она поддержала его,вместе громко смеясь.
– Из твоих рассказов, выглядит всё в вполне так, – ещё смеясь, сказал Люк.– Я думаю в реальности ситуация намного хуже…
– Ты про опасность или про психиатрию?
Они сидели в обнимку и просто разговаривали, делясь всеми страхами и рассуждениями. Люк даже смог поговорить о Маре и об её уходе, Лея поделилась с братом опасениями, что Мон может доказать, что она дочь Вейдера.
Стало легче. Обоим.

День одиннадцатый.
Лее пришлось вернуться в столицу, Люк получил сообщение от отца. Ему снова нужно было прилететь на «Исполнитель». Благо нынешняя столица Серого флота находила на верфях Куат, и перелёт занял не столько времени, как в прошлый раз.
– Только не говори о том сражении, – с порога начал Люк, входя в кабинет Лорда Главнокомандующего.
– Оно было великолепно построено и идеально высчитанным, – всё равно начал с чего хотел Вейдер,– я видел запись. Чисто, красиво и элегантно. Так работают настоящие полководцы.
Скайуокер нахмурился, получить такую похвалу от Лорда Главнокомандующего дорогого стоило, и даже при учёте его родства, отец никогда не хватил понапрасну. Ему было приятно услышать это, но и с тем, ему не нравилось то, куда он вёл.
– Это было обычное сражение…
– Которое было бы проиграно, если не твоё вмешательство.
– Ты послал мне подкрепление.
– Ты бы и без него справился.
– Зачем ты дал мне координаты самого центра боя? – спросил Люк.–Я же мог погибнуть по выходу!
–Тебе нужна была встряска, – отмахнулся ситх. – Ты бы не погиб, я был уверен в твоих навыках и не просчитался. Ты бы лучше подумал о своём будущем.
–Кажется, мы это обсуждали, – присел Люк за стол, напротив Лорда, – моё будущее связано с Орденом Джедаев и я от своего не отступлюсь.
Отец поднялся с места, оборачиваясь в свой огромный иллюминатор, закладывая руки за спину. В его плотном поле Силы, что-то менялось, джедай прямо видел, как его Тьма, что-то сдавливает и смалывает внутри отца. Что-то случилось, но он не мог понять что. Аура Повелителя Тьмы была слишком плотной и мощной, чтобы разглядеть. Но что-то поменялось.
– Да, твой путь лежит по тропе джедаев, но этот путь не имеет конца, – глубоко и сдержано произнёс механический бас, даже с опасениями, тщательно подбирая слова.– В тяжелые времена джедаи переплавляли свои навыки созидания и становились солдатами.
– Ты говорил, что это не всегда было оправдано и эффективно.
– Да, не многие могут вести за собой людей, выигрывать сражения и брать командование,–согласился отец, чтобы вывести свою мысль:–И для этого не обязательно быть одарённым. Но если в человеке объединяется Сила и талант военачальника – это нельзя игнорировать.
– Я не хочу воевать, – жестко ответил джедай. – Мостик и командование – это не моё. Это твоё место.
– Люк, послушай, – попытался успокоить распаленного сына Лорд, – я не предлагаю тебе своё место. Я лишь хочу, чтобы ты посмотрел на ситуацию с другой стороны.
– С какой?
– Ты - коммандер со сверх привилегированными возможностями, по моему приказу, или по приказу правительства Новой Республики, или по необходимости Союза и велению Силы, ты вступаешь в сражения. Порою в очень сложные, с меньшими ресурсами или в патовых ситуациях. Но ты попадаешь в эти сражения, ты берёшь ответственность и командование на себя, и ты можешь выигрывать эти сражения.
– Тогда в чём проблема? – не понимал, куда теперь ведёт отец.
– В том, что твои победы всегда на грани фола, – ответил главком, – они всегда на волоске от провала. Ты всегда выкручиваешься за счёт своей одарённости, а не реальных знаний стратегии.
– Ты сказал, что я чисто выиграл прошлое сражение!
– Да, потому что на такой размах у тебя хватило опыта и знания, а порою, его не хватает.
Люк соскочил с кресла и взмахнул руками:
– Я командир авиации, я знаю свои реальные возможности и не стремлюсь брать на себя больше, чем могу!
– Но ты можешь больше. И берёшь больше, – Вейдер упёрся руками об стол.–Сын, я не прошу тебя становиться капитаном корабля и расти до адмирала. Я хочу, чтобы ты прошёл курс подготовки высшего командования.
Простое предложение, которое отец чуть не превратил в ссору.
– Как с тобою тяжело, – признался Люк, опять присаживаясь на кресло, готовый обдумать предложение.
– С тобою не легче, – парировал отец, садясь напротив.
– Я согласен с тобою, что в данном бою я перегнул палку и взял на себя слишком много, – начал Люк, унимая свои эмоции, – ноя видел, как можно выиграть это сражение. Если бы я не видел расклада, я бы никогда не взял командование на себя сверх своего звания. Согласен, что мне не хватает теоретических знаний и классической школы командования, которая есть у того же Хэна. И в своё время, я бы многое отдал за такое предложение, отец. Но не сейчас,– он посмотрел прямо, уже без страха вглядываясь в тёмные визоры маски, –Во-первых, для прохождения этой программы мне не хватит начальной базы…
– Хватит.
– Даже если это так. Она займёт всё моё время на годы.
– Полгода.
– Отец... – он снова встал и прошёлся по кабинету, – как только я получу такое образование, и ты, и Республика никогда не дадите мне заниматься тем, чем я хочу. Вы никогда не дадите мне уделять всё свое время восстановлению Ордена Джедаев. Даже сейчас, когда я вернулся во флот на неслыханных ранее правах, когда я имею право командовать и твоими силами, и республиканскими, и всего «Союза», и имею право в любой момент не выполнить приказ и уйти. Я всё равно постоянно в сражениях. В космосе, в крестокрыле.
– Это твой выбор.
– Нет, отец, мой выбор – восстановление Ордена Джедаев.
Когда-то Вейдер себе пообещал, что больше не будет вмешиваться в дела джедая, что новому ордену нужен новый подход, что возможно, Люку стоит начать всё с начала и старые догмы ему ни к чему. Сейчас, глядя в голубые глаза сына, полные упрямства, веры и силы,он понимал, что если он и дальше будет так бездействовать, то он может потерять его. Возможно, он совершает ошибку, а возможно нет.
На всё веление Силы.
– Хорошо, – он достал инфо-кристалл, – здесь записи всех боёв с твоим участием, которые есть в моих архивах. Посмотри их внимательно и хорошо всё обдумай.
– Хорошо, – кивнул сын, беря кристалл, – но я от своего не оступлюсь.
– Я знаю. Поэтому моё предложение об обучении не имеет срока.Вот координаты моего замка, в системе Вьюн,– он забил на коммутаторе координаты системы, – завтра я подготовлю для тебя описание и все ключи, чтобы ты смог туда добраться.Там я собираю всю информацию, которую считаю нужной или важной.– С каждым словом лицо мальчика стало вытягиваться, демонстрируя удивление.–Включая методики работы с Силой. Люк, имей в виду, там знания и ситхов, и джедаев. Неправильное их толкование или использование могут привести тебя не просто во Тьму, они могут привести тебя в Пустоту.
Для закрепления эффекта, Повелитель Тьмы поднял в памяти джедая образ Императора, образ чёрной Пустоты в плотном полотне всей Вселенной.
Мальчика передернуло.
– Я понял. Но… – он встряхнул голову, переваривая услышанное: – информация джедаев?– Волна возмущения поднималась в нём: – Ты знал, что все старые хранилища были пусты… потому что ты сам всё забрал… Почему ты с самого начала мне не сказал?
– Я говорил, что эта пустая трата времени.
– Отец… – возмущение и даже ноты разочарования отразились не только в голосе мальчика, но и в его глазах, – почему ты мне сразу не отдал их мне? Почему молчал и просто смотрел, как я собираю по крохам информацию о местах, где могут быть архивы джедаев… зная, что это всё в пустую?! Почему сразу не рассказал и не отдал?
Эмоциональная волна джедая не затронула каменного Повелителя Тьмы. Вейдер холодно выслушивал возмущения сына, отмечая, что расставание с Джейд не в лучшую сторону повлияло на него. Ему возможно нужно время, чтобы собраться.Он ещё раз обдумал разумность своего решения пускать сына в архивы. Тем более сейчас, тем более в таком состоянии.
Хотя возможно именно сейчас ему нужно дать то, чего он больше всего желает.
– Я считал, что ты не готов.
– А сейчас готов? После того, как пролазил все пустые катакомбы?
– И сейчас я в этом не уверен.
–Почему?
– Потому что, сын, там содержится вековая информация работы с Силой, методики которые опасны для неокрепшего человека.
– Ты считаешь меня таким?
– Да, сын. Потому что ты не видел и половины, того, что видел я. Твои учителя никогда не рассказывали тебе, что иногда от Силы одарённые сходили с ума. Что не все ситхи осознанно ступали на Тёмный путь. Что не все суждения джедаев были светлыми и праведными. Там хранятся методы владения Силы, которые могут вызвать неуправляемые последствия, как в Силе, так и в душе одарённого.
– Отец, я осознаю всю степень опасности, – первый отступил Люк, понимая, что сейчас спор уже бессмысленный. Что отец поступил так, как считал лучше и будет поступать так и впредь.–Изучение архивов я начну с истории. Если она там есть.
– Есть,– сказал Вейдер, ценя компромиссный шаг сына.– В библиотеке есть хранитель– это дройд-секретарь, он не может покидать замок ни при каких условиях. При его сборке я вставил детонатор, который запустится, если его память попытаются копировать или вывести за пределы замка. Тебе нужно будет передать ему инфо-кристалл от меня, и только после этого он будет выдавать тебе соответствующую литературу.
–Спасибо.
Ариша
9 глава (2 часть)

Как только Лея вышла из комнаты брата, за её спину встали два телохранителя: один агент Риекана, второй- длинноногая хапанка. Сам вид этой девушки вызывал у неё комплекс неполноценности и женскую зависть. Но с этим она как-нибудь справится.
После встречи с братом ей стало легче.
Отношения Люка с Марой для неё были чем-то… таким… несущественным. Для неё важнее были его состояние и настроение… она видела его счастливым, чувствовала его… полноту, целостность… Таким в её понимании должно было быть состояние джедая в уединении и понимании себя и Силы. Она знала насколько важны для него были отношения с отцом, её собственное состояние и взаимопонимание с родителями. Признание его идей и заслуг. Он упрямо двигался по своей сложной тропе и именно это, по мнению Леи, давало ему силы. Люку было хорошо с рыжей стервой, Джейд не мешала его идеям, не встревала в отношении с семьёй и друзьями, но Лея и не догадывалась,на сколько глубокими были его чувства к ней.
Только острота его боли была сравнима с этой любовью. Внутри Люка осталось огромная рана, которая ещё долго будет кровоточить.
Джейд ушла… и, возможно, это к лучшему.
Они не пара, считала Лея, видя холод и агрессивность рыжей. Люк нёс в себе больше чем свет и доброту, в нём было милосердие, вера. Он отдавал всего себя своей идеи, и в пару ему нужна та, которая сможет ценить это, будет понимать его и поддерживать.
А это расставание они переживут.
Её комлинк был, как обычно, переполнен новыми сообщениями, среди которых требование Канцлера вернуться в столицу. Лея внимательно прочитала сообщение и решила, что ещё не готова для разговора с Мон. Обдумав всё, она решила, что по пути на Корусант сможет сделать ещё пару важных дел. Одним, из которых была встреча с сенатором Набу, которая являлась так же и дипломатом «Союза», во дворце на орбите столицы.
Странное ощущение болтика в общем механизме, который запустился с… она не знала с какого времени, не давало ей покоя. В решении пойти на переговоры с хапанцами она была уверена, и оно казалось правильным с самого начало и по сей день, но что-то беспокоило.
Уже по выходу из гиперпрыжка она связалась с братом:
- Наш отец – не просто ситх – он…. – у Люка закончился общегалактический и он перешёл на хаттес.
- Да, братик,что он вытворил на этот раз? –в возмущении брата не было злости, а на его губах снова была улыбка.
- Архивы джедаев у него.
- С-с-ситх… - сквозь зубы, произнесла она, понимая всю абсурдность и подлость данной ситуации, - я от него такого не ожидала.
- Я тоже.
- С ним всегда надо держать ухо востро и не расслабляться.
- Это точно. – Люк был в шлеме и куда-то летел в крестокрыле. - Но он отдал мне координаты места, где они хранятся. Так что я на какое-то время пропаду со связи.
- Куда ты летишь, разумеется, сказать не можешь.
- Нет, не могу, и не знаю, будет ли там связь. Отец капитально прячет свои секреты, и только он знает, как меня найти.
- Хорошо, Люк, – с грустью в голосе, ответила Принцесса. - Я рада, что ты наконец-то получишь их. Я знаю, как они важны для тебя.
- Береги себя, и будь осторожна с хапанцами.
- Обязательно.
- Да прибудет с тобой Сила.
Он ушёл в гиперпыжок, растворяясь в космосе. И она осталась одна. Разумеется, она всегда может с ним связаться через Силу, отец придёт по первому же её сигналу, мама… где сейчас мама, она не знала, но вот её ей сейчас больше всего не хватало.

***
То что ему нет места на Корусанте, он понял ещё будучи падаваном. Сердце тянуло его на Набу, но прилетев туда один раз, после становления Империи, оно замолчало, и он окончательно потерялся посреди бескрайнего космоса, который был весь его, но в котором не было ему места. Рыжая девочка как то сказала, что «Исполнитель» заменил ему дом, и она была права, но до появления его разрушителя, он построил себе другой дом. На спрятанной планете, в никому не известной системе, он возвёл замок и спрятал туда всё своё прошлое, страхи и одиночество. Огромное строение с множеством залов, библиотек, ремонтных, мастерских и испытательных полигонов, в котором жили только дройды. Он много лет свозил туда всю информацию, которую собирал по всей Галактике, о Силе, о джедаях и ситхах, о древних учениях и религиях, о неизвестных расах и культурах. Всё, что казалось ему интересным, он хранил там. Замок отражал его сущность: огромный, чёрный, с невероятным количеством знаний, технических мастерских, пустой и холодный, с болтливыми дройдами, которых он сам собирал. Наверное, сын оценит их общество, улыбнулся про себя Вейдер, и придумает что-нибудь с отоплением.
Сомнения ещё занимали его разум, правильно ли он поступил, отдав ключ от замка Люку,но что сделано, то сделано.
Когда-то он прятал джедайские архивы в замке от Палпатина. Император считал, что если он получит доступ к древним знаниям, которые от него скрывали магистры джедаи, то немедленно свергнет его. Безумец и не подозревал, что эту мысль он обдумывал сразу, как только почувствовал мощь Тёмной стороны. Если бы тогда, на Мустафаре, Падме поддержала его, то он бы не стал медлить с реализацией её, но после…
После ни какие знания и древние методики не могли залечить его раны и вернуть былую мощь.
И уверенность.
Или он ещё не нашёл их.
Сейчас же в недрах своего нынешнего дома он хранил оружие, против себя самого и всех одарённых.
«Исполнитель»- разрушитель сверх класса, являлся не только флагманом самого сильного в Галактике флота, но и мобильной столицей нового государства. С его боевой мощью никто не мог сравниться. Главнокомандующий не задумываясь, посылал свой флагман в самые серьезные и масштабные сражения, исключая любую мысль, о том, что на корабле может быть что-то сверх ценное и опасное для него.
«Бесстрашно скрываете свои страхи, Лорд»,- сухо и без интонации прокомментировал Траун его решение, но в этой фразе было столько сарказма и усмешки, что ситх ухмыльнулся.
Изучение исаламири было жизненно необходимо. Знакомство с ними сразу зародило массу не самых приятных мыслей и опасений.
Такие опасности джедаи предпочитали прятать, ситхи – уничтожать, а он решил- изучить.
Собрав команду надёжных учёных, в числе которых так же были одарённые, он создал спец. отдел по изучению этих животных, и начал поиски подобных явлений.
Первичной задачей изучения исаламири стала блокировка их способностей и действий, помимо их смерти. Как только удалось установить, что кортозис, уже известный материал, который способен нейтрализовать световой меч, может и ограничивать влияние исаламири, Вейдер перенёс лабораторию с ведущими специалистами на «Исполнитель». Он внимательно следил за изучениями, понимая, что это может спасти не только его, но и его детей.
Уже полученные знания, он спрятал в ключе, который отдал сыну. Хранитель знает, куда положить эту информацию.К тому времени, когда Люку понадобятся эти знания, изучение будет закончено.

***
Широкой улыбкой и тёплыми объятьями встретила её Пуджа Наберри. «Союз» стал семейным проектом, что очень забавляло Пуджи. С ней Лее было легко работать, они быстро находили оптимальные решения. Жизнерадостность и лёгкость,с которой двоюродная сестра относилась к сложным ситуациям вокруг них, восхищали Лею. Пуджа никогда не держала бластер в руках и избегала агрессивные столкновения, но была непревзойденной на политической арене, тонко балансируя над пропастью, делая это с мастерством. «С фамильным мастерством», - поправил как то она Арти, когда та выражала свою похвалу племяннице.
Во времена Восстания, Лея с осторожностью принимала помощь от сенатора, опасаясь её способности идти на компромисс и угождать правителям Империи, Королеве Набу и своим интересам. Пуджа была настоящим политиком, как и Дармин. Теперь же их родственная связь давала уверенность и перевела их отношения на совершенно другой уровень.
-Тебя очень ждут на поверхности, - заметила Пуджа, во время встречи, прогуливаясь по обзорной площадке, с которой открывался космический видна поверхность столице. Планета-город светилась и переливалась различными огоньками на тёмном фоне.
- Знаю, - сдержано ответила Лея, вглядываясь в горизонт, на котором красовались драконы хапанов.– Не хочу туда.
Наберри понимающе кивнула и положила руку ей на плечо:
- Не знаю смогу ли я тебе чем-то помочь, но могу сопровождать тебя, как дипломат «Союза». У меня много вопросов, которые скрасят твой досуг, – и лучезарно улыбнулась.
Мама рассказывала, что её тётя – Сола, мать Пуджи, научила её улыбаться в любой ситуации. Что именно от Солы Пуджа унаследовала свою лёгкость с жёсткой хваткой. Что сестра мамы всегда находила подходящие слова и умела поддержать. Лея хотела, чтобы сейчас рядом был брат или Хэн, а лучше мама, но они все были далеко, а Пуджа рядом.
И в ответ, копируя искреннюю широкую улыбку, Лея согласилась:
- С удовольствие рассмотрю все Ваши вопросы, сенатор.

***
Разобравшись на станции «Союза» сначала с последствиями после нападения, потом с пленёнными пиратами, передав кого надо кому надо, вздрючив высшее руководство станции, а так же командиров. Сделал пару перераспределений, завёл пару служебных расследований, разобрался с поставками и охраной караванов,ещё раз наехал на безопасников, поручил разведке разобраться, откуда у пиратов сведения о маршрутах, отправил более сотни офицеров на переподготовку, настрочил с десяток отчётов, связался со столицей, поругался в очередной раз с Мадиной. Подправив воротник, Хэн Соло тяжело выдохнул:
- Что-то устал я, Чуи, быть генералом.
Вуки издевательски зафыркал.
- Да-да, - шагая по коридору, расстегивая китель, мечтал Соло: - вот бы сейчас, как в былые времена, рвануть за Принцессой, хватануть малыша, посидеть в какой-нибудь кантине под прикрытием, подраться с каким-нибудь головорезом и беззаботно свалить на край Галактики.
Чуи протяжно заревел, сообщая, что Люк написал ему ещё двое суток назад, что свалил он на край Галактики в одиночестве – не терять, если что связь через ситха, а Принцесса ужасно занята на каких-то переговорах и через сутки должна быть в столице, по приказу Канцлера. Расследование по покушению идёт полным ходом, уже есть подозреваемые.
- Ну… дела не так уж и плохи, - оптимистично заявил кореллианин, - мы хотя бы знаем где искать Принцессу. Готовь «Сокол».

***
Шестьдесят три звёздных хапанских дракона, как стражи, расположились на орбите Корусанта. Лея ещё раз их пересчитала, понимая, что зря задержалась в пути.
Канцлер с генералами встретили их прямо на посадочной площадке:
- Хапанские послы прибыли, просят официальной встречи с тобой,- Мон была сильно взволнована, приветственно кивнув ей и сенатору.- Твоё отсутствие накаляет обстановку.
- Предполагаем, что на борту Королева-Мать,- сказал Кракен, - возможно, она хочет высказать извинения по поводу покушения, а наша задержка её оскорбила.
- Хапанцы не извиняются, - поспорил с этим Риекан, - от них ничего хорошего ждать не стоит.
-Вы считаете, что покушение на Принцессу достаточный повод, чтобы Королева покинула свой безопасный дом? – скептически высказалась сенатор Наберри.
- Согласна, - поддержала её Лея,- возможно, они хотят сообщить о своём согласии на наше предложение.
- Я бы на это не надеялся, - сказал Риекан.
- Хапанцы не чего не делают просто так, – согласился с генералом Кракен.
- Тем не менее, визит назначен через час в Большом Приёмном Зале, – заявила Мон. -Будьте готова,Принцесса, и помните, Вы будете говорить от лица всей Республики.
- А Вы? – Лея посмотрела ей в глаза.
- Меня не приглашали. Хапанцы просили встречи только с тобой.

***
Она уже одела белое классическое платье двора Альдераана – универсальная форма одежды при её статусе. Косы с серебряным нитями заканчивали плести, оставалось выбрать аксессуары: пояс и наплечники. Активировав изображения украшений, которые могут подойти к её наряду, стала их пролистывать. Она должна выглядеть величественно и роскошно, но альдераанский титул и Королевское воспитание не позволят ей одеваться под стать хапанским женщинам. Пролистав каталог, она не смогла выбрать подходящие.
- Прошу прощения, Ваше Высочество, - затараторил 3ПИО, - не прилично Вас торопить...
- Сколько у меня ещё времени? – перебила его Лея, подходя к своему гардеробу.
- Пятнадцать минут до выхода…
- За пятнадцать минут можно добраться до истребителя и долететь до орбиты…
- До орбиты за пятнадцать минут не долететь, - прокомментировала вошедшая Пуджи Наберри. Оглянулась, Лея восхитилась её красотой: она-то могла поспорить с хапанскими женщинами, особенно в этом золотом платье с открытыми плечами.
- «Тысячелетний сокол» долетал за двенадцать, – возразила Лея, возвращаясь к гардеробу, нервно раздвигая вешалки с плащами. Ей на глаза попался длинный глубоко чёрный плащ, к которому были тонкие серебряные наплечники с рубиновой россыпью.
- Он шикарен, но не к месту, - заявила сенатор, которая встала за её спиной. Лея хотела заметить, что в выборе гардероба она не нуждается в советах, но посмотрев на Наберри, поняла, что та ещё и ответит, и заставила себя отодвинуть плащ, который в действительности был не к месту. Но что одеть…
- Тебе нужны опалы… браслеты-наручи, ожерелье-стоечкой и … - Пуджа профессиональным взглядом осмотрела лицо девушки, - губы поярче.
Принцесса не стала ни спрашивать почему, ни спорить. Сейчас она бы одела военный комбинезон и заплела волосы корзинкой, но в таком виде, она не могла явиться к послам хапанов и, пользуясь советом Набу, выбрала украшения и подвела губы, ещё раз осмотрела себя в зеркале, признавая, что не зря послушала сестру.

***
Большой Приёмный зал представлял собой огромную площадку более километра в длину и обрамлённую четырнадцатью балконами-ярусами. Там где всегда располагались места правительства, сейчас было оставлено лишь одно кресло, с высокими резными подлокотниками и обшитое синим бархатом. Место напоминало трон.
Всё правительство Новой Республики и весь высший свет Корусанта уже заняли свои места, когда в зал строевым шагом вошли гвардейцы в синих одеяниях и с серебряными символами на плечах. Гамм прекратился, когда появился точёный силуэт в белом одеянии. Подол платья легко развевался, создавая впечатления больше видения, но переливы опала заявляли о реальности Леи Органы,Принцессы уничтоженного мира, но не сломленного народа, символа Альянса за восстановление Республики и мира в Галактике.Внешне нежная, внутри стойкая девушка с приветливым выражением на красивом лице величественно прошла до своего места, занимая трон. Все камеры Галактики в этот момент сосредоточились на Принцессе, транслируя приём, комментируя происходящее, выдвигая предположения.
Лея контролировала своё дыхание, чётко следя за мимикой. За спиной, которая должна быть ровной, и ни в коем случае не прикасаться к спинке кресла. За правой рукой, которая должна расслабленно лежать на подлокотнике. За левой рукой, которая так же должна быть расслабленна, но не небрежно лежать на подлокотнике. За взглядом, которым она ровно провела по ярусам, находя Мон в первом ряду, в сопровождении генерала Мадины, рядом сидел Карлист, о чём-то переговариваясь с Пуджей. По левую руку от Мон сидел Борск. Не найдя взглядом Кракена, она припомнила слова генерала: «Если разведчика станут замечать в толпе, то его пора расстреливать».Улыбнувшись про себя, Лея перевела взгляд на хапанский шаттл, который приземлился в центре залы.
Первой с трапа сошла длинноногая брюнетка,в лёгком перламутровом платье, украшенном топазами. Грациозно, лёгким, практически танцевальным бегом, она подбежала к ней, и величественно поклонилась, опуская на колено. Лея оценила поклон и слегка кивнула, позволяя. Особа изящно поднялась, как цветок, который только напился воды, и посмотрела на неё ярко-голубыми глазами, в которых сверкала глубина хрустального озера:
- Элленеселлибет эТа'аЧьюм. Шака Лея, эренесета'апеллесеранелХэйпс, –громко, ораторским поставленным голосом, произнесла хапанка. -Реннителлесароон! – Обернулась и хлопнула в ладоши.
Лея частично, но не в совершенстве, понимала хапанский, поэтому носила в ухе переводчик: «Достойная Лея, приношу тебе дары от шестидесяти трех миров Хэйпа. Радуйся им». Ей понадобились усилия, чтобы удержать свою праву бровь. Дары? От хапанов? В честь чего? Особенно от всех миров… Подавив глубокий вздох, она наблюдала за красотою танцовщиц в сверкающих нарядах, следом за ними вышли музыканты, которые распределились по периметру, что сразу напрягло службу безопасности.

***
- Прощу прощения, - отчеканил Фирмус, войдя на совещание Главнокомандующего и двух министров, - срочное донесение с Корусанта. Разрешите включить прямую трансляцию.
Лорд коротко кивнул, сворачивая файлы, которые они обсуждали ранее.
В начале совещания Траун предупредил, что в столицу прибыли хапанские послы, и ситх приказал немедленно сообщить о ситуации. Трансляция с Большого Приёмного Зала шла по всем каналам Центральной Галактики. Траун зачитал сообщение:
- Хананцы привезли дары Принцессе со всех своих миров.
- В честь чего? – задумчиво почесал подбородок Пиетт, внимательно смотря на голоизображение над большим столом.
- Пока неизвестно, - переплёл пальцы министр внешней политики.
Под своеобразную музыку и красивые танцы,хапанцы вручали Принцессе сундуки с драгоценностями, древние артефакты, звёздные корабли и заповеди мудрых старух. Главнокомандующий, нахмурив брови, следил за представлением, как и все, ожидая центральной развязки. Хапанцы просто так не одаривают.

***
Плавно выйдя из гиперпространства, Чубакка, наученный горьким опытом, сразу подключился к общей сети, просматривая основные новости.
Хэн не успел подняться с кресло, как вуки недовольно заревел:
- Что там, Чуи?
Не тратя время на объяснения, вуки активировал изображение на основной экран: не превзойденная в своей красоте Лея Органа на троне принимает подарки от хапанцев.
- Что-то у меня плохое предчувствие, приятель.

***
Наблюдая за событиями в столице, Падме поняла, что не дышит, жалея, что смотрит на происходящее на небольшом мониторе за десятки парсеков, а не с балкона на Корусанте. Она уже знала, чем закончится это представление.
Музыка резко замолчала, а девушки замерли в ряд. Повисла давящая тишина не только в столице, но и на всех цивилизованных планетах, наблюдавших данное событие. Держа идеальное приветственное лицо настоящей правительницы, Лея не опустив взгляда, спросила:
-Вы говорили о дарах со всех шестидесяти трёх миров, я вижу только с шестидесяти двух.
Падме улыбнулась: слова не Принцессы, слова Королевы, и мысленно поаплодировала дочери. На весь экран показали одобряющую улыбку посла. Падме уже не вслушивалась в слова и представление на экране, забивая координаты полёта, подготавливая «Крылья ангела» к взлёту.
Её интересовало только, сколько времени на решение возьмёт Лея и хватит ли ей его, чтобы добрать до столицы.

***
Интересное предложение на коленях сидело перед ней. Принц Изольдер был хорош во всём и всегда. По крайне мере в тех обстоятельствах и ситуациях, в которых она его видела, и сейчас он был тоже великолепен. Глядя в серые глаза Принца, которые напоминали ей горы на Альдераане, она складывала все его слова и действия Королевы-матери в единую картину. Она не была готова к такому. Чувствуя внимание всего Корусанта, она, подбирая слова, произнесла:
-Народ Хапана, в лице Королевы-матери, щедр и величествен. Для меня большая честь получить такое предложение от столь великого народ и его несравненной правительницы. Передайте Та'а Чьюм, что её дары изысканны, её щедрость не знает границ, но мне нужно время, чтобы обдумать столь серьёзное предложение.
В зале поднялся шум, представители Хапана, непонимающе переглядывались, посол подошла к Принцессе:
- Террефель н ласарламелла н сесселтар?
Лея задумалась: сколько ей надо времени для принятия решения?
Ответ: «ни сколько, я не собираюсь замуж», крутился на языке, но невольно она посмотрела на Принца. Будучи у хапанцевв гостях, она призналась себе, что ей доставляет удовольствие смотреть на него, а сейчас особенно. С голым торсом, он был весьма…
- Тридцать, - волевым движением она перевела взгляд на посла,- общегалактических тридцать суток.
Девушка глубоко поклонилась и, встав одновременно с Принцем, удалилась на шаттл. Делегация свернула дары и так же покинула зал. Лея поднялась с трона, не дожидаясь отлёта шаттла, и покинула зал под пристальный взгляд миллионной толпы.

***
В боевом порядке стражи покидали свои места, а затем изрители с балконов. Пиетт выключил трансляцию. Градус в кабинете падал в месте с растущим напряжением в столице, а клубы Тьмы волнами расходились за спиной Лорда. Главнокомандующий был в ярости. Его грозное дыхание заполняло тишину. Пиетт уже рассчитывал последствия такого предложения…
- Убить, – пробасил одно слова Лорд Тьмы.
Испуганный Фирмус посмотрел на адмирала в немой мольбе. Помощник не знал о родстве Лорда и Принцессы и не мог понять, кого убить. Чиссу не нужно время для контроля эмоции, поэтому Траун быстрее остальных рассчитал последствия подобного предложение и успел предположить очередную войну, которую они разожгут, выполнив приказ Лорда. Адмирал не видел перспектив в ликвидации хапанского Принца, для развития и продвижения их плана. В частности развитие и помощь чисскому сектору. Ему это было невыгодно.
- Смерть Принца Изольдера на территории Новой Республики сорвёт соглашение между Республикой и хапанцами, но Королева-мать истеричная и принципиальная женщина, которая будет мстить.
- Для нас это уже не важно, - пожал плечами Пиетт. – Главное, чтобы не добрались до сути.
- Вы правы, Республиканцы кинут все силы на расследование.
- Сделайте так, чтобы не нашли, - ярость гремела в механическом басе, но Трауна это не волновало.
- Конфликт хапанцев и Новой Республики заставит вмешаться Вашего сына. И нас, как следствие.
- Предлагаю подождать, милорд, - прочистил горло Пиетт, - имея в виду личные отношения генерала Соло и Принцессы Органа, она, возможно, откажется от такого предложения.
Чисс посмотрел на адмирала:
- Вы романтик, уважаемый министр. Вероятность такого решения сорок три процента. Не достаточно велика, чтобы рисковать.
-Что Вы предлагаете?- повернулся в сторону чисса Лорда Главнокомандующий.

***
- Чуи, я надеюсь, ты ещё не подал опознавательной сигнал?
Вуки отрицательно потряс головой.
- Хорошо, давай курс на ночную сторону. Не будем спешить.

***
Её грудь сковало волнение, Лея прошла пару коридоров и влетела в один из залов, где находились представители Малого совета.
- Канцлер, можно с Вами переговорить? – Лея окинула всех взглядом так, что мужчины всё поняли.
Дождавшись пока все выйдут, Мон поднялась с места, понимая яростные эмоции Леи и готовясь, к тому, что их разговор не пройдёт мирно за столом.
- Ты знала?! – выплеснула в одном вопросе своё негодовании ситхова дочь, используя всё своё влияние через Силу так, что Мон стала тяжело дышать.
- Нет, Лея, мне ничего не было известно. Такое предложение…
- Их предложение полетит в трубу, если Королева-мать узнает о моём происхождении, - не спускала взгляда Лея ударила, идя ва-банк. Невидимые оковы сковали Мон, жуткое ощущение знакомое после общения с ситхом, захлестнуло чандрилианку, но она твёрдо стояла на ногах, не сводя взгляда:
- Я думаю для неё это не важно, - пыталась успокоить взволнованную одарённую, Мон, старалась разорвать расстояние между ними и отвязаться от ощущения, что ситхова дочь пытается залезть ей в голову. – Лея, пойми, ты не только Принцесса Альдераана, ты –Принцесса Восстания! Твоё происхождение уже давно не играет никакой роли. Ты стала символом свободы и демократии! Ты –Принцесса Лея! Ты- возглавлявшая Восстание и Альянс, подписавшая Союз и уничтожавшая Империю. Лея, не важно, что Вейдер твой отец. Это не сможет тебя уничтожить ни в Республики, ни где-либо ещё. Именно поэтому Королева-мать выбрала именно тебя своей преемницей. Ты сильна во всём: и в правлении, и в бою. Ты вела за собой людей на смерть, ты поднимала людей на мир. Ты умеешь править и воевать. Именно поэтому Та'а Чьюм хочет выдать тебя… или его за тебя…
Глубоко вздохнув, Лея,глядя в глаза чандрилианки, чувствовала, что она говорит правду. Расслабившись и пользуясь моментом, одарённая зацепилась за мысль… за эмоцию Мон, увидев её рисунок в Силе, она поняла её суждения и намерения. Она не желала ей смерти, она её… боялась, а с тем и опасалась.Облегчённо вздохнув, Лея отпустила мысль, что Мон хотела её смерти и сложила все пазлы головоломки. За покушением стояли хапанцы, которые раньше прочих узнали о намерениях Королевы-матери и хотели убить её.
Это было похоже на правду.
- Даже если и предположить, что это так, - произнесла Лея, стараясь унять свои эмоции,- я не могу принять их предложения.
- Из-за генерала Соло?
Принцесса кивнула.
- Лея, тебе предлагают политический брак. – Мон искренне не понимала причину её отказа,- ты сможешь сохранить отношения с генералом и получить весь Хапанский сектор. Подумай, сколько ты сможешь сделать став Королевой-матерью? – Она подошла ближе, положив руку на плечо Принцессе, видя её растерянность и сомнение: -Лея, личные отношения – это не повод отказываться от предложения, которое сулит столько благ обществу.

***
Планета-город уже много столетий не засыпала, живя в своём бешеном ритме, которые не могли сбить ни переворот, ни война, ни блокада, а уж предложение хапанцев тем более. Но, как и везде, существовало особое время – три тридцать ночи, когда даже самые трудоголики ломались и начинали дремать. Именно в это время Хэн Соло выбрал, чтобы вернуться домой. Сонно шагая по Альдераанскому крылу, к покоям Принцессы, он недовольно расстегнул куртку и воротник рубахи.
- Привет, ребята! – поприветствовал он охрану: двух парней Риекана, и хапанскую девицу, - что у вас тут так душно? Хоть бы вентиляцию открыли.
- Она открыта, сэр, - отчитался один из альдераанских охранников.
Генерал невольно засмотрелся на хапанку: блондинистая особа сверлила его тяжёлым взглядом в ответ, держа руку на оружии:
- Расслабься, красотка,я тут сегодня ночую, - заявил генерал, подозревая, что охранница будет против. –Вот документики.
Протянул свой опознавательный чип мужчина, и, к ярости воительницы, генерал Соло входил в список привилегированных людей, допущенных до Принцессы в любое время суток без дополнительного оповещения и досмотра.
- Доступ разрешён, генерал, - отчеканил альдераанец, который в лицо знал кореллианина, и пропустил, внеся посещение в журнал.
- Там тоже, чтобы окно открыть – надо у вас спросить? – уточнил Соло, указывая пальцем на дверь покоев.
- Внесите свой код в систему безопасности, и она разрешит, согласно Вашим правам. Но не рекомендуем, генерал…
- Знаю-знаю… - отмахнулся Соло, лениво заходя в помещение,- спокойно ночи… или утра? - тут же ложа руку на выключатель, не позволяя системе включить свет. Усталую дремоту Соло как рукой смахнуло, он аккуратно осмотрелся,с первого раза находя спальню. Пошарив в потайных карманах куртки, он нашёл маленький футлярчик с мазью. Расслаблено подошёл к приоткрытой двери, он нанёс мазь на губы, и убрал футляр обратно в карман, начиная отсчёт.
Свернувшись клубочком, его Принцесса спала на краю кровати, скинув с себя одеяло. В домашних штанах и свободной кофте, даже волосы не до конца расплела. Во сне она вся сжалась, стараясь быть ещё меньше.
Замучили, возвышенность …
Когда он рядом, она всегда ложилась ему под бок, складывала на него ноги и упиралась носом в шею, ей так было спокойнее.
Он присел рядом, нежно погладив по плечу, от чего она вздрогнула и мгновенно проснулась:
- Тише, прелестная, это я…
- Хэн… – со вздохом облегчения она потянулась к нему, за сладким и долгим поцелуем, затем - крепкие объятия. Увидев её улыбку, оставшиеся сомнения в нём исчезли, и, нащупав языком у себя во рту прикрепленную к зубам мудрости ампулу с противоядием, он раскусил её. Привкус был горьковатым.
Лея крепко прижала его к себе и повалила на постель, облизнув губы, смакуя поцелуй:
– Когда ты прилетел?
- Только что…
- Почему ты в куртке? – уже сонным голосом спросила она, пытаясь уместиться на нём, закидывая ноги.
- Я ещё и в обуви.
- Соло… - недовольно протянула Принцесса, но выгонять с кровати не стала, только погладила в районе бедра, где у него всегда висела кобура, - хорошо, хоть бластер снял.
- Да… - нежно погладил он её по руке, глядя в потолок, отсчитывая время, - пришлось оставить его Чуи. Иначе бы твои стражи меня не пустили. Особенно эта блондинка.
- Ммм… - борясь со сном, протянула Лея, - как тебе она?
- Ну, так… - стараясь казаться расслабленным, отмахнулся Хэн, - мне брюнетки всегда больше нравились.
Она хотела приподняться и поцеловать его, но он повернулся, пытаясь улечься поудобней.
- Подлиза…
- О да…
- Я сегодня так устала…
- Спи, малышка, ни о чём не думай.
- Хорошо, что ты прилетел.
- Это точно. Теперь я тут, и ни о чём не переживай, - продолжал он бормотать, успокаивающе гладя её по руке, слыша её мирное сопение. – Ты спи, любимая, не волнуйся. Я обо всём позаботился. Ты главное спи… крепко-крепко…

***
8:00 –Принцесса Органа пропустила плановое экономическое совещание.
8:05 – Генерал Риекан запросил отчёт от охраны: «3:30 ночи – визит генерала Соло. Ни Принцесса, ни генерал не покидали покои».
Генерал Риекан пожал плечами: Соло умел не только решать проблемы, но и устраивать их. Хотя дело-то молодое…
10:00 –Принцесса Органа не присутствовала на встречи послов Нерюн.
10:30 –Принцесса Органа не ответила на звонок генерала Мадины.
10:45 –Принцесса Органа проигнорировало сообщение генерала Додонны.
11:00 – Сенатор Наберри не получила ответа на своё сообщение.
12:00 –Принцессой Органой был проигнорирован звонок из приёмной Канцлера.
13:00 – Генерал Риекан запросил связи с «Тысячелетним соколом».
13:10 – Отчёт генерала Кракена: по данным служб безопасности «Тысячелетний сокол» в системе Корусант не появлялся. Идентификацию не проходил. Согласно последнему сообщению бортового журнала:Покинул станцию «Союза» «Дреад Серб» в системе Морнс. Планируемое место прибытие – Корусант. Время не указано. В Системе не отмечался. Генерал Соло прошёл идентификацию в 3:20 при входе в Сенаторский корпус.
13:15 – Открытие покоев Принцессы Органа,орден подписан генералом Риеканом.
Апартаменты пусты. Вещи Принцессы на месте. Окно открыто.
13:30 – экстренное совещание Малого Совета.

***
- Генерал Риекан, как Вы такое допустили? – начала с ходу Канцлер Мон Мотма, когда все уже сидели на своих местах. Канцлеру пришлось прервать заседание, отменить все плановые встречи. А чандрилианка не любила такое.
Альдераанец поднялся с места, опустив голову:
- Это полностью моя вина, Канцлер, и я готов понести за это наказание.
- Соло – Ваше наказание, генерал, - ответила Мон Мотма, - и я хочу знать, где он и Принцесса Лея? И как он устроил похищение? – к Канцлеру подошёл первый помощник, передавая деку и сообщая в пол тона, что сенатор Наберри, как представительница «Союза» и доверенная Дармин Арти, требует участия в закрытом совещании по поводу инцидента. Канцлер окинула тяжёлым взглядом присутствующих мужчин.
- И ещё, - продолжал помощник, - Принц Изольдер также осведомлён о происшествии и также требует присутствия.
- Этого ещё не хватало… - не выдержала она, произнеся в пол тона. Потом в голос спросила: - Откуда и почему сенатор Наберри и Принц Изольдер уже знают о происшествии?
Мадина переглянулся с Кракеном.
-В 11:10 сенатор Наберри сообщила об отсутствии ответа от Принцессы, - первый ответил Крикс Мадина, - просила сообщить о месторасположении дипломата «Союза». Ответ ей не дали, и в 13:15 она присутствовала при вскрытии покоев.
- Таун Чус – назначенный телохранитель со стороны хапанов, вероятнее всего донесла Принцу, - прокомментировал Кракен.
- Отлично, господа!- словно выстрел раздалась фраза Канцлера: – Теперь, мало того, что генерал Новой Республики без затруднений похищает Принцессу, так ещё и расследование этого инцидента мы будем обсуждать при свидетелях. Впустить сенатора и представителей хапанов.
Глубоко вздохнув, беря все эмоции под контроль, Канцлер повернулась к входной двери, где уже появилась Пуджа Наберри. Имперский сенатор, представительница мирного далёкого мира, протеже Дармин Арти и племянница великой Амидалы. Как на зло, в сегодняшнем наряде светловолосая особа, как никогда была похожа на свою тётю в молодости. Она приветственно поклонилась перед Канцлером, Мон взглянула в тёмно-коричневые глаза потомственной Наберри. Такие же тёмные, глубоко-карего цвета, за которыми скрывалось упрямство, Принципиальность и сила. Возможно, нынешний сенатор никогда уже не добьется такого мастерства и успеха, как её тётя, но Мон предпочитала, чтобы эта женщина была в её соратниках, хотя, будучи откровенной сама с собой ей одной Амидалы было предостаточно. Хотя, именно сейчас Арти была бы уместна за этим столом.
- Добрый день, господа, - поприветствовала сенатор, почтительно склонив голову.
Канцлер подошла к своему месту, решая не начинать совещание без хапанов, которые не заставили себя долго ждать. Принц, в сопровождении следователя и посла, церемониально поклонился перед Канцлером, и занял место напротив сенатора, что вызвало у той улыбку.
- Пожалуй, начнём, господа, - произнесла Канцлер, присаживаясь, - и дамы.
Согласно протоколу, им пришлось тратить время на представления всех участников, и только через пару минут Кракену пришлось заново зачитать результаты расследования и причины пропажи Принцессы.
- Кто этот генерал Соло и откуда у него доступ ко всем данным? – тщательно следя за словами, на общегале спросил Принц.
Присутствующие переглянулись, не решаясь прямо ответить на этот вопрос.
- Генерал Хэн Соло,- первой взяла слово сенатор Наберри, - герой Восстания, Альянса и Новой Республики, так же является действующим генералом «Союза» и Республики, имеет высший приоритет доверия. Входит в круг ближайшего окружения Принцессы Леи со времён битвы при Явине. Пользуется её полным доверием.
-Влюблён в неё? – переспросил Принц.
- Они находятся уже в достаточно длительных отношениях, - не сбавляла тон представительница Набу, прямо смотря на Принца. Его красота доставляла ей нескрываемое удовольствие.
- Несмотря на все заслуги, - вступил в разговор Мадина, - Соло под трибунал пойдёт.
Ян Додонна усмехнулся в седые усы:
- Соло ради Принцессы и к импам ходил под выстрелы, и в Бездну летал. Трибуналом его не испугать.
- Возможно, нам удаться вернуть Принцессу и без военного вмешательства, - постаралась угомонить мужчин Канцлер, - свяжитесь со Скайуокером. Возможно, он сможет нам помощь.
Кракен прочистил горло: все присутствующие посмотрели на него. Генерал разведки редко чувствовал себя неудобно:
- Коммандер Скайуокер временно сложил полномочия и скрылся в неизвестном направлении пятеро суток назад. Последнее место пребывания -система Куат, звёздный разрушитель «Исполнитель». Возможная связь через Лорда Главнокомандующего Дарта Вейдера.
- Нельзя было джедаю выдавать такие полномочия и свободу действий, - сквозь зубы прокомментировал общее недовольство Мадина.
- Джедаи никогда никого не спрашивали, - ответил ему Додонна, - они всегда поступали согласно велению своей Силы.
- Считаю необходимым связаться со Скайуокером, а до этого времени включить его в список подозреваемых сообщников, - предложил Кракен, держа прямой взгляд Канцлера.
- Мы не можем предъявлять такие обвинения единственному джедаю.
- Который подчиняется ситху, - оспорил её слова Мадина.
- Подчинялся бы Скайуокер ситху, мы бы здесь не сидели, - сдержано, стараясь не поднять старые разборки, прокомментировал Риекан. – Похищение Принцессы имеет личный характер, который был спровоцирован предложением Королевы-матери хапанов. Навряд ли Соло планировал похищение какое-то длительное время, а Скайуокер мог сложить полномочия раньше этого.
- Принимаю аргументы - отчеканил Кракен, - и в списке единственным сообщником остаётся вуки Чубакка.
Сенатор обвела присутствующих взглядом, изучающим, не к месту нежным и заинтересованным:
- А почему вы рассматриваете именно похищение? А не побег? – Пуджа получила желаемое внимание.- На месте не было следов борьбы или же других признаков насильственного давления.
- Она ни чего не забрала с собой, - в пространство произнёс Риекан, в реальности раздумывая версию побега.
- Всё что нужно Принцессе, есть на «Соколе», - пожала плечами Пуджа, которая хорошо знала характер Леи, которой для комфорта нужен бластер, один комлинк и надёжная поддержка её мужчин.
-Принцесса бы так не поступила, - авторитетно заявила Канцлер, мягко улыбаясь сенатору, так словно хотела задушить её.
О похищении Принцессы решено было не сообщать. Пока у них есть тридцать суток на поиски. Связываться с ситхом никто не счёл нужным, и достаточно веских причин для поиска ещё и Скайуокера не было. Кракен развернул поисковую систему на всей территории Республики, подключая возможности «Союза», пользуясь особыми полномочиями сенатора Наберри. Кореллианин и вуки снова стали самыми разыскиваемыми существами Галактики.Определив стратегию действий, Мон Мотма посмотрела на Принца: неприятностей она ждала со стороны хапанцев.

***
Сложив ногу на ногу, Пуджа откинулась в любимом кресле. Кабинеты сенатора Набу были украшены крупным геометрическим орнаментом с изящными скульптурами. В центральном зале был расположен фонтан, а стены расписаны цветами с объёмными лепестками. Тётя укоризненно покачала головой на такую роскошь, но Пудже было спокойней с водой. В столице ей не хватало именно воды. И сейчас раздумывая над трудной ситуацией, её успокаивал звук фонтана. Перед Леей поставили сложный выбор, будь её сердце свободно, она бы не задумываясь приняла дары хапанов, но, учитывая генерала Соло, её сестра могла и сбежать с ним.
Сейчас Пуджа ждала прилёта тёти, она сама всё, что могла сделать в нынешней ситуации, уже сделала. Ей нужно решать вопросы «Союза» и текущие дела сектора, а поиском влюблённой пары пускай занимаются родители.
Рабочие вопросы полностью завладели её вниманием, когда позвонил секретарь:
- Слушаю.
- Хапанский Принц Изольдер, просит вашей аудиенции. Примете?
«Только обнажённого», - про себя улыбнулась Пуджи, но подумав:
- Пропусти.
С чего наследник Хапана пришёл к ней, она не знала, но ещё раз увидеть этого мужчину, она не упустит возможности. Подправив причёску, и макияж, она вышла в основную залу.
- Прошу прощение за вторжение, сенатор Наберри, - с сильным акцентом произнёс Принц, глубоко поклонившись.
- Рада Вас приветствовать, Ваше Высочество, от лица народа Набу и от себя лично:мой дом всегда открыт для Вас,- Пуджи сделала изящный реверанс, демонстрируя свою грацию. Она так редко могла себе позволить использовать своё обаяние в разговоре с мужчинами, а Принц весьма располагал к такой куртуазной манере. Окинув взгляд за спину гостя, она отметила, что его телохранительницы, встали у дверей. Форма одежда хапанок ей симпатизировала – она бы не отказалась примерить подобные платья и форму, но в столице её точно не поймут, а вот дома, уже статус не позволял. А жаль.
-Спасибо, - Принц ещё раз поклонился. - Я в первые за пределами Хапана, и многого не понимаю в данной ситуации. Вы могли бы мне уделить немного времени и разъяснить?
- Конечно, Ваше Высочество, - улыбнулась Пуджа такой возможности завести дружеские отношения с наследником Хапанского сектора. Разумеется, она держала в голове, что он фактически не имеет власти у себя в секторе, хотя является самым дорогим мужчина хапанов, и, всё же, он будет именно тем мостиком, который можно проложить в их сектор. К тому же, общение с этим мужчиной ей однозначно приносило удовольствие. Хотя любой женщине – это доставляло удовольствие. Наверное, кроме Леи… Или Соло её всё же выкрал?
- Расскажите про генерала Соло, - попросил Принц, когда они пошли по залам Набуанского крыла.
Слегка поведя плечами, Пуджи заставила себя не смотреть постоянно на Принца:
- Кореллианин, высок, красив, обаятелен и решителен.
- Компактное описание, - неправильно подобрал слово хапанец, и Пуджа подавила смешок в широкой улыбке.
- Ёмкое, - всё же подправила она.
- Ёмкое, - повторил Принц.- А из какой он семьи?
- У него не было семьи, - сменила тон сенатор, наслаждаясь красотой любимых залов, - рос беспризорником на улицах Кореллии. Сам себя сделал. Сам пробился и поступил в Имперскую Академию, закончил с отличием.
- Имперец? – странно удивился Принц, по всей видимости, не зная, что восемьдесят процентов нашего правительства Новой Республики бывшие имперцы.
- Можно и так сказать. В рядах Империи его карьера закончилась, не успев начаться. На первое же распределение попал на Кашиик, где шло закрепощение вуки. Не смог пойти против совести, предал Империю, освободил вуки, а сам стал дезертиром.
Оценочные эмоции плавно изменяли красивое лицо Принца, делая его ещё более интересным:
- Пожертвовать своей карьерой ради вуки… благородно.
- Да, - согласилась Пуджи, акцентируя внимание на этом, -вуки тоже оценили. Один из спасённых в благодарность дал клятву преданности.
- Этот Чубакка?
- Да, - подтвердила Наберри, - поэтому факт его участия в похищении даже не оспаривался.
- Вуки был вместе с Принцессой, когда она была у нас в гостях, - припомнил Изольдер.
- Чубакка выполняет любые приказы Хэна, он охраняет не только его самого, но и тех, на кого покажет генерал.
- Я не заметил, чтобы с ним обращались как с рабом.
Пуджа вздернула бровь и Принц тут же опустил голову, понимая, что сказал, что-то не то.
-Прощу прощения, я неверно выразился…- замешкался Его Высочество.
Пуджа наклонила голову, изучая поведение мужчины, который был воспитан в матриархальном обществе. Если Принц целого народа Хапана так реагирует на неодобрение малознакомой женщины, то как остальные преклоняются перед своими правительницами?
- Нет, ничего, - как можно мягче произнесла Пуджи, стараясь вывести общение в прежнее русло, - многие в Галактике, а тем более имперцы считали, что вуки мало разумны, и что они действительно могут быть только рабами в обществе. Но на самом деле это не так. И Соло, как и Принцесса, и все остальные в их окружении относятся к Чубакке как к равному, а сам вуки относится к генералу, скорее как к малолетнему ребёнку, которому надо потакать и оберегать, чем как к хозяину. Вы бы слышали, как они друг с другом спорят. – Она добавил в голос смешинки, чтобы посмотреть, как Принц улыбается. Чувственные губы плавно изогнулись, вызывая странные желания для женщины её статуса и для данной ситуации в целом.
- Куда Соло подался после дезертирства?
- В контрабандисты,–отводить взгляд от Принца становилось всё трудней, но Пуджа всегда была волевой: - Он первоклассный лётчик с нестандартным мышлением.
- Как они попали в Восстание?
- В какой-то кантине познакомился со Скайуокером, который и затащил его на Звезду Смерти, где в этот момент в плену находилась Принцесса Лея. – История знакомства знаменитой троицы была куда более интересной и опасной, но Наберри не очень хотелось об этом рассказывать, особенно в красках.
- Я слышал, что Скайуокер - последний джедай, и что он воздействует на людей, – Принц стремился заглянуть ей в глаза. Но Пуджа крепко держала себя в руках. Ей казалось, что Принц, находясь в уязвимом положении, подвержен её власти, и это чувство искушало. И смотреть ему в глаза было очень чревато. Она умела и любила ходить по острию, но не сейчас.
- Да, - отвернулась она, осматривая пролетающий флаер у большого окна,а потом перевела взгляд на Принца,- Люк особым образом действует на людей. Подаёт им пример, показывает альтернативную сторону ситуации.
- Они друзья с Соло?
- Да, с той же битве при Явине. Соло помог ему уничтожить Звезду Смерти. С тех пор, Соло остался в ряду с начала Восстания, потом Альянса, участвовал в спасении Принцессы из рук Палпатина, командовал авангардом при захвате Корусанта… У него большой послужной список.
- У меня сильный соперник, - констатировал Принц.
- Думаю, да, - опустила взгляд опытный манипулятор, заставляя Принца пожалеть о сказанном. Изольдер тут же переключился на её родной мир Набу, прося рассказать откуда она и какая у неё семья. Пуджа про себя улыбалась, ловя каждое мгновение рядом ним. Эта ситуация забавляла её. Старшая сестра- Рио, которая давно уже была замужем и мела двух детей, порекомендовала бы ей расстегнуть платье поглубже и не теряться, а мама и вовсе назвала бы её дурой. Только Пуджа улыбалась и ждала тётю, чтобы та, поскорее помогла найти Лею с её генералом, и этот Принц больше никогда не приходил к ней.

***
Её посреди ночи просто так никто не будил. Особенно генерал разведки собственной персоной на пороге.
- Прощу прощения, Канцлер.
- Что случилось?
- Хапанский Принц пропал из своих покоев.

***
К утру на орбите Корусанта красовался Хапанский флот из ста звёздных драконов. К шестидесяти трём кораблям, которые привезли дары Принцессе, присоединились тридцать семь передовых военных драконов из флота самой Королевы-матери.
Акбар стягивал флот Республики в столицу, Канцлер была готова в любой момент активировать защитное поле планеты. Меньше суток Кракену понадобилось, чтобы поминутно проработать шаги Соло на поверхности планеты и на орбите в ночь похищения Принцессы Органа, но его след простыл, как только «Тысячелетний сокол» ушёл в гиперпрыжок. Без дополнительных зацепок, поиски бывалого контрабандиста могут занять годы. У разведки были некоторые предположения, но они все уходили за границы Вейдера. И даже каналов «Союза» могло не хватить …
- Нужен контакт с Серым флотом, - в полдень сдался разведчик, который параллельно занимался и расследованием похищения Принца. Единственное, может почему, хапаны ещё не нанесли удар по Республике, так это то, что, Принц всё своё время нахождения в столице был под своей охраной и сейчас хапанские следовательницы, которые прилетели тремя кораблями, вели самостоятельное расследование. Кракен понимал, что через какое-то время они, без их помощи, зайдут в тупик, и тогда его в полном объёме допустят к этому делу. Наиболее выгодной бы была ситуация, если к этому времени у них уже что-то будет по нему.
Канцлер держала молчание, рассматривая все доклады, которые ей предоставили спецслужбы.
- Что скажете, генерал Додонна? – она посмотрела на пожилого тактика с надеждой в глазах. После ухода Арти ей казалось, что её система стала работать хуже. Генералы совершали одну оплошность за другой, что они постепенно теряли веру в неё. Коменорец постоянно просился в отставку, жалуясь на усталость, хотя она знала, что он ещё может послужить общему благу. И сейчас именно его ум тактика мог рассчитать сложную и непонятную много ходовую систему.
- Соло – влюблённый кореллианин. А вы помните поговорку? Он увез Принцессу гораздо дальше нашего воображения. Я не уверен, что даже ситх сможет нам помочь, если конечно, он не был причастен к этому.
- Зачем Вейдеру помогать Соло? – спросил Акбар.
- Ему не выгоден наш союз с хапанцами, - ответила Мон. – Но тогда он не будет нам помогать.
-Вейдер занят своим Серым флотом, ему и не зачем будет нам мешать. – подметил Додонна. - А похищение Принца кому выгодно?
- Тем, кто не хочет этого союза, - лаконично ответил Кракен, который уже рассмотрел все возможные версии. – А учитывая тот факт, что покушение на Принцессу были подготовлены сверх правыми группировками Хапанского сектора, то похищение своего Принца могли организовать они сами.
- Или Вейдер, которому так же не выгодно это, - высказался Мадина.
- Вейдер бы его убил, - пресёк Кракен – эту версию он тоже рассматривал. – А труп, насколько мне известно, ещё не обнаружен. То есть он, вероятнее всего, жив.
- Со своими правыми пускай хапанцы разбираются сами, - резюмировал своё мнение Додонна, - а с Вейдером на переговоры надо послать опытного в этом деле.

***
По длинным коридорам, заставленным хапанской охраной, раздался жёсткий стук каблуков. Тяжёлые ткани шлейфом спадали с юбки, золотой корсет с плечами подчёркивал тонкую талию, создавая ощущение брони, высокая причёска и волевой взгляд женщины, заставлял воительниц выпрямить спины и пропустить главного дипломата «Союза» в комнату допроса.
Встретившись с прямым взглядом следователя, Дармин Арти затребовала имя, статус,и полномочия на основании, которого представители Хапана задержали сенатора Набу и подвергли допросу без юридической поддержки.
Пуджа Наберри посмотрела на тётю, улыбаясь про себя. В матриархальном обществе, с диктаторским уклоном, у всех в генофонде прописана способность вычислять и чувствовать альфу. Это проявлялось во взгляде, в прямоте спины, в манере держаться и во внутренней уверенности. Она была в себе уверенна, без возражений идя на следственный допрос, даже не затребовав адвоката, зная, что он ей не поможет.
- У вас есть улики предполагающие причастность сенатора к похищению Принца Изольдера? – Амидала была значительно ниже следовательницы, но она умела ставить на место мужчин одним взглядом, не говоря уже о женщинах.
- В данный момент, выясняем, - сжимая кулаки за спиной, ответила следователь, не ожидая такого напора.
- Сенатор была последней, кто общался с Принцем до его похищения?
- Нет, мэм, - женщина сглотнула, пытаясь придумать более уместное обращение, пока дипломат пролистывала протокол, используя переводчик.
- Согласно данному протоколу, сенатор не попадает в круг подозреваемых и свидетелей.
- Мы должны всё проверить.
- Проверяйте,- резюмирующим тоном ответила Падме Амидала,- не мешая нашей работе. Полагаю, сенатор может быть свободна?
Хапанка хотела сказать «нет», но, горько сглотнув под прямым взглядом дипломата, кивнула головой. Чтобы перечить на чужой территории правительнице, ей нужны более существенные полномочия.

***
- Впечатляюще, - прокомментировала Пуджа, когда они зашли в лифт.
- Спасибо, - Падме повернулась, внимательно осматривая племянницу, - насилия не применяли?
Сенатор покачала головой, это было не самое приятное время провождение, которое она никогда не забудет, но рук на неё не поднимали.
Войдя в систему Корусанта Падме сразу поняла, что дела плохи. То, что Хэн увезёт Лею подальше от всего этого, ей надо было предположить. Кореллианин слишком горяч, чтобы просто так стерпеть такое. Похищение Принца так же было не предсказуемо. Она бы меньше удивилась, если бы на утро нашли его труп. Пуджа выложила всё ей известное по данной ситуации, она уже связалась с Кракеном, который, в свою очередь, просветил ей свою сторону событий, по дороге к следователям, она выслушала мнение Додонны. После освобождения Пуджи, Падме назначила встречу Риекану, с которым они обсудили возможные варианты развития данной ситуации.
По недавно поступившим сведениям с Хапанского сектора Королева-мать казнила всех причастных к покушению на Принцессу Лею. Законы Хапана были строги и безжалостны к предателям. На сколько стало известно Кракену больше восьмидесяти хапанцев лишились головы, из которых двоюродная сестра Та'а Чьюм, которая и была основным инициатором этого. Дочь казненной бежала, вероятней всего на территорию Новой Республики, и могла устроить похищение Принца.
- Что бы женить на себе и занять трон Та'а Чьюм? – словила мысль Пуджа.
- Хороший мотив,– одобрил Риекан, который присоединился к встрече, – но беглянка на чужой территории, даже с группой поддержки, смогла бы провернуть такое похищение?
- У нас нет реальных сведений о возможностях хапанцев, - произнёс Кракен. - Они слишком долго были в изоляции.
- Но это не помещало им осуществить покушение на Принцессу, - укоризненно посмотрела на мужчин Амидала.
- У хапанцев есть деньги, - стал оправдываться Риекан, - и оружие, которое не было в списке запрещённых на территории Новой Республики. Им нужно было только попасть к нам и вычислить апартаменты Принцессы.
Разведчик смотрел куда-то в сторону, параллельно думая о своём:
- К тому же убить с фейерверком всегда проще, чем вытащить в тихую под носом сотни человек охраны.
- Значит, им кто-то помог, - резюмировала Падме. – Кто?
- Найдём, миледи, - сказал Арен, читая сообщение на комлинке, - срочный сбор. Хапанский представитель спускается на поверхность. Требует встречи.
Ариша
10 глава 1 часть

Вторая встреча с хапанцами состоялась за закрытыми дверями в бывшем первом тронном зале Императора, нынешнем Зале Советов Республики. Верховный канцлер в окружении своих советников, слушала короткий и тихий доклад службы безопасности, в то время, как в зал входили представители Хейпа. Генерал разведки никогда не являлся на подобные мероприятия, но пристальнее других следил за всем происходящим. И в этот раз, происходящее не обещало ничего хорошего. Две ровные шеренги хапанских охранниц во всём обмундировании заполняли помещение, образуя коридор. Охрана канцлера сделала десять шагов к своим подопечным, готовые в любой момент активировать силовые щиты.
Мон, выслушав последние данные разведки, боковым зрением осмотрела своих советников, среди которых появилась Дармин Арти. Ей поставили стул с самого края, по левую руку от Канцлера. Женщина без спешки, скромно заняла своё место. Её тёмно-алое платье, с широким золотым корсетом и наплечниками были неуместны в данный момент, по мнению чандрилианки. Ей уже доложили, что сенатор Набери была освобождена из-под стражи, и вероятнее всего это дело рук Амидалы. Мысленно Мон Мотма выдохнула – вместе они смогут договориться с хапанцами.
Точёная брюнетка, в чёрном одеянии с серебряными эполетами, легко прошла вдоль выстроенного коридора, объявив на общегалактическом:
- Приветствую Вас, Канцлер Новой Республики! Вам оказана великая честь – Королева-Мать Та’а Чюьм прибыла к Вам.
Канцлер почтенно склонила голову, скрывая своё удивление, принимая столь великую честь и готовая к разговору. Мать Хэйпа ранее никогда не покидала свой сектор. К тому же пропажа наследника могла вызвать усиление охраны самой Матери, а на чужой территории это сделать сложнее всего. Крис Мадина нелестно отзывался об умственных способностях правительниц Хейпа, и, по всей видимости, был прав.
В окружении ещё четверых охранниц правительница Хэйпа прошла в зал. Миниатюрная, в чёрном одеянии, с покрытым вуалью лицом, женщина остановилась напротив, смерив всех присутствующих взглядом. Под этим взглядом стало не комфортно. Канцлер на правах принимающей стороны, решила взять слово первой:
- Рада Вас приветствовать, Королева –Мать Та`а Чьюм, в столице Новой Республики…
Слова главы государство уходили в никуда, правительница Хэйпов как будто их не слышала, пристально рассмотрев сначала саму чандрилианку. Перевела взгляд на её советников – мужчин, на которых хапанка долго внимание не заострила, и столкнулась с задумчивым взглядом карих глаз.
- Кто осмелился препятствовать расследованию похищения моего сына? – старательно выговаривая каждое слово, произнесла королева, игнорируя все приветствия и все старания канцлера.
- Никто из граждан новой Республики не препятствовал расследованию, – в тон ей ответила Мон Мотма, напрягая спину. - Вашим следователям оказана все возможная поддержка, которой они не воспользовались.
Канцлер поднялась со своего места, понимая, что расстояние между ними и вуаль собеседница образует целый космос, который мешает ей, наладить контакт с Королевой-Матерью и начать работу.
Охранницы насторожились на действия Канцера, но Мать дала команду - стражницы расступились.
- Мой следователь был вынужден отпустить единственного свидетеля, - выговаривая каждое слово, которое отдавала неприязнью, ответила Мать, окинув Канцлера пренебрежительным взглядом, и посмотрела за её спину. – Дармин Арти. Вас так зовут?
Старший дипломат Союз согласно кивнула. Не спеша поднялась со своего места и как полагается женщине в её статусе, грациозно, как бы делая одолжение, подошла к Матери Хэйпа и Канцлеру.
- Да, Ваше Величество.
Сделав маленький шаг назад, Мон Мотма пропустила подругу вперёд. Вставшая рядом с ней Амидала, выглядела расслабленной и даже с не позволительным лёгким пренебрежением смотрела на Хэйпанскую Королеву. Молчаливый невербальный разговор между двумя женщинами длился считанные секунды. Но это было не позволительное поведение ни для Королевы правящей целым сектором, ни для дипломата столь высокого уровня как Амидала. Мотма оценивала проигрышную позицию хапанов, которые из-за всех сил пытались играть в сильную сторону, и к её сожалению, им это удалось. Но не до конца.
- Вы - наставница принцессы Леи.
Интонация Королевы была странной: она и спрашивала и утверждала одновременно. Согласно кивнув, Дармин продолжила молча смотреть на женщину, которая была даже ниже неё. Мон считала, что сильная сторона ведёт, вынуждая задавать необходимые вопросы, направляя диалог. А Амидала отдавал бразды правления Королеве, причём делая это демонстративно и даже с лёгкой иронией. Эта была опасная тактика, особенно с таким не предсказуемым оппонентом как Мать Хэйпа.
- Вы хорошо воспитали её.
И снова лишь вежливый кивок.
- Вы знаете, где она, – с нажимом и высокомерным раздражение констатировала Королева, демонстративно рассматривая собеседницу.
Не меняя тона, Арти, сделала шаг назад:
- Она в безопасности.
Выдержка Королевы была не столь высока, и её голос наполнился откровенной злостью:
- Вы знаете местонахождения Принца Великого Хэйпа
- Пока нам этого не известно.
- Я хочу, чтобы Вы мне выдали свидетеля, – акцент усилился, тон тоже, но дипломат Союза оставалась непроницаемо-вежливой.
В этом сражении выдержки и лидерства победила Амидала. И у Матери Хейпа хватало достоинства признать это. Но правительница не собиралась сдаваться.
- Великий Хэйп не потерпит игнорирования. Новая Республика желает войны?
То неповторимое, пренебрежительное движение плечами, которое исполнила бывшая правительница Набу, навсегда останется в памяти присутствующих: смесь равнодушия и раздражения. Лёгкое и грациозное.
Внутренне давление, сжимающее Великого Канцлера, заставляло вмешаться в разговор, отодвинуть зазнавшуюся женщину, которая пытается развязать очередную войну. Которая, возможно, желает снова окунуть Галактику в хаос и вернуть себе былую власть. Но Мон не поддалась паническим мыслям, оставаясь в стороне разговора, осознавая, что Амидала в любой момент по собственному желанию могла вернуть себе власть. И сейчас, стоя напротив Матери Хэйпа, представляя Новую Галактику – она продемонстрировала это.
Та`а Чьюм ждала реакции, ответа, заявления, но не получила желаемого. Она уже собиралась развернуться и покинуть зал, приступив к выполнению своих угроз, когда наставница Принцессы заговорила:
- Не смотря на вашу боевую мощь, Великая Мать Та`а Чьюм, вы не готовы к войне с Новой Республикой, - провокационно ответила Дармин Арти. – Бессмысленная трата ресурсов и времени, не поможет вам вернуть сына.
Длинные пальцы в изящных перчатках Королевы-Матери изогнулись, выдавая взрыв эмоций внутри женщины, но она смолчала, давай право слово республиканки.
Оценив момент, Арти, в признательности слегка наклонила голову, продолжая:
- Нам неизвестно местонахождение принца Изольдера. Но есть серьёзные основания полагать, что его похищение связано с неудавшейся попыткой захвата власти в Хапанском секторе...
- Все предатели казнены, - держала оборону своих границ Мать Хэйпа.
- Да, - держала напор Амидала, - кроме вашей племянницы, которой крайне выгоден живой Принц.
Признавать свои промахи никто не любил, тем более горделивые хапанцы, особенно их Мать. Но речь шла об её родном ребёнке, и Дармин, как мать, понимала, почему Королева молча слушает её.
- Есть основания считать, что соучастники не из вашего сектора, и у нас есть возможность их вычислить - найдя и Принца и изменницу.
Впервые за встречу Королева-Мать опустила глаза, обдумывая услышанное. О чём-то переговорила с послом на родном языке. Тяжело вздохнув, тщательно произнося слова, она ответила:
- Это Ваша территория.
Амидала согласно кивнула:
- Но мы не знаем Вашу тактику.
- Мои девочки окажут Вам посильную помощь.
- Благодарю, Королева-Мать, - с пониманием, чего горделивой хапанке стоило это решение, произнесла Арти.
- Найдите сына и верните Принцессу в столицу. На Хэйпе уже всё готов к свадьбе, – как бы в знак своего одобрения произнесла Та`а Чьюм, не ожидая столь резкой реакции спокойно собеседницы. Амидала напряглась всем телом, мгновенно в её взгляде налилась сталь:
- Принцесса ещё не дала своего согласия.
- Это вопрос времени, - самоуверенно произнесла Мать, осматривая республиканку.
- Выбор за Леей, – тон был холодный и не располагающий к спору. Бывший первый советник Верховного Канцлера изящно поклонилась и покинула зал. Ставя чёткую точку в данной теме.
Присутствующие проводили её взглядам, а Мать усмехнулась про себя: жаль, что Арти слишком стара. Вот она бы смогла перенять Хэйп после неё. Хотя альдераанка тоже справится.


***
Нежное забытье потревожил тёплый поцелуй, который отдавал горечью во рту. Просыпаться не хотелось, тяжело перевернувшись на другой бок, она уткнулась в плечо Хэна. Генерал был известным бездельником, любивший поваляться в кровати лишних пару часов, особенно, когда нужно идти на плановые совещания.
- Мы проспали? – хрипло, спросила она, пытаясь вынырнуть из сладкой дремоты, не в силах открыть глаза.
- Нет, возвышенность, - он повернулся, приобнимая, - ты можешь ещё спать.
От его тепла, стало совсем хорошо и она утонула в крепком сне, настолько крепком, что когда всё же смогла проснуться, поняла что отлежала всё тело. Болела спина, ноги онемели, руки не слушались, а голова была как в тумане. Попытавшись подняться, Лея со стоном упала обратно. Она не проснулась, даже когда Хэн вылез из её объятий, но он где-то рядом... она чувствовала его родное сияние. Вчерашний день так сильно её вымотал эмоционально, что приезд любимого как будто сорвал внутреннюю защиту, выключая и голову и тело на длительный сон. Перевернувшись набок, Лея попытавшись прийти в себя. По ощущениям проспала она много… очень много, эта мысль заставила напрячься, и наконец-то сосредоточиться на окружающем пространстве. Она не в своих покоях. И не на Корусанте. И не в каюте «Сокола».
«Где я?» - резкая мысль, выгнала остатки расслабленности в теле. И Лея резко села, осматривая небольшую комнату в светло-серых тонах и широкую кровать, которая занимала две трети комнаты. «Мечта Соло» - всплыла странная мысль. Именно так Хэн описывал спальню, которую он хотел иметь дома. Соскочив с кровати, она кинула в направлении тихого сияния Соло. Ноги подгибались, а голова кружилась, только сейчас она поняла, что он её чем-то усыпил.
Гадёныш!
- Хэн! – со всей силы рявкнула Лея, начиная захлёбывать от злости.
- Доброе утро, высочество! – мило отозвался кореллианин. - Вы уже проснулись?
Помещение напоминала квартиру, светлую, с закруглёнными стенами, высокими потолками и закрытыми окнами. Пройдя на голос, Лея обнаружила не большую кухню, за плитой которой стоял толи её подарок судьбы, толи её проклятье.
- Где мы?! – не сбавляла тон принцесса, не ведясь на милое очарование домашнего мужчины.
Продолжая делать вид, что всё в порядке, Хэн что-то подкинул на сковородке, мило улыбнулся:
- В безопасности. А ты чего не в настроении? - как бы между делом поинтересовался. - Не выспалась? Умывайся, я тут фирменный завтрак приготовил. Хотел сюрприз сделать – в постель, но Вы слишком рано проснулись, Высочество, – и отвернулся, что-то подправляя на плите.
Повисшее молчание резко сжимало пространство, от её прямого взгляда по его спине потёк пот. Он знал, что её реакция будет атомной и был готов к этому. Длительные секунды, которые ему требовались, что всё выключить и развернулся к ней, превратились в часы нахождения на поверхности с повышенной силой притяжений, когда всё твоё тело сгибает невидимая сила, сминая твою гордыню и уверенность. Но он уже это проходил. Хорошее знакомство, если так можно выразиться, с папочкой-ситхом многому его научило. Он столько раз подвергался его натискам, что сейчас мог сравнить и уверенно заявить: «Лея тебе ещё расти и расти до папочки», но он благоразумно молчал, поворачиваясь к ней лицом.
- Как ты мог? – сжато, низко, сквозь зубы спросило пространство, проговаривая каждое слово, каждую букву, звук которой отражался страшной вибрацией внутри.
Он пожал плечами. Он просто не мог по-другому. Он даже не хотел знать, что выберет Лея, останься они в столице. Он даже не мог себе представить, что они вдвоём останутся там.
- Я тебе доверяла… - её трясло от злости, от обиды, от… «Жизни, наверное» - отстранённо подумал Хэн, не смотря на внешнее давления, он всё равно захотел подойти и обнять её, даже если это будет стоить ему жизни. – Полностью.
Растрёпанная, в свободной пижаме, доведённая до пика своей ярости, Лея стояла в проёме, и он пошёл к ней. Силовой удар откинул его, впечатав в шкаф. Боль растеклась по позвоночнику, захлестнула плечи и грудною клетку, отозвалась в голове. Ситх….
- Лея... – простонал Хэн, пытаясь прийти в себя, - ну, не надо так горячиться… - он сполз на пол, проверяя не сломана ли у него грудина, встряхнул голову, проверяя на месте ли она, - давай позавтракаем, а? Солнце… А потом спокойно всё обсудим. – Он поднял на неё глаза, пытаясь встать на ноги.
Она не шелохнулась, застыв на прежнем месте, но из её глаз текли слёзы. На место ярости пришёл испуг. Она сама напугалась того, что сделала. Хэн усмехнулся: а он нет…
- Да, ладно, прекрасная, - опираясь на стол, он всё же поднялся, и снова шагнул к ней, - вспылила – бывает, - и всё же обнял. Она привычно обхватила его талию руками, вызывая новую волну боли в ушибленном теле, уткнулась лицом, как обиженный на весь мир кутёнок и захлюпала носом. Хэн облегчённо вздохнул, целуя её в макушку. Первая волна прошла, и он пока ещё жив. Хотя тупая боль отдавалась не только в грудине и спине, но и в затылке. Он не произвольно потрогал голову – крови нет, значит не проломил, а только ушиб. Ничего. Главное, что пока ещё жив и обещал завтрак.
- Умываться пойдём? – как у маленькой спросил Хэн, продолжая поглаживать по голове.
- Сама справлюсь, - пробурчала Лея, и, не поднимая глаз, вышла из комнаты. Он хотел ей подсказать, где комната, но решил промолчать, ещё одного такого удара он не переживёт. Всё же инстинкт самосохранения, может и вяло, отзывался в разуме и во всём теле, но погладив ушибленный затылок ещё раз – точно нет крови? - решил накрывать на стол.
Вынеся в общий зал, постарался аккуратно всё расставить на столе, он решил тайком налить себе глоток виски. Для храбрости. Пока Принцесса приводила себя в порядок и в целом приходила в себя, а учитывая сколько времени её не было, так ещё и подготовиться к конструктивному и сверх мощному разговору, Хэн посмотрел на бутылку в шкафчике и глотнул ещё немного. Для надёжности. Да и боль в теле утихла. Мельком осмотрев место падения, облегчённо вздохнув, вмятин не осталось, а значит, удар был не такой сильный, как ему показалось, он вышел в зал, стараясь держать радостное и беззаботное настроение. В конце концов, он столько сделала, чтобы получить это место. Столько сил потратил на превращение его в приличное жилища. И Лея здесь. Пока не в очень хорошем расположении духа. Но это пока.
Или это пока его не волнует. А потом, если она его вдруг удушит, это беспокоить уже точно не будет.
Запив виски сваренным кафом, жизнь показалось совсем не такой уж плохой, Хэн уселся на диван, так чтобы случаи чего, было удобно и за принцессой поухаживать и за диваном спрятаться. И со стола вкусные рулеты потаскать. Лея вышла из комнаты уже расчёсанной, и в мягком халате, который он специально привёс с «Сокола». Что говорила, о её намеренье идти на диалог и слушать. А может и о том, что она всё же передумала на него ругаться, и благоразумно решила расслабиться в его компании, чтобы после завтрака можно было легко снять халат…
- Хэн, - прервала его сладостный поток мысли, Лея, усаживаясь на противоположный диван, и сама наливая себе кафа. – Коммутатор заблокирован. Сколько я была без сознания?
- Пока не попробуешь мои оладушки, не чего не скажу,- нахально улыбнулся он, пододвигая к ней тарелку.
Чувство вины не давало ей вспыхнуть во второй раз, и она послушно взяла оладушек. Ела она без аппетита, что расстроила его сильнее силового удара в грудь.
- Не понравились?
- Вкусно… так, где мы? И сколько меня нет в столице?
- Мы… - он поджал губы, пытаясь придумать, как бы по лучше объяснить, где они конкретно, кроме пустых координат, но решил: - в собственных апартаментах со всеми удобствами и даже бассейном, в открытом космосе.
Её взгляд от комментировал его остроумие выразительней любых слов, и он выдал:
- Метеоритный поле Илайн, Внешнее кольцо, на территории Вейдера, ну... мы внутри одного из крупных метеоритов.
- Эта база Вейдера?
- Ну не совсем база…
Она отодвинула от себя тарелку и встала, не зная как к этому относиться.
- И давно вы с ним в сговоре?
- Ну, какой тут сговор… - возмущённо развёл руками Хэн, но Принцесса была настроена более чем серьёзно:
- Моё похищение – эта твоя идея или его?
- Лея…
- Отвечай!
Тяжело вздохнув, Хэн продолжил ковырятся в тарелки. И его аппетит испортился:
- Он тут не причём…
- Но база его!
- Не совсем!
- Соло, рассказывай. Всё. С самого начала.
Она села напротив, посмотрела в глаза, так прямо и так требовательно, что он не мог отвести взгляда, он хотел, но не мог. И ему пришлось рассказать…
- Соло… я тебе верила… доверяла… - сживая зубы, сдерживая слёзы сказала Лея, выслушав, как он, за её спиной, вступил в заговор с её отцом, чтобы похитить её в тот момент, когда они сочтут нужным. – Вейдер, мой отец, но он - ситх, я от него ожидаю всего чего угодно и в любой момент. Но ты! Ты, Хэна Соло, мой мужчина, мой тыл, ты в кого я безоговорочно верила и вверяла себя и всё самое дорогое. Ты – меня так подло предал!
- Что? – от возмущения он подскочил. - Подло? Предал? Ты это называешь предательством? Тебя предала Мон с Мадиной на пару! Тебя хотят продать ради пару ящиков алмазов хапанцев! Да, тебя просто сливают с арены!
- Меня никто не продаёт и не сливает, генерал. – Сжатым голосом, сказала Лея, сдерживая слёзы и злость, и обиду. Да, больше всего сейчас ей было обидно. - Ты считаешь, что я не способна решить свои собственные проблемы? Ты думаешь, я настолько глупа и слаба?
- Да ты посмотри на себя! Ты же вымотана в хал! Тебя же загнали как скаковую пуму!
- Никто меня не загонял! Это нормальный рабочий режим!
- Да, конечно, нормальный рабочий. Ты в войну лучше выглядела, чем сутки назад!
- Соло, я ценю твою заботу и беспокойство, но я не маленькая девочка. Я сама знаю, что мне нужны, когда и сколько мне работать.
- Только ведёшь ты себя как маленькая. Я лишил тебя проблемы с хапанцами, а ты меня в стенку впечатываешь за пару десятков часов крепкого сна и за завтрак!
- Извини, но ты сам нарвался! Ты понимаешь, что свои легкомыслием ставишь Республику на очередной рубеж войны?!
- Да она сама себя и без моей помощи поставит! Вы Мадину побольше слушайте и через сутки вам новые сражения обеспечены!
- Причём тут Мадина? Не своди стрелки на него. Мы о твоём поступке говорим!
- Мы не говорим – а орём друг на друга. И первая начала ты. – Хэн тыкнул в неё указательный палец. Потом упёр руки в бока, ещё подумал и сел на диван. Лея продолжила стоять, нависая над ним, но обороты и тон сбавила:
- Потому что ты сорвал проект, над которым я работала больше года. Мне нужно выйти в голосеть.
- Ни куда ты не выйдешь, – Хэн взял оладушек, и засунул в рот, зная, что она терпеть не может, когда он разговаривает с набитым ртом, продолжил: - фам полный форец умников – без нас разберутся.
- Соло, ты играешь с ядерной энергией…
- Да, мне уже прилетело с утра пораньше. Так что не пугай. Хочешь задушить – души! Мне уже всё равно! – И громко, противно хлебнул кафа.
Задушить его она и в правду хотела, но уподобиться отцу – никогда! И так сегодня перешла все допустимые границы. Обречённо вздохнув, Лея села на диван, сравнявшись взглядом с Соло.
- Хэн, я люблю тебя, - резко сменила тактику боя, принцесса, что выбила его из колеи.
- Правда что ли? – по серьёзу удивился он, даже прочистил горло. Давно не слыша таких слов, и не ожидая их, тем более после содеянного.
- Но мне нужно в столицу, нужно переговорить с Мон и хапанцами. Я понимаю, твои действия были сделаны на эмоциях, но сейчас мы должны всё исправить.
- Что исправить? – выгнул он бровь, задавая немой вопрос.
- Вернуться в столицу.
- И что ты собираешься там делать?
Лея снова вскочила:
- В первую очередь прикрыть твой зад! -
- Брось ты! - Демонстративно взмахнул руками контрабандист, раскидывая их на спинку дивана и закидывая ногу на ногу. - Безопасность моего зада тебя волнует меньше всего. Тебя волнует, как громко заныл этот холённый принцык! И как громко взвыла его матушка, угрожая огромными пушками.
- И это тоже, – потупилась Лея.
- И что ты в нём нашла, а?
- В ком?
- Не дури! В этом облизанном сосунке!
- Ты даже не знаешь этого человека!
- Хапанца! А ты вот похоже знаешь… - мерзенько протянул он, на что Принцесса упёрлась руками об стол, сокращая расстояние и смотря прямым и твёрдым взглядом:
- Хэн, эта политика не более.
- Да, конечно… - отмахнулся нахальный контрабандист, - ещё скажи, что ты рассматривала брак с ним по серьёзу.
- Эта политическое сотрудничество, – фраза прозвучала не уверено, что как будто холодной водой окатила уверенного кореллианина, и он заметно напрягся:
- Не могу поверить, что слышу это от тебя.
- Не о каких чувствах, эмоциях и других взаимоотношениях в таких браках и речи не идёт. – Лея старалась придать своим словам уверенности и даже успокоить мужчина на против. - Хэн, ты же не вчера родился! Политический брак – это как подписание мира между народами. Эта гарант наших отношений между Республикой и ними.
Но получалось у неё это плохо.
- Ты серьёзно? Лея? - Расслабленная поза стала стальной, он медленно наклонился, складывая руки на стол. Откровенная тревога плескалась в его карих глазах, гипнотизируя. - Посмотри на меня и скажи, что ты действительно так считаешь, и ты действительно способно пойти на такой брак?
- Хэн, это не то, что ты думаешь.
- А что я думаю? Что ты будешь жить на Хэйпе, что ты будешь каждый день проводить с этим принцыком. Что ты обязана будешь родить ему наследника... то есть наследницу, а то и наследников. – Слова давались ему тяжело, но он выплёскивал их хлёстко, как пощёчины. - Что я не так думаю? Как ты себе это представляешь? Поставите печать в документах, поцелуешь его в щёчку и скажешь: усё, улетай обратно к себе, у нас тут мир? Так что ли?!
- Хэн… - у неё снова потекли слёзы, - честно, я не думала об этом…
- Нет, ты думала, раз говоришь об этом и отстаиваешь эту позицию. – Он поднялся над ней: - И ты думала, что я и это вытерплю, да, высочество?
- Хэн… - с всхлипом только смогла выдавить она.
- Нет, Лея, я готов мириться с твоей работой, с твоим образом жизни, с твоим ситховатым папочкой, с интриганкой мамочкой, с твоими кошмарами и прочими одаренными загонами, но делать тебя с другим мужчиной - нет. Я не буду.
- Не надо меня не с кем делить.
- Значит, выходи за меня, – выпалил он, и не собирался останавливаться: - Я не принц, я вообще тебе неровня. Я не дам тебе больше, чем ты уже имеешь, наши отношения навряд ли станут лучше, но я хочу, что бы ты была моей женой. Хочешь, тоже встану на колени? - Хэн обошёл стол, и преклонил колено около неё. - Кольца... – взгляд окинул комнату и стол: ничего подходящего не нашлось, - прости... кольца тоже нет. Есть оладьи, хочешь? – стоя на одном колене, он взял тарелку с предложением и протянул ей.
- Оладьи? – усмехнулась она сквозь слёзы, - оладьи хочу. – Но брать не спешила, - Хэн дай мне время…
- Тридцать общегалактических суток, хватит?
Чтобы не давить, Соло встал и вернул тарелку на место.
- Угу, – облегчённо ответила Лея, и взяла завтрак уже со стала.
- Тебе кафа налить?
- Да, пожалуйста. И мне нужна связь хотя бы с мамой.
- С мамой… с мамой будет тебе связь, после того как поешь.
Ариша
10 глава 2 часть.

Штатный информационный запрос о месте расположения генерала Соло с кораблём «Тысячелетний сокол» пришёл сутки назад. Лорд Вейдер пролистал его – игнорировать, – отчёт о планируемой активации убежища пришёл к нему от Соло на пару часов раньше. Он предчувствовал, что нервы генерала не выдержат именно сейчас.

Лорд расслабился, сосредотачиваясь на тренировке. Небольшой перерыв, который он вынужден был сделать из-за отсутствия времени, неприятно отдавал тяжестью в теле. Его мышцы, которые держат все имплантаты и искусственные органы, должны быть постоянно в форме. На одной Силе он не выстоит. Постоянно нависавшая угроза от превосходящего в могуществе Сидиуса заставляла всегда быть в тонусе, несмотря ни на что освобождать время для тренировок. После же, он был вынужден признаться – расслабился, уделяя больше внимания политической арене. Миллионы вопросов касающихся Серого Флота занимали его всего. Только дети и Сила отрывали от работы. Сейчас же он снова мог выделять время на медитации и фехтование.

Ситхи и джедаи всегда стремились поддерживать гармонию в уме, душе и теле. Гармония в теле для него была жизненно необходима. Трудно не думать о нём, когда при малейшей слабине понимаешь, что начинаешь умирать. Физически. Что касается ума: он много времени и сил положил на это и навёл порядок. А вот с душой бескрайней и тёмной у него всегда были проблемы.

Сомнения, терзания, беспокойства… так, словно он снова на перепутье. Хотя координаты он проложил, цель известна. Но постоянные сомнения, вопросы, раздающиеся не в голове, в сердце, эхо, которое долетает откуда-то из невероятных глубин души. Он всё делал правильно и так, как нужно. Он верно выбрал, встав на путь создания, хотя Тьма, дающая силы и питающая, была против. Его иногда это рвало, но стоило только выйти из своей капсулы, сеть за рабочий стол, как мысли очищались и сами звёзды указывали ему путь. Всё идёт, как надо, все верно, но…

Сосредоточившись на здесь и сейчас, он активировал программу. Шии-Чо для разминки, руки сами вышли на «гильотину Мрака» стиля Джем Со. Приятный адреналин растёкся по телу, вырабатывая естественные эндорфины. Двенадцать дройдов-убийц со световыми мечами, меняя стили и скорость атак, пытались теснить его в угол. Любимый стиль молодости – Атару, – и почти недоступный Соресу. С годами всё недоступное становилось практически фанатично желаемым. Он исполнял с десяток ударов «Формы Эластичности», но ему было мало. Хотелось выйти на чистый стиль, но физические ограничения заставляли его то и дело выходить на «Форму Агрессии» или на атаки «Свирепости». Будучи ещё падаваном, он стремился познать все стили; являясь Повелителем Тьмы, он использовал все известные ему техники не задумываясь. Не следя за чистотой боя. А сейчас странное желание очистить свои стили, сохранять удары одной формы и при желании переходить не только на приёмы, но и на саму форму боя, стало его целью как фехтовальщика. Втайне он завидовал лёгкости и изяществу сына, который только-только изучил и отработал стиль первой формы Шии-Чо, освоил Макаши и вывел на рабочую технику Атару. Вейдера забавляло, что из всех стилей мальчик выбрал именно четвёртую форму, не понимая всю мощь стиля Соресу. Но: «Дорастёт до этого», - думал Лорд, делая очередную восьмёрку стиля эластичности, понимая, что сейчас ему придётся уйти в укол Ваапада.

Люк будет очень изящен в Соресу.

- Милорд, белый сигнал просит связи, - вырвал его из мыслей голос дройда -секретаря. Уйдя в кульбит, грузно приземлившись на пол, изогнув кисть, клинок нарисовал алую петлю, он обезоружил дройда.

- Просите ждать, - велел механический бас. Нужна ещё пара минут, чтобы он почувствовал себя удовлетворённым тренировкой.

Заставлять женщину ждать невежливо, особенно Падме Амидалу, но сегодня он мог позволить эту малую радость. Причина его душевных терзаний всегда являлась, когда ему казалось, что он нашёл свою очень тонкую и острую грань равновесия. Разговор не сулил ничего приятного, он ждал в свой адрес очередных обвинений, завуалированных вежливостью и тактичностью, а также очередных требований. Их последняя встреча была столь прекрасна, пока драгоценная супруга не заступила за его границы. В ответ на что, ему также пришлось нарушить её. Чего ждать на этот раз, он не хотел даже предполагать.

- Прошу прощения за ожидание, - демонстративно извинился Лорд, усаживаясь на своё рабочее кресло. – Моя Леди.

В бордовом одеянии с золотыми элементами, Леди выглядела властно и воинствующе. Её настрой заметно контрастировал с образом дипломата Арти. В её тёмных глазах горел живой огонёк, она явно только вернулась с политических боевых действий, ещё достаточно ярко переживая их.

- Мой Лорд, извиняюсь за связь в неудобное время, - супруга постаралась улыбнуться, смягчиться, продемонстрировать, что её настрой не связан с ним, - но у меня к вам крайне личная тема для обсуждения.

Механическое дыхание всегда было ровным, а под маской не видно ироничную улыбку. Знал он личную тему разговора, и с каких переговоров только вышла Амидала.

- Я вас слушаю.

- Вам известно местонахождение генерала Соло и принцессы Леи? – Сегодня без вежливых и уклончивых манёвров, вероятнее, чтобы сэкономить время. А возможно, произвести на него необходимое впечатление.

Вейдер ещё раз осмотрел собеседницу на мониторе. Всегда держась спокойно и на расстоянии, Арти скрывалась за прочными щитами самоконтроля. Даже когда Лея была в плену у Сидиуса, она лишь на крохотные доли секунды позволила ему увидеть свои переживания. А в последнее время она стала слишком... эмоциональной? Живой? Или она использует его реакцию на свои эмоции, чтобы получить желаемое с максимальной эффективностью? Он не хотел себя обманывать и не хотел идти у неё на поводу. Но в тайне признавал: он всё больше и больше видит в ней Падме. Её огонь, её нрав, силу и ум. Из другой жизни он помнил страстную, волевую и сильную женщину, которая не боялась ни своей красоты, ни ума, ни нрава. Она жила, дыша полной грудью, гордо смотря в глаза противнику. Не пряча и не скрываясь. Дармин же выковала себя как клинок, закалённой из стали, несгибаемой и непробиваемой. Хитрая, всегда в тени, она заходила за спину противнику, била так, что жертва и не догадывалась, откуда пришёл удар. Она могла отходить, изгибаться и проворачиваться, закручивая соратников, врагов, друзей в нужную ей фигуру.

Что с ней происходит на самом деле? Что творится за этой вежливой улыбкой? Куда она исчезает на столь длительное время? Или это всё её средства манипуляции, и она выгибает его?

- Лея не прилетала на борт «Исполнителя», сигнал о помощи не поступал. Её беспокойства я не чувствую. Сведения о нахождении генерала на территории Серого Флота вы можете запросить у службы безопасности.

- Я их делала, Милорд, пару суток назад. Ваши службы дали отчёт, – в тон ему произнесла дипломат Союза, - но, возможно, у вас есть какая-то дополнительная информация?

Правая бровь изогнулась:

- На корабле «Тысячелетний сокол» расположен маяк. В случае экстренной необходимости его могут активировать, и я узнаю, где они. Но пока сигнала нет, не вижу причин для беспокойства.

- Похищен хапанский принц Исольдер. – Решила зайти с другой стороны Арти, понимая, что для Лорда Главнокомандующего это не новость.

- Который накануне похищения сделал предложение принцессе. – Пошёл в наступление Вейдер. - И вы решили, что его я похитил?

- Нет, Милорд, - легко подстроилась под настроение Дармин, - если бы мы нашли тело принца, я бы подумала, что вы решили не ставить дочь в затруднительное положение. Но возможно, вам что-то известно о нахождении хапанов на вашей территории и на территории «Союза».

- Я прикажу составить отчёт о всех зафиксированных на нашей территории хапанцах и отправить вам. Не вижу смысла в похищении наследника Хэйпа, кроме одного: выманить их неразумную королеву-Мать и убить на чужой территории. – Лишняя ложная нить в деле никогда не повредит. - Но, если вы считаете, что мне интересные другие женщины, особенно столь неразумные, как хапанки – спешу вас успокоить. При желании мы могли напасть на них и без политических интриг.

Она улыбнулась, оценив манёвр, искренне и лучезарно. Непозволительно в таком диалоге. С самого начала их общение складывалось из комплиментов, из скупой возможности демонстрировать, что они ещё живые люди. Но теперь каждый его искрений комплимент, скрытый под рабочим флиртом, отзывался яркой гаммой её эмоций. Он не готов к такому. Он не знает, что с этим делать. И зачем это делает она.

- Вас не озаботила весть о поиске Леи… - задумчиво произнесла Падме, не подозревая о его растерянности.

- Вы ищете Соло, - попытался взять себя в руки Лорд, - значит, именно кореллианин увёз её. Мужское решение, - одобрил он, - в данной ситуации. Я поступил бы точно так же, только сначала убил соперника.

- Хорошо, что генерал Соло более гуманный, чем вы, Милорд.

- Поэтому он дальше генерала и не продвинется, моя Леди.

***

Связь закончилась. Она знала: он будет отрицать любое своё участие. Все факты и здравый смысл указывали на его непричастность, но интуиция говорила о другом. Тяжело вздохнув, Дармин поправила волосы. Вся надежда была на Кракена и его разведку, а также на военные разведданные Риекана и Акбара. Информация, которую представят структуры Вейдера, будет сухой, как татуинский песок. Пользу из них сможет выжать только Кракен. В разговоре она обозначила свои подозрения и надеялась, что он не будет препятствовать поиску на своей территории, хотя от ситха стоило ожидать всего.

- Лорд Вейдер не может быть виновен во всех бедах Галактики, - высказалась в слух сенатор Наберри, прочитывая новые отчёты по делу.

- Да, не может, но очень старается. Есть какие-то зацепки?

- Вас Лея на линии ждёт, - просто ответила племянница, внимательно подождав красочную реакцию тёти, которой, к её сожалению не было, и переключила комлинг.

***

Что сказать матери, она не знала. В особенности, когда Хэн сложил ноги на стол, развалившись на диване за её спиной.

- … Мадина ещё не может завести уголовное дело по факту похищения, поскольку нет прямого заявления ни от коллег, ни от семьи. – Приветливо-спокойно продолжала мама, раскрывая нынешнюю ситуацию. - Хорошо, что ты вышла на связь, но лучше для генерала будет, если вы вернётесь в столицу и ты засвидетельствуешь личную незапланированную поездку. И закроешь тему с похищением. Сейчас нам надо сосредоточиться на поиске принца.

Опустив глаза, Лея печально улыбнулась. В данной нестандартной ситуации всё её окружение пыталось прикрыть Соло, несмотря на его хамство, бунтарство и контрабандистскую деятельность, а сейчас ещё и похищение уполномоченного лица при исполнении. Отлично.

- Спасибо, что не стали поднимать панику и открывать общегалактический розыск, но боюсь, что сейчас я и правда в плену.

Выражение глаз матери с изогнутой правой бровью и снисходительной улыбкой Лея видела впервые:

- Звёздочка моя, уверена, что ты в силах решить конфликт со своим генералом самостоятельно. И в ближайшее время. Нам нужно сосредоточиться на поисках принца Исольдера.

Узнав о пропаже принца, Лея в первую очередь подумала про обнаружение тела, но пока – ни следа трупа. Ни предложений о выкупе, ни требований, ничего, что бы давало хоть малую надежду на то, что его высочество жив. Откинувшись на спинку кресла, Лея прислушалась, закрыв глаза и представив точёный силуэт Исольдера, его красивое лицо с глубокими глазами и нежными губами, она захотела дотянуться до образа, почувствовать его, хотя бы тонкий еле заметный след. Великая Сила, как подвижный мир, давил со всех сторон, поддерживал и путал тенями. Яркое и сильное сияние отца было где-то близко, он тут же отозвался тёмной волной. Передёрнув плечами, Лея не ответила, он и так знал, что с ней всё в порядке. Она пыталась разглядеть полуцвета, полутоны миллионных нитей Великой Силы и найти хоть одну, которая бы соединялась с принцем. Он жив, она чувствовала, ощущая где-то его ровное дыхание. Кинувшись за ощущением, поток нитей проходил через тёмное солнце, которым в Силе отражался отец. «Где он?» - вопрос пошёл не изо рта, а из груди. Ситх как будто пожал плечами и отвернулся. «Не знаю» - достигла её то ли волна, то ли удар. И она открыла глаза, приходя в себя.

- Вейдер знает, где его искать.

- Я с ним только что говорила, он отрицает свое причастие.

- Нити ведут к нему.

- У меня нет аргументов для разговора с ним.

- Я сама, - решительно ответила принцесса, но оглянувшись, себя поддела: «Сначала поговори с генералом».

Угрозы Матери Хэйпа нельзя было игнорировать, несмотря на весь их абсурд. Лея знала, что королева – гордая женщина, которая не будет понапрасну раскидываться словами. Тем более, она не понаслышке знала, что готов сделать родитель, чтобы вернуть своё дитя. Дитя… Будь она на месте Матери Хэйпа, угрожала бы она войной? Лея улыбнулась про себя: «нет, она бы не угрожала, а, как отец, сразу же её развернула». Хорошо, что она не на месте королевы. Возможно, Та`а Чьюм ошиблась в ней, предложив ей стать преемницей Хэйпа. Покрутившись в кресле, она повернулась к мужчине, который, заложив руки за голову, делал вид, что на потолке прямая трансляция гонок на болидах. Лея подняла глаза на белый потолок, убедившись, что там точно ничего нет и она может пытаться с ним поговорить. Хотя разговаривать с кореллианином, который упёрся в собственную гордость, было бесполезно. Ей ничего не оставалось, кроме как залезть ему на колени и уткнуться в шею. Соло довольно улыбнулся и заботливо приобнял.

- Ты именно так всё представлял?

- Ну… - протянул он лениво, - почти.

Глухой пульс отдавался прямо в нос, после пары минут молчания, она поняла, что дышит с ним в унисон. Его шальные мысли хаотично метались на краю сознания, отражаясь больше красочными картинками, чем словами и ощущениями.

- Так выглядит твой рай?

- Рай? – удивился он, - ну… почти… Здесь был бы рай, если б в правой руке – стакан коллекционного виски, - он изогнул правую ладонь, представляя, что в ней фужер, - в левой ферзевый расклад карт. А на столе, - он даже ноги опустил, прикрывая глаза, чётко представляя себе картинку, - была бы партия саббак. А напротив сидел малыш. А вот в левом углу сидел бы Вейдж и справа Чуи…

- А как же Лэндо? – Усмехнулась Лея.

- Не! Этого пройдоху я в свой рай не пущу! – заявил Хэн и ухмыльнулся своим мыслям, - он бы не смог молча смотреть, как ты сидишь у меня на коленях. Попытался бы тебя украсть, или притащил ещё красавиц… - задумчиво продолжил он, явно представляя то же самое, только с представительницами прекрасного пола.

Лея возмущённо улыбнулась и напрягла руку, которая лежала на его груди. Тонкие пальчики умело вдавились между рёбер, резко выдёргивая капитана из фантазий.

- Эй!

- Ваши фантазии, генерал, мне уже не нравятся…

- Не ревнуй, воинствующая, я же о парнях думаю. Им-то завидно будет смотреть на нас.

Смягчившись, она расслабила пальцы и нежно погладила, снова замолчав, погружаясь в его теплоту. Ей было хорошо с ним: молчать, болтать, работать, шутить, летать… До него она и не догадывалась, что так можно любить. Отдавая всего себя, но оставаясь верным себе. Хэн делал всё для неё, но, как и прежде, у него было, что нужно ему самому. Она так не умела. И сейчас ей было стыдно что-то просить у него. Даже стало страшно, если она снова что-то потребует, он встанет и уйдёт. Она потеряет его. А если он уйдет, ни одна Сила и разведка не поможет его найти.

- А как выглядит твой рай? – спросил он.

Лея задумалась:

- Не знаю, - у неё и впрямь не было такого представления. Был план, она знала, как изменить галактику к лучшему. Знала, что нужно делать, но не для себя…. – в нём точно не должно быть войны и военных конфликтов.

- Это понятно, а что в нём должно быть?

- В нём должен быть ты. Мама, Люк, Пуджа, Чуи…. – она представила дорогих её сердцу людей, которые бы уместились в этом уютном мирке. И не хватало одного, которому не нашлось бы места тут, хотя её рай без него уже был бы неполным. - И, наверное, отец. И чтобы вы все были счастливы.

Хэн внимательно посмотрел на неё, явно представляя, что нужно для счастья каждого, и добавил:

- Ну ты и фантазёрка…

Она тоже попыталась представить это себе и искренне, но грустно засмеялась. Это и вправду была очень невероятная фантазия, которая не имела связи с реальностью. Она знала, как изменить мир, но не представляла, как создать собственное счастье. И не знала, как осчастливить своих близких. От мысли, что хотя бы Хэн сейчас счастлив, а она думает, как попросить его о том, что бы разрушить это, ей стало ещё хуже. Нужно было вылезти из его объятий, подумать, попытаться убедить, подобрать слова и …

- И спокойно жить ты не можешь…

Она оторвалась от него, посмотрела ему в глаза:

- Я хочу поговорить с отцом.

- А с бабушкой не хочешь? – съязвил наглый капитан, - С дедушкой? С их домашним пурпуром?

- У меня нет бабушки. И дедушки с пурпуром тоже нет. Есть брат, связь с которым только через отца. С Пуджей я уже говорила. Есть тётя и ещё одна сестра, они на Набу, но мы с ними не представлены. Хэн…

- Надо найти принца, пока его истеричная мамочка не развязала очередную войну. Да, я слышал…

- Хэн, если ты что-то об этом знаешь, я тебя умоляю – скажи.

- Я принцев не похищаю! Только принцесс!

- Ты знаешь что-то о причастности Вейдера?

- Ты что, теперь всегда будешь меня в заговоре с твоим ситховым отцом подозревать?

- Хэн, умоляю, скажи правду.

- Это и есть правда: я не причём, и причём ли ситх, не знаю! Он со мной своими планами не делится.

- Тогда мне надо поговорить с ним лично.

Тяжело выдохнув, Хэн приподнял её на руках и посадил рядом:

- Свяжусь с Чуи, чтобы начал готовить корабль. – Он встал и вышел из комнаты.

***

Данные от Серого Флота пришли ровно в полночь, и сам министр общегалактических дел ситха вышел на связь с генералом разведки Новой Республики. Синекожий адмирал поприветствовал Кракена, сообщил о пересылке данных и заверил в готовности помочь с расследованием. Отметив тонкий юмор ситского чиса, разведчик поблагодарил его и после разговора попросил у помощника очередную чашку кафа.

- Есть доказательства их причастности к покушению? – спросила Арти.

Айран не поднял глаз на гостью, изучая первичные выкладки по свежим данным. Он не любил, когда кто-то вторгался в его штаб-квартиру. Офисы разведчиков всегда были закрыты для посещения, даже для высшего руководство требовался специальный доступ и его разрешение, которое выдавали очень редко. Но отказать Амидале он не мог.

- Нет данных, опровергающих их причастность. – Ответил он, выделяя пару пунктов, которые его заинтересовали.

«А значит, если за похищением стоят они, то, получив ценные данные, помогут замести следы», - додумала мысль Падме.

- Принцесса с генералом Соло направляются на переговоры к Вейдера, - вслух произнесла она.

- Медовый месяц закончился? – иронично спросил генерал, уже зная о выходе принцессы на связь.

- Полагаю да, - отозвалась Арти, всё же пытаясь поймать прямой взгляд разведчика, - ваши информаторы ничего не нашли на корабле?

Кракен отрицательно мотнул головой, скрывая своё разочарование.

- Тогда возможно у генерала будет возможность реабилитироваться?

Она добилась своего: мужчина с неприметной внешностью и серыми бесцветными глазами посмотрел на неё.

- Возможно, у него получится достать некоторые уточняющие данные, которые они попытались от нас скрыть? - Айрен вывел на монитор портрет темноволосой и курносой хапанки.

***

Перелёт прошёл напряжено: Лея пожурила Чуи за соучастие в её похищении, –верный вуки смотрел в пол и иногда оправдывающее ревел, – но крупномасштабный разнос устраивать не стала. Понимала, что у вуки особого-то выбора не было. Капитан же занял своё кресло в рубке и лишний раз на глаза не попадался. Теперь уже Лее было стыдно за своё поведение, но сворачиваться она не собиралась. По выходу из гипер-прыжка, находясь ещё на «Тысячелетнем Соколе», она запросила личной аудиенции с Главнокомандующим. Ситх назначил встречу в ближайшее возможное для него время: через шесть часов. Ответ Лею не устроил, но лезть на рожон она не стала, решив распорядиться временем с пользой и разобрать дела столицы, официально заявив о своей добровольной командировке в отдалённые регионы и возвращении к работе.

Генерал тоже знал, чем ему заняться, решив выйти прогуляться по кораблю, заглянуть к парочке знакомых, поздороваться с «Чёрными» и попробовать кое-что разузнать. Корабль, Чуи и вольный космос – дело хорошее, но вот что-то он зажирел на генеральских харчах и уходить в вольные капитаны с хвостом из разведки Республики за спиной ему уже совершенно не хотелось. Если есть шанс хотя бы перед Кракеном прикрыться – им надо воспользоваться.

***

- Добрый вечер, Лорд Главнокомандующий, - официально поздоровалась принцесса Лея, чем вызвала ироничную уставшую ухмылку под чёрной маской. Было странно видеть неподвижный рельеф когда-то ужасающей маски и слышать тяжёлое дыхание, но чувствовать живого человека.

- Чем обязан, принцесса?

- Я думаю, вы догадываетесь, Лорд.

- Опять будете меня обвинять?

Чувствуя его усталость и раздражение, Лея продолжила смотреть прямо в визоры, стараясь разглядеть под непроницаемым пластиком голубые глаза. Он не ждал к себе доверия, но ему надоело повторять одно и то же. И сейчас, вероятнее всего, он ей прямо это и скажет, отправив к матери за разъяснениями. Но она чувствовала его связь с этим похищением, она не знала, как и зачем, но он был связан, и ему не скрыть это от неё.

- Сейчас не время для обвинений, Лорд, и вы это знаете. Я прилетела просить вас о помощи.

Левая бровь под маской удивлённо приподнялась. Его гордая дочь просит у него помощи? Это что-то новенькое.

- Адмирал Траун сам связался с вашей разведкой, принцесса, и официально заявил о готовности помочь в розыске вашей пропажи. Хотя, смею отметить, без особого энтузиазма.

- Я благодарю вашего министра за готовность помочь в розыске, Лорд, но нам нужна лично ваша помощь.

- И зачем мне это?

- Я прошу тебя, отец.

Его взгляд изменился, её просьба вызвала смятение.

- Лея, - тяжело начал он, готовясь сказать то, что давно следовало, - я готов ради тебя сделать многое, но не ради твоей Республики или твоих убеждений.

- Это нужно мне. – Пошла ва-банк принцесса.

- Да? - усмехнулся отец, который видел её насквозь, - Ты прилетела ко мне, поступившись своей гордостью и старыми убеждениями, за помощью. Ты, принцесса Лея Органа, сенатор, советник канцлера Новой Республики, прилетела ко мне, к Главнокомандующему Серого Флота, не как представитель Республики, а как дочь, чтобы я нашёл хапанского принца. Для тебя? - В устрашающем басе была и грубость, и насмешка, и издёвка, и его давящая Тьма покрывала всё помещение хоть и душным, но теплом.

- Да. – Стояла на своём Лея.

- Зачем? - В тоне появилось осуждение, - Ты решила принять предложение Хэйпа?

- Это разве важно для тебя? – Не опуская глаз, Лея пыталась спрятать внутреннюю дрожь и рвущие эмоции. Она видела перед собой не страшного ситха в доспехах и маске, она видела отца: высокого, с седыми висками и покрытого шрамами, но в его глазах горело спокойное синее пламя. Он не поможет совершить ей глупость.

- Важно. – Ответил он на удар, - Ваш союз с Хэйпом меня не касается, но меня касается то, что моя дочь решила сломать себя ради сомнительного и очень призрачного блага, непонятно для кого.

Это уже было похоже на оскорбление.

- Я не ломаю себя. – Упёрлась Лея, чувствуя себя маленькой девочкой провинившейся перед строгим отцом.

- Тогда что ты делаешь?

- Решаю поставленную задачу. – Стояла на своём она, - Разве важен процесс? Важен только результат.

- Результата не будет.

- Мы этого не знаем.

- Знаем. Я не буду решать ваши политические проблемы, принцесса Лея.

- Это не политическая проблема.

- Тогда какая?

- Личная. – Опустила она глаза, впервые за разговор.

- Личная? Лея… посмотри мне в глаза и скажи, что ты любишь этого принца, что ты приняла предложение его матери не под общественным давлением, а по собственному велению сердца. Скажи! И я найду его для тебя.

Внезапно, предательские слёзы подкатились к глазам. Она боялась, что они сейчас выльются на щёки. Отец прав, она в действительности ломала себя долгом. Решила, что сможет найти другой путь развития, сможет прекратить войну между Новой Республикой и Серым Флотом, может дать новый курс молодому государству. И она положила столько сил на это, столько времени и … и в итоге пришла к отцу, у которого никогда ничего не просила, с которым ещё не так давно воевала. Она задавила свою гордость и пришла к нему, а сейчас ревёт. Возможно, она потеряла любимого мужчину, и, в добавок ко всему, уважение отца. В таких ситуациях мама бы рекомендовала идти до конца, чтобы хотя бы игра стоила свеч, но были ли такие ситуации у матери, она не знала. И что бы сейчас сказала Дармин, она тоже слышать не хотела. Ей надо только произнести одну глупую фразу и весь этот кошмар закончится.

Или начнётся?

Сейчас она сидела в кабинете отца, молча плача, а он равнодушно смотрел на неё. Собрав в себе силы, она подняла глаза. Его не трогали её слёзы и переживания, его не волновали её проблемы, его возмущало только одно: она позволяет политике перечить сердцу. Как ни странно, ситха волновало только её сердце. Глупо было играть на его чувствах, забыв, что он женился на женщине, которая тогда была ему не парой, в разгар войны, заключив брак, который сулил только горе, позабыв про то, что он развернул ход истории ради сына, принося в галактику хоть и временный, но мир.

Она стряхнула слёзы, отвечая искренностью на искренность:

- Нет, отец, ты прав. Я не люблю его, но нахождение принца может спасти того, кого я люблю.

- Значит, поиски принца – задача генерала Соло, а не моя.

***

Будничная суета посадочного дока расслабляла его. Сложив руки на груди и упершись в переборку корабля, Хэн Соло крайне довольный собой ждал свою принцессу. Новость ей понравится. Он знал, что Лея с Вейдером дольше двадцати минут наедине друг с другом не выдержат, и Лея вернётся на корабль. Её маленький, но решительный силуэт он заприметил сразу, готовый принять удар на себя.

К его удивлению, принцесса подошла с широкой улыбкой, и крепко обняла.

- Как всё прошло?

- Как обычно, - отозвалась она, а потом тихо добавила: - хорошо, что он мой отец.

Брови кореллианина непроизвольно сдвинулись, а челюсть попыталась упасть, но он удержал:

- Значит, не как обычно. Есть хорошие новости?

- Кроме того, что ты и Повелителя Тьмы очаровал – нет.

- Ну… если бы это означало, что он меня не придушит в первый удобный момент, я бы радовался ещё сильней. Но мы сюда не зря прилетели. – Он повёл принцессу внутрь, ударяя кулаком по переборке, - Чуи, пускай двигатели.

***

Скопление Хэйп отделено от остальной галактики Барьерным Туманом, что изолировал хапанцев. Но если хорошо изучить область сильно ионизированного пространства, то оно может служить охранным щитом. Что и сделали хапанцы, образовав собственное единое государство. Все военные известной галактики знали наверняка – к границам Хэйпа лучше не подходить. Газообразный туман может скрыть целый флот, и ни одни радары его не засекут, пока корабли не покинут укрытие. Были ли у хапанцев технологии, работающие внутри ионизированного пространства для отслеживания и взаимодействия в туманности, Акбар не знал. Впрочем, никто не знал наверняка, кроме самих хапанцев, которые не спешили делиться своими знаниями. Адмирала беспокоило одно: если подозреваемый объект успеет прыгнуть к туманности, его солдатам придётся сильно рисковать. К тому же будет нужен запрос на разрешение к подступлению границ крейсера, чтобы не вызвать лишних конфликтов с нервными хапанцами, а это потребует время. Мон-каламари не оставил столицу и флагман – это было бы крайне неразумно, при условии такого количество боевых драконов хапанцев на орбите. Но он втайне завидовал, Карлисту Риекану, который поднялся на борт «Звезды Альдеры», и возглавил операцию. Генерал разведки перепроверял и дополнял данные, раздобытые Соло, подтверждая их достоверность. Если Риекану и Соло получится взять НайЭли, главную подозреваемую в похищение принца, то возможно получится найти самого хапанского наследника. Будучи реалистом, мон-каламари, понимал, что это не решение всех проблем, но остроту отношений с воительницами поможет снять.

***

Ничем не приметная радианская яхта не спеша двигалась по орбите планеты Вайнур, включив контактный маяк. Экипаж корабля готовился к встрече.

Не к такой.

Лёгкий кореллианский фрахтовик вылетел из гиперпространства слишком близко, заставляя пилота яхты дёрнуть корабль влево, сбиваясь с маршрута, но тут же его подрезал крестокрыл, которого не было на радарах. «Звезда Альдера» стояла в стороне, захватив яхту в луч, не дав совершить решительный прыжок.

- Если ты, Соло ошибся, извиняться будешь сам… - проговорил Карлист на мостике, - и долго, - глядя как яхта в испуге пытается вырваться из «клещей».

- А вот сейчас мы и посмотрим, - отмахнулся генерал, пытаясь выйти на связь с радианцами.

Но связь молчала.

- Кажется, они не хотят с нами разговаривать, - отозвалась принцесса за спиной у капитана.

- Ну, я бы тоже не стал с такой компанией знакомиться. Риекан? – позвал он командующего, - принимай ребят, они не отвечают.

Яхту стало втягивать в корабль Новой Республики, когда неизвестный капитан решился на глупость – и попытался запустить гипердвигатель, мощности которого явно не хватило, чтобы выбраться из захвата.
- Кажется, им есть что скрывать, - подметил первый помощник командующего, наблюдая, как неизвестные пытались стрелять в открывающий отсек.

- Откройте нам соседний док, - попросил генерал, резко дёргая свой фронтовик, направляясь на посадку. – Без нас не начинайте. Что-то мне подсказывает, что это именно та дамочка.

Лея поправила бластер в кобуре, спускаясь с трапа «Сокола»:

- Они настроены крайне агрессивно, - предупредила она.

- На всех оружиях уменьшить мощность, - приказал генерал по внутренней связи, - нам они нужны живыми. Все, до одного.

Группа захвата с нашивками Альдераана столпились у закрытых дверей, за их спиной ждал командующий Риекан.

Чуббака снял с плеча арбалет, готовый зайти вместе с генералом.

Лея подумала, что Хэна с Чуи, да три взвода солдат решат проблему с распечатыванием яхты и встала рядом с командующим.

К сожалению Соло, бой в ангаре был недолгий. Силовые щиты пехоты позволили в плотную подойти к кораблю, вскрыть корпус, как консервную банку, уже не составила труда. Внутри и правду оказались хапанцы. Точнее хапанки, в весьма привлекательных нарядах, но с непривлекательными выражениями на лицах. Барышни отбивались долго. Чуи даже заметил, что стоит пустить газ, чтобы обезвредить, и сохранить жизнь, генерал согласно кивнул. И вовремя – плазменный выстрел чуть не опалил ему висок.

- Да, ты прав приятель. Их надо травить.

Бабы дрались страшно и отчаянно. Такой злобы и ярости он не видел давно. Парни в броне, сомкнув ряды силовыми щитами, как таран стали пробиваться внутрь маленького корабля. Хэн с Чуи шли за «черепахой», проверяя потайные отсеки и люки. Хапанок загнали в угол рубки и оглушили.

- Боюсь я женщин в бою, - честно признался альдераанин, глядя как солдаты вытаскивают бесчувственные тела хапанок из яхты и складывают кучей на пол отсека. - Дерётесь безжалостно и без смылено.

- Есть у нас такая черта, - поддержала его принцесса, рассматривая лица пленниц, акцентируя внимание на брюнетку. – НайЭли – племянница Та`а Чьюме. Обыщите их. Все сообщения и переписки. Хэн? – Достала она комплинг, - проверь бортовой компьютер.

- Уже, генеральная моя, - отозвался генерал, - они кого-то ждали. Похоже, их подставили…

- Она в розыске. Оставить «наблюдение» в регионе. Курс в столицу, - приказал командующий Риекан, - разберёмся по пути. Сообщите об успехе операции в штаб.

***

Радианскую яхту разобрали по кусочкам. Перевернули личные вещи, все сообщения, вытрясли всё возможно из корабля ещё по пути в столицу, а потом всё найденное, до последнего болтика, изъяло ведомство Кракена. Риекан не был против, чтобы из его ангара убрали мусор, который раньше был кораблём.

Канцлер дала своим ведомостям сутки на разбирательства, прежде чем сообщить королеве о поимке преступницы.

НайЭли пришла в себя ещё на борту «Звезды Алдеры». Лея не была дознавателем, но в ходе недлительной беседы от хапанки она получила подтверждение её намерений

взять в плен принца, принудить его к совершению брака и вернутся на родину, заявив свои права на трон. Но где и у кого сейчас принц – не сказала.

Генерал Соло и командующий Риекан переглянулись, решив, что если хапанка не сказала Лее, то и ребятам Кракена не проболтается.

***

- Кому ещё нужен хапанский принц? – задала вопрос Пуджа, пересматривая отчёт о расследовании. До прибытия королевы-Матери Хэйпа оставалось пару часов.

- Кому кто хочет развязать войну между Новой Республикой и Хейпом, - дала очевидный ответ Лея.

- А может тут это не причём? - предположил Хэн, выбирая напиток из мини бара, - Хапанки нашли кого-то мастера-головореза, заплатили ему предоплату, условились встретиться для передачи товара, и окончательного расчёта. Головорез выкрал принца, а пока хапанки ждали, что королева покинет сектор и прилетит к нам. Ушлый наёмник решил сыграть по купному: скинул координаты дам во флот Вейдера – для заманухи, а ситх не счёл это интересным и прокидал парня.

- И слил информацию тебе? – Поинтересовалась Лея, явно намекая на их «дружеские» отношения.

- Он просто положил инфу туда, куда бы никто, кроме меня не пролез. – Пожал плечами тот, и плесканул себе виски в бокал.

- Но ничего не получив от Вейдера, наёмник бы вернулся к встрече, чтобы передать товар и получить вторую часть денег, - продолжила рассуждения Дармин, - но на место встречи не кто не прилетел. Возможно, он всё-таки что-то получил.

Звучало логично.

- Мы не знаем наверняка, получил что-то наёмник от Вейдера или нет, - подметила Пуджа, - может, получил? Только зачем Лорду Исольдер? Эта же прямая конфронтация с Новой Республикой и Хэйпом. Я не думаю, что Вейдер забрал принца. Вероятнее всего он у наёмника. Это безопаснее. Если они не решили от него избавиться.

- Хапанский принц – не та персона, которую можно просто выкинуть в открытый космос. – Откинула плохие мысли Лея, - и наёмник, который взялся за его похищение, должен это понимать. Раз у него хватило ума как то договориться с Вейдером.

- Признаться, я пока не понимаю, как и зачем Вейдер оказался замешан в эту историю, но он будет всё отрицать до конца, - произнесла Дармин, поднимаясь со своего места, - и я думаю, что не стоит акцентироваться на этом. Ничего кроме лишних скандалов мы не получим. Поиски принца будут продолжены всеми возможными для нас методами. И пока не будет прямых доказательств непосредственного участия людей Вейдера в похищении, эту версию не выводить в лидеры. Вас, генерал Соло, я прошу подключить старые связи и постараться узнать, кто из незаконного мира мог ввязаться в такую игру.

- Уже работаем, - кивнул бывалый контрабандист.

- Лея, возможно ли, что принц Хэйпа одарённый?

Принцесса прислушалась к себе:

- Чувствительные к Силе по-другому светятся. Лучше просить у Люка, но думаю, что нет.

- У Люка свои дела, - ответила Дармин, решая, что не стоит дёргать сына. – Сейчас нам надо максимально сгладить ситуацию и заверить королеву-Мать, в нашем настрое найти наследника Хэйпа. Надеюсь, живым.

Принцесса тяжело вздохнула, понимая, что рассуждения пора заканчивать, и надо идти готовится к встрече. Она проводила Дармин взглядом, мама как никогда была сильна и собрана. Зная, что она будет рядом с ней на этих переговорах, ей становилось легче, но она обернулась: генерал стоял у мини-бара, наливая себе ещё один стакан крепкого напитка, даже не посмотрел на неё. Она сильно надеялась, что уважаемый генерал не накидается в кабинете у сенатора Набу и не устроит дебош.

Пуджа поддерживающе улыбнулась, обняла сестру: - удачи.

- Спасибо, - не разрывая объятий, сказала Лея, - если что… - кивнула она в сторону мужчины, - Чуи его заберёт.

- Не волнуйся. У меня не так много алкоголя.

***

Зал Советов Республики заполнила хапанская стража. Великий Канцлер осталась на своём месте, в окружении советников. По обе стороны её кресло занимали места Органа и Арти. Эту встречу будет проводить они. Красно-чёрный заряд Амидалы с золотой отделкой и рубином на шее говорил о весьма резком и властном настрое нубианки. Наряд принцессы был несколько скромней: альдераанское белое платье усыпанное золотыми и алыми камнями. Женщины делали всё, что бы скрыть своё родство. Но глядя на них со спины, Мон отметила: не получалось.

Лёгкая девушка в платье чёрного жемчуга прошла к встречающей стороне и торжественно представила королеву. Арти с Органой церемониально поднялись на встречу королеве-Матери. Мягкие, но торжественные фанфары сопровождали Та`а Чьюм, как и ранее, в чёрном платье и с вуалью на лице. Королева Хэйпа решила носить чёрное до момента, пока снова не увидит сына.

Представительницы Республики приветственно поклонились, и Дармин осталось верной стратегии предыдущего разговора: предоставила первое слово королеве-Матери.

- Мне сообщили, что вы схватили НайЭли?

Арти кивнула:

- Она потвердела заказ на похищение принца Великого Хэйпа.

- Но его вы не нашли.

- Мы передаём Вам государственную преступницу Великого Хэйпа, - вступила в разговор Лея. - И продолжаем розыск принца, согласно установленными нами ранее договорённостями.

Королева перевела на неё взгляд, и Лее даже показалось, что под вуалью проскользнула улыбка.

- Рада, что вы в целости и невредимости принцесса Лея.

- Благодарю за заботу, королева - Мать.

- Вам была оказана великая честь, а я до сих пор не услышала ответа.

Дармин жёстко смотрела на женщину в чёрном, желая задвинуть за спину дочь:

- Все силы кинуты на поиски принца Исольдера, и сейчас не время говорить о заключении брака, пока не найден наследник.

- Исольдер наследник, но предложение сделал весь Великий Хэйп. И как правительница, я требуют ответа сейчас.

Падме с опаской посмотрела на дочь. Она знала, что разговор будет резким и коротким, она готовилась к давлению хапанской матери, но надеялась, что Та`а Чьюме прежде всего мать и кинет все силы на поиски ребёнка, а не погашению амбиций. Собирая сведения по Хэйпа, Падме знала, что сейчас королеве требуется подтверждение своего авторитета. Заговорщики с переворотами просто так не случаются. Желание открыть границы с Новой Республикой были связаны не только с предложениями Леи, но и пониманием, что нужно развиваться, выходить на другой уровень. Искать новых союзников. Та`а Чьюме увидела в Лее соратницу, ту, которая поддержит и усилит её власть. Но она ошиблась: убеждения Леи сильно расходились с виденьем Та`а Чьюме. Глядя на эту властную женщину, она уже видела, что власть ведёт её, захватывает и несёт. То, что она боялась, случится с её дочерью и мужем. Но Лея и Вейдер сильнее королевы Хэйпа.

Сильнее… дочь и в правду оказалась сильнее.

Глядя в глаза даже сквозь вуаль, мать Хэйпа чувствовала мощь принцессы. Та`а Чьюме видела, как наставница стремиться защитить ученицу. Но той не нужна защита. Она улыбнулась, готовясь услышать ответ, и забрать принцессу на Хэйп, воспитать, показать и научить. Чтобы к моменту, когда найдут Исольдера, Лея уже была сильным подспорьем и ему, и ей.

- Предложение Великого Хэйпа – огромная честь, - принцесса присела в лёгком реверансе, - но я смею отказаться от него.

Ответ ошарашил всех: королева замерла не в силах осознать услышанное, канцлер поднялась со своего места, советники стали панически переглядываться. Только Дармин незаметно выдохнула.

- Да как вы смеете?!! – После длительной паузы, разразилось негодование королевы. От столько резкого вопля, охрана Хэйпа выступила вперёд, готовясь к следующему приказу. Лея сделала пару шагов назад, потянув за собой мать, которая не шелохнулась, позволяя своей охране выступить в защиту. – Это оскорбление все хапанского народа! Я этого не потерплю!

Хапанские стражницы, стоявшие вдоль стены, сделали шаг вперёд, готовые схватиться за оружие, охрана зала так же напряглась, готовясь включить энергетические щиты. Но приказа об атаке не последовало: королева величественно развернулась и стремительно покинула зал.

Лея поймала себя на том, что не дышит, наблюдая, как охраницы выходили из помещения, и тяжело вздохнула, опуская глаза. Спину жгли недовольные и осуждающие взгляды, но по-другому она ответить не могла.

- Истеричка, - ели расслышала она сдержанный комментарий матери. – Неудивительно, что она теряет власть.

***

Идя по длинному коридору из Зала Советов Республики до своего кабинета, канцлер решила, что прежде чем собирать Малый Совет, она наедине переговорит с Амидалой. Мотивации Органы ей были понятны. Глупая девочка, верящая в вечную любовь.

- Её нужно отстранить от общеполитической деятельности, - заявила Мон, когда за Падме закрылась дверь, - и лишить всех постов. Представитель государства, который вредит своему государству, не должен иметь столько постов и привилегий.

Нубианка смерила её взглядом, не спеша прошлась к потайному мини бару:

- Истеричность королевы Хэйпа заразна? – Она выбрала напиток покрепче и налила в два фужера. – Выпей, выдохни.

Мон глубоко вздохнула, готовя длинный эмоциональный монолог на тему, но взяла фужер, плавно выдыхая. У неё была выдержка, возможно, не такая как у Амидалы, но обвинения в истеричности было делом серьёзным.

Пригубив мятный ликёр, Падме села в кресло:

- Ты читала доклад Айрена касательно внутри политической деятельности в секторе Хэйп?

Мон напрягла память:

- Не успела. Он, - она посмотрела на рабочий стол, - вон лежит. Я ещё даже не открывала.

Объём информации, который должен знать канцлер, крайне велик, именно для этого у него столько советников. И в эту секунду Мон поняла, что Падме была именно тем из советников, который в тот же день, как хапанцы запланировали визит в столицу, заставил бы разведку собрать этот отчёт, а потом донесла бы всю важность. Если бы Падме осталась советником.

- Почитай на ночь, - порекомендовала Падме, делая очередной глоток, - я тебе свои размышления и объяснение сегодняшнего взрыва отдельно пришлю. Ознакомься, прежде чем решишь лишиться надёжного соратника.

Глубоко вздохнув и отпив ещё не много, Мон стало отпускать:

- Возможно, ты права, - согласилась она, признавая, что ей не хватало их бесед, и что только Падме знала, когда ей алкоголь помогает, а когда вредит. – Но с поста дипломата Республики и Союза ты должна её снять.

Главный дипломат Союза и Республики ещё раз смерила канцлера взглядом, опустошила фужер до дна, и спокойно ответила:

- Я не сниму с неё «плащ дипломата».

- Падме, она представляла Новую Республику на переговорах с Хэйпом…

- И была успешна.

- Да, до того момента, пока её личная жизнь не поставила Новую Республику на край войны!

- Королева Хэйпа зашла за личные границы. Мы уже давно вышли из времени, когда политический брак был единственным способом заключения союза.

- Хэйп не вышел, - продолжала упираться чадрилианка, - и в нашей части галактики такой союз считается самым надёжным.

- «Общеполитические и личные интересы должны лежать на разных краях стола». – Процитировала старое правило Амидала.

- Ты лучше других знаешь, что это невозможно.

- Возможно, - сглотнула Падме и решила не лукавить, - до поры до времени. Лея в качестве дипломата не будет больше заниматься развитием общегалактических связей, её место займёт Наббери. В работе Союза – Лея будет очень успешна.

- И ты мне говоришь о разделении личного и политического блага? – съязвила чадрилианка.

Падме улыбнулась, поднимаясь:

- Ты права, Мон, не мне об этом говорить, но ты знаешь, несмотря ни на что, Лея более чем компетентна в своей работе, и сегодняшнее её решение было в рамках этой компетенции.

Мон хотела заметить: неизвестно, чем это для них обернётся, как раздался экстренный сигнал от адмирала:

- Канцлер, драконы меняют построение, предполагаю атаку.

***

Ей надо было подышать. Смотровая площадка на крыше дворца была вполне подходящая. Адреналин стал отпускать, и начало потряхивать. Лея глубоко вздохнула, стремясь не только раскрыть лёгкие на максимум и наполнить их воздухом, а ещё и наполниться Силой, и выдохнула резко, с нажимом, отпуская напряжение. Полегчало, закрыв глаза, она потянулась к ветру. Она всё сделала правильно.

- Великолепно выглядите, Ваше Величество, - прозвучал любимый голос за спиной.

- О, генерал! Вы ещё на ногах стоите?

- Да брось, - отмахнулся он и обнял со спины, закрывая от всего мира. Он уже знал, что она отказала хапанцам. Об это уже весь Корусант знал. – Во всём консульстве Набу нет столько алкоголя, чтобы мне хватило.

- Я очень рада, - обернулась она к нему, нежно целуя. Запах спиртного был еле заметен.

- И что будет дальше? – Неожиданно спросил он, не отпуская из крепких объятий.

- Не знаю, - призналась она, - я, наверное, приму ваше предложение, генерал Соло.

- Наверное? – возмутился кореллианин.

- Да… и при условии, что ты будешь готовить мне оладушки почаще.

Хэн что-то хотел возразить, но взвыла сирена, оглушая. Над небом вспыхнул жёлтый щит орбитальной системы безопасности.

***

Над столом вспыхнули корабли, отражая ситуацию на орбите. Адар Таллон и Ян Додонна сразу встали за расчётные доски, просчитывая возможный расклад. Командный зал во Дворце зашумел особым шумом первого мостика флагмана.

- Мы не можем податься на провокацию, - заявил Борск Фей'лия, - это будет началом новой войны!

Великий канцлер уперлась руками в край, застыла над столом.

- Дайте предупредительный сигнал, - с нажимом рекомендовала Дармин Арти, встав по левую руку от канцлера. – Нужно включить третий щит. Эвакуировать жителей с орбиты.

- Это будет сигналом к нашей готовности вступить в сражение,- вступил Крис Мадина.

- Мы готовы вступить в сражение, - раздался спокойный булькающий голос Адмирала, с мостика флагмана.

- На орбите миллиарды живых существ, которые могут пострадать! –Арти думала в первую очередь о гражданах. – Мы обязаны их защитить.

- Пока хапанцы не открыли огонь… - поддерживал Мадину Борс,

- Когда они откроют огонь, будут невинные жертвы. – Арти посмотрела на канцлера, ожидая приказа.

Канцлер кивнула:

- Мы должны в первую очередь думать о гражданах Новой Республики. Генерал Риекан – обеспечить эвакуации находящихся на орбите.

- Будет сделано, - отчеканил альдераанин.

Внешний орбитальный щит ещё не активировали, когда флагманский дракон открыл огонь по «Дому один».

- Великий канцлер, жду вашего приказа, - стоял в обороне адмирал Акбар, понимая, что ответный огонь будет принятием новой войны.

***

Синхронно подняли головы вверх, им обоим стало ясно: война началась. Раздался писк на его комплинге, но Лея удержала:

- Знаете генерал, а я не жалею.

- И никогда не пожалеешь, принцесса, - он снова сделал попытку вырваться из объятий, это сигнал к мобилизации, но она его не пускала:

- Вот такого не обещай.

- А я уже. – Он достал комплинг, - Чуи, заводи двигатели!

Резко поцеловав, он считал секунды, ему надо бежать и очень быстро.

- Соло, свадьбу проводим при первой же возможности, - чмокнула его в губы и оттолкнула.

- Обязательно, - улыбнулся Хэн, срываясь на бег.

***

- Наши силы превосходят их, - начал Мадина, - эта первая вспышка сейчас пройдёт. Мы должны держать оборону и не вступать в бой. Тогда останется шанс…

Генерал Кракет встала по левую сторону от Амидалы:

- Хапанцы – гордые, если они открыли огонь – это уже начало войны.

- Принцесса Органа нанесла им оскорбление – у них есть повод…

- Повод – не означает, что по нашим кораблям можно открывать огонь, - жёстко произнесла Амидала.

- Если мы сейчас будем рубить сгоряча, то у нас не останется возможности…

- Господа, они у нас на орбите, стреляют по нашему флагману! – Возмутилась бывшая Мать Альянса, - Сейчас мы всей галактике показываем, что можно нападать на нашу столицу, безнаказанно можно открывать огонь по нашим кораблям!

- Очередная война ничего не решит! – Возмутился ботан, его белая шерсть стояла дыбом.

- Война с Вейдером для вас многое решает, - не удержал язык Риекан.

- Адмирал - перебил всех поставленный голос канцлера, - Вышвырните их из нашей части галактики!

- С удовольствием, мэм.

***

Запрыгивая в капитанское кресло, уже на лету, Хэн пытался посмотреть расклад на орбите. Он помнил, что было шестьсот три дракона, сейчас насчитывалось около восьмидесяти, но Акбар стянул свои силы, включая орбитальную защиту, и с минуту на минуту должна подтянуться ещё поддержка. Первой задачей адмирал поставил вытеснить их подальше от третьего щита. Чуббака в протяжно взвыл, жалуясь, что у них есть код опознавания первого щита, но только доканчивают третьего.

- Не боись, сейчас всё будет, - успокоил его капитан, рассматривая стратегию, - пока мы до них долетим, адмирал их запрессует. Так что поднажми! Я хочу, как минимум драконов трех в свои победы!

Вуки взвыл, жалуясь на амбиции кореллианина.

Орбитальные орудия выбирали цели и рассчитывали удар. Десять тяжёлых крейсеров мон-каламари выстроились в оборонительную оппозицию, согласно этим расчётам. Корабли сопровождения начинали плавно «выкруживать» защиту противника. Акбар перестраховывался, не выпуская авиацию, прощупывал хапанцев, проверяя манёвренность драконов. Заградители перерезали пути обхода крейсеров и захода к столице с другой стороны. Многим капитанам очень хотелось зажать пару драконов в «тиски», но приказа не было. Крейсеры планомерно открывали огонь из ионных пушек, пробивая щиты противника. Коммуникационные корабли собирали информацию, экипаж с азартом наблюдал за «следами» попаданий различных оружий. Они давно не воевали с хапанцами и следовало обновить архивную информацию о военной мощи противника.

- Адмирал, что делаем с королевским? - задал кто-то вопрос из капитанов, Хэн не понял кто.

- Наша задача: заставить противника отступить. Но если ситуация позволит: взять в плен. Остальные суда – так же будут трофеем. – Порадовал вояк мон-каламари.

«Тысячелетний Сокол» с поддержкой ещё пары фрахтовиков и фрегатов прошёл орбитальный щит, облетая крейсеры, стараясь не пройти по траектории тяжёлых орудий. Чуи дал сигнал флагману – они в строю и готовы к бою.

- Соло, три звена твоих, - раздался в наушнике приказ, - обезвредить три дракона.

На расчётном экране доски управления загорелись «жертвы».

- Приказ понял, - отчеканил генерал, опуская микрофон, - а вот, Чуи, наше время.

Хапанцев было много, но единый класс судов играл им в минус. Они не могли дать отпор тяжёлым крейсерам, а крестокрылы подлетали слишком близко, пробивая защиту, снимая пушки. Орбитальные орудия с одного попадания перегружали щиты драконов. На что рассчитывала королева, стратеги Новой Республики не знали.

- Она не разбирается в военном деле, - констатировала Амидала, стоя по-прежнему по левую руку от канцлера.

Для Мон этот вывод прозвучал странно. А потом чадрилианка одёрнула себя. Сознавая, что они с Падме на военные действия смотрят уже третье десятилетие, и сами могут вести сражение, а вот хапанская королева, возможно, впервые участвует в битве.

- Канцлер, - обратился Додонна, - мы «закрываем» их или отпускаем «туннель»?

Взглянув на расклад, Мон понимала, что сейчас они могут «закрыть» хапанцев, которые из всех сил прикрывали флагман, пытаясь дать ему уйти в гиперпрыжок, что сейчас они могут получить королеву Хэйпа в плен. Пока они защищают свои границы, а в случае захвата, они станут агрессорами и весь хапанский сектор объединится для спасения королевы, а какие там ресурсы не знал даже Кракен. Но если они их отпустят, то королева вернётся, и будет мстить, не только за сына и оскорбление, но за поражение. Мон привычно склонила голову в пол оборота, что всегда означало для Арти: нужен её совет. Вернее, во времена Восстания нужно было её решение.

- Мы защищаем свои границы, а не ведём войну. Пока ещё.

Великий канцлер посмотрела в острые глаза тактика:

- Открывайте «туннель».

***

Фрахтовик швырнуло ударной волной, но Хэн используя удар, вывел корабль на петлю, развернул орудия и ударил по соседнему судну.

На его счету было уже девять! Драконы в бою оказались не так страшны, как казалось. Аналитики быстро составили список слабых мест, расписав алгоритм решения задачи под названием «выруби хапанского дракона». Возможно, без орбитальной и крейсерной поддержки задача не казалось бы такой простой, а в одиночку пришлось бы серьёзно попотеть, но когда большие пушки перегружают щиты, а истребители вырубают орудия, всё было очень весело.

- Добивайте остатки, - приказа генерал, - а остальных отпускаем.

На мониторе «остатки» засветились красным огнём – четыре корабля прикрытия. На канале «Разбойной эскадрилий» опять поднялся шум: желающих было много, а «остатков» мало.

- Эй, отставить споры, разделывайте их и домой!

Девяти Хэну сегодня хватит, он откинулся в кресле, наблюдая, как с особым рвением сорви-головы прошибают щиты и вырубают двигатели, как заградители сужают проход, а крейсеры «загоняют» драконов в «туннель». Королевский флагман первый ушёл с поля боя, навсегда оставив на орбите Корусанта более тридцати своих кораблей, остатки стремительно покидали сражение. Крейсеры брали пленных, их, вероятнее всего, Амидала отдаст, предложив подписать пакт о ненападении. Хэн не знал, согласится на это королева Хэйпа или нет, да ему, честно говоря, было без разницы. Он уже раздумывал, какой же случай будет, по мнению Леи, удобным, чтобы они зарегистрировали свой брак. Он конечно бы это сделал прям сегодня. Пошли к Мотме, она бы поставила в их документах штампы и пошли бы пить за победу. Но, скорее всего, его принцесса на такое не согласится….

- Генерал? Уснул, что ли? – Позвал его «Проныра -1», - мы на флагман или на базу?

***

День был долгим, Мон только оставалось благодарить случай, что Падме была рядом и взяла на себя большую часть вопросов с пленной и дальнейшей стратегией их взаимоотношений с хапанцами. Она провела ряд совещаний, описав инструкции поведения и модель ведения переговоров, а также проконсультировала саму Мон о менталитете хапанцев, сильно опасаясь, что среди пленных может пойти волна самоубийств.

- Для хапанцев лучше умереть в бою, чем попасть в плен, - пояснила Арти, сидя у неё в кабинете, - поэтому с ними так тяжело сражаться.

- Сегодняшний бой, показал, что они несколько растеряли форму за века.

- У нас был ряд очевидных преимуществ, - срезала Падме, - и приказ об атаке отдала сама королева. Я уверена, что их командующая была против. Как они будут действовать без руководства Матери, сейчас трудно сказать.

- Страх перед хапанцами, сформированный много лет назад, разбит, - продолжала стоять на своём канцлер, - это серьёзная победа.

- Это сражение надолго войдёт в историю, но не стоит забываться. Хапанцы – очень опасный противник, и нам нужно положить все усилия для поиска принца и урегулирования отношения с ними.

Разумеется, чадрилианка была с ней согласна, Амидала в таких делах редко ошибалась, и Мон была вынуждена признать, что ей её не хватало. Пройдясь по кабинету, Мон решила, что на сегодня хватит:

- Ликёр ещё остался?

Завтра предстояло заседание в Сенате, голосование, разбирательства… Завтра.

- Кажется, да.

- Будешь?

Падме задумалась, сохранила документ, над которым работала и убрала деку:

- Ты всё равно сегодня это читать не будешь.

Мон тоскливо посмотрела на подругу:

- Я сейчас просто упаду. – А вместо этого разлила остатки напитка по фужерам. - Ты очень нужна в столице, – решилась чадрилианка пойти на личный разговор.

- И без меня справляетесь, - отмахнулась Падме, принимая бокал и пригубив приятного напитка. Расслабление растеклось по телу. Жаль, что никакого алкоголя не хватит, чтобы остановить её мысли.

- Мы столько лет работали над этим, вместе…

- Мон, что ты хочешь? – Прямо спросила Падме, подозревая к чему ведёт разговор подруга.

- Чтобы ты вернулась на пост моего советника. – Так же прямо заявила Мон Мотма.

Ей осталось только глубоко вздохнуть и отпить ликёр:

- Этого не будет.

- Почему?

Падме улыбнулась, она не хотела отвечать на этот вопрос, а Мон продолжала ждать, требовательно смотря на неё. И Падме пошла на уступки:

- Потому что мои советы стали не актуальны,

- Это не так…

- Потому что у меня есть множество проектов, которым я хочу посвящать своё время и силы.

- Падме, тебе нет равных, и твои возможности и опыт…

- У тебя такой же.

- Это не так. Я думала, что справляюсь с управлением, но я не могу… - впервые призналась Мон Мотма вслух, осознавая свою беспомощность в сегодняшних событиях.

- Можешь. – Спокойно ответила боевая подруга, посмотрев с теплом и даже радостью, - Ты признаёшь это, следовательно, работаешь над собой и значит, через какое-то время начнёшь справляться.

- Падме. На моём месте должна была быть ты. – Канцлера заносило, то ли от усталости, то ли от ликёра, то ли от отчаянья, - Почему ты тогда не выдвинула свою кандидатуру?

Не удержав улыбку, Падме посмотрела на свой бокал. Как Мон добивалась этого поста, как она боялась, что в самый последний момент Дармин выйдет, как её просили Риекан, Кракен, Додонна и Иблис. Все хотели видеть её канцлером. Но не она сама.

- Потому что Падме Амидала мертва. – Повторила она свой ответ, который когда то дала племяннице.

- Она не мертва, - возразила та, которая хорошо помнила и знала сенатора сектора Набу, - она вот здесь сидит, напротив меня.
Нубианка посмотрела ей в глаза. На секунду даже поверив в это, но допив напиток ответила:

- Нет, Мон, будь жива Падме Амидала, она сейчас была бы со своей семьёй. – А про себя добавила: «и говорила бы с сестрой». – И Мон, можно я попрошу тебя только об одном?

- Проси.

- Подпиши Союз с Серым Флотом, не затягивай.

***

В первый раз она подумала об этом, когда муж подарил ей множество корзин с цветами и фруктами. Она так любила лианессы, но не помнила об этом до того дня. Тогда у неё впервые появились желания, не для детей или для Альянса. Не для общего блага галактики, не для имиджа или статуса, а для себя. После эти желания увеличивались и усиливались. Подарки Солы частично воплощали такие желания, сестра интуитивно понимала, что нужно Падме в такую минуту. Именно Падме. В сложное время Арти лишь красилась больше и приводила себя в порядок тщательней. Для Дармин мир был сосредоточен на войне, политике и детях. Распустить волосы и смыть маску она смогла, лишь уйдя с поста советника, и вернуться туда не сможет. Время пройдено, цели изменились, и она позволила себе… позволила выдохнуть. А сейчас нужно вдохнуть… вдохнуть сладкий аромат цветов на родной планете. Она так долго не была дома. Пора вернуться и пройтись по знакомым улочкам, по которым сама бегала девчонкой, по которым маленькими бегали её племянницы. Погладить высокие перила, зайти в родной дворик, который со временем не изменился. Она помнила каждую мелочь, с каждой крупицей было море воспоминаний, которые, как волна, захлестнули её. Но она шла, борясь со своим страхом, стыдом, болью, её желание было сильней. Сильней всего. Она снова окунулась в прошлое и вспомнила, какой была, когда вела молодого падавана этой дорогой, вспомнила, как выходила мама встречать её, как всегда сдержано улыбался отец. Они мертвы. И бабушка с дедушкой. Они все очень быстро ушли из жизни, после похорон своего ребёнка. Она чувствовала вину за это. По словам Пуджи, Сола тоже уже была седой. Своим выбором она переломала не только свою жизнь, чуть не загубила жизнь своих детей, но и сократила жизнь своим родителям. Это была ноша и её плата, за все деяния плохие и хорошие, которые она сделала для Альянса и Республики. Она за всё заплатила семьёй.

Замерев около крыльца, она встряхнула головой. Её никто не встречает и не ждёт в этом доме. Хотя нет, ждёт. Сола всегда передавала ей подарки, выражая любовь. Наверное, только это заставило её подняться по ступенькам и позвонить в дверь. Три глубоких вдоха она ждала, прежде чем ей открыли.

Она постарела, но седину закрашивала, и как прежде широко улыбалась:

- Я уж думала, самой придётся на Корусант лететь.

Слёзы хлынули из глаза, и Падме больше не прятала их, обнимая старшую сестру.
Ариша
Эпилог

Давно он не спускался на поверхность, а прилёт на эту планету вызывал в нём поток воспоминаний. К счастью, хороших и приятных. Лорд Главнокомандующий спустился по трапу своего шатла-лямбы в одиночестве. На частной посадочной площадке, как и обговорено, никого кроме Леи не было. Его дочь выглядела потрясающе: поверх белого платья, глубоко-чёрный плащ, с серебряными наплечниками с рубиновыми вставками, в тёмных волосах короной выложены косы, с украшениями серебристого, белого и алого цвета. Светлокожая, с тёмными глазами и волосами, постоянно на контрасте светлого и тёмного, подчёркивая всё алым. Идя ей на встречу, он даже поймал себя на мысли, что не восхищался, чей либо красотой, кроме её матери.

- Великолепно выглядите, Ваше Высочество, - он решил, что начать сегодняшнюю встречу с комплимента будет кстати.

- Я рада, что ты смог прилететь, - улыбнулась дочь, обозначая его статус.

- Тебе трудно отказать, - усмехнулся ситх, позволяя теплу просочиться в его механических бас, и галантно приподнял локоть, позволяя дочери взять его под руку

Лея промолчала, что готова была перенести день ради того, чтобы он смог прибыть и сейчас она чувствовала себя по-настоящему счастливой, идя по длинным переходам.

- Почему именно эта планета и место? – спросил он.

Чтобы посмотреть на него ей пришлось запрокинуть голову. Так рядом он был просто огромным для неё, а из его плаща, наверное, можно было бы сделать два для неё. Эта мысль заставило её улыбнуться шире.

В общем ослепительном сияющем счастье он не понял, что так обрадовало дочь, и непроизвольно улыбнулся ей в ответ, зная, что она чувствует его улыбку.

- Я хотела тихое красивое место, с зеленью и водой. И там где не будет войны и политики. Его мне предложила Пуджа. К тому же этот дом принадлежит её семье.

- Твоя мать тебе не рассказала, с чем связан этот дом?

- Рассказала, но после того, когда я решила устраивать торжество здесь.

- Тебе под стать свадьба в столице, с торжеством и всеобщем восторгом. – Задумчиво произнёс он, вспоминая образ своей невесты, - как и твоей матери.

- Мне этого не нужно. – Ответила Лея. - Как и ей. Тихое торжество в кругу близких. Только свои.

- В передышке войны. – Добавил он, вспоминая нежные кружева с жемчугом, из которого состояло платье и фата Падме, помнил, хрупкость и нереальную нежность.

Их дочь другая: сильная, контрастная, красивая.

- Война она - там, а мы сейчас здесь. – И в рассуждениях другая.

Это отлично, решил отец.

Веранду занавесили лёгкими белыми тканями, украсили цветами и лентами. Лея оформила себе торжество скромно и со вкусом. Вейдер чувствовал волнение присутствующих, но за ярким сиянием сына и свечением дочери не мог разобрать количество, пока не отодвинул занавеску, и, держась под руку, они не зашли на открытую веранду, гостей оказалось больше, чем он предполагал. Лея больше не хотела скрывать их связь, не боялась нападок и потери соратников. Он её отец, и он в этот момент рядом с ней.

Заиграла торжественная музыка, и к ним подошла Падме, державшая букет в руках, она передала дочери цветы, и сама расстегнула брошь, сняла с неё чёрную накидку. С букетом в руках Лея, в ослепительно белом платье, идеально лежавшим по фигуре и по подолу расшитом изящными цветами, которые при движении отливали золотом и

серебром, пошла к алтарю. Генерал Соло, сверкающий улыбкой и медалями, мандражируя, переступал с ноги на ногу. За его спиной стоял вуки и Люк, решивший, что свадьбу сестры и лучшего друга он ни за что не пропустит. В полукруге гостей стояли известные личности в лице жулика и афериста Лэндо Калриссиана, старого алдераанского вояки Карлиста Риекана, главаря и частичного состава «Разбойного эскадрона», сенатора Наберри со своей матушкой. На глаза этой женщине он попадаться не хотел.

Рядом стоящая Падме аккуратно положила свою руку на его локоть, когда Лея с контрабандистом произносили свои клятвы. К своему удивлению, он помнил полностью свою, и только строчку из её: «ждать всегда и любить.»

Он вслушался в странные обещания Соло, причём тут оладьи и крепкий сон, он не понял, но Лея улыбалась, а остальные смеялись. Наверное, так и должно быть. По щекам Падме текли слёзы счастья, и, похоже, сейчас, он тоже чувствовал себя счастливым. Поймав взгляд сына, он на мгновение увидел его глазами: он в своей огромной броне и его ангел рядом, в светлом простом одеянии, держит чёрную накидку Леи. Образ был мягким и гармоничным, даже его сиплое дыхание не портило торжественный момент.

Все зааплодировали, и жених поцеловал невесту. Долго. Вейдеру даже хотелось немного придушить Соло, но представив на его месте принца хапанцев, решил, что из двух зол выбирают меньшее и ревновать дочь уже поздно. К тому же, он и так задержался, тёплых слов говорить не умел, и Лея просила только сопроводить её до места церемонии, дождавшись, когда все кинутся поздравлять молодых, он попытался аккуратно опустить руку супруги и скрыться, надеясь уйти незамеченным. Падме так же счастливо улыбнулась ему, стирая слёзы, и покинула торжество вместе с ним.

- Я давно так не волновалась, - призналась она,

- Я надеюсь, их брак будет счастливее…- хотел добавить «и прочнее», но глядя на жену, не стал. Она до сих пор рядом.

- Тоже искренне надеюсь на это, но они, как и мы, дают клятвы в начале очередной войны.

Лея не была похожа на Падме в этот день, а Соло явно ничем не походил на него в девятнадцать лет. Разве что влюблёнными глазами.

- Я не допущу, чтобы конфликт с хапанцами возымел масштаб Войны Клонов.

- И чем быстрее мы найдём принца, тем скорее сможем урегулировать этот конфликт.

- Вашей разведке и спецслужбам стоит постараться.

- Они приложат все усилия.- Мягко согласилась Падме, меняя тему, - Впрочем, мы опять о делах, в такой торжественный день. Ваше прибытие сегодня, Милорд, было радостным сюрпризом.

- Лея умеет создавать подарки. – Он не хотел углубляться в то, что ему наплела дочь, чтобы он прилетел. - Я полагаю, вы восстановили общение с сестрой.

- Да, - с отдельной радостью в голосе ответила она, - это был очень тяжёлый и важный момент для меня.

Никто не мог понять её, никто не знал, сколько сестра и вся её семья значили для неё. А он знал. И даже спустя столько лет отметил присутствие Солы.

- Ваша семья всегда поддерживала вас, а дом дарил силы. – Сегодня даже механический бас был тёплым и заботливым, - Думаю, время это не изменило.

- Да, всё как и прежде. – Ещё раз посмотрев на его искусственный профиль, она решилась задать вопрос: - А Вас, Милорд, пески не зовут?

Вопрос был внезапный. Он остановился, и повернулся в сторону озера, прекрасных гор, покрытых зеленью, если его маска так тщательно не фильтровала воздух, он бы почувствовал лёгкий бриз, аромат цветов и свежести. Тут даже песок другой. О Татуине он не вспоминал. Эта планета всегда звучала где-то около него, сын вырос там, в разговоре с Джейд он помнил испепеляющие два солнца. Он помнил о песках, но там лишь … могила его матери, которую, скорее всего, уже засыпали бури.

- Мёртвое не умеет звать, - ответил он и добавил, - этот мир был для меня роднее чем какой-либо другой.

- Жаль, что вы его так спешно покидаете.

- В моём статусе не положено так много времени тратить на личное.

- Хорошо, что вы выделяете время для личного.

Ему не хотелось улетать, хотелось остаться, обнять дочь, поговорить с сыном, прогуляться по прекрасным здешним местам, сходить на поляну с водопадом с Падме. Переговорить с Соло, хотя пожалуй это лишнее. Но он не мог. Его ждут дела, Серый Флот и космос. Ещё раз взглянув на супругу, постаравшись запомнить её такой счастливой, он поднялся по трапу.

***

Она успела вернуться и поздравить молодожёнов. Уже открыли шампанское и напитки покрепче, гости начали проходить к столу. Лея не хотела ничего грандиозного, а Хэн хотел, чтобы всем было весело. Невеста оглядела зал - праздник удался: все смеялись, поздравляли их, Лэндо шутил, устраивая словесные дуэли на остроумие с Вейджом. Кто-то танцевал, а кто-то ушёл гулять по прекрасным тропинкам Озёрного края. Отец быстро улетел, но пробыл достаточно, чтобы украсить этот момент. Люк подсел к ним, обнимая обоих сразу.

- Как ты, братик? – Спросила она, заглядывая в глаза, после того, как Люк поздравил их и нажелал всяческих благ.

- Хорошо, - честно ответил он, и Лея почувствовала, что его душа успокоилась. – В библиотеке собранно всё! Когда-нибудь я тебе расскажу.

- Жаль, приятель, что тебя не было при Корусанте, когда мы дали жару хапанцам и их королевишне!

- Не жаль, Хэн,- честно ответил джедай, - я надеюсь, вы меня поймёте: я не буду участвовать в этой войне. После праздника я снова вернусь в замок.

Хэну эта идея не сильно нравилась, но критиковать или осуждать не стал:

- И надолго ты в отшельники решил податься?

Люк четно развёл руками:

- Там изучать всё можно вечность! Не знаю, читал ли всё отец, но я начал с истории и пока не пойму, что у меня достаточно знания вернуться, не ждите.

- Я тебя всегда жду, - улыбнулась Лея и поцеловала в щёку.

- Мы тебя всегда ждём, - поправил её Хэн, и крепко обнял, - ты мне теперь приходишься...?

Протанцевав с Карлистом один танец, Падме вернулась за стол к сестре. Они не могли наговориться за все прошедшие годы. Падме рассказала Соле всё, постаралась объяснить почему и как так получилось. Сестра не осуждала и не винила, она, как и

прежде, ругала за отчаянность, за риск и за неспособность сидеть мирно дома. Но ругала по-хорошему.

Сейчас ей не хотелось думать о поисках принца, о систематических нападениях хапанцев, о неудавшихся попытках переговоров… ни о чём таком. Не сегодня.

Люк, прилетевший только на пару дней, рассказал о своих изучениях и заявил, что вернётся в замок. Это хорошо, рассудила мама, ему нужен перерыв, медитации, дополнительные знания. И подальше от военных действий. Сын уже почти отошёл от расставания с Джейд, уже вдоволь танцевал с девушкой из пилотов, кажется, её звали Эриси, напрягла память Падме. К ним подошла Пуджи и довольно села на соседнее место, начиная задорно о чём-то рассказывать. С другой стороны подсела красавица невеста. Лея ещё никогда в жизни не светилась так от счастья. Падме держала её руку, чувствуя, как снова наворачиваются слёзы.

«Жаль, что Энакин ушёл так рано».
Ариша
4 часть

Рубеж

Великая Сила – противоречива и многогранна.
Её невозможно постичь, а её пути неисповедимы.
Он знал об этом с малых лет и никогда не забывал.
И Сила научила его, что, когда очерчены границы и находишь свой предел, приходится платить смирением за могущество.
А смирение никогда не было его сильной стороной.
Зайдя за грань, можешь потерять всё.
Повелитель Тьмы точно знал, когда стоял перед кордоном самой Великой Силы, и чувствовал, что любой момент может стать решающим.
Но пограничная линия - не тот барьер, который мог остановить последнего Владыку Ситхов и Лорда Главнокомандующего Серого Флота, он столько раз стоял на стыке миров и разрушал старые устои, а затем строил новые законы, создавал порядок заново.
Сейчас он снова задал себе вопрос: где этот край, за который даже он не сможет зайти? А есть ли он вообще?
Подходя к черте, никогда не знаешь, что дальше и осилишь ли ты.
Но наверняка он знал лишь одно: если остановится - умрёт.
Сидя на своём рабочем месте, смотря сквозь отчёты и присутствующих подчинённых, он понимал: линия проведена, границы очерчены, он подошёл к рубежу.
К своему рубежу.
Ариша
1 глава
– Что делать с пленными?

«Хороший вопрос», отметил про себя гранд–адмирал, нынешний министр обороны Серого Флота, Фирмус Пиетт. Признаться, так называемая война с хапанцами его утомляла. Воевать они не умели, только отбиваться из своих границ, – к которым и так подходили только для того, чтобы предотвратить теракты с их стороны,– и нападать на караваны. А также на мало охраняемые суда. Но после ряда неприятных инцидентов, Пиетт провёл ряд стратегических изменений в обороне своих территорий, чтобы уменьшить риски и возможности повторения сценария. В своём упорстве хапанцы поражали, они стабильно проигрывали во всех крупных битвах, а если получалось захватить станцию или не большую систему, что чаще случалось на космическом пространстве Новой Республики, то очень быстро отступали, так как не имели весомой поддержки и методов удержания чужой территории. Но жертв всегда было много. На совещании Союза республиканцы поделились своими наблюдениями и частью разведданных. Траун так же подготовил часовой доклад о своих заключениях, который не сказал и десяти процентов того, что на самом деле знал чисс. А может и меньше того.
Матриархат никогда не способствовал развитию военного дела, и былая мощь, которая славила хапанцев на всю галактику, уже устарела. В то время как вся известная территория была поглощена войной, занимаясь своим вооружением и совершенствуя навыки, хапанцы мирно жили в своём высокомерии. Когда дело дошло до сражений, стало ясно, что даже Акбар обращает их флотилии в бегство.
Вопрос с пленными стоял жёстко. На встрече глав государств Главнокомандующий и Канцлер договорились, что будут брать пленных с ними пытаться вывести на переговоры Королеву–Мать. Непосредственно переговорами с Хэйпом занималась сенатор с Набу, дипломат Союза Пуджа Наберри. Почему столь сложным вопросом не занялась Дармин Арти, Пиетт не знал. На его последний запрос о местонахождении старшего дипломата Союза и Республики разведка не смогла дать ответ. Чем занималась всегда деятельная дама, тоже никто не знал. Работа Наберри не была столь эффективна, по мнению Пиетта, но его эта не касалось. Проблемы с размещением пленников никогда не было. Разрушители строили, предполагая их подавляющую мощь, с большими карцерными отсеками. Но даже с бунтарями не было таких проблем, как с хапанцами. Среди военных этой расы превалировали женщины, и их форма не совпадала с общегалактическими нормами морали. Поэтому участились внеплановые визиты к пленницам не только штурмового состава, но и офицерского. Пиетт не мог их осуждать, в отличие от девяносто пяти процентов своих подчинённых, он возвращался не в пустую каюту. Но расхолаживания офицерского и элитного состава, во–первых, не допустимо. Во–вторых, некоторые дамы были весьма опасны. Уже произошли семь зафиксированных инцидентов побега и захвата карцерного блока. Благо, капитаны молниеносно решали эту проблему: карцерный блок перекрывался, запуская газ. Те умные воительницы, которые успевали надеть штурмовые шлемы, ещё доставляли ряд проблем, но их так же устраняли. После ряда подобных инцидентов, один капитан разрушителя, решил избавиться от пленниц: открыв отсек, отправил всех красавиц в открытый космос. Но тела были найдены, разведка донесла Республике, и начались разбирательства. Представитель Флота на Корусанте, Труш настаивал на отставке капитана. Пиетт отстоял подчинённого. Выговор сделал, устный, без занесения в личное дело. После чего всегда молчаливый доктор его сердца раздула из этого скандал, они даже крупно поссорили, впервые. После Фирмус устроил себе длительную командировку, и доктору Лорн, личному врачу министра, пришлось лететь к нему самой.
Ещё была проблема с частым суицидом пленников, гранд–адмирал не был против самостоятельного решения проблемы, но пленников они передавали Республике, и если они заявили, что передадут сто тридцать восемь хапанцев, а до места встречи долетали только сто двенадцать, начинались расследования. Никому не нужные занимающие время, но соблюдающие конвенцию по правам разумных существ. После полугодового конфликта с хапанцами, министр уже ставил под сомнение разумность этой расы. Даже с вуки воевать было интересней.

– «Обработать» и республиканцам передать. – Сухо ответил министр. – Постарайтесь довезти до демократов всех.
По плану у него встреча с Трауном, он пролистал деку, отмечая ряд важных вопросов. Работа с чиссом складывалась конструктивная. Отсутствие эмоций, способствовало эффективности. Хотя гранд-адмиралу и министру внешне галактических дел было свойственно созидание и изучение. Он писал огромные трактаты об изучении хапанцев, их психических особенностях, разности менталитетов миров, культурных особенностях. Научные работы чисс всегда предоставлял Лорду, Пиетт не знал, читает ли их главком, но сам с удовольствием иногда использовал, как свободное чтиво. Смотря в красные глаза гранд-адмирала, Пиетт не раз отмечал, что с ним безусловно было бы очень сложно воевать, и решение Лорда сразу наладить отношения с Трауном было очень разумно. Синекожий гранд-адмирал изучал противника как подопытного, а после, Пиетт был уверен, один движением уничтожал.

– Сколько продлится конфликт с Хэйпом? – спросил министр обороны прямо.

– Трудно сказать, – ответил министр внешне галактических дел, – нам они не доставляют сильных затрат.

Фирмус хотел заметить, что, разумеется, ведомство Трауна только снимает сливки, работая с интересными пленниками и наблюдая за сражениями, а вот ему приходится балансировать между решением проблем и избеганием юридических и политических разногласий с Республикой. Но промолчал.
Всё было проще, когда он был просто адмиралом.
К ним присоединилась гранд-адмирал Даала, при которой тему хапанцев и их принца, лучше не поднимать. Министр внутренних дел отличалась специфическим чувством юмора, и в неформальной остановке Натаси было не остановить в издевательствах и насмешках над правителями Хэйпа. Пиетт даже признавал, что есть над чем посмеяться, но с юмором у него тоже было плохо, так что предпочитал не провоцировать. Легко шутить ему удавалось только с Джейд.
Признаться, ему не хватало рыжего секретаря главкома.
В рамках сегодняшнего совещания, гранд–адмирала Даала предложила использовать одну из разработок «Утробы» для проникновения в ионизированное пространство хапанцев. Обсудив это предложение, Лорд приказал не спешить. Он не хотел понапрасну демонстрировать военные ресурсы. Вторжение на территорию воительниц, так же не в первой, поднималось на внутреннем собрании правительства Серого Флота, и, как и прежде, главком решил не торопиться. Хапаны были головной болью Пиетта. Траун изучал хапанов и курировал Дальние регионы, активно работая по плану Главнокомандующего, регулярно отчитываясь. Лорд планировал совершить личную инспекцию по осмотру новых регионов и планет. Эти проекты, как и прежде, интересовала его больше других.
Даала поддерживала министра обороны, прося об открытии новых верфей для малых военных судов. Открытии новых учебных заведений для подготовки свежих кадров. Прежде чем представить полноценные концепта главкому, Натаси затребовала встречи с Пиеттом, на которой они порядка пяти часов рассматривали концепцию по кономическому развитию ряда регионов. В её видении территорий Серого Флота были системы Среднего и Внешнего Кольца, которые в данный момент состояли в Сенате Республики или же держали нейтралитет. В её планах так же было занять пространство Хаттов. Пиетт предполагал, что именно там амбициозная Натаси Даала хочет использовать разработки «Утробы». Ещё не видя комментарии по поводу этого проекта Трауна, Пиетт отметил, что планы Даалы не расходятся с амбициями самого Лорда. А в списке «расширения границ» среди прочих, стояла система Чоммел и пространство Ботанов, а так же начало Кореллианской трассы. Присоединение этих секторов однозначно провоцировало войну с Новой Республикой.
Лорд взял время на обдумывание, забрал проект на изучение, и ещё в течение шести месяцев, министерство Даалы подпрыгивало, предоставляя Лорду необходимые расчёты, информацию, графики и просчёт рисков. Пиеет искренне надеялся, что Милорд даст разрешение хотя бы на частичное воплощение. Но Лорд пока молчал.

***

От запаха плазмы и крови её тошнило. Ранее Пуджа не бывала так близко к кровопролитным сражениям. Нубианка была вынуждена признать, что не способна участвовать в военных действиях и трезво оценивать ситуацию. В отличие от тёти и двоюродной сестры, она всегда старалась сражаться словом, а не оружием, побеждать морально, а не физически, и эта война давалась ей очень тяжело. Будучи под охраной элитного отряда, она наблюдала, как солдаты Новой Республики подавляют сопротивление уже захваченного дракона. Воительницы продолжали держать баррикаду мостика; зайдя на борт, Наберри надеялась, что сможет договориться с генералом Фелакси Эрн, очень уважаемой женщиной в военной среде Хэйпа. Но, как и в предыдущих сражениях, хапанки отказались разговаривать, обвинив Республику в захвате их принца и продолжили жесточайшее сопротивление.

В какой-то момент, Пуджу даже повело и она облокотилась об прохладную стенку корабля. Она даже знала, в какой момент: когда сработал детонатор и разнёс железные преграды и женщин, которые стояли вплотную к ним. Запах обожжённой плоти, омерзительно сладкий, с привкусом жирной плазмы, тонкой струйкой заволок и до того душное помещение.

– Госпожа, – подхватил её под локоть, телохранитель, – Вам надо покинуть помещение.

– Нет, – уперлась Наберри, выпрямляя спину, твёрдо вставая на ноги, – моё место здесь. Я хочу поговорить с генералом Эрн.

Офицер не первый год охранял сенатора, зная, что с ней спорить бесполезно, встал перед ней, закрывая собой весь ужас захвата. Пуджа воспользовалась этой передышкой, чтобы прийти в себя, и входила в разрушенное помещение, уже держа ситуацию под контролем:

– Командир, генерал Эрн жива?

– Да, мэм. Но она без сознания. – Офицер указал на бесчувственную женщину со светлыми волосами и в несуразной броне, которую солдаты подняли, как тряпку и поволокли на выход. – Вы сможете с ней поговорить уже на нашем крейсере.

Позднее она переговорила с генералом хапанцев, уже в карцерном блоке. Фелакси Эрн фанатично верила в помощь Республиканцев в похищении, к причастности смуты на Хэйпе, к оскорблению её государства и непримиримой вражде, но Пуджа Наберри была другого мнения. Первый разговор не сложился, второй тоже, как и третий, но Нубианка упорно стояла на своём. Она верила, что сможет найти общий язык с женщинами Хэйпа, сможет убедить их прекратить ненужное кровопролитие, получить поддержку в переговорах.

Королева–Мать Хэйпа была женщиной несдержанной и резкой, но не все представительницы были такими, верила Пуджа. Вдали от верховного командования, возможно, другие женщины Хэйпа поймут, что Новая Республика не враг и пойдут на встречу миру. Но лучшим аргументом в этом убеждении будет Исольдер.

«Надо найти принца» – в сотый раз повторила про себя Пуджа.

Согласно договорённости похитителей и НайЭли, принц должен быть живой. Получив от заказчицы некоторые сведенья, вся разведка Республика кинула свои силы на розыск возможных исполнителей в подпольном мире. Из изменницы–хапанки республиканские дознаватели и принцесса Лея в частности, немного успели вытянуть, прежде чем её отдали матери Хэйпа. Причастие Лорда Вейдера не подтверждалось, Лее и другим дипломатам, работающим в Союзе с Серым Флотом, приходилось очень тонко вести переговоры, стараясь помогать расследованию и держать мир. Сама Пуджа не подходила к Серому Флоту, проводя свои проекты через сестру и тётю, которые лучше других умели вести дела с ситхом. Несмотря на отстранение принцессы Органы–Соло от хапанского конфликта и возможности вести переговоры с ними от лица Республики, Лея продолжала активно участвовать в расследование похищении, вести переговоры по заложникам и всячески стремилась исправить сложившуюся ситуацию. Пуджа знала, что у Леи уже была не одна встреча с канцлером по поводу её деятельности, но сестра не отступала, как всегда, рискуя всем. Работая в одной команде, Лея взяла на себя сложные отношения с Серым Флотом, а Пуджа искала альтернативные способы выстраивания отношений с Хэйпом.

Вернувшись в свой кабинет после очередных сложных переговоров, Пуджа проверила почту: ответа от тёти не было. Уже пятое письмо остаётся без ответа. Наберри знала, что более опытная и мудрая Амидала смогла бы помочь ей добиться большего результата. Но тётя молчала.

Возможно, все их переговоры, всё стремление наладить контакт, свести на нейтралитет с хапанцами было пустой тратой времени. Возможно, Амидала занята поиском, чтобы прекратить это. Ещё после сражении при Корусанте, они обсуждали, что принц не станет гарантией окончания войны, что конфликт может продлиться неопределённый срок. Но прежде чем думать об этом, нужно найти принца или другое решение конфликта.

***

Вести о начавшейся смуте на территории Хэйпа немного позабавили Хэна Соло:

– Может они свергнут эту истеричку и снова залезут в свою нору?

– Королева– Мать не зря на своём месте, – не разделила его оптимизма супруга, – к тому же их общество довольно консервативно, а трон передаётся по наследству.

– И всех своих ближайших соперниц она убила, – продолжил за неё корелианин, – знаю. Но ты даже помечтать не даёшь.

– Мечтай сколько хочешь, но лучше расскажи, что получилось разузнать?

Контрабандист развалился в кресле, закинув ноги на стол и медленно стал стягивать перчатки, что говорило о его недовольстве. Лея и так чувствовала, что трудоёмкая и опасная работа Хэна не дала желаемого результата. С «полей» он вернулся уставшим, раздражённым с двухнедельной щетиной и таким же перегаром. Решив его поддержать, она придвинула кресло ближе, и начала расчёсывать пальцами взлохмаченные волосы:

– Рассказывай.

Обречённо посмотрев на неё, Хэн скривился:

– Никто не чего не знает, некто ничего не слышал.

– Совсем?

– Из моих информаторов – совсем, – он театрально выдержал паузу, – но!

Уже успевшая расстроится Лея, усмехнувшись, посмотрела на мужа, зная, что он бы не вернулся к ней с пустыми руками.

– Но…

– Мне дали контакт одного мутного типа, – положив руки за голову, Хэн стал что–то прикидывать в уме, – торговца информацией. Он в деле-то вроде как давно, но на большую арену вышел лет пять-шесть назад. Больше специализировался на Внешнем Кольце, только сейчас залазит в Среднее. Ребята говорят: дорого берёт, но работает качественно.

– Кракен о нём знает?

– Знает, но он у него проходит как мелкая сошка, которая ничем серьёзным не светилась.

Откинувшись на спинку своего кресла, Лея задумалась, муж недовольно свёл брови:

– Что, опять плохое предчувствие?

Лея посмотрела на него, прислушиваясь к своим ощущениям:

– Нет, – неожиданно, нарушая традиции, ответила одарённая, – мне кажется, что стоит рискнуть.

– Мы с Чуи полетим одни, – кажется, даже робко пробормотал капитан, и в качестве извинений потянулся за поцелуем. Лея сморщила носик – запах от него был отменный, особой выдержки и мерзости:

– Летите. – Спокойно ответила она, подставляя щёку, – У меня тут дел по горло.

Но контрабандисту этого было мало – поцеловав в щёку, он спустился к шее:

– Мой генерал, – тормознула его супруга, – давай в душ, и побрейся, пожалуйста.

– Ну, в душ, только с тобой, – возразил мужчина, потянув её за руку, поднял и по-хамски перекинул через плечо.

– Соло! – запротестовала принцесса, но муж уже нёс её в ванную комнату.

***

Поначалу, тёмный и практически безжизненный мир давил на него. Особенно сам замок, с его высокими стенами, стальным и холодным, абсолютно опустошённым интерьером и плотным сосредоточием Тёмной Стороны Силы прямо в самом месте. Но всё напоминало присутствие отца: давящее, тёмное и мощное, хранящее тысячи тайн и великие знания.

Замок был огромным: по большим холлам прогуливаться можно днями. Судя по размерам и оборудованию мастерских – когда у отца было свободное время, здесь, он проектировал и собирал звездолёты. Люк даже хотел разобраться в чертежах, но его не пустили. Возможно, именно здесь отец проектировал и собирал свой Ди–перехватчик. Треть замка занимали медицинские помещения, в которые его так же не пустили. Был зал для медитации: совсем маленький, с окном во всю стену и удобным креслом. Заходя, Люк почти почувствовал тяжёлое присутствие отца: давящее, тёмное и душное. Его Сила жила в этом небольшом помещении, пропитанная его Тёмной Стороны. Люк чувствовал, что тут отец собирался с мыслями, касался Силы в своё последний визит. И самым главным помещением замка была огромная библиотека, в которой джедай просто поселился. Некоторые комнаты были оборудованы стеллажами, на которых были ещё тканевые и бумажные носители, были экземпляры запакованные в вакуумные обложки. Пара залов со стеллажами голохронов и других электронных архивов. Отдельное помещение было оборудовано коммутаторами под определённые виды носителей.

– Вся информация библиотеки перенесена на перезаписывающие кристаллы для сохранности, но Милорд очень бережно относится к оригинальным носителем и текстам, – пояснил дройд–библиотекарь, который не покидал помещений, тщательно следя за всем, что происходит. – Один миллион тринадцать тысяч восемьсот двадцать три источника не поддаются переводу.

– Как это? – удивился джедай, впервые в жизни слыша, что что–то не могут перевести на общегал.

– Коды не расшифрованы, в общегалактических языковых и письменных центрах не сохранилась информация о данных коммуникационных системах.

Первые недели Люк посвятил только разбору данных, выбору информации для изучении и спору с упрямым протокольным дройдом о способе изученного. Ему было запрещено копировать любые данные с этого замка, вплоть до погодных условий снаружи, который чаще всего не были совместимы с жизнью.

Его радости не было предела, когда вредный ЛИН 45–16 выделил для него блок информации про джедаев. Люк решил воспользоваться советом отца и не лезть в общее изучении Великой Силы опасаясь зайти на Тёмную Стороны, которой и так дышало это место. И, как обещал, начал он с истории. Вероятнее всего, эти архивы были вынесены из храма Джедаев.

Он коснулся одного голохрона и Сила, сконцентрированная в этом месте, на мгновение отнесла его в Храм, заполненный смертью. На один вдох в него проникло пыльное застоялое тепло Света, в которое ворвалась Тьма, яростная и как космос холодная, разрушающая и несущая смерть. Выдох был болезненный. Тьма обладала силуэтом его отца. Светлый джедай старался не думать о том, при каких обстоятельствах забирались эти знания, как Повелитель Тьмы вынимал их из мёртвых рук, и по телам скольких он прошёл, чтобы получить их. Но Тьма, окружающая его, давила и подталкивала к этим мыслям, внося смуту и разочарование. Люк собрался с силами и выстроил около себя купол ментальной защиты, закрывая все мысли под титановые своды. Он давно смирился с чудовищной стороной своего родителя. Пускай тёмного, но родного.

Смешивая изучение истории, Скайуокер выделил отельный блок медитации и фехтованию. Так ему казалось, его собственный курс будет полным. К тому же он продолжал обдумывать проект Академии и системном обучении одарённых. Втайне от ЛИНа Р2 перефотографировал книги, которые читал Люк. Постранично. Посвящая шесть часов чтению, Люк уходил в свою комнату для отдыха, где записывал всё, о чём прочитал на дадапат, со своими размышлениями. Прилетев на свадьбу Леи и Хэна, он передал все записи и копии с Р2 Коррану на распознание и структурирование. Лучше всего было бы самому всё ещё раз перечитать и привести в порядок, а потом уже подобную информацию передавать одарённому, который только учитлся познавать себя. Но у него не было возможности, ему надо было возвращаться в мир, а Хорну нужны знания для развития.

Первые месяцы пролетели незаметно: он много работал, изучая и рассуждая, стабильно медитировал, проходил курс подготовки фехтования падаванов с помощью голохрона, достаточно времени проводил наедине сам с собой. Он начинал понимать, почему Оби–ван и Йода ушли в отшельники, и сам стал задумываться, что наверное провёл здесь бы всю оставшуюся жизнь, среди Силы и знаний. Но он чувствовал своё предназначение, знал, как он нужен Коррану, ощущал тоску по Лее с Хэном, по Чуи и ребятам. Он помнил о их проекте с мамой и знал, как он важен. Иногда слышал еле заметный проверяющий маячок от отца. Повелитель Тьмы любил всё контролировать и Люк даже подозревал, что ЛИН шлёт ему отчёты о его деятельности. Ещё он отгонял от себя воспоминания о Маре. Он скучал, всё новое хотелось рассказать и обсудить именно с ней. Но это была запретная тема.
Проведя в замке семь месяцев, однажды утром, проснувшись, он почувствовал, что пора. Время, отведённое ему Силой, закончилось. Нужно вернуться.

***
Читая двенадцатый отчёт о предполагаемом плане посещения принца Исольдера, директора Кракена не покидало ощущение, что их, как марионеток, водят по лабиринту. И ни одни найденные концы расследования не сходились. Ни один. Айрен сталкивался с самыми оригинальными схемами похищения и знал, что без дополнительного кураторства следствия следы дела не скроешь. Разведывательная агентурная сеть Республики, ботанов и Серого Флота, хотя в последнюю он верил меньше всего, приносили слишком разрозненные осколки информации, которые никак не клеились между собой.

– Надо искать на Дальних рубежах, – произнёс директор вслух, поднимая глаза на своего помощника.
– Генерал Соло решил лететь на Миркр. Просит вашей визы.

***
План Даалы был хорош: рискованный, амбициозный и крупномасштабный. Её видение будущего Серого Флота не расходились с его представлениями. И это он подчеркнул для себя отдельно. Она не боялась рисковать и шла прямо, на конфронтацию, как и он. В прошлом. Лорд оценил, что полное воплощение её замысла будет сопутствовать конфликтами, военными действиями и активным сопротивлением со всех сторон. Всё это оттянет их силы с изучения Дальних Рубежей и Дикого Космоса. С другой стороны, прежде чем идти вперёд, следует залатать дыры в собственной географии. Хотя территория Хаттов его не сильно беспокоили, а для сектора Чоммел вступление в Серый Флот и его защита станут сильным подспорьем… Падме просто так не отдаст ему родину.
Нужен ли ему сейчас этот конфликт? Главнокомандующий не мог ответить на этот вопрос и отложил его на более удобное время.
Как он и обещал, кампания с хапанцами не получит масштаб Войны Клоннов, его службы тщательно следили за этим. Пиетт хоть и постоянно выступал за завершение войны, но свою работу выполнял безукоризненно, что давало Лорду временами забыть об этом, и сосредоточиться на внутренней политике.
Но его донимала Новая Республика, которая резко решила, что их плотное взаимодействие поможет решить проблему с Хэйпом. Его это не волновало, пока любимая дочь не прилетала на очередные переговоры, а Мон не начинала требовать внимания, поддержки и участия. «Объединение против общего врага» из уст чадрилианки звучало, когда речь шла об угрозе от Палпатина, но когда она зашла с такой же речью, говоря уже о хапанцах, его левая бровь непроизвольно поползла вверх.
Серый Флот держал границу, охранял торговые базы, караваны и трассы Союза на своих территориях, помогали республиканцем и провизией и в сражении…

– Что вы ещё от меня хотите, канцлер? – не выдержал Лорд на очередных неплановых переговорах, – чтобы я за вас войну выиграл и победу вам подарил?

– Милорд…

Будь на месте этой женщины Падме, он, возможно и стал бы слушать, но Амидала была слишком умна, чтобы сидеть в кресле канцлера. И по новоприобретённой привычке исчезла в неизвестном направлении. Он даже задействовал свои кадры в разведке Республики, чтобы те выяснили, чем занимается главный диплома Республики и Союза, но шпионы донесли, что сама разведка демократов не раз пыталась выйти на её след. После свадьбы Леи, она неожиданно для всех посетила Лусанкию на Дальних Рубежах. Его подарок насолил всем, и ему самому тоже. Связи, влияние и свобода перемещения сделали Амидалу практически неуловимой. Она появлялась где хотела и когда считала нужным, а потом исчезала. Он очень хотела знать, над чем она работает, и в тайне опасался, что она каким либо способом узнает о разработках Даалы в «Утробе». Хотя понимал, что статус Падме не заставит лезть туда самостоятельно, если ей нужна какая либо информация – её разведсеть принесёт на блюдечке с голубой каёмочкой, даже из постели вставать не придётся. Но она улетела сама.

– Возврат Лусанкии в Центральную часть галактики…
Каждый раз, когда он сосредотачивался на словах собеседницы, его лицевые мышцы начинали жить самостоятельно.

– Договор изменению не подлежит, канцлер. – Жёстко и холодно пробасил Лорд. У него через 15 минут запланирована встреча и он хотел к ней подготовиться.


***

Начиналось всё неплохо: станция Рассвет Крайгера, разговор с Корраном, с Леей, встреча с пронырами, приглашения на крутую пьянку, но приглашение Додонны на разговор сразу заставило Скайуокера насторожиться. Он не успел ступить на борт, как пришло сообщение о восстановлении его полномочий. Несмотря на то, что он не запрашивал штаб об этом. И никого не просил.
- Наверное, к этому надо привыкнуть, Р2, - снисходительно ответил на сообщение джедай и усмехнулся едкому комментарию дройда. – Ты прав, дружок. Но нам с этим жить.
Он был рад видеть старого генерала в форме и напротив расчётной доски. Эта картина: седовласый старец, с острым и цепким взглядом, навсегда сохранится в его памяти, неся азарт первого боя и своеобразное чувство причастности. С тех пор многое прошло и практически всё изменилось. Он сам изменился, и генерал постарел, но всё же что-то осталось.
Генерал тяжело поднялся с места, оценивающе посмотрел на молодого человека:
- Рад, что вы снова с нами, коммандер Скайуокер.
- Взаимно, но, генерал, я надеюсь, наша встреча не для того, чтобы вы вернули меня в строй? – решил зайти с наступления Люк, рассчитывая на приятную беседу, а не на вербовочный диалог.
Додонна оценивающе рассмеялся:
- Шальная кровь, - произнёс он, садясь в кресло, - ты стал джедаем, а теперь, похоже, будешь всё больше становиться похожим на отца.
Закутавшись в мантию, Люк сел в кресло, решив не комментировать слова генерала.
- Чувствуешь свою силу, мощь и начинаешь отсекать ненужные тебе пути событий. Талантливо.
Джедай улыбнулся, принимая похвалу, но взгляда отводить не стал.
Ян Додонна любил шальных, дерзких и талантливых. Огромный потенциал нёс за собой много скрытой энергии, которая всегда выходила не к месту и невпопад. Но когда потенциал реализовывался, становясь реальной силой – это вызывало в нём восхищение.
- Я уже устал от этих хапанок, - дружественно заметил он.
- Слышал, что вы уходили на покой. – Не повёлся на провокацию Скайуокер, - Что заставило вас вернуться?
- То же, что и тебя, джедай.
- Я покой ещё не заслужил. – Усмехнулся Люк.
- И никогда не заслужишь, - ответил старик, сворачивая расчётные карты и сея сомнения в светлую голову молодого человека, - хотя, покой – он же для каждого свой.
Обдумав эту мысль, Люк заметил:
- Ваш, по сей видимости, за этими столами.
- Да, - как-то довольно согласился генерал, - а твой?
- Раньше думал, что за штурвалом истребителя.
- Но сейчас уже не так.
- Нет, – подтвердил Скайуокер, и задумчиво продолжил: - Это то, что я мечтал делать с детства, когда не представлял, насколько огромен и сложен мир, это то, что я умею делать хорошо и то, что стало неотъемлемой частью моей жизни.
Старик понимающе кивнул:
- Идущий По Небесам. Имя, так сказать, обязывает.
- Наверное. – Пожал плечами юноша.
- Но душа просит большего.
Люк хотел ответить: «душа хочет идти по пути Силы», но в эту секунду понял, что не знает, чего хочет его душа.
В пустом замке, хранящем вековую мудрость Силы, с концентратом Тьмы и одиночества, его путь джедая и наставника светился яркой тропой перед ним. Прилетев с таким зарядом уверенности и багажом знаний, он был рад увидеть Коррана. Им очень многое надо обсудить, ему очень много надо рассказать. Знания нужно передавать, и Люк хотел как можно больше времени провести с учеником.
Но в серых коридорах космической базы, с весёлыми ребятами и приятным генералом, светлый путь уже не был таким ярким и осязаемым. Парни рассказывали о сражениях и вылетах, Лея о переговорах и провалах. Вокруг гибли люди, и опять гремела война. И снова казалось, сядь сейчас он за штурвал «крестокрыла», возглавь крыло и от него пользы миру будет больше, чем от одного джедая в удобной мантии. «Шальная кровь» - одёрнул себя джедай, осознавая, что это всего лишь иллюзия. Хороших лётчиков много, а одарённых мало. А тех, кто может обучать их, ещё меньше.
- Душа не просит, она ведёт нас, - вспомнил он одну строчку из трактата и рассуждений древнего народа о душе и бытие. Кажется, народ был с Комменора.
- М-да, - протянул старик, - и иногда заводит в омут…
- Или в глубокий космос.
- Да, именно сюда. – Улыбнулся в бороду Додонна, - У меня на родине очень давно верили, что мы всегда оказываемся там, где должны оказаться, и нам дано именно то, что нам нужно именно сейчас.
- Смирение и созерцание – путь к мудрости. – На ум пришла ещё одна цитата, которой он прикрыл свои сомнения, но подумав, Люк добавил: - Но иногда непонятно, зачем Сила нам даёт то или иное.
- Это сейчас непонятно, - усмехнулся старик, - а время всё разъяснит. Но, несмотря на обстоятельства, всегда надо искать применения своим талантам и возможностям. В особенности, когда они известны и могут быть приносить благо Вселенной.
- А что делать тем, у кого их нет? – задал Скайуокер вопрос, на который, разумеется, знал ответ.
- Искать и развивать.
- А что делать тем, у кого их слишком много?
- Применять и менять мир к лучшему. – В своих суждениях старый генерал стал напоминать ему рассуждения отца. - Слишком талантливых не бывает. Вы награждены великим даром, как и Ваш отец, как и сестра. И именно они яркий пример того, что чем больше возможностей, тем масштабней реализация личности.
- Я получил сообщение от генерала Мадины, - решил сменить тему Скайуокер, - полагаю, он тоже очень поговорить со мной о моих талантах и о их реализации?
- С Крисом неинтересно разговаривать о философии. Он лишком далёк от этого. Но он также видеть вас, коммандер Скайуокер, в наших рядах.

***
- Чуи, останься у корабля. И смотри в оба. – Хэн проверил бластер на кабуре и вышел к встречающим.
Информатор дал ему прямые координаты временной базы Когтя. Хотя, с точки зрения Соло, база не была похожа на переправочный пункт. Обустроена, защищена, везде охрана и камеры. Его встретил вежливый пожилой мужчина, который раскланялся перед ним, попросил сдать оружие и пройти за ним. Соло не любил расставаться со своим бластером, но отдал, попросив здоровяка-охранника присмотреть за ним. Коридоры базы были глухими, нашпигованными наблюдением. В случае экстренного побега, его здесь как в духовке зажарят, оценил бывалый контрабандист, сразу настраиваясь на самый дружелюбный и мирный разговор. Наверное, он всё же зря Чуи оставил снаружи, от вуки всегда есть толк в драке.
«Я покупатель», - повторил себе генерал Хэн Соло, расслабленно и вальяжно заходя в зал.
- Добрый день, генерал Соло, - поприветствовал его высокий, худощавый мужчина человеческой расы, - ваш визит – неожиданность для нас.
- Да я мимо пролетал, вспомнил рекомендацию одного друга, решил залететь, познакомиться. – И бровью не повёл кареллеанин, рассматривая интерьер, выпивку, хозяина.
- Я знаком с вашим другом? – Коготь подал знак прислуге, и генералу принесли бокал, в который сам гость мог налить приглянувшийся алкоголь. Соло не стал стесняться.
- Имя разглашать не буду, это не к чему. Но он вас рекомендовал как специалиста в своём деле.
- Приятно, что заказчики довольны моей работой. Но чем могу быть полезен генералу Новой Республики?
Соло поймал взгляд контрабандиста. Будучи ещё сопляком, он хотел быть похожим именно на такой тип преступников. Холёных, причёсанных, выбритых под стиль, и с лёгкими галантными манерами, нарочито важными, как человек чести и из высшего общества. Сейчас же его от таких слегка подташнивало, может сказалось чрезмерно большое количество общения с высшим обществом, или просто опыт.
- Да, и в правду, чем вы можете быть полезны мне?
Телон Коррдэ улыбнулся в аккуратно выстриженные усы. Ему нравился нахальный Соло, об этом генерале он знал практически всё. И у него есть что предложить генералу, но тому нужно с начало заплатить.

***
Древние учения и цитаты, которые он так старательно запоминал, встали в противостояние с собственным опытом, суждением и виденьем. Внутренний диалог превратился в спор. Отец был прав, не допуская его до этих знаний раньше. После одного разговора вопросов стало больше, чем ответов, и создавалось впечатление, что ответы хранятся в замке. Что нужно вернуться туда и привести мысли в порядок. Возможно, он не готов к политике и идеологическим войнам. Прежде всего, внутри себя. Он знал, что его путь - путь джедая, что необходимо восстановить Храм, и это была основная его идея и смысл. Но учения и древние знания там, а жизнь была здесь. Война, друзья, вылеты, сражения и космос снова звали его, утверждая, что это его, что это и есть его место. Улетая оттуда, он чувствовал, что готов вернуться, готов встретиться с галактикой, принять её и начать менять. Но один конструктивный разговор и сейчас его снова разрывали сомнения и непонимание. Он и думать не хотел, что бы с ним было, окажись он в такой ситуации год или два назад.
Джедай закрыл глаза и на секунду очистил мысли, которые мчались, как авиация при Ур. Ему снова нужно время, но на этот раз его нет. После разговора с генералом ему стало нехорошо, выслушав ещё и Мадину, Люк решил пойти по простому пути - напиться. Благо, и компания, и обстановка сопутствовали. Но прежде чем окунутся в весёлый балаган приятелей, он хотел обсудить пару мыслей с Вейджем. И Антиллес его в этом активно поддержал:
- Мне тебя не хватало, старший! - Кореллианин по-дружеский ударил его по плечу. В чёрных волосах Вейджа уже проскальзывала седина, - тут столько всего происходит.
- Да, приятель, я уже понял, - хмуро ответил Люк, и не став ждать разлил по стакану виски. – Интересное время, похоже, на нашем веку не закончится.
- Я боюсь, что оно только начинается.
Татуинец поднял стакан:
- Упаси Великая Сила.
- Это точно. – Поддержал его друг. Поговорив по одной, Вейдж нехотя спросил, - о чём ты думал, подавая в отставку?
- Ты же знаешь, у меня было столько причин и такой мусор в голове, – дружески ответил Люк, стараясь держать лицо «разумного джедая», - что надо было с этим что-то делать. И я понимал, что больше не могу так. Надо по-другому.
- Какого это? Жить без штурвала? – Продолжил друг, разливая ещё по одной.
- Я не знаю, Вейдж! – Усмехнулся «Явинский стрелок», - Я постоянно с ним. К чему эти вопросы?
- Ты в курсе, что Коррн перевёлся в штаб.
- Да, мы это обсуждали.
- Как ты к этому относишься?
- Это разумное решение.
Джедай промолчал, что Коррн собирался и вовсе подать в отставку уйти из флота следом за ним. Пилотов эскадрилий всегда называли смертниками. Они гибли пачками каждое сражение, дослуживались по повышения единицы. То, что они живы было лишь желанием Великой Силы. Хорну было тяжело подписать рапорт о переводе, но, несмотря на все привычки, условности и осуждение, он выбрал идти вперёд. Люк очень сильно ценил это в ученике.
Вейдж кивнул головой, выпил ещё и затих. Проныра-главный внимательно посмотрел на друга:
- Тебе тоже сделали интересное предложение, - то ли вопросом толи утверждением заявил джедай.
- Откуда знаешь? – удивился Проныра-лидер.
Джедай снисходительно улыбнулся.
- И что думаешь? – Это решение Вейджу давалось много сложней, чем одарённому Коррну, который чувствовал свой путь джедая и, как сам Люк, шёл по нему наперекор всему. У Вейджа не было иного пути перед глазами, кроме лестницы до кабины крестокрыла.
- А что сам ты по этому поводу думаешь?
- Не знаю, друг, - пригорюнился Вейдж, - я ещё ни с кем это не обсуждал. И даже не знаю, как посмотреть в глаза ребятам.
- Вейдж, ты первоклассной пилот…
- Люк, я – везунчик.
- Все первоклассные пилоты – везунчики. Без удачи и везения – первоклассным не стать.
- Это точно. – Антилисс разлил ещё по одной и замолчал.
Вытаскивать из друга слова Люк не собирался, они слишком давно и хорошо знакомы. С первого момента Антилисс знал, где он находится, зачем он тут, а самое главное: кто он и чего хочет. Именно эти качества позволяли корелианину вести за собой людей в бой, всегда держать эскадрилью под контролем, даже в самые сложные ситуации, даже в момент паники или отчаянья. Он умел поддержать своих людей и мог трезво оценивать ситуацию, потому что считал своим предназначением место командира эскадрильи. Он, как и Люк, достиг своей мечты, своей цели, к которой шёл с детства, он даже многие годы жил в своей мечте, но пришло время перемен. Внутренних перемен, когда нужно откинуть старое и делать так, как никогда не делал.
- Я не представляю себя в штабе. – После длительного молчания сказал Вейдж, - я не знаю, как это смотреть на мигающие точки на мониторе и думать о тактике. Я умею соображать, только когда адреналин долбит в голову, а смерть висит у тебя на хвосте.
- Ты отличный тактик и без адреналина. Это только привычка.
- Я знаю.
Настроение у Антилисса было, прям сказать, не лётное. Он опустил голову и упёрся взглядом в пустой стакан. В его тёмной голове с бешеной скоростью летали мысли, сбивая одна другую. Он ждал друга и хотел с ним поделиться, посоветоваться, но сейчас не мог подобрать слова, чтобы выразить свои эмоции. Люк разлил по стаканам ещё виски:
- Ты давно уже перерос своё кресло.
- Не факт.
- Возможно. Но перемены идут, хотим мы этого или нет. Великая Сила даёт нам фору решить самим, прежде чем она снова сорвётся в нереальный бег.
- Что-то намечается?
Джедай положительно покачал головой.
- За этим и прилетел?
- Не знаю. Знаю лишь, что пока есть время на перегруппировку, надо этим пользоваться. А если уж выпал шанс сыграть на опережение – так тем более.
- Ты прав. Но я не знаю, как посмотреть в глаза ребятам.
- Вейдж, ты великолепный командир, возможно, лучший из тех, которых я знаю. Ребята поймут тебя. Мы все знаем, что из кресла крестокрыла – или в штаб, или в открытый космос.
- Снова время перемен?
- Это наше время, – ободряюще улыбнулся джедай и поднял стакан.
Сегодня они умотаются.
Вейдж осушил стакан и посмотрел на друга:
- А тебя что беспокоит?
Татуинец иронично улыбнулся:
- Всё!
- Рассказывай, – глубоко внутри Антилиис выдохнул. Люк всегда давал ему какое-то чувство внутреннего спокойствия, а теперь джедай одобрил его тяжёлое решение, которое он уже принял, но ещё не осознал, то он тут же поймал своё равновесие.
- Я даже не знаю, что рассказывать, - пожал плечами фермер, который, хоть и имел звание коммандера и статус джедая, всё равно остался фермером. – Я много лет искал информацию о Силе, джедаях, об их учениях. И нашёл. Изучил какую-то малую часть её и решил, что могу начать реализовывать. Но то, что казалось простым и понятным вдали от всей галактики, превратилось в откровенную чушь на месте.
- Мда… то, что просто на голозаписи, нифига не просто в реале. – Сочувственно помотал головой Вейдж, - а в учениях ваших сам ситх ногу сломит.
- Он не ногу сломал, он в лаве искупался… - усмехнулся ситхов сын, припомнив историю отца. – И очень не хотел, чтобы и я туда залез.
- Его можно понять.
- Да.
- С ним не хочешь по этому поводу поговорить?
- Без толку. Мы уже это обсуждали, он предупреждал, что эта информация свернёт мне голову, я постарался сделать всё, чтобы этого не произошло, но не совсем получилось.
- Ну, ты хотя бы цел, - ободрил друг, а потом опустил взгляд на его правую руку, добавил, - большая часть тебя.
Люк улыбнулся. Свою травму он давно пережил. После подписания Союза призрачная боль прошла, и протез он стал воспринимать частью себя.
- Ты примешь полномочия коммандера?
- Ещё не знаю. В них много плюсов, но и минусов тоже.
- Сейчас гражданские совсем беззащитны. – Вскользь произнёс Вейдж, отпивая ещё алкоголя, забывая времена, когда сам был гражданским. Забывая, что пару лет назад гражданским совсем было худо. В окружении военных было негласное мнение, что они защищают гражданских, и сражаются за правое дело, потому что те – беспомощные. Люк считал, что такие убеждения попахивают высокомерием.
- Зато свободны.
- Ты тоже свободный.
Скайуокер внимательно посмотрел на друга и на секунду посмотрел его глазами на себя. Да, с его точки зрения Проныра-главный был волен, как космические шторма. Люк кивнул, и улыбнулся. Он не стал говорить, что стоит Вейджу подать в отставку, и он тоже будет свободен, что его ограничения – это всего лишь его выбор. Потому что путь учения, сомнений, замешательств и выбора он выбрал сам. Отец говорил об этом, но так же продолжал оставаться Главнокомандующем и Владыкой Ситхов.
- Все что-то хотят поменять, все, у кого есть силы на это. Мы все несвободны. Мы все скованы своим собственным выбором.
- Благо, что пока выбор наш. – Подержал его Антилисс, вспоминая Империю и её диктатуру.
Единомышленник кивнул головой и разлили ещё:
- Мы долго за это бились.
- И победили!
- Теперь главное правильно распорядиться своим выбором.
- Скайоукер, когда ты стал пессимистом?
- Да не стал, Вейдж, расслабься. Ещё по одной?


***
План «Нажраться» был выполнен. Это Люк понял, когда внезапно обнаружил, что весь Разбойный эскадрон снова расстелился ровным слоем по его каюте. Почему ребята опять ночевали у него, он не понял, но Р2 заблокировал спальню, и его кровать была свободна. Больше его ничего в этот момент не интересовало, ели, ступая на пол, он прошёл к себе, стараясь никого не задеть и ни об кого не споткнуться. В голове была характерная пустота, чего он сегодня и добивался весь вечер, но сон не шёл. Посидев на кровати пару минут, он решил, что душ ему жизненно не обходим.
Прохладная вода стекала по телу, даря некое особенное блаженство. Сейчас ему казалось, что стоять он может вечно, но алкоголь стал выветриваться, и в голову полезли не мысли, а воспоминания. Те, которые он запрещал в трезвом уме, которые он всегда блокировал и думал, что держал под контролем. Но сейчас, он снова оказался на Корусанте и затаскивал в душ разъярённую фурию, которая так яростно билась в пьяной истерике, а потом, вцепившись в него, ревела под такой же прохладной водой. И весь мир сужался до единого желания: успокоить её. Снять страхи и панику. Помочь. Это был не лучший момент их отношений, не то, что он в ней ценил и любил, но сейчас вспомнил именно это. Наверное, именно для того, чтобы не вспоминать по-настоящему тёплые и нежные моменты, в которые бы хотелось окунуться. Встряхнув головой, он выключил воду, и решил, хватит. Пора спать.
Рухнул на кровать, укрылся одеялом, но сон по-прежнему не шёл. Лея иногда ругалась из-за их манеры пить. Она не была против пьянок, но часто повторяла, что алкоголем надо наслаждаться, а не заливаться. Пить его учили Вейдж с Хэном, и пили они зачастую всякую бормотуху, пока не наступили времена Союза, и Хэн стал возить нормальную выпивку. И он учился у мамы и Леи ценить вкус, аромат, но с друзьями пил по-прежнему. Это было странно. Его прошлое, его опыт, его друзья, привычки были сформированы для этой жизни, но именно сейчас тяготили. После длительного лечения на «Исполнителе» его раздражало, и даже бесило, что его не пускали за штурвал, он признавался себе, в том, что ему этого не хватало, когда он находился в замке. Он не представлял себе, как это – отказаться от полётов. Навсегда. Благо, ему никто не запрещал, и на «Исполнителе» стоит уже почти готовый истребитель, и как только Республика потребует вернуть крестокрыл, он не останется без корабля. А выбор Вейджа был очень серьёзным, он переведётся в штаб, вероятнее всего его заберёт к себе Риекан, но свободный доступ к машинам ему будет закрыт. Конечно, в случае экстренной необходимости его посадят за штурвал, но только в случае экстренной необходимости. Всегда думая о Силе, об учениях, Люк вдруг осознал, что пока он был здесь, он стремился к знаниям, представляя их каким-то абстрактным мануалом по управлению жизнью, Силой и Вселенной, а когда он их получил, понял, что это совершенно не тот пласт вселенной, который он хотел бы знать. То могущество, за которым гнался его отец в своё время, его мало интересовало, он не хотел править галактикой и решать жизни людей. Он хотел регулировать конфликты, прекращать войны, помогать слабым и нести благо, а не говорить, кто и как должен жить. Додонна говорил о предназначениях, о талантах и способностях, сам Люк считал: неважно, какие у тебя таланты, важно куда и на что ты их направляешь. Отец был безгранично талантлив во всём, к чему прикасался: технике, Силе, власти. Но от суждений он обращал свой талант или в кромешную Тьму с тиранией, убийствами, жестокостью и смертью, или в своеобразный холодный, практически стальной, но Свет с расчётливой политикой, вымеренным миром, жёсткими, но конструктивными переговорами. Всё дело в убеждениях и желаниях, думал татуинский фермер. Но имея, он не знал, что с этим всем делать. С талантами, стремлениями и этикой, его сейчас снова втащат в войну и политику Республики, а эти знания, идеология, опыт прежних джедаев и отец будут требовать, чтобы он держался от всего этого подальше. Хотя отец ещё пару раз прочитает нотации, для профилактики и вернётся к своей идеи отправить его для переподготовки для высшего военного состава. И как джедай должен нести пользу и мир в галактику, когда ему стоит держаться подальше от власти? И как он сможет нести благо, находясь в общем потоке войны?
В пространстве что-то изменилось, и он насторожился, возвращаясь из своих мыслей: из соседней комнаты кто-то крался к нему. Сохраняя спокойное дыхание, он прислушался. На цыпочках в комнату вошла Эриси, он распознал её по рисунку в Силе. Она встала у стены, пару секунд рассматривая его, считая, что он спит. Её сердце бешено колотилось, еле слышно она выдохнула, как перед прыжком, и нажала кнопку блокировки двери на панели. Девушка легла ему под бок, и Люк открыл глаза:
- Эриси… - удивился он, но закончит фразу не успел. Она поцеловала его в губы. Поцелуй вышел очень робки, с тем и нежным.
- Не прогоняй меня, - попросила она, когда поняла, что он сейчас её оттолкнёт. – пожалуйста, командир. Я … - Она сбилась с дыхания, пытаясь собраться с духом.
Люк пытался прийти в себя. Он знал, она испытывает к нему симпатию.

… Тогда Мара искренне посмеялась над ним:
- Стрелок слепой, она в тебя по уши влюблена. И по ходу очень давно.
- С чего ты взяла?
- А ты взгляни, как она на тебя смотрит? Я ещё удивлена, что она к тебе сама не пришла.
Он тогда растерялся, не было у татуинского парнишки, которого в детстве называли червяком, привычки, что на него девушки вешались. И сейчас растерялся, но Мара тогда серьёзным тоном заметила:
- А ты бы лучше присмотрелся к ней: из ваших, драки не боится, в бою решительная, глупости за ней не наблюдается. В деле указано, что стрессоустойчивая, умеет работать в нестандартных ситуация. Эмоциональная, дерзкая, но умеет держать себя в руках. Тем более на личико миленькая, по фигурке точёная. И столько лет летает и ещё жива. Что тебе ещё надо?
Тогда он ответил, чтобы рыжая была и кусаться умела. За что сразу получил серьёзный след от укуса на плече. Ему не нравилась внезапная агрессия Джейд, он даже пару раз об этом говорил, но достаточно быстро привык. А что ему надо было сейчас, когда девушка была рядом? Он сел, и она вместе с ним.
Ей было стыдно, страшно, плохо, но она не могла больше видеть его и думать, что пройдёт. Она много лет говорила, что пройдёт, что отпустит, что недостойна и они не могут быть вместе. Что всё это глупые мечты и фантазии. А потом Луджиан убедила её, что всё возможно, и она почти решилась, между ними встала рыжая мымра. Когда она узнала, что он встречается с ней, она готова была убить ситхову секретаршу! А потом он улетел куда-то. Поговаривали, что навсегда. Но она верила. И вот сейчас наступил момент, и она своего не упустит. Поэтому, глубоко вздохнув, она выпалила:
- Я люблю тебя, - робко всё же произнесла Эриси, не догадываясь, о чём он сейчас думает. – Очень давно. Я понимаю, что ты меня не замечаешь, и что я одна из сотен, но … - её трясло, а по щекам текли слёзы. Слова были вызваны болью, но он не хотел, что бы это было так.
- Эриси, - он поддерживающе погладил её по плечу, стараясь заглянуть в глаза. Возможно, Мара была права. Возможно, ему давно надо было обратить на неё внимание. Возможно, он был слишком замкнут на своих идеях, и на стремлении забыть Джейд, нужно было посмотреть по сторонам? - Ты не одна из сотен. Я всегда видел, что ты красивая девушка и опытный пилот.
- Но любишь ты рыжую… но она бросила всё и улетела.
Между строк читалось: ты её любишь, но она тебя бросила. Люк хотел сказать, что не любит больше Джейд, что это всё осталось в прошлом. Что это всё это осталось в прошлом. Девушка с карими глаза в настоящем.
- Я люблю тебя, и хочу быть вместе. Я знаю, что ты …
- Тс… - он положил палец её на губы, прося помолчать. Его прикосновения отдавались яркой волной в её теле. Ему захотелось её поцеловать, обнять. Желание стало подниматься внутри. Её сияние в Силе пульсировало огоньками счастья, и даже наслаждением от того, что она рядом с ним. Ей было достаточно сидеть рядом, и смотреть ему в глаза, чувствовать его даже незначительные прикосновения. Даже сейчас он делал её счастливой. Он не хотел её обманывать, не хотел ничего обещать, не хотел причинить боль. Но ему вдруг стало хорошо рядом с ней. Просто от одного понимая, что человеку, девушке хорошо быть рядом. Внезапные эмоции били резким контрастом от дневных разговоров, мыслей и смуты. Сейчас ему было хорошо. И ей было хорошо. Первобытные инстинкты и ощущения брали вверх, затмевая холодный расчёт и разум. А почему бы и нет?
- Эриси, я не хочу тебе врать, что-то обещать, а потом причинить боль. – Ему пришлось прочистить горло, чтобы продолжить, - Я сам не знаю когда и где я окажусь. Иногда не могу объяснить, почему мне надо лететь, а когда нужно остаться…
- Я знаю это, я понимаю...
- Со мной очень тяжело.
- Знаю, - кивала головой девушка, даже не подозревая, как ему порою бывает тяжело с самим с собой, не то, чтобы окружающим. Но ей было наплевать на всё это, она готова всю эскадру с крестокрылом отдать, чтобы остаться рядом с ним. Эти чувства дурманили разум. Он мог, не моргнув глазом, в одиночку влететь в самое опасное сражение, мог выступать на советах в правительстве, спорить с Владыкой Ситхов, вступать в сражения, что на земле, что в космосе при неравных силах, но он никогда так не терялся, как при внимательном взгляде красивой девушки. В такие моменты он превращался в банту, которого можно было брать под узцу и вести. Мара говорила, что он слишком хорошо держит маску неприступного джедая, чтобы девушка могла подойти к нему поближе. А уж если подошла, то бери и покуй, - дополнил про себя Скайуокер, принимая решение:
- Давай просто попробуем?
- Хорошо.
- …и всегда будем честны? Если завтра утром я решу, что это была плохая идея, я сразу же скажу.
- Хорошо.
- Если послезавтра т